home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



В мире литературы


Сталин не вмещался в имя, полученное от родителей, поэтому как и египетские фараоны пользовался псевдонимами. Псевдоним гораздо точнее отражает психический мир человека, поскольку выбирается обычно самим пользователем. Псевдонимы бывают и коллективными, например, Козьма Прутков. В этом случае они как название фирмы отражают скрытую цель предприятия. Козьма, прочитанный справа налево, соответствует корню "смешивать" и, надо думать, отражает идею сотворчества. Три первые согласные фамилии ПРТ (в арабском ) означают "чрезмерность", что соотносится с литературным приемом, называемом гипербола. Это путь, средство. А где же цель? А цель вот она. "подъем" + ТК#В ( так#ва "богобоязнь, нравственность"). Из сказанного вытекает следующий вывод. Эти люди, братья Жемчужниковы и Толстой А. К., объединились для совместного творчества, чтобы через литературную гиперболу поднять нравственность русского народа. Вот смысл и замысел, который выражается литературным псевдонимом Козьма Прутков. Не все так плохо на Руси, коль и такие люди встречаются.

Сопоставив литературное произведение с именем автора, сразу можно видеть причину, которая заставляет автора выбирать тему, раскрывать ее тем или иным образом. Речь идет не обязательно о художественном произведении. Пожалуй, в публицистике или философии зависимость содержания от имени автора просвечивается с еще большей ясности. Вспомним хотя бы Пифагора.

Беру с полки книгу Куринского В.А. "Автодидактика". Я получил ее в подарок от автора вот уже несколько месяцев, но руки не доходят прочитать. Открываю книгу где-то на середине и читаю случайно попавшиеся строчки : "Откуда берется ассоциативность, использующая самые разные материалы, мы не знаем, – это нечто предначертанное нам к осуществлению, но мы можем с уверенностью сказать, что осознавая эти процессы, созерцая образы, ощущая их переход в предмышление, наблюдая осуществление связей, мы совершаем доброе, нужное всему человечеству дело." (34, с. 175). Перелистав несколько страниц в обе стороны нахожу слова, выделенные самим автором полужирным шрифтом или курсивом: изреченность мысли и ассоциирование, компаративизм в автодидактике, мышление как процесс связывания понятий, ассоциирование как мнемонический прием. Это вперед. Пролистаем книгу назад: Ассоциирование и метафора; Ассоциативность является главным инструментом мышления; проблема творчества решается через ассоциирование.

Красной нитью через всю книгу проходят понятие связи, сопоставления, по-иностранному компаративистики. Обращаемся к фамилии автора. Выписываем три согласные корня КРН, открываем арабский словарь и читаем к#арана – "связывать"; к#а:рана (третья порода) – "сопоставлять"; к#урина "быть связанным".

Выходит, загадка ассоциации – это загадка собственной фамилии автора, не всего человечества, как пытается Представить Куринский. Маркс тоже якобы думал о всём человечестве, на деле оказалось, что вопрос дальше собственного имени не идет. То же у Дарвина.

Когда читаешь книгу Куринского, создается впечатление, что мир сводится к ассоциациям. Мысль автора течет по методу связи с его фамилией. Виноград каринка, Коран, корзинка. Все в одну кучу. Все языки в одну кучу. Все религии в одну кучу. Если вы не читали Коран, вы не поймете Омара Хайама. Мягко говоря, автор ошибается. Я вам точно говорю, как арабист. Если вы возьмете в руки Коран, особенно в переводе Крачковского, вы там ничего не поймете. А чтобы понять Омара Хайама, надо видеть, что в имени его буквально записано хамма:р "бражник". Конечно, снобы, против которых так горячо выступает Куринский, скажут, что понимают. И Коран они понимают, и Омара Хайама понимают. Потому, что сану:б по-арабски "лжец", а вовсе не тот, кто не имеет благородного происхождения, как думает Куринский вслед за всей замороченной культурой "понимающих".

Что касается существа вопроса, т.е. проблемы мышления, то оно, к огорчению Валерия Александровича, к связыванию и сопоставлению не сводится. В языкознании есть раздел под названием компаративистика. Более полутора веков занималась компаративистика сравнением языков, да так ничего и не нашла. Пустая и вздорная наука. Ведь надо еще ум. А без ума какое мышление? Сколько и чего ни связывай, толку не будет. "Все взаимосвязано, как соломинки в стогу" – восклицает Куринский. Да нет же. Солома – это в голове, когда ума нет. Все – это вселенная, бытие. Оно связано причинными связями. Вот Господь и дал ум человеку, чтобы он отличал связи и причинные связи. Ум – это умение видеть причинные связи и отделять их от всех остальных. И если уж человек не задает вопроса почему, так голова его, пусть и большая, а набитая соломой, как и с чем ее ни связывай, к чему ни привязывай. Кстати, ъаллак#а (Алек-сандрович) значит "привязывать".

В ассоциативности, к сведению Куринского, никакой загадки нет. Ее создает созвучие понятий на системном языке мозга. Обыкновенный физический резонанс, о котором знает любой школьник, начиная с какого-то класса. Прекрасной иллюстрацией этому служит сам Куринский. Но чтобы это понять, надо знать системные языки мозга. Кто не знает их, для того все – загадка и тайна.

Чтобы установить зависимость автора от собственного имени далеко не всегда возникает необходимость читать все произведение или даже открывать его книгу. Автор зачастую представляется читателю не только через помещение своей фамилии на обложке и титульном листе, но и через название. Берем в руки книгу известного психолога П.Д. Успенского "Психология возможной эволюции человека". Три первые согласные его фамилии читаем по-арабски, получаем , что значит "душа", откуда ъилм ан-нафс "психология", буквально "наука о душе". Следующие две согласные означают "управлять". Автора более всего интересует как управлять собой. "Психология" в действительности означает изучение самого себя (53с. 25). Дело в том, что арабское название души используется как грамматическое слово для передачи значения "себя". Его фамилия есть почти точная копия слова сфинкс, прочтение которого справа налево означает "управление душой", а если К#С ( ) читать в другом порядке, то получится "психометрия". Это точно так же, как фамилия Склифасовский построена по модели Асклепий (Эскулап).

Игорь Ачильдиев, юрист по образованию, написал книгу "Власть предыстории", в которой ведет поиски корней человечества. Фамилия его составлена из корня "корень" + русское люди (ЛДИ). В обратном прочтении записана не только его профессия адлъ "юстиция", но и характер ъа:с#ы "мятежный". Мятежный юрист, восставший против коммунистического тоталитаризма, критикует дарвинистов, оставаясь, правда, в русле дарвинизма. По его убеждению, не труд сотворил из обезьяны человека, а агрессивная пратолпа. Не может юрист выйти за рамки собственного имени, впрочем, как и Маркс вместе с Дарвиным. Игорь созвучно с арабским 'иг#а:ра "нападение".

Я заметил общую закономерность. Каждый, кто задумывается о начале человеческой истории, помещает это начало в семантическое поле собственного имени. Однажды мне пришлось познакомиться с такой вот оригинальной концепцией. Человеческая цивилизация пошла с кушитов, которые в основе своей были мытарями. Они собирали кушаки, а накопив деньги, создали цивилизацию. Фамилия автора – Шишкова.

Для Федора Михайловича Достоевского оставалось тайной всю жизнь, как он сам признавался, то, что его преследовала идея угла. Жил он в угловых комнатах, которые снимал в угловых домах. Даже камера в Петропавловской крепости у него была угловая. Немалое место в своих произведениях он уделил психологии уголовного преступления. Нет, слово уголовный напрямую с углом не связано. Этимология говорит, что старшее значение этого слова "спешный, срочный" (арабский корень "спешить"). Здесь важно созвучие. Исследователи его жизни и творчества находят и другие моменты, так или иначе связанные с углом.

Ни один из компонентов его полного имени не имеет отношения к углу. Разве что в отчестве глухо звучит идея отклонения от направления, выраженная в корне , от которого производно арабское мух#аввил "то, что отклоняет, переводит стрелки на железной дороге, трансформатор". Вначале я предположил, что слово угол – выполняет роль невзятого псевдонима. В конце концов, не так важно, чтобы слово, влияющее на характер и поступки человека, было его именем. Достаточно сознавать, что это слово является важным, значимым. Но тут я вспомнил, что звук Ф многие русские, особенно на юге, произносят как ХВ, и наоборот, некоторые сочетание звуков ХВ произносят как Ф. Не могу судить, насколько распространено такое явление по Руси, но мне в жизни пришлось общаться с такими людьми. Если так, то имя Федя может быть соотнесено с корнем Х#ВД "отклоняться", "уходить". Это как раз тот корень, который, будучи прочитанным в обратную сторону, дал русское слово Дух в Пресвятой Троице. Это тот самый дух, которым пронизана вся истинная каббала и вся материя. Иначе, это разум или мир психического. Не случайно во всем мире книги Достоевского служат учебниками и для психологов, и для криминалистов.

Вересаев, давая оценку манере описания природы Достоевским, пишет: "Туман, слякоть. Из угрюмого враждебного неба льет дождь или мокрый снег падает. Ветер воет в темноте. Летом, бывает, светит и солнце, – тогда жаркая духота стоит над землею, пахнет известкою, пылью, особенной летнею вонью города... Вот мир в котором живут герои Достоевского... И так везде у Достоевского. Живою тяжестью давят читателя его туманы, сумраки и моросящие дожди. Мрачная отъединённая тоска наполняет душу".

Далее Вересаев отмечает, что лексикон Достоевского поразительно богат, но как только случается ему описывать радующуюся природу, он будто теряет собственные слова. Его эти стеклянные описания неловко даже ставить рядом с описаниями природы у Толстого или Тургенева.

Есть чему удивляться, но только до тех пор, пока не прочтем его духовный псевдоним наоборот. Русское слово худо, вот что вдохновляло творца, вот где он черпал духовные силы, когда описывал природу, да и не только её. Человеку тоже худо в произведениях Достоевского.

Нет, не глухо для Достоевского звучал мотив отклонения, зафиксированный дважды, и в имени, и в отчестве. Совпадение двух значений действовало как резонанс, давало ему высокую энергетику, когда он занимался своими делами и подавляло его творческие способности, когда он заходил в чуждую ему область.

На весь мир известно высказывание Достоевского о том, что красота спасет мир. Я никогда не верил в истинность этого афоризма. Дело в том, что за красотой нередко стоит ложь, а сама красота призвана маскировать, лакировать ложь. Как же она может спасти мир? Красота и краска – одного корня, и то и другое – покрытие. Эта идея хорошо отражается в арабском корне . От него происходят слова со значением и "позолота" и "ложь". Конечно, и истина тоже красива, потому-то ложь и прячется за красотой, что желает походить на истину. Но красоту истина приобретает тогда, когда приближается к своему абсолюту, к последней инстанции, когда она вся. Каждодневная правда или правда по частям бывает уродлива и крива. Но без нее не добудешь и настоящую правду. Нет, Красота может только погубить мир, поскольку заслоняет Настоящую спасительницу – Истину. Так что же, Достоевский был не прав? В это нельзя поверить, несмотря на бессмысленность, – в моем понимании, – его высказывания. Дело в том, что писатели и поэты как юродивые, жонглируя бессмыслицей, иногда попадают в самую точку, сами того не ведая. Арабский корень означает "охранять". От него идет название первого (красного) региона, а затем и Руси. Вот кого имел в виду наш великий соотечественник, а не красоту. Кстати, Красная площадь названа не по цвету и не по красоте. Ее название идет от арабского корня «специально предназначать», «посвящать». Её правильный перевод «особая». Так же, как красный угол в крестьянской избе является особым углом, углом, предназначенным для особо торжественных случаев, посвящений, молитв, созерцания икон и т.д.

Пушкин – певец свободы. Понятно, откуда звучит эта тема. Прямо от фамилии. Русское пускать, отпускать созвучно с фамилией Пушкин. Почитайте внимательно его стихи и вы обязательно обратите внимание на то, как часто повторяется слово пускай, пусть, а также песок. Совсем другое дело Есенин, хотя их имена и отчества перекрестно совпадают. Здесь уже в каждой строчке синь. У Есенина все синее, не только реки и озера. А такой эпитет как овсяный, кажется совсем уж не поэтичным, только не у Есенина. Когда читаешь стихи, кажется, что в каждой строчке автор хочет оставить свое имя.

Занятия поэзией повышают чувствительность. Поэт по-арабски – ша:ъир "чувствующий". А может быть, наоборот, чувствительные натуры вынуждены заниматься поэзией. Так или иначе, поэзию я рассматриваю как разновидность психотехники, как способ входить в системные файлы мозга и считывать оттуда информацию. Литературоведы говорят, что каждый из поэтов, и Есенин, и Маяковский предсказали свою гибель и даже способ ухода из жизни. Маяковский застрелился, Есенин – повесился. А я думаю иначе. Когда занятия психотехникой разлучили их с умом, один увидел способ ухода в своем имени отчестве: Владимир Владимирович Влад-Влад наоборот > ДЛВ, давшее по созвучию Дуло-Дуло (разумеется, пистолета), другой – в фамилии: Есенин > ЕСН -> ВСН -> виснуть – висеть.



Корни марксизма | Cистемные языки мозга | Эпитафии