home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Анатолий Фирсов

(1941–2000)

Советский хоккеист. Чемпион IXзимних Олимпийских игр в Инсбруке (Австрия), 1964 год. Чемпион X зимних Олимпийских игр в Гренобле (Франция), 1968 год. Чемпион XI зимних Олимпийских игр в Саппоро (Япония), 1972 год

В хоккее советских времен было немало великих нападающих, и все же с популярностью Анатолия Фирсова не сравнится почти никто. Любовь к нему была поистине всенародной. О забитых им фантастических шайбах складывали легенды, причем, как правило, они имели под собой реальную основу. Ну вот, например…

В 1967 году чемпионат мира и Европы проходил в Австрии. В матче сборной СССР со сборной Канады счет долгое время держался 1: 1. Стоящий в воротах канадцев легендарный вратарь Сет Мартин творил чудеса. В один из моментов Фирсов поехал к скамейке отдыхать. Но тут неожиданно у него под коньком оказалась шайба. Раздосадованный тем, что у сборной СССР ничего не получается в атаке, Фирсов отшвырнул ее коньком в сторону, шайба ударилась о клюшку канадского защитника, и от нее влетела в ворота Мартина, который на долю секунду утратил бдительность. В итоге сборная СССР победила 2: 1.

Есть и другая версия этого памятного гола. Согласно ей, увидев шайбу у себя под коньком, Фирсом сам, мгновенно оценив ситуацию, мощным броском послал ее в верхний угол ворот Мартина, который опять-таки на долю секунды утратил бдительность.

Какой же из версий верить? И у той, и у другой есть, как водится, очевидцы, которые все видели своими глазами. И ту, и другую можно найти в различных хоккейных справочниках. А счет в матче сборных СССР и Канады в самом деле был 2:1.

Согласно еще одной легенде, в 1972 года на зимних Олимпийских играх в Саппоро Фирсов так напугал шведского вратаря своими мощнейшими бросками, что тот даже прятался от них… за собственными воротами. А есть еще и третья легенда, и четвертая, и десятая.

Но вот и доподлинный факт. На том же чемпионате мира и Европы в 1967 году журналисты ведущих газет, радио и телевидения составляли, как водится, символическую сборную мира. Вариантов было много, но лишь один-единственный хоккеист оказался в каждом из этих списков — Анатолий Фирсов. Официально же лучшими игроками турнира были названы американский вратарь Ветцель, защитник сборной СССР Давыдов и нападающий сборной СССР Фирсов. Он же стал и самым результативным игроком чемпионата — забросил 11 шайб и сделал столько же результативных передач.

А что касается его мощных бросков, то они и в самом деле были именно такими. В одном из своих интервью Фирсов объяснил их секрет: «Многие восхищаются моим очень сильным щелчком. Но если бы они только видели, сколько железа мне приходится возить по полу на тренировках, то вряд ли удивлялись бы». Надо, пожалуй, пояснить, что «железом» великий хоккеист называл диски от тяжелоатлетической штанги, которые он возил клюшкой по полу вместо шайбы.

И техника у него была своя, особенная, восхищавшая всех. Он мчался по льду, ведя шайбу не только клюшкой, но и подыгрывая коньком. Казалось, этот виртуозный прием дается ему с удивительной легкостью, но опять-таки никто из зрителей не видел, сколько времени Фирсов отрабатывал его на тренировках.

Однако специалистов поражала даже не филигранная техника и мощный бросок Фирсова, а его хоккейная мысль. Он мог сделать виртуозную передачу партнеру, находясь в самой безнадежной для себя ситуации, когда этого никто от него не ожидал. И сам оказывался именно в той точке, куда в следующий момент должна была попасть шайба.

А еще всех без исключения восхищала его особая, размашистая, «фирсовская» манера катания. И далеко не все знали, что она ведет свое начало из тех времен, когда Фирсов играл не в хоккей с шайбой, а в русский хоккей (с мячом) на большом поле. И оттуда же — умение легко и свободно управляться с клюшкой.

Фирсов — москвич. В русский хоккей он начал играть в команде завода «Красный богатырь». Но способности паренька подметили тренеры детской команды «Спартака», и он стал играть в хоккей с шайбой. В 1958 году 17-летний хоккеист оказался в спартаковской команде мастеров. А три года спустя — в знаменитой команде ЦСКА под началом великого тренера Анатолия Тарасова.

В те времена, по его собственному признанию, Фирсов был лишь одним из тех многих хоккеистов, которые «подают надежды». Такие всегда были и есть в любом хоккейном клубе. Опять-таки, по его признанию, нагрузки на тренировках в ЦСКА были не сопоставимы со спартаковскими. Тарасов не давал пощады никому. Но тот, кто выдерживал тарасовские требования, кто принимал их, становился великим хоккеистом. Фирсов выдержал.

Сам великий тренер Анатолий Тарасов в своей книге «Хоккей грядущего» об отношении Фирсова к тренировкам написал так:

«Все, кажется, усвоил и освоил этот талантливейший хоккеист, но по-прежнему подходит ко мне и просит, сам, подчеркиваю, просит повысить к нему требования: придумать ему новое упражнение, дать новое задание. И никогда Фирсов не сомневался в новой идее, в новом упражнении, каким бы странным или неожиданным оно не казалось ему. Он не колебался, не терзался, а вдруг это упражнение неверное, а вдруг эта тактическая задумка ошибочна и мы зря тратим время. Он понимает необходимость эксперимента, и это рождает исключительно интересную для тренера обстановку, атмосферу творчества и поиска…»

А так Тарасов писал об игре Фирсова:

«Хоккеистом современным, играющим в сегодняшний хоккей, представляется мне Анатолий Фирсов. Проследите за его игрой. Нужно быть оптимистом, нужно обладать мужеством, чтобы рисковать так, как рискует он. Приглядитесь повнимательнее к Фирсову, и вы заметите, что он всегда ищет самые острые, на грани ошибки решения. Он начинает свой проход рискованно, ищет не простое решение, где можно обыграть какого-то зазевавшегося защитника, а пытается пройти сразу между двух, если не трех игроков соперника. Это нужно ему, чтобы отвлечь на себя главные силы «неприятеля» и облегчить выполнение задачи товарищам…»

Тому, кто находил себя в ЦСКА, открывался путь в сборную СССР. Фирсов получил в ней свое боевое крещение в 1964 году, хотя появлялся в сборной и раньше. Но 1964 год был для Фирсова особенным — тогда в австрийском Инсбруке проходили IX зимние Олимпийские игры, а олимпийский хоккейный турнир был вместе с тем 31-м чемпионатом мира по хоккею и 42-м чемпионатом Европы.

Сборная СССР, выиграв до этого семь матчей, в последней игре встречалась со сборной Канады. Канадцы проиграли на турнире только один матч — сборной Чехословакии, но в случае победы над советской сборной могли стать чемпионами. Дважды они вели в счете — 1: 0 и 2: 1, и все-таки в третьем периоде Вениамин Александров забил третий — переломный — гол.

Так в 1964 году Анатолий Фирсов в первый раз стал олимпийским чемпионом, чемпионом мира и чемпионом Европы. В Инсбруке он забил 6 шайб и сделал 3 голевые передачи.

С той поры Фирсов получал золотые медали чемпиона мира каждый год до 1971 года. А вместе с ними — до 1970 года — медали чемпиона Европы.

В 1966 году на чемпионате мира, проходящем в Югославии, в сборной СССР появилась тройка нападающих, поначалу многих удивившая — опытный уже Фирсов взял себе напарники способных, но совершенно не обстрелянных 20-летних Владимира Викулова и Виктора Полупанова. Но именно с ними, как оказалось, Фирсову суждено было добиться самых больших своих успехов и самой большой славы. Уже в следующем году он был назван лучшими игроком на чемпионате мира и Европы, и не раз потом становился лучшим бомбардиром чемпионатов.

В 1968 году X зимние Олимпийские игры проходили в Гренобле. Тогда в последний раз хоккейное первенство мира и первенство Европы разыгрывалось в рамках олимпийского хоккейного турнира. Фирсов вновь стал самым результативным хоккеистом — забил 12 шайб и сделал 4 результативные передачи. А сама ситуация на турнире сложилась любопытно.

Судьба всех комплектов медалей решалась в последнем туре. До этого сборная Чехословакии успела победить сборную СССР — 5: 4, и в случае выигрыша у шведов могла стать первой. Первыми в свою очередь могли стать и канадцы, однако для этого надо им надо было выиграть у сборной СССР. Но чехи и шведы сыграли вничью — 2: 2, а хоккеисты сборной СССР, выиграв у канадцев — 5: 0, вновь стали олимпийскими чемпионами, чемпионами мира и чемпионами Европы.

Любопытная ситуация сложилась и в 1971 году, на чемпионате мира и Европы, который проходил в Швейцарии. Тогда в зачет первенства Европы перестали учитываться результаты матчей европейских команд против сборных других континентов. Сборная СССР сыграла один матч со сборной Чехословакии вничью — 2: 2, а второй проиграла — 2: 5. И тем не менее по набранным во всем турнире очкам стала чемпионом мира. Однако для определения чемпиона Европы у сборной СССР вычли 4 очка, набранные в матчах с командой США. Поэтому титул чемпиона Европы достался сборной ЧССР. В 1971 году Анатолий Фирсов вновь был самым результативным игроком турнира — забил 11 шайб и сделал 8 результативных передач.

Тогда Фирсову было 30 лет и, казалось, находясь в прекрасной форме, он будет великолепно играть еще многие годы. В феврале следующего 1972 года он уже в третий раз стал олимпийским чемпионом на играх в Саппоро. Судьба олимпийского золота вновь решалась в последнем матче со сборной ЧССР. У советских хоккеистов было 7 очков, у чехословацких — 6. Чтобы стать чемпионами, сборной СССР достаточно было сыграть матч вничью, но они одержали уверенную победу — 7: 2.

Но в том же году сборной СССР стали руководить другие тренеры — вместо Анатолия Тарасова и Аркадия Чернышева пришли Всеволод Бобров и Николай Пучков. И Фирсов, как и великолепный защитник Виталий Давыдов, показались новым тренерам «возрастными». В 1972 году чемпионат мира и Европы проходил в Праге уже отдельно от Олимпийских игр. И дебют Боброва оказался неудачным: чемпионат закончился победой хозяев, которые в решающем матче смогли обыграть сборную СССР — 3: 2.

Уже не участвовал Анатолий Фирсов и в знаменитой серии матчей с канадскими профессионалами, которые прошли в том же 1972 году. В 1973 году великий хоккеист завершил свою спортивную карьеру.

Одно время он работал в спортивном клубе ЦСКА, а в последние годы занимался предпринимательством, причем не в России, а в Швейцарии. Огромным ударом для великого хоккеиста была смерть жены. Вскоре он и сам скончался от инфаркта у себя на даче в подмосковном местечке, которое называется Фирсановка. Он даже не успел отпраздновать свое 60-летие. 


Людмила Белоусова, Олег Протопопов | 100 великих олимпийских чемпионов | Валерий Попенченко