home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



5

– Для организатора убийства ты слишком бурно реагируешь.

Слишком бурно реагирую? За последние двадцать четыре часа я вытерпела девственников, жутких вампиров, обвинение в убийстве, унижение на глазах у любимого писателя и мечтала только о том, чтобы вернуться к себе и отдохнуть. А вместо этого столкнулась с тремя непрошеными гостями. То, что эти существа были моими друзьями, дела не меняло.

Естественно, никто из них не понимал, почему я так разозлилась.

– Вы нарушили неприкосновенность моего жилища! И никого я не убивала! Почему все в этом так уверены?

– Потому что ты сама сказала, что хотела убить его, – объяснил Хью. Бес развалился на моем диванчике с таким видом, словно был здесь хозяином. – Я слышал это от Джерома.

Сидевший напротив наш друг Коди подбодрил меня улыбкой. Для вампира он был слишком юн и представлялся мне младшим братишкой, которого у меня никогда не было.

– Не волнуйся. Он уже успокоился. Мы за тебя заступились.

– Никак вернулась наша очаровательная хозяйка? – крикнул из ванной Питер. Спустя мгновение он появился в коридоре. – Для закоренелой преступницы ты слишком хорошо выглядишь.

– Я не… – Увидев его, я утратила дар речи. На мгновение у меня из головы вылетели мысли об убийстве и вторжении в жилище. – Ради бога, Питер, что случилось с твоими волосами?

Он инстинктивно провел рукой по вихрам в полдюйма высотой, покрывавшим череп. Я не могла понять, каким образом парикмахеру удалось преодолеть законы физики. Но больше всего меня поразило, что концы вихров, выкрашенные в белый цвет, нахально возвышались над темными корнями.

– Эту прическу сделал один человек, с которым я работаю.

– Человек, который тебя ненавидит?

Питер обиделся:

– Я еще никогда не встречал такого грубого суккуба.

– Я думаю, вихры в виде иголок… э-э… подчеркивают форму твоих бровей, – дипломатично сказал Коди. – К ним просто нужно привыкнуть.

Я покачала головой. Мне нравились Питер и Коди. Они являлись единственными вампирами, с которыми я дружила, но общаться с ними было нелегко. По сравнению со страдавшим неврозами Питером и неисправимым оптимистом Коди я чувствовала себя нормальным человеком, принимающим участие в фарсе.

– Привыкать придется долго, – проворчала я, принеся с кухни высокую табуретку.

– Кто бы говорил! – парировал Питер. – Достаточно вспомнить твои крылья и плетку!

У меня отвисла челюсть. Увидев мой недоверчивый взгляд, Хью быстро отложил каталог фирмы «Секрет Виктории», который перед этим листал.

– Джорджина…

– Ты клялся, что никому не расскажешь! Говорил, что ты могила!

– Я… э-э… как-то само сорвалось.

– У тебя действительно были рога? – спросил Питер.

– Вот что, выметайтесь отсюда немедленно. – Я показала им на дверь. – Мне сегодня и так досталось. На вашу троицу у меня уже нет сил.

– Но ты еще не рассказала нам, как справилась с Дьюаном. – Щенячьи глаза Коди смотрели на меня умоляюще. – Нам ужасно хочется узнать все подробности.

– Справилась? Мягко сказано. Дьюан отбросил копыта. По всем правилам, – вполголоса напомнил Питер.

– Следи за своими выражениями, – предупредил Хью. – Ты можешь стать следующим.

Тут у меня из ушей чуть не повалил пар.

– Говорю в последний раз. Я не убивала Дьюана! Джером мне верит. Поняли?

На лице Коди появилось задумчивое выражение.

– Но ты угрожала ему…

– Да. Насколько я помню, вы все говорили ему то же самое. Произошло простое совпадение. Я не имею к этому никакого отношения… – И тут я кое-что вспомнила. – Почему все говорят, что я заказала или организовала убийство? Почему никто не говорит, что я убила его сама?

– Постой… Ты же сказала, что не делала этого.

Питер посмотрел сначала на Коди, а потом на меня. Лицо старшего вампира стало серьезным. Конечно, если это слово можно применить к существу с такой прической…

– Никто не говорит, что его убила ты, так как это невозможно.

– Особенно в такой обуви, – Хью показал на мои высокие каблуки.

– Спасибо за полное отсутствие веры в мои способности, но разве я не могла… э-э… застать его врасплох? Если предположить чисто гипотетически.

Питер улыбнулся.

– Ничего не вышло бы. Низшие бессмертные не могут убить друг друга. – Увидев на моем лице удивленное выражение, он добавил: – Неужели ты об этом не знаешь? А еще прожила столько лет…

Он не скрывал насмешки. Между мной и Питером существовало давнее соперничество относительно того, кто из смертных, ставших бессмертными, является в нашем кружке старшим. Никто из нас не признавался в своем возрасте, так что решить вопрос было невозможно. Однажды ночью после бутылки текилы мы стали играть в игру типа «А ты помнишь…» И к утру успели добраться только до эпохи первой промышленной революции.[9]

– Потому что меня никогда не пытались убить. Ты хочешь сказать, что все эти войны вампиров – чушь собачья?

– Ну не совсем, – ответил он. – Поверь, мы можем наносить друг другу серьезные раны, но не смертельные. Если бы мы, склонные защищать свою территорию, могли убивать друг друга, то давно бы уже перестали существовать.

Я молчала, пытаясь переварить услышанное.

– Тогда как… – Вдруг я вспомнила, что мне сказал Джером. – Их убивают охотники на вампиров.

Питер кивнул.

– А кто они такие, эти охотники? – спросила я. – Джером ничего не объяснил.

Этот вопрос заинтересовал и Хью.

– Ты имеешь в виду ту девицу из телесериала? Знойную блондинку?

– Ну, ребята, на это уйдет вся ночь. – Питер сверху вниз посмотрел на нас. – Вам необходимо прослушать целый курс лекций о вампирах. Джорджина, ты не хочешь предложить нам выпить?

Я нетерпеливо показала на кухню.

– Бери все, что на тебя смотрит. Я хочу знать все об охотниках на вампиров.

Питер вышел из комнаты и завопил, споткнувшись об одну из многих пачек книг, разложенных на полу. Я тут же дала себе слово купить новый книжный шкаф. Вампир хмуро осмотрел мой почти пустой холодильник.

– Тебе следует поучиться гостеприимству.

– Питер…

– Я часто слышу рассказы о суккубе, который живет в Миссуле.[10] Как бишь ее?

– Донна, – подсказал Хью.

– Да, Донна. Я знаю, что она устраивает роскошные вечеринки дома и приглашает всех.

– Слушайте, парни, если вы хотите встречаться на вечеринках с какими-то жалкими десятью бессмертными, которые живут в Монтане, то переезжайте туда. Все, хватит тянуть резину.

Не обращая на меня внимания, Питер осмотрел красные гвоздики, которые я купила вчера вечером. Я поставила их в вазу на кухне рядом с раковиной.

– Кто прислал тебе цветы?

– Никто.

– Ты это сделала сама? – Голос Коди дрогнул от сочувствия.

– Нет, просто купила. Это не то же самое. Я не… Слушайте, почему мы говорим о всякой ерунде, когда на повестке дня стоит вопрос об охотниках на вампиров? Вам угрожает опасность!

Питер наконец сделал выбор, взяв для себя минеральную воду, а для Коди и Хью – пиво.

– Нет.

– Серьезно? – Услышав это, Коди удивился.

Если судить по возрасту, то по сравнению с нами всеми он был младенцем. Питер учил его ремеслу, если можно так выразиться.

– Охотники на вампиров – это особые смертные, обладающие способностью причинять вампирам реальный вред. Конечно, обычные люди не могут к нам прикоснуться. Только не спрашивайте меня, почему. Насколько я знаю, никаких правил здесь нет. Большинство охотников на вампиров проживает жизнь, даже не догадываясь о своих способностях. А тот, кто знает, иногда пытается сделать на этом карьеру. Время от времени ему удается случайно уничтожить какого-нибудь вампира и причинить мелкие неприятности. Но затем является другой вампир или демон и убивает его.

– Неприятности? – недоверчиво переспросил Коди. – По-твоему, смерть Дьюана – это мелкая неприятность? Неужели ты ни чуточки не боишься, что этот тип придет за тобой? За всеми нами?

– Нет, – ответил Питер. – Не боюсь.

Я разделяла сомнения Коди.

– Почему не боишься?

– Потому что этот человек, кем бы он – или она – ни был, простой любитель. – Питер посмотрел на меня и Хью. – Что сказал Джером о смерти Дьюана?

Решив, что мне тоже нужно выпить, я пошла на кухню, обследовала мини-бар и налила себе стопку водки.

– Он хотел знать, не я ли это сделала.

Питер махнул рукой.

– Нет, о том, как умер Дьюан.

Хью нахмурил лоб, пытаясь все сопоставить и найти случившемуся какое-то логическое объяснение.

– Он сказал, что Дьюана нашли мертвым… с колом в сердце.

– Вот. Теперь вы поняли?

Питер бросил на нас торжествующий взгляд. Мы тупо посмотрели на него.

– Ни в зуб ногой, – призналась я.

Питер вздохнул и снова посмотрел на нас сверху вниз.

– Если ты смертный, обладающий полубожественной способностью убить вампира, не имеет значения, как ты это сделаешь. Можно использовать ружье, нож, подсвечник, в общем, что угодно. Кол в сердце – это сплетни. Если такое сделает обычный смертный, он не причинит вампиру вреда, а только разозлит его. Это происходит только тогда, когда кол вбивает именно охотник на вампиров. Так что все это суеверие.

– Что? – Хью окончательно растерялся.

Я закатила глаза.

– Я знаю, о чем он говорит. Во всяком случае, насчет яйца. В городах существует поверье, что во время равноденствия яйцо можно поставить на узкое основание, и оно будет сохранять равновесие. Иногда это получается, иногда нет, но на самом деле результат от времени года не зависит. Просто люди пытаются сделать это исключительно во время равноденствия, поэтому яйца, сохраняющие равновесие, видят только в эти дни. – Я посмотрела на Питера. – Значит, охотник на вампиров может убить его любым орудием, но поскольку именно об этом знают почти все, он считается самым надежным способом… лишить бессмертия.

– По мнению людей, – поправил меня Питер. – Протыкать колом сердце – это жуткая морока. Застрелить вампира намного легче.

– И ты думаешь, что этот охотник на вампиров не профессионал, а любитель, потому что… – Фраза осталась незаконченной.

Было видно, что пример с яйцом Коди не убедил.

– Потому что каждый охотник на вампиров, который стоит понюшки[11] табаку, знает это и не станет пользоваться колом. А мы имеем дело с новичком.

– Во-первых, – посоветовала я Питеру, – не говори «стоит понюшки табаку». Это вульгарное выражение, тебя это не красит. Во-вторых, может быть, этот охотник принадлежит к старой школе или чему-то в этом роде. А даже если он и новичок, как ты выражаешься, какое это имеет значение, если он сумел укокошить Дьюана?

Питер пожал плечами.

– Дьюан был наглым ослом. На близком расстоянии вампиры чувствуют охотников. Поскольку этот охотник был неопытным, он просто не мог убить Дьюана. Ему дьявольски повезло, что он наткнулся на дурака.

Я открыла рот, чтобы возразить. Да, конечно, Дьюан был наглым ослом, но отнюдь не дураком. Бессмертные жили достаточно долго, чтобы знать, как следует вести себя во время уличной драки. Мы быстро взрослели, если можно так выразиться.

Но тут мне в голову пришла другая мысль.

– Эти охотники могут причинять вред другим бессмертным? Или только вампирам?

– Насколько я знаю, только вампирам.

Объяснения Питера и Джерома не совсем совпадали. Поскольку я не могла сказать, что именно меня встревожило, то молчала, пока остальные оживленно беседовали. Когда они неохотно пришли к выводу, что я никого не наняла, эта тема себя исчерпала. Коди и Хью удовлетворила теория Питера о том, что охотник-любитель не представляет собой серьезной угрозы.

– Будьте осторожны, – предупредила я Питера и Коди, когда они собрались уходить. – Новичок он или нет, но Дьюан мертв.

– Да, мамочка, – равнодушно ответил Питер, надевая пальто.

Я строго посмотрела на Коди, и он слегка поежился. На малыша было легче повлиять, чем на его наставника.

– Я буду осторожным, Джорджина.

– Если случится что-нибудь необычное, позвони мне.

Коди кивнул, удостоившись косого взгляда учителя.

– Пошли, – бросил старший вампир. – Пора обедать.

Я невольно улыбнулась. Упоминание об обеде вампиров может напугать любого. Но я знала правду. И Питер, и Коди ненавидели охотиться на людей. При случае они это делали, но убивали кого-то редко. Еду они покупали главным образом в лучших мясных магазинах. Как и я, эти вампиры относились к своей работе спустя рукава.

– Хью, – резко сказала я, когда бес собрался последовать за ними. – На два слова, пожалуйста.

Перед уходом вампиры с сочувствием посмотрели на Хью. Бес скорчил гримасу, закрыл дверь и повернулся ко мне лицом.

– Хью, я дала тебе ключ только на крайний случай…

– По-твоему, убийство вампира не крайний случай?

– Я не шучу! Сначала здесь появились Джером и Картер, а потом ты решил открыть мою квартиру, Бог знает кому.

– Сомневаюсь, что Бог знает о существовании Питера и Коди.

– Кроме того, ты рассказал им о моем наряде демоницы…

– Ай, брось, – возразил он. – Такие вещи трудно хранить в секрете. Кроме того, они наши друзья. Это пустяк.

– Нет, не пустяк. Ты обещал никому не рассказывать, – проворчала я. – И это называется друг! В тот вечер я тебе помогла, а ты…

– О боже, Джорджина, извини. Я не знал, что ты примешь это так близко к сердцу.

Я провела рукой по волосам.

– Дело не в этом. Просто… У меня не выходит из головы то, что Джером сказал о смерти Дьюана.

Бес ждал, позволяя мне собраться с мыслями. Я смотрела на высокого Хью и напряженно думала. Иногда он бывал таким же безмозглым, как и вампиры. Можно ли говорить с ним серьезно?

– Хью… как ты узнаешь, что демон лжет?

Он помолчал, а потом негромко рассмеялся, вспомнив старую шутку.

– У него двигаются губы. – Хью изучал меня с высоты своего роста. – А что? Думаешь, Джером нам солгал?

– Да. – Последовала еще одна пауза.

– Договаривай.

– Джером велел мне быть осторожнее. Сказал, что меня по ошибке могут принять за вампира.

– Мне он сказал то же самое.

– Но Питер считает, что охотники на вампиров не могут убить нас.

– Тебе когда-нибудь загоняли кол в сердце? Может, ты и не умрешь, но это тебе наверняка не понравится.

– Верно. Однако Джером заявил, что охотники на вампиров находят других вампиров, чтобы следить за своей жертвой. Это чушь собачья. Коди и Питер – исключения. Ты знаешь, что вампиры не ладят с себе подобными. Если охотник будет следовать за одним вампиром, то вряд ли выйдет на остальных.

– Да, но он сказал, что охотник был новичком.

– Он подобного не говорил. Это Питер пришел к такому выводу, основываясь на том, что для убийства воспользовались колом.

Хью хмыкнул.

– О'кей. И что же, по-твоему, происходит?

– Не знаю, но понимаю только одно: эти рассказы противоречат друг другу. Картер тоже очень встревожен. Ведет себя так, словно у них с Джеромом есть общий секрет. Он-то тут при чем? Теоретически он должен быть на стороне нашего противника.

– Картер ангел. Следовательно, должен любить даже проклятых. Особенно если они собутыльники.

– Не знаю. Нам чего-то не договаривают… Похоже, Джером не шутил, когда советовал мне беречься. И тебе тоже.

Хью долго молчал, а потом сказал:

– Джорджина, ты очень красивая девушка.

Я испугалась. Для серьезного разговора это было чересчур.

– Ты что, пил не только пиво?

– Но я забыл, – продолжил Хью, не обращая внимания на мои слова, – что ты еще и умная. Я слишком часто общаюсь с дурочками. Домашними хозяйками из предместий, мечтающими о более гладкой коже или огромном бюсте, которых не интересует ничего, кроме собственной внешности. Легко оказаться в плену стереотипа и забыть, что у тебя есть не только красивое лицо, но и мозги. Ты на многое смотришь не так, как мы. Ты видишь гораздо дальше. Может быть, причина в твоем возрасте. Только не обижайся, ладно?

– Ты действительно слишком много выпил. Я недостаточно умна, чтобы понять, о чем умолчал Джером… Разве что к нам пожаловали охотники на суккубов или бесов.

– Ты когда-нибудь слышала о таких?

– Нет.

– И я тоже. Но зато я слышал об охотниках на вампиров. И не только по слухам. – Хью потянулся за сигаретами, но вспомнил, что я не люблю, когда курят в квартире, и передумал. – Если хочешь знать мое мнение, то я не думаю, что в ближайшее время кто-то собирается загонять нам кол в сердце.

– Думаешь, Джером нас обманывает?

– Ничего другого от него ждать не приходится.

– Слушай… Я попробую найти Эрика.

– Он еще жив?

– Насколько я знаю, да.

– Хорошая мысль. Он знает о нас больше, чем мы сами.

– Если что-нибудь выясню, сообщу тебе.

– Не надо. Предпочитаю оставаться в неведении.

– Ладно. Куда отправляешься?

– Хочу заняться сверхурочной работой с одной из новых секретарш, если ты понимаешь, что я имею в виду. – Он хитро улыбнулся. – Двадцать лет и грудь, опровергающая закон всемирного тяготения. Уж я-то знаю. Я сам приложил к этому руку.

Я невольно рассмеялась, хотя было не до шуток. Хью, как и все остальные бессмертные, днем работал, а ночью творил зло и сеял хаос. Правда, в его случае граница между двумя профессиями была довольно зыбкой: он работал пластическим хирургом.

– Я ей не конкурентка.

– Неправда. Твой бюст даже с помощью науки вдвое не увеличишь.

– Спасибо. Желаю приятно провести время.

– Постараюсь. Береги себя, милая.

– Ты тоже.

Он быстро поцеловал меня в лоб и ушел. Когда я, наконец, осталась в одиночестве, то немного постояла, глядя на дверь, пытаясь понять, что все это значит. В конце концов, я решила, что предупреждение Джерома не имеет под собой никакой почвы. Как сказал Хью, никто не слышал об охотниках на суккубов или бесов.

Тем не менее, перед сном я хорошенько заперла дверь. Может, я и бессмертная, но не безрассудная. Во всяком случае, когда дело касается моей жизни.


предыдущая глава | Падший ангел | cледующая глава