Book: След за кормой



След за кормой

Александр Волков

След за кормой

Купить книгу "След за кормой" Волков Александр

След за кормой

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПЯТНАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ЛЕТ НАЗАД

Пленник духов Воды

У-Нак вышел на рыбную ловлю рано утром.

У каждого из Людей Воды было излюбленное для охоты место.

Рыболовных участков хватало близ самого жилья: племя Людей Воды было немногочисленно, а река, широкая и глубокая, изобиловала рыбой. Ее называли О-Тал, а это означало: Большая река. И, если бы на берегах О-Тала поселилось еще десять, сто или тысяча таких племен, река прокормила бы всех. Но ни один Человек Воды не представлял себе, если бы на свете могло существовать такое множество людей.

Ближайшими соседями Людей Воды были Люди Гор, немногочисленое племя которых обитало в скалистых пещерах. До их поселения хороший ходок, выйдя на рассвете, мог дойти к вечеру следующего дня.

Старик Ба-Гу, проживший дольше всех Людей Воды, утверждал, что древние времена, когда еще мать его матери была маленькой, Люди Гор и Люди Воды составляли одно племя. Но пищи не стало хватать, орехов и ягод недоставало на всех едоков, охотники со своими копьями и луками все реже убивали кабанов, лосей и оленей, напуганные птицы покидали леса… И тогда, после долгих раздумий, половина племени оставила родной край и ушла на север, к О-Талу. Там, в глинистых откосах берега переселенцы вырыли несколько пещер. Племя росло, и пещеры год от году расширялись.

Река вначале пугала людей своей необозримой ширью, грохотом волн, разбивавшихся во время бурь о берега, ревом неведомых чудищ, высовывавших из воды черные усатые морды.

Взрослые переселенцы до самой смерти не освободились от страха перед рекой. Но их дети и дети их детей привыкли к виду речных просторов, и хотя прятались по своим норам от осенних и зимних ураганов, но знали, что ураганы уйдут, не причинив вреда, если оставить им на берегу приношения: полусгнивших рыб или испорченные рыболовные принадлежности.

В ту отдаленную пору, о которой здесь идет рассказ, женщины в племени были главнее мужчин. Такой порядок назывался матриархатом.

При матриархате мужчины племени бродили по горам и лесам, занимаясь охотой, а женщины вели все домашнее хозяйство, растили детей.

Когда Люди Воды поселились на берегу О-Тала, главным занятием мужчин по-прежнему была охота на крупную лесную дичь. Но большим подспорьем стала рыбная ловля. Рыболовством занимались и мужчины, и женщины, и подростки.

Лучше всего Людям Воды жилось летом, когда вокруг было много дичи и рыбы. Дичь подстерегали на водопоях, рыбу прокалывали копьями в прозрачной воде у берега. Для сна времени оставалось мало, зато напряженный труд вознаграждался богатой добычей.

У каждой пещеры валялись бы груды костей, кишок, полусгнивших звериных и рыбьих голов, если б все не подчищали добровольные санитары – уже почти одомашненные собаки.

Дети в летнюю пору собирали в лесах грибы и ягоды, заготавливали дрова.

Приближалась зима. Кончался сбор грибов и ягод. Только горькая калина украшала красными гроздьями лишенные листвы прозрачные перелески. Рыба уходила в глубокие ямы. Когда река застывала, рыболовы пробивали каменными топорами лунки во льду и с надеждой вглядывались в темную воду. Но добыча попадалась очень редко.

Суровая жизнь приучила Людей Воды к выносливости: они могли обходиться без пищи по нескольку суток кряду. Зато, если охотникам удавалось загнать и убить оленя, быка или лося, каждый член племени поедал невероятное количество мяса, как говорится, про запас.

В голодное зимнее время плохо пришлось бы собакам, если бы они продолжали держаться близ жилья. Но, наученные инстинктом, они скрывались на зиму в лесах и появлялись, когда им уже не грозила опасность быть съеденными.

Весной, когда стаивал снег, люди выкапывали съедобные коренья, ели улиток, бродили по болотам в поисках утиных и гусиных яиц и с тоской смотрели на бешено ревущий, желтый 0-Тал, дожидаясь, когда вода войдет в берега и очистится от песка и ила.

Не надо, впрочем, представлять себе жизнь Людей Воды беспросветно мрачной. Их потребности были гораздо меньше, чем наши, и малейшая удача, малейший успех делали человека счастливым.

Люди Воды быстро забывали печаль, легко переходили от горя к радости.

Люди Воды любили украшения. Они радовались, как дети, находя красивые раковины. Они втыкали в волосы разноцветные птичьи перья и отполированные рыбьи кости… И эти невинные забавы приносили им много счастья.

В тяжелой борьбе за существование изощрялся ум древних людей, развивались способности, становились более совершенными приемы труда.

Но пора вернуться к У-Наку, который давно всматривался в воду, поджидая добычу. Рыболовы тех отдаленных времен уже знали удочку; но при охоте на крупную рыбу главным орудием служило им копье с заостренным кремневым наконечником.

Для рыбалки У-Нак выбрал хорошее местечко. Весенние воды приносили с верховьев реки неисчислимое количество древесных стволов; большинство их проплывало мимо, но некоторые задерживались у берегов.

Водоворот повернул громадное дерево так, что корнями оно оказалось в заливчике, берега которого густо обросли кустарником. Корни плавучего ствола прочно переплелись и сцепились с береговыми кустами, и течение уже не могло унести дерево; оно лежало на воде подобь лодочному причалу.

Из всех рыболовов селения У-Нак первым обратил внимание на выдававшийся в реку ствол. Ведь крупная рыба держится не у берега, подальше от него.

С некоторым страхом У-Нак ступил на мокрый шероховатый ствол хватаясь рукой за ветки. В другой его руке было копье.

Когда У-Нак взглянул на воду, несущуюся под ним, когда почуе ствовал, как вздрагивает и зыблется на воде дерево, страх его намног возрос. Голова юноши закружилась, ему почудилось, что река тянет его к себе, и он с криком ужаса закрыл глаза.

Но время шло, а он, У-Нак, еще был жив! 0-Тал не схватил его… Да полно, может ли он, в самом деле, стащить его, У-Нака, одного из первых удальцов селения?

У-Нак приоткрыл один глаз, потом другой: все по-прежнему! Тагже струится под ногами река и дрожит дерево, а он, У-Нак, смельчак молодец, не боящийся реки, стоит, сжимая толстую ветвь сильной рукой.

Нам, отдаленным потомкам первобытных людей, У-Нак, быть может. показался бы не очень красивым: невысокий лоб; спутанная шапка грубых темно-рыжих волос, больше похожая на звериную гриву; курчавая рыжеватая шерсть, сплошь покрывающая руки и ноги; подвижные волосатые уши; чересчур длинные на наш взгляд руки и короткие мускулистые ноги с сильными, цепкими пальцами.

Но, хотя У-Нак был невысок и сутуловат, голова его смело откидывалась назад, живые зоркие глаза под густыми бровями горели умом и жаждой познания. Нет, конечно, для своего времени У-Нак был очень красив, и немало девушек заглядывались на него.

Пытливый ум. человека заставил У-Нака сделать еще шаг по ствол;. потом другой…

Ничего страшного не произошло; О-Тал, по-видимому, благосклонно относился к смелому предприятию У-Нака. И тогда взор юноши превлекла смутная тень, мелькнувшая в глубине реки. Меткий удар —и н конце копья забился большой осетр.

У-Нак пришел в восторг: такую крупную добычу не часто достанем. с берега.

У-Нак вернулся" в свою пещеру с хорошим уловом. Сколько рыб он принес, не мог сосчитать ни один мудрец селения: там была кучка в две рыбы, и еще кучка в две рыбы, и еще, и еще… Люди Воды, как и Люди Гор, умели считать только до двух.

Улов У-Нака очень пригодился, потому что остальным рыболовам в этот день не повезло.

Однако в последующие дни никто не решался рыбачить с найденного У-Наком местечка, даже если оно и оставалось свободным, когда юноша уходил на охоту. Только мальчишки, холодея от ужаса, осмеливались становиться на ствол и делать по нему два-три шага…

У-Нак же совсем освободился от суеверного страха перед рекой. В поисках более крупной добычи он пробрался в самую крону дерева, где расчистил среди ветвей удобное для ловли рыбы место.

Выше ствола образовался островок из наносов. Далеко выдавшийся в воду ствол задерживал плывущие по реке ветки, куски коры, плети водорослей. А под такими наносными островками, как известно, любит держаться рыба. Скоро узнал об этом и У-Нак.

В погоне за упавшим с дерева жуком или гусеницей крупные рыбы выскакивали из-под укрытия и становились добычей меткого копья человека.

В день, когда начинается наш рассказ, У-Наку особенно повезло: он перебросал на берег много больших рыбин. Их подхватывал и складывал в кучу его младший братишка У-Фах.

У-Нак в безудержном восхищении так быстро бегал взад и вперед по стволу, кидая на берег добычу и возвращаясь к излюбленному месту, что незаметно раскачал дерево, и оно освободилось из продолжительного плена.

Еще несколько скачков по стволу – и вдруг с берега донесся дикий вопль: У-Фах заметил, что между корнями плавучего дерева и сушей образовался просвет, в котором блестела вода. У-Нак не сразу понял, что случилось: он долго боролся с огромным лососем, которого подцепил на копье. А когда, наконец, справился с сильной рыбиной и побежал к У-Фаху, то увидел между стволом и берегом такое пространство чистой воды, через которое не перескочить было даже ему – У-Наку, искусному прыгуну.

У-Нака охватил ужас: О-Тал, наконец, поймал его!

За сотню лет, в продолжение которых жили у реки Люди Воды, они еще не научились плавать. Они видели, как переплывают реку лось или бык, преследуемые медведем, но им не приходило в голову, что может держаться на воде и даже плыть человек. Случаи, когда дети или взрослые падали в реку, всегда кончались трагически: страх мгновенно отнимал у тонущего силы, и он камнем шел ко. дну.

У-Фах кричал все пронзительнее. Из пещер выскочили люди. То, что они увидели, заставило их оцепенеть от ужаса. Огромный ствол, удаляясь от берега, быстро плыл мимо селения. На стволе стоял У-Нак с копьем в руке, а на копье еще трепыхалась его последняя добыча.

У-Нак не кричал и не плакал: мужчине подобало встречать гибель в гордо)м молчании. Но с берега доносились плач и вой женщин, и юноша особенно хорошо различал среди всех голосов голос матери.

Не отрывая покрасневших глаз от родных и друзей, У-Нак скрылся за поворотом реки. Течение было таким стремительным, что быстроногие подростки (первым среди них мчался У-Фах) скоро потеряли из виду дерево и маленькую фигурку державшегося на нем У-Нака.

Долго не расходились в тот день Люди Воды, точно ожидая, что совершится чудо и О-Тал вернет отважного рыболова… Две женщины, держась за руки – статная, высокая Фу-А, мать У-Нака, и юная сестра его Нга, – оставались на берегу, до поздней ночи. И, лишь когда уже ничего нельзя было разглядеть на темной поверхности реки, они разжали руки и медленно побрели к своей пещере.

Обратный путь

Чудо не совершилось. Река не принесла У-Нака, и все же он вернулся. Он пришел по берегу, усталый и измученный, с ногами избитыми и кровоточащими от долгих переходов, но дух его не был сломлен необычайным приключением. И голова юноши по-прежнему гордо откидывалась назад: ведь он не поддался коварной реке, сумел победить ее и вырвался из водяного плена.

Долго было бы рассказывать подробно обо всем, что случилось с У-Наком за время путешествия.

У-Нака спасло мужество. Когда юноша понял, что О-Тал перехитрил его, он решил бороться до конца. Ужас не ослабил его мускулов, он цепко держался на плывущем дереве, и, когда течение вращало ствол, У-Нак всегда успевал очутиться на верхней, надводной части. Лосося с копья У-Нак снял и насадил на острый сухой сук. Правда, он в то время не думал о будущем: просто освободил оружие для последней битвы с О-Талом.

Но солнце близилось к закату, а хитрый враг все еще не пытался напасть. «Бой будет ночью», – решил У-Нак и почувствовал острый приступ голода: он ничего не ел с утра. Как пришлась кстати его добыча!

Люди Воды уже отвыкли питаться сырой рыбой, но выбирать не приходилось, и У-Нак, съев добрую половину рыбины, почувствовал, что силы его восстановились…

Ночь прошла, как долгий кошмар. В плеске волн, рассекаемых плывущим стволом, в шуме прибрежных лесов, в заунывных криках ночных птиц юноше чудились враждебные голоса, предвестники близкой опасности. По временам У-Нака клонило ко сну, но он сознавал, что спать нельзя, что при первом повороте дерева он очутится в воде, и тогда О-Тал убьет его.

Рассвет ободрил юношу: река еще не овладела им, У-Наком! Он доел остатки лосося и приготовился к новым испытаниям.

За второй день плавания У-Нак миновал два людских поселения: должно быть, по суше путь к ним был слишком долог, так как Люди Воды, странствуя по берегу, никогда не доходили даже до ближайшего поселения. Люди, стоявшие по берегам с копьями, должно быть тоже рыболовы, встречали У-Нака изумленными возгласами.

Очевидно, эти племена шли от общего с Людьми Воды корня, но разделились очень давно. У-Нак понимал их речь, однако были в ней и незнакомые ему слова.

Предания говорили о том, что горное племя разделялось уже не раз. Выгоняемые голодом и теснотой, наиболее сильные и смелые мужчины и женщины уходили в дальние края на поиски лучшей доли: они-то и спустились вниз по О-Талу.

Подходил второй вечер плавания. У-Нак со страхом думал, как он перенесет еще одну ночь без сна. Но река, которая все время текла прямо, вдруг круто повернула налево. Течение било в правый берег, и У-Нак обезумел от радости: перед ним вырастала лесистая береговая круча. А тут кстати в спину У-Наку подул ветер и еще сильнее погнал дерево.

Но какое разочарование! Когда до земли было уже недалеко и У-Нак приготовился к прыжку, ствол остановился и течение начало заворачивать его обратно. Рассвирепевший У-Нак яростно ударил копьем в широкую спину О-Тала, который, очевидно, пытался задержать ствол древко коснулось дна. Толчок немного приблизил дерево к суше. У-Нак снова и снова изо всех сил упирался копьем, как шестом, в дно реки и с восторгом видел, как послушный ствол подплывает к берегу. Когда до берега оставалось три-четыре шага, У-Нак прыгнул и очутился на суше.

Освобожденное дерево, покружившись в водовороте, словно приглашая У-Нака продолжить путешествие, медленно отплыло и исчезло, в вечернем сумраке. Юноша забился в чащу береговых кустарников истомленный, крепко проспал до позднего утра.

На завтрак ои добыл крупного окуня и, не мешкая, пустился обратный путь.

Нелегко было пробираться по лесной чащобе, по высоким трава где никогда не ступала нога человека. Часто попадались звериные тропы, но они уводили от реки, а У-Нак боялся заблудиться. И он упорно шел и шел вперед, поднимаясь на холмы, спускаясь в долины, продираясь сквозь заросли и заботясь только о том, чтобы с правой сторон до него доносился неумолчный речной шум.

Хуже всего приходилось путнику, когда встречались притоки О-Тала. Небольшие речки У-Нак переходил, опираясь на древко копья. Есл же они оказывались глубоки, У-Нак возвращался и искал брод помельче.

Но встретился ему приток, перебрести через который оказалось не возможно. И тогда на помощь У-Наку пришел опыт, а опыту помогло то, что у берега плавало дерево, хотя и не такое большое, как то, коте рое унесло юношу, но способное выдержать его вес.

У-Нак перебрался на ствол и долго думал: ум первобытного челове ка не был таким гибким, как наш. И все же юноша нашел правильное решение: он уперся древком копья в дно реки, и ствол медленно тронул ся в путь по воле человека. Это было первое управляемое судно!

Плыло оно, на наш взгляд, возмутительно медленно, путь его бы; чрезвычайно извилистым, часто У-Нак ударял копьем по дну реки не так как следовало, и все же противоположный берег приближался.

На середине русла У-Нак попал в ловушку: шест не достал дна. Не юноша не растерялся: он стал гневно бить копьем коварную реку; и получилось нечто вроде гребли. Ствол продолжал потихоньку плыть х другому берегу.

Многому научила смышленого У-Нака первая переправа.

На пути домой У-Нак останавливался в селениях, мимо которых проплывал вниз. Их жители были добродушны и гостеприимны. Они кормили У-Нака, уговаривали остаться у них на житье, но не сердились за отказ: они понимали, что путника ждет родное племя. Быт людей нижних поселений оказался почти таким же, как у родичей У-Нака: те же каменные топоры и ножи, те же луки и копья, только наконечники копий люди нижних селений делали не из кремня, а из острых костей больших рыб. У-Нак убедился, что такие наконечники лучше поражают добычу, и сам научился их делать.

И вот настал счастливый день, когда У-Нак предстал перед изумленными и восхищенными соплеменниками.



Постройка плота

Прошло немало лет после путешествия У-Нака. Его волосы уже начали серебриться на висках, когда, наконец, созрели мысли, которые долго в тайне от всех вынашивал У-Нак.

Летним утром У-Нак в сопровождении нескольких подростков появился на берегу речного залива. Заработали каменные топоры, и на воду были спущены стволы поваленных бурей деревьев, очищенные от ветвей.

У-Нак начал первый урок плавания на деревьях. Стоя на стволе и держась за кору цепкими пальцами ног, он плыл вдольберега, упираясь шестом в тинистое дно. Неожиданно ствол покачнулся, и У-Нак рухнул в воду, подняв сноп брызг.

Мальчишки, наблюдавшие за действиями наставника с почтительным и суеверным любопытством, заорали от страха: им показалось, что О-Тал наказал гибелью нарушителя его покоя. Но вскоре вынырнула облепленная тиной голова У-Нака, он стоял на дне залива смеялся.

Еще несколько забавных падений У-Нака в воду, и ребят стала манить веселая игра с рекой, которая уже казалась не такой страшной.

– Теперь я, – сказал смелый У-Гок, сын сестры У-Нака, и взобрался на ствол.

Все же его сердце замирало от страха, и когда после первого толчка шестом он свалился с дерева, то неистово завопил. Но там, где он упал было мелко. У-Гок даже не скрылся под водой и поднялся весь ИЗМАзанный грязью.

После первой неудачи У-Гок догадался сесть на дерево верхом КАзалось, что в таком положении пловец держится на стволе устойчива.

В первые дни У-Нак не позволял мальчишкам уплывать далеко. НО когда они приучились крепко держаться на стволах, а упав, бесстрашно вскарабкивались обратно, запрет был снят.

Поведение мальчишек на воде всегда одинаково, живут ли они в:наше время или жили пятнадцать тысяч лет назад. В заливе начались веселые битвы. Каждый старался угодить концом своего бревна в брено товарища, чтобы сбить пловца в воду. Сколько было крика, шума смеха! Отважным бойцам много раз в день приходилось испытывать радость победы И ГОРИЧЬПОражения.

Но вот однажды Ч-Гоку и его товарищу Гу-Фа пришла в голоа мысль сражаться, против «неприятелей» вместе. Поставив бревна ряда и сцепившись свободными от шестов руками, они направляли на ПРОтивников свой «корабль». Никому не удавалось сбить У-Гока и Гу-Фа, и никто не мог выдержать натиска двух соединенных бревен. Они устойчиво держались на воде.

Новая затея ребят не ускользнула от наблюдательного У-Нака. По обыкновению, он долго думал, а потом связал два бревна полосами гибкой коры. Теперь обе руки пловца были свободны.

* * *

Шли годы. Люди Воды совершенствовались в постройке плотов. Они уже скрепляли по нескольку бревен, привязывая их концы к толстым поперечинам. Такие плоты были очень устойчивы и поднимали по десять человек сразу.

В глубоких местах заливов, где шесты не доставали дна, пловцы научились грести. Люди заметили, что толстые шесты лучше загребают воду, но их тяжело держать, и стали обтесывать их нижние концы. Так появились весла.

Не думайте, что умение строить плоты и управлять ими развивалось быстро. Для этого потребовались многие годы и даже десятилетия.

Вначале плаванием на плотах по заливам и озерам забавлялись взнойные летние дни мальчишки. Потом плотами стали пользоваться рыболовы. На глубине они поражали копьями огромных рыб, каких никогда не удавалось добывать на мелководье. С плотов они стали закидывать сети. Плавая на плотах, легче было тянуть большие невода.

Противоположный, северный берег О-Тала манил людей из разросшегося поселения Людей Воды: там было нетронутое изобилие плодов, грибов и ягод, рыболовные и охотничьи угодья. Правда, по зимам люди ходили туда по льду, охотились, рвали калину, собирали сушняк. Но зимой пещеры не выкопаешь, а прожить до весны на открытом воздухе невозможно. Так и оставался тот берег незаселенным.

И только лет через сто после смерти У-Нака отважный На-О переплыл на плоту ширь О-Тала. А еще через поколение на другом берегу появились пещеры семей, покинувших поселение из-за тесноты. Легкие плотики, управляемые женщинами и подростками, постоянно шныряли по реке: оба берега поддерживали тесную дружбу.

Первая лодка

Прошло еще несколько десятилетий. Рассказ о необычайном путешествии У-Нака, первого человека, научившегося плавать на деревьях, передавался Людьми Воды из поколения в поколение. Они помнили, что, когда их предок, унесенный коварным О-Талом, спускался по реке, он видел поселения дружелюбно встречавших его людей, речь которых была ему понятна.

Через три поколения после На-О, когда Люди Воды вполне овладели искусством водить плоты, пятеро смелых юношей во главе с У-Багом захотели повторить путешествие своего предка. Они снарядили надежный плот из сухих бревен, запаслись веслами и шестами, погрузили оружие и продовольствие и ранним весенним утром тронулись в путь.

Уже в полдень они увидели первое поселение на берегу О-Тала. По рассказу о путешествии У-Нака, это должно было случиться гораздо позже, но раздумывать не приходилось.

Юноши дружно взмахнули веслами и прибились к берегу возле чужого поселка.

Толпа жителей сбежалась навстречу. Люди не удивились при виде плота, зато прибывшие были поражены, заметив в береговых заливчиках плотики, подобные тем, какие строились и у них в селении. «Значит, племя людей с Костяными Наконечниками Копий тоже умеЮТ плавать на плотах?» – изумленно думали У-Баг и его товарищи.

Люди Воды узнали, что поселение это возникло две и еще две человеческих жизни назад. Его еще не было, когда тут проплывал У-Нак. – Как вы научились плавать на плотах? – спросил У-Баг.

Люди с Костяными Наконечниками Копий не помнили, когда и как ЭТо случилось. Кто-то из их предков еще в старом поселении – на два пешеходных дня пути вниз по реке – построил первый плот и научил ЭТОму искусству других.

Быть может, строителя надоумило построить плот появление У-Нака плывущем на дереве, быть может, он додумался до всего самостоятель НО, – кто знает! Одни и те же изобретения повторяются в разных меСтах: везде одинаково работает пытливая человеческая мысль, ведя люДей вперед.

Люди с Костяными Наконечниками Копий подарили пришельцам хорошо выделанные тюленьи шкуры; Люди Воды боялись тюленей и не Охотились за ними.

Через шесть дней У-Баг и его товарищи пешком вернулись в родное селение, обогащенные опытом своих соседей.

Хорошо плыть на плоту вниз по реке, но невозможно подниматься на НЕМ против течения. Даже в наше время, когда существуют мощные буксиры, плоты сплавляются только вниз. Реки стали хорошими, удобнь водяными дорогами, когда чело изобрел лодку.

Как появилась первая лодка? У разных народов это было по-р ному, а у людей, живших на берегу О-Тала, это случилось так.

Около двух тысячелетий минова со времени постройки первого плота Люди Воды уже не жили в пещерах они рыли землянки и покрывали хворостом и травой. И землянки эти были гораздо удобнее пещер. Все новые и новые поселения возникали НА берегах О-Тала.

Люди научились заготавливать пищу на зиму. Собачье мясо уже не ели Наоборот, собакам стали перепадать отбросы, не годившиеся в пищу людям Собаки привыкли проводить зиму близь жилья и окончательно одомашнились. Они хорошо сторожили поселк от хищных зверей, а вскоре начали ходить с людьми на охоту.

О путешествии У-Нака люди давным-давно забыли и думали даже, что не было такого времени, когда они боялись воды и не умели плават на плотах.

В селении Красный Берег хромой Ра-Ту слыл неуживчивым, угрюмым человеком. В молодости ему пришлось схватиться с рысью, и он. жестоко изуродовала правую ногу Ра-Ту. С тех пор он не мог прини мать участия в охотах, так как передвигался с большим трудом. ЗатО он сделался одним из лучших рыболовов Красного Берега: руки еГО были сильны и глаз зорок.

Однажды жителей села постигло несчастье: их большой плот оторвало от берега и разметало бурей, бревна унесла река. Пришлось приняться за постройку нового плота.

Срубить толстое дерево каменными топорами было трудной задачей. Хромой Ра-Ту поступил иначе.

У самого села рос огромный дуплистый тополь. Он никому не был нужен, людям казалось, что такое испорченное дерево не годится для плота. А Ра-Ту решил все-таки использовать и этот тополь, тем более что буря выворотила его из земли и бросила у самой реки.

Много недель провел Ра-Ту около тополя, обрубая его с двух Сторон – ниже и выше дупла.

Односельчане смеялись над хромым и старались доказать, что его труд пропадет напрасно. Упрямый Ра-Ту ничего не желал слушать.

И вот ствол был обрублен. «Что получится из этой затеи?» – гадали любопытные односельчане. Они помогли Ра-Ту спустить тополь на воду. Это оказалось легче, чем предполагали, так как сердцевина дерева выгнила, а верхний слой был легким и сухим.

Тополь свободно колыхался на воде, погрузившись в нее лишь самой нижней частью. Сидеть в дупле было удобно, и Ра-Ту не удержался от соблазна испытать дерево на глубине. Сев в один из концов дупла с веслом в руке, Ра-Ту оттолкнулся от берега, и первая лодка с неожиданной быстротой поплыла по реке.

Судьба Ра-Ту круто изменилась. Мудрейший человек селения стал пользоваться всеобщим почетом.

А по всему О-Талу началась охота за дуплистыми деревьями. Их находили в самых глухих местах, срубали и приволакивали к реке. Если дупло было невелико, его расширяли при помощи горящих углей. Потом стали выжигать лодки из цельных стволов.

Сообщение между соседними деревнями в весеннее и летнее время стало легким и удобным.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПЕРВЫЙ КОРАБЛЬ

Тон-кролы

Прошел никем не считанный, никуда не записанный ряд веков.

Перенесемся мысленно за три с половиной тысячи лет до нашего времени и посмотрим, как жили тогда люди на берегах Большой реки.

Большая река, как и во времена У-Нака и хромого Ра-Ту, величаво несла полные воды меж берегов – высокого правого и низкого левоп Сама река почти не изменилась, но за прошедшие тысячелетия больши перемены произошли на ее берегах, теперь густо заселенных людьми Темные, непроходимые леса отступили. Их место заняли поля, засеянны злаками. На прибрежных лугах паслись низкорослые коровы, бродил; лохматые козы. Охотник и рыболов становился земледельцем и скотоводом, но с трудом еще привыкал он к этим новым занятиям.

Правда, те времена, когда земледелец ковыряли плотную, травянистую почву заостренным колом, чтобы подготовить ее к засеву, ужЕ прошли. Теперь землю пахали деревянной сохой, в которую впрягался бык. Но, как и раньше, нелегко было целое лето оберегать поле от птиц и грызунов, а осенью обрывать вручную колосок за колоском и размалывать зерна между двумя камнями, чтобы потом испечь грубые лепешки.

И все же существование людей стало более обеспеченным, чем в те отдаленные времена, когда пищей прибрежных жителей служили только плоды охоты и рыбной ловли, грибы, ягоды да вырытые из земли коренья. Люди не отказались от прежних промыслов, но неудачи в рыбной ловле и охоте уже не грозили человеку гибелью.

Другие заботы и тревоги омрачили жизнь человека.

Отошли в прошлое те времена, когда на берегах могучей реки царило равенство между Людьми Воды, когда орудия труда, шкуры и мясо добытых зверей, пойманная в реке рыба и собранные в лесу грибы и ягоды – все было общим, когда человек еще не знал слово «мое» и обо всем говорил «наше».

Людское общество уже разделилось на богатых и бедных. Богатые имели прочные и теплые дома, много домашнего скота. А бедняки жили в лачугах (зима, к счастью, не была в тех краях долгой и суровой). Хлеба бедняки сеяли мало, а стадо их в лучшем случае состояло из пары лохматых коз. За тысячи лет изменился не только образ жизни людей, населявших долину Большой реки, – изменился их облик и язык.

Скудный запас слов, при помощи которых когда-то объяснялись Люди Воды и Люди Гор, увеличился во много раз. Да это и неудивительно. Вместе охотясь, вместе строя дома, люди должны сообщать друг другу свои мысли, должны называть орудия труда, которыми пользуются.

Труд человека создавал его язык.

* * *

За прошедшие тысячи лет в благодатную долину Ориста (так теперь стали называть Большую реку) много раз приходили с севера, с востока и запада чужие племена.

Одни пришельцы, поселившись бок о бок с прежними хозяевами страны, постепенно сливались, роднились с ними, у них появлялся общий язык, возникали общие обычаи и верования.

Другие племена являлись как завоеватели. Тогда тем, кому удавалось уцелеть в беспощадных битвах, убегали из родного края куда глаза глядят. Иные укрывались в горах, где вели жалкую жизнь троглодитов[1], пока не вымирали от голода или не сдавались на милость победителей и становились их рабами.

Раб был вещью, принадлежавшей господину, а с вещью можно делать все, что угодно: продать, купить, уничтожить.

У раба не было своего имущества. Топор, которым он рубил дерево, сеть, которой он ловил рыбу, кнут, которым гнал коров на пастбище, – все было собственностью хозяина, как и одежда раба, как и его пища. Все, что создавал раб, поступало в полное владение его господина, и тот выделял рабу лишь самое необходимое для его существования.

Во времена У-Нака и Ра-Ту у Людей Воды рабства не было. Какой смысл захватывать пленника, который едва мог прокормить самого себя и ничем не был полезен хозяину?

Но, когда человек начал производить больше, чем потреблял сам. возникла частная собственность, и общество разделилось на богатых и бедных. Самые сильные и ловкие, самые удачливые члены общины, сумевшие накопить больше имущества, теперь господствовали над бедняками.

И тогда-то появилось рабство. Держать рабов стало выгодно: их работа давала больше, чом стоило их содержание. Побежденных в битве уже не истребляли, их забирали в рабство.

Захваченные рабы доставались старейшинам, военачальникам, жрецам. У некоторых народов бедняки попадали в рабство к богатым соплеменникам, если им не удавалось расплатиться за взятое в долг зерно или другие продукты питания.

Рабовладельцы перестали работать: все необходимое для жизни им доставляли рабы.

Так росло неравенство среди людей. Богачи все больше и больше угнетали бедняков.

Ко времени, о котором идет рассказ, из смешения многих племен возникло племя тон-кролов, что означало: главные люди. Тон-кролы именовали себя так гордо потому, что на среднем течении Ориста они были самым многочисленным и сильным племенем.

Тон-кролы уже вступили в бронзовый век: наряду с еще многочисленными каменными орудиями у них появились орудия и оружие из бронзы.

Бронза сплавляется из меди и олова и выгодно отличается от металлов, входящих в ее состав. Бронза значительно прочнее меди, но много крепче мягкого олова. Бронзовые топоры были крепки и остры, их употребляли как боевое оружие, ими срубали большие деревья, вытесывали брусья и доски. Делать это каменными топорами было невозможно.

Далеко не везде встречаются рядом медные и оловянные руды. Но тон-кролам повезло. Медные руды они добывали в горах близ Ориста, а оловянная руда доставлялась из рудников, расположенных в горной стране утранов, приблизительно за шестьдесят дней пешеходного пути от страны тон-кролов. Почти весь путь проходил по Ористу, и это значительно облегчало перевозку руды.

Здесь мы должны вернуться к истории лодки.

Нечаянное изобретение хромого Ра-Ту положило начало постройке дуплянок. Но первые дуплянки и пришедшие им на смену челноки – их получали, выжигая сердцевину дерева, – едва ли можно было называть лодками: ни носа, ни кормы у них не было.

Челноки постепенно совершенствовались: стенки их становились тоньше, передняя и задняя части – острее. Появились нос и корма; лодки лучше дуплянок рассекали воду, ими стало легче управлять.

Вместительность челнока легко увеличить, если прибить к его бортам доски. Но где взять их? Доски ведь не растут в лесу!

Мастера привлекли на помощь огонь. Они обжигали бока толстого ствола, и сожженная древесина легко соскребалась каменными ножами. Слой за слоем снимался со ствола. Люди получали необходимую им доску лишь после многих недель упорной и искусной работы.

Две доски прибивались к бортам челна гвоздями из твердого дерева, щели замазывались смолой, и получалась глубокая, объемистая, устойчивая лодка. И как же гордилось такой лодкой сделавшее ее племя, как берегло ее!

Большую лодку один человек двигать не мог число гребцов увеличивалось, доходило до десяти и более. Они попарно сидели на скамейках, и каждый управлялся с одним длинным, тяжелым веслом, вставленным в уключину.

У скамеек было и другое назначение: они скрепляли борта лодки, делали ее очень прочной.

Когда в руках человека оказалось такое сравнительно совершенное орудие, как бронзовый топор, изготовление досок стало более легким делом, и люди перешли к постройке дощатых лодок; щели между лодками законопачивали и заливали смолой, чтобы не просачивалась вода. Размеры лодок постепенно увеличивались.



На таких лодках сплавлялась вниз по Ористу на расстояние в рок – сорок пять дней пешеходного пути оловянная руда, которую т кролы выменивали в стране утранов.

Долог и опасен был путь. В верхнем течении Ориста встречалось много мелей и перекатов, а за каких-нибудь два-три дня пути до страны тон-кролов Орист прорывался через ущелье, пробитое им в гор Это было страшное место, и называлось оно Воротами Смерти. Обыч тон-кролы разгружали лодки, не доплывая до ущелья, и мешки с рудой перекладывали на спины вьючных животных. И только самые отчаеные владельцы лодок решались доверить свою жизнь и имущество коварным духам ущелья.

Река неслась меж высоких черных утесов, грохоча и пенясь, разбиваясь об острые скалы, загромоздившие узкое русло. Огромную выдержку и зоркость надо было иметь рулевому, чтобы невредимо провести лодку мимо всех опасных мест.

Малейший промах – и лодка налетала на влажный, изрытый водой край утеса, а через несколько часов на широкую гладь Ориста ню ущелья выплывали обломки судна и изувеченные трупы людей.

Великой славой и почетом окружал народ кормчих, которь хоть однажды удавалось спуститься со своей лодкой через Ворота– Смерти.

Ворота Смерти разделяли Орист на два огромных плеса – верхш и нижний. Лодкам, построенным на верхнем плесе, удавалось иногда прорваться на нижний; но ни одно судно с нижнего плеса никогда не попадало на верхний. Пройти на лодке через Ворота Смерти против течения не могли бы и сами боги так говорили обитатели береге Ориста.

Детство Бирка

На высоком мысе, клином вдававшемся в Орист, стояла больша деревня, насчитывавшая до двух сотен отдельных жилищ. Тон-крол называли ее Бас-Тург, что на их языке и означало: Высокий Мыс.

В Бас-Турге, как и в других селениях тон-кролов, жители разделились на богатых и бедных. Богатые имели обширные поля, где рабы сеяли и убирали хлеб, поступавший в амбары хозяина. У богатых было много скота: коров, коз, овец. Рабы пасли скот, из шерсти и шкур забитого скота выделывали одежду для хозяев, строили им дома, лодки для рыбной ловли…

Самым богатым человеком в Бас-Турге был владелец литейной мастерской Гурм. Дед и отец Гурма скопили немало богатств, а он их еще увеличил. Он уже несколько раз ездил к утранам за оловянной рудой и привозил ее сразу на трех лодках.

Гребли на лодках рабы Гурма. Чтобы по дороге они не убегали, их приковывали к сиденьям бронзовыми цепями. Рабы могли восстать и разбить цепи. Боясь этого, владельцы лодок брали в путешествие двух-трех мужчин из своей родни, вооруженных бронзовыми топорами и кинжалами.

К той поре, о которой идет рассказ, человеческое общество уже перешло от матриархата к патриархату. Главой семьи был теперь старший из мужчин – дед или прадед. Дети, внуки и правнуки беспрекословно подчинялись его распоряжениям. Вот почему богач, отправлявшийся за оловянной рудой, без труда набирал охрану лодки из членов своей семьи.

Бедняков в селениях тон-кролов кормило рыболовство, так как Орист все еще был очень богат рыбой.

Каждая семья бедняка строила себе большую лодку, заводила сети и невода и добывала пропитание тяжелым рыбацким трудом.

Из рыболовов Бас-Турга самым искусным строителем лодок был Урт.

Урт умел так хорошо конопатить и смолить пазы между досками, что сквозь них совсем не пробиралась течь. За свою жизнь Урт сделал немало лодок богатым жителям села: на его лодках плавали и главный жрец Блок, и старейшина Ульм, и литейщик Гурм…

В строительстве лодок Урту помогали его младшие братья, племянники и сын Бирк. Отец старался приучать Бирка к работе с малолетства. Бирку было всего четыре года, когда Урт повел его в первый раз на берег и велел присматриваться, как строятся лодки. Семи лет Бирк уже обтесывал доски бронзовым топориком или вырезывал деревянные изображения богов, которые ставились на носу лодки, чтобы охранять ее в плавании.

Но уже с десятилетнего возраста Бирк стал замечать, что деревянные божки плохо оберегают лодки, вверенные их попечению. В первый раз Бирк задумался над этим, когда отцовская лодка опрокинулась во время бури, и сам он чуть не утонул. Случилось это так.

Бирк с компанией мальчишек-сверстников отправился удить рыбу в большом заливе Ориста, расположенном выше села. Клев был прекрасный. Огромные медно-красные рыбы, которых теперь называют сазанами, жадно хватали червей, насаженных на большие бронзовые крючки. Лески, связанные из оленьих сухожилий, вытягивались, но не рвались, и мальчишки с радостными криками перебрасывали добычу в лодку.

Ребята так увлеклись рыбалкой, что не заметили, как небо заволокло тучами, как ветер начал волновать воду.

Над самыми головами рыболовов блеснула молния, и оглушительно грянул гром. Налетел вихрь, лодка опрокинулась, рыболовы и сазаны очутились в воде.

В ту пору у людей уже не было такого страха перед водой, как во времена, когда У-Нак впервые поплыл на древесном стволе. Люди умели хорошо плавать. Этому искусству дети обучались с четырех-пятилетнего возраста, и наши рыболовы могли переплыть Орист в самом широком месте.

Однако рыболовы побоялись оставить опрокинутую лодку: ведь они стащили ее без спроса. Было страшно подумать, что с ними сделает Урт, если они явятся без лодки.

Кое-как уцепившись за лодку, мальчишки старались направить ее к берегу, ударяя ногами по воде. Воды они наглотались вдоволь. Налетевший вал ударил Бирка головой о борт. Если бы не верные друзья, Бирк бы утонул.

Страх перед сердитым Уртом оказался сильнее страха перед бурей, и лодку спасли. Урт ничего не узнал.

В другой раз, когда Бирку было уже лет тринадцать, он с отцом и дядей поехал осматривать сети. Буря, как всегда на южных реках, налетела внезапно. Лодка наклонилась, зачерпнула бортом и выпрямилась. Люди спасли суденышко только потому, что успели быстро отчерпать воду.

– Если бы лодка была нагружена рудой, ей пришел бы конец, – задумчиво сказал Урт, когда опасность миновала. – Тогда ведь воду не вычерпаешь…

Урт знал много случаев, когда лодки с рудой гибли на верхнем плесе Ориста, и теперь рассказал о них сыну.

Мальчик спросил:

– А разве нельзя, отец, как-нибудь защитить лодку от волны?

– Как ты ее защитишь? Это уж воля богов. Тут ничего не поделаешь…

Но такое объяснение не успокоило Бирка.

Не боги строят лодки, а мы, люди, – думал Бирк. – Значит, нам и нужно придумать такие лодки, чтобы они не тонули». Но придумать было не так-то просто.

Годы исканий

Шли годы. Бирк рос и мужал, и его всегда преследовала мысль: как усовершенствовать лодку, чтобы волны не заливали ее во время бури. Помогли Бирку ореховые скорлупки.

Половина скорлупки грецкого ореха – это ведь маленькая лодочка. Если ее осторожно спустить на воду, она поплывет, слегка покачиваясь. Но стоит набежать волне, заплеснуть в скорлупку воду, и лодочка идет ко дну или опрокидывается.

Однажды Бирк сидел на берегу, раскалывая орехи, выковыривая вкусную мякоть и небрежно бросая скорлупу в воду. Дул ветер, и крошечные лодочки, когда вода переливала через край и наполняла скорлупку, быстро шли ко дну.

«Что, если закрыть половинку ореха так, чтобы вода в нее не попадала?»

Эта мысль пришла неожиданно, и Бирк страшно взволновался. Он помчался домой и вернулся с запасом орехов и черепушкой, в которую набрал смолы.

Расщепляя орех, Бирк уже не думал о мякоти и небрежно бросал ее в сторону. Сорвав с дерева лист, юноша намазал его смолой, заклеил им половинку скорлупки и спустил ее в реку. И что же? Скорлупка легко заколыхалась на воде. Скоро она попала на большие волны, но и там с ней ничего не случилось. Она гордо поднималась на пенистый гребень, скатывалась в ложбину между волнами и как ни в чем не бывало появлялась на следующем гребне. Одну за другой швырял Бирк заклеенные скорлупки в реку. Флотилия неуязвимых маленьких суденышек заколыхалась на волнах…

Решение мучительной загадки было найдено: лодку надо закрыть сверху.

Быть может, кое-кому из моих юных читателей покажется, что Бирк потратил слишком много времени, раздумывая над таким простым делом. Чего легче: сделал у лодки палубу, и все тут! Но не будем забывать, что Бирк жил более трех тысяч лет назад и что мозг древних людей соображал не так быстро, как наш. Люди старались во всем подражать своим отцам и дедам. Все новое казалось им ненужным, лишним или даже пугало.

Великой заслугой Бирка было уже одно то, что ои понял, как защитить лодку, чтобы ее не заливало водой. Но не считайте, что после опыта с орехами у Бирка все пошло гладко и легко и что он вскоре же построил первую палубную лодку.

Нет, далеко не так. Когда Бирк радостно рассказал отцу о своем открытии и предложил построить лодку по его замыслу, Урт глубоко вздохнул.

Как посмотрят на это богачи? Одобрят ли строительство новых лодок жрецы?

В ту эпоху жрецы уже, по существу, являлись повелителями племен и власть их была гораздо больше власти старейшин. Ни одно дело в семье не начиналось без совета с жрецами. Они сумели убедить простых и доверчивых людей, что находятся в постоянном общении с богами, что боги благоволят к ним, жрецам, открывают им будущее и исполняют их просьбы.

Урт размышлял несколько дней, а потом сказал Бирку:

– Вот что, сынок! Ты хорошо придумал, но не надо, чтобы об этом проведали богатые. Учись строить закрытые лодочки, но втайне от всех.

Бирк решил сделать модель лодки с палубой из тонких дощечек. Он спрятал свои инструменты в укромном месте, в лесу, и там строгал дощечки, выгибал их, скреплял…

Прошло несколько месяцев. Не раз модели Бирка опрокидывались, потому что молодой строитель утяжелял палубу, и лодочке не хватало устойчирости. Наконец, после многих неудач, Бирку удалось построить модель маленького кораблика с палубой, прочно прикрывающей его внутренность, и с мачтой.

«С мачтой?» – спросит читатель.

Да, с мачтой, потому что еще за много-много столетий до того времени, когда жили Урт и Бирк, люди научились водить лодки под парусом.

Двигать большую лодку на веслах трудно, особенно против быстрого течения, и люди стали пользоваться силой ветра.

Вы помните, как радовался.

У-Нак, когда ветер, ударяя ему в спину, подгонял его дерево к берегу широкого О-Тала. Еще сильнее гонит ветер легкую лодку, если человек стоит в ней и, особенно, если распахнет полы одежды.

Вероятно, первыми парусами были грубые рогожи, сплетенные из растительных волокон и прикрепленные к рее – поперечине, подвешенной к верхнему концу мачты. Быть может, парусами служили и звериные шкуры.

Увеличивался размер судна, увеличивались и мачта и площадь паруса, улучшался его материал. Но очень долгое время, много тысячелетий, с парусом можно было плавать только при попутном ветре. Люди в те времена еще не умели маневрировать парусами так, чтобы использовать боковой и даже встречный ветер. Лишь попутный ветер был полезен, и о нем молили богов усталые, истомленные гребцы.

Палубная лодка

Когда модель первого корабля, спущенная в небольшой пруд на лесной полянке, легко поплыла по воде, Бирк обезумел от восторга. Схватив в руки изящный кораблик, длина которого не превышала полутора локтей[2], он вихрем помчался домой. Было раннее утро.

Когда Бирк ворвался в дом со своим изобретением, вся семья была в сборе: мужчины еще не уехали на рыбную ловлю, женщины не начали заниматься по хозяйству.

– Вот… отец… сделал… вот!.. – бессвязно выкрикивал Бирк, размахивая моделью. – Она будет плыть при любой буре… И в нее не зальется вода!

Старик бережно взял в руки кораблик, осмотрел со всех сторон, погладил, как живое существо:

– Хорошая вещь!

Модель пошла по рукам. Последним ею завладел тринадцатилетний Стур, младший сын Урта, и уже не выпустил из своих рук. Урт объяснил, почему он приказал Бирку работать тайком.

– Я думаю, – сказал старик, – что и теперь еще нужно молчать. Давайте сделаем такую лодку, чтоб на ней можно было плавать человеку, и испробуем на реке…

– Но ведь тогда ее все увидят, отец! – перебил Бирк.

– Да, увидят, – согласился Урт. – Этого не избежать. Но, если она выдержит бурю, жрецы, быть может, не так враждебно встретят выдумку Бирка.

Посоветовавшись, решили строить новую лодку тоже в лесу, подальше эт нескромных глаз. Лодка будет невелика, и рыбаки, сделав ее, легко перенесут к реке на плечах. Женщинам строго-настрого приказали молчать.

Семья Урта давно уже готовила доски для новой лодки, так как старая начала ветшать. Руководил постройкой Бирк. Закончили строить лодку через три месяца.

Изящная лодочка была перенесена на Орист поздней ночью и спущена близ дома Урта. Она держалась на воде прекрасно. Но судить о ее достоинствах было еще рано: стояла хорошая погода, и плавать по Ори-сту в беспалубных лодках было ничуть не опаснее.

Лодочку унесли к дому Урта и спрятали под грудой хвороста. Урт и его семейные нетерпеливо ждали бури. Бурю редко кто приветствует, но Бирк молил богов, чтобы они послали ураган, и чем он будет свирепее, тем лучше!

И вот налетел желанный ураган! Деревья в лесу стонали и падали. Слетали крыши с домов. По Ористу шли огромные валы, с ревом набегая на берег.

Время для испытания палубной лодки было самое подходящее. Урт и его домашние вынули лодку из-под хвороста и понесли к реке. Плыть собирался Бирк, но Стур с мольбой бросился к отцу.

– Я! Отец, разреши… я поплыву!

Урт поглядел на мальчика. Стройный и ловкий, с копной курчавых волос на голове, он с надеждой смотрел на отца блестящими глазами. Руки Стура были сильны, ноги цепки.

– Не боишься? – спросил Урт, указывая на бушующую реку. Лицо Стура вспыхнуло самолюбивым румянцем.

– Тогда плыви, и пусть защитят тебя боги…

Весть о том, что будет испытываться новая, невиданная прежде лодка Бирка, разнеслась по селу мгновенно. Все бедняки Бас-Турга, несмотря на ураган, собрались на берегу. Из богатых соизволил прийти сюда только владелец литейной мастерской Гурм.

Ветер трепал волосы мужчин, и женщин, развевал одежды. Стур лихо оттолкнул лодочку, вскочил на палубу.

Волны подхватили легкое суденышко и повлекли его на простор. Люди следили за движением лодки с жадным вниманием, а Бирк стиснул руки так, что суставы пальцев побелели. Матушка Кубу забрела на отмель, волны обдавали ее с головы до ног, но она не чувствовала ни холода, ни сырости и не отрывала глаз от своего ненаглядного сына.

А Стур лихо пританцовывал на палубе и махал зрителям то одной, то другой рукой. И вдруг… крик ужаса пронесся по берегу: огромный вал налетел на лодку, закружил ее и опрокинул.

Затаив дыхание люди стремились взглядом пронизать волны.

Но вот лодка показалась на гребне волны. Возле нее темнело пятно: это Стур крепко держался за мачту. Кубу взволнованно благодарила богов, Урт кричал сыну слова ободрения, но они тонули в реве урагана.

Стур ловко повернулся – и лодка вдруг выпрямилась и понеслась по реке. Зрители на берегу взвыли от восторга. Только высокий чернобородый Гурм угрюмо молчал…

Лодочка поступила в полное распоряжение Стура и его товарищей. Но через несколько дней она исчезла бесследно.

Напрасно огорченные мальчишки обыскивали берега Ориста, его проток и ближайших озер: следов лодки так и не нашлось.

– Напрасно стараешься, сынок! – сказал огорченному Стуру отец. – Наша лодочка лежит с прорубленным дном где-нибудь на дне Ориста… Но все равно мы, рыбаки, знаем теперь, насколько хороша выдумка Бирка!

Постройка корабля

Прошел год с того времени, когда испытывали палубную лодку Бирка.

Семья Урта почти забросила рыбную ловлю. Питались старыми запасами соленой рыбы да тем, что добывали женщины и мальчишка Мужчины все время работали в лесу, они готовили крепкие доски для бортов и палубы будущего судна и изогнутые смолистые корневища д и ребер[3].

Литейщик Гурм первым из богачей Бас-Турга понял преимущество палубной лодки: недаром он присутствовал при ее испытании. Во время своих путешествий по верхнему плесу Ориста он лишился уже двух лодок с грузом руды, и ему хотелось избежать новых потерь. Гурм предло жил Бирку следующее: он, Гурм, отправит за Ворота смерти два десятка своих рабов под надежной охраной.

Рабы заготовят материал для корабля и построят его под руководством Бирка.

Работу Бирка богач обещал щедро оплатить: дать много зерна, бронзовые изделия, коровьи шкуры…

Бирк отказался: он будет строить корабль для своей семьи. Гурм затаил злобу и молча расстался с юношей.

Бирк не стал держать предложение Гурма в секрете, он рассказал о нем рыбакам, и рыбаки стали почти ежедневно приходить на лесную вырубку и помогали семье Урта готовить материал для судна.

Не дремал и Гурм.

Однажды с вырубки исчезли две хорошие доски. После этого случая срубленные и слегка обтесанные деревья Урт и его друзья перетаскивали в село, а готовые доски уносили в дома.

Работа по постройке судна началась осенью, но при тех простых, неусовершенствованных орудиях, которыми располагали тогда люди, должна была затянуться на всю зиму. С каждой неделей судно приобретало все более законченные очертания. Сначала в длинный и толстый, слегка выпуклый киль были привязаны шпангоуты, и судно стало походить на позвоночник огромного животного с отходящими от него ребрами. Потом шпангоуты стали снизу обшиваться досками, причем каждая верхняя доска пальца на два заходила на нижнюю. Скелет корабля вместо кожи обрастал прочной деревянной оболочкой.

На носу была вырезана голова бога ветров Лона. Бирк хотел обойтись без нее, потому что с детства не очень верил, что боги могли защитить судно от беды, но он понимал, что тогда еще более вооружит против себя жрецов. Скоро Бирк убедился, что и Лои не спас его корабль от врагов.

В одну из темных ветреных ночей Бирк тревожно открыл глаз сквозь бычий пузырь, затягивавший крошечное окошко, пробивался свет. Бирк одним рывком оказался за дверью. У берега Ориста малось багровое пламя: корабль горел!

Неистовый крик Бирка поднял на ноги всех домашних. Схватив посуду, какая оказалась под рукой, люди понеслись к реке. Пока взрослые боролись с огнем, Стур бешено колотил палкой в бронзовую доску висевшую на столбе в центре села: ею пользовались, чтобы сзывать народ на собрания. Частый тревожный звон разносился по селу. Собаки заливались отчаянным лаем. Разбуженные люди выскакивали из домов и землянок и бежали к месту пожара. Слышались возгласы:

– Что случилось? Враги напали?

– Нет, горит корабль Бирка!

– Боги сказали свое слово!

– Боги!.. Это кто-нибудь поближе…

С каждой минутой число борющихся с огнем возрастало. Бирк с опаленными волосами кидался в самые опасные места. Урт, вывихнувший себе ногу, со стоном отполз в сторону от пожарища.

Пожар потушили. При свете факелов Бирк осмотрел повреждения. К счастью, они оказались не очень велики: по-видимому, строитель проснулся в самом начале пожара. Доски обшивки сверху обуглились, но их можно было обстрогать и снова пустить в дело. Шпангоуты и киль не пострадали, а это было главное. Цела была и голова Лона, насмешливо поглядывавшая – на людей своими высверленными в дереве глазами. Главный жрец Блок, явившийся, когда пожар уже был потушен, авторитетно заявил:

– Это бог спас корабль! Видите, пламя не осмелилось его коснуться! И, конечно, это Лон разбудил тебя, Бирк! Надо принести ему за это благодарственную жертву.

Пришлось подчиниться. В жертву Лону закололи трех жирных баранов. Мясо съели жрецы, а шкуры пошли на новую шубу Блоку.

С этих пор, не полагаясь на бдительность бога, Урт и Бирк стали выставлять около корабля надежную охрану.

Вскоре оказалось, что следовало охранять не только корабль, но и его строителя.

Как-то под вечер Бирк шел берегом Ориста, направляясь к смолокуру, с которым строитель хотел сговориться о доставке смолы. Думая о своем, Бирк не замечал ничего вокруг. Вдруг он споткнулся о выдавшийся из земли корень и упал на тропинку. В тот же миг над самой его головой пропела стрела.

Бирк понял опасность своего положения мгновенно. Оружия при нем не было. Оставалось одно: притвориться мертвым. И, прежде чем птица успела бы один раз махнуть крылом, Бирк испустил протяжный стон и вытянулся во весь рост. Сердце билось так сильно, что юноша боялся: оно выдаст его хитрость.

Послышались осторожные шаги: кто-то крался из леса. Ближе, ближе… Бирк точно окостенел. Враг стоял долго, присматриваясь к лежавшему Бирку, но не догадался об обмане. Он ушел, однако Бирк до самой темноты лежал неподвижно, боясь, что за ним наблюдают издали.

Только ночью уполз он с тропинки и окольными путями пробрался домой.

С тех пор юноша проводил время только дома или на стройке корабля.

Чтобы исправить повреждения, причиненные пожаром, понадобилось две недели. Потом работа двинулась дальше.

Шпангоуты были скреплены не скамейками, как у простых лодок, а прочными поперечными брусьями (теперь их называют бимсами); позднее на них настлали палубу. В палубе были проделаны люки, чтобы можно было спускаться во внутренность судна, в трюм. Люки закрывались плотно пригнанными крышками. К бортам судна, поднимавшимся над палубой примерно на локст плотники прикрепили четыре пары уключин. Если не будет попутнс ветра, корабль станут двигать гребцы. Если же Лон окажет милость. на мачте поднимут парус, и судно резво побежит, рассекая волны.

Знамение богов

Постройка корабля подходила к концу. На наш взгляд, судно Вир. показалось бы совсем маленьким, но для той отдаленной эпохи оно иы ло достаточно внушительный вид.

Длина первого корабля была около двадцати локтей, ширина примерно семь локтей. Он мог свободно поднять на наши меры около пятсот пудов груза, и много крупной рыбы вместилось бы в его трюме.

Гурм смотрел на корабль Бирка завистливым взором: вот (пустить такие суда за оловянной рудой в страну утранов! Но кто их п оостроит? Его рабы умели делать простые беспалубные лодки, и у них конечно, не хватило бы умения соорудить такой корабль. До Гурма дошла молва о том, с каким трудом сам Бирк, изобретатель, добился правильного соотношения между частями корабля.

Гурму страстно захотелось присвоить себе работу Бирка. Поразмыслив он отправился к главному жрецу Влоку и долго толковал с ним…

* * *

На высоком берегу Ориста блу Бас-Турга собралась огромная толпа из многих окрестных селений: жрецы должны были вопрошать богов, угодноли им новая выдумка рыбака Бирка.

По-разному узнавали жрецы воли богов: гадали по движению облаков и мерцанию звезд, по сочетанию узоров на листьях деревьев и по внутренностям убитых животных, по расположению брошенной горсти камешков и по крику новорожденного ребенка… Как? Это было великой тайной жрецов, недоступной простым смертным.

Вот и теперь: двенадцать жрецов давно уже совещались в большом шатре из звериных шкур, воздвигнутом на «священном холме», а толпа почтительно переминалась с ноги на ногу, осмеливаясь лишь шепотом высказывать свои мысли.

Из шатра величавой поступью вышел Блок, верховный жрец Бас-Турга и всех окрестных сел. За ним следовали остальные.

Блок зорко осмотрел благоговейно замершую толпу. Легкий ветерок играл белой пушистой бородой жреца, и солнце ярко выделяло морщины на его точно вырезанном из темного дуба лице. Вокруг шеи Блока обвивалась прирученная им ядовитая змея – ужас всех обитателей села. Они свято верили, что жрец может натравить ее на любого неугодного ему человека, и, конечно, не знали, что Блок предусмотрительно вырвал у змеи ядовитые зубы. Одежда жреца была увешана амулетами. Там были фигурки животных, бронзовые колокольчики, звеневшие при каждом движении Блока, нож для заклания жертвенных коз и многое другое, что перечислять было бы слишком долго…

Среди толпы любопытных своим важным видом и богатой одеждой из бобровых шкурок выделялся старейшина селения Ульф. Старейшина выбирался знатными. Власть его была пожизненной, но не очень большой. Он разрешал споры между жителями селения и главенствовал над ними в мирное время. Во время войны не старейшины начальствовали над воинами, а особо избираемые вожди, прославленные силой и отвагой.

И вот Влок заговорил:

– По просьбе тон-кролов мы вопросили богов, угодно ли им, чтобы рыбаки строили лодки, какие выдумал наш односельчанин Бирк. «Ловить рыбу с таких кораблей нельзя!» – сказали нам милостивые боги. В толпе пронесся громкий гул разочарования. Блок услышал его и продолжал:

– Да, нельзя! Это противно воле богов, и если Урт не отступится от своих намерений, то боги нашлют мор на рыбу, и воды великого Ори-ста опустеют!

Лица Урта и Бирка выражали сомнение, и казалось, рыбаки тоже не очень верят, что их непослушание приведет к таким ужасным последствиям. Тогда Влок торжественно протянул иссохшую, морщинистую руку к заливу, на берегу которого стояла толпа. Залив издавна славился| обилием крупной рыбы.

– Я вижу, люди, вы сомневаетесь, что нам открыта воля богов. Смотрите же!

Взоры всех мгновенно обратились к заливу. Пораженные тон-кролы увидели, как из речной глубины медленно поднимаются вверх брюхом огромные медно-красные сазаны, длинные щуки с разинутой зубастой пастью, большие круглые лещи… Еле шевеля плавниками, умиравшие рыбы кружились в водовороте.

