Book: «Шерхан» против электрического ската



Борис РЯБИНИН

«ШЕРХАН» ПРОТИВ ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО СКАТА

Глава 1

– Где же ты, голубчик, изволишь пропадать?

Этот вопрос, заданный недовольным тоном главой частного розыскного бюро «Шерхан»

Павлом Ивановичем Житковым, был адресован сотруднику означенного бюро Сергею Крылову, появившемуся на пороге кабинета своего начальника, который, впрочем, уже второй день был и его кабинетом, с черным сложенным зонтом в руках. Мелкие и крупные капли, падающие с зонта на ковровое покрытие, позволяли предположить, что погода в это октябрьское утро была дождливой.

Крылов – высокий, атлетического сложения тридцатилетний мужчина с аккуратной курчавой бородкой – был не очень пунктуален. Его шефа это огорчало.

– А что, разве я опоздал? – обиженно спросил Крылов.

– На целых шесть минут, – возмущенно подтвердил Житков, демонстративно выставив перед собой руку с часами.

– Это ерунда, – примирительно махнул рукой Крылов, снимая плащ и вешая его в шкаф.

– Для ремонта унитазов это, может быть, и ерунда, – возразил Житков, намекая на то, что на предыдущем месте работы Крылов был управляющим ремонтно-строительной конторой, – да и то сомнительно. А для сыщика такая непунктуальность недопустима.

– Хорошо, изживем постепенно, – не стал спорить по пустякам Крылов, усаживаясь за свой стол, расположенный рядом со столом Житкова. – Может, кофейку сообразим? А то я, признаться, что-то продрог сегодня. Погода просто мерзопакостная.

– Ставь воду.

– Опять я? – удивился Крылов, неохотно вылезая из-за стола. – Мог бы и сам поставить, раз ты первым заявился.

– Я не намерен таким образом поощрять нарушителей трудовой дисциплины, – решительно отрезал Житков. :

Крылов вышел в небольшой предбанник, где, как это в принципе планировалось, но практически еще не было реализовано ввиду временных финансовых трудностей, должна была сидеть симпатичная и трудолюбивая секретарша, желательно блондинка. Там же размещалось оборудование и ингредиенты для приготовления кофе.

– Какие у нас сегодня планы? – спросил Крылов, появляясь вскоре на пороге с двумя большими дымящимися чашками в руках.

– Есть кое-что, – ответил Житков, кивком головы поблагодарив коллегу за кофе, – работенка как раз для тебя.

– Сложная и опасная? – оживился Крылов.

– Скорее простая и абсолютно бестолковая, – равнодушно пояснил Житков, – но делать ее придется именно тебе, я занят другим делом.

– Подробней можно?

Крылов был разочарован, но старался скрыть это, проявив деловитость и собранность.

– Скоро будут тебе подробности, – пообещал Житков, в очередной раз взглянув на часы.

– Кого-нибудь ждем?

– Да. Сейчас придет заместитель управляющего страховым обществом «Орион». У нас с ними договор на проведение расследований в тех случаях, когда возникают сомнения в правомерности выплаты страховой премии.

– И что? Возникли какие-то сомнения?

Житков скептически пожал плечами:

– На первый взгляд, да и на второй тоже…

Впрочем, случай вполне банальный. Единственное, что необычно, а для «Ориона» еще и крайне неприятно, это размер страховой премии.

– И какова же она, если не секрет?

– Какие могут быть секреты от нас. Триста тысяч долларов. :

Крылов присвистнул.

– Вот-вот, – кивнул головой Житков, – засвистишь тут.

– А мы что с этого будем иметь?

– Ну, вообще-то мы работаем из пяти процентов от сэкономленной суммы.

– А если ничего не сэкономим?

– Тогда получаем оговоренную в контракте небольшую фиксированную оплату.

– Значит, есть смысл постараться?

– Стараться всегда есть смысл, но в данном случае, как мне кажется, «Орион» хватается за соломинку. Дело ясное, как дважды два.

– Это твоя хваленая интуиция говорит?

– Нет, здравый смысл.

– А что же интуиция?

– Молчит, зараза.

Заместитель управляющего страховым обществом «Орион» оказался гораздо пунктуальнее Крылова. Когда наручные электронные часы Крылова пропищали, сигнализируя, что сейчас ровно девять часов утра, на пороге офиса возникла шарообразная фигура невысокого, абсолютно лысого мужчины лет шестидесяти в мокром темно-сером плаще. В руке он держал такую же мокрую шляпу.

– Привет бойцам невидимого фронта, – хрипловатым приятным баритоном приветствовал он хозяев, помахав в воздухе шляпой.

– Здравствуйте, Василий Тихонович, – с неподдельным радушием приветствовал вошедшего Житков, вставая из-за стола, – снимайте ваш мокрый плащ, я его повешу на плечики.

Выполнив обещанное, Житков представил своего нового сотрудника:

– А вот тот самый специалист, который будет непосредственно заниматься вашим делом, – Крылов Сергей Игоревич.

– Можно просто Сергей, – вставил Крылов, пожимая протянутую ему пухлую, но крепкую ладонь.

– Ягодин, – коротко представился страховой магнат и сел на предложенный ему стул.

– Кофе хотите? – предложил Житков.

Ягодин едва уловимо поморщился:

– Я уже пил сегодня. А кофе не водка, много не выпьешь. У тебя чего-нибудь покрепче нет? Промок весь, как бы не простудиться, – пояснил он, обращаясь к Крылову, пока Житков доставал из сейфа початую бутылку коньяка.

– А вы чего ж? – удивился Ягодин, обнаружив, что на столе появился только один стакан.

– Нам еще рановато, – сухо пояснил Житков, – дел много.

– А я, пожалуй, выпью, – храбро заявил Крылов, не обращая внимания на осуждающий взгляд начальника и доставая стакан из собственного стола.

– И правильно, – одобрил Ягодин, щедро наливая в стаканы из почти полной бутылки, – о здоровье нужно заботиться неустанно. Вот за него и выпьем.

– Ты, Серега, в курсе дела? – поинтересовался Ягодин, сделав мощный глоток.

– Пока только в самых общих чертах.

– Тогда слушай сюда. В двух словах дело выглядит так: пару недель назад к нам обращается известный предприниматель пятидесяти пяти лет от роду и выражает желание застраховать свою жизнь от несчастного случая на весьма круглую сумму. Мы, естественно, такое намерение можем только приветствовать. Заключаем договор, он выплачивает первый взнос и через десять дней погибает, как последний идиот, от удара током при входе в троллейбус во время дождя, на глазах и на руках у двух десятков свидетелей. Каково?

– А-а, я что-то слышал, – вспомнил Крылов, допив содержимое своего стакана, – вернее, в газетах читал. Его фамилия, кажется, Криволапов?

– Кривопалов, – поморщившись, уточнил Житков, – ты себе больше, пожалуйста, не наливай.

– Это еще почему? – возмутился Ягодин. – Я, например, еще хочу, а один я принципиально не пью.

Он взял бутылку и, держа ее на весу, спросил у Житкова:

– Тебе наливать? Соглашайся, пока не поздно.

– Ладно, – махнул рукой Житков, – выпью. Не хочу, чтобы мой сотрудник шатался при ходьбе в рабочее время. А так ему меньше достанется.

Усмехнувшись, Ягодин тремя экономными движениями разлил остатки коньяка в три стакана. Причем, как заметил Крылов, уровни жидкости в стаканах изумительным образом совпадали. Чувствовался не просто талант, но хорошая школа и солидная практика.

– Ну, вернемся к Кривопалову, – предложил он. – Насколько я понимаю, вы что-то подозреваете?

Ягодин грустно посмотрел на Крылова тускло-серыми, выцветшими от времени глазами и печально произнес:

– Сынок, я подозреваю самое страшное.

Что мне придется отдать эти триста тысяч баксов. Эти ужасные подозрения терзают меня, как черти грешную душу, попавшую в ад. Поэтому я искренне надеюсь, что ты мне поможешь. За что я и предлагаю выпить. А также за ваши премиальные, которые повышаются до десяти процентов.

Отсалютовав собеседникам стаканом, он выплеснул его содержимое себе в рот, ничуть не изменясь в лице.

– Хорошо, но что такое мы можем обнаружить в этом деле, что избавит вас от необходимости платить деньги?

– Я же сказал, – терпеливо пояснил Ягодин, – что застрахован он был от несчастного случая. Если обнаружится, что это было убийство или самоубийство, то это в корне меняет дело.

– Вы мне вот что объясните, Василий Тихонович, – вступил в разговор Житков, – почему вы не застраховали его от умышленного убийства? Понятно, что страховать от самоубийства бессмысленно. Но убийство? Я не понимаю.

– А чего тут понимать? Он сам не захотел.

И правильно сделал. Профессия предпринимателя сейчас у нас очень опасна. Соответственно высоки и взносы за такую страховку. Овчина не стоит выделки.

– Странный он, однако, избрал способ для самоубийства, если, конечно, это именно самоубийство, – заметил Крылов.

– Не более странный, чем способ убийства, в том случае, если это убийство, – живо возразил Ягодин.

– Да, – задумчиво согласился Житков, – замаскировать самоубийство под несчастный случай гораздо легче, чем убийство. Ведь в этом случае жертва сотрудничает с людьми, заинтересованными в ее смерти. Если, конечно, такое сотрудничество вообще имеет место.

– Кстати, о заинтересованности, – вспомнил Крылов, – кто является получателем страховой премии?

– Молодая вдова, Юлия Тарасовна, – ответил Ягодин.

– Сколько ей?

– Двадцать восемь.

– Давно они поженились?

– Полтора года назад.

Наступила короткая пауза, которую прервал Крылов:

– А почему, будучи достаточно богатым, чтобы страховаться на триста тысяч баксов, он ездил на троллейбусе?

Ягодин усмехнулся:

– Я вот тоже не бедный, во всяком случае, пока не выплатил эту проклятую страховку, однако к вам также приехал на троллейбусе. Причины для этого могут быть самые разные. Не хочу их даже называть. Но что касается финансового положения покойного, то в последнее время оно стало далеко не блестящим. И незадолго до своей гибели он продал одну из двух своих машин – «шестисотый» «Мерседес». На другой – «Фольксвагене» – в основном ездила его жена.

– А что по этому поводу думает милиция?

Ягодин кивнул головой на Житкова:

– Я думаю, что про милицию твой шеф тебе лучше меня расскажет. Ее, в отличие от меня, несчастный случай вполне устраивает. А единственное, что она умеет делать безупречно и виртуозно, так это увиливать от работы. Чем вы, собственно говоря, и пользуетесь. Еще есть вопросы?

Переглянувшись, оба сыщика отрицательно помотали головами.

– Что ж, – подытожил Ягодин, поднимаясь со стула, – вопросов у вас нет, коньяка тоже.

Пора уходить. Когда что-нибудь появится – звоните.

– Вы имеете в виду вопросы? – простодушно уточнил Крылов.

– Почему? Коньяк тоже хороший повод для звонка.

– Сейчас куда? В контору? – спросил Житков, подавая клиенту не успевший высохнуть плащ.

– Нет, домой. Как говорится, с утра выпил – день свободен. Сегодня без меня обойдутся. Я думаю, вам излишне напоминать, что всю добытую в ходе следствия информацию, если таковая, разумеется, появится, следует сообщать мне, и только потом мы будем совместно решать, как поступить дальше.

Житков утвердительно кивнул головой.

Помахав на прощанье шляпой, Ягодин, тяжело ступая, вышел из офиса.

* * *

– С чего же мне начать? – спросил Крылов, когда дверь за Ягодиным закрылась.

– С покупки в ближайшем ларьке нескольких пачек жевательной резинки попахучей. Жевать ее тебе придется до вечера, чтобы не дышать алкоголем на тех людей, с кем ты будешь общаться.

– А с кем мне придется общаться?

– Во-первых, вот тебе телефон следователя районной прокуратуры Виктора Владимировича Черных. Он ведет это дело. Скажешь, что ты от меня. Я с ним уже договорился. Пока они это дело не прикрыли, а все к этому идет, он тебе, чем сможет, будет помогать. А когда прикроют, квалифицировав инцидент как несчастный случай, то, наоборот, – будет мешать изо всех сил: ворошить закрытые дела для них – нож острый, тут Ягодин прав. Кстати, с этого момента вдова будет иметь право на получение страховой премии. Во-вторых, после разговора с Черных будешь действовать по обстановке. Встречаемся здесь в пять часов вечера и утром в девять, как обычно. Только без опозданий. Договорились?

– Договорились.

– Тогда разбежались. Время не ждет.



Глава 2

Следователь Черных, несмотря на свою фамилию, оказался ярко выраженным блондином лет около тридцати двух, не более. Он принял Крылова в здании районной прокуратуры, в своем кабинете, который, судя по количеству столов, делил с тремя, в данный момент отсутствующими, коллегами. Как и предсказывал Житков, он проявил полную готовность предоставить информацию о ходе следствия взамен на обещание сообщить ему все, что сможет накопать Крылов, в чем лично он, Черных, очень сомневается. Тем не менее он выложил на свой стол тощую папку и сказал:

– Садитесь за любой свободный стол и изучайте. Можете только читать, выписки делать нельзя. Много времени это не займет. Будут вопросы – задавайте. Я пока поработаю с другими бумагами.

Крылов последовал этим указаниям, и в комнате воцарилась тишина, нарушаемая только шелестом бумаг и скрипом перьевой ручки следователя Черных.

Знакомство с материалами следствия, как это и предсказывалось, не заняло много времени.

Оно могло быть и еще короче, но, помня предупреждение Черных, Крылов кое-что запомнил наизусть. Память у него была хорошая, если не сказать больше. Через двадцать минут у него сложилось следующее представление о случившемся две недели тому назад: Александр Алексеевич Кривопалов покинул офис в десять тридцать и в сопровождении своего личного секретаря, Евгения Олеговича Семко, направился к остановке троллейбуса, чтобы отправиться на нем к зданию арбитражного суда, где ровно в одиннадцать часов должно было состояться слушание дела, в котором Кривопалову предстояло выступать в качестве ответчика. До суда было четыре остановки, что не могло занять более десяти минут; так что запас времени у них был достаточный. В руках Кривопалов нес свой «дипломат» с документами по делу. У Семко также был «дипломат» и, кроме того, большой зонт – в это время шел дождь. Зонт был один на двоих: его размеры это позволяли. Подойдя к остановке, они остановились, стоя под зонтом – дождь усилился. Народу было немного – человек шесть-семь.

Когда подошел троллейбус и несколько человек из него вышли, Кривопалов вышел из-под зонта и направился ко входу. Семко несколько отстал, складывая зонт; между ним и Кривопаловым оказалось два-три человека. Когда Кривопалов занес ногу на подножку троллейбуса, держась рукой за поручень, раздался щелчок и, практически одновременно, крик и визг. Кривопалов упал на мокрый асфальт, сжимая в руке ручку своего «дипломата». Рядом с ним, роняя авоськи, опустилась на колени, а потом повалилась на бок пожилая женщина в полуобморочном состоянии; она одновременно с Кривопаловым пыталась войти в троллейбус через другую половинку задней двери. Подбежав к шефу, Семко с чьей-то помощью оттащил его от троллейбуса под навес остановки и, попросив вызвать «Скорую помощь», попытался, как мог, оказать пострадавшему первую помощь. Но все было бесполезно. Приехавший минут через шесть врач «Скорой», повозившись еще минут десять, констатировал смерть Кривопалова от электротравмы.

Помимо Кривопалова и упавшей в обморок, но вскоре пришедшей в себя пожилой женщины, удар током различной силы ощутили еще три человека.

Троллейбус был отбуксирован на стоянку ГАИ и через день подвержен технической экспертизе. Акты экспертизы были также аккуратно подшиты к делу. Суть их кратко сводилась к следующему: хотя техническое состояние троллейбуса было далеко не идеально, никакой неисправности, могущей привести к поражению пассажиров электрическим током, на момент исследования обнаружено не было. Однако, с другой стороны, комиссия не может утверждать, что такового не было в момент происшествия.

Оторвавшись от дела, Крылов слегка кашлянул, стараясь привлечь внимание углубленного в работу следователя.

– Прочитали? – поинтересовался тот, подняв глаза на Крылова.

– Прочитал, – вздохнув, подтвердил он.

– И какое впечатление?

– Наверное, такое же, как и у вас: ловить тут нечего.

Следователь удовлетворенно хмыкнул, но, внезапно посерьезнев, вкрадчиво уточнил:

– А Житков что по этому поводу думает?

Как ни печально было это для Крылова, но ему стало совершенно ясно, что его собственное мнение следователя Черных интересует чрезвычайно мало, если вообще интересует. А вот мнение бывшего полковника Житкова его интересует, и даже очень.

– Житков думает примерно то же самое, – уныло сообщил Крылов.

Кажется, теперь Черных был совершенно удовлетворен.

– Значит, будем считать, что на этом все закончено?

– Ну нет, – вяло возразил Крылов, – еще немного поработаем.

– Понимаю. Необходимо проявить рвение перед страховой компанией? – ехидно ухмыльнулся Черных.

Крылов молча развел руками, показывая, что пасует перед глубокой осведомленностью собеседника.

– Ну хорошо, – подвел итоги следователь, – мне сейчас не до этого, по другому делу сроки поджимают. Так что дня три у вас есть. А потом буду готовить постановление о прекращении дела. Надеюсь, что наш договор остается в силе: если что-нибудь найдете – я должен об этом знать.

– Само собой, – подтвердил Крылов, пожимая протянутую на прощанье руку следователя Черных.

* * *

Выйдя из здания прокуратуры, Крылов достал блокнот и аккуратно записал то, что выучил в кабинете следователя: имена и адреса всех свидетелей и участников инцидента на троллейбусной остановке. После этого остановил такси, решив нанести визит главному инженеру трамвайно-троллейбусного управления – ТТУ.

К счастью, сделать это оказалось гораздо проще, чем он ожидал. Не прошло и часа, проведенного в оживленных личных переговорах с охраной и телефонных – с секретаршей, как Крылов оказался в просторном, но отнюдь не блещущем роскошью кабинете главного инженера ТТУ – пожилого нервного еврея в мятом пиджаке и в съехавшем набок галстуке. Главного инженера звали Моисей Маркович.

Без лишних предисловий – о цели визита он уже был осведомлен секретаршей – Моисей Маркович ткнул пальцем в ближайший к нему стул:

– Присаживайтесь, молодой человек, но имейте в виду, через пять минут у меня совещание. Какой у вас ко мне интерес?

– Видите ли, Моисей Маркович, я представляю интересы страховой компании в деле о несчастном случае, если вы помните, с Криволаповым…

– С Кривопаловым, молодой человек, – поправил Моисей Маркович, осуждающе глянув на Крылова поверх спущенных на кончик носа очков, что вообще-то было довольно далеко от глаз. – Еще бы мне не помнить! Если вы, молодой человек, думаете, что у нас в городе каждый день кого-то убивает током при входе в троллейбус, то вы большой оптимист.

– Почему оптимист? – удивился Крылов.

– Потому что в таком случае я не сидел бы в этом кабинете уже десять лет, а сидел бы примерно такой же срок, но совершенно в другом месте. Вы меня понимаете?

– Теперь понимаю.

– Замечательно! А теперь постарайтесь, чтобы и я вас наконец понял.

– Я читал протокол технической экспертизы троллейбуса, подписанный в том числе и вами. Там говорится примерно следующее: на момент обследования дефектов, которые могли бы привести к трагическим последствиям, не обнаружено, но не исключено, что они могли быть в момент происшествия.

– И что из этого?

– Сам не знаю. Не могли бы вы пояснить, что, собственно, здесь имеется в виду?

К этому времени Крылову стало совершенно ясно, что лазить за словом в карман Моисею Марковичу нет никакой необходимости. Тем не менее после его вопроса Моисей Маркович задумался на целых две секунды.

– Прежде чем отвечать на ваш вопрос, молодой человек, – наконец задумчиво начал он, – хотелось бы знать, на что, собственно, я могу рассчитывать в смысле понимания ответа. Позвольте полюбопытствовать, у вас есть верхнее образование?

– Да, по образованию я инженер-строитель.

– Прелестно! Инженер-строитель. Вы знаете, мой сын – Моня, тоже по образованию инженер-строитель. Когда он окончил институт – это было давно, лет пятнадцать назад, – то вызвался строить нам дачу. Когда я увидел, что у него получилось, я ему сказал: «Моня, я надеюсь, что эта халабуда – последнее, что ты построил в своей жизни». После этого я устроил его в торговлю.

– А что с дачей?

– Живу там летом. А что делать? Не ломать же ее? Это нанесло бы мальчику душевную травму. Я уже молчу о расходах, которые нанесли бы душевную травму моей жене. Потом нужно будет строить новую, а где гарантия, что она будет лучше? Моня был не самый плохой студент на своем факультете. Но каждую ночь я жду, что эта дача упадет нам на голову.

– Я вам сочувствую.

– Душевно тронут. Теперь я представляю, как с вами разговаривать. Я вам буду отвечать так, как сделал бы это, если бы передо мной сидел мой сын Моня. Вы не против?

– Нет, конечно.

– Прелестно. Хорошо еще, что кроме нас здесь никого больше нет.

– Почему? – насторожился Крылов. – Вы расскажете что-то секретное?

– Боже упаси! Какие секреты? Просто со стороны это будет выглядеть так, будто я дружески беседую с идиотом.

– Что же, Моня, по-вашему, идиот? – обиделся за неведомого коллегу Крылов.

– В том, что касается электротехники, – вне всяких сомнений, – убежденно подтвердил Моисей Маркович, – а в торговле, напротив, он, как выяснилось, неплохо соображает.

– Ну хорошо, – сдался Крылов, – рассказывайте как идиоту.

– Прелестно. А теперь я задам вам вопрос: почему на мокром полу вас сильнее ударит током, чем на сухом, если вам взбредет в голову дикая мысль ухватиться за провод под напряжением?

– Потому что вода проводит ток.

– Прелестно. Вы совершенно правы. А теперь представьте себе троллейбус под проливным дождем. Представили?

– Легко.

– Прелестно. Представьте далее, что какая-то маленькая струйка протекла через микроскопическую трещину в изоляции между, например, корпусом троллейбуса и токоведущей частью. Представили?

– Представил.

– А теперь попытайтесь представить, что произойдет, когда кто-то замкнет своим телом этот самый корпус на землю. Представили?

– Его ударит током.

– Прелестно. Но это даже Моня знает. Я спрашиваю, что произойдет не с телом, а со струйкой в трещине.

– А что с ней произойдет?

– Я не знаю, что с ней произойдет, я не господь бог, но я могу догадаться, что с ней может произойти.

– И что же с ней может произойти?

– А что вообще, по-вашему, происходит с телами, по которым течет ток?

– Они нагреваются.

– Браво! И что дальше?

– Струйка может вообще испариться!

– Гениально! Если бы вы не переменили профессию, как и мой сын, я, пожалуй, рискнул бы заказать вам перестройку дачи.

Крылов смущенно потупился.

– Итак, – продолжал Моисей Маркович, – что мы имеем на выходе? Мы имеем убитый труп и внешне абсолютно исправный троллейбус. Мы можем мерить ток утечки, сопротивление изоляции и всякие другие умные вещи, и все будет в порядке.

– До тех пор, пока в трещину опять не попадет вода?

– Именно, мой юный друг.

– А нельзя ли ее найти и устранить?

– Это в вас заговорил голос вашей новой профессии, мой дорогой следопыт. Но, как, воз, можно, вы изволили обратить внимание, троллейбус – это такая довольно большая штука.

Однако если у вас есть пара лет свободного времени, чтобы облазить с микроскопом все возможные места появления трещинки, а у вашей страховой компании хватит глупости и денег, чтобы оплатить вашу тягу к исследованиям и простой троллейбуса, то вполне вероятно…

– Понял, Моисей Маркович. Еще один вопрос, если вы не возражаете.

– Валяйте, у вас еще минута.

– Насколько мне известно, дистиллированная вода не проводит электрический ток. Почему же дождевая вода, попавшая в трещину…

– Вы когда-нибудь слышали про кислотный дождь? – прервал Крылова Моисей Маркович, уловив суть вопроса.

– Слышал, конечно.

– Так если вы думаете, что с неба вам на голову падает дистиллированная вода, то вы гораздо больший оптимист, чем прилично быть в вашем возрасте. На самом деле вам на голову и нам на троллейбусы падает сильно разбавленная, но все же кислота. И она прекрасно проводит ток и, попутно замечу, разъедает краску, что буквально разоряет наше управление. Поэтому – мой вам совет – не ходите под дождем без зонтика или хотя бы без головного убора.

В это время на столе зашипело переговорное устройство, и секретарша сообщила, что люди на совещание прибыли. Крылов встал:

– Спасибо, Моисей Маркович, за полезную беседу, передавайте привет Моне.

– Э-э, – грустно протянул тот, пожимая Протянутую руку, – Моня уже пятый год живет в Израиле. И как вы думаете, чем он там занимается?

– Неужели строительством?

– Точно, – удивился Моисей Маркович, – как вы догадались? Нет, – он одобрительно покачал головой, – вы далеко не такой простофиля, каким кажетесь на первый взгляд.:. ; .

Крылов покинул кабинет главного инженера ТТУ, будучи полностью удовлетворенным визитом: помимо интересующей его информации, он получил еще и комплимент.

Глава 3

Покинув словоохотливого главного инженера ТТУ, Крылов направился к ближайшему из замеченной им на противоположной стороне улицы вереницы телефонов-автоматов.

Дождь уже кончился, и временами из-за туч проглядывало солнце, чего не случалось вот уже целую неделю.

В намерения Крылова входило посещение вдовы погибшего предпринимателя, но он далеко не был уверен в том, что его примут с распростертыми объятиями. Вдове не было никакого резона содействовать расследованию, единственной целью которого, как нетрудно было догадаться, было лишить ее страховой премии.

Тем не менее долг обязывал хотя бы попытаться пообщаться с ней. Собственно говоря, все это расследование проводилось по этой же причине.

Беседа с главным инженером ТТУ не привнесла в этом смысле ничего нового; несчастный случай оставался самой вероятной причиной гибели злополучного коммерсанта.

Второй длинный гудок был прерван проникновенно-бархатным приветливым контральто:

– Алло.

– Здравствуйте.

– Добрый день.

– Могу я услышать Юлию Тарасовну?

– Да, это я.

– Моя фамилия Крылов. Я сотрудник частного розыскного бюро «Шерхан». В данный момент я представляю интересы страховой компании «Орион».

