home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



8

Где-то ближе к обеду Яночка пришла к выводу, что ходить в школу намного легче и интересней, чем сидеть дома в качестве больной. Ей пришлось провернуть огромную работу, а тут ещё бабушка с её заботами мешала на каждом шагу! Как назло, и Павлик задерживается, уже давно должен был вернуться из школы, а его все нет. А Павлик задержался по очень уважительной причине. Выйдя из школы в обычное время, он увидел стоящую неподалёку на улице патрульную милицейскую машину. Сержант с кем-то переговаривался по рации. Ну как можно было не послушать? Павлик и слушал. Стоял и слушал до тех пор, пока дверцу машины не захлопнули. Взревел мотор. Только тут мальчик сообразил, что милиция могла бы помочь им кое в чем разобраться, и бросился к отъезжающей машине, чуть не угодив под колёса. Сидящий рядом с водителем сержант сначала рассердился, но светловолосый мальчик высказал свою просьбу с такой безграничной верой во все могущество милиции, что очень скоро сердиться перестал. Он внимательно, насколько ему позволяло время, выслушал мальчика.

— Сколько я дел переделал, знала бы ты! — крикнул Павлик, врываясь в комнату, где его уже давно с нетерпением ожидала «больная» сестра. Знаешь, оказывается, его машина зарегистрирована в Ломянках.

— Мы так и думали — где-то под Варшавой. А откуда ты знаешь? — Яночка как-то сразу поняла, о какой машине говорит брат, а тот принялся ей в подробностях рассказывать о своём знакомстве с сержантом милиции и долгом дружеском разговоре с ним.

— Он из нашего района, — кончил мальчик. — Парень что надо! Довёз меня на патрульной машине до самого дома.

— Я тоже хочу на патрульной! — позавидовала брату Яночка.

— Все устроено! — небрежно бросил Павлик. — Я ему сказал, что у меня есть сестра, у которой как раз болит живот, и он обещал тебя тоже покатать.

— Зачем надо было обязательно о животе говорить? — возмутилась Яночка; — Небось, ещё что-нибудь неподходящее ему выболтал?

— И ничего я не выбалтывал! — обиделся Пав лик. — Назвал номер машины и попросил сказать, откуда машина. А зачем нам это — не стал говорить. Просто так хотим знать, для общего образования. А у тебя что?

Теперь настала очередь сестры похвастаться своими достижениями.

— Хабр уже понял, что от него требуется, только пока не умеет — сообщать о почтальонах должен бабушке. Ко мне прибегает и сообщает. Не знаю, как лучше его дрессировать: поджидать вместе с ним у калитки и потом вместе с ним бежать к бабушке пусть прибежит сначала ко мне, а потом мы вместе с ним помчимся к бабушке? Ты как думаешь?

Мальчик подумал и ответил:

— Мне кажется, что лучше вместе подождать у калитки, а потом вместе мчаться к бабушке. А по дороге объясняй ему, к кому мчитесь и зачем. Так скажи: «Сообщи бабушке о почтальоне». Он поймёт. Слово «почтальон» уже понимает. Думаю, поймёт и то, что, когда нас нет, о почтальоне надо сказать бабушке. А вот как быть с бабушкой?

— С ней, конечно, труднее, но, думаю, и её вы дрессируем. Главное, убедить её, что грымза перехватывает нашу корреспонденцию.

— Кстати, о грымзе! — подхватила Яночка. — Её тоже испугали наши завыванья. Она даже по лезла на чердак и стала осматривать там стены и потолок. Тоже думает, что дом рушится.

— Что и требовалось! — обрадовался Пав лик. — Повоем сегодня?

— Сегодня не получится. Я болею, мама может прийти ночью посмотреть, не надо ли мне чего. И завтра нельзя, завтра ты болеешь, будут о тебе беспокоиться. На чердак полезем, когда уже оба выздоровеем, может быть, послезавтра.

— Нехорошо получается, то выло, то вдруг перестало. Ни к чему такие перерывы.

— А я считаю, даже к лучшему. Не могут стены выть беспрерывно. Да и бабушке надо немного успокоиться, в нервном состоянии она и вовсе ни чего не поймёт…

— Может, ты и права.

— А теперь слушай, что я ещё сегодня сделала! — с гордостью сказала Яночка. — Весь день мучилась я с этой зашифрованной запиской. Столько просидела над ней — голова разболелась! Никогда за уроками столько не сидела.

— И что?

— И ничего. То есть кое-что все-таки поняла. Зашифровано по книге.

— И что это означает?

— Означает, что мы имеем дело с книжным шифром. Надо найти нужную книгу, и по ней в соответствии с цифрами шифра определить буквы И прочитать написанное. Вот эти цифры в нашей шифровке означают буквы в книге.

— В какой книге?

— Если бы я знала! В книге вся суть!

Павлик недовольно спросил:

— А с чего ты вообще вдруг решила, что это книжный шифр?

— А я тут принялась перелистывать шпионские детективы, так там шпионы только книжными шифрами и переписываются. Книжные труднее всего расшифровать, потому что надо знать, по какой книге зашифровано. А потом я попыталась написать тебе письмо книжным шифром. Половину написала. Вот, читай!

Павлик подозрительно глянул на письмо и толстую книгу, которую ему подсунула Яночка. Прочёл название книги: «Польская литература для второго класса общеобразовательного лицея».

— У Рафала слямзила? Полегче книги не нашла?

— Эта показалась мне самой подходящей. Видишь, какие большие страницы и как много на них букв. Уже на первой странице я нашла почти все нужные буквы. Читай же!

И девочка подсунула своё письмо под нос брату. Тот недовольно сморщился:

— Спятила? Мне это придётся читать? Ведь у тебя тут такие большие цифры, гляди — аж триста семь. Мне что, считать до трехсот семи, чтобы найти буквы? А вот и триста тридцать восемь! Не могла найти поближе?

— Не могла, — вздохнула Яночка. — Я и сама измучилась, считая их. Ну читай же! Мальчику ничего не оставалось, как приняться за тяжкий труд. Долгое время в комнате слышалось только пыхтенье Павлика. Наконец он расшифровал первое слово.

С недоумением глядя на лист бумаги, то на сестру, Павлик сказал:

— Странно… У меня получилось «идн». Это что слово такое? — Покажи! — сказала Яночка, заглядывая через плечо брата. — Ты ошибся, должно получиться «иди».

— Ну нет, с меня хватит! — возмутился Павлик не хочу больше считать, в глазах рябит от этих букв.

— Придётся, если ты хочешь прочесть моё письмо.

— И вовсе я не хочу, — заявил Павлик. — А если ты хочешь мне что-то сообщить, скажи своими словами. Жуткая работа!

— Вот и я говорю — жуткая! — согласилась сестра — Знаешь сколько времени у меня заняла! А я и половины не написала.

Мальчик решительно встал со стула и отодвинул подальше учебник.

— Так вот что я тебе скажу! — произнёс он веско. — Не верю я, что наш злодей сидел столько времени на чердаке и мучился над запиской! Хотя… Мальчик взял в руки зашифрованную записку, обнаруженную на чердаке, и внимательно её рас смотрел.

— … хотя, — закончил он, — вот в этой записке нет таких больших цифр, одни маленькие. Кроме вот этих дат.

— Может, ему попалась другая книга, где все буквы встречаются в самом начале?

— Уж учебником по литературе польской он точно не пользовался.

Подумав, мальчик снова сел за стол и пододвинул к себе упомянутый учебник.

— Знаешь, я сделал бы по-другому, — сказал он. — Например, «иди». Я бы зашифровал его по-друтому. Сейчас… пять… шесть… Седьмая буква в седьмой строке! До семи считать легко, каждый сумеет. Я бы сделал так: использовал только пер вые буквы в каждой строке и обозначил, какая это строка. И получатся только маленькие цифры.

— Вот умник! — фыркнула Яночка. — А я как узнаю, которая из цифр означает букву, а которая строку?

— Их надо просто по-другому пронумеровать, — ответил мальчик. — Как бы это сделать? А, знаю! Нумеровать римскими цифрами. Строки — римскими, а буквы обычными.

Тут Яночка издала такой торжествующий трубный вопль, что брат даже вздрогнул и с недоумением посмотрел на сестру.

— Ты чего?

— Молодец! — крикнула Яночка и даже под прыгнула от радости. — Это же надо, какой ты умный! Ведь записка так и зашифрована! Видишь — тут и римские, и арабские цифры. И ты догадался! Разгадал!

Ошеломлённый собственной мудростью Павлик принялся разглядывать текст на тетрадном листке в клеточку.

