home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава сорок первая,

о том, как Веня Кашкин собирал металлический лом

Я не хотел ничего рассказывать, но в переулке вдруг появился Веня Кашкин. Веня был не в духе. На парад его не пригласили. Он тоже собирал металлический лом. Сначала он подобрал на улице урну для мусора. Но ему сказали:

– Это не лом. Это очень полезная вещь для тех ребят, которые окупают на улице мороженое в картонных стаканчиках или в бумажке…

Но Веня дослушивать не стал. Он плюнул с досады в эту самую урну, поставил её на самой середине площади, ну, и, конечно, ушёл обиженный домой, смотреть передачу по телевизору.

Он включил телевизор и увидел на экране тот самый праздник, на который не пригласили Веню Кашкина.

Веня долго смотрел, как веселятся ребята. Он говорил сам себе: «Невидаль какая, железяки собирать! Я такими пустяками заниматься не стану!»

А на экране телевизора все плясали, танцевали на той самой площади, на которой стояла Венина урна, и ребята бросали в неё стаканчики от мороженого.

Кашкин выключил телевизор. Ему стало совсем скучно. Веня вышел на улицу. И вот когда он проходил по Тихой набережной, ему показалось, будто за угол крайнего дома свернули два человека с мешком.

Веня, посвистывая, глядел на мостовую. А на чистой, вымытой мостовой, кроме решётки водостока, ничего не увидишь, если никто ничего не потеряет.

Веня подошёл к решётке, он проходил мимо.

«Там что-то блестит».

Веня просунул руку сквозь решётку и вытащил Самоделкина вместе с магнитом.

Не может быть! Неужели Самоделкина?

Да! Самоделкина! Железный человечек не упал под землю. Магнит прилип к металлической решётке. Самоделкин повис на магните. Под ним, клокоча, бежала вода. Но Самоделкин больше ничего не видел и не слышал.

– Железяка! Металлический лом! – обрадовался Веня Кашкин. – Я сам нашёл! За это мне дадут велосипед! А ещё – фотоаппарат! Все лопнут от зависти… Побегу на площадь Победителей!

Он побежал, размахивая железным человечком.

На площади Победителей Веня Кашкин гордо вошел в Штаб юных техников и протянул свою находку.

– Молодец! – похвалили Веню Кашкина. – Ты принёс какие-то непонятные ржавые детали. Но металл крепкий, настоящий. Мы отправим его на завод, в переплавку. Из этого металла сделают игрушку, а может быть, настоящую машину. Ты хочешь мороженого?

– Где у вас тут фотоаппараты?

– Аппаратов больше нет.

– Ладно! Дайте мне скорей велосипед, а за фотоаппаратом я завтра приду.

– Мы все велосипеды раздали нашим победителям. Ты принёс один килограмм девяносто граммов железного лома. А первый Победитель собрал двадцать один килограмм…

Веня ушёл с пустыми руками, стал бродить по улицам и вдруг на площади заметил урну. Ту самую, которую хотел сдать как металлический лом.

– Ага, попалась!

Он так её стукнул, так наподдал!

Урна с грохотом покатилась, бумажные стаканчики посыпались. Никто ничего не заметил – так всем было весело. Веня догнал урну, стукнул ещё раз и побежал вместе с ней в сторону Тихой набережной.

– Ты во всём виновата! – злился Веня Кашкин. – Я тебя гвоздиком продырявлю, потом сдам как металлический лом. Тогда никто не скажет, что ты полезная вещь!.. Нет, пожалуй, дырявить я тебя не буду. Всё равно велосипедов больше нет. Я брошу тебя в речку. Для смеха!

Веня Кашкин с грохотом приближался к Тихой набережной, к ночной реке, по тихим переулкам.


Глава сороковая, самая печальная | Приключения Карандаша и Самоделкина | Глава сорок вторая, в которой Веня Кашкин становится морским разбойником и кричит: «Мамочка!»