home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4.2.А. Клитики vs. Самостоятельные слова

Наиболее широко цитируемые критерии «отделения» клитик от всего остального принадлежат классику «клитиковедения» А. Звики [Zwicky 1985]. Как уже говорилось в главе первой, он признает за клитиками некоторую аграмматичность, нежелание вписываться в таксономические правила; более того, он понимает, что аграмматичные явления в языке, в сущности, есть повсюду, но, в то же время, твердо верит, что их не должно быть. Первым пунктом его исследования, точнее, предписания было обращение к частицам, которые, по его мнению, бывают аффиксами, бывают клитиками, а бывают и самостоятельными словами. Таким образом, по мнению Звики, для того, чтобы отделить клитики от частиц, нужно сначала понять, что же такое частицы (particles). Выходы из очевидной аграмматичности частиц он ищет прежде всего в терминологии. Их нужно переименовать. «The moral (so far as I can see) is that ’particle’ in its customary broad usage, is a pretheoretical notion that has no translation into a theoretical construct of linguistics, and must be eliminated in favor of such constructs» [Zwicky 1985: 284] [«Мораль, насколько я это понимаю, такова, что само понятие «частица» в его распространенной трактовке является понятием пред-теоретическим, не переводимым на язык лингвистических конструктов и поэтому – ради этих конструктов – может быть элиминировано»]. Он предлагает назвать их иначе – «дискурсивными маркерами». Итак, первая попытка уйти от проблемы – терминологическая. Вторая попытка – выбросить частицы из языковой таксономии – может быть названа «эстетико-импрессионистической». А именно – партикли (частицы) просто неинтересны. «I noted above that the whole set of ’particles’ in a language do not hang together in any grammatically interesting way; this is equivalent to saying that acategorical words form no grammatically interesting class» [Zwicky 1985: 293] [«Выше мною было отмечено, что множество «частиц» не могут быть интерпретированы более или менее интересным способом; это значит, что слова вне-категориальные не образуют грамматически интересный класс»]. Но так или иначе эти «неинтересные» частицы он считает словами.

Для отличия клитик от слов он предлагает следующие критерии:

• они стремятся соединиться с независимым словом в единое фонологическое слово;

• они не имеют акцента – ни словесного, ни фразового;

• у них другое синтаксическое расположение;

• у них иные, чем у независимых слов, правила просодических и сегментных сандхи.

Однако, пользуясь его критериями, трудно получить ответ на такой, например, простой вопрос: артикль – это клитика или нет.

Несколько иные критерии отличия клитик от слов предлагает М. Фрид [Fried 1999]. Прежде всего она связывает свойство быть клитикой с моносиллабичностью (вспомним, что, по многим теориям, первичные элементы языка должны быть и были моносиллабичными), и это свойство, которым обладают и другие классы слов, зарождает в них тягу к клитичности: «any monosyllabic nonclitic is disposed to occasional clitic-like behavior» [«всякая моносиллабичная не-клитика расположена вести себя подобно клитикам»] [Fried 1999: 63]. Запрет на инициальность, свойство не начинать высказывание, М. Фрид приписывает моносиллабичным словам вообще, например, ср. чешские nas / hned / Tom / psal etc. Поэтому чешское предложение с таких слов обычно и не начинается[67]. Из класса клитик М. Фрид выбирает, как и многие «клитиковеды», более таксономически удобные для теории так называемые «прономинальные» клитики, то есть краткие формы местоимений. Она приводит пары примеров возможности / невозможности употребления клитик:

*No = mu poslal dopis,

No = jemu poslal dopis.

*Ale = mu nic ned'avej,

Ale = jemu nic ned'avej.

Однако:

Vzdyt’ = mu poslal dopis,

Nebo = mu poslal dopis.

Таким образом, получается, что no = / vzdyt’, ale = / nebo [Fried 1999: 46].

Этот факт, декларируемый автором в качестве одного из примеров неразрешимой языковой сложности, на самом деле вполне предсказуем и прогнозируем. А именно: в первой группе представлены противопоставительные союзы, которые всегда требуют полной формы местоимений. Это отмечено и для языков индоевропейской древности, и для языков новейших; на причинах этого мы сейчас останавливаться не будем (см. об этом подробно в главе первой в связи с историей русского я). Еще раз повторяем: противопоставление требует полных форм!

Итак, согласно критериям М. Фрид, не-клитики отличаются следующими свойствами:

• они способны приобретать ударение (это касается и предлогов),

• они могут сами быть «хозяевами» для клитик,

• они взаимодействуют с правилами языковой ритмики: RCR (Rhythmic Clash Reduction, по Р. Якобсону).

Интерес к прономинальным клитикам в свою очередь вызвал интерес и к «полным» формам местоимений. Последние выводы современной таксономической теории сводятся к внутреннему различению, то есть разделению полных форм местоимений, которые функционально делятся на слабые и сильные формы. Различающим фактором служит фактор просодический, то есть сильное или слабое просодическое оформление (см. об этом далее в связи с немецкими местоимениями и обсуждением закона

Ваккернагеля). Слабые местоимения связываются в теории с клитиками. Так, Лэнцлингер и Шлонский [Laenzlinger, Shlonsky 1997] считают слабые местоимения логической, то есть полной, формой клитик (LF clitics). Критерии различия слабых местоимений (то есть клитик в полной форме LF) и сильных следующие:

• слабые местоимения должны примыкать к «хозяину»,

• они могут образовывать кластеры,

• их синтаксическая позиция отличается от позиции сильных местоимений.


4.2. Клитики и их таксономические соседи | Непарадигматическая лингвистика | 4.2. Б. Клитики vs. Несамостоятельные слова ( аффиксы)