home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Проблема хронологии при совмещении заимствований

Чужеродность красновских эпизодов основному тексту романа обнаруживается также при анализе хронологии событий зимы 1918/19 гг. Начало этих событий в 10-й главе связано с ожесточенным боем 16 декабря с.ст., в котором участвует Григорий Мелехов, отступлением полка 18 декабря с.ст. и последовавшим отъездом Григория домой, а в 11-й главе говорится о наступившем «неделю спустя» (т.е. 25 декабря с.ст. — на Рождество) развале фронта. Оба события и их датировка достоверны.[37]

Дальше следует описание бунта 28-го Вешенского полка. В Вешенскую полк пришел с фронта 1 января с.ст. В тексте хронологически с этим связаны три неверно датированных события.

Первое — отъезд из Вешенской генерала Иванова.


«Командующий Северным фронтом генерал-майор Иванов за четыре дня до этого... спешно эвакуировались в станицу Каргинскую».

(VI, 11, 370)

Сам отъезд командующего в Каргинскую достоверен, но имел место в ночь с 3-го на 4-е января с.ст. — через два с половиной дня после прихода полка в станицу! И был, конечно, вызван присутствием в станице бунтующего полка.[38]

Второе — приезд в станицу адъютанта генерала Иванова.


«Но 22-го из Каргинской в Вешенскую приехал адъютант Иванова...»

(VI, 11, 370)

В изданиях 1953г. и последующих фраза была дополнена: 22-го декабря. Но эта дата — неверная! 22 декабря, до распада фронта, генерал еще не уезжал из Вешенской, а 17 января с.ст. в Вешенскую уже пришли красные! Похоже, что эта дата (22-ое) случайно введена Шолоховым при использовании какого-то источника, который либо плохо прочитывался, либо его трудно было перепроверить по независимым данным. Во всяком случае, очевидно, что сам Шолохов точно не знал датировки этих событий и поэтому в дальнейшем внести необходимые исправления не смог.

Третье — упоминание красных частей, шедших сразу следом за Вешенским полком:

«Следом за ним, верстах в тридцати, шли части Инзенской дивизии. Красная разведка в этот день побывала уже на хуторе Дубровке». (там же).

Данное утверждение ошибочно и противоречит общей картине событий на верхнем Дону. Длительное время после ухода казачьих полков с фронта красные части не решались вступить на территорию Войска Донского и лишь 14 января с.ст. командующий 8-й армией М.Н.Тухачевский приказал занять станицу Казанскую, что и было выполнено Богучарским полком 17 января с.ст.[39] Следование красных частей сразу вслед за казачьими противоречит и реальному ходу событий, и их описанию в других главах «Тихого Дона».

Еще один узел заимствований вставлен в 14-ю главу, где встречаются те же характерные особенности, что и в 11-й. Первый из трех эпизодов рассказывает о переговорах атамана Краснова с Фоминым в начале января 1919г. Последний — о приезде Краснова с союзниками в Каргинскую 6 января.

А между ними вставлен фрагмент, не имеющий никакого отношения к остальному тексту, — ноябрьский смотр Гундоровского георгиевского полка. Он рассказывает о смотре полка, проведенном атаманом под слободой Бутурлиновкой в присутствии первой союзнической миссии капитана Бонда.



6. Первая союзническая миссия капитана Бонда на Дону (ноябрь 1918г.) | К истокам Тихого Дона | 7. Первая союзническая миссия капитана Бонда на Дону ( ноябрь 1918г. — продолжение)