— Вот ещё бы разгадать, какая это книга! — наконец вздохнул он.

— Да, этого мы не знаем.

— Наверняка не польская литература. Гляди, тут у него одна и та же буква два раза. Три раза! Но без книги не узнаешь какая.

Мальчик приуныл. Яночка попыталась вдохнуть в брата бодрость и надежду:

— Не унывай. Может, книга как-нибудь тоже сама объявится.

— А что в детективах написано про шифровальные книги?

— Это не шифровальные. Шифровальные бывают только у специалистов-дешифровщиков, а для того, чтобы зашифровать записку, пользуются главным образом такими книгами, которые трудно достать.

— Значит, «Домашняя энциклопедия», — решил Павлик. — Мама говорит, что нигде не достанешь. Или сказки «Тысячи и одной ночи». Надо их достать!

— Сначала шпионы сговариваются, какой страницей из этой книги пользоваться, — сказала начитанная Яночка. — Ты хочешь перепробовать все страницы из «Тысячи и одной ночи»?

Павлик сразу одумался.

— Да нет конечно, тогда пришлось бы мучиться над книгой до конца дней своих. Слушай, мне снова пришла в голову умная мысль. А что, если обратиться за помощью к этому моему знакомому милиционеру?

— Ты что! — возмутилась сестра. — Тогда пришлось бы ему обо всем рассказать, выдать все наши секреты.

— И вовсе не обязательно выдавать! Скажу, вот нашёл зашифрованную записку, интересно знать, о чем в ней написано. Для общего образования. А у них в милиции много всяких специалистов.

И наверняка есть расшифровочные книги. Яночка совсем уж было собралась отругать брата, но сдержалась. Может, он и прав? С шифром они могут промучиться неизвестно сколько времени, помощь специалистов очень бы пригодилась.

— Не знаю, — неуверенно сказала девочка. — Специалисты-то у них должны быть, во всех детективах есть. Только ни в коем случае не говорить, при каких обстоятельствах мы нашли записку.

— Дурак я, что ли? — обиделся Павлик. — Ни чего не скажу, попрошу, только, чтобы ихние специалисты разгадали, какая это книга. Не обязательно им читать, прочтём мы сами, они пусть только книжку вычислят.

Яночка никак не могла избавиться от сомнений.

— Кто их знает, этих специалистов. Может, ничего не отгадают, а к нам прицепятся — откуда шифр. Или сами прочтут, узнают нашу тайну. И придётся нам оставить грымзу в покое. И выть больше не сможем.

— А мне кажется, обязательно узнают книгу, — убеждал сестру Павлик. — Ведь тут есть всякие под сказки, смотри вот это: 1974 и все эти приписки в скобках. Может, они сразу вспомнят, какая это книжка? Особенно если недавно прочитали. Я бы все-таки обратился к ним.

Наконец ему удалось убедить Яночку. Та согласилась и сразу же принялась распоряжаться:

— Тогда сделаем так. Записку им не отдадим ещё потеряется. Давай перепишем её, и ты отдашь им переписанную. Но сначала поближе познакомься с сержантом, узнай его получше, прежде чем доверяться. Не мешало бы тебе с ним поближе подружиться.

— Так я уже подружился. А для виду могу и твоё письмо захватить и тоже попросить расшифровать. Ты о чем мне писала?

— Забыла… Ох, придётся снова все вычислять, с ума сойти можно.

— Ты начала со слова «Иди», — напомнил мальчик. — Куда я должен был пойти?

— А! — обрадовалась сестра. — Вспомнила! Я хотела, чтобы ты пошёл на почту и отправил мне заказное письмо. Мне пока не разрешают выходить из дому. Если поторопишься, до обеда успеешь. Вот, письмо себе я уже написала.

Павлик взял запечатанный конверт, сунул его в карман и свистнул Хабру.

— Прихвачу Хабра, ещё разок потренируемся, пусть какого-нибудь почтальона обнюхает. А ты пока напиши шифрованное письмо. По его способу — римскими и арабскими цифрами. Я оба отдам сержанту для расшифровки.

Тяжело вздохнув, Яночка после ухода брата опять села за стол. Но тут она вспомнила, что завтра уже можно идти в школу, и настроение у неё сразу улучшилось.


предыдущая глава | Дом с привидением | cледующая глава