– Вот знамение богов! – сурово провозгласил Влок. – Хотите, чтобы так стало по всему великому Ористу?

– Нет, нет! – раздался рев обезумевшей толпы.

Громче всех кричали Урт и Бирк. Бирк мгновенно забыл о всех своих честолюбивых планах. Дрожащий, потрясенный, вновь обревший незыблемую веру в богов, он робко смотрел в грозные глаза Блока.

– Отец, прости, – глухо говорил он. – Я покоряюсь воле богов. Я разберу палубу, и пусть мой корабль станет обыкновенной рыбацкой лодкой…

Суровое лицо жреца смягчилось. – В этом нет надобности, сын мой! Боги сказали, что твой корабль предназначен совсем для другого. Спасая твое судно от гибели во время пожара, бог Лон имел особую цель, о которой мне дозволено сказать только теперь, хотя я давно знал о ней. Всем здесь находящимся известно, в чем сила нашего племени. За наши бронзовые изделия мы вымениваем у других народов оловянную руду, шкуры зверей и многое другое. Бронзовое оружие помогает нам держать в страхе соседние племена и делать на них успешные набеги. Но все вы знаете, что оловянную руду из страны утранов приходится привозить на лодках, а они часто гибнут от бурь, унося руду на дно Ориста. И это сами боги навели Бирка на мысль построить судно, в котором можно безопасно перевозить руду. Вы поняли меня, дети мои? – ласково обратился Блок к Урту и Бирку.

– Да, отец, – покорно ответил Урт. – Я уступлю корабль, кому ты прикажешь… Но только как же… Ведь мы затратили так много труда…

– Не горюй об этом, сын мой. Почтенный Гурм, которому боги присудили новый корабль, даст тебе доски и все необходимое для лодки. Он даже прокормит вас, пока вы будете ее строить…

Так богатый владелец литейной мастерской Гурм стал владельцем нового корабля.

Если бы тон-кролы знали, как было подготовлено «чудо», свидетелями которого они стали, оно, конечно, не поразило бы умы людей. Но вся подготовка была совершена в великой тайне руками младших жрецов и их помощников. В течение нескольких дней они незаметно уходили на дальние лесные поляны и там рвали ядовитые травы: цикуту, аконит, дурман, белену, болиголов… Темной ночью, накануне народного схода, жрецы опустили на дно залива огромные связки ядовитых трав, привязав к ним тяжелые камни. А чтобы рыба не ушла в главное русло реки, когда вода начнет портиться, жрецы огородили залив сетями, скрыв поплавки под поверхностью воды.

Жрецы хорошо знали свойства ядовитых трав, и Влок рассчитал их действие наверняка. Но, чтобы «чудо» оказало наибольшее действие на зрителей, в прибрежной чаще были спрятаны наблюдатели. Трехкратным криком кукушки они дали знать о моменте, когда отравленная рыба начала всплывать из речной глубины, и вот тогда-то Влок с другими жрецами вышел из шатра. Понятно, в следующую же ночь сети, окружавшие залив, были сняты. Все сошло настолько удачно, что корабль, перешедший в собствен ность Гурма, отныне мог стоять на берегу без всякой охраны: боясь рг гневать богов, никто из бедноты не осмелился бы причинить судну бы малейший вред.

Приготовления

Заполучив в свои руки прекрасный корабль Бирка, Гурм решился осуществить смелый замысел, который давно уже бродил в его голове.

Предания тон-кролов сохранили рассказ о том, что их предки пришли из далекого края, где восходит солнце, и во время своего странствия долго продвигались по берегу огромного водоема, у которого невидно было другого берега. Предания сохранили память и о том, что вода эта не годилась для питья, так как была горько-соленой.

Тон-кролы знали, что Орист течет на восток к Большой Соленой Воде, но на берегах этой воды ни один тон-крол не бывал уже в теченией многих поколений.

Гурму давно хотелось пробраться в эти неведомые края – разузнать нельзя ли и там вести выгодный обмен. Но плыть туда на простой открытой лодке было страшно. Теперь же, когда Гурм располагал надежным судном, было бы просто глупо упускать возможность первым побывать у Большой Соленой Воды.

На корабле Бирка хорошо было возить руду из страны утранов, не ведь судно не переправить в верхний плес через Ворота смерти, и поэтому Гурм решил испытать его на просторах нижнего плеса. Если оно окажется прочным, то можно будет и в верхнем плесе построить корабли по такому образцу.

Итак, Гурм начал готовиться к далекому путешествию. Отплыть он рассчитывал в конце месяца большой воды, чтобы успеть вернуться до наступления зимних холодов.

Гурм приказал своим рабам построить на палубе две каютки. В передней могла поочередно есть и спать стража корабля. В кормовой каюте будут помещаться Гурм и рулевой Кнот, от которого во многом зависела удача плавания. Своим острым, наметанным глазом кормщик Кнот будет издали замечать мели и подводные камни и невредимо проводить мимо них корабль. Пока заканчивались последние приготовления на корабле, литейщики Гурма выплавляли бронзовые изделия, которые хозяин повезет для обменной торговли с другими племенами. Это были различные орудия и украшения.

Охотнее всего тон-кролы торговали украшениями: бронзовыми браслетами, запястьями, ожерельями. С меньшей охотой променивали они орудия – бронзовые ножи и топоры: такие вещи легко превращаются в оружие, а тон-кролы не хотели снабжать оружием окрестные народы. И приказ жрецов (владельцы литейных вполне сознавали его мудрость) строго запрещал продавать чужестранцам кинжалы и прочные бронзовые щиты. Эти драгоценные изделия разрешалось только дарить старейшинам и главным жрецам других племен, чтобы завязать с ними дружбу. Опасности в этом не было: известно, что старейшины и жрецы не идут на битву в первых рядах, и поднесенное им оружие не подрывало военного могущества тон-кролов.

Со времени У-Нака и Ра-Ту человек значительно усовершенствовал оружие и добился того, что мог поражать дичь и врага на далеком расстоянии.

В племени тон-кролов мальчиков начинали учить стрельбе из лука с пяти-шести лет. Постоянные упражнения под руководством строгих наставников вырабатывали из юношей замечательных стрелков. В искусстве стрельбы не могло сравниться с тон-кролами ни одно из соседних племен.

Собираясь в неведомый путь, Гурм решил взять на корабль не менее восьми стражей.

В древние времена торговля была опасным занятием, потому что повсюду находились любители захватить чужое добро силой. С ними приходилось сражаться, защищая имущество. Купец был одновременно и воином, начальником вооруженного отряда.

Вот почему Гурм позаботился о хорошем вооружении для охраны корабля. Кроме боевых топоров и трехгранных кинжалов, мастера-литейщики наготовили тысячи острых бронзовых наконечников для стрел, а рабы выстрогали сами стрелы, оперили их и прочно прикрепили к ним наконечники.

Младшему брату Гурма – Лоргу – было только четырнадцать лет, но он был высок и силен не по годам. Он прекрасно владел луком: без промаха всаживал стрелу в летящую утку на расстоянии ста локтей. А врукопашной борьбе против него мог выстоять не всякий взрослый. И вот этот-то юный богатырь настойчиво заявил о своем желании защищать корабль наравне с другими участниками экспедиции.

Матушка Сону не хотела отпускать младшего сына в опасное плавание, но мальчик сумел уговорить старшего брата. Он поплывет вниз по широкому Ористу, он увидит Большую Соленую Воду, о которой только понаслышке знали даже старики племени. И ему, Лоргу, придется сразиться с ужасными чудовищами, без сомнения населяющими Большую Соленую Воду. Уж если в Ористе встречаются рыбы, борьба с которыми опасна для человека, то какие же страшилища живут там!

И Лорг упражнялся по целым дням: стрелял из лука, рубил мечом кустарники и молодые деревца, вонзал кинжал в соломенное чучело… Мальчишки восторженной гурьбой бродили за Лоргом, восхищаясь его будущими великими подвигами. Да что говорить о мальчишках, когда все свободные юноши селения завидовали Лоргу и многое отдали бы. чтобы оказаться на его месте.

Заговор

У богача Гурма было около пятидесяти рабов; многие мужчины попали в плен с женами и детьми, других Гурм заставил соединиться браком со своими рабынями.

На обширных дворах Гурма и других богачей, обнесенных высокими заборами, руками пленников были выкопаны большие землянки. Там и ютились рабы – по нескольку семей в каждой.

Убежать из Бас-Турга было почти невозможно. Ночью рабов караулили свирепые сторожевые собаки, а если раб убегал днем с поля или из лесу, где надзора не было, то за ним посылалась погоня с собаками. Пойманного беспощадно избивали. Если же побег повторялся, раба ждала смерть.

Легче было бы вырваться на свободу во время дальних плаваний за оловянной рудой, когда рабы становились гребцами на баржах, но рабовладельцы и тут нашли средство сохранить свою власть: они приковывали гребцов к скамьям бронзовыми цепями. Охранники верой и правдой служили своим богатым родственникам и зорко стерегли рабов.

Старшиной рабов Гурма был Фаттар, черноволосый человек высокого роста и могучего сложения. Во время последнего набега тон-кролов на страну круминов соплеменники избрали Фаттара своим военным вождем, так как он выделялся среди всех исключительной силой и отвагой.

Превосходство оружия принесло тон-кролам победу. Фаттар, получивший несколько ран, был подобран на поле боя и вместе со многими другими круминами увезен к тон-кролам за тридцать дней пешеходного пути от своей страны. Он стал невольником Гурма.

Гордой душе Фаттара ненавистно было рабство, и он попытался убежать вскоре после того, как попал в плен. Его поймали и для примера другим наказали так жестоко, что только необыкновенная выносливость помогла Фаттару поправиться. С тех пор он глубоко затаил мечту о свободе, но не расстался с ней.

Рабы уважали Фаттара и беспрекословно слушались его, и потому Гурм, хоть и неохотно, поставил гордого крумина во главе рабов.

Когда Гурм стал набирать гребцов для плавания вниз по Ористу, его выбор пал прежде всего на Фаттара: Гурм боялся оставить бывшего вождя без своего надзора и предпочитал держать его у себя на глазах.

Когда Фаттар узнал, что он поплывет на корабле к Большой Соленой Воде, глаза его на миг блеснули радостным огнем и тотчас опустились к земле: река Лагат, вдоль которой раскинулась страна круминов, впадала в Орист между владениями тон-кролов и морем. Путешествуя по Большой реке, Фаттар будет приближаться к родине…

– Воля твоя, хозяин, – сказал он равнодушно Гурму. – Но я бы лучше остался в Бас-Турге, здесь от меня больше пользы.

Слова Фаттара окончательно убедили Гурма, что раб затевает что-то недоброе и что оставить его в поселке нельзя.

– Ты поедешь со мной, – твердо сказал Гурм.

Он назвал Фаттару имена других рабов, которых намеревался взять с собой в плавание. Это были робкие, покорные люди, и на их повиновение Гурм вполне мог рассчитывать.

Но тут начали твориться странные дела. То один, то другой раб из числа назначенных в гребцы внезапно заболевал. Одного мучили страшные колики, у другого шла горлом кровь, третий с трудом передвигался по земле ползком…

Напрасно призванный во двор Гурма жрец Блок произносил заклинания, звонил священными колокольчиками и даже совершал колдовской танец – больным это ничуть не помогало. Пришлось заменить намеченных людей другими, далеко не столь надежными. Все вновь набранные гребцы оказались круминами, соплеменниками Фатара.

Гурм утешал себя только тем, что, увозя с собой опасных людей, он обеспечит спокойствие в своем дворе. А уж с Фаттаром и его товарищами он справится.

«Покрепче цепи, два-три лишних стража – и Фаттар во время плавания присмиреет…» – думал Гурм.

Но он не был бы так спокоен, если бы знал, что в это время делают его рабы. Будущие гребцы тайно собирались в лесу по два-три человека, взволнованно о чем-то шептались и расходились, стараясь, чтобы никто их не заметил.

Еще больше встревожился бы Гурм, если бы ему стало известно, что Фаттар, работая на постройке каюток, незаметно сумел сделать в одной из них тайник и спрятал там полученные от рабов-литейщиков инструменты и оружие: три острых долота, молоток, несколько кинжалов…

Но все это оставалось секретом для Гурма. Даже те рабы, которьп он считал самыми смирными и которые действительно не решились бы. открыто выступить против хозяина, участвовали в заговоре и свято хранили его тайну. Более того: те, кто первоначально должны были отправиться в путешествие, но чувствовали себя неспособными помочь Фат-тару в борьбе с угнетателями, добровольно принимали снадобья, вызывавшие болезни, и втихомолку смеялись над безуспешными попытками Блока вылечить их.

А день отъезда приближался. Принесет ли путешествие свободу смелому Фаттару и его товарищам?..

Отплытие

Настал торжественный день отплытия. Увешанный звенящими амулетами Блок громко прочитал молитвы, Гурм, широко размахнувшись, швырнул в волны прекрасный бронзовый топор – жертву богу Лону.

Немало бедняков завистливым взором проследили за полетом топора и невольно запомнили место, где он погрузился в воду. Жители берегов Ориста были прекрасными пловцами и ныряльщиками, и не так уж хитро казалось им достать со дна утопленную драгоценность. Но недавнее «чудо» до такой степени напугало тон-кролов, что теперь ни один изних не решился бы даже пальцем дотронуться до вещи, посвященной богу.

Гурм подал знак, один из стражей отвязал канат от вбитого в берег бревна и ловко вскочил на нос отплывавшего судна.

К.нот стоял у руля. Рулем служило очень длинное весло, вытесаннст из бревна.

Примерно посредине весла, чуть ближе к его верхнему концурбыло просверлено отверстие, а на корме судна прочно укреплен вертикальный бронзовый штырь. Руль, надетый на штырь, свободно вращался вокруг него. Отводя верхний конец весла влево или вправо и двигая его лопастью в воде, рулевой поворачивал нос судна в желательном направлении.

Такое устройство руля не было изобретением Бирка: оно уже в течение многих столетий применялось на многовесельных лодках. Разница была лишь в том, что для управления рулем на корабле Бирка требовалась гораздо большая сила, чем на лодке.

Кноту в плавании нужен был помощник, но Гурм решил не брать лишнего человека: вместе с кормчим у руля будет стоять по очереди1 кто-нибудь из стражей.

Течение подхватило судно. Кнот направил его куда следует, гребцы взмахнули веслами…

У Лорга, смотревшего на мать и сестер, выступили на глазах слезы. Он поторопился вытереть их и боязливо осмотрелся: не заметил ли кто его слабости. Но каждый был занят своими чувствами.

И вот корабль, гонимый сильными ударами весел, скрылся за изгибом берега.

Нижний плес

Страна тон-кролов простиралась вниз по Ористу на пять-шесть дней пешеходного пути. В этих краях можно было не беспокоиться о безопасности судна, и Гурм останавливал его на ночевки около селений, где жили его родственники и знакомые. Кноту приходилось здесь плавать нераз, и он уверенно вел корабль.

Фаттар и его товарищи держали себя очень смирно, и Гурм хвалил себя за то, что увез опасных смутьянов из поселка. Но, если бы Гурму пришлось подслушать хоть одно тайное совещание крумина с его соплеменниками, он знал бы, что скромное поведение невольника – это лишь часть тонко продуманного плана.

Фаттар прекрасно понимал, что положение прикованных к скамейкам рабов не дает им возможности вступить в открытый бой с людьми Гурма, охранявшими судно. Даже если рабам удастся вооружиться спрятанными в тайнике кинжалами, топоры, копья и стрелы противников быстро покончат с мятежными гребцами. Битва стала бы более равной, если бы удалось незаметно освободиться от цепей, но об этом нечего было и думать. Предположим, что охрана и хозяева крепко уснут, – все равно шум и звон разрубаемых бронзовых цепей подымут даже мертвого…

Существовал единственный способ захватить судно, и его-то и выбрал Фаттар. Надо было улучить момент, когда охрана хотя бы ненадолго покинет корабль. Тогда достаточно будет выиграть расстояние в двадцать – тридцать локтей, и рабам не страшны будут мечи их стражей. Если бы стражам даже и удалось вплавь догнать судно, то положение гребцов у борта корабля будет неизмеримо выгоднее для битвы.

И Фаттар внушал своим пылким товарищам – Круммоку, Ковину и другим, что они должны вооружиться терпением.

– Путь далекий и трудный, – говорил мудрый крумин, – не может быть, чтобы нам не представилось благоприятного случая…

Но вот окончились владения тон-кролов, другие племена населяли здесь берега Ориста и хотя они не проявляли к тон-кролам открытой вражды, но все же особо доверяться им не приходилось.

На ночь корабль причаливал к острову где-нибудь посреди широкого Ориста или к безлюдному болотистому берегу вдали от селений. Костра корабельщики не разводили, довольствуясь холодной пищей, и устанавливали сторожевые вахты. Одной вахтой командовал сам Гурм, другую он доверил Кноту. Напрасно Лорг добивался чести стать старшим одной из вахт, Гурм неизменно отказывал ему: – Слишком крепко спишь, малыш.

– Ты даже не услышишь, если нас всех унесут враги, – угрю улыбаясь, добавлял Фаттар. – Не доверяй Лоргу вахты, хозяин!

Крумии втайне рассчитывал, что Гурм поступит наперекор ему и оставит брата вахтенным начальником: может быть, этим как-нибудь сумеют воспользоваться рабы. Но, к сожалению, Гурм соглашался с Фатаром.

Лорг сердился:

– Это я-то малыш? Я крепко сплю?! Ну, так я вам докажу!

Но Лорг ничего не мог доказать, потому что, сколько раз ни ста вился на дежурство с первой вахтой, сон неизменно сваливал мальчика.

Гурм все еще не открывал торговли. У приречных племен не было товаров, которые были нужны тон-кролам, и Гурм рассчитывал, что чем дальше он завезет свои товары, тем выгоднее их променяет.

С каждым днем пути Орист становился все шире и величавее. Здесь он разливался по широкой равнине, и гор уже не было видно ни на севере, ни на юге. Иногда Орист разбивался на два рукава, и Кнот направлял корабль в тот или другой рукав только после долгого раздумья.

Однажды Кнот ошибся. Протока, вначале широкая и глубокая, стала суживаться; вода в ней неслась очень быстро, и Кнот с тревогой оглядывал на убегавшие назад лесистые берега. И вдруг выбранный рукав снова разбился на две широкие, но мелкие протоки, где течеа шумело по дну, усеянному галькой.

Что делать? Возвращаться назад против сильного течения было невозможно. В сопровождении двух стражей Кнот вылез из баржи и побрел по мелководью на разведку. Он вернулся только часа через три расстроенный и мрачный: в иных местах воды было едва по колено. Посоветовавшись, хозяин и кормщик решили все же пробиваться вперёд.

На беду, протока оказалась очень длинной, и вода в ней то собир лась в узком и глубоком русле, то снова растекалась по широкому ш кому перекату.

На перекатах корабль тащили все, начиная от Гурма и Кнота и кончая гребцами. Длинные цепи позволяли им спускаться с судна идти рядом с ним. Круммок и Ковин многозначительно переглядывались с Фаттаром: не здесь ли притаилась желанная свобода? Фаттар с трудом сдерживал сообщников, когда за краем переката показывалась глубокая темная вода. Оттолкнуть бы внезапно стражей, благо они не в полном вооружении, а только с кинжалами у пояса, и, воспользовавшись суматохой, вскочить на корабль, приналечь на весла… Опасно, но разве такое дело возможно без риска?

Сам Фаттар чуть не поддался искушению, когда усталые стражи, закончив переволакивать судно через очередной перекат и поставив его у спуска в глубоководье, сели на дно реки, чтобы освежить разгоряченные тела.

Они весело болтали, наслаждаясь прохладой, а Фаттара мучила все одна и та же мысль: «Теперь или никогда!»

Выпрямившись во весь свой могучий рост, вождь круминов пытливо глядел вперед, стараясь разгадать, далеко ли тянется плес свободной воды. Он уже открыл было рот, чтобы подать условленный сигнал, как вдруг за поворотом берега, покрытого мелколесьем, блеснули солнечные зайчики – один, другой… И Фаттар понял, что это играет солнце на мелкой волне следующего переката. Готовый вырваться крик замер на его устах, и Фаттар тяжело опустился в воду.

– Что, приятель, и тебя, видно, разморило? – рассмеялся старик Ирт.

Фаттар не отвечал.

Он думал: «Слава богам, спасшим нас от гибели! Если бы мы успели столкнуть корабль в воду, нас все равно захватили бы на следующей отмели. И тогда…»

Но что было бы тогда, Фаттар старался не думать. Нет, нельзя доверяться этой коварной протоке, надо ждать более удобного случая…

Ошибка Кнота стоила корабельщикам трех дней тяжелой работы, и после этого кормщик выбирал путь с великой осторожностью.

Прошло две недели плавания, а Фаттар и рабы все еще не смогли завладеть судном. Иногда, где-нибудь на сухом берегу, Гурм с братом, Кнот и стражи выходили поразмяться и приготовить себе горячую пищу, но они не забывали основательно привязывать судно цепью к стволу дерева или к толстому пню.

«Видно, его боги внушают ему такие предосторожности…» – зло думал Фаттар.

А Орист здесь разлился еще шире и круто повернул на север. Болотистые берега его стали совершенно непригодны для жилья, и часто на расстоянии целого дня пешеходного пути не встречалось ни одного селения, только редкие лачужки рыбаков.

Гурм хмурил свои лохматые черные брови. Врагов здесь остерегаться не приходилось, однако, если так пойдет и дальше, с кем он будет торговать?

В этих местах не селились люди, зато здесь было великое множество водяной дичи и рыбы. Неисчислимые стаи уток, гусей, лебедей, журавлей покрывали тихие протоки и заводи; задумчивые цапли, стоя одной ногой на мелководье, косились на проплывавшее вдали невиданное сооружение; черные бакланы неожиданно выныривали из воды у самого носа корабля и с резким криком испуга взмывали вверх. По ночам берега реки оглашались громким ревом запрятавшихся в камышах выпей.

Здесь было на чем показать свое искусство Лоргу. Его стрелы без промаха поражали дичь, а за день он набивал столько гусей и уток, что их вполне хватало на жаркое всему экипажу. В этих пустынных местах корабельщики разводили большие костры без всякого опасения.

Когда дичь надоедала, люди закидывали в Орист невод и вытаскивали огромных осетров, севрюг, лососей, судаков…

Очень мучили путешественников маленькие кровопийцы комары. По вечерам комары поднимались из камышей неисчислимыми миллионами. и весь воздух, застланный движущейся сероватой дымкой, звенел непрестанным ровным высоким гулом.

Провести ночь на открытом воздухе без надежного укрытия значило оказаться с распухшим лицом, с раздутыми, сочащимися кровью руками. Вовсе невозможно было спастись от комаров невольникам, закованным в цепи. После двух-трех бессонных ночей рабы обессилели и. не могли даже грести.

К счастью, от комаров нашлось избавление. Оказалось, что если отплыть от берега на полет стрелы, то здесь уже редко-редко прожужжит какой-нибудь заблудившийся комар. На ночлег стали останавливаться в главном русле вдали от берега, спуская с кормы и носа по тяжелому камню.

Неожиданная находка

После отплытия Гурма Урт, Бирк и другие рыбаки работали над постройкой лодки неохотно, вяло. С постройкой корабля были связаны многие мечты и надежды. И все они рухнули, когда безжалостные боги заставили отдать чудесное создание их рук богачу.

Противиться воле богов рыбаки не могли, показанное им знамение было слишком грозным: гибель рыбы в Ористе означала и их собственную гибель. Но все равно, как-то помимо их воли, руки с топорами двигались медленно, молотки ударяли слабо.

В один из дней, когда нежелание работать дошло до крайности Бирк и Стур отпросились у отца на рыбалку. Урт отпустил их без возражений, тем более что дома нечего было есть: семья Гурма не очень выполняла его обещание кормить рыбаков.

Бирк и Стур взяли лодку у соседа и поехали удить сазанов в тот самый залив, где недели три назад произошло «чудо».

Если бы орланы1, чайки и бакланы умели говорить, они, вероятно, принесли бы большую благодарность жрецу Блоку за то обильное угощение, которое он им приготовил. Ведь люди, пораженные суеверным ужасом, не осмелились и пальцем притронуться к рыбам, убитым богами, и эти рыбы стали добычей птиц.

Теперь залив выглядел по-прежнему, и можно было думать, что его прозрачную глубину населили новые стаи рыб. Действительно, клев начался сразу. Бирк и Стур, азартно соревнуясь, то и дело вытаскивали крупных сазанов. Вдруг крючок Бирка за что-то зацепился.

Юноша потянул просмоленную пеньковую лесу, но она не поддавалась. Бронзовые крючки для тон-кролов представляли немалую ценность, и Бирк призадумался: что делать? А тем временем Стур, поддразнивая старшего брата, успел поймать двух хороших сазанов. Бирк поднял удилище, постучал по нему, еще раз подергал за леску…

– Придется нырнуть! – сказал он.

– Всю рыбу распугаешь! – огорчился Стур. – Посиди так. – Я буду глядеть, а ты ловить?!

В этот момент конец удилища Стура резко дернулся вниз и ушел в воду. Поклевка, да еще какая! Мальчик потянул… Увы, его крючок тоже за что-то зацепился.

Спор сразу прекратился,, и теперь уже Стур начал уговаривать брата нырять.

Непонимаю, – говорил Бирк, раздеваясь, – откуда взялись зацепы. Дно здесь всегда было чистое.

И он прыгнул в воду. Глубина была не очень большая, всего локтей семь. Искусный ныряльщик, Бирк быстро спустился на самое дно и обнаружил большую бурую охапку травы, в которой прочно засел крючок его лески. Чтобы крючок не зацепился вторично, Бирк решил поднять охапку в лодку. Ему удалось сделать это с трудом, так как оказалось, что к охапке привязан камень.

Когда Бирк поднялся на поверхность, младший брат подхватил его ношу и перевалил ее через борт лодки. Освобождая крючок, Бирк узнал в прочно увязанном снопе яйцевидные с крупными вырезами листья дурмана, пушистые листья белены, мелкие листочки и разветвленные корневища цикуты с мощным стержневым утолщением… Теперь они были безвредны, потому что за три недели вода вымыла из них весь яд.

Обитатели Бас-Турга были знакомы с ядовитыми растениями. Скот, который пасся на лугах и лесных полянах, по инстинкту избегал их. Случалось, что маленькие дети наедались плодов белены или дурмана и тяжко заболевали.

Странная догадка блеснула в уме Бирка. Чтобы окончательно утвердиться в ее правоте, он нырнул за крючком брата и достал из воды вторую вязанку ядовитых трав.

– Вот как получилось чудо Блока! – задыхаясь, проговорил юноша. – Вот почему подохли рыбы!

Бирком овладела такая ярость, точно он сам наелся белены. Он безумствовал, колотил руками и ногами по лодке, выкрикивал проклятия. Ошеломленный и испуганный Стур напрасно старался успокоить бушевавшего брата, гладил его по голове и плечам, нежно прижимался к нему.

Наконец Бирк начал успокаиваться, на лице его появилась зловещая усмешка.

– Погодите же, Влок и Гурм! Мы вам покажем чудеса! – бормотал он.

Много ли ядовитых трав спустили жрецы на дно залива? Он заставил Стура грести, а сам плыл возле лодки и время от времени погружался в воду. Он видел: десятки огромных пучков ядовитой травы лежат на дне залива.

Через час на берегу залива собрались Урт и его друзья. Бирк раскрыл им проделку жрецов.

– Нужно немедленно идти к Влоку и бросить ему в лицо вязанки ядовитых трав, – требовал Бирк.

Мужчины были более благоразумны. С общего согласия решили ждать возвращения Гурма. Но, когда он вернется, обманщиков призовут к ответу и потребуют отдать украденный корабль.

В душе Бирка все сильнее разгоралась злоба, и он с великим нетерпением ожидал, когда вернется с моря его корабль.

Буря на Ористе

Не подозревая, какая встреча ждет его в родном селе, Гурм спокойно плыл к Большой Соленой Воде.

Пройдя к северу расстояние, равное шести дням пешеходного пути, Орист вновь повернул на восток. С левого берега вливалась в Орист быстрая прозрачная река, воды которой долго еще не смешивались с желтоватыми водами главной реки.

«Наш Лагат!..» – думали крумины, махая тяжелыми веслами.

Они узнали это место: если повернуть налево, то через несколько дней покажется родная страна.

После впадения Лагата Орист стал так широк, что от одного его берега иногда не виден был другой. Целая цепь озер тянулась вдоль берегов, соединенная с рекой протоками. Озера изобиловали дичью, но заплывать туда корабельщики не решались. В низовьях Ориста Гурму и его спутникам представился случай испытать судоходные качества построенного Бирком корабля.

С утра небо было безоблачно, но невыносимо парило. Кнот тревожно посматривал на горизонт: он ждал грозы.

К полудню небо стало заволакиваться дымкой, прибрежные камыши зашелестели от легкого ветерка. Птицы, видно, чуяли бурю: они невились беспорядочными стаями, держа путь от глазного русла в непроходимую путаницу стариц и озер. Кнот становился все мрачнее. Его беспокойство передалось экипажу судна.

Туманная дымка поднялась кверху и превратилась сначала в облака, а потом в густые тучи. Птицы исчезли. Налетел, пригибая камыши самой воде, резкий ветер. Ветру на этом речном просторе, среди низки берегов, было приволье. По желтой воде Ориста пошли волны. Они увеличивались с каждой минутой…

Кнот отдал рабам приказ грести изо всей мочи. С двумя помощниками он еле управлялся у рулевого весла, направляя судно к видневшейся вдали бухте, сулившей некоторую защиту от бури.

Ураган достиг огромной силы. Мутная вода Ориста кипела, как в котле. Волны налетали со всех сторон, ударяя судно с бортов, с кормы, с носа. Оно, как живое существо, стонало под их натиском и раскачивалось так, что мачта своей верхушкой чуть не касалась воды. Иногда людям казалось, что, провалившись в бездну между валами и лежа на боку, корабль больше не встанет, но в следующую минуту он взлетал на гребень волны:

Вот когда проверялась прочность работы Бирка, крепость деревянных и бронзовых гвоздей, прикреплявших обшивку к шпангоутам, добросовестность конопатки швов, надежность щитов, закрывавших люки. Если бы строитель был здесь, он бы по праву гордился своим детищем, мужественно боровшимся с бурей.

По приказу Кнота Гурм и Лорг укрылись в каюте, а стражи привязались веревками к мачте. Двоих гребцов волны снесли за борт, но рабские цепи спасли их: полузахлебнувшихся круминов втащили на судно.

Было темно как ночью. Мрак освещали только частые молнии. Судно, не поддаваясь ярости урагана, упорно пробивалось к намеченной цели. Оно ещё не достигло ее, когда ветер начал стихать и небо очищаться: летние грозы коротки.

К вечеру Гурм принес жертву богу Лону: ведь это его благодетельная помощь спасла корабль. Растянувшись на обсохшей палубе, люди делились воспоминаниями об урагане. Все думали о том, что в такую бурю беспалубная лодка погибла бы обязательно1.

– Великое дело сделал Бирк, – задумчиво сказал кормчий, и все признали правоту его слов.

Первая торговая сделка

На следующий день корабельщики приплыли к месту, где Орист разбивался на три огромных рукава. Какой из них выбрать? Северный казался более широким и глубоким, и кормчий Киот после долгого совещания с хозяином решил плыть по северному рукаву.

Местность по-прежнему оставалась пустынной. Мало кто решался поселиться среди бесконечных озер и болот, в огромной низине, которая во время весеннего разлива, вероятно, вся скрывалась под водой. Редкие избушки рыбаков стояли на высоких сваях, и их обитатели с тревогой и недоверием смотрели на громадную лодку, какую они никогда не видывали.

Из любопытства Гурм приказал подплыть к одной из рыбачьих хижин: интересно, какие могут быть товары у жителей этих необозримых водных просторов.

Семья рыбака пустилась было наутек, но Гурм, стоявший на носу корабля, поднял руки вверх ладонями, показывая, что в них нет оружия, – общепринятый жест дружелюбия.

Мужчины, женщины и дети, стоя на узкой сухой площадке берега, с удивлением и недоверием рассматривали нежданных чужеземцев. Загорелые руки и ноги рыбаков были обнажены, а туловища прикрывали одежды из тюленьих шкур.

В эту эпоху тюлени уже не встречались в среднем течении Большой реки, и невиданные ранее красивые шкурки с редкими блестящими волосами понравились тон-кролам. Гурм решил выменять несколько таких шкур. Он показал рыбакам красивые бронзовые браслеты. При: виде украшений глаза мужчин и женщин заблестели восторгом.

Обмен затруднялся тем, что стороны не понимали друг друга. Гурм, ткнув пальцем в одежду одного из рыбаков, дал понять, что он желает приобрести такие шкуры и за это даст браслеты. Рыбаки, наконец, догадались. Глава семьи, худощавый, но крепкий старик, и его сын поднялись по лестнице в хижину, высоко поднятую на сваях над рекой, и вернулись со связкой хорошо выделанных тюленьих шкур.

Гурм положил на камень браслет, старый рыбак бросил рядом шкуру. Тон-крол спрятал браслет за спину, показывая таким образом, что эта цена ему не подходит. Рыбак бросил вторую шкуру – браслет оставался за спиной Гурма. Старик наклонился, чтобы убрать шкуры, но тут заголосили женщины, которым, как видно, очень хотелось приобрести украшение. Поговорив с сыном, старик со вздохом прибавил к двум шкурам третью. Но браслет все еще оставался за спиной Гурма. Тогда рыбак решительно собрал все шкуры и, не обращая внимания на визг и плач женщин, приказал сыну отнести их в хижину.

Тогда Гурм, задержав руку молодого рыбака, положил на камень браслет. Сделка состоялась: Гурм взял три шкуры, а браслетом тут же завладели женщины. С радостным смехом они начали примерять его на руку.

Торговля продолжалась таким же манером. За несколько браслетов и запястий вся связка тюленьих шкур стала собственностью Гурма, и стороны расстались с изъявлениями взаимного дружелюбия. Старик даже подарил чужестранцам огромного осетра, а Гурм, не желая быть побежденным в великодушии, отдал рыбаку бронзовый нож—величайшую драгоценность для бедняков, затерянных в этой речной глуши. Рыбачья семья долго смотрела вслед кораблю, пока он не скрылся за поворотом берега, а потом с великим восхищением начала вновь и вновь рассматривать покупки.

После такой удачной для Гурма сделки он уже не проплывал мимо рыбачьих хижин. Ои с удивлением убедился, что слух о нем и его чудесных товарах опередил его, и рыбаки уже не пытались прятаться при приближении его корабля. Видно, жители низовья по известным только им внутренним протокам могли быстро сообщаться друг с другом на легких лодочках, плетенных из тальника и обтянутых тюленьими шкурами. Торговля шла очень успешно.

И вот в один из ясных летних дней перед глазами изумленных корабельщиков открылась необозримая зеленовато-синяя гладь, поднимавшаяся вверх до самого горизонта.

Большая Соленая Вода!

На море

Гребцы опустили весла. Гурм, Лорг, кормщик Кнот, стражи, гребцы – все, как зачарованные, смотрели на ееобозримое пространство моря, и их охватывал невольный страх.

Так вот она, эта Большая Соленая Вода! Она была спокойна и ласкова, но что здесь творится во время бури? Люди недавно узнали, какие волны гонит ветер по нижнему Ористу, и догадывались, что здесь он поднимает целые водяные горы…

По знаку Кнота гребцы налегли на весла, и корабль тронулся. Когда – берег стал лишь узкой синей полоской, кормщик остановил корабль. Торжественная тишина стояла вокруг, и корабельщики не решались нарушить ее громким словом.

Кнот опустил за борт кувшин на веревке и, вытащив его, поднес к губам. На его лице отразилось удивление, и он передал кувшин Гурму.

От Гурма сосуд перешел к Лоргу, потом к стражам и, наконец, к рабам. Все убедились, что вода пресная.

– Значит, наши предки говорили неправду, что у Большой Воды горько-соленый, неприятный вкус! – воскликнул Лорг.

Гурм оборвал брата:

– Молчи, мальчишка! Я понял, почему здесь сладкая вода: это все еще вода нашего Ориста!

Тем временем день стал клониться к вечеру, на небо набежали облачка, подул легкий ветерок и корабль стало покачивать. Кнот сказал:

– Клянусь богами, погода меняется! Скорее к берегу!

Дул попутный ветер, на мачте подняли парус, и судно быстро понеслось на юго-запад, к полоске берега, видневшейся вдали.

Лорг, смотревший назад, вскрикнул от испуга и схватился за лук.

– За нами гонятся морские чудовища! – воскликнул он.

Все поглядели туда, куда указывал мальчик. Действительно, стая больших черных существ – не то рыб, не то зверей – мчалась за кораблем, то высовывая из воды длинные острые морды, то снова скрываясь. Спинные плавники их резали волны.

Это были дельфины. Крумины и тон-кролы видели их впервые. Стая догнала корабль, обошла его и повернула назад. Дельфины затеяли игру, знакомую мореплавателям наших дней, но изумившую Гурма и его людей. Дельфины кувыркались в волнах, то и дело показывая блестящее белое брюхо, они носились вокруг судна, ныряли под ним с такой быстротой и легкостью, будто корабль стоял на месте.

Лорг натянул было лук, но Кнот задержал его руку:

– Не стреляй! Может быть, этим зверям покровительствуют духи Большой Соленой Воды? – А вдруг они сами и есть эти духи? – предположил один из стражей, и Лорг испуганно опустил лук.

У берега, на мелководье, дельфины отстали от корабля. Заметив небольшую бухточку, корабельщики пристали на ночлег. Места были незнакомые и, может быть, опасные, поэтому костер разводить не стали. На первую вахту стал Гурм с половиной стражей. Он зорко вглядывался в темноту берега, поднимавшегося плоскими уступами.

Ночью разбушевалась буря. Волны с яростью били в берег, корабль скрипел и стонал, ио проснувшиеся гребцы теперь уже не боялись, что он развалится под ударами. Только качка не дала никому покоя до самого рассвета.

День занялся хмурый и бурный. Лохматые серые тучи низко неслись над землей. Пенистые волны набегали на низкий берег и с шипением откатывались назад.

Продолжать путешествие было невозможно. Стражи сбились на берегу тесной кучкой, а гребцы, насквозь промокшие под брызгами волн, корчились на жестких скамейках, проклиная дурную погоду и жестокого хозяина.

Штормовой ветер дул два дня. Он утих лишь на третью ночь.

Корабль двинулся вдоль морского берега к югу. Море здесь было мелкое, покрытое небольшими низкими островками и отмелями. Часто путь преграждали длинные песчаные косы, отходившие от берега. Их приходилось огибать.

Ни одного селения, даже ни одной рыбачьей избушки не виднелось на этом плоском, низком берегу, открытом ярости зимних бурь, налетавших с востока. Зато море было населено густо. Часто встречались стаи дельфинов, веселивших экипаж корабля своей игрой. Завидев корабль, с низменных островков и песчаных кос спасались в воду тюлени. Этот страх перед людьми доказывал, что на тюленей здесь охотятся. Впрочем, об этом ясно свидетельствовала и груда тюленьих шкур в каюте Гурма.

Мелководье, у побережья кишело рыбой. Насадив на крючки кусочки ракушечьего или крабьего мяса, Лорг и молодой воин Фран вытаскивали больших стерлядей, упористых медно-красных сазанов, странных плоских камбал, головастых бычков… У бортов судна по поверхности воды плавали, колыхаясь, полупрозрачные изящные колокола медуз, но, пойманные в сосуд, они мгновенно обращались в грязноватую слизь. У береговой линии можно было собрать сколько угодно ракушек и наловить юрких крабов.

Не менее, чем вода, был заселен и воздух. Широко раскинув могучие крылья, парили в небе альбатросы, над водой носились буревестники, крикливые чайки ныряли в море за добычей, колонии длинноногих фламинго еще издали поражали глаз необычной на море красной и розовой окраской. По вечерам на островах тесно становилось от великого множества собиравшихся на ночевку птиц.

Разноперое население долго галдело и ссорилось из-за мест. Потом у побережья наступала чуткая тишина.

На этом пустынном море особенно ярко проявлялась необычайная сила жизни, еще не тронутой человеком.

Корабль Гурма уже целую неделю плыл к югу, следуя вдоль изгибов берега и не удаляясь от него, чтобы быстро найти убежище во время бури. Часто судно натыкалось на мель, и требовалась усиленная работа всех людей, чтобы его стащить.

И вот тут-то Фаттар, наконец, поймал так долго ускользавший от него случай.

Корабль захвачен

Идя под парусом при довольно сильном ветре, корабль с размаху врезался в илистую отмель. Лорг и Фран, раздевшись, прыгнули за борт и побрели на разведку. Они узнали, что отмель узкой полосой вдается далеко в море, и обходить ее было бы слишком долго. Решили перетащить судно через мель, как не раз уже делали раньше.

Люди густо облепили судно с бортов и кормы, тащили и толкали его. Суматохи и тесноты былр много, а толку мало: руки срывались со скользких бортов, и корабельщики шлепались в воду. Особенно путались под ногами рабы со своими длинными, мешавшими всем цепями. В недобрый для Гурма час ему пришла мысль ускорить дело, и он распорядился, чтобы рабы влезли на судно. Стоя возле мачты, купец приказал:

– Гребцы, влезьте на палубу и упирайтесь веслами в дно, а вы, стражи, подталкивайте судно сзади.

При таком порядке корабль пошел гораздо быстрее, а сердце Фатта-ра заколотилось так, что, казалось, пробьет грудную клетку. Выгоду своего положения сразу поняли и Круммок, и Ковин, и остальные крумины. Они так усердно налегали на весла, что тон-кролы едва поспевали за кораблем. Некоторые из них отрывались от судна и с хохотом падали в воду.

– Вы, там, на корабле, – весело кричали стражи, – не очень старайтесь, работнички!

– Ничего, ничего, – отзывался хозяин, – быстрее перейдем эту проклятую отмель.

Отмель кончилась внезапно, и судно сразу оказалось на глубине. Несколько тон-кролов исчезли под водой, выплыли и, гогоча, начали с помощью товарищей выбираться на отмель.

– Подойдите обратно, – сурово приказал Гурм, которому не понравился возбужденный вид рабов.

– Сейчас, хозяин! – со странной улыбкой ответил Фаттар. – Вот только вложим в уключины весла, а то, видишь, они не достают дна.

Гребцы начали быстро вставлять весла в гнезда, и тут Гурм вдруг ясно представил себе всю глубину опасности. Его с Кнотом окружало восемь сильных рабов. Не пускаясь больше в разговоры, он размахнулся боевым топором, но могучая рука Фаттара вырвала топор из его руки. Гурм был схвачен поперек туловища и полетел в море вниз головой. Двое задних гребцов обезоружили и сбросили с кормы Кнота.

Еще не осознав всего происшедшего, Гурм поплыл к отмели, поддерживая ушибленного при падении Кнота. Навстречу им спешили Лорг и Фран.

– Туда, туда! – хрипло закричал Гурм, пропуская мимо себя Фра-на и Лорга и показывая им на корабль.

Лорг и Фран, голые, безоружные, безрассудно устремились к противнику. На палубе корабля раздался презрительный смех, и несколько стрел засвистели в воздухе. Одна из них вонзилась в плечо Франу, другая оцарапала щеку Гурма.

С беспощадной ясностью Гурм понял, что все выгоды положения на стороне восставших невольников и им, тон-кролам, грозит смерть.

– Назад, назад! – отчаянно закричал он Лоргу и Франу.

Те повернули. У Франа еле хватило силы доплыть до отмели, и тут его подхватили товарищи. Стрелы продолжали лететь. И, хотя мятежные гребцы оказались не очень искусными стрелками, тон-кролы в страхе побежали. Скользя, спотыкаясь и падая, они прыгали по илистому дну, стремясь уйти подальше от корабля, который вдруг стал для них смертоносным. Вслед беглецам неслись насмешливые крики освободившихся рабов.

Когда тон-кролы оказались в безопасности от стрел, они остановились. Гурм угрюмо слушал громкий и ясный звон, доносившийся с корабля: бывшие невольники разрубали свои цепи.

Один из круминов, стройный, золотоволосый Ковин, широко размахнувшись, хотел зашвырнуть в море ненавистную цепь, но Фаттар успел схватить его за руку.

– Глупец! – с укором воскликнул он. – Бронза нам пригодится, ведь она так дорого стоит.

– Ты прав, мудрый Фаттар! – молодой Ковин низко склонился перед вождем.

Фаттар стал за руль, и три пары гребцов дружно ударили веслами.

Лагерь среди холмов

Кнот долго махал кулаком вслед уходившему кораблю и изрыгал бессильные проклятия. Наконец Гурм остановил его.

– Довольно, – мрачно сказал он. – Боги в этот несчастный день отвернулись от нас. Хотя правильнее винить не богов, а мою собственную глупость… Остаться на судне одному с рабами!.. Я заслужил свою беду, и хватит об этом. Подумаем о том, как вернуться на родину…

Гурм был человек с несгибаемой волей и железным упорством. Он не хотел тратить время на бесполезные жалобы и сетования.

Чтобы добраться до берега, предстояло пройти около трех тысяч шагов по неровному морскому дну, где илистые и песчаные отмели перемежались с глубокими ямами. Стрелу из плеча Франа выдернули и рану кое-как перевязали обрывком материи, но юноша потерял много крови и лишился сознания. Его приходилось нести на руках.

Уныло брели тон-крояы по воде; Франа несли двое, часто сменяя друг друга. Ушибленного Кнота поддерживал Гурм. Ямы старались обходить. Если это не удавалось, один из лучших пловцов брал раненого на спину, а другой поддерживал голову Франа над водой. Лишь к вечеру измученные, мокрые тон-кролы выбрались наконец на берег.

Здесь они могли отдохнуть й~нё спеша обсудить свое положение.

На одиннадцать человек осталось девять трехгранных кинжалов. Фран и Лорг спустились с корабля разведывать отмель без всякого оружия, а у Гурма и Кнота восставшие отняли топоры, но забыли отобрать кинжалы, скрытые под одеждой. Но у тон-кролов не было ни одного лука, и, значит, они не могли охотиться. Лорг, впрочем, сказал, что лук и стрелы он сделает сам.

Нужно было еще как-то одеть дрожавших от холода Франа и Лорга, и остальные поделились с ними одеждой.

К счастью потерпевших крушение (а их вполне можно так назвать, хотя корабль и не погиб), у Кнота на поясе оказался непромокаемый мешочек с кремнями и трутом. Удалось развести большой костер, и тон-кролы высушили одежды. Но дичь добывать было уже поздно, голод с грехом пополам утолили собранными у берега ракушками и крабами. Ночью караульные посменно поддерживали огонь и присматривали за раненым. Рана юноши воспалилась, Фран метался в жару, бредил, просил пить.

Настало утро, а Фран по-прежнему был в бреду. Суровый Гурм без всякой жалости оставил бы раненого родственника на произвол судьбы, лишь бы побыстрее совершить обратный путь. Но он понимал, что, поступив так с Франом, пролившим за него кровь, он оттолкнет от себя и стражей и Лорга, и ему придется скитаться в чужих краях одному. И Гурм решил остаться иа берегу до выздоровления Франа.

Лорг, услышав об этом, запрыгал от радости, а простодушные тон-кролы начали превозносить доброту Гурма.

Старший из стражей, бывалый Ирт, нашел для лагеря хорошее место.

В долине, меж невысоких холмов, протекала речка. Берега ее окаймлялись широкими полосами разноцветной гальки, перемешанной с песком. Там, где полоса галечника расплеснулась во всю ширь, Ирт и выбрал место для стоянки – посредине между ручьем и лугом.

– Комар держится в траве. Здесь не так будет надоедать, – коротко объяснил охотник.

За галькой начинался благоуханный луг, густую высокую траву которого никогда не топтала нога человека. Из травы поднимались головки тысяч и тысяч разнообразных цветов. Прежде всего бросались в глаза венчики розовых пионов и пурпурных, испещренных темными пятнами царских кудрей; источали нежный аромат темно-розовые гвоздики, алые маки и длинные белые кисти медовой кашки; чуть качались по ветру красные колокольчики тюльпанов; высокие стебли трав густо оплетала присосавшаяся к ним повилика с белыми душистыми цветочками.

Кое-где среди луга поднимались рощи стройных гладкоствольных красных дубов, кленов с вырезными лапчатыми листьями, развесистых мелколистных грабов. По берегам речушки росли тополи и ивы, склонявшие над водой свои серебристые листья.

Чтобы иметь защиту от солнца, дождя и насекомых, Ирт предложил построить шалаш. Все, кроме раненого Франа и высокомерного Гурма, дружно принялись за дело, быстро нарубили несколько десятков тополевых жердей для скатов, положили длинную толстую перекладину в развилки двух основных столбов. Вооружившись кинжалами, строители отправились к лугу. Люди чуть не с головой утопали в высоком разнотравье. Вместо кос засверкали клинки кинжалов, и от века не кошенная трава стала падать зелеными рядами. Из-под ног выскакивали юркие рыженькие перепелки, пестрые стрепеты, серые куропатки. За матками, как пушистые желтые шарики, катились птенчики, бойко шныряя среди высоких стеблей.

Тон-кролы носили скошенную траву к шалашу и по указаниям Ирта укладывали на длинные «изкие скаты. Большую копну навалили у входа, чтобы заложить его на ночь от насекомых. Внутри шалаш был устлан толстым слоем мягкой травы, и в одном из углов бережно уложили раненого Франа.

Кнот набрал листьев подорожника, нажевал их и мягкую кашицу приложил к ране, чтобы она «вытягивала жар», как выразился кормчий. Он решил дать больному отвар корней лекарственной травы – валерьяны. Корешки валерьятш Кнот нашел довольно быстро, но не было посуды вскипятить воду.

Лорг, рыская по окрестностям, нашел на холмах несколько прошлогодних плодов дикой тыквы, уже засохших. Разрубив их пополам и очистив от семян, тон-кролы получили миски. Конечно, их нельзя было ставить на огонь, но обошлись и без этого. Набрав в миску воды, Ирт опустил туда раскаленную в костре крупную гальку, обтертую пучком травы, и корешки валерьяны. Приготовленным отваром напоили раненого, и тот впервые за сутки спокойно уснул.

Немало нужно пищи для десятка здоровых желудков, но в этом благодатном краю только слепой или безрукий мог умереть с голоду. Главную заботу о пропитании взял на себя бывалый охотник и рыбе овИрт.

В прозрачной воде речки, то разливавшейся по широким мелким перекатам, то собиравшейся в глубокие омутки под обрывами, переплетенными корнями ив и тополей, Ирт заметил стайки форелей, уносившихся против течения, когда к ним приближался человек. Покончив с приготовлением лекарств для Франа, Ирт нарезал у речки несколько охапок гибких таловых прутьев и с помощью товарищей принялся плести два щита длиною в пять-шесть локтей каждый и высотою по два.

Со щитами отправились на рыбную ловлю. Одним щитом перегородили речку в подходящем мелком месте, а с другим щитом ушли за несколько сот шагов вниз по реке. Потом направились против течения и держали щит так, чтобы нижний край его касался дна. Старались как можно больше шуметь: плескались, колотили по воде палками. Испуганные форели бросались вверх, но там их задерживал прочно укрепленный в дне щит.

Пространство между двумя щитами, длиной в пять-шесть локтей и такой же ширины, превратилось в садок, сплошь заполненный рыбой: там бились тысячи форелей. Даже сам Ирт поразился успеху своей затеи: в стране тон-кролов не было такого изобилия рыбы.

Рыболовы развеселились. С громкими криками, схватившись за руки, они заплясали по хрустящей гальке, принялись бороться, а потом, расшалившись, начали наскакивать на Ирта, стараясь ударить его плечом так, чтобы сбить с ног. Низенький плечистый Ирт, не шелохнувшись, выдерживал удары и вдруг, когда на него налетел нескладный долговязый Отс, мгновенно отскочил в сторону. Отс упал в воду, в кипящую массу форелей. Он вынырнул с большой форелью в зубах, вызвав сумасшедший хохот товарищей.

Обрадованные удачей, рыболовы решили наготовить рыбы впрок – на дорогу. Можно было закоптить ее или завялить.

Ирт вспомнил, что видел около моря углубление – нечто вроде высушенного солицем пруда, на дне которого остались кристаллы соли. Она оказалась слегка горьковатой, но вполне пригодной для употребления.

Соль в стране тон-кролов ценилась дорого, так как ее привозили издалека. Деловитый Гурм тотчас сообразил, что неплохо было бы ездить на море за даровым товаром. Его воображению представился новый корабль… нет, два, три корабля, принадлежащие ему, Гурму, и до бортов наполненные драгоценным грузом, добытым рабами. В другой раз он уже не будет таким дураком и не позволит невольникам обмануть себя.

Гурм вспомнил о происшедшем с великой злобой. Хорошо еще, что Фаттар оказался не таким уж злопамятным. Ведь что мешало вождю круминов и его людям, сбив цепи, пуститься в погоню за тон-кролами и перестрелять их всех из луков? Зато если бы ему, Гурму, удалось захватить в свои руки Фаттара, он казнил бы его страшной казнью…

Через несколько часов близ лагеря протянулись от дерева к дереву веревки из гибкой и прочной коры мелколиственного кустарника, который тон-кролы называли кожевенным. На веревках развешаны были вычищенные и посоленные форели. Из расставленных на земле тыквенных мисок доносился вкусный запах ухи, сваренной с диким луком и чесноком. Уху, правда, приходилось хлебать через край, а рыбу доставать пальцами, но это никого не смущало.

На ложе из душистых трав, в безопасности от комаров, ночь провели прекрасно. Даже Фран, вторично выпивший вечером отвар валерианы, спал спокойно.

Лорг с утра принялся мастерить лук. Долгая практика показала тон-кролам, что лучшие породы дерева для луков – это вяз, яблоня, орешник. Вязов и яблонь поблизости не было, но Лорг, когда искал тыквы, видел на холмах кудрявые орешники. Он срезал несколько длинных ровных палок. Дома, делая лук, употребляли выдержанное дерево, которое сохло на воздухе, в укрытии от солнца, по крайней мере два-три года. Теперь, по совету Ирта, мальчик решил подсушить палку на огне. Вбив два высоких кола с развилками, он положил на них прямую, очищенную от коры орешину, которую выбрал для лука, и развел под ней небольшой костер. Несколько часов Лорг терпеливо поддерживал огонь и поворачивал палку. Наконец она стала значительно легче и тверже.

И тогда Лорг начал обстругивать заготовку. К концам палка утончалась, но не настолько, чтобы утратить прочность. Строгая, мальчик время от времени пробовал упругость лука и думал, из чего бы сделать тетиву. Из той коры, на которой вялились форели? Она хоть и крепка, но порвется при первом же выстреле. Можно было бы сплести хорошую бечевку из конопли, как это делалось в Бас-Турге, но здесь конопля не росла. Выход из затруднения нашел Ирт. Тон-кролы носили высокие мягкие сапоги из коровьей кожи, а чтобы голенища не сваливались, подвязывали их под коленом прочными сыромятными ремешками. Из этих ремешков Ирт и свил отличную тетиву.

Лорг с силой натянул лук, спустил тетиву, и она зажужжала почти так же громко, как у его старого лука, оставшегося на корабле. Мальчик захохотал от удовольствия. Теперь оставалось наготовить стрел. Хорошую прямую стрелу сделать трудно, и одному Лоргу пришлось бы заниматься этим слишком долго. Ему помогли молодые воины: общие интересы требовали, чтобы в их маленьком отряде, затерянном в неведомой глуши, оказался хотя бы один лук.

В дело опять пошли ореховые палки. Обрезав их до нужной длины, каждую осторожно раскололи на четыре части, подсушили над костром, стараясь, чтоб заготовки не коробились, а потом обстрогали кинжалами.

Пока одни строгали стрелы, другие отправились на морской берег и принесли оттуда множество птичьих перьев. Ирт выбрал лучшие из них и оснастил стрелы, привязав перья тонкими полосками крепкой коры. Стрелы, конечно, были недостаточно гладки и прямы, а главное, у них не было бронзовых наконечников. Но этому горю помочь не смогли: наконечники пришлось сделать из острых камешков, набранных на морском берегу.

Лорг имел теперь лук и дюжину стрел. Ему не терпелось попробовать новое оружие, но было уже совсем темно, когда работа закончилась, и пробу пришлось отложить до следующего дня.

Лорг просыпался ночью раз десять. То ему чудилось, что у него украли лук, и он в испуге шарил возле себя рукой, то казалось ему, что давно уже рассвело и пора вставать.

Наконец ночные тревоги кончились, и мальчик первым выскочил из шалаша, разметав закрывавшее вход сено.

На широком пляже был вбит кол, обмотанный травой, и Лорг начал стрелять в цель. Поначалу дело не клеилось: мальчик еще не привык к новому луку, да и к стрелам тоже надо было приспособиться. У каждой стрелы была своя особенность, в зависимости от того, насколько точно она была выстрогана и какими перьями оснащена. Одна стрела при полете всегда забирала вправо, другая влево, третья описывала волнообразную линию, а четвертая легонько подвывала…

До самого полудня упражнялся Лорг, и его с трудом уговорили поесть.

Но вот стрелы стали попадать в цель почти без промаха. С тремя товарищами Лорг отправился на охоту, и через несколько часов они принесли связку гусей, уток и черноголового лебедя. Правда, три стрелы пропали и притом из числа лучших, но Ирт утешил мальчика:

– Стрел тебе будет сколько угодно. А вот сделать еще три-четыре лука необходимо.

Само собой получилось так, что на суше главой отряда стал Ирт, и даже сам суровый Гурм ничего не решался предпринимать без его согласия. Низенький, сухощавый, но крепкий и жилистый, Ирт знал множество ремесел, был умелым охотником и рыболовом; он мог сделать силки для кролика и капкан на медведя, мог приманить голосом любую птицу, сплести сети и верши…

Совет, или, вернее, приказ, Ирта был выполнен беспрекословно. Через несколько дней у тон-кролов появилось еще четыре хороших лука, и они наготовили сотни две стрел. Правда, запаса кожаных шнурков хватило только на две тетивы.

На лугу, в высоких травах, водилось много кроликов, и на них была устроена облава. Восемь человек образовали на лугу цепь; гикая, свистя и колотя палками по траве, они гнали кроликов на песчаный берег. Здесь испуганные зверьки становились добычей Лорга и еще двух стрелков.

Из кроличьих жил были сплетены недостающие тетивы, а шкурки Ирт обработал и, когда они были готовы, сшил из них теплые, мягкие куртки Франу и Лоргу. Шил он костяными иголками; нитками служили кроличьи сухожилия. Однажды охотникам посчастливилось застрелить оленя. Из его шкуры Ирт сделал Лоргу и Франу сапоги, и теперь они были одеты ее хуже других.

Так проходила жизнь тон-кролов в лагере близ морского берега. Фран быстро поправлялся. Покой и хорошее питание восстанавливали его силы с каждым днем, и через две недели «лекарь» Кнот решил, что юноша совершенно здоров и может выносить тяготы дальнего пути.

Вверх по Ористу

Небольшая цепочка людей потянулась на запад. Все тон-кролы, кроме Гурма, несли на плечах корзины из тальника с вяленой рыбой и копчеными кроличьими тушками – запас продовольствия на случай нехватки в дороге.

Лорг и Фран, замыкавшие шествие, с грустью оглядывались на покинутый лагерь: им жаль было расставаться с этим чудесным местом.

И еще спустя много дней, бредя по пояс в воде и грязи или продираясь сквозь глухие, темные леса, вспоминали тон-кролы о солнечных полянах, о благоухающих луговых цветах и веселых дубовых и кленовых рощах, о прохладной речке, куда так приятно было броситься с крутого берега, пугая проворных форелей.

После пяти дней трудного пути тон-кролы вышли на берег Ориста около того места, где река начинала течь на север.

Отсюда путникам достаточно было идти все время против течения по правому берегу реки, чтобы через двадцать – двадцать пять дней добраться до родного селения.

Гурму пришло в голову, что не худо было бы отобрать у рыбаков лодки: лодки значительно облегчили бы их путешествие. А рыбаки, конечно, не смогут сопротивляться отряду, вооруженному луками и кинжалами.

Ирт с трудом отговорил Гурма от такого жестокого и безрассудного поступка. Когда Ирт говорил, что рыбаки умрут с голоду, лишившись единственного средства добывать пропитание, Гурм только пожимал плечами и презрительно смеялся. И, лишь когда Ирт стал доказывать, что, захватив лодки, Гурм навсегда отрежет себе и тон-кролам возможность торговать на нижнем плесе Ориста, богатый литейщик отказался от своих воинственных замыслов.

Вскоре тон-кролы вступили во владения соседних, не очень дружественно расположенных к ним племен. Отряду грозила опасность попасть в рабство.

Вот почему тон-кролы спустились к югу от реки на день пешеходного пути и пробирались домой по лесам и горам, минуя деревни. Но, чтобы и здесь не встретить лесорубов или охотников, они шли по ночам, а на день прятались где-нибудь в пещере или лесной чащобе. Им очень пригодилась захваченная с морского берега провизия, потому что здесь охотиться и ловить рыбу уже не приходилось.

Добравшись до страны тон-кролов, Гурм в первом же селении рассказал старейшине о своем несчастье и получил большую лодку. И вот, наконец, после трехмесячного отсутствия Гурм снова оказался в Бас-Турге.

Чудеса случаются только раз

Самолюбивый Гурм открыл подробности своего неудачного путешествия жрецу Блоку и старейшине Ульму. Но его спутники не молчали, и в тот же день весь Бас-Тург узнал о смелом поступке Фатта-ра и его соплеменников. Рабы радовались удаче своих товарищей, но сгрустью думали о том, что в другой раз им уже не придется перехитрить Гурма.

Трудно описать чувства горячего Бирка, когда ему стало известно о беде Гурма. Бирк был отомщен: жадный богач потерял немалое имущество и лишился лучших рабов. Но сердце щемила обида при мысли о том, что нельзя осуществить задуманное – отобрать свой корабль, о котором он неотступно мечтал целое лето.

После нескольких тайных совещаний Урт и его друзья выработали план действий. А тем временем пострадавший, но не павший духом Гурм готовил свое.

Спустя несколько дней после возвращения, поздним вечером, когда село уже спало, Гурм пришел в дом Блока. Жрец сидел возле углей, тлевших в бронзовой жаровне и слабо освещавших его жилище. Гурм осторожно приблизился. Долгий разговор велся шепотом. Он закончился так:

– И ты думаешь, отец, что новое чудо не понадобится?

– Будь спокоен, сын мой! Теперь рыбаки настолько покорны моей воле, что достаточно будет пригрозить им, и они согласятся исполнить любой приказ. Да, по правде говоря, – жрец скупо улыбнулся уголками губ, – сейчас чудо сотворить было бы невозможно: травы засохли, и в них не хватит сока одурманить рыбу.

– Я надеюсь на тебя, отец! Ты получишь такие подарки, каких тебе еще никто не подносил!

– Корабли у тебя будут, почтенный Гурм! И заговорщики расстались.

* * *

Младшие жрецы разнесли по Бас-Тургу и всем окрестным селам весть, что в полдень следующего дня жрец Блок снова будет говорить с богами.

И в назначенный срок вокруг священного холма опять кишела огромная толпа народа. В первых рядах виднелись хмурые, решительные лица рыбаков Бас-Турга.

Продержав толпу часа два в мучительном ожидании, торжественная процессия вышла из шатра. Обведя толпу строгим взглядом, Влок заговорил:

– Боги отвратили от тон-кролов лицо свое и отдали построенный ими корабль чужеземцам круминам за то, что тон-кролы не были достаточно почтительны к богам. Но боги станут вновь милостивы, если тон-кролы за предстоящую зиму построят два корабля. Эти корабли нужны для того, чтобы совершить новое путешествие на Большую Соленую Воду и там принести обильные жертвы разгневанным богам.

В толпе наступило мертвое молчание. Его прервал Урт:

– Да позволено мне будет спросить, отец: кто должен строить новые корабли?

– Кто? – удивился жрец. – Понятно, вы, рыбаки: ведь вы достаточно опытны в этом искусстве!

– Так… – многозначительно протянул Урт. – А кто поплывет на Большую Соленую Воду?

Блок поежился и ответил неуверенным голосом:

– Поплывет почтенный Гурм, так как он приобрел большой опыт плаваниях… – Опыт?! Он вернулся без корабля, – заметил Урт при смехе толпы, – Не лучше ли будет, если поплывем мы, рыбаки?

Гнетущая тишина нависла над собранием. Блок почувствовал, что власть над толпой от него ускользает. Надо было во что бы то ни стало восстановить ее.

– Вы что же, хотите, чтобы боги снова показали знамение? – грозно спросил он, обращая взор к заливу.

Блок был уверен, что его угроза приведет народ в ужас. Но ужас охватил его самого, когда послышался смелый голос Урта:

– Да, отец, мы хотели бы еще раз увидеть знамение!

Урт бил наверняка. Он знал, что «чудо» не подготовлено, так как рыбаки всю ночь^сторожили залив, скрываясь в чаще.

Первый раз в жизни Блок растерялся. Он знал, что позорно провалится, если потребует от богов дать знамение. Но огромная толпа выжидала, спокойная, как небо перед грозой, и так же готовая в один миг разразиться молниями гнева. И жрец пробормотал срывающимся голосом:

– Чудеса совершаются только раз…

– И только тогда, когда они как следует подготовлены! – пронесся яростный крик Бирка, который не мог сдержаться.

Бирк поднял руку, и из чащи выбежали два десятка мальчишек во главе со Стуром. Они тащили над головами огромные вязанки ядовитых трав, почерневшие от долгого лежания в ямах, вырытых на берегу.

Блок не знал, что в то время, когда его помощники ходили по стране то«-кролов, объявляя о предстоящем собрании, рыбаки Бас-Турга тоже не теряли времени. Их посланцы тоже побывали повсюду и везде раскрывали подлую проделку жрецов.

Толпа расступилась перед мальчишками. Они взбежали на холм и высоко подняли свою ношу.

– Смотрите, люди, смотрите! – громко кричал разъяренный Бирк. Вот она, воля богов, отнявшая у нас корабль, на который мы потратили столько трудов!

Посрамленные жрецы укрылись в шатре, и народ не решился их тронуть: слишком сильно было уважение к ним, укоренившееся веками.

Но Гурма, попытавшегося улизнуть в суматохе, схватили. Десятки сильных рук вывели его на холм, и богач был отпущен не прежде, чем поклялся вознаградить Урта и Бирка строительными материалами вдвое против того, что они потратили на свой корабль. Гурм сдержал свое обещание: он понял, что с народом шутить нельзя.

Десятки рыбаков работали всю зиму, и к весне были готовы два прекрасных корабля.

С рыбаками Бас-Турга на стройке работали бедняки Карвека и других тон-крольских сел.

Бирк не делал из своего изобретения секрета, он позволял перенимать его всем желающим, и даже рабы Гурма и других богачей могли учиться у него строительному искусству.

Прошло немного лет, и корабли стали строиться по всей стране тон-кролов, и пользовались ими и для рыбной ловли и для торговли.

Торговля с понизовьем стала год от года расширяться. Начало увеличиваться и население нижнего Ориста; появлялись целые рыбачьи поселки, на морском берегу селились собиратели соли, менявшие свой ценный товар на другие. За соль, за пух морских птиц и тюленьи шкуры выменивались у тон-кролов зерно, доски, домашний скот…

О судьбе бывших невольников Гурма, захвативших первый корабль, тон-кролы узнали от проезжих торговцев только через много лет.

Судьба Фаттара

Вернемся к Фаттару, оставленному нами в момент его великого торжества. Свободный, на корабле со свободными гребцами, он держал путь к северу. Ровно и мерно ударяли весла, и с каждым мгновением судно все дальше и дальше уходило от мели, на краю которой стояли побежденные, растерянные и униженные тон-кролы.

Первым делом освобожденных невольников было уничтожить изображение бога ветров Лона. Подозрительно поглядывая на голову идола, крумины рассуждали:

– Бог этот покровитель тон-кролов. А нам он как бы не навредил за проделку с хозяином. Вот, если благополучно вернемся домой, поставим своего бога, Уркора. Он поможет нам в случае беды…

Голова Лона была сброшена в морские волны. Словно нарочно, почти тотчас подул попутный ветер, и крумины радостно решили, что это их бог Уркор, довольный расправой с его соперником, пришел на помощь своим почитателям. Матросы быстро подняли парус, и корабль понесся по морю, оставляя позади пенистый след.

Освободившимся рабам Гурма уже не приходилось опасаться нападения, по крайней мере до тех пор, пока они не столкнутся с сильным врагом. У них оказалось достаточно вооружения: боевые топоры, кинжалы, вынутые из тайника, оставленные воинами щиты, и копья, и луки с большим запасом стрел. Защищаясь, крумины могли отбиться от целой сотни нападающих. Но Фаттар не хотел битв: его целью было в сохранности доставить своему народу захваченную у тон-кролов добычу и в первую очередь прекрасный корабль.

После семидневного пути корабль снова пришел к северному рукаву Ориста, туда, где он впадал в море. Крумины с сожалением вошли в реку: море, хотя и страшило их своей дикой, необузданной силой, но в то же время привлекало богатством: обилием рыбы, птицы, зверя, залежами соли на берегах.

Судно пошло вверх по Ористу то на веслах, то под парусом, когда случался попутный ветер. Крумины плыли мимо рыбачьих хижин, где вел торговлю Гурм на пути к морю. Рыбаки, зоркие и наблюдательные, с удивлением видели, что на корабле стало вдвое меньше экипажа и что люди, ранее прикованные к скамейкам цепями, теперь свободны. Они догадывались о том, что произошло, но таили свои догадки про себя. Они знали, что вмешательство в чужие дела не приносит ничего, кроме неприятностей. Но вот, наконец, достигли и устья Л агата – родной реки круминов, мимо которого они еще так недавно проплыли.

Лагат катил свои воды с севера, с возвышенностей, и преодолевать его быстрину было труднее, чем тихое течение Ориста в нижнем плесе.

Здесь начинались поселения соседнего с круминами племени бале-гов, и Фаттару важно было выяснить, в каких сейчас отношениях бале-ги и крумины. Он смело подплыл к первой же балегской деревне с изъял-лениями дружбы и с удовольствием узнал, что можно подниматься по реке безопасно, так как между балегами и круминами был мир.

После десяти дней утомительного подъема по быстрой реке бывшие невольники с чувством неизъяснимой радости увидели родную страну.

Фаттар принес духу Лагата богатые жертвы и лишь после этого ступил на родной берег.

Возвращение Фаттара и его товарищей во многом изменило дальнейшую жизнь круминов. Ведь крумины плавали на долбленых лодках, к бортам которых прибивались доски. Начать строить корабли такие же, как тот, которым овладел Фаттар, означало для круминов быстро продвинуться в своем развитии.

Через несколько лет вниз по Лагату и дальше по Ористу до моря пошли торговые суда круминов, построенные Фаттаром и его товарищами по образцу захваченного корабля. А от круминов переняли искусство кораблестроения и балеги и жители понизовья.

Поначалу трудно было с плотничными орудиями. Фаттар выполнил свое намерение и перековал цепи на ножи и топоры, однако инструментов не хватало для всех, пожелавших стать строителями кораблей.

До того, как крумины начали производить бронзу, прошли многие годы. В их стране не было ни бронзовой, ни оловянной руды, и за ними приходилось совершать далекие путешествия. Медную руду можно было покупать у тон-кролов и перевозить ее водным путем по Лагату и Ористу. Но оловянная руда добывалась только в стране утранов, а до нее насчитывалось шестьдесят—семьдесят дней пешеходного пути.

К счастью, и тут нашлась удобная водная дорога. К западу от Лага-та протекала большая река Истан, приток Ориста, как и Лагат. Верховья Лагата и Истана отстояли друг от друга всего на шесть-семь дней пешеходного пути. Крумины стали строить корабли в верховьях Истана, спускались в Орист выше Ворот смерти и оттуда, следуя вверх по Большой реке, добирались до страны утранов.

Фаттар дожил до того счастливого дня, когда на его глазах Круммок и Ковин, сделавшиеся искусными мастерами, выпустили первую плавку бронзы из построенной ими печи.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

НА КРЫЛЬЯХ ВЕТРА

От бронзы к железу

Шли века за веками. Забылись имена кораблестроителей Бирка и Урта и вождя круминов Фаттара. Забылось и то, что они сделали для развития своих племен. Человечество медленным и трудным, но верным путем продвигалось по пути к культуре.

Менялась историческая карта Юго-Восточной Европы. Пора открыть вам, юные читатели, что действие наших первых рассказов происходило именно там. У-Нак, хромой Ра-Ту, рыбак Бирк и другие герои жили на берегах Дуная, который сначала носил имена О-Тала и Ориста, а в ту эпоху, о которой пойдет речь в новом рассказе, стал называться Ист-ром. Лагат – это современный Прут, Истан – Тисса, а Большая Соленая Вода – конечно, Черное море, Понт Эвксинский древних греков.

Богатые области Северного и Западного Причерноморья привлекали к себе все новые и новые народы, то выходившие из огромных равнин Азии, то спускавшиеся с неприветливого севера Европы, то являвшиеся с запада.

В первой половине первого тысячелетия до нашей эры, приблизительно через тысячу лет после событий, описанных в предыдущем рассказе, область Истра заселяли многочисленные племена, известные под общим названием фракийцев.

Много путешествовавший и много видавший на своем веку древнегреческий историк Геродот сказал о них, что они были бы сильнее всех народов, если бы их отдельные племена не враждовали между собой. А. племен этих насчитывалось до пятидесяти: одрисы, даки, геты, бастар-«ы и многие другие.

К востоку соседями фракийцев были скифы, жители Северного Причерноморья. Скифы тоже разделялись на многие племена, не очень дружно жившие между собой. Часть скифов вела кочевой образ жизни, занимаясь скотоводством, другие возделывали землю.

К югу от фракийцев, в самой южной части полуострова, ныне называемого Балканским, жили многочисленные племена греков, именовавших себя эллинами. Эллины пришли на юг Балканского полуострова очень давно, и уже за две тысячи лет до нашей эры создали там высокую культуру. Из всех европейских народов у эллинов у первых возникли науки и искусства: геометрия, астрономия, литература, живопись, скульптура, музыка… Недаром ученые называют большой период в истории Европы эллинистическим.

К тому времени, о котором здесь пойдет речь, скифы, фракийцы, эллины и другие народы Южной Европы давно уже вступили в железный век, сменивший бронзовый век в истории человечества. Это не нужно понимать так, что люди совершенно выкинули бронзу из своего обихода, забыли о ней. Бронзу стали употреблять преимущественно для украшений, из нее отливали красивые сосуды, воинские шлемы – все те вещи, которые тогда еще не умели делать из железа.

А железо шло на оружие – мечи, кинжалы, наконечники копий и стрел, и для выделки орудий – топоров, пил, железных лемехов для сох, заступов…

Железо – прочный металл. Железную руду можно найти почти всюду в озерах, болотах, на лугах. Руда эта плохого качества, и теперь ее не добывают, «о древние мастера умели выплавлять из нее железо.

Железными топорами люди вырубили значительную часть"огромных лесов, покрывавших почти всю древнюю Европу. Сохами с железными лемехами земледельцы поднимали под пашни площади, освобожденные от лесов, разрабатывали луга с плотной травянистой почвой. В бронзовом веке немыслимо было так широко заниматься земледелием.

С помощью железных орудий стало легче добывать пищу. Население увеличивалось, возникали новые деревни и многолюдные города.

Пользуясь стальными топорами и пилами, люди проще чем раньше получали доски и брусья, а ведь доски и брусья были главным и почти единственным материалом для постройки кораблей.

Из предыдущего рассказа вы узнали, как люди впервые поплыли ло морю, как они боялись удаляться от морского берега и уходить от устья реки, по которой вышли в море.

Но постепенно морские плавания становились все более далекими, увеличивались размеры судог. Они могли поднимать больше груза. Одного ряда гребцов у каждого борта не хватало, они не могли двигать судно. Куда посадить второй ряд гребцов? Позади первого? Не хватит места для весел, люди будут мешать друг другу. Строители кораблей додумались: они поместили второй ряд гребцов над первым, а для этого воздвигли вторую палубу. Гребцы нижней палубы уже не видели над собой неба, над ними поднимался глухой потолок, а весла просовывались сквозь отверстия бортов, так называемые порты.

Потом появились трехпалубные суда; по-гречески они назывались триерами. Двадцать пять – тридцать гребцов сидели на длинных скамьях каждого яруса у правого и левого бортов. Весла гребцов второй палубы были длиннее весел первой палубы. Особенно же длинны и тяжелы были весла у гребцов самой верхней палубы, ведь они опускались в воду с порядочной высоты.

Триеры были по преимуществу военными кораблями; в их экипаж, помимо гребцов и надсмотрщиков, входили и воины. На верхней палубе триеры помещались камнеметные орудия, а нос судна снабжался острым тараном, которым можно было пробить борт неприятельского корабля.

Особенно важны были морские сообщения для эллинов. И это не удивительно. Посмотри на карту южной части Балканского полуострова, западного берега Малой Азии и заключенного между ними Эгейского моря. Материковые берега необычайно изрезаны массой полуостровов, глубоких заливов, удобных гаваней. А море покрыто сотнями больших и малых островов, часто настолько близких один к другому, что переезд по морю легок и удобен, иногда его можно совершить на лодке. А по сухопутью эллины не любили ездить. У них было мало хороших сухопутных дорог.

Древние греки стали мореплавателями очень давно, с незапамятных времен, и даже самые старинные их предания и легенды рассказывают об отважных мореходах, о длинных морских плаваниях. В этих легендах много преувеличений и небылиц, но первые мореходы встречались с действительными опасностями.

В «Одиссее» повествуется о страшных чудовищах Сцилле и Харибде, которые будто бы поглощали моряков, появлявшихся поблизости от них. На самом же деле это были опасные водовороты между скалами. Другая легенда уверяла, что вход в Понт Эвксинский заграждали две скалы; они сталкивались одна с другой, лишь только между ними появлялся корабль, и разбивали его в щепки.

Страшные рассказы не пугали отважных мореплавателей; оставляя родные берега, они смело пускались в дальние путешествия.

Древние греки первыми доказали, что моря и океаны не разделяют страны, лежащие на их берегах, а, наоборот, соединяют.

Действие нашего третьего, и последнего, рассказа начинается в 512 году до нашей эры, около двух с половиной тысяч лет назад.

Любимец Эола

– И ты уверяешь, почтенный Хрисостом, что «Артемида-охотница» действительно побывала в Аттике?

– Да, уважаемый Антиох!

– Новое судно Демарата совершило путь туда и обратно за краткий срок в шестьдесят дней, тогда как на такое путешествие корабли обычно затрачивают пять-шесть месяцев?

– Это неоспоримо, уважаемый Антиох!

– Не могу согласиться с тобой, почтенный друг! Навклер Демарат обманывает всех. Сделав полдороги, он доплыл только до Сигея, распродал там свой груз и вернулся.

– Но он привез товары, которые можно приобрести только в Афинах!»

– Перекупил в Сигее!

– А письмо? Запечатанное письмо от моего друга Феофраста, в котором говорится о делах, известных только ему и мне?..

– В таком случае остается лишь предположить, что Демарат – любимец богов и может совершать то, что недоступно другим.

– Или что он… Но неприлично уважаемым людям строить пустые предположения…

Этот разговор вели меж собой два пожилых купца в порту греческого города Ольвии.

Не только Антиох и Хрисостом, но и все другие ольвиополиты удивились неожиданному появлению «Артемиды-охотницы», которая всего лишь два месяца назад, ранней весной, отправилась в далекий путь, в Аттику. Разговоры о необычайной быстроте «Артемиды» шли среди купцов, землевладельцев, собственников кораблей, ремесленников и даже среди рабов, составлявших большинство городского населения.

На берегу толпилось множество любопытных, глазевших на судно навклера Демарата.

По внешнему виду «Артемида-охотница» мало отличалась от других кораблей, стоявших на рейде Ольвии. Правда, ее корпус был длиннее и ширина его меньше, чем у других судов, и это придавало ему больше изящества. В соревновании с другими кораблями «Артемида», лучше разрезавшая воду, должна была выигрывать в быстроте, но не до такой же степени!

Нос «Артемиды-охотницы» был украшен искусно вырезанным из Дуба изображением богини, которой посвящено было судно и которая считалась его покровительницей. На корме было рулевое устройство. При помощи его кормчий направлял бег судна по воде. Под палубой находился вместительный трюм для товаров, а в палубных надстройках помещались капитан и команда – три десятка матросов. Высокая мачта корабля могла нести парус больший, чем у других торговых судов. Но и это, по отзыву знающих моряков, не могло объяснить необычайную краткость рейса «Артемиды».

Чем же все-таки объяснялась удивительная быстрота, с которой Де-мараг провел свое судно в дальние Афины и обратно? Уж не волшебство ли тут замешалось?

Вероятно, такого мнения был и верховный жрец Ольвии Гелон, потому что от него на судно явился храмовый прислужник и передал нав-клеру приказ – немедленно явиться к Гелону. Демарат, невысокий, худощавый, с курчавой бородкой и смеющимися черными глазами, не удивился приглашению. От своих матросов, побывавших на берегу, он уже знал, какие слухи ходят о нем по городу, Навклер собрался быстро. С ним отправились три тяжело нагруженных человека из экипажа судна. Выйдя на набережную, Демарат и его люди пошли к городским воротам.

Ольвия была расположена на правом берегу лимана, образованного рекой Гипанис[4] при ее впадении в Понт Эвксинский. История Ольвии в те времена насчитывала менее сотни лет.

Южная часть Балканского полуострова была невелика. Многочисленные греческие племена жили в этой стране, население ее постоянно возрастало, и многим эллинам приходилось покидать родину и искать пристанища на чужбине.

Мореплаватели-эллины основывали новые города исключительно на морских берегах. Города эти назывались колониями. Первые греческие колонии появились на западном берегу Малой Азии; одной из самых важных колоний был Милет.

Сделавшись большим цветущим городом, Милет сам стал отправлять колонистов на дальние берега Понта Эвксинского. Колонией Милета была и Ольвия, возникшая в начале VI века до нашей эры. К тому времени, когда начинается наш рассказ, Ольвия тоже сделалась богатым рабовладельческим городом-республикой.

Что такое город-республика?

На берегах Понта Эвксинского эллинские города далеко отстояли друг от друга, и их окружали области с чуждым, часто враждебным фракийским или скифским населением. Только постоянными междоусобиями фракийцев и скифов можно объяснить, что грекам удавалось захватывать кусочки берега и там основывать свои колонии, возводить укрепленные города.

Древнегреческий писатель Платон сравнивал эллинские колонии на Понте Эвксинском с лягушками, сидящими на берегу пруда. Он был совершенно прав. Лягушка занимает только тот клочок земли, на котором сидит. Так и греческие колонии владели лишь тем участком берега, который был заключен в городских стенах. И вот такая колония, состоявшая всего из одного города, была в то же время и государством. В городе-республике были свои законы, свое правительство и войско, чеканилась своя монета…

Конечно, самую тесную связь каждая колония держала со своей метрополией, то есть с тем городом, откуда когда-то приехали предки колонистов.

Для ольвиополитов метрополией был Милет; милетцы пользовались в Ольвии теми же правами, что и коренные граждане.

Не следует, однако, думать, что жители колоний вели торговлю только со своими метрополиями. Торговля была свободной со всеми государствами. Ольвиополит Демарат покупал и продавал свои товары и в Милете, и в Самосе, и в Коринфе, и во многих других портах. Последний его рейс, возбудивший так много толков, был совершен в столицу Аттики – Афины.

Вернемся к Демарату, который уже миновал ворота в высокой каменной стене, окружавшей Ольвию. Пройдя по улицам мимо красивых купеческих домов, он подошел к величественному храму, посвященному отцу богов Зевсу.

Секретными ходами прислужник провел Демарата и его матросов и небольшое, богато убранное помещение за святилищем, где ждал его жрец Гелон.

Прошли те времена, когда жрецы, подобно Блоку, обвивали вокруг шеи ядовитых змей и обвешивались амулетами. Теперь этого не требовалось. Религия прочно укоренилась в людском сознании, и в каждой стране жрецы были самыми почитаемыми людьми.

Гелон в длинной белой хламиде и золотом обруче, стягивавшем его седые волосы, держался очень важно, глядел сурово, как и подобало его высокому званию.

Демарат склонился перед жрецом в низком поклоне, матросы простерлись на полу. Навклер сделал им знак; оставив свою ношу, матросы вышли.

– Высокочтимый Гелон, любимый служитель богов, – заговорил Демарат. – Тебе, конечно, известно, что мое новое судно плавает по морям лишь второй год. Построил его мой двоюродный брат Тиманф, лучший кораблестроитель в Пирее. В прошлом году, испытывая мореходные качества судна, я плавал в Эгейском море, лишь на зимнюю стоянку привел «Артемиду» в Ольвию. Совершенный мною в этом году первый дальний рейс в Аттику и обратно показал мне и Тиманфу, сколь благосклонны боги к нашему общему детищу. Желая возблагодарить богов за их великие милости, я осмеливаюсь от лица моего и Тиманфа принести скромные дары к алтарю твоего храма, хотя мы с братом и сознаем все наше ничтожество…

Суровое лицо Гелона смягчилось.

– Боги снисходительны к тем смертным, которые чтят их. Они принимают и скромные дары, если их подносят от чистого сердца.

– Ты, мудрый Гелон, которому открыты мысли людей, можешь не сомневаться в чистоте наших намерений. Вот что я привез к алтарю Зевса из Аттики.

Демарат ловко развернул перед жрецом свертки дорогих тканей; он высыпал из костяной шкатулки горсть жемчужин, глухо стукнувших о полированную крышку стола. Широким жестом навклер показал на две большие амфоры, принесенные его людьми.

– Вот это старое вино, лучшее из виноградников Аттики, мы просим принять для возлияний богам.

Легкая краска удовольствия покрыла худые, впалые щеки Гелона: давно уже не получал он таких щедрых подарков.

Голос жреца был очень мягким, когда он заговорил:

– Странные слухи ходят по городу, сын мой, о том, будто твой корабль совершил свое плавание в Афины слишком быстро, и это наводит людей на нехорошие мысли… Демарат смело возразил:

– Но тебе, отец, читающему в сердцах людей, известно, можно ли заподозрить в дурных поступках меня, столь чтящего богов и их служителей?

Жрец поспешно ответил:

– О нет, сын мой, против тебя нельзя выдвинуть никаких обвинений. Мне совершенно ясно, что бог Эол, умилостивленный твоими обильными жертвами, был к тебе благосклонен и наполнял твой парус попутным ветром…

Демарат подхватил, слегка улыбаясь:

– Все так и было, как говорит твоя мудрость! Наш корабль от самой Ольвии и до Аттики мчался на крыльях ветра. Это было так необычайно, что мои матросы, бывалые люди, в страхе говорили: «Трудно нам придется на обратном пути: нас не пустит противный ветер!» Но что же ты думаешь, святой отец? Когда мы покончили торговые дела в Афинах и двинулись обратно на родину, принеся подобающие жертвы богам, ветер переменился и снова стал для нас попутным.

Жрец, слушая, качал головой:

– Так, так, сын мой! Ты можешь не обращать внимания на глупые слухи. Я сам… да, сам буду молиться богам, чтобы они и в следующем твоем плавании были так же милостивы к тебе…

– И если они будут так же милостивы, то снова получат не худшее воздаяние. – Демарат показал на подарки.

– Скоро ли ты отплывешь, почтенный Демарат? – поинтересовался Гелон.

– Думаю, дней через десять – двенадцать, как только окончу торговые дела. Не люблю засиживаться в портах. Я сын моря!

– Так иди же с миром, и да сопутствует тебе милость всемогущих богов!

Демарат вышел довольный: он знал, что власть жрецов надежно защитит его от любых обвинений. Теперь, чем чаще станет он совершать рейсы, тем больше подарков достанется от него Гелону, и в глазах жреца любая скорость «Артемиды» будет оправдана.

По приказу Гелона жрецы и храмовые прислужники вступали в разговоры на рынках и в порту и всюду доказывали, что в быстром переходе «Артемиды» из Ольвии в Афины и обратно нет ничего необычайного, потому что навклер Демарат – любимец Эола. Не все верили этому объяснению. Владелец нескольких кораблей Хрисостом приказал своему домоправителю Менодору выведать тайну «Артемиды» у членов ее экипажа. Менодор, встретив матроса Каллимаха, зазвал его к себе и выставил угощение. Когда Каллимах выпил достаточное количество хиосского вина, домоправитель осторожно приступил к расспросам.

– А, ты хочешь узнать нашу тайну? – пьяно усмехнулся матрос. – Изволь, расскажу. Вот как это было… (Менодор навострил уши.) Доплыли это мы, значит, до Сигея, стали вечером на якорь и после тяжелой работы все уснули мертвым сном. Просыпаемся, смотрим на берег и глазам своим не верим – Пирей. Протерли мы глаза, выпили для просветления мозгов по чаше вина, как сейчас мы с тобой, – оказывается, мы действительно в афинской гавани!

Менодор принужденно рассмеялся:

– Да ты мастер басни сплетать, приятель!

– Не веришь? – ухмыльнулся матрос. – Ну, слушай, вот тебе истинная правда. Наш капитан – великий искусник. Он велел нам наловить дельфинов, сделал для них упряжки и…

Менодор в негодовании выпроводил матроса. Уходя, Каллимах насмешливо бросил:

– Зелен ты еще, молодец, со старым матросом тягаться!

Так же безуспешно окончились попытки других ольвиополитов выведать от членов экипажа «Артемиды» их секрет.

Был у странного судна и другой секрет. Владелец «Артемиды» закупал оружие: мечи, кинжалы, наконечники для копий, щиты. Ольвийские оружейники были очень довольны. Демарат скупил у них все запасы и, что было самое важное, не придирался к качеству товара. Он забирал даже заваль, которая скопилась у оружейников за многие годы.

На вопрос, куда предназначается столько оружия, навклер не давал ответа. Но за это купцы на него не обижались/ каждый торговый человек имеет свои маленькие тайны. Они понимали, что Демарат хорошо заработает на этом товаре и сочувствовали ему: ведь он и им дал хорошо заработать.

В назначенный срок судно Демарата покинуло Ольвию, а две тайны «Артемиды-охотницы» так и остались нераскрытыми.

Но читатель сейчас узнает, для кого и зачем навклер Демарат приобрел так много оружия, увязанного в аккуратные пачки и запрятанного на дне трюма под грудами кож и мешками зерна.

В то время, когда начинается наш рассказ, Афинским государством, или Аттикой, правил Гиппий, сын Писистрата, первого афинского тирана. Власть над Афинами перешла к Гиппию и его брату Гиппарху после смерти отца в 527 году до нашей эры. В 514 году Гиппарх был убит заговорщиками, и Гиппий остался единоличным правителем страны.

Народ Аттики, демос, как называли его греки, не хотел оставаться под владычеством тирана, он боролся за демократию, за народное правление. Надо только сказать, что у эллинов под словом «демос» подразумевался не весь народ, а «свободные граждане». Рабы и вольноотпущенники, то есть рабы, отпущенные на волю, не были демосом. Демос составляли мелкие землевладельцы, ремесленники, небогатые торговцы.

Наиболее сплоченной частью аттического населения были паралии.

Паралиями назывались обитатели прибрежной полосы Аттики: мореходы, рыболовы, кораблестроители, ремесленники, свивавшие веревки для снастей и ткавшие материю для парусов, – словом, люди всяких занятий, так или иначе связанных с морем. Паралии жили в Пирее. Фалере и других гаванях Аттики. Они-то и готовили восстание против Гиппия.

Власть тирана, казавшаяся сильной, в сущности была не очень прочна, она держалась исключительно на мечах и копьях сравнительно немногочисленных наемников. Если бы восставшим паралиям удалось неожиданно ворваться в Афины, то весь демос столицы поднялся бы против ненавистного тирана и тиран был бы свергнут.

Во главе заговорщиков стоял пирейский кораблестроитель Тиманф, двоюродный брат Демарата. И это по поручению Тиманфа, на деньги. собранные паралиями, навклер закупил оружие в Ольвии и вез его в Аттику.

А теперь, узнав эту важную тайну Демарата, посмотрим, что делалось в это время в Аттике.

Цена предательства

На пологом склоне долины, затерянной среди гор, в густой дубовой роще расположилась группа людей. По их взволнованным лицам, по тихим словам, которыми они изредка обменивались между собой, тайный наблюдатель легко догадался бы, что эти люди от кого-то скрываются и боятся погони. Кто они были?

Среди паралиев нашелся предатель – богатый торговец парусиной Горгий. Прельщаемый возможностью получить громадную награду, Горгий раскрыл тирану тайну восстания, которое должно было осуществиться в конце гекатомбеона[5]. Перечисляя имена руководителей, предатель в первую очередь указал на Тиманфа, любимца и избранника паралиев, которому они доверили честь стать вождем в народной борьбе с тираном.

И Тиманф со своей семьей и его ближайшие друзья скрывались в уединенной долине, ожидая ночи, чтобы продолжать дальнейший путь. Как же случилось, что они ускользнули из рук тирана, который готовил им жестокую казнь? За это спасенные были обязаны вечной благодарностью Баллуру.

Если бы не существовало десяти столетий, отделявших вождя кру-минов Фаттара от скифа Баллура, беглого раба из охраны Гиппия, если бы можно было поставить их рядом, то зритель изумился бы сходству между ними. Тот же громадный рост, та же ширина плеч и сила мускулов, те же черты лица, точно у братьев-близнецов. Только у Фаттара волосы были черные и длинные, а у Баллура – белокурые, коротко остриженные.

Это исключительное сходство объяснялось, однако, просто. Когда скифы из пустынь Азии явились в причерноморские степи, они покорили племя круминов, и побежденные смешались с победителями. Скиф-кочевник женился на девушке из рода Фаттара. Через тысячелетие причудница природа воспроизвела в облике Баллура облик его отдаленного предка Фаттара.

Баллуру было около сорока лет. Взятый в плен в битве с фракийцами лет десять назад и перепродаваемый из рук в руки, он попал, наконец, в Афины и был куплен в личную охрану Гиппия, состоявшую из скифов. Знакомство Баллура с Тиманфом состоялось так. В свободные от дежурства часы скиф любил ходить в Пирей и купаться в бухте. Ласковый плеск эгейских волн, легко набегавших на берег, напоминал скифу шум других вод – вод родного Понта Эвксинского. С каким восторгом понесся бы Баллур на родину, к тоскующим жене и сыну, но далека была родина! На пути к ней лежали враждебные страны и обширные моря…

Однажды Баллур спускался к бухте ранним утром. Вокруг было еще пустынно, и только веселая стайка мальчишек оживляла побережье.

Баллур шел, задумчиво склонив голову, как вдруг беззаботное щебетание ребят сменилось криками тревоги и ужаса.

Скиф поднял голову: один из детей вдруг захлебнулся и начал тонуть.

В несколько прыжков Баллур был у берега и, не раздеваясь, бросился в воду. Он вынес из воды черноглазого, кудрявого ребенка, почти потерявшего сознание от страха.

– Чей это? – спросил Баллур у мальчишек: за годы плена он научился хорошо говорить по-гречески.

– Это Тиманфа… Кораблестроителя Тиманфа сын… Вон там он живет, недалеко от берега, – перебивая друг друга, закричали ребята.

– Показывайте дорогу.

В одежде, с которой еще струилась вода, Баллур внес спасенного мальчугана в дом Тиманфа. Тиманф, жена его Эвротея, старший сын Периандр суетились вокруг могучего скифа, предлагали ему другую одежду, пока высохнет его собственная, подносили кубки с вином…

С тех пор началась тесная дружба Баллура с семьей Тиманфа. Скиф полюбил Филиппа, веселая болтовня которого напоминала Баллуру о покинутом сыне. А мальчик крепко привязался к своему спасителю, который никогда не приходил в дом Тиманфа без игрушек: то приносил маленький лук и стрелы, то меч, выстроганный из крепкого дерева, то искусно сплетенную клетку для птиц… Баллур знал о готовящемся восстании паралиев. Свержение тирана Гиппия и ему сулило свободу.

По счастливой случайности, Баллур нес внутреннюю охрану во дворце Гиппия как раз в тот вечер, когда предатель Горгий явился с доносом к тирану.

Скиф знал Горгия как одного из самых пылких заговорщиков. Его неожиданное появление в неурочный час навело Баллура на страшное подозрение. Рискуя жизнью, он подкрался к занавесу, отделявшему тот покой, где тиран принял Горгия, и стал подслушивать.

Рассыпав многочисленные уверения в преданности Гиппию, доносчик раскрыл тайну готовящегося восстания паралиев.

– Кто возглавляет заговор? – гневно спросил тиран.

– Высокий и могущественный повелитель, во главе его стоит кораблестроитель Тиманф…

– Тиманф! – Тиран побагровел от ярости. – Я знаю это имя! Это любимец паралиев, которого они громко приветствовали в моем присутствии, в то время как для меня, Гиппия, сына божественного Писистрата, у них не нашлось ни одного хвалебного возгласа!.. Но я раздавлю своей пятой голову этой змеи! Тиманф погибнет мучительной смертью! Кто его сообщники?

– Их много, божественный Гиппий, я могу назвать десятки и сотни заговорщиков. Главные помощники Тиманфа – Феаген, Гелланик и Андротион.

– Феаген, Гелланик и Андротион… Я запечатлею в сердце эти презренные имена! А остальными не хочу отягощать свою память. Занеси их в список, вручи список мне, и награда твоя будет велика! Завтра, едва наступит рассвет, все эти собаки, осмелившиеся посягнуть на мою власть, будут в тюрьме и выйдут из нее только на гибель…

Все клокотало в груди Баллура, когда он слушал этот разговор. Что сделать, как спасти друзей?

Ворваться в соседний покой и пронзить кинжалом грудь тирана? Но скифский обычай, свято хранимый Баллуром на чужбине, требовал уважать жизнь человека, под чьим кровом находишься, чей хлеб ешь… Правда, под этот кров скиф попал против своей воли, но все равно убийство хозяина в глазах Баллура было таким же предательством, как предательство презренного Горгия. Поразить из-за угла человека, который доверил тебе охрану своей безопасности?!. Нет, Баллур поступит по-другому, он сам сполна заплатит доносчику цену предательства.

Едва эти мысли промелькнули в голове скифа, как по другую сторону занавеса прозвучали слова:

– Иди и возвращайся быстрее, я буду ждать тебя!

Баллур едва успел перебежать зал и стать у выхода в спокойной позе стража, как из покоев Гиппия вышел Горгий:

– Скажи, почтенный страж, где здесь найти письменные принадлежности?

Скиф, скрывая ярость, ответил:

– Иди за мной, я отведу тебя к дворцовому писцу, там найдешь все, что тебе нужно.

Баллур повел Горгия через длинный ряд слабо освещенных покоев, где редко попадались придворные тирана или воины-скифы из его личной охраны.

Заведя предателя в пустую уединенную комнату, Баллур воскликнул:

– Вот твоя награда, предатель!

Великан сжал горло доносчика, и Горгий свалился мертвым. Спрятав его труп в нише окна, скиф покинул дворец тайным ходом, известным лишь воинам охраны. Теперь только быстрота могла спасти вождей восстания.

Пройдет немного времени, и Горгия начнут искать. Его труп, без сомнения, найдут, исчезновение Баллура будет замечено. Сопоставив эти факты, тиран поймет, кто и с какой целью задушил Горгия, и не станет ждать утра, чтобы схватить тех, кого успел назвать предатель.

В поисках убежища

Баллур проскочил сквозь городские ворота в тот момент, когда их уже закрывали, и побежал по каменистой дороге. От Афин до Пирея расстояние невелико, около сорока стадиев. Быстроногий воин одолел его за полчаса и стремительно ворвался в дом Тиманфа.

При слабом свете лампады, заправленной оливковым маслом, Тиманф и его друзья Гелланик, Андротион и Феаген обсуждали план восстания.

– Друзья, измена! – вскричал взволнованный, запыхавшийся Баллур. – Вас предал Горгий!

– Памфил был прав, когда предостерегал нас от этой гадины, – пробормотал потрясенный Тиманф, чернобородый человек среднего роста с красивым строгим лицом. – Но не время для сожалений. Кого назвал предатель?

– Пока только вас, здесь находящихся…

– Но он может назвать и других, – воскликнул молодой широкоплечий и стройный Феаген, рыбак.

– Он больше никого не назовет, – мрачно отозвался скиф, сжав вместе огромные ладони.

– Ты убил его?

Баллур утвердительно кивнул головой.

– Хвала богам! Значит, опасность грозит лишь нам?

– Да! Но опасность страшная, надо бежать немедленно, потому что сюда вот-вот явятся враги!

Начались поспешные сборы. Забирали продовольствие, одежду, деньги, какие имелись в доме… Тиманф дал важное поручение шестнадцатилетнему Периандру:

– Беги, сын мой, к Памфилу, расскажи ему, что случилось. Пусть он предупредит всех друзей. От Памфила сюда не возвращайся, а приходи прямо на берег, где стоит наша лодка…

Эфеб[6], гордый важным поручением, немедленно отправился выполнять его. Остальные, закончив приготовления, также покинули дом. Тиманф вышел последним и оглянулся с грустью на жилище отцов: он знал, что утром здесь не останется камня на камне…

Перед Тиманфом шла печальная Эвротея, ведя за руку маленького Филиппа.

Уверенный в том, что если он сам ускользнет, то месть тирана падет на его семью, Тиманф решил взять жену и детей с собой. Гелла-ник, Андротион и Феаген не были женаты, им нужно было позаботиться только о собственной безопасности.

К маленькой группе беглецов примкнул и Баллур. Своим отважным поступком он отрезал себе возвращение во дворец тирана, и – отныне его судьба была связана с судьбой Тиманфа.

Скрывая оружие под складками одежды, беглецы прошли к причалу.

– Лодка Тиманфа! – воскликнул горячий Феаген. – Вот она, поплывем на Саламин или Эгину…[7]

– Нет, – сказал Тиманф. – Завтра флот тирана обыщет все море, все близлежащие острова… Сейчас наше спасение в горах! Позднее, когда ослабеет бдительность наемников Гиппия, когда вернется из Ольвии Демарат, тогда мы доверим свою жизнь морю, но не теперь…

Согласившись с Тиманфом, решили бежать в горы. Явился Пери-андр: он выполнил приказ отца. Сели в лодку, поплыли вдоль берега и за несколько стадиев от поселка высадились на пустынном берегу. Оставив Афины справа, беглецы пошли через обширную оливковую рощу.

Шли всю ночь. К рассвету Эвротея уже еле брела, опираясь на руку мужа. На все предложения отдохнуть она отвечала отказом: останавливаться, пока не найдено более или менее надежное убежище, было опасно. Только в глухой долине, среди дубравы, опустилась на землю эта сильная духом женщина.

Нуждались в длительном отдыхе и остальные путники. Лишь Тиманф и Баллур целый день так и не сомкнули глаз, чутко прислушиваясь ко всякому шороху.

К вечеру, собравшись тесным кружком, принялись за трапезу. Поели холодной рыбы и плодов, выпили виноградного вина из меха, принесенного молодым Феагеном, и тронулись в путь – искать надежное убежище.

Покинув долину, опять шли целую ночь, стараясь оставить между собой и возможными преследователями как можно большее расстояние. Перед рассветом беглецы оказались у входа в угрюмое каменистое ущелье, каких много было в горах Эллады. По дну ущелья бежал прозрачный ручей. Следуя советам Баллура, пошли по воде, чтобы скрыть следы на случай, если их будут искать с собаками.

После того как было пройдено около трех десятков стадиев, внимание Баллура привлекло зеленое пятно на крутом каменистом склоне ущелья.

Там, за кустами фриганы, оказался вход в пещеру. О лучшем убежище едва ли можно было мечтать.

Выводя людей из ручья, скиф натер подошвы их обуви диким чесноком, предусмотрительно нарванным по дороге.

Теперь даже собаки не отыщут их следов.

Пещера оказалась тесноватой, но все же вместила всех путников. Очистив пол от камней, беглецы, утомленные двумя долгими переходами, крепко заснули – все, кроме неутомимого Баллура. Скиф отправился по воде к тому месту, где они вошли в ручей. Там он обулся и часа три ходил по горам и долинам, путая следы, как заяц, чующий погоню. Потом снял сандалии, натер чесноком подошвы и направился к пещере.

– Теперь никакие собаки не разыщут нас, если только их не надоумит сам бог Гермес, – ухмыляясь, сказал великан. – Но вряд ли он станет думать о таких ничтожных людях, как мы.

Добравшись до убежища, Баллур лег у входа, положив возле себя меч и кинжал, и уснул мертвым сном: и его, наконец, сморила усталость!

Паралий Памфил

Потянулись унылые дни вынужденного заключения в тесной, душной пещере. Тиманф и Баллур, ставший в этих трудных обстоятельствах его главным помощником, никому не позволяли выходить из пещеры днем, и только ночью разрешалось бродить по ущелью, чтобы размять ноги. Но и тогда скиф не забывал натирать обувь и даже руки своих товарищей пахучим чесноком.

Припасов было захвачено немного. К счастью, в одну из ночных прогулок Баллур встретился на тесной тропинке с диким вепрем. Горбатый щетинистый зверь, уверенный в своей силе, яростно напал на врага, но схватка окончилась в пользу могучего скифа.

Ночью костер был разведен в глубине пещеры, чтобы его отблеск не привлек враждебного внимания. Беглецы вдоволь наелись жареной свинины.

Прожив в пещере дней десять, Тиманф решил сообщить о своем местопребывании Памфилу.

Канатный мастер Памфил, человек большого ума и прозорливости, несколько лет назад лишился ног. Прикованный к месту, он не выходил из дому, но друзья часто навещали его1, и он знал, что происходит в Аттике. Как все паралии, он ненавидел тирана и присоединился к заговорщикам. Своими умными советами он часто помогал Тиманфу. И теперь Тиманф и его друзья рассчитывали, что проницательный и находчивый Памфил сумеет помочь им в их трудном положении. Они понимали, что в пещере долго не прожить: голод выгонит их оттуда даже до наступления зимних холодов. Пробираться по сухопутью на север, в Беотию, или на запад, в Коринф, со слабой женщиной и ребенком было трудно и опасно: их могли перехватить шпионы и наемники Гиппия. Путь спасения был один – море.

Читатель уже знает, что оружие, которое Демарат закупал в Ольвии. предназначалось для паралиев, когда они вступят в открытую борьбу с тираном.

Восстание не могло начаться раньше возвращения Демарата с грузом оружия, а «Артемиду-охотницу» ожидали в конце гекатомбеона.

Тиманф помнил каждое слово из разговора с Демаратом перед его отплытием в Ольвию: это было в начале месяца мунихиона[8]. Демарат утверждал, будто затратил на весь путь от Ольвии до Пирея всего-навсего двадцать шесть дней. Это показалось Тиманфу настолько невероятным, что он принял слова двоюродного брата за шутку, вложенную ему в уста богом Вакхом[9]: ведь разговор шел за кубками старого вина.

В ответ на сомнения Тиманфа навклер стал уверять с лукавой улыбкой, будто он нашел какой-то особенный секрет управления кораблем.

– Тогда открой мне его! – сказал Тимайф.

Демарат со странной усмешкой ответил:

– Пока я жив, моей тайны не узнает никто, кроме тебя, потому что ты один заслужил это.

– Чем?

– Чем? Разве, строя мне в прошлом году «Артемиду», не ты вывел наружу продольный брус, к которому крепятся ребра судна, в то время как у всех наших кораблей этот брус скрыт внутри в трюме?

– Да, я сделал это, – согласился Тиманф. – Я считал, что, выведя брус наружу, я дам кораблю больше устойчивости и он станет лучше рассекать воду…[10]

– Все это так, брат мой, ты не ошибся, но сделал даже больше, чем рассчитывал: ты дал мне могучее оружие для борьбы с водной стихией. Правда, я не сразу научился пользоваться им. Начать с того, что «Артемида» шла под парусом совсем не так, как обычные корабли: она, словно живое существо, старалась вырвать из моих рук руль. Ее поведение было для меня загадочным, но теперь загадки разгаданы, и я берусь совершить дальний рейс вдвое быстрее любого другого судна.

Тиманф сказал:

– Помни, что, беря на себя обязательство доставить нам оружие к концу гекатомбеона, ты отвечаешь за судьбу восстания.

Серьезно, без обычной улыбки Демарат ответил:

– Разве в таком деле возможно легкомыслие? Если боги не пошлют мне гибель в пути, то к назначенному сроку оружие у вас будет, а тайну «Артемиды» ты узнаешь, когда совершишь первое плавание на моем корабле.

Так закончился этот важнейший разговор.

Шла последняя декада[11] таргелиона[12]. До обещанного возвращения «Артемиды» оставалось около месяца.

Теперь, когда можно было предположить, что бдительность соглядатаев Гиппия несколько утихла, надо было установить связь с Памфи-лом, а через него заблаговременно предупредить Демарата о провале восстания, Тиманф не сомневался, что надсмотрщики в гавани особенно старательно обшаривают каждое входящее туда судно, и, если у навклера обнаружат его опасный груз, Демарат погибнет.

Кого же отправить в Пирей? О Баллуре не приходилось даже думать: раба, обманувшего доверие тирана, разыскивают, конечно, с таким же усердием, как самого Тиманфа.

Андротион и Гелланик наперебой оспаривали друг у друга опасное поручение, но внезапно вскочил юный Периандр.

– Отец, отправь меня! – горячо воскликнул он. – Соглядатаи Гип-пия внимательно присматриваются к каждому взрослому, но какое им дело до мальчишки? А я, клянусь Зевсом-странноприимцем, не хуже другого исполню твое поручение!

– Сами боги вложили в уста эфеба эти слова! – взволнованно согласился Гелланик, и взоры всех мужчин обратились к Эвротее.

Взглянув на похудевшее от забот лицо мужа, на маленького Филиппа, лежавшего у входа в пещеру, женщина сказала:

– Мне ли противиться воле богов? Если это нужно для общего блага, Периандр пойдет!

– А я сделаю его путешествие безопасным, насколько это в моих силах. – добавил Баллур.

Из своего нижнего платья скиф выкроил для Периандра грубый хитон, какие носили рабы. Острым кинжалом небрежно срезал пышные кудри Периандра. Побродив по горному склону, скиф вернулся с пучком травы, молочный сок которой быстро желтел на воздухе. Этим соком он старательно натер юноше лицо, руки и ноги. И на глазах зрителей произошло чудо: вместо жизнерадостного Периандра перед ними стоял изможденный трудом и недоеданием желтолицый раб-ливиец.

Пораженная Эвротея даже всхлипнула:

– Сын мой, я не узнаю тебя! Передо мной не ты, а твоя истомленная тень, вернувшаяся из мрачных областей Аида![13]

Баллур весело потер руки.

Периандр заговорил глухим голосом с ливийским акцентом:

– Добрый господин, я раб почтенного Анаксимена, он отправил меня в город купить масла для возлияний на домашний алтарь богини Афины…

– Чудесно! – сказал Тиманф. – Тебя не разоблачит и самый близкий друг. Басня, которую ты сейчас сложил, вполне годится. Вот деньги. – Он дал сыну несколько серебряных монеток. – Выйдешь ночью, а достигнешь населенных мест – смело иди днем. Если будешь скрываться вблизи от Афин или Пирея, это может возбудить подозрения.

К Памфилу в дом постарайся проникнуть незаметно. Что ему сказать, ты знаешь. Самое главное – предупредить Демарата. Возвращаясь сюда, захвати сколько сможешь пищи: в нашем положении важна каждая малость.

Выслушав последние отцовские наставления, приняв благословение матери и поцеловав маленького Филиппа, эфеб закинул за плечи холщовую котомку со скромной провизией, взял пустой кувшин из-под масла и смело отправился в путь.

План спасения

Прошло пять дней. Особенно тяжел был последний, пятый, день. Эв-ротея то молилась олимпийским богам, то оплакивала сына, в возможность возвращения которого она уже не верила. Напрасно уговаривал ее Тиманф; у него и самого на душе было смутно: мало ли какие ошибки мог допустить неопытный юноша. Гелланик, Феаген и Андротион укоряли себя за то, что согласились на самоотверженное предложение Пе-риандра.

Но на исходе ночи из глубины ущелья донесся условный свист. Тиманф и Баллур, бодрствовавшие у входа в пещеру, мгновенно выскочили и удивление остановились: по склону ущелья поднимались двое. Но тревога оставила их, когда послышался веселый голос Периандра:

– Со мной друг!

Спутником Периандра оказался пятнадцатилетний Филофей, сын Памфила. Оба юноши тащили за спинами мешки с обильным запасом провизии, посланной Памфилом.

Вот какие новости узнал от Филофея Тиманф.

На исходе ночи их бегства Пирей иаводнили наемники Гиппия. Среди них было три-четыре скифа, очевидно посланных, чтобы опознать Баллура. То, что тиран оставил при себе весь скифский отряд, означало, что он потерял прежнюю уверенность и боится за свою безопасность. А быть может, Гиппий уже не надеялся на скифов? Что же, и это было хорошо.

Люди Гиппия врывались в дома, искали оружие, но ничего не нашли. За те немногие часы, что были в его распоряжении, Памфил успел предупредить об опасности не только пирейцев, но даже жителей Фалера и Мунихии. Филофей обежал несколько соседних домов. Оттуда с вестью о предательстве Горгия отправились в соседние кварталы поселка сразу полтора десятка гонцов. Число гонцов росло, как катящаяся с гор лавина. Мужчины и юноши скользили по улицам, словно тени, и тотчас же после их прихода в домах, где жили заговорщики, скрывалось в заранее приготовленных тайниках оружие.

На обвинения людей Гиппия пирейцы дерзко смеялись.

– Мы —заговорщики? Мы, так любящие божественного Гиппия? Кто свидетель этого? Поставьте его перед нами, и пусть он посмотри-г нам в глаза и повторит свое утверждение под клятвой!

Но единственный свидетель лежал во дворце Гиппия мертвый, с распухшим, посиневшим лицом. Он уже больше никого не обвинит…

Как и предвидел Тиманф, его дом, как и скромные жилища Андро-тиона, Феагена и Гелланика, был разрушен. Этим пока н ограничилась месть тирана. Из жителей Пирея не взяли никого.

Позже Памфил узнал, что Тиманфа и его друзей искали и на море и на суше. По их следу были пущены собаки, но розыски окончились неудачей благодаря мудрой предусмотрительности скифа. За поимку вождей восстания была назначена большая награда, но, кроме убитого Горгия, предателей среди паралиев не было.

Судно Демарата, как и следовало ожидать, еще не прибыло ни в Пирей, ни в Фалер. В этом лично удостоверился побывавший там Фило-фей.

Юноши отправились в горы, неся изрядный запас провизии. Кроме того, Филофей должен был сообщить Тиманфу план бегства из Аттики, выработанный Памфилом и оставшимися в Пирее друзьями.

Садиться на судно в Пирее было невозможно: появление Тяманфа и его спутников безусловно заметят шпионы Гиппия, и беглецов схватят. Посадку совершат в Мегарах.

Небольшое государство Мегары было расположено к западу от Аттики. Соседи часто воевали, и Писистрат во время своего правления отобрал у мегарян их гавань Нисею.

Мегаряне вряд ли осмелятся предоставить на длительное время убежище врагам могущественного афинского тирана, но, конечно, не помешают Тиманфу и его друзьям сесть на ольвийское судно. Весь вопрос был в том, как добраться до Мегар. По сухопутью идти далеко и опасно, тем более что по дороге придется огибать Афины и пересекать густонаселенную местность.

Памфил решил переправить беглецов в мегарские воды морем. Навклер Демарат (который теперь явится в Пирей без груза оружия) заявит портовым властям, что отплывает на юго-восток, на остров Милос. В открытом море он изменит курс и направится на запад. Обогнув остров Саламин с юга и миновав принадлежащую афинянам Нисейскую гавань, Демарат бросит якоря в недалеком расстоянии от мегарского берега и станет ждать беглецов. Рыбаки переправят туда Тиманфа и его друзей. Конечно, на лодки придется садиться не в Пирее, а где-нибудь западнее, на пустынном берегу, в окрестностях Фалера, в глухое предрассветное время, когда обычно отправляются на ловлю рыбаки.

План Памфила был опасен, но ничего лучшего придумать не могли.

Поручив Филофею передать отцу самую горячую благодарность, Тиманф отпустил юношу. Теперь Филофей знает дорогу к их убежищу, и, когда придет время, он явится за ними и проведет в окрестности Фалера, где их будут ждать рыбачьи лодки. Частое сообщение с пещерой Тиманфа опасно, и поэтому беглецы до ухода из ущелья должны продержаться с теми съестными припасами, которые прислал им Памфил.

Под маской рабов

После ухода Филофея в пещере снова потянулись дни тоскливого ожидания. Все теперь зависело от того, как быстро Демарат сделает переход из Ольвии в Пирей. Если его прибытие замедлится, беглецов либо ждет голодная смерть, либо кому-либо из них придется с большой опасностью отправляться за съестными припасами.

Чтобы занять своих мальчиков, Эвротея рассказывала им древние легенды о богах и героях, а знала их почтенная матрона немало: недаром она была дочерью известного в Аттике рапсода[14] Лизимаха.

Ночью Баллур бродил с Тиманфом по ущелью, обучая его смиренной походке раба – с опущенной головой, с глазами, устремленными в землю, с безвольно висящими руками. Свободный гражданин Пирея с трудом усваивал уроки Баллура.

Прошло уже двадцать два дня, а Филофей все не появлялся.

Может быть, Филофея схватили, когда он возвращался из ущелья? Может быть, он попался шпионам Гиппия уже на обратном пути, когда шел за Тиманфом и его спутниками?

А может быть – это казалось самым вероятным, «о и самым страшным, – может быть, с «Артемидой» что-нибудь случилось во время далекого плавания и она никогда не придет в Аттику.

Они изголодались до крайности. В последние дни им пришлось питаться только диким чесноком и другими съедобными травами, которые собирал Баллур. Лишь для Эвротеи и Филиппа оставили немного пищи из тех запасов, что принесли Периандр с Филофеем. Еще несколько дней – и беглецы начнут медленно умирать от истощения…

Но на двадцать третий день Филофей явился. Его встретили с радостью, которую невозможно описать.

Оказалось, что ожидаемый корабль Демарата прибыл несколько-дней назад. «Артемида» вошла в гавань Пирея без своего опасного груза.

В течение многих дней и ночей десятки людей из Пирея и Фалера бороздили море вдали от берегов, притворяясь, что ловят рыбу. На самом же деле они сторожили приближение «Артемиды».

Демарат был вовремя предупрежден об опасности. Его матросы обвязали тюки с оружием веревками, а на свободных концах аеревок сделали петли. Один из рыбаков указал Демарату хорошо знакомую ему отмель, где он всегда ловил рыбу. Глубина в этом месте не превышала десяти—двенадцати локтей. Туда и был бережно опущен драгоценный груз. Когда придет время вынуть спрятанное оружие, ловкий ныряльщик ухватит веревку за петлю, поднимется с ней на поверхность воды, и груз будет поднят на лодку.

Надсмотрщики Гиппия не обнаружили на «Артемиде» ничего запретного: зерно, шерсть, кожи – товары, всегда привозимые с северного побережья Понта Эвксинского.

Чтобы не возбудить подозрений у портовых властей, Демарат не мог немедленно пуститься в обратный путь. Дня четыре пришлось посвятить торговым делам.

Навклер распродал свои товары за полцены. Он кое-как, для видимости, нагрузил судно всем, что попалось под руку, и, как было условлено, заявил, что отправляется на Милос. Демарат будет ждать беглецов за Нисеей.

Слушая рассказ Филофея, голодные люди жадно смотрели на принесенный им мешок: без сомнения, в нем пища. Им пришлось разочароваться: продукты в мешке оказались, но их было не так много. Мешок был наполнен одеждой рабов, которую должны были надеть Тиманф, члены его семьи и друзья. Так им легче будет обмануть соглядатаев Гиппия, наводнивших все дороги. Но, что, очень удивило Тиманфа, – в мешке не оказалось рабского одеяния для великана скифа. – Эй, Мадис, иди, взгляни – это из ваших?

Мадис, бывший товарищ Баллура по отряду телохранителей, вышел вперед и остановился перед беглецами. Баллур ни на мгновение не сомневался, что Мадис узнал его в густом сумраке наступившей ночи. Они спали рядом в течение нескольких лет, вместе мечтали о свободе и проклинали судьбу, сделавшую их рабами.

Что сделает Мадис? Боясь ответственности, предаст ли старого друга, соплеменника?..

Мадис не предал. Сделав вид, что он всматривается в лицо Баллура, сказал:

– Это Лунин, он действительно выполняет приказ домоправителя божественного Гиппия.

Сотник небрежно кивнул Баллуру:

– Иди!

Греческий отряд двинулся к горам, а Мадис весело крикнул вслед беглецам:

– Лупин, передай товарищам, чтобы завтра меня не ждали. Мы напали на след Тиманфа, укрывающегося в горах, и не возвратимся в Афины без этого проклятого мятежника!

Неизмеримую благодарность к великодушному скифу почувствовали Тиманф и его друзья.

Больше приключений не было, и в предрассветной темноте беглецы по двое разместились в четырех рыбачьих лодках, под грудами сетей. Лодки при благоприятном ветре двинулись в открытое море, на запад, к берегам Саламина.

После краткого совета с рыбаками решено было огибать Саламин с юга, как хотел сделать и Демарат.

Обходить остров с севера, по узкому извилистому проливу, отделявшему Саламин от материка, было опасно: надсмотрщики Гиппия могли заинтересоваться подозрительной флотилией, направлявшейся в Ме-гары.

Плавание проходило благополучно. Держась вдали от берегов, лодки сначала шли под парусами, а когда попутный ветер утих, рыбаки стали грести. В гребле им помогали и пассажиры, выбравшиеся из-под сетей.

Около полудня маленькая флотилия миновала западный берег Саламина и повернула на север, к Месарам. На счастье беглецов, море было пустынно: ни одна триера не встретилась на пути, не попадались и торговые суда.

Эвротея вознесла бесчисленное множество молений к богам-олимпийцам, обещая им богатые жертвы, если рискованное плавание увенчается успехом.

Тиманф вылил в воду кувшинчик масла и опустил золотую монету в жертву властителю морей Посейдону, чтобы тот не наслал на странников бурю.

К вечеру показался берег и на нем белые дома Нисеи. Вероятно, рыбаки, ободренные удачей и хорошей погодой, несколько забыли о благоразумии и слишком приблизились к гавани, потому что оттуда выплыли две большие лодки и двинулись им наперерез.

– Надсмотрщики Гиппия! – воскликнул, побледнев, Ксенофан, старший из рыбаков. – Да хранят нас всемогущие боги!

Скрываться под сетями было бессмысленно: наемники тирана обязательно все переворошат в лодках. Оставалось одно: бежать, надеясь, что судно Демарата не слишком далеко и что они успеют добраться до него, опередив погоню.

Началась бешеная гребля. Лодки шли невдалеке одна от другой, и Тиманф громко ободрял рыбаков и своих спутников. Он греб с отчаянной энергией, а Эвротея с обезумевшим от страха лицом взывала к богам.

Люди Гиппия вначале не очень спешили: они хотели осмотреть лодки лишь для очистки совести. Но, увидев, что флотилия прибавила ходу, в свою очередь налегли на весла. Их лодки были шестивесельными, а рыбаки располагали только четырьмя веслами на каждом суденышке.

Перевес был за преследователями. Расстояние между ними и погоней быстро сокращалось, но в это время Периандр радостно закричал:

– «Артемида»!

До ольвийского корабля было еще около двух десятков стадиев. Воодушевленные беглецы так ударили, веслами, что лодки, пеня воду, ринулись вперед. Но и преследователи, видимо рассчитывая на богатую добычу, удвоили усилия.

Четыре, три, два, один стадий… Только полстадия, наконец, отделяло беглецов от преследователей, и на нисейских лодках уже поднялись воины, размахивая мечами.

Тиманф готов был отдать приказ бросить греблю, схватиться за оружие и вступить в неравную битву, но корабль Демарата двинулся под веслами навстречу флотилии Тиманфа.

Свободные от гребли матросы во главе с капитаном, грозя мечами и копьями преследователям, ободряли беглецов. Видя, что соотношение сил изменилось не в их пользу, люди Гиппия сначала замедлили ход своих лодок, а потом и вовсе повернули назад, сопровождаемые насмешками ольвиополитов.

Фалерские рыбаки согнулись над веслами, благоразумно скрывая лица от нисейцев: ведь им, рыбакам, еще предстояло возвращение в Аттику.

Беглецы поспешно поднялись на борт. Тиманф и Демарат упали в объятия друг друга. Эвротея, прижимая к себе Филиппа, рыдала от радости.

Матросы «Артемиды», окружив Баллура, Периандра и остальных, хлопали их по плечу, дружески целовали, поздравляли с избавлением от опасности.

Отстранив от себя Тиманфа, Демарат горестно оглядел брата. Немногим более двух месяцев назад они расстались, а какая перемена! Тиманф, вождь и любимец паралиев, борец за их свободу, потерпел крушение своих замыслов почти накануне их осуществления. Он вынужден покинуть родину, и, быть может, надолго. Вот он стоит в одежде раба, с небрежно срезанными волосами, исхудалый и постаревший. На глазах у Демарата – навернулись слезы. – О брат мой, – воскликнул моряк, – как жестоко подшутила над тобой судьба!

– Все мы в руках богов, – согласился Тиманф. – Но ты сдержал слово и явился вовремя.

– Я сделал все, что было в моих силах, – сказал Демарат. Матросы «Артемиды», пользуясь тем, что начался попутный ветер, подняли на мачте парус, и судно двинулось прочь от Нисеи.

Лодки фалерских рыбаков Демарат взял на буксир, чтобы отвести в открытое море.

Когда берег скрылся вдали и опасность погони отпала, фалерцы повернули к родному городу.

Много позднее Тиманфу стало известно, что рыбакам удалось благополучно вернуться домой и их недолговременное отсутствие не было замечено шпионами Гиппия.

В эту ночь бог ветров Эол был милостив к беглецам, и, когда «вышла из мрака младая с перстами пурпурными Эос»[15], ольвийское судно было уже далеко от Мегар.

Ловушка

Наши странники, измученные тяжелыми переживаниями и опасностями, сладко заснули. Море убаюкивало их тихим колыханием, и они встали поздно, когда златокудрый Гелиос[16] уже проделал на своей солнечной колеснице значительную часть обычного пути.

Однако беглецы вряд ли спали бы так спокойно, если бы знали, какая опасность ждет их впереди.

Вернемся назад, к тем дням, когда Тиманфа и его друзей по приказу тирана Гиппия разыскивали по всей стране и в прилегающих к ней водах. Гиппию донесли, что вождь заговорщиков скрывается где-то в горах, но след его потерян.

Злая радость охватила Гиппия. Если Тиманфу не удалось покинуть Аттику, то рано или поздно он вынужден будет это сделать и, значит, для него одна дорога – море.

И Гиппий отдал приказ главному командиру флота: отправить в море полтора десятка триер, которые должны преградить путь кораблям, идущим из Аттики на север, восток и юг.

Пятнадцать триер, заняв проливы между Эвбеей и расположенными по вытянутому кругу островами Эгина, Калаврия, Милос, образовали огромный мешок, отверстие которого было расположено у острова Са-ламин.

Пять триер, отстоящих одна от другой на шестьдесят – восемьдесят стадиев, загораживали выход из Саронического залива на юг, в широкое Критское море. Дорогу на восток и на север загораживали военные корабли, занявшие все проливы между островами, расположенными двумя параллельными цепями.

Ни один торговый корабль не мог выйти из этого мешка без тщательного осмотра.

Велика была ненависть Гиппия к Тиманфу, если он отправил в море целый флот только для того, чтобы поймать одного человека! Но к ненависти примешивался и страх: заговор Тиманфа ставил под угрозу власть Гиппия над Аттикой и, может быть, даже самую его жизнь.

Капитанам триер был отда«строгий приказ – привезти Тиманфа в Афины живым. Об его помощниках тиран не заботился: пусть они погибнут в бою, пусть утонут в море, но ему нужен Тиманф, живой Ти-манф, муками которого он, Гиппий, насладится, прежде чем пошлет мятежника на самую страшную казнь…

* * *

Не подозревая о том, какие грозные враги стоят на ее пути, «Артемида» шла на юг, чтобы обогнуть с востока остров Эгину. Эгина в ту пору враждовала с Аттикой, но невдалеке от южной оконечности острова стояла первая афинская триера «Сигей», начальное звено той огромной цепи, которой Гиппий думал опутать Тиманфа.

Внушительный вид был у этого военного корабля, которым командовал капитан Мегакл. Длина его достигала ста локтей, ширина пятнадцати локтей, и он мог поднимать десять – двенадцать тысяч пудов груза. Немало требовалось людей, чтобы двигать такую громаду в безветрие. Три палубы имела триера, и на каждой палубе располагалось по пятидесяти гребцов, двадцать пять с каждого борта. Обязанностью гребцов было только грести, подчиняясь сигналам надсмотрщика—ударам в барабан или гонг. Непосредственного участия в боях они не принимали.

Битву вели воины. Их на триере было пятьдесят. Парус поднимали и опускали матросы, они же управляли рулем.

Сто пятьдесят гребцов, пятьдесят воинов, пятнадцать матросов – вот каков был экипаж одной триеры! И, если вспомнить, что пятнадцать таких триер караулили Тиманфа на морских путях, выходило, что тиран Гиппий послал на охоту за одним человеком более трех тысяч людей – огромную силу по тем временам. Удастся ли маленькой «Артемиде» обмануть врагов и прорваться на свободные просторы моря?

* * *

Тем временем на «Артемиде» происходила странная церемония. Когда пассажиры вышли после сна на палубу, Демарат подошел к Тиманфу.

– Сейчас ты и твои товарищи узнаете секрет «Артемиды», – сказал он, – но твои друзья должны поклясться подземными богами, что никому не откроют тайну судна без моего разрешения!

– Ты шутишь, Демарат! – изумился Тиманф.

– Ничуть, – серьезно возразил навклер. – Всякий, входящий на палубу «Артемиды», дает такую клятву. Исключение только для тебя и твоих семейных…

У древних греков клятва подземными богами была самой страшной; она давалась торжественно, при особой церемонии. Дававший клятву укалывал большой палец правой руки иглой или острием ножа и выпускал несколько капель крови в разрыхленную землю. При этом он говорил:

– Как мать Земля выпила эти мои капли крови, так пусть подземные боги Плутон и Прозерпина источат из меня капля за каплей всю мою кровь, и пусть мой дух навеки останется бесприютным в мрачных пустынях Аида, если я не сдержу свою клятву!

И не было случая, чтобы человек, давший такую клятву, осмелился нарушить ее: ужасным представлялось возмездие, которое постигнет нарушителя.

Так как клятву приходилось давать на море, то обряд был несколько изменен. Спутники Тиманфа и остальные выпустили капли крови в большую чашу с морской водой. Клятва началась так:

– Как владыка морей Посейдон выпил эти мои капли крови, так подземные боги Плутон и Прозерпина пусть источат из меня капля за каплей всю мою кровь…

Корабль шел в это время проливом между островом Эгиной и материком. Ширина пролива невелика, в самом узком месте она не превышает сорока – пятидесяти стадиев, и выход из него сторожила триера Мегакла, пока скрывавшаяся за высоким берегом Эгины.

Заветная тайна «Артемиды»

Ветер усиливался, и направление его менялось: из попутного он переходил почти на встречный.

«Как Демарат думает плыть на парусе при таком ветре?» – с тревогой думал Тиманф. И тут изумленному кораблестроителю открылась тайна «Артемиды». Эта тайна заключалась в том, что Демарат научился лавировать.

Чтобы читателю стало понятно, в чем заключалось великое открытие Демарата, придется сделать отступление и немного поговорить о науке управления парусами. Нам неизвестно, какими греческими словами пользовался Демарат, называя различные курсы корабля и повороты, и потому будем употреблять термины современного морского языка.

В наше время, когда ветер попутный, когда он дует прямо в корму судна, говорят, что оно держит курс фордевинд. Современники Демарата только и знали курс фордевинд.

Если ветер дует в бок судна под прямым углом, то говорят, что оно идет в галфвинд, или, по-русски, в полветра. Когда ветер ударяет в правый борт, то судно идет правым галсом, а если в левый, то левым галсом.

Дело обстоит сложнее, когда ветер встречный, но и тогда есть возможность лавировать. При встречном ветре говорят, что судно идет в бейдевинд. При этом оно тоже меняет галсы.

Самая главная премудрость, которую после многих неудач и опытов постиг Демарат, заключалась в том, как повернуть корабль с одного галса на другой. Теперь это называется сделать поворот оверштаг. Сущность этого поворота заключается в следующем. Маневрируя рулем и парусом, ставят судно носом прямо против ветра, и тогда оно само, как говорят, перевалит линию ветра, и ветер начнет ударять уже в другой борт. Оказавшись, таким образом, на другом галсе, судно поворачивают до нужного направления, пека не придет время снова переходить на другой галс.

Но пора возвратиться к «Артемиде-охотнице» и подстерегавшей ее триере Мегакла.

Когда «Артемида-охотница» поравнялась с южной оконечностью Згины, наперерез ей двинулась триера Мегакла. Корабль Демарата шел близ берега Эллады, и в этом было его преимущество: от преследователей «Артемиды» отделяло расстояние примерно в тридцать стадиев.

Триера несла сторожевую службу в назначенном ей пункте уже больше двух декад; немало за это время было осмотрено кораблей, идущих из Аттики, Мегар и Коринфа на юг, и ни на одном из них не нашли Тиманфа и его друзей. Поэтому Мегакл не проявил особого рвения в погоне, заметив небольшое судно у арголидского берега.

По-другому отнесся к этой встрече Демарат. Едва лишь завидев огромное судно, величаво выплывавшее из-за южного мыса Эгины, Де-марат понял, что неспроста оно старается перерезать ему путь и что «Артемиде» грозит смертельная опасность. Вот когда капитан должен показать все свое искусство в управлении судном, а корабль – проявить мореходные качества, доселе невиданные.

Взгляд Демарата стал сосредоточенным и суровым, движения приобрели необычайную четкость. Он поставил к парусу и рулю лучших матросов.

– Придется поработать как следует, – сказал он матросам, и те согласно кивнули головами.

Темная масса «Сигея» приближалась неторопливо, но уверенно.

– Сначала попробуем немного обмануть их! – сказал навклер. Он повел свое судно правым галсом.

«Артемида» шла на сближение с триерой, и у Мегакла создалось ошибочное впечатление, будто встречное судно знает о заграждении и само идет подвергнуться досмотру. Он даже приказал несколько замедлить ход триеры.

Беглецы на «Артемиде», не понимая намерений Демарата, со страхом смотрели, как перед ними вырастала громада военного корабля. Ближе, ближе… «Что он делает?» – думал Тимаиф. Вдруг, когда до «Сигея» оставалось не больше трех стадиев и уже отчетливо можно было видеть ряд воинов, стоявших на высоком борту, «Артемида» сделала поворот оверштаг.

Парус заполоскал, потом вновь наполнился ветром, и маленький корабль помчался левым галсом, с каждой секундой удаляясь от триеры.

– Молодцы, молодцы! – подбодрил матросов Демарат.

С триеры донеслись крики ярости. Капитан Мегакл, седобородый морской волк, принимавший участие во многих войнах, догадался, что его обманули. Но он не мог понять, каким образом встречное судно сразу изменило направление.

Теперь оба корабля шли параллельными курсами, и «Сигею» предстояло догнать «Артемиду». Короткий приказ капитана, свистки и удары барабанов на триере—и сто пятьдесят длинных весел разом вспенили воду. С нижних палуб послышались стоны боли: это надсмотрщики хлестали бичами гребцов, движения которых выпадали из общего ритма.

Могучая триера стала нагонять купеческий корабль. Но, когда после получасовой гонки между судами оставалось три-четыре стадия и берег материка отчетливо обрисовался невдалеке, преследуемый корабль снова переменил галс. Последствием этого было то, что, как говорят моряки, «Артемида» срезала нос триере. Это значит, что она перерезала ей дорогу, прошла, как бы смеясь, перед ее носом и понеслась прочь от берега.

Во время выполнения этого опасного маневра был момент, когда «Артемида» находилась на расстоянии всего в полтора-два стадия от триеры, и можно было ясно разглядеть свирепые лица воинов, стоявших в готовности у заряженных баллист[17]. Одно слово Мегакла – и на палубу «Артемиды» понеслись бы огромные камни, убивая людей и разрушая снасти. Но Мегакл не сказал этого слова: он помнил строгий приказ тирана – привезти Тиманфа живым.

Результатом смелого маневра Демарата было то, что «Артемида» стала удаляться от берега, а менее поворотливый «Сигей» еще продолжал идти прежним курсом, теряя выигрыш в расстоянии, добытый тяжелыми усилиями гребцов.

Демарат благословлял встречный ветер, не дававший возможности поднять на триере большой парус. Но вот триера повернула и вновь начала нагонять «Артемиду». Однако старый Мегакл уже потерял уверенность в собственных силах и смотрел на таинственное судно с каким-то суеверным страхом. Кто управляет им: смертный человек или божество, сошедшее на землю с высот Олимпа?[18].

Когда корабль Демарата пересек путь «Сигея», капитан Мегакл заметил на носу ускользающего судна искусно вырезанный бюст Артемиды-охотницы.

Ему даже показалось, что деревянная богиня, лицо которой орошали брызги воды, насмешливо улыбается над незадачливыми преследователями… Уж не сама ли она управляет судном, которому покровительствует?

А Демарат вновь подпустил триеру на близкое расстояние и вновь поворотом оверштаг заставил «Сигей» отстать на несколько стадиев.

– Хорошо, друзья мои, хорошо! – возбужденно кричал навклер в сторону преследователей. – Разрешаю вам гнаться за мной хоть до самой Ливии!

И вдруг лицо Демарата побледнело: из узкого пролива между берегом материка и островом Калаврия, мимо которого шла в это время «Артемида», вылетела, пеня волны, вторая триера: это была «Фрия» под управлением капитана Феогноста.

– Вот как? – удивленно воскликнул навклер. – На нас устроена целая облава?!

Счастьем беглецов было то, что «Сигей», потерявший надежду догнать загадочное судно, отстал далеко, и «Артемиде» снова пришлось иметь дело лишь с одним преследователем.

Повторилась та же игра: «Фрия» шла от берега, а корабль Демарата направлялся левым галсом ей наперерез, и капитан Феогност ошибся, подобно Мегаклу.

Погоня «Фрии» за «Артемидой» снова напомнила погоню сокола за увертливой ласточкой.

Сокол не мог пустить в ход свои страшные когти и клюв, потому что быстрая малютка ускользала от него каждый раз, когда ей грозил удар.

«Фрия» отстала после трехчасовой безуспешной гонки, а в это время далеко на востоке показался силуэт третьей галеры.

– Теперь я понимаю! – усмехнулся Демарат. – Тиран так любит тебя, брат Тиманф, и так жаждет свидеться с тобой, что послал с приглашением целый флот! Ну что же, друзья! Путь на север для нас закрыт. Я совершенно уверен, что во всех проливах между островами стоят на страже триеры Гиппия. Пусть стоят, пока не поседеют бороды их матросов! Однако принесем жертву Эолу, друзья: он сильно помог нам, послав на выручку Нот.

После того как было совершено жертвоприношение, Тиманф в восхищении обнял Демарата.

– Твой секрет чудесен, брат! Но почему же ты не хочешь поделиться им хотя бы с мореходами твоей родной Ольвии или Милета?

– Секрет, известный многим, уже не секрет, – холодно возразил Демарат. – Когда о нем узнают ольвиополиты и милетцы, он перейдет к афинянам, к коринфянам, к спартанцам…

– А что же в этом плохого? – Потом узнают о нем и персы, и вряд ли эллины скажут мне за это спасибо. Тебе известно, какой у персов огромный флот…

– Да, ты, пожалуй, прав, Демарат, – задумчиво произнес Тиманф. – Если начнется война с персами, то раскрытие твоей тайны принесет эллинам больше вреда, чем пользы.

– А есть еще и другая причина моего молчания, – уже весело сказал навклер. – Прослыть лучшим мореходом от Ольвии до Фазиса[19] и до Великой Греции[20] – это что-нибудь да значит! В Ольвии меня уже прозвали любимцем Эола. Правда, это мне стоило недешево…

– Чего же?

– Двух амфор старого вина, многих локтей дорогих материй и горсти жемчужин. Пришлось подарить их старому скряге Гелону, чтобы отвести от себя обвинение в волшебстве.

Друзья захохотали.

– Но ведь такие ценные подарки, наверно, съели всю твою прибыль от дальнего рейса?

– Ты знаешь, я не корыстолюбив. Детей у меня нет, значит, не для кого собирать сокровища. Да, по правде говоря, не очень их и накопишь. Чтобы мои матросы не болтали лишнего, я им плачу вдвое против других навклеров. А еще и жрецам надо… – Демарат снова захохотал. – Но я ни о чем не жалею! Моя радость – это красавица «Артемида»! Посмотри, как она легко рассекает волны! Да разве есть на свете военные или пиратские корабли, которые могли бы изловить на море сына моря Демарата?!

Демарат снял шапку и высоко поднял над головой. Худощавое лицо его горело вдохновением, казалось, сейчас он и сам поднимется в воздух и понесется на крыльях ветра…

Тиманф смотрел на брата с глубоким уважением. Он теперь только понял поэтическую душу Демарата, который в эту минуту напомнил ему величавых героев Гомера.

Ветер гудел в снастях, волны глухо шумели за кормой, над мачтой «Артемиды» проносились с резкими криками белые чайки. Сердце Ти-манфа наполнила великая радость: смерть, такая страшная, такая близкая, прошла мимо!

На морские просторы

Кораблю Демарата предстоял далекий путь к северо-западным берегам Понта Эвксинского. Обычно этот путь пролегал между островами, к западному берегу Малой Азии, далее через Геллеспонт, Пропонтиду[21], Боспор Фракийский[22] и вдоль западного берега Понта Эвксинского. Ведь в те времена корабли по преимуществу плавали вдоль берегов (такое плавание впоследствии называлось каботажным).

По исчислениям мореплавателей этот путь определялся приблизительно в одиннадцать тысяч стадиев[23].

Но теперь прямой выход в Эгейское море был закрыт. Демарат избрал иную дорогу. Если проливы между островами закрыты для него, он не поведет «Артемиду» через проливы. Избегая проторенных путей, он пойдет широкими морскими просторами, где никакой враг не сможет загнать его в угол.

И чего ему бояться? Корабль надежен, матросы лихие, продовольствия и пресной воды хватит надолго, погода благоприятная. В осенние и зимние туманы и бури ни один разумный мореплаватель не рисковал выходить на просторы Понта Эвксинского, хотя это название и означало по-гречески «Гостеприимное море». Но теперь шли последние дни гека-томбеона, а там начнется самое лучшее для навигации время.

Пройдя к югу до широты острова Милос, «Артемида» возьмет курс на восток-юго-восток и, оставив с левого борта остров Астипалею, круто повернет на северо-запад, в пролив, разделяющий архипелаги западного и восточного берегов Эгейского моря. Ширина этого пролива – сотни стадиев, и запереть его не хватит никаких морских сил Гиппия. Конечно, путь «Артемиды» в таком случае удлинится на несколько тысяч стадиев, но это неизбежно.

Тиманф и его друзья, выслушав соображения Демарата, вполне согласились с ним, и корабль продолжал путь на юг – к пустынному Критскому морю.

Плавание «Артемиды» проходило в особо трудных условиях: ведь на охоту за ней вышел целый флот. Но мореплавание в те времена вообще было опасным занятием, и не только потому, что небольшим кораблям трудно было бороться с непогодой, а и потому, что моря кишели пиратами. Из каждой укромной бухты могли неожиданно выскочить лодки, наполненные вооруженными людьми, и броситься на штурм торгового корабля. Вдали от берега тоже можно было встретить пиратское судно, и тогда лишь смелая защита спасала купца.

Вот почему экипажи торговых кораблей набирались из храбрых надежных людей, по преимуществу соотечественников владельца. Купцы и навклеры хорошо им платили, сытно кормили, дружелюбно с ними обращались: ведь только отвага и верность матросов могли спасти судно в случае пиратского нападения. Понятно, все матросы были хорошо вооружены, имели стальные мечи, кинжалы, копья, щиты. Если корабль вез особенно ценный груз, то его владелец нанимал отряд воинов, оплачивая их службу дорогой ценой.

На палубе «Артемиды», у ее бортов, стояли камнеметные машины и возле каждой в ящике запас тяжелых камней. При нападениях береговых пиратов баллисты могли сослужить хорошую службу: удачно пущенный камень пробивал лодку, и врагам приходилось спасаться вплавь.

Много бед грозило торговому судну на море, но и берег таил опасности. Если буря выбрасывала корабль на сушу, то прибрежные жители считали его своей законной добычей: они растаскивали груз, а экипаж забирали в рабство*. Для такой «благой» цели они не брезговали обманом: зажигали огни, как на маяках, подавали фальшивые сигналы.

Так плавали по морям в древние времена. На следующее утро «Артемида» держала свой путь вдали от берегов, не боясь нежелательных встреч.

Тиманф и его друзья вышли на палубу освеженные сном, отдохнувшие от тяжелых переживаний предыдущего дня. И тут им пришлось убедиться, что не все опасности миновали, что на их пути стоит еще одна серьезная преграда. Об этом сообщил им Демарат.

– Придется проходить по Геллеспонту, – сказал навклер. – Вам известно, что Писистрат захватил Сигей на его восточном берегу. Аттика также владеет полуостровом Херсонесом Фракийским, образующим западный берег Геллеспонта. Таким образом ваши сограждане крепко держат в своих руках ворота в Понт[24]. На пути в Аттику мой корабль был остановлен, записано его название, мое имя, число матросов. И я не сомневаюсь, что теперь меня спросят, откуда я взял лишних людей на корабле. Ответ я уже приготовил. Скажу им: «Часть моих наемников совершает последний рейс, и я, пользуясь случаем, недорого купил по дороге рабов, которые заменят уходящих матросов». Этот ответ удовлетворит допросчиков, но вот руки…

– Руки? – с недоумением переспросил Тиманф.

– Конечно, – подтвердил Демарат. – За руки рыбака Феагена и смолокура Гелланика я не боюсь, это матросские руки. Но руки твои и Андротиона могут возбудить подозрение: видно, что они никогда не пропитывались смолой корабельных снастей…

Тиманф с облегчением рассмеялся.

– Только-то? Ну что же, мы с Андротионом поступаем к тебе в матросы, и я уверен, что еще задолго до прибытия в Сигей наши руюг осмелятся и загрубеют. Я даже дума&, что и Периандру такая работа пойдет только на пользу. Но позволь, – спохватился Тиманф, – а как же быть с Эвротеей и Филиппом?

– На женщин и детей досмотрщики обращают мало внимания. Я скажу, что госпожа Эвротея – жена ольвийского купца и возвращается из Аттики, куда ездила навестить родных.

Древние греки часто называли Черное море, Понт Эвксинский, просто Понтом.

В тот же день экипаж «Артемиды» пополнился пятью новыми матросами.

Сбросив хитон, как обычно делали матросы, чтобы полы одежды не запутались в снастях, Периандр первым взобрался на длинную рею, удивив своей ловкостью даже бывалых моряков.

С этого дня на «Артемиде» было введено круглосуточное дежурство на мачте.

От Критского моря до Геллеспонта

Только небо вверху да море кругом, море да небо – так проходили последующие дни плавания «Артемиды». Демарат приветствовал всякий ветер: попутный, боковой, встречный. При всяком ветре «Артемида» более или менее быстро шла вперед.

Но самым плохим, что могло выпасть на долю нашим мореплавателям, было безветрие. Это было опасно: безветрие задерживало корабль в пути, оно делало «Артемиду» беззащитной перед лицом сильного врага. Ведь если бы триера Гиппия напала на судно Демарата во время штиля, гибель Тиманфа и других беглецов при таких обстоятельствах была бы неизбежной.

При штиле матросы и пассажиры садились за весла и, пускай черепашьим шагом, все же двигались вперед. Днем они держали курс по солнцу, ночью – по звездам.

Через несколько дней слева по борту остался остров Фера, один из самых южных на пути к Критскому морю.

«Артемида» повернула на северо-запад, в широкий пролив, разделяющий острова, примыкающие к Европе, и другие, теснящиеся у берега Малой Азии. Вот здесь, в случае безветрия, триеры Гиппия могли захватить «Артемиду».

К счастью, афиняне, очевидно, потеряли ее следы. Да и Эол был благосклонен к беглецам.

Опасный пролив прошли менее чем за двое суток. Оставив справа острова Левандос и Икарию, Демарат проложил курс «Артемиды» по самой середине обширного Эгейского моря.

Теперь единственная серьезная опасность могла ждать «Артемиду» при входе в Геллеспонт, но это в том случае, если там уже известно о бегстве Тиманфа и о погоне, от которой избавилось судно Демарата близ Эгины и Калаврии. Демарат уверял, что ни одно парусное и, тем более гребное судно не сможет попасть в Геллеспонт раньше «Артемиды», хотя она и сделала большой крюк.

Несмотря на увещания Демарата, сердца беглецов забились тревожно, когда от афинской триеры, стоявшей у входа в Геллеспонт, отделилась лодка с досмотрщиками и вооруженными воинами.

Но все обошлось благополучно. Досмотрщики старательно обшарили трюм в поисках запрещенных товаров, но там все оказалось в порядке. Басне Демарата о покупке новых рабов поверили легко, начальник стражи мельком взглянул на Тиманфа и его друзей, возившихся у снастей, и у него не явилось никаких подозрений. Эвротея и Филипп также не заинтересовали досмотрщиков. Получив положенную пошлину, к которой Демарат прибавил три лишних золотых монеты, досмотрщики удалились.

Ксгда остались позади башни Сигея, Эвротея со вздохом облегчения сказала:

– Хвала бессмертным богам за наше спасение, но жалко, что нельзя побывать на развалинах священного Илиона…

В самом деле, остатки легендарного Илиона, или Трои, находились в недальнем расстоянии от Сигея, всего за каких-нибудь пятьдесят – шестьдесят стадиев. Это там, под стенами Трои, велась десятилетняя осада и происходили битвы царей и героев, описанные в поэме «Илиада». Оттуда пустился в многолетние странствования герой второй Гомеровой поэмы Одиссей. долгие часы плавания она пересказывала их Филиппу, и вокруг нее всегда собирались внимательные слушатели-матросы.

Легенда о Фриксе и Гелле

Корабль шел по Геллеспонту, похожему на тихую, спокойную реку меж зеленых берегов. Попутный ветер увлекал судно с распущенным парусом вперед, и матросам было нечего делать. Усевшись на палубе в кружок, они слушали рассказ госпожи Эвротеи о том, откуда взялось название Геллеспонтского пролива.

– Давно это было, в те времена, когда боги чаще, чем теперь, спускались с Олимпа на землю, – повествовала Эвротея, и тихому ее голосу сопутствовало мирное журчание струй за кормой корабля. – В те времена часто случалось, что боги женились на смертных женщинах, и от этих браков рождались великие цари и герои. В соседней с нами Беотии есть город Орхомен, и там некогда правил царь Афамант, сын бога ветров Эола и смертной женщины. Могучий полубог Афамант взял в жены богиню ветров Нефелу, и от этого брака родились сын Фрикс и дочь Гелла. Но Афамант разлюбил Нефелу и женился на эллинке Ино.

Злая и коварная женщина невзлюбила божественных Фрикса и Геллу и решила погубить их. Страну постиг неурожай, и Афамант отправил послов к дельфийскому оракулу[25], чтобы узнать причину бедствия. Мачеха подкупила послов, и те привезли придуманный ею лживый ответ:

«Чтобы боги вернули свою милость Беотии, надо принести им в жертву Фрикса».

Уже все готово было к жертвоприношению, уже жрец поднял нож над грудью невинного Фрикса, как вдруг с неба спустился волшебный золоторунный баран…

– Знаю, знаю! – захлопал в ладоши впечатлительный Филипп. – Он спасется на этом баране, да?

– Не перебивай, мой сын! – строго сказала Эвротея. – Этого златошерстного барана послала своим детям богиня Нефела. Фрикс вскочил яа барана, прежде чем изумленные люди успели удержать мальчика. Туда же прыгнула Гелла, и чудесный баран, взвившись в воздух, понесся на дальний север… Сначала все было хорошо, но дальше случилась беда. Когда баран летел над теми водами, где мы сейчас плывем, Гелла посмотрела вниз, у нее закружилась голова, она упала в волны и утонула. С тех пор люди прозвали этот пролив Геллеспонтом, морем Геллы.

– Жалко бедную Геллу… – прошептал Филипп. – Почему она плохо держалась за баранью шерсть?.. Вот я бы вцепился, меня бы никому яе оторвать!

– Так и сделал Фрикс, – улыбнулась мать.

– Что же сталось с ним? Он спасся?

– Да, мой сын! Путешествие закончилось в дальней Колхиде, на берегу реки Фазис. Мясо золоторунного барана принесли в жертву Зевсу-тучегонителю, а чтобы никто не похитил драгоценную шкуру, к ней приставили огнедышащего дракона, никогда не смыкавшего глаз. Фрикс умер в Колхиде, а сыновья его вернулись в Элладу с Язоном, которому удалось похитить золотое руно после долгих странствований и многих опасных приключений…

Так закончила свой рассказ Эвротея.

За Геллеспонтом открылась Пропонтида, которую можно было бы назвать большим озером, если бы ее не соединяли с другими морями два узких пролива.

«Артемида» держалась у северного берега, он был более населенным и приветливым, менее извилистым. Здесь, когда уже остались позади ворота в Понт, зорко охраняемые афинянами, и миновала опасность попасть в руки Гиппия, строгость Демарата ослабела. Если приходилось бросать якоря, он отстаивался близ городов и разрешал матросам и пассажирам сходить на берег. Тиманф и его друзья побывали в Гераклее, Ганосе, Пе-ринфе. В Гераклее запаслись свежей провизией: овощами и фруктами, хлебом. Купили также несколько живых баранов и быка.

Баранов подняли на борт корабля без больших трудов, но с быком пришлось повозиться. Быка не закололи и не разрубили на берегу, потому что он предназначался для особой цели.

Когда корабль отплыл за несколько десятков стадиев от Гераклеи, «Артемида» остановилась у пустынного берега. Злополучного быка спихнули в воду с веревкой на шее, за ним спрыгнул ловкий Периандр. Бык, отфыркиваясь и пыхтя, выплыл на берег, здесь его удержал эфеб. Капитан, пассажиры и все матросы, кроме вахтенных, приплыли на лодках. Из разбросанных по берегу камней был наскоро сложен алтарь, и быка закололи в жертву олимпийским богам. Жертву принесли в знак благодарности за избавление от прошлых опасностей – и как молитву богам о спасении в будущем от бед. Лучшие части разделанной туши были возложены на заранее разведенный на алтаре костер, и ароматный дым горящего мяса, поднимаясь к небесам, должен был порадовать обоняние богов и в то же время послужить пищей олимпийцам.

Не забыты оказались и подземные боги: властитель Аида, мрачный Плутон, и жена его, кроткая Персефона. Подземным богам не доступен восходящий к небу дым, и жертву им приносили по-другому. Закалывали черную (обязательно черную!) овцу, так чтобы жертвенная кровь стекала на землю и просачивалась в мрачный, бессолнечный Аид. Греки считали, что, получив такую жертву, суровый Плутон становился благосклоннее к жертвователям.

Совершив этот обряд, Демарат, Тиманф и остальные с чувством исполненного долга возвратились на корабль.

Пропонтиду прошли за три дня, иногда приходилось лавировать против ветра.

У ворот Боспора Фракийского стоял на европейском берегу город Византии, колония выходцев из Мегар. На правом берегу приютились небольшие городки Халкедон и Никополь.

Все эти три города позднее разрослись, слились вместе, и сотни лет спустя стал у ворот Черного моря огромный город Византия, столица большой империи[26].

Но во времена бегства Тиманфа Византии еще не. мечтал о своей грядущей славе, и жители его занимались садоводством, рыболовством и торговлей с соседними колониями.

После нескольких часов плавания Боспор Фракийский остался позади, а перед мореплавателями раскинулся необозримый Понт Эвксинский.

Ночная битва с гетами

И опять пошли дни нелегкого плавания. Здесь берег был не столь гостеприимным, как западный берег Малой Азии, где греческие колонии шли сплошной полосой. На западном берегу Понта Эвксинского эллинские города далеко отстояли друг от друга, и их окружали области с чуждым, часто враждебным фракийским населением.

«Артемида» упорно пробивалась к желанной цели. Осталась позади основанная милетцами Истрия. Корабль подошел к устьям огромной реки Истр, которую много тысячелетий назад именовали О-Талом, а потом Ористом.

Здесь мореплавателей вновь ожидала опасность, но уже другая. Береговые жители – геты были самыми отсталыми из всех фракийских племен. Но они обладали зловещей славой морских разбойников, смело выплывали из глубины лиманов на небольших лодках и нападали на проходящие греческие корабли.

Мореходы старались плыть подальше от опасных берегов. Так рассчитывал поступить и Демарат, но погода спутала его расчеты. Благоприятный ветер вдруг утих, и наступило полное безветрие. По несчастному стечению обстоятельств, судно оказалось довольно близко от берега, а уже вечерело. Опасаясь, что ночной ветер нанесет «Артемиду» на мель, капитан приказал бросить якоря. Но только что успели это сделать, как на берегу замелькали подозрительные огни.

Демарат вознес к богине Артемиде горячую молитву об избавлении от опасности. Экипаж судна стал готовиться к защите.

От светильника, вечно горевшего в каюте навклера – он хранил огонь с алтаря Артемиды в Ольвии, – были зажжены другие светильники. Их расставили так, чтобы в случае необходимости можно было запалить смолистые факелы, несколько охапок которых были принесены из трюма. Нет ничего хуже, чем сражаться с врагами в темноте, и Демарат не хотел дать фракийцам такого преимущества.

Все, кроме Эвротеи, Филиппа и Периандра, вооружились мечами, опоясались кинжалами, положили возле себя дротики и щиты. Баллисты были приведены в боевую готовность: тугие жилы закручены, сверху наложены камни…

Экипажем овладело тревожное, томительное ожидание: если уж бой неизбежен, то пусть лучше начнется поскорее. Баллур ходил по палубе, сумрачно пошучивая и ободряя бойцов. Филиппа, Периандра и Эвротею он свел в трюм, чтобы надежнее укрыть их от опасностей битвы.

Огни на берегу, до которого было около шести стадиев, вдруг потухли, и это заставило Демарата насторожиться: час действия приближался. Скоро зоркий Феаген сказал, что он видит на воде до десятка темных пятен: это были лодки гетов.

Фракийцы плыли очень тихо, видимо рассчитывая захватить корабль врасплох, но это им не удалось. Когда нападающие приблизились на сотню локтей, вдоль бортов ярко вспыхнули факелы, и переход от тьмы к свету был так неожидан, что ослепленные геты в первые мгновения даже перестали грести.

Греки воспользовались растерянностью врагов. С воинственным кличем они метнули в нападающих дротики. В лодках раздались стоны; до десятка гетов было ранено, некоторые смертельно.

Более действенными оказались снаряды, пущенные с трех баллист левого борта. Тяжелые камни понеслись по воздуху. Один не попал в цель, другой убил сразу трех гетов, но всех удачнее выстрелил Баллур: пущенный им камень проломил борт лодки, она зачерпнула воду и опрокинулась.

Лодки нападающих приостановились, и оттуда понеслись стрелы. Трудно прицеливаться с качающихся лодок, и лишь несколько стрел просвистело над палубой «Артемиды» или вонзилось в борта. Защитники корабля прикрылись щитами. Один из матросов все же был ранен в плечо. Но он выдернул стрелу из раны, с презрением разломил ее и швырнул обломки в море.

С бортов «Артемиды» снова полетели дротики. Еще несколько гетов упали ранеными, но нападающих было слишком много, и они неотвратимо приближались.

Бойцы заряжали свои машины, закручивая связки воловьих жил, заменявшие в баллистах пружины. Но заряжание баллист было медленным, кропотливым делом, оно требовало многих минут, и в скоротечном морском бою обычно удавалось сделать только первый залп. Баллур понял это, когда фракийские лодки были уже у самого корабля. Он с проклятием бросил рукоять баллисты, выпрямился во весь свой огромный рост и вдруг, схватив с палубы большой камень, метнул его в ближайшую лодку. Раздались вопли раненых.

Удача удвоила силы Баллура. Еще один громадный камень гигант обрушил на другую лодку, пытавшуюся прицепиться к борту корабля. Раздался глухой треск, дно лодки проломилось. Она пошла ко дну. Тонущие геты напрасно цеплялись за скользкие бока «Артемиды».

И нее же положение греков оставалось крайне опасным. Из десятка лодок погибли две, и их экипажи вплавь возвращались на берег. Но остальные окружали судно и с левого борта, обращенного к берегу, и с правого.

Баллур носился по палубе, как яростный бог войны. При трепетном свете факелов казалось, что его мощная фигура удваивается, утраивается, одновременно появляясь в разных местах. Выкрикивая проклятия на родном языке, он метал и метал на врагов тяжелые камни.

Ни у кого из защитников «Артемиды» не хватало сил последовать примеру Баллура и поражать врагов камнями, приготовленными для баллист. Но они отважно делали свое дело: рубились мечами, сбрасывали влезавших на корабль гетов копьями, вонзали им в грудь кинжалы. Вдохновляя примером других, Тиманф дрался, как легендарный герой, и немало врагов положил своим мечом и кинжалом. Он сражался за Эв-ротею и детей. Сознание, что только победа может спасти милых его сердцу, придавала ему необычайную энергию. Рядом с ним яростно бились Гелланик, Андротион и Феаген.

В пылу боя защитники корабля отбросили щиты и дрались с врагами грудь с грудью. Уже были среди защитников и тяжелораненые и убитые. В схватке с могучим фракийцем погиб ткач Андротион, но, полузадушенный врагом, он нашел еще в себе силы вонзить ему кинжал в горло. Оба рухнули в воду, и волны с шумом сомкнулись над ними.

Два матроса-ольвиополита были убиты, а несколько раненых со стонами отползали от бортов. Навклер Демарат появлялся в самых опасных местах, но богиня Судьба щадила его: он получил только легкую царапину на шее.

Натиск гетов на левом борту ослабел. Все лодки здесь были либо потоплены, либо так повреждены, что вышли из боя. Но правый борт, менее защищенный, не выдержал напора. Десятки свирепых врагов уже карабкались на палубу с оглушительным воем, а смятые защитники отступали. Тогда все, кто еще держался на ногах, ринулись к правому борту с одной мыслью: победить или погибнуть. Баллур крушил врагов подхваченным на палубе тяжелым молотом, иных схватывал в смертельные объятия. Казалось, мифический сторукий титан вмешался в битву смертных. Ге-ты отступали перед ним в ужасе.

Как дикие вепри, дрались Тиманф, Гелланик и Феаген; яростно врывался в толпу врагов Демарат. Они предпочитали смерть рабству в бескрайних степях Фракии.

Сколько же продолжалась остервенелая битва? Сказать этого не мог. никто. Казалось, люди дрались долгие часы; поднимались и опускались руки с мечами и кинжалами, слышались глухие удары, стоны и вопли, хрипение умирающих. Бойцы скользили и падали на досках палубы, обильно политых кровью…

И вот нападающие не выдержали. Один за другим они начали прыгать в море, спеша к еще уцелевшим лодкам.

Страшную картину представляла палуба «Артемиды» при. колеблющемся свете догорающих факелов. Повсюду мертвые и раненые, повсюду кровь, выпавшее из рук оружие, поломанные щиты… Из-за тучи вдруг вышла кроткая Селена1 и осветила остатки ужасного побоища.

Дорого досталась «Артемиде» победа над сильным врагом. Больше половины матросов погибло в бою; пали Андротион и Феаген; а оставшиеся в живых были избиты и изранены.

Эол, видно, решил вознаградить смелых мореплавателей за их храбрость: он послал к ним на помощь Зефира 2, Демарат решил воспользоваться «милостью» бога: ведь геты, собрав подкрепление, могли напасть снова. У истомленных боем, израненных людей не было силы поднять тяжелые якоря, и навклер распорядился обрезать канаты. С превеликим трудом поднят был парус, и ласковый Зефир повлек корабль в открытое море, подальше от враждебной земли.

По странной случайности, нападение фракийцев на «Артемиду-охотницу» произошло в тех самых местах, где тысячу лет назад храбрый и умный Фаттар захватил корабль литейщика Гурма. За эту тысячу лет море не изменилось, но прежде пустынный берег, где когда-то тон-кролы раскинули среди холмов лагерь, теперь был густо заселен воинственными гетами. И с ними вынужден был биться за свою свободу Баллур, отдаленный потомок Фаттара…

Возвращение на родину

Битва при устье Истра была последним испытанием беглецов, и через пять дней на правом берегу Гипанисского залива показались стены Оль-вии. На путешествие ушло тридцать два дня.

Баллур недолго прожил в городе: теперь, когда родина была так близко, его тянуло домой с неодолимой силой. К его счастью, из Ольвии б Скифию отправлялся большой караван, и Баллур присоединился к нему.

Демарат подарил Баллуру боевые доспехи и коня со всем снаряжением, и великан скиф ехал во главе каравана, вдыхая полной грудью воздух родной ковыльной степи…

Баллур вернулся к давно оставленной семье – жене и сыну.

Он жил долго и счастливо.

Тиманф недолго пробыл в Ольвии. С родины доходили вести о том, что власть Гиппия становится все более ненавистной народу, что он готов подняться против тирана. Прожив в Ольвии около девяти месяцев, весной 511 года до нашей эры Тиманф и оправившийся от ран Гелланик отплыли в Аттику на корабле Демарата. С ними был и Периандр. Семнадцатилетний эфеб не хотел спокойно выжидать на чужбине, чем окончится борьба его народа с тираном.

Демарат высадил своих друзей в Эгине. Оттуда они тайно пробрались в Аттику. Паралии встретили возвращение Тиманфа с великой радостью. Скрываясь от клевретов[27] Гиппия, Тиманф снова возглавил подготовку паралиев к восстанию. Затопленное Демаратом оружие достали с морского дна. Оно было вычищено, наточено и, надежно скрытое в тайниках, ждало дня великой битвы.

Этот день наступил в 510 году до нашей эры. Однако сначала все шло не так, как хотел угнетенный народ. Гиппий был свергнут, но это сделали изгнанные его отцом Писистратом аристократы, которые явились в Аттику с большим спартанским войском. При поддержке спартанцев аристократы захватили власть, но демос единодушно поднялся против них под предводительством Клисфена – вождя, известного всей Аттике. Одним из помощников Клисфена был Тиманф, руководитель паралиев.

Власть аристократов в Афинах была низвержена навсегда. Клисфен провел новые законы, по которым страной стали править выборные от демоса. В число народных избранников вошли Тиманф и Гелланик, так упорно боровшиеся за народное дело.

Тиманф и Эвротея дожили до глубокой старости. Им пришлось быть свидетелями начала греко-персидских войн, когда маленькая Эллада со славой отстояла свою независимость в борьбе с громадной персидской державой.

В прославленной битве при Марафоне (в 490 году до нашей эры), где персы впервые узнали мощь греческого оружия, со славой пал Филипп – начальник отряда легковооруженных воинов.

Моряк Периандр, командир одной из триер, принял участие в разгроме персидского флота в Саламинском бою (480 год до нашей эры). Эллинские триеры ловко ускользали от натиска огромных, но неуклюжих персидских кораблей и своими обшитыми медью острыми носами пробивали их борта. Сражение окончилось постыдным бегством персидского флота.

* * *

Печальна была судьба тирана Гиппия. Спартанский царь Клеомен и аристократы, победившие Гиппия, не отняли у него жизнь; лишенный власти тиран просто был изгнан из Аттики. Многие изгнанники возвращались на родину и вновь принимали участие в ее делах. Сам Писи-страт, отец Гиппия и первый афинский тиран, дважды побывал в изгнании и укрепил свое положение, лишь в третий раз вернувшись к власти.

Не так было с Гиппием. Отправившись в изгнание, свергнутый тиран дал торжественную клятву никогда не поднимать руки на родной город. Он не сдержал своей клятвы. Сначала он предлагал свои услуги врагам афинян–спартанцам, а потом запятнал себя еще более позорной изменой: пошел на службу к заклятым врагам Эллады – персам. Он побуждал персидского царя Дария предпринять поход на Элладу, уверяя, что разрозненные, враждующие греческие государства не в состоянии выдержать натиск огромной персидской армии.

Когда начался первый поход персов на Грецию, бывший тиран тащился с обозом персидской армии, предвкушая сладость мести врагам, когда персидские мечи вернут ему власть в Афинах.

Планы Гиппия рухнули. Перед лицом грозной опасности эллины забыли свои раздоры, объединились и нанесли при Марафоне страшное поражение сильному персидскому войску. – Разочарованный Гиппий бежал с остатками разбитой армии, удалился на остров Лемнос и там, терзаемый мрачными Эринниями[28], закончил свою бесславную жизнь.

В последний раз на крыльях ветра

Много лет носился Демарат по морям на своем быстром корабле. Друзья превозносили навклера до небес, а враги и завистники распространяли о нем самые черные слухи. Но лихой моряк не жалел средств на жертвы богам, на щедрые подарки жрецам, и никакие вражьи наветы не могли омрачить его славу. Демарат ревниво оберегал свою тайну и каждого вновь нанимаемого на «Артемиду» матроса заставлял клясться подземными богами, что тот не выдаст его секрета.

После изгнания тирана Гиппия афинские гавани вновь открылись для Демарата, и навклер каждый год навещал Аттику. Часто он стал бывать в Милете, цветущей метрополии его родного города Ольвии. Это и явилось причиной гибели «Артемиды».

Случилось все так.

Огромное персидское государство, раскинувшееся на необозримых пространствах от Эгейского моря до Индии и горной страны Памир, соседствовало на западе с малоазийскими колониями.

Между греками и персами никогда не было дружбы. Распространяя свое владычество на соседние народы, персидские цари заставили мало-азийские колонии греков платить им дань. Но, признавая власть персов, малоазийские эллины стремились вернуть себе независимость.

Через десять лет после свержения Гиппия, в 500 году до нашей эры, малоазийские колонии восстали против персов. Первым поднялся Милет.

У малоазийских греков было мало сил, чтобы справиться с могущественной Персией. Восставшие решили просить помощи у Афин и Спарты, сюшнейших греческих государств на юге Балканского полуострова. Милетскому послу нужно было как можно скорее пересечь Эгейское море тайно от персов, сторожевые корабли которых охраняли берега Малой Азии.

Судьбе угодно было в это роковое для Милета время привести в его гавань «Артемиду-охотницу». И кому же было исполнить важнейшее поручение, как не любимцу Эола – Демарату?

Конечно, Демарат с полным основанием мог отказаться. Ведь он ольвиополит, и какое ему дело до тревог и забот Милета.

Но Демарат не отказался. Волосы его уже поседели, но, как и в юности, капитан готов был на любой риск. Да, о«ольвиополит, но разве не Милет родина его предков, разве не из Милета отправился искать счастья на чужбине его прадед Никий? И разве не готов он, любимец Эола, отдать жизнь для блага Греции? Решено, Демарат повезет милетского посла.

К несчастью, среди аристократов Милета оказались персидские шпионы. Они передали наместнику персидского царя Дария место и время отправления «Артемиды».

У выхода из Милетского залива «Артемиду» поджидали два десятка персидских кораблей. Снова, как двенадцать лет назад, мощная застава загораживала «Артемиде» выход на морской простор, но теперь положение ольвийского корабля уже не было таким благоприятным, как в старые дни.

В последний раз «Артемида» гордо неслась на крыльях ветра к длинной цепи неприятельских кораблей, на палубах которых стояли ряды тяжеловооруженных воинов, а баллисты готовы были низвергнуть на головы защитников «Артемиды» каменный град.

Демарат решил не отступать.

– Прорвемся или погибнем с честью! – сказал он милетскому послу Павзанию.

Капитан приказал своему помощнику Каллимаху выкатить на палубу несколько бочек оливкового масла, составлявших часть груза, и держать наготове зажженные факелы. Старый матрос быстро выполнил приказ.

«Артемида» маневрировала так, чтобы проскользнуть меж двух персидских судов, где оставался довольно широкий проход. Оказалось, что персы оставили этот проход умышленно: чтобы заманить туда «Артемиду».

Когда судно Демарата приблизилось к проходу, на персидских кораблях загремели барабаны, сотни весел одновременно вспенили воду, и две многопалубные громады быстро сблизились, зажимая в клеши «Артемиду». С одного из персидских кораблей полетели на палубу эллинского судна, вонзаясь в дерево, абордажные крючья.

– Хорошо, хорошо… – бормотал со странной улыбкой Демарат. – Цепляйтесь покрепче!.. У меня будет много спутников в моем последнем путешествии в Аид…

Грек-переводчик появился у борта персидского корабля.

– Сдавайся, Демарат! – прокричал он. – Милостивый Артаферн обещает тебе пощаду! Нам нужен только милетский посол!

– Ты его получишь, – проворчал Демарат. По его знаку матросы «Артемиды» разрубили бочки с маслом и бросили на палубу пылающие факелы. Огромное пламя взвихрилось на «Артемиде» почти вровень с верхушкой мачты… Испуганные крики раздались на персидском корабле.

– А теперь за мной, друзья! – громовым голосом закричал Демарат и полез на вражеский корабль, борт которого высоко навис над «Артемидой».

Изумленные персы промешкали несколько мгновений, и это позволило Демарату и двум десяткам его матросов вскарабкаться на палубу неприятельского корабля.

Завязалась отчаянная битва. Задыхаясь в дыму, опаляемые пламенем, люди дрались у бортов. Персы старались сбросить абордажные крючья, чтобы отцепиться от пылающего корабля, греки не позволяли им этого.

Они яростно врывались в ряды врагов; их мечи подымались и опускались, как цепы на гумне. С каждым ударом падал человек. Противники одолели кучку бесстрашных эллинов, но борта персидского корабля уже горели. На раскалившейся палубе нельзя было стоять. Пламя пожирали скамейки гребцов и многочисленные надстройки, оно уже подбиралось к мачтам…

Десятки персидских воинов бросались в море, думая найти спасение от испепеляющего огня. Они тонули в тяжелом вооружении, и некому было им помочь, потому что командиры других персидских судов, боясь за свою безопасность, приказали гребцам отплывать дальше от горящего корабля.

Демарат получил тяжелый удар в голову от рослого персидского воина и упал на палубу родной «Артемиды». Потухающим взором отважный капитан увидел: потемневшая от времени и морских ветров статуя богини Артемиды, верная спутница славных походов, пылала, как гигантский факел. Она тоже не отдастся в руки врагов!

«Тайна «Артемиды» умрет со мной…» – это была последняя мысль Демарата.

* * *

Тайна «Артемиды» действительно умерла с Демаратом. Периандр пережил ольвиополита на много лет, но, свято храня страшную клятву, не раскрыл секрета лавирования даже перед Саламинским боем, который должен был решить судьбу Эллады. Впрочем, и без того персидский флот понес в этой битве решительное поражение.

Только через много столетий после Демарата европейские моряки научились ходить под парусами при любом ветре.

Все, что когда-либо было открыто или изобретено одним человеком, а потом забыто, рано или поздно открывают или изобретают другие.

Наука не знает невозвратимых потерь.

Примечания

1

Троглодйты – название, данное древними греками диким племенам, жившим в пещерах.

2

Локоть – общепринятая мера длины в древнем мире, на наши меры около 40—50 сантиметров.

3

Теперь ребра судна, к которым прибивается наружная обшивка, называютс шпангоутами.

4

Гипанис Теперешний Буг.

5

Гекатомбебн (греч.) по нашему календарю соответствовал второй половине июля и первой половине августа. 

6

Эфебами древние греки называли юношей до восемнадцати—двадцати лет.

7

Саламин и Эгйна – острова, лежавшие невдалеке от побережья Аттики. 

8

Мунихион (греч.) – вторая половина апреля и первая половина мая. 

9

Вакх – в древней Греции бог виноградарства и виноделия. 

10

Продольный брус, проходящий под дном судна от носа до кормы, теперь называется килем. В наше время все суда строятся килевыми. 

11

В Древней Греции месяц делился на три декады, по десять дней в каждой. 

12

Таргелибн (греч.)—вторая половина мая и первая половина июня. 

13

Аидом греки называли загробный мир, помещавшийся, по их понятиям, под землей. У христиан Аид превратился в ад. 

14

Рапсод (греч.) – странствующий певец народных песен, сказитель. 

15

Строка из поэмы Гомера «Одиссея». Эос – богиня утренней зари у древних греков. 

16

Гёлиос – у древних греков бог солнца. 

17

Баллисты – метательные машины. 

18

Эллины верили в то, что боги живут на высокой горе Олимп, находящейся в Северной Греции. Ни один эллин не осмеливался подниматься на эту гору. 

19

Фазис – древнегреческое название реки Рион, впадающей в Черное море на Кавказском побережье.

20

Великая Греция – название многочисленных греческих колоний на юге Апеннинского полуострова.

21

Теперь Дарданелльский пролив и Мраморное море.

22

Теперь пролив Босфор.

23

Около 1800 километров.

24

Древние греки часто называли Черное море, Понт Эвксинский, просто Понтом. 

25

В городе Дельфах при храме Аполлона прорицательница Пифия, будто бы наделенная даром предвидеть будущее, делала предсказания, давала советы, как поступить в том или ином затруднительном положении. В действительности эти предсказания и советы делались дельфийскими жрецами и часто были двусмысленными. 

26

Позднее Константинополь, а теперь Стамбул. 

27

Клевреты – приверженцы, готовые на все, чтобы угодить своему покровителю. 

28

Эриннии – у древних греков богини мести. 


Купить книгу "След за кормой" Волков Александр

home | my bookshelf | | След за кормой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу