home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




Хан Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, Саанское Объединение, ненаселенная система Мирлайт, мазершип "Грат Рованх", флагман объединенного флота вторжения, полдень 23.11.4567 с. э.


Вот время и пришло. Кхэй резко выдохнул и встал, глядя на вытянувшегося перед ним панарха. Очень хотелось надеяться, что все пройдет, как запланировано, что потери при захвате империи будут не слишком велики. Однако надеяться на такое глупо, хан понимал это, как никто другой. Особенно в свете непонятных событий, не дающих Кхэю покоя в последнее время.

Плохо, что остальные пять ханов не пожелали прислушаться к опасениям хана давасара Бетоар. Они просто пропустили их мимо ушей, посчитав параноидальными измышлениями "наглого юнца" – давно ненавидели Кхэя, стремящегося объединить Саан по-настоящему. Под своей властью, естественно. И это стремление для остальных ханов секретом отнюдь не являлось. Жаль, что отец так рано умер! Его эти скоты боялись как огня, не рискуя ничем вызвать гнева владыки самого сильного и богатого из давасаров.

Кхэю было всего двадцать лет, когда на него неожиданно свалилась власть – Норхада Ват-Орхидо Бетоара все же убили, заманив в подлую ловушку. Два десятка неизвестно чьих кораблей рассстреляли личный рейдер хана во время визита в давасар Эдоат. Он даже не успел достичь границ. Юноша справился со страшной ношей. Никто не знал какой ценой, но справился. Ни один человек не знал, каков Кхэй на самом деле и чего хочет. Все думали, что он обычный властолюбец, а его заботили возможные пути дальнейшего развития человечества. Только даже поделиться своими мыслями и идеями хану было не с кем. У истинного вождя не бывает друзей! Горькая истина, которая от этого не перестает быть истиной.

Прошло всего несколько лет, и воины давасара Бетоар готовы были молиться на своего нового хана, единогласно признав его военным гением. Это вскоре, скрипя зубами, оказались вынуждены признать и остальные пять давасаров. Кхэй всегда находил нестандартные решения и побеждал в любом сражении, даже если силы противника значительно превышали его собственные. Особенно ясно данное обстоятельство стало во время вразумления давасара Марх-Вардог, хан которого решил поставить на место "обнаглевшего выскочку". Разгром оказался сокрушительным. И это при том, что ни Бетоар, ни Марх-Вардог не понесли особых потерь. Как объявил затем Кхэй, он не стал уничтожать марх-вардогские корабли потому, что они понадобятся для войны с общим врагом – империей Далан-Атен. Это настолько понравилось воинам всех шести давасаров, что больше никто из ханов не рисковал выступить против молодого Ват-Орхидо Бетоара.

Сейчас хану очень хотелось остановить войну, к которой он столько лет готовился, о которой так мечтал, к которой так стремился. Ведь флот шел в полную неизвестность! Ни одна принятая мера так и не дала ничего – даже одинокие корабли вольных торговцев не возвращались с территории империи. Шесть дивизий дестроеров под командованием лонарха Хервена, захватившие имперскую колониальную планету Керлан, тоже бесследно исчезли, несмотря на все предусмотренные заранее пути доставки информации в Объединение.

Кхэй с ужасом понимал, что, похоже, ведет флот к гибели, поэтому разработал ничем не напоминающий обычную для него безумную по смелости тактику, буквально параноидальный план вторжения, позволящий сохранить около трети сил при любом исходе дела. Этот план чрезвычайно не понравился другим ханам, но все их протесты ничего не дали – приказ главнокомандующего. А таковым Кхэя избрали голосованием общего собрания офицеров шести давасаров. Марх-Вардог пытался сорвать голосование, но ничего у него не вышло. Единственное, чего с величайшими усилиями добился старый хан, так это того, что стал заместителем командующего. Только данное обстоятельство ему мало помогло – слово Кхэя осталось решающим.

Хан на всякий случай отправил вперед несколько эскадр. На некотором удалении друг от друга. И запретил им приходить на помощь попавшим в беду, наоборот – тут же уходить, считав всю возможную информацию со сканеров обычного и гиперпространства. Надеялся таким образом хоть что-нибудь узнать об оружии и тактике противника. Он очень сожалел, что не имеет на руках никаких подтверждений своим подозрениям и ничего не может доказать. Мог, конечно, отозвать свои флоты и отказаться от участия в войне, но в этом случае его не поймут собственные люди, посчитают трусом, а этого Кхэй допустить не имел права – все, что строили еще дед и отец, обрушится. Воевать все равно придется, уповая на лучшее. Надеясь, что сил Саанского Объединения все-таки хватит, чтобы сокрушить империю Далан-Атен.

Неизвестность была хуже всего, она не давала хану спать, заставляла предполагать такое, что еще два месяца ему и в голову прийти не могло. Но и события ведь таковы, что волосы дыбом встают. Почему же никто не желает этого видеть и понимать? Кхэй не знал и от этого чувствовал себя еще хуже. А что, если Объединение проиграет? Выживет ли оно? Ведь у империи или союзной ей "третьей стороны" может хватить сил, чтобы добить извечного врага…

Он снова посмотрел на панарха и спросил:

– Штаб учел мои подозрения?

– Учел, мой хан! – поклонился тот. – Вы правы, что-то здесь не то. С нашими предложениями вы ознакомлены.

– Да, – кивнул Кхэй. – Ознакомлен. Кое-что интересное в них есть. Свои выводы и окончательные приказы я представлю штабу после совещания. Есть одна идея.

При воспоминании о предстоящем совещании с остальными пятью ханами у него от раздражения задергалась щека. Опять придется доказывать этим дуракам, что не стоит нестись вперед, очертя голову. Можно хорошенько влететь! Но они не желают ничего понимать, настаивают на массированной атаке всем флотом вместо осторожного прощупывания имперской обороны. А на слова Кхэя о том, что в противостояние, возможно, вмешался кто-то еще, просто не обращают внимания, только, когда он не видит, крутят пальцем у виска. Святой Карлайн, какие дураки! И почему верховная власть в их руках?…

– Подготовьте мне челнок! – хрипло каркнул хан.

– Давно готов, повелитель! – снова поклонился панарх.

– До моего возвращения ничего не предпринимать.

– Как прикажете.

Повернувшись на каблуках, Кхэй вышел из командного центра и двинулся к шлюзам. Пришлось воспользоваться самодвижущейся дорожкой, иначе дорога заняла бы слишком много времени, а его не было – совещание должно начаться через сорок минут на борту тяжелого крейсера "Святой Гларвайд", принадлежащего Церкви Карлайна, а потому нейтрального. Ханы встречались только на нейтральной территории, опасаясь покушений. И абсолютно не доверяли друг другу.

В роскошном челноке не было никого, кроме пилота и четырех телохранителей. Кхэй не обратил на них ни малейшего внимания, только вяло махнул рукой, отдавая приказ стартовать. Затем с удобством устроился в мягком кресле, не забыв пристегнуться – челнок есть челнок, его при резких маневрах швыряет со стороны в сторону только так, можно и головой приложиться о стальную стену, если не будешь осторожность соблюдать. Зашумели двигатели, но Кхэй не услышал, его продолжали одолевать тревожные мысли.

С лязгом раздвинулась диафрагма стартовой аппарели, челнок поднялся над полом ангара и вылетел в открытый космос. Не успел он отойти от "Грат Рованха" на километр, как к нему пристроились две эскадрильи истребителей – слишком многие в Саанском Объединении жаждали раньше срока отправить хана давасара Бетоар к праотцам, поэтому об охране следовало позаботиться заранее.

Прошло еще полминуты, и случилось то, о чем Кхэй Ваи-Орхидо Бетоар помнил до конца жизни.

– Мой хан! – в ужасе вскрикнул пилот. – Флагман атакуют!

– Флагман?! – вскинулся Кхэй. – Кто?!

– Неизвестно… Из гипера в трехстах метрах от мазершипа выскользнули три объекта. Что это такое я не знаю, но…

Больше пилот не успел ничего сказать – иллюминаторы залил яркий белый свет. А когда он погас, Кхэй с ужасом осознал, что мазершип "Грат Рованх", на котором собрался весь генеральный штаб объединенного флота Объединения, больше не существует. Только мелкие обломки разлетаются в стороны. А затем челнок догнала взрывная волна, его затрясло, с каждым мгновением все сильнее. После чего в челнок что-то врезалось, кресло хана оторвало от пола и швырнуло на стену. Удар оказался настолько сильным, что Кхэй потерял сознание и больше ничего не видел и не слышал.



XIV. Адмирал флота Хемен К. И. Галаэн, флагман боевого флота империи Далан-Атен, полтора световых года от границ системы Ваталн, два световых года от границ системы Ротен | Потерянный легион. Империя | Дварх-полковник Варт Ансар, Саанское Объединение, ненаселенная система Мирлайт, глубокие слои гиперпространства, борт дварх-крейсера "Черная Рысь", полдень 23.11.4567 с