Book: Капкан для демиурга



Пролог

- Ламариель, малышка, посмотри какой удачный для нашей задумки мир – три молодых демиурга замерли, гладя свысока на расстилающийся у их ног совершенно, новый, девственно чистый мир.

- Знаешь, наверное он идеально подойдет, Дариэль, просканируй на наличие своего демиурга, - высокий рыжеволосый демиург направо и налево раздавал команды, его приятель с чернильно-черными волосами, такими же глазами и правильными чертами лица, уже шептал слова нужного заклинания, проверяя есть ли у данного мира создатель, или мир брошен, как многие вокруг, нерадивые демиурги частенько забрасывали свежесозданные миры, не желая тратить энергию на его уничтожение, если он не соответствовал заданным параметрам, или показался неудачным. Чем, к слову сказать, пользовались юные демиурги, не желая тратить силы на создание основы мира, но тренируясь в создании основных форм жизни. Троица юных демиургов, как раз и искала материальную основу для создания нового мира, двое юношей уже полноценные, хоть и юные демиурги, а девушка с ними еще совсем ребенок, но полная энтузиазма.

- Я же сказал, что мы сможем найти полноценную основу, так что Ламариэль с тебя поцелуй – выдал рыжеволосый, девушка сначала смутилась, а потом тряхнула русыми волосами и возмутилась.

- Вообще-то требовать поцелуи нечестно, ведь искали мы вместе так что не претендуй, а во-вторых вы сами вызвались мне помочь с личным миром, так что теперь не отвертишься, пару тысячелетий ты, считай, мне уже подарил, ведь здесь еще навести порядок, - она повернулась в сторону второго, – Дариэль, радость моя, ты просканировал наш мир? Там нет никаких сюрпризов? – Дариэль, покраснел от удовольствия, и, хотя головой он понимал, что Ламариэль просто дразнит друга, но ее пусть и слегка язвительная ласка приводила его в смущение.

- Знаешь, сюрпризы здесь есть, но они исключительно приятные, мир нов, не заявлен никем в резерв, не имеет никакой органической жизни, но полон богатств внутри, создавался по всем правилам. Видите, горы на востоке, так вот залежи руд богатейшие, местами попадаются самоцветы, западные горы тоже не простые, руды, мрамор, золото, центральные области пригодны для жизни, плодородные земли, наличие воды ну и как сами видите большой внешний океан. Так что малышке Ламариэль повезло, ее сил на создание биосферы хватит с лихвой.

- Дерзай малышка, - вклинился в разговор рыжеволосый демиург, его внешность везде выделяла его из толпы, яркие волосы, бирюзовые глаза, сливочно-белая кожа, мягкие правильные черты лица и острый внимательный взгляд. – Начинай с растительности, потом посмотрим.

А Ламариэль тем временем, с восторгом осматривала доставшийся ей мир. Перепалка парней для нее не новость, они везде были неразлучной троицей, друзья с детства, Дариэль и Эриэль были старше, опытнее, у каждого за плечами по собственному миру, а девушка еще ни разу не выступала в роли создателя, все ей было внове и когда друзья предложили помочь с ее первым опытом демиурга, она с радостью согласилась. И вот перед ней громада нового мира, мира -принадлежа-щего ей, мира, который ей предстоит заселить живыми существами.

- Ты уже решила кого, ты здесь поселишь? – Эриэль, как всегда задает правильные вопросы, ведь от расы жителей много зависит, к ним надо адаптировать окружающую среду и животный мир. Ламариэль ответила не задумываясь:

- Да, я поселю здесь расу магов, они будут сильными, и мне не придется изначально их контролировать, мы научим их основам магии и они сами оформят свой быт, у них не будет богов, не будет чему поклоняться, они будут сильными сами, своей силой. – Ламариэль так была увлечена своей идеей, что не заметила как переглянулись парни, как поблекли их улыбки.

- Ламариэль, это глупо, нельзя изначально делать сильную расу, они должны прийти к знаниям сами, мы будем их направлять, учить, но давать им изначально силу и магию нельзя. Или хотя бы подсели еще пару рас, в горах как раз место для орков, среда обитания самая что ни на есть благоприятная, противостояние рас, будет двигать их по пути прогресса, а ты хочешь дать все и сразу и им некуда будет стремиться – отповедь Эриэля, напоминала лекцию в школе демиургов, но девушка лишь тряхнула волосами, - вы мне обещали мой мир? Вот и не вмешивайтесь.

- Малышка, так не строится цивилизация, нельзя им дать все, или хотя бы создай более слабую расу, твои маги будут управлять ими, и не начнут конфликта между собой.

- Я хочу магов, - Ламариэль обиженно надула губы, - вы мне обещали помочь, а не строить мои мир самим, у вас свои миры есть, вот там и командуйте – противопоставить этому было нечего, они действительно обещали ей полную свободу действий и сейчас начали раскаиваться в столь необдуманном поступке.

****

- Малышка, знаешь, а растительность у тебя получилась преотлично, - Ламариэль расцвела от комплимента и благодарно посмотрела на рыжего демиурга, - но только ты не увлекайся, хорошо, уже весь мир зарастила, где живности резвиться? – и смеясь он увернулся от шарика мха, которым в него запустила девушка и побежал к кромке прибоя, где уже давно резвился его темноволосый друг.

- О, демоны, Ламариэль, зачем ты заселила моря такими крупными рыбами, они же съедят нашего Дариэля, - Эриэль был в ударе, нападки на друзей, единственная радость в этом пустом еще мире удавались ему блестяще, но если Дариэль отвечал ему тем же, то Ламариэль было не до острот, заселение мира дело не шуточное, надо было продумать всю биологическую цепочку, шаг за шагом. Некоторые виды ей ну, никак не удавались, а просить парней было стыдно, ведь она сама велела им не вмешиваться, и вот они уже вторую сотню лет возятся с ней, а она еще и до своих основных созданий не дошла. Душка Дариэль делился с ней силой, когда вечерами уставшая демиургесса вновь и вновь размышляла над своим проектом. Она понимала, что парни не просто так ввязались в эту дурацкую авантюру, имея по собственному миру за плечами ими уже не владела жажда созидания, но симпатии к одной, русоволосой девушке, которая ввязалась в, наверное, не совсем посильный, проект создания нового мира и постоянное соперничество между собой держало их вместе, позволяя Ламариэль продолжать свое дело, потихоньку продвигаясь к его венцу - творению великих магов.

Идея создания расы магов пришла к ней давно, сначала как глупая идея, потом при рассмотрении, она поняла, что в принципе это ей по силам. Сейчас, при реальном создании, она понимала, что ресурса сил у нее маловато и поэтому тянула, пытаясь физически и магически повысить свой резерв, чтоб ее создания были максимально приближены к ее идеалу. Дариэль от души помогал ей проникнувшись ее идеей, а Эриэль хоть и давал советы, но идея создания магов до сих пор казалась ему бредовой.

- Ну пойми Ламариэль, при населении мира несколькими расами они хотя бы будут развлекать тебя ведением войн, шпионаж, интригами, в конце концов трагическая любовь между несопоставимыми индивидами, это интересно, а ты… - пытался он переубедить девушку.

- Эриэль, я наоборот всеми силами хочу избежать войн и смертей, для этого и хочу создать их всех прекрасными и добрыми, сильными и справедливыми. Ты представляешь каких высот они достигнут начиная сразу с такого старта, имея высшую магию, знания, умения.

- Дуреха ты, ну вот скажи, ведь мир демиургов велик, полон магии, у нас не рождаются уроды или лишенцы, но скажи, разве мы живем мирно, да как созданные тобой скорпионы, если поместить их вместе, понимаешь, поэтому и прячутся по своим мирам как тараканы. Иногда войны разгораются из-за милых глаз одной единственной девушки, - он странно посмотрел на девушку, блеснул зеленой молнией в глазах и продолжил – а если ты создашь мир настолько великий и полноценный, то ему просто некуда будет развиваться, он будет приходить в упадок, а тебе разве нужен такой мир?

- Ты не прав, если я дам силу своим созданиям, они смогут жить в справедливости и равноправии, им не будет необходимости вести войны, а уж с девушками я думаю они разберутся своими силами, хотя бы тем, что дадут им самим право выбора.

Парни резко посмотрели друг на друга, взгляды скрестились как мечи и искры полетели в пространство, и как бы не хотела Ламариэль не замечать этого было все сложнее и сложнее. Ребятам нравилась она, нравилась обоим, но быть яблоком раздора между лучшими друзьями не хотела, и даже свою симпатию к Дариэлю давила на корню, понимая, что их отношения могут и не сложиться, а друзей она потеряет однозначно, да и между ними тоже никогда не будет больше той сердечной дружбы, которая была раньше. Замечать, что яд соперничества уже давно отравил эту дружбу, она упорно не хотела.

- Знаешь, малышка, а ты превзошла саму себя – демиурги рассматривали творение юной Ламариэль и не находили изъянов, сила магов была почти равносильна их собственной, девушка вложила в их головы и сознание собственное понятие о справедливости, трогательное и бескомпромиссное, чувство прекрасного, честность и много других добродетелей. Несколько сотен лет она трудилась и ее мир стал отражением ее душевного мира, чистого и прекрасного.

С чувством полного удовлетворения Ламариэль решила отдохнуть, ежедневное напряжение, страх не справиться или, что еще хуже, создать не то, что планировалось, отпустило. Вот они ее создания, чистые душой, сильные физически и магически, прямолинейные, уверенные в себе и, как и следовало ожидать, красивые мужчины и женщины.

- Хватит почивать на лаврах, теперь им надо дать знания, не будут же они магическим огнем разжигать костер, или файерболами охотиться, -беззлобно бурчал Эриэль, - говорил я тебе, создай расу рабов, - сейчас бы этой проблемы не было. – Эриэль ворчал специально, стараясь не показывать своего восхищения, девочка, совсем без опыта, едва выйдя из детского возраста, еще даже не закончив школу демиургов, превзошла их всех. ЕЕ создания отличались внутренним светом, чистотой помыслов, невообразимой магической силой и долголетием, конечно сравниться с демиургами они не могли, но на своей земле обладали почти несокрушимой мощью, правда пока применять ее они не могли – не хватало умений, но опыт и знания дело наживное и демиурги с жаром принялись за обучение. Сотни лет они прожили среди магов, обучая, творя, создавая, сотни лет восторга и созидания, несколько поколений сменилось прежде, чем демиурги наконец решили отдохнуть.

***

- Ламариэль, малышка, ну ничего не случится с твоими созданиями, в конце концов надо зарегистрировать тебя создателем, внести в реестр источники силы, прикрепить прямые порталы и наконец сдать зачет по созданию собственного мира и получить наконец статус полноценного демиурга, только тогда ты сможешь заявить права на этот мир – слова Эриэля, как самого разумного из их троицы задевали за живое, девушка знала, что пока она не получила статус полноценного демиурга она не имеет права создавать иные миры, кроме учебного, а именно его она должна уничтожить после первого эксперимента, но уничтожить все, что создавалось ею столько сотен лет, ее мечту, ее идею, было выше ее сил и оставалось одно, получить статус демиурга, и уж потом зарегистрировать в общей системе миров созданный ею мир. Зарегистрировать с нужной степенью посещаемости, как свободный, подконтрольный или как закрытый мир, и тогда только она сможет решать его судьбу, но оставлять свое детище, было ужасно страшно, и хотя она давно уже не контролировала погоду, стихии, урожайность и прочие природные явления, страх, что что-то неучтенное разрушит ее работу, погубит ее создания никак не отпускал ее. И не важно, что первые из ее созданий уже успели состариться и умереть, их дети и внуки ощущались ею такими же созданиями, ответственность за них не уменьшалась.

- Малышка, ну что может случиться за какое-то пару сотен лет, больше мы там не пробудем, они даже забыть тебя не успеют с их-то долголетием.

- Но время в созданных мирах отличается от течения времени мира эталона, - вспомнила лекцию Ламариэль, - мы ни разу не отлучались отсюда, откуда мне знать в каком соотношении?

- В моем первом учебном мире соотношение было один к четырем – вспомнил Дариэль.

- А у меня один к двенадцати, но это мы сможем узнать лишь вернувшись домой.

Девушка понимала, что отлучка неизбежна, мир с такими показателями надо закрыть, да и заявить себя создателем уж очень хотелось, но как мать не может оставить маленького ребенка, так и Ламариэль никак не могла оставить свой «новорожденный» мир и как могла оттягивала свое возвращение домой.

Слова друзей она обдумывала стоя на коленях у магического источника, таких в ее мире было два, но этот она любила почему-то больше, ее руки были погружены в первозданную магическую энергию, ей не нужна была сила, но ощущение тепла, которое исходило от него навевало на нее тихую радость, дарило спокойствие и ощущение счастья. Этот источник находился в небольшом гроте в скале, которая одна возвышалась на большой поляне в окружении девственного леса, дальше виднелись горы, на горизонте они высились снежными пиками. А здесь, в сердце огромной скалы бил источник чистой магии, выплескиваясь из темного чрева базальтовой глыбы в небольшой нерукотворный бассейн, и уходя обратно в толщу земли.

Парни замерли на входе в грот, зрелище представшее им было сродни сказочному, длинные волосы девушки падали на лицо, отсветы магической энергии играли голубоватыми бликами на ее коже, а она творила, уйдя в себя, не слыша голосов друзей и то, что выходило из под ее тонких пальцев не было похоже ни на что другое прежде виденное ими. Девушка из чистой энергии лепила лепестки неведомого доселе цветка, нежные прозрачно-белые лепестки, как бы сияющие изнутри, светились в ее руках, тонкие тычинки с золотистой пыльцой материализовались изнутри, и ровный стебель неестественного бирюзового цвета с пробегающими искрами магии внутри. Юная демиургесса удовлетворенно вздохнула и только теперь парни на входе поняли, что тоже затаили дыхание на время создания чудесного, магического растения.

- Я назову тебя магириус, - тихо заговорила она с цветком, не видя посторонних слушателей, - единственное полностью магическое создание в этом мире, жаль, что жить ты сможешь только здесь, - тонкий аромат пополз к выходу из грота – твой запах будет будить эмоции спрятанные глубоко внутри, рядом нельзя будет солгать, чувства поверхностные покажутся мелкими, а чистые поднимутся на поверхность и засияют в душе. Юноша приведя сюда возлюбленную сможет понять действительно ли она его единственная любовь, а поцелуй любви подаренный здесь будет вернее любой клятвы, крепче всяких оков, сильнее самой смерти, - она говорила, а цветок светился в ее руках, прекрасный аромат наполнял грот и вот уже десятки цветов засияли вокруг источника, озаряя одухотворенную фигурку девушки стоявшую посреди них с закрытыми глазами, непонятно откуда взявшийся ветерок раздувал ее волосы, заставляя блики запутаться в них и придавая им потусторонний зеленоватый оттенок, а парни, тем временем ошарашено смотрели на нее широко открытыми глазами и пятились к выходу. Ламариэль вышла вслед за ними и уже потом рухнула на колени выдавая насколько сильно было ее истощение, и как много сил она вложила в создание единственного цветка, который смогла наделить такими невообразимыми характеристиками.

ДВЕ ТЫСЯЧИ ЛЕТ СПУСТЯ

- Я вернулась!!! – наконец-то я вернулась… - Ламариэль бабочкой кружила в воздухе на выходе из портала раскинув руки и жадно вдыхая воздух своего мира. Она была счастлива. Парни вышедшие из портала вместе с ней любовались ее радостным видом и улыбались, оглядывая близлежащее пространство. Казалось, ничего не изменилось, любимая поляна Ламариэль с огромным куском скалы, вокруг леса без признаков жизни, возвышающиеся горы. Демиургесса первым делом побежала проведать свой любимый грот с магическим источником, демиурги же остались на поляне давая девушке возможность почувствовать себя дома, ощутить радость узнавания ею своего мира, а миру своего демиурга.

Вообще-то демиурги не находятся постоянно в своем мире, да и у некоторых их не один и не два, наладив инфраструктуру они уходят иногда на тысячи лет, иногда лишь проверяя как функционирует их детище, зачастую оставляя вместо себя управляющих, которые для населения мира становятся богами способными карать и миловать, насылать стихии или защищать от них, а иногда и игнорируя население своего мира и почивая на лаврах самомнения и собственного величия. Но для Ламариэль этот мир все-таки первый и уходя домой, для продолжения обучения и регистрации своего мира, она так и не решилась дать своим созданиям бога, да и стоило ли создавать бога расе равной богам.

Дикий крик прорезал тишину утра и демиурги кинулись к визжащей девушке. Ламариэль стояла у входа в свой грот и кричала не отводя взгляда от чего-то у входа. Подбежав, парни лишились дара речи, недалеко от входа в грот стоял каменный алтарь, залитый запекшейся кровью и у подножья алтаря на вытоптанной траве лежали несколько тел. Дариэль резко схватил девушку за плечи и развернул к себе крепко прижимая к груди и медленно попятился прочь от ужасного зрелища, Эриэль же наоборот подошел ближе, на траве медленно разлагались несколько детских тел, почти младенцев явно убитых именно здесь на жертвеннике, бледнея от ужаса и отвращения демиург, презрев все обещания не вмешиваться в дела этого мира, поднял руку и одним резким ударом силы расколол алтарь на множество кусков, осыпавшись грудой щебня он прикрыл непогребенные тела и только тогда Эриэль повторным приложением сил просто уничтожил все следы, даже траву прирастил лишь бы не осталось ничего напоминающего этого ужасного зрелища. И снедаемый ужасной догадкой скользнул в портал, лишь оглянувшись на Дариэля пытавшегося успокоить бьющуюся в истерике Ламариэль.



Догадка демиурга подтвердилась стоило лишь ему выйти из портала у второго магического источника. Эриэль стал свидетелем страшного зрелища: у похожего каменного алтаря стояла обливающаяся слезами молодая женщина в руках у нее был жертвенный нож, а на алтаре лежал ребенок, совсем еще кроха, несколько месяцев от роду, отец малыша видимо смирившись с судьбой понуро стоял в кольце других мужчин, еще одна женщина, видимо жрица, одетая в ярко красную хламиду торопила несчастную мать и когда та все-таки не смогла поднять руку на своего ребенка жрица не дрогнувшей рукой схватила жертвенный нож все еще удерживаемый матерью малыша и вонзила его в ребенка . Дальше Эриэль смотреть не смог, одним усилием воли он разрушил алтарь погребя под осколками камня и жестокосердную жрицу, чтоб потом уничтожить даже малейшее напоминание об этом месте.

***

Весь день онемевшая от ужаса Ламариэль смотрела на свой мир, ужасаясь содеянному за такой «короткий» срок. Жилы стационарных порталов протянулись из конца в конец, но по ним проходили не для дружеских встреч, а лишь переводили враждующие армии. Маги поворачивали реки вспять, чтоб смести силой стихии замки неприятеля, а другие прокладывали порталы в дикие миры и призывали жутких тварей, как порождения эволюции так и магии, и стаи волколаков были самыми безобидными из них. Третьи экспериментировали с некромантией поднимая мертвых и ведя в бой армии зомби. И во всем этом безумии в лесах скрывались единицы выживших не имеющих магического дара уже не магов, но людей…

***

Юноши смотрели на ошеломленную девушку и не знали, что сказать, увиденное было настолько нереальным, что поверить в этот кошмар было невозможно, но это было. Эриэль знаками поманил друга подальше от застывшей в скорбных муках демиургессы и увлек глубоко в лес. Там, примостившись на поваленном дереве, долгим взглядом смерил Дариэля, когда-то лучшего друга, потом соперника, но сейчас они оба оказались перед одной бедой и давняя дружба победила ревность.

- Дар, надеюсь ты понимаешь что происходит, надо как-то прекратить это безумие иначе оно может выйти за пределы этого мира… - внимательный взгляд юноши казалось пытался заглянуть в душу друга.

- Эриэль, давай смотреть на вещи здраво, малышка на мелочи не разменивалась, все здесь создавалось основательно с применением максимума сил, уничтожить этот мир мы не сможем даже объединив наши усилия. А Ламариэль ни за что не уничтожит плоды своего труда, это ее первый мир первый опыт, невероятно удачный и в то же время скандально провальный, то что творится здесь сейчас повергнет Совет в шок, что они сделают с малышкой я боюсь даже предположить, уничтожение мира и лишение ее сил на пару тысячелетий это самое легкое из наказаний, ты сможешь обречь ее на такое? А ведь они могут подвергнуть ее и другим наказаниям, зачистка памяти, принудительное замужество, твой отец заседает в Совете, ты знаешь как они убирают неугодных, слишком сильных или с буйной фантазией, ты сможешь отдать ее Совету, отдать сам, своими руками? – Дариэль говорил отрывисто, но каждое слово падало звеня в душу его собеседника, горячее чувство подавляло здравый смысл, они были молоды и не могли принимать решений, они были обязаны донести в совет демиургов об смелом эксперименте замечательной девушки в которую оба были тайно влюблены, но чувства застили глаза и вовремя они оба не разглядел масштабов созданной Ламариэль расы. - Она создала расу богов, никто и никогда не делал ничего подобного, один-два бога на мир и все нормально, три-четыре и начинаются склоки, а целая раса богов, причем сама она даже не подозревала о силе, которой наделила своих созданий, и теперь они ведут войну. За какую-то пару тысячелетий, пока нас не было, они полностью изменили вид этого мира, повернули вспять реки, выжгли леса, сила каждого взрослого мага почти равна силе одного из нас, ты сможешь начать убивать их по одному? Иначе мы бессильны, уничтожить мир может лишь Ламариэль или совет, но отдать ее на растерзание совету я не смогу, убивать ее создания, убивать по одному, наверное единственный выход, но ты сможешь убить детей? Ведь они уже даже не создания, это полноценный живой организм, они не созданы, они рождены, они подтверждение правильности созданной ею эволюции.

- Но их вырождение как магов, подтверждает мою теорию, нельзя давать созданиям сразу все, они должны чего-то достичь и сами. Ламариэль наделила их силой бога, их магия плескала через край, а много богов – много проблем и решать их надо нам с тобой – ты уверен, что мы сможем? – Эриэль был возбужден, сын одного из членов Совета, он точно знал меру риска, но и понимал, что донеся Совету об проблемах этого мира он обречет Ламариэль на страшный суд Совета демиургов, а там защитить ее не сможет никто уж больно суров закон. 

-Мы должны разобраться с этим сами не привлекая Совет, не убивая ее созданий, хотя бы потому что их уже невероятно много, не уничтожая мира и по возможности щадя чувства Ламариэль – Дариэль понимал, что это слишком много, вдвоем они не справятся с мощью расы магов, но причинять боль девушке он не хотел. Не зря Ламариэль так отчаянно не хотела покидать свой мир, годы плавно перетекли в десятилетия, потом в сотни лет, ей пришлось закончить школу демиургов, чтоб получить право иметь свой собственный мир и единолично отвечать за него, потом регистрация его, потом всевозможные проволочки, а с разницей во временных потоках и вот здесь прошло почти два тысячелетия с ее отъезда, срок небольшой для бессмертных демиургов, и она надеялась, что так же не велик для магов, чей срок жизни был около 500 лет. Но все изменилось, возврата к прошлому нет, по меркам Совета мир подлежал уничтожению, как потенциально опасный для всех, чудом локальная война не перекинулась в соседние миры и как остановить ее демиурги не знали. Виденное сегодня избиение младенцев не оставило демиургам ни капли иллюзий, малюток не имеющих магического дара приговорили к смерти собственные родители, это стало точкой невозврата, и тогда пришло понимание, что остановить это безумие невозможно…

- Дар, мы должны что-то решить, и у меня кажется есть идея, - Эриэль надолго замолчал пытаясь поймать за хвост ускользающую нить догадки и просчитывая возможные варианты развития событий. Дариэль не отвлекал друга, перед его глазами стояло застывшее в ужасе лицо Ламариэль, ее потухающий взгляд, ужас от увиденного и осознание своей беспомощности. Он чувствовал ее боль как свою, но все чем он мог помочь, это взять за руку и держать незаметно пытаясь влить в нее хоть чуть-чуть своей силы, иначе она просто свалилась бы.

- Единственное что мы сможем сделать это повлиять на ауру всех магов, понимаешь, Малышка создала их всех по одному шаблону, значит у них есть тонкое место, мы окутаем весь мир частой сетью заклинания и оно запущенное одновременно заблокирует часть магии, думаю это сработает и главное это нам под силу, мы разделим магический дар по какому-нибудь общему признаку, например по способности к целительству, или способу доступа к разным видам энергии, или способности к защите, а можно все три критерия увязать в одно, разделить тяжелую боевую магию и более тонкую целительскую, вот и критерий, одни не смогут без других, а главное им больше не за чем будет воевать, пока они разберутся с последствиями заклинания пройдет не одна сотня лет, а к тому времени они наверное станут мудрее. – Эриэль так разволновался, что вскочил с дерева, служившего ему стулом и начал нервно расхаживать по поляне. - Мы уничтожим привязку магий в их аурах и каждый сможет пользоваться лишь ограниченной частью своих сил, - продолжал Эриэль. Но сделаем мы это так, чтоб малышка не знала, - вот на этих словах Дариэль встрепенулся:

- Как это чтоб не знала? Ты что решил изменять ее мир у нее за спиной? Ты же знаешь как ревностно она относится к невмешательству в свой труд.

- Знаю, и поэтому предполагаю, что она будет против, но ты видел сегодня она ничего не смогла сделать, никак не смогла повлиять на измененное сознание своих созданий ее слепая доверчивость и вера приведет этот мир к пропасти, а с ним сорвется и сама Ламариэль, - рыжий демиург уже срывался на крик пытаясь вразумить своего оппонента, сам Дариэль понимал и принимал его доводы, но мысль о том, что придется действовать втихомолку, за спиной у девушки, нервировала его. Но поступить иначе он уже не мог, наделенные огромной силой маги действительно вышли из-под контроля, мало того, что они затеяли войну, мало того, что начали уничтожать собственное потомство не имеющее магического потенциала, некоторые стали выходить за пределы своего мира. Со своей огромной магической мощью они могут поработить другие миры и тогда вмешательства Совета демиургов не избежать. Разделить токи магий показалось ему удачной идеей, маги имеют огромный потенциал, но каждому из них присуща именно одна основная специализация, кто-то целитель, кто-то травник, кто-то боевой маг и так далее, вот эта специализация и останется приоритетным моментом при разделении сил, каждый сможет пользоваться чем-то одним, максимум двумя, их сила никуда не уйдет, но черпать из неиссякаемого магического источника они уже не смогут, поскольку просто не смогут использовать другие виды энергии, ведь даже магическая энергия не однородна. Да, это наверное, единственный выход.

- Хорошо, на плетение столь мощного заклинания нам понадобится время, - Дариэль откинул сомнения, это нужно им, но еще больше это нужно малышке Ламариэль, ее гнев он перенесет, но не позволит Совету испортить ей жизнь. Она ведь не просто рядовой демиург, ее мир прекрасен, ее последнее создание – цветок магириус – просто шедевр, не всякий маститый артефактор в состоянии создать нечто подобное, да еще с такими характеристиками, нельзя отнимать у нее тягу к созданию, иначе она просто перегорит, а вот этого он себе никогда не простит.

***

Плетение заклинания, проверка и прочие сложности заняли несколько дней, все это время юноши почти не видели Ламариэль, она пряталась от окружающего мира в своей любимой пещере с магическим источником, за прошедшие века она полностью заросла магириусами и выглядела просто фантастически. И сегодня Дариэль впервые вошел сюда, вошел не скрываясь, не стыдясь, Эриэль видел, что друг уходит, но впервые не последовал за ним. Ламариэль как и тогда сидела возле источника, бирюзовые блики играли с ее пшеничными прядями, струи живой магии стекали с тонких пальцев, чтоб с тихим звоном слиться со своими сестрами в общем потоке. Десятки цветущих магириусов росли тут и там, разливая свой волшебный аромат. Девушка услышала шаги, но не обернулась, лишь ее плечи вздрогнули в попытке сдержать рыдания. Дариэль подошел ближе, от аромата кружилась голова, но мысли стали как будто четче, ярче, сейчас он не испытывал сомнений, девушка поднялась ему навстречу, но головы не подняла, слезы еще не высохли на щеках, а показывать друзьям свою слабость и беспомощность она не хотела. Юноша мягко взял ее за подбородок и поднял заплаканное личико чтоб заглянуть в ее глаза, заглянул и утонул, много веков он был рядом, когда она была еще малышкой и потом, когда стала взрослой, когда она проворачивала свои детские шалости и когда трудилась создавая этот мир, когда она радовалась жизни и когда уставшей от созидания он протягивал руку делясь такой нужной тогда энергией. Он всегда знал, что любит ее, но именно сейчас понял, что другой любви в его жизни нет и не будет, что именно эта девушка вошла в его сердце прочно и навсегда. И сейчас, когда он кончиками пальцев стирал жемчуг ее слез с заплаканных глаз, когда вторая рука непроизвольно притягивала девушку за талию поближе к себе, он понимал всю правильность этого поступка, его губы медленно скользнули по ее виску, собрали остатки слез с глаз и замерли у дрожащих губ, замерли давая ей возможность сделать шаг назад, оттолкнуть и когда этого не произошло обрушились на ее мягкие губы шквалом соленых от слез поцелуев. И уже не важно было ничего вовне, чувства захватили их с головой, так долго сдерживаемые они прорвались лавиной и погруженные в этот водоворот страстей, они не заметили неясной тени скользнувшей прочь от входа в грот.

***

Утро выдалось хмурым, низкие облака неслись по небу гонимые северным ветром. Мелкий дождик срывался со свинцового неба. Огромной поляне покрытой волнующимся морем трав предстояло стать местом побоища, силы двух враждующих лагерей скопились с двух сторон поля, огромная скала, неизвестно откуда принесенная в это место, стояла почти посередине, за спиной одного из войск медленно несла свои воды большая река.

Ее любимое место, то которое она создавала с такой любовью выбрали для решающего боя армии враждующих магов. Сейчас грянет горн и начнется бой, сначала стороны начнут перебрасываться огненными файерболами, потом пойдут в ход стрелы на лету превращающиеся в змей, потом огромные магические животные, выведенные уже самими магами для ведения боевых действий, они уже видели все это и не важно какая из сторон победит, к вечеру эта река покраснеет от крови и ее спокойные воды понесут вниз по течению сотни трупов. Ламариэль дрожа от ужаса смотрит на уже готовые сорваться отряды, еще немного времени, несколько минут и смерть начнет косить ряды тех, кого она создавала с таким трудом, и пусть те уже мертвы, но их потомки стоят сейчас по обе стороны поляны, готовые убивать, их руки держат мечи, на их пальцах дрожат смертельные заклинания, а глаза полны гнева. Вот у кого-то не выдерживают нервы и в воздух взвивается первая стрела, Ламариэль не в силах больше выдерживать эту пытку, из уст юной демиургессы вырывается заклинание, невидимая стена медленно поднимается между враждующими сторонами, она бросается на поляну между двумя войсками и взвивается в воздух, с обоих сторон в ее сторону летят смертельные снаряды, кто-то метнул огненный смерч, кто-то ядовитую стрелу, сердце Дариэля пропустило удар и он непроизвольно сделал шаг вперед порываясь броситься на помощь, но Эриэль властной рукой удержал его.

- У нас есть свое дело, она справится, тем более, что ей надо лишь немного продержаться, а мы давай займемся своим, - и напряженно зашептал последние составляющие сложнейшего заклинания, понимая что друг прав он так же включился в работу, лишь краем глаза поглядывая на любимую девушку все так же парящую на небольшой высоте над центром поля стараясь вырастить магическую стену разъединяющую противников. Видимо маги приняли ее за угрозу и с двух сторон начали метать в стену и поверх нее магические шары, файерболы и прочее метательное оружие, стараясь задеть парящую фигурку.

Возможность летать - единственное искусство, которое не дала своим созданиям Ламариэль, но даже это не остановило воюющих магов, никто не задался вопросом, кто это, кто может лететь и быть неуязвимым для всего их оружия, кто не побоялся выйти один на поле между двумя армиями. А тем временем на обе армии, да и на весь мир опускалась частая сеть, существу не наделенному магией видеть ее было не дано, да для них она и не была ощутима, но маги видели ее и вот уже обе армии подняли вверх мечи в надежде, что заговоренная или откровенно магическая сталь прорвет неизвестно откуда взявшуюся сеть. Ламариэль недоуменно оглянулась, все вокруг быстро покрывалось магической сетью, маги которых коснулась сеть бросали оружие и хватались за голову не заботясь о продолжении битвы. Лишь одно окошко виднелось в сети, малюсенький разрыв светился над основным межмировым порталом, демиурги не хотели рисковать, боясь нарушить настроенные уже связи, выстраивать собственный портал требовало огромных магических и физических затрат, которых у них уже не было. Сеть приближалась к Ламариэль,

- Малышка давай сюда, - Дариэль хоть и знал, что демиургу заклинание не должно причинить вреда, не хотел рисковать, но девушка казалось не слышала его зова, она оглядывалась вокруг пытаясь понять что же произошло. Вокруг маги, схватившись за головы катались по земле, кто-то пытался применить магию, но у него не получалось и он недоуменно смотрел на непослушные руки, кто-то крушил вокруг себя мечом друзей вместо врагов, хаос невообразимый. На центр поля магическая сеть опустилась в последнюю очередь, медленно опадая она опустилась на замершую в воздухе Ламариэль и вот она замерла на какое-то мгновенье и вдруг как будто придавленная сетью она начала сначала медленно оседать вниз, потом все быстрее и быстрее момента ее падения Дариэль не увидел, он уже бежал к ней, бежал, забыв что может летать, бежал со всех ног презрев все, не вспоминая, что именно она демиург этого мира и ей не грозит здесь никакая опасность. И вдруг остановился, сорвавшийся вслед Эриэль впечатался ему в спину и так же потрясенно замер, перед ними на земле сидели две девушки, две Ламариэль, две как две капли похожие, но разительно отличающиеся, одна такая привычная, с волосами цвета спелой пшеницы, но ее в глазах зияла пустота и вторая Ламариэль с бесцветными белыми волосами и чернилами разливающимися зрачками затопившими все глаза. А остатки сети, что так неравномерно покрыли всю поляну, а вместе с ней весь этот мир, еще продолжали опускаться на поле, настигая некоторых магов, что пытались спрятаться под сенью деревьев или сбежать по реке, приближаясь к двум демиургам соляными столбами застывшими в двух шагах от раздвоившейся девушки. Первым опомнился Эриэль, схватив друга в охапку он бросился к просвету в сети, к самому порталу, бежать было недалеко, но Дариэль рвался назад к ничего не понимающим девушкам, глаза которых провожали убегавших парней и медленно наливались слезами.



- Уф, успели, - теперь стоя на безопасном пятачке портала Эриэль прокручивал в голове всю цепочку своих умозаключений, исполнение и искал ошибку, доли секунд ему понадобилось чтоб понять ошибки быть не могло, и оглядываясь на обезумевшего друга, удерживая его в безопасных пределах вновь проследил за его взглядом, там на пригорке, совсем недалеко стояли две девушки, две похожие на одну, которую тысячелетиями любил, а вчера вдохнув волшебного аромата магириуса и глядя как ее целует другой, пусть и лучший друг, вдруг в его душе поселился покой и твердая уверенность, что на его век девушек хватит и где-то далеко его ждет настоящая любовь, и тогда он понял о чем шептала Ламариэль создавая эти цветы и почему сейчас он не отпустит Дариэля, почему потратит годы а может и сотни лет чтобы понять, что он сделал не так и как исправить свою ошибку.

Часть первая.

 Черный всадник несся по дороге, как будто его преследовали демоны, спроси его кто-нибудь куда он так торопится он вряд ли смог бы дать ответ на этот простой вопрос. Ноги сами до боли сжимали круп коня, подгоняя его и заставляя нестись сквозь рассветный туман, как хищную птицу, расправившую свои черные крылья. 

Медленно тащившийся, и не успевший убраться с дороги крестьянский обоз, он объехал по обочине, распугав прыснувших из под копыт коня мужиков.

- Скачет, как будто за ним демоны гонятся – в сердцах плюнул один из обозников.

- Этому демоны не помеха, неужто не признал?

- А где уж мне признавать, чать с благородными магами за одним столом не сиживал… - чуть обиженно признал рябой мужик, чуть не попавший под копыта коня неведомого всадника.

- Так то ж сам Черный магистр проехал.

- Да неужто? Почем знаешь? – крестьянскую медлительность как ветром сдуло, серые глаза лучились почти детским любопытством.

- Дык видал я его, давненько правда, но они гады не старятся, да и кто осмелится одеться во все черное притягивая Мару-смерть, как не маг смерти – чинно рассуждал старый обозник, привычно оглядывая исподлобья ряд подвод растянувшихся по дороге, -может вечор и порасскажу, а сейчас не до этого, гляди Гнедко уж стал почти, ветки объедает – прикрикнул он на любопытствующего и пошел торопить растерявшихся людей.

***

 А он спешил, тяжелый черный плащ развивался у него за спиной, вороной конь выбивал комья земли из-под копыт, темные волосы выбившись из туго стянутого хвоста хлестали по спине. Он спешил, он часто спешил, обязанности Мастера требовали его присутствия во многих местах, а постоянно строить порталы он не любил, но сегодня его подстегивало странное чувство, что он ужасно опаздывает и он все туже сжимал бока коня, не обращая внимания на усталость скакуна и погонял, погонял боясь не успеть.

 Дед всегда учил доверять интуиции, даже самому малому ее проявлению, в их работе малейшее дуновение силы иногда решало многое, а сейчас выброс сил, который он почувствовал говорил о многом и в то же время ни о чем, всполох в небе, гром среди ясного рассветного утра и страшное предчувствие не успеть гнало его вперед. И сейчас на лесной дороге, уже довольно далеко от человеческого жилья, погоняя своего вороного, он пытался понять, что именно так подействовало на его подсознание, такое уже было и он тщетно пытался вспомнить, когда и где.

 Дорога все глубже уходила в лес, скакать в том же темпе по лесной глуши было невозможно, он слегка придержал коня, давая ему возможность сбавить ход и слегка отдохнуть. Вокруг стояли вековые деревья, лесная дорога, еще не тропа, но уже и не тракт вилась под их сенью тонкой ниткой, густой подлесок не давал простора взгляду ограничивая видимость. Внутреннее напряжение не отступало и понять его причину никак не получалось. А ведь вывести его из себя было непросто, общение с самой Марой-Смертью накладывало угрюмый отпечаток на его внешность и склад ума. Выражение его лица, даже когда он смотрел спокойно пугало окружающих. Лицо - само по себе приятное несло печать силы и мрачности. От природы слегка смуглая кожа за годы в седле была загорелой и от этого его лицо казалось высеченным из камня, сходство подчеркивали резко выдающиеся скулы и волевой подбородок слегка смягченный маленькой ямочкой. Тяжелые темные волосы стянуты в тугой хвост, который спускался до лопаток. Тонкий шрам странным зигзагом перечеркивал лоб и рассекал правую бровь. Но самыми странными на этом лице были глаза, цвета морской волны меняющие свой оттенок как океан - от темно зеленых, почти черных в момент гнева, до бирюзовых - цвета моря в ясный день, сквозь которые хотелось заглянуть в душу этому сумрачному человеку.

 Вот он вздрогнув остановил коня, прислушался к чему-то и резко углубился в лес. Все его чувства были на пределе, ноздри трепетали от предчувствия смерти, Мастер Смерти всегда чувствует ее рядом, а сейчас эманации смерти отчетливо ощущались откуда-то из чащи. Колючий кустарник норовил остановить его, но нельзя остановить саму Смерть когда она чует добычу. Он не пытался угадать что здесь произошло, лес казался нехоженым и в то же время Смерть чувствовалась совсем рядом, он не мог ошибаться, это его стихия, его работа, его жизнь.

 Вырвавшись на небольшую поляну он замер, отсюда эманации смерти чувствовались очень отчетливо, но поляна была не тронута ничьим присутствием, ни следа, ни запаха, ни шевеления не чувствовалось рядом. Он оглянулся и его глаза расширились от страшного зрелища, хотя казалось бы по роду занятий, пугать его было уже нечем. На кусте орешника висело тело девушки, именно висело насадившись на ветку проткнувшую предплечье, с изломанными руками и безвольно обвисшей головой, ее лица не было видно, но ее тонкая , еще не вполне оформившаяся фигурка говорила о совсем юном возрасте, золотистые волосы раздувал ветерок и они путались в ветвях, а на раскинувшемся рядом дубе уже сидел большой ворон ожидая пиршества. Она была еще жива, но вокруг разливался запах смерти грозя поглотить эту еще теплящуюся жизнь..

 Он почувствовал ее спиной, уже точно зная, Кто стоит у него за плечом и ждет, так же как этот ворон, ждет пока он отступит уступая ей дорогу, ждет… она может себе позволить ждать, она не ведает течения времени, она всегда молода и в то же время стара, как каждый из нас и как весь этот древний мир.

