home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 2

Кейд внутренне возликовал.

– Как можно скорее, – ответил он и с трудом сдержал улыбку. Ему удалось, пусть и ненадолго, заполучить превосходную няню для малышки Амелии, которая сможет научить его, что значит быть родителем, так что позже он сможет выбрать самую лучшую няню для своей племянницы. – Мы с бабушкой в отчаянии, не говоря уже о моей кухарке, которая работает чуть ли не в две смены. Хотя иногда я меняюсь с ней местами и готовлю для нас, пока она помогает бабушке, – пояснил Кейд. – В идеале мне хотелось бы, чтобы ты приступила к своим обязанностям завтра, но я понимаю, что ты не можешь изменить свою жизнь настолько круто.

– Ты прав. Но я смогу приехать на ранчо в понедельник. Будет здорово, если ты или твоя бабушка побудете здесь первые два дня, чтобы я могла больше узнать о ребенке и его распорядке дня.

– Я решу этот вопрос. Приезжай в понедельник и, если тебе понадобится моя помощь, дай знать. Тут на ранчо полно парней, которые могут помочь тебе с переездом. – Кейд подумал, что они бросятся на помощь, как только увидят ее. – У меня есть частный самолет, который я держу в Далласе. Если хочешь, я могу попросить своего пилота привезти тебя сюда, потому что от Далласа до ранчо где-то примерно двести шестьдесят километров. Или я отправлю за тобой лимузин.

– У меня кружится голова от всего происходящего. Дай мне немного времени, чтобы подумать. Я напишу тебе или позвоню сегодня вечером. Ладно?

– Превосходно. – Кейд откинулся на спинку кресла и улыбнулся, глядя на слегка потрясенную Эйрин.

– Я в шоке от твоего предложения и пытаюсь свыкнуться с такой переменой в моей жизни и с тем, что эта работа будет значить для меня. – Она пристально посмотрела на Кейда.

Он взволнованно подумал о том, что их колени почти соприкасались, а в воздухе витал экзотический аромат духов Эйрин. Ее зеленые глаза слегка потемнели, а уголки розовых губ приподнялись в улыбке, и Кейду вдруг захотелось ощутить вкус этих самых губ.

Ему стало интересно, будет ли она и дальше волновать его, или его реакция вызвана разительным контрастом между тем ребенком, которого он когда-то знал, и повзрослевшей и очень женственной особой, сидящей перед ним. Кейд не сомневался, что Эйрин будет вести себя осмотрительно и относиться к своим обязанностям должным образом, целиком сосредоточившись на Амелии.

Он тоже будет держать себя в руках, если не забудет, какой ранимой была Эйрин и как она мечтала о замужестве и семье. А еще о том, как высоко он ценил дружбу с ее братом.

– Если у тебя возникнут какие-то проблемы здесь, просто скажи, – предложил он слегка сиплым голосом.

– Спасибо. Знаешь, если бы не твоя дружба с Люком и то, что я знаю тебя на протяжении многих лет, я бы не согласилась на эту работу.

– Я бы тоже не сделал тебе это предложение, если бы не Люк, – ответил Кейд.

– И я уверена, что мне не понадобится помощь, но, если что, я дам тебе знать. Я даже не знаю, что мне брать сюда с собой.

– Давай для начала посмотрим, где ты будешь жить, – поднялся Кейд. – И еще, – добавил он, – я бы хотел, чтобы ты дежурила по вечерам в пятницу, потому что в это время меня обычно не бывает дома.

– Чудесно. Думаю, мы прекрасно справимся без тебя, – улыбнулась Эйрин.

– Только не говори, что ты рада, что избавишься от меня, – бросил Кейд и поймал потрясенный взгляд девушки. – Шучу, – поспешно добавил он, желая казаться равнодушным. – Если не захочешь оставаться одна с Амелией, ты можешь пригласить на ночь кого-нибудь из жен ковбоев, которые работают и живут на ранчо.

– Я справлюсь. Но если возникнет такая необходимость, я смогу позвонить кому-нибудь из них. Я правильно поняла?

– Да. А теперь пойдем, я познакомлю тебя с Мейзи, моей кухаркой. Она все еще на кухне. У нее тут свой дом, а ее муж тоже работает на ранчо.

