Book: Театр марионеток



Браун Фредерик

Театр марионеток

ФРЕДЕРИК БРАУН

ТЕАТР МАРИОНЕТОК

Пер. И. Литинского

Страшилище явилось в Черрибелл в первом часу одного из адски жарких августовских дней.

Признаемся, что кое-какие слова тут ни к чему: любой день августа в Черрибелле, штат Аризона, напоминает о пекле. Черрибелл находится на 89-й автотрассе, примерно на сорок миль южнее Тусона и на тридцать севернее границы с Мексикой. Две бензозаправки (по разные стороны шоссе, чтобы соблазнить путешествующих в любом направлении), магазин, салун с разрешением на торговлю спиртным, киоск-западня для тех туристов, которые спешат закупить мексиканские сувениры, еще до того, как побывают в Мексике, и опустевшая палатка, где некогда продавались рубленные шницеля. Да еще несколько кирпичных домов, владельцы которых, в основном, американцы мексиканского происхождения. Они трудятся в Ногазесе, приграничном городке к югу от Черрибелла, но по какой-то непонятной блажи поселились здесь, а на работу добираются на своих машинах, причем кое-кто - на весьма дорогих. Вот, собственно, и весь Черрибелл. На указателе при въезде прямо под названием сообщается: "Нас. 42", но это не совсем точные сведения: как раз Нас Андерс - бывший владелец заброшенной палатки, где он торговал шницелями - год назад умер, и население сократилось до сорока одного.

Страшилище явилось в Черрибелл верхом на ослике, которого вел под уздцы древний, как Ной, седовласый и замшелый крот-золотоискатель, носивший, как выяснилось позже, имя Дейз Грант. А кошмар назывался Гарвейном. Он был неимоверно тощий, прямо как щепка, и при росте около девяти футов весил, наверное, не больше ста фунтов, так что, хотя его ноги бороздили песок, ослик старины Дейза без труда справлялся со своим бременем. Потом удалось установить, что ноги Гарвейна волоклись по земле больше пяти миль, однако, это не оставило никаких следов на его обуви, очень напоминавшей котурны древних римлян. Второй принадлежностью его туалета были голубые, словно яйцо малиновки, плавки. Больше одежды на нем не было никакой. Однако ужасали не рост, не конституция, не одежда: потрясала его кожа, багровая, как сырая говядина. Он выглядел так, словно с него сдернули кожу, вывернули ее наизнанку и снова надели. Его лицо и череп были такими же сплюснутыми и вытянутыми, как и все его тело; во всем остальном он казался человеком, или, скажем так, существом, походящим на человека. Конечно, если отбросить незначительные детали - то, что его волосы были такими же голубыми, как плавки и глаза, да и обувь тоже. В его облике было всего две краски: небесно-голубая и кроваво-красная.

Первым, кто увидел их приближение с восточного края равнины, был владелец салуна Кейси; он вышел с черного хода своего заведения, чтобы подышать пусть жарким, но хоть чистым воздухом. Троица находилась уже в сотне ярдов от заведения и первое, что бросилось ему в глаза, была необычайная фигура, оседлавшая ослика. Когда они приблизились еще, он всерьез испугался. Рот у Кейси раскрылся и не закрывался, пока расстояние между ним и пришельцами не сократилось до пятидесяти ярдов. Тогда Кейси нехотя направился навстречу. Он принадлежал к той категории людей, которые не бегут от неизвестного, а встречают его лицом к лицу.

Встреча состоялась на открытом пространстве в двадцати ярдах от салуна. Дейз Грант поднялся и отпустил уздечку ослика. Ослик встал, понурив голову. Существо, напоминающее жердь, тоже встало - для этого оно просто опустило ноги на землю и вознеслось над животным. Затем оно перешагнуло через него, на секунду застыло, упершись руками в спину ослика и сразу село на песок.

- Гравитация здесь очень высокая, - произнесло существо. - На ногах стоять трудно.

- Друг, как бы найти воды для ослика? - обратился старатель к Кейси. - Бедняга наверняка умирает от жажды. Воду и все остальное пришлось бросить, иначе он не дотащил бы... и он кивнул на двуцветное чудище.

Лишь теперь Кейси осознал, насколько оно отвратительно. Издалека соседство красного и голубого лишь удивляло, но в непосредственной близости кожа выглядела шероховатой, сплошь пронизанной кровеносными сосудами и увлажненной, хотя такой на самом деле совсем не была, и он готов был провалиться в преисподнюю, если она не казалась содранной с существа, вывернутой наизнанку и снова натянутой на своего владельца. А может быть, просто содранной, и ничего больше. Такое Кейси видел впервые в жизни и от души надеялся, что больше никогда ничего похожего не встретит.

Он ощутил какое-то шевеление за своей спиной и взглянул через плечо. Там собирались другие обитатели Черрибелла они тоже шли посмотреть на незнакомцев, а ближе всех подобрались, конечно, мальчишки, они кружились совсем рядом.

- Eh, muchachoada, - приказал он им, - agua para el burro. Un pozale. Pronto!* - Затем он снова обернулся к гостям и спросил: - Простите, а вы кто такие?

- Меня кличут Дейз Грант, - представился старатель

* Эй, гоп-компания, ведро воды для ослика. Быстро! (исп.).

и протянул руку, а Кэйси автоматически пожал ее. Когда он разжал ладонь, рука старателя поднялась к уху и ткнула большим пальцем в сидящую на земле двуцветную личность.

- А его, говорит, называют Гарвейн. Космик, вроде бы, и чуть ли не министр.

Кейси поклонился жердеподобному существу и облегченно вздохнул, получив в ответ поклон, а не протянутую длань.

- Меня зовут Мэнвюэл Кэйси, - назвался он, - Чего это старик бормочет про какого-то космика?

Голос существа-жерди оказался на удивление ясным и чистым:

- Я прибыл из космоса. И у меня министерские полномочия.

Как ни странно, но Кэйси был настолько эрудирован, что понял оба этих термина. Кэйси, наверное, единственный в Черрибелле знал, что такое полномочный министр. Но гораздо удивительнее было не то, что он поверил обоим его утверждениям, а то, что Кэйси вообще сумел понять, о чем тот говорит.

- Чем я могу вам служить, мистер, - спросил Кэйси. - Может, сперва отойдем в тень?

- Спасибо, только не это. Здесь несколько холоднее, чем я думал, но мне совсем неплохо - так бывает у нас на планете ранними весенними вечерами. А если говорить об услуге, то прошу вас известить свои власти о моем визите. Надеюсь, это вызовет у них определенный интерес.

"Да, - подумал Кэйси, - тебе сказочно повезло. Ты наткнулся на единственного человека в этой округе, который действительно может тебе помочь". Мэньюэл Кейси был помесью ирландца с мексиканцем и имел сводного брата - помесь ирландца черт знает с чем. Так вот, этот сводный брат служил в звании полковника ВВС США на военно-воздушной базе Девис-Монтана, недалеко от Тусона.

- Секундочку, мистер Гарвейн, один телефонный звонок. А вы, мистер Грант, не желаете войти в дом? - спросил Кэйси.

- Меня жара не берет. Я все равно целыми днями жарюсь на солнце. Так вот, этот Гарвейн начал меня уговаривать: не смывайся, покуда я дела не сделаю. Сулил мне какую-то штуковину, если я его отведу сюда. Какую-то ликтронику...

- Портативный электронный аппарат для поиска полезных металлов, - четко пояснил Гарвейн. - Простенький прибор, работает на батарейках, обнаруживает руду, определяет ее вид, содержание металла, объем месторождения и глубину залегания, если оно не превышает двух миль.

Кэйси чуть не задохнулся, пробормотал извинения и с трудом пробился через толпу в свой салун. С полковником Кэйси его соединили через минуту, но ровно в пять раз больше времени понадобилось ему, чтобы заставить своего сводного брата поверить в то, что он - Мэньюэл Кэйси - во-первых, трезв, а во-вторых, не собирается разыгрывать высокопоставленного офицера.

Через двадцать пять минут донесся нарастающий гул, который прекратился, когда четырехместный вертолет опустился рядом с космическим посланцем, осликом и двумя представителями рода человеческого, и заглушил двигатель. Один только Кэйси сумел заставить себя присоединиться к странникам, все прочие предпочли удовлетворять свое любопытство с приличного расстояния.

Из вертолета выпрыгнул полковник Кэйси, затем, в порядке воинских званий, майор, капитан и лейтенант-пилот. Человек-жердь поднялся и с большим усилием принял вертикальное положение. Было видно, что земная гравитация значительно больше, чем та, к которой он привык на родной планете. Он отдал поклон, вторично представился и подтвердил, что он полномочный представитель космоса в министерском звании. После этого он объяснил, что с трудом выдерживает земное притяжение и попросил позволения снова сесть на землю, что тут же и сделал.

Полковник назвал себя и представил трех сопровождающих его лиц.

- Ну, а сейчас, сэр, чем мы можем быть вам полезны?

Человек-жердь, скривил гримасу, которая, очевидно, изображала улыбку, показав зубы, такие же голубые, как и его волосы.

- Вы часто произносите слова: "Я хотел бы увидеть вашего босса". Я не могу этого сказать, так как должен оставаться в этом месте. Я не смею просить, чтобы кто-то из ваших боссов прибыл для беседы со мною: это не соответствует дипломатическому этикету. Я готов рассматривать вас как полномочных представителей, согласен вести с вами переговоры, а также ответить на все ваши вопросы. Но при одном условии. Вы располагаете записывающими устройствами. Прошу вас приказать, чтобы одно из них было принесено сюда до того, как начнутся наши переговоры. Это позволит мне быть уверенным в том, что информация, которую я передам для вашего правительства, не будет искажена.

- Отлично, - согласился полковник и приказал пилоту: Лейтенант, следуйте в вертолет и радируйте, чтобы нам немедленно переправили магнитофон. С парашютом... нет, много времени уйдет на упаковку. Стрекоза будет лучше.

Лейтенант отдал честь, готовый выполнить приказ.

- Да, - добавил полковник, - пусть еще захватят полсотни ярдов провода, чтобы растянуть шнур до салуна Мэньюэла.

Лейтенант бегом кинулся к вертолету.

Теперь людям оставалось сидеть и ждать, потея.

Мэньюэл поднялся.

- Пройдет примерно полчаса, пока они прилетят, - сказал он. - Раз уж мы остаемся на этой жаре, может быть, освежимся бутылочкой охлажденного пивка? Ваше мнение, мистер Гарвейн?

- Пиво - вроде бы холодное питье? Я чуточку замерз. Нет ли у вас чего-нибудь погорячее?..

- Сейчас сварю кофе. Не принести ли вам плед?

- Спасибо, нет необходимости. Я обойдусь.

Кэйси удалился и вскоре возвратился с подносом, уставленным полудюжиной пивных бутылок, окружавших чашку обжигающего кофе. Опустив поднос, Кэйси первым делом, протянул кофе длиннющему инопланетянину, который, отведав напиток, изрек:

- Превосходно.

Полковник Кэйси прочистил горло.

- Давай-ка, Мэнни, угости старину-старателя. Теперь о нас, военных. Устав запрещает пить при исполнении служебных обязанностей, но в Тусоне сейчас сто двенадцать по Фаренгейту в тени, а здесь не только тени нет, но и жара покруче. Потому, джентльмены, даю вам официальное увольнение, продолжительность которого определяется временем, необходимым для того, чтобы доставить магнитофон или покончить с бутылкой пива. В любом из этих случаев срок вашего увольнения автоматически истекает.

Первым кончилось пиво, но прощаясь с ним, они уже услыхали и увидели вертолет. Кэйси поинтересовался у инопланетного министра, не хочет ли тот еще чашечку. Длинный ответил вежливым отказом. Кэйси взглянул на старину Дейза и подмигнул ему; золотоискатель подмигнул в ответ, и Кэйси двинулся за двумя бутылками для гражданских лиц. На обратном пути он встретился с лейтенантом, который тянул провод к салуну. Кэйси повернул за ним, чтобы проводить офицера и показать ему, куда включить шнур.

Возвратившись к группе, он увидел, что она значительно увеличилась. Кроме магнитофона прибыли: техник-сержант (он налаживал аппаратуру), подполковник и старший лейтенант, то ли любители воздушных моционов, то ли решившие выяснить, для чего так срочно понадобилось гонять вертолет с магнитофоном в Черрибелл, штат Аризона. Теперь они стояли, обмениваясь тихими фразами, и пялились на длинного двухцветного человека.

Когда полковник спокойно, но внушительно сказал "внимание", немедленно воцарилось молчание.

- Прошу садиться, джентльмены. Прошу образовать круг. Сержант, если магнитофон будет в центре, это не вызовет затруднений с записью?

- Все будет в порядке, сэр. Сейчас проверим.

Десять землян и один инопланетянин уселись в круг. Люди покрылись потом, а человека-жердь немного познабливало. За чертой круга грустно стоял ослик. Вокруг толпились, из осторожности не приближаясь ближе, чем на пять футов, все жители Черрибелла, оказавшиеся на этот момент в поселке; прилавки и бензозаправочные станции были забыты.

Сержант нажал клавишу, и кассета закрутилась.

- Внимание, проверка... - произнес он. Затем перемотал пленку обратно и включил звук: "Внимание, проверка..." четко и звучно произнес динамик. Сержант еще раз перемотал пленку, стер запись, и нажал клавишу "стоп".

- К записи все готово, сэр, - доложил он полковнику.

Полковник вопросительно глянул на гостя, готов ли он, тот ответил кивком, после чего полковник сделал знак технику.

- Меня зовут Гарвейн, - неторопливо и внятно заговорил длинный человек. - Я явился на Землю с одной из планет, вращающихся вокруг неизвестной вашим астрономам звезды, хотя о шаровом скоплении из девяноста тысяч звезд, в число которых она входит, вы знаете. Расстояние между нашей и вашей планетами составляет более четырех тысяч световых лет в направлении центра Галактики.

Сейчас я представляю не свой народ и не свою планету, а являюсь полномочным министром Галактического Союза, объединения прогрессивных федераций Галактики, организованного в целях общего благополучия. Мне поручено встретиться с вами и здесь, на месте, решить, достойны ли вы быть принятыми в Союз. Понимаю, что у вас есть немало вопросов. Я готов отвечать на них, с той оговоркой, что на некоторые я не буду давать окончательного ответа, если у меня возникнут какие-либо сомнения. Если сомнения рассеются, то я вернусь к этим вопросам позже и отвечу на них. Вы согласны с такой формулой нашей встречи?

- Согласны, - ответил полковник. - Как вы прибыли на Землю? На космолете?

- Абсолютно правильно. Наш космический корабль в настоящее время находится на орбите с радиусом в двадцать две тысячи миль. Он вращается вместе с Землей и таким образом постоянно остается на одном и том же месте над нами. За мною ведется наблюдение с корабля, в связи с этим я вынужден оставаться именно здесь, на открытом пространстве. В случае необходимости я дам сигнал, космолет опустится и заберет меня.

- Как объяснить ваше безупречное владение нашим языком? Вы телепат?

- Я отнюдь не телепат. Вообще в Галактике нет ни одной расы, все представители которой имели бы телепатические способности; в то же время нет такой расы, в которой не было бы отдельных особей, способных к телепатии. Ваш язык я изучил специально в ходе подготовки к данному визиту. Уже не одно столетие наши наблюдатели находятся среди вас. Под словом "наши" я, естественно, подразумеваю представителей Галактического Союза. Вполне понятно, что меня, например, невозможно принять за обитателя Земли, но есть такие расы, которые без труда могут принять облик землян. К слову, представители Союза не вынашивают враждебных замыслов и никоим образом не пытаются повлиять на вас. Их задача - наблюдение и ничего больше.

- Предположим, что мы заслуживаем приглашения в Галактический Союз, получим и примем его. Что мы приобретем в результате этого?

- В первую очередь, вы пройдете сжатую программу обучения главным постулатам, которые помогут вам покончить с конфликтами, патологическим тяготением к войнам, избавят от врожденной агрессивности. Когда вы освоите этот курс и мы убедимся, что вашей расы можно не опасаться, вас снабдят средствами для космических перелетов, а потом и многими другими знаниями - последовательно, от простых к более сложным, вполне доступными для вашего понимания.

- А если мы не заслужим приглашения или не примем его, что произойдет?

- Ничего. Вам предоставят полную свободу выбора; даже наблюдатели покинут Землю. Дальнейшее будет в ваших руках: или вы в течение ближайшего века уничтожите всяческую жизнь на своей планете, или сами совершите необходимые для прогресса открытия и созреете для вторичного приглашения в наш Союз. Конечно, мы регулярно будем следить, как складывается жизнь на вашей планете, и, если будет неопровержимо доказано, что вы покончили с жаждой самоистребления, то представители Галактического Союза нанесут вам новый визит.

- Но вы уже прибыли на Землю. Почему же вы не хотите затратить немного времени, чтобы представители нашего правительства могли прибыть сюда для встречи с вами, чтобы лично оговорить все вопросы?

- На это я однозначно ответить не могу. Причина моей торопливости не столь важна, но слишком сложна, чтобы тратить на ее объяснение дорогое время.

- Предположим, что мы согласимся вступить в ваш Союз. Каким путем мы сможем связаться с вами и сообщить о своей готовности? Думаю, вы сознаете, что лично я не имею права брать на себя такую великую ответственность.



- Наши наблюдатели сообщат нам о вашем решении. Главное условие для приема в Союз - публикация в прессе нашей беседы безо всяких купюр, так, как она будет записана на этой пленке. В дальнейшем любой шаг или заявление вашего правительства станет красноречивым ответом на наше предложение.

- А что делать с правительствами других стран? Они могут не разделять нашу точку зрения.

- Нас интересует реакция вашего правительства. Если оно будет согласно, тогда мы займемся другими государствами. Мы располагаем средствами воздействия на них. Не волнуйтесь, эти средства исключают силовые действия и даже угрозу применения силы.

- Могу себе представить, что это за средства, - поморщился полковник.

- Часто обещание вознаграждения ведет к цели надежнее, чем запугивание. Неужели вы считаете, что другие государства будут рады, если ваша страна приступит к освоению межзвездных пространств еще до того, как они сами будут только планировать полеты на Луну. Но это не самое главное. Поверьте, что наши методы убеждения весьма действенны.

- Вашими бы устами да мед пить. Однако, если я правильно понял, вы имеете право прямо здесь и сейчас принять решение о том, приглашать ли нас в состав вашего Галактического Союза или воздержаться от приглашения. Какими критериями вы собираетесь руководствоваться?

- Главное, что надлежало сделать - должен признаться, что я это уже сделал, - это определить уровень вашей ксенофобичности. Если рассматривать это понятие в принятом у вас широком толковании, то речь идет о полном неприятии чуждых существ вообще. В нашем языке есть слово, не имеющее аналога в речи землян; оно означает ужас, точнее, страх, смешанный с отвращением, который могут вызвать существа, отличные от нас по своим физическим качествам и облику. Я, наиболее характерный представитель своей расы, предназначен для первого непосредственного контакта с землянами. Именно в силу своей относительной человекообразности - замечу, что вы, в свою очередь, кажетесь мне тоже более или менее похожими на людей в нашем понимании - я, очевидно, вызываю у вас гораздо больший страх и отвращение, чем многие другие, абсолютно не похожие на вас существа. Я для вас выгляжу гротескной подделкой под человека, и это должно вызвать у вас такое сильное неприятие, какого не вызвало бы, например, животное любого другого вида. Наверное, мои слова провоцируют у вас новый приступ того страха и брезгливости, о которых я вам говорю. Пусть вас это не огорчает, потому что, сообщаю это с радостью, главный тест вы прошли успешно. В Галактике имеются расы, которые никогда не войдут в состав Галактического Союза, как бы далеко ни продвинулись они в технике, культуре и других областях. Причина одна - тяжкая и необратимая ксенофобия, не позволяющая им не только встречаться с существами другой расы на равных, но даже просто глядеть на них. Первая же их реакция - либо паническое бегство, либо попытка уничтожить ненавистного чужака. Анализируя поведение ваше и всех собравшихся здесь, - он широким жестом своей длинной руки показал на толпившихся неподалеку жителей Черрибелла, - я пришел к неоспоримому выводу, что то отвращение, которое вы испытываете, глядя на меня, вполне естественно, допустимо и, несомненно, поддается излечению. Первый тест вы прошли успешно.

- А что, есть и другие?

- Есть. Но мое время истекло и...

Оборвав свою речь на полуслове, человек-жердь рухнул навзничь и сложился пополам, глаза его закрылись.

Полковник мгновенно вскочил, словно подброшенный пружиной.

- Какого дьявола? - сорвалось с его губ. Обогнув подставку с магнитофоном он опустился на колени перед замершим телом и прильнул ухом к кроваво-красной грудной клетке.

Когда он поднялся, старик-золотоискатель Дейз Грант рассмеялся.

- Вы не слышите сердца, полковник, потому что сердца у него нет. Зато вы можете сохранить Гарвейна, как мой подарок, и отыщете внутри него много такого, что куда полезнее, чем внутренние органы. Он был простой марионеткой, и я дергал его за ниточки, как ваш Эдгар Берген* водит своего... как же он его называет?.. ну, конечно, Чарли Маккарти. Мой Гарвейн сделал все, что было нужно и подвергся реактивации. Прошу вас занять свое место, полковник.

Полковник Кэйси с растерянным видом поднялся на ноги.

- Что все это значит? - спросил он.

Дейз Грант сбросил бороду и парик. Клочком материи он очистил лицо от грима и предстал перед собравшимися обаятельным и красивым юношей. Он продолжил свою речь:

* Эдгар Берген - знаменитый американский кукольник и чревовещатель. Прославился благодаря своим куклам, одну из которых назвал Чарли Маккарти, а другую Мортимером Снердом.

- То, что говорил Гарвейн - точнее, то что было вам передано через него, - истинная правда. Конечно, он марионетка, но точно копирующая представителя одной из галактических рас, причем такой, которая, по выводам наших психологов, произвела бы на вас самое тягостное впечатление, если бы вы были заражены ксенофобией в ее неизлечимой форме. Живого представителя этого вида мы привезти с собою не могли, потому что у обитателей этой планеты есть своя фобия, агорафобия - боязнь пространства. Эти существа достигли высокой степени цивилизованности, их авторитет в федерации весьма велик, но за пределы своей планеты они не путешествуют.

Наши наблюдатели, внедренные на Землю, заверяют, что у вас нет тяжелой и опасной формы ксенофобии. Но с точностью установить степень вашей ксенофобичности можно было только в том случае, если организовать вашу контактную встречу с кем-то или с чем-то, на ком можно было бы осуществить проверку, и кроме того, если такая возможность откроется, вступить с вами в первый контакт.

Полковник вздохнул облегченно и так громко, что его услышали все.

- Признаюсь честно, что во всей этой истории только одно приносит мне известное удовлетворение. Мы, конечно, сумеем договориться с существами, похожими на людей, и достигнем любой договоренности, когда это потребуется. И все-таки не могу умолчать о том, что крайне приятно сознавать, что господствующей расой в Галактике являются все же люди, а не эти существа. А каким будет второй тест?

- Второе тестирование уже началось. Можете звать меня... - Дейз Грант щелкнул пальцами, что-то припоминая. - Как Берген назвал свою вторую марионетку, которая сменила Чарли Маккарти?

Полковник замялся с ответом, и его опередил сержант технической службы:

- Мортимер Снерд.

- Совершенно верно. Так вот, вы можете называть меня Мортимером Снердом. Но и мое время кончилось... - Произнеся эти слова, Дейз рухнул наземь и сложился так же, как это сделало несколькими минутами раньше длинное страшилище.

Вот тут-то ослик поднял морду и из-за плеча сержанта протиснулся в круг.

- С марионетками кончено, - сказал он. - Пришла пора выяснить, полковник, всерьез ли вы утверждали, что господствующей расой могут быть только люди, или, в лучшем случае, человекоподобные существа. И заодно, что это вообще такое господствующая раса?




home | my bookshelf | | Театр марионеток |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу