home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Повстанческие» главы.

Результаты анализа.

Попытаемся суммировать выявленные нами особенности описания Верхнедонского восстания в «Тихом Доне» и на их основе сделать вывод о том, как все это характеризует Шолохова, уровень его знаний и представлений, метод работы над текстом.

С одной стороны, в «повстанческих» главах мы обнаруживаем тщательную разработку даже мелких деталей событий, историческую достоверность и отсутствие серьезных фактологических ошибок в эпизодах, связанных с Григорием Мелеховым, а также в некоторых фрагментах, относящихся к персонажам-большевикам (гл. 39, 40) и к восстанию Сердобского полка.

С другой — слишком очевидна попытка «растянуть» небольшой эпизод боя у ст. Еланской и включить его в текст таким образом, чтобы хронологически линия коммунистов присутствовала в повествовании в тех же временных пределах, что и основная, казачья.

Осуществление такой задачи привело при соединении различных эпизодов к возникновению в романе грубых ошибок и анахронизмов, к нарушению логики и просто здравого смысла. Обращает на себя внимание и нашедший применение весьма оригинальный «творческий» прием размножения текста, когда одни и те же фрагменты или их части многократно включались в роман. При этом содержание первичного эпизода лишь слегка изменялось или просто пересказывалось.

Многократное использование одного и того же фрагмента встречается в тексте по крайней мере еще дважды. В двух разных местах вставляется уже обсуждавшийся отрывок «подготовки прорыва фронта» на Донце, заимствованный у Краснова, а также изложение отрывка о восстании на верхнем Дону из книги Какурина «Как сражалась революция», который включен в 38-ю и 57-ю главы шестой части. Сам отрывок, служивший первоисточником, в ранних изданиях тридцатых годов (до ареста автора, комбрига Какурина) приводился тут же, в сноске к гл.57.

Отметим здесь еще один интересный факт: хронология «вставной» 57-й главы (в отличие от всех остальных дат «повстанческих глав») дана по новому стилю. Это упоминание о прибытии «в начале мая» на фронт и последовавшей затем гибели Кронштадтского полка. Событие это действительно имело место — окружение и рассеяние батальона 3-го Кронштадтского полка, и произошло оно в ночь на 9 мая по новому стилю или 26 апреля по старому!

Первый вывод относится к органичности и единству текста. До 29-й главы роман можно считать однородным по композиции, идейной направленности, развитию сюжета и использованию изобразительных средств. Начиная с 29-й главы он расслаивается, каждый из слоев внутренне однороден и относится к какой-нибудь определенной сюжетной линии романа.

Следующий вывод касается неорганичности соединения отдельных частей текста. Мы встречаем в «повстанческих» главах:

— разрывы в событиях и датах, провалы в развитии сюжета;

— нарушения последовательности и логики повествования;

— повторное включение в текст одних и тех же фрагментов;

— смещения эпизодов и несовпадение различных дат.

Все это столь разительно не соответствует соединяемым эпизодам, единству их содержания, достоверности и их художественному уровню, что мы вправе снова поставить вопрос о вероятности соединения в романе текстов различного происхождения и авторства. Материалы «другого» автора, заимствованные Шолоховым для «повстанческих» глав, были полностью, либо в значительной мере завершенными. Представления самого Шолохова о событиях, его литературные возможности оказались явно недостаточными, чтобы этот материал связать воедино, а недостающий — восполнить собственными страницами.



«Белые» и «красные» | К истокам Тихого Дона | 4. «Большая человеческая правда» Шолохова