 - Зачем ты здесь- это не твоя работа собирать умирающих девчонок по лесам – с усмешкой сказала Смерть, она никогда не упускала возможности поболтать, Магистр с рождения был рядом с ней, он был старым другом и младшим братом, но Смерть это Смерть и при всем ее добродушии не надо забывать кто она на самом деле.

 - Она еще жива, подожди.

 - Не долго осталось…

Обмениваясь скупыми фразами он подошел к девушке и внезапно топкое ощущение утраты навалилось на него, а внутри рос и разливался протест, ну почему….

 -Отдай ее мне, формально ты пришла раньше, она еще жива, я помогу ей…

 -Зачем тебе она? Вряд ли она доживет до утра, - бесстрастный голос Смерти шелестел за плечом, а он уже снимал девушку с ее импровизированной дыбы, стараясь не повредить это хрупкое равновесие ее беспамятства и дыхания, понимая, очнись она сейчас - умрет от болевого шока, а затянись это дольше - просто истает от кровопотери.

 Сняв девушку с веток, он осторожно положил ее на траву, стараясь не причинить дополнительной боли. Вправить сломанную руку и туго перетянуть ее своим широким ремнем было минутным делом, втайне радуясь, что она без сознания иначе от адской боли в сломанной кости ей было бы еще хуже. Остановив кровь магическим заговором он заметил так и стоявшую у него за плечом Смерть.

 - Дерек, я уступаю тебе ее, не понимаю зачем тебе эта умирающая девчонка, но ты никогда ничего не просил и я уважаю твое желание, но я должна получить что-то взамен.

 Его голос прозвучал глухо, он знал законы Жизни и Смерти, закон данные этому миру Демиургами и до сих пор неукоснительно соблюдаемый Мастерами Смерти, знал как никто другой и понимал, что Смерть не попросит от него мелкой услуги, ее просьба будет страшной, а может быть смертельной для кого-нибудь, но взглянув на окровавленное тело девочки, что лежала на траве перед ним, на ее посеченное ветками и чем-то еще личико, он твердо сказал: «Проси…».

 Смерть улыбнулась, она не была страшной или злой, она была привычна как старшая сестра, Смерть частенько стояла у него за плечом, но сейчас по его спине пробежали мурашки, сейчас это был Закон, неумолимый и равный для всех, и за жизнь требовалась очень высокая плата, он понимал это, но уже не мог отказаться. Выпрямившись он взглянул в глаза Смерти, взглянул как будто видел ее впервые. С ним она не надевала капюшон, бледное лицо не скрывалось под мороком или маской, какой она иногда приходила к людям, белые волосы тонкими прядями обрамляли лицо, и если бы не мертвенная бледность и бескровные губы она могла бы показаться даже хорошенькой, но сейчас он впервые увидел в ее глазах рок смерти, ее неумолимость.

 - Я готов, - голос прозвучал глухо, с плохо скрываемой угрозой, хотя сам он знал, что противопоставить Смерти он не сможет ничего, его дед и отец, были гораздо более изощренными магами Смерти, но и им не удалось ускользнуть от нее, на это он и не рассчитывал.

 Смерть слегка пошевелилась, потом ее образ пошел рябью, как круги на воде и голос, прозвучавший издалека провозгласил: «Я оставляю это право за собой, помни».

 Глухой рык Магистра был ей ответом. Но сейчас ему было не до этого, надо было помочь его находке, иначе она действительно умрет у него на руках и теперь это будет целиком его вина.

Он не любил порталы, но сейчас телепорт был просто необходим, кровь остановилась, но девушка была очень слаба и не приходила в себя, это плохой признак. Завернув ее в свой плащ и свиснув коня, он одной рукой начал вычерчивать руны открытия портала и вдруг рука его застыла в воздухе, куда идти, домой бессмысленно, он жил один и очень уединенно, далеко от населенных мест, единственная деревушка рядом с его домом была в пол дня пути, но он понимал, что сам он может и не справится, курс боевого целительства он знал, знал, как остановить кровь, вправить кость, зашить рваную рану, но что делать со своей находкой и как ей помочь сейчас не представлял, на доли секунды он задумался, потом решительно продолжил начатое и вскоре светящаяся арка портала уже ждала своего создателя. Осторожно поднимая тело девушки он удивился ее невесомости, и острая волна нежности пополам с жалостью затопила его душу, он даже остановился недоумевая, а потом слегка прижав к себе свою ношу, второй рукой придержав за повод коня решительно шагнул в телепорт. 

 ***

Из портала маг вышел прямо в открытую калитку, изнутри казалось, что вот путник заходит во двор. Намеренно он не перенесся сразу в дом, чтобы хозяин увидел, кто к нему пожаловал. Отпустив повод коня вместе со своей ношей направился к высокому деревянному дому. Сколько себя помнил этот дом стоял на околице села, хотя даже так сказать сложно, ведь с околицы его почти не видно, так он углубился в лес – казалось этот дом, не смотря на то, что был деревянным никогда не ветшает, бурные волны времени не причиняют ему вреда, а иногда разрушительные порывы природы просто обходят стороной. 

Навстречу уже спешил хозяин – сухонький старичок с выцветшими голубыми глазами, но еще по молодому цепким взглядом, взлохмаченными седыми волосами и встревоженной улыбкой. Магистр Корвинус, Великий Мастер-целитель. К старости он слегка растерял свой резерв силы и поэтому ушел из Академии жизни, где много веков преподавал и лечил, хотя что-то говорит, что это была не единственная причина по которой старый маг покинул «теплую и гостеприимную академию». Их связывала давняя дружба, если можно так сказать, ведь разница в возрасте в века накладывала свой отпечаток.

- Магистр Корвинус, мне нужна ваша помощь. - кивнув на девушку на руках - Я нашел ее в лесу, видимо ее появление и ознаменовалось чудовищным всплеском энергии, ее откуда-то просто выкинуло, но портала я не видел. Я нашел ее без сознания, истекающую кровью, с переломанными руками, кровь, остановил, переломы срастил, но она никак не очнется.

Пока, объясняя что его привело, он подходил к крыльцу дома, магистр уже широко открыл дверь приглашая внутрь. Оглянувшись Дерек удивленно поднял глаза на старого мага, за много лет он ни разу не видел, чтоб калитка этого дома была закрыта, ее просто не было, а сейчас она прям на глазах материализовалась, отрезая дом от непрошеных гостей, ничего не сказав он вошел внутрь. Остановить его эта магия вряд ли могла, а вот лишних свидетелей им и впрямь не надо, а за многие годы знакомства он научился доверять старому, мудрому магу.

Корвинус торопливо шел впереди, показывая дорогу, которую тот и так хорошо помнил. Прямо напротив входной двери в конце коридорчика была комната, где старый маг всегда лечил своих пациентов. Небольшая, но чистая и светлая, с готовыми настойками и зельями на стеллажах вдоль стен, большое кресло и широкая кушетка у окна, на нее-то и положили девушку. Магистр сразу приступил к осмотру водя руками вдоль ее тела, а маг смерти с несвойственной ему тревогой смотрел на действия и все более мрачнеющее лицо целителя. Старый маг молча вышел и вернулся с мисочкой воды и мягкой губкой,

 – Оботри кровь. А я пока приготовлю целебную мазь, для начала заживим порезы, чтоб они не открылись, когда ток жизни вновь побежит по венам. - Аккуратно, чтоб не причинить боль, протирая кровавые потеки у нее на лице, медленно зверея от осознания, что какая-то сволочь посмела причинить такую боль этому ребенку. Ее нежная кожа была поцарапана ветками, но некоторые ранки были другого характера, как будто посечены острым стеклом, руки так же, как будто у нее в руках что-то разбилось и вместо того чтоб осыпаться, поднялось вверх и изрезало свою хозяйку. В маленьких ушках искрились сережки, на шее тонкая цепочка с магически закрытым кулоном, девушка все более интриговала. В этот момент зашел Корвинус, неся баночку с густо пахнущей мазью. Обработав лицо и руки нежданной находки он выпроводил черного мага из комнаты заявив, что сейчас ему нужно тщательно ее обследовать. Тот молча вышел из комнаты и по привычке потопал на кухню. Присев на свой любимый стул у окна задумался, как же давно он тут не был. Когда-то, будучи ребенком, черный маг частенько навещал старика. Они познакомились в лесу, где Корвинус собирал травы и забрел далековато от дома, он же тогда сбежал от деда на прогулку по лесу; столкнувшись возле дикого малинника, он не испугался, хотя это наверное был первый раз, когда видел постороннего, тем более мага. Тогда они вместе обирали густо облепленный ягодами куст, ели малину и разговаривали. Дед и отец всегда разговаривали с ним как со взрослым, магистр Корвинус же рассказывал про кусты, ягоды, травы так, чтоб ребенок сразу понял, его речь текла медленно и понятно, с ним было так интересно. Но вдруг рядом материализовался дед и по его настороженному виду он понял, что дед недоволен и напряжен, но тогда еще не знал почему он так испугался, почувствовав рядом с внуком Мага Жизни. Корвинус же увидев деда наоборот улыбнулся и пошел навстречу держа руки на виду как бы показывая, что он не несет никакой опасности. Как потом оказалось, Корвинус один из немногих магов жизни верил в то, что две стороны магии созданы для противовеса, и когда другие пытались уничтожить противоположность, Корвинус понимал, что таким образом они причиняют вред себе, своей стороне магии и если ослабнет одна чаша весов, вторая может просто перевернуться и накрыть их самих. Уже потом в Академии он узнал, что Корвинуса дразнили серым магом, как раз из-за того, что он не полностью разделял мнение белых магов и сочувствовал черным.

Тогда увидев кто находится рядом, дед стряхнул с пальцев уже готовое заклинание и пошел навстречу с протянутой рукой, вот тогда юный магистр смерти и получил приглашение бывать здесь в любое время, и часто пользовался им. Магистр Корвинус многое открыл из знаний магов жизни, научил тому, чем мог пользоваться со своей темной энергией черный маг. И самое главное научил терпимо относиться к другим, к их слабостям, суевериям, сопереживать. Для Мага Смерти это наверное было лишним, но потеряв всех своих близких именно это помогло выжить и стать самим собой, конечно он не растерял мрачности присущей Магам Смерти и люди боялись не зря, но жестоким он не был, никогда не убивал без прямой на то необходимости, точнее можно сказать совсем не убивал, только нежить иногда становившуюся у него на пути, да пару раз сам отдал Смерти ее добычу, из тех, кто выжить уже не мог, но и умирал бы долго и мучительно.

Погрузившись в воспоминания, он не сразу заметил, когда пришел Корвинус, только когда возле руки поставили чашку с травяным отваром он отвлекся от своих дум.

- Как она?

- Не знаю что тебе сказать, Дерек. Привести ее в себя мне так и не удалось. Где ты ее нашел?

- Где-то на границе между Лорией и Маринией, на территории Оларии, я как раз проехал Трист, как почувствовал всплеск энергии, она была такой мощной и недалеко, при этом был сухой гром, я помчался туда, остаточная энергия привела меня в лес, там я ее и нашел, на поляне, от этого места на пол лиги разило смертью, но она была жива, висела на орешнике, надевшись плечом на ветку. Откуда чувствовалась эманация смерти не знаю, полянка была не тронута, ни единого следа ни одна ветка не потревожена, видимо ее выкинули порталом, особо не заботясь куда, и там откуда ее выкинули были еще мертвецы, как минимум один – отчитался черный маг.

- Странно, - обреченно покачал головой магистр, - я не знаю, что сказать, девушка должна бы уже очнутся, но она очень слаба, ток жизни едва чувствуется в ней. Есть еще кое-что - старый маг задумался казалось он не знает стоит ли говорить об этом, но видимо решившись он начал – понимаешь, на ней очень сильная защитная магия, тяжелое плетение, но не это главное, главное то, что это мое заклинание, усовершенствованное, адаптированное под конкретный случай, но мое, знать его никто не мог, я показывал его только нескольким своим ученикам, а научиться применять его смогли только трое. Эта девочка сильный маг, но она не училась в Академии, хотя ее возраст еще только биологический, то есть она выглядит ровно на столько сколько ей есть, магия крови еще не начала в ней свою работу, ей лет 16 и может ее просто еще не отправили учиться, а может наоборот не хотят чтоб она училась, но не в этом суть. Ты же знаешь, что такое метка Академии, те кто там учился имеют ее на своей ауре, я как Магистр Академии Жизни сам ставил эти метки и знаю где ее искать, снять ее невозможно, так вот, эта девочка никогда не училась в Академии, а плетение на ней мое, она никогда не была моей ученицей. А сделать такое может только очень сильный маг, и те трое, которые все-таки освоили это заклинание просто не могли наложить его в таком виде, теперь остается только одно, либо она дочь одного из них и тогда становится понятным почему девочку не отдали в Академию - просто решили учить сами, либо ее научил один из моих учеников и она наложила его сама, что в принципе вряд ли осуществимо в силу ее юного возраста.

- А те трое? Кто они, где они? Может можно с ними как-то связаться и они прояснят ситуацию?

- Один был сильным магом, но взялся не за свое дело, в городке где он жил появился упырь, маг решил, что ему по силам упокоить упыря и не рассчитал своих сил, мало того что погиб так еще обратился, последствия я думаю ты знаешь…

- Это тот маг-упырь которого мне пришлось упокаивать в местечке Броды? – уточнил Дерек. Как раз лет 10 назад, когда он еще был начинающим магом, только вышел из Академии, ему пришлось упокоить упыря-магистра, много кровушки он тогда попил, да и самому черному магу этот опыт многое дал. Если бы не знания магистра Смерти лежать бы ему там рядышком на погосте.

- Да, он самый. Хороший был маг, сильный. Да юношеская горячность его погубила, и хотя возрастом он был далеко не юнец, но характер взрывной, непосредственный, жадный до всего нового, словом жаль его.

- А остальные?

- Второй и третья учились в одной группе магов-целителей и это было уже много позже, как раз в это время твой отец обучался в Академии, он их должен был знать. – Удивленно приподнятая бровь была ответом, на эту речь. – Один из них маг Центриус, целитель, сильный мальчик, очень способный, но после одного случая бросил факультет целительства и перешел на защиту, стал изучать все методы защиты, телепортации и защиты информации. Говорят, что сейчас он служит одному из королей, точно не знаю которому. Третья его сокурсница на факультете целительства была не очень сильным магом, но очень хорошей травницей. Красивая очень девочка, потом она вышла замуж за принца Маринии, он учился на боевом был старше и когда он закончил обучение забрал ее с собой и женился, а уж получила ли она степень магистра я не знаю, я как раз вступил на зыбкую почву конфликта с ректором Академии и вернулся сюда, далее их судьбу я не знаю.

- Девушка-целитель ее звали Элирия?

- Да, именно так – ты знаком с ней? – Подожди ведь она была лучшей подругой твоей матери, они в Академии не разлучались, да и жили в одной комнате.

- Подруга мамы? - Этого я не знал – было над чем подумать.

- Мастер, - не заметив как вновь назвал его так, как называл в детстве – королева Маринии Элирия, погибла несколько лет назад при странных обстоятельствах, поговаривали об убийстве, но доказать никто не мог. Король Рэндом был просто убит горем и не дал исследовать тело жены. Правда вскоре он неожиданно женился вновь, поразив своим решением всех вокруг.

- Странно, я помню его, это был очень сильный целеустремленный мальчик, правда в Академию его отдали поздно, он был старше всех в группе, сначала он сторонился мальчишек одногруппников, а затем стал заводилой и мало студенческих шалостей прошло без его участия, - усмехнулся старый маг – разве только те, что устраивал твой отец – его улыбка стала шире. Черный маг знал, что магистр Корвинус был магом в Академии Жизни, знал что он учил еще его отца, но тот не часто откровенничал, и поэтому затаив дыхание ждал продолжения его рассказа.

- Они с твоим отцом сначала здорово соперничали, оба замечательные мечники, сильные, ловкие, взрослые. Потом Рэд получил от твоего отца по шее из-за его внимания к одной девушке, как выяснилось обоим понравились девушки жившие в одной комнате и сгорая от ревности не пытаясь выяснить к кому все-таки пылает чувствами соперник они сцепились не на шутку. Но когда все выяснилось, они быстро подружились и уже до конца обучения эти две парочки не расставались. Твой отец увез Мередит к себе, она одна из немногих, кто изначально не боялся мага Смерти, ведь он, как и ты впоследствии, был там один, правда ему повезло больше. Ваша Академия уже не действовала, а последний Магистр учил последних учеников в стенах Академии жизни. После его смерти мы звали твоего деда преподавать в Академии, но он увлекся своими исследованиями, а потом твоим воспитанием, впрочем он всегда любил независимость и не хотел никому подчиняться, наверное поэтому и отказывался раз за разом.

- А может потому что единственным его учеником был я, так зачем куда-то ехать, когда я был с ним изначально – улыбка мага смерти вышла печальной. Он очень любил своего деда, был с ним очень дружен, впрочем как могло быть по другому, ведь жили втроем и других людей-то даже не видел, за исключением Корвинуса и то по счастливой случайности. Он чувствовал, что отец любил его, но видимо ребенок напоминал ему о его потере и его любовь всегда была пополам с болью, сын это чувствовал, но только через много лет понял, но после этого они уже виделась не часто и вскоре отец погиб. Тяжелые воспоминания разбередили память магистра, желая отвлечься он вышел из комнаты.

- Я посмотрю как там она – зайдя в комнатку где лежала девушка он ошарашено смотрел на открывшуюся картину, она так и лежала на кушетке без движения, но ее порезы затянулись и хотя он видел ее лицо до этого, сейчас, без уродующих шрамов и порезов, оно потрясало, нежная кожа, слишком бледная для живого человека была без единого изъяна, темные длинные ресницы отбрасывали тень на округлые еще немного детские щеки, губы сейчас бескровные были полуоткрыты и дыхание почти не вздымало ее грудь. Он стоял и смотрел, что было в его голове в тот момент он даже не помнил, он весь был взглядом. Корвинус так и не дождавшись его возвращения зашел в комнату и тогда-то маг отмер, но внутри начал нарастать страх, страх потерять ее.

- Почему она не приходит в себя? – почти прошептал он.

- Я же тебе говорил про защитное плетение, видимо что-то сработала не так и она запуталась в нем, магия не дает сознанию ни выйти наружу, ни уйти в небытие – начал объяснять магистр.

 Почему она еще не ушла в небытие черный маг не стал распространяться, но червячок тревоги стал грызть его изнутри.

 - Уже поздно, я постелил тебе в соседней спальне сегодня я больше ничего не могу сделать, завтра попробую снять плетение, возможно это поможет ей.

 Дерек дал себя увести в комнату. Провалявшись без сна несколько часов и поняв, что тревога не даст уснуть, он тихо выскользнул из спальни. В ее комнате ничего не изменилось, так же без движения она лежала на своей кушетке и то что она жива, едва чувствовалось. Наутро Корвинус так и нашел его в кресле рядом с ее кушеткой, уснуть он так и не смог.

 Начался второй бесконечный день. Корвинус обвесился накопителями энергии и начал расплетать защитный кокон, выгнав Дерека отдыхать, но сон не шел. Ближе к вечеру маг закончил свою работу и после сытного ужина они переместились в комнату больной. Корвинус был уверен, что она скоро очнется и не хотел пропустить этот момент, понимая что испуг может сыграть не лучшую роль в выздоровлении и надеясь через пару часов узнать, кто она и каким образом попала в лес.

- Магистр, расскажите мне про отца, каким он был там в Академии, - прожив всю жизнь рядом с отцом, Дерек мало знал о нем, после смерти жены отец замкнулся в себе, даже какое-то время никого не хотел видеть, даже сына, лишь через полгода он принял его, дед говорил, что именно тогда у него, тогда еще младенца, прояснились глаза и стало видно, что он унаследовал цвет глаз матери, во всем остальном походя на отца.

- Ты очень похож на него, только глаза ты унаследовал от Мередит – задумчиво начал маг – в Академии это был довольно живой молодой человек, пришел он туда довольно поздно, как и тебя его учили здесь, тогда были еще мастера. Сильный, дерзкий, виртуозно владеющий мечом, он внушал кому уважение, кому страх. Будучи намного старше, он не вошел в общество студентов, но многие приняли его как вожака, особенно с факультета боевой магии, мальчишки надеялись научиться у него способам борьбы с нежитью, некоторые он им показывал, но в исполнении магов жизни они были намного слабее, знак Ард – воспламеняющий, был похож на свечу в сравнении с лесным пожаром, но все-таки действовал на нежить, и это впоследствии спасло некоторым из них жизнь, знак Верд – вообще не смог никто воспроизвести...

- Ну еще бы, знак призывающий Смерть на живое существо или на нежить, но она по своему тоже живое существо, сотворить не сможет никто, кроме мага смерти, - усмехнулся черный маг.

- Вот, вот. Но на факультете боевых магов учился признанный заводила, Рэн, тогда еще принц Маринии, их соперничество доставляло, по-моему, удовольствие обоим. Когда они влюбились в подруг, необходимость нахождения рядом сделала их лучшими друзьями. По окончании курса они оба уговорили девушек на брак, причем обе они на тот момент так и не закончили Академию, и если Элирия была всего лишь талантливой травницей, то Мередит была очень сильным магом и ее отказ от учебы был воспринят недоуменно. Кто-то говорил, что Барт околдовал ее, кто-то придумывал что-то другое, сплетен по Академии ходило много, но факт остается фактом, Мередит оставила учебу и уехала с твоим отцом. Лет двадцать все было отлично, Рэн стал королем, твои родители часто навещали его, балы, которые они устраивали в Маринии гремели по всему свету, но потом случилось страшное, твоя мать умерла и все утихло. Я так и не знаю от чего умерла Мередит, я еще не жил здесь рядом, а твой дед был не очень-то и разговорчив.

Дерек сам слышал про смерть мамы всего лишь раз, когда дед решил что он уже достаточно взрослый, чтоб это понять и принять.

- Корвинус, вы мудрый маг, вы живете уже очень давно, на ваших глазах рухнуло могущество магов смерти, и смерть моей мамы одна из звеньев этой цепочки. Начнем с того, что мама была все-таки магом жизни и жить в обители смерти ей, наверное, было не легко. Они с отцом обосновались в маленьком флигеле рядом с Академией смерти, так ей было проще, там она была хозяйкой. Какое-то время все было хорошо, но потом возобновились убийства магистров, нас становилось все меньше и в какой-то момент решено было накрыть Академию, всю крепость защитным полем. Мама как раз была беременна и диссонанс магий действовал на нее удушающее. Поэтому она частенько уходила в лес, погулять, туда, где не чувствовался этот чужеродный для нее кокон. Она была достаточно сильна, чтоб не бояться зверей, а люди туда не забредали. По крайней мере тогда так все думали. Как же они ошибались. Кучка фанатиков пришлого бога решила очистить мир от магов, но поскольку магов жизни убивать не хотели, ведь они целители, травники, заклинатели погоды, а пользу магов смерти они не ощутили на себе то решили убивать нас. Что из этого вышло вы знаете. Да только в тот раз их жертвой оказалась моя мать, будучи магом жизни она не испугалась людей, а вот они испугались, наткнувшись на нее в лесу, когда они бродили в лесу в поисках Академии смерти. Бросок копья пригвоздил ее плечо к дереву, она едва смогла позвать на помощь. Дед и отец оба перенеслись туда, отец постарался помочь маме, а дед отправился за этими ублюдками. Вот тогда от пережитого у мамы и начались преждевременные роды. Ослабленная потерей крови от ранения, в лесу, без помощи повитух она не могла справиться и медленно умирала в ужасных мучениях и один отец был этому свидетелем, пока не пришла Смерть… Согласно Закону он попросил ее жизнь, но он мог получить лишь одну жизнь, либо ее, либо мою, тогда-то мама уже на пороге смерти увидев в лицо саму Смерть взмолилась сохранить жизнь ее ребенку, забрав ее. И отец уже ничего не смог с этим поделать, Смерть приняла роды сама, услышала мой первый крик, поцеловала меня и она же отдала меня вернувшемуся деду. Из убийц моей мамы не осталось никого… Вот так я появился на свет, так умерла моя мать, так я стал с рождения магом Смерти и ее воспитанником. И если многие маги видели Смерть лишь у смертного одра, когда она приходит за своей жатвой и в редких ритуалах вызова, то ко мне она приходит просто поговорить, оглянешься, а в кресле у камина сидит Смерть, хотя не отрицаю она занятный собеседник, - напоследок улыбнулся маг. А старика от осознания такой близкой дружбы его ученика с богиней Смерти пробрали мурашки. Сказать что магистр был ошарашен, наверное самое малое, он был оглушен такой информацией, первый раз Дерек рассказывал историю своего рождения и возможно в последний, эмоции просыпающиеся в нем при этих воспоминаниях были не самыми лучшими, в душе вставала волна протеста, протеста маленького мальчика с рождения оставшегося сиротой. А понимание его близкого знакомства со Смертью пугало. Ведь в большинстве случаев маги смерти имея в крови, в ауре, в самой внутренней энергии магию смерти, сами близко со Смертью не сталкивались, только по необходимости при некоторых ритуалах.

- Я все детство наблюдал как один за другим погибают окружающие меня маги, - тихо продолжал Дерек - как их остается все лишь горстка и потом только мой отец, дед и я. - Меня учили с рождения, если обычно, как вы и сам знаете, - в детях магический дар пробуждается в подростковом возрасте, то у меня он был с рождения, поэтому вместо игр и забав я учил заклинания, еще не умея читать, по памяти воспроизводил сложнейшие формулы. С первых же шагов отец вложил мне в руку меч и учил им пользоваться. Еще в академии он завоевал звание первого мечника и не успокоился, пока я не смог победить его самого, а случилось это ох как не скоро, сначала были выматывающие ежедневные тренировки, каждый день с полутора годовалого возраста до пятнадцати лет, когда я, получив знания от магистров смерти, был отправлен в Академию для дальнейшего обучения общим дисциплинам. Обучение мое не затянулось, всесторонне подготовленный дедом и отцом, получивший кучу добровольных лекций от вас, я проучился там всего 2 года и получил звание Магистра Магии Смерти, что само по себе нелепо, ведь обучение проходило в Академии жизни, но так уж решили, раз Академии Смерти более не существует. Вот так … Потом я устроил себе несколько лет практики начав облаву на нечисть по всем королевствам, но, наверное, это был жест отчаяния…

- Да уж, некоторые твои подвиги доходили и до меня – усмехнулся старый маг – земля слухами полнится, правда правдивость этих слухов весьма неоднозначна, они порой обрастают таким количеством преувеличений, что становится страшно.

- Ну, иногда страшно становилось и мне…

Видимо напиток поданный Корнелиусом был действительно расслабляющим, Дерек свободно рассказывал все, что в нем накопилось, выплескивал ранее тщательно и ревностно хранимую информацию, никогда и никому он не рассказывал этих подробностей и странно, но с выплескиваемыми эмоциями на душе становилось легче и проще и он продолжил свой рассказ.

- После окончания Академии меня вызвали домой. Король Рэндом решил, что уже пора представить свою дочь Смерти. Вы знаете этот древний ритуал, в королевских родах его еще проводят, ведь они все произошли от магов смерти, но мало кто помнит его истинный смысл. Тогда маги смерти действительно представляли своих детей самой Смерти, и она принимала их или отторгала. Это сложный ритуал, сопровождаемый большим выбросом энергии, в котором призывают Смерть во плоти. Дед решил доверить проведение ритуала мне, сам он взялся за поддержание защитного кокона в королевской усыпальнице, где символично проводят обряд представления ребенка, продолжателя рода перед лицом его усопших предков. При проведении таких ритуалов высок выброс энергии что привлекает призраков, а поскольку происходит все в склепе, то в большинстве случаев это призраки предков, что чревато многими проблемами, ведь не все призраки морально чистоплотны, некоторые весьма злобны, а некоторые вообще норовят вселиться в ребенка, ведь он их кровный родственник и им легче всего овладеть, а вот изгнать вдвойне труднее, призрак сливается с аурой родственника и разъединить их иногда очень трудно. Мне не надо было тратить много сил на призыв Смерти, поэтому эту часть работы возложили на меня, как и защиту девочки от призраков, если они вдруг появятся. А отец должен был охранять внешний рубеж, т.е. не подпускать никого к склепу пока будет проводиться ритуал и не позволять призракам просочится наружу. В назначенный день мы прибыли во дворец, вот тогда я и видел королеву Элирию, помню, что она поразила меня своей красотой и замечательными золотистыми локонами, совсем как у нашей больной. – Девушка, возле ложа которой они вели свою беседу, так и не подавала признаков жизни, старый маг иногда брал ее руку в свои пытаясь нащупать пульс, который, по его мнению, уже должен был участиться, но не уловив изменений клал ее руку на место, пытаясь скрыть разочарованный вздох. – Малышке тогда было около 3-х, она была живой девочкой и совершенно меня не боялась, королева тоже не опасалась доверить мне ребенка, тогда как все вокруг боялись даже подойти к нам. Возможно во мне она видела не столько черного мага смерти, сколько сына своей подруги, я-то об этом тогда не знал и ее отношение мне нравилось, ведь большинство нас боится. После официального объявления начала церемонии, которое проходило в большой бальной зале дворца, мы направились в склеп. Кладбища в Маринии ставят в черте города, а королевская усыпальница была в центре кладбища. Огромный, монументальный склеп с колоннами и барельефами, статуями и каменными саркофагами просто потрясал своим великолепием. Внутри прямо в центре склепа стоял каменный стол, на нем лежала теплая накидка на него поставили девочку, сами с дедом разместились с обеих сторон. Дед начал плетение защитного кокона, а я призвал Смерть. Произнося необходимые заклинания я игрался с малышкой, ритуал надо было провести полностью, а я уже чувствовал присутствие Смерти во плоти за своим плечом, тогда я не обратил внимания, но сейчас вспоминая мне кажется, что девочка тоже видела стоящую радом Смерть, хотя не могу быть уверен, ведь дальнейшие события могли повлиять на мое восприятие. Ритуал начался как положено, дед держал кокон, пара призраков появилась из саркофагов, но они не были агрессивными, словом все как надо и когда я уже читал заключительные заклинания, краем глаза уловил движение, за дальним саркофагом был человек, в руке у него был какой-то магический предмет, потому что вот он стоял и мгновением позже мир взорвался перед глазами, весь склеп содрогнулся. Человек погиб на месте, его просто разорвало его же собственным амулетом, но выброс силы был таким мощным и подкрепленным эманациями смерти, что здание пошло трещинами, они зазмеились по стенам прямо на глазах. Начала рушиться крыша, закачались колонны, но самое страшное это сотни призраков выпорхнувших из своих саркофагов, сотни которые кружили вокруг защитного кокона удерживаемого дедом из последних сил, вокруг рушились стены, завывали призраки девочка от ужаса зажмурилась прижимаясь ко мне, а я собрав всю силу воли читал последние заклинания отпуская Смерть и прося забрать то, что принадлежит ей по праву, мертвые души, которые пришли вместе с ней. Смерть на прощание погладила принцессу по голове и поцеловала в лоб. И в этот момент в склеп заскочил отец, он был без защитного кокона. Сразу же он кинулся к нам, но последнее содрогание здания обрушило одну из колонн ему на голову, Я видел все своими глазами и ничего не мог сделать – голос магистра дрогнул. - Я закончил читать заклинание отпускающее Смерть, кокон исчез, а дед сполз на пол по краю стола, из носа его стекала струйка крови, он сумел удержать кокон не только против бесплотных призраков, но и вполне материальных камней рушащейся крыши, он смог, а вот отец… Возле его мертвого тела стояла Смерть. Поделившись с дедом энергией, я взял на руки девочку и пошел к выходу, позади себя слыша тяжелые шаги деда, шел мимо рухнувшей колонны, погребшей под собой моего отца, мне не надо было проверять жив он или нет, я чувствовал эманации смерти и точно знал, что ничто ему уже не поможет. Жгучее чувство вины захлестнуло меня и я чуть не рухнул на колени, но ощутил на плече руку деда, - мы ничего не могли сделать, ни ты ни я, почти услышал я. Мы стояли на пороге усыпальницы, когда за спиной рухнули остатки крыши, множество камней полетело в нас срикошетив от пола или сохранившихся стен, я прикрыл собой принцессу, но один камень все же попал, он оставил отметину у меня на лбу и ударил девочку по ноге сильно распоров кожу, но мы уже вышли из склепа. Чуть в отдалении стоял бледный король, насильно удерживающий вырывающуюся королеву, увидев нас он отпустил ее и она презрев все условности бежала к нам, не доходя буквально двух шагов, она увидела кровь на малышке и просто рухнула на колени. Понимая ее страх, я прошептал: «С ней все в порядке, небольшая царапина», помню как просветлело ее лицо, она кинулась к дочери, вымазываясь кровью, на ходу залечивая ее рану.

Вечером мы с дедом уехали, завалы королевской усыпальницы начали разбирать без нас, тело отца извлекли на следующий день и дед сам занимался подготовкой к погребению, а хоронили мы его вдвоем, у нас в замке. Королева провожала нас лично, лицо в слезах, я спросил как там девочка, и она ответила, что все нормально, ранку залечили, правда останется небольшой шрам, но это не страшно.

Вдруг странное осознание пронзило его, перед внутренним взором стояла бледная королева Элирия, а перед глазами лежала юная девушка, как две капли воды похожая на королеву, рванув покрывало прикрывающее ноги девушки он поспешил убедиться в своей безумной мысли, на голени девушки виднелся чуть видный старый шрам. Сначала удивленный странным поведением Корвинус ничего не понял, но подняв на глаза на ошарашенного мага он увидел в них осознание ситуации, этого не может быть, это есть, это действительность. Перед нами лежала принцесса Маринии, каким наитием Дерек чувствовал что прав, он и сам не знал, но это наверняка была она, золотистые волосы - наследие матери, внешняя схожесть и шрам на ноге убеждали в этом. Но как она могла оказаться в лесу, почему по следу портала туда сразу же не примчались королевские маги, в конце концов почему сюда никто не пришел, ведь он-то как раз и не защитил свой портал оставляя магический след тем, кто может быть будет искать раненую девушку, а может наоборот, оставил след ее убийцам. Голова пошла кругом, ноги подкосились и Дерек рухнул в кресло. Напротив, с таким же ошарашенным видом, сидел магистр Корвинус.

- Надо же, сама принцесса, и ни одного храна на пороге.

- Надо привести ее в чувство, ей может грозить опасность, ведь если до сих пор ее не ищут значит или считают мертвой, что в принципе не возможно, у короля Рэндома есть очень толковый и сильный маг-защитник, или плохо ищут, а тогда тут пахнет саботажем и не известно еще что лучше если ее найдут или не найдут – тревога начала разрастаться в душе, старый маг видимо понимал это не хуже.

- Дерек, она уже должна была бы очнуться, мы беседуем здесь уже больше двух часов, а она так и не подает никаких признаков жизни, - в голосе магистра было столько тревоги. Дерек схватился руками за голову. Размягченный успокаивающим настоем, он видел, но не придал значения частым попыткам целителя почувствовать ее пульс, увидеть, как энергия течет в этом неподвижном теле и как с каждым разом, все темнеет его лицо и на лбу углубляется морщина, что было у него признаком напряженной работы ума.

 – Я смог додуматься только до одного средства, которое сможет помочь ей выжить – строго произнес он - ей нужен приток энергии, нужен донор, который поделится своей силой.

Дерек задумался, привести сюда человека даже насильно он мог, но ей нужен маг, маг да не из слабых, а с ними не так просто договориться, и это еще при том, что надо бы все-таки соблюсти конфиденциальность, друзей магов жизни у него почти не было, просто не где было их заводить, большинство откровенно боялось, остальные относились с опаской, где взять мага, который добровольно поделится силой. Впервые он почувствовал себя беспомощным.

- Я не знаю к кому могу обратиться с такой просьбой – простонал он.

- Знаю, тем более что времени мало. У меня есть один вариант – ты.

- Я? Вы же знаете, что это невозможно, я маг смерти, моя энергия убьет ее. – Абсурдность этого предложения не укладывалась в голове, - энергия смерти напрямую переданная магу жизни спалит ее изнутри, может подождать еще немного времени и она очнется, чем убивать ее своими руками.

- Мальчик мой, энергия у нас очень схожа, она течет внутри нас давая жизнь, ты же не станешь отрицать что ты тоже живой? – Я знаю что это идет в разрез со многими общепринятыми канонами, но поверь, я много общался с твоим дедом, а еще раньше с его отцом. Я знаю что делаю, я буду наблюдать за процессом и если что-то пойдет не так прекращу контакт, – и уже мягче добавил – это ее единственный шанс и с каждым часом, он все призрачней. Больше я ничего не могу сделать.

Паника нарастающая внутри как-то вдруг улеглась, если можно что-то сделать то лучше попытаться, чем потом корить себя за ее смерть. Этого он не мог допустить, просто не мог, иначе его жертва тоже будет напрасной…

-Я готов, что от меня требуется?

- Я знал что ты очень здравомыслящий молодой человек, - усмехнулся в усы старый маг пряча улыбку, - вот тут Дерек понял, что успокаивающее как раз и предназначалось для этого случая, Корвинус уже давно понял, что без этого ее не вернуть и готовил его все эти часы. Улыбка понимания тронула его губы и магистр поняв, что его игру раскусили улыбнулся еще шире.

- Ложись с ней рядом на кушетку, - маг недовольно покосился на учителя.

- Это необходимо?

- Мне будет легче контролировать токи энергий, да и я не знаю сколько времени займет эта процедура и сколько энергии она из тебя выкачает, поэтому ложись и не возражай.

Кушетка была довольно широкой и Дерек свободно поместился рядом с девушкой. Его рука наткнулась на ее маленькую ручку, и он накрыл ее руку своей, заслужив одобрительный кивок мага. Корвинус принялся сплетать токи энергий тянущиеся от мага к лежащей рядом девушке, и он чувствовал как потекла тоненькая струйка силы, видел как удовлетворенно хмыкнул магистр, видел как его руки запорхали над ними сплетая общую магическую сеть из двух энергий, навязывая узелки на энергетически важных точках. Он следил за его работой, сначала с обреченной настороженностью, потом все более успокаиваясь видя как разглаживаются напряженные морщинки на лбу старого мага и уже даже еще не зная, но ощущая, что все идет хорошо он провалился в сон.

 Проснулся он как от толчка, не открывая глаз попытался почувствовать окружающие предметы, уже много лет это было привычкой, выпустив магию он ощупывал пространство на предмет угрозы, ее как таковой не обнаружилось, но совсем рядом услышал тихое дыхание и его затопила волна облегчения, даже если опасный опыт не удался, она была жива. Стараясь не шуметь Дерек встал с кушетки, за окном разгорался рассвет, и если учесть, что предыдущую ночь он провел на ногах и то, что его избавили от некоторой части энергии чувствовал он себя отлично. Тихонько повернувшись бросил взгляд на девушку, ее личико уже не напоминала маску мертвеца, на щечки вернулись краски, ресницы трепетали и стало ясно, что она просто спит, а не погружена в полумертвое состояние, которое наблюдалось предшествующие два дня. Отвернувшись от спящей девушки он тихо направился к выходу, как вдруг в голове прозвучал голос: «Не уходи…», он замер, медленно повернулся и встретился с ней взглядом. Ее глаза были теплого светло-карего оттенка, странно именно сейчас он понял, как хотел узнать цвет ее глаз и смотря сейчас в их глубину удивлялся именно этому. А она смотрела на него обволакивающим взглядом и ее голос звучал у него в голове и это казалось таким естественным. Молча они смотрели друг на друга каждый боясь нарушить это хрупкое равновесие.

- Не уходи… - повторила она, но уже вслух – и поняв что голос прозвучавший у него в голове, не галлюцинация, - испугался.

- Не бойся маленькая, здесь тебя никто не обидит – обращение сорвалось с губ само, и только потом понял, ведь совсем не помнил как ее зовут, нахмурившись стал рыться в памяти, она никогда не подводила, но так и не смог выудить из ее недр одного единственного - ЕЕ имени.

Войдя на кухню он все еще ошарашено потирал лоб силясь вспомнить, но всегда безукоризненная память в этот раз подвела. Бессильно упал на свое любимое место у окна, и только голос Корвинуса вывел из задумчивости, его широкая улыбка вызвала у недоумение которое он поспешил развеять.

- Хорошая работа, не находишь? – усмехнулся он и видимо видя непонимание начал объяснять.

- Королевский маг великолепен, на ней чары неузнаваемости, она со своей яркой внешностью пройдет по рыночной площади и никто не обратит на нее внимание, никто не вспомнит ни ее ни ее имени. Это верх совершенства защиты, их маг просто волшебник. Если бы ты не ударился в воспоминания и не вспомнил этот злосчастный камень, поранивший ее в детстве, то ты бы никогда не понял кто она, понимаешь только косвенные воспоминания связанные не лично с ней могут привести к узнаванию. Это ювелирная работа, знать бы кто так замечательно управляется с магией защиты.

- Ну думаю в этом вопросе я вам могу помочь, магистр. – мужчины как по команде повернулись, она стояла прислонившись к дверному косяку, видно было что она еще слаба, но она смогла встать самостоятельно и прийти сюда. Подскочив Дерек придержал ее и проводил к столу усадив с молчаливого разрешения мага в его любимое кресло. Она благодарно кивнула в ответ.

- Я должна поблагодарить вас обоих за свое спасение, иначе как чудесным его не назовешь.

- А давайте все разговоры оставим на потом, а сейчас просто позавтракаем, тем более, что подкрепиться надо нам всем – потирая руки сказал старый маг и принялся нарывать на стол.

Выпив чашку травяного отвара со свежими пирожками, которыми снабжала мага соседка-вдова, она помогала ему по хозяйству и только когда у него были гости она не приходила, а посылала снедь со своим сыном, еще мальчишкой, Дерек исподлобья наблюдал за принцессой, она с видимым удовольствием съела пирожок, запила отваром и с непосредственным любопытством рассматривала все вокруг. Вот ее взгляд остановился на нем и по его спине пробежал холодок, мысли заметались «вот сейчас она поймет кто перед ней и вздрогнет от отвращения и страха, магами смерти пугают детей, чем она отличается от других, сейчас ее лицо исказится от страха, сейчас…», но она смотрела со спокойным любопытством, ничуть не стесняясь и не вздрагивая от страха или отвращения и липких холодок страха начал отпускать, «может она не узнала во мне магистра смерти, ведь я последний», и он начал лихорадочно вспоминать, когда же последний раз был в Маринии, «не так и давно, но во дворце не бывал, откуда ей знать кто я, хотя она принцесса, ей должны были рассказывать о придворном этикете, она должна знать ритуальные черные с серебром одежды мастеров смерти или не знает?» Эти мысли пронеслись у него в голове за считанные секунды пока она не таясь рассматривала его, а потом перевела взгляд на старого магистра. Его она рассматривала не менее пристально и видимо изучив мужчин и окружающую обстановку начала разговор.

- Позвольте с опозданием, но представиться Марилика-Энженика к.Сон Маринос, заклинание защиты действительно существует, и пока я сама не представлюсь вам, вы не вспомните мое имя, а это грозит вашим мозгам длительным кипением – засмеялась она глядя на мага.

- Дерек к.Дар Лоринос – в ответ представился черный маг, не зная рассмеяться ее шутке или обидеться.

- Магистр Корвинус – в свою очередь представился старый маг.

- Ого, тот самый магистр Корвинус, который покрывал проделки моей мамочки в Академии – рассмеялась она – рада познакомиться, я так много о вас слышала.

- Неужели ваша матушка рассказывала вам о своих проказах? – усмехнулся магистр.

- Ну что вы, матушка всегда была Леди и о ее проказах наравне со своими мне рассказывал мой учитель, магистр Центриус – ее улыбка вмиг пропала и лицо побледнело, - он был там, в момент взрыва, он и его ученик Лари, были там когда взорвался этот несчастный амулет, который я делала сама, он не должен был взорваться, это был обычный морок-амулет, я их уже кучу переделала, он был один из многих и ни один не взрывался, в нем просто не было такой силы, а этот … Лари взял его с полки, у меня в руках была мензурка с вытяжкой из радоцвета, она лопнула прям у меня в руках, одновременно стали лопаться все стеклянные предметы и смерчем кружиться по лаборатории, вокруг несчастного Лари, нам тоже досталось, но магистр выставил щит, ничего другого он просто не успел, все произошло в доли секунды, а потом амулет рванул, я видела как магистра отбросило в стену и он отпустил щит, бедного Лари видимо убило на месте, а меня не знаю как выкинуло в подпространственную воронку, или сработал один из амулетов телепортаторов, или магистр специально наложил на мою защиту такой эффект, но ничего позже я уже не помню, но чувствую, что видимо мне тоже досталось, я еще чувствую лечебную магию, которая работает вот здесь – она жестом показала место рядом с ключицей куда вошла ветка ракитника когда Дерек ее нашел и вот здесь второй жест указал на место перелома руки. – Я не знаю как я к вам попала, но очень благодарна вам за помощь.

- Ты сама делаешь амулеты? – удивленно приподнял кустистые брови магистр – делаешь амулеты, вытягиваешь силу из радоцвета, и до сих пор не учишься в Академии?

- Будь жива мама, я наверное уже училась бы, она всегда с теплотой вспоминала годы учебы, но отец… - она замолчала, видно было, что она задумалась и мысли ее были тяжелыми – отец и его жена категорически против моей учебы, если бы не магистр Ценриус… мама начала меня учить сама, но она могла не много, поэтому и поручила магистру мое обучение, жаль она умерла раньше, чем сам Центриус приехал, может быть он не допустил бы этого, или хотя бы нашел этого негодяя который убил ее – ее голос прозвучал жестко.

- Так вы уверены, что ее убили, принцесса? – жесткость ее слов поразила, изначально он видел ребенка, пусть пережившего трагедию, но мягкого нуждающегося в защите ребенка, но сейчас ее лицо стало похоже на каменную маску, такое жесткое выражение появилось и он понял, что под внешней мягкостью, в ней есть несгибаемый стержень бойца и эта девочка еще себя покажет.

- Да, я уверена и магистр Центриус тоже в этом уверен, но отец не дал ему возможности доказать это, хорошо хоть он принял его в качестве королевского мага, ведь его позвала мама, она что-то знала, что-то за что ее убили. Поэтому он стал учить меня, мама учила меня обращаться с растениями, представляете она даже вырастила в оранжерее дротону, вы представляете – ее оживление и удивление магистра показало, что это действительно редкость, но сам он не мог оценить этого чуда, - правда со смертью мамы она погибла, - со вздохом добавила она, - меня она не приняла.

Разговор тихо сошел на нет, принцесса забравшись с ногами в кресло сидела задумавшись о чем-то своем, маг задумчиво смотрел на нее и видимо пытался что-то понять из того что она говорила, а черный маг молча сидел и пытался разобраться, что же делать дальше. Сначала стояла только одна задача, вылечить, что же делать теперь?

- Давайте подведем итоги, - взял слово он – ваше высочество, вы говорите… - она прервала фразу на полуслове нервным подергиванием плеч

- Я обязана вам жизнью, но даже без этого, зачем нужен этот официоз, мы же не при дворе, зовите меня по имени…

- Хорошо Марилика – Дерек запнулся на ее имени, почему-то в его голове оно не вязалось с ней, - продолжим, я хочу прояснить некоторые моменты. Это произошло утром, вы всегда по утрам занимаетесь в лаборатории?

- Да, я почти каждое утро приходила в лабораторию, это время было у меня почти всегда свободным и мачеха в это время всегда спит, а то видя меня на пути в башню мага, она конечно ничего не говорила, но презрительно поджатые губы были хуже всякого наказания, и это при том, что она сама маг, мы с Центриусом так и не поняли этого и я боюсь, что именно она отговаривает отца отпустить меня учиться в Академию, - обижено резюмировала она. - В то утро я так же отправилась в лабораторию, накануне я завершила еще один морок-амулет, он обладал одним интересным свойством, которое я хотела продемонстрировать учителю. Когда я зашла, они с Лари уже были там и магистр проводил небольшой опыт, он попросил меня помочь и я включилась в работу, он делал зелье для нашего садовника, старик - человек и страдает от болей в суставах, его уважала даже мама, за любовь к растениям, огромные знания и умение вырастить и выходить почти любое растение. Я люблю нашего садовника, старик так много и интересно рассказывает и сразу взялась помочь с зельем. Когда мы уже почти закончили, осталось только влить несколько капель вытяжки радоцвета, я попросила Лари достать с полки вчерашний амулет и вот когда он его достал все и произошло, - ее голос начал дрожать, - он не должен был взорваться, понимаете? В нем совсем не было силы, это просто морок – последние слова она почти выкрикнула и разразилась рыданиями. Ее плечи сотрясались, и она никак не могла успокоиться, Дерек растерянно смотрел на спокойно сидящего Корвинуса, тот что-то обдумывал и не обращал внимания на не прекращающуюся истерику. Пришлось взять дело в свои руки. Никогда не успокаивал плачущую девушку, мало того вообще с девушкам мало общался и совсем не знал что делать, подойдя к ней он слегка погладил ее по плечу, потом по голове, какие у нее были волосы, с их мягкостью не сравнится никакой шелк, сколько же можно плакать думал он, все глубже зарываясь пальцами в волну золотистых волос, поглаживая их, лаская пальцами ее пряди, он чувствовал, как ее плечи потихоньку перестали вздрагивать, но все стоял рядом и гладил ее как ребенка по голове пока она совсем не успокоилась и не подняла заплаканное лицо.

- Все? – жестче, чем хотелось бы спросил он, протягивая носовой платок, она молча взяла его и вытерла мокрые щеки. Сейчас она казалась такой беззащитной, такой юной, хотелось спрятать ее от всего мира, спрятать так чтоб никто больше не мог бы ее обидеть, «кроме тебя» съязвил внутренний голос. Но испуганной принцесса не выглядела, наоборот она гордо вздернула подбородок и уже больше не плакала.

- А теперь моя очередь задать пару вопросов, ты сможешь на них ответить Марилика? – голос магистра был мягок не смотря на жесткость поставленного вопроса, «ага учись» опять подал внутренний голос и дождавшись ответного кивка магистр спросил:

- Если ты создавала морок, практически не используя силу, как ты говоришь, то как бы он держался?

- Понимаете, я создаю артефакты привязанные к силе владельца, этот артефакт был привязан к ауре моей горничной, девочке просто не дает прохода один из личных хранов королевы, пользуясь своим положением он просто домогается ее, а она совсем ребенок, она боялась даже мне признаться, а ведь мы с ней молочные сестры, ее мама кормила меня, когда мне не хватало молока матери, и мы росли с ней вместе, она просто человек, ей надо бояться грубой силы этого отвратительного типа. Я говорила отцу, но он видимо не хотел ссориться с женой из-за девчонки, и наверное не сказал ей, а может она не стала делать замечание своему храну, тем более, что он ее земляк, приехал с ней из Валенсии и очень ей предан. Словом, чтоб защитить малышку Кати я и создала этот артефакт. Я уже не раз делала подобные для Лари, чтоб спокойно гулять по городу, а то звание ученика мага накладывает иногда некоторые неудобства, то местные ребята пытаются проверить его способности в драке, то девчонки вешаются с просьбами сделать приворотное зелье, словом он был очень скромный мальчик, хотел спокойствия, хотел ходить домой к матери не прячась по дворам, вот я и сделала ему несколько амулетов с разными мороками. Несколько сделала без привязки, чтоб были подвластны любому, вот в них я вкладывала силу, а в тот последний нет.

- Интересный подход, это Центриус научил? – ученые есть ученые и любая интересная мысль выбивает их из колеи, Корвинус уже явно был во власти исследовательского азарта.

- Нет, это я придумала, мне надо было на ученика мага морок наложить, а у него аура своеобразная, вот я и придумала сделать привязку к самой ауре, так я и ее мороком прикрываю так что опознать сложно, а под таким мороком, его даже не всякий маг увидит, да сил много вкладывать не приходится, морок питается силой самого владельца – грустно улыбнулась девушка, в ее глазах опять блеснули слезы, видимо вспомнила, что ее другу морок уже не пригодится.

Что-то в ее рассказе насторожило Дерека, он никак не мог понять что именно, и пока девушка с Корвинусом дискутировали на тему всевозможных мороков он старательно напрягал память и когда уже отчаялся вспомнить, кляня себя за то что рядом с этой девушкой у него отказывает память, он вспомнил, а когда вспомнил, то кровь отлила от лица, и холод разлился по всему телу, вмиг он подскочил к принцессе, схватил ее за плечи и почти закричал: «Скажи что было перед взрывом, какой-нибудь эффект, ты же смотрела на него» - он смотрел в ее глаза держал ее за плечи судорожно сжимая, сам не понимая что причиняет боль, потому что погружаясь в ее взгляд увидел то, чему она была свидетельницей, как образ мальчишки чуть покрылся рябью и вот тогда, еще перед взрывом, начала трескаться мензурка в руке, потом трещины зазмеились на всех стеклянных предметах, стекло поднялось в воздух изрезав лица и руки всех присутствующих, видел раскрытый рот выкрикивающего заклинание мага и почти почувствовал удар воронки телепорта. В глазах потемнело, он медленно отпустил ошеломленную и притихшую девушку, которая сразу без сил упала в кресло, сейчас он заметил, что почти вытащил ее оттуда и держал на весу, а сам шатаясь вышел из кухни, и не помня как прошел во двор и сел на ступеньках крыльца, а перед глазами все еще стоял подергивающийся рябью образ мальчика, а потом так же подергивающийся рябью образ незнакомого человека, в чьей руке взорвался артефакт убивший его отца.

Корвинус не понимающе посмотрел вслед уходящему шатаясь магу, потом перевел взгляд на притихшую принцессу.

- Марилика, ты что-нибудь поняла? – Я никогда не видел его таким, а поверь я знаю его чуть ли не с пеленок, я видел его обиженным, даже злым, радующимся, но никогда не видел таким опустошенным.

- Я видела, понимаете в его взгляде я видела – она говорила почти шепотом и старому магу пришлось замолчать и прислушаться – я видела свой кошмар, многие годы мне снился один и тот же сон, маги, целители, знахарки пытались меня излечить, а я видела как по стенам змеятся трещины, и как тяжелая колонна падает на человека, а сейчас я увидела это со стороны, я увидела это его глазами, как из-за старого саркофага выглядывает человек, в его руке что-то светится и вот его образ покрывается рябью и трескается, а потом артефакт в его руке взрывается, разрывая его самого, и рушатся колонны насмерть придавливая человека. Я годами думала что это сон…

- Магистр, что это было? Откуда он мог знать это, я не владею телепатией, Центриус говорил, что это очень сложно, и у меня просто нет к этому данных, как он смог увидеть это – губы юной принцессы сжались в тонкую линию, и все равно они дрожали от едва сдерживаемых рыданий. Старый магистр накапал ей в отвар успокаивающего зелья, и девушка перестала дрожать, слезы тихо закапали из ее глаз, она их не вытирала, она оплакивала несчастного Лари и того чью смерть видела во сне. Через две минуты она уже спала.

- Ну как ты могла, как? Я доверил тебе это дело, неужели было так сложно подкинуть этот артефакт прямо ей? – мужчина, стоявший посреди комнаты был в бешенстве. Темные волосы разметались по лицу, глаза метали молнии, в них горела такая жажда убийства, что любой другой уже уносил бы ноги от этого орудия смерти, но женщина, сидевшая в глубоком кресле, ничуть его не боялась. Лениво пощипывая ягоды винограда со стоявшего рядом столика, она спокойно отвечала, покачивая ногой хорошо видной в разрезе тяжелого платья.

- Ну откуда я могла знать, что этот мальчишка первым возьмет артефакт. Это ее артефакт, она с ним работала, она его сделала сама и я не думала, что он сможет понадобиться кому-то еще – лениво защищалась женщина.

- Не думала она, а когда ты станешь думать? Маленькая привязка на ауру и все, дело сделано. Неужели ты не смогла бы найти какую-нибудь ее вещь, заслать служанку в ее комнату и взять что-то из ее личных вещей вот и все, и нет принцессы, а теперь по всей стране разосланы поисковики, отряды хранов просеивают страну сквозь мелкое сито в ее поисках, магов понаехало и все они ищут ее, ищут чтоб защитить. Потом найдут и начнут искать нас, никто не поверит, что слабенький морок-артефакт самостоятельно смог разнести половину лаборатории и это при противодействии сильнейшего мага-защиты. Сколько лет еще придется ждать пока вся эта суета уляжется. А главное Центриус жив и как только он оклемается от контузии, он будет носом рыть, он лучший среди магов защиты и если ты оставила хоть один след, хоть одну тень своей ауры, он тебя найдет – гнев мужчины можно было резать ножом, он едва сдерживался чтоб не ударить. Он метался по комнате извергая громы и молнии на ее голову, а она медленно расстегивала пуговицу, за пуговицей своего домашнего, но явно очень дорогого платья из темно фиолетового тяжелого бархата, жемчужные пуговки плавно подавались под ее пальцами и под платьем обнажалась полоска белоснежной кожи. Медленно расстегнув платье она высвободила из под него тяжелую налитую грудь, плавно поглаживая ее и пощипывая медленно набухающий сосок она с вызовом посмотрела в глаза разбушевавшемуся мужчине.

- Ах ты похотливая сучка, ты заслуживаешь наказания за свое поведение - он подался к ней, но остановившись в шаге задал видимо очень интересующий его вопрос – а твой благоверный сейчас не придет?

- Он поехал по окрестностям искать принцессу, его уже не будет сегодня.

- Значит ты понимаешь необходимость наказания, ну что ж, я накажу тебя, - выдохнул он.

- Да, господин, - скидывая с плеч платье и переступая через него отозвалась женщина.

Резким движением сорвав с нее нижнюю рубашку он швырнул ее на постель, руки женщины запрокинулись и мгновенно их стянул магический шнур, ее глаза округлились, но не от страха, а от предвкушения удовольствия, чувственного удовольствия которое он мог ей подарить.

Тем временем мужчина снял верхнюю одежду, оставшись лишь в тесных брюках и тонкой рубашке.

- Твой муж делает так? – он с силой шлепнул ее пониже спины – он может быть сильным здесь с тобой – рычал он.

- Он не хочет, он говорит что сила мага нужна только в бою, а в постели это лишнее, в любви видите ли нужна нежность, а ты, ты сильный ты можешь все - задыхаясь от желания шептала женщина.

Он медленно водил слегка отросшим ногтем по ее телу, гладил грудь, сдавливал пальцами ее соски, ее напряжение выдавали тихие стоны, а он хладнокровно разглядывал это совершенное тело. Медленно лаская и доводя ее до предела желания он добился того, что она уже не могла сдерживать себя, руки привязанные магическим шнуром к спинке кровати рвались, ноги согнулись, грудь набухла и требовала ласки, которую не скупясь дарил ей мужчина, но когда ее тело начало содрогаться в предвкушении удовольствия он приподнялся на локте, облизнул губы и решительно встал с постели. Неприятная догадка озарила глаза женщины: - Куда ты?

- Я же говорил, что тебя следует наказать, магические путы исчезнут к рассвету.

- Но ты же сам хочешь разрядки, ты же хочешь меня – почти кричала она глядя на вздувшийся бугорок в его брюках.

- Ничего, в этом замке еще полно симпатичных служаночек – усмехнулся он – а если повезет, то еще и девственных. – Хищная улыбка скривила его лицо и он пропал, телепортировавшись прямо из ее покоев.

Искаженное злостью и неудовлетворенным желанием лицо оскалилось вслед ему с ложа.

 ***

Дерек сидел на крыльце, легкий ветерок овевал разгоряченное лицо, а яростные мысли скакали в голове диким табуном. «Способ которым пытались убить принцессу явно тот же, которым убили моего отца,- думал он, - значит тогда тоже пытались убить ее, именно ее, а отец, отец просто не вовремя зашел в склеп и поплатился за это жизнью, эти покушения разделяли годы, но почерк явно был один и это ее видение…». Он сидел и монотонно бил кулаком по деревянному столбику поддерживающему крышу над крыльцом, не видя и не чувствуя крови стекающей по пальцам, во рту тоже появился металлический привкус крови, видимо закушенная губа не выдержала напора стиснутых зубов.

На крыльцо вышел Корвинус молча сел рядом, взяв его за руку укоризненно покачал головой и начал залечивать пальцы.

- Не стоит магистр, это я могу сделать и сам, где принцесса? – он был резок, но сейчас сам не понимал насколько.

- Мне пришлось дать ей успокаивающей настойки теперь она спит, но перед тем как заснуть, она поведала мне кое-что ну просто невероятное, объяснишь?

- Что? – тихо отозвался притихший маг.

- Ты ее схватил и я думал вытрясешь из нее дух, но ты посмотрел в глаза и она увидела у себя в подсознании тот миг когда погиб твой отец, увидела то, что несколько лет стирали из ее памяти куча магов.

- Не понимаю – отшатнулся Дерек

- Девочка помнит свое представление Смерти, она все это видела и запомнила, но видение смерти твоего отца приходило ей в кошмарах и маги решили просто стереть память поскольку по другому изъять это страшное впечатление не смогли, - а в твоих глазах она увидела то, что тогда видел ты и это ее добило.

- А в ее глазах я увидел то, что видела она – тихо продолжил он – видел смерть того мальчика, видел такой же эффект ряби, как при смерти моего отца. И поверьте, я не знаю, как это произошло…

Мертвая тишина повисла над ними, каждый думал, пытаясь сделать выводы, но информации не хватало и опять как тогда в лесу Дерека охватило чудовищное чувство бессилия…

- Мне кажется все эти годы я был не прав, видимо тогда пытались убить эту девочку, а мой отец просто случайная жертва, ведь он даже не должен был заходить в этот демонов склеп, не должен, - он вновь стукнул кулаком о столб - но при взрыве испугался за нас и вбежал туда… Демиурги, ей же тогда было года 3-4, кому понадобилась смерть ребенка. – Его руки еще чувствовали тепло ее хрупких плеч, и в голову пришла еще одна мысль, а теперь, ей чуть больше лет, но сможет ли она себя защитить? Перед глазами встал магистр Центриус, его выпученные глаза, открытый кричащий рот, выжил ли магистр магии, специалист по защите, после этого покушения? Вряд ли…

Решительно встав он вернулся на кухню, там, свернувшись в трогательный клубочек в том же кресле спала юная принцесса. Тихонько взяв на руки невесомое тело он понес ее в спальню, а она доверчиво прижалась к нему во сне. Уложив ее спать, Дерек вернулся на кухню.

- Дерек, в твоих словах есть смысл – возможно действительно на девочку началась охота, она последняя в роду и при этом сильный маг, хоть и не обученный. Веками делали морок-амулеты вкладывая в них кучу энергии, а она сделала их с привязкой, мало того, что на других ни не действуют, так еще и силы в них нет, такой амулет ни один маг не увидит, это большое открытие. Не зря говорят, что талант учить не надо, только испортишь, ее не учили и она сама нашла выход из положения. Невероятно.

- Я все понимаю магистр, но что теперь делать? – привычным жестом взъерошив волосы он без сил опустился на стул. - Мы не можем оставить девочку здесь, рано или поздно прилетит поисковик, но и возвращать ее к отцу становится убийством, рано или поздно до нее доберутся, а поскольку нам вряд ли поверят, становиться очевидным, что отправлять ее туда нельзя.

- Ты во многом прав, но выход я вижу только один, есть только одно место в этом мире куда не доберутся магический поисковики и не приедут королевские храны… – удивленно приподнятая бровь была ему ответом, магистр помолчал и удрученно добавил - И это место - Академия Смерти.

- Магистр, но как я повезу туда девочку мага жизни, там купол магии смерти, она там задохнется – он не мог в это поверить, - моя мама не могла там находиться, убегала гулять в лес, а юная девушка там вообще с ума сойдет под гнетом чуждой ей магии.

- Твоя мать прожила там много лет, и только будучи беременной ей стало тяжело там находиться, вроде так?

- Но магистр у меня там совсем не приспособлено к приему гостей она же принцесса, я не могу туда приволочь кучу слуг и горничных, я живу очень скромно и замкнуто.

- Вот и немного развеешься в компании, а девочка вроде и не избалована сильно. А я тем временем проведаю любимого ученика… - усмехнулся в бороду магистр. – Пора уже выйти из своего добровольного заточения.

- И к кому же вы собрались? – насторожился я.

- К магу Центриусу конечно, мы не знаем выжил он или нет, это первое, может ему нужна будет помощь, а еще я пробую узнать подробности этого дела из первых рук. Пока я буду ездить малышка побудет под твоей защитой, а потом возможно мы просто вернем ее домой под крыло отцу и все твои неудобства закончатся.

Магистр говорил убедительно, это действительно был единственный вариант, при котором девушка остается полностью невидима и для своих врагов, и для друзей. Магистр достаточно мудр чтоб сказать королю, где его дочь, если увидит необходимость данного поступка. Король Рэндом умен и мудр не по годам, приходилось не раз иметь с ним дела и его здравый смысл всегда импонировали Дереку, - тем более он наверняка уже поставил на уши все королевство и сможет защитить единственную дочь.

- Хорошо, магистр, я заберу малышку к себе, в вашем арсенале есть морок амулет для нее, идти порталом я не хочу, его можно проследить и если ваш дом, как я предполагаю, накрыт куполом, то в дороге поисковик может ее найти.

- О, конечно, мало того у меня есть морок, который подойдет тебе как никому другому – усмехнулся он – морок черного мага – его глаза блестели от возбуждения ожидая похвалу, но Дерек возмутился:

- Магистр каждая собака в этом мире знает что магистр смерти остался один, и как вы думаете они поверят, увидев двоих магистров смерти, тем более поисковики весьма и весьма чувствительны. – старый магистр помрачнел.

- Да, я как-то совсем упустил это из виду…

- Ладно, я просто расширю границы ауры и укрою ее своей, думаю Мрак не сильно устанет от двойной ноши.

***

В эту ночь Дерек уснул сразу, видимо сказалось напряжение предшествующего дня. Во сне он видел заросший парк возле дома, в траве проглядывали головки разноцветных цветов, а на полянке гуляла девушка, золотистые волосы развевал теплый ветерок, она смеялась и разговаривала с цветами, а он с крыльца любовался ею, но вот ветка ближайшего дерева ожила и схватила ее превращаясь в чудовище с руками – ветвями, которые сжимали ее все сильней, а она кричала захлебываясь от страха и боли. Этот крик разбудил его, он был наяву, в соседней комнате. Подскочив с кровати, он влетел в ее комнату готовя заклинание. И увидел искаженное от ужаса лицо спящей девушки. Стряхнув с пальцев не нужное заклятье, он подошел к кровати, слегка тряхнул за плечо, кошмар никак не хотел отпускать ее, она вздрагивала всем телом от страха, ее глаза, уже открытые, не видели его, она вся была еще во власти сновидения. Ее руки вцепились в его и ужас не покидал глаз. Дерек присел на краешек кровати, накинул на ее дрожащие плечи одеяло и начал успокаивать, поглаживая по голове, она доверчиво прильнула к плечу, постепенно ужас в ее глазах начал таять и она вновь уснула.

Вернувшись в свою комнату он вновь лег и провалился в тревожный сон, в котором чудовища уволакивали золотоволосую девушку, а он ничего не мог поделать, даже пошевелиться, стоял и слушал ее крик. «Демоны, опять крик». Подскочив с постели, он влетел в ее комнату и опять та же картина, ее покрытое холодным потом тело билось на кровати, лицо исказила чудовищная маска ужаса. И опять разбудил ее, не умея развеивать кошмары. Вновь обняв ее, и в этот раз долго сидел рядом, но она не спала, видимо испуганная ночным видениями она не хотела их повторения. Успокоив девушку уже собрался к себе и вдруг одновременно в голове и наяву прозвучало:

- Не уходи, мне страшно…- с губ уже рвалась шутка, но посмотрев в ее полные ужаса глаза он промолчал, завернул ее в одеяло и лег рядом стараясь не касаться ее тела, но она доверчиво прижалась к нему и тут же уснула, а он лежал, слушал ее ровное дыхание и усмехался, какая же она еще маленькая, «ага, только ты смотри не забудься» внутренний голос вылил свой ушат холодной воды и заткнулся. А он тоже уснул и на этот раз его ничего не будило.

***

Спал он довольно долго, привыкнув вставать на рассвете, в этот раз проснулся от лучика светила уже вовсю гуляющего по лицу, девушка рядом еще спала, но неровное дыхание говорило, что еще немного и она проснется, с удивлением он обнаружил, что спал обнимая ее поверх одеяла и она свернувшись калачиком под рукой чувствовала себя весьма уютно.

Выйдя из комнаты он наткнулся на колючий взгляд старого магистра уже готовый высказать мне немало нелестных слов.

- Кошмары, - проронил Дерек и направился умываться, видя как разглаживается его строгое лицо понимая что ничего предосудительного черный маг себе не позволил, просто помог девочке пережить трудную ночь. «И при таком недоверии он готов оставить ее с тобой на несколько недель? – съязвил внутренний голос. – Впрочем у него действительно нет другого выбора…»

***

После завтрака собрались в путь. Решено было выехать одновременно и хотя пути лежали в разные стороны, так было менее заметно.

Старый маг жил в небольшой деревушке на окраине Обитаемых земель, так испокон назывались эти места, за ними шла вотчина черных магов. Когда-то это была процветающая деревня, ведь накормить кучу студентов одной магией не просто, и люди, кто посмелее, торговали с Академией, прислуживали, работали. Но уже несколько веков Академия пустовала и деревенька захирела. Почему маг жизни выбрал себе такое удаленное место жительства, оставалось загадкой. Его дом стоял на отшибе, в лесу и до деревни было еще прилично добираться, хотя может именно отдаленность от человеческого жилья привлекла мага в эти края.

- Удачного путешествия тебе – пожелал Дерек старому магу – для любого твоего послания всегда открыт почтовый портал, а если тебе будет что-то угрожать, ты знаешь, где тебя всегда рады видеть, - предупредил он.

- И тебе удачи, береги девочку – напутствовал старый магистр – и уже тише добавил – и себя тоже. На этом они расстались и каждый поехал с свою сторону. Дерек с принцессой глубже в лес, а старый маг в деревню, где он намеревался пристать к какому-нибудь торговому обозу и ехать в нем несколько дней, чтоб только потом телепортом уйти в окрестности столицы Маринии незамеченным.

***

Лес становился все гуще, тропинки и широкие дороги, которые еще помнили деда, давно заросли деревьями. Сам магистр чаще всего ездил по другой тропе обходя ее с востока и здесь по не хоженым тропкам ехать было трудно. Принцесса, закутанная в дорожный плащ, сидела впереди и крутила головой во все стороны, как любопытный цыпленок.

- Ты что никогда не бывала в лесу? – задал маг недоуменный вопрос.

- Только в парках, при королевском дворе и в летней резиденции, там парк побольше, и он плавно переходит в лес, но далеко заходить мне не разрешали. А здесь вокруг такая красота – щебетала девушка.

Дерек недоуменно оглянулся и вдруг как будто посмотрел вокруг другими глазами, стояла весна, уже давно стаяли снега, под деревьями расцветали цветы всевозможных расцветок, шелковый травяной ковер еще не вырос в жесткую траву способную поранить босые ноги, а стелился под копыта коню мягким покровом. Деревья уже вовсю шелестели молодой листвой, через которую далеко не везде проглядывало голубое небо, таким плотным был древесный свод. Дикие яблоньки уже отцвели, но кусты шиповника радовали глаз своими разноцветными цветами. Аромат цветущих кустов и деревьев вместе с ароматом свежей травы кружил голову, в кронах деревьев пели птицы, а где-то не далеко журчащий ручеек вторил им звонким голосом струй.

- Ой, остановись, ну пожалуйста… - у очередного куста вскрикнула девушка.

- Ну что там?

- Там же радоцвет растет, а вытяжка из радоцвета драгоценнее розового масла, а он в самой силе сейчас – запричитала она.

- Ну если тебе будет нужен радоцвет, то у меня в парке ты найдешь его достаточно, он там на каждой клумбе растет – рассмеялся магистр. Удивленная девушка успокоилась, видимо наличие радоцвета смирило ее с необходимостью все-таки доехать до жилища.

А маг смерти смотрел на нее и думал, о ее детской беспечности, она даже ни разу не спросила куда ее везут, она доверилась ему полностью, несмотря на то, что совсем не знает, неужели она настолько наивная, ей уже лет 16, наверное, если судить по физическому облику, и в таком возрасте уже следует быть осторожной. А она едет с незнакомым человеком, радуется цветам и птичкам не задумывается ни о чем.

- Знаешь Дерек к.Дар Леринос я не настолько и наивная – сказала девушка словно отвечая на его мысли – я хорошо тебя знаю. С раннего детства мама рассказывала о своей лучшей подруге, вышедшей замуж за темного мага, магистра смерти. И я совсем не испытываю страха перед тобой, я просто знаю, что ваша магия отличается от нашей, при этом вы не сумасшедшие убийцы, приносящие в жертву маленьких детей, я знаю, что вы стоите на границе живого и мертвого мира, не позволяя мертвому вторгнуться в мир живых. Так мама мне объясняла. И я знаю, что именно тебе я обязана жизнью…

- К чему ты это говоришь? – поинтересовался Дерек. – Как, но ты же сам спросил? – удивленно подняла она лицо и пытливо заглянула в глаза, - разве ты это не сказал?

- Я это только подумал. Ты телепат?

- Нет, никогда ничего подобного не замечала

Внимательно глядя на притихшую девушку, он задумчиво теребил повод сбавившего темп коня.

Смотрел и припоминал все странности, произошедшие в течении последних дней, ее голос, прозвучавший в его голове сразу как она очнулась, ужасные видения, которые смог увидеть в ее глазах, а она в его, ее кошмары, ставшие его и только что прозвучавший ответ на мысленный вопрос.

- Это так странно – прошептала она – я как будто услышала твои слова наяву, но сейчас понимаю, что они прозвучали только у меня в голове, наверно я еще не отошла от шока и мне начинает казаться то, чего на самом деле нет.

Постаравшись выкинуть все лишние мысли из головы магистр пришпорил коня и вскоре из-за леса показались шпили башен древнего замка, многие века служившего домом огромному количеству магов смерти, бывшему пристанищем самой Смерти – если она пожелает, и служившему Академией всем магам с темным даром. Теперь это был только его дом.

- Я вернулся …

Замок был окружен стабилизирующим коконом, за века, с тех пор как последние студенты покинули стены этой академии, здесь ничего не изменилось. Стазис в который погрузили древнее здание, не давал ему обветшать, закрывал от любопытных глаз и не пускал никого внутрь. В который раз глядя на это величественное творение древних зодчих он чувствовал полное и жгучее одиночество, после его смерти, неважно произойдет это рано или поздно, эту красоту никто не увидит, не пройдет по дорожкам древнего парка, не откроет огромные двери и не войдет под гулкие своды учебного крыла, которое еще помнит полные аудитории, десятки юных лиц, строгих преподавателей, чьи мертвые кости давно сгнили в земле, а он, вот он последний, наследник знаний, артефактов, в конце концов сокровищ собранных с древнейших времен поколениями магов, стоит и смотрит на свой дом, смотрит с тоской, сожалением и может быть с толикой надежды… Маленькая ручка выскользнула из-под плаща и легонько пожала его руку держащую повод.

- Это удивительно – восхищенно прошептала она.

- Ты, ты видишь? – его голос срывался – что именно ты видишь? – этого просто не может быть, девочка - маг жизни, она просто не может видеть стен академии, древнее заклинание не может истончиться, это сумасшествие…

- Прекрасный древний замок, он видимо накрыт куполом, структуру поля я не понимаю, но он как будто парит, как ночью от костра поднимается легкая дымка, так и вокруг замка она переливается и дрожит.

- Невероятно, что еще ты видишь, опиши

- Замок, два крыла оба венчают башенки с одна с высоким шпилем, вторая похожа на обзорную, с плоской крышей и зубцами по краям. Остальное видно плохо, мы далеко. Это и есть твой дом?

Сказать, что он бы в шоке не сказать ничего, паника накатила душной волной, она видела его, видела пусть в дымке, но ее взгляду он открылся, значит древние заклинания потеряли силу, значит любой пролетающий здесь на крылатом грифоне может увидеть его, а если увидеть, то и проникнуть, сколько времени уже не работает заклинание, может уже мародеры повскрывали древние хранилища с артефактами, если растаял кокон, где гарантия, что стоят охранные заклинания. А дед говорил, что они вечные, что сила Источника будет поддерживать стазис замка и его охрану вечно. О демиурги, сам я не восстановлю защиту, даже если мне хватит знаний, я вскрою хран в голове и залезу в библиотеку, мне элементарно не хватит сил все это восстановить. Пятнадцать сильных магов ставили эту защиту. И теперь девочка совсем не в безопасности здесь, если она видит замок, значит и ее увидят, любой поисковик… О демоны, что я натворил.

«Но выбора нет, пути назад тоже поэтому пойдем до конца, - решил Дерек, - тем более что она устала и ей нужен отдых наложу дополнительную защиту на свой флигель, поставлю сигналки на все двери, сотворю несколько ловушек; думаю продержимся до возвращения Корвинуса, а там того и гляди верну малышку отцу и буду решать свои проблемы.»

- Что-то случилось? – ее голос был тревожен, демоны побери, ее телепатию, или эмпатию.

- Все в порядке, скоро будем дома, - процедил он.

К замку Дерек с принцессой подъехали ближе к вечеру. Издалека он казался сказочным дворцом сокрытым переливающейся дымкой. Подъехав ближе у девушки захватило дух от увиденного, он стоял на огромной поляне, не окруженный ни стенами, ни рвами задней стеной он опирался на огромную уходящую вверх отвесную скалу. На фоне серой скалы мрачный, почти черный, замок смотрелся потрясающе, вправо вниз к небольшой речушке спускался рукотворный парк хотя даже издалека было видно насколько давно он запущен. Маг смерти выехал на опушку леса и остановился, он внимательно осмотрелся, чувствовалось как он напряжен, казалось вот он дом, но он долго стоял, всматриваясь в окрестности, вытягивая шею пытался рассмотреть что-то в заброшенном парке и наконец выехал на открытое пространство перед замком. Сначала казалось, что расстояние до него не велико, но еще долго они скакали по поляне, пока добрались до защитного кокона. Магистр въезжал в него очень осторожно, напряженно посматривая на реакцию девушки, готовый в любой момент развернуть коня, но она лишь вздрогнула в момент пересечения кокона и чем ближе подъезжали к замку, тем спокойнее он становился. Громада замка надвигалась все ближе и если издалека он показался сказочным волшебным дворцом, то вблизи он оказался огромным, прекрасным в своей мрачности и совершенно мертвым, флаги не реяли на шпилях башен, флюгеры не скрипели на ветру, ставни не поскрипывали, огромные двери были закрыты и кажется даже ветер не колыхал стоячий воздух. При виде хозяина не выскочил никто из слуг и даже намека, что они здесь были принцесса не заметила. Подъехав ближе, почти к крыльцу, маг резко развернул коня и поскакал вдоль замка в окружающий его парк. Это показалось весьма странным, но она промолчала, магистр Центриус частенько учил сдерживать порывы любопытства, говоря что разгадка на многие вопросы лежит на поверхности, надо только научиться смотреть и если ты по истечении нескольких минут не поймешь сама или тебе не объяснят, тогда уж можно расспрашивать взрослых. Марилика была еще маленькой, когда стала ученицей магистра и усвоила многие его уроки, но совладать со своим врожденным любопытством ей удавалось не всегда. В этот раз удалось, не прошло и пяти минут, как посреди парка показался флигель, он был не велик и состоял из двухэтажного домика и примыкавшей к нему небольшой конюшни. И тогда она облегченно вздохнула. В отличие от замка флигель имел довольно жилой вид, хотя ухоженным его назвать было сложно, было видно что построен он давно, но следы старения его не коснулись, каменные стены не покрылись ни мхом, ни лишайником, но балконы второго этажа были заплетены дикими розами явно росшими здесь не одно десятилетие, из трубы вился едва заметный дымок, стекла поблескивали чистотой, а ворота конюшни были приглашающе открыты. Магистр остановил коня перед крыльцом, соскочил на землю и помог спуститься девушке. Двери гостеприимно открылись, но за ними никого не было.

- Добро пожаловать принцесса, в стены моей скромной обители – жест магистра можно было бы назвать шутовским, если бы не настороженный взгляд его глаз. С легкой улыбкой она приняла протянутую руку и сделала за ним шаг в дом. Стоило зайти, как двери за спиной закрылись, но оглянувшись, она так и не увидела того, кто их закрыл и дом магистра все сильнее интриговал. Перед глазами был небольшой холл с центральной лестницей уходящей на второй этаж, стены холла обиты темными деревянными панелями, мраморный пол тоже был дымчато-серого почти черного цвета, как только вошли сам по себе зажегся свет и девушка восхитилась изумительно яркими бликами переливающимися на плитах пола подняв голову она увидела люстру со вставленным в нее странными свечами и обрамленную сверкающими подвесками видимо из горного хрусталя, они-то и давали этот удивительный эффект тысяч светящихся бликов. Магистр повел ее направо к тяжелой двери за которой оказалась небольшая уютная гостиная с огромным камином, вдоль стен стояли пара больших диванов, небольшой столик более похожий на декоративный, и два больших кресла у камина.

- Прошу прощения, но вынужден вас не на долго оставить – его тон был сух и официален, и это совсем не вязалось со сложившимся у нее в голове образом, удивление отразилось на ее лице, но он не счел нужным удовлетворить ее любопытство и просто сбежал, только щелчок закрывающейся двери сказал, что кто-то сейчас здесь был. Поведение магистра не вписывалось ни в какие рамки, но свои вопросы принцесса оставила при себе, тем более, что задавать их было просто не кому. Неужели он живет совсем один? Ни слуг, ни конюхов вокруг. Оставшись одна она решила осмотреться, комната была уютной, большой камин создавал ощущение комфорта и спокойствия, перед ним лежал огромный пушистый ковер, на котором стояло два кресла, одно из них явно было любимым местом магистра, так как ковер у его изножья был более примят, а на ручке лежала открытая книга, второе кресло выглядело гораздо более новым, но желания присесть в него у нее не возникло, даже появилось странное ощущение, что оно просто занято и стоит здесь явно для кого-то другого. Над камином висел портрет красивой девушки с темными волосами и очень знакомыми зелеными глазами, казалось этот взгляд смотрит прямо в душу испытав при этом очень странные, не понятные ей самой чувства она отвернулась от картины и прошла в глубь комнаты. Там, спрятавшись за большим диваном, стоял странный инструмент, он был очень похож на клавесин, на котором она любила играть дома, но был несколько меньших размеров, открыв крышку, она по привычке пробежала пальцами по клавишам с изумлением услышав чистейшие звуки. И не сумев отказать себе в удовольствии, присела к инструменту. Клавесин пел и плакал под пальцами, знакомая незатейливая мелодия на этом инструменте звучала пронзительно нежно, заставляя душу сжиматься от тоски, на глаза наворачивались слезы или это испытания последних дней прорывались теплым потоком, стоило только слегка ослабить натянутые нервы, а мелодия все текла из-под пальцев уже сама собой, не требуя вмешательства, рыдая, оплакивая друзей и себя. Сколько продлилась эта пытка музыкой она не знала, но очнулась сидя перед волшебным, иначе просто нельзя его назвать, инструментом, а по лицу не останавливаясь текли слезы. Легкие шаги в комнате не заставили обернуться, ей было все равно, сочтет ли он ее истеричкой, она просто не могла остановиться, в голове не было ни единой мысли. Дерек же тоже не стал говорить лишних слов, за что девушка была ему очень благодарна, просто присел рядом на банкетку, слегка приобнял за плечи, и протянул платок.

- Мне надо было обновить охранные заклинания с учетом твоей ауры – просто сказал он. Удивившего ее официоза который он использовал, как только они сюда прибыли, больше не было, это радовало. Усталость отразилась на ее лице, магистр встал и протянув ей руку. По лестнице они поднялись на второй этаж. В небольшой холл выходило несколько дверей, открыв одну из них магистр пропустил девушку вперед. Перед ними была комната совсем не похожая на все в доме. Светлая, с белым ковром на полу, удивительной работы изящной мебелью и небольшим камином из белого мрамора, небольшая гостиная просто кричала, что она предназначена для женщины. Марилика застыла посреди комнаты и медленно оглянулась на настороженного мага.

- Это комната принадлежала мой матери - как будто пересиливая себя сказал он – если что-то понадобиться моя комната рядом и резко развернувшись на каблуках вышел.

- Магистр – окликнула его принцесса и он замер в дверях, но так и не повернулся - я могу пожить и в другой комнате, если вам так тяжело видеть постороннего человека в комнате вашей матушки – предложила она.

- Не стоит беспокойства принцесса – его холодный тон и это обращение раздражало – я никогда не видел своей матери, а для вас я думаю здесь будет наиболее удобно и вышел плотно прикрыв за собой дверь.

Девушка бросилась в кресло у горящего камина в полной растерянности, только что он пусть и молча, но утешал ее, а несколько минут спустя совершенно отстраненно и официально выпроводил сюда, его непредсказуемость раздражала. Решив осмотреть свои покои она прошла во вторую комнату, та имела полукруглую форму, огромное окно с балконной дверью открывало замечательный вид в парк. Обстановка была так же в светлых тонах, у стены стоял небольшой рабочий столик с множеством ящичков, большое зеркало с другой стороны и перед ним туалетный столик, а центр комнаты занимала огромная кровать, покрытая атласным покрывалом с балдахином из нежного персикового шелка. Дверь из спальни вела в гардеробную и ванную комнату, если гардеробная не привлекала, то ванная манила, в домике старого мага подобной роскоши не было, а здесь персикового цвета ванна просто притягивала и она не стала противиться, искушение было слишком велико. И тогда нежась в ванне она наконец поняла как же привыкла к комфорту дворца и хотя в деревенском доме мага она даже не вспомнила об неудобствах, но сейчас лежа в теплой воде благоухающей любимой ночной фиалкой с каплей масла ландыша, она в полной мере почувствовала что ароматная ванна заставляет уйти все тяжелые мысли, они конечно никуда не денутся, но нега в которой здесь находится тело, заставляет их спрятаться глубоко в подсознание. Когда она вышла из ванной отдохнувшей и посвежевшей в гостиной на маленьком столике у камина был накрыт ужин на одного. Не выдавая своего недоумения и слегка перекусив, она просто провалилась в сон, едав успев донести тело до кровати.

Дерек же в это время ходил из угла в угол едва осознавая, что в доме гость. Он так долго жил здесь совсем один, что не смотря на то, что сам же ее и привез, ее появление для него было сродни постороннему вторжению. Может ему было бы легче если бы не странное истончение кокона, сам он его не чувствовал, но она, она вздрогнула, когда проезжала сквозь него, она его почувствовала, неужели девчонка настолько сильный маг, что чувствует чуждую ей энергию, мысли Дерека скакали с одного на другое.

«Сколько вопросов, надо заняться наиважнейшими, пришлось наложить отдельное защитное заклинание на дом, надеюсь оно прикроет ее ауру, но бродить по парку ей нельзя, я не могу наложить защиту на такую территорию, даже с поддержкой Источника это невыполнимо для меня, я не смогу охватить такой контур. Надо поискать книгу о методах защиты, мороках и магической подмены аур, боюсь это может мне пригодиться довольно скоро. А что будет если она увидит моих призрачных помощников, сегодня когда она играла на мамином пианино они все столпились в дверях и слушали, благо она не обернулась, хотя вопрос сможет ли она их увидеть вообще, ведь они демонические духи, а она маг жизни, демиурги сколько вопросов, скорей бы вернулся Корвинус, а пока надо разбираться со своими проблемами» - думая так он двинулся в библиотеку искать заклинания контр-защиты от поисковых заклинаний.

За окном глубокая ночь, глаза мага покраснели, разбирая древний текст, усталость и раздражение навалились, «неужели мне мало своих проблем, а тут еще эта девчонка…» Перед внутренним взором встала она, пальцы легко порхающие над клавишами, невидящие глаза залитые слезами, а вокруг призрак и мелкие бесы, которых она не видит, но которых привлекла своей музыкой – и тут крик разорвал тишину ночи, страшный, душераздирающий, ЕЕ. Забыв обо всем он бросился в ее комнату и опять повторение вчерашнего, искаженное от ужаса лицо, закрытые глаза и тело бьющееся на постели. Он слегка потряс ее за плечо, потом сильнее, но она никак не может проснуться, наконец ее глаза открываются, в них плещется ужас пережитого кошмара, еще не отдавая себе отчета в том, что делает, она испуганно прижимается к нему всем телом, ее бьет дрожь, бессвязные слова срываются с губ:

- Колонна… она упала, упала… а он не отошел – ее слова перемежаются с всхлипами, а он каменеет от осознания, ведь Корвинус говорил, ЧТО она видит в своих кошмарах, он обнимает ее сильнее, пытаясь унять дрожь. А она поднимает заплаканное лицо ко вверх и резко отшатывается в диком испуге, - ты, это ты там под колонной, ТЫ – кричит она в истерике и стучит кулачками по его груди, - ты… - повторяет уже рыдая.

- Нет, маленькая – он прижимает ее руки обнимая, - нет, это не я. Это мой ОТЕЦ…

Ее тело замирает в его руках, потом она резко выпрямляется сидя на кровати и бросается ему на шею, обнимая она шепчет что-то бессвязное и слезы стекают ему за ворот. А он, он обнимает ее тонкое тело и чувствует, как по телу пробегает дрожь и сливается с дрожью ее тела, как руки сжимают ее в объятьях и уже не хотят отпускать, а губы целуют волосы девушки на макушке. «НЕТ», - руки с трудом отпускают ее, усилием воли он заставляет себя успокоиться, натягивая одеяло на ее дрожащее тело скрытое целомудренной ночной сорочкой он вновь застывает от зазвучавшего в голове голоса: «Не уходи…». Уже не задавая вопросов он заворачивает ее в одеяло и ложится рядом, тихонько поглаживая ее разметавшиеся волосы и пытаясь унять бешено бьющееся сердце.

- Да, старый я стал, - подумал старый маг, усталая улыбка довольно расположилась под его усами, при виде долгожданного трактира. – Завтра можно будет и в телепорт, а то не в моем возрасте трястись на телеге.

Вот уже три дня старый маг путешествовал вместе с обозом торговцев. Отправившись из родной деревни с сыном местного лавочника, он в ближайшем же городе распрощался с парнем и попросился в караван к купцам, сами они были оружейниками, родом из Маринии и возвращались домой, расторговавшись в Лории. Вел караван Турин - широкоплечий обозник лет сорока с проницательным стальным взглядом, многие годы провел он в дороге направляя купеческие караваны из страны в страну по торным дорогам и не торным старым трактам.

Целый день трясясь в тяжело груженой телеге к вечеру старый маг чувствовал себя как погремушка у ребенка, казалось все кости перемешались в этом теле и тарахтят при каждом движении, но он из вечера в вечер подсаживался к купцам и обозникам в трактире, где останавливались на ночлег и слушал, слушал о чем судачат люди, пытаясь вычленить, хоть крупицу информации, которая возможно проскользнет в разговоре. Границу Маринии они пересекли свободно и усталые мужики почувствовали себя почти дома, не смотря на то, что двигаться с тяжелым обозом им еще не менее недели. По этому поводу кувшин вина передавался из рук в руки, вино развязало языки и разомлевшее обозники, уставшие за долгий переход, вели негромкую беседу.

Старый маг подсел Турину.

- Долго ли будем еще добираться до столицы, - начал разговор он.

Дородный обозник пригладил широкую бороду, на мгновенье задумался и обстоятельно начал подсчет,

- Ну, дня три до Каплиты, потом еще два до Старого Брода и там уж рукой подать, словом дней семь-восемь будем идти, коль ничто не помешает, а загадывать тут нечего, завтра в лесу ночевать, чтоб никакая дрянь не задержала. А то как-то ехали мы со свояком, и ехали-то недалече на ярмарку в трех днях пути от Бродов, сам-то я с Бродов, так вот ехали на ярмарку, заночевали в лесу, костер развели, ну как полагается, сидим едим, да байки травим, глядь а вокруг костра девка бродит, и одна рубашка на ней тонкая, босыми ногами по земле идет, а ни един стебель не шелохнется и вся такая печальная, а красивая страсть. Вокруг нас ходит, а к костру не подходит, свояк-то навеселе был, ты говорит девка иди сюда к нам, а то больно в лесу холодно, взмерзнешь согреть не кому, а она в ответ как зашипит да и бросится к нему, благо он пьян был, на ногах-то не удержался и рухни он аккурат у костра. А у меня бабка знахарка была - знатная, к ей со всех окрестных деревень как что так бежали, кто с какой бедой, так она мне в дорогу мешочек с травой какой-то дала, да наказала, коль нечисть объявится нежданно, так ей в глаза щепотку кинуть надобно, у нее нюх отбивает, глаза слезятся и оставляет она человека, так я ентой девке и сыпанул прям в лицо, а уж она к своякову горлу подбиралась. Потому и вожу караваны от таверны к таверне, лишь в крайнем случае ночуем в лесах, много там нежити расплодилось, уж если бабку мою прям в Бродах упырь слопал, что уж про лес рассказывать.

- Да, слышал я про упыря в Бродах, не мало он тогда народу погубил – откликнулся старый маг.

- Моих всех угробил, и бабку знахарку, и жену и сыночка, дом-то у нас недалеко от кладбища стоит, да с тех пор и не живу я дома, все дороги стелятся, нет мне там покоя – горькие воспоминания наложили тяжелую печать на помрачневшего обозника, резким рывком опрокинув в себя кружку вина – и вот скажи маг, кто за это в ответе? Почему упырь вылез, раньше бабка рассказывала, а ей еще ее бабка говаривала, маги смерти в каждом округе были, вот они и отвечали и за мавок расшалившихся, и упырей загоняли в землю навечно, и какую нечисть по лесам, а теперь … двадцать семь человек, да с местным магом в главе в одной деревне выпил, так на наше счастье черный маг мимо проезжал, мы всей деревней ему в ноги валились, а он молоденький, но страшный. Поутру нашли его на кладбище, думали сам ноги протянет, ан нет, выходили его наши бабы, порешил он упыря нашего, да тех кого он выпил не воротишь… - еще одна кружка перекочевала в глотку караванщика. - А дней пять тому ранним утром, еще и светило не встало толком, только светать начало, глядь несется мимо нас сам черный маг, как будто стая демонов за ним увязалась, и хоть лет прошло немало, а я его узнаю везде, никакими деньгами не отблагодарить его за наши Броды, а то б выпил бы упырь всю деревню, как пить дать, выпил бы.

Вот и спрашиваю я, куда маги-то девались? Кто ж нас от нечисти оборонять-то станет, вот и носится черный маг по всей земле, да разве ж тут один управится? – слегка пошатывающийся обозник приподнялся со своего стула и наклонился к старому магу глядя ему в глаза полными невыплаканных слез, но совершенно трезвыми глазами. – Потому и не люблю в лесах останавливаться, все ж у людей-то оно сподручнее, так хоть дольше, да спокойнее – заключил он.

Корвинус сидел глубоко задумавшись уставившись на пламя в очаге, который горел в углу трактира. Резкий ветер от распахнувшейся двери заставил языки пламени взметнуться до тушки индейки, которая шкворчала на вертеле, капая жиром в очаг. В зал таверны вошли двое. Путники были в темных плащах с надвинутыми на лица капюшонами, внимательно оглянувшись двое сели за соседний стол стараясь укрыться в тени и не снимая плащей, но внимательный взгляд наверняка сразу угадал бы в них воинов, по скупости движений и явно торчащего под плащом меча. Девушка подавальщица подскочившая к новоприбывшим приняла заказ и убежала в кухню, а старый маг сидя за большим столом с расшумевшимися обозниками сквозь опущенные веки пытался рассмотреть новоприбывших. Чем его заинтересовали эти путники, он еще не знал. Оба гостя, так и не снявшие ни плаща, ни капюшона так же исподтишка изучали зал, изучали с ленивым напряжением, явно не надеясь что-то найти, но исправно выполняя приказ. В это время подавальщица с тяжелым подносом подошла к их столику, пока она выставляла заказанный ужин, один из мужчин лениво поинтересовался

- А что у вас тут новоприбывших в деревне не появилось? – его интерес вроде как и праздный выдавал странно заблестевшие глаза, сидевший в пол оборота к новым посетителям таверны Корвинус насторожился и стал искоса наблюдать за ними.

Бойкая девчушка подавальщица смеясь отвечала: - Ну как же господа не появлялось – один из мужчин аж подался в ее сторону - вот вы новоприбывшие и есть, каждый день в таверну люд заходит, то одни куда-то едут, то другие, кто в Лорию, кто в Маринию, кто в столицу решил податься, всякий люд ходит.

- А эту девушку не видела? – спросил он протягивая подавальщице небольшой портрет, девушка присмотрелась и с интересом пригляделась к постояльцам.

- А вам что? Хозяин не велит языком молоть на работе – и она подхватив поднос собралась уже уйти, как один из мужчин схватил ее за руку.

- Так видела или нет? – спросил он с угрозой.

Девица видать была из упрямых, резко вздернув подбородок она попыталась выдернуть руку из его захвата. На них стал оборачиваться обозники, кое-кто уже собрался вступиться за девушку, как второй из прибывших мужчин, встал и взглядом приказав отпустить ее, начал что-то ей в полголоса объяснять. Корвинус слегка придвинулся, чтоб слышать разговор. Мужчина объяснял притихшей девушке, что у них сестра красавица, да сбежала из-под венца, отец и послал ее найти. Старый маг усмехнулся в усы видя как мужчина протягивает ей портрет еще раз, в этот раз девушка посмотрела внимательней, но так же покачала головой. И сразу же ушла.

Притихший было зал вновь загомонил, зазвенели кружки, продолжили свои возлияния обозники, а двое новоприбывших молча ужинали, тем временем старый маг пытался определить что перед ним за «птицы», портрета мнимой сестры он не видел, но многовековой опыт подсказывал, то наверняка на нем он увидит золотые волосы и нежное личико своей «пациентки». Тщательно скрывая свой интерес он присматривался к мужчинам магическим зрением, магами они не были, обыкновенные люди, явно воины, пара оберегов из разряда обычных ярмарочных и четкий след направленной магии, которая даже не маскируясь толкала этих людей вперед, вела их по только ей известному маршруту.

- Интересные ребята, - тихонько промолвил Турин, - и говор-то у них не наш - валенский, ищут кого, да проговориться боятся, видать из благородных пропажа-то…

- А с чего ты так решил? – маг не выдал своей заинтересованности даже обознику.

- Так как же, если б маг какой сбег – так послали бы магов, с магом-то воины не справятся, а так по всему видно, али горничная сбежала, да прихватила шкатулку госпожи, али мальчонка какой из благородных решил поискать себе неприятностей, ну может еще жена неверная с полюбовником убегла, - старый маг усмехнулся достоверности его измышлений, и ведь почти прав оказался.

- Ко мне несколько лет назад так мальчонка прибился, лет 15 был, сам маг, да видать недоучка, огонь пальцами разжигал, щелк и горит костерок, грозу прогнал, хоть говорят это и не просто сделать, из дома сбежал, говорит хочу приключений, свободы. Неделю с нами прошел, а как в лесу заночевать пришлось дикую кошку испугался, она на запах мяса пришла и бродила вокруг костра глазищам посверкивая, то ли стара была, то ли хрома, да видать охотиться не могла вот и ждала пока уснем, чтоб кусок мяса утащить. И кошка-то была не велика, не та что в диких степях живет и человека задрать может, и не та, что в лесу по веткам скачет да на загривок прыгает, а так, чуть больше домашней, размером со среднюю собаку. Вот он сидел кусок мяса на ноже держал, а сам нам байки рассказывал о сотворении мира, да про демиургов там, а мясо на ноже для кошки видать лакомо показалось, она и подойди сзади да лапой с ножа добычу снимать стала, он как обернулся, а там с темноты кошка глазами луп-луп, а сама мясо тянет, видать испугался он шибко, вскочит как, запищит что твоя девка, чегось начертал прям в воздухе и там арка такая светящаяся появилась, он шасть туда, только его и видели – обозники видать кто-то и помнил шального мальчишку, а кто-то и впервые слышал эту байку разразились хохотом, хоть Турин и рассказывал в пол голоса.

Как раз к столу подошла давешняя девушка подавальщица принесла новый кувшин с вином, разгоряченные выпитым обозники закидали ее вопросами

- Что дочка эти двое от тебя хотели-то – спросил уже не молодой мужик, Гордей вроде, обращался он ласково, видать свою дочку вспомнил, рассказывал в дороге, что это последний его обоз, пора осесть, а то жена померла, а дочурка с бабкой живет, а уж большая стала, боится, что не углядит бабка, да ухарь какой спортит девку.

Девушка с вызовом посмотрел на соседний стол:

- Да вот сестренку потеряли грят, спросили не видела ли, а я так скажу, от таких братцев я б сама сбежала, и если б проходила тут такая, так ни почем бы им не рассказала – рассмеялась девушка.

Один из новоприбывших, тот самый что схватил девушку за руку дернулся было, но второй жестко одернул его. С этого момента старый маг постарался активировать подслушивающее заклинание, чтоб уловить смысл разговора странной пары.

- Ну ты же слышал как она сказала, видать проходила она здесь, а девчонка ее покрывает, надо прижать заразу, и она все расскажет – кипятился первый.

- Совсем сдурел, да она нас специально подначивает, да за нее вся таверна станет, ты что не понимаешь, - шипел второй – да не было ее здесь, что при… (он осекся и прикусил язык, чтоб не проболтаться) что ей делать в такой убогой дыре.

- А я говорю, надо прижать девчонку, она что-то знает – настаивал первый.

- Ладно, сейчас нельзя, а там видно будет – свернул разговор второй.

Магистр услышал уже достаточно и решил подняться в свою комнату, завтра будет не легкий день. Обозники ночевали на телегах, но старый маг всегда снимал себе комнату в таверне, так было удобнее его привыкшим к домашнему комфорту косточкам. По пути он поманил подавальщицу взглядом и проходя мимо обронил

- Ты б поостереглась сегодня девочка, - и выразительно посмотрел на странную парочку в углу. Девушка оказалась понятливой, слегка кивнув она проводила мага к его комнате и открыв дверь скрылась в темноте коридора.

В небольшой комнате царил полумрак, маг оглянулся - беленые стены и почти не скрипящий пол радовали своей чистотой, справа стояла широкая кровать, сундук у стены, для вещей приезжих и небольшой стол у окна. В углу висел медный начищенный умывальник, под ним таз, вот и все убранство небольшой комнаты. Присев на кровать магистр задумался, двое внизу явно искали принцессу, причем они похоже совсем не были осведомлены о магических талантах девушки, это раз, это явно не люди короля – это два, мало того что обозник признал в них валенцев, и маг доверял его мнению, но и потому что вряд ли храны короля стали бы прятаться под плащами, просто пришли бы и спросили, это три, но есть еще одно принцесса Марилика находится под действием наложенных сильных чар, и простые люди вряд ли смогут ее запомнить, знал ли об этом король? – должен был бы знать, но это не факт, магистр Центриус ох как непрост, мог и наложить заклятье в угоду девчонке, сама она этого сделать уж точно не смогла бы, а может смогла? – магистр вспомнил привязанный к ауре морок и засомневался, такая глядишь и не то придумает улыбнулся он, надо быстрее добраться до дворца, он уже достаточно далеко отъехал и от дома и от границы, чтоб воспользоваться порталом без особого риска, даже если его отследят по остаточной силе портала, то узнать откуда он пришел вряд ли смогут, да и сначала надо им заинтересоваться, а чем может быть интересен старый всеми забытый маг, бывший преподаватель Академии теперь отошедший от дел, а пока появится к нему интерес, если появится, то следы портала уже давно развеются. Достав из стола письменные принадлежности он решил написать Дереку, не известно когда в следующий раз появится такая возможность, а его следовало предупредить и заодно узнать просочится ли письмо сквозь мощную защиту его дома. Описав все происходящее, не забыв упомянуть о подозрительной активности валенцев, старый магистр решительно запечатал письмо и отправил его адресату, когда письмо с легким хлопком исчезло, маг потер руки и стал укладываться на покой, завтра предстоял длинный день.

***

Она шла по шумной улице и наслаждалась – добровольное затворничество в храме не тяготило ее, но сейчас под теплыми лучами весеннего светила, в толпе улыбающихся людей ей было радостно как никогда. «И зачем я заперлась в душном храме богини, - улыбаясь любопытной девчушке, что стояла с матерью у витрины магазина, спрашивала она сама себя. На этих улицах можно затеряться кому угодно, здесь в толпе прохожих ты лишь песчинка в потоке – одна из многих, лишенная индивидуальности и только плащ из белой холстины немного выделял ее из толпы, предупреждая что перед тобой маг жизни, маг - посвятивший себя делу богини Лариэль и служению людям. В нередких в этом районе города чистых витринах отражалась привлекательная женщина средних лет и даже бесформенный плащ из грубой ткани не мог спрятать хорошо сохранившуюся фигуру и легкую походку, усмехнувшись она слегка откинула до сих пор наглухо скрывавший ее лицо капюшон и подставила лицо под ласковые лучи, годы проведенные в архивах храма сделали ее кожу такой же пергаментно тонкой, забывшей тепло лучей и дуновения ветерка, который сейчас шаловливо игрался с выбившимися из прически светлыми прядями. Она оглядывалась как будто была здесь впервые, впрочем так оно и было, за десяток лет, что она провела в храме почти не выходя оттуда город успел неуловимо измениться: перекрасили фасады зданий, а некоторые вообще снесли и построили на их месте другие выше, резче в соответствии с вечно меняющейся модой, но уютные скверики под сенью молоденьких ясеней и берез, где так давно она проводила украденные у всех часы рядом с любимым мужем остались на месте, правда превратились в старый парк, где некоторые деревья уже гибли от старости, но белоснежные статуи в глубине аллей, все так же стояли радуя глаз точеными формами и так же привлекали влюбленных тенистые аллеи и затерянные в глубине парка беседки. Она проходила мимо - боль потери уже давно притупилась и лишь печальная улыбка тронула ее губы.

- Ой, извините, - послышался тонкий девичий голосок и она невольно обратила внимание на происходящее на улице совсем рядом с нею. Молоденькая девушка видимо из деревенских зазевалась разглядывая витрины и случайно толкнула проходящего мимо гвардейца в голубой форме валенского храна, тот грубо оттолкнул девчушку не взирая на ее извинения, чем заслужил неприязненные взгляды окружающих. Но не это заставило ее напрячься и с ужасом резко натянув капюшон и шарахнуться от мужчины, липкая энергия ярости исходила от него, холодные, но такие знакомые глаза смотрели с ледяным презрением, а невидимая для других, тщательно скрываемая, но явно ощущаемая ею аура мага - лучилась мрачным светом. Смотреть на него было больно, только сейчас она с легкой грустью вспоминала мужа, а сейчас один взгляд на его возмужавшего двойника, называть этого подонка братом-близнецом даже в мыслях она не могла, один взгляд и сердце отчаянно забилось от боли узнавания, именно так он мог выглядеть выжив после удара вероломного брата, именно этот разворот плеч она любила обнимать тихонько подходя сзади когда он увлекшись работой забывал о времени и она тайком пробиралась в его кабинет неслышными шагами пройдя по ковру и ловила его улыбку, которая зарождалась в глубине глаз и вспыхивала на губах, которые уже тянулись к ее. И боль потери как в первый раз обрушилась на нее и взгляд из-под опущенного капюшона из спокойно-мечтательного превратился в колючий. «Эта тварь вернулась в Маринию, - зло подумала она, - теперь жди неприятностей…». Она подала руку упавшей девушке, что полными обиды глазами непонимающе смотрела вслед уходящему храну и повернулась к стоящему на пороге своей лавки хозяину у витрины которой все и произошло.

- Кто это, - ледяным тоном спросила она видя, что владелец магазинчика явно знает о ком идет речь.

- Так это, госпожа маг, главный хран нашей королевы, - и вроде в словах лавочника не было ничего обидного, но то как он выплюнул эти слова стало ясно – уважения эта личность не заслуживала не смотря на столь высокое положение. Женщина кивнула головой и задумавшись продолжила свой путь. Королева - она в принципе не понимала как Рэндом мог жениться на этой женщине – не смотря на свою явную красоту она не внушала ни капли уважения и симпатии, рыночные торговки тоже могут быть красивы и ей вторая жена короля напоминала именно эту породу женщин, вульгарную в своей красоте, лишенную аристократизма и врожденного обаяния, что так радовало ее в первой жене короля.

***

Утро выдалось ясным. Выйдя на балкон, увитый одичавшими розам, девушка подставила лицо легкому теплому ветерку. Вид отсюда открывался поистине фантастический: справа высилась громада замка во всем своем великолепии, сейчас в лучах раннего светила он не казался мрачным, а его темные стены удивляли чистотой линий и гармоничностью; слева открывался вид на одичавший, но все-таки парк, ровные стрелы аллей сбегали к блестевшей ленте реки, цветники хоть и заросшие местами сорной травой радовали глаз яркими красками, а вдалеке на огромной поляне перед замком скакал одинокий всадник на иссиня черном коне.

Быстро собравшись, девушка выскочила из дома, радуясь как ребенок погожему денечку, видимо дни лежания в стазисе давали о себе знать, тело требовало движения, хотелось бежать, обнять все вокруг. Решив не мешать магистру, она быстрым шагом пошла к цветнику, так и хотелось посмотреть, что именно там растет. Наследие матери травницы любопытно поднимало голову, «ого целые клумбы редчайшего радоцвета, да еще и видимо одомашненного, такие крупные цветки редко встретишь в лесу», видимо эта грядка была выращена с примесью магии, ни одного сорняка так и не пробилось между пышными соцветиями. А вот еще одна с диким лоринцем, мелкие желтые цветы, весело глядели из травы, эта грядка видимо не имела такой ценности как радоцвет и ее не укрепили магией. А это что за запах? В тени огромного дуба небольшая клумбочка ночных фиалок, сейчас они спят, стыдливо закрыв цветки, но с ночи еще не выветрился их чудесный аромат. Чуть дальше виделись цветущие деревья, некоторые она узнала издалека, но несколько были ей неизвестны и она решила прогуляться к ним и посмотреть. Услышав топот лошадиных копыт за спиной она с улыбкой развернулась к приближавшемуся всаднику, он ехал со стороны светила и, прикрыв глаза ладонью, она смотрела как он приближается. Тонконогий с истинно королевской статью Мрак нес своего хозяина с изумительной грацией, вчера сидя у него на спине она не могла оценить с какой легкостью он двигается, как плавно переставляет ноги, залюбовавшись конем принцесса не сразу обратила внимание на выражение лица его седока, он был взбешен.

- Почему ты вышла из дома – закричал он. Странная реакция на казалось бы обычное дело, проснулась, вышла на улицу, что тут такого? И этот взбешенный крик, на нее еще никто никогда так не кричал, этот человек с перекошенным от злости лицом совсем не напоминал того магистра, какого она видела последние дни. Черный конь остановился прямо передо ней, взбешенный маг протянул руку и, как только девушка подала ему свою, резко дернул, поднимая ее на коня, и опять вскачь понесся к дому. Его рука сжимающая повод была напряжена, желваки на скулах ходили ходуном, но он молчал. Подъехав к дому он резко опустил ее на землю и подталкивая в спину повел к двери. Двери, как и вчера распахнулись при их приближении, и как и вчера она так никого не увидела. В холле царил легкий полумрак, а навстречу шла женщина, девушка остановилась, глядя на нее - царственно поднятая голова, увенчанная странной прической, сложно заплетенные косы сеткой покрывали всю голову, оставляя локоны у висков и спускаясь по плечам и цвет волос… если бы не ее молодое лицо, можно было подумать, что волосы совсем седые. Нежное лицо с бледной кожей и горящие на нем удивительно красивые черные глаза, именно они насторожили ее, черные как уголь, со сполохами внутри, они не были человеческими, эта чернота затопила ее глаза полностью. Женщина подошла ближе и стало видно, что фигура вблизи была слегка размыта и сквозь нее просвечивали перила лестницы, на фоне которой она стояла. Марилика беспомощно оглянулась на магистра, но он, то ли не видел странную гостью, то ли привык к ее присутствию и не обращал на нее внимания. Не останавливаясь, он подтолкнул девушку к дверям в гостиную, и тогда она услышала голос странной женщины: «Дерек, ты напугал девочку», но дверь закрылась и она осталась одна. Приглашающе открылась крышка клавесина, но она, опустив ее, задумалась. Странное поведение хозяина этого дома ставило ее в тупик, первый момент когда она готова была уже ответить злобным шипением на его окрик прошло. «Он привез меня в свой дом, я ему благодарна за заботу, но что такого страшного было в моей утренней прогулке, что такого, что он сорвался на крик? Думай, Марилика, думай, что я могла там увидеть? Что-то страшное? Но это дом магистра смерти, страшнее наверно и не придумаешь, тогда что? Или может тогда что-то страшное могло увидеть меня? Голова пухла от наползающих один за другим вопросов, но задать их было не кому. Кого мог испугаться черный маг? Кто мог увидеть меня там?» И тут в голове всплыл диалог Корвинуса с магистром: «…поисковики не найдут ее там», «поисковые заклинания, наверняка дом защищен, а защитить такую территорию как парк нужно очень много сил, зачем это ему, вот он и разозлился, что я без спросу вышла на улицу, без прикрытия морока или его ауры, если в радиусе 100 лиг есть хоть один поисковик, то он мог засечь мою ауру, о демоны, какая же я дура, и еще хотела обидеться на него, да меня отшлепать надо, - взвыла в душе девушка, - ну нет, положим отшлепать это уж слишком. Если меня засекли, то к вечеру тут будет не протолкнуться от хранов.» С этими невеселыми мыслями она примостилась возле камина, положив голову на подлокотник большого кресла и ругая себя ждала, когда про нее вспомнит хозяин дома.

Прошло не менее получаса, как двери комнаты открылись и на пороге появилась, затянутая как всегда в черное, фигура мага. Молча она поднялась ему навстречу. Он так же молча приблизился, огромный, свирепый, опасный хищник двигаясь плавно и почти бесшумно. Стянутые в тугой хвост волосы даже не шелохнутся, глаза цвета темного лорийского изумруда смотрят напряженно, изучающее, видимо поймав такой же настороженный взгляд магистр усмехнулся и подав руку, повел в соседнюю комнату.

Как всегда бесшумно распахнулись двери и за ними открылась небольшая столовая, с тяжелым столом из мореного дуба, высокими стульями и огромными окнами в пол открывающие замечательный вид на утренний парк. Медленно, не замечая накрытого стола, девушка прошла к окну, как завороженная глядя за стекло, туда, где искрилось река, шелестели листья, играли между ветвями рыжие проказницы белки, туда, куда теперь заказана дорога и сколько времени продлится это заточение в стенах этого дома она не знала. Шагов за спиной она не услышала, поэтому вздрогнула, когда теплые руки легли на плечи легонько разворачивая в сторону стола.

- Мы обязательно прогуляемся в парк, но только вместе – пообещал маг, и на душе сразу стало легче, «я не пленница, просто ради моей же безопасности сейчас так надо» и уже с легким сердцем села за стол.

- Что предпочитаешь чай, травяной отвар или быть может молоко? – предложил хозяин.

- Лучше конечно чашечку чая – в тон ему ответила девушка, и тут же один из маленьких чайничков поднялся в воздух, завис рядом с чашкой и аккуратно налил в нее чай. Удивленный вид позабавил магистра, его тихий смех раздался в комнате. В первый раз она слышала как он смеется и даже тот факт что смеется он над ней не смог развеять очарование. Его глаза улыбались и из гневных темно зеленых, какие она видела совсем недавно, стали прозрачно-зелеными как морская волна в ясный день, суровое лицо преобразилось и перед нею сидел уже не умудренный опытом маг, а совсем мальчишка, с лучащимися смехом глазами. Изумление отразилось на ее лице и он отсмеявшись отставил чашку и спросил:

-Что? -застигнутая на месте преступления и стараясь не покраснеть, девушка схватила чашку и ближайшее пирожное и усердно стала утолять голод.

После завтрака магистр повел ее осматривать дом. Сразу за входной дверью находилась дверь в кухню, там же была кладовая и комнаты для прислуги, магистр проходя мимо рассказывал, что раньше здесь жила горничная его матери, которая растила его после ее смерти, но потом, когда он вырос и уехал в академию учиться, она собрала вещи и попрощавшись со всеми переехала в деревню и как он ее не упрашивал так и не вернулась. В самом дальнем крыле дома находилась святая святых каждого мага, его лаборатория, вот уж где глазки загорелись, но ощутив интерес магистр тут же запретил ей сюда доступ мотивируя тем, что здесь везде чуждая ей магия и это может быть опасно. Покорно вздохнув девушка поплелась на выход, «ничего более интересного, чем магическая лаборатория ты мне уже не покажешь» - думала она, и потеряла интерес к экскурсии. Но дверь напротив отличалась от всех дверей в доме, она была в разы мощнее, от нее прямо разило магией, активировав магическое зрение, она увидела токи мощнейших запирающих заклятий, даже несколько боевых, судя по вязи, но если защитную магию она узнала, не смотря на то, что она немного отличалась от того что учил Центриус, то остального она не знала и поэтому просто прошла мимо.

- А заглянуть не хочешь? – прозвучал сзади насмешливый голос.

- Ну если на этой двери такая защита, то думаю мне там уж точно делать нечего, не мой уровень, - но все-таки остановилась, любопытство взяло верх.

- Подойди сюда, - позвал маг. Взяв девушку за руку он приложил ее ладошку к части двери не имеющей резных завитков и это место стало прозрачным, за дверью виделся кабинет - тяжелый массивный стол, пара кресел, шкаф с стоящими в нем пузатыми бутылками и небольшое, монолитное окно. – Теперь запомни, - начал он открывая дверь – это кабинет, не мой личный, а просто кабинет, в него открываются порталы тех, кому я дал свой доступ, но не буду самоуверен, возможно посещение и тех, кому я доступа не давал, например если они воспользуются стандартным порталом с постоянным доступом, таких несколько один из них из кабинета твоего отца, второй из кабинета короля Лории. Так же отсюда ты сможешь открыть свой портал. Ни откуда с территории замка или этого дома ты не сможешь этого сделать, ни ты, ни какой другой маг, кроме меня. Здесь все защищено чуждой вам магией смерти. Поэтому эта дверь так защищена, попасть в этот кабинет другие маги могут - выйти из него в дом нет. Поэтому никогда не открывай дверей, пока не убедишься, что там никого нет, поняла? – его голос был строг, а она во все глаза смотрела на него, еще бы эта информация может стоить им жизни, если она станет открывать не санкционированный портал сама или, например, пустит в дом врага.

- Да, я все поняла, - тихо ответила девушка.

- А теперь оглянись, тщательно запомни эту комнату, чтоб при необходимости ты отовсюду могла открыть сюда телепорт. Это может быть твоим козырем, кто бы не пошел за тобой окажется в ловушке, а дверь изнутри ты всегда откроешь, – что-то странное было в его словах, что-то чего она сразу не уловила, взглянув в его глаза увидела глубоко затаенную печаль, которая всколыхнулась и вновь ушла на глубину. И тут ее осенило.

- Ты настолько мне доверяешь? - большего она сказать не могла, дыхание перехватило и с замирание сердца ждала его ответа. Ведь то что он предлагал говорило о неслыханном доверии, во дворце отца вообще нельзя было открыть телепорт, защитная магия просто убьет наглеца, свободным был только кабинет отца и только он мог дать доступ, только члены королевской семьи могли перемещаться порталом по дворцу, но и они редко пользовались этой привилегией, уж больно энергоемким приходилось делать заклинание. Когда она научилась открывать порталы, она получила этот всегда свободный доступ, но пользоваться им ей почти не приходилось. И теперь черный маг дает ей не только доступ в свой кабинет, но и свой дом.

- Маленькая, у каждого зверя есть своя берлога, куда он прячется в момент опасности, - его голос был тих, он взвешивал каждое слово – боюсь, что на тебя открыта охота и этот дом, единственное место, где никто тебя не сможет достать.

- Зачем тебе это? – вопрос вырвался сам собой, но ответ на него, наверное был самым важным из всего что ей довелось услышать, самым важным для нее.

- Ты наследная принцесса Маринии, у Рэндома нет больше наследников, если с тобой что-то случится грядет война, этих доводов мало? – внимательный взгляд остановился на девушке, сейчас он был уже не прозрачно зеленым, а цвета бушующего океана.

- Это все я понимаю не хуже тебя, но к тебе это никакого отношения не имеет, зачем это ТЕБЕ?- повторила она вопрос.

- Ну скажем так, я не хочу чтоб тебя еще раз попытались убить – он принужденно рассмеялся. А она отвернулась к окну, за цельным большим стеклом круглой формы бушевал океан, такой же океан бушевал у нее в душе, он солгал, она знала, что он солгал, и он знал, что она это знала, но сказать правду или не решился или не захотел, как неприятно чувствовать, что тобою играют. Она чувствовала подобное дома, когда отец представлял ее каким-то странным гостям с ничего не значившими именами, на очередном балу, а потом уже случайно, будучи на приеме в посольстве Лории, увидела портрет наследного принца и поняла, что именно с ним танцевала на балу пол года назад с легкой руки отца. А еще через месяц выясняется, что он просил ее руки… Как не хочется быть игрушкой в руках еще одного могущественного игрока и где гарантия, что все что случилось не подстроено… ведь вся эта история шита белыми нитками, могущественный маг, проезжая по лесу наткнулся на раненную девушку и взялся ей помочь, не зная кто она… Девушка стояла и смотрела в окно и чувствовала себя преданной, ей так хотелось, чтоб этот зеленоглазый маг видел в ней не принцессу, а просто девушку, но видимо это невозможно, она дочь своего отца. Гордо вскинув голову, она отвернулась от странного окна и прямо посмотрела в глаза магу.

- А куда выходит это окно? – спросила, чтоб заполнить затянувшуюся паузу.

- Окно показывает то, что можно увидеть из одного из замков на берегу Внешнего океана. Маг построивший этот дом, подвергся гонениям, его замок был разрушен, а сам он вернулся сюда и построил себе отдельный домик, так как хотел уединения. От своего собственного замка он перенес лишь окно, оно показывает то, что он увидел бы из него в своем замке. Так что ты сейчас смотришь на бушующие волны Внешнего океана.

- А что было потом? – его голос успокаивал, хотелось слушать еще и еще.

- А потом, маг умер, его домик пустовал несколько веков, а когда мой отец женился и привез мою маму сюда, он решил, что ей будет проще жить в небольшом доме, чувствуя себя хозяйкой, чем в огромном замке среди чуждой магии и посторонних людей. Я вырос здесь, