home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



21

У меня не было бойфренда. Да, в моей жизни существовало много неопределенного, но в этом я не сомневалась. К несчастью, нефилим, похоже, придерживался более оптимистической точки зрения касательно моей личной жизни.

– Я не знаю, о ком ты говоришь! – крикнула я в пустоту. – Ты слышишь меня, сукин сын? Я не знаю, мать твою!

Никто не ответил.

Пейдж, в этот момент проходившая мимо, заглянула в комнату.

– Ты меня звала?

– Нет, – проворчала я. Платье Пейдж обтягивало ее сильно увеличившийся живот, и это тоже не улучшило мое настроение. – Просто разговариваю сама с собой. – Когда начальница проследовала дальше, я закрыла дверь.

Моим первым порывом было побежать за помощью. К Картеру. К Джерому. К кому угодно. Справиться с этим в одиночку я не могла.

«Если вы потерпите неудачу или обратитесь к кому-нибудь из ваших бессмертных друзей, ему не поможет никакая охрана».

Черт побери, я даже не знала, кому «ему»! Я отчаянно пыталась сообразить, кого из моих смертных знакомых нефилим мог по ошибке принять за моего бойфренда. Людям и без того было трудно дружить со мной.

«А возможно, и нет», – как ни странно, но я подумала о Сете. Подумала об отношениях, которые сложились между нами в последнее время. Они были сдержанные, заранее определенные, но, тем не менее, теплые, естественные и непринужденные. А когда мы случайно прикасались друг к другу, у меня перехватывало дыхание.

Нет, это глупо. Мое чувство к нему не могло быть серьезным. Просто я любила его книги, а наша дружба стала следствием моего чувства к Роману. Если даже Сет сейчас слегка увлекся мной, я не сомневалась, что его чувство быстро пройдет. Он больше не проявлял ко мне повышенного внимания. Видимо, мое желание держать его на расстоянии сделало свое дело. Кроме того, Сет продолжал уходить на какие-то таинственные встречи – возможно, с девушкой, о которой он стеснялся мне рассказать. Считать его своим бойфрендом было с моей стороны слишком самонадеянно.

Но… знал ли об этом нефилим? Кто может проникнуть в мысли ублюдка? Если он слышал наши беседы в кафе, то мог вообразить что угодно. Мне стало страшно. Хотелось немедленно побежать наверх и проверить, что с Сетом. Нет. Это напрасная трата времени. Во всяком случае, сейчас. Он пишет, он окружен людьми. В такой обстановке нефилим на него не нападет.

Тогда кто еще? Возможно, Уоррен? Нефилим подглядел, как мы занимались сексом. Это, конечно, могло свидетельствовать о связи? Но, разумеется, нефилим заметил, что больше мы никак не общались. Бедный Уоррен. Секс со мной и так лишал его сил, а если он еще и станет жертвой злобного нефилима, это будет пределом жестокости. К счастью, я видела, что Уоррен пришел в магазин. Сейчас он находится в своем кабинете, это тоже служило гарантией его безопасности. Наверняка Уоррен был один, но его крик в случае нападения нефилима тут же привлек бы внимание.

Даг? Мы с ним всегда дерзко флиртовали. Человеку со стороны его периодические преследования могли показаться чем-то большим, чем просто дружба. Но в последние недели мы с Дагом почти не разговаривали. Меня отвлекали нападения нефилима, да и отношения с Романом тоже.

Роман… Именно эта мысль и не давала мне покоя. Я избегала ее, потому что она предполагала возобновить отношения с ним, нарушить молчание, которого мне удалось добиться с таким трудом. Между нами не было ничего, кроме жгучего физического влечения и случайного совпадения вкусов. Я не знала, любовь ли это, влюбленность или что-то другое. Но знала – он мне не безразличен. Даже очень. Я тосковала по нему. Справиться с этой тоской и прийти в себя мне удалось только одним способом: полностью отказаться от общения с ним. Я боялась, что возобновление контактов не оставит от моей решимости камня на камне.

И все же… Поскольку Роман был мне дорог, я не могла позволить ему стать жертвой нефилима. Не могла рисковать его жизнью, потому что он являлся самым вероятным кандидатом на роль моего бойфренда. В этом не сомневалась половина сотрудников магазина, так почему нефилим должен думать по-другому? Особенно если вспомнить, как мы вели себя на людях. Любой нефилим-соглядатай решил бы, что нас связывают романтические отношения.

Я взяла мобильник, вздохнула и набрала его номер.

– Дерьмо! – выругалась я, услышав автоответчик. – Привет, Роман, это Джорджина. Я не собиралась больше тебе звонить, однако кое-что произошло… и нам нужно поговорить. Как можно скорее. Это очень важно. Пожалуйста, перезвони мне. – Затем я продиктовала номер своего мобильника и служебного телефона.

Потом дала отбой и задумалась. Что дальше? Повинуясь импульсу, я посмотрела на список телефонов администрации и позвонила Дагу домой. У него сегодня был выходной.

Никакого ответа, как и в случае с Романом. Черт, где их всех носит…

Снова подумав о Романе, я стала ломать голову, куда он мог пойти. Скорее всего, на работу, но я не знала, где именно он работает. Ничего себе бойфренд! Он говорил, что преподает в каком-то городском колледже. Повторял это все время, но в каком именно, я так и не спросила. А сам он не сказал.

Я повернулась к компьютеру, нашла список всех местных колледжей и обнаружила, что в городе их уйма. Многие находились за пределами Сиэтла, в городах-спутниках. Вполне возможно, Роман работал в одном из них. Я распечатала весь список с телефонными номерами и сунула листок в сумку. Нужно было уйти из магазина и начать поиск.

Открыв дверь кабинета, я вздрогнула. На ней висела записка. Я обвела глазами коридор, надеясь кого-нибудь заметить. Никого. Тогда я сняла записку и развернула ее.

«Вы даром теряете время и друзей. Писателя вы уже потеряли. Пора сделать первый ход в «охоте за мусором».[59]

– В самом деле охота за мусором, – пробормотала я, скомкав листок. – Ты задница.

Но… почему он говорит, что я потеряла писателя? Сета? Я побежала в кафе, по дороге удостоившись нескольких испуганных взглядов. Мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди.

Сета не было. Его угол пустовал.

– Где Сет? – требовательно спросила я Брюса. – Он был здесь!

– Был, – согласился бармен. – Но внезапно собрался и ушел.

– Спасибо.

Мне явно требовалось отлучиться. Я нашла Пейдж в отделе новинок.

– Пойду домой, – сказала я ей. – У меня мигрень.

Пейдж испугалась. У меня был лучший табель из всех служащих. Я никогда не брала отгулы по причине болезни. Поэтому она не могла мне отказать.

Когда меня отпустили, я добавила:

– Возможно, ты вызовешь Дага?.. – Так можно было одним выстрелом убить двух зайцев.

– Возможно, – ответила она. – Но думаю, что мы справимся. Мы с Уорреном будем здесь весь день.

– Уоррен будет здесь весь день?

Пейдж заверила меня в этом, и я слегка успокоилась. О'кей, за Уоррена можно не волноваться. Придя домой, я набрала номер мобильника Сета.

– Где вы? – спросила я.

– Дома. Я забыл кое-какие заметки.

Дома? Один?

– Не хотите позавтракать со мной? – внезапно спросила я, понимая, что его нужно куда-то выманить.

– Но уже почти час.

– Ну, тогда я приглашаю вас на ленч.

– Разве вы не на работе?

– Нет, я дома. Сказала, что приболела и отпросилась..

– Так вы заболели?

– Нет. Давайте встретимся. – Я продиктовала ему адрес и положила трубку.

По дороге я еще раз набрала номер Романа. «Оставьте сообщение». Я достала перечень телефонов городских колледжей и начала с первого.

Господи, что за канитель! Сначала требовалось позвонить в справочное бюро и попытаться найти нужное отделение. В большинстве городских колледжей лингвистического отделения не было, но почти во всех читали курсы основ лингвистики, культурной антропологии или гуманитарных наук.

Я добралась до «Капитолийского холма», успев обзвонить три колледжа, и испытала облегчение при виде стоявшего у дверей Сета. Я припарковалась, бросила монету в счетчик и направилась к нему, пытаясь улыбаться.