Крылов решил, что необходимо сразу открыть карты, дабы в дальнейшем избежать возможных упреков в вероломстве.

– Другими словами, вы проводите собственное расследование трагического происшествия с моим мужем?

Голос вдовы ни на йоту не уменьшил своей доброжелательности и бархатистости. Он только приобрел немного тихой грусти; то ли по безвременно почившему мужу, то ли по бесполезно затрачиваемым сотрудниками «Шерхана» усилиям.

– Что-то вроде этого, – почти извиняющимся тоном подтвердил Крылов. – Но это скорее – простая формальность.

– И чем же я могу быть вам полезна?

– Мне хотелось бы задать вам несколько вопросов. Если вы, конечно, не возражаете.

– Нисколько не возражаю. Напротив, я заинтересована в том, чтобы все возможные сомнения в абсолютной законности выплаты страховки были рассеяны. Когда вы хотите со мной встретиться?

– Чем быстрей, тем лучше.

– Приезжайте прямо сейчас. Адрес знаете?

– Знаю.

– Я предупрежу охрану.

– Я буду через полчаса.

– Жду.

Вдова повесила трубку.

* * *

Квартира Кривопаловых располагалась в одном из домов, построенных в последнее время на тихих улочках центра города специально для очень состоятельных людей. Крылов знал, что стоимость квартир в таком доме очень высока, но видеть своими глазами, что они из себя представляют, ему еще не доводилось.

Сидящий в подъезде охранник читал «Экспресс-газету». При появлении Крылова он нехотя оторвался от чтения и вопросительно посмотрел на визитера.

– Я к Кривопаловой, – коротко бросил ему на ходу Крылов, направляясь к лифту по ковровой дорожке.

– Простите, как ваша фамилия? – спросил охранник, вставая со стула.

– Крылов.

– Четвертый этаж, – лаконично проинформировал его успокоенный страж, возвращаясь к чтению.

На четвертом этаже было всего две квартиры. Крылов подошел к той, на которой красовался нужный ему номер, и нажал на кнопку звонка.

Юлия Тарасовна Кривопалова была очень хороша собой. Он понимал, что пятидесятитрехлетние богачи, как правило, не женятся на дурнушках, но то, что он увидел, превзошло все его ожидания. Первое, что он заметил, после того как дверь открылась, это большие зеленые глаза, время от времени скрывавшиеся за опахалами длинных ресниц. Мгновением позже он понял, что глаза являются составной частью красивого, чуть скуластого лица, обрамленного густыми темно-каштановыми, слегка вьющимися волосами.

Пухлые ярко-красные губы безупречной формы разошлись в приветливой улыбке и явили миру набор белоснежных, влажно блеснувших зубов.

Длинный мягкий шерстяной джемпер с глубоким вырезом, надетый, как показалось Крылову, прямо на голое тело, позволял любоваться верхней частью глубокого ущелья, являющегося неотъемлемой частью великолепного горного пейзажа под названием «бюст». Джемпер, как ни длинен он был, все же далеко не достигал колен. И то, что он оставлял открытым, сделало бы честь любой звезде кордебалета. На ногах Юлии Тарасовны были мягкие домашние туфельки, опушенные заячьим мехом. В целом весь ее туалет наводил на мысль о тщательно продуманной небрежности.



– Господин Крылов? – Хозяйка первой не выдержала затянувшейся паузы.

– Да! Простите. Еще раз здравствуйте, – наконец опомнился и смутился Крылов.

– Здравствуйте. Проходите же.

Хозяйка приветливо показала рукой, куда именно нужно двигаться растерявшемуся посетителю, явно довольная произведенным впечатлением. Короткий коридор привел их в просторную, богато меблированную гостиную, где Крылов крайне осторожно присел на изящное и хрупкое на вид канапе. Вопреки его опасениям, канапе не только не сломалось, но даже не скрипнуло под немалой тяжестью его тела.

«Интересно, а двоих эта штука выдержит?» – мелькнула в его голове странная мысль.

Сама хозяйка, изящно подобрав ноги, села в низкое кожаное кресло прямо напротив гостя.

– Не желаете что-нибудь выпить? – с любезной улыбкой спросила она.

– Нет, спасибо, – мужественно отказался Крылов.

Только в детективных романах советской писательской школы милиционеры отказываются от предлагаемой им в рабочее время выпивки, а лица, ведущие частное расследование, напротив, пьют с утра до вечера. В жизни обычно все как раз наоборот. И это понятно: с милиционером, пьяным или трезвым, граждане обязаны общаться – выбора у них нет. Частный детектив такой привилегией не обладает. А граждане, как правило, не очень любят тех, кто раньше них напивается. Это Житков популярно и энергично объяснил ему сегодня утром после ухода Ягодина.

– Тогда задавайте ваши вопросы, господин Крылов. Кстати, как вас по имени-отчеству?

– Сергей Игоревич.

– Очень приятно. Если хотите курить, пожалуйста, курите, не стесняйтесь, – хозяйка указала на стоявшую рядом с канапе на низком столике пепельницу с несколькими окурками и пачку длинных коричневых сигарет. – Я и сама много курю, к сожалению.

– Спасибо, закурю с большим удовольствием, – поблагодарил Крылов, доставая из кармана пачку сигарет «LM».

Закурив, он задал свой первый вопрос:

– Юлия Тарасовна, извините за прямоту, но позвольте вас спросить. Не было ли у вашего мужа оснований для самоубийства?

– Что?!

Вдова была настолько изумлена вопросом, что даже привстала с кресла. Потом она опять откинулась на его спинку и громко рассмеялась.

Крылов терпеливо ждал ответа.

– Простите меня, ради бога, – наконец обрела хозяйка возможность говорить, – я, признаться, ожидала чего угодно, только не этого вопроса. Напрягая фантазию перед вашим визитом, я могла предположить, что вы попытаетесь обвинить меня в убийстве моего мужа с целью завладения наследством и страховой премией.

Но додуматься до того, что человек может покончить с собой путем простой посадки в городской троллейбус, я, конечно, не смогла. Извините, – Вы напрасно извиняетесь, – спокойно пояснил Крылов, – вопрос, конечно, на первый взгляд несколько странный…

– Мягко говоря, – вставила Юлия Тарасовна.

– Согласен. Но это только на первый взгляд.

Вы сейчас поймете. Способ самоубийства мы в данный момент вообще не обсуждаем. Было бы желание, а способ можно изобрести самый невероятный. Поэтому я вас и спросил об основаниях. Если их нет, то и говорить не о чем. А если есть, то можно заняться и способом. Но никак не ранее.

– Понимаю, – посерьезнела вдова. – Могу вам совершенно определенно ответить: для самоубийства у моего мужа не имелось совершенно никаких причин. А самое главное, мой муж по складу характера был не таким человеком, чтобы кончать жизнь самоубийством. Даже и при наличии каких угодно причин для этого.

Это просто исключено.

– Понимаю, – легко согласился Крылов. – Тогда переходим к следующему вопросу. Скажите, пожалуйста, Юлия Тарасовна, кто является наследником вашего покойного мужа?

– Что касается имущества, то наследников трое: я и двое его взрослых детей от первого брака. Завещания, насколько мне известно, муж не оставил. А что касается страховки, то все причитается мне. Таковы условия страхового договора.

Больше вопросов у Крылова не было. Да и эти вопросы, честно говоря, были им высосаны из пальца. Главной целью его визита было личное знакомство с вдовой. И, поскольку эта цель была достигнута, он, распрощавшись и оставив визитную карточку, с легким сердцем покинул гостеприимный дом Юлии Тарасовны.

Глава 4

– Ну, как успехи?

Житков поджидал Крылова, сидя за своим столом с дымящейся чашкой кофе в руке.

– А мне кофе положен?

– В общем, это станет ясно после того, как ты отчитаешься о проделанной сегодня работе.

Но я привык доверять людям. Поэтому сварил и на твою долю. Загляни в кофеварку.

– Ну, так что? – повторил свой вопрос Житков, после того как его сотрудник уселся за свой стол с чашкой в руках.

– Общее впечатление – пустой номер. Я полагаю, что это для тебя не сюрприз.

– Это даже хорошо. Я считаю, что одного сюрприза в день вполне достаточно.

– А что, сегодня уже был?

– Признаюсь, повышение нашего гонорара господином Ягодиным до десяти процентов меня сильно удивило.

– К сожалению, у меня складывается впечатление, что он почти ничем не рискует.

– Понимаешь, в чем дело, – флегматично пояснил Житков, – если у тебя что-то не получилось по каким-то объективным причинам, то это – судьба. А на судьбу не обижаются. Однако если ты мог что-то сделать, но не сделал этого по собственной глупости или нерасторопности, то это очень обидно. В данном случае я не успокоюсь, пока не буду уверен на сто пятьдесят процентов, что здесь все чисто. Нет, – подумав, уточнил он, – пожалуй, этого мало. Процентов на триста, никак не меньше.

– Ну хорошо, – вздохнул Крылов, – тогда слушай.

Самым подробным образом он пересказал шефу события сегодняшнего дня. Тот внимательно слушал, задавая время от времени уточняющие вопросы. Когда Крылов закончил, в комнате воцарилась тишина. Житков задумчиво крутил в руках пустую чашку.

– Ты что? На кофейной гуще гадаешь? – не выдержал наконец Крылов.

– Что? Да нет, – очнулся Житков, – размышляю.

– Давай вместе поразмышляем.

– Давай.

– С чего начнем?

– Это самое простое. Начать необходимо с предположения, что это не был несчастный случай. Все остальное нас просто не интересует. Я называю этот метод расследования «сыскной реализм».

– По аналогии с социалистическим реализмом? – догадался Крылов, вспомнив уроки литературы в средней школе.

– Да. Некоторые вещи, по каким-либо причинам нас не устраивающие, мы считаем как бы не существующими в природе.

– Давай начнем с этого, – охотно согласился Крылов, – а что дальше?

– А дальше ясно, что если его ударило током от троллейбуса, то это – несчастный случай.

– Нас это не устраивает.

– Точно. Но то, что погиб он именно от электротравмы, – факт установленный.

– Значит, исходим из того, что током его ударил не троллейбус. Тогда что?

– А с чем он еще соприкасался в этот момент?

– С другими пассажирами.

– Правильно. И кое-кого из них тоже тряхнуло, но не так сильно.

– Здорово! Значит, это не его ударило от одного из пассажиров, а, наоборот, они пострадали от Кривопалова, рикошетом?

– Именно так, в соответствии с нашим методом.

– Но, кроме как со своей одеждой и «дипломатом», он больше ни с чем не соприкасался.

– Одежду пока оставим на самый крайний случай… А вот «дипломат» может представлять интерес.

– В каком смысле?

– А ты припомни, что говорится об этом «дипломате» в протоколах опроса свидетелей, которые тебе дал Черных.

– Что он был зажат в руке Кривопалова и пришлось применять некоторые усилия, чтобы освободить его из уже мертвой руки.

– А что там же говорится о второй из пострадавших – пожилой женщине?

– Она упала в обморок.

– Правильно. Но что она держала в руках?

– Авоськи с продуктами, которые попадали на асфальт.

– Вот видишь! – торжествующе воскликнул Житков.

– Что?

– Разницу.

– Какую? – Крылов был озадачен и не понимал радости собеседника.

– Почему-то у женщины авоськи падают на землю, а Криволапов…

– Кривопалов, – мстительно поправил Крылов.

– Неважно.., а Кривопалов зажимает «дипломат» в руке. Почему?

– И почему же, по-твоему?

– Тебя когда-нибудь током било? – неожиданно спросил Житков.

– Сильно никогда. Так, по мелочам.

– Меня тоже по мелочам. Но однажды я присутствовал при том, как один наш милиционер на дежурстве схватился за неисправный электрочайник под напряжением.

– И что с ним стало?

– Его трясло, как отбойный молоток, но бросить ручку чайника он не мог, пока мы не выдернули шнур из розетки. Руку свело судорогой.

– Жив остался?

– Остался. Только заикался недели две. Потом постепенно прошло.

– То есть ты хочешь сказать, что Кривопалова убил его собственный «дипломат»?

– Больше нечему.

– А как пострадали остальные пассажиры?

– Представь себе, что «дипломат» сработал в тот момент, когда Кривопалов прикоснулся свободной рукой к троллейбусу. Тогда часть напряжения попадает на его корпус и удар получат те, кто дотронулся до корпуса рукой или встал одной ногой на подножку, как эта женщина. Только рука Кривопалова зажимает «дипломат», как источник тока, а женщина роняет авоськи, поскольку они таковыми не являются. Логично?

– Логично. Но что потом стало с этим хитрым «дипломатом»?

– А вот это нам и предстоит выяснить. Если это было убийство, как я склонен предполагать, а не замаскированное самоубийство, то рядом должен был находиться тот, кто привел «дипломат» в действие.

– А затем, возможно, и заменил «хитрый»

«дипломат» на обычный – по виду точно такой же.

– Верно. И если этот хитрый «дипломат» уже уничтожен, то доказать что-то будет чрезвычайно сложно. Поэтому завтра с утра вплотную займешься секретарем покойного. Как его там?

– Семко Евгений Олегович.

– Наезжай на Евгения Олеговича поплотней. Явно напирай на «дипломат». Может быть, он задергается и сделает какую-нибудь глупость.

Я буду тебя подстраховывать и постараюсь проследить, что он будет делать после того, как ты уйдешь. Понял?

– Чего тут не понять.

– Тогда на сегодня все. Завтра утром встречаемся здесь и уточняем детали. Только прошу без опозданий.

Глава 5

Семко, высокий сухощавый брюнет лет двадцати четырех, ждал Крылова, как это и было условлено по телефону, на своем рабочем месте – в приемной перед пустующим теперь кабинетом ныне покойного шефа. Он не производил впечатления волевого сильного человека. Более того, он заметно нервничал. Хмуро поздоровавшись, Крылов сел в предложенное ему кресло и без предисловий спросил, глядя прямо в глаза собеседнику:

– Господин Семко, меня интересует, в сущности, только один вопрос: где «дипломат», который держал в руках ваш шеф в момент своей гибели?

Семко слегка побледнел.

– Что вы сказали? – неуверенно переспросил он.

– Вы прекрасно слышали, что я сказал. Где «дипломат»?

– Я не понял сразу, о чем, собственно, речь, – начал оправдываться Семко. – А где тот «дипломат», я, ей-богу, не знаю. Наверное, у его жены. Но точно не скажу.

Крылова интересовали не столько слова, которые произносил Семко, сколько его общая реакция. Он заметил, что тот сумел взять себя в руки, но глаза Семко все же затравленно бегали.

– Расскажите подробнее, что происходило с этим «дипломатом» после гибели вашего шефа.

– После того как тело Кривопалова увезли в морг, я взял «дипломат» и привез его сюда, в .контору. Вот, собственно, и все.

– Кому вы его передали?

– Заместителю и компаньону покойного – Виктору Степановичу Бутлеру.

– Вы открывали его?

– Нет. Виктор Степанович открыл его сам в моем присутствии.

– Зачем?

– Мы хотели убедиться в том, что все бумаги, касающиеся очень важного процесса, по поводу которого мы, собственно, и должны были ехать в арбитражный суд, находятся в целости и сохранности.

– Так оно и оказалось?

– Да.

– Значит, вы вернулись в контору с двумя «дипломатами»?

– Почему вы так решили? – после мгновенного замешательства ответил вопросом на вопрос Семко.

– В материалах следствия отмечено, что из конторы вы оба вышли с «дипломатами» в руках. Разве это не так?

– Да, – нехотя согласился Семко, – я действительно вернулся в контору с двумя «дипломатами». Только я не понимаю, какое это имеет значение.

– А мне кажется, что прекрасно понимаете, – с нескрываемой угрозой в голосе произнес Крылов, добросовестно выполняя директиву своего многоопытного шефа.

Семко, ничего не ответив, отвел глаза в сторону.

– Могу ли я поговорить с Виктором Степановичем Бутлером? – после небольшой паузы поинтересовался Крылов.

– Попробуйте, – пожал плечами Семко, – его кабинет напротив.

– Вы пока не уходите?

– Нет, я буду здесь.

Кивнув, Крылов отправился к Бутлеру.

К сожалению, Бутлер срочно куда-то уехал десять минут назад. Об этом Крылову сообщила его секретарша – улыбчивая веснушчатая блондинка по имени Оля, которой он представился как частный детектив.

– Очень жаль, – пробормотал Крылов, узнав эту новость.

– А что вы хотели? – доброжелательно поинтересовалась девушка, видимо, питая немотивированное уважение к экзотической профессии посетителя. – Может быть, я смогу вам помочь?

– Может быть, – согласился Крылов. – Вы не присутствовали случайно в тот момент, когда Семко вернулся в контору после гибели Кривопалова?

– Конечно, я была здесь, – подтвердила Оля, в ужасе широко раскрыв серые глаза, – это был просто кошмар!

– А вы не обратили внимания, у него было что-нибудь в руках?

– Конечно, обратила, – уверенно ответила Оля. – У него в руках было два одинаковых «дипломата».

– Одинаковых? – удивился Крылов. – Вы, Оля, не ошиблись?

– Нет, – так же уверенно подтвердила она, – один его собственный, а другой Кривопалова.

У них были одинаковые «дипломаты».

– И давно они обзавелись одинаковыми «дипломатами»? И почему?

– Точно не скажу, но не больше месяца.

А почему, не знаю. Может быть, случайно.

– И потом он, конечно, открыл только один из них. А именно, «дипломат» своего шефа, – многозначительно изрек Крылов, пытаясь эффективностью дедуктивного метода произвести на симпатичную секретаршу такое же впечатление, как хитроумный Шерлок Холмс на простоватого доктора Ватсона. И сел в лужу.

– Вот и нет, – возразила Оля, озадаченно посмотрев на сконфуженного сыщика, – он сказал, что всегда их путает, и открыл первый попавшийся. Оказалось, что это его «дипломат»…

– И что же там было? – глубокомысленно уточнил Крылов, стараясь загладить свой промах.

– Бумаги, бутерброды в пакете.., не помню точно…

– Хорошо, продолжайте.

– Потом он открыл другой «дипломат», и они с Виктором Степановичем убедились, что все документы на месте.

– Спасибо, вы мне очень помогли.

– Пожалуйста, мне не трудно.

– А где сейчас «дипломат» Кривопалова?

– У его жены. Мы с Женей Семко сложили в него кое-какие личные вещи покойного, и я передала все это ей.

– Скажите, пожалуйста, как называется ваша фирма?

– «Букинвест».

– А что это значит?

– «Бу» значит Бутлер, «ка» – Кривопалов, «инвест»…

– «Инвест» я знаю.

– Тогда все, – она мило улыбнулась.

– Оля, а вы не могли бы дать мне свой телефончик?

– Служебный или домашний? – быстро спросила она и покраснела.

– Оба, если можно.

– Я не даю свой телефон женатым мужчинам, – заявила Оля, испытующе посмотрев на Крылова.

– Тогда все в порядке, я не женат, – уверенно ответил тот.

И, помолчав, добавил:

– Уже.

Оля молча написала на взятом со стола листке бумаги два номера и протянула листок Крылову.

– Еще раз спасибо. Вот, и вы возьмите на всякий случай, – он протянул девушке свою визитку. – Может быть, припомните что-нибудь интересное. А может быть, вам понадобятся услуги частного детектива. Буду рад вам помочь.

– Спасибо.

– А может быть, просто так позвоните, я. еще больше буду рад.

– Нет уж, – твердо ответила Оля, – тогда лучше вы сами позвоните.

Очевидно, те, кто ее воспитывал, придерживались строгих правил. И это ему понравилось.

* * *

Вернувшись в комнату напротив, Крылов задал Семко еще один вопрос:

– Евгений Олегович, как получилось, что у вас с шефом были абсолютно одинаковые «дипломаты»?

– Совершенно случайно, – спокойно ответил Семко, – я свой купил в магазине. А где шеф взял свой – я не знаю.

Было похоже на то, что к этому вопросу он приготовился заранее.

* * *

Житков сидел в своей машине – видавших виды «Жигулях» шестой модели – так, чтобы держать под наблюдением вход в контору и стоявший за углом «Опель» Семко. Пока он особенно не напрягался, зная, что Семко не выйдет из здания раньше, чем Крылов, и читал газету.

Крылов открыл дверцу машины, когда газета была практически прочитана.

– Ну что, – спросил Житков коллегу, складывая газету, – припугнул канцелярскую крысу?

– Все, как договаривались. Парень струхнул изрядно.

– Расскажи подробней.

Крылов начал рассказывать. Когда он дошел до конфуза с секретаршей Бутлера, Житков злорадно рассмеялся:

– Значит, не удалось девчонке пыль в глаза пустить? Нечего выпендриваться на работе.

– Да черт с ней, с девчонкой! Я не пойму, что это за история с «дипломатами». Вроде все как мы и предполагали – два одинаковых «дипломата». Только оба без всяких секретов. Чемоданы как чемоданы. Если только девчонка не врет.

– А чего ей врать? Просто эти ребята немного хитрей, чем мы думали. «Дипломатов» было не два, а три.

– Зачем?

– А как иначе? Кривопалов знает, что у них с Семко «дипломаты» одинаковые. Семко берет с собой «дипломат» с секретом и в подходящий момент меняется с Кривопаловым…

– А если бы тот вздумал заглянуть в него?

– То обнаружил бы, например, что «дипломат» заперт на замок с шифром. А Семко тут же заявил бы, что, наверное, «дипломаты» перепутались, и на этом инцидент был бы исчерпан до следующего подходящего момента. Так что Семко тут ничем не рисковал.

– Ну и что дальше?

– А дальше, когда «дипломат» сработал, появился некто третий с «дипломатом» Семко. В суматохе, возникшей около тела, этот третий забирает у Семко хитрый «дипломат» и оставляет взамен его собственный, с бутербродами. Вот и все. Имеется труп и два заурядных «дипломата», которые Семко всем охотно демонстрирует.

– Хитро задумано.

– Не то слово. Замысел почти гениальный.

И знаешь, в чем его главное достоинство?

– В «дипломате»?

– Нет, это техника. Она важна, но не сама по себе. Главное в организационной простоте и устойчивости к непредвиденным обстоятельствам. Осложнения на любом этапе приводят просто к временной отсрочке. Даже если бы Кривопалов не умер от разряда, то наверняка и сам бы не понял, что его трахнуло током. «Дипломаты» меняются по этой же схеме, и все шито-крыто.

– И что же будем делать?

– Я тебе говорил, что если «хитрый» «дипломат» уничтожен, то доказать что-либо будет почти невозможно. Однако мой личный опыт говорит о том, что почти никогда ничего не идет точно по плану. Так что будем идти по следу до конца.

– Используя Семко?

– Именно. То, что у него рыло в пуху, мы установили. Но он либо куплен, либо запуган.

Чтобы искать доказательства, нужно выяснить – кто за ним стоит. Кто этот третий. Жаль, что мы не можем узнать, кому он сейчас звонит. А звонит он наверняка. Но по телефону подробности не расскажешь; максимум, что можно сделать, – это договориться о встрече. А поскольку вопрос горячий, то встреча не за горами. Главное теперь – не упустить Семко. Но я не думаю, что это будет невыполнимой задачей. Он – не более чем банальный дилетант. А мы как-никак профессионалы.

Последнюю фразу Житков произнес, ехидно улыбнувшись, но Крылов этого не увидел. Нечто несравненно более важное приковало его внимание: на пороге появился Семко.

– Паша! Вот он! – слишком громко закричал Крылов.

– Вижу, не ори, – спокойно отреагировал Житков, заводя двигатель. Семко затравленно оглянулся по сторонам и быстрым шагом направился к своей машине. С места Семко рванул так, что, выезжая на дорогу, едва не столкнулся с отчаянно вильнувшим «Запорожцем». Высунувшийся из окна пассажир «Запорожца», не стесняясь в выражениях, высказал все, что он думает о водителе «Опеля». Его можно было понять. На крыше «Запорожца» была закреплена чудом избежавшая падения почти новая стиральная машина.

; – Молодец, Серега, здорово ты его припугнул, – одобрительно заметил Житков, устремляясь в погоню.

Он вел преследование умело, приближаясь к «Опелю» там, где был велик шанс потерять его из виду, и удаляясь, чтобы не привлекать внимания, там, где сворачивать ему было некуда.

Семко уверенно ехал в какую-то хорошо известную ему точку города. Вскоре его «Опель» выехал на широкую трассу проспекта 50 лет Октября, где остановился во втором ряду перед красным сигналом светофора. Житков остановился в том же ряду через три машины сзади.

Когда загорелся зеленый свет, машины первого и третьего ряда дружно тронулись в путь. Машины же их ряда почему-то стояли. Постояв без движения некоторое время, водители сначала разразились воплями клаксонов, а затем, осознав бесполезность этой меры, стали вклиниваться в появившиеся окна первого и третьего рядов. Житков сделал то же самое и, медленно проезжая мимо «Опеля» в третьем ряду, увидел то, чего ожидал и боялся увидеть: Семко сидел, уткнув голову в руль. В его левом виске виднелось маленькое черное отверстие. Правое стекло было густо забрызгано чем-то красным. Прибавив газ, Житков проехал мимо.

– Не понял, Паша. Что случилось? – удивленно спросил Крылов.

– А то, что мы с тобой, Серега, оказывается, не профессионалы, а самодовольные и недалекие чайники, – с горечью и злостью ответил Житков. – Ну ничего. Первый тайм мы сыграли один-один. Уходим на перерыв.

Глава 6

– Итак, Серега, давай подведем итоги.

– Давай. Только, может быть, ты все-таки присядешь?

Крылов сидел за своим столом, на котором были разложены куски купленной по дороге пиццы и чашки с кофе; друзья решили немного перекусить. Житков, который никак не мог успокоиться, нервно прохаживался по ковровому покрытию офиса.

– Сейчас сяду. Все равно кофе еще горячий, Нет, ты понял, что произошло?

– Чего не понять? Кто-то сделал Семко дырку в голове. Обычное дело по нынешним временам. Не он первый, не он, к сожалению, последний, – хладнокровно ответил Крылов, откусывая кусок пиццы.

– Это да, – досадливо поморщился Житков. – Но я не о том. Вернее сказать – это видимая часть явления. А каковы его последствия для нас? Каков краткосрочный и долгосрочный прогноз перспектив этого дела?

– Для меня это совершенно очевидно, – уверенно заявил Крылов, прожевав пиццу и отхлебнув из чашки.

– Ну-ка, ну-ка! Поделись, – заинтересовался Житков, остановившись перед столом.