Кейд легонько взял Эйрин за руку, чтобы вывести ее из кабинета, и его тут же охватило волнение. Да уж, рядом с этой женщиной придется забыть о покое. Но как только он покажет ей ее апартаменты и познакомит со своими служащими, он вернется к своим делам и будет видеть ее не так часто.

Хотя как такое возможно?

Кейду нужно было наблюдать за Эйрин и учиться у нее, как обращаться с малышкой Амелией. Так что им придется проводить друг с другом достаточно много времени. И Кейду придется держаться от нее на расстоянии, как и подобает боссу и его подчиненной.

Он цеплялся за то, что, несмотря на привлекательность Эйрин, в мире было полно других красивых женщин, намного более беззаботных, готовых веселиться на вечеринках, которые точно так же, как и он, жаждали свободы и не переживали потерю своих младенцев и не ходили с разбитым сердцем после разорванной помолвки. Так много причин оставаться равнодушным к Эйрин, но почему они тут же исчезали, стоило Кейду посмотреть в эти огромные зеленые глаза?

Они вошли на кухню, где высокая стройная женщина с заплетенными в косу светлыми волосами протирала кухонный стол.

– О, привет, – поздоровалась она. – Вы, наверное, младшая сестра Люка. Вижу семейное сходство.

– Мне говорили об этом, но не часто, – рассмеялась Эйрин.

– Эйрин, это Мейзи Элсворт. Если у тебя возникнут вопросы насчет Амелии, работы или ранчо, смело обращайся к ней.

– Точно, – улыбнулась женщина. – Вы полюбите малышку Амелию и, может быть, научите этого ковбоя с Дикого Запада, как успокаивать ее. Она очаровательная крошка. – Мейзи отвернулась и вытерла глаза. – Простите. После гибели отца Амелии мне кажется, что я потеряла одного из собственных сыновей. То же самое могу сказать о ее матери. Все это так печально, и иногда я не могу справиться со своими эмоциями, – выдавила она.

Кейд подошел и обнял ее. Он стоял тихо, пока Мейзи не успокоилась, а потом снова повернулась к Эйрин:

– Еще раз простите.

– Не надо просить прощения за то, что вы любите кого-то, – ответила Эйрин.

Кейд подумал о ее выкидыше и о том, как, должно быть, болело ее сердце оттого, что она потеряла собственного ребенка. И оно наверняка болело до сих пор.

– Вы будете замечательной няней для нашей малышки, – сказала Мейзи. – Надеюсь, у вашего брата все хорошо. Я скучаю по нему. Они с Кейдом были забавными мальчишками, а потом выросли, стали очень занятыми, и я уже вижу их не так часто.

– Мейзи, ты видишь меня более чем достаточно, – расплылся в улыбке Кейд. – И сегодня мы увидимся с тобой еще не раз, но прямо сейчас я хочу показать Эйрин ее апартаменты.

– Будет славно, если вы поживете с нами, – сказала Мейзи, обращаясь к Эйрин, а Кейд с тревогой подумал, что, заботясь о будущем Амелии, он усложнял свое собственное.

Он проводил Эйрин в ее апартаменты, состоявшие из четырех комнат. Она остановилась посредине гостиной с дубовым полом, мебелью из тикового дерева и толстым ковром двух оттенков синего цвета. На стенах висели акварели с нарисованными лошадьми.

– Тут еще спальня, туалет и ванная, – сказал Кейд. Ему очень хотелось, чтобы Эйрин радовалась своей работе и месту, где будет жить эти четыре с половиной месяца. – А еще тут есть небольшой кабинет с компьютером.

Она слегка тряхнула своими густыми рыжими локонами и прошла в спальню. Выйдя оттуда, Эйрин улыбнулась, и Кейд снова увидел ее открытую улыбку с ямочками, которую при других обстоятельствах расценил бы как приглашение к флирту.

– Здесь так красиво, – сказала она. – Я сегодня же поеду в офис и уволюсь. Они не будут возражать, я ведь все равно работала там временно. Просто уйду от них раньше, чем планировалось.

Кейд подумал, что они вряд ли захотят ее отпускать, но лишь кивнул.

– Чудесно. Мы вернемся ко мне в кабинет, и я выпишу чек для твоей поощрительной премии.

Когда Кейд передавал ей чек, их пальцы снова соприкоснулись.

Даже самое легкое прикосновение к этой девушке вызывало в нем бурю эмоций, и он понимал, что ему придется быть очень осторожным с ней.

Ему приходилось нелегко и от реакции самой Эйрин. Кейд замечал ее удивленные взгляды, блеск в глазах и учащенное дыхание. Между ними обоими явно существовало какое-то притяжение, влечение, которому он не мог, а она не хотела уступать.

Когда они вышли на крыльцо, Эйрин протянула ему руку на прощание.

– Спасибо за фантастическое предложение. Думаю, мне понравится присматривать за Амелией и не придется переживать насчет денег.

– Люк говорил, что ты отказалась от его помощи оплатить твою учебу.

– Он сам платил за свою, и я хочу быть такой же самостоятельной.

– Весьма похвально, – улыбнулся Кейд. – Итак, у тебя есть мой номер на случай, если тебе что-нибудь понадобится. И предложение о том, чтобы помочь тебе привезти свои вещи сюда, остается в силе. Увидимся в понедельник.

– Спасибо. Никогда бы не подумала, что меня будут связывать с тобой деловые отношения. Уверена, тебе бы тоже не пришла в голову подобная мысль. – Глаза Эйрин заискрились. – В то время ты обращал на меня не больше внимания, чем на обои.

Кейд молча улыбнулся. Теперь-то он точно не оставил бы ее без внимания. Он посмотрел на пухлые губы Эйрин и снова подумал о том, каким мог оказаться на вкус ее поцелуй. А потом его посетили более запретные мысли, и ему стоило немалых усилий взять себя в руки.

– Кейд, еще раз огромное спасибо за эту работу. Я с нетерпением жду, когда смогу приступить к своим обязанностям.

Кейд с трудом сделал шаг назад.

– Увидимся в понедельник, – тяжело вздохнув, сказал он.

– До скорого. – Эйрин снова пристально посмотрела на него, а потом поспешила к своей машине. Трогаясь с места, она помахала на прощание рукой.

Кейд заполучил превосходную и заслуживающую доверия няню, а в придачу мучительную тревогу, что, может быть, он наживает себе больших неприятностей. Ему придется игнорировать взаимное влечение, вспыхнувшее между ними сегодня, и избегать попыток соблазнить няню своей племянницы, иначе он навсегда потеряет своего лучшего друга. Кроме того, Кейда не интересовали серьезные отношения, а Эйрин принадлежала к тому типу женщин, которые спят и видят себя в подвенечном платье. Один раз ей уже разбили сердце, и Кейд не мог заставить страдать ее еще больше.

Он стоял на крыльце и смотрел, как машина Эйрин катится по подъездной дорожке, но не видел ничего, кроме ее огромных зеленых глаз и розовых губ, которые так и напрашивались на поцелуи.


Когда Эйрин посмотрела в зеркало заднего вида, Кейд по-прежнему стоял на крыльце своего просторного дома. Хозяин ранчо из Техаса, мужчина, стоящий миллионы долларов, выглядел, как обычный ковбой. Разве только был привлекательнее большинства из них.

Эйрин с улыбкой подумала о том, каким потрясенным выглядел Кейд, увидев, как она повзрослела. Он никогда не обращал на нее внимания, когда учился в старших классах школы. Все друзья старшего брата казались ей огромными дяденьками, которые внушали ей страх и совсем не замечали ее, что было для нее настоящим спасением.

К тому времени, когда Кейд окончил колледж, Эйрин находилась в раннем подростковом возрасте и была безнадежно влюблена в него. Но он по-прежнему относился к ней, как к девятилетнему ребенку.

Потом она не видела его на протяжении многих лет и сейчас могла сказать, что Кейд возмужал за эти годы и стал таким же уверенным в себе, как и ее брат.

Но, несмотря на то, что Каллахан оставался самым близким другом Люка, она почти ничего не знала о нем.

Когда машина выехала на дорогу и дом Кейда скрылся из вида, Эйрин наконец выдохнула. Получив чек на такую огромную сумму, она никак не смогла бы отказаться от заманчивого предложения Каллахана, хотя понимала, что иногда ей будет приходиться несладко.

Она все еще переживала потерю своего ребенка, хотя боль немного притупилась. Когда Кейд вручил ей Амелию, ее сердце болезненно сжалось, а глаза начали жечь слезы. Эйрин вела машину по пыльной дороге и с горечью думала о том, что ее рана никогда не затянется, даже если она потеряла ребенка на ранних сроках беременности. А еще она понимала, что Амелия будет постоянно напоминать ей о потере и ей каждый день придется терпеть эту боль, пока она не привыкнет к этой крохе и сможет сосредоточиться на своих обязанностях без того, чтобы думать о своем собственном малыше.


В понедельник Эйрин несколько раз переодевалась, остановив свой выбор на практичных брюках темно-синего цвета и хлопковой блузке с короткими рукавами. Потом она причесала волосы и смотрелась в зеркало до тех пор, пока не поняла, что думает о том, как на нее посмотрит Кейд.

В дверь позвонили. Включив домофон, Эйрин услышала голос брата:

– Я слишком рано?

– Нет. Я готова. Поднимайся.

– Привет. Чудесно выглядишь, – войдя в прихожую, внимательно посмотрел на нее Люк. Потом он окинул взглядом ее сумки, сложенные у двери.

– Люк, спасибо тебе, что помогаешь мне с переездом.

– Я рад, что ты согласилась, и рад, что Кейд хорошо тебе заплатит. Я знал, что он так и сделает.

– Сумма просто фантастическая. Теперь мне не придется переживать из-за денег на учебу.

– Эйрин, в который раз говорю тебе, не стесняйся обращаться ко мне, если у тебя возникнут проблемы с деньгами или чем-то еще. Я холост, хорошо зарабатываю и буду счастлив помочь тебе. И тебе не нужно ничего возвращать.

Эйрин в ответ улыбнулась:

– Спасибо за предложение. Теперь я буду спокойна, зная, что всегда могу обратиться к тебе, если случится какая-нибудь беда.

– Ты чертовски права. А что до беды… Хочу напомнить тебе еще раз…

– Люк, – со смехом остановила его Эйрин. – Только не говори мне, чтобы я не ходила на свидания с Кейдом. Он никогда не замечал меня и очень дорожит дружбой с тобой, чтобы потерять ее, обидев твою младшую сестру. Так что хватит беспокоиться по этому поводу.

– Дорогая моя, он не замечал тебя, когда тебе было восемь или девять лет… Но сейчас ты очень изменилась, и могу поклясться, что теперь он точно обратил на тебя внимание. Я лишь хочу, чтобы ты помнила, что Кейд испытывает слабость к женскому полу, но он думать не хочет о серьезных отношениях и тем более о браке. Он не знает, что такое настоящая семья. Я хочу донести до тебя, что Кейд – не твой человек и тебе не нужна еще одна сердечная травма.

– Люк, послушай…

– Имей в виду. Я вернусь из Антарктики и надеру ему задницу, если он попытается приударить за тобой, – с улыбкой закончил Люк.

Эйрин громко захохотала, отказываясь принимать слова брата всерьез.

– Ты так не сделаешь. Вы с ним дружите всю жизнь. На ранчо я буду не с ним, а с его бабушкой и племянницей. Если честно, мне показалось, что он до смерти боится остаться с Амелией наедине и не знает, что с ней делать.

– Ты права. Кейд говорил мне, что впервые в жизни так напуган. Он ничего не знает о маленьких детях. Братья Кейда не намного младше его, чтобы он имел представление, что делать с младенцами. Кстати, о братьях… Младший брат Кейда, Гейб Каллахан, холост и почти твоего возраста. Думаю, этот парень точно захочет приударить за тобой, но он, как и Кейд, не ищет серьезных отношений.

– Я учту, – смеясь, ответила Эйрин. – Но если кто-нибудь пригласит меня на свидание, я скажу, что слишком занята. Кейд уже спросил, не могла бы я оставаться с ребенком по вечерам в пятницу, чтобы он мог выйти куда-нибудь. Так что хватит волноваться за меня.

– Ладно, – неохотно кивнул Люк. – Кейд – чудесный парень и мой лучший друг, но я не хочу, чтобы он причинил тебе боль.

– Люк, прошу тебя, хватит. Ведь ты сам хотел, чтобы я пошла к нему работать, – мило улыбнулась Эйрин, и брат не нашелся что ответить. – Пойдем, – сказала она и взяла одну из сумок, которую Люк тут же забрал у нее.

Они отнесли ее вещи в машину, и Эйрин заперла квартиру.

Люк помог ей забраться в машину, потом закрыл дверцу и шагнул назад. Эйрин видела, как брат смотрел ей вслед. Она повернула за угол, и Люк исчез из вида, но его предупреждение насчет Кейда не шло у нее из головы.

Эйрин не могла сказать наверняка, будет ли работа на Кейда Каллахана благословением, или она принесет ей новые беды и новую сердечную боль.


Когда Эйрин подъехала к ранчо, ей навстречу размашистыми шагами вышел Кейд. Лучи августовского солнца играли в его колышущихся на ветру волосах цвета воронова крыла. Загорелый, мускулистый и одетый в идеально сидящие на нем джинсы и рубашку в красную клетку, Кейд излучал кипучую энергию. Сердце Эйрин тут же учащенно забилось.

– Добро пожаловать, – улыбнулся Кейд, окинув ее взглядом. – Бабуля ждет не дождется твоего приезда. Если честно, она буквально измотана.

– А я жду не дождусь, когда смогу поближе познакомиться с Амелией. – Эйрин старалась оставаться сосредоточенной на своей работе.

Кейд забросил на плечо одну из ее сумок и взял у нее из рук ноутбук. Одного прикосновения хватило, чтобы Эйрин внутренне разволновалась.

– Мы заберем все твои вещи, – сказал ей Кейд, когда из дома вышел Гарольд и бросился помогать им.

Потом на крылечке появилась бабушка Кейда со своей внучкой на руках и сердечно поприветствовала Эйрин.

– Можно я возьму малышку на руки? – спросила Эйрин, когда они вошли в дом. – Я рада, что вы здесь и сможете рассказать мне о распорядке дня Амелии, – тихо добавила она, обращаясь к Марго.

– Если честно, у нас пока нет четкого распорядка. Прошло довольно много лет с тех пор, как я возилась с маленькими детьми. У меня было две девочки, и Кристалл, мать Кейда, была младшей. Когда она родила своих мальчиков, то решила воспользоваться услугами няни. Так что я осталась не у дел и проводила с ними не так уж много времени.

Эйрин кивнула, думая о том, насколько жизнь Марго отличалась от жизни ее матери и ее собственной.

– Сейчас мы поднимемся в детскую, – сказал Кейд. – Апартаменты Амелии находятся между твоими и моими. Гостевую комнату мы переделали в игровую. Как я уже говорил, у нас не было времени, чтобы что-то толком изменить, и я хотел, чтобы она находилась в знакомой обстановке. Думаю, ей нужна стабильность после того, что она пережила в своей жизни. – Кейд помрачнел. Похоже, он остро переживал потерю своих брата и невестки.

Кейд пропустил Эйрин с Амелией на руках в апартаменты малышки, а сам направился дальше к другой открытой двери.

– Я положу твои вещи в твоей комнате и вернусь.

Войдя в игровую, которая была просто-таки набита игрушками, Эйрин огляделась по сторонам. В комнате были даже детские качели. Не выпуская Амелию из рук, она присела на кресло-качалку.

– Кажется, ее не очень интересуют игрушки.

– Она сегодня проснулась очень рано, поэтому, скорее всего, устала и скоро захочет спать, – ответила Марго. – Кейд тут неподалеку, и, если у тебя больше нет никаких вопросов, я пойду к себе и отвечу на несколько писем. Зови меня, если понадобится помощь.

Эйрин кивнула, подумав о том, как часто ей придется оставаться наедине с Кейдом, или он все-таки будет проводить все свое время на работе. Как бы там ни было, получилось так, что ей сразу же пришлось приступить к своим обязанностям в роли няни, и оказалось, что у ее подопечной не было никакого распорядка дня.

Опустившись с малышкой на пол, Эйрин взяла в руки пластиковый шар, наполненный блестками и маленькими серебряными колокольчиками. Глядя на хорошенькое личико Амелии, она знала, что ее ждет еще одна сердечная травма, потому что она обязательно полюбит этого ребенка до того, как закончится срок ее временной работы в этом доме. Она будет относиться к этой девочке, как к своей собственной, но отпустит ее, потому что так будет лучше для Амелии.

Но как устоять перед привлекательным опекуном малышки, если они будут проводить вместе так много времени? Разве сможет она противиться его чарам, если он уже заставляет ее сердце бешено колотиться, и ей до невозможного хочется оказаться в его сильных руках?


Кейд вошел в детскую и увидел Эйрин на одеяле на полу катающей мячик перед Амелией, в то время как та пыталась схватить его и заливисто смеялась.

Когда новоиспеченная няня его племянницы подняла голову и посмотрела на него, ее рыжие волосы рассыпались у нее по плечам, и у него перехватило дыхание. Ну почему Люк не предупредил, что его сестра стала такой красавицей?

– Эйрин, вижу, бабуля уже сбежала с поля боя и оставила тебя одну, – сказал он, переведя взгляд на малышку. – Но Амелия выглядит довольной.

– Несмотря на то что ей пришлось пережить, она очень жизнерадостный ребенок. Думаю, дети чувствуют, что происходит вокруг них.

Кейд сел на краешек дивана так близко, что мог запросто потянуться и коснуться ее или Амелии.

– Ей уже лучше. Первое время она очень много плакала. Слава богу, сейчас такие вещи случаются намного реже. Я себе места не находил и не знал, что делать. Мне казалось, она просилась к Лидии и Нейту.

– Кейд, мне очень жаль, – тихо сказала Эйрин, слегка коснувшись его руки. Но она тут же убрала свою руку и шумно вздохнула, когда Кейд повернулся и посмотрел на нее.

Она всего лишь хотела утешить его, но вместо этого пробудила в нем желание, и Кейду вдруг захотелось притянуть ее к себе, флиртовать с ней, целовать ее губы. Эйрин отодвинулась и густо покраснела, и Кейд решил, что она испытала то же самое, что и он, и это только усилило его влечение к ней.

– Твоя бабушка здесь с того самого дня, когда произошла авария?

– Нет. Мой старший брат по отцу, Блейк Каллахан женился в мае. Его жена, Сиерра, беременна. Она была так добра, что взяла Амелию к себе на неделю сразу же после аварии, потому что я не мог. Я не хотел причинять ей неудобства, но она настояла.

– Очень мило с ее стороны, – улыбнулась ему Эйрин и снова повернулась к малышке.

Кейд окинул взглядом ее профиль и посмотрел на ее длинные и густые ресницы. Кожа Эйрин была безупречной и казалась очень нежной. Он поймал себя на мысли, что его снова заносит не туда, и попытался взять себя в руки.

– Сиерра, как и ты, абсолютно не напрягается рядом с маленькими детьми и чувствует себя уверенно. Она из многодетной семьи, которая очень отличается от нашей. Мой отец, Дирксон Каллахан, абсолютно не семейный человек, и его совсем не интересуют собственные дети. Он посетил похороны Нейта и Лидии и уехал сразу же. С тех пор мы не виделись. Он очень занят тем, что зарабатывает деньги.

– Мы с тобой давно знакомы, а я ничего не знаю о твоей семье.

– Первый брак моего отца длился всего лишь восемь месяцев. Потом он женился на Веронике, и у них родился Блейк. Тот был совсем еще ребенком, когда они развелись. Отец никогда не интересовался своим первенцем, пока Блейк сам не связался с ним. Потом отец женился на моей маме, Кристалл, и у них родилось три сына. Я самый старший, за мной идут Нейт и Гейб. После того, как родители развелись, папа больше не женился, но у него было множество любовниц.

– После твоего рассказа я еще больше благодарю Небеса, что у меня такие чудесные родители.

– Тебе повезло. В любом случае, когда зачитали завещание Нейта, оказалось, что он назначил меня опекуном своей дочери, о чем я уже знал, потому что он попросил меня об этом, когда они с Лидией составляли завещания. Мы с братом всегда были очень близки. Так вот, бабушка пожалела меня и приехала мне помочь, пока я не найду няню для Амелии. И Мейзи конечно же тоже постоянно была поблизости.

– Кажется, ты обо всем позаботился.

– Я хочу, чтобы у Амелии было все самое лучшее. Я обязан сделать это ради памяти Нейта и Лидии. – Кейд потянулся и потрепал ребенка по пухленькой щечке. – Амелия кажется такой хрупкой. Я не могу сказать с точностью, нравлюсь ли я ей, и не знаю, чем ее кормить. Я в полной растерянности, – признался он. – Никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным, как сейчас.

– Теперь я буду с ней, а потом ты подыщешь ей другую няню, и все будет хорошо. И с Амелией все будет в полном порядке, потому что ты любишь ее. Кейд, не переживай так, я научу тебя, как заботиться о ней.

Кейд чуть не выпалил, что она могла бы научить его множеству вещей, которые никак не связаны с детьми.

– Самое важное правило в том, что касается ухода за ребенком, – руководствоваться здравым смыслом. – Ее глаза весело блеснули. – На твоем ранчо полно малышей, только они четвероногие.

– С ними все просто, и они другие. И мне кажется, ты сейчас смеешься надо мной, – бросил Кейд, вглядываясь в ее пленительные зеленые глаза.

– Не совсем. Ты слишком обеспокоен. Амелия полюбит тебя. Я вижу, как она тянется к тебе, так что ты ей нравишься, и она доверяет тебе, иначе вела бы себя по-другому.

– Надеюсь, что ты права, – вздохнул Кейд. – Что ж, бабушка бросила тебя одну, и мне тоже нужно сделать один важный звонок. Но потом я вернусь.

– Можешь не торопиться. Мы пока ближе познакомимся с Амелией. А потом она наверняка захочет спать.

– Я точно знаю, что она пообедала, потому что я сам кормил ее. Если тебе что-нибудь понадобится, зови бабушку или Мейзи. Или звони мне.

– Я справлюсь, – улыбнулась Эйрин. – Ты можешь заниматься своими делами. – Она повернулась к ребенку и прокатила перед ней шарик. Потом Эйрин снова подняла голову и серьезно посмотрела на Кейда, и он тут же почувствовал, как между ними пробежала искра.

К несчастью – или все-таки к счастью, – ему нужно было решить несколько вопросов, поэтому пришлось покинуть ее. Кейд подозревал, что, чем ближе он будет узнавать Эйрин, тем сложнее ему будет оставаться в рамках деловых отношений. Но ему придется держаться на расстоянии.

Даже если это убьет его.


Только когда Кейд вышел из комнаты, Эйрин смогла свободно вздохнуть. Каким образом она собиралась продержаться эти несколько месяцев, если их с Кейдом влекло друг к другу с такой неудержимой силой? Такой поворот дел оказался весьма неожиданным и таким же нежелательным. Эйрин очень надеялась, что эти страсти со временем улягутся, но пока она была потрясена тем, как сильно ее тянуло к Кейду.

Амелия с силой толкнула мячик, и он покатился прочь. Малышка подняла вверх свои маленькие ручки и помахала ими, желая получить свою игрушку обратно. Эйрин поймала мяч и вернула его обратно ребенку.

– Малышка, вот твой мячик, – мягко сказала она. Ей хотелось, чтобы девочка как можно скорее привыкла к ней.

Эта работа была такой же, как и множество других, когда она присматривала за чьими-то детьми, но только сейчас ей придется прожить несколько месяцев на ранчо. С Кейдом.

Когда Эйрин коснулась его руки, она испытывала сострадание по поводу его утраты и не думала ни о чем другом. Но в эту же секунду все изменилось. Ее сочувствие исчезло, уступив место страстному влечению к Кейду, в котором она видела привлекательного и соблазнительного мужчину. Эйрин внутренне задрожала, и ей вдруг захотелось оказаться в его объятиях.

После того как у нее случился выкидыш в прошлом году, ни один мужчина не вызывал у нее желания, последняя искра которого потухла, когда Адам разорвал их помолвку и передумал жениться на ней. Эйрин не хотелось ни с кем встречаться. Ни один мужчина не волновал ее. Она с головой ушла в учебу и словно оцепенела.

Но стоило ей войти в кабинет Кейда Каллахана и посмотреть в его синие глаза, как ее тело тут же проснулось к жизни. Эйрин подумала о том, что близость с ним могла быть восхитительной физически, но бессмысленной в том, что касалось эмоций.

Так почему же в ней просыпалась такая страсть от одного взгляда Кейда или его случайных прикосновений? Каллахан не флиртовал с ней и не пытался поцеловать, но стоило их рукам соприкоснуться, как ее охватывало дикое желание оказаться в его объятиях и ощутить вкус его поцелуя.

А ведь Люк несколько раз предупредил ее о том, что Кейд не ищет серьезных отношений и не ценит такие вещи, как брак и семья. Эйрин не хотелось возвращаться домой с разбитым сердцем, но как она могла устоять перед Кейдом, если ее тянуло к нему с тех пор, как ей исполнилось тринадцать лет? Она начинала дрожать от одного его взгляда или прикосновения пальцев. Как могла она оставаться с ним под одной крышей на протяжении многих дней и ночей и сказать ему «нет»?


Глава 1 | Самая смелая фантазия | Глава 3







Loading...