Но это не помогло.

– Что случилось?

– Ничего, – жизнерадостно прочирикала я.

Слишком жизнерадостно.

Сет с недоверием посмотрел на меня, но спорить не стал.

– Мы будем есть здесь?

– Да. Но сначала проведаем Дага.

Мы зашли в соседний жилой дом и поднялись на нужный этаж. Из квартиры доносилась громкая музыка, я решила, что это хороший знак. Пришлось трижды постучать в дверь, прежде чем нам открыли.

Но это был не Даг, а его сосед. Причем пьяный вдребезги.

– Даг дома?

Он заморгал и почесал в затылке.

– Даг?

– Да. Даг Сато.

– А, Даг… Да.

– Что «да»? Он здесь?

– Нет. Он… – Парень прищурился. О господи, разве можно так напиваться с утра? Я не делала такого даже в шестидесятых. – Он репетирует.

– Где? Где репетирует?

Парень уставился на меня.

– Где репетирует? – повторила я.

– Слушай, чувиха, я еще никогда не видал таких потрясающих буферов. Это как… стихи. Они настоящие?

Я стиснула зубы.

– Где репетирует Даг?

Он оторвал взгляд от моей груди.

– В западном Сиэтле. Где-то у Алки.[60]

– Ты знаешь адрес?

– Это рядом с Калифорнией и Аляской.[61] – Он заморгал снова. – Да. С Калифорнией и Аляской. Усекла?

– Адрес?

– Зеленый дом. Его не пропустишь.

Поняв, что больше добиться ничего не удастся, мы с Сетом пошли в ресторан.

– Стихи, – задумчиво повторял он всю дорогу и хмыкал. – Наверняка эротические.

Я была слишком занята, чтобы обращать внимание на его слова. Даже земляничные вафли не смогли отвлечь меня от мыслей об этой дурацкой «охоте за мусором». Сет пытался заговаривать, но мои ответы были туманными и рассеянными. Во время трапезы мои мысли явно находились в другом месте. Я безуспешно попыталась дозвониться до Романа, а потом повернулась к Сету.

– Вы вернетесь в магазин?

Он покачал головой.

– Нет. Поеду домой. Я понял, что не смогу написать этот эпизод без дополнительных исследований. Это легче сделать у себя.

Я запаниковала.

– Домой? Но… – Что я могла сказать?

Что дома на него может напасть сверхъестественное существо?

– Побудьте со мной, – выпалила я. – Не уходите.

И тут его терпение лопнуло.

– Джорджина, ради бога, что происходит? Вы отпрашиваетесь с работы под предлогом болезни, хотя вовсе не больны. Вы чем-то сильно взволнованы. Расскажите, в чем дело. Что-то случилось с Дагом?

Я на секунду закрыла глаза, желая оказаться в каком-нибудь другом месте или стать кем-нибудь другим. Наверное, Сет думает, что я сошла с ума.

– Я не могу объяснить вам, что происходит. Просто поверьте мне на слово. – Я сжала его руку и попросила: – Отвезите меня в одно место. Пожалуйста.

Сет накрыл мою руку своею ладонью и кивнул. На его лице отразилось понимание и сочувствие. На мгновение я забыла про нефилима. Какое мне дело до других мужчин, если Сет так смотрит на меня? Мне захотелось обнять его и ощутить прикосновение его рук…

Я чуть не засмеялась. Кому я морочу голову? Мне никуда не нужно было его вести. Наоборот, я сама оказалась на крючке. Это мне грозила опасность. Опасность продолжить связь, которой я хотела положить конец.

Пришлось быстро опустить глаза.

– Спасибо.

Я попросила отвезти меня в западный Сиэтл. По дороге я продолжала обзванивать колледжи. Когда мы уже почти добрались до шоссе, соединяющего Аляску с Калифорнией, список подходил к концу. Сет слегка притормозил, и мы глазами стали искать зеленый дом. «Его не пропустишь». Совет был дурацкий. Какой зеленый? Я видела светло-зеленый, темно-зеленый и зелено-голубой. У некоторых домов имелась зеленая отделка, зеленые окна или…

– Вот он, – сказал Сет.

За двумя куда более приличными домами стояла какая-то развалюха, выкрашенная в лимонно-мятный цвет.

– Да уж, такое чудовище не пропустишь… – пробормотала я.

Мы припарковались и направились к гаражу. Чем ближе мы подходили, тем громче становилась музыка. Добравшись до открытых дверей, я увидела всю группу «Ночной прием» в полном составе. Увидев меня, Даг, демонстрировавший свой изумительный голос, резко прервал песню.

– Кинкейд?

Когда он побежал ко мне, остальные участники группы уставились ему вслед. Сет вежливо отошел в сторону и стал изучать росшие неподалеку кусты гортензии.

– Что ты здесь делаешь? – удивленно спросил Даг.

– У меня отгул, я заболела. – Ответ прозвучал глупо.

А что мне оставалось?

– Что? Заболела? Ты?

– Н-нет… Просто у меня было одно дело. И осталось. Но я… я волновалась из-за того, что бросила магазин. Сколько ты еще здесь пробудешь? Потом сможешь меня заменить?

– Ты приехала сюда, чтобы попросить подменить тебя? Зачем тебе понадобился отгул? Наконец, решила куда-то отправиться с Мортенсеном?

– Я… нет. Не могу объяснить. Просто пообещай, что заедешь в магазин и узнаешь, не нужна ли им помощь.

Он посмотрел на меня так же, как незадолго до этого Сет. Это был намек, что мне нужно принять успокоительное.

– Кинкейд, не морочь мне голову…

Я воспользовалась тем же приемом, с помощью которого уговорила Сета. Харизма суккуба в действии.

– Пожалуйста. Ты забыл, что в долгу передо мной?

Его глаза потемнели от вполне понятной неловкости. Наконец, он сказал:

– О'кей. Вот только… Я освобожусь лишь через несколько часов.

– Ладно. Но после репетиции отправляйся прямо туда. Нигде не останавливайся. И… не говори им, что видел меня. Они думают, что я заболела. Придумай какую-нибудь причину, которая заставила тебя приехать.

Даг молча покачал головой, и я порывисто обняла его. Когда мы с Сетом уходили, я заметила, что Даг бросил на Сета вопросительный взгляд. Сет развел руками, показывая, что сам ничего не понимает.

Очутившись в машине, я отправила Роману еще одно отчаянное послание и дошла до конца списка телефонов колледжей.

– Что дальше? – спросил Сет, когда я умолкла.

Трудно сказать, что он думал, видя мою тревогу за Дага и Романа. – Я… не знаю.

Я сделала все, что было в моих силах. Позаботилась обо всех, за исключением Романа, до которого не смогла дозвониться. Время шло. Я не знала, где он живет. Кажется, однажды он упомянул Мадрону,[62] но это настоящий город в городе. Не могла же я стучаться во все двери подряд… Нефилим предупредил, что игра не закончится до конца моей смены. С работы я удрала, но можно было предположить, что он имел в виду до девяти часов. Иными словами, оставалось еще три часа.

– Наверное, я возьму машину и поеду домой.

Сет высадил меня у ресторана и поехал за мной в сторону «Королевы Анны». Его задержал светофор, поэтому я добралась до своей квартиры на минуту раньше, чем он. На моей двери висела еще одна записка.

«Отличная работа. Может быть, дело кончится тем, что всех этих мужчин оттолкнет ваше непостоянство, но я восхищаюсь вашей смелостью. Остался только один. Интересно, насколько быстрым на ногу окажется ваш танцор».

Едва я успела скомкать записку, как меня догнал Сет. Я вынула из сумки ключ и попыталась вставить его в замок, но руки дрожали, и мне это не удалось. Мортенсен взял у меня ключ и открыл дверь.

Мы вошли, и я рухнула на диван. Обри вылезла из-за него и прыгнула мне на колени. Сет сел рядом, обвел взглядом квартиру (в том числе коллекцию его книг, стоявшую в шкафу), а потом с участием посмотрел на меня.

– Джорджина… чем я могу вам помочь?

Я покачала головой, чувствуя себя беспомощной и разбитой.

– Ничем. Просто посидите со мной.

– Я… – Он замялся. – Очень не хочется это говорить, но я не смогу надолго остаться у вас. Мне нужно кое с кем встретиться.

Я подняла глаза. Опять эти таинственные встречи. На смену страху пришло любопытство, но спрашивать я не стала. Он не сказал, что встречается с женщиной. Просто «кое с кем». Что ж, по крайней мере, он будет не один.

– Значит, какое-то время вы побудете с… ними?

Он кивнул.

– Если хотите, я могу прийти позже. Или… попробовать отменить встречу.

– Нет-нет, не беспокойтесь. – К тому времени все закончится.

Он посидел со мной еще несколько минут, пытаясь завязать беседу, в которой я не принимала участия. Когда Сет, наконец, встал, на его лице отражалась тревога, и я пожалела, что впутала его в это дело.

– Завтра утром все выяснится, – сказала я. – Так что не волнуйтесь. К этому времени я уже приду в себя. Обещаю.

– О'кей. Если что-нибудь понадобится, дайте мне знать. Звоните в любое время. Если нет, то… увидимся в магазине.

– Нет. Завтра у меня выходной.

– Ах, вот как… Вы не будете возражать, если я заеду?

– Конечно, нет. Заезжайте. – Я готова была согласиться на что угодно, так как сейчас слишком устала, чтобы соблюдать договор.

Я решила подумать об этом позже.

Сет ушел, окончательно сбитый с толку моей просьбой не торопиться возвращаться домой. Потом я медленно обошла квартиру, не зная, что делать дальше. Может быть, я не смогла связаться с Романом, потому что нефилим уже добрался до него? Это было бы нечестно, у меня не осталось шанса предупредить его. Но вряд ли этого ублюдка заботило соблюдение правил.

Я наобум набрала номер справочного бюро, поняв, что забыла про самый легкий и очевидный способ найти Романа. Увы, это не помогло. Данных о таком человеке у них не имелось.

За два часа до окончания смены я отправила Роману еще одно послание.

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, позвони мне, – взмолилась я. – Даже если ты сердишься на меня за случившееся. Просто сообщи, что ты жив и здоров.

Ответа опять не последовало. В восемь, когда до окончания срока остался час, я еще раз позвонила ему. У меня начиналась истерика. О боже, что делать? Мне оставалось только одно: бродить по квартире и думать, не пора ли позвонить Роману снова.

Когда часы показали без пяти девять, я схватила сумочку, готовясь выбежать на улицу и помчаться куда глаза глядят. Время почти вышло.

Что могло случиться? Как я узнаю, выполнила ли я требования нефилима или нет? Возможно, в завтрашней газете появится фотография распростертого на земле Романа? Или нефилим подбросит мне еще одну записку? Или пришлет какой-нибудь зловещий символ? А вдруг он имел в виду совсем не тех людей, о которых думала я? Вдруг речь шла о существах из другого мира?

Я распахнула дверь кабинета и ахнула.

– Роман!

Я чуть не сбила его с ног. Он стоял на пороге, ошарашенный не меньше моего.

Я выронила сумочку, бросилась к Роману и обняла так крепко, что он с трудом сохранил равновесие.

– О боже, – выдохнула я ему в плечо. – Как я рада тебя видеть!

– Догадываюсь. – Он слегка отстранился и посмотрел на меня. В его глазах читалась тревога. – Господи, Джорджина, что случилось? Я получил от тебя около восьмидесяти сообщений…

– Знаю, знаю. – Я все еще не выпускала его из объятий. Стоило мне только взглянуть на него, как с новой силой вспыхнули все чувства, которые я считала давно умершими. Он выглядел чудесно. И пах тоже. – Извини… Я думала, с тобой что-то случилось.

Я снова обняла его и бросила взгляд на свои наручные часы. Девять. Моя смена кончилась. И дурацкая игра нефилима тоже.

– О'кей, все в порядке. – Он неловко похлопал меня по спине. – Что происходит?

– Не могу сказать… – У меня сорвался голос.

Он хотел возразить, но раздумал.

– О'кей. Не будем торопиться. Ты очень бледная. Давай куда-нибудь сходим и перекусим. А потом ты мне все объяснишь.

О да, беседа была бы веселая…

– Нет. Это невозможно…

– Брось. Нельзя отправлять мне эти сумасшедшие послания, а потом возобновлять игру в салочки. Джорджина, я не шучу. Ты ужасно выглядишь. Тебя трясет. В таком состоянии я не могу оставить тебя одну. А тем более после всех этих звонков.

– Нет. Нет. Мы никуда не пойдем. – Я села на диван. Нужно было заставить его уйти, хотя мне очень этого не хотелось. – Давай останемся здесь.

Роман явно обиделся. Он принес мне стакан воды, сел рядом, взял меня за руку и начал говорить о всяких пустяках, пытаясь развеселить. Я постепенно успокаивалась.

К моим истерическим телефонным звонкам Роман отнесся с юмором и ненавязчиво продолжал требовать объяснения, но я уклонялась от ответа. Я лишь сказала, что у меня имелась веская причина волноваться за него. Наконец, он сдался, но лишь на время. Он опять стал меня развлекать: болтать о политике, жаловаться на абсурдные законы и лицемерие властей.

Ближе к концу вечера я расслабилась. Теперь меня смущало только собственное поведение. Черт бы побрал этого нефилима…

– Уже поздно. Я пойду, ладно? – Он стоял со мной у окна гостиной, выходившего на бульвар Королевы Анны.

– Ладно. Так будет лучше.

– Смотря для кого. – Он хмыкнул и провел рукой по моим волосам.

– Спасибо, что пришел. Я знаю… знаю, это выглядит глупо, но, поверь, у меня были основания для опасений.

Он пожал плечами.

– У меня нет выбора. Придется поверить. Кроме того… приятно знать, что ты волновалась за меня.

– Конечно, волновалась. А как же иначе?

– Не знаю. Тебя не разберешь. Я так и не понял, нравился ли тебе… или только помогал провести время. Отвлечься.

У меня в голове застучало. Нужно было обратить внимание на слова Романа, но я реагировала лишь на его близость.

– Роман, ты мне нравишься. Всему остальному можешь не верить, но это правда.

Тут он улыбнулся. Его улыбка была такой прекрасной и искренней, что у меня растаяло сердце. О боже, как я тосковала по этой улыбке, по его насмешливому очарованию! Роман положил ладонь мне на затылок, привлек к себе, и я поняла, что он хочет меня поцеловать.

– Нет… нет… не надо, – пробормотала я, пытаясь выскользнуть из его объятий.

Роман шумно выдохнул и слегка отстранился, но не отпустил меня. На его лице отразилась досада.

– Все еще боишься этого?

– Ты не понимаешь. Извини. Я просто не могу…

– Джорджина, когда мы поцеловались в прошлый раз, не произошло ничего особенного. Ты делаешь из мухи слона.

– Знаю. Но все не так просто.

– Ничего не произошло, – повторил Роман.

Внезапно его тон стал резким.

– Я знаю, но…

Я споткнулась на полуслове. «Ничего не произошло». Нет, в тот вечер на концерте что-то произошло. В тот момент, когда мы целовались в коридоре. Я видела, что после поцелуя Роман зашатался. Но я… что произошло со мной? Что я почувствовала? Ничего. Поцелуй был страстным. Я целовалась с сильным мужчиной, которого отчаянно желала. Это должно было что-то вызвать. Даже если бы на месте Романа оказался Уоррен, после такого поцелуя во мне пробудился бы инстинкт суккуба. Между нами возникла бы связь даже в том случае, если бы перенос энергии был незначительным. А поцелуй с Романом не вызвал во мне отклика вообще.

Тогда я приписала это количеству выпитого. Но объяснение было смехотворное. Пить мне приходилось часто. Хотя, конечно, алкоголь мог притупить мои чувства. Скорее всего, в тот вечер именно так и случилось. Но все же… Все же это не помешало бы мне почувствовать что-то после сексуального или интимного физического контакта, если только…

Если только я не имела дело с другим бессмертным.

Я отпрянула от Романа и вырвалась из его объятий. В первый момент он удивился, но тут же все понял. Его прекрасные глаза опасно блеснули.

– Долго же до тебя доходит, – со смехом сказал он.


предыдущая глава | Падший ангел | cледующая глава