– Мой краткосрочный прогноз состоит в том, что ты будешь пить холодный кофе, а долгосрочный – что ты будешь грызть остывшую и засохшую пиццу.

– Что-то у меня аппетит пропадает, стоит мне вспомнить, как неважно выглядел наш общий знакомый, господин Семко, во время последней встречи, – поморщился Житков, подсаживаясь тем не менее к столу. – Хотя, когда я вижу, с каким удовольствием ты это поедаешь, аппетит ко мне опять возвращается.

– Можешь смотреть на меня сколько хочешь, – великодушно разрешил Крылов, принимаясь за второй кусок.

Несколько минут они провели в молчании, расправляясь с пиццей. Первым, как и следовало ожидать, покончил со своей порцией Крылов.

– Может быть, нам все-таки следует рассказать об этом следователю Черных? – спросил он, продолжая начатый еще в машине разговор.

Житков молча и энергично покачал головой.

Более аргументированно он возразить не мог вследствие того, что его рот был занят пережевыванием последнего куска пиццы, оказавшегося несколько великоватым. Пользуясь этим обстоятельством, Крылов продолжил обоснование своей точки зрения:

– Имей в виду, что Черных дал нам три дня на это дело. Завтра, в крайнем случае послезавтра, он выносит постановление о смерти Кривопалова в результате несчастного случая, и, как ты сам говорил, все на этом закончится. Сообщив ему об убийстве Семко то, что мы уже знаем, можно, по крайней мере, уговорить его пока не делать этого.

– Не уговорим, не надейся, – сумел наконец вступить в диалог окончивший трапезу Житков. – Ты помнишь, что я тебе говорил о методе сыскного реализма?

– Конечно, помню.

– Так вот, смею тебя заверить, Черных им прекрасно владеет.

– Ну и что?

– А то, что это для нас связь убийства Семко со смертью Кривопалова совершенно очевидна, а для него ее просто не существует.

– Это почему?

– А потому, что убийство Семко произошло в другом районе города. И Черных оно вообще не касается. Если он эту связь признает, то признает тем самым, что Кривопалов тоже убит.

И вместо одного плевого постановления он получит два мертвых висяка, потому что наверняка убийство Семко всучат ему же. Чтобы не очень-то высовывался. Он и не высунется. Потому что он реалист.

– Сыскной?

– Обыкновенный. Постсоветский.

– Что же, выхода вообще нет?

– Почему нет? Есть. Если мы придем к нему не с голыми идеями, а с фактами, именами и доказательствами, то он с удовольствием возбудит уголовное дело. Раскрыть такое изощренное убийство видного в городе человека, да попутно и еще одно, – это полезно для карьеры любого следователя. Так что идти нам к нему пока не с чем. А два дня – большой срок. За это время нужно постараться все это добыть.

– Ну хорошо, – вынужден был согласиться Крылов, – тебе с горы виднее. С чего начнем искать добычу?

– А с того, с чего и нужно было начать.

С серьезной разработки подозреваемых. С наскоку у нас, к сожалению, не получилось. Не на тех напали.

– И кто же у нас подозреваемый?

– А сам-то ты как думаешь?

– А черт ее знает. Кто только сейчас кого и за что не убивает. Должники заказывают кредиторов, чтобы долги не отдавать; кредиторы убивают несостоятельных должников, чтобы другим неповадно было; заместители мочат директоров, чтобы продвинуться по службе; жены нанимают киллера для мужа, на его же, кстати, денежки, чтобы не возиться с разводом… Словом, наблюдается полное падение нравов. Попробуй догадайся, кому этот Кривопалов не угодил.

– Да, но у нас есть одна зацепка. Для того чтобы убить по любой из тех уважительных причин, которые ты совершенно справедливо перечислил, нет нужды городить огород с электрифицированным «дипломатом». Разумнее просто нанять киллера, и дело с концом. А тот ничего сложнее винтовки с оптическим прицелом использовать, разумеется, не будет.

– А если денег нет?

– Голубчик. Люди, у которых нет денег, обычно сводят счеты кухонными ножами в состоянии алкогольного опьянения средней тяжести и засыпают в обнимку с трупом, поддерживая на высоком уровне статистику раскрытия тяжких преступлений на радость следователю прокуратуры Черных и его разучившимся работать коллегам. Это не наш контингент.

– Тогда остается только безутешная вдова – Юлия Тарасовна, нацелившаяся на страховку в триста тысяч баксов. Именно ей выгодно представить убийство как несчастный случай.

– Похоже на то, – согласился Житков, – вот ею мы теперь и займемся.

– Я с удовольствием ею займусь, – хихикнул Крылов, – только что-то она мало похожа на злодейку-убийцу.

– Сережа, – устало вздохнул Житков, – если бы все замышляющие убийство были похожи на убийц, то наш друг Черных остался бы совершенно без работы.

– Хорошо. И что же мне с ней делать?

– Навести ее. Я думаю, что она тебя с удовольствием примет. Порасспроси ее о «дипломатах» – откуда, мол, взялся «дипломат» ее мужа?

Почему у Семко оказался такой же? Можешь намекнуть, что Семко причастен к смерти Кривопалова, но что она сама вне подозрений.

Пока, во всяком случае.

– И зачем это все?

– Применим ту же тактику, что и к Семко…

– И с тем же успехом?

Житков развел руками:

– Всякое возможно. Но у нас пока нет другого варианта. Я тебе еще раз повторяю: если они уничтожили «хитрый» «дипломат», то они практически неуязвимы. Особенно теперь, после ликвидации Семко. Хотя сама эта ликвидация, как ни цинично это звучит, – хороший признак.

– Это еще почему?

– Да все потому же. Если нет «дипломата», то нет нужды и убирать Семко. Он же не полный идиот, чтобы на себя наговаривать. А материальных доказательств нет и быть не может.

Значит, что-то у них не сработало. Значит, вдова может задергаться. И мы этим должны воспользоваться. Усек?

– Вполне. А ты чем займешься?

– Воспользуюсь старыми ментовскими связями и попробую выяснить, что за птица эта вдова. Мне кажется, что она – женщина с прошлым.

– Тебе машина понадобится?

– Мне – нет, а тебе и подавно.

– Это почему?

– Потому что вдова, насколько я представляю, будет усиленно угощать тебя спиртными напитками. А я не хочу тратить время, вызволяя твои права из милиции.

– Понятно. Слушай, а может быть, она меня и в постель потащит?

– Размечтался.

– Ну, все-таки. Теоретически ведь это не исключено?

– Не исключено.

– И что мне в этом случае делать?

– Все, что не уронит репутацию частного розыскного бюро «Шерхан».

– В каком смысле?

– Никому и ни при каких обстоятельствах нельзя давать повод усомниться в том, что в «Шерхане» работают настоящие мужчины.

– Ты зря мне это сейчас сказал.

– Почему?

– На меня будет давить груз ответственности.

– Выпей на рюмку больше. Это поможет.

Только не переусердствуй.

– Хорошо. Я пошел.

– Давай. Ни пуха ни пера.

– К черту.

Глава 7

Вдова, как и предсказывал Житков, встретила Крылова весьма радушно. Он позвонил в ее дверь, как это и было условлено во время предварительного телефонного разговора, ровно в семь часов вечера, держа в руке маленький, но довольно дорогой букетик фиалок, купленный им в цветочном магазине после длительных колебаний. Радость, которую вдова проявила при вручении цветов, убедила его в том, что он в конце концов принял правильное решение.

– О! Как это любезно с вашей стороны, Сергей Игоревич, – сияя улыбкой, воскликнула она, – я так люблю цветы, а мне, к сожалению, их так редко дарят.

– Считайте это маленькой компенсацией за то, что я своими скучными расспросами буду отнимать ваше время.

– Любая беседа приятнее, чем одинокое сидение перед телевизором, – грустно возразила вдова, увлекая Крылова в гостиную, – а отвечать на любые вопросы такого элегантного и любезного мужчины – просто наслаждение для бедной одинокой женщины.

Замечание бедной одинокой женщины по поводу элегантности Крылова было не лишено оснований: готовясь к визиту, он надел свой лучший костюм и специально купленную для этого случая рубашку. Принимая душ, Сергей извел половину флакона шампуня, которого при обычных обстоятельствах ему хватало на два месяца.

Сама хозяйка тоже не ударила в грязь лицом: на ней было блестящее сиреневое, облегающее фигуру вечернее платье с большим декольте, украшенным изящным бриллиантовым колье; в ушах сверкали бриллиантовые же сережки; ее макияж был безупречен, но губная помада отсутствовала.

Усадив гостя на уже знакомое ему канапе, хозяйка предложила:

– Сергей Игоревич, давайте выпьем. Сегодня я не принимаю никаких отказов. Я сомневаюсь, что вас ждут еще какие-то дела.

«Житков был, как всегда, прав», – подумал Крылов, а вслух сказал:

– Сегодня и я не собираюсь отказываться.

– Вот и замечательно! – просияла вдова.

Подкатив передвижной заставленный разнообразнейшими бутылками, стаканами, а также корзиночками с орешками и конфетками бар, она спросила:

– Что предпочитаете?

– Коньяк, если можно.

– Почему же нет? Будьте так любезны, налейте, пожалуйста, себе и мне вот из этой бутылки, – она указала на пузатую бутылку арманьяка.

Крылов налил напиток в большие тюльпанообразные бокалы.

– За ваше здоровье, – предложила хозяйка, поднимая свой бокал.

– За ваше, – откликнулся гость, поднимая свой.

– Когда же вы будете задавать ваши скучные вопросы? – игриво поинтересовалась Юлия Тарасовна, положив ногу на ногу и эффектно обнажив при этом круглое колено.

Крылов, покосившись на колено, страдальчески вздохнул:

– Как печально, что приходится вспоминать о скучных служебных обязанностях в такой романтической обстановке.

Юлия Тарасовна лукаво улыбнулась и томно произнесла еще более низким, чем обычно, голосом.

– Я вовсе не вынуждаю вас к этому. Можем поговорить о чем-нибудь другом. Или вообще помолчать. А свои вопросы вы можете задать в следующий раз. Я надеюсь, что эта наша встреча не последняя?

– Меня будет мучить совесть, – извиняющимся тоном ответил Крылов. – А для следующего раза я придумаю что-нибудь другое.

– Как хотите, – еще любезнее улыбнулась хозяйка.

Обнаружив, что бокал опустел, Крылов поставил его на столик.

– Юлия Тарасовна, вы не можете припомнить, при каких обстоятельствах появился у вашего мужа тот самый «дипломат», с которым он входил в троллейбус в момент своей гибели?

– Не знаю, – хозяйка задумчиво пожала плечами, – наверное, он сам его покупал. Я как-то не обращала внимания на то, с чем он уходит на работу. Нет, – решительно закончила она, – ничего определенного на этот счет сказать не могу.

– Очень жаль. Тогда мой следующий вопрос вообще теряет смысл.

– Какой?

– Как оказалось, что у вашего мужа и его секретаря были одинаковые «дипломаты»?

– Да, действительно, – рассмеялась Юлия Тарасовна. – Ответить на этот вопрос я не смогу. Но почему вас это так заинтересовало?

– Понимаете, в чем дело. Когда я стал выяснять подробности случившегося у господина Семко, то совершенно случайно разговор зашел об этих самых чертовых «дипломатах», будь они трижды неладны. И Семко вдруг ни с того ни с сего стал нервничать, путаться в ответах и все такое…

– Извините, Сергей Игоревич, – прервала его хозяйка с любезной улыбкой – я вижу, что наши бокалы опустели. Не исправите ли вы это недоразумение?

– С удовольствием! – воскликнул Крылов, хватая пузатую бутылку.

– Продолжайте, прошу вас.

– О чем то бишь я?

– О Семко и «дипломатах».

– Ах да. Но я, собственно, закончил. Если не считать одной детали…

– Прежде чем вы перейдете к деталям, предлагаю выпить на брудершафт, – многозначительно предложила хозяйка. – Согласны?

С этими словами она пересела с кресла на канапе, оказавшись совсем рядом с Крыловым и даже соприкоснувшись с ним горячим упругим бедром. Его слегка бросило в жар.

– Конечно! – слегка охрипшим голосом согласился он.

Скрестив руки, они дружно выпили жгучий ароматный напиток, высоко запрокидывая головы. Затем она взяла из его рук пустой бокал, вместе со своим поставила на столик и, обхватив его шею голыми руками, одарила страстным поцелуем в губы. Инициативу второго и третьего поцелуя Крылов взял на себя. И тоже получилось неплохо.

– Ну, так что это за деталь, которую ты мне хотел сообщить? – полузакрыв глаза и медленно отстраняясь, страстным шепотом спросила хозяйка.

– Деталь? Ах да, – вспомнил Крылов. – Мне неприятно тебе об этом говорить, но ты должна это знать. Сегодня днем неизвестным преступником выстрелом в голову убит Семко.

Испуганно вскрикнув, Юлия Тарасовна всплеснула руками:

– Как?! Почему?! Где?

– На проспекте 50 лет Октября, в своей машине. Я думаю, это как раз связано с «дипломатом» твоего мужа. Наверное, он дал знать своим сообщникам о моем интересе к «дипломату» и за это поплатился жизнью.

– Но при чем здесь этот идиотский «дипломат»? – взволнованно воскликнула вдова.

Крылов пожал плечами:

– Этого я и сам не знаю. Возможно, там лежало нечто, вызвавшее интерес какой-либо преступной группировки. Твой муж, кстати, не был связан с наркотиками?

– Не говори ерунды, – испытующе глядя в глаза Крылову, спокойно ответила вдова, – мне кажется, ты насмотрелся детективных фильмов.

– А как же, по-твоему, я должен учиться своей профессии?

– Если это единственный источник твоего профобразования, то эти ребята зря потратились на патроны, убивая Семко.

– Патрон, – коротко бросил Крылов.

– Что?

– Он был убит одним выстрелом.

– Экономные ребята.

Она одобрительно покачала головой.

– И, что особенно должно тебя заинтересовать, меткие, – небрежно добавил Крылов.

– Почему это должно меня интересовать? – насторожилась вдова.

– Я так и не знаю, почему погибли твой муж и его секретарь, – драматически понизил голос Крылов. – Я не знаю также, нашли ли они в «дипломате» то, что искали, или их таинственные поиски будут продолжены.

Вдова всхлипнула. То ли от слез, то ли от смеха.

Крылов испытующе посмотрел ей в лицо.

В этот момент она бросилась ему на грудь с криком:

– Мне страшно! Сережа, ты думаешь, что меня тоже могут убить?!

– Кто знает, что у них на уме, – глубокомысленно заметил Крылов, обнимая ее. – Я думаю, что лучше преувеличить опасность, чем недооценить ее.

– Я боюсь! Я и раньше боялась оставаться одна в темное время, а теперь я просто в ужасе!

– Не бойся, я с тобой.

– А что мне делать, когда ты уйдешь?

– Хорошо, – дрогнувшим голосом самоотверженно согласился Крылов, – я уйду, когда станет светло.

– О-о! Как ты добр ко мне, – простонала вдова, еще крепче обвивая его руками. – Даже не знаю, как тебя благодарить. Впрочем, один способ я, кажется, знаю.

Способ она действительно знала. И очень неплохо. И даже, как позже выяснилось, далеко не один.

По ходу дела Крылов убедился, что пределы прочности канапе далеко превосходят самые смелые из его оценок. Вдова объяснила Сергею, озабоченному его, да отчасти и своей, сохранностью, что это антикварная вещь, чуть ли не мастера Гамбса. А в те времена мебель делали очень прочно.

Впрочем, вскоре они перебрались в спальню, где их ждала вполне современная кровать размером с небольшой садово-огородный участок.

* * *

Крылов покинул вдову, как и обещал, не ранее, чем солнце поднялось над горизонтом. Он вышел из ее дома с чувством глубокого удовлетворения, как писали в свое время советские газеты, по другому, правда, поводу. Он был уверен, что частному розыскному бюро «Шерхан», в лице его директора, господина Житкова, не придется за него краснеть. Единственное, за что у означенного господина Житкова могли возникнуть к нему претензии, – так это за то, что он опять опоздал на работу.

Мысленно перебирая в памяти прошедший вечер, Крылов не мог не отметить, что он прошел в виде импровизированного соревнования с вдовой по актерскому мастерству. И ему казалось, что в этом соревновании победил именно он. Но полной уверенности в этом у него, к сожалению, все-таки не было В руках он держал прихваченный с разрешения вдовы пустой «дипломат» ее покойного мужа. Теперь они будут, по крайней мере, знать, как выглядит то, что они так настойчиво ищут.

Глава 8

Вопреки ожиданиям, директор бюро не стал ругать Крылова за опоздание, правильно оценив ситуацию.

– Ты что, прямо от нее? – с интересом спросил он, оглядев с ног до головы непривычно элегантного сотрудника.

– Ага, – флегматично подтвердил тот совершенно очевидный факт. – Кофе пить будем?

– Садись, я сам сварю, – заботливо предложил Житков. – Что-то вид у тебя усталый.

– Всю ночь глаз не сомкнул, – подтвердил Крылов.

– На отгул можешь не рассчитывать. На всю ночь я тебя к ней не посылал.

– Я не мог уйти. Она боится темноты.

– Ха-ха-ха! – раздельно произнес Житков, иронически улыбаясь. – А щекотки она не боится случайно?

– Щекотки не боится, – честно признался Крылов.

– Насколько я понимаю, она вообще мало чего боится.

– С чего это ты взял?

– А вот из этого самого, – Житков протянул большой, казенного вида конверт из плотной коричневатой бумаги. – Почитай на досуге, пока я кофе варю.

В конверте Крылов обнаружил распечатку компьютерного файла следующего содержания:


Юлия Тарасовна Карпинская, родилась 17 мая 1968 года в городе Днепропетровске, УССР.

В 1985 году, после окончания с золотой медалью средней школы в г. Днепропетровске, поступила на первый курс дневного отделения Московского института радиоэлектроники и автоматики (МИРЭА).

По отзывам студентов и преподавателей, а также по объективным данным, положительно проявила себя в учебе и общественной работе: участвовала в художественной самодеятельности как артистка студенческого драмтеатра; избиралась членом институтского комитета ВЛКСМ. Активно занималась спортом: в 1987 г, выполнила норматив кандидата в мастера спорта по стрельбе из произвольного пистолета.

В ноябре 1988 года была впервые задержана сотрудниками МВД в гостинице «Космос» за занятие проституцией. О чем был составлен протокол по установленной форме. В дальнейшем в течение 1988/1989 гг. было составлено еще 6 протоколов аналогичного содержания.

По оперативным данным, в апреле 1989 г.

Ю.Т. Карпинская была завербована как секретный внештатный сотрудник отдела контрразведки КГБ. В дальнейшем активно продолжала заниматься проституцией в различных гостиницах г.

Москвы. Официально оформленных задержаний с апреля 1989 г, не зарегистрировано.

Производственную и преддипломную практику проходила на режимном предприятии НПО «Алмаз» г. Москвы. В 1990 г. Ю.Т. Карпинская окончила МИРЭА, получив диплом с отличием.

В 1990 – 1994 гг. многочисленные оперативные источники отмечают ее активное участие в криминальной группировке, базирующейся в Орехово-Борисове. Принимала личное участие в вооруженных конфликтах с соперничающими формированиями оргпреступности. После убийства в 1992 – 1993 гг. основных лидеров орехово-борисовской группировки их конкурентами Ю.Т. Карпинская в 1994 г, на короткое время опять вернулась к занятию проституцией, а затем вышла замуж за А.А. Кривопалова (после замужества приняла фамилию мужа) и выехала на постоянное место жительства по месту прописки мужа в г. Желтогорск.

Подписи под документом не было.


– Ну, что? Какова штучка эта твоя вдова? – спросил Житков, ставя на стол две чашки с кофе. – А тебе, Сергей, просто повезло.

– Это в чем же?

– Получил бесплатно то, за что люди по сто баксов отстегивают.

– Учти это как сэкономленные при расследовании средства.

– Для этого тебе придется составить подробный письменный отчет. А мы с Ягодиным почитаем, что ты так долго у нее исследовал.

– Это тайна следствия. И потом, я – джентльмен.

– Боишься? Так и скажи. И правильно делаешь, что боишься. Юлии Тарасовне я бы не положил в рот пальца.

– Ну, не стоит так преувеличивать опасность, – смущенно потупился Крылов, – в этом смысле мне сегодня пришлось доверить ей гораздо более важную часть тела, чем какой-то там палец.

– Ну и как? – заинтересовался Житков.

– Обошлось.

– Сергей, – прочувствованно начал Житков, вставая со стула, – поверь, я не знал, что посылаю тебя на столь опасное задание. Если бы мы с тобой служили в милиции, я представил бы тебя к правительственной награде.

Крылов взял со стола пустой конверт, разорвал его вдоль почти пополам и надел нижнюю часть на голову, как пилотку. Потом тоже встал, вытянулся по стойке «смирно» и, отдав честь, отчеканил:

– Служу трудовому народу!

Житков торжественно пожал ему руку и скомандовал:

– Вольно!

– Может быть, теперь попьем кофе, пока не остыл?

– Не возражаю.

Они сели допивать кофе.

– А это что такое? – Крылов кивнул головой на кипу бумаг, лежащую на краю стола шефа.

– Газеты, – последовал лаконичный ответ.

– Что, мы собрались делать ремонт в офисе?

– Хуже. Мы собрались их прочитать.

– А-а, кажется, начинаю понимать. Когда я служил в армии, у нас это называлось политинформация.

– Не угадал.

– Тогда поясни.

– Чуть позже. А что это за чемодан ты приволок?

– Это «дипломат» покойного господина Кривопалова.

– Тот самый?

– Да, тот самый.

– Ну-ка, ну-ка, давай как следует его рассмотрим.

Внешний вид «дипломата» был самый заурядный. Темно-коричневый, свиной кожи, с шифровыми запорами на каждом из двух замков.

Тем не менее Житков проявил неожиданный для Крылова интерес к его внешнему виду и даже достал для осмотра большую лупу из ящика своего письменного стола.

– Ты прямо как Шерлок Холмс, – попытался съязвить Крылов.

Однако на этот раз шеф не откликнулся на шутку.

– Ты зря иронизируешь. Видишь эти металлические накладки на ручке?

Он указал на две полоски желтого, в тон замкам, металла, укрепленные на боковых поверхностях кожаной ручки.

– Вижу.

– Мне кажется, что они добавлены сюда специально. Немного позже, чем был изготовлен сам «дипломат».

– Действительно. Первый раз вижу, чтобы кожаную ручку отделывали металлом. Он и в руке менее приятен, чем чистая кожа, да и красоты особой не придает.

– Вот именно. Но теперь-то нам понятно, для чего это сделано.

– Чтобы обеспечить электрический контакт с рукой?

– Очевидно. Некто покупает три одинаковых «дипломата» и всем им добавляет этот металл на ручку, чтобы они не отличались ни по внешнему виду, ни по ощущению в руке.

– Пока все сходится.

– Пока да. Вдова тебя приглашала заглядывать к ней? – озабоченно спросил Житков.

– И очень настойчиво, – самодовольно подтвердил Крылов.

– Это хорошо, – пробормотал Житков себе под нос.

– Ты за меня, что ли, радуешься?

– Да ты пойми, наконец, куриная голова!

На тебя ей глубоко наплевать в данной ситуации. Ты ей нужен как источник информации.

Если ты удачно, как ты говоришь, сыграл простофилю-сыщика, значит, она будет с тобой контактировать, отслеживая ситуацию, пока не найдется этот хитрый «дипломат». Или пока не станет ясно, что он никогда не найдется. Если бы она вчера вдруг узнала, что этот «дипломат», к примеру, сгорел, то на радостях вполне могла тебе чего-нибудь и откусить.

– Так давай его искать, наконец!

– Умные слова приятно слышать. А вот для этого мы и возьмемся за газеты. Сейчас я тебе все объясню.

– Я надеюсь, – буркнул Крылов.

– – Применяя метод сыскного реализма, исходим из того, что «дипломат» у вдовы пропал.

И пропал непосредственно вскоре после убийства, пока она еще не успела его уничтожить.

Вполне вероятно, что «дипломат» у нее попросту украли. Наиболее вероятно, что украли его из машины. Например, когда она, уезжая с места преступления, по какой-то причине ненадолго вышла из машины. Например, позвонить.

Логично?

– Логично.

– К твоему сведению, существует целая категория воров, специализирующихся на кражах из автомобилей. Крадут, конечно, все, что плохо там лежит, но особо обращают внимание на всевозможные документы. А почему?

– Понятно почему. Чтобы потом вернуть их хозяину за выкуп.

– Правильно. А как с ним связаться?

– Если данных в похищенных бумагах нет, то читают объявления в газетах.

– Либо сами дают объявление, если не дождутся. Понял теперь, что искать?

– Понял. Только ведь в том «дипломате» никаких бумаг не было?

– Неважно. Не выкинул же он его на помойку. В любом случае, действуем по методу сыскного реализма. Давай за работу.

Разделив кипу газет на две приблизительно равные стопы, они принялись за чтение.

Глава 9

Через два часа просмотр объявлений был закончен. Единственное объявление, привлекшее внимание сыщиков, было впервые опубликовано сразу в двух ежедневных газетах, вышедших через день после гибели Кривопалова. И повторялось ежедневно вплоть до сегодняшнего дня.

Оно же было повторено в еженедельной газете бесплатных объявлений.


«Высокого темноволосого молодого человека, по ошибке взявшего коричневый „дипломат“ из подвозившего его до улицы Садовой темно-зеленого автомобиля „Фольксваген“, убедительно просят вернуть „дипломат“ с его содержимым за очень крупное вознаграждение. Тел. 82-67-08, строго с 14 до 15 часов ежедневно».


– Думаешь, это то, что мы ищем? – спросил Крылов старшего товарища.

– Думаю, что да. Если мне не изменяет память, Ягодин говорил, что вдова пользуется «Фольксвагеном». Не знаешь случайно какого он цвета? – Знаю, темно-зеленого.

– Пока все сходится.

– Но почему же этот молодой человек до сих пор не откликнулся на такое заманчивое предложение?

– О! Это, я полагаю, самый пикантный момент в этом деле. Но об этом позже. Пока нужно срочно выяснить адрес, где стоит этот телефон.

Житков пододвинул поближе телефонный аппарат и стал звонить своим милицейским знакомым. Через пять минут энергичных переговоров адрес стал известен. Это было совсем рядом с их офисом.

Житков взглянул на часы:

– Сейчас без десяти двенадцать. Думаю, что где-то начиная с половины второго нам неплохо последить за этой квартирой. Мне кажется, что у нас есть шанс увидеть там кое-кого из наших общих знакомых. Тем более что я знаком с вдовой только понаслышке. Просто сгораю от любопытства и желания взглянуть на нее хоть краешком глаза.

– А чем займемся до этого?

– Попробуем разыскать этого молодого человека с милой склонностью к случайному прихватыванию чужих вещей.

– Думаешь, это так просто?

– Если все обстоит именно так, как я это себе представляю, то больших сложностей не предвидится.

– А как ты это себе представляешь?

– Как ты думаешь, почему этот молодой человек до сих пор не объявился?

– Газет не читает?

– Вряд ли. Судя по всему, он – профессионал и своего не упустит.

– Тогда почему?

– Что-то мешает ему вступить в контакт с вдовой.

– Но что?

– Сам подумай. Какая причина чаще всего препятствует общению с окружающим миром молодым людям с отмеченными ранее склонностями?

– Его посадили?!

– Вполне вероятно. А поскольку его приметы и район, где он промышляет, нам теперь известны, то остается только поднять телефонную трубку и позвонить моему старому приятелю – начальнику Октябрьского райотдела милиции, Михаилу Петровичу Севостьянову. Что я сейчас и сделаю на глазах у изумленной публики.

С этими словами он снял трубку и набрал нужный номер.

– Алло, – быстро ответил хриплый бас полковника Севостьянова.

– Здравствуй, Михаил Петрович, Житков тебя беспокоит.

– А-а! Здравствуй, Павел Иванович, рад тебя слышать.

– Как жив-здоров?

– Твоими молитвами.

– Уж я стараюсь.

– А ты как на частных сыщицких харчах?

– Жить можно, но сильно не разжиреешь – бегать много приходится.

– Так это хорошо. А то я вот что-то полнеть стал. Может, ты меня к себе возьмешь?

– Нет, Петрович. Уж больно у тебя вид грозный. Ты мне всех клиентов распугаешь.

– Меня клиент и должен бояться.

– Твой – да. Но у нас с тобой теперь разная клиентура.

– Может, ты и прав, но, по-моему, немного страху нагнать никогда не помешает.

– Боюсь, что немного у тебя не получается.

Кстати о клиентах. Не попадался твоим ребятам дней шесть назад высокий черноволосый молодой человек, промышляющий в том числе кражами из автомобилей?

– А-а, Роман Коблов, по кличке Шустрик.

Ты его имеешь в виду?

– Наверное. А что с ним?

– Мои ребята из уголовного розыска взяли его с поличным на краже. Долго они его пасли.

Но теперь с ним все ясно. Во всем сознался. Торопится быстрей попасть в зону. В СИЗО у нас, сам знаешь, не сахар. А что ты хотел?

– Судя по всему, Шустрик недавно спер один очень нам нужный «дипломатик» из машины. У вас эта кража не зарегистрирована – потерпевший не обращался. Мне бы хотелось с этим Шустриком поговорить. Можешь ты мне по старой дружбе это устроить?

– О чем разговор. Приезжай прямо сейчас, его как раз допрашивают. Пока ты едешь, я его припугну малость, чтобы память освежить.

– Вот это, по-моему, как раз тот самый случай, когда нагнать страху не помешает. Я уже еду.

* * *

Встреча с Кобловым произошла прямо в кабинете полковника Севостьянова. Сам хозяин кабинета, посоветовав арестованному отнестись к пожеланиям Житкова максимально доброжелательно, тактично вышел из кабинета. Справедливости ради следует отметить, что помимо соображений тактичности, которые никогда не являлись для полковника категорическим императивом, выйти из кабинета его побудили достаточно прагматические соображения. Как официальное лицо он ничего не желал знать еще об одной краже, совершенной Кобловым; на его срок это повлиять не могло, а затянуть расследованное дело – запросто. В этом интересы полковника совпадали с интересами Коблова, что и было ему популярно объяснено непосредственно перед самым приходом возбужденных предчувствием скорого и успешного окончания расследования сотрудников «Шерхана». Таким образом, делу о похищении коричневого «дипломата» из автомобиля госпожи Кривопаловой, как, впрочем, и многим другим делам, суждено было навеки остаться скрытым от всевидящего ока официальной статистики.

– Коблов, меня интересует коричневый «дипломат», похищенный тобой шесть дней тому назад из зеленого «Фольксвагена» на Садовой, – без обиняков начал Житков допрос вора, оказавшегося действительно и высоким, и черноволосым, и молодым.

– А-а, – понимающе протянул тот, – понял, о чем это вы. Дело, значит, было так. Иду я себе по Садовой, ни о чем таком даже и не думаю.

– О каком таком? – уточнил Житков.

– О работе. Ей-богу, настроение было совершенно не рабочее. С утра шел дождь, кругом сыро, противно. Честно говоря, я шел в гостиницу, чтобы в тамошнем ресторане пропустить рюмку-другую да чего-нибудь пожевать. Я перед этим только встал. А живу я один, комнату снимаю в коммуналке. Соседи у меня – просто ужас какой-то…

– Не отвлекайся, Коблов, – мягко, но настойчиво упрекнул Житков собеседника, – я, конечно, понимаю, что в СИЗО тебе сидеть скучновато, да и поговорить там, наверное, не с кем.

Но поверь, дорогой, у нас жуткий напряг со временем. В следующий раз мы с тобой обязательно поговорим о твоих соседях. Договорились?

– Как скажешь, начальник, – тяжело вздохнул Коблов. – Так на чем я остановился?

– Что ты шел по Садовой по направлению к гостинице, – напомнил ему Крылов.

– Точно, начальник. А одет я был, между прочим, в новое светлое кашемировое пальто…

– Это нам важно, Коблов, знать, во что ты был одет? – посмотрев на часы, нетерпеливо спросил Житков.

– Это очень важно, начальник, – веско подтвердил Коблов.

– Тогда продолжай, – обреченно согласился начальник.

– А вы знаете, между прочим, сколько такое пальто стоит? – внезапно поинтересовался допрашиваемый.

Сыщики переглянулись. Недоумение, отразившееся на лице его сотрудника, дало право Житкову самому отважиться на осторожный ответ:

– Не знаем точно, но, наверное, много.

Коблов посмотрел на сыщиков с жалостью.

Так смотрят на случайно попавшего не в ту дверь посетителя в стоптанных ботинках, с торчашей из потрепанной авоськи ливерной колбасой продавцы богатого ювелирного магазина.

– Ладно, – вздохнул Коблов, – не буду уточнять, чтобы не обострять. Когда узнаете, то поверите, что воровать в тот день я не собирался – в таком прикиде на работу не ходят. Я имею в виду такую работу, как, например, моя. И вот, значит, поравнялся я с высоким этим зданием, ну, где конторы всякие. Да вы, наверное, сами знаете?

– Знаем, знаем, Садовая, 55, – нетерпеливо подтвердил Житков.

– А шел я по другой стороне тротуара. Вдруг меня обгоняет на приличной скорости этот самый «Фольксваген». А там как раз колдобина была на дороге, водой залитая. Этот драндулет натурально попадает колесом прямо в эту колдобину и окатывает мне весь левый бок грязной водой, да так, что даже в ухо попало. Стою я как идиот, вода эта вонючая с меня ручьем стекает.

Вдруг, смотрю, «Фольксваген» ударяет по тормозам и дает задний ход. А пер он задним ходом еще побыстрей, чем до этого передним. Ну, думаю, человек решил извиниться за подлянку такую, даже злость у меня немного прошла. Повернулся я к «Фольксвагену» лицом и жду, когда он поближе подъедет, а сам лицо это самое носовым платком вытираю. Только вытер, как подлетает этот драндулет задним ходом и попадает колесом опять в ту же колдобину, в которую снова вода натекла. И опять окатывает меня, но на этот раз спереди. А я перед этим только рот открыл, блин, чтобы высказать этому водиле все, что я о нем думаю…

Услышав сдавленное хихиканье Крылова, Коблов бросил на него печальный, укоризненный взгляд:

– Я понимаю, что со стороны это очень смешно выглядит, когда прилично одетого человека грязью обливают, но мне тогда, вы уж мне поверьте, было вовсе не до смеха. И вообще, с этого момента, как меня водой окатило, все пошло наперекосяк. Началась черная полоса в моей жизни. Кстати, то пальто, которое я потом в химчистку отдал…

– Подожди ты с пальто, Коблов, – опять прервал его Житков, не разделявший веселья своего сотрудника, – давай про «дипломат».

– Короче говоря, – продолжил Коблов свое печальное повествование, – пока я зенки протирал и отплевывался, слышал, как хлопнула дверка этого драндулета. Когда я глаза продрал, то увидел, как баба в брюках забежала в дверь этого самого билдинга. Больше я ее и не видел.

Думаю, что это она за рулем сидела, кроме нее, там никого подходящего не было.

– А в лицо ты ее запомнил?

– Да я лица-то и не видел, только задницу.

Задница была ничего себе, как я сейчас понимаю, после того как в СИЗО посидел. И когда знаю, что еще лет пять мне никаких задниц, кроме мужицких, видеть вообще не светит. А тогда никаких других желаний, кроме как врезать по ней куском хорошего резинового шланга, эта задница во мне не вызывала. Но я ее запомнил.

– К сожалению, опознание по задницам не предусмотрено уголовно-процессуальным кодексом, – огорченно отметил Житков.

– А жаль, – вставил Крылов, – зрелище могло получиться не слабое.

– Не будем отвлекаться, – вернул Житков беседу в нужное русло. – Что было дальше?

– А что дальше. Не мог же я этой сучке не отомстить! Сначала хотел ей колеса проткнуть.

Потом, думаю, может быть, удастся совместить приятное с полезным? Так сказать, компенсировать не только моральный ущерб, но и материальный. Заглянул в салон. Гляжу, там на переднем сиденье «дипломат» лежит. Я немного постоял рядом с машиной, а потом открыл дверку и взял этот «дипломат»…

– А зачем стоял? – поинтересовался Крылов.

– А как же иначе, начальник? – удивился Коблов его непонятливости. – Чтобы те прохожие, которые видели, как меня искупали, ушли себе, куда им надо. Я это специально просекал.

А те, что потом подошли, они что видят? Стоит прилично одетый человек, пусть немного грязный, но с кем не бывает, рядом с иномаркой.

Постоял, а потом открыл переднюю дверку и взял «дипломат». Что тут такого? Никто и не подумает, что это не моя машина.

– Ты же не ключом ее отпирал?

– Но и не фомкой же, начальник, – живо возразил Коблов. – Мой инструмент по виду мало от ключа отличается. И далеко не каждый хозяин своим ключом машину быстрей меня откроет.

– Ну, взял ты «дипломат», а дальше что? – опять вмешался Житков.

– А дальше пошел в ближайший проходной двор, потом в скверик, а потом в парк. В парке сел на лавочку и открыл этот «дипломат».

– Он был заперт?

– Для меня эти замочки мало что значат, начальник, – снисходительно усмехнулся Коблов.

– Ну, и что же там было?

– Херня какая-то, начальник: коробочки, проводочки, трубочки. Все это как-то соединено между собой. В общем, прибор какой-то.

– И что же ты с ним сделал?

– А что мне с ним делать? Не домой же тащить, чтобы его там при обыске нашли? Я не такой дурак, чтобы вещдоки на себя дома хранить. Запер и отнес его в автоматическую камеру хранения на вокзале. Думаю, когда дамочка объявится, то я ей его сбагрю за хорошие бабки.

Если он ей нужен, конечно. А если нет, то пусть там и валяется сколько угодно. Ну а на другой день меня и замели.

– Номер камеры и шифр помнишь?

– Обижаешь, начальник. Склерозом пока не страдаю.

Коблов продиктовал номер и шифр, которые Крылов аккуратно записал на клочке бумаги, позаимствованной со стола полковника Севостьянова. В это время Житков пригласил сержанта-конвоира, томившегося у дверей кабинета.

– Спасибо тебе, Коблов, за интересный рассказ. Желаю тебе побыстрей откинуться и приняться за ум. С твоими талантами в наше время честным способом можно больше заработать, чем шаря по машинам, – напутствовал он выходившего из кабинета вора. Тот неопределенно махнул рукой, показывая, что у него еще много времени для обдумывания своей будущности.

– Подожди минуту, Коблов, – внезапно вмешался Крылов, – расскажи, что с твоим пальто дальше произошло?

– Я его в химчистку отнес, – меланхолично ответил тот, остановившись у самых дверей кабинета, – и еще как дурак за срочность заплатил. Так они впопыхах да на радостях не в ту бочку его окунули.

– И что, не отчистили?

– Отчистили. И даже очень здорово. На вид стало как новое.

– Так, что же тебе не понравилось?

– Да так, пустячок. Может быть, не каждый бы это и заметил. Может, это я такой привередливый. Только оно село размера на четыре. Рукава чуть ниже локтей стали кончаться.

– А ты бы потребовал возмещения убытков.

– Да разве я с ними судиться буду, начальник? Мне это западло. Чтобы я в суд сам пошел?

Да никогда в жизни. Под конвоем – другое дело. А сам никогда.

– И что же ты с ним сделал? Продал?

– Вот еще! Племяннику отдал. Ему тринадцать лет исполнилось. Он в нем теперь с дружбанами в подъездах стены подпирает по вечерам. Я же говорю, все мои неприятности с этой чертовой бабы начались.

– Не у тебя одного, – успокоил его Житков.

Коблов еще раз махнул рукой и исчез за дверью.

Глава 10

После ухода Крылова чертова баба Юлия Тарасовна Кривопалова еще долго нежилась в постели.

Конечно, этот горе-сыщик – болван и простофиля, но в постели он хорош. Юлия Тарасовна знала в этом толк. Давненько она так не отводила душу. Уж очень она любила этот сладостный процесс. К сожалению, ее ныне покойный муж мало соответствовал предъявляемым ей высоким требованиям. Нельзя сказать, что, выходя за него замуж, она не знала об этом его недостатке. Конечно, знала, но тогда он компенсировался, как она небезосновательно полагала, его состоятельностью, большой к ней любовью и мягкостью обращения. А недостаток темперамента она надеялась легко возместить на стороне. Кроме того, затруднительное положение, в котором она оказалось волею судьбы в то время, не позволяло ей быть чрезмерно разборчивой.

Честно сказать, ей нравилась профессия проститутки, но в ее возрасте пора было подумать о более респектабельном, хотя бы внешне, образе жизни. Респектабельном и, главное, менее зависимом от превратностей судьбы. Поэтому, когда покойный Александр Алексеевич Кривопалов, который некоторое время был ее постоянным клиентом, сделал ей официальное предложение стать его женой, она недолго раздумывала.

Первое время у нее не было оснований жалеть о принятом решении. Александр Алексеевич в ней души не чаял – последняя любовь бывает сильнее первой и, что еще более поразительно, может быть гораздо безрассудней. Во всяком случае, в том, что касается материальной стороны существования, Юлия Тарасовна ни в чем не знала отказа. А если учесть, что в последние перед замужеством дни своей профессиональной деятельности, в связи с наплывом, в Москву иностранных и отечественных предпринимателей, а также оторванных от семей политических деятелей, главным образом депутатов вновь избранной Государственной думы, ей пришлось усиленно потрудиться, то первые месяцы замужества воспринимались ею как заслуженный отпуск по основному месту работы. Тот пустяк, по сравнению с максимальными рабочими нагрузками, который требовался для полного удовлетворения сексуальных потребностей мужа, никак не мог изменить данного ощущения. Скорее он служил легким тренингом – средством, чтобы не забыть, как это действительно делается.

Первые легкие тучки на до этого безоблачном горизонте семейной жизни стали появляться на втором году совместной жизни. То ли по причине легкого любовного сумасшествия, то ли по каким-либо другим причинам, Александр Алексеевич стал терпеть значительные убытки в своих делах, о чем, по простоте душевной, исчерпывающе информировал свою обожаемую красавицу-супругу, ища в ней сочувствия и моральной опоры.

Юлию Тарасовну такой поворот событий сильно встревожил – доходы валютной проститутки, при всей их значительности, не шли ни в какое сравнение с теми тратами, которые она привыкла делать, проживая под уютным крылышком мужа-бизнесмена. К хорошему привыкаешь быстро, поэтому мысль о возможном снижении уровня жизни была воспринята ею почти трагически и мгновенно пробудила в ней мирно дремавшие досель наклонности и задатки безжалостной и умной авантюристки.

Дела мужа шли все хуже и хуже, что побудило ее приступить к осуществлению плана собственного финансового выживания. Александру Алексеевичу в этом плане, увы, отводилась незавидная роль средства и жертвы.

Первый этап плана заключался в вербовке сообщника в лице секретаря мужа – Евгения Семко. Для этого было избрано хорошо известное и прекрасно ею освоенное средство – постель. Юлия Тарасовна тайно от мужа сняла на чужое имя небольшую, хорошо меблированную двухкомнатную квартирку в центре города.

Изобразить страстную любовь и заманить в это уютное гнездышко неискушенного секретаря было для артистической Юлии Тарасовны делом техники.

После недели, проведенной в любовном безумстве с очаровательной и опытной партнершей, Евгений Семко, взявший по такому случаю двухнедельный отпуск, был внезапно и безжалостно сброшен с небес на землю.

Дело шло к вечеру, когда Юлия Тарасовна, намереваясь вернуться домой к моменту прихода мужа с работы, не спеша, с чувством одевалась, сидя на краю широкой тахты, игравшей, как было отмечено, далеко не последнюю роль в ее грандиозном и хитроумном плане.

– Не хотела тебя, Женечка, огорчать, но придется, – грустно произнесла Юлия Тарасовна, аккуратно натягивая колготки.

Семко, собиравшийся уйти позже и с интересом наблюдавший за процедурой одевания лежа на тахте, от удивления поднял брови:

– Что случилось?

– А то, что скорее всего это наша последняя встреча, – еще более грустно пояснила она.

– Но почему?! – Его удивление было безграничным.

– Ты забываешь, что у меня есть муж.

– Но до сих пор, как мне кажется, это ничему не мешало.

– Да, страсть ослепила меня, – взволнованно произнесла Юлия Тарасовна фразу из какой-то сыгранной в годы студенческой юности пьесы, – но это не может продолжаться бесконечно.

Мысль о том, что я одновременно принадлежу двум мужчинам, глубоко ранит мою душу.

Разумеется, Юлии Тарасовне приходилось принадлежать и гораздо большему количеству мужчин, причем тоже одновременно, и душу ей это ничуть не ранило. Впрочем, правду о своем прошлом она от Семко благоразумно скрыла, а Александру Алексеевичу распространяться об этом перед своим секретарем и подавно не было абсолютно никаких оснований. Поэтому неудивительно, что огорченный любовник принял ее терзания за чистую монету.

– Так разведись с ним, – решительно предложил он.

– А как, где и на что мы будем жить? – грустно, но вместе с тем твердо поинтересовалась она.

Евгений Семко был пусть и влюбленным, но все-таки реалистом. Поэтому сакраментальный вопрос возлюбленной поверг его в еще более глубокое уныние. Сам он жил с родителями и незамужней старшей сестрой в двухкомнатной «хрущевке», а зарплата секретаря, хотя и вполне приличная, никак не позволяла даже и надеяться на скорое приобретение жилья, достойного такой роскошной женщины, как его любовница. Кроме того, возникали серьезные сомнения в том, что его теперешний босс будет вообще платить ему зарплату после того, как узнает, кому он, собственно, обязан несчастьем расставания с горячо любимой женой.

– Я убью его! – гневно воскликнул отвергнутый исключительно, как он полагал, по материальным соображениям любовник, живо вообразив свои мытарства после увольнения со службы без всякого выходного пособия.

– Интересно, каким же образом? – полюбопытствовала Юлия Тарасовна, прохаживаясь в одном белье по мягкому ковру спальни. – Вызовешь его на дуэль?

Она специально не торопилась полностью одеться, чтобы и без того ополоумевший от горя любовник имел дополнительную возможность осознать, какого сокровища он в данный момент безвозвратно лишается.

И он осознал.

– Я задушу его своими руками! – закричал он, вскакивая с тахты и гневно потрясая сжатыми кулаками.

– Смотри, как бы он тебя самого не придушил, – заметила Юлия Тарасовна, скептически оглядывая его далеко не атлетическую фигуру. – Да и что, собственно, это изменит?

– Как что? Тебе не придется больше с ним спать! Он исчезнет из нашей жизни!

– Да, – согласилась она, – но вместе с ним исчезнет из нашей жизни твоя зарплата и моя квартира. Ведь я не единственная его наследница. Есть еще дети от первого брака. Конечно, мне кое-что достанется, но это – крохи. Где и на что мы будем жить? Хотя скорее всего тебя этот вопрос волновать уже не будет. Государство возьмет на себя заботы о твоем жилье и пропитании на ближайшие лет десять-пятнадцать.

– Тогда я убью себя! – чуть не плача воскликнул он.

– Ну-ну, без глупостей, – не на шутку испугалась Юлия Тарасовна.

Не для того она потратила кучу времени и денег, чтобы лишиться столь важного соучастника таким бездарным образом и, главное, в самый неподходящий момент. Стало ясно, что она немного перегнула палку. Справедливости ради следовало отметить, что палка оказалась довольно хилой. Тем не менее следовало исправлять положение. Заливаясь слезами, она бросилась к нему на грудь:

– Любимый! Если ты умрешь, я тоже не буду жить!

– Ах, дорогая! – всхлипнул незадачливый секретарь.

– Мой единственный! – сильно искажая реальность, вторила ему Юлия Тарасовна.

Дальнейшее описание этой душераздирающей сцены невозможно без наличия таланта шекспировского уровня. На худой конец – уровня автора сценария какого-нибудь мексиканского киносериала типа «Просто Мария». Отсутствие такового таланта лишь позволяет скупо констатировать, что в конце концов любовники сошлись на том, что с самоубийством можно подождать. Тем временем Юлия Тарасовна придумает, как безболезненно и с максимальным финансовым эффектом устранить ненавистного мужа. А уж потом предполагалось зажить припеваючи во взаимной любви, согласии и материальном благополучии. То есть пришли к тому, что и требовалось Юлии Тарасовне для реализации своего, несколько отличного от изложенного, плана.

Кроме этого, к огорчению Семко, в целях конспирации было решено от интимных встреч временно, до наступления описанных выше счастливых перемен, воздержаться. Как справедливо полагала многоопытная Юлия Тарасовна, это обстоятельство позволит поддержать в ее любовнике и сообщнике высокий боевой дух и с каждым днем усиливающееся чувство неприязни к своему начальнику и сопернику.

Глава 11

Выйдя из райотдела милиции, сыщики немедленно поехали на вокзал. Открыв названную Кобловым ячейку автоматической камеры хранения, они убедились, что «дипломат» – точная копия полученного накануне Крыловым у вдовы – стоит там в целости и сохранности. Не трогая его, Житков, бросив в щель заранее заготовленный жетон, опять захлопнул дверку.

Около часу дня сыщики подъехали к подъезду дома, где был установлен телефонный аппарат с указанным в газетном объявлении номером.

– Ты пока посиди в машине, а я пройду посмотрю, где эта квартира и что там вокруг делается, – сказал Житков, открывая дверцу.

– А почему бы нам не пойти вместе?

– Не хватало тебе столкнуться с вдовой нос к носу где-нибудь на лестнице. Тогда она тебе точно что-нибудь откусит. Или, на худой конец, отстрелит.

– Это почему?

– А потому, что она поверила тебе. Поверила, что ты болван и простофиля. А тут вдруг выяснится, что ты обманул и оскорбил ее в самых лучших чувствах, выследив ее тайное убежище.

Вдова дама крутая. Еще, чего доброго, и мне на орехи достанется. Ты уж посиди здесь, не губи, будь другом.

– Ладно, – буркнул Крылов, – иди, я газету пока почитаю.

– Вот это правильно, – одобрил Житков, – только мой тебе совет – держи газетку повыше, а то как бы она тебя и в машине не заприметила.

Вернулся он через шесть-семь минут.

– Ну что? – спросил Крылов.

– Ничего особенного. Третий этаж, двухкомнатная квартира, окна выходят во двор. Будем ждать. Встанем только где-нибудь в сторонке, подальше от подъезда. Обидно было бы действительно вспугнуть вдову, когда все дело уже, можно сказать, на мази.

Крылов, ничего не ответив, сплюнул три раза через левое плечо.

Зеленый «Фольксваген» Юлии Тарасовны появился без пяти минут два.

– Она? – спросил Житков напарника, почти не сомневаясь в ответе, когда водительская дверца открылась и из машины вышла женщина.

Расстояние было слишком велико, чтобы можно было в должной мере оценить красоту ее лица. Однако короткий светлый плащ, перетянутый на тонкой талии широким поясом, позволял убедится, что фигура и ноги были безупречны.

– Она, голубушка.

– Действительно хороша. Меньше ста долларов дать – у порядочного человека просто рука не поднимется.

– Ты меня, что ли, имеешь в виду?

– Нет, я абстрактно говорю. А ты вообще жлоб и халявщик. Даже мне спасибо не сказал за такое приятное задание – поближе познакомиться с вдовой.

– Спасибо.

– Пожалуйста. Вот теперь пора ехать к следователю Черных. Чует мое сердце – скоро придется поздравлять его с повышением в должности.

Житков завел двигатель.

Припарковав машину напротив здания районной прокуратуры, сыщики направились к ближайшему телефону-автомату, шаря на ходу по карманам в поисках жетонов. Их, естественно, там не оказалось, и Крылову пришлось прогуляться до газетного киоска, расположенного метрах в двухстах от телефонной будки. Можно было, конечно, позвонить на конспиративную квартиру Юлии Тарасовны прямо из кабинета следователя Черных, если бы не такие зловредные побочные продукты технического прогресса, как определители телефонного номера.

Разговаривать с вдовой должен был Житков: его голос был ей незнаком. Набрав указанный в газете номер, он вскоре услышал напряженный, но вместе с тем не утративший бархатистости и мелодичности голос Юлии Тарасовны:

– Я вас слушаю.

– Я по объявлению, – без приветствий и предисловий буркнул в трубку Житков.

– Я догадалась. Каковы ваши условия?

– Двести баксов.

– Вы что-то перепутали. Я не собираюсь покупать у вас нефтяные скважины. Речь идет всего лишь о подержанном кожаном «дипломате», набитом хламом.

– Чего же ты так засуетилась? Ты на объявления в газетах больше потратила, чем я прошу.

– Не надо преувеличивать. Кроме того, мне он дорог просто как память о любимом человеке, – соврала вдова, не моргнув глазом.

– И почем, по-твоему, нынче память о любимом человеке?

– Сто баксов и ни цента больше, – твердо отрезала она.

Ей самой так часто приходилось заканчивать торг на этой сумме, что она, очевидно, запала в ее сознание, как естественное мерило всех человеческих свершений. Кроме того, вполне логично было считать, что сама любовь не может стоить дешевле, чем память о ней.

– По-твоему, я рисковал своей свободой, залезая в твою колымагу, из-за паршивых ста долларов? – взвизгнул от возмущения вошедший в роль Житков.

– Ну хорошо, – дрогнула вдова, – во сколько вы оцениваете свою свободу? Только, прошу вас, держите себя в руках.

– Сто пятьдесят.

– Вы что, чеченец?

– С чего это ты взяла? – удивился Житков.

– Вы непомерно завышаете финансовый эквивалент своей свободы. Но я вынуждена согласиться, – вздохнула вдова. – Какую процедуру обмена вы предлагаете?

– Завтра в это же время я тебе позвоню и сообщу номер ячейки автоматической камеры хранения и шифр. Ты подъедешь на своем зеленом «Фольксвагене» к вокзалу, откроешь ячейку и возьмешь свой «дипломат». В ячейке оставишь деньги. Не вздумай обмануть. Останешься без машины. Мы ее срисовали. Понятно?

– Понятно.

– Тогда до завтра.

Житков повесил трубку.

После этого он опять снял ее и набрал номер следователя Черных. Приятный женский голос, ответивший ему, вежливо объяснил, что Черных на месте нет и сегодня уже, по-видимому, не будет. Житков попросил оставить ему записку с его, Житкова, просьбой быть завтра на месте в десять часов утра для очень важного разговора.

– А не пора ли нам немного перекусить? – предложил Крылов, когда сыщики вышли из телефонной будки.

– Согласен. Кстати, тут недалеко есть замечательная забегаловка, где недорого и вполне прилично кормят.

– Поедем на машине?

– Давай лучше прогуляемся пешочком. Дольше парковаться будем. Да и погода такая, что грех не пройтись.

Погода действительно улучшалась прямо на глазах – туч не было и в помине, только легкие прозрачные облачка изредка прикрывали почти по-летнему жаркое солнце.

Забегаловка работала по принципу самообслуживания. Заставив подносы тарелками, сыщики сели за свободный столик в углу небольшого зала. Начальная стадия обеда прошла в тишине. Покончив с первым блюдом – рыбной солянкой, Крылов счел необходимым озвучить свои гастрономические впечатления:

– А ведь действительно неплохо приготовлено.

Как обычно, отставший от напарника в скорости поглощения пищи Житков молча кивнул.

– Знаешь, Паша, чего я никак не могу понять в этой истории? – спросил Крылов, принимаясь за второе блюдо – эскалоп с гарниром из жареного картофеля с зеленью.

– Чего?

– Зачем вдове понадобилось сломя голову бежать в это здание на Садовой в самый ответственный момент? Что в итоге и привело к столь печальным последствиям.

– Пока еще не привело, но, я надеюсь, все-таки приведет.

– Но тем не менее. Что ты по этому поводу думаешь?

– А черт ее знает. Может быть, туалет искала. Может, ей приспичило.

Крылов с сомнением поджал губы, но не нашелся, что возразить.

Глава 12

После того как проблема привлечения Евгения Семко в качестве союзника была успешно решена, Юлия Тарасовна приступила к выполнению следующего пункта своего разветвленного плана – его материально-технического обеспечения.

Этот пункт напрямую зависел от уже выполненного, основного и, как выяснилось, самого трудного условия – страхования жизни Александра Алексеевича Кривопалова. Дело в том, что ему казалось просто диким и неразумным тратить дефицитную наличность на столь сомнительные цели. Юлии Тарасовне стоило поистине титанических усилий убедить мужа решиться на эту страховку. И максимум, что ей удалось, это уговорить его на самую дешевую разновидность страхования – от несчастного случая. Таким образом, судьба Александра Алексеевича была предрешена им самим – ему предстояло умереть от несчастного случая. Это ограничение резко осложняло задачу Юлии Тарасовны, переводя ее из разряда чисто организационных в организационно-техническую. Но отступать перед трудностями было не в правилах предприимчивой женщины.

После долгих размышлений Юлия Тарасовна избрала для своего мужа смерть от удара электрическим током. В основу такого решения легли следующие соображения: во-первых, в последнее время у Александра Алексеевича обнаружились нелады с сердцем, а именно, его стала беспокоить сильная аритмия. Это заболевание предопределяет повышенную уязвимость от удара электрическим током. Об этом, кроме врачей и самого больного, знала только его жена. Во-вторых, будучи дипломированным и достаточно квалифицированным специалистом в области радиоэлектроники, Юлия Тарасовна небезосновательно надеялась самостоятельно разработать и изготовить необходимое для этого оборудование. Это обстоятельство удешевляло весь проект и, что самое главное, повышало его конфиденциальность, так как уменьшало число участников.

Вот изготовлением этого самого оборудования и наступила пора заняться после успешной вербовки под свои знамена незадачливого любовника – Евгения Семко. Принцип действия устройства был такой же, как у широкоизвестного средства самозащиты под названием электрошоке?. Только его, естественно, следовало сделать гораздо более мощным и дистанционно управляемым. Имелись и еще кое-какие технические проблемы, но все они в конце концов были успешно решены.

Для размещения устройства, как это правильно угадал Житков, было куплено три одинаковых кожаных, внешне ничем не примечательных, «дипломата». Все они сразу после покупки были отправлены для доработки в одну из многочисленных маленьких частных мастерских металлоремонта. Там все три «дипломата» снабдили металлическими накладками на ручках для обеспечения хорошего контакта с ладонью.

Необходимые для изготовления детали, в том числе конденсатор большой емкости, рассчитанный на достаточно большое напряжение, удалось без особенных хлопот приобрести на толкучке. Там же был куплен необходимый для работы минимальный набор инструментов. Сам процесс сборки устройства происходил в той самой квартире, где состоялось грехопадение секретаря Семко.

Проблема же приведения «дипломата» в действие была относительно легко решена с помощью радиоуправляемого игрушечного трактора, приобретенного в универмаге «Детский мир».

Трактор был разобран, и его исполнительный механизм занял предназначенное ему место в «дипломате». Для того чтобы вызвать разряд конденсатора на расстоянии в несколько сотен метров, достаточно было на пульте дистанционного управления трактором перевести рычажок в позицию «Задний ход». Такая дальность, прав да, обеспечивалась только при наличии в пульте новых и качественных батареек. С одной стороны, это не представляло проблемы, а с другой – главного конструктора вполне устраивала дистанция метров в пятьдесят.

Юлия Тарасовна не сама все это придумала.

Она прекрасно знала, что подобная методика широко используется преступными группировками для приведения в действие самодельных взрывных устройств.

Самые большие трудности вызвало конструирование и, главное, изготовление устройства, обеспечивающего второй, после накладки на ручке «дипломата», контакт с телом жертвы. В результате долгих размышлений и многочисленных экспериментов было выбрано довольно неожиданное, но, как выяснилось, вполне работоспособное решение. В его материальную основу был положен обычный бытовой сифон, наполненный тривиальной газированной водой. В нужный момент клапан, приводимый в действие тракторным пультом одновременно с включением накопительного конденсатора, освобождал пережатую трубочку, выведенную в дно «дипломата», и оттуда в землю у ног жертвы ударяла тонкая струя подкисленной воды, являющейся прекрасным проводником электрического тока.

Таким образом через струю сифона, падающую на сырую землю, и через ноги жертвы и его ладонь замыкалась смертельная цепь. Сифон автоматически закрывался после полного разряда конденсатора.

Выброс воды был незначителен по объему.

Поэтому наиболее эффективно устройство функционировало на сыром грунте. Это обстоятельство не создавало дополнительных проблем, поскольку в целях имитации несчастного случая с самого начала планировалось провести операцию в дождливую погоду. Кроме того, предполагалось, что во время дождя и толкучки у дверей троллейбуса никто не обратит внимания на тонкую струйку, ударившую на несколько мгновений из дна «дипломата».

Питание всей конструкции осуществлялось шестью батарейками и надежно обеспечивало его троекратное срабатывание.

* * *

Повод для вручения Александру Алексеевичу нового «дипломата» представился за неделю до покушения. В этот день Александр Алексеевич должен был отмечать свой день рождения.

Как оказалось, это был последний такой день в его жизни.

Юлия Тарасовна к приходу мужа с работы накрыла праздничный стол. Гостей не звали – Александр Алексеевич не любил долгих и шумных застолий. В тех случаях, когда супруги сами были к кому-нибудь приглашены, Александр Алексеевич норовил поскорее улизнуть домой и засесть за работу. Он был ярко выраженным трудоголиком.

В этот день Юлия Тарасовна попросила мужа прийти домой пораньше. Разумеется, он выполнил ее просьбу; он вообще мало в чем мог отказать своей обожаемой супруге. Пораньше, по его понятиям, это – часов в семь вечера.

Обычно он возвращался домой не раньше восьми. –Встретив Александра Алексеевича в прихожей, Юлия Тарасовна проводила его к столу, освещенному несколькими свечами. Поздравив мужа с днем рождения и иезуитски пожелав ему долгой и счастливой жизни, она преподнесла ему свой подарок:

– Вот, пупсик, это тебе от меня, чтобы ты носил его в руках каждый день и помнил обо мне. И, кроме того, я не желаю больше видеть эту гадость, которой ты сейчас пользуешься.

Под «гадостью» подразумевался старый потертый портфель, который верой и правдой служил Александру Алексеевичу с незапамятных времен. Юлия Тарасовна подозревала, что ее муж ходил с ним еще в среднюю школу. Если судить по фасону, то это было вполне вероятно.

– Спасибо, моя рыбка, – растроганно поблагодарил жену Александр Алексеевич, целуя ее в щеку, – только я как-то привык к старому…

– Ничего не желаю знать, пупсик, – нежно, но твердо возразила жена, – его место на помойке, не будь таким ретроградом.

– Ну хорошо, – как всегда не выдержал ее напора Александр Алексеевич, – только ты его пока, пожалуйста, не выбрасывай.

– Ладно, – пошла на компромисс Юлия Тарасовна, – пусть валяется в кладовке. Но давай же, наконец, сядем за стол.

– Конечно, конечно, – оживился именинник, довольный тем, что удалось отстоять старый портфель от окончательного уничтожения, – тем более что я зверски проголодался.

Ужин прошел, как пишут в газетах о дипломатических приемах, в теплой, дружественной обстановке. Почти без спиртного; бутылка шампанского, опущенная в серебряное ведерко со льдом, была выпита едва ли наполовину. Вспомнив об этом, Александр Алексеевич, знавший, что его жена, в отличие от него самого, неравнодушна к хорошим напиткам, галантно предложил:

– Рыбка, еще по бокальчику шампанского?

– С удовольствием.

Он наполнил бокалы.

– Слушай, пупсик, – неожиданно спросила Юлия Тарасовна, отпив одним глотком больше половины, – а почему ты называешь меня рыбкой?

– А что, тебе это не нравится? – забеспокоился именинник.

– Это зависит от того, какую, собственно, рыбу ты имеешь в виду. Налей еще, – она подставила мужу опустевший бокал.

– Да я никакую конкретную рыбу в виду совсем не имею, – озадаченно пояснил он, наполняя ее бокал.

– Ну а все-таки, – капризно потребовала она, – на какую рыбу я больше всего, по-твоему, похожа? На воблу?

– Ну уж нет, – запротестовал он, – только не на воблу. Для воблы ты слишком хорошо сложена.

– На селедку? – не унималась слегка захмелевшая Юлия Тарасовна.

– Тоже не годится, – он отрицательно покачал головой, втягиваясь в предложенную игру.

– Тогда сам сознавайся.

– Ты у меня золотая рыбка, – воскликнул он, радуясь своей находчивости.

Но не тут-то было.

– Нет, это сказочный персонаж, а я хочу знать, за какую реальную рыбу ты меня держишь. Может быть, за акулу?

– Нет. Уж если речь зашла о крупных хищниках, то ты скорее похожа не на акулу, а на косатку.

– Почему, пупсик?

– Косатка не так бессмысленно кровожадна, как акула, но при необходимости вполне может сожрать с потрохами кого угодно. Ты со мной согласна?

Юлия Тарасовна неопределенно пожала плечами, загадочно улыбаясь:

– Косатка, насколько мне известно, вовсе не рыба, а млекопитающее.

– Неважно, все равно в воде живет.

– Ты меня еще крокодилом назови. Он ведь тоже в воде живет.

– Для крокодила ты слишком красива.

– А тебе не кажется, что я немного похожа на электрического ската?

– Вполне возможно, – засмеялся он. – Что-то электрическое в тебе, безусловно, есть.

Особенно когда ты не пользуешься антиэлектростатиком.

Глава 13

Обсуждение дальнейших планов сыщики проводили в своем уютном офисе с традиционным кофе в руках.

– С чего завтра начнем? С визита к Черных? – спросил Крылов, с наслаждением вытягивая под столом свои длинные ноги – Нет, ты забываешь, что мы работаем не на Черных, а на Ягодина. И должны сначала ему сообщить всю полученную информацию.

– А если он будет против?

– Против чего?

– Против того, чтобы передать эту информацию Черных?

– Это уж дудки. Сокрытие улик преступления – тоже преступление. Так мы не договаривались. Да и с чего ты взял, что он будет против?

– Я к примеру спрашиваю.

– Слушай, не морочь мне голову своими примерами. Лучше набери номер Ягодина, я с ним договорюсь о завтрашней встрече.

– Пусть сразу деньги приготовит, – пробурчал Крылов, нажимая на кнопки телефонного аппарата.

– А вот это – мысль, – одобрительно кивнул Житков, взяв протянутую ему телефонную трубку.

– Ягодин у аппарата, – услышал он знакомый голос.

– Здорово, Василий Тихонович, Житков беспокоит.

– Привет, Павел Иванович. Как дела?

– Ничего, идут дела, голова пока цела. Забежишь завтра часиков в девять?

– Что, коньяк с Серегой раздобыли?

– И коньяк будет, и еще кое-что, – не без хвастовства заявил Житков.

– Ну, – радостно воскликнул Ягодин, – неужели что-то наклевывается?

– Клюнуло – будь здоров. Как бы леска не порвалась. Нужно подсачек приготовить.

– Что ты имеешь в виду?

– А то, что ты так неосмотрительно пообещал нам в качестве гонорара.

– Я знал, на что иду, обо мне не беспокойся.

– Тогда захвати с собой, а то коньяка не получишь.

– Чек тебя устроит?

– Вполне, я от налогов не уклоняюсь. Курс по сегодняшним «Известиям».

– Годится. Тогда до завтра?

– Только не опаздывай. Сергей весь коньяк выпьет.

– Да я раньше прибегу, не сомневайтесь.

Спасибо за приятную новость.

– Ну, тогда до завтра.

Житков повесил трубку:

– Старик прямо обалдел от радости. Купи сегодня бутылку приличного коньяка. Хоть с утра пить и нехорошо, но такой гонорар мы просто обязаны обмыть. К тому же, кроме Черных, завтра нам вроде ни с кем встречаться не придется, а он от нас теперь и не такое стерпит.

– Что значит стерпит? – возмутился Крылов. – Он сам должен нам пузырь поставить как минимум. Такое дело ему на блюдечке цоднесем.

– Ну его к черту, – поморщился Житков, – уж больно скользкий он тип. Не будем с ним связываться.

– Как скажешь, начальник, – покладисто согласился Крылов.

Он терпеть не мог пить со скользкими типами.

* * *

Массивная фигура Ягодина появилась на пороге офиса ровно в девять часов. По нему можно было проверять часы, отметил про себя Крылов.

– Где мой коньяк? – весело воскликнул Ягодин, снимая плащ и шляпу.

– А где наш чек? – не менее весело спросил Житков.

– Может, ваш коньяк не стоит этих денег?

– Фирма веников не вяжет.

– Придется поверить.

Ягодин полез в карман и достал большой кожаный бумажник. Из бумажника, в свою очередь, он достал сложенный вдвое чек и протянул его Житкову. Тот, мельком взглянув на него и убедившись, что сумма соответствует ранее обговоренной, сунул его в карман.

Крылов, догадавшись по выражению лица шефа, что все в порядке, поставил на стол бутылку, три стакана и блюдечко с заранее нарезанным лимоном.

– Ну, Василий Тихонович, разливай, – предложил Житков, – у тебя это здорово получается.

Ягодин не заставил себя просить дважды.

– За успешное окончание дела, – провозгласил Житков, поднимая свой стакан.

Возражений не последовало, и стаканы быстро опустели.

– Ребята, как я вижу, дело это пока только для вас закончилось успешно. А я все еще в неведении. Что вы там накопали? Расскажите, не томите, ради бога.

Житков вкратце изложил клиенту суть проделанной ими работы и полученные результаты.

– Молодцы ребята, – коротко, но веско похвалил сыщиков Ягодин. – Хорошо поработали. Я в вас не ошибся. И что вы теперь намерены делать?

– Сообщим все это следователю прокуратуры, – пояснил Житков. – А дальше он пусть сам решает. Мы свое дело сделали.

– А почему, кстати, вы не забрали этот чертов «дипломат» из камеры хранения?

– Зачем он нам нужен? В данный момент мы для прокуратуры не более чем источник информации. Официально мы к этому делу никакого отношения не имеем. Но стоит нам взять в руки этот «дипломат», как мы сразу же превратимся в участников этих событий и, соответственно, в свидетелей. Нас могут вызвать в суд, где мы будем обязаны объяснять, как и зачем мы залезли в эту камеру хранения. Всплывет факт нашей беседы с вором, укравшим «дипломат» из машины, и сам факт этой кражи. И мы наживаем себе если не врагов, то недоброжелателей как в прокуратуре, теряющей лавры единоличного автора раскрытия этого преступления, так и в милиции, нарушая джентльменское соглашение о неразглашении содержания нашей беседы с Шустриком. Не говоря уже о самом Шустрике, получающем на ровном месте еще один обвинительный пункт в своем приговоре. Одним словом, ничего глупее, чем взять этот «дипломат», мы придумать не могли.

– И как же дальше будут развиваться события?

Житков пожал плечами:

– Это дело следователя прокуратуры и оперативников, которым будет поручен арест вдовы. Но я на их месте позволил бы ей взять «дипломат» из камеры, фиксируя это скрытой камерой, положить туда деньги и отправиться к своей машине. У машины я бы ее и взял с «дипломатом» в руках. Остальное – дело техники. Я почти уверен, что так оно все и будет проделано.

Арестовывать ее в вокзальной толпе в данном случае нецелесообразно.

– Да, – задумчиво согласился Ягодин, – наверное, ты, Паша, прав. Но, – тут же оживился он, – для нас это уже не столь важно. Как ни болела, главное – померла.

Он поднялся со стула:

– Еще раз большое вам, ребята, спасибо. А я побегу, обрадую своих компаньонов и сотрудников радостным известием. Я пока еще ничего никому не говорил. Боялся сглазить. Но теперь вижу, что все у вас железно.

Суеверный Крылов постучал костяшками пальцев по столу.

* * *

Без пяти минут десять сыщики подъехали к зданию районной прокуратуры. Пропуска для них были уже заказаны, и почти сразу их проводили до дверей кабинета Черных. Он поджидал их, не скрывая нетерпения.

– Ну, чем порадуете, Павел Иванович? – без предисловий спросил он, пожимая вошедшим руки.

– Я думаю, Виктор Владимирович, что вам пора готовить новые звездочки на свои погоны, – многозначительно ответил Житков, усаживаясь на предложенный хозяином стул.

Глаза Черных радостно блеснули. Он знал – Житков не имеет обыкновения бросаться словами.

После того как Житков закончил свой отчет, гораздо, разумеется, более подробный, чем его рассказ Ягодину, Черных незамедлительно приступил к энергичным действиям. Сначала он связался по телефону с Оперативной службой и предупредил о срочно готовящейся операции.

– Может быть, нам уйти? – вежливо поинтересовался Житков. – Я полагаю, что мы свое дело сделали. Остальное прочитаем в газетах.

Черных задумался на несколько мгновений.

– Павел Иванович, – наконец вкрадчиво произнес он, – я, разумеется, перед вами в большом долгу. Да, да, не возражайте, пожалуйста, – воскликнул он, увидев, что Житков отрицательно покачал головой, – я таких вещей не забываю. Но сделайте, пожалуйста, мне еще одно одолжение. Поприсутствуйте, пожалуйста, хотя бы при аресте Кривопаловой. И мне, и оперативникам трудно будет с ходу въехать во все детали. Тем более что времени на это почти не осталось. А практика показывает, что возможны неожиданности. Ваши советы по ходу дела могут быть очень полезны.

– Согласен, – быстро отреагировал Житков. – К тому же позвонить вдове и рассказать ей о месте, где лежит «дипломат», лучше все-таки именно мне. Мой голос она уже знает.

– Совершенно верно, – облегченно вздохнул Черных.

– Тогда необходимо срочно провести совещание всех участников операции.

Житков по старой привычке непроизвольно взял на себя руководство. Черных, судя по всему, ничего не имел против.

Глава 14

Вдова получила указание забрать свой «дипломат» из ячейки автоматической камеры хранения в шестнадцать часов. К этому времени на балюстраде второго этажа здания вокзала в коробке из-под телевизора «Panasonic», с вырезанной перочинным ножом дыркой, была установлена скрытая видеокамера, позволяющая снимать подходы к нужной ячейке и саму ячейку.

Еще одна видеокамера была установлена в окне красного уголка третьего этажа общежития института инженеров железнодорожного транспорта. С этой позиции просматривалась вся привокзальная площадь, включая автомобильную стоянку. Здесь же, в запертом изнутри помещении красного уголка, находились руководители операции: следователь районной прокуратуры Черных и капитан Иванов, представлявший уголовный розыск райотдела милиции. В качестве приглашенных советников присутствовали Житков и Крылов. Группа захвата в количестве четырех человек находилась на автостоянке, изображая компанию сельских жителей, выпивающих в машине «УАЗ». Как бы случайно стоящий поблизости инспектор ГАИ не разрешал занимать водителям периодически подъезжающих машин свободное место рядом с ними.

Черных в третий раз нервно взглянул на часы. Вдова опаздывала уже на три минуты.

– Вот она, – воскликнул Крылов, лучше всех знавший «Фольксваген» Юлии Тарасовны.

Он медленно двигался вдоль плотного ряда припаркованных машин. Получивший по рации условный сигнал инспектор с лицом чрезвычайно занятого человека отправился в другой конец площади. Юлии Тарасовне не оставалось ничего другого, как занять свободное место рядом с забрызганным грязью «УАЗом», из которого неслись развеселые песни в исполнении группы «Дюна». Заперев дверцу машины, вдова уверенно направилась к зданию вокзала.

– Третий, Третий, – заговорил капитан, поднеся рацию к самому рту, – объект на подходе. Будь готов. Как понял?

– Понял хорошо. Всегда готов, – сквозь шипение эфира бодро доложил Третий – оператор видеокамеры.

– Она одета в серые брюки, короткую коричневую кожаную куртку. На голове серый платок. Как понял, Третий?

– Понял очень хорошо.

– Подходит к двери, включай камеру… Все, вошла.

– Вижу ее очень хорошо. Съемка идет нормально… – Третий замолчал.

– Третий, что видишь? – нетерпеливо требовал капитан.

– Да ничего особенного, – с досадой ответил Третий, – идет себе по залу. Чего попусту долдонить? Будет что интересное – сообщу.

Капитан возмущенно хмыкнул, но промолчал.

Слушая этот диалог, Житков курил и смотрел в окно на привокзальную площадь, которая жила своей обычной жизнью. Почти под самым окном наперсточники обирали очередную жертву – толстого, прилично одетого мужчину в шляпе. Наперсточники пользовались тем, что на время проведения операции, чтобы не нервировать Юлию Тарасовну, с привокзальной площади были удалены милицейские патрули.

Пользуясь этим же счастливым случаем, в клумбу на середине площади на четвереньках вползала сильно пьяная и грязная женщина неопределенного возраста, явно принадлежащая к категории «синеглазок», намереваясь, очевидно, залечь там на зимовку.

Вокруг площади, обильно фонтанируя, медленно двигалась поливальная машина.

– – Новая метла в действии, – услышал Житков рядом с собой голос Крылова.

– Что ты имеешь в виду?

– Коммунальщики перед новым мэром города выпендриваются, – Крылов кивнул на поливальную машину, – два дня не прошло, как дожди перестали, а они уже дороги поливают почем зря.

– Так ведь сухо, – лениво заметил Житков.

– Так это разве плохо? Пыли-то ведь еще нет, – резонно возразил Крылов.

– Тоже верно, – легко согласился Житков.

Проблемы коммунального хозяйства, так же, впрочем, как взаимоотношения его руководства с мэрией, говоря откровенно, не слишком сильно его волновали.

Какой-то не совсем трезвый бомж попытался перебежать дорогу перед медленно двигавшейся поливальной машиной, но, не рассчитав свои силы, споткнулся и упал. Водитель, конечно, тут же затормозил, но выключить воду не успел, и бомжу пришлось принять изрядный душ.

Отвыкнув, видимо, за годы скитаний от этой гигиенической процедуры, бомж принялся громко выражать свое негодование, попытавшись забраться для этого на подножку поливальной машины. Водитель несколькими энергичными выражениями решительно пресек эту попытку, дал газ и уехал с площади.

– Открыла ячейку… – прошипела рация. – Вынула коричневый «дипломат»… Закрыла ячейку и пошла на выход.

– Понял тебя, – ответил капитан, – снимай, пока не выйдет из здания. Если ничего непредвиденного не произойдет, на связь не выходи.

– Понял, – прошипел Третий и отключился.

– Второй, Второй, – торопливо зачастил капитан, – приготовиться. Как понял?

– Вас понял, – ответил старший группы захвата строгим голосом, – мы готовы.

Вдова с «дипломатом» в руке вышла из стеклянных дверей вокзала и направилась к автостоянке.

– Четвертый, Четвертый, – продолжал капитан активный радиообмен, – доложи готовность понятых.

Оглянувшись по сторонам, Юлия Тарасовна, намереваясь пересечь площадь, шагнула с бордюрного камня на проезжую часть привокзальной площади, блестящую на солнце от щедро разлитой воды.

– Понятые готовы, товарищ Первый, – доложил срывающимся от волнения голосом Четвертый – стажер из юридического института, преисполненный ответственностью за свое важное задание.

В это мгновение вдова, словно поскользнувшись на мокром асфальте, упала навзничь и, несколько раз дернувшись в конвульсиях, замерла, нелепо изогнув ноги. По своему богатому опыту Житков знал, что живые люди так лежать не могут.

– Не понял! – свирепо проревел капитан, не успев отключить рацию.

– Повторяю, – взволнованно шипел микрофон, – понятые в количестве двух человек к работе готовы. Жду ваших указаний!

– Да пошел ты со своими понятыми! – прорычал капитан и швырнул рацию на широкий подоконник сталинской постройки, не указав, куда именно должен направиться стажер с понятыми, чем и поставил того в крайне затруднительное положение.

Житков ощущал себя точно в таком же положении. Поймав на себе вопросительный взгляд Черных, он осознал, что наступили те самые неожиданности, ради которых он, собственно, и был сюда приглашен.

– Кажется, для того чтобы брать вдову, нужна не группа захвата, а санитары с носилками, – раздался в напряженной тишине спокойный голос Крылова. – Похоже на то, что мы имели редкую возможность наблюдать электрифицированный «дипломат» в действии. Действительно убойная штука.

Факт получения сегодняшним утром полной суммы гонорара позволил ему сохранить хладнокровие в этот драматический момент.

– Ах я старый осел! – самокритично воскликнул Житков, ударив себя ладонью по лбу.

Он начал кое о чем догадываться, но сильно опасался, что озарение пришло к нему слишком поздно. Схватив брошенную капитаном рацию, он включил ее.

– Товарищ Первый, товарищ Первый, – истерично взывал стажер, – прошу уточнить, куда именно мне следует направиться с понятыми. Прошу повторить, куда именно…

– В жопу! – рявкнул Житков. – Заткнись и уберись с волны. Второй, слышишь меня? Я Первый.

– Слышу, – спокойно ответил Второй.

– Приказываю немедленно догнать поливальную машину и задержать ее водителя. Как понял?

– Я не понял, кто мне приказывает.

Старший группы догадался по голосу, что с ним разговаривает не его непосредственный начальник, и требовал подтверждения приказа.

И был абсолютно в этом прав. Житков сунул рацию угрюмому капитану:

– Подтверди. И побыстрей.

– Второй, выполняй, – буркнул тот в дырочки пластикового корпуса рации.

– Понял вас, выполняю.

Житков увидел, как желтый грязный «УАЗ» резво сорвался с места и, вылетев с легким заносом на поворот, исчез за углом пятиэтажного дома.

Глава 15

– Итак, что мы имеем на текущий момент? – спросил Житков, усаживаясь за свой стол. – Давай подведем баланс, что у нас в плюсе, а что в минусе.

Они с Крыловым только что вернулись в свой офис после не совсем удачной операции по задержанию вдовы на привокзальной площади.

Задержания водителя поливальной машины и вовсе не состоялось ввиду отсутствия такового. Машина была обнаружена в двух кварталах от вокзала. А через час объявился ее настоящий водитель. Оказалось, что машина была угнана от подъезда дома незадачливого блюстителя чистоты города, куда тот приехал в четырнадцать часов с намерением отобедать. Когда именно машина была угнана, точно установить не удалось – неторопливый блюститель после обеда имел обыкновение немного вздремнуть.

– Давай, – охотно согласился Крылов, – я готов обобщить плюсы.

– Ну, обобщай.

– Самый главный наш плюс – это то, что гонорар мы честно заработали и получили. «Дипломат» изъят, и сомнений, что Кривопалов был убит с его помощью, как мне кажется, не существует.

– Да уж, – подтвердил Житков, – после того, что мы сегодня видели, даже Черных не сможет упрекнуть нас в чрезмерном увлечении научной фантастикой.

– Вот именно. А все остальное нас вроде бы и не касается. Зло, в лице вдовы, в конечном итоге наказано. Добро, в нашем лице, восторжествовало. Чего нам еще надо? Кстати, деньги по чеку ты уже получил?

– Нет еще. Завтра получу. Сегодня банк уже закрыт.

– Только прямо с утра. Не мешало бы, кстати, зарплату выдать сотрудникам. Я не говорю уже о премии.

– Говорят же тебе русским языком, все завтра. Но ты не отвлекайся. Что там дальше с нашим балансом?

– Да я, собственно, закончил. Резюме: мы это дело завершили, принимаемся за другое. Жду ваших указаний, готов выполнить любое задание.

– Не юродствуй. Ты хоть понимаешь, что раз вдову убили с помощью ее же «дипломата», то у нее и в предыдущих убийствах был помимо Семко еще один сообщник?

– Мне кажется, что Черных придерживается другого мнения. Я краем уха слышал, пока ребята гонялись за поливальной машиной, как он выразился в том смысле, что скорее всего она погибла в результате произвольного срабатывания устройства. То есть – от несчастного случая.

– А некто неизвестный угнал поливальную машину и бескорыстно окатил водой привокзальную площадь из-за болезненной склонности к чистоте.

– Да что ты мне-то говоришь? – рассердился Крылов. – Ты это Черных объясни. Только ему ты ничего не объяснишь. Он ведь действует по методу твоего сыщицкого реализма. Что ему невыгодно, того он не замечает. А почему мы должны быть святее папы римского?

– Черных чрезвычайно скользкий тип…

– Ты мне это уже говорил.

– Он просто подстраховывается на тот случай, если убийца вдовы не будет найден. Тогда он оформит все, что случилось, как несчастный случай…

– Ему не привыкать.

– Но если истинный виновник будет найден…

– То есть если мы опять выложим преступника ему на блюдечке с голубой каемочкой.

– То он, конечно…

– Соблаговолит упрятать его за решетку, – закончил Крылов мысль своего собеседника.

– Что ты меня все время перебиваешь? – не выдержал наконец Житков.

– Да потому, что я вижу, к чему ты клонишь.

– И к чему же?

– К тому, чтобы мы на общественных началах таскали из огня каштаны для одного скользкого типа с темной фамилией и светлым будущим.

– Почему его будущее представляется тебе светлым?

– Такие скользкие типы, как он, насколько я успел заметить, неизменно проскальзывают в начальники. Как говорится, прошу прощения за каламбур.

– А почему, собственно, на общественных началах? – неуверенно возразил Житков.

– А потому, что я сильно сомневаюсь в существовании у Ягодина намерений финансировать поиски убийцы особы, пытавшейся нагреть его на триста тысяч баксов. А больше просто и некому.

– Ты слишком упрощенно понимаешь нашу выгоду. Это не всегда могут быть деньги.

– А что еще?

– Пойми, нам еще долго предстоит работать в этом городе. Без связей в правоохранительных органах это очень затруднительно.

– У тебя этих связей вроде предостаточно.

– Не будь наивным. Связи крепки только тогда, когда они двусторонни. Если люди поймут, что ты сам не можешь быть им полезен, то тебя постепенно просто забудут. И не потому, что эти люди плохи. Просто такова человеческая природа. Мы не можем с этим не считаться.

– Ты хочешь сказать, что теперь нам жизненно необходимо помочь Черных?

– Было бы неплохо. Ведь сейчас он получил не совсем то, на что рассчитывал. Вместо эффектного разоблачения и громкого процесса с участием всех видов средств массовой информации будет чисто канцелярская процедура закрытия дела вследствие смерти обвиняемой. На этом повышения не заработаешь.

– Вот так всегда, – проворчал Крылов, – порядочные работящие и талантливые люди…

– Вроде нас с тобой, – иронически вставил Житков.

– Да, вроде нас, – с вызовом подтвердил Крылов. – Получается, что эти достойные люди, якобы силой обстоятельств, вынуждены на своем горбу вывозить всяких проходимцев к вершинам власти. А потом жалуемся, что у нас начальство плохое. Что потопали, то и полопали.

– Ты же сам только что сказал, что Черных непременно выбьется в начальники. Ты хочешь, чтобы в этом ему помог кто-то другой?

– До других мне нет дела.

– Но тогда эти самые другие, до которых тебе, разумеется, нет никакого дела, и будут вправе рассчитывать на его благодарность и встречную помощь. А мы окажемся ни при чем. Ты этого хочешь?

– Ты убедил меня в несовершенстве жизненного устройства. Теперь я хочу только одного – спокойно умереть, – мрачно закончил Крылов.

– Не сгущай краски. Черных не так уж и плох.

У него есть одно незаменимое для чиновника качество.

– Это какое?

– Он абсолютно рационален, а следовательно, так же абсолютно предсказуем.

– Черт с ним, с Черных. Не хочу ничего больше о нем слышать.

– Есть еще одна причина, по которой я считаю необходимым продолжить это дело.

– Какая же?

– Мне глубоко претит мысль о том, что по городу ходит некто, считающий, что он обвел нас с тобой вокруг пальца, как лопоухих пацанов.

– Вот с этого бы и начал! Это совсем другое дело!

Глава 16

– Итак, с чего начнем? – поинтересовался воспрянувший духом Крылов, после того как было принято решение продолжать расследование.

– Для начала мне хотелось бы прояснить одно странное обстоятельство.

– Какое?

– А помнишь рассказ Шустрика? Что за дикие маневры совершала вдова на своем «Фольксвагене» около этого конторского здания по Садовой, 55? И зачем все-таки она туда заходила?

– Интере-есно, – возмущенно протянул Крылов, – ты помнишь, что ты мне ответил, когда я тебя об этом спросил? Что она в туалет захотела. Теперь что, этот ответ тебя уже не устраивает?

– Теперь мы вынуждены искать зацепки.

А в прошлый раз достаточно было найти объяснение. Это разные вещи. Кроме того, после тогдашнего нашего разговора я припомнил одно интересное обстоятельство.

– Это какое же?

– В здании по Садовой, 55 находится контора страхового общества «Орион».

– Ну и что? К чему ты клонишь?

– Представь себе, – развивал Житков свою мысль, удобно устроившись за своим столом с традиционной чашкой кофе в руках, – что эту игру ведет сам Ягодин. И он сговорился с вдовой убрать ее мужа и поделить страховую премию.

– Зачем же тогда он нас нанимал?

– Для отвода глаз. У него, насколько мне известно, есть два очень крутых компаньона-совладельца этой самой страховой компании. Оба – очень большие криминальные авторитеты. Он и сам отсидел лет пять в свое время по статье за незаконную предпринимательскую деятельность, но в криминальной среде он – мелкая сошка.

И то, что у них прямо из рук уплывут триста тысяч баксов, может им здорово не понравиться. Они вполне могут потребовать от управляющего отчета о принятых мерах. Вот тут он и объявит, что нанимал нас за бешеные бабки, но ничего не помогло.

– Но ведь Ягодин даже не управляющий, а всего-навсего заместитель.

Житков пренебрежительно махнул рукой:

– Управляющий у них – зиц-председатель Фунт. Какой-то бойкий пацан, который посещает презентации, общается с прессой и тому подобное. Реально командует всем Ягодин.

– Но зачем ему воровать свои же собственные деньги?

– Э-э, не скажи. В этом может заключаться большой смысл. Во-первых, мы не знаем, сколько из этих трехсот тысяч принадлежит лично ему. Скорее всего – это гораздо меньше одной трети. А приобретает он как минимум половину, даже если поделится с вдовой поровну. Во-вторых, страховые компании могут и сами подстраховываться в более крупных компаниях и, таким образом, сумеют вернуть себе значительную часть выплаченной суммы.

– Но тогда возможно, что и компаньоны Ягодина в курсе дела? И рассчитывают вместе нагреть эту вторую компанию?

– Возможно. Но маловероятно. Для троих – слишком мизерная прибыль, а хлопот много. Но есть еще один аргумент против Ягодина.

– Это какой же?

– Он один из немногих, кто знал о деталях операции по аресту Кривопаловой.

– Ну хорошо. И что же дальше?

– А дальше задай себе вопрос, что должна делать вдова после успешного убийства мужа, имея на руках единственную улику преступления – «дипломат»?

– Поскорее избавиться от него.

– Правильно. Но одновременно ей необходимо было побыстрей оказаться дома или в другом вполне мотивированном месте, чтобы в случае чего можно было легко объяснить правоохранительным органам, чем она занималась в момент гибели мужа. А ее очень скоро должны были начать разыскивать, чтобы сообщить о его смерти.

– Значит, удобнее всего было передать «дипломат» сообщнику, если уж он есть, по дороге домой для последующего уничтожения.

– Да, именно по дороге. В крайнем случае можно было сделать небольшой крюк. Но действительно небольшой.

– Местоположение «Ориона» удовлетворяет этому требованию.

– Несомненно.

– Но заходить в здание было совершенно ни к чему.

– Вот именно, Сережа! С этого-то и начались все нестыковки.

– Что ты имеешь в виду?

– Если Ягодин являлся ее сообщником, то ему удобнее всего было ждать ее в машине неподалеку от своего офиса. Например, сразу за углом, где она обычно и стоит.

– А-а, начинаю понимать. Допустим, вдова по каким-то непонятным пока причинам задержалась с прибытием. Сообщник, подождав какое-то приемлемое время, возвращается в офис, благо он находится совсем рядом…

– Правильно, ради этого место встречи и было назначено неподалеку.

– Вдова подлетает к условному месту и видит, что машина сообщника пуста. Тогда она дает задний ход и, не видя другого выхода, спешит в его офис.

– «Дипломат» она, естественно, оставляет в машине – никто не должен ее видеть с ним в руках. Это крайне опасно.

– А поднявшись к сообщнику и взглянув в окно, она с ужасом видит, как некто высокий, молодой, темноволосый, в грязном кашемировом пальто удаляется с ее «дипломатом» в неизвестном направлении.

– Именно так все и могло происходить.

– Могло – еще не значит происходило, – наставительно заметил Крылов. – – Это верно. Неплохо бы узнать, не было ли какой-нибудь задержки с выходом Кривопалова из его конторы. Только я не представляю, как это сделать.

– Предоставь это мне, – самодовольно заявил Крылов, пододвигая к себе телефонный аппарат.

Достав из кармана бумажку, он набрал номер рабочего телефона Оли – секретарши Виктора Степановича Бутлера. Никто не ответил.

Крылов посмотрел на часы. Было уже четверть восьмого вечера. Он положил трубку.

– Что, не получилось? – разочарованно спросил Житков.

– Сейчас все получится, не беспокойся.

Крылов набрал номер домашнего телефона Оли.

– Да, – услышал он вскоре в трубке голос пожилой женщины.

– Здравствуйте.

– Добрый вечер.

– Скажите, пожалуйста, а можно Олю?

– Да, одну минуту.

Через несколько мгновений он услышал ее голос.

– Слушаю.

– Оля, здравствуйте.

– Здравствуйте., – Вас беспокоит Сергей Крылов, частный детектив, помните такого?

– Конечно, Сережа, я вас очень хорошо помню.

– Я очень этому рад. Все время собирался вам позвонить, но последнее время просто не было свободной минуты.

– А сейчас есть?

– И сейчас нет, но я надеюсь, что скоро появится. Буквально через несколько дней.

– Буду ждать и надеяться.

Олин голос звучал слегка иронично, но не настолько, чтобы придать ее словам противоположный смысл.

– Но вы должны мне немного в этом помочь.

– Чем же именно?

– Вы не припомните, в то злополучное утро, когда погиб Кривопалов, не случилось ли какой-нибудь задержки с его выходом в арбитражный суд?

Крылов дал знак шефу, чтобы тот срочно взял трубку параллельного аппарата, потому что начало ответа давало основание полагать, что он будет представлять существенный интерес.

– Прекрасно помню, – уверенно ответила девушка, – такая задержка действительно произошла. Первоначально заседание было назначено на десять часов, но в девять позвонила секретарь суда и сообщила, что по каким-то техническим причинам заседание переносится на час.

– А почему вы это запомнили?

– Потому что Виктора Степановича в это утро не было. Он сказал, что появится только после обеда, и я сидела у Жени Семко. Именно он при мне и разговаривал с секретарем арбитражного суда.

– А что было дальше?

– Женя почему-то сильно разволновался и даже не сразу сообщил об этом Александру Алексеевичу. Мне даже пришлось ему об этом напомнить, когда Кривопалов уже собрался выходить.

– – То есть вы хотите сказать, что если бы не ваше напоминание, то Кривопалов с Семко вышли бы из конторы на час раньше?

– Вполне возможно. Потому что на Женю будто столбняк напал. Он словно забыл про этот звонок.

– Большое спасибо, Оля. Вы мне здорово помогли. Я ваш большой должник.

Крылов дал знак, что параллельную трубку можно положить, пошел сугубо личный разговор.

– Мне это ничего не стоило. Можете не беспокоиться.

– Нет, нет. Это для меня очень важно. Я вам вскоре позвоню, если вы не против.

– Конечно, звоните.

– Тогда до свидания.

– Желаю успеха, до свидания.

Крылов положил трубку.

– Сдается мне, что именно эта милая девушка и явилась косвенной причиной гибели Юлии Тарасовны Кривопаловой, – торжествующе отметил Житков.

– Да. Не напомни она Семко о звонке из суда, они вышли бы вовремя, и вдове не пришлось бы заходить в офис по Садовой, 55. Кстати, а с чего ты это взял, что она милая, если ты ее и в глаза не видел? – вдруг подозрительно спросил Крылов.

Житков пожал плечами:

– Мне показалось, что таково твое мнение о ней, а тебе я доверяю. Но если я ошибся…

– Ты не ошибся. Но давай не будем отклоняться.

– Давай не будем. А если будем, то давай.

Я теперь окончательно понял, какие задания тебе поручать наиболее целесообразно.

– Это какие же?

– Связанные с женщинами. Они от тебя просто тают.

– Не говори ерунды, – засмущался Крылов, – это совсем не то, что ты думаешь.

– Ну хорошо, – согласился Житков, – вернемся к нашим баранам.

– К Ягодину, – уточнил Крылов.

– Для начала неплохо бы выяснить, что делал и где находился Ягодин в момент убийства Семко. Для этого нужно осторожно, под благовидным предлогом расспросить сотрудников его компании.

Крылов с сомнением покачал головой:

– Нам с тобой сделать это будет затруднительно. Если он узнает, что мы под него копаем, то последствия могут быть очень неприятные.

– Да уж, – задумчиво подтвердил Житков. – Причем в любом случае. Если Ягодин замешан в этих убийствах, а это еще далеко, как ты правильно отметил, не факт, то мы просто рискуем шкурой.

– А если нет, – закончил Крылов, – то рискуем потерять щедрого клиента. Я уж не знаю, что для нас хуже.

– Мне кажется, что это тот самый случай, когда целесообразно привлечь Игоря. Его не знает ни сам Ягодин, ни его сотрудники. А предлог для визита в «Орион» самый простой – желание что-нибудь застраховать.

Крылов утвердительно кивнул головой. Он и сам только что об этом подумал.

Глава 17

Игорь Хохлов, старинный друг Крылова, работал анестезиологом в одной из желтогорских клиник. Вместе с другом, принимая невольное участие в инциденте, окончившемся гибелью двух матерых преступников, опрометчиво взявших их в заложники, он познакомился с полковником Житковым. Уходя в отставку, тот предложил друзьям организовать вместе с ним частное детективное бюро и оставить свою прежнюю работу. Крылов неожиданно для себя самого с этим предложением быстро согласился, а вот более осмотрительный Хохлов все еще колебался, не решаясь бросить клинику, куда всего два года назад устроился с немалыми трудностями.

Понимая причину его колебаний, новоиспеченные коллеги предложили ему на первых порах принимать участие в своих делах эпизодически, без отрыва от основной работы.

Именно это и имел в виду Житков, предлагая привлечь Игоря к расследованию.

Вернувшись домой около девяти часов вечера, Крылов сразу же позвонил домой Хохлову.

– Да, – услышал он в телефонной трубке голос друга.

– Привет, старичок. Как жизнь молодая?

– Привет, Слоняра африканская. Живем себе потихоньку. Как там ваши дела сыщицкие?

– Неплохо в основном. Недавно вот провернули одно дельце. Недурственно заработали.

– Рад за вас, – скучным голосом сообщил Игорь.

– Есть и для тебя работенка. Не хочешь подкалымить?

– Надолго? – заинтересовался анестезиолог.

– Думаю, за пару дней управишься, если с отрывом от производства, – тоном знатока предположил Крылов.

– На пару дней я, пожалуй, смогу взять отгулы.

– Вот и отлично. Завтра сможешь приступить?

– Наверное. Только сначала нужно на работу забежать, отгулы оформить.

– Часам к десяти освободишься?

– Думаю, да.

– Тогда встречаемся завтра в десять в конторе. Договорились?

– Договорились.

– Тогда до завтра.

– Будь здоров.

* * *

Хохлов появился в офисе даже чуть раньше десяти. Его глаза лихорадочно горели в предвкушении интересной и, что немаловажно, высокооплачиваемой, как он надеялся, работы.

– Итак, что вы мне предложите? – без обиняков спросил сыщик-любитель, поздоровавшись с поджидавшими его сыщиками-профессионалами.

– Ишь какой шустрый, – удивился Крылов, обращаясь к Житкову.

– Вот и хорошо, – усмехнулся тот, – нам такие и нужны.

– Ладно, – подумав, согласился Крылов, – ты пока вводи его в курс дела, а я сварю кофе.

Благо кофеварка у нас рассчитана на три порции.

Пока Крылов гремел посудой во все еще необитаемом предбаннике, Житков начал подробный рассказ о существе текущего дела. Чтобы не попасть в какую-либо неприятную ситуацию, вновь подключаемый к расследованию сотрудник должен иметь максимально полную и достоверную информацию. К середине рассказа кофе был уже готов, а к концу – выпит.

– Итак, – подвел итоги Житков, – в основном это все, что я хотел тебе изложить. Какие вопросы?

– Пока вопросов нет, – задумчиво произнес Хохлов. – Кроме одного, естественно. Что конкретно я должен делать?

– Тебе необходимо зайти в «Орион» под предлогом страхования от чего-либо, на твое усмотрение, и постараться выяснить, где был Ягодин в момент убийства Семко и в момент убийства вдовы. Понятно?

– Кажется. Если я правильно тебя понял, наличие у Ягодина алиби хотя бы на одно из убийств исключает его из круга подозреваемых?

– Да, – буркнул Крылов, – только в круге этом, кроме него, пока никого и нет.

– Не совсем так, – возразил Житков, – скажем, не исключает абсолютно, но очень близко к этому.

– А мне что прикажешь делать? – поинтересовался Крылов.

– А тебе опять придется заняться вдовой.

– Не-ет! Покойниками я заниматься категорически отказываюсь!

– Кончай балаган, – поморщился Житков. – Пойдешь в ее дом и попробуешь выяснить у охранников, где она была в момент убийства Семко. Это может нам понадобиться.

– Это другое дело, – согласился Крылов. – А ты чем займешься, если не секрет?

– Буду сидеть и думать, – хмуро сообщил Житков.

– Значит, ничем, – сделал вывод Крылов, увлекая Игоря к выходу. – Понимаю, сам был начальником.

* * *

По дороге Хохлов решил, что страховаться он будет от несчастного случая, как и покойный Кривопалов.

Страховое акционерное общество закрытого типа «Орион», как об этом информировала табличка перед дверью лифта, выходящей в просторный вестибюль здания на Садовой, 55, находилось на шестом этаже. Выйдя из лифта в застеленный красной ковровой дорожкой коридор, Хохлов начал растерянно оглядываться.

– Здравствуйте, чем я могу вам помочь? – внезапно услышал он за спиной чей-то голос.

Обернувшись, он обнаружил, что голос принадлежит неведомо как и откуда появившемуся в коридоре коротко стриженному молодому человеку спортивного телосложения в безупречно сшитом темно-синем костюме, при галстуке и белоснежной сорочке. Очевидно, он выполнял функции охранника, а также осуществлял первичную фильтрацию клиентов. Колючий взгляд его маленьких, глубоко посаженных глаз и бычья шея забавно контрастировали с приклеенной к лицу улыбкой и тихим вежливым голосом.

– Да вот, хочу застраховаться, – простодушно поведал ему Хохлов, – только не знаю, куда податься.

– Вы собираетесь страховать себя лично или представляете какую-нибудь фирму?

– Себя лично.

– Тогда пройдите, пожалуйста, в комнату номер шестьдесят один двенадцать. Это направо по коридору.

Охранник, не отрывая взгляда немигающих глаз от Хохлова, махнул рукой в нужном направлении.

– Спасибо, – поблагодарил его Хохлов и направился вдоль коридора.

За дверью с нужным номером скрывался довольно просторный зал, в три ряда заставленный столами. На каждом из столов стоял компьютер.

За каждым компьютером сидела сотрудница. На вошедшего никто, казалось, не обратил внимания. Однако через секунду он услышал ту же стандартную фразу:

– Здравствуйте, чем я могу вам помочь?

На этот раз ее произнесла толстая и некрасивая женщина лет тридцати пяти, сидевшая за таким же, как и у всех остальных обитателей зала, столом, но стоявшим у стены и развернутым так, что она сидела лицом к остальным сотрудницам, как учитель в классе перед учениками.

Очевидно, она была здесь начальницей.

– Я хотел бы застраховаться от несчастного случая, – бодро произнес Хохлов заготовленную заранее фразу.

– Пройдите, пожалуйста, к этому столу, – показала рукой начальница. – Тоня, – обратилась она к сидевшей за указанным столом кареглазой симпатичной брюнетке лет двадцати пяти, с интересом поглядевшей на Хохлова, – займись, пожалуйста, с клиентом.

– Присаживайтесь, пожалуйста, – показала Тоня на стоявший рядом с ее столом стул для посетителей. – Какой вид страхования вас интересует?

– Я не очень в этом разбираюсь, – честно признался Хохлов. – А какие виды существуют?

Может быть, вы мне вкратце расскажете, а уж я потом что-нибудь выберу подходящее.

– Хорошо, – согласилась Тоня и начала бойко излагать условия страхования всех видов, осуществляемых обществом «Орион». Хохлов рассеянно слушал, соображая, как бы ему переключить беседу в нужное русло. Повод к этому неожиданно дала сама Тоня. В качестве иллюстрации своего рассказа она показала стандартный бланк договора страхования с отпечатанной на месте подписи фамилией Ягодина.

– Постойте, постойте, – оживился Хохлов, – а кто это Ягодин?

– Заместитель управляющего, а что?

– Его зовут не Василием Тихоновичем случайно?

– Да, – с опаской подтвердила Тоня, – вы его знаете?

– Видел много раз, – соврал Хохлов, – сам я с Ягодиным, правда, незнаком, но мой приятель живет с ним в одном доме.

– А-а, – облегченно вздохнула Тоня, – ну и что?

Видимо, к друзьям и знакомым Ягодина в этом учреждении относились очень осторожно.

– Да ничего особенного. Просто приятель, помнится, сказал, что последнее время Василий Тихонович ходит какой-то хмурый. Говорят, у него какие-то неприятности. Вы случайно не в курсе, какие именно?

На лице Тони отразились сомнения. С одной стороны – вести с клиентами беседы о частной жизни руководства общества было недопустимо. И за это можно было получить взыскание от начальства. С другой стороны, клиент вправе интересоваться вопросами финансовой стабильности страхового общества, прежде чем доверить ему свои деньги. А проблемы общества самым естественным образом переплетаются с проблемами его руководства. Кроме того, нежелание обсуждать с клиентом подобные вопросы могло отпугнуть его, а количество заключенных контрактов непосредственно влияло на размер заработной платы. После недолгих колебаний Тоня осторожно ответила:

– Я точно не знаю, что вы имеете в виду, но недавно действительно наша организация должна была выплатить очень крупную страховую сумму. Если бы это действительно пришлось сделать, то наши финансовые показатели значительно бы ухудшились. Все это, естественно, не могло не огорчить Василия Тихоновича.

– И чем это кончилось?

– К счастью, недавно, буквально вчера, выяснилось, что условия договора были нарушены и выплата не состоится. Но даже если бы она и состоялась, то это никоим образом не сказалось бы на наших клиентах. Общее финансовое состояние общества не вызывает никаких опасений.

Вы можете смело доверить нам свои средства.

– Рад за вас. Вы меня успокоили. И что же теперь? Василий Тихонович повеселел? Я бы ни за что не доверил свои деньги страховой компании, управляющий которой ходит мрачнее тучи.

– Теперь все в порядке, – радостно подтвердила Тоня. – Еще как повеселел. Прошлую неделю, действительно, – она доверительно наклонилась к собеседнику, – он был страшно расстроен. Он даже и на работе почти не был.

Приходил только на полчаса утром и вечером.

Бумаги подписать.

– А вчера? – осторожно поинтересовался Хохлов.

– А вчера весь день здесь провел. Первый пришел и последний ушел. Ходил по кабинетам, шутил и смеялся. Сразу видно, что все в порядке.

– Что, даже на обед не ходил?

– Нет. Зачем? Здесь на четвертом этаже есть прекрасное кафе. Наша организация арендует его с часу до двух для своих сотрудников. И кормят нас по льготной цене. Мы все здесь обедаем.

– И Ягодин тоже вчера обедал?

– Конечно, он сидел за соседним столиком.

И даже заказал для всех по бокалу шампанского.

– Тонечка! Вы убедили меня в абсолютной финансовой надежности вашей фирмы. Это шампанское меня просто доконало.

– Так вы будете заключать договор?

– Мне необходимо все тщательно взвесить.

Кстати, у вас нет краткого конспекта той лекции, которую вы мне сейчас прочитали? На слух, знаете ли, это трудно было воспринять.

– Конечно. Вот, возьмите этот буклет.

– Большое спасибо. А как зовут вашу толстуху? – Хохлов кивнул в сторону начальницы, фамильярно подмигнув при этом Тоне.

– Анастасия Юрьевна, – ответила та, улыбнувшись.

– Я ухожу изучать ваше наставление, – соврал Хохлов, помахав в воздухе буклетом, – до свидания.

– До свидания.

Хохлов подошел к начальнице, оторвавшейся от своего компьютера и вопросительно взглянувшей на него поверх очков с толстыми линзами.

– Анастасия Юрьевна, – солидно начал он, – я приношу вам свою благодарность за ту обстоятельную беседу, которую провела со мной ваша сотрудница.

– Не стоит благодарности, это наш долг, – серьезно ответила та.

– Помимо долга есть еще и способности. И, как мне кажется, ваша сотрудница обладает ими в полной мере.

– Тоня одна из наших лучших сотрудниц…

– Не сомневаюсь. После ее разъяснений я намерен увеличить сумму договора. Однако предварительно я должен посоветоваться со своим адвокатом.

– Всегда будем рады вас видеть… – начальница медленно стала вставать со стула, считая неприличным сидеть в присутствии такой важной персоны.

– До скорого свидания, – Хохлов еще раз помахал в воздухе буклетом и вышел из зала.

Когда он подходил к лифту, его дверь раздвинулась и оттуда вышел пожилой шарообразный мужчина в плаще со шляпой в руках.

– Здравствуйте, Василий Тихонович, – приветствовал его опять-таки неизвестно откуда возникший охранник.

– Здравствуй, Кирилл. Как дела?

– Все нормально, Василий Тихонович. Никаких происшествий.

– Хорошо. Как дома? Все по-старому? Жена еще не родила?

– Нет. Ждем со дня на день.

– Как родит, сразу мне сообщи.

– Обязательно, Василий Тихонович.

«Симпатичный дядька, – подумал Хохлов, входя в кабину лифта, – хорошо, что он никакой не убийца».

Не успела дверь закрыться, как в кабину влетела запыхавшаяся женщина с толстой папкой под мышкой.

– Вы куда? Вниз? – спросила она.

– Вниз.

– Я тоже. Но только до четвертого этажа.

– Пожалуйста. Я на первый.

Женщина нажала кнопку, и лифт плавно поехал вниз. Вскоре он остановился, и дверь открылась. Женщина выскочила из кабины, показав хорошую стартовую скорость. Несколько мгновений дверь оставалась открытой. Хохлов имел возможность видеть противоположную стену коридора, испещренную многочисленными стрелками, номерами комнат и названиями фирм, арендующих помещения на четвертом этаже. Все эти разномастные петроглифы должны были, очевидно, служить путеводной нитью впервые попавшему сюда посетителю. Самая большая стрелка указывала направо. Под ней стояла надпись, сделанная крупными красными буквами: «БУКИНВЕСТ».

Выходя из здания, Хохлов бросил буклет в стоявшую у дверей урну.

Глава 18

Крылов решил на этот раз действовать совершенно открыто. Войдя в знакомый вестибюль дома, где находилась квартира ныне покойной четы Кривопаловых, он сразу направился к сидевшему на своем законном месте охраннику, фамильярно приветствуя его на ходу:

– Здорово, земляк.

– Здорово, Крылов, – спокойно ответил охранник.

– Ты меня знаешь? – удивился Крылов.

– Конечно, ведь ты же был здесь. И мне называли твою фамилию. Велели пропустить.

– И ты запомнил?

– Конечно.

– Ну, ты гигант мысли. А можешь вспомнить, кто дежурил здесь двенадцатого числа?

– А тебе зачем? – подозрительно спросил охранник.

– Понимаешь, в чем дело… Кстати, тебя как зовут?

– Ну Андрей.

– А меня Сергей. Так вот, Андрей, я в некотором роде твой коллега. Работаю в частном детективном бюро.

Крылов достал из кармана и показал удостоверение, подтверждающее его заявление.

– Ну и что? – Голос охранника несколько помягчел.

– Ты слышал, наверное, что обоих супругов Кривопаловых убили?

– Слышал, конечно.

– Так вот, я это дело расследую.

– Прошлый раз ты у нее ночевал тоже в интересах расследования? – ехидно поинтересовался охранник.

– Исключительно, – с каменным лицом твердо ответил Крылов, давая понять, что всякие шутки по данному поводу недопустимы.

Поняв это правильно, охранник убрал улыбку со своего лица, что, впрочем, лишь усилило двусмысленность его ответной реплики:

– Интересная у тебя работа. Завидую.

– Интересная, – согласился Крылов, – но трудная. Не каждому по силам.

– Я не прочь попробовать. Вам случайно работники не нужны?

– Вполне возможно, что в ближайшее время появятся вакансии, – неопределенно, но уверенным голосом заявил Крылов.

– Телефончик оставишь?

– Оставлю. Но с одним условием.

– С каким?

– Считай это своим проверочным заданием.

Узнай, кто дежурил здесь двенадцатого числа.

Сможешь?

– Запросто. И все?

– Нет, не все. Постарайся выяснить, что делала вдова Кривопалова в этот день. Когда выходила и приходила домой. Все как можно подробнее. Сделаешь?

– Попробую. Не от меня зависит – вспомнит тот охранник эти подробности или нет. Но я постараюсь.

– Ты уж постарайся.

Крылов достал визитную карточку и Протянул ее охраннику:

– Позвони сегодня мне по этому телефону не позднее половины шестого. Сделаешь?

– Обязательно.

– Ну, пока, Андрей. Жду твоего звонка.

– До свидания.

* * *

Управившись столь удачно со своим заданием, а точнее, спихнув его охраннику, Крылов решил заглянуть в «Букинвест», чтобы навестить Олю.

Он застал ее на своем рабочем месте в окружении нескольких посетителей, жаждущих встречи с единоличным теперь шефом «Букинвеста»

Виктором Степановичем Бутлером. Судя по их количеству, дела фирмы пошли в гору, отметил про себя Крылов.

Увидев его, Оля явно обрадовалась. Отправив к кому-то из сотрудников фирмы очередного посетителя, она знаком пригласила Крылова сесть на стул рядом с ней.

– Здравствуйте, Оля, – поздоровался он, присаживаясь там, где было указано.

– Здравствуйте, Сережа. Вы по делу или как? – кокетливо поинтересовалась Оля.

– Скорее второе, – честно признался он.

– Это хорошо, – так же честно одобрила она. – И очень кстати.

– Почему?

– Дело в том, что мне сегодня подарили два билета на концерт Филиппа Киркорова.

– Что вы говорите?! – фальшиво восхитился Крылов. Сам он терпеть не мог ни самого Киркорова, ни его пения.

– Да. Мне ужасно хочется пойти, но только не одной. Вы не составите мне компанию? Я вас очень прошу.

– Не надо меня просить! Я уже согласен и даже рад!

– Вот и замечательно! – просияла Оля.

В это время дверь кабинета резко открылась, и на пороге появились двое: маленький лысый пожилой мужчина в помятом костюме и высокий стройный, элегантно одетый брюнет лет тридцати двух с карими блестящими глазами. Крылову показалось, что этого брюнета он уже где-то видел. Возможно, даже по телевизору.

«Какие красавцы приходят к этому Бутлеру, – подумал он, – по-моему, это какой-то артист. Но кто именно?»

Мужчины распрощались. Неожиданно пожилой вышел из приемной, а молодой красавец, внимательно посмотрев сначала на Олю, а потом на Крылова, строго спросил его:

– Вы ко мне?

– Нет, Виктор Степанович, он ко мне, – твердо ответила Оля, опередив замешкавшегося Крылова.

– А-а, ну-ну, – произнес красавец загадочную фразу и исчез за дверью кабинета, успев, правда, добавить:

– Кто ко мне, прошу заходить.

– Кто это? – удивленно спросил Крылов.

– Как это кто? – еще больше удивилась Оля. – Виктор Степанович Бутлер собственной персоной. Вы что, его первый раз видите?

– Выходит, что первый. Хотя, сдается мне, я его раньше где-то уже видел.

– Ну, это всем так сдается. Он очень похож на известного иллюзиониста Дэвида Копперфилда.

– Точно! – воскликнул Крылов. – Теперь вспомнил. Вылитый Копперфилд. А я-то… – он засмеялся и покрутил пальцем у виска, – я сначала подумал, что Бутлер – это тот, маленький, который вышел.

Оля тоже засмеялась. Почувствовав на себе удивленные взгляды посетителей, они постарались сдержать смех. На время это им удалось, но потом, взглянув друг на друга, они вновь расхохотались. Крылов подумал, что он впадает в детство. Он вдруг представил себя со стороны: солидный, крупный мужчина с бородой, а смеется, как пионер в обществе веснушчатой девчонки.

Он расхохотался еще сильнее.

– Так мы пойдем сегодня на концерт? – спросила Оля, возвращая наконец их беседу в более-менее деловое русло.

– Обязательно, – утирая платком слезы, подтвердил Крылов, – хотя я не понимаю зачем. Мне с вами весело и без всякого концерта. Я сто лет так не смеялся. А где он будет-то?

– В цирке.

– Когда?

– В семь тридцать.

– Встречаемся в семь перед входом. Годится?

– Годится.

– Тогда до вечера. Не буду вам мешать.

– До вечера, – Оля приветливо улыбнулась и принялась вставлять в пишущую машинку лист бумаги.

Крылов вышел из приемной, все еще улыбаясь до ушей.

Глава 19

– Итак, – начал Житков подведение итогов после рассказа Хохлова, – Ягодин у нас пока из круга подозреваемых выпадает. Это хорошо.

А что со вдовой? – спросил он, поворачиваясь к Крылову.

Они втроем сидели в офисе с неизменным кофе в руках.

Крылов взглянул на часы. Они показывали семнадцать пятнадцать.

– Пока не знаю. С минуты на минуту я жду звонка, который и должен прояснить этот вопрос.

– И кто же это твой осведомитель? – подозрительно спросил Житков.

– Охранник из ее дома. Между прочим, толковый парнишка. К нам на работу просится.

– Слышал, Игорь? – Житков кивнул в сторону Крылова. – Переходи к нам насовсем, пока не поздно. А то конкуренты одолеют.

– Я думаю, – недовольно буркнул Игорь.

Он и сам мучился этим вопросом. – Да, чуть не забыл. Вы знаете, что на Садовой, 55 есть филиал «Букинвеста»?

– Нет, – Житков от удивления пролил кофе себе на брюки.

В это время зазвонил телефон. Крылов взял трубку:

– Слушаю.

– Здравствуйте. Попросите, пожалуйста к телефону господина Крылова.

– Андрей, я тебя внимательно слушаю, – жестом руки Крылов показал Житкову, чтобы тот взял параллельную трубку.

– Я все выяснил, как ты велел.

– Излагай.

– В тот день, двенадцатого октября, Кривопалова вышла из дома примерно в половине второго. Села в свою машину и уехала. Вернулась около пяти или чуть позже, в начале шестого.

В руках несла пакеты с едой. Второй раз вышла из дома часов в восемь вечера, когда за ней заехал на машине какой-то мужчина. Кто именно и как он выглядел, Мишка, охранник, который тогда дежурил, не знает. Мужчина в дом не заходил, ждал Кривопалову в машине. Мишка через дверь слышал только его голос. Назад вдова приехала в первом часу ночи. Вроде на той же машине, но в этом Мишка не уверен. У меня все.

– Спасибо, Андрей. С меня причитается.

– Пустяки. Не забудь о моей просьбе.

– Не забуду, не бойся.

Увидев знак, подаваемый Житковым, он спросил:

– У тебя дома телефон есть?

– У меня нет. Но если я понадоблюсь, можно позвонить моей сестре, она мне передаст что надо.

– Замечательно, давай телефон сестры.

Я записываю.

Андрей продиктовал телефон и добавил:

– Моя фамилия Никитин, Андрей Никитин.

– Записал. Слушай, Андрей, позвони сам через недельку, если я тебя не найду. Договорились?

– Договорились.

– Пока. Еще раз спасибо.

– Не за что. До свидания.

Крылов положил трубку.

– Итак, ребята, подводим окончательные итоги, – задумчиво произнес Житков. – Первое – Ягодин не мог убить вдову. Второе – вдова не убивала Семко, как мы первоначально предполагали. Все сходится: в тот день она выходила только для того, чтобы отсидеть с двух до трех около телефона на своей конспиративной квартире, поджидая звонка по объявлению и на обратной дороге купить что-то из еды. Семко же был убит около одиннадцати часов утра. Вывод?

– Существует некто третий… – начал Крылов.

– А может быть, и не один, – добавил Хохлов.

– Верно, может быть, и не один. Но один – это уж как минимум, который и виновен в гибели их обоих. Кстати, версия, что вдова погибла от несчастного случая, вызванного произвольным срабатыванием «хитрого» «дипломата», потерпела окончательное фиаско.

– Интересно, кто этот мужчина, который заезжал за вдовой в день гибели Семко? – подумал вслух Хохлов.

– А черт его знает, – отозвался Житков, отставляя опустевшую чашку.

– Кстати, ты выяснил, из чего был застрелен Семко?

– Да, сегодня звонил Черных по этому поводу. Пистолет Макарова, калибр девять миллиметров. Предположительно снабженный глушителем.

– Козе понятно, что с глушителем, раз мы выстрела не слышали, находясь от него в десяти метрах, – Крылов посмотрел на часы.

Это движение не укрылось от бдительного взгляда Житкова:

– Ты куда-то торопишься?

– Да, – нехотя признался тот, – иду "на концерт Киркорова.

– Неужели тебе интересно смотреть на этого женоподобного амбала в оборочках? – удивился Житков.

– Боже упаси!

– Так какого черта?

– Наверное, ведет кого-нибудь с целью охмурения, – догадался Хохлов.

– Скорее уж это меня ведут, – буркнул Крылов, опять поглядывая на часы.

– Кто же, если не секрет? – не отступал настырный Житков.

– Оля, секретарша Бутлера.

– Симпатичная девчушка. Так это, говоришь, она тебя охмуряет?

– Ничего такого я не говорил, – рассердился Крылов. – Я только сказал, что ей кто-то подарил два билета и она пригласила меня. Только и всего.

– А то ей больше пойти не с кем? – с сомнением поинтересовался Хохлов.

– Так она, во всяком случае, говорит, – отрезал Крылов. И добавил, меняя нежелательную для него тему разговора:

– Кстати, я сегодня видел ее шефа, этого самого Бутлера.

– И чем же он примечателен? – рассеянно поинтересовался Житков, задумавшись о чем-то.

– Еще как примечателен, – оживился Крылов, увидев, что его маневр удался, и стараясь закрепить наметившийся успех. – Я-то думал, что он – старый гриб, вроде Кривопалова…

– А оказалось?

– А оказалось – молодой красавец-мужчина, одетый, как топ-модель.

– Что ты говоришь? – заинтересовался Житков.

– Точно! И знаешь, на кого здорово похож?

– На кого?

– Вылитый Дэвид Копперфилд.

– Это кто такой?

– Ну ты, полковник, даешь, – вмешался Хохлов, – иллюзионист, известный на весь мир.

– А-а. Это тот фокусник, что железнодорожные вагоны в рукавах прячет?

– Ну да. Его невеста, кстати, – Клаудиа Шиффер.

– А это кто такая? – опять удивился Житков.

Хохлов, переглянувшись с Крыловым, безнадежно махнул рукой:

– Ты, полковник, как будто с луны свалился. Это знаменитая топ-модель. Считается одной из самых красивых женщин в мире.

– Я ее на эту должность не выбирал, – хмыкнул Житков, – меня моя жена вполне устраивает. Но за фокусника я рад. Хорошо, видать, устроился.

Крылов опять посмотрел на часы:

– Ребята, вы тут без меня про топ-модели потрепитесь, а я побегу, если вы не против. Я уже, честное слово, опаздываю.

– Ладно, – стукнув ладонью по столу, Житков поднялся со стула, – все разбегаемся. Завтра в девять собираемся здесь. Я могу задержаться. Без меня не расходиться. Вопросы есть?

– Вопросов нет, – мгновенно ответил Крылов, первым срываясь с места.

Глава 20

На следующее утро без пяти девять Хохлов и Крылов встретились у входа в вестибюль.

– Привет, Слон.

– Здорово, Игорек.

– Как прошел концерт?

Крылов скривился, показывая, что большого восторга от Киркорова, как и ожидалось, он не испытал. В это время друзья вошли в кабину лифта.

– Понимаю. Ну а после концерта? – спросил Хохлов, нажимая нужную кнопку.

– Что после концерта? – переспросил Крылов, делая вид, что не понимает суть вопроса.

– Ну как у тебя с этой девицей? Зря, что ли, ты на этом концерте мучился?

– Да понимаешь, старик, – нехотя признался тот, вынимая из кармана ключи от офиса, – мы немного погуляли, поболтали, вот, в сущности, и все.

С этими словами Крылов отпер дверь, и они вошли внутрь.

– Как это все? – удивился Хохлов. – Что-то на тебя это не похоже. Ты что, не проявил активности, или тебя отшили?

– Да не проявлял я никакой активности.

– Это почему? Разочаровался?

– Не в этом дело. Знаешь, она такая скромная, молоденькая девочка. Я просто чувствовал бы себя растлителем малолетних.

– Чего же ты тогда поперся с ней на этот концерт?

– Сам не знаю. Давай сменим тему.

– Как хочешь.

Хохлов был так удивлен, что даже не обиделся.

Пока сварили и выпили кофе, прошло минут сорок. Житков не появлялся.

Хохлов выразил желание сбегать за газетами.

Крылов не возражал.

Газеты были прочитаны часам к одиннадцати. От Житкова по-прежнему не было никаких известий. Крылов стал волноваться.

– Может быть, с ним что-нибудь случилось?

На него это не похоже.

– Не думаю, – успокоил его Хохлов, – он ведь предупредил, что задержится.

– Интересно, что это он затеял?

– Потерпи немного. Сам все расскажет.

Совет был хорош. Тем более что ничего другого, как терпеть, не оставалось.

Житков позвонил в двенадцать. Трубку взял Крылов.

– Алло.

– Привет, Сережа. Как вы там?

– Да мы-то на месте, как приказано. Вот где ты пропадаешь?

– Потом все расскажу. Позови Игоря.

– Тебя требует, – буркнул Крылов, передавая трубку другу.

– Слушаю, – произнес Хохлов в трубку.

Потом он некоторое время молчал, слушая Житкова. Крылов, как ни старался, ничего не расслышал. Параллельную трубку он не взял из гордости.

– Хорошо.., я все понял.., выезжаю, – отрывисто произнес в трубку Хохлов и передал ее другу:

– Тебя. А я побежал.

– Сергей? – донесся из трубки голос Житкова.

– Да, я.

– Игорь мне нужен. А ты пока остаешься в резерве. Не отходи от телефона.

– Долго?

– Наверное, долго.

– Может быть, я тогда домой поеду? Чего я здесь один как сыч буду торчать? Телефон и там ведь есть.

– Это хорошая мысль. Отдыхай пока. Но от телефона ни на шаг. Договорились?

– Договорились.

– Ну пока.

Трубка отозвалась короткими гудками. Крылов бросил ее на место и вышел из офиса.

* * *

Дома было чем заняться. Крылов посмотрел телевизор, почитал книгу. Проголодавшись, он пожарил себе яичницу с колбасой. Поев, лег на диван с книгой в руках и незаметно задремал.

Разбудил его телефонный звонок Житкова.

– Сергей?

– Я, – зевнул он в трубку.

– Спишь?

– Солдат спит, а служба идет, – справедливо заметил Крылов.

– Просыпайся. Страна зовет тебя на подвиг.

– И что стране от меня надо?

– Мне тут Игорь порассказал о твоем вчерашнем времяпровождении.

– И что?

– Можешь повторить?

– В каком смысле? – испугался Крылов. – Второй раз на Киркорова я не пойду. Хоть звезду Героя России мне пообещайте. Я надеюсь, что он уже и уехал отсюда.

– Да я не Киркорова имею в виду.

– А что?

– С Олей ты можешь сегодня вечером встретиться?

– Конечно, могу. А тебе это зачем?

– Потом расскажу. Не телефонный разговор.

– Ну ладно. Встречусь я с ней, а дальше что?

– Своди ее куда-нибудь, потом погуляй.

Примерно как вчера. Понял?

– Чего не понять. А дальше что?

– А дальше самое главное. Слушай внимательно и ничего не перепутай. Это очень важно.

– Ладно, не пугай. Чего там?

– Расстанешься с ней не раньше двенадцати часов вечера. Перед расставанием вскользь обронишь, лучше даже чтобы она сама об этом завела разговор, а ты ей сообщишь по секрету, что ее шеф, Бутлер, замешан в этих убийствах…

– Это что, шутка?

– Нет, это чистая правда. Так вот, скажешь, что выдан ордер на его арест и его арестуют дома завтра рано утром…

– Это тоже чистая правда?

– Не совсем. Его арестуют гораздо раньше.

Но ты скажешь именно так. Понял?

– То, что ты говоришь, я, естественно, понял. Дикция у тебя хорошая. А вот что ты там затеял, я понять не в состоянии. Да это, насколько я понял, в данный момент от меня и не требуется.

– Совершенно верно.

– Я могу только предположить, что кто-то из сообщников убийцы пользуется Олей как источником информации. Может быть, даже помимо ее воли. Верно?

– Ты угодил почти в самое яблочко. Только не истязай себя понапрасну. Я тебе все сегодня же объясню.

– А мы что, сегодня еще встретимся?

– Обязательно. После того как расстанешься с Ольгой, срочно хватаешь мотор и едешь на квартиру Бутлера. Мы там тебя будем ждать.

Понял?

– Понял. А где он живет?

– Записывай адрес.

Житков продиктовал адрес и положил трубку.

Крылов посмотрел на часы. Они показывали без четверти пять. Пора было подумать о том, как провести сегодняшний вечер.

* * *

Удалось достать только билеты на оперу. На «Травиату». Крылов не знал, как Ольга относится к опере, но справедливо полагал, что раз он смог пойти с ней на Киркорова, то теперь ее очередь пойти с ним туда, куда он ее поведет. Проблема была в том, что он сам к опере никак не относился. В том смысле, что он толком не знал, любит ли он оперу или нет. Единственный раз в жизни, когда он там был, а это случилось лет десять-двенадцать назад, тогда он еще был студентом политехнического института и пошел туда с друзьями по разнарядке профкома, самые яркие впечатления оставил в его сознании буфет театра оперы и балета, где они с приятелем и провели весь второй акт. Несмотря на то что даже и в буфете музыка и пение были прекрасно слышны, он сейчас мучительно пытался вспомнить, какую именно оперу он слушал в прошлый раз.

Обидно, если это тоже была «Травиата».

Ольге на работу он позвонил из телефона-автомата сразу после того, как купил билеты.

Как он и ожидал, она легко и даже, как ему показалось, радостно согласилась пойти на «Травиату». Встретиться договорились, как и вчера, перед входом в театр за полчаса до начала спектакля.

Сам спектакль произвел на Крылова гораздо более приятное впечатление, чем концерт Киркорова. Хотя и не настолько сильное, чтобы у него появилось стремление пойти в оперу в ближайшие десять-двенадцать лет. Да, окончательно решил он во втором акте, десять-двенадцать лет – самый оптимальный перерыв в посещении оперного театра; классика не терпит суеты.

Этот срок, оказывается, тем еще хорош, что забываешь, какую, собственно, оперу ты слушал в прошлый раз, и можно просто брать билеты на любую.

Ольга, кажется, тоже была вполне довольна спектаклем.

После его окончания они зашли в ресторан поужинать. Получив зарплату и премиальные из гонорара, выплаченного Ягодиным, Крылов не был стеснен в средствах. Кроме того, сегодняшний ужин, по идее, был обязан оплатить Житков из оборотных средств предприятия как расходы на выполнение задания. В конце концов, это была его идея – встречаться сегодня с Ольгой.

Эти соображения, а также благодушное настроение, возникшее после благотворного общения с классикой, побудили Крылова помимо бутылки шампанского заказать еще сто пятьдесят граммов коньяка.

Во время ужина разговор шел об искусстве вообще и об оперном в частности. Потом вспомнили концерт Киркорова, и Крылову из вежливости пришлось сказать в его адрес несколько похвальных слов. При этом он порадовался, что предусмотрительно заказал коньяк. Без его стимулирующего действия эти слова вполне могли застрять у него в горле. От поп-музыки разговор самым естественным образом перешел к организованной преступности. Потом вспомнили об убийстве четы Кривопаловых.

– Ну и как продвигается твое следствие по этому делу? – спросила Ольга, положив в рот виноградину, взятую из стоявшей в середине столика красивой вазы богемского стекла.

Единственный видимый прогресс в их отношениях заключался в том, что вчера они перешли на «ты».

– Как тебе сказать… – неопределенно начал отвечать Крылов, поглядев на часы.

Он вспомнил, что Житков не велел отпускать Ольгу раньше двенадцати часов. Сейчас было без четверти двенадцать. Значит, вопрос задан вовремя.

– Ответь как-нибудь, если это не секрет, конечно, – отреагировала Ольга на затянувшееся молчание Крылова.

– Вообще-то это действительно секрет. Но тебе, разумеется, я могу в общих чертах кое-что сообщить.

– Что именно?

– Только ты должна мне обещать, что никому…

– И никогда ничего не расскажу, – насмешливо закончила она. – Конечно, обещаю.

Да и кому это, собственно, так уж интересно?

– Не знаю, не знаю. Кому-то точно интересно.

– Ну хорошо. Не томи, рассказывай.

– В общем, завтра своего шефа, Бутлера, можешь на работе не ждать. Не придет.

Крылов откинулся на спинку стула, наслаждаясь произведенным впечатлением.

– Это еще почему? – изумилась Ольга.

– Выяснилось, что он замешан во всех этих убийствах. Сегодня прокурор подписал ордер на его арест, и завтра утром прямо дома его арестуют и тут же сделают обыск.

– Ты в этом уверен?

– Абсолютно.

– Просто не верится. Но зачем он это сделал?

– Оля, я и так сказал тебе больше, чем имел право. Кроме того, я и сам не все пока знаю".

Потерпи немного. Скоро все станет известно.

– Я просто потрясена. Наверное, мне пора идти домой. Проводи меня, пожалуйста.

Крылов посмотрел на часы. Стрелки почти слились на цифре двенадцать.

– Хорошо, – согласился он, знаком подзывая официанта, – сейчас расплатимся и пойдем.

По дороге Ольга молчала, напряженно о чем-то размышляя. Видно было, что известие о грядущем аресте шефа произвело на нее очень сильное впечатление. И это было неудивительно.

Крылов ее хорошо понимал.

В подъезде дома, чтобы поддержать девушку морально, а также, по-видимому, под влиянием выпитого в ресторане коньяка, Крылов сделал попытку продвинуть их отношения в известном направлении. Однако Ольга мягко отстранилась и прошептала:

– Нет, Сережа, только не сейчас. После твоего сообщения я совершенно выбита из колеи.

У меня все мысли совершенно о другом. До свидания. Позвони мне попозже.

– Обязательно. Я тебя понимаю. До свидания.

Выйдя из подъезда, Крылов подумал о том, что испытываемое им в данный момент чувство выполненного долга – плохая замена чувству глубокого удовлетворения, испытанному им при выполнении предыдущего аналогичного задания шефа. Тяжело вздохнув, он махнул рукой проезжавшему по хорошо освещенной улице такси.

Глава 21

Позвонив в бронированную, отделанную ореховым деревом дверь квартиры Виктора Степановича Бутлера, Крылов услышал за ней чьи-то тяжелые шаги. Дверь открыл высокий плотный мужчина, в котором он узнал капитана Иванова.

Того самого, который руководил неудачным арестом Юлии Тарасовны Кривопаловой.

– А, это ты, Серега. Привет. Заходи. Чувствуй себя как дома.

Войдя в гостиную, Крылов обнаружил, что там полно народа. Кроме потерявшего весь свой лоск хозяина, сидевшего на диване в халате со скованными наручниками руками, в креслах и на стульях, кому как повезло, сидели: Черных, Житков с Хохловым и, что больше всего его поразило, Василий Тихонович Ягодин. Судя по царившему в квартире беспорядку, обыск уже закончился.

– Ну что, – обратился к Крылову следователь Черных, видимо считавший себя в этой компании самым главным, – вы выполнили распоряжение Павла Ивановича?

– Я всегда выполняю поручения Павла Ивановича, – нехотя ответил Крылов.

Ему не понравился надменный, как ему показалось, тон следователя прокуратуры.

Житков знаком из-за спины Черных показал ему, что не надо лезть в бутылку, а устно попросил:

– Расскажи подробнее, что ты ей сказал?

– Да все как ты велел. Просил ее никому не говорить.

– А она что?

– Обещала. Сказала, что очень поражена этим известием. Вот и все. А что, собственно, здесь происходит? Можете вы мне объяснить?

– И мне заодно, – угрюмо добавил стоявший рядом с Крыловым в проеме двери одетый в штатское капитан Иванов.

– Все вопросы к Павлу Ивановичу, – кивнул головой в сторону Житкова Черных. – Я имею только весьма ограниченную по объему информацию, непосредственно касающуюся участия в убийствах присутствующего здесь господина Бутлера. Кого и к какому времени мы еще здесь поджидаем, я не знаю.

– Минуту терпения, господа, очень скоро ваше законное любопытство будет полностью удовлетворено, – успокоил Житков общественность. – Позвольте только маленький вопрос хозяину. Виктор Степанович, – обернулся он к мрачно молчавшему Бутлеру, – не откажите в любезности ответить, в котором часу вы обычно ложитесь спать?

– Обычно около часа. Но сегодня, исключительно ради вас, я готов сделать исключение, – язвительно ответил тот.

– Благодарю вас, – вежливо поклонился Житков. – А вы чего стоите, как памятники? – обратился он к продолжавшим стоять Крылову и Иванову. – Время у нас, кажется, есть. Присаживайтесь, места всем хватит.

– Итак, господа, вас, конечно, интересует, каким образом в число подозреваемых попал присутствующий здесь господин Бутлер, – начал свой рассказ Житков, когда все уселись, образовав перед ним полукруг. – Все очень просто: это произошло, когда присутствующий здесь же господин Хохлов, – при этом Житков указал на названного господина, – совершенно случайно заметил, что в здании по Садовой, 55 помимо страхового акционерного общества «Орион», представляемого в данный момент господином Ягодиным, находится также филиал фирмы «Букинвест». Это произошло, должен повиниться перед господином Ягодиным, во время проверки его собственного алиби…

– Ты что, и меня подозревал? – подал удивленный голос доселе молчавший Ягодин.

– Не столько подозревал, – уклончиво ответил Житков, – сколько искал доказательства вашей непричастности. И, как выяснилось, не зря.

– То-то я смотрю, что личность этого господина Хохлова мне вроде знакома. Теперь вспомнил, что видел его вчера у нас в конторе.

– Верно, – подтвердил Житков. – Сегодня утром я с помощью господина Хохлова установил, что во время убийства Кривопалова господин Бутлер находился под каким-то благовидным предлогом в этом филиале, как и должен был поступить в соответствии с предполагаемым планом убийства сообщник Юлии Тарасовны.

Кроме того, я обратил внимание, что место жительства, господина Бутлера, где мы в данный момент имеем удовольствие пребывать, соседствует с квартирой водителя угнанной поливальной машины. Можно было предположить, что машину угнал именно он, зная обычай водителя вздремнуть после обеда, оставив машину перед подъездом своего дома. Это побудило меня, и вот тут действительно пришлось потрудиться, в привокзальных трущобах разыскать бомжа, намокшего при поливании площади и видевшего лицо водителя поливалки. В линейном отделении милиции этот бомж, а точнее, Иван Владимирович Кузякин, по фотографии официально опознал господина Бутлера как водителя этой поливалки.

– Угнать машину – это одно, а убить человека – совсем другое, – возмущенно воскликнул Бутлер.

– Это верно, – покладисто согласился Житков, – в убийстве вас пока никто и не обвиняет.

Вас обвиняют только в краже муниципальной собственности, а именно – поливальной машины. Правильно, Виктор Владимирович? – обратился Житков к Черных.

– Совершенно верно, – подтвердил тот.

– Более того, – продолжал Житков, – по крайней мере четверо из здесь присутствующих готовы подтвердить перед судом, что в момент гибели Юлии Тарасовны Кривопаловой вы на поливальной машине уже покинули площадь и не могли быть лицом, непосредственно приведшим в действие электрический «дипломат».

– Тогда зачем эти наручники? – спросил Бутлер.

– Ради вашей же безопасности, – быстро ответил Житков. – Подождите, мы вам еще и рот заклеим.

– Это еще зачем? – возмутился Бутлер.

– А затем, что раз вы сами не убивали, значит, у вас есть сообщник – хладнокровный, умный и безжалостный убийца, которого вы, несомненно, знаете…

– Чушь! – воскликнул Бутлер.

– И которого вы, что тоже несомненно, называть не станете.

– Размечтались!

– Рано или поздно вы его все равно бы назвали. Для того, кто, как я, например, хорошо знаком с методами работы наших оперативно-следственных органов, – при этих словах Житков выразительно посмотрел в сторону угрюмо нахмурившего брови капитана Иванова, – это ясно, как дважды два четыре. Просто я не сторонник этих методов и поэтому выбрал несколько иной путь…

– И совершенно напрасно, – прорычал капитан.

– Не будем спорить, – миролюбиво предложил Житков. – Скоро все само собой выяснится. Нам остается только ждать.

– Если я правильно тебя, Паша, понял, то мы сейчас поджидаем этого самого головореза? – хмуро спросил Ягодин.

– Вы совершенно правильно меня поняли, Василий Тихонович. Кстати, если вы или кто-либо другой, кроме, разумеется, должностных лиц, чего-либо опасаетесь, то можете покинуть это помещение, пока не поздно.

– А что, это может быть опасно? – нервно поинтересовался Черных.

– Не трусь, Владимирыч, – презрительно скривился Иванов, – в ванной я видел стиральную машину. Если в штаны наложишь, то простирнешь. К утру высохнут. На службу явишься как огурец.

– Прошу не забываться, товарищ капитан! – вспылил Черных.

– Гусь свинье не товарищ, – буркнул Иванов, но замолчал.

В гостиной на мгновение воцарилась полная тишина. Ее прервал спокойный голос Житкова:

– Итак, насколько я понял, никто не уходит. Тогда переходим к следующему этапу нашей операции. Если я правильно представляю себе повадки убийцы, он уже наблюдает за окнами этой квартиры.

После этих слов среди присутствующих словно повеяло холодком. Черных судорожно проглотил внезапно образовавшийся в горле комок, а Бутлер нервно хихикнул.

– А вы, Бутлер, зря смеетесь, – мягко заметил Житков. – Убийца-то идет именно по вашу душу. Вы единственный, кто может его выдать.

И пока еще никто из тех, кого он решил уничтожить, не смог избежать своей участи.

– Зря пугаете, – нервно, но твердо отрезал тот.

Житков посмотрел на часы:

– Час десять, – констатировал он, – вам, Бутлер, пора ложиться спать. В переносном смысле, – уточнил он, почувствовав удивленные взгляды присутствующих.

Пошарив по карманам, Житков достал какой-то рулончик.

– Капитан, заклей-ка ты поаккуратней Бутлеру рот вот этой липучкой.

Он протянул капитану рулон липкой ленты.

– Вы не имеете права! – возмутился Бутлер.

– Заткнись! – рявкнул капитан и, деморализовав этим расхитителя муниципальной собственности, ловко и быстро выполнил просьбу Житкова.

– Бутлер, – спросил Житков, – вы как привыкли спать, со светом?

Замычав, Бутлер утвердительно закивал головой.

– Как говорил классик, поздравляю вас соврамши. Значит, свет следует выключить. Придется, господа, какое-то время посидеть в темноте. Не думаю, что долго. Игорь, – обратился Житков к Хохлову, – пойдем со мной.

Они прошли на кухню.

– Видишь этот выключатель?

– Вижу, конечно.

– По моей команде выключишь. А включишь, когда я свистну. Понял?

– Понял.

Житков вышел в прихожую и включил там все люстры и бра. После этого он открыл обе створки двери, ведущей из гостиной в прихожую.

Публика с интересом наблюдала за этими странными манипуляциями.

Закончил Житков тем, что выключил свет в гостиной, что-то шепнул на ухо капитану Иванову и, сев в кресло, крикнул:

– Игорь, выключай свет.

На кухне щелкнул выключатель, и свет погас.

– А теперь, господа, прошу хранить молчание. Только, ради бога, не спите. Кресла здесь очень уж мягкие и удобные.

В квартире воцарились мрак и тишина.

Глава 22

По-видимому, не вняв совету Житкова, Крылов все-таки задремал в своем слишком мягком кресле. Сон его был, конечно, чуток и поверхностен. Поэтому первый же шорох, раздавшийся в прихожей, разбудил его. Однако, не видя часов, он не мог бы даже приблизительно сказать, сколько времени прошло с тех пор, как в квартире по команде Житкова погас свет.

Уловив еще один звук, он понял, что кто-то открывает входную дверь. Последовавший за этим легкий щелчок свидетельствовал, что некто вошел в прихожую и захлопнул за собой входную дверь. Затем этот некто сделал несколько почти совершенно бесшумных шагов по ковровой дорожке прихожей. Крылов почувствовал, как ужас охватывает его. Может быть, все остальные тоже уснули? И сейчас только он один слышит шаги убийцы? Тогда почему он сидит в этом проклятом кресле, неподвижный, как кролик перед удавом? Может быть, стоит броситься на него в темноте и попытаться побороться за свою повисшую на волоске жизнь? Он уже подобрался для прыжка, когда оглушительный свист, разрезав тишину, как бритва, молотом ударил по его натянутым нервам.

В тот же момент вспыхнул ослепительный свет, и в ярко освещенной прихожей, как актер на авансцене перед глазами изумленной публики, застыл ошеломленный внезапным свистом и светом, так долго ожидаемый со страхом и надеждой головорез с пистолетом в руке.

Несмотря на то что лицо вновь прибывшей персоны было сильно искажено испугом и яростью, Крылов легко узнал его.

Перед ними стояла секретарша Бутлера – Ольга.

За спиной Ольги, из черного провала двери, ведущей в спальню Бутлера, куда, собственно, она и направлялась, бесшумно появилась массивная фигура капитана Иванова. Он схватил Ольгину руку, держащую пистолет с глушителем, и вырвал его.

– Осторожней с дамой, капитан, – раздался громкий насмешливый голос Житкова. – Что там у ней, пистолет Макарова?

– Он самый, – подтвердил тот, защелкивая наручники за спиной Ольги.

– Я думаю, что это тот, из которого был убит Семко. Собственно говоря, именно из-за него весь этот спектакль и был затеян. Наверняка она прятала пистолет в тайнике, где его и с собаками не сыщешь. Но для такого случая пришлось его достать. Верно, Ольга?

– Я отказываюсь отвечать на ваши вопросы и требую присутствия адвоката, – яростно сверкнув глазами, ответила она.

– Теперь это не моя забота, – заявил Житков, вставая из кресла и с хрустом потягиваясь.

– А чья же? – спросил только что пришедший в себя Черных.

– Ваша с Ивановым, чья же еще.

– Но позвольте, Павел Иванович, – обиделся Черных. – Вы хотя бы расскажите толком, что все это значит. Неофициально, так сказать. Без протокола.

Житков открыл было рот, чтобы ответить, но тут его внимание было привлечено доносившимся из угла дивана мычанием.

– Капитан, открой рот Бутлеру, а то он сейчас лопнет от переполняющих его чувств. Я думаю, что в данный момент он просто сгорает от желания все вам рассказать. Как говорится, настал момент истины.

Иванов поспешил выполнить указание Житкова. Он, как человек с большой практической сметкой, давно понял, что тот зря указаний не дает.

– Ах ты, сучка! – заорал Бутлер, едва липучка со смачным звуком была сорвана опытной рукой капитана с его красивого лица. – Она меня, сволочь, застрелить хотела! А я, дурак, ее выгораживал!

– Действительно дурак, – флегматично констатировал капитан.

– Заткнись, слизняк, – презрительно процедила Ольга, заходя в гостиную и без разрешения усаживаясь в кресло, где до этого сидел Житков.

– Я хочу дать чистосердечные показания, – завопил начитавшийся детективов Бутлер.

– Надаешься еще досыта, – успокоил его капитан, – погоди пока.

Он набирал телефон дежурной части, чтобы вызвать машину и сопровождающих для арестованных.

– Действительно, Павел, – вступил в разговор Ягодин, – ты уж расскажи нам, хотя бы вкратце, что это за история такая.

– Ну хорошо, – согласился Житков, поглядев на часы, – пока не приехали за нашими клиентами, я расскажу вам, что сам знаю. Или догадываюсь. Если я в чем-то буду не прав, пусть более информированные товарищи, – он кивнул в сторону арестованных, – меня поправят.

– Много чести, – зло отрезала Ольга.

– Ну как хотите. Итак, Бутлер и Кривопалов были совладельцами процветающей и приносящей приличные доходы фирмы. Однако большая часть акций принадлежала именно Кривопалову, и, соответственно, ему же доставалась большая часть доходов.

– Восемьдесят пять процентов, – мрачно уточнил Бутлер, – а пахал главным образом я.

– Возможно, – не стал спорить Житков, – от Бутлера действительно, как мы увидим дальше, много чего зависело в этой фирме…

– Все зависело, – уточнил упрямый Бутлер.

– Почти одновременно в фирме произошли два внешне не очень примечательных события, которые вскоре изменили ситуацию самым роковым образом.

– Кривопалов женился, – догадался Ягодин.

– Верно. Но примерно в то же время Ольга, незадолго до этого поступившая в фирму на работу, вступила в связь со своим шефом, не выдержав, очевидно, напора такого красавца-мужчины…

– Какой там напор, – возмутился красавец-мужчина, – она бегала за мной, как собачонка.

То юбку задерет, то титьку выставит чуть ли не наружу. Естественно, я ведь не железный.

– Скотина, – прошипела Ольга. – А кто мне янтарное ожерелье подарил? Кто обещал во Францию свозить?

– Подумаешь, ожерелье, – презрительно усмехнулся Бутлер, – я шлюхам больше давал за один сеанс. А тут всего одно ожерелье за сколько, где, когда и как угодно. Да я, можно сказать, просто деньги экономил…

– Так или иначе, – продолжал Житков, – но эту связь они скрывали сначала из скромности, а потом из более прагматических соображений. Но соседи Бутлера описали мне ее очень подробно. Знаете, эти бабушки у подъезда, они все замечают. Они, кроме того, заметили, что она приходила и уходила даже в отсутствие самого Бутлера. Из чего я сделал вывод, что у нее есть ключи от его квартиры. А это нам сейчас очень пригодилось.

– Вот уж, действительно, пригрел змею на своей груди, – простонал Бутлер.

– Естественно, в ходе этих общений Бутлер не преминул пожаловаться на свое ущемленное, по сравнению с Кривопаловым, положение в фирме…

– Все уши прожужжал, какой он умный и талантливый. – вставила Ольга.

– Как мне удалось выяснить, фирма частенько устраивала всевозможные вечеринки по самым различным поводам. Кривопалов их всеми силами избегал…

– А что там, скажите на милость, таким старперам делать? – саркастически поинтересовался Бутлер. – Рэп танцевать?

– А вот его жена это дело очень любила. И, естественно, не могла не обратить своего внимания на такого орла, ныне закованного в цепи, как наш Бутлер. Все эти обстоятельства и стимулировали нашу очаровательную, но, к сожалению, очень опасную юную леди, разработать свой дьявольский план. Я не ошибся?

– Она, она, сучка, все это придумала, – охотно подтвердил орел, закованный в цепи.

– План был сложный и многоэтапный.

В начальной его стадии основную роль должен был играть Бутлер. Как ни странно, начал он с того, что стал всяческими доступными ему средствами наносить вред финансовым интересам своей фирмы.

– Это еще зачем? – удивился рачительный Ягодин.

– А этим они убивали сразу двух крупных зайцев: во-первых, снижали стоимость акций фирмы, подготавливая их последующую скупку по дешевке, и во-вторых, вселяли в Юлию Тарасовну сомнения в завтрашнем дне под крылышком своего мужа.

– Хитро, – подивился Черных, – и это можно доказать?

– А чего тут доказывать? – возмутился Бутлер. – Товарищ правильно все говорит. Так оно все и было.

– И вы готовы это подтвердить?

– А почему же нет? Я никого не убивал, а то, что я своей фирме немного вредил, так это не преступление.

– Он прав, – подтвердил Житков, – но продолжим наш рассказ. Вскоре настала очередь следующего этапа. Здесь Бутлер вступает в открытый сговор с Юлией Тарасовной. Суть его такова: она страхует мужа на максимально возможную сумму; кроме того, после его смерти вдова помимо страховой премии получит нынешнюю, то есть относительно невысокую, но тоже немалую, стоимость пакета акций ее мужа Бутлер, кроме того, оказывает любое содействие в убийстве ее мужа.

– Она без всякого содействия кого угодно могла ухлопать, и даже с удовольствием, – вставила Ольга.

– Это верно, – согласился Житков, – в этом нашим заговорщикам просто повезло. Юлию Тарасовну учить не было необходимости. И план убийства мужа с помощью «дипломата» и Семко она придумала самостоятельно. Однако небольшое содействие должен был оказать и Бутлер.

– Он-то все и погубил, – презрительно бросила Ольга. – Ничтожество.

– Сама дура, – остроумно ответил Бутлер. – Если бы ты не заставила Семко задержаться после звонка из суда, то все было бы в порядке.

Ольга не удостоила его ответом.

– Задним умом легко судить, – успокоил всех Житков. – Ее тоже можно понять. Легко устанавливаемый факт сокрытия этого звонка мог вызвать подозрения. А сама по себе незначительная задержка ничего принципиального в плане не меняла. Но так или иначе, а план пошел наперекосяк. Ведь все в плане было рассчитано на то, что никакого следствия не будет вовсе. А когда мы наехали на Семко, все зашаталось Семко позвонил вдове, та Бутлеру. Запаниковавший Бутлер сообщил об этом Ольге.

Она одна сохранила спокойствие. Велев Бутлеру от лица вдовы назначить Семко срочную встречу, она выехала на своей машине и, зная маршрут следования Семко, догнала его и хладнокровно пристрелила у светофора.

– А где она взяла пистолет? – спросил Черных.

– А это уж вы сами узнайте, – насмешливо предложил Житков, – должен же я и вам что-нибудь оставить для расследования.

– На базаре купила, – буркнул Иванов, – в наше время это не проблема.

– Я тоже так думаю, – согласился Житков. – Но вернемся к нашим баранам…

– Зачем же оскорблять, – обиделся Бутлер.

– Темнота, – рассмеялась Ольга, – это поговорка такая…

– А ты молчи, овца, – огрызнулся тот.

– Итак, – продолжил Житков, не обращая внимания на короткую перепалку арестованных, – у заговорщиков осталось одно слабое место – украденный «дипломат». Они терпеливо ждали, и вдруг вдове позвонил его похититель. Она, естественно, сообщает об этом Бутлеру, а тот по инстанции – Ольге. Та, чувствуя, что здесь может таиться ловушка, забирает у Бутлера пульт управления «дипломатом» и заставляет его, угнав поливальную машину, подготовить площадь к ликвидации вдовы. Придя на вокзальную площадь заранее, она внимательно все оглядела и, видимо, что-то заподозрила.

Таким образом, участь вдовы была решена Самое интересное, что после всех неувязок и убийств их конечная цель оставалась вполне достижимой. Бутлер вполне мог скупить акции у наследников Кривопалова все по той же, бросовой, цене.

– Я с ними в принципе уже договорился, – мечтательно добавил Бутлер.

– Но тут на сцену выходит еще один женский любимец – Сергей Игоревич Крылов Я думаю, Ольга специально попыталась завязать с ним короткие отношения, чтобы быть в курсе следствия по этому делу.

– Скотина, – отрывисто и зло бросила Ольга, метнув на Крылова взгляд, от которого у того по спине побежали мурашки.

– Узнав от него, что Бутлеру грозит арест, она не на шутку испугалась. У нее на совести уже было два убийства. Речь, таким образом, уже шла о собственной шкуре. И любовь, естественно, отступила на задний план…

– Какая любовь! – горестно воскликнул Бутлер. – Она только мои деньги и любила – Ну, я думаю, тут вы не правы, – возразил Житков, – что-то такое, конечно, было. Хотя потом, возможно, между вами и пробежала черная кошка…

– Скорее уж не черная, а кровавая, – уточнил Хохлов.

– Конечно, – согласился Житков, – такой образ жизни сказывается на нежных чувствах самым губительным образом.

У входной двери раздался звонок.

– Ну, господа убийцы, это за вами, – злорадно произнес капитан Иванов.

* * *

Выйдя из дома, трое сотрудников «Шерхана» направились к стоявшей неподалеку машине Житкова.

– Уже третий час, – посетовал тот, заводя двигатель, – придется развезти вас по домам.

А то еще кто-нибудь обидит в темноте.

– Слушай, Паша, я одного не могу понять, – задумчиво произнес Крылов.

– Чего?

– Где ты сегодня взял, не спугнув никого в «Букинвесте», фотографию Бутлера?

– А у меня ее и не было – А что же ты показывал бомжу на вокзале?

– Вырезал из «Огонька» фотографию Дэвида Копперфилда. Он там изображен в обнимку с Клаудией Шиффер.


home | my bookshelf | | «Шерхан» против электрического ската |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу