Book: Счастливый знак



Счастливый знак

Джоанна Нельсон


Счастливый знак

Купить книгу "Счастливый знак" Нельсон Джоанна

1

Лифт поднимался слишком медленно. По крайней мере, Джой именно так и казалось. Она даже притопнула от нетерпения ножкой и тряхнула волосами. Но, к сожалению, все это никак не помогло – лифт продолжал тащиться с черепашьей скоростью.

Этаж, где находился кабинет отца, встретил Джой глухой тишиной, словно все кругом вымерло. Толстый ковер заглушал ее торопливые шаги. У дверей приемной она помедлила, потом решительно сжала массивную медную ручку и дернула дверь. Открывшаяся картина заставила ее приостановиться: перед ее глазами предстала попка Паолы, секретарши отца. Ухо Паолы было плотно прижато к замочной скважине, а вся поза выражала напряженное внимание. Она подслушивала!

– Паола!

Секретарша испуганно отпрянула и огромными глазами уставилась на покрасневшее от негодования лицо Джой.

– Ох, простите, мисс Картер…

– Занимайся своими делами, Паола!

– Конечно… – Красная как вареный рак, Паола уселась за свой стол и начала дрожащими пальцами перебирать какие-то бумаги, а Джой, слегка оправившись от возмущения, двинулась к дверям кабинета, из-за которых глухо доносились голоса двух спорящих мужчин. В этот момент Паола наконец вспомнила свои обязанности.

– Я не могу вас пустить, мисс Картер. Мистер Картер приказал не мешать, у него очень важный разговор.

– Это я уже поняла по твоему любопытству…

– Нет-нет, вы не понимаете… – Секретарша сначала неуверенно приподнялась со своего места, а потом поспешно рванулась к дверям, чтобы перекрыть доступ Джой в святая святых. Видимо, не рассчитывая на силу своего убеждения, она широко раскинула руки, закрывая пышной грудью дверь.

– Мисс Картер, пожалуйста, будьте благоразумны… Мистер Картер приказал его не беспокоить. Он будет очень сердиться.

– Отойди с дороги, – процедила Джой, чуть приостанавливаясь, но и не думая отступать.

Обнаружив, что Джой не внемлет голосу разума, Паола впала в состояние, близкое к отчаянию – если таковое флегматичная Паола вообще могла испытывать. А потому ей только и оставалось, что испуганно отшатнуться, пропуская Джой. Та рывком открыла массивную дверь и прошла в кабинет отца.

Ее появление в кабинете осталось незамеченным. Отец Джой, Пол Картер, был занят тем самым «серьезным» разговором, который давно уже вышел за рамки общепринятого делового общения. Он уже практически кричал на своего оппонента, коим был его младший партнер – Ричард Хендерсон. Оба мужчины стояли друг против друга, и единственной преградой, разделявшей их, был массивный рабочий стол Пола, выполненный по заказу из светлого дуба. Джой вдруг показалось, что еще минута – и они просто набросятся друг на друга.

– Папа! – выкрикнула она, заставив тем самым Пола замолчать, а Ричарда – повернуться и хмуро взглянуть на Джой.

На сердитых лицах обоих мужчин появилось практически одинаковое выражение неудовольствия от ее вмешательства.

– Джой, что ты здесь делаешь? – резко спросил отец после краткого замешательства.

Суровый тон не заставил Джой ни испугаться, ни тем более отступить.

– Мне нужно с тобой поговорить, папа. Очень срочно.

– Ты не могла бы сделать это в другое время? Мне сейчас некогда.

– Да-да, Паола мне сказала про ваш «серьезный» разговор. Вы так кричали, что было слышно даже в приемной. К тому же твоя секретарша подслушивала у двери. Так что к концу дня все сотрудники будут знать, что два компаньона крупно поссорились. Папа, ты же сам говорил, что сейчас мы не должны давать даже малейшего повода для сомнительных слухов. А уж тем более о том, что между партнерами возникли какие-то разногласия…

Ричард скрестил руки на груди, надев на смуглое красивое лицо маску деланого безразличия. Что, впрочем, не обмануло Джой: яростный блеск глаз Ричарда и два пятна лихорадочного румянца на щеках выдавали его злость и напряжение. Лицо отца, напротив, было чрезвычайно бледным и усталым.

– Джой, пожалуйста, не вмешивайся! Если ты хочешь поговорить, то давай это сделаем позже, у меня дела… – Лицо Пола приняло сероватый оттенок. Он тяжело опустился в кресло и, больше не глядя на своего младшего партнера, глухо проговорил: – Ты можешь идти, Ричард.

Хендерсон тут же направился к дверям, но Джой продолжала стоять. Она дождалась, пока раздастся мягкий щелчок двери, возвестивший о том, что Ричард покинул кабинет отца, и прошла на середину роскошного кабинета.

– Что происходит, папа? Почему ты ссоришься с Ричардом?

– У меня есть на это причины, Джой. Я не хочу, что ты вмешивалась…

– Хорошо… – Джой постаралась изобразить подобие улыбки.

Пол смягчил резкий тон, сделав дочери уступку:

– Ладно, о чем ты хотела поговорить?

– Наверное, я действовала немного импульсивно и слегка переоценила степень важности вопроса, который хотела с тобой обсудить. Не буду больше отвлекать тебя от работы. Поговорим вечером.

– Хорошо.

– Я скажу Анжеле, чтобы испекла твоих любимых булочек к обеду.

Пол выдавил улыбку.

– Это было бы прекрасно. Иди, Джой, увидимся вечером.

Джой направилась к выходу, но у самой двери она приостановилась и, помедлив несколько секунд, обернулась.

– Ты выглядишь усталым, папа. С тобой все в порядке?

– Абсолютно, – заверил ее Пол.

Однако утомленный вид и странное выражение в глазах Пола напрочь опровергало это заявление. Но Джой решила, что продолжать дискуссию не стоит. Если отец захочет, он сам все расскажет вечером, как это уже бывало не раз. Поэтому она кивнула и выскользнула из кабинета.

2

Проходя мимо двери в кабинет Ричарда, Джой замедлила шаги, но потом отказалась от мысли встретиться с ним сейчас. Выйдя из кондиционированной прохлады здания делового центра, она попала в пекло июльского зноя. Надев солнцезащитные очки, Джой направилась в сторону стоянки, где оставила машину. Ее слегка беспокоила увиденная в кабинете отца сцена, хотя в последнее время это случалось так часто, что почти превратилось в некую закономерность. Между двумя партнерами стали постоянно возникать разногласия. Отец объяснял это тем, что сейчас у них нелегкий период и оба находятся в напряжении. И еще бы не быть напряжению, когда на кону стоит несколько миллионов долларов! «Глобал электроникс» стремительно расширялась за счет поглощения небольших фирм. Но, как это часто случается, некоторые прогнозы аналитиков оказались совершенно несостоятельными, вследствие чего задуманное приобретение компаний проходило не так гладко, как на это рассчитывал Пол. К тому же в документацию по реорганизации фирмы по вине какого-то рассеянного клерка вкралась маленькая ошибка, которая вдруг неожиданно раздулась до гигантских размеров. Джой не совсем понимала, зачем нужно было заваривать эту кашу с реорганизацией и самим устраивать себе головную боль, но не рискнула высказать свое мнение мужчинам. Все равно ее соображения в расчет не принимались, а навлекать на себя раздражение отца ей совершенно не хотелось.

Джой вздохнула, чувствуя, что настроение стремительно приближается к нулю. Было еще одно обстоятельство, заставлявшее ее нервничать, но оно не имело отношения к ее обеспокоенности материальным положением семьи. Из-за разногласий между партнерами она не решалась сказать отцу о своих отношениях с Ричардом. Джой изо всех сил сжала руль и решила, что должна сделать это сегодня, хотя… Хотя сегодня не получится, она должна выяснить то, ради чего так бесцеремонно ворвалась в кабинет отца, а именно почему опустел один из ее банковских счетов. Джой подозревала, что этот разговор вовсе не улучшит настроения Пола, так что сообщение о том, что она уже некоторое время встречается с Ричардом, лучше отложить до более благоприятного момента.

Внезапный звонок телефона заставил ее вздрогнуть. Джой взглянула на высветившийся на экране номер своей подруги, Дженни. Только тут она вспомнила, что сегодня они собирались прогуляться по магазинам. Джой схватила трубку.

– Джой, где ты пропадаешь?

– Джи, прости, я уже еду!

– Только не говори, что ты забыла про свое обещание.

– Ни в коем случае, – быстро заверила подругу Джой. – Просто возникли некоторые обстоятельства…

– Знаю я твои обстоятельства… Как его зовут?

– Пол Картер.

– Что?

– Мне нужно было поговорить с отцом.

– Ну хорошо. Считай, что я тебе поверила. Когда ты подъедешь?

– Через полчаса.

Вояж по магазинам продолжался несколько часов, после чего девушки решили перекусить в небольшом французском ресторанчике. Их беседа протекала в обычном русле: они обсудили новую коллекцию от Армани, потом нового парня своей знакомой Сюзанн Лэнгис, потом скандальное поведение Стива Паркера, который умудрился притащить на прошлую вечеринку какую-то ужасную девицу в безвкусном платье…

– Как у тебя дела, Джой? Ты уже сказала отцу про Ричарда? – лениво спросила Дженни, всегда находившаяся в курсе всех вещей на свете.

Джой всегда удивляла эта прямо-таки сверхъестественная осведомленность подруги. Дженни подцепила на серебряную ложечку кусочек мороженого и, казалось, полностью сосредоточилась на превращении этого маленького кусочка в молочную лужицу. У нее была прямо таки маниакальная страсть заставать людей врасплох, даже если это ставило их в неловкое положение. Но на этот раз прием не сработал.

– Нет еще, – рассеянно ответила Джой, даже не вспомнив, что это пока секрет. Она вдруг подумала о том, стоит ли вообще это делать. Ссора в кабинете отца произвела на нее гнетущее впечатление, в результате чего она и засомневалась в том, что еще вчера казалось понятным и правильным.

– Боишься, что он тебя не поймет или запретит с ним встречаться?

Джой отвлеклась от своих мыслей и взглянула на Дженни с изумлением.

– Что я слышу?! Неужели ты всерьез считаешь, что папа станет вмешиваться в мою личную жизнь? Просто пока не подворачивался момент, чтобы преподнести ему эту новость.

– Вряд ли он у тебя появится в ближайшее время.

– Извини, я не совсем поняла…

– Я слышала, что у твоего отца проблемы.

– Не знала, что ты интересуешься бизнесом, – усмехнулась Джой, чувствуя, что по спине поползли холодные мурашки.

– Я слышала, как папа обсуждал это с Кристи.

– Нет никаких проблем, просто некоторые трудности, которые отец быстро преодолеет.

– Конечно, Джой, просто Кристи сказала…

– Много понимает твоя Кристи!

– Не злись, но она действительно в этом понимает, ты же знаешь, где папа ее нашел…

Джой эта история была известна во всех подробностях. Дэвид Макки нашел себе вторую жену в аналитическом отделе собственной компании. Дженни не любила мачеху, но считалась с выбором отца и даже испытывала к Кристи что-то вроде некоторого уважения. Сам же Дэвид был от жены без ума.

– Я уверена, что скоро все образуется, – выдавила Джой. – Но, пожалуй, мне пора. Пока, Дженни.

Джой отправилась домой с чувством внутреннего дискомфорта, вызванного этим разговором. К собственной досаде, возле дома она обнаружила машину Ричарда.

– Привет, что ты здесь делаешь?

– Вообще-то жду тебя.

– Что-то случилось?

– Джой, только не говори мне, что ты забыла про наш сегодняшний совместный обед…

Она действительно забыла! Второй раз за сегодняшний день она начисто забывает о данных обещаниях.

– Извини, мы с Джи ходили по магазинам и немного увлеклись. Не возражаешь, если мы перенесем обед на другой раз? К тому же, похоже, у тебя совсем не то настроение…

– Не то настроение?

– Ваша новая ссора с папой! – раздраженно напомнила она. Ей страшно не нравилось, когда Ричард начинал играть словами.

– Мы вовсе не ссорились, – заявил он, словно Джой не видела это собственными глазами. – А наш разговор с Полом не причина, чтобы менять планы.

– Вы не ссорились… Вы просто буянили! Что вы опять не поделили?

– Это касается вопросов управления компанией. Не думаю, что тебе это будет интересно.

– Еще как будет, – с усмешкой произнесла Джой, – в конце концов, когда-нибудь именно я стану ее владелицей.

– Да, конечно, – усмехнулся Ричард и быстро перевел разговор на интересующую его тему. – Если не хочешь ехать в ресторан, может, тогда отправимся ко мне?

– Нет, – довольно резко произнесла она и тут же поправилась: – Не сегодня, Ричард, у меня не то настроение.

– Ну, тогда я быстро сделаю его тем. Тебе нужно будет только расслабиться.

– Ты слишком высокого мнения о себе.

– Возможно, – нисколько не смущаясь, заявил он, придавая своему голосу шутливую окраску.

Джой едва не фыркнула от возмущения. Он и вправду мнит о себе невесть что.

– Не думаю, что мне удастся расслабиться. Я совсем не хочу снова пробовать эту дрянь из китайского ресторана. И уж меньше всего мне хочется потом убирать со стола, – жестко сказала она, с насмешливой улыбкой наблюдая за изменениями в выражения лица Ричарда.

– Мы можем опустить эту часть.

– Правильно ли я поняла, что ты приглашаешь меня на обед, но обеда при этом не будет?

– Черт, Джой, все тебе понятно! Нам нужно обсудить, когда мы скажем твоему отцу…

– Что скажем? Может, назовешь вещи своими именами?

– Теперь я понимаю. Это что, месть за вчерашнее?

– Изволь пояснить, что ты имеешь в виду.

– Джой, хватит играть в кошки-мышки. Мне уже успели надоесть твои игры. В конце концов, мы встречаемся уже несколько месяцев…

– Всего два!.. – уточнила она, но Ричард сделал вид, что не расслышал.

– …и я уже успел устать от всех этих демонстраций. Если бы вчера я тебя вовремя не остановил, то ночь ты провела бы в моей постели!

Если бы не остановил?… Боже, какая наглость! Неужели он решил, что настолько неотразим, что после того дурацкого поцелуя она тут же прыгнет к нему в постель? Она сделала ошибку, согласившись заглянуть к нему вчера. Они выпили вина, Ричард включил музыку и приглушил свет. Потом он пригласил ее на танец. Они стояли посреди его огромной гостиной и лишь слегка покачивались в такт музыке. Джой не испытывала никакого возбуждения, она словно ставила своеобразный эксперимент, призванный выяснить, что задумал Ричард и как далеко он собирается зайти. Наконец его лицо стало медленно склоняться к ней… Наверное, самому Ричарду собственные действия казались очень сексуальными, но Джой изо всех сил старалась не улыбнуться. Он мягко обхватил ее плечи, потом сжал чуть крепче и коснулся ее губ поцелуем. Из десяти возможных баллов он заработал всего лишь жалкую троечку – так решила Джой. А когда Ричард оторвался от ее губ, он твердо заявил, что им нужно немедленно остановиться, ибо он не может воспользоваться ее положением (!) и тотчас отвезет ее домой.

Вспоминая об этом позже, Джой решила, что он насмотрелся дешевых мелодрам, и принялась нервно хихикать. Неужели он и в самом деле мог подумать, что она потеряла голову от этого жалкого подобия поцелуя и ее нужно немедленно спасать от собственной страсти?!

– А если ты уже успел от меня устать, то, думаю, нам больше не о чем разговаривать, – твердо и холодно заявила она и тут же с удовольствием увидела беспокойство на лице Ричарда.

Он попытался улыбнуться, но улыбка вышла напряженной и кривой.

– Извини, Джой, я не совсем правильно выразился. Просто я хочу, чтобы Пол узнал о серьезности наших отношений, только и всего. Если не хочешь ни в ресторан, ни ко мне, то давай отправимся на вечеринку…

Ричард и вечеринка? Это настолько несовместимые вещи, что Джой проглотила резкий отказ для всех его возможных предложений, который уже вертелся у нее на языке.

– Вечеринка? Правильно ли я расслышала?

– Да, моя сестра устраивает сегодня небольшую вечеринку для близких друзей.

– Не знала, что вхожу в круг близких друзей Саманты, – сыронизировала Джой, которая не слишком жаловала его заносчивую сестрицу. Впрочем, та отвечала ей взаимностью.

– Не ерничай, Джой. Саманта приглашала нас обоих.

– Но ты ничего мне не говорил…

– Ты же знаешь, как я отношусь к этим сборищам. И потом я рассчитывал на обед тет-а-тет…

– Значит, ты уже успел отказаться от приглашения…

– Я не дал Саманте окончательного ответа, так что приглашение все еще в силе. И если ты хочешь…

Если она хочет? Уж лучше потерпеть общество Саманты, чем провести вечер дома, пытаясь заглушить проснувшееся беспокойство, или в обществе Ричарда с его завышенной самооценкой! Чувство дискомфорта, которое Джой испытывала, было очень непривычно и угнетающе действовало на ее нервную систему. Она привыкла жить легко и не загружаться разными проблемами. Жизнь так коротка, чтобы тратить ее на что-то другое, кроме удовольствий!

– Хорошо, отправляемся к Саманте, – милостиво согласилась она и сделала вид, что не услышала разочарованного вздоха Ричарда. – Мне нужно сорок минут, чтобы привести себя в порядок.

Джой вспорхнула по лестнице, оставив Ричарда придумывать самому себе занятие на время ее отсутствия.



3

Джой быстро приняла душ, закуталась в полотенце и, оставляя влажные следы на полу, прошествовала к гардеробной. Ей предстояло сделать выбор из нескольких недавно приобретенных туалетов, и это был очень нелегкий выбор! Пожалуй, она не успеет уложиться в те сорок минут, которые обещала Ричарду. Но раз уж он настаивает на официальном извещении ее отца о том, что они встречаются, то ему стоит привыкать, мстительно подумала Джой и тут же мимолетно удивилась своей кровожадности. Конечно, это жара так влияет на нее. Жара, раздражение, поднявшееся после самодовольных заявлений Ричарда, и ее обеспокоенность неурядицами в компании.

Джой медленно перебирала вешалки, примеряя и тут же отвергая возможные варианты. Купленные вещи, ранее казавшиеся весьма удачными, вдруг как-то потеряли привлекательность, словно поблекли. Впрочем, ее придирчивость имела основания – она шла на вечеринку к Саманте. Уже в дверях та просверлит ее своими холодными рыбьими глазами, оценит выбранный наряд и обязательно поделится впечатлениями со своей неизменной спутницей, Амандой Кроу, которая всегда подле Саманты, как рыба-прилипала возле акулы.

Джой выдернула из ряда изысканных туалетов темно-синее платье – свою последнюю надежду – и придирчиво осмотрела его со всех сторон.

– Думаю, это что надо, – пробормотала она, словно таким образом пытаясь заглушить сомнения в собственном выборе.

Платье было облегающим, с открытыми плечами, довольно глубоким вырезом на спине и тоненькими бретельками, на которых самым опасным образом и держалось это произведение портновского искусства. Рукава к этому платью прилагались отдельно и натягивались как длинные перчатки. Джой оделась в рекордно короткие сроки – ведь в случае, если и это платье будет отвергнуто, ей понадобится еще уйма времени, чтобы определиться с его заменой. Джой встала перед зеркалом и поняла, что замена не потребуется. Она осмотрела себя со всех сторон и поняла, что ничего более смелого до сего дня она не надевала. Слишком много для бедного Ричарда. Он, пожалуй, решит ее спасать еще до того, как они появятся на вечеринке у Саманты, а это вовсе не входило в планы Джой.

Сегодня ей нужно расслабиться и избавиться от всех этих ужасных ощущений. Она задумалась на несколько секунд, а потом выудила полупрозрачный палантин ярко-бирюзового цвета и прикрыла обнаженные плечи. Такого потрясающего эффекта она не ожидала. Ее зеленые глаза таинственно замерцали, а фарфоровая кожа засветилась изнутри.

– Джой, сегодня ты превзошла саму себя, – сказала она своему отражению и присела перед зеркалом, чтобы наложить макияж. Она задумалась всего на секунду, как художник перед нетронутым холстом.

Прозрачная пудра, чуть-чуть холодных розовых румян, розовая помада, чуть-чуть теней и черная тушь, сделавшая ее ресницы недостижимо длинными для большинства особ женского пола. Плачьте, обладательницы всевозможных удлиняющих и загущающих ресницы тушей – ни одна из них не даст столь потрясающего результата, который Джой обеспечивался удачным набором генов. Затем она расчесала волосы цвета темного меда, оставив их свободно струиться по плечам, и надела туфельки, представляющие собой переплетение серебристых ремешков. Она утонула в легком облачке любимых духов, бросила последний взгляд на свое отражение и выпорхнула из комнаты как райская птичка.

Ричард был не один. Он стоял рядом с ее отцом, и они о чем-то разговаривали. Слава богу, на этот раз не повышая голоса. При ее появлении оба мужчины застыли как изваяния, а стакан, который Ричард держал в руке, внезапно накренился и его содержимое едва не пролилось на персидский ковер шестнадцатого века. Джой довольно удачно изобразила смущение и застенчивость школьницы, которая едет на свой первый в жизни бал, и отец тут же купился – наверное, в сотый раз! – на этот старый трюк. Его глаза повлажнели.

– Как ты похожа на Джоанну, – пробормотал он.

Джой улыбнулась. Ее мать была настоящей красавицей, и даже возраст не был помехой ее совершенству. Иногда Джой казалось, что красота матери не только не увядает, а все больше расцветает особенной, зрелой красотой. Так что подобное сравнение ей очень польстило.

– Ричард сказал мне, что вы собрались на вечеринку.

– Да, папа, ее устраивает Саманта.

– Желаю хорошо повеселиться.

– Спасибо, папа. – Она мягко и призывно взглянула на Ричарда, все еще продолжая играть эту незатейливую роль, и так же легко, как и Пол несколько секунд назад, на удочку Джой попался и этот тридцатипятилетний красавец.

Ричард поперхнулся и со стуком поставил стакан.

– Джой, ты сегодня ослепительна.

– Спасибо, – промурлыкала она. – Так мы идем?

– Да-да, конечно.

Прежде чем покинуть дом, Джой успела поймать их с Ричардом отражение в большом зеркале. Они казались удивительно красивой парой: он – высокий, темноволосый, широкоплечий; она – изящная, хрупкая и утонченная. Но вместо вполне естественного удовлетворения и радости осознание этого факта оказало на нее весьма тягостное впечатление…

– Мне показалось, что Пол вдруг расстроился после упоминания о Джоанне. – Ричард бросил на Джой быстрый взгляд и снова стал смотреть на дорогу.

– Мне кажется, он до сих пор любит ее.

– Тогда почему они все-таки развелись?

– Очень трудно объяснить это. – Джой помолчала, обдумывая ответ. – Просто они так решили, и все.

Ее родители развелись восемь лет назад, и ни для кого из их семьи это не явилось потрясением. Не было ни скандалов, ни шумного развода, ни сплетен и шумихи в газетах. Их развод показался Джой просто тихим расставанием на время, когда супруги слегка устали друг от друга и решили немного пожить раздельно. Джой осталась с отцом, лелея надежду, что развод родителей и есть то самое временное расставание и через несколько недель, максимум месяцев, Джоанна вернется. Но прошло восемь лет, а все продолжало оставаться на прежнем уровне.

Джоанна вернулась на родину, в Италию, но она часто звонила, раз в полгода приезжала. В пору взросления, когда Джой корчилась от бушующих в ней подростковых гормонов, она почти возненавидела приезды матери, считая их фарсом, плохо срежиссированным спектаклем, затеянным ради нее. Пока позже не уяснила простую вещь: спокойное общение, тихая грусть и странная для бывших супругов теплота как раз и есть то, что они чувствуют, а вовсе не притворство. Она так до конца и не поняла, почему все получилась именно так, но смирилась с существующим положением. К тому же ей вовсе не на что было жаловаться: отец баловал ее безмерно, словно пытаясь компенсировать отсутствие матери.

– Надеюсь с нами этого не случится.

– Что? – то ли изумилась, то ли возмутилась Джой. Она и сама не смогла до конца определиться в своих чувствах. – Кто-то заговорил о грядущей свадьбе?

– По-моему, это закономерный финал развивающихся отношений между мужчиной и женщиной.

– А что, после свадьбы этих отношений не бывает?

– Что? – смутился он.

– Ты сказал «финал отношений». То есть люди женятся и отношения заканчиваются…

– Нет, я хотел сказать совсем не то.

– Послушай, Ричард, – перебила его Джой, – мне кажется, наши отношения и близко не подошли к той черте, когда о подобном финале стоит задумываться.

– То есть ты хочешь сказать… – снова начал он.

Но, уловив в голосе Ричарда некоторое напряжение, Джой тут же снова перебила его, решив расставить точки над «i»: она была совсем не готова не только к тому, что уже запланировал Ричард, но даже и к подобному разговору. Они просто решили встречаться, только и всего! А уж это, по мнению Джой, не говорит ни о чем, кроме того, что они симпатизируют друг другу и на основе этой симпатии попробуют – только попробуют – построить что-то еще.

– Я хочу сказать, что так далеко не заглядываю. Нужно довольствоваться тем, что мы имеем сейчас, и ни в коем случае не следует торопить события! – пожалуй, резче, чем хотела, заявила Джой и заметила, как Ричард насупился.

Ну и пусть, нечего заводить эти бессмысленные разговоры, подумала она. Я не собираюсь замуж. По крайней мере в ближайшие лет пять-семь. Замуж можно выходить только по великой любви, а таковой на моем горизонте не наблюдается. Ричард пока не в счет, потому что мое отношение к этому мужчине совсем не тянет не только на великую любовь, но и даже на серьезное увлечение. Во всяком случае, пока. А скорее, никогда, вдруг поняла Джой и тут же нашла пару весомых аргументов, могущих объяснить это внезапное решение.

Во– первых, она слишком молода и к тому времени, когда она все-таки решится на подобный шаг, Ричард уже наверняка устанет ждать ее. А во-вторых… «Во-вторых» было самым неприятным. При всех известных Джой положительных качествах Ричард заглядывается на других женщин. И если он рассчитывает, что Джой неизвестно о его маленьких шалостях, то это его самое большое заблуждение.

Джой была почти уверена в том, что Роберт не будет верным мужем, и осознание этого факта еще до замужества не слишком воодушевляло.

Возможно, существует еще и «в-третьих», и «в-четвертых», и так далее, но Джой еще не знала Ричарда настолько, чтобы сделать соответствующие выводы…

– Джой, мы приехали.

Она очнулась от своих мыслей и заметила, что Ричард уже припарковался и внимательно на нее смотрит.

– О, прости, я немного задумалась.

Он вышел из машины, обошел ее, открыл перед Джой дверь, и они направились к дому.

– Мы немного задержались, – как бы невзначай проронил он, но Джой прекрасно знала, что это означает: Саманта начнет бросать на нее свои фирменные взгляды, притворно ворковать и внутренне беситься, что явившаяся под занавес парочка смешала ее планы ступенчатого ведения вечера.

Саманта была помешана на таких вещах, а ее вечеринки частенько оказывались расписанными почти по минутам, как рабочий день делового человека. Однако внешне Джой сохранила безмятежность. Да, в конце концов, какое ей дело до злости Саманты!

Ричард галантно распахнул перед Джой дверь, и тут она с удивлением увидела, что на этот раз произошло что-то невероятное: никакого привычного распорядка! Обычная толпа веселящихся гостей приветствовала их. Джой сразу оказалась в центре внимания. Она с неизменной улыбкой кивала знакомым, принимала комплименты и ловила восхищенные взгляды мужчин и завистливые – женщин. Что ж, ей не привыкать.

– Нужно найти Саманту и поздороваться, – проговорил ей на ухо Ричард, и Джой согласно кивнула. Что ж, без этого никак.

Они двинулись сквозь толпу веселящихся, разговаривающих, жующих гостей и наконец обнаружили Саманту с ее вечной прилипалой – Амандой. И если первым обстоятельством, поразившим воображение Джой, было изменение обычной программы, то вторым потрясением для нее стал наряд Саманты. Куда подевались ее извечные «приличные» платья и костюмы, скромные украшения и зализанные волосы?! Укороченные брючки, красовавшиеся на ней, были такие тесные, что казались второй кожей, а ядовито-желтый топ, приоткрывавший пупок Саманты с пирсингом (!), напомнил Джой о ее собственной мятежной поре взросления, когда она наряжалась как пугало только в знак протеста. Но и это было еще не все: в ушах Саманты покачивались огромные серьги-кольца, а светлые волосы были так начесаны, что создавалось впечатление, что на ее голове парик из пакли.

– Боже мой, – пробормотала она так тихо, чтобы никто не услышал, и посмотрела на Аманду, которая казалась сестрой-близнецом Саманты, за исключением того, что ее топ был ядовито-розового цвета.

Джой была так потрясена, что не сразу обратила внимание на то, что Саманта буквально виснет на руке стоявшего рядом высокого темноволосого мужчины. А когда обратила, то наконец догадалась в чем дело. Все эти волшебные превращения и разрушение привычного распорядка следствие нового увлечения Саманты! Но на этот раз она явно превзошла себя: никогда еще Саманта не заходила так далеко и уж тем более никогда не оставляла гостей веселиться самих по себе, воркуя и томно улыбаясь мужчине, будь он хоть трижды красивым, как Брэд Питт, и четырежды богатым, как Билл Гейтс!

– Саманта, привет! Что с тобой случилось? – окликнул сестру Ричард, и та очень неохотно оторвала взгляд от незнакомца.

Взгляд Саманты сначала показался Джой туманным и отсутствующим, словно она никак не могла прийти в себя, а потом, обнаружив Джой во всем великолепии, ее лицо как-то странно исказилось, но эта гримаска так быстро исчезла, что Джой решила, что это всего лишь игра света и теней.

– Ричард… Джой… Какой сюрприз! – произнесла она с фальшивой радостью и вцепилась в руку мужчины еще крепче, словно боялась, что Джой тут же схватит его и утащит к себе. – Очень рада, что вы все-таки приехали. Ник, позволь тебе представить моих гостей…

Незнакомец выпрямился, расправляя плечи, и взглянул на Джой сверху вниз, что, по правде говоря, мало кому удавалось. Но Джой тут же забыла про это, потому что в тот момент, когда их глаза встретились, ей показалось, что ее с размаху лягнула лошадь. Сердце бабахнуло в груди так, что кровь бросилась сначала в голову, а потом куда-то вниз, перевернув и скрутив по пути бешеным напором желудок. Ее пальцы впились в локоть Ричарда. Или ей показалось, что впились, потому что от такого кавардака внутри ее конечности словно занемели.

– Ник, это мой брат Ричард и его подруга Джой Картер, – словно издалека донесся до нее голос Саманты. – Ричард, Джой, позвольте вам представить Николаса Уивера. Он только что приехал из Италии, разве это не мило?

Джой не нашла ничего милого в том, что этот мужчина с непроницаемо темными глазами, от одного взгляда которых ее вдруг так резко замутило, приехал из Италии. Да хоть из Лапландии!

– Очень приятно, – глубоким бархатистым голосом с едва заметным акцентом произнес мистер Уивер, который для Саманты успел стать просто Ником.

Его глаза заскользили по Джой сверху вниз, и на секунду ей показалось, что он своим взглядом раздел ее. Джой даже бросила быстрый и нервный взгляд на себя, но платье было на месте. Похоже, только она заметила этот взгляд, потому как Ричард продолжал изумленно рассматривать сестру, а Саманта, все так же яростно цепляясь за рукав Уивера, отвечала брату выразительным и вызывающим взглядом.

– Нам с Ричардом тоже приятно, – сказала Джой, надеясь, что выражение ее лица опровергает это заявление. Она не могла объяснить, почему внутри нее все вдруг восстало против Уивера человека, и хотела лишь одного – оказаться от него как можно дальше. – И прошу нас извинить. Ричард, милый, – пропела она, – кажется, я вижу Джи. Я хочу с ней поздороваться. – Она убрала руку с локтя Ричарда, получившего новую порцию нокдауна от ее мягкого голоса и этого неожиданного «милый», и быстро отошла, делая вид, что высматривает воображаемую Джи. Лишь бы не стоять рядом с Уивером, почти физически ощущая жгучий жар его темного взгляда.

Ричард вышел из ступора и, наскоро извинившись перед Самантой, бросился за ней.

– Ты уверена, что это Джи? – тут же озабоченно спросил он. Если это и на самом деле та несносная длинноногая девица, перекрашенная в блондинку, то на весь вечер ему придется стать безмолвной тенью Джой, а заодно и мишенью для насмешек этой стервочки, которая считает своим долгом ставить его в неловкое положение перед Джой. А этого Ричарду ох как не хотелось!

– Я не совсем уверена… Наверное, обозналась… – Джой на глаз определила расстояние до Уивера и решила, что теперь она в безопасности. Относительной, конечно, потому что быть в чем-то уверенной этот ненадежный и хрупкий мир не позволял. Она обнаружила облегчение, промелькнувшее на лице Ричарда, и не упустила возможности его поддразнить: – Похоже, ты доволен, что я обозналась, Рич. Я давно подозревала, что ты не слишком симпатизируешь Джи.

– Трудно симпатизировать девушке, которая считает тебя занудой, – неловко выдавил он.

– Она действительно так сказала? – рассмеялась Джой.

– Не совсем так, но смысл я передал достаточно точно. Выпей вина, Джой. – Ричард взял с подноса проходившего мимо официанта бокал с вином и подал его Джой.

4

Этот вечер мог бы стать триумфом Ричарда – он был с Джой неотлучно, удостоился чести подносить ей коктейли и тарелочки с закусками, танцевать, обнимая ее за талию, – если бы весь этот спектакль она не устроила специально для Николаса Уивера. Джой улыбалась, шутила, флиртовала и при этом с трудом понимала, что происходит вокруг. Она только знала, что он следит за ней. Многие мужчины наблюдали за ней – исподтишка и открыто, восхищались, делали комплименты, но во взгляде Николаса, остром и магнетическом, было нечто иное, чем восхищение и желание побыть рядом. Джой чувствовала это инстинктивно, как может чувствовать лишь женщина, и это страшно пугало ее и столь же сильно притягивало.

– Сегодня ты просто королева, – шепнул Ричард, ведя ее в очередном танце.

– Спасибо, Ричард, – выдавила Джой улыбку.



– Если бы я знал, что эти вечеринки так действуют на тебя, я не пропустил бы ни одной, – сделал он новое доверительное признание, отчего Джой едва не расхохоталась. Медленная композиция кончилась, но Ричард, вместо того чтобы отпустить ее, сжал еще крепче, наклонился и жарко прошептал возле уха: – Джой, милая, давай потом поедем ко мне.

– Рич, не сейчас… – Джой рванулась из его рук и, пятясь, проговорила: – Извини, мне нужно попудриться. – И она бросилась в туалет с такой скоростью, словно ее преследовала банда головорезов.

В туалете Джой намочила бумажное полотенце и приложила его к пылающему лбу. Я злоупотребила спиртным, решила она, глядя в свои лихорадочно блестевшие глаза. А также Ричардом, позволив ему постоянно находиться рядом. Меня уже от него тошнит, а от мысли, чтобы поехать к нему, просто выворачивает наизнанку!

Когда голова слегка остыла, Джой поняла, что находится в туалете так долго, что Ричард вполне может не просто забеспокоиться, а поднять тревогу. Быстренько поправив макияж, она выскользнула из туалета и пошла по пустому коридору. Грохотавшая музыка доносилась и сюда, и Джой, представив, что снова придется влиться в шумную толпу, почувствовала подступающую головную боль. Она приостановилась и в этот момент скорее почувствовала, чем увидела, что что-то огромное и темное движется прямо на нее. Джой прижалась к стене, и это большое и темное остановилось прямо напротив нее и сказало голосом Николаса Уивера:

– Мне кажется, вы меня весь вечер избегаете, мисс Картер.

Джой вскинула глаза. Он просто шел по коридору или специально последовал за ней?

– Вам показалось, – неверным голосом ответила она. – Разве у меня есть причины вас избегать?

– Я думал об этом, и у меня появилось несколько предположений. Я вам не слишком симпатичен?

– Мне трудно судить об этом, поскольку я вас совсем не знаю.

– Тогда предлагаю восполнить этот пробел, – сказал Уивер и сделал еще шаг по направлению к Джой.

Все мысли в ее голове перемешались, и она почувствовала подступающую панику.

– Что восполнить? Какой пробел? – растерянно проговорила она, остро жалея о том, что покинула Ричарда.

– Предлагаю узнать меня получше, – делая вид, что не замечает состояния Джой, предложил Николас.

– Мне это совершенно не нужно, – выпалила она, внутренне поражаясь самонадеянности Уивера. Неужели все мужчины без исключения страдают этим недостатком в той или иной степени? – Круг моих знакомых и так слишком велик. Извините, меня ждет Ричард…

– Ах да, Ричард… Это тот увалень, который вьется вокруг вас целый вечер и который изрядно вам успел надоесть, – усмехнулся он.

– Что вы такое говорите? – возмутилась Джой.

– Я что, не прав?

Джой раскрыла рот для резкого ответа и тут же закрыла его. Он прав, черт его побери, а она не в том состоянии, чтобы опровергать это утверждение! Она уставилась на него, пытаясь взглядом выразить все, что она думает по поводу этого разговора вообще и самого Уивера в частности, и тут же снова ощутила накатывающую волну слабости. Кроме пронзительных и очень темных глаз она обнаружила высокий лоб, черные брови вразлет, нос с чуть заметной горбинкой и чувственно изогнутые твердые губы. Она с трудом отвела взгляд и попыталась сообразить, что сейчас должна сделать. Ах да, кажется, он задал вопрос! Ей немедленно нужно собраться и вспомнить, где они находятся и что она недостижимая, холодная королева! Джой глубоко вздохнула и стала постепенно входить в свою роль.

С ее лица исчезла растерянность, плечи распрямились, а на губах появилась сдержанная полуулыбка.

– Вы правы, иногда Рич бывает чересчур…

– …Навязчив?

– …заботлив и мне это слегка действует на нервы.

– Если бы только это. Он два раза наступил вам на ногу.

– Вы что, следили за мной? – от возмущения она едва не вышла из своей роли.

– Наблюдал, – поправил ее он. – Вы должны меня простить, мисс Картер, но на этой вечеринке вы единственная, на кого стоит смотреть…

Джой собрала остатки самообладания и попыталась взять себя в руки.

– Вы льстец, мистер Уивер, – проговорила она, чувствуя, что у нее большие проблемы с выдержкой. Николас Уивер действовал на ее самообладание так же разрушающе, как соляная кислота на ткань. Однажды она видела подобный опыт в одной из научных передач.

– Я не льстец, мисс Картер, просто стараюсь говорить людям правду.

От звуков его бархатного голоса и этой опасной близости с Джой опять стали происходить весьма странные вещи. Инстинктивно она обхватила себя руками, словно пытаясь защититься от этого неестественного воздействия. При этом она закуталась в палантин – насколько вообще возможно закутаться в полупрозрачную кисею – и стянула его края так крепко, что тонкая ткань едва не треснула.

Во взгляде Уивера появилась задумчивость. Он посмотрел на Джой так пристально, что она едва не упала.

– Мне кажется или вы на самом деле боитесь меня? – медленно произнес он.

Это предположение было настолько правдивым, что требовало немедленного опровержения.

– Боюсь? Вас? – Джой попыталась рассмеяться. – Боже, как вам это в голову пришло?

– Возможно, мне показалось. И чтобы мои сомнения развеялись, не согласитесь ли немного прогуляться со мной?

– Не думаю, что это хорошая идея. Меня ждет Ричард, да и вас, как я припоминаю, дожидается дама…

– Дама?

– Вы же здесь с Самантой, – слегка раздраженно напомнила она ему. Что ж, выходит, все мужчины, такие разные внешне, совершенно одинаково устроены внутри. Что-то вроде психологических клонов: самоуверенные бабники. Стоит слегка ослабить внимание – и они тут же находят очередной объект для пристального изучения.

– Мы едва знаем друг друга.

– Неужели? Однако я отлично знаю Саманту. Не в ее привычках приглашать на вечеринки малознакомых людей. – Джой прикусила язык, чтобы удержать рвущееся замечание о том, что Саманта цеплялась за его рукав, словно Уивер был ее собственностью.

– Я получил это приглашение благодаря Джону Сайресу, мы пришли вместе.

Джой тут же среагировала на новую порцию полученной информации, улыбнувшись – как она надеялась – холодно и отстраненно. Из всех возможных людей, на компанию которых Уивер мог сослаться, Джон Сайрес был наихудшим кандидатом. По крайней мере, по мнению Джой. Пройдоха, начинающий алкоголик и ужасный волокита, к тому же бывший приятель Саманты. Джой вдруг припомнила, что если дело касается ухажеров, то Саманта становится совершенно неразборчивой, выбирая самое худшее. И даже Ричард признавал это. Теперь, учитывая то, что Саманта липнет к Уиверу, самой Джой следует держаться от него как можно дальше!

– Извините, мне и правда пора. – Она сделала неловкую попытку проскользнуть мимо, но Уивер едва качнулся, как бы перекрывая ей путь, и чуть наклонил голову, словно силясь в чем-то разобраться.

Нет, он просто не может чувствовать эти слабые изменения в ее настроении. Джой вернулась на исходную позицию, подумав, что их телодвижения напоминают странный напряженный танец: шаг вперед – шаг назад, наклонились – отступили…

– Я сказал что-то не то?

– Все в порядке! – выдавила Джой, ужасаясь, что выдала себя. Но до сих пор никому еще не удавалось так точно определять трансформации ее настроения. Наверное, Николас Уивер обладает сверхчувствительностью.

– Но вам что-то не понравилось в моих словах, – настаивал он.

– Неужели мои реакции имеют для вас какое-то значение?

– Наверное, не должны… Но тем не менее имеют!

– О! Не так быстро, мистер Уивер… – Джой твердо решила, что насчет Уивера она все решила правильно и теперь ей нужно немедленно спасаться бегством. Она отступила еще на шаг, продолжая «танец».

– Это из-за того, что я упомянул Сайреса, верно? – слишком быстро сообразил он. – Не все гости Саманты заслуживают вашего одобрения, не так ли?

– Гости Саманты – это не мое дело…

– Пока не ваше, – неожиданно поправил он.

Слабая улыбка сползла с ее губ, и она раздраженно нахмурилась. Уиверу не следует так долго испытывать ее терпение!

– Что вы имеете в виду?

– Думаю, впоследствии вам захочется держать под контролем, какие люди посещают ваш дом.

5

– Мой… – Джой поперхнулась, – простите, дом?

– Принимая во внимание ваши отношения с Хендерсоном, скоро вы будете здесь полноправной хозяйкой.

Второй раз за день ей намекают о свадьбе с Ричардом. Сначала сам Ричард, теперь эти слова Уивера! Нелепость этих утверждений так разозлила ее, что Джой на несколько мгновений забыла о своих опасениях, о своем желании немедленно уйти и о том странном воздействии, что Николас Уивер оказывает на нее.

– Не знаю, из какого источника вы черпаете информацию, мистер Уивер, но она не соответствует действительности! Я не собираюсь становиться женой Ричарда, мы просто друзья! К тому же… в любом случае этот дом ему не принадлежит: согласно завещанию Адама Хендерсона, особняк целиком и полностью в распоряжении Саманты. – Она немного помедлила, а потом все же решилась на продолжение: – У Ричарда квартира в центре. Очень большая и очень шикарная…

– Извините. В следующий раз я постараюсь пользоваться только тщательно проверенной информацией, – сказал Ник, делая вид, что не заметил ее оговорки, подразумевающей, что она посещала вышеупомянутую квартиру.

– Вряд ли у нас будет возможность встретиться еще раз, мистер Уивер.

– Как знать…

– И я считаю этот разговор крайне неуместным.

Темы, затрагиваемые Уивером, не соответствуют длительности и близости их знакомства. К тому же Джой успела выпасть из своей роли, а на новую импровизацию у нее просто не хватит сил.

– Почему? – тут же отозвался он, продолжая стоять перед Джой, перекрывая путь и рассматривая ее.

– Потому, – медленно сказала она, словно объясняя ребенку прописные истины, – что мы не настолько хорошо с вами знакомы, чтобы обсуждать подобные проблемы. Мистер Уивер, очень мило, что мы так… дружески поболтали, но мне и правда пора.

– Но ведь я уже предлагал внести поправки в существующее положение вещей.

– Вы всегда такой настойчивый?

– Только в исключительных случаях, – ответил он, и его губы изогнула ленивая улыбка, которая, впрочем, не затронула темных глаз.

– Не думаю, что я могу претендовать на исключительность.

– Наш милый разговор все больше начинает напоминать милое противостояние, мисс Картер, – насмешливо заметил Ник. – По-моему, нам следует сменить обстановку.

– Тут вы правы! – отозвалась Джой, собираясь все-таки проявить настойчивость и избавиться наконец от его общества.

Но через мгновение ей пришлось убедиться, что они думали о разных вещах. Николас Уивер неожиданно подхватил ее под локоть, очень ловко развернул и куда-то повлек.

– Я знал, что вы проявите благоразумие, – доверительно сообщил он Джой, ведя ее через кухню королевских размеров с огромным разделочным столом посередине.

– Но… Что вы делаете? Куда вы меня тащите?

– Всего лишь немного прогуляться, мисс Картер, не нужно так волноваться из-за пустяков.

– Пустяков? – Джой едва не свалилась со ступенек, и хватка Уивера стала чуть крепче. За ее спиной со стуком захлопнулась дверь черного хода. – Я и подумать не могла, что мое согласие с вашими словами вы превратно истолкуете как желание продолжить наше милое противостояние!

– А разве это не так? – слишком искренне удивился он.

– И вам это прекрасно известно.

– Просто вы выглядели не слишком радостной, когда шли по тому коридору. Поэтому я и решил, что вас не очень прельщает перспектива возвращения в шумную толпу.

Может быть, и так, но только ночная прогулка наедине с Николасом Уивером прельщала ее куда меньше!

– Осторожнее, здесь ступени. Давайте я вам помогу. – Ник отпустил ее локоть и протянул ладонь.

– Не стоит, – пробормотала она.

И в тот же миг ее тонкий каблучок попал в невидимую выбоинку в ступенях и Джой едва не свалилась. Конечно, Ник Уивер тут же пришел на помощь.

– Оказывается, вы упрямица, мисс Картер, – проговорил он, сжимая своей огромной ладонью ее тонкие пальцы и помогая спуститься с коварных ступенек.

– Но не настолько, чтобы перещеголять вас, – пробормотала Джой, почему-то жутко взволнованная соприкосновением их рук.

Она услышала его сдержанный смешок в ответ на свою реплику, но больше не могла об этом думать. Все ее чувства сконцентрировались в месте соприкосновения их рук. У Николаса Уивера были очень горячие и немного шершавые ладони. Это была обычная констатация факта, и Джой не понимала, почему жар его огромной ладони немедленно начал перетекать в нее… Она тряхнула головой, чтобы отогнать наваждение, и рассеянно огляделась, пытаясь сосредоточиться. Джой поняла две вещи: они куда-то идут по дорожке, все дальше удаляясь от дома и света фонаря, и Ник Уивер до сих пор удерживает ее ладонь. Они идут уже несколько минут, а Ник и не думает отпускать ее пальцы!

– Возвращаясь к нашему прежнему разговору… Вам не нравится Сайрес… Почему?

Джой решила, что Уивер очень настойчивый, последовательный и дотошный человек, который не любит оставлять невыясненные вопросы. Она пока не могла разобраться, нравится ей это или нет.

– У меня нет причин испытывать симпатию к этому человеку.

– Иными словами, его недостатки перевешивают его достоинства.

– У него нет достоинств, – сдержанно пояснила она, свято веря в то, что сказала.

– Вы его хорошо знаете?

– Достаточно, чтобы у меня сложилось подобное мнение.

– И обнаружив меня в его обществе…

– Я вас обнаружила в обществе Саманты, – перебила его Джой. – А о Сайресе вы мне сами сказали… – Внезапно вспомнив о Саманте, Джой решила, что теперь самое время потребовать, чтобы он наконец отпустил ее руку. Тогда она сможет сосредоточиться и… – Опасность падения мне больше не грозит, так что позвольте… – Джой мягко, но решительно высвободилась из его захвата и откинула прядь волос, упавшую на лицо. Вот так уже лучше!

– Я не слишком хорошо знаю Джона, но у меня здесь больше нет знакомых. Это он познакомил меня с Самантой, и благодаря ему я получил это приглашение. Вообще-то я не люблю бывать на вечеринках, но мне нужно было найти одного человека, а этот визит мог мне в этом помочь, – непринужденно принялся объяснять Ник.

Джой нужно было сказать, что она не нуждается в его объяснениях и это вовсе не ее дело, но вместо этого она сдержанно поинтересовалась:

– И помог?

– Да.

– Вы говорите и действуете, как Ричард, – вырвалось у нее. – То есть я хотела сказать, что он тоже не сторонник подобных мероприятий и принимает приглашение, если только оно выгодно с деловой точки зрения. Бизнес прежде всего… Мистер Уивер, а куда мы все-таки идем?

– Мы просто разговариваем, – усмехнулся он, – и гуляем…

– Не думаю, что это хорошая идея. То есть нам не стоит удаляться на большое расстояние от дома. Насколько мне известно, по периметру участка проходит сигнализация, которую Саманта обязательно включает с наступлением темноты. Так что мы рискуем устроить большой переполох с участием вооруженных полицейских.

– Мы вовсе не собираемся пересекать границу участка. Мы просто гуляем и наслаждаемся красотой ночи, тишиной и безлюдьем. Мне показалось, что вы хотели именно этого, но боялись признаться в этом желании даже самой себе.

– Но я не знаю, где именно проходит сигнализация, – упрямо сказала Джой, проигнорировав слова Ника о своих собственных желаниях. – Вполне возможно, что совсем рядом…

– И тогда здесь может стать очень шумно, – задумчиво пробормотал он, – очень многолюдно и не так романтично…

Джой невольно улыбнулась и слегка расслабилась. Только сейчас она поняла, что почти задеревенела от напряжения, сковывающего ее тело на протяжении почти всего вечера. Может быть, идея с прогулкой не так уж и плоха?

– Зато наверняка нам удастся посмотреть фейерверк и поучаствовать в небольшом приключении, – поддразнила она его.

– Вы всерьез решили участвовать в приключениях на этих каблуках? – не остался он в долгу.

– Что ж, вы абсолютно правы – это было бы настоящим безумием.

– Может, в целях безопасности вы предложите другой, более безобидный маршрут?

– Другой маршрут?

– Я имел в виду, что вы хорошо знаете не только дом, но и его окрестности…

– Как вы об этом узнали?

– Саманта сказала, что вы знакомы сто лет… Правда, на вид вам больше двадцати не дашь. Вы хорошо сохранились, мисс Картер, – пошутил он, и Джой расслабилась еще больше.

– Саманта как всегда преувеличивает, – чуть дрогнувшим голосом отозвалась Джой. – Но вы правы, я часто бывала здесь. Мой отец дружил с Адамом Хендерсоном, отцом Ричарда и Саманты, и мы были частыми гостями в этом доме. Меня оставляли играть с Самантой, и никто не хотел принимать всерьез мои заверения, что мы друг друга терпеть не можем… Ох, простите, – тут же покаялась она, поняв, что сболтнула лишнее.

– А Ричард тоже играл с вами? – спросил Уивер.

– Ричард? – удивилась она. – О нет, он был старшеклассником, потом учился в колледже. Ему и в голову не приходило обращать внимание на такую мелочь, как мы с Самантой.

– Зато теперь он обращает…

– Опять вы?…

– Простите…

Джой оглянулась, в нерешительности посмотрев на дом, от которого они успели удалиться на значительное расстояние.

– Подождите! – невольно окликнула она Уивера.

Ник остановился и повернул к ней лицо.

– Что случилось?

– Наверное, нам пора возвращаться?

– Вы действительно хотите этого?

– Что за странный вопрос. Конечно!

Ник стоял молча, засунув руки в карманы и слегка покачиваясь с пятки на носок. У Джой возникло странное чувство, что он колеблется…

– Мистер Уивер?

– Еще одну минуту, Джой.

– Что?

Он вытащил руки из карманов и шагнул вперед. Ей следовало немедленно поставить его на место, заявив, что она не давала ему права называть ее по имени, и немедленно отправиться в дом и найти Ричарда. Но вместо этого она оцепенела, не в силах произнести ни слова. Его ладони легли на плечи Джой, и ей показалось, что ее ударило током. Она вздрогнула и отшатнулась, но пальцы Ника сжались еще крепче.

– Я вам так неприятен? – тихо проговорил он.

– Нет… Не знаю. Вы должны понимать, что нельзя так бесцеремонно вторгаться в жизненное пространство постороннего человека, – в отчаянии залепетала она, понимая, что говорит не то.

В рассеянном свете она смутно видела его лицо. Ей казалось, что он улыбается. Некоторое время они просто неподвижно стояли друг против друга. Ник не торопился отвечать, а Джой не могла больше придумать ничего, чтобы прервать эту звенящую тишину. Постепенно ей стало казаться, что воздух вокруг них начинает сгущаться, он уже с трудом проходит в легкие, а молчание наполняется каким-то сокровенным и тайным смыслом. Это было похоже на чары, колдовство, и Джой, растерянная, смущенная и онемевшая, ничего не могла с этим поделать.

Потом Ник как-то странно качнул головой, словно пытаясь встряхнуться.

– Джой, это очень странно, но я чувствую…

Сердце ее загрохотало как сумасшедшее, а в следующую минуту что-то мощно и непреклонно повлекло ее вперед и прижало к Нику Уиверу. Его руки. Он сжал ее слишком крепко, слишком сильно и… слишком неприлично, но изо рта Джой вместо едкой отповеди или на худой конец возмущенного вопля вылетел только тонкий писк.

Усилиями Ника они оказались плотно прижатыми друг к другу, почти слитыми в единое существо. Потом Джой как во сне подняла к нему лицо.

– Что вы делаете? – слабо произнесла она, но вместо ответа Ник поцеловал ее.

6

Ей показалось, что она то летит в черную пропасть, то поднимается к палящему солнцу. Ее тело стало бессильным, как желе, и всемогущим, как гранитная скала, и только повсюду стучало сердце – в руках, ногах, животе… Оно распухало, пыталось вырваться из висков и тут же сжималось до размеров булавочной головки, так что Джой казалось, что оно сейчас вообще исчезнет.

В ее голове не осталось ни единой мысли, только странная и гулкая пустота, в которой неистово и мощно бился пульс, а вместо крови по ее венам стремительно неслось адское пламя. Одна рука Ника легла на ее затылок, словно он пытался удержать ее, хотя Джой и не помышляла о бегстве, а другая обвила ее тонкую талию и еще крепче прижала к горячему и крепкому телу мужчины.

Джой глухо застонала от этого сладкого напора, и ее собственные руки скользнули под пиджак и вцепились в спину Ника.

– Джой… – хрипло произнес он, оторвавшись от ее губ, и его пальцы пробежались по ее щеке, скользнули по шее и очертили вырез платья. – Ты как самый нежный шелк, – пробормотал он в ее губы, осыпая их мелкими поцелуями и чуть касаясь кончиком языка.

Но даже эти едва ощутимые касания заставляли ее вздрагивать.

Со стороны дома послышался какой-то неясный звук, и голос разума, уже довольно долго, но безрезультатно пытавшийся достучаться до ее одурманенного сознания, наконец пробился сквозь блокаду чувственности и едко напомнил, что она забылась настолько, что это может грозить непредсказуемыми последствиями. Джой распахнула глаза, и ее руки уперлись в плечи Ника.

– Нет, нас могут увидеть, – прошептала она, подумав о том, что потеряла не только счет времени, но даже и ориентацию в пространстве! Армия Наполеона могла бы пройти мимо нее, а Джой даже бы не заметила!

– Нет, – тихо произнес он, – здесь мы совершенно одни…

Джой быстро огляделась, подозревая, что все это он говорит только для ее успокоения, а на самом деле некоторые гости тоже решили прогуляться и теперь вокруг них собралась толпа, с интересом наблюдающая этот незабываемый спектакль. Она огляделась, потом еще раз и с облегчением поняла, что он прав.

– Все равно, вам нужно отпустить меня. Пожалуйста, мистер Уивер.

– Просто Ник…

– Что?

– Ник, – повторил он.

Господи, откуда он тут взялся, чертов соблазнитель?! Неужели это была она, стонущая в его объятиях и подчиняющаяся его прихотям? Но ладно, если это условие для ее освобождения, то она сможет это сделать!

– Пожалуйста… Ник.

Его руки послушно разжались, но стоило сделать Джой шаг назад, как на нее обрушился ледяной водопад. От неожиданности и потока холодной воды ее дыхание прервалось и она смогла только сдавленно охнуть.

– Черт знает что! – выругался Ник, схватив Джой и вынося ее на руках из-под ледяного душа.

Однако ее тонкое платье успело совершенно вымокнуть, а с кончиков волос капала вода.

– Газон! – обескураженно воскликнула Джой и мельком подумала, что ничего могло бы не быть, случись этот душ несколькими минутами раньше. – Саманта не догадалась отключить этот проклятый полив или сделала это нарочно? И ты… Ты привел меня на эту лужайку!

– Джой, это вовсе не чьи-то злобные происки. Меньше всего я думаю о том, что она это подстроила. И уж я подавно ничего не мог знать о ночном поливе газона!

– О боже… – Джой оглянулась на бьющие из распылителей струи воды. Ветерок, еще пару минут назад ласково обдувавший разгоряченное лицо, теперь пробирал до костей. – Надо же быть такой рассеянной!

– Наверное, Саманта не предполагала, что ее гости решатся совершить ночную прогулку. Хотя этот холодный душ пришелся весьма кстати, – неожиданно пошутил он. – Еще мгновение – и я бы окончательно потерял голову!

– Ты не должен говорить мне такие вещи!

– Почему?

– Потому что… – Джой прикусила припухшую от поцелуя нижнюю губу и снова почувствовала его вкус.

Его вкус, запах, воспоминание о прикосновении его горячих рук – все эти чувства томной тяжестью осели где-то внутри, напоминая о себе сладкой дрожью и мешая сосредоточиться.

– Почему ты никак не можешь изобрести причину, по которой я не должен это делать? – мягко поддразнил ее Ник. – Мне очень понравилось… – В его голосе появилась соблазнительная хрипотца.

Из– за этих хриплых ноток внутри нее что-то тонко и приятно вздрагивало. Господи, да она точно сошла с ума!

– То, что тебе понравилось, еще не повод думать, что все в порядке! – сказала она, пытаясь освободиться от этих ощущений и снова стать самой собой.

– Но тебе тоже понравилось…

– Нет!

– Чтобы доказать обратное, достаточно повторить попытку…

Да, уж тогда точно у нее не хватит сил отрицать очевидные вещи. Джой поежилась.

– Ты замерзла…

– Я не могу в таком виде идти в дом, – пробормотала Джой, обхватывая себя руками. Ее знобило.

– И не надо. Иди сюда. – Одним движением он стряхнул с плеч пиджак и накинул ей на плечи. Его руки снова обвились вокруг Джой, и он притянул ее к себе.

Джой почувствовала жар, обжигающий и обволакивающий. Но вместо того, чтобы перестать дрожать, она затряслась еще сильнее.

– Неужели так холодно? – пробормотал он, и его сердце громко билось прямо под ее щекой.

– Это нервы, – с трудом выговорила Джой в его грудь. – Я переживаю за свой наряд, макияж и прическу.

– Понимаю.

Джой порывисто вздохнула.

– На самом деле я переживаю вовсе не из-за этого, – зачем-то с коротким вздохом призналась она, – просто я никогда… никогда… не чувствовала ничего подобного… – Она подняла лицо и нечаянно коснулась губами его шеи. – И ты прав: мне очень хорошо. Хотя я и знаю, что просто сошла с ума…

– Тогда я тоже, – тихо сделал он собственное признание.

– Мне стало легче, что в этом безумии я не одинока, – пошутила Джой. – Может, это просто какая-то эпидемия?

– Хорошо бы она не затронула слишком многих людей, иначе мир точно перевернется!

Джой нервно хмыкнула и тут же подумала о том, что безумие безумием, но перед ней теперь стоит довольно трудная задача: ретироваться до того, как описание ее плачевного внешнего вида станет достоянием общественности.

– Ник, мне нужно домой. Я хочу улизнуть до того, как начнется массовый исход гостей и меня кто-то может обнаружить в таком виде.

– Ты права, – неохотно подтвердил он. – Я провожу тебя до машины…

– Лучше будет, если мы обойдем дом с другой стороны.

– Конечно, конспирация так конспирация, – согласился он.

Они дошли до угла дома. Оставалось пройти несколько сотен ярдов, когда Ник неожиданно схватил Джой и потащил в густую тень, отбрасываемую стеной дома. Не успела Джой возмутиться, как он быстро прошептал:

– Кто-то идет.

– …Похоже, твоя подружка улизнула с Ником… – Голос Саманты, источающий яд, заставил Джой застыть от ужаса.

– Этого не может быть, – тускло произнес Ричард.

Какое счастье, что Ник услышал их приближение и я, вымокшая и продрогшая, не оказалась в поле зрения уязвленной и разозленной Саманты и ее брата! Это было бы настоящей катастрофой!

– Джой, я понимаю, что тебе не слишком хочется встретиться лицом к лицу с Хендерсонами, но постарайся все-таки не умереть от удушья, – посоветовал Ник ей на ухо.

– Что? – выдохнула она одними губами.

– Дыши, Джой!

Она не могла дышать: как только она представляла, что случится, если эта сладкая парочка сейчас обнаружит ее прячущейся с Ником Уивером, ее горло сразу сжимал спазм. Ее прическа в неизвестном состоянии, макияж тоже и только одному богу известно, как она сможет выдержать взгляды брата и сестры Хендерсонов и, более того, ответить на их вопросы! Наверное, следовало просто идти вперед: у нее же есть правдоподобное объяснение – ночной полив газона. Нет, это совсем плохая идея! – тут же подумала она. Саманта, страдающая просто патологической подозрительностью, не просто не упустила бы из виду пиджак Ника, наброшенный на ее плечи, но и раздула бы из этого факта отвратительный скандал. А если бы она заметила припухшие после поцелуя губы Джой без признаков помады… О, Джой не оправдал бы никакой полив газона!

– …Ты даже не представляешь, на что может пойти Джой…

– Саманта, не забывайся! – прикрикнул на нее Ричард. – Мне известно, что вы недолюбливаете друг друга, но я никогда не думал, что ты можешь опуститься до оскорблений…

– Оскорблений? – Голос Саманты поднялся почти до визга. – Ты на самом деле такой наивный или притворяешься ради своей Джой?! Она бросила тебя и улизнула с вечеринки с другим мужчиной, черт ее возьми!

– Мы этого не знаем наверняка. Кроме того, Джой и я пока не связаны никакими официальными обещаниями!

– Ты снова выгораживаешь ее. И так каждый раз. А обо мне ты подумал?

– Насколько я знаю, ты и Уивер тоже не связаны обетами! Более того, вы едва знакомы. Или у меня неверная информация? – холодно сказал Ричард, и Джой почувствовала укол совести.

Ричард не заслужил такого обращения. Он искренне рассчитывает на то, что капризная Джой со временем остепенится. Что она может быть для него, Ричарда, – о господи, Саманта права, он чересчур наивен! – идеальной женой и любящей матерью его детям. А Джой вместо этого прячется в тени дома всего в нескольких шагах от него, прижатая к горячему телу мужчины, которого она почти не знает и чей поцелуй двадцатью минутами ранее едва не свел ее с ума и заставил забыть обо всем на свете. А бедняге Ричарду приходится выгораживать ее, успокаивать свою ядовитую сестрицу, а заодно подавлять жалящие ревностью подозрения!

– Господи, Ричи, ты опять начинаешь!

– Мне приходится постоянно контролировать тебя, иначе ты того и гляди вляпаешься в какую-нибудь дерьмовую историю, как это было с Сайресом! А если припомнить еще несколько случаев? Ховарда Зейна, например, который едва не увел все твои денежки, или Билла Камински и эту историю с наркотиками, которую мне едва удалось замять? Сколько еще будет таких случаев, прежде чем ты возьмешься за ум?

– Ты просто хочешь сорвать на мне злость.

– Ты же сполна излила на меня свое раздражение.

Саманта сказала что-то еще, быстро и горячо, но Джой ничего не смогла разобрать, поскольку голоса стали удаляться. Видимо, брат и сестра решили вернуться в дом.

– О боже… – прошептала Джой. Ей еще не приходилось слышать, чтобы Ричард так сурово разговаривал с сестрой. Истории, упомянутые Ричардом, действительно были правдивы от первого до последнего слова, и Джой было об этом известно лучше остальных. Только на самом деле их было не три, а гораздо больше. Саманта просто притягивает к себе неприятности в виде неподходящих мужчин. И Ричарду приходится постоянно спасать ее, но он старается не попрекать сестру. И вот теперь он все припомнил, и все из-за того, что Саманта здорово разозлила брата, и произошло это из-за нее, Джой! Она покусилась на мужчину, занятого Самантой, целовалась с ним, она бросила Ричарда на этой вечеринке. Но все это еще можно исправить, если Ник согласится ей подыграть. – Тебе следует вернуться в дом и сделать вид, что ты меня в глаза не видел. А завтра я скажу Ричарду, что у меня жутко разболелась голова и я вынуждена была уехать…

– Я не буду этого делать.

– Но почему?

– Потому что, как уже сказал Ричард, никто из нас четверых не связан обетами. Итак, мы свободные люди и вправе проводить свое свободное время с тем, с кем хотим.

– Но Саманта… Она сожрет меня!

– С чего бы это?

– А то ты не понимаешь!

– Я не собирался с ней встречаться, если ты это имеешь в виду, и никогда не давал ей повода так думать.

Можно было найти еще тысячу причин, по которым они должны были притворяться, но эти причины почему-то не приходили Джой на ум.

– Где твоя машина? – Ник решил, что тема себя исчерпала.

– Я приехала с Ричардом.

– Я отвезу тебя домой.

– Но…

– Собираешься попросить Ричарда? Или вызвать такси? Джой, твое платье в плачевном состоянии и прическа тоже. Считай это просто искуплением моей вины за то, что я привел тебя на этот газон…

– Хорошо, – покорно вздохнула она, посчитав предложение Ника наилучшим выходом.

Они выбрались из тени и поспешили к стоянке.

– У тебя красивая машина, – нервно сказала она, чтобы только что-то сказать.

– Спасибо. Садись. – Ник сел за руль и включил зажигание. Джой назвала свой адрес, и машина плавно тронулась со стоянки. – Ты очень расстроилась? – не глядя на Джой, спросил Ник через несколько минут.

– Это было ужасно.

– Что именно? – уточнил он, бросив на нее короткий взгляд.

– Мое поведение. Я пряталась, как ребенок, который боится получить взбучку. Но когда я подумала о том, что было бы, если бы мы не спрятались… – Она длинно и неровно вздохнула и, пытаясь избавиться от охватившего ее напряжения, попробовала пошутить: – Даже сейчас мне приходится напоминать себе, что я уже большая девочка и не должна страшиться подобных вещей.

– А, это… – неопределенно протянул он.

– Тебе этого мало?! – возмутилась Джой.

– Я думал, ты разочарована в другом, – усмехнулся Ник.

И Джой мигом поняла, что он имеет в виду их поцелуй. Эти сладкие воспоминания не смогла погасить даже последующая ужасная сцена с Ричардом и Самантой в главных ролях, и к щекам Джой сразу прилил жар. А может, это случилось из-за того, что Ник сидел к ней слишком близко и его рука, расслабленно лежавшая на рычаге переключения скоростей, располагалась слишком близко к ее ноге, приоткрытой вырезом… Боже, что за буйные фантазии! – в очередной, наверное в сто первый, раз одернула себя Джой.

– Вот мы и приехали. Останови здесь. – Джой бросила быстрый взгляд на фасад. Все окна были темны.

Он остановил машину и стал смотреть на Джой.

– Что ж, спасибо за… все. Мне пора, – произнесла она.

– Давай пообедаем завтра…

Ей нужно было найти несколько десятков, а то и сотен причин, чтобы ответить отказом, но вместо этого она почему-то пожала плечами, словно говоря: а почему бы и нет?

– Хорошо.

– В восемь я заеду за тобой.

– В восемь так в восемь, – довольно храбро ответила она. – Пока, Ник.

– До завтра, Джой.

Если дело пойдет такими темпами, то завтра я уже буду пациентом в сумасшедшем доме, решила она, направляясь к калитке. Хотя, возможно, ее дела вовсе не так плохи. Завтра она протрезвеет, освободившись от действия алкоголя, тормозящего процессы в ее нервной системе, одумается, вылечится от кратковременного чувственного помешательства и все придет в норму. Не будет больше этого безумия. Она будет холодна и неприступна и быстро даст отставку Нику Уиверу. Джой была в этом так уверена, как в том, что Арктика находится на севере, а Антарктика – на юге. Или наоборот? Нет, все будет в полном порядке, она должна в это верить. А завтра ей только и останется, что посмеяться над своими переживаниями. Решив так, она немного взгрустнула. Все-таки где-то в глубине души ей было даже немного жаль, что все эти безумства не более чем случайное стечение обстоятельств и воздействие токсинов алкоголя на ее мозг.

7

– Ты уже встала, Джой? – удивленно спросил Пол, обнаружив Джой на следующий день в половине девятого на кухне. Его удивление было понятно – Джой была не из тех людей, кого можно отнести к ранним пташкам.

– Утро просто замечательное, – жизнерадостно отозвалась она. Пожалуй, слишком жизнерадостно. – Просто невозможно пропустить начало дня.

– Да, конечно, – все еще растерянно сказал Пол.

Он сел за стол, и Джой налила ему кофе. Рука Пола автоматически потянулась за газетой, но так и замерла на полпути.

– Джой, все в порядке?

– Конечно. – Она послала отцу успокаивающую улыбку. – Почему ты спрашиваешь?

– Просто я подумал, что между тобой и Ричардом что-то случилось и поэтому тебе не спится.

– Между мной и Ричардом? – очень натурально удивилась она.

– Да, он звонил двадцать минут назад и спрашивал о тебе. Я решил, что вчера вы, возможно, поссорились…

– Скорее, разминулись. Мне надоела эта вечеринка, но Ричард все просил подождать, – вдохновенно врала она, – поэтому пришлось вызвать такси и вернуться домой в гордом одиночестве.

Пол кивнул и взял газету. Джой сделала глоток обжигающего напитка. О-о, просто божественно, и утро и в самом деле такое чудесное, и голова после вчерашнего совершенно не болит…

– Джой?

Она едва не поперхнулась и взглянула на отца. Пол отложил газету и теперь смотрел на дочь с напряженным вниманием.

– Что-то не так? – растерянно спросила она.

– Между вами что-то есть, Джой?

– Что? – Она с трудом сообразила, что отец имеет в виду Ричарда.

Ей тотчас же вспомнилось ее вчерашнее решение, и Джой поняла, что оно и есть самое что ни на есть правильное.

– Между мной и Ричардом? Нет, просто в последнее время мы стали видеться немного чаще.

– Я… В общем, я хотел дать тебе небольшой совет, Джой. Прости, что вмешиваюсь, но, по-моему, Ричард тебе не пара. Он слишком искушен для тебя, напорист и…

– …Стар, – закончила за него Джой. – Значит, вы опять поссорились? Папа, видеть, как два компаньона ссорятся из-за каких-то пустяков, когда на кон поставлено столько денег, просто невыносимо. Из-за чего возникли ваши раздоры? Только не надо отговорок о разногласиях в способах управления!

– Это не раздоры, Джой. Дело в том, что Ричард слишком увлекся и теперь на кон поставлено нечто большее, чем просто большие деньги.

– Не понимаю…

– Когда выяснилось, что в доклад аналитиков вкралась ошибка, он заложил свою долю и вложил деньги в покупку компаний.

– Это значит…

– Это пока ничего не значит, дорогая. Это просто ненужный риск. Я пытался образумить его, но он, похоже, зациклился на этой покупке!

– Но тебе пришлось тоже вложить такую же сумму, чтобы впоследствии Ричард не стал контролировать большую часть компании.

– Ты молодец, все верно поняла. Поэтому мне пришлось собрать все, что осталось…

– …И опустошить мою кредитку. Именно это вчера я и хотела выяснить, когда явилась в твой офис.

– Прости, дорогая, у меня просто не было выбора.

– Ты сказал «собрать все», но ведь у меня есть еще счета…

– Джой, дорогая, нужно что-то оставить на черный день.

– Дело обстоит так серьезно?

– Нет, конечно нет. Просто я пока не хочу трогать эти деньги. Это залог твоего будущего, Джой. Просто сейчас мы должны немного поэкономить…

– Папа, я хотела спросить…

– Да?

– Зачем вообще нужно было затевать эту реорганизацию? Насколько я понимаю, дела шли хорошо…

– В общем, это была идея Ричарда. Он считает, что нам просто необходимо расширяться – и как можно быстрее. На рынок выходят новые конкуренты, мы должны быть готовы к противостоянию.

– По-моему, для этого нужно не столько расширяться, сколько совершенствоваться.

– Ты умница, Джой. Это мы тоже пытались учесть. Однако не всегда получается так, как мы хотим. К большому сожалению.

– Наверное, тебе не стоило соглашаться с планом Рича, – сказала она, разглядывая остатки кофе на дне своей чашки.

– Это был хороший план, Джой, очень убедительный.

– Только он почему-то не сработал.

– Не сработал так, как мы хотели, – поправил Пол с досадой.

– Да, конечно, папа. Извини за критику – я волнуюсь за тебя.

– Все будет хорошо, Джой. Я почти на сто процентов уверен, что худшее позади. Тебе не стоит тревожиться по этому поводу…

– Хорошо, – снова согласно кивнула она. – Ты сейчас в офис?

– Да. Как собираешься провести сегодняшний день?

– Ну, раз уж мы решили экономить, – шутливо протянула она и поднялась, следуя за отцом, – то магазины немного подождут до лучших времен. Может быть, посещу салон, запишусь на массаж, съезжу в гости к Дженни или Ванессе…

– Отлично, – рассеянно сказал он, и по его взгляду Джой поняла, что отец уже мысленно на работе. – Прекрасные планы, дорогая, желаю хорошо провести день.

– Спасибо, папа. Пока.

Пол сухо клюнул ее губами в лоб, словно давая родительское благословение, и Джой припомнилось много-много таких дней из ее детства. Она часто провожала отца на работу, он целовал ее в лоб и уходил. Но она слишком давно не провожала его, занятая своими делами или отсыпаясь после вечеринок.

Пол ушел, а Джой вернулась на кухню. Она налила себе еще чашечку кофе и взглянула на часы. Как странно, что время так медленно ползет сегодня и до обещанного обеда с Ником осталось так много времени… Неожиданно поймав себя на этой мысли, Джой едва не поперхнулась и отставила чашку.

Еще вчера она убеждала себя, что ее безумие носит временный характер, а утром уверенность в этом стала так стремительно испаряться.

Вернувшись вчера, она долго не могла заснуть, перебирая в голове все произошедшие события. Сначала она думала о Ричарде и их отношениях. Впервые Джой задумалась о том, почему именно на нее он обратил внимание. У них была огромная разница в возрасте – целых двенадцать лет! – и поначалу рядом с ним Джой чувствовала себя неопытной школьницей. Однако вскоре она освоилась и чувство школьницы бесследно улетучилось. Ричард неизменно был корректен, вежлив, заботлив, хотя самой Джой, как весьма романтичной особе, начало отношений между мужчиной и женщиной виделось в несколько ином свете.

Довольно продолжительное время Джой честно пыталась остудить себя тем, что ее представления по большей части почерпнуты из любовных романов и доверительных писем, что печатают в женских журналах. А, как известно, все эти произведения, равно как и письма с откровениями, есть не что иное, как плоды воображения людей с богатой фантазией, и, к сожалению, не имеют ничего общего с действительностью.

Джой объясняла сдержанность Ричарда то его нетемпераментной натурой, то солидностью, то тем, что у них совершенно разные представления, то еще бог знает чем. Пока не стала – кстати, не без оснований – подозревать, что, сохраняя с ней достаточно ровные отношения, он утешается на стороне. Когда она завела об этом разговор с Дженни, которая была асом в любовных вопросах, а уж сплетни, гуляющие в их кругах, знала как никто, та расхохоталась и заявила, что все так и есть на самом деле. Разъяренной Джой она велела остыть и порадоваться такому положению вещей. Потому что мужчины – это всего лишь похотливые животные и женщины должны извлекать из этого максимальную выгоду для себя. В конце концов, Ричард еще не совсем потерян, и, если их отношения с Джой зайдут достаточно далеко, он тут же забудет о своих похождениях.

Джой вняла совету подруги и приняла отношения с Ричардом такими, какие они есть. Они встречались, ходили в театры и рестораны, и Ричард первый предложил Джой объявить, что он ухаживает за ней официально. Она решила, что рада. Она просто должна быть рада, потому что два месяца, потраченных на Ричарда, казались ей огромным сроком. Однако теперь она так не думала. Еще вчера Джой поняла, что не готова к продолжению, а сегодня утром – что даже успела устать от Ричарда! Если это результат всего двух месяцев встреч, то что будет дальше? Хорошо, что она не успела поговорить с отцом: было бы затруднительно потом объяснить Полу, почему она решила прекратить едва начавшиеся официальные ухаживания.

Решение созрело вчера, а утром Джой окончательно укрепилась в этом мнении. Она скажет Ричарду, что ее планы изменились и она никак не может тратить на него даже толику своего драгоценного времени.

Потом она стала думать о Нике Уивере. В темноте своей спальни она с поразительной ясностью припомнила все подробности его поцелуя, и тут же в ответ на эти мысли сладко заныли губы, а внизу живота стало тяжело. Еще никто и никогда не вызывал в ней таких острых переживаний и мучительно сладких ощущений. У нее был не слишком богатый опыт: Ричард и еще три-четыре юношеских увлечения. Но все было так давно, что она сейчас уже сомневалась, было ли это на самом деле. И если поцелуй Ричарда тянул на слабенькую троечку, то Николас Уивер был в этом просто асом и Джой без всяких сомнений поставила ему одиннадцать баллов по своей десятибалльной шкале.

Но именно это и показалось Джой очень опасным. Нику Уиверу не нужно было прикладывать больших усилий, чтобы не просто лишить ее самоконтроля, но и заставить совершенно потерять голову. Не слишком приятное открытие, особенно если не знаешь, стоит ли ему доверять. И нужно ли ей это вообще? Хотя было бы интересно узнать, что думает по этому поводу сам Ник Уивер.

Пожалуй, я слишком сильно переживаю о парне, которому должна дать отставку, думала Джой, старательно пытаясь занять себя весь бесконечно тянущийся день.

А он, как назло, полз с медлительностью самой заторможенной черепахи на свете, и в ожидании обещанных восьми часов Джой успела совершенно известись.

В половине восьмого, когда Джой уже почти закончила собираться, позвонил отец и сообщил, что задержится в офисе. Джой заверила его, что у нее все в порядке, что она собирается на ужин и постарается вернуться не слишком поздно. Положив трубку, она с особым тщанием принялась корректировать форму губ контурным карандашом. Пронзительная трель телефонного звонка заставила ее вздрогнуть, и Джой прочертила великолепную жирную линию вдоль подбородка.

– О черт! – в отчаянии выругалась она, хватая одной рукой трубку, а другой – влажную салфетку.

– Алло?!

– Джой, привет. Я звоню тебе целый день! Ты что, не прослушивала сообщения?

– Меня целый день не было дома, – довольно неприветливо ответила она, яростно вытирая подбородок. Ну почему Ричард вечно все портит?

– Вот как?

– Я была в салоне, потом у Ванессы. У меня была куча дел, и я вовсе не обязана перед тобой отчитываться! Что ты хотел, Ричард?

– Нам нужно поговорить.

– О чем?

– О нас, Джой! Где ты была вчера?

– У меня разболелась голова, и я вызвала такси.

– Но ты могла бы предупредить.

– А мы не можем поговорить об этом в другой раз?

– Куда-то торопишься? – подозрительно спросил он.

– Мы с Дженни договорились пообедать сегодня. Хочешь присоединиться? – насмешливо спросила она, прекрасно зная, что этого Ричарду хочется меньше всего на свете.

– Ты сказала, что мы придем вместе?

– Нет, решила пощадить твои чувства. Но если ты хочешь, то я ей сейчас позвоню и предупрежу, что мы придем вместе.

– Нет, пожалуй, не стоит.

Так я и знала! Джой усмехнулась и похвалила себя за сообразительность.

– К тому же у меня сегодня деловой обед, – добавил он и сделал многозначительную паузу. – Надеюсь, завтра мы сможем увидеться, Джой? Может, вставишь встречу со мной в свое плотное расписание? – В его голосе Джой уловила раздражение.

– Постараюсь что-нибудь сделать для тебя. И умерь свой пыл, дорогой, подобный тон я терпеть не намерена. Позвони мне завтра. Пока. – Джой бросила трубку и снова схватила контурный карандаш.

Она растушевала темно-розовую помаду, придавшую ее губам влажный блеск, подкрасила ресницы и решила этим ограничиться. При ее безупречной коже совсем не нужно много косметики. После этого Джой самым придирчивым образом осмотрела себя в зеркале.

Сегодня Джой отдала предпочтение темно-зеленому шелковому платью. Впереди до самой талии был разрез, но отделка из коротких страусиных перьев по краю разреза не оставляла нескромным взглядам шансов что-либо разглядеть. Волосы она оставила распущенными, лишь слегка подвив кончики и сбрызнув прическу лаком. Самым последним штрихом стал нефритовый гарнитур с серебряной инкрустацией: массивные серьги с подвесками, перстень, пояс и браслет. Два последних предмета были выполнены в виде извивающихся змей с нефритовыми глазами. Без пяти восемь в ожидании Ника Джой уже маялась в огромном холле.

8

Он подъехал ровно в восемь. Джой видела, как Ник идет по дорожке к дому: высокий, широкоплечий и потрясающе красивый. У нее почему-то повлажнели глаза, и она принялась моргать, пытаясь прогнать мутную пленку. Джой почти целый вечер потратила на то, чтобы придумать, как она его встретит. И вот Ник через мгновение будет здесь, а все заготовленные слова из ее прекрасной роли совершенно вылетели из головы. Не успела Джой подумать об этом, как раздался звонок и она полетела открывать.

Когда она увидела его в дверях, ей только и удалось выдавить робкое «привет» и растерянно прикусить губу.

– Джой, ты выглядишь просто потрясающе.

Он посмотрел на нее так, что Джой впервые поняла смысл выражения «ласкать взглядом».

– Правда? Ты тоже. Э-э-э… Не хочешь зайти и что-нибудь выпить?

– Думаю, не стоит.

– Прости, ты прав. Я только возьму сумочку.

– Джой, – задержал он ее, – все в порядке?

– Да, конечно. Просто я немного… нервничаю. – Она схватила маленькую сумочку из крокодиловой кожи и снова повернулась к Нику.

– Почему? – спросил он.

– Что? – растерялась Джой.

– Почему ты нервничаешь? Неужели ты в первый раз идешь с мужчиной в ресторан?

– Конечно нет. Мне и самой это кажется немного странным.

Ник улыбнулся тонко и загадочно, словно знает некую тайну, недоступную пониманию Джой. Ей хотелось потребовать, чтобы он тотчас же объяснил эту улыбку, и в то же время она почему-то страшилась это сделать.

– Куда мы едем? – спросила она уже в машине, пристроив сумочку на колени и нервно стискивая ее влажными пальцами.

– Торжественно обещаю, что не разочарую тебя, – усмехнувшись отозвался Ник и завел двигатель.

Он привез ее в один из самых дорогих ресторанов, и Джой тут же подумала о причинах, заставивших его сделать подобный выбор. Он хотел произвести на нее впечатление или для него это в порядке вещей? На всякий случай она решила не заказывать дорогих блюд. Кроме того, каждый раз, когда Ник ей улыбался, у нее все сжималось внутри. Она решила, что в таком состоянии прием пищи ей вообще противопоказан! Поэтому она ограничилась салатом и фирменным блюдом – мясом с апельсинами, – которое здесь готовили изумительно.

– О чем ты думаешь, Джой? – спросил он, поднимая взгляд от карты вин, которую он до сих пор пристрастно изучал.

Она встрепенулась и посмотрела на него почти испуганно. Она была готова поклясться, что он был слишком увлечен выбором вина, чтобы обнаружить ее задумчивый вид.

– Я подумала, что тебе очень идет черный цвет, ты чувствуешь себя совершенно непринужденно в любой обстановке и что ты чертовски обаятелен, – собравшись и придав лицу соответствующее своим намерениям выражение, лукаво ответила она и чуть склонила голову. Она решила, что принципы флирта, использованные ею до сих пор, нуждаются в коррекции.

– Спасибо, – отозвался Ник, улыбнувшись так, что сердце Джой едва не пропустило удар. – В свою очередь хочу заметить, что ты чертовски обворожительна и умеешь поднять мужчине настроение.

– Ответная любезность?

– Истинная правда.

Джой рассмеялась.

– Ты так мил…

– Я стараюсь.

О господи, неужели только сегодня утром она мечтала о том, чтобы дать ему отставку? Сейчас ее прежние намерения угасали с катастрофической быстротой, и Джой почти потерялась в своих взбудораженных чувствах. Возможно, все было бы иначе, если бы он не смотрел на нее таким взглядом.

– Джой, я…

– Джой, дорогая, как я рада тебя видеть.

Джой вскинула глаза и обнаружила у столика Дженни вместе со Стивом Паркером, который уже умудрился где-то потерять ту ужасную девицу в платье себе под стать.

– Привет, Джи, – упавшим голосом выдавила Джой.

– Почему ты не заехала сегодня? Я тебя ждала, могла бы позвонить и предупредить, что твои планы изменились. Тем более что тому есть веская причина, – игриво добавила она, пристально глядя на Ника. – Ты познакомишь нас? – Дженни, как всегда, не испытывала даже толики смущения.

– Джи, это Николас Уивер. Ник, это моя подруга Дженни.

– Очень приятно, – отозвался Ник, но по его лицу нельзя было понять, приятно ему или нет.

– Увидимся. Кстати, прекрасно выглядишь. Пойдем, Стив. – И парочка удалилась, заняв столик недалеко от их столика.

– Извини, Джи иногда бывает не слишком деликатна.

– К тому же не в ладах с правилами хорошего тона. Тебе не нужно извиняться за ее поведение.

– Ты прав. Не будем больше терять время, разговаривая на подобные темы.

– Тогда о чем ты хочешь поговорить?

– О тебе. То есть ты сам это предложил. Вчера, – неловко добавила она, и на губах Ника появилась улыбка Чеширского Кота, а в глазах – странные искры.

– Что бы ты хотела узнать?

– Ты действительно только что приехал из Италии?

– Это родина моей бабушки по материнской линии, и там наше, если так можно выразиться, родовое гнездо.

– Значит, ты на четверть итальянец?

– Тебя это смущает?

– Конечно нет! Я и сама наполовину итальянка.

– Неужели? – удивился Ник.

– Моя мама из Вероны, – пояснила Джой. – И после… развода она вернулась в Италию.

– Извини, не хотел вызвать неприятные воспоминания.

– Все в порядке. А где ты живешь?

– Моя вилла недалеко от Прато, это рядом с Вероной. Но я там не живу, бываю наездами. Еще у меня два дома в Штатах, включая тот, что я недавно приобрел здесь, и небольшая квартира в Париже, – небрежно добавил он.

– Оказывается, ты состоятельный человек…

– Для тебя это важно?

– Тебе не кажется, что если бы это имело для меня значение, то я просто не согласилась бы пойти с тобой сегодня? Я ведь ничего о тебе не знала. И даже то, что был на вечеринке у Саманты, ни о чем не говорило. Поскольку у нее может быть кто угодно: бедные художники, которым Саманта – как она сама считает – покровительствует; приятели, которые тянут у нее деньги; приятели ее приятелей… И еще куча случайных людей, которых она по неизвестной причине считает своими близкими друзьями. И… – Вот черт! Она поймала себя на том, что оправдывается, и резко замолчала. Схватив фужер, Джой отпила глоток вина, чтобы смочить пересохшее горло.

– Извини, если я обидел тебя этим вопросом, – тихо произнес он.

– Ладно. – Она отставила фужер и постаралась улыбнуться.

– Джой?

При звуках раздавшегося над ней голоса Джой оцепенела.

Нет, только не это! Неужели одной Дженни мало? И если причуды подруги еще можно пережить, то появление Ричарда обещает большие проблемы.

– Привет, Ричард. – Джой повернулась к нему с фальшивой улыбкой на губах и по его мрачному лицу поняла, что ее опасения вполне обоснованны. Ричард сверлил взглядом невозмутимого Ника. – Что ты здесь делаешь?

– Я тоже хочу задать тебе этот вопрос. Кажется, ты собиралась пообедать с Джи, но неужели она так изменилась? Пластическая операция? Искусный грим?

– Не паясничай, Рич, и постарайся успокоиться! – холодно процедила Джой. – Ты ведешь себя просто ужасно. К тому же Джи тоже здесь, достаточно повернуться. А ты что, решил проконтролировать меня?

– Не говори ерунды, у меня здесь назначена встреча, – с видимым усилием взяв себя в руки, проговорил он.

Вот и иди на эту встречу! – едва не ляпнула она, но вместо этого довольно сдержанно заметила:

– Мне кажется, тебя уже ждут…

Ричард развернулся, и Джой проводила его взглядом.

– Все в порядке, Джой? – сдержанно поинтересовался Ник, сверля ее пытливым взглядом.

– Да, конечно, – ответила она, силясь улыбнуться. У нее было такое чувство, что все, с кем она не хотела сегодня встречаться, словно сговорившись, решили отправиться именно в этот ресторан, чтобы испортить ей вечер! – Мне нужно отойти на пару минут, ты не против?

– Конечно.

И Джой, как это было ни печально, в очередной раз поспешила укрыться в дамской комнате, чтобы немного прийти в себя. Но если она рассчитывала это сделать в одиночестве, то вскоре ей пришлось разочароваться. Потому что Дженни решила присоединиться к ней.

– Где ты отыскала такой чудный экземпляр, милочка? – поинтересовалась Дженни, доставая пудреницу и неспешно проводя пуховкой по щекам и подбородку.

Джой так покоробила подобная формулировка, что она невольно дернула плечом.

– Ты специально последовала за мной, чтобы это узнать?

– Конечно, – нисколько не смутилась Дженни, встречаясь в зеркале взглядом с Джой. – Такие мужики на дороге не валяются, и их сразу нужно брать в оборот. А кто не успел, тому приходится довольствоваться тем, что осталось…

Например, Стивом Паркером, чье ай-кью вряд ли больше, чем у приматов, несмотря на отличную родословную и прекрасные физические данные. Джой едва удержалась, чтобы не произнести это вслух, нанеся тем самым невиданное оскорбление чувствам Дженни, считавшей себя очень разборчивой девушкой.

– Так ты подскажешь мне, где обитают такие мужики?

– Мы познакомились на вечеринке у Саманты, – как можно небрежнее проинформировала ее Джой.

– Вау! Неужели вечеринки Саманты стали посещать достойные кандидаты? Давненько я не навещала ее. Нужно будет воспользоваться следующим приглашением.

– Прекрасная мысль, – выдавила Джой, впервые испытывая сильное раздражение от выходок Дженни. Раньше она относилась к этому гораздо спокойнее.

– Похоже, Ричард не в восторге от того, что ты сегодня с ним… – обронила Дженни, захлопывая и убирая пудреницу.

– Меньше всего меня беспокоит его мнение!

– А вот это зря. Думаю, он не отнесется к этому так легко. Наверняка последует продолжение.

– Ты хочешь меня напугать?

– Конечно нет, дорогая, только предупредить. Ричард из тех людей, что могут организовать много неприятностей. И не только сегодняшним вечером.

– Спасибо, что предупредила, буду иметь в виду!

Джой даже предположить не могла, как быстро сбудутся пророчества Дженни – Ричард поджидал ее возле дверей дамской комнаты, нервно вышагивая взад и вперед!

– О-о! – сказала Дженни и стрельнула взглядом в сторону Джой, как бы говоря: а я предупреждала!

– Что ты тут делаешь, Ричард?

– Нам нужно поговорить. Дженни, ты не оставишь нас одних?

– Конечно, конечно, Ричард, дорогой…

Ричард дождался, пока Дженни отойдет, и, как только это произошло, набросился на Джой.

– Что ты вытворяешь, Джой?!

– Я уже посоветовала тебе умерить свой пыл. Ты же не хочешь, чтобы я устроила сцену. Хотя, как я вижу, на сегодня это твоя привилегия! – медовым голосом пропела Джой, изо всех сил пытаясь сохранить спокойствие и не послать Ричарда ко всем чертям.

Однако ее тон не только не успокоил Ричарда, он подействовал на него, как красная тряпка на быка.

– Зачем ты делаешь это?! – почти закричал он. – Кому и что ты хочешь доказать?!

– Ты так ничего и не понял. Ты никогда не понимал меня.

– А тебе просто нужен предлог, чтобы оправдать свое сумасбродство и непостоянство! Саманта была права!

– Ричард, у тебя что, истерика?

– Черт, ты встретила этого парня только вчера, ничего о нем не знаешь, а уже соглашаешься на свидание!

– Мне кажется, ты выпил лишнего, хотя я не представляю, когда ты успел это сделать!

– Я не пил! И мы немедленно уходим!

– Я никуда не собираюсь! Тем более с тобой!

– Нет, ты поедешь со мной! – заявил он, схватив Джой за руку.

– Перестань, ты в своем уме? – прошипела она, пытаясь выдернуть ладонь из его пальцев, ставших стальными. – На нас уже обращают внимание.

– Мне все равно!

– Зато мне не все равно. – Джой снова попыталась высвободить свою руку, но не тут-то было. – Отпусти! – потребовала она. – И прекрати разыгрывать спектакль, изображая приступ ревности!

Глаза Ричарда сузились: верный признак того, что он вне себя. Кажется, сейчас они сцепятся как кошка с собакой на глазах у достопочтенной публики. Вот будет потеха!

– Джой!..

– Думаю, ты и так все понял, – процедила она. – Я больше не собираюсь с тобой встречаться!

Ричард пробормотал какое-то проклятье, и в его глазах зажегся такой мрачный огонь, что Джой не на шутку испугалась. Кажется, она недооценила темперамент Ричарда.

9

– По-моему, вы злоупотребляете обществом моей дамы, Хендерсон, – раздался ленивый голос Ника, и Джой вздохнула с облегчением.

Ричард скрипнул зубами, и с видимым усилием заставил себя разжать пальцы. Джой тут же придвинулась к Нику, растирая запястье.

– Думаю, мы все обсудили. Пока, Ричард! – с нажимом произнесла она, и тот, сверкнув глазами, отступил.

– Приятного вечера, – проскрипел он и направился в зал.

– Спасибо, что спас меня, – пробормотала Джой, боясь взглянуть Нику в лицо. – Ты должен извинить Ричарда за эту некрасивую сцену. С ним иногда такое случается. Особенно в последнее время!

– Ты о том, что твой приятель едва не бросился на меня с кулаками? Нет проблем.

– Какая чудовищная самонадеянность! – через силу усмехнулась она. – Но он вовсе не мой приятель.

– Признаю, что я выбрал не слишком удачное место для ужина, но ты в ответ должна признать, что твой «не приятель» ведет себя слишком собственнически.

– Просто он рассчитывал на нечто большее, чем дружба, – вынуждена была признаться Джой.

– А ты не поставила его в известность, что тебе это не по вкусу?

– Уже поставила. – Она вздернула голову, взглянув наконец в его лицо.

– Что ж, я очень рад. – Улыбка тронула его губы. – Думаю, у тебя пропало желание продолжать ужин в этом ресторане.

– Я не буду возражать, если ты предложишь запасной вариант.

– Рад, что ты так высоко ценишь мои стратегические возможности. Значит, отправляемся в местечко поспокойнее.

– Но…

– Я уже все уладил, – успокаивающе сказал он и обнял Джой за талию, увлекая ее к выходу.

Как по волшебству перед ними появилась машина Ника, которую подогнал услужливый швейцар. Дорога не заняла много времени.

– Куда мы приехали? – немного напряженно спросила она.

– Это мой дом, – просто ответил Ник.

– Твой дом?

– Пойдем, я покажу тебе…

Джой нерешительно вылезла из машины и пошла рядом с Ником.

– Я недавно приобрел этот особняк, но пока не успел обставить его. Но, думаю, и то, что предстанет твоим глазам, ты найдешь весьма приемлемым.

К тому времени, как они приблизились к входным дверям, Джой стала испытывать кроме напряжения еще и любопытство. Конечно, ей не следовало соглашаться, но ведь Ник сказал, что не успел – или почти не успел! – обставить дом. Значит, это будет просто что-то вроде экскурсии. Что-то вроде показа, который проводят риелторы, изо всех сил пытающиеся продать недвижимость.

Ник отпер входную дверь и распахнул ее перед Джой.

– Там слишком темно, – пробормотала она.

– Закрой глаза, – попросил он, улыбаясь, как добрый волшебник из сказки.

Джой послушно зажмурилась и шагнула вперед. Она слышала, как негромко щелкнул выключатель.

– Можешь открывать.

Сначала она заморгала от слишком яркого освещения, а потом ахнула.

– О, Ник, это так красиво! Похоже на дворец!

– Что-то вроде этого, – усмехнулся он. – Пойдем.

Джой так увлеклась разглядыванием убранства этого удивительного дома, что почти не обратила внимания, что Ник слишком по-хозяйски обнимает ее за талию.

– Гостиная. Столовая. Кабинет. – Он увлекал Джой в глубь дома, показывая комнаты. Остановившись перед очередными дверями, он немного замешкался, и Джой сама толкнула створки. Она сразу поняла, что это за комната, для этого не требовалось напрягать воображение, потому что посередине стояла огромная кровать. Спальня Ника!

Джой застыла, а Ник приблизился вплотную, прижимаясь грудью к ее спине, и его руки обвились вокруг ее талии.

– Как тебе мой дом?

– Замечательный, – мгновенно охрипшим голосом пробормотала Джой, тщетно пытаясь выровнять дыхание. – У тебя безупречный вкус. – Ее глаза не могли оторваться от огромного ложа, доминирующего в этой роскошной комнате. Взбудораженная его прикосновением, горячим дыханием, овевающим щеку, и интимностью обстановки, Джой никак не могла до конца определиться в своих чувствах. Какой-то странный сплав паники, желания и тревожно-сладких ожиданий близких перемен.

Ник осторожно развернул ее лицом к себе и тихо прошептал:

– Я хочу стереть из твоей памяти то неприятное, что произошло в ресторане. Позволь мне, Джой…

– Ник, я…

Он едва коснулся ее губ легким поцелуем.

– Обещаю, что не сделаю ничего, что тебе не понравится…

– Но… – пролепетала она, и Ник снова коснулся ее губ.

– Только то, что захочешь ты, – уточнил он.

– Я… что-то должна сделать в ответ? – удалось произнести Джой, и она тут же почувствовала, что он улыбнулся.

– Ты должна мне посодействовать.

– Вот так? – Джой коснулась его губ точно так же, как и Ник мгновением раньше – ее собственных.

– Что-то вроде этого. А не могла бы ты проявить немного больше фантазии?

– Думаю, что смогу что-то придумать… – Джой поцеловала уголки его губ, легко коснувшись их кончиком языка, а потом осторожно прикусила его нижнюю губу. – Так лучше?

– Гораздо. – Руки Ника нежно скользнули вдоль тела Джой, а потом обвились вокруг нее, прижав ее к жесткому и горячему телу.

До этого момента действия Ника были игрой, в его действиях была легкость и непринужденность, и Джой чувствовала себя если не всесильной, то вполне контролирующей ситуацию. Но вдруг все внезапно оборвалось. Одно его движение, соприкосновение их тел – и Джой потеряла контроль. Ее чувства и мысли разметались, а потом забились, как пойманная рыба в сетях. И эти сети опутывали ее все сильнее.

– Нет-нет-нет… – Сделав усилие и все еще притворяясь, что она ощущает эту легкость, Джой попыталась выскользнуть из его рук, но они сжались только сильнее.

– Да, Джой. Ты такая сладкая. И нежная. Ты пахнешь жасмином, и это сводит меня с ума, – жарко прошептал он, и Джой запрокинула голову, вглядываясь в его потемневшее от страсти лицо.

Взгляд Ника был прикован к ее припухшим губам, отчего в животе Джой рождалась ноющая боль и что-то сладко содрогалось в предвкушении неизбежного поцелуя.

Кажется, теперь я понимаю, почему Саманта так отчаянно цеплялась за него, успела отстраненно подумать Джой, прежде чем тяжелые веки бессильно закрылись, а губы Ника впились в ее рот. Джой накрыла лавина…

Пару недель назад от нечего делать она смотрела какой-то фантастический боевик и нашла его сюжет довольно запутанным и утомительным. Из наиболее ярких воспоминаний только и осталось, что путешествие героев по огненным туннелям времени. Тем более что эти перемещения и составляли львиную долю фильма. Кучка перепуганных героев падала, перемещалась, скользила внутри огромной огненной трубы, пронизывающей корчащуюся в черном пламени и вспыхивающую бриллиантовыми всполохами Вселенную…

Еще две недели она считала это плодом больного воображения режиссера, постановщика и сценариста вместе взятых. А сейчас именно она падала в этот туннель и никак не могла достигнуть дна.

– Ник… – простонала Джой. – Пожалуйста…

– Пожалуйста… Что?

Она не знала «что», и он принялся целовать ее шею.

Огненная труба стремительно уменьшилась и оказалась внутри нее, пламенным торнадо сжигая изнутри. Она стала задыхаться от переполняющих ее чувств.

– Подожди… Не так быстро… Ник…

Он послушно замер, и Джой бессильно обмякла, приникнув щекой к его широкой груди, поддерживаемая в вертикальном положении только усилиями его рук.

– Что? То есть как? – пробормотала она, медленно приходя в себя. – Я… я ничего не понимаю.

– Мы целовались, – мягко напомнил он.

– Нет, это не так называется! Я думала, что вчера это было из-за вина. Я злоупотребила спиртным, но сегодня… Это не должно было случиться! Это безумие!

– Сегодня это не объясняется так просто? – уточнил он.

Но ведь должно же оно быть, это объяснение! Может быть, она поддалась чувственности его умелых уговоров и эротичности момента? Или ей действительно очень хотелось отвлечься от неприятных воспоминаний? В этом-то как раз она преуспела: Джой не только позабыла неприятную сцену в ресторане, но заодно и Ричарда, и Дженни, и все на свете.

– Значит, это все-таки болезнь, – подвела итог Джой. Она подняла тяжелую голову, оторвавшись от его груди, и растерянно огляделась, мимолетно удивившись тому, что они все еще стоят на пороге спальни, а не простираются на этом огромном ложе. Господи, о чем она только думает?! Ник честно обещал, что не сделает ничего, чего она не хочет; он остановился, стоило ей только попросить, но, похоже, она хочет чего-то такого, о чем потом может здорово пожалеть. Только бы этого не понял Ник Уивер!

– Ты выглядишь растерянной и испуганной. Я так плохо действую на тебя? – пробормотал он, пытаясь усмехнуться.

– Только в том случае, если принимать тебя в больших дозах.

– Тогда нам стоит притормозить и отвлечься. Я привез чудесное вино из Италии, мы выпьем и попытаемся определить безопасную дозу меня.

Неужели еще существуют на этой земле великодушные мужчины, которые могут не воспользоваться беспомощным положением женщины?! – хотелось завопить Джой. Неужели пресловутые реликтовые рыцари еще не вымерли со времен короля Артура и ей удалось обнаружить этот редкий экземпляр?! Джой едва не прослезилась от его благородства и переполнившей ее нежности.

– Конечно.

Когда Ник отпустил ее, Джой почувствовала невыразимую пустоту и слабость.

– Как ты, Джой? Вино на кухне, сможешь дойти?

– Не насмехайся, – пробормотала она, – это по меньшей мере невежливо.

– Я и не думал. Ты забываешь, что я тоже побывал в этой буре!

– Я бы не стала так преувеличивать! – Джой настолько пришла в себя, что ей удалось пошутить.

Ник рассмеялся и повлек ее на кухню.

Кухня оказалась единственной полностью оборудованной комнатой в этом великолепном доме. Ник открыл шкаф и достал большой кувшин и два стакана.

– Это домашнее вино, – сообщил он, подавая Джой наполненный стакан, и она тут же сделала изрядный глоток. – Мы никуда не торопимся, Джой, – с усмешкой напомнил он, и она невольно покраснела.

– Теперь ты вполне можешь решить, что я алкоголичка, – пробормотала она.

– Или что тебе нужно успокоить нервы, – мягко поправил он. – Я совсем не против этого, даже, наоборот, готов содействовать по мере сил.

– В самом деле? – Она отпила еще глоток. Ник был слишком близко, и нужно было срочно что-то придумать. – Все происходит слишком быстро. Я и правда немного напугана.

– Мы не будем торопиться.

– Ты такой милый, – вырвалось у нее. – О, прости!

– За что? За то, что ты находишь меня милым? – Он подлил вина в ее опустевший стакан.

– За то, что из-за меня тебе пришлось пережить несколько неприятных минут, – быстро нашлась она.

– Если уж об этом зашел разговор, то хочу тебя заверить, что количество приятных минут намного превосходит количество неприятных.

Джой расхохоталась, мимолетно удивившись тому, что ей неожиданно стало очень легко и весело.

– Я тебя поняла.

– Я безумно счастлив! Давай выпьем за взаимопонимание!

Джой с готовностью подставила стакан.

– Ты прав, вино очень вкусное, – сообщила она ему.

– Надеюсь, что ты не перестараешься.

– Конечно нет! Настоящие леди не пьянеют от маленького стаканчика домашнего вина.

– Уже третьего по счету, – уточнил Ник, и Джой опять рассмеялась. – А от чего тогда пьянеют леди?

– От виски? – предположила она. – А зачем тебе эта информация?

– На будущее. Вдруг я захочу ее как-нибудь применить.

– Нет, не думаю, что ты захочешь кого-то споить. Для этого ты слишком благороден.

– Ты меня совсем не знаешь, Джой.

– Мне кажется, знаю, – тихо ответила она и уткнулась в стакан, чтобы скрыть выражение лица.

– Джой, посмотри на меня.

Она послушно посмотрела и улыбнулась.

– Знаешь, Ник, это вино действительно прекрасно успокаивает нервы.

– Ты думаешь?

– Да. И поднимает настроение. И дарит какую-то удивительную легкость.

Ник сложил руки на груди, привалился к стойке и с улыбкой слушал излияния Джой.

– О боже, как мне хочется сделать сейчас что-то невероятное… Что-то совершенно безумное! – сказала она, чувствуя странный толчок изнутри, словно ее душа пыталась вырваться наружу.

– Отправиться в Италию? – насмешливо предположил он, и Джой замерла, широко распахнув глаза.

– Едем! – вскричала Джой, уверенная, что он шутит.

– Никаких проблем.

– Ник, ты шутишь?

– Ни в коем случае. Я серьезен как никогда. Мой самолет и я сам к твоим услугам. Так мы отправляемся?

– Твой самолет?! – Джой восторженно пискнула. Это было похоже на волшебство, на рождественскую сказку, хотя до Рождества было еще несколько месяцев. Ее охватило весьма коварное чувство собственного могущества. – Нет, я передумала. Я не хочу никуда лететь, придумай что-нибудь еще! – играя капризную принцессу и слегка надув губки, скомандовала она.

– Кажется, я придумал.

10

Джой со стоном перевернулась на спину и зажмурилась от яркого света, бьющего прямо в глаза. Господи, ну и сон приснился ей сегодня!

Джой открыла глаза и вдруг поняла, что это не ее комната. Она резко села и протерла глаза.

В дверь тихонько постучали.

– Войдите!

– Buon giorno, signorina! – Молоденькая улыбчивая девушка в темном платье, белом накрахмаленном фартучке и белом чепчике раскрыла тяжелые портьеры и повернулась к Джой.

Джой несколько секунд беспомощно хлопала ресницами, до конца не уверенная в том, что это не продолжение ее удивительного сна.

– О! Завтрак? No, no! Dove posso… trovare* мистера Уивера? – Слава всевышнему, что она еще что-то помнит из уроков мамы! Но все же не настолько, чтобы выяснить все, что ее интересует. – Вы говорите по-английски?

– Si, certo!** – с облегчением услышала она. – Синьор завтракает на террасе. Желаете присоединиться к нему?

– E proprio cosi!*** – мрачно подтвердила она.

– Синьор сказал, что вы можете надеть это. – Девушка указала на хлопковое платье, висевшее на стуле.

– Как мило! – пробормотала Джой и принялась одеваться. Потом она быстро умылась в ванной, оказавшейся смежной комнатой, и бросилась на поиски Ника.

Она обнаружила его на упомянутой террасе восседающим за столом, на котором стояла плетеная корзинка, накрытая льняной салфеткой, джем, масло и кофе.

– Доброе утро, Джой. Рад, что ты решила присоединиться ко мне!

– Ник, что все это значит? – воскликнула Джой и сморщилась от острого приступа боли, стрельнувшей в висок и отдавшейся в затылке.

– Что?

– Куда ты меня привез?

– В Италию, на свою виллу.

– Это шутка?

– Нет. Что-то не так?

– Не так? – Джой тяжело осела на стул, только теперь поверив, что все происходящее не сон. – Я же сказала, что не хочу никуда лететь!

– Но потом ты снова передумала!

– О боже… – застонала она. – Тебе нужно было немедленно вызвать санитаров! Или дать мне слегка протрезветь.

– Джой, ты сказала, что мечтаешь о нескольких днях беззаботного отдыха. Я надеялся, что ты будешь рада.

– Я так сказала? – недоверчиво переспросила она, и Ник кивнул. – Прости, конечно, это моя вина. Но что же мне теперь делать?

– Может, просто воспользоваться предоставленной возможностью?

– Но я не могу!

– Почему? Мы пробудем на вилле пару дней и вернемся. Тебе не повредит несколько дней незапланированного отдыха.

– Но у меня даже одежды нет!

– Думаю, решить этот вопрос мне вполне по силам.

Джой так до конца и не поняла, что заставило ее остаться. После завтрака Ник предложил совершить небольшую экскурсию, как он выразился, на природу, и она согласилась.

Забежав перед уходом в предоставленную ей комнату, Джой услышала трезвонящий телефон. Ее мобильный! Торопясь, она вытряхнула содержимое своей сумочки прямо на кровать и схватила трубку, обнаружив на экране номер отца.

– Джой, где ты? Мне снова звонил Ричард и нес какую-то околесицу!

– Я в Италии, папа, – пробормотала она.

– Ты решила навестить Джоанну? – все еще не понимая, спросил он. – Что-то случилось?

– Ничего не случилось, папа. Просто я… Я в гостях у одного человека.

– Джой, ты шутишь? – осторожно спросил Пол.

– Нет, папа, я не шучу.

– Тогда ты сошла с ума!

– Папа, послушай, – быстро заговорила она. – У Ника здесь шикарная вилла, и мы здорово проводим время.

– Джой! – В голосе отца зазвучали отголоски стремительно приближавшейся грозы. Конечно, она единственная и обожаемая дочь, но, видно, эта выходка из ряда вон! – Ты должна немедленно вернуться домой!

– Но ведь ты сам сказал, что Ричард мне не пара!

– И поэтому ты решила броситься на первого встречного?! Джой, я даже представить себе не мог, что ты способна на подобную крайность!

– Он не первый встречный! И уже сама вправе решать, что делать и с кем быть, мне не десять лет! Прости, я больше не могу говорить. Вернусь через пару дней! – Джой нажала отбой и подавила желание зашвырнуть ни в чем не повинную трубку куда-нибудь подальше. Подумав, она отключила телефон, засунула его под подушку и побежала к ожидавшему ее Нику.

Они медленно шли по тропинке, а Джой не могла не думать о реакции отца. Похоже, по приезде домой ее ждет хорошая взбучка от разгневанного родителя.

– Ты все еще переживаешь?

– Нет, уже нет, – назло мучившим ее мыслям ответила Джой. – Теперь мне кажется, что это не такая уж и безумная затея. Меня беспокоит только один вопрос…

– В чем дело?

– Я не слишком хорошо помню вчерашние события. В общем, я не делала ничего такого?

– Смотря что ты имеешь в виду, – усмехнулся он.

– Я не буянила? Не говорила гадостей? Не… приставала к тебе?

– Ни в одном из вышеперечисленных проступков ты замечена не была! – успокоил он ее.

– Какое облегчение!

– Зато ты пыталась петь и все время смеялась.

– О, это ужасно!

– Напротив, ты была очень мила!

– Ник, я могу попросить тебя об одном одолжении?

– Все, что в моих силах.

– Если еще хоть раз возникнет подобная ситуация, обещай, что не станешь слушать мои бредни и просто засунешь меня под ледяной душ.

Ник расхохотался, потом схватил Джой в охапку и быстро поцеловал в губы.

– Обещаю.

– Благодарю.

Улыбаясь, они смотрели друг на друга, и Ник не торопился ее отпускать. Потом он склонился и снова поцеловал ее.

– Джой, ты сводишь меня с ума, – прошептал он. – Что мне с этим делать?

– Я не знаю… Может, еще раз поцеловать меня?

– Вряд ли я смогу остановиться.

– Тогда не нужно останавливаться.

– Ты не понимаешь, что говоришь. – Он сделал слабую попытку отстраниться.

– Не надо, Ник, не отталкивай меня. Пожалуйста!

С глухим стоном он сжал ее в объятиях и припал к губам. Джой показалось, что мир вокруг закружился как карусель, а потом она поняла, что Ник укладывает ее на траву.

– Ты еще можешь остановить меня, – прошептал он, чуть отстраняясь, и у него был такой голос, словно эти слова причиняли ему неимоверную боль.

– Но я не хочу этого делать… Пожалуйста, Ник…

– Мне кажется, что я ждал этих слов целую вечность!

Джой открыла глаза и посмотрела в синее небо. Где-то очень высоко парила какая-то птица, и она поняла, что чувствует то же самое. Мир вокруг был точно таким же, как и полчаса назад, за исключением того, что сама Джой бесповоротно изменилась. Она чуть повернула голову и сразу же наткнулась на напряженный взгляд Ника. Едва заметно улыбнувшись, она подняла руку и погладила его по щеке. Ник перехватил ее пальцы.

Я люблю его, поняла она. И не имеет никакого значения, что это случилось за каких-то три дня. Мне кажется, я всегда любила его. И ждала. И вот он пришел, и я поняла, что великая любовь, о которой пишут в романах, действительно существует.

– О чем ты думаешь?

– Ни о чем. Просто лежу и смотрю на тебя.

– Мне нравится, когда ты так улыбаешься. Я не сделал тебе больно?

– Нет, все замечательно. И я рада, что это случилось.

– Я тоже. Но нам пора. – Ник неожиданно резко встал и принялся одеваться.

Джой с некоторым недоумением посмотрела на него. Потом она снова улыбнулась этой новой, едва заметной улыбкой. Именно так с полотна Леонардо улыбается Джоконда: женщина, понявшая суть мироздания. Конечно, он немного смущен. Точно так же, как и она! Джой тоже поднялась и стала одеваться.

Ник молчал всю дорогу до виллы, потом в том же молчании прошел обед, и только тут Джой стала испытывать беспокойство.

– Ник, что-то не так?

– Да.

– Может, поделишься?

– Это было ошибкой.

– Что?

– Это усложнило существующее положение вещей!

– Какое положение? – ужасаясь его словам, выдавила она.

– Ты должна понимать, что все не так просто! – воскликнул он, и она услышала в его голосе неподдельное отчаяние.

Джой облегченно выдохнула. Так вот в чем проблема – он испугался, решив, что это ловушка.

– Я понимаю. Но я не собираюсь предъявлять к тебе какие-либо претензии. Я не прошу ничего особенного – просто не говори ничего, что может хоть как-то принизить то, что сегодня между нами случилось. Пожалуйста!

– Прости, Джой. Мне нужно подумать. – И он выбежал из комнаты.

11

Он вернется, утешала себя Джой, свернувшись клубочком на кровати в своей комнате. Он вернется и скажет, что просто боялся, что это свойственно всем мужчинам без исключения, даже реликтовым рыцарям из свиты короля Артура. Это просто такая форма мужского инстинкта самосохранения! Он придет, обнимет меня и скажет, что теперь все будет хорошо.

Джой не замечала, что подушка под ее щекой стала совсем мокрой. А когда заметила, то крепко зажмурилась, пытаясь загнать назад глупые слезы.

Она не могла ошибаться: Нику нужно время, чтобы все обдумать. И она не должна мешать ему. Джой села на кровати, схватила свою сумочку и в очередной раз высыпала все ее содержимое. Открыв кошелек, она пересчитала наличность. Слишком мало, но у нее есть кредитка и на билет в любом случае хватит. Джой выудила из-под подушки телефон и включила его. Нужно заказать билет, вызвать такси и позвонить отцу, чтобы он встретил ее в аэропорту. Но ничего из вышеперечисленного она сделать не успела, потому что едва Джой включила мобильник, как он пронзительно заверещал.

– Джой, ты должна немедленно вернуться домой, – ворвался в ее ухо голос отца.

Она сразу поняла, что что-то случилось.

– Что случилось?

– У нас большие проблемы.

– Конкретно?

– Я не могу обсуждать это сейчас. Просто как можно быстрее приезжай.

– Хорошо, я постараюсь вылететь ближайшим рейсом.

Едва она проговорила это, как Пол, больше ничего не объясняя, отключился.

Джой заказала билет и вызвала такси – все произошло просто с космической скоростью. Потом она соскочила с кровати, скинула хлопковое платье и схватила свою одежду.

– Ты куда-то собираешься?

Джой охнула и закрылась платьем.

– Ты должен был постучать, я не одета, – сказала она, слишком обеспокоенная словами отца, чтобы обрадоваться его приходу.

– Но ведь мы занимались любовью. – Ник шагнул вперед, и Джой невольно попятилась.

– Да, но после этого ты повел себя… немного странно.

– Мы можем это обсудить.

– Прости, не сейчас. Не мог бы ты оставить меня одну, мне нужно одеться.

– Что-то случилось?

– Да, позвонил папа. Мне нужно срочно вернуться в Штаты, возникли какие-то проблемы…

– Но ты не можешь так просто уехать!

– Могу, Ник, это очень важно! Я уже заказала билет и вызвала такси, у меня самолет через несколько часов.

Он молча смотрел на нее, и Джой почувствовала какую-то странную тоску и пустоту в душе, словно она теряет его, едва обретя. Ей казалось, что, как только она покинет пределы этой комнаты, что-то изменится кардинально и безвозвратно. Но у нее не было выбора. Джой шагнула к нему и коснулась губами его щеки.

– Прости. Мне ужасно не хочется уезжать, но я должна. Не сердись.

– Я не сержусь, – сказал он и поцеловал ее.

В этом поцелуе не было нежности, только жажда и огонь. Джой задохнулась.

– Ник, что ты делаешь?

– Останься. Я просто не могу отпустить тебя, пока мы все не решим. Я был груб, знаю, но если ты сейчас сбежишь, то ни одному из нас это не пойдет на пользу!

– У тебя потрясающий дар убеждения, но я… Я вовсе не сбегаю. Что ты делаешь, Ник?!

– Целую тебя. – Одной рукой он как-то незаметно вытащил платье из ее стиснутых пальцев и прижал Джой к себе. Другой рукой он обхватил ее затылок и вновь припал к губам.

– Ник…

– Я не готов к этой ситуации. К тому, что ты вот так можешь исчезнуть. Давай сделаем так: сегодня я закончу свои дела и завтра мы вернемся вместе.

– Извини, не могу, мне нужно вернуться срочно, – задыхаясь, прошептала она, а его ненасытные губы двинулись по нежной коже шеи вниз.

Джой совершенно точно поняла, в каком направлении движутся его мысли. Но сейчас она должна думать лишь о том, что сказал ей отец, и о том, что она нужна ему, нужна срочно – ведь именно так он и сказал. А Пол никогда бы не стал паниковать по пустякам. Она должна ехать. Должна! Джой попыталась освободиться, но его руки, его губы погружали ее в какую-то пучину, подавляя слабеющее сопротивление. Он явно осознавал, какую власть приобрел над ней!

– Ник, пожалуйста…

– Конечно, Джой.

– Нет, то есть я…

– Ты слишком много говоришь… – Губы Ника двинулись по ее шее и прикусили мочку уха.

Ноги Джой ослабели, и ей пришлось ухватиться за его широкие плечи.

– Ник, я правда не могу… – Ее голос стал слабеть прямо пропорционально его увеличивающемуся напору. – Ник… У меня совершенно нет времени. Я уже опаздываю… И такси…

– Я сам тебя отвезу. Потом… – прошептал он, укладывая обессиленную Джой на постель…

Джой проснулась и, взглянув на часы, тут же испуганно села. Проклятье, почему он дал ей заснуть?! Ее самолет давно улетел, но если она поторопится, то еще успеет на вечерний рейс. Она вскочила и принялась лихорадочно одеваться. Нужно позвонить отцу и предупредить, что она прилетит позже. Джой огляделась, но ее сумочки нигде не было видно.

– Нет, только не это, – пробормотала она, мечась по комнате и раскидывая вещи. Сумка вместе со всем содержимым – кошельком, телефоном и документами – бесследно исчезла. Слабая догадка забрезжила в ее мозгу. Боясь поверить в подобное предательство, она бросилась к двери, дернула и, осознав, что дверь заперта, тут же бешено заколотила в нее кулаками.

Она стучала, пока хватило сил, а потом осела на пол, привалившись спиной к стене, и уткнулась лицом в поднятые колени. Никто не пришел ей на помощь, хотя нельзя было не услышать подобного грохота. Дом казался совершенно пустым и безмолвным. Какой-то частью сознания она понимала, что это ни в коем случае не может быть случайностью, но ее мозг отказывался воспринять правду: ее заточение спланировано и осуществлено. И это дело рук Николаса Уивера!

Ее привел в чувство скрежет ключа в замочной скважине. Джой подняла голову и почувствовала, как затекло все тело. Дверь открылась, и в комнату вошел Ник.

– Зачем ты это сделал, Ник? – Она попыталась встать, но руки и ноги отказывались подчиняться.

Уивер приблизился к ней с каменным выражением лица, помог подняться и усадил на кровать, после чего сразу же отступил, словно ему было противно не только прикасаться к ней, но и находиться рядом.

– Ты ответишь мне?

– Ты останешься здесь на некоторое время, только и всего. – Его голос был холоден и отчужден.

Джой задохнулась, отказываясь верить собственным ушам.

– Ты не посмеешь! – в отчаянии крикнула она, и он посмотрел на нее безразличным взглядом.

– Посмею, Джой.

– Ник, это сумасшествие! Ты что, не понимаешь, что не имеешь никакого права распоряжаться мной?

– Считай, что я получил такое право, – с усмешкой, больше смахивающей на оскал, сказал Ник и нарочито грубо добавил: – Я пока не готов к продолжению разговора, Джой. Мы обсудим это позже.

– Позже?! – взвизгнула она и бросилась на него.

Уивер без труда поймал ее сжатые кулаки, но, увидев разбитые в кровь руки Джой, нахмурился.

– Нужно обработать ранки.

– Убирайся!

– Я сейчас приду и все сделаю, – словно не слыша, добавил он.

Пока его не было, она с отчаянным безрассудством попыталась забаррикадировать дверь. Если она не может выйти сама, значит, и сюда никто не войдет! Но Ник без видимого усилия сумел справиться с возникшим препятствием.

– Давай руки, – сказал он, садясь рядом с ней на кровать.

– Нет. – Она отодвинулась на самый край.

– Джой, я привяжу тебя к кровати, но все равно сделаю так, как решил. Будет лучше, если ты перестанешь сопротивляться. Это облегчит жизнь нам обоим. Давай сюда руки.

Из глаз Джой брызнули слезы, но она не двинулась с места – это было единственным способом сопротивления. Вздохнув, он сам взял ее безвольные ладони, очень умело обработал ранки, а потом ушел, не забыв запереть дверь.

Джой упала на кровать. У нее возникло чувство, что Ника внезапно подменили. Неужели человек мог измениться таким кардинальным образом, что она не видела в нем ни одной черты Николаса Уивера, с которым познакомилась несколько дней назад, с которым целовалась, теряя голову, и занималась любовью, считая это лучшим из того, что ей отпущено в жизни? Если только… Если только это не было самым искусным в мире притворством!

12

Джой проснулась от грохота. Она едва успела понять, что это стучат к ней, как дверь распахнулась и на пороге появился мужчина.

– Завтрак для синьорины!

– Зачем вы стучитесь, если сами отпираете дверь!

– Не хотел ставить вас в неловкое положение. Но, если синьорина желает, я буду входить без стука.

– Синьорина желает, чтобы ее не беспокоили! – рявкнула она.

– Боюсь, что это невозможно. – Поставив поднос, он направился к выходу, но у самой двери остановился. – Ешьте свой завтрак.

– Засуньте его себе в задницу! Подождите!

Мужчина обернулся.

– Я хочу поговорить с Уивером!

– Боюсь, что это тоже невозможно: синьора нет в Италии…

– А где он?

– Я не знаю. – За его широкой спиной захлопнулась дверь, и Джой в ярости отшвырнула поднос.

Так продолжалось целый день. Тот же самый мужчина, вероятно охранник, приносил поднос с едой, и Джой с завидным постоянством сбрасывала его со всем содержимым на пол. После обеда она с отвращением уставилась на устроенный погром. Но если Уивер не решил уморить ее голодом, то отказ от пищи – это единственный способ привлечь его внимание.

– Думаю, вам следует образумиться, – сказал охранник, проследив, как ужин Джой полетел туда же, куда завтрак и обед, – на пол.

– Пока я не поговорю с Уивером, я не образумлюсь.

– Как знаете. – Он пожал плечами.

Внезапно где-то в глубине дома раздался приглушенный звук телефонного звонка, и охранник торопливо направился к выходу. Джой напряженно прислушалась к доносившемуся скрежету ключа. Два оборота… и ключ остался в двери! Кажется, у нее появился шанс выбраться.

Вздрагивая от нервного напряжения, она ждала, что охранник хватится ключа, но к двери больше никто не подходил. Джой то и дело поглядывала на часы. В половине первого ночи с улицы донеслись звуки работающего автомобиля, а потом все опять стихло. В половине четвертого утра она решилась. Схватив салфетку, она подкралась к двери. Тишина. Где-то она слышала, что сон под утро наиболее крепок, и сейчас ей придется убедиться в этом на собственном опыте. Она расстелила салфетку и просунула ее под дверь. Поднявшись, она стала ковырять в замочной скважине шпилькой, пытаясь вытолкнуть ключ, и через несколько минут ей это удалось. Ключ глухо звякнул, свалившись прямо на салфетку, но Джой все еще боялась поверить в свою удачу.

Схватившись за край салфетки, она осторожно потянула ее к себе и через секунду стала счастливой обладательницей ключа от своей темницы. Следующий пункт был наиболее трудным с точки зрения его реализации. Джой предстояло – ни больше, ни меньше! – украсть машину. Без паспорта и денег она не сумеет вернуться в Штаты, но она может отправиться в Верону…

Джой отперла дверь и выскользнула в коридор, заперев ее за собой. Она двинулась в сторону кухни, надеясь выскользнуть через черный ход. И в тот момент, когда она решила, что все уже позади, прямо перед ней возник человек. Они оба замерли, рассматривая друг друга. Но это был другой охранник. Меньше ростом, чем тот, что пытался ее накормить, и очень неопрятный. Его глаза были красными, а когда он попытался шагнуть вперед, то неожиданно качнулся и вынужден был припасть к стене. До Джой донесся запах спиртного.

– Цыпочка! – произнес он отчетливо и громко, заставив Джой вздрогнуть и попятиться. – Откуда ты здесь, куколка? Не надо бояться, иди к Франческо! – Его рот перекосился в подобии улыбки.

Эта улыбка напугала Джой. Она затравленно огляделась и попятилась.

– Куда же ты, глупышка? – снова сказал он. – Раз уж ты пришла, то нужно заняться делом. Мы немного поиграем…

Он попытался ее схватить, но Джой увернулась. На нее пахнуло такой жуткой смесью пота и спиртного, что она едва не задохнулась.

– Прыткая курочка, – закряхтел он и, растопырив руки, пошел прямо на Джой.

Она взвизгнула и бросилась обратно, а ее преследователь с неожиданной прытью кинулся за ней следом. Если она успеет запереться…

Она не успела – Франческо догнал ее у самой двери. Он схватил Джой за руку и так резко развернул, что она всей спиной и затылком ударилась о стену.

– Не так быстро, – проговорил он, обдавая ее перегаром.

Джой попыталась ударить его в пах, но не слишком преуспела, только разозлила его. Он ударил ее по щеке и злобно прошипел:

– Любишь, когда мужчина показывает силу? Я доставлю тебе это удовольствие. Можешь даже покричать – я люблю, когда шлюхи кричат! Все равно в доме никого нет!

Он так ущипнул ее за бедро, что она закричала от боли. А через минуту Франческо куда-то исчез. Тяжело дыша, она привалилась к стене и обнаружила прямо перед собой Ника с бледным перекошенным лицом.

– Что здесь происходит? – спросил он придушенным голосом.

– Что происходит?! – взвизгнула она. – Твой цербер пытался меня изнасиловать!

– А может, это ты его попыталась соблазнить, чтобы он помог тебе сбежать?

– Что?! – задохнулась Джой. – Как ты смеешь!

– Как ты выбралась из комнаты?

– Вот он забыл ключ в двери! – Она указала на возникшего за спиной Уивера прежнего охранника, который крепко держал Франческо за шиворот.

– Это правда, Анджело? – Ник повернулся к охраннику, и тот заметно побледнел, однако не отвел глаз.

– Да, синьор, это моя вина.

– Убери эту шваль, – он брезгливо кивнул на Франческо, – я поговорю с тобой позже.

Анджело исчез так быстро, словно растворился в воздухе.

– Ты что, не понимаешь, что могло бы случиться? – прошипел Уивер, поворачиваясь к Джой, и глаза у него были как у сумасшедшего. – Что, если бы я не успел приехать?!

– Ты пытаешься все свалить на меня?! Но ведь это ты запер меня в этой комнате! Ты сделал это! – закричала она.

Ярость и пережитый страх сплавились в одно ужасное чувство, которое клокотало внутри Джой как кипящая лава. Она слепо и неосознанно зашарила руками и схватила первое, что ей подвернулось, – вазу из ниши в стене. Ваза была довольно массивной, но Джой даже не почувствовала ее веса. Она попыталась обрушить тяжелую посудину на голову своего мучителя. Ник так сильно схватил ее за руку, что на глаза у нее навернулись слезы. Он легко разжал ее пальцы и вернул вазу на место, после чего схватил Джой в охапку и куда-то понес.

– Что ты собираешься делать?! – завопила она, безрезультатно пытаясь вырваться.

– Женщина должна знать свое место, – отрывисто и резко сказал он. – Ты будешь наказана…

– Нет! – Перед ее внутренним взором поплыли плети, розги, кнуты, столб с болтающимися окровавленными ремнями, которыми привязывают несчастных.

Она вцепилась в его руку зубами. Ник пробормотал какое-то проклятье и едва не уронил ее. Он поставил тяжело дышавшую Джой на пол и задрал рукав. На смуглой коже отчетливо проступили отпечатки ее зубов, быстро наливавшиеся синевой. Когда он поднял на нее глаза, Джой невольно сжалась, прижимаясь к стене так сильно, словно пыталась слиться с ней в одно целое.

– Никогда не смей причинять мне вред. Я тебе не твой рафинированный лощеный дружок!

Конечно, он не Ричард. Он сейчас больше смахивает на разъяренное чудовище.

– Ты… Это ты во всем виноват! Зачем ты это делаешь со мной?! Почему я здесь? Тебе нужен выкуп?

– Выкуп?

– Ты похитил меня!

– Ты решила, что я похитил тебя ради выкупа?

– Какие еще проблемы можно решать подобными варварскими методами? – В голове у нее что-то щелкнуло, а внутри живота стал расти ледяной ком. – Или ты хочешь… меня в рабство продать?

– У тебя слишком богатая фантазия. Или ты перенапряглась с телевизором: уделяла слишком много внимания криминальным передачам. Тебе следовало сосредоточиться на чем-то привычном – каких-нибудь сериалах. И я не похищал тебя – ты сама по доброй воле отправилась со мной!

– Мистер Уивер, я так больше не могу. Пожалуйста, скажите мне, что происходит… Или я… Я…

– Ты хочешь знать? – переспросил Ник, и его лицо стало пугающе неживым. – Хорошо, будь по-твоему! Видишь ту дверь в конце коридора? – Джой робко кивнула, не отрывая взгляда от его лица. Почему-то это новое выражение пугало ее гораздо больше, чем его ярость. – Это мой кабинет. Иди туда.

Джой с трудом оторвалась от стены и на подгибающихся ногах двинулась в указанном направлении. Если это очередной подвох, то она рискует вместо обещанного кабинета оказаться в средневековой камере пыток. Ведь грозил же он ей наказанием! Но это действительно оказался кабинет.

– Садись. – Уивер указал ей на огромное кресло, и Джой, обмякнув от облегчения, немедленно рухнула в его кожаные объятия. Ник подошел к шкафу, вытащил папку и сунул ее в руки Джой. – Читай.

– Что это?

– Сама увидишь.

Джой раскрыла папку, полную пожелтевших газетных вырезок и ксерокопий газетных статей, и принялась читать. Все они были посвящены Джорджу Уильямсу и его семье. Сначала об успехах его компании, потом о резком ухудшении финансового положения и, наконец, банкротстве и смерти Джорджа Уильямса от сердечного приступа прямо в зале суда.

– Прочитала? – спросил он, когда Джой закрыла папку.

– Да, но я не понимаю, что все это значит. При чем тут я?

– Джордж Уильямс – это мой отец.

– Что?

– После банкротства фирмы нашу семью преследовали кредиторы. Все имущество было пущено с молотка. Мама была больна, для ее лечения требовались большие деньги. Она пережила отца всего на два года. И мы остались втроем – я, мой брат Анджело и сестра Лоренс.

– Это ужасно.

– Да, Джой, это ужасно. Нам пришлось переехать в менее… престижный район, где мой брат связался с дурной компанией. Через полгода он умер от передозировки героина.

Джой в ужасе смотрела на Ника, спокойно повествующего ей о таких кошмарных вещах.

– Ник, я сожалею.

– Да, я понимаю, – медленно сказал он, и Джой почувствовала приближение чего-то страшного.

Если он не собирается требовать за нее выкуп и продавать в рабство, значит, существует какая-то другая причина, заставившая его держать ее здесь.

– Думаю, теперь тебе стоит прочитать вот это. – Уивер сунул в руки Джой свежий номер газеты, ткнув пальцем в небольшую статью.

Джой послушно начала читать. Строчки дрожали и прыгали, как живые. Начиная дрожать, она перечитала заметку еще раз. Нет, этого просто не может быть! Со счетов «Глобал электроникс» внезапно исчезли все деньги, и банки тут же потребовали вернуть кредиты. Джой выронила газету и в ужасе уставилась на Ника Уивера.

– Это твоих рук дело?! Ты украл эти деньги?!

– Нет, Джой, конечно нет. Это дело рук вашего финансового директора, который решил позаимствовать некоторую сумму со счетов «Глобал электроникс» для улучшения своего материального положения. Он игрок, который не может контролировать свой азарт. Он проиграл большую сумму. Конечно, похищенные деньги в несколько раз перекрывают сумму проигрыша. Наверное, он решил подстраховаться.

– Подстраховаться?

– На случай следующего проигрыша, – небрежно пояснил он. – Я лишь слегка подтолкнул события в нужном мне направлении, только и всего. А потом поставил в известность об этом инциденте руководство банков, дававших «Глобал электроникс» кредиты. Очень крупные кредиты под залог имущества. И самые крупные займы были получены в банке, который принадлежит мне, – задумчиво добавил он, рассматривая Джой.

У нее в голове словно разорвалась бомба.

– Господи, какой изощренный план!

– Чертовски рискованный план, – поправил ее Уивер, – но он все же осуществился именно так, как я его задумал. До мельчайших деталей. И, мне кажется, без помощи свыше здесь не обошлось…

– Но почему? – прошептала она. – Зачем ты это делаешь, Ник?

– Я возвращаю твоему отцу долг.

– Не понимаю!

– Пятнадцать лет я лез из кожи вон, чтобы стать состоятельным человеком. Очень состоятельным, Джой. И в конце концов добился своей цели. Я смог не только вернуть то, что было отнято у моей семьи, но и достиг много больше этого. Теперь я готов поквитаться с человеком, который отнял у меня самое дорогое – мою семью. С твоим отцом, Джой.

– Но этого не может быть! Ты ошибаешься! – в отчаянии выкрикнула она, чувствуя, как сердце сковывается ледяными обручами ужаса.

– Нет, дорогая, не ошибаюсь. Пол Картер, обуреваемый жаждой наживы, разорил моего отца. И теперь с ним произойдет то же самое!

– Нет, папа найдет выход!

– Слишком поздно, Джой.

– Я поняла, – прошептала она, вдруг прозрев, для чего Нику Уиверу понадобилось держать ее здесь.

Ее отец, желая обеспечить независимое финансовое будущее Джой, положил большие суммы на ее счета, у нее были ценные бумаги. Но отсутствие Джой связало ему руки: у него не было подписанной доверенности на управление ценными бумагами и он не мог снять деньги со счетов, открытых на ее имя, чтобы хоть как-то погасить свои долги и получить отсрочку. Она тут, а ее отец медленно, но неумолимо превращается в нищего! Его компания, труд всей его жизни, рушится на глазах!

– Я слишком долго готовился и слишком долго ждал. И ты уже не сможешь мне помешать. Как бы ни старалась. Все уже организовано, и остался лишь заключительный акт драмы, длящийся уже много лет. Но ведь ты ничего не знаешь об этом. Твой папочка ревниво оберегал покой драгоценного чада.

Голос Ника звучал обманчиво мягко, почти завораживающе. Но эта мягкость привела ее в ужас. Джой медленно стала подниматься, даже не замечая этого. Она широко раскрытыми глазами смотрела на него, не в силах оторвать взгляд от его жесткого лица. В просвещенный век, в коем они проживали, оказывается, есть места, где люди живут совсем по иным, нецивилизованным законам. Это средневековье какое-то! Подумать только – она оружие в руках этого безжалостного пирата, который в двадцать первом веке собрался осуществить какую-то нелепую вендетту на основании дурацких и смехотворных обвинений!

– Нет, вы ошибаетесь. Папа не мог это сделать!

– Не мог? Тогда скажи, почему твоя мать развелась с ним?

– Мама? О боже! Они просто… – Губы Джой приоткрылись, она силилась вздохнуть, но не могла, потому что его глаза пронзали ее насквозь. Он был так уверен в себе и в том, что говорит, так непоколебимо уверен…

– Осталась какая-то пара дней – и все будет кончено, – сказал он, подтверждая ее самые ужасные подозрения.

– Вы ошибаетесь, отец не мог поступить так. И вы это скоро поймете, – выговорила Джой. – Но даже если бы вы были правы, то все вопросы можно решить цивилизованным путем.

Она сказала что-то не то, потому что лицо Уивера застыло.

– Ты хочешь цивилизованным путем поднять моих родителей из могилы? – прошипел он. – Вернуть моей сестре мужа, который сбежал от нее, когда узнал, что мы разорены, а у нее на руках остались два младших брата?

– Ник, я…

– Замолчи!

– Все равно ничего уже не вернуть! – в отчаянии выпалила она.

– Конечно, – презрительно усмехаясь, сказал он, не отрывая взгляда от лица Джой. – Ты права, Джой, ничего уже не вернуть.

Лицо Ника как-то странно исказилось, а потом стало расплываться. Джой поняла, что падает…

13

Джой падала слишком долго и никак не могла достигнуть дна. Иногда перед ее глазами мелькали какие-то разноцветные, неправдоподобно яркие картинки. А потом она снова падала. Иногда ей чудился странный шепот: «прости…». Ей показалось, что прошла вечность, прежде чем она выплыла из вязкого тумана. Открыв глаза, она увидела над собой белый потолок. Боль в голове пульсировала и билась в кости черепа и в глаза. Джой медленно прикрыла веки. Потом она услышала, как скрипнула дверь и раздались чьи-то шаги.

– Папа? – вымученно пробормотала она. – Папа, мне так плохо…

– Тебе лучше не волноваться. Сейчас боль уйдет.

Джой почувствовала едва ощутимый укол в локтевой сгиб, а потом, согласно обещанию, боль стремительно испарилась и на смену ей пришла невероятная сонливость. Она повернула голову и посмотрела на Николаса Уивера.

– Зачем ты это сделал?

– Чтобы ты поспала.

– Я не об уколе. Зачем ты переспал со мной? Это отвратительно, пользоваться такими методами. Лучше бы ты на самом деле просто похитил меня.

Лицо Ника застыло, а глаза сделались как две ледышки.

– Я не собирался заходить так далеко и соблазнять тебя! Мне просто нужно было, чтобы ты выбыла из игры!

– Странно, что ты смог. – Она попыталась усмехнуться, но у нее ничего не получилось. – Учитывая твою ненависть, ты должен был испытывать ко мне отвращение.

– Ты сама не понимаешь, что говоришь, – зло бросил он.

– Я понимаю, – прошептала она и утомленно прикрыла глаза. – Потому что теперь я ненавижу тебя, Ник Уивер! Но ты должен знать, что нельзя просто насладиться местью… За все придется платить.

– Спасибо за предупреждение, Джой, я уже плачу. Плачу непомерную цену.

В его голосе ей почудилась странная горечь, и Джой с трудом разлепила глаза. Он действительно не выглядел торжествующим и предвкушающим скорую победу, он выглядел изможденным и опустошенным. Злоба никогда не проходит бесследно. Она иссушает и опустошает душу, оставляя лишь серый пепел. Джой снова закрыла глаза.

– Синьор Уивер, вам звонят, – глухо донесся до нее чей-то голос.

Это имя ровным счетом ничего ей не говорило. А может, Джой его забыла, потому что она постепенно погружалась в плотное серое облако, где не было ничего: ни боли, ни света – только забвение.

Джой спала долго. Так долго, что устала спать. Иногда ей снилось, что она просыпается, и тогда у своей кровати она видела старуху в черном, которая бесконечно тасовала старую потрепанную колоду карт. Она раскладывала колоду веером, потом неровными столбиками, потом разбрасывала все карты по комнате, что-то бормоча себе под нос. В следующее приснившееся пробуждение Джой она что-то вязала из ярких ниток, и костяные желтые спицы проворно двигались и едва заметно стучали друг о друга.

Проснувшись, наверное, в сотый раз, Джой поняла, что на этот раз она проснулась по-настоящему. Она со стоном села, чувствуя неимоверную слабость и головокружение, и тут же распахнулась дверь и появилась та улыбчивая девушка, которую Джой видела в свой первый день на вилле. Джой решила, что она стояла под дверью и дожидалась ее пробуждения.

– Синьорина, я принесла завтрак.

– Я не хочу есть. Какое сегодня число и сколько времени? Где Николас Уивер?

– Синьор будет недоволен. – Девушка опустила поднос на низкий столик у кровати. – Вам нужно поесть.

– Вы не будете отвечать?

– Вам нужно позавтракать.

– Уходите! Я хочу побыть одна!

– Ты не слишком вежлива. – Ник вошел в комнату и кивком отпустил девушку. – Как ты себя чувствуешь?

– Пока не знаю.

Ник уселся на край кровати и, делая вид, что не замечает ее пальцев, стискивавших край простыни и побелевших от напряжения, коснулся ее лба, проверяя температуру, потом тронул запястье, считая пульс.

– Что ты делаешь?

– Оцениваю твое состояние.

– Зачем?

– Чтобы понять, сможешь ли ты выдержать перелет.

– Ты… осуществил свою месть? Что с моим отцом?

– Насколько я знаю, он здоров, – ответил Ник на второй вопрос, игнорируя первый.

– Ты позволишь мне одеться?

– Конечно.

Несколько часов полета совсем не отложились в ее памяти. Джой безмолвно сидела, уставившись в иллюминатор невидящим взглядом. В том же оцепенении она проделала дорогу от аэропорта до здания делового центра, где находился офис «Глобал электроникс».

– Зачем мы здесь? – спросила она у Ника уже в лифте.

– У меня здесь назначена встреча.

Лифт остановился, и Джой, прямая как палка, двинулась по знакомому коридору. Здесь совершенно ничего не изменилось! – почти с ужасом поняла Джой. Даже Паола продолжала сидеть в приемной, хотя при виде Джой в сопровождении Уивера ее глаза широко распахнулись.

– Мистер Уивер, мистер Картер ждет вас, – пробормотала она, и Ник кивнул, подталкивая Джой к дверям кабинета.

Джой вошла первой и сразу увидела отца. При виде дочери его глаза изумленно расширились.

– Джой, где ты была? Я едва не сошел с ума! – начал он, делая шаг вперед, но внезапно застывая.

– Добрый день, мистер и миссис Картер, – сказал Ник за ее спиной.

Джой с удивлением повернула голову и обнаружила Джоанну.

– Мама? – растерянно пробормотала она.

– Здравствуй, дорогая. – Джоанна стремительно поднялась и обняла Джой. – Как ты?

– Нормально, – выдавила Джой, не в силах еще раз взглянуть на бледное и измученное лицо отца.

– Добрый день, мистер Уивер, – проговорил Пол. – Прошу садиться.

Джоанна потянула дочь за собой и почти силком усадила на стул. Джой поняла, что настал момент истины. Она замерла, ожидая, что Ник тотчас же вывалит свои обвинения. Но он только сдержанно кивнул и уселся напротив ее отца. Пол что-то начал негромко говорить, но Джой почему-то не понимала ни слова. Она лишь неотрывно следила за каменным лицом Ника, который сидел, откинувшись на спинку кресла, и постукивал пальцами по полированному подлокотнику.

– Может, прекратишь разыгрывать этот спектакль? – неожиданно вырвалось у нее.

Пол вздрогнул и, замолчав, в изумлении посмотрел на Джой. Джоанна сжала пальцы дочери.

– Джой, дорогая…

– Я не тебе, папа, я это сказала Уиверу. Или тебя лучше представить как Николаса Уильямса?

– Что? – выдохнул Пол, слегка привстав, а потом снова упав в кресло. Он повернулся к Джой. – Что ты говоришь?

– Ник сказал мне, что ты разорил его отца, Джорджа Уильямса. Что из-за этого он потерял своих близких. Папа, он считает, что вправе мстить тебе.

– О господи, – прошептал Пол, и Джой увидела, как его лицо из бледного становится пепельным.

Она ожидала, что ее отец рассмеется в ответ на эти нелепые обвинения, или возмутится, или рассердится, но при этом тут же доказательно опровергнет эти слова, но только не этого! Она бросила быстрый взгляд на Ника, который глядел на нее с непонятным выражением на лице, и тут же снова посмотрела на Пола.

– Папа, – дрожащим голосом взмолилась Джой – скажи хоть что-нибудь!

– Дорогая, – прошептала рядом Джоанна, сжимая ладонь дочери.

– Значит, это правда. – Сердце Джой затрепыхалось, повиснув на тоненькой ниточке. – И ты, мама, это знала! И вы оба скрывали это от меня! Это низко! О господи!

– Джой, я не хотел этого. Мы были молодыми и самонадеянными, мы казались себе всемогущими и совсем не думали о последствиях. Мы думали, что раз мы сильны, стало быть правы, а слабакам нечего делать в бизнесе. Потом, когда мы опомнились, было уже поздно! Я нашел семью Джорджа Уильямса, пытался помочь, как-то исправить ошибку…

Пол говорил что-то еще, быстро и бессвязно, но Джой уже не слушала. В ее голове билась только одна мысль – все это правда! Она посмотрела на Ника Уивера, который продолжал молчать, и не удивилась его безучастному виду. Ее все предали: и Ник, для которого она была только орудием мести, и ее родители, скрывшие от нее правду и подставившие ее. Это было невыносимо! Кто сказал, что дети за отцов не отвечают? Ей пришлось это сделать!

– Джой, куда ты?

Она вздрогнула, вдруг осознав, что каким-то образом оказалась у дверей. Она сосредоточилась, оглядев всех участников этой сцены по очереди.

– Я никого не хочу больше видеть, – четко выговорила она. – Прощайте!

– Джой!

Ей оставалось сделать еще один шаг, но в этот момент в дверях показалась Паола, неся на подносе кофе. Джой повернулась к Нику.

– Советую тебе приглядывать за своей новой секретаршей, – тем же четким, но совершенно мертвым голосом сказала она. – Паола очень любит подслушивать у дверей!

Услышав сдавленный вздох Паолы, она шагнула за дверь.

Джой шла довольно долго и остановилась, наткнувшись взглядом на скромную табличку: «Питер Дирк. Адвокат». Некоторое время она стояла у двери, нахмурив лоб, словно пыталась вспомнить что-то важное, потом решительно распахнула дверь. Приятно звякнул колокольчик, и навстречу Джой поднялся довольно приятный молодой человек.

– Что вам угодно?

– Я бы хотела встретиться с адвокатом.

– Конечно, конечно. – Он провел ее в небольшой кабинет и сел за стол. – Я вас слушаю.

– Вы адвокат? – удивилась она, и щеки молодого человека порозовели.

– Мне пришлось отпустить секретаршу. Если вы сомневаетесь, вот моя лицензия.

– Да, спасибо. Простите. У меня есть проблема, которую нужно решить в срочном порядке.

К концу изложения проблемы вид у Питера Дирка был слегка ошеломленный, но он быстро взял себя в руки и заверил, что все будет улажено в кратчайшие сроки.

– Именно это я и хотела от вас услышать, – через силу улыбнулась она.

Через несколько часов все было закончено. Джой пришлось посетить банк и нотариальную контору. К концу этого марафона она чувствовала себя выжатым лимоном, однако с уверенностью смогла определить, что молодой адвокат Питер Дирк с его великолепной деловой хваткой далеко пойдет. Она ему так и сказала.

– У меня осталась последняя просьба. – Джой закончила писать письмо и заклеила конверт. – Пожалуйста, вручите это письмо Полу Картеру. Лично в руки. До свидания, мистер Дирк, и спасибо за все.

Джой вышла из дверей офиса Питера Дирка, имея в сумочке тысячу долларов наличными, и отправилась на вокзал. Она купила билет и села в поезд. Она и сама не смогла бы объяснить, что погнало ее в Чикаго. Разве только отчаяние и желание затеряться в большом городе.

Через два дня она поняла, что проживание в мотеле съест ее сбережения быстрее, чем она сможет придумать, что ей делать дальше. Джой, наверное, в десятый раз пересчитывала наличность, будто от этого она могла увеличиться, как в дверь тихонько постучали. Она вздрогнула, как вздрагивала уже два дня от любого громкого звука.

– Кто там?

– Горничная. Мне нужно убрать номер.

– Одну минуту. – Джой спрятала деньги и открыла дверь, пропуская горничную с тележкой.

– Все в порядке, мисс?

– Да-да, конечно, – рассеянно отозвалась Джой и взглянула на миловидное личико горничной. – Простите, вы не могли бы мне помочь?

– Конечно.

– Я думаю задержаться здесь. То есть в городе, и мне нужно подыскать более дешевое жилье. Вы не могли бы мне подсказать, где можно его найти?

– Вам можно перебраться в пансион, там не так дорого. Я могу дать вам адрес, но вам вряд ли подойдет. Наверняка вы не привыкли жить в таком месте.

Джой некогда было удивляться точности догадок горничной.

– Мне подойдет, – быстро заверила она.

Девушка нерешительно посмотрела на нее, а потом все-таки продиктовала адрес.

– Огромное вам спасибо.

– Не за что.

На следующий день Джой отправилась по указанному адресу, а к вечеру перебралась на новое место, которое про себя окрестила клоповником. У нее осталось всего двести долларов, и через две недели, если она даже не будет есть, она потеряет даже эту комнату и окажется на улице. Джой вытянулась на кровати и закрыла глаза. Может, ей удастся заснуть? Урчание в животе самым решительным образом опровергло это предположение, напомнив, что у Джой со вчерашнего вечера во рту не было ни крошки. Недалеко от пансиона она видела маленькое кафе – может, там разумные цены? Выяснить это можно было только одним способом. Джой поднялась и отправилась обедать.

14

Подойдя к своей комнате и чувствуя, что съеденный обед тяжелым комом осел в желудке, Джой увидела у соседней двери высокую блондинку.

– Привет, – окликнула ее блондинка. – Ты моя новая соседка? Как тебя зовут?

– Дж… Джо Алексио.

– А меня Стефани. Может, зайдешь поболтать? По вечерам здесь ужасная скука.

– С удовольствием… – Джой вошла в комнату соседки. – У тебя очень уютно.

– Я здесь пару месяцев, немного обжилась. К тому же это не самое худшее из того, где мне приходилось жить.

– Неужели есть пансионы хуже? – не поверила Джой.

– Пансионом это, конечно, не назовешь. Что-то вроде ночлежек. Человеку там пропасть что плюнуть. Эй, с тобой все хорошо?

– Да, кажется да.

– Присаживайся. Ты недавно в Чикаго?

– Несколько дней.

– Уже подыскала работу?

– Нет, пока нет. Я… В общем, я пока не знаю, как это сделать.

– Как это? – округлила глаза Стефани.

– Так получилось, – уклончиво ответила Джой, которая с этой минуты превратилась в Джо.

– Понятно! – К счастью, Стефани решила на этом остановиться. – Может, я смогу тебе помочь?

Господи, неужели это и есть рука помощи, о которой она молилась?

– Если можно, пожалуйста.

– У тебя есть образование? Владеешь стенографией? Компьютером?

Стефани говорила, а Джой только отрицательно качала головой. Когда она дошла до готовки, Джой чуть удар не хватил. Она будет стоять у плиты?!

– Откуда ты такая взялась, принцесса? – пошутила Стефани. – С таким багажом тебе не светит ничего, кроме официантки или посудомойки.

Джой представила, как она таскает тяжелые подносы с едой в забегаловке. А потные мужики криками подгоняют ее и лапают грязными руками. Джой содрогнулась от ужаса.

– Я ничего не хочу сказать, Джо, но я еще никогда не встречала столь неприспособленного к жизни человека, – прокомментировала сложившуюся ситуацию Стефания. – Но хоть что-то ты же должна уметь?!

– Только гулять по магазинам, выбирая одежду, – выдавила Джой, пытаясь пошутить, но, осознав всю безнадежность своего положения, едва не разрыдалась.

– По магазинам? Это хорошо делать, когда карманы полны, но, когда ты в таком плачевном состоянии, это только травля души. О, Джо, подожди-ка. Похоже, я придумала! Ты знаешь, у меня отличная идея.

– Правда?

– У меня подружка работает в небольшой фирме по пошиву одежды. Думаю, там ты сможешь пригодиться.

Джой отчаянно трусила, когда Стефани вела ее показывать Лиз Роузи. Джой представляла себе грозную толстую женщину, которая, едва увидев Джой, тут же прикажет ей убираться. Но Лиз оказалась тоненькой девушкой с волосами мышиного цвета, забранными в конский хвост, в потертых джинсах и черной майке и совсем не страшной. Она предложила девушкам кофе и внимательно выслушала Стеф, которая выложила историю Джо в том объеме, в каком та была ей известна. Потом Лиз взглянула на Джой и улыбнулась.

– Я готова рискнуть, взяв тебя на работу, а ты?

– Я?

– Готова ли ты рискнуть и попытаться выбраться из передряги, в которую попала?

– Как ты догадалась? – растерянно пробормотала Джой, поразившись проницательности этой хрупкой женщины.

– Это не так уж и трудно. Хочу предупредить, что работы у нас очень много, так что скучать не придется.

– Я согласна, – решительно ответила Джой.

А через два месяца Джой стало плохо на работе.

– Джо, дорогая, что с тобой?

– Мне кажется, я отравилась. Меня ужасно тошнит.

– Тошнит? Давно?

– Несколько дней.

– И слабость?

– Откуда ты знаешь?

– И есть задержка. Сколько?

– Месяц, – с ужасом пробормотала Джой, понимая, что это значит.

– Мне кажется, ты беременна.

– Нет, этого не может быть!

– Джо, тебе нужно сделать тест, и все станет ясно. И не паникуй раньше времени. Возможно, это нервное. У меня однажды такое было.

Но у Джой это было вовсе не нервное. Увидев результат теста, она решила, что это приговор, и ей захотелось просто лечь и умереть. Она так и сделала – легла в ожидании скорой кончины. Но явившиеся Лиз и Стефани решительно вмешались и пресекли это недостойное занятие.

– Ты должна быть сильной, Джо.

– Но я не могу. Я не знаю, что мне теперь делать. Я просто не выдержу!

– Выдержишь, – уверенно заявила Лиз. – Мы со Стеф тебе поможем. Правда, Стеф?

– Ты что, намекаешь, что она должна оставить ребенка?

– Разве можно поступить иначе?

– Не глупи. – Стефани раздраженно фыркнула. – О чем ты думаешь? У Джо нет денег, а с этим ребенком будущее под большим вопросом. Она же сама почти ребенок!

– Не говори так. Мы порой и сами не знаем собственных возможностей. А что его отец, Джо? Неужели он не возьмет на себя ответственности за его появление?

– Отец этого ребенка будет последним человеком на земле, которого я об этом попрошу, – ровным тоном ответила Джой.

– Ну и дела. – Лиз села, перестав маячить по комнате. – Можно родить и отдать на усыновление. Так многие делают.

Джой посмотрела на подругу.

– Что бы сделала ты, Стеф?

– Аборт, – тут же отозвалась та. – Ты не сможешь родить ребенка и поставить его на ноги одна. Только подумай – твои заработки ничтожны, а нужно будет оплачивать огромные медицинские счета, квартиру, вещи и питание для ребенка. А рожать, чтобы отдать на усыновление… Несколько месяцев ты все равно не сможешь работать. Нет, Джо. Прости, что говорю тебе это, но ты просто не осилишь, даже если мы с Лиз поднапряжемся. Решать, конечно, тебе, а мой совет ты слышала.

– Как ты можешь быть такой жестокой, Стеф? Это же маленький человечек.

– Я?! Жестокой?! – У Стефани от гнева вспыхнули глаза. – Я в отличие от тебя, Лиз, принимаю жизнь такой, какая она есть. И я сама сделала это, когда тот придурок, что клялся мне в любви до гроба, бросил меня, узнав, что я беременна, и при этом забрал все мои деньги. Мы не должны отвечать за этих ублюдков и рожать от них детей.

– В тебе говорят боль и обида.

– Может быть, но я считаю, что права.

– Хорошо, я сделаю это, – неожиданно громко сказала Джой, прервав их спор, и девушки мигом притихли. – Да, я сделаю это…

На следующий день Джой отправилась в клинику, адрес которой ей дала Стефани. Она помедлила у дверей, потом зачем-то обернулась, остро понимая, что обратной дороги у нее не будет. Сжав губы, Джой дернула ручку и скрылась внутри…

15

– О, мы опоздаем, опоздаем, – бормотала Лиз как заведенная, стискивая мраморно-белые пальцы.

– Нет! – Джой надавила на клаксон, предупреждая зарвавшегося водителя, который пытался подрезать ее, перестраиваясь из соседнего ряда.

– О боже, Джо, я, конечно, беспокоюсь из-за нашей задержки, но мы хотя бы должны попасть туда живыми и по возможности здоровыми.

– Конечно, Лиз! – Джой бросила короткий взгляд на подругу. Нужно было осуществить задуманный маневр и при этом постараться, чтобы Лиз не среагировала на это слишком бурно. Выход был один – следовало отвлечь Лиз, а отвлечь ее могло только упоминание о чем-то очень важном, о том, что действительно сильно беспокоило подругу, кроме этого показа. К счастью, Джой знала, что это. – Кстати, ты давно видела Стеф?

Лиз тут же оторвала напряженный взгляд от дороги и с беспокойством воззрилась на Джо.

– Два дня назад. А что такое?

– Мне кажется, она выглядит подавленной, – воспользовавшись предоставленным шансом, Джой лихо обогнала обшарпанный кадиллак, проскочила перед огромным грузовиком и резко свернула направо на мигавший зеленый. Протестующе взвизгнули шины, охнула Лиз, но автомобиль уже мчался по улице, где движение не было таким интенсивным. Теперь нужно было не дать Лиз возможности излить на нее возмущение, поэтому Джой упрямо продолжила гнуть избранную линию. Конечно, это было эгоистично, но таким образом она убивала двух зайцев: отвлекала Лиз и одновременно пыталась выяснить, что ей известно о проблемах Стефани.

– Мы сегодня утром виделись мельком. Она куда-то спешила. В последнее время она постоянно куда-то спешит. Наверное, на очередное свидание. – Лиз криво усмехнулась.

– А что плохого в том, что она спешила на свидание? Бедняжке приходится отрабатывать за себя и за нас двоих, – неловко пошутила Джо, намекая на то, что они с Лиз в последнее время были заняты исключительно работой.

– Ничего плохого, если бы она остановилась на ком-то одном. У Стеф новый кавалер. Кайл или Майк… Я уже сбилась со счета, который он у нее по счету за последние полгода.

– Не язви, Лиз, она просто хочет выбрать лучшего из возможных кандидатов.

– Наверное, поэтому она каждого нового кандидата первым делом проверяет в постели.

Теперь Джой была совсем не уверена в том, что она выбрала правильную тему для отвлечения внимания Лиз.

– Мне кажется, что это из-за ее работы.

За последний год карьера Стефани резко пошла в гору: из простого сотрудника фирмы по устройству свадебных торжеств она стала компаньоном. И этим она была обязана не счастливому стечению обстоятельств, а собственному трудолюбию и организаторским талантам. Но чем лучше шли ее дела в деловой сфере, тем хуже они становились на личном фронте.

– Как это? – нахмурилась Лиз.

– Похоже, мужчин отпугивает род деятельности Стеф. Может, они думают, что, видя столько свадеб и принимая непосредственное участие в их устройстве, она и сама мечтает о том же. Особенно когда она им говорит, что просто обожает свою работу. Бедняги и не подозревают, что она уже почти ненавидит все эти торжества и счастливые лица. Когда мы разговаривали в последний раз, Стеф сказала мне, что почти уверилась в том, что все невесты истерички, а женихи только и мечтают сделать ноги, бросив невесту прямо перед алтарем. Во всяком случае, процент подобных происшествий растет с пугающей быстротой.

– У Стеф, по-моему, паранойя, и скоро с ней вообще невозможно будет общаться.

– Не говори так, она наша подруга.

– Ты вечно защищаешь ее.

– Точно так же, как и тебя. Как думаешь, может, познакомить ее с Уайтом?

– Господи, Джо, ты как всегда в своем репертуаре! Может, ты наконец перестанешь переживать за нас и попытаешься устроить свою личную жизнь? Когда ты сама в последний раз ходила на свидание?

– Мне было как-то не до этого, Лиз.

– Зато теперь ты вполне можешь себе это позволить.

– Ерунда, у меня есть все, что нужно. Ты, Стеф, моя работа и мой единственный любимый и обожаемый принц…

Лиз только покачала головой.

– Ты и сама прекрасно знаешь, что это не так. Тебе нужно придумать что-то еще. Сходи куда-нибудь с Крисом.

– Обещаю, что подумаю над твоим предложением.

Больше ничего Лиз сказать не успела: скрипнув напоследок тормозами, Джой лихо припарковалась на стоянке.

– Подобной гонки на моей памяти еще не было, – пробормотала Лиз, вылезая из машины и пытаясь удержаться на подгибающихся ногах.

– Разве не ты просила меня поторопиться?

– Поторопиться, а не представлять, что ты участвуешь в ралли! Хорошо хоть нам не встретился полицейский патруль.

– А даже если бы и встретился, – небрежно пожала плечами Джой, и обе девушки засмеялись, вспомнив прошлое столкновение с полицией. Офицер не только с готовностью принял объяснения Джой, но и пытался назначить ей свидание.

Понимающе переглянувшись, они поспешили войти в здание.

Огромный холл был похож на разбуженный муравейник, и Лиз, невольно притормозив, схватила Джой за руку.

– О господи, я ужасно трушу!

– Я тоже нервничаю, Лиз, но у меня и в мыслях нет сбежать.

– Кто говорит о побеге?

– Мне показалось, ты близка к этому.

– Ты видишь меня насквозь! – невольно рассмеялась Лиз. – Но хватит сомнений, Лорейн, наверное, уже с ума сходит.

Подруги прошли в дверь служебного хода и, торопясь, поднялись по лестнице. Открыв дверь лестничной клетки и пройдя по небольшому коридорчику, они оказались у примерочных кабин. На них обрушилась новая волна гвалта, криков, восклицаний, отдаленные звуки музыки и… Лорейн!

– Это ужасно, катастрофа! – закричала она, заламывая руки.

Джой осталась непоколебимо спокойной, поскольку знала, что любое незначительное событие или помеха были для Лорейн самой настоящей катастрофой.

– Ты укололась булавкой?

– Нет, это ужасно! Кэрри заболела! Она не пришла!

Джой нахмурилась – это, конечно, была не катастрофа, но довольно неприятное событие. Для показа они наняли нескольких манекенщиц и в соответствии с их внешними данными тщательно распределили коллекцию – этим занималась Джой, а Лиз давала ценные советы. И теперь отсутствие Кэрри наносило весьма ощутимый удар по их планам.

– Лорейн, все будет хорошо, мы что-нибудь обязательно придумаем, – привычно произнесла она. Джой было не привыкать служить утешительницей, особенно для Лорейн, самой тонкой и чувствительной натуры из их компании.

– Нет-нет, тебе это не удастся. Бетти блондинка, и ей совершенно не пойдет тот костюм. Роуз рыжая, а Салли жгучая брюнетка. Господи, Джо, ты и сама все прекрасно понимаешь.

– Но ты тоже должна понимать, что истериками делу не поможешь. Я обещаю, что все будет в порядке! – как можно тверже заявила Джой.

Но через полчаса она уже потеряла часть былой уверенности.

– Кажется, я знаю, как ты сможешь сдержать слово, данное Лорейн, – сказала Лиз, наблюдая за хмурой Джой, которая как раз пыталась представить, как платье, предназначенное для Кэрри, будет сидеть на более худощавой Салли с ее жгуче-черными волосами. По всем прикидкам выходило, что ужасно. Вся привлекательность этого изящного наряда, легкого и летящего, терялась. Точно так же, когда его пыталась примерить более полная, чем Кэрри, блондинка Бетти. О Роуз вообще речь не шла – она была слишком высокой.

– Господи, и почему я всегда считала, что все модели похожи одна на другую как две капли воды! Но ведь они же должны быть стандартными хоть отчасти! Ты что-то сказала, Лиз?

– Во-первых, несмотря на «90-60-90», они не могут быть клонами. Каждое женское тело уникально, со своими особенностями. Кто-то чуть выше, у кого-то длиннее ноги…

– Я все понимаю… – Джой взглянула на трех девушек, прислушивавшихся к их с Лиз разговору и, видимо, не слишком довольных подобным определением. – Лиз, можно тебя на минуту?

– Что-то не так? – спросила подруга, когда они отошли и оказались вне зоны слышимости.

– По-моему, им не слишком понравилось твое определение «тело». Советую пощадить их слух, иначе мы лишимся и остальных.

– Но ведь это их хлеб. Ладно, извини.

– Ладно, а что во-вторых?

– А во-вторых, кое-кто может нам помочь…

– Не томи, Лиз. Ты придумала, где найти замену Кэрри?

– Конечно. Ты ее заменишь!

Сначала Джой решила, что ослышалась, потом безмерно удивилась этому невероятному заявлению, а потом разозлилась.

– Конечно, Лиз, я всегда ценила твой юмор, но…

– Я не шучу! Ты продемонстрируешь вещи, предназначенные для Кэрри!

– Мне уже давно известно, что время от времени ты сильно смахиваешь на буйнопомешанную, но сегодня ты явно превзошла саму себя!

– Нет, посмотри на себя. Твоя фигура идеальна! Пройти по подиуму ты сможешь, прическу мы тебе сейчас соорудим…

– Но, Лиз!

– Джо, ты не можешь бросить меня в такой ответственный момент, – жестко сказала Лиз, как по волшебству превращаясь из маленькой серой мышки в страшную зубастую акулу. В конце концов, она имела на это полное право – слишком много было поставлено на кон. – Лорейн! – крикнула она и, когда нервная и взъерошенная как воробей Лорейн подошла к ним, указала на Джой. – По-моему, Джо просто идеальная замена Кэрри. Как думаешь?

Лорейн несколько раз переводила взгляд с Лиз на Джой, размышляя, уж не разыгрывают ли ее, потом осмотрела Джой самым критическим взглядом, после чего, всплеснув руками, кинулась к стойке с одеждой. Джой поняла, что теперь у нее просто нет выбора.

Пока Лорейн наносила на лицо Джой макияж, а Лиз булавками убирала последние изъяны, Джой оставалось только молиться, чтобы в самый ответственный момент одна из этих острых дьяволиц не впилась в какое-нибудь мягкое место. Она так и сказала Лиз, на что та только усмехнулась.

– В твоем теле почти не осталось мягких мест, Джо. До сегодняшнего дня я и не подозревала, что ты настолько худа.

– Да, я скинула пару лишних фунтов, – довольно небрежно отозвалась она, на что Лиз только покачала головой.

– Так, теперь прическа… А сейчас смотри на себя!

Джой послушно взглянула на себя в зеркало и ахнула от восхищения. Но стоило ей только представить, как придется дефилировать в этом полупрозрачном платьице под взглядами нескольких сотен зрителей, как ей немедленно захотелось сбежать.

– О, ты совсем с ума сошла! Я не могу, Лиз!

– Конечно, можешь! Вперед, Джо, и постарайся не кривиться, а улыбаться! – прокудахтала Лиз напоследок, собственноручно выталкивая Джой на подиум.

Придется вспомнить старые добрые времена, промелькнула в ее голове неясная мысль, а потом яркие софиты почти ослепили ее. Она наклеила на лицо ослепительную улыбку и двинулась вперед, стараясь не сбиться с шага и не споткнуться на этих ужасных каблуках. Первый выход почти не отложился в ее памяти, но едва Джой убралась с глаз зрителей, как снова оказалась в руках Лиз, которая немедленно принялась стягивать с нее полупрозрачное платье и тут же надевать что-то другое.

Вспоминая эти события, она частенько сравнивала их с муштрой в армейском корпусе.

– Раздевайся! Одевайся! Сядь! Встань! Повернись! Не задерживайся!

И Джой выполняла команды, как послушный робот.

– Ты прирожденная модель, – подбадривала ее Лиз перед каждым выходом. – Твоя походка безупречна! Жесты, улыбка, легкость, грация… Да я лично видела, что за тобой уже охотятся фотографы!

– За мной или за нашими моделями?

– Одно другому не мешает!

– Теперь я поняла: ты решила положить меня на алтарь своего бизнеса, принести в жертву новой коллекции! Ой, что это? – Джой замерла, в изумлении уставившись на подходившую Лорейн, на руках которой покоилось что-то воздушное и белоснежное.

– Твой последний выход, Джо! – объявила Лорейн, сияя, как тысячевольтовая лампочка.

Джой быстро обернулась к Лиз.

– Я не могу демонстрировать свадебное платье! – воскликнула она.

– Последний раз, Джо, и ты свободна!

– О нет!

Свадебное платье! Это настолько ужасно, что хуже просто не придумаешь. Джой была готова еще раз продемонстрировать ту полупрозрачную штучку или даже что посмелее, но свадебный наряд!.. Это не для нее, особенно если принять во внимание примету, в которую свято верил каждый работник их компании: женщина, примерившая – только примерившая! – свадебное платье, сшитое Лиз, вскоре выйдет замуж. Джой считала бы это глупым суеверием, если бы этот фокус не сработал в четырнадцати из пятнадцати случаев!

– Джо! – сурово произнесла Лиз и нахмурила брови.

– Нет, это я сделать не могу! – как можно тверже заявила Джой и для верности даже попятилась.

– Тогда я не буду его демонстрировать и вообще не покажусь в качестве модельера! Возьму и не выйду в конце показа, и пусть вся коллекция летит в тартарары!

– Ты не сделаешь этого!

– Еще как сделаю! Ты же готова загубить мои труды!

– О боже…

– Отступать слишком поздно. Лорейн! – Лиз двинулась вперед с явным намерением совершить что-то страшное. Следом за ней с неменее решительным выражением лица направилась Лорейн.

Джой не успела опомниться, как ее в четыре руки впихнули в ослепительное платье-безе, и она буквально утонула в легком облаке. Ее волосы как по волшебству распались по плечам сияющими волнистыми локонами, поддерживаемые только тонкой изящной диадемой, а в руки ей сунули скромный букетик.

– Ты просто чудо, Джо! – С этими словами Лиз подхватила ее под руку и потянула за собой.

– Подожди, Лиз, одну минуту…

– Джо, умоляю, только не сейчас!

– Ты не поняла: мне нужен образ. Скажи мне, какой ты видишь невесту?

Чуть заметная улыбка тронула губы Лиз, а в глазах появилась легкая грусть.

– Она полна надежд и тихой радости, но не ликования. И немного боится… И еще она любит.

– Я попробую, Лиз. Я постараюсь не подвести тебя. – Джой глубоко вздохнула и сказала: – А теперь пора.

И они вместе вышли на подиум.

Джой чувствовала себя так, словно парит над полом. Она не шла, а несла себя, легкую и трепетную в этом чудесном платье. Она думала о словах Лиз и едва замечала вспышки камер и неясный гул. А потом вокруг раздался грохот, который начал разрастаться, пока не заполнил все пространство вокруг и не загремел под потолком. Лишь через несколько секунд она поняла, что это овации.

16

– Ты ангел, Джо! – Лорейн крутилась вокруг, помогая снимать белоснежную пену кружев.

– Да, конечно, – ворчала та, подставляя умелым рукам Лорейн крючочки и молнии.

– О какой шикарный наряд! Это лучшее произведение Лиз! И ты в нем была хороша, как ангелочек. Я чувствую, что в твоей жизни скоро наступят перемены, Джо!

– Не говори ерунды, Лорейн, – резко оборвала ее Джой.

– Это не ерунда, вспомни-ка примету.

– Я не настолько суеверна, – выдавила улыбку Джой и заметила пристальный взгляд Лиз. Ну вот, теперь начнется. Ей подберут жениха и, раньше чем она успеет сосчитать до десяти, выдадут замуж!

Джой схватила собственное платье – о котором все, конечно, забыли! – и благословила собственную сообразительность за то, что выбрала его: практичная и немнущаяся ткань не позволит ей выглядеть неряхой, неизвестно как затесавшейся в ряды моделей в безупречных авторских работах. Потом она скрутила распущенные волосы жгутом и наскоро прихватила узел несколькими шпильками. Перед уходом она разберется со своей прической, а сейчас сойдет и так! Одна из помощниц принесла минеральной воды и стаканы. Лиз устало опустилась на стул и отпила глоток. Теперь, после этого безумия, наступила какая-то странная реакция. Джой почувствовала вялость, апатию и жуткую жажду и поспешила присоединиться к Лиз.

– Публика была в восторге от тебя! – сказала та, отдышавшись после того, как залпом выпила целый стакан воды.

– Не от меня, а от твоего платья, – поправила ее Джой и отпила глоток. Пузырьки газа приятно пощипывали язык.

– Возможно, – усмехнулась Лиз и отбросила назад короткую челку, как она всегда делала после перенесенных сильных волнений. – Но ты была бесподобна. Такая нерешительная и робкая, как юная невеста. Я едва узнавала тебя, – задумчиво добавила она.

– Почему?

– Ты всегда непредсказуема. Но почему-то отчетливо я поняла это только сегодня. Ты можешь быть игрива и дерзка, как в том, первом платье; сдержанна в деловом костюме, шаловлива, как кошечка, в мини; хищна и загадочна, как самая крутая женщина-вамп. Это не многим дано, Джо.

– Каждый демонстрируемый наряд диктует свой образ. Это всего лишь игра, Лиз.

– Возможно. Тогда ты слишком хорошо играешь.

– Предлагаешь мне заделаться актрисой?

– Нет, я просто не отпущу тебя. Я не могу потерять такого ценного работника.

– Многофункционального, ты хочешь сказать, – пробурчала Джой.

– И многофункционального, – с улыбкой подтвердила Лиз. – Я ужасно сегодня устала, день не из легких.

– Это удивительный день, – провозгласила Джо. – Даже когда ты станешь великим кутюрье и твое имя будут упоминать наравне с Донной Каран и Армани, а показы новых коллекций станут просто обыденностью, я никогда не забуду этого нашего первого показа, – с шутливой драматичностью добавила она.

– Не знаю, захочу ли я этого, – задумчиво и чуть грустно проговорила Лиз.

– Не захочешь чего? – насторожилась Джой. – Стать всемирно известным кутюрье? Устраивать грандиозные показы?

– Вот именно, грандиозные. В суете жизни так легко потерять себя. А громкое имя всего лишь ширма, прикрывающая работу нескольких талантливых модельеров. Я довольна тем, что у меня есть. Пожалуй, стоит немного расширить бизнес, но и только.

– Я не узнаю тебя. Мы же столько об этом говорили!

– Говорили, – согласилась Лиз. – Но теперь я вдруг поняла, что слава и деньги еще не все, гораздо важнее другое. А в погоне за деньгами и известностью так легко потерять себя, увлечься, а потом окажется, что жизнь потрачена впустую. Мне хочется заниматься тем, что я больше всего люблю и что лучше всего умею делать, а не устраивать безумные гонки за прибылью. Меня устраивает наша компания, объем работы и наших доходов и наш чудесный коллектив. Для счастья нужно не так и много. Ты когда-нибудь задумывалась об этом?

– Чаще, чем ты думаешь, – ответила Джой, и воспоминания о пережитом нахлынули на нее как лавина.

Я сегодня слишком перенервничала и поэтому эмоционально неустойчива, сказала она себе. Нужно мыслить привычными категориями, а не поддаваться на провокации Лиз, которая пребывает в этом странном состоянии!

– Мне кажется, мы имеем в виду немного разные вещи…

– Что?

– Ты ведь думала не столько о компании, сколько о Роберте, когда это говорила?

– Ну почему ты вспомнила о нем именно сейчас?

– Господи, неужели ты до сих пор с ним не помирилась? – в свою очередь возмутилась Джой.

Вся меланхолия, вызванная словами Лиз, бесследно испарилась, уступив место другим чувствам.

– Об этом мы с тобой тоже говорили, – отрезала Лиз, мгновенно переходя от меланхолии к раздражению.

– Я не верю тому, что ты мне сказала! – Джой подняла руки, безмолвно заставляя Лиз придержать собственные высказывания. – Это какая-то глупость!

– Можешь не верить, это твое дело, но не приставай с этим ко мне. И вообще, мне пора ехать, у меня назначено несколько встреч в офисе. Ты едешь, Джо?

– Немного позже. Мне нужно перевести дух и забрать коллекцию.

– Пусть этим займется Лорейн!

– Лорейн? Лучше я все сделаю сама. Ты же знаешь, как она бывает рассеянна! Я приеду чуть позже. Можешь взять мою машину. Я приеду с Лорейн или возьму такси.

– Ну хорошо, только постарайся не задерживаться.

После этой маленькой рекогносцировки, призванной выяснить, как обстоят дела у поссорившихся влюбленных, Джой решила, что не стоит ставить в известность Лиз об истинных причинах ее задержки. Узнав, что, несмотря на длительность конфликта, дело так и не сдвинулось с мертвой точки, она во что бы то ни стало решила встретиться с Робертом. Она была уверена, что он здесь. Роб просто не мог пропустить их первый – и – если принимать слова Лиз всерьез – последний показ! Осталось только дождаться, когда он явится их поздравлять, и попытаться выяснить, почему он так ничего и не предпринял для примирения с Лиз.

Джой помогала Лорейн упаковывать коллекцию, гадая, не ошиблась ли она в своих предположениях. Уже прошло много времени, а Роб так и не появился. Ей не хотелось думать, что конфликт зашел так далеко, что Роберт совсем отчаялся и именно по этой причине не пришел. К тому времени, как Лорейн отбыла, Джой уже порядком устала строить различные предположения. Она присела на вертящийся табурет и сняла излишки косметики. Потом решила заняться прической. Она потрогала волосы, которые из-за лака, распыленного щедрой рукой Лорейн, стали совсем жесткими. Конечно, Лорейн хотела как лучше и так усердствовала перед каждым выходом Джой на подиум, что теперь бедняжке казалось, будто у нее на голове панцирь. Она принялась вытаскивать шпильки. Как только она избавилась от первых двух, остальные не выдержали тяжести: волосы стали рассыпаться на отдельные волнистые пряди, а оставшиеся шпильки встопорщились, сделав ее похожей на помесь броненосца и ежа.

Вытащив все шпильки, Джой с наслаждением тряхнула головой, а потом схватила щетку для волос и принялась тщательно расчесывать свое богатство.

Прикрыв глаза и продолжая автоматически водить щеткой по голове, Джой глубоко задумалась. Очнулась она от того, что в зеркале ей почудилось какое-то движение. Джой сосредоточилась, вглядевшись в отражение, и едва не упала с табурета. В первый момент она решила, что переутомилась настолько, что у нее начались галлюцинации. Но через несколько секунд ей пришлось убедиться в том, что Николас Уивер, отраженный в зеркале, не плод ее воспаленного воображения, а самая что ни на есть реальность.

Джой медленно опустила руки. Потом так же медленно повернулась на табурете. Он стоял в дверном проеме и смотрел на нее.

– Посторонним вход сюда запрещен, – ляпнула она первое, что пришло ей в голову.

– Вряд ли меня можно назвать совсем посторонним, – усмехнулся он и шагнул вперед.

Джой резко поднялась.

– Что ты здесь делаешь?

– Зашел поздороваться. Мы так давно не виделись, Джой…

– Я бы не возражала против того, чтобы мы больше вообще никогда не встретились!

– Я пришел с миром, Джой, и мне не очень хочется ввязываться с тобой в словесные баталии. Но если ты другого мнения…

Ник оставил эту неоконченную фразу висеть в воздухе как некое предупреждение. Джой сжала губы в тонкую полосочку и, прежде чем поняла, что ее пальцы продолжают сжимать мертвой хваткой щетку для волос, попыталась сложить на груди руки. А поняв, швырнула щетку на туалетный столик, сбив по пути несколько флакончиков и тюбиков. Все покатилось с таким грохотом, что после установившейся тишины ей показалось, что она устроила небольшой камнепад. Они оба посмотрели на устроенный погром – Джой с отчаянием, а Уивер с едва заметной усмешкой.

– Мне показалось или ты на самом деле нервничаешь из-за такого малозначительного события, как наша новая встреча?

– Стоит вспомнить, чем закончилась предыдущая, – процедила Джой. – Что тебе нужно?

Ник подошел ближе. Так близко, что она почувствовала жар, исходящий от его тела, и его запах. Голова предательски закружилась, точно так же, как в тот день, когда она впервые увидела его.

Ничего не изменилось, с нарастающим отчаянием подумала она. Не имеет значения, сколько времени прошло и какие события и воспоминания стоят между нами: моя реакция на его присутствие осталась неизменной. Если бы он не был моим заклятым врагом, он вполне мог стать… Джой едва не задохнулась от собственных предательских мыслей.

– Ты изменилась, Джой, – словно издалека донесся до нее голос Ника.

– Конечно, – хрипло выдавила она. – Иначе и быть не могло.

– Вижу, у тебя пока все хорошо.

– Пока? – ужаснулась она, вдруг представив, что означают эти слова. Конечно, это был намек, она не сомневалась в этом ни секунды – этот варвар снова решил сломать ее жизнь! Что же это за наказание такое?! Неужели он решил преследовать ее всю оставшуюся жизнь?!

– В чем дело? – слегка нахмурившись, спросил он.

– Ты решил взяться за старое? – Джой тяжело сглотнула и почувствовала, что ее начинает трясти.

– За старое?

– Не притворяйся, что не понимаешь!

– Я только имел в виду, что для моделей очень важен возраст. И скоро ты выйдешь за рамки принятой возрастной категории. Тебе пора подумать о смене работы.

Окаменев, она молчала. До нее только сейчас дошло, что Ник принял ее за манекенщицу и даже более того – он предлагает ей задуматься о будущем!

– Не понимаю, тебе-то что за дело, – выдавила она после значительной паузы.

– Я могу предложить тебе кое-что.

– Неужели ты думаешь, что я решусь на подобное безумие – принять помощь из твоих рук?!

– Стоило попробовать.

– Зря утруждался.

– Итак, все-таки война? – сухо подытожил он, и хищная улыбка едва тронула уголки его губ.

По спине Джой побежали мурашки.

– Нет, мистер Уивер. Ни войны, ни мира. Между нами не может быть ничего: я уже говорила, что не желаю вас видеть и не собираюсь с вами встречаться. А теперь, позвольте мне пройти, мне пора.

– Ни войны, ни мира, – повторил он. – На твоем месте я не был бы так категоричен. Думаю, нам стоит это обсудить.

– Нет! – Господи, как у нее только хватило сил противостоять ему! Ей удавалось даже с грехом пополам контролировать свой голос и сохранять мало-мальское самообладание, хотя внутри все дрожало и дергалось.

– Джой…

Он двинулся вперед, но между ними и так было настолько небольшое расстояние, что в приступе паники Джой решила, что он собирается протаранить ее. Она выставила руку ладонью вперед, которая тут же наткнулась на его грудь, сопоставимую по твердости с гранитной скалой. И в этот момент к отчаявшейся Джой пришло спасение: за спиной Уивера распахнулась дверь и над его плечом она увидела улыбающееся лицо Роберта. Не успев ничего толком разглядеть, он почти закричал с порога:

– Джо, ты была просто потрясающа! Извини, что задержался. Сначала не смог пробиться сквозь заслон. А потом меня поймал Крис… – В этот момент Роберт обнаружил Уивера и потерянно замолчал.

Джой отшатнулась от Ника и едва не упала, споткнувшись о табурет. Уивер удержал ее от падения, придержав за руку. Но, едва восстановив равновесие, она рывком высвободилась из цепкой хватки его пальцев и бросилась к Роберту.

– Что тут происходит? – растерянно спросил Роберт, переводя взгляд с Джой на каменное лицо Уивера.

– Роберт, милый, как здорово, что ты пришел, – пробормотала Джой.

Она схватила его локоть и так сильно ущипнула, что Роберт уставился на нее в немом изумлении. Но растерянность в его глазах быстро исчезла, и Джой с облегчением поняла, что он сообразил все как надо. Догадливый мальчик!

– Какие-то проблемы, Джо? – спросил он, холодно глядя на Уивера.

– Нет… – Джой поколебалась, но потом решила не откровенничать. В конце концов, самое малое, на что она могла нарваться, – это спровоцировать шквал вопросов со стороны своего друга. В худшем варианте могут всплыть очень неприятные подробности из ее личной жизни, а Роберт слишком благороден, чтобы оставить все как есть. С тех пор как они познакомились, он почему-то считал себя ответственным за нее. – Роберт, познакомься: это мистер Уивер, мой… давний знакомый. Он зашел выразить восхищение коллекцией, но, к сожалению, Лиз уже уехала. Мы просто немного поговорили.

Наверное, что-то в голосе Джой подсказало Роберту, что на этом пока и стоит остановиться. Поэтому он принял ее объяснения – как подозревала Джой, до первого удобного случая начать расспросы, ибо Роб ужасно не любит неясности, – и перестал сверлить глазами Уивера.

– Хорошо. Нам уже пора, дорогая, – проворковал он, погладив ее тонкие пальцы с ярко-красными ногтями.

– Конечно, милый. Прощайте, мистер Уивер.

17

В вестибюле она разжала пальцы, стискивавшие локоть Роберта.

– Этот парень приставал к тебе, Джо?

– С чего ты взял?

– Все выглядело так, словно большой страшный волк напал на Красную Шапочку. И, если я правильно понял твои телодвижения и этот выразительный щипок, от которого у меня наверняка останется огромный синяк, то я явился как раз вовремя, чтобы спасти тебя. Тебе же нужна была защита.

– Скорее ширма. Ненавижу этого типа! – невольно вырвалось у нее, прежде чем она успела прикусить язык.

– Вот как. Я даже не подозревал, что ты знакома с Уивером, но то, что он успел заслужить такую ярую антипатию с твоей стороны…

– Вряд ли это можно назвать знакомством в полном смысле слова. Мы едва знаем друг друга, – очень правдоподобно соврала она, – но и этого хватило, чтобы я смогла понять, что за человек скрывается под этим костюмом стоимостью в несколько тысяч долларов!

– У него хорошая деловая репутация, и он очень богат.

– Насчет первого утверждения я могла бы и поспорить, а что касается его богатства, то никому точно не известно, каким путем он его заработал.

– Осторожнее в выражениях, Джо. Или твои суждения опираются на какие-то факты?

Джой опомнилась и попыталась беззаботно улыбнуться.

– Прости, это все мои личные эмоции. Ты же знаешь, как я импульсивна.

– Да, мне довелось убедиться в этом на собственном опыте, – усмехнулся он.

– Хватит об Уивере, по-моему, есть другие темы для беседы.

– Например?

В этот момент она подвернула ногу и свалилась бы, если бы Роберт не успел ее подхватить.

– Осторожнее, Джо.

– Например, о том, чтобы запретить производителям обуви выпускать туфли на таких немыслимых каблуках.

– Ты могла бы выбрать что-то более приемлемое, – вполне резонно заметил Роберт.

– Ты даже не представляешь, на что могут пойти женщины ради эффекта длинных и стройных ног!

– Вижу, даже угроза перелома вас не останавливает! Но тебе-то на это нечего жаловаться, – усмехнулся он.

– Я не жалуюсь, просто мое стремление к совершенству не может ограничиться тем, чем одарила меня матушка-природа. К тому же мне пришлось надеть их, чтобы на время соответствовать стандарту моделей. Но, к сожалению, у меня слишком давно не было практики.

Роберт мягко повлек ее к выходу, а Джой ощутила жжение в спине. Она совершенно точно знала, что это такое, – Уивер смотрел ей вслед. Но она не обернулась. Позже она сможет подумать обо всем: зачем провидению понадобилось вновь столкнуть их и почему именно сейчас, когда она уже решила, что ее жизнь стала налаживаться, судьба преподносит ей подобные сюрпризы. Джой попыталась уверить себя, что эта встреча всего лишь досадная случайность, глупое недоразумение, но убедить себя в этом ей так и не удалось.

У нее была масса времени, чтобы дать волю фантазии, представляя их встречу. Она не думала, что это может случиться на самом деле. Просто это помогало ей справляться с ситуацией. Она придумывала уничтожающие и обличительные речи, которые она бросит ему в лицо, и представляла его – конечно, подавленным и раскаивающимся, – и ей становилось немного легче. Она так много думала об этом, что он даже снился ей ночами. Раз десять, не меньше, и каждый раз она просыпалась в слезах, усталая и разбитая, обнаруживая скомканное одеяло на полу и проплаканную насквозь подушку, притиснутую к груди.

А потом ей стало казаться, что она пережила это, перегорела и успокоилась. Но, как оказалась, эта рана так и не зарубцевалась. И внезапно потревоженная, она вдруг заныла с новой силой, рождая стеснение в груди, так что слезы от собственной беспомощности и своего жалкого самообладания, которое ни к черту не годится, подбирались к глазам.

– Джо, ты меня слышишь? Ау? – Роберт помахал рукой перед ее глазами, и она от неожиданности вздрогнула, но быстро взяла себя в руки и извиняюще улыбнулась.

– Прости, я немного задумалась. О чем ты спрашивал?

– Я спросил, почему Лиз так быстро уехала?

– Она отправилась на какую-то встречу сразу после показа.

– Даже не приняла поздравлений?

– Приняла. А потом сразу поехала заключать контракты.

– Показ был настолько успешным?

Теперь настала очередь Джой удивляться рассеянности Роберта.

– Ау, Роб, – проговорила она с точно такой же интонацией, как и он несколько минут назад, – неужели ты был настолько отключен, что ничего и никого не видел?

– Кроме тебя, никого и ничего, – неловко пошутил он, и Джой, почувствовав напряжение в его голосе, тут же отбросила шутливый тон.

– Роберт, что-то случилось?

– Извини, как ни прискорбно признать, я опоздал и приехал в самом конце показа. Поэтому, кроме твоего последнего выхода, я так ничего и не увидел. Хотя, должен признаться, и этого было достаточно: я едва не упал!

– Все было так ужасно? – всполошилась она. Ох, не следовало позволять Лиз управлять собой.

– Нет, Джо, что ты! Все было выше всяких похвал. А та штучка, что была на тебе, вообще высший класс.

– Лиз сконструировала эту модель, – похвасталась Джой, словно это было ее собственное творение. Она была так горда за подругу, что едва не лопалась от переизбытка чувств. – Вообще-то в нем должна была быть Кэрри, но бедняжка заболела. И тогда Лиз буквально вытолкнула на подиум меня.

– Ты была бесподобна, дорогая! Скоро вы достигнете такого мастерства, что ты больше не будешь заглядываться на платья от знаменитых кутюрье…

– А кто заглядывается? – рассмеялась Джой, которой платья от знаменитых кутюрье были явно не по карману.

– Но твое платье… – озадаченно проговорил Роберт, и Джо совсем развеселилась.

– Сейчас я открою тебе страшную тайну. Да будет тебе известно, Роб, что это платье я придумала и сшила сама! Только никому не говори об этом!

– Сама? – поразился Роберт и так посмотрел на нее, словно Джой призналась ему, что она реинкарнация Клеопатры. – Джо, ты делаешь потрясающие успехи!

– Ты такой милый, и мне так приятно, когда ты меня хвалишь! – промурлыкала Джой. – Лиз тоже меня хвалит. Даже более того, у нее просто чудовищные планы в отношении меня. Она хочет сделать из меня главного модельера компании!

– Отличная идея!

– Только неосуществимая.

– Почему?

– Потому что я просто не потяну еще и это.

– Сдай функции администратора Диане.

– Смеешься? В последний раз, когда я доверила ей ведение дел, она такое натворила, что я едва разобралась. А ведь меня не было всего три дня! Страшно подумать, во что превратится наша компания, если я передам ей обязанности администратора!

– Вижу, что ты просто нарасхват, – пошутил он.

– Даже чересчур, – пробурчала Джой, и Роберт бросил на нее быстрый взгляд.

– Вот и я о том же. Джо, пора подумать о себе. Еще несколько месяцев потянешь эту лямку одна, и от тебя ничего не останется.

– Ты еще скажи, что мне давно пора заняться собой и своей личной жизнью.

– Что?

– Я просто повторяю слова Лиз. Она считает, что я погрязла в работе и мне пора подумать о себе. А теперь еще и ты.

– Но она права!

– Я так и знала, что ты примешь ее сторону! Спасибо за поддержку!

Роберт усмехнулся, но как-то невесело. Джой уже заметила темные круги под глазами и углубившиеся морщинки у рта. И вид у Роберта был усталый и какой-то отрешенный.

– Роб, а как твои дела?

– Только что заключил очень выгодный контракт.

– Ты понял, что я имела в виду. Почему ты еще не помирился с Лиз?

– Она меня и близко к себе не подпускает. Молчит сама и мне не дает слова сказать – просто уходит.

– Но ты же мужчина, должен был настоять, чтобы она тебя выслушала!

– Я пытался, но очень трудно быть настойчивым с Лиз. Ты же знаешь.

– Тебе просто кажется, что ты ее подавляешь. Несмотря на хрупкость, эта мышка может дать фору любой матерой акуле.

– Ты действительно так думаешь?

– Нет, конечно нет, – тут же сбавила обороты Джой. – Она действительно стойкая, но эта стойкость имеет определенные границы. И еще она очень чувствительная и ранимая.

– Черт, Джо, я уже устал повторять, что я здесь ни при чем! У меня такое чувство, что против воли я играю по чужому сценарию. Неужели не ясно, чего добивается Софи?

– И чего она добивается?

Роберт бросил на Джой уничтожающий взгляд, но она только невозмутимо пожала плечами.

– Извини, если я задела твои чувства, но, мне кажется, ты должен мне все объяснить. Во-первых, ты и сам выговоришься и тебе станет несравненно легче, а во-вторых, для меня ситуация наконец прояснится. Потому что последние две недели я только и делаю, что пытаюсь из всех этих намеков, многозначительного молчания и всяких прочих ваших заморочек понять в чем, собственно, дело.

– Неужели Лиз тебе ничего не рассказывала?

– В общих чертах. Она считает, что ты ей неверен. – Джой бросила испытующий взгляд на Роберта.

– А ты? – почти потребовал он.

– А я сказала, что все это глупости и она забивает себе голову ерундой.

– Спасибо. – Плечи Роберта слегка обмякли.

– Ты рано меня благодаришь, я ведь пока не знаю подробностей. Потом я вполне могу изменить свое мнение самым кардинальным образом.

– Все дело в Софи Элиот, точнее в том, что она задумала. Эта девица буквально преследует меня. Сначала это было не так заметно, а две недели назад… Мы были с Лиз на вечеринке, Лиз куда-то отлучилась, и эта вертихвостка, воспользовавшись удобным моментом, подошла и буквально повисла на мне. Клянусь, мне еле удалось оторвать ее цепкие ручонки от себя! А когда я это наконец сделал, передо мной стояла Лиз и у нее было такое лицо… – Роберт даже на секунду зажмурился, и Джой испугалась, что сейчас он потеряет контроль над собой, споткнется и свалится с лестницы, по которой они как раз спускались.

Но через мгновение Роберт открыл глаза и уставился перед собой. Но Джой уже не была уверена в том, что он видит дорогу, и придержала его, заставив остановиться.

– А что потом?

– Я все честно рассказал Лиз, и мне казалось, что мы поняли друг друга. Я предложил уйти, но Лиз еще нужно было перекинуться парой слов с каким-то человеком, а Софи… Она этим снова воспользовалась. В общем, едва Лиз отошла, как Софи появилась снова. Она успела здорово набраться: я едва не задохнулся от паров виски, когда она полезла ко мне с поцелуями.

– С поцелуями?!

– Да, и после этого Лиз даже не стала слушать моих объяснений, а просто уехала на такси! Но если бы дело кончилось только этим! Эти две недели, пока мы с Лиз в ссоре, куда бы я ни пошел, везде присутствует Софи. И каждый раз Лиз каким-то образом узнает об этом. А сегодня… – Роберт замолчал, и при этом у него было такое мрачное выражение лица, что Джой его поторопила.

– И что сегодня?

– Сегодня перед деловой встречей Софи буквально ворвалась ко мне в офис и предложила встретиться у нее вечером. Я сразу сказал, что ничего подобного не будет. И тогда она принялась раздеваться прямо в кабинете. Представляешь?

– Не совсем, – ошеломленная подобной наглостью, пробормотала Джой.

– В любой момент могли войти мои тогда еще потенциальные партнеры. Мало того что могли быть сорваны очень важные переговоры, могла пострадать моя репутация.

– Вот мерзавка!

– Точно.

– И что ты предпринял?

– У меня было только два варианта – либо скинуть ее с восемнадцатого этажа, либо сделать вид, что я согласился на ее условия. И лучше бы я ее скинул.

– А ты?…

– Я не собираюсь с ней встречаться. Господи, почему мужчина не может подать в суд, обвинив женщину в сексуальном домогательстве?

– А ты попробуй. Может, получится? Шучу, Роб, прости. Господи, как же тебе досталось!

– Я чувствую себя самой настоящей дичью.

Джой, как ни старалась, не смогла сдержать усмешки.

– Тяжело, наверное, в непривычной роли? Ведь охотником прежде был ты.

– После того как я встретил Лиз, я больше не член общества охотников, Джо.

– Ты не представляешь, как я рада слышать эти слова. Но как же вас помирить?

– Лично мне это уже кажется неразрешимой проблемой.

– И это говорит один из самых молодых, напористых и удачливых бизнесменов?

– Поверь мне, я испробовал все способы, сделал все возможное и даже невозможное, и теперь у меня просто опускаются руки.

– Неужели ситуация настолько безнадежна?

– Полный тупик, – угрюмо подтвердил Роберт. – Может, ты попробуешь?

– Уже пробовала вчера. Она только поджала губы и заявила, что это не мое дело и она разберется сама. А когда я попыталась быть настойчивее, она едва не заплакала. А сегодня она впала в ярость при одном лишь упоминании твоего имени.

– Ты сейчас в офис? – угрюмо спросил Роберт.

– Да, мне нужно поймать такси, потому что Лиз взяла мою машину, а Лорейн уже уехала.

– Я подвезу тебя. Заодно попробую еще раз поговорить с Лиз. Должна же она меня понять и поверить, а иначе все это не имеет никакого смысла!

При этом он так решительно сжал губы и целеустремленно рванулся вперед, что Джой даже немножко испугалась этой категоричности. На каблуках она едва поспевала за ним. Выйдя из здания, они подошли к шикарной машине Роберта.

– Я обожаю ездить в твоей машине, – сказала она, лишь бы немного вывести его из этого состояния.

На губах Роберта, как истинного мужчины, появилась слабая тень горделивой улыбки. Он любил своего железного коня, и Джой вполне понимала его.

– Лиз считает, что она выглядит вызывающе.

– Да она просто сумасшедшая!

– Она вообще уверена, что все богатые люди сплошные бабники, снобы, эгоисты и так далее…

– Кажется, я понимаю, в чем ее проблема. Она просто переполнена всякими комплексами и… – Джой замерла перед полуоткрытой дверцей машины и посмотрела на Роберта.

– Что? – насторожился тот.

– Я знаю, что нужно делать. Поехали. – В машине она скинула туфли и, нагнувшись, стала массировать ступни. – Боже мой, мои бедные ноги, – простонала она.

– Джо, вылезай оттуда и пристегни ремень.

– Вечно ты все испортишь, перестраховщик! – Джой выпрямилась и пристегнула ремень.

– Джо, а ты уверена, что задуманное тобой сработает?

– Но попробовать все равно стоит.

– А если Лиз… заплачет? – Голос Роберта дрогнул, и Джой посмотрела на него с сочувствием. Надо же, первый раз за тридцать пять лет человек влюбился, а ему строят такие козни!

– Роб, будь стоек как кремень. Ничего, если заплачет. Женские слезы легкие – поплачет и успокоится. Тебе нужно разобраться, что происходит, вся ваша жизнь летит под откос.

– Верно. – Руки Роберта сжали руль с такой силой, словно он представил, что это шея Софи.

Джой мысленно улыбнулась.

18

В приемной с трубкой в руках восседала секретарша Лиз, Мадлен Тейлор, и ожесточенно давила на кнопки телефона.

– Мади, Лиз у себя?

– О, Джо, я как раз пытаюсь вам дозвониться!

– Кажется, во время показа я отключила телефон. А что случилось?

– У Лиз эта ужасная женщина, Софи Элиот…

– Что? – Джой бросилась к кабинету и распахнула дверь. У стола стояла бледная, с горящими глазами Лиз, а напротив, в кресле, развалясь и покачивая ногой, сидела Софи. В руках у нее был диктофон.

– …Хорошо, Софи, я приду сегодня. А теперь иди, у меня много дел.

Софи нажала кнопку выключения и с улыбкой победно взглянула на Лиз. Она была еще безмятежна, не ведая, какая черная туча нависла над ее головой, ибо в дверях уже стояла разъяренная Джой.

– Ах ты мерзавка! – завопила она и ринулась в кабинет.

Софи испуганно подпрыгнула и поспешно и неловко вскочила.

– Вон отсюда и чтоб духу твоего здесь не было!

Софи опрометью бросилась к дверям, но Джой и не думала ее преследовать. Она уже поняла, почему Лиз всегда была информирована о передвижениях Софи вслед за Робертом, и вознегодовала, что подруга попалась на эту удочку. Неужели она не заметила этой дурацкой ловушки?!

– Теперь понятно, почему ты молчишь как рыба! – набросилась она уже на Лиз. – Слушаешь всяких… Всяких дряней и еще больше накручиваешь себя. Неужели ты не видишь, что она просто мечтает поссорить вас с Робертом?! Ах, нет, она уже почти добилась своего. А ты, дурочка, ей только подыгрываешь!

– Но, Джо, эта запись…

– Ах запись! Если хочешь знать, Роберт мне уже рассказал, как было дело. Тебя не удивляет, что она дала тебе послушать всего пару фраз, а не весь разговор. Роб! – закричала она, и тут же на пороге возник Роберт, с растерянным видом держа в руках какой-то пучок. – Роб, что это? – изумилась Джой.

– Волосы Софи, – странным голосом ответил он.

– Что?! – в один голос воскликнули Лиз и Джой: первая – с ужасом, вторая – со смесью недоверия и восхищения.

– Точнее, накладка, которую она носила… Господи, какая гадость! – Он брезгливо швырнул пучок в корзину для бумаг, и Лиз зачарованно проследила взглядом путь многострадального шиньона.

– Ты что, спустил ее с лестницы? – осторожно спросила Джой, мысленно прикидывая последствия подобного поступка.

– Я не бью женщин, как бы мне этого ни хотелось. Она выбежала из приемной в тот момент, когда я туда входил. Попыталась проскочить мимо меня, и волосы запутались в пуговице пиджака. Она рванулась и… вот результат.

– Итак, друзья мои, – провозгласила Джой, привлекая внимание незадачливых влюбленных, – у меня прекрасная новость для вас двоих. Я запираю вас в кабинете до тех пор, пока вы не помиритесь. Я выпущу вас только после наступления мира. Да, Роб, и расскажи все-таки, что на самом деле случилось в твоем офисе, пока бедняжка Лиз не сошла с ума от ревности. – Верная своему обещанию, Джой вышла, заперла дверь и села в кресло в приемной.

– Здорово вы их, Джо! – восхищенно сказала Мадлен, слышавшая каждое слово через полуоткрытую дверь.

– Давно пора было прочистить Лиз мозги, – пробурчала Джой. – А то она очень любит поучать меня, притом что сама ужасно не уверенный в себе человек.

– Трудно чувствовать себя уверенной рядом с таким красавчиком, – вполне резонно заметила Мадлен, с чем Джой, хоть и очень неохотно, но вынуждена была согласиться.

Роберт был чертовски хорош собой, удачлив и богат. Неудивительно, что мышка Лиз постоянно пасовала. И тут же Джой разозлилась на себя за подобные мысли. Лиз хоть и не красавица, но очень интересная и чистый ангел по характеру. Особенно если дело не касается работы. В представлении Джой Лиз была идеалом женщины. Немудрено, что Роберт покинул общество охотников.

– Пора бы ей принять все как есть. Мышке удалось заарканить такого красавчика, остается только наслаждаться жизнью. А вместо этого она придумывает черт знает что, боясь поверить, что ее принц наконец-то при ней.

На что Мадлен согласно кивнула. Она была уверена в том, что красавчик Роб попался, так же твердо, как и сама Джой. Но ведь речь шла о чувствах Лиз, а вовсе не о Роберте! Они переглянулись, полностью довольные друг другом, а потом Джой устало откинулась на спинку кресла.

– Я не знаю, сколько это будет продолжаться, но, может, на всякий случай сделаешь нам кофе?

– И пару бутербродов. Вы, наверное, не успели поесть.

– Спасибо, Мади, ты сама доброта.

Мысленно Джой поблагодарила Лиз за то, что та сумела создать такую замечательную компанию и подобрать такой замечательный коллектив. Они были как одна большая семья.

Из– за двери раздался неясный глухой звук, потом звон, и они обе уставились на дверь, словно желали просверлить в ней отверстия и подглядеть, что же все-таки там происходит.

– Надеюсь, все будет в порядке, – пробормотала Мадлен.

– Конечно, – ответила Джой, уже чувствуя сомнения.

Прошел целый час, но из кабинета больше не доносилось ни звука. Более того, за дверью уже давно царила гробовая тишина. Джой устала строить предположения, просматривать почту, решать организационные проблемы и отвечать на телефонные звонки.

– Они там не убили друг друга? – осторожно поинтересовалась Мадлен.

– Сейчас посмотрю. – Джой подошла к двери, отперла ее и, приоткрыв одну створку, заглянула в кабинет. Ее глаза невольно расширились от радостного изумления: Роберт прижимал Лиз к стене, а та стискивала его плечи. И при этом они целовались как сумасшедшие, а на них оставалось не так уж много одежды. Джой они даже не заметили. – Черт! – Она быстро захлопнула дверь и прижалась к ней спиной.

– Ну что там? – испуганно спросила Мадлен, вытаращив глаза.

Губы Джой расплылись в широкой улыбке.

– Все в порядке. Но они немного заняты. – Голос Джой приобрел нарочито официальный оттенок. – Мади, не будете ли вы так добры говорить всем интересующимся, что Лиз нет на месте? Придумайте что-нибудь незамысловатое, но достаточно правдоподобное. И, пожалуйста, отоприте им дверь, как только они постучат. Думаю, это случится не раньше чем часа через два.

Они обменялись заговорщицкими улыбками.

Джой снова заперла дверь, стараясь не производить лишнего шума, и положила ключ на стол Мадлен.

– Я очень на тебя надеюсь, Мади. Я отправляюсь домой. Если что, звони.

Джой добралась до стоянки и устало уселась в свою машину. Сегодня был ужасный и очень длинный день. Сейчас она подъедет к дому, войдет и закроет за собой дверь, оставив беспокойство и все переживания на улице. Это было непреложным правилом, которому Джой следовала неукоснительно. Никаких дел дома, ее дом – ее крепость. Она даже Лиз и Стефани запрещала говорить в своем доме о делах.

Подъехав к дому, она увидела свет в окнах своей спальни. Конечно, принц не может дожидаться Джой в другой комнате! Ничто не доставляло ему большего удовольствия, чем лежать в ее постели или разбираться на ее туалетном столике! Джой загнала машину в небольшой гараж и взбежала по ступенькам. Перед дверью она вздохнула, отбрасывая то, что накопилось за день, и с улыбкой вошла в дом.

– Добрый вечер, миссис Морган. Как прошел день?

– Прекрасно, Джо. А вот у вас что-то усталый вид.

– Сегодня был тяжелый день. Как мой славный принц? Не капризничал?

– Он просто ангел! Мне уже пора, Джо. Я так и подумала, что сегодня вам нелегко придется. Поэтому приготовила ужин: овощное рагу для вас и творожную запеканку для вашего принца.

– О, спасибо, вы очень добры.

Миссис Морган кивнула, пожелала Джой спокойной ночи и отправилась домой. Джой в очередной раз благословила Лиз, которая порекомендовала ей миссис Морган.

Как и предполагала Джой, принц развалился на ее кровати, а его голая попка сверкала. Боже, как она по нему скучала целый день!

– Привет, малыш. Соскучился по мне?

Ее принц перестал изучать свои руки и ноги, перевернулся на живот и взглянул на Джой сияющими глазками.

– Агу, – сказал маленький принц и добавил: – га-да-бву-мы-па… – На его языке это могло означать что угодно, но Джой была твердо уверена, что он сказал: «Привет, мама, я ужасно по тебе скучал! Почему ты так долго не приходила?»

– Когда же ты у меня будешь говорить на человеческом языке, – рассмеялась Джой и пощекотала его под подбородком – он больше всего любил так, – а малыш счастливо рассмеялся.

Он категорически не желал объясняться на доступном языке, несмотря на свои полтора года и мыслимые и немыслимые лингвистические усилия Джой. Его вполне устраивал свой собственный, и в этом он получал горячую поддержку Лиз и Стефани, которые утверждали, что Джой только напрасно мучает ребенка и все придет само собой.

– Погоди, ты еще устанешь от его болтовни, – уверяла ее Лиз, чья невестка недавно подарила ей четвертого племянника. Что ж, опыту четырежды тети следовало доверять. Джой так и сделала и прекратила мучить ребенка.

Он сел и протянул к матери пухлые ручки. Джой посадила его на колени, и Тай тут же принялся теребить блестящую пряжку на ее поясе. Она прижалась губами к темноволосой головке сына, ощутив неповторимый детский запах. Каждый раз, когда она прижимала Тая, на ее глаза наворачивались слезы, а сердце просто изнывало от любви и нежности. Она бы никогда не простила себе, если бы тогда воспользовалась советом Стефани. Тай похлопал пухлой ручкой по груди Джой и переключился с пряжки на блестящую цепочку, попытавшись засунуть ее в рот.

– Ты голоден? Сейчас пойдем кушать. Мама только снимет свое модельное платье и наденет что-нибудь попроще.

Пока она переодевалась и убирала платье в шкаф, Тай смешно ковылял за ней, цепляясь за мебель, стены, кресло. Иногда он делал несколько уверенных шагов, но быстро переходил на привычный вид передвижения и с дробным перестуком ладошек и коленок мчался за Джой, отдуваясь, как маленький паровозик. Закончив с переодеванием, она подхватила малыша на руки и отправилась ужинать. Верная своим принципам, она решительно не думала об Уивере и их сегодняшней встрече. А уж тем более о том, что Тай его сын, о котором он ничего не знает и никогда не узнает. Джой слишком долго привыкала считать Тая только своим сыном, словно родила его без участия мужчины.

19

– Привет, Лиз! Как дела? – невинно поинтересовалась Джой наутро.

– Как будто ты сама не знаешь! – Щеки Лиз слегка покраснели, и Джой лишь с огромным трудом удалось удержаться от беззлобного поддразнивания.

– Значит, хорошо, – констатировала она и уселась в кресло напротив стола Лиз. – Зачем ты меня звала?

– Джо, помнишь, мы с тобой обсуждали твою новую роль в компании?

– Лиз, я уже все обдумала и решила, что просто не потяну эту новую должность. Мне катастрофически не хватает двадцати четырех часов в сутки. Вот, скажем, если бы мы жили на Юпитере, где сутки равняются…

– Пожалуйста, Джо, не умничай!

– Как скажешь, дорогая. Что-то еще?

– Да, только одно. Ты с сегодняшнего дня мой деловой партнер.

– Что?

– Ты все прекрасно расслышала, документы подготовлены…

– Так вот для чего с раннего утра к тебе заявились юристы. А я-то грешным делом подумала… Но, Лиз…

– Дорогая, ты заслужила это. Именно благодаря тебе наша компания процветает.

– Ты преувеличиваешь.

– Нисколько.

– Не знаю, что и сказать…

– Ничего. И спасибо за Роберта.

– О боже, только не заплачь, я этого не вынесу.

– Хорошо, оставим сантименты до более подходящего времени, у нас с тобой куча дел. – Лиз глубоко вздохнула, и Джой поняла, что она едва сдерживает торжество. – Вчерашний показ был нашей самой большой удачей за последние полтора года. У нас несколько очень выгодных предложений. Наша торговая марка официально зарегистрирована, и, несмотря на то что это наш первый показ, одна очень крупная фирма заинтересовалась нами. Джо, ты меня слушаешь?

– Я вся внимание, – подтвердила Джой, отрывая взгляд от блокнота, где она чертила треугольники, звезды и квадраты. – Но ведь ты говорила, что не хочешь слишком расширять бизнес.

– Это действительно так.

– Тогда ты противоречишь сама себе!

– Не хочу, но у меня, похоже, нет выбора, – вздохнула Лиз. – Так вот, представитель этой компании предложил обсудить условия нашего сотрудничества сегодня за деловым обедом.

– Что за сотрудничество?

– Они хотят стать нашими постоянными поставщиками тканей и при этом предлагают очень хорошие скидки.

– Это предложение будет иметь смысл при хорошем качестве тканей. – Джой поджала губы. – Кроме того, меня устраивают наши нынешние поставщики. И тебя, по-моему, они устраивали тоже.

– Но все меняется, мы находим что-то лучшее. Джо, если эта сделка состоится, наш доход существенно поднимется за счет уменьшения себестоимости. Не мне говорить тебе, как все это отразится на расширении нашего бизнеса. Сегодня мы должны обсудить условия будущего договора.

– Но я еще не видела образцов тканей!

– Образцы будут у тебя завтра.

– Дорогая, по-моему, все должно быть наоборот.

– Я же не настаиваю на немедленном подписании контракта! – невольно вспылила Лиз. – Мы обсудим условия, потом ты оценишь образцы, и только после этого стороны подпишут контракт!

– Лиз, что с тобой?

– Я ужасно нервничаю. Мы никогда не вели переговоров на такие суммы.

– Почему бы тебе не попросить Роберта дать консультацию? Я думаю, он не откажется помочь тебе.

– Помочь нам, – поправила ее Лиз.

– Что?

– Ты идешь со мной, Джо. Теперь ты мой партнер и несешь наравне со мной все бремя славы, равно как и груз ответственности.

– Здорово, – пробормотала Джой, прикидывая, как ей выпутаться из возникшей ситуации.

– Что-то не так?

– Видишь ли, именно сегодня я решила воспользоваться твоим советом и подумать о своей личной жизни. Поэтому, когда двадцать минут назад мне позвонил Крис, я согласилась пойти с ним сегодня… Хотя, наверное, это к лучшему. Сейчас перезвоню ему и скажу, что наше свидание отменяется.

– Но ты можешь пойти позже. Знаешь, мы с Робертом так и сделали. Встреча в «Хилтоне» в семь тридцать, а потом мы отправляемся в кино.

– Конечно, на последний ряд и на какую-нибудь мелодраму. – Джой притворно вздохнула.

– Господи, я чувствую себя так, словно все еще тинейджер, хотя мне уже почти тридцать два! – призналась Лиз.

– Тоже мне возраст! Гормоны не признают таких глупостей, как количество прожитых лет.

– Но я просто с ума схожу! – выпалила Лиз.

– Знаешь, я видела Роберта десять минут назад и он выглядит не лучше. У него совершенно ошалело влюбленный вид. И тебе пора наверстывать упущенное, – добавила Джой, намекая на то, что в юные годы Лиз приходилось вместо развлечений работать, чтобы помочь матери прокормить семью. – Думаю, что, несмотря на твой «преклонный» возраст, у тебя впереди еще множество эротических открытий! – поддразнила подругу Джой, и Лиз в очередной раз залилась краской.

– А куда идете вы с Крисом?

– Мне придется хуже, потому что Крис пригласил меня на ужин. Боюсь, мне не осилить его сразу после обеда!

– Отправитесь в ночной клуб, казино или на дискотеку. Или Крис мечтает о более уютной обстановке?

– Вот именно! И мой принц… Я и так пропадаю на работе целыми днями. Кроме того, вряд ли миссис Морган согласится быть с Таем сутки напролет.

– Господи, сколько проблем. – Лиз всплеснула руками. – Думаю, мама с удовольствием присмотрит за маленьким принцем, она его обожает!

– А как же твои племянники?

– Разве я не говорила, что все веселое семейство отправилось проведать маму Шеридан? В нашем доме уже второй день стоит такая тишина, что даже страшно становится.

– Лиз, просто признайся, что ты уже продумала все до мелочей.

– Конечно, я предусмотрела все варианты. Даже такие невероятные, как твое возможное свидание! Итак, сегодня в семь тридцать. Только не забудь, что это деловой обед!

Джой взглянула на наручные часики и поняла, что опаздывает. Она ускорила шаг и через минуту вошла в просторный вестибюль «Хилтона», заполненный людьми. Похоже, весь город решил сегодня отобедать именно в этом ресторане! Джой кинула быстрый взгляд по сторонам, но Лиз не обнаружила. Вполне вероятно, что, вместо того чтобы маяться в переполненном вестибюле, подруга решила дождаться ее за столиком. Джо назвала метрдотелю свое имя, и он указал столик, зарезервированный Лиз. О какое облегчение – Лиз была там и одна. Значит, она не опоздала.

– Привет, Лиз. Извини, что задержалась. Ты замечательно выглядишь.

– Для делового обеда, ты хочешь сказать?

– И для кино тоже. – Джой подмигнула подруге. – Как я тебя понимаю. Эта блузка тебе удивительно идет!

– Спасибо, ты меня успокоила.

– А что наш мистер крупный делец? Опаздывает?

– Нет, он точен как часы. Как раз сейчас он за твоей спиной, – вполголоса скороговоркой проговорила Лиз и тут же приветливо улыбнулась. – Добрый вечер, мистер Уивер!

Джой замерла, а через секунду перед ней возник Николас Уивер собственной персоной.

– Добрый вечер, мисс Роузи, – поздоровался он, а потом его брови слегка приподнялись. – Мисс Картер? Не ожидал вас здесь увидеть.

Джой выдохнула и прикусила губу, поймав изумленный взгляд Лиз.

– Мисс Картер?

– Или мисс Алексио? – обратился Ник к Джой. – Как мне лучше называть вас, Джой?

Джой вздернула подбородок, ответив Уиверу вызывающим взглядом.

– Вы знакомы? – растерянно, тонким голосом спросила Лиз.

– Да, мы с мисс Картер… простите, с мисс Алексио старые знакомые. Кажется, Джо, вы себя обычно так представляете. Сядьте! – тут же резко сказал он, когда Джой попыталась вскочить. Забыв про мнущуюся ткань юбки, Джой послушно рухнула на стул. – Я не знал, мисс Роузи, что вы приглашаете на переговоры манекенщиц. Мисс Алексио ваша подруга?

– Да, Джо моя подруга. – Лиз изо всех сил пыталась взять себя в руки. – Но вы ошибаетесь. Она не манекенщица, а мой партнер по бизнесу. И, кроме того, автор нескольких моделей из коллекции.

– Вот как? – Взгляд Уивера снова переместился на лицо Джой. Она стала смотреть в стену. – Прошу меня извинить. Наверное, я неправильно истолковал вчерашний показ.

– Джо просто здорово выручила нас, – пояснила Лиз, силясь одновременно улыбнуться и понять, что все это означает.

Она явно почувствовала резко подпрыгнувшую температуру и скачок напряжения между этими двумя. При этом Джо выглядела так, словно либо сейчас бросится на Уивера, либо упадет в обморок.

– Еще раз прошу прощения, мисс Алексио. Я не хотел вас обидеть.

– Зря стараешься, – едва слышно процедила Джой.

Но Уивер сделал вид, что не услышал. Он сдержанно улыбнулся Лиз.

– Прошу меня извинить за излишнюю эмоциональность, просто наша встреча с Джо выбила меня из колеи… Мы давно не виделись, но я очень рад нашей встрече.

Еще бы лет сто не встречаться, подумала Джой, комкая салфетку.

20

Боже, какая наглость делать подобное заявление после всего им содеянного! И как ему удается делать вид, словно не происходит ничего особенного, в то время как сама Джой едва не лопалась от негодования, ярости и боли!

– Итак, давайте перейдем к вопросу, ради которого мы сегодня собрались, – донеслось до нее.

Джой взглянула на Лиз, но внимание подруги было сосредоточено на Уивере. Лицо у Лиз было почти безмятежным, но Джой поняла, что Лиз вовсе не так спокойна, как это может показаться. Она знала совершенно точно, что впереди у них не слишком приятный разговор: Лиз обязательно потребует объяснений! А сейчас подруга просто давала ей возможность прийти в себя, не смущая пристальным вниманием и вопросами в глазах.

– Конечно, мистер Уивер. Мне бы хотелось услышать о ваших планах.

– Как я уже говорил, я хочу, чтобы ваша компания при создании следующих коллекций и вообще для любого производства пользовалась нашими тканями и тем самым рекламировала их.

– Могу я узнать, почему вы остановили выбор именно на нашей компании? Нас никто не знает и есть более известные марки?

– Я не хочу платить сумасшедшие деньги за логотипы известных домов моды.

– Мистер Уивер хочет на нас сэкономить. Я правильно интерпретировала ваши слова? – вставила Джой, приторно улыбнувшись.

– Вы не хотите… – медленно сказала Лиз, и ее глаза расширились. Она начала понимать. – Вы сказали, что являетесь представителем компании, производящей ткани…

– Вы не поставили Лиз в известность, что являетесь владельцем холдинга? – снова встряла Джой, но Уивер даже на нее не взглянул.

– Мне показалось, что разговор пойдет непринужденнее, если вы не будете… комплексовать.

– Как это мило с вашей стороны, – вставила Джой, и Лиз перевела на нее зачарованный взгляд, оторвавшись наконец от созерцания главы огромного холдинга, которого она приняла за обычного служащего.

У Лиз и так голова шла кругом от всех этих неожиданных сюрпризов, а тут еще и Джо как с цепи сорвалась! Возможно, у нее на это есть веская причина, но неужели она забыла, что это деловой обед? Лиз глубоко вздохнула, приходя в себя.

– Значит, все документы можно будет подготовить без проволочек и долгих согласований, – довольно спокойно сказала она и получила одобрительный и немного насмешливый взгляд Уивера.

Интересный мужчина. И опасный, решила Лиз и вдруг испугалась за безрассудную Джой, весь вид которой словно говорил, что ее реплики только начало и худшее еще впереди. На этот раз обычная выдержка Джой по непонятной причине ей отказала. И причины на это сугубо личные.

– Именно так. Рад, что мы нашли общий язык.

Джой поджала губы, собираясь сделать очередной ход, но Лиз быстро пнула ее под столом, заставив прикусить язык. Официант принес салат, и Джой не придумала ничего лучше, как с деланым безразличием уткнуться в тарелку.

– Итак, я вас слушаю.

– Для начала хочу заверить вас, мисс Роузи, что это будет взаимовыгодное соглашение. После приобретения бывшего производства Хогана – ткани и фурнитура – необходимо продвигать товар на рынок. Я посчитал, что молодая и энергичная фирма поможет нам больше, чем какой-нибудь известный дом моды. Я был на вашем показе и уверен, что у вашей компании большое будущее. Или я ничего не понимаю в бизнесе.

– Что скажешь, Джой? – спросила Лиз, с беспокойством заметив, что подруга позабыла про салат и ее мрачный взгляд бесцельно блуждает по залу.

– Мы хотели использовать ткани Хогана, но отказались от закупок из-за низкого качества, – мрачно провозгласила Джой.

– Вы видели эти ткани, когда производство принадлежало Хогану. С тех пор много воды утекло. Производство модернизировано, качество тканей улучшено многократно…

– Значит, вы и их разорили? – ляпнула Джой и в очередной раз получила по ноге от Лиз.

Если так и дальше пойдет, то с этого делового обеда она вернется, как с поля великой битвы: чуть жива и вся в синяках. А если она не угомонится в самое ближайшее время, то, возможно, на ней вообще живого места не будет.

– Я купил эту фирму на законных основаниях. – Уивер холодно взглянул на нее.

Но Джой уже поняла, что обуздать язык у нее не получится, остается только покинуть общество, оставив бедняжку Лиз на растерзание этого стервятника.

– Лиз, – обратилась она к подруге и заметила, что взгляд Лиз направлен куда-то поверх ее головы.

– Добрый вечер, – раздался за спиной Джой до боли знакомый голос Роберта, и Лиз расцвела как по волшебству.

– Роберт, что ты здесь делаешь?

– Подошел поздороваться. У меня здесь встреча.

Ах милашка Роб! Все-таки решил их подстраховать. Но прежде чем Джой сообразила, как печально все может закончиться, Лиз поспешила представить Роберта Уиверу.

– Мистер Уивер, позвольте вам представить моего жениха.

Жениха?! Джой на мгновение забыла о своих проблемах и облегченно улыбнулась. А потом она увидела, как взгляд Уивера перемещается на ее лицо, и улыбка тут же сползла с ее губ. Он приподнял брови и уголки губ в насмешливой улыбке. Это было последней каплей!

– Извините, но мне пора. У меня назначено свидание, и я не могу опаздывать! – Она отбросила салфетку и мельком взглянула на напряженное лицо Лиз. Господи, своим поведением она ставит переговоры на грань срыва, и Лиз никогда ей этого не простит!

– Джо… Джо, подожди! – Лиз нагнала ее только в вестибюле. Глаза ее горели, а на скулах горели два ярко-красных пятна. – Ты что, совсем с ума сошла?! Как ты можешь так поступать со мной?!

– Прости. Я не нарочно. Тебе не стоило брать меня на эту встречу.

– Не стоило?! – Лиз задохнулась от возмущения. – Да, верно, не стоило. Как я ошиблась в тебе! Мне всегда казалось, что ты моя подруга. Ты мой компаньон! А теперь выходит, что ты дезертир и предатель!

– Ты не понимаешь…

– Так объясни свое поведение! Ты вела себя просто безобразно! Вызывающе и вульгарно! Не понимаю, что на тебя нашло! Этот контракт может принести нам огромную прибыль, а ты ставишь собственные эмоции превыше всего. Джо, я просто не узнаю тебя!

– Можешь меня уволить. Всего хорошего.

– Джо!

Джой замерла, уставившись в стену и кусая губы. Лиз была абсолютно права, но она предпочла бы оказаться в тюремных застенках, чем согласилась бы вернуться за этот столик.

– Наверное, я просто устала.

– Просто устала? Какого черта ты мне лжешь?!

– Скажем так: я кое-что о нем знаю и мне очень не нравятся его методы работы.

– Что именно?

– Спроси у Роберта!

– Я спрашиваю у тебя!

– Что у меня спросить?

– Роб! – воскликнули обе одновременно, поворачиваясь и обнаруживая Роберта.

– Что ты здесь делаешь? Ведь я велела тебе отвлечь Уивера! – обеспокоенно воскликнула Лиз.

– Он сам прислал меня на подмогу. Джо, ты решила сорвать переговоры с Уивером? – Роберт, видно, решил, что теперь настала его очередь прочищать Джой мозги.

– Да, скажи ей, Роберт!

– Сказать? Что сказать?

Итак, все против нее. Джой повернулась к Лиз.

– Этот Уивер разоряет фирмы, а потом присваивает чужое добро. Он просто пират… Нет, он хуже пирата!

Лиз даже отступила и испуганно воззрилась на Роберта. Тот набычился и сказал предельно жестким тоном:

– Насколько я знаю, он не действует противозаконными методами. Уивер сложный и жесткий человек, его шаги невозможно предугадать. У него огромный капитал и репутация настоящей акулы, но это не дает тебе права оскорблять его и устраивать подобные сцены!

– Возможно, у тебя неполная информация.

– Может, ты мне дашь наводку, где и что искать?

Джой моментально сникла и пошла на попятную. Не хватало, чтобы они трое устроили в ресторане словесную перепалку, выясняя, виновен Уивер или нет. Такими обвинениями не кидаются без доказательств, а Джой совсем не была готова рассказать друзьям свою печальную историю.

– Извини, Лиз, я не хотела срывать эту встречу. Если ты меня не уволишь, завтра я посмотрю образцы.

– Надеюсь, ты будешь объективна, – холодно сказала Лиз.

– Я всегда стараюсь быть объективной, – ответила Джой. – Бизнес прежде всего, и тебе об этом прекрасно известно.

– Только на этот раз все почему-то по-другому. – Лиз отвернулась и направилась к столику, где их все еще терпеливо ожидал Уивер. Роберт только покачал головой и отправился следом.

Джой устало поплелась к машине. Она чувствовала себя не на двадцать пять, а на все сто пятьдесят лет, хотя еще сегодня днем она просто порхала, несмотря на огромный объем работы и ответственность.

21

Всю ночь Джой преследовали кошмары, и наутро она еле поднялась. Миссис Морган, едва взглянув на ее лицо, тут же высказала предположение, что Джой могла подхватить какую-то инфекцию вроде гриппа, и предложила способ лечения собственного изобретения: сок половины лимона на стакан чистого виски.

– Все как рукой снимет! – горячо заверила миссис Морган, закончив пропаганду панацеи собственного изобретения.

Джой поблагодарила старушку, но отказалась, мотивируя тем, что еще не настолько больна, чтобы принимать такие кардинальные меры для выздоровления. Воспользуйся она этим рецептом, Лиз пришлось бы искать ее под рабочим столом!

Перед уходом Джой еще раз придирчиво оглядела себя в зеркале и решительно нацепила на нос темные очки, чтобы скрыть темные круги под глазами. Приехав в офис, в своем кабинете она обнаружила Лиз.

– Привет, как дела?

– Отлично. Как сходили в кино?

– Мы не ходили…

– Но почему?

– После того что произошло в ресторане…

– О боже, только не начинай заново. – Джой в приступе раздражения сорвала очки и швырнула их на стол.

– Хорошо, – вдруг быстро сказала Лиз, и Джой удивленно на нее взглянула. – Я лучше принесу образцы тканей.

Этот день показался Джой бесконечным. В последнее время депрессия так редко посещала ее – Джо просто некогда было ей предаваться, – что у нее возникли подозрения, не вступил ли в силу закон вселенского равновесия, распределяющий всего поровну. Значит, теперь ей просто предстоит утонуть в меланхолии. И даже дома, вопреки всем усилиям, ей не удалось успокоиться. Сначала к ней заехал Роберт и так осторожно поинтересовался, как у нее дела, что Джо мгновенно поняла, чей он засланец. Потом по пути на работу заехал Крис – у него как раз на студии начались ночные съемки какого-то триллера – и привез ей пиццу и букет хризантем.

Не успела Джой подняться по лестнице, как в дверь снова позвонили. Уже в третий раз! Она была уверена, что это пожаловала если не Лиз, решившая убедиться в благополучии подруги собственными глазами, то уж Стефани точно. Джой подавила желание стукнуться лбом о перила и так и пошла открывать с букетом хризантем в одной руке и пиццей – в другой. Не взглянув в глазок, она распахнула дверь и оцепенела.

– Привет. – Ник Уивер перевел взгляд с коробки с пиццей на букет. – Какой радушный прием! Или ты ждала не меня?

– До свидания! – пришла в себя Джой, попытавшись захлопнуть дверь ногой. Он лишь слегка придержал ее, не давая осуществить задуманное. – Что все это значит?

– Нам нужно поговорить. Хочешь ты этого или нет.

– Весьма впечатляющее заявление. А тебе не приходило в голову, что ты не имеешь права ни приказывать мне, ни распоряжаться моим свободным временем?

– Я много прошу?

– Да.

– Джой, у тебя просто нет выбора.

– Джо! Меня зовут Джо!

– Что за дурацкое имя, оно совершенно тебе не идет!

– Не понимаю, чего ты добиваешься?

– Я хочу поговорить. Потом я уйду.

– Хорошо, давай поговорим.

– Не пригласишь меня войти?

– Нет.

– Ты не одна?

– Это не твое дело. Так что ты хотел?

– Разговор о деле.

– Понимаю. Ты беспокоишься о своем предложении.

– Вот именно. Мне не хочется, чтобы ты спутала мне все карты.

– На этот раз у тебя ничего не выйдет.

– О чем ты? – Глаза Уивера сузились.

– Тебе не удастся прибрать к рукам компанию Лиз!

– Ты думаешь, что я…

– Здесь и думать нечего!

– Интересно. Значит, ты отговорила мисс Роузи от этой сделки?

– Отговорила? Нет, я просто предупредила ее, что с тобой нужно держать ухо востро, и предложила в случае заключения контракта пригласить самых опытных адвокатов, которые изучат документы вдоль и поперек.

– Это все, на что ты годишься?

Джо едва не запустила пиццей в его физиономию.

– Нет, – спокойно ответила она, – я посмотрела присланные образцы тканей и одобрила их. Фурнитура не слишком хорошего качества, и я составила подробный отчет для Лиз, указав все достоинства и недостатки. Но ей самой придется взвешивать все «за» и «против» и принимать решение. Так что тебе стоит вести дальнейшие переговоры именно с ней. И, пожалуйста, давай договоримся на будущее, что наши вынужденные контакты будут ограничиваться встречами в офисе компании. Дома я принадлежу себе, и мне бы не хотелось, чтобы ты занимал мое личное время. А сейчас извини, мне некогда. До свидания, мистер Уивер. – И она с такой силой захлопнула дверь, что та едва не вылетела на улицу вместе с дверной коробкой.

Отправляясь утром на работу, Джой молилась только об одном – чтобы Лиз уже заключила этот проклятый контракт и Уивер отбыл восвояси. Туда, откуда явился! Увы, ее молитвы не были услышаны: когда она зашла в кабинет Лиз, чтобы поздороваться, то нос к носу столкнулась с ним. Опешив от неожиданности, Джой отпрянула.

– А где Лиз? – почти потребовала она, немного придя в себя.

– Сейчас подойдет. Может, подождешь ее? Так я и думал, – пробормотал Ник, когда выразительный взгляд Джой сказал ему, что она думает о его предложении.

Джой выскочила из кабинета как ошпаренная и в дверях столкнулась с Лиз.

– Что он там делает? – грозно потребовала она у подруги.

– Привет, Джо, опять сегодня не выспалась?

– О чем это ты? – прищурилась Джой.

– О твоем состоянии. Помню, когда у малыша Тая резались зубки и ты не спала несколько ночей, ты точно так же кидалась на людей.

– Лиз, я просто спросила, что этот человек делает в нашем офисе.

– Решил сам посмотреть наши модели и производство. Что здесь такого, Джо?

– Ничего, если не принимать во внимание, что он должен быть слишком занят для того, чтобы самостоятельно контролировать подобные мелочи. Он мог бы поручить это кому-то другому.

– Возможно, он хочет…

– Лиз, поверь мне – я знаю, что он хочет, так что давай больше не будем об этом. – Джой коротко кивнула и почти бросилась в свой кабинет.

Но на этом испытания только начались. Через час Лиз в сопровождении Уивера появилась в ее кабинете. Джой как раз разговаривала с Крисом, который настаивал на очередном свидании.

– Хорошо, Крис, сегодня в восемь. – Она положила трубку и холодно взглянула на вошедших.

– Как дела у Криса? – как ни в чем не бывало прощебетала Лиз. – Сегодня идешь на свидание?

– У него все хорошо – на первый вопрос, и да – на второй, – ответила Джой, гадая, что за игру начала Лиз. Уж очень это на нее не похоже. – Чем могу помочь?

– Мистер Уивер хочет посмотреть модели, что ты приготовила для следующей коллекции.

Больше мистер Уивер ничего не хочет? – хотелось сказать Джой, но вместо этого она сухо кивнула.

– Конечно, мисс Роузи. Что-то еще?

Лиз сделала подруге предупреждающий знак бровями и с достоинством удалилась, а Джой принялась вытаскивать из стола папки и швырять их на стол, всем своим видом стремясь показать, что она думает об этой затее.

– Пожалуйста, мистер Уивер.

– Я бы хотел получить пояснения.

– Конечно. – Она раскрыла первую папку, сунула ему под нос и монотонно забубнила: – Наша коллекция зима-осень…

– Кто этот Крис?

Джой мгновенно забыла, о чем она только что говорила. Она выпрямилась и сложила руки на груди.

– Это не ваше дело!

– Сначала Роберт, теперь Крис. Этот парень очередной отвлекающий маневр? Ты могла быть более изобретательной.

– Постараюсь учесть ваш совет на будущее.

– Хорошо, – сказал Ник и взял в руки рисунки, не позволяя тем самым Джой излить все свое недовольство вторжением этого человека в ее личную жизнь. – Ты действительно придумала это сама? – спросил он.

– Вроде того, – нехотя ответила она. Осенняя коллекция «Мама и малыш» была ее любимым детищем, вынашиваемым несколько месяцев, ее гордостью.

– Теперь я понимаю, что почти не знаю тебя, – тихо сказал Уивер, слишком внимательно и долго рассматривавший наброски и перебиравший листы с такой бережностью, словно это были древние манускрипты, готовые рассыпаться в прах при неосторожном обращении.

– А должен? – удивилась она.

– Джой…

– Не называй меня так! Меня зовут Джо! И если ты не понимаешь намеков, то я скажу тебе прямо: я с трудом могу быть вежливой в твоем присутствии и сдерживает меня только Лиз. Так что тебе лучше не злоупотреблять этими наигранными поводами увидеться. И вообще частыми встречами со мной!

– Знаешь, я обожаю риск и с удовольствием посмотрю, что из этого получится. Спасибо, Джой, что помогла мне. – С этими словами, едва не заставившими ее завопить от возмущения, он удалился.

Джой свалилась на стул и закрыла лицо ладонями, пытаясь прийти в себя. За что ей это наказание, ведь все было так хорошо!

– Джо, что с тобой?

– Прости, Лиз, не заметила, как ты вошла. Со мной все в порядке, а что у тебя?

– Мистер Уивер сказал, что завтра состоится подписание контракта.

– Слава тебе, Господи!

– Не упоминай имени Господа всуе. И он выразил свое восхищение нашей работой.

– Как это мило с его стороны!

– Джо, мне кажется, тебе нужно уйти сегодня пораньше. Ты сама не своя!

– Со мной все в порядке, – попыталась она вяло протестовать.

– Иди, Джо, мы справимся.

– Спасибо, Лиз, ты настоящий ангел…

22

Миссис Морган весьма удивилась раннему приходу Джой.

– Мы как раз собираемся гулять, – сообщила она ей.

– Не беспокойтесь, я погуляю с Таем.

– Тогда я приготовлю для вас ужин, – вызвалась миссис Морган.

– Это было бы прекрасно, большое спасибо. Да, миссис Морган, могу я попросить у вас об одолжении?

– Конечно!

– Ко мне должен прийти друг. Если к тому времени я еще не вернусь, впустите его в дом и попросите подождать меня.

– Конечно, Джо.

Джой покатила коляску к маленькому скверику, где часто прогуливались мамы и папы с малышами. С некоторыми из родителей она была знакома, они обменивались приветствиями, парой ничего не значащих фраз и улыбаясь расходились. Тай не мог долго сидеть в коляске – он просто обожал ползать по траве и даже пытался ее есть. Вытащив очередной зеленый пучок из маленького кулачка, Джой села на траву и посадила ребенка на колени. Тая тут же перестала интересовать флора. Куда интереснее были блестящие пуговки на маминой блузке!

Заигравшись с сыном, Джой совсем позабыла о времени. А когда спохватилась, то обнаружила, что Крис либо уже пришел, либо вот-вот должен подойти.

– Пора домой, малыш, пока ты не оторвал мне все пуговицы.

Но попытка усадить Тая в коляску не увенчалась успехом. Малыш захотел покататься на мамочке! Он был так настойчив, этот маленький, но уже очень упрямый мужчина, что Джой только беспомощно усмехнулась и послушно взяла его на руки. Несмотря на то что Таю должно было исполниться всего полтора года, он был довольно тяжелым ребенком, и к тому времени, как Джой подошла к дому, она изрядно утомилась.

– Джо, вы задержались. Ваш друг уже давно ждет.

– Спасибо, миссис Морган, – пропыхтела Джой, перехватывая малыша другой рукой. – Мы сейчас пойдем и поздороваемся с Крисом. Да, мой маленький принц? – Она чмокнула малыша в щечку, и он быстро уткнул личико в ее плечо. Это давно стало их игрой. – Спасибо, миссис Морган, мы теперь справимся сами.

– До свидания, Джо, желаю приятно провести время.

Миссис Морган направилась к выходу, а Джой поспешила к Крису.

– Привет, Крис, извини, что за… – Джой замерла на полуслове, потому что мужчина в джинсах и светлой рубашке, повернувшийся к ней, был не Крисом. Это был Ник Уивер. – Что ты здесь делаешь? – хрипло выдавила она, слишком возмущенная его появлением, чтобы осознать возможные катастрофические последствия этого визита.

– Очень милая старушка проводила меня сюда и сказала, будто ты просила, чтобы я тебя подождал.

– Ты должен был понять, что это относится не к тебе!

– Но я не понял. Извини. Чей это ребенок?

До нее стало понемногу доходить, чем все это может обернуться, и она невольно попятилась.

– Это мальчик или девочка? – продолжал спрашивать он. – Сколько ему?

Джой вдруг поняла, что Уивер слишком напряжен. Она вдруг увидела, как на его щеке задергался мускул, а лоб заблестел от пота, хотя в доме было совсем не жарко.

– Заткнись! Это не твое дело. Я жду Криса, так что тебе лучше проваливать!

– Сейчас ты не только срываешь на мне злость, но и делаешь больно малышу.

Тай, которого она инстинктивно сжала слишком крепко, действительно завозился и недовольно запыхтел.

– Кто отец ребенка? – резко спросил он. – Это ребенок Криса?

– Мне кажется или ты на самом деле вдруг разволновался? Да, это ребенок Криса.

– Почему он не женился на тебе?

– Нас устраивает существующее положение вещей!

В этот момент Таю надоело быть в стороне от происходящих событий. Точнее, находиться спиной к ним! К тому же он почувствовал напряжение мамы. Извернувшись, он оттолкнулся от Джой, и ее ослабевшие от долгого держания упитанного малыша руки едва не разжались. Ребенок, почувствовав близкий триумф, немедленно повторил свой новый фокус и издал при этом воинственный вопль, оглушив Джой. В одно мгновение Уивер шагнул вперед, и не успела она опомниться, как малыш Тай уже был в руках своего биологического отца, до того момента даже не подозревавшего о существовании наследника. Но это упущение кануло в небытие с того мгновения, как глаза новоявленных родственников встретились.

Малыш Тай с изумлением рассматривал лицо незнакомого мужчины.

– Гы-ка, – сказал он и потрогал губы Ника своим маленьким пальчиком.

Джой стояла ни жива ни мертва, готовая в любой миг свалиться без чувств. Ник очень медленно повернул к ней белое лицо, впиваясь в ее глаза неистово горевшим взглядом.

– Он мой… – прошептал он одними губами.

– Джо, я купил подгузники. Прости, что немного опоздал. – Крис появился как раз вовремя, чтобы подхватить рухнувшую без чувств Джо.

– Джо, дорогая, как я рада, что ты пришла в себя. Как ты себя чувствуешь?

Джой посмотрела на хлопотавшую вокруг нее Лиз.

– Не знаю. Что ты здесь делаешь? Где Тай? Лиз, где Тай?

– Он с Ником Уивером. В соседней комнате. Господи, как хорошо, что я заехала после работы. Ты не представляешь, что здесь было!

– Что? – спросила Джой, но Лиз почему-то не обратила внимания на этот вопрос.

Вместо этого она спросила:

– Джо, почему ты ничего не сказала о том, что Тай его сын?

– Он мой сын, только мой, Лиз!

– Конечно, конечно, не волнуйся так!

– Он и мой сын тоже! – шагнул в комнату Уивер, держа на руках Тая. При взгляде на них никто бы не усомнился, что они очень близкие родственники.

– Убирайся! – выкрикнула Джой, пытаясь сесть.

– Мистер Уивер! – гневно воскликнула Лиз почти одновременно с Джой. – Вы хотите угробить Джо?!

– Лиз, позвольте нам поговорить!

– Лиз, не делай этого!

– Я позволю вам поговорить, но я заберу Тая с собой. – Лиз ловко перехватила малыша, восторженно гугукнувшего от такого обилия внимания к своей персоне, и повернулась к Джой и Нику. – Когда наговоритесь, вы знаете, как меня найти.

После ухода Лиз некоторое время в комнате стояла просто оглушительная тишина.

– Как ты могла поступить так со мной, Джой?! Как ты могла скрыть от меня моего ребенка?!

– Мне что, нужно было дать объявление в газету?

– Что?

– Как ты смеешь говорить мне подобные вещи, Уивер?! Разве не ты все это начал в тот вечер, а потом признался мне, что не хотел соблазнять меня, просто все так получилось? Ты просто воспользовался мною, сделал меня орудием своей мести. И после этого ты предъявляешь мне какие-то претензии?!

– А как насчет тебя? Ты исчезла и не подавала о себе вестей два года! Даже твои родители не знали, где ты!

Джой почувствовала новый приступ головокружения и беспомощно прикрыла глаза.

– Уходи, Ник.

– Да, конечно. Только я этого так не оставлю, Джой. Я не собираюсь отказываться от своего сына!

Эти слова еще долго звучали в голове Джой, приводя ее в ужас.

– Джо, ты стала похожа на привидение, – сказала Лиз два дня спустя.

– Я и чувствую себя как призрак, который вроде уже и умер, но все никак не может обрести покоя.

Уивер после того вечера не показывался ей на глаза, и Джой пребывала в крайней степени напряжения, ожидая его дальнейших действий. Или, точнее, его удара.

– Не говори так!

– Прости.

– А что Ник Уивер?

– Я все еще надеюсь, что он плод моего ночного кошмара.

– Тогда твой кошмар мы смотрели вместе. Жаль разочаровывать тебя, но он так же реален, как ты или я.

– Тебе обязательно нужно напоминать мне об этом?

– Наверное, нет. Джо, у меня к тебе просьба. Роберт хочет, чтобы мы устроили небольшое торжество по случаю нашей помолвки. Будет очень мало приглашенных, только близкие.

– Это прекрасно, Лиз, – довольно вяло согласилась Джо. – Но как же Стеф?

– Ты же сама подсунула ей Уайта, теперь раньше понедельника она не вернется! И ни о чем не переживай. С мамой я договорилась – она посидит с Таем, Роберт заедет за нами прямо после работы, платье возьмешь из коллекции…

– Лиз, что ты говоришь?! Я не могу сразу после работы, мне нужно приготовиться…

– У Роберта в распоряжении целый этаж, тебе выделена комната с ванной. Что тебе еще нужно?!

– Наверное, завтрак в постель!

– Я лично тебе его принесу!

– Тогда мне ничего другого не остается, как согласиться.

Ровно в шесть вечера машина Роберта была подана. В распоряжении Джой действительно оказалась роскошная спальня со смежной ванной, а платье из коллекции, которое для подруги захватила Лиз, удивительно шло ей. Она приняла душ, сделала легкий макияж, чтобы оживить лицо, оделась и позвонила миссис Роузи. Получив заверения, что с Таем все в порядке и он уже собирается спать, Джой поняла, что больше не может оттягивать момент своего появления. Она вышла из комнаты и направилась в гостиную, ориентируясь на негромкие звуки музыки и гадая, сколько будет приглашенных и кто именно удостоился этой чести. Лиз ничего не уточнила, пробормотав что-то вроде того, что она полагается на Роберта. Так что вполне вероятно, что Роберт точно так же решил положиться на Лиз, и в итоге Джой окажется единственным гостем на этом торжестве!

Появившись в гостиной, Джой поняла, что она была не так уж и далека от истины. Кроме самой Джой в комнате присутствовало еще трое, двумя из которых являлись сами виновники торжества, а третий был… Ник Уивер.

– Какого черта, Лиз?! – резко остановившись, выкрикнула Джой.

Лиз тут же оказалась рядом и подхватила ее под руку, лишив тем самым возможности сбежать.

– В последнее время ты стала не только себя ужасно вести, но и ругаться. Я запрещаю тебе, иначе мы прекратим общение.

– Хорошо, хорошо, я больше не буду, если ты ответишь мне, какого черта Уивер делает в доме Роберта?!

– Не знаю. Наверное, Роб пригласил его.

– О, это невозможно. Я уезжаю!

– Если ты уедешь, мы крупно поссоримся.

– Ты пытаешься меня шантажировать?!

– Конечно.

– Ты должна понимать, что из этой затеи ничего не выйдет.

– Но мы можем попробовать.

– Не вижу смысла.

– Тебе придется договариваться по поводу Тая. Может, ты все-таки попытаешься найти компромисс, потому что на приговор суда обычно очень сильно влияет проворный и высокооплачиваемый адвокат, услугами которого наверняка сможет воспользоваться Уивер. Так что, вместо того чтобы воевать, попробуй решить дело мирным путем.

Как ни странно, в этот вечер у нее не получилось ни поговорить с ним, ни разругаться. Роберт всецело завладел вниманием Ника, ведя беседу на одни только им интересные темы, а Лиз с точно такой же одержимостью не выпускала из поля зрения Джой. Это было похоже на некий заговор, но Джой – конечно, только ради Роберта и Лиз! – была готова немного потерпеть.

Вскоре мужчины принялись курить кубинские сигары, запах которых не приветствовали женщины. Поэтому Лиз подхватила бутылку с вином и предложила праздновать отдельно от мужчин.

– Странное получилось торжество, – заметила Джо, отпивая глоток вина.

– Мы просто, поправ традиции, вместо общего торжества устроили девичник и мальчишник.

Джой пришлось довольствоваться этими объяснениями, и некоторое время они разговаривали обо всем на свете, старательно не касаясь только темы отношений Ника Уивера и Джой. А потом Лиз не выдержала.

– Я никогда не спрашивала тебя об этом. Может, тебе лучше все мне рассказать?

– Не слишком хорошая идея.

– И все же… Я до сих пор задаю себе вопрос: как ты жила раньше, до нашей встречи? Что с тобой произошло и откуда ты вообще появилась? Ты была совсем не приспособлена к жизни.

Джой грустно усмехнулась, вспомнив то веселое времечко, больше похожее на воплощение ада, как он представлялся ей. Она знала, что все, что Лиз услышит, останется только между ними. Другой вопрос был в том, готова ли она сама к откровениям. Это был ящик Пандоры. Джой так долго хоронила в себе свои переживания, что, вскрыв этот нарыв, она могла просто потерять контроль над своими эмоциями, чувствами, над своей жизнью.

– Мне не нужно было приспосабливаться, Лиз. У меня было достаточно денег, чтобы просто наслаждаться жизнью. А потом… Потом в один момент я всего этого лишилась.

– Как это ужасно, Джой! И ты чувствуешь себя несчастной из-за этого?

– Сначала. Теперь, как ни странно, все наоборот. Я чувствую себя свободной и очень счастливой. Потому что у меня есть все, что я хочу. Ты, Стефани, работа и мой маленький принц. Я просто счастлива, Лиз.

– А твои родители? Как они пережили это?

– Я не знаю.

– Ты не виделась с родителями два года?!

– Только написала прощальное письмо отцу. Как я теперь понимаю, жестокое письмо, а год назад еще одно, в котором черкнула пару строк, что у меня все в порядке. Я не хочу. То есть еще не готова встретиться с ними. Кроме того, они даже не подозревают о существовании Тая. Я так и не решилась сообщить им, что родила ребенка вне брака…

– Они не знают о внуке? – поперхнулась Лиз.

– Нет. Когда-нибудь я сумею им сказать… И, возможно, даже попытаюсь объяснить.

– И Уиверу ты тоже не сказала. Я помню твои слова, что мужчина, который является отцом твоего ребенка, будет последним на земле, у кого ты попросишь помощи.

– Так и есть.

– Разве он заслужил такое обращение? Я видела его лицо, когда он смотрел на Тая и прижимал его к своей груди. – Лиз до поры до времени решила придержать информацию о том, как Уивер смотрел на саму Джой! Для начала ей нужно прозондировать почву, а потом она будет действовать по обстоятельствам.

– Лиз, ты не понимаешь!

– Так расскажи. Я же вижу, как это мучает тебя.

– Не могу.

– Ты же знаешь, что можешь рассчитывать на меня.

– Ну хорошо, – вздохнула Джой и безрадостно пошутила: – Это все вино, оно развязывает язык. Видишь ли, Ник Уивер и есть тот человек, что лишил меня моей прежней жизни. Он разорил моего отца.

– Что?!

– Он устроил вендетту – око за око, а я была орудием его мести. Вот и все.

– Я и не подозревала. Господи, но это же ужасно! Но сейчас… Может, он раскаивается и хочет все исправить?

Джо горько рассмеялась.

– Ты сама-то в это веришь? Не глупи, Лиз.

– Что бы ты ни говорила и ни думала, теперь я абсолютно уверена, что его не интересовала наша компания. Он затеял это все из-за тебя. Бизнесмен такого уровня не нуждается в том, чтобы самому вести переговоры с такой мелкой сошкой, как мы.

– Мне все равно. – Джой налила себе еще вина и сделала большой глоток.

– Но он же хочет все обсудить, он пытается что-то сделать!

– Сделать? – горько воскликнула Джо. – Конечно, пытается: он до сих пор никак не успокоится. Ему мало того, что он сделал. Он просто садист.

– Ты не права, Джо. Почему ты так ненавидишь себя, Джо?

Это было последнее, что Джой помнила из их разговора с Лиз.

23

Джой открыла глаза, когда за окнами стал едва заниматься рассвет. Она открыла глаза и тотчас же зажмурилась, потому что даже этот неяркий свет резал глаза. Во рту было так сухо, что она поняла, что без немедленного глотка воды она просто погибнет. Но задача ей предстояла прямо-таки невыполнимая – встать, найти живительный источник и вернуться в постель живой и невредимой.

Она стала снова приоткрывать глаза, на этот раз пытаясь действовать с максимальной осторожностью. Распахнув ресницы, она вдруг с замиранием сердца поняла, что упустила из виду нечто очень и очень важное: а именно спящего на краю кровати прямо в одежде Ника Уивера. Джой велела себе немедленно закрыть глаза, но они почему-то не желали закрываться. Джой жадно разглядывала его, и в душе ее рос какой-то горячий комок. Это был не тот человек, которого она ненавидела и боялась, это был ее Ник. Ник, который околдовал ее и сделал своей, который был бесконечно нежен и бесконечно терпелив и который смеялся вместе с ней завораживающим смехом. Она все еще любит его! Она всегда любила его, черт его подери!

Нет, это совершенно невозможно! Она не собирается снова наступать на те же грабли. Она взрослая, самостоятельная женщина, она мать, удачливая бизнес-леди… Она возьмет все свои дурацкие чувства, уже однажды сыгравшие с ней злую шутку, сожмет их в маленький комочек и загонит так далеко, что они никогда снова не просочатся в ее душу и никогда больше не причинят ей боли. Только так. Джой не осознавала, что она плачет, пока Ник не открыл глаза и тихо не прошептал:

– Пожалуйста, Джой, не плачь.

Он был так мил со своими взъерошенными волосами, сонным выражением глаз и смягченными дремой чертами лица, что Джой, едва осознавая собственный порыв, протянула руку и погладила его колючую щеку.

– Джой, – прошептал он, и их губы слились в теплом и сонном поцелуе, в котором не было страсти, а только бесконечная нежность.

Джой резко отпрянула и села.

– Что ты здесь делаешь?

– Ночью тебе было плохо, и мне пришлось заночевать здесь. Точно так же, как Роберту в комнате Лиз.

– Господи, ну и набрались мы вчера! Мне нужно в душ! – выдавила она, скатываясь с постели и со всей возможной скоростью скрываясь в ванной.

Только закрыв за собой дверь, она поняла, что в отличие от Ника на ней не было ее одежды. Только белая шелковая пижама. В отчаянии Джо бросилась под душ и включила такую горячую воду, что едва не ошпарилась. После этого она так же резко включила холодную и ее дыхание прервалось: ей даже показалось, что о распаренную кожу застучали ледышки. Она выползла из-под душа только тогда, когда ее кожа приобрела леопардовую окраску: пятно синее, пятно красное – красота!

Ее спальня была пуста, но Джой, опасаясь всяких неожиданностей, предпочла для одевания снова уединиться в ванной. Потом она отправилась на поиски Лиз, но обнаружила только Роберта и Ника.

– Где Лиз?

– Боюсь, она не в состоянии появиться перед уважаемой публикой. Джо, если не секрет, сколько вы вчера выпили?

– Роберт, я бы ответила на этот вопрос, если бы сама помнила, – пробормотала Джой, чувствуя, что Ник пытается открыть в себе способности телепата. – Мне пора. Торжество вчера было замечательное, спасибо, Роб. Только надеюсь, что на свадьбу вы пригласите побольше людей.

– Я подумаю над твоим предложением. Ник отвезет тебя.

– Нет, не надо, я уже вызвала такси. Всего доброго. Пока Роб, пока… Ник.

Через час Джой уже входила в свой маленький уютный домик, который по неизвестной причине стал казаться еще меньше и почему-то не вызывал уже ассоциаций с неприступной крепостью. Наверное, потому, что Ник Уивер уже успел сюда вторгнуться.

Джой позвонила миссис Роузи, которая ответила, что Тай все еще спит и она, миссис Роузи, ни за что не решится будить «этого ангела», но, как только он проснется, она тут же сама его привезет. Так что Джо не стоит беспокоиться.

Джой направилась на кухню, надеясь, что у нее прорежется аппетит, но после вчерашнего любой кусочек вызывал лишь тошноту. Она выпила стакан холодной воды и прилегла прямо на столе на сложенных руках. Когда кухня буквально взорвалась переливчатыми трелями дверного звонка, Джой уже с абсолютной точностью знала, кто к ней пожаловал.

Не буду открывать, решила она, но измученный звонок начал похрипывать, а Ник Уивер, как видно, не собирался отступать.

– Все равно не буду, – сказала Джой вслух, и звонок забился в истерическом припадке. Она подскочила и помчалась открывать, не уверенная в том, что удержится от акта насилия.

– Неужели ты не можешь оставить меня в покое?! – завопила она, едва открыв дверь.

– Не могу, – покачал он головой.

– Послушай, ты, конечно, можешь пройти все на свете суды и получить право на свидания с Таем, но ты не можешь заставить меня изменить мои чувства к тебе!

– А что ты чувствуешь, Джой? – спросил он, делая шаг вперед и заставляя ее попятиться.

– Ты и сам знаешь – отвращение!

– Как это печально, – покачал он головой. – Но мне хотелось бы в этом убедиться. Окончательно ли это?

– Что?

– Не иначе как сегодня утром мне кое-что померещилось…

– Не вспоминай! В моей крови гуляли токсины после чрезмерного приема алкоголя!

Она решила, что больше не будет отступать, и Ник, приблизившись вплотную, навис над ней. Его губы были в нескольких дюймах от ее собственных губ, и Джой, тяжело сглотнув, с трудом отвела от них взгляд. Он все понял.

– Все, что ты мне тут наговорила, совсем не кажется мне правдоподобным. Огонь между нами еще не погас.

– Ты заблуждаешься, это всего лишь приступ вожделения! – Она все-таки отступила на шаг и постаралась ухмыльнуться криво и цинично.

– Правда? У тебя такой богатый опыт?

– Гораздо богаче, чем ты думаешь, – вызывающе ответила она.

– Ты стала так неразборчива?

– Кто бы говорил!

– Зачем ты мне лжешь, Джой?

– Зачем ты мучаешь меня, зачем ты снова появился в моей жизни?! – не выдержала Джой.

– Не кричи, подумай лучше о нашем сыне.

– Нашем сыне?! – задохнулась Джой. – Вот как ты заговорил! Ты мог бы появиться в моей жизни раньше! – с прорвавшимся отчаянием закричала она, прежде чем поняла, что значат ее слова. – Ты мог бы думать не о мести, а о том, что могло быть между нами. А не портить все с самого начала! Или появиться в тот момент, когда я больше всего в тебе нуждалась! Но ты не появился! Так что не смей говорить мне подобные слова! Ты опоздал, Ник!

– И кто твой избранник, Джой? Неужели этот слабак Крис?

Она заметила, что его дыхание стало тяжелым, а глаза опасно засверкали.

О! Под этой маской скрывается настоящий бушующий вулкан! И, кажется, он готов взорваться. Джой следовало немедленно остановиться в тот момент, когда она это осознала, но инстинкт самосохранения был заглушен злостью и обидой.

– Крис вовсе не слабак. Он очень милый и заботливый. И любит Тая! Но он не единственный, у меня несколько кандидатов, и я пока не остановилась на ком-то определенном, – вызывающе ответила она.

Ник как-то глухо рыкнул и шагнул вперед.

– Нет, дорогая, с этой минуты в твоем списке остался только один кандидат – это я!

С этими словами он впился поцелуем в ее рот. Губы Джой от подобного напора моментально занемели, и в ее голове тотчас всплыла какая-то глупая ассоциация с истомившимся жаждой путником.

– Два года, – хрипло проговорил он, отрываясь от ее губ и впиваясь неистовым взглядом в ее глаза, – два долгих года я искал тебя, Джой. И теперь, когда наконец нашел, ни за что не отпущу!

– Два года! Что за наглая ложь!

– Именно так, дорогая. Два года я искал Джой Картер, даже не предполагая, что ты теперь Джо Алексио. От твоего полного имени Джой Миранда Алексио Картер осталась только половина! И тебе лучше не знать, в каком я был состоянии, когда решил поначалу, что ты успела выскочить замуж за некоего мистера Алексио…

– Наверное, следовало сделать именно так, тогда бы ты точно не надоедал мне. Впрочем, еще не поздно исправить. О-о, оставь меня!

– Поздно! – Подхватив Джой на руки, он понес ее в спальню.

Она пыталась бороться, но он был очень силен… и нежен.

Она отталкивала его, но он был слишком уверен… и настойчив.

Она не хотела снова гореть в этом огне, но с еще большей силой Ник хотел утонуть в этой лаве вместе с ней.

И она покорилась его силе, нежности, настойчивости и позволила огненному потоку захлестнуть себя с головой, задыхаясь от наслаждения и шепча его имя…

24

Когда все кончилось, она села, подтянув колени к груди и закутавшись в простыню. Она не могла смотреть на его широкую смуглую грудь и на его лицо, на котором сейчас по всем неписаным законам извечного противостояния мужчин и женщин должна играть самодовольная ухмылочка.

– Джой…

– Тебе пора. Скоро миссис Роузи привезет Тая.

Она попыталась встать, потянув за собой простыню, но Ник ловко ухватил ее и вернул назад. Чтобы не остаться в наряде Евы, Джой пришлось вернуться на исходную позицию, оказавшись с ним бок о бок. Ник обхватил ее плечи и мягко, но непреклонно опрокинул и тут же оказался сверху, обхватив ее лицо ладонями.

– Ты что, не понимаешь, что мы сейчас сделали?

Джой обжег его взгляд, и она прикрыла ресницы.

– Мы просто снова переспали. Отпусти меня!

– Мы не переспали! Мы занимались любовью. И я уже не могу отпустить тебя… после того как ты снова была моей!

– Раньше это не было для тебя проблемой.

– Но сейчас это стало проблемой.

– Попробуй с этим справиться! – резко сказала она, вырываясь из его рук, откатываясь и садясь на противоположный край кровати.

Она даже не могла понять, что испытывает после этого безумства: радость, удивление, разочарование или боль. Все эти чувства так перемешались в ней, что она едва не задыхалась от неистового биения горячего клубка, в который превратилось ее сердце.

– Значит, все остается по-прежнему? – тихо спросил он.

– А ты как думал? Ты решил, что, раз смог… сделать это, я снова стану послушной дрессированной собачкой? Больше это не повторится, я изменилась, Ник. И с этим ничего нельзя поделать. Надеюсь, когда я выйду из душа, тебя уже здесь не будет.

Ник не ответил, но, когда она вышла из ванной, в спальне его уже не было. Джой обессиленно упала на смятые простыни, которые пахли Ником, и уткнулась лицом в подушку, где еще сохранился отпечаток его головы. Она любит его, но не может позволить, чтобы он был с ней только из-за Тая. Или того хуже – из-за вожделения!

«За что ты так ненавидишь себя?!» – неожиданно гулко прозвучали в голове слова Лиз, и она наконец поняла, что подруга была права. Она просто возненавидела себя, не давая себе шанса все исправить, вернуть, попросить прощения и простить самой. Едва понимая, что делает, Джой набрала номер телефона, который знала наизусть. Ей ответили после второго гудка, словно только и ждали ее звонка эти два года.

– Мама, это я, Джо… Джой.

– Доченька моя, как я рада, что ты позвонила! Мы так ждали этого. Так надеялись…

– Как папа? – Джой яростно вытерла пелену с глаз.

– С ним все в порядке. Он… слышит тебя, но не может говорить. Он плачет, Джой.

– Не нужно плакать. Больше не нужно плакать. Мама, папа, простите меня…

– Боже мой, доченька, это ты прости нас…

Джой долго не находила в себе сил, чтобы пройти на кухню. Она знала, что ей предстоит сделать еще один звонок, но так и не смогла решиться на него. Внезапно Джой услышала какой-то звук. Она замерла, прислушавшись, и тут же отчетливо услышала голос Тая. Он кричал: «ма-ма-ма-ма!» и стучал ложкой по столу. Боже, как же это она пропустила приезд миссис Роузи?! Джой влетела на кухню и… увидела Ника. Ее сердце едва не оборвалось, а он просто сидел и смотрел на нее.

– Что ты здесь делаешь? – прошептала она, вдруг осознав, что у нее красные глаза и распухший нос.

– Мы ждем тебя обедать. Маленький принц очень голоден, и я едва сдерживаю его напор!

Тай на мгновение замер, поняв, что говорят о нем, а потом замолотил ложкой с новой силой, выводя уже «па-па-па-па!».

– Он явно делает успехи.

– Да, – тихо согласилась Джой.

– Почему ты плакала?

– Я хотела сказать, что не нужно никакого суда. И даже специально обговаривать дни свиданий с Таем тоже не нужно. Ты можешь видеться с ним в любой день, только предупреди заранее.

– Что-то еще? – сухо поинтересовался он.

– Я позвонила родителям. Мама сказала, что папа больше не владелец компании, но это вовсе не потому, что ты разорил его. Она сказала, что он уже не тот человек, каким был раньше, что он организовал Фонд имени Джорджа Уильямса, средства из которого идут на помощь бедным, что это его искупление. Мама сказала, что ты отказался от мести в тот самый день, когда я исчезла… Почему?

– Ты действительно хочешь услышать ответ на этот вопрос?

– Да, очень.

– Я слишком поздно понял, что моя месть потеряла свой смысл в тот момент, когда я встретил тебя. Нельзя было жить только прошлым. Я осознал, что ты для меня гораздо дороже и важнее. Ты и наше будущее. И наши дети. А мои выводы укрепились в тот момент, когда я узнал, что твой отец действительно пытался все исправить. – Он бросил взгляд на примолкшего Тая. – Кстати, как полное имя нашего принца?

– Тайлер Джордж Уильямс.

– Хорошее имя, – задумчиво сказал Ник. – Мне нравится. Ты сказала мне обо всем, Джой, кроме одного. Что будет с нами?

– Я просто не имею права ненавидеть. Не хочу и не могу. Потому что я люблю тебя, Ник.

Ник схватил ее за руку, потянул и усадил к себе на колени, сжав так крепко, что Джой едва могла дышать. Но она и не подумала сопротивляться.

– Джой! Теперь не думай о пощаде, я ни за что не отпущу тебя.

– Собираешься сделать своей наложницей?

Он коротко и как-то нервно рассмеялся, а потом внезапно оборвал смех.

– Думаю, ты будешь той, кем я захочу… после того как мы завтра поженимся.

– Завтра? Но мои родители…

– Послезавтра. Это крайний срок, больше я не выдержу!

– Ну если ты уверен… – голос предательски задрожал, а сердце бухало в груди как огромный кузнечный молот, – что не выдержишь…

– Лучше не искушай меня!

Джой почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы радости, но Тайлер Джордж Уильямс решил, что о нем совсем забыли, и поспешил напомнить забывчивым родителям о своем существовании. Джой засмеялась, чувствуя огромную горячую волну, поднимающуюся изнутри, которая зовется счастьем…


Купить книгу "Счастливый знак" Нельсон Джоанна

home | my bookshelf | | Счастливый знак |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу