home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Грамотный, образованный, ученый

В любом обществе человек, который чем-то выделяется среди остальных, вызывает интерес и желание постичь, что нового в социальную жизнь вносят такие, как он. Ведь поначалу это «новое» непонятно, внушает подозрения.

Так и в русской истории. Кажется, совсем недавно мещанская среда выдвигала свои ярлыки-лозунги: «Ишь, какой грамотный!» или «Образованные одолели!», а потом и «Шибко ученый!» или «Все тут культурные!». Теперь же все чаще мы слышим споры о том, что такое интеллигент. Именно в этой последовательности и развивалось в нашем обществе отношение к людям, воплощавшим в себе те понятия, которые сегодня окончательно сформировались в известные всем — образованный, ученый, культурный, интеллигентный человек.

Действительно, некогда речь могла идти о человеке вообще, во всей совокупности его свойств. Сегодня мы говорим отдельно, аналитически расчленяя понятия, об ученом, о культурном, об интеллигентном. Многообразие человеческих индивидуальностей и многосложность современной социальной жизни выделяют из нашей среды представителей самых разных культурных типов. В подходе к культуре как созданию самого человека общество быстро находило свои критерии и оценки. Вчера и грамотности достаточно — сегодня требуются образованные, вчера культурный был выше всех — сегодня требуют интеллигентного.

Издревле существовало представление о человеке как об определенной целостности: во всех качествах и свойствах, изначально данных ему родителями или родом. Ведущих качеств четыре, и каждое следующее рангом выше, поскольку оказывается важнее в отношении человека к остальным людям. Физическая сила — сильный, пригожесть — красивый, разумность — умный, и все это вместе как итог жизни — добрый. Добрый человек — всегда человек хороший.

Конечно, и сегодня сохранились (и мы понимаем их) все эти качества-признаки, но по велению времени и они повернулись новой своей стороной, в переносном значении выражая не личное только свойство человека, но и общественный к нему интерес: сильные мира сего, красиво работает, умные руки… Образный сдвиг в значении слов отражает и изменение нашего отношения к человеку, его оценку с позиции «всех», с социальной точки зрения.

Взглянем на слова грамотный, образованный, ученый. Все они пришли из высокого слога. Уважительное отношение русского человека к мастерству и к знанию хорошо известно. Грамотный от заимствованного у греков грамота; только у русских и украинцев есть это слово. Образованный — славянизм, близкий к значению слов образовать или образный. Ученый — страдательное причастие, а страдательные причастия не очень-то жаловали в разговорной русской речи. Однако являясь определениями, все эти слова постепенно выработали в себе признаки, которыми воспользовались при именовании человека. Сочетание грамотный человек сжалось в одно слово грамотный, образованный человек — свернулось в образованный, ученый человек — породило важное (уже для нашего времени) слово ученый.

Будьте внимательны, не пропустите: не отдельное слово важно, а совокупный смысл всех относящихся сюда понятий. Термин ученый из сочетания ученый человек образовалось по старой модели, хорошо известной русским. Не случайность, а национальное чувство ведет в пересмотре опорных слов культуры. Важны отраженные в словах-понятиях степени мастерства, которые постоянно повышаются.

Не так давно, казалось бы, А. И. Герцен произнес иронически: «Я уверен, что со временем ясно докажут, что прилагательное ученый уничтожает существительное человек» — а вот уже есть у нас особый термин ученый, хотя осталось и сочетание ученый человек, которое звучит насмешливо. Таково отношение к «ученому» с древности, «слишком ученый» — нехорошо. Герцен всего лишь перефразировал знаменитую латинскую пословицу, известную по афоризму Мишеля Монтеня: «После того, как появились люди ученые, нет больше хороших людей». Ученость, как и образованность, не определяет порядочности и прочих нравственных качеств ученого или образованного человека. Порядочность и нравственность — это другой ряд понятий и слов.

Последовательность возникновения этих слов легко проследить в языке, стоит лишь внимательно приглядеться.

Можно ведь сказать: профессионально грамотный человек — это как бы предел возможностей в творческом развитии мастера. Профессионально образованного или ученого быть не может: профессиональная их подготовка входит в содержание самого понятия об образованности или учености. Точно так же высоко или широко образованный отличается от глубоко ученого — тоже ведь существенная разница. Высота или широта подготовки являются пределом для образованности, но ученый помимо этого должен еще вникнуть в свое дело, может быть, и узкое по предмету, но всегда — беспредельно глубокое по существу.

Есть и профессиональные ограничения, связанные со спецификой дела. Можно представить грамотного в своем деле сантехника, но над ученым сантехником посмеялся бы и он сам. Писатель может быть образованным, но ученый писатель… увольте! Писатель может стать ученым, может быть и ученый-писатель, это правда, но только после того, как пройдет подготовку, став в школе грамотным, а в вузе образованным.

Наконец, важны и производные слова. У грамотного много противоположностей: тут и неграмотный, и безграмотный, и малограмотный. Образованный сужает границы противоположностей: может быть необразованный, попадается малообразованный, — вот, пожалуй, и все. Ученый либо есть, либо его нет, и тогда он только кажется ученым; прибегают к новым формам отрицания, заимствованным из классических языков, — псевдоученый, квазиученый или (по их образцу, с переводом приставки на русский) лжеученый. В отличие от образованности и грамотности, ученому не противопоставлены никакие степени отсутствия учености. Это просто не нужно. Слово стало именем, отражающим существенную часть современной производственной жизни. Ученый — работник умственного труда, занятый важным делом, наукой. Вот насколько гибко отражает наш язык различия между грамотным, образованным и ученым! Главное же — за каждым словом стоит его история. Изучая историю слов, мы всегда уясним себе и развитие их значений. В XIX веке социальная программа направлений общественной мысли определялась и отношением их к уровню народной культуры. Московские славянофилы ратовали за грамотность, петербургские либералы призывали дать народу грамотность и образованность, революционные демократы считали необходимыми для народа образование и современную науку. Степени «знания» четко различались в русском обществе, их взаимное соотношение — в центре внимания публицистики; оттачивались смысл и характер терминологии. «Грамотность распространяется у нас гораздо быстрее образования, — писал народник Н. В. Шелгунов. — Все мы умеем читать, но только очень немногие что-нибудь знают и понимают, что они читают». На самом же деле, считал Шелгунов, став грамотной, образованная масса получает верные понятия только с наукой — иначе и образованность не развивается дальше.

Знают — образованные, понимают — ученые. Последовательность в развитии интеллектуальных способностей человека выражена в этих глаголах точно: уметь — знать — понимать. Грамотен и ремесленник, широко образован — мастер, а вот для ученого самое важное — познание нового, он на острие прогресса. Так распределились функции всех трех слов теперь, но путь к этой точности и ясности мысли был длительным и трудным.

Социальное усложнение русского общества требовало дифференциации понятий, а следовательно, и развития смысла слов. В XVII веке грамотный — и грамотный, образованный, и ученый вместе, в XVIII веке — грамотный только образованный (для обычной грамотности подыскиваются особенные слова: письменный человек). В середине XIX века развитие общества остановилось «перед неясным еще, но влекущим к себе словом образование», — писал известный педагог В. П. Острогорский. Не грамотный, а образованный в середине XIX века — высшая степень в развитии творческих возможностей человека.

Но и слово образованный, возникнув в 1830-е годы, долгое время не имело нынешнего смысла, являлось как бы истолкованием слова просвещенный. Оно понималось слишком конкретно.

Постепенная специализация значений началась под влиянием иностранных языков, прежде всего — под воздействием со стороны уже выработавшего подобную дифференциацию смыслов немецкого языка. И современники замечали, что различие немецких Bildung (образование), Erziehung (воспитание, просвещение) и Unterricht (обучение, грамота) как-то связано с неуклонным расхождением в смысле старинных русских слов воспитание, образование, просвещение. Различие между ними еще не терминологическое, значения их отчасти совпадают.

В далекой древности и ученый — просвещенный, можно даже сказать — образованный человек: обученный кем-то, наученный чему-то.

В современном смысле слово использовал первым, пожалуй, М. В. Ломоносов в те времена, когда над ученым подсмеивались, именуя его педантом или гелертером — на французский или немецкий манер. Пока не нужны ученые, они не имеют и имени.

Лишь в статьях Белинского вновь появилось слово ученый — знающий о научных проблемах, о науке. Ученый в представлении русского человека сто лет назад — и наученный, как в давности, и знающий, как во времена Ломоносова, да еще и осведомленный в специальных вопросах науки, — все это вместе. Слово еще неопределенно по смыслу, термина — нет.

Слово научный вошло в наш язык рано: основанный на принципах науки. Слово же ученый стало термином только с развитием современных наук. Лишь в советское время в словаре под редакцией Д. Н. Ушакова к прежним значениям ломоносовского слова добавляется и такое: «В значении имени существительного — специалист в какой-нибудь научной области».

Так постепенно изменяли по смыслу, то сужая, то расширяя свои значения, старые книжные слова, выстраивались по рангам в общий ряд, чтобы в конце концов строго и ясно обозначить степени знания и умения: грамотный — образованный — ученый. Признак знания важен для всех троих, признак культуры — только для грамотного и образованного. Случилось так потому, что и понятие культурный человек вошло в нашу жизнь вместе с понятием ученый человек.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ Культурный человек | Гордый наш язык… | Цивилизованный и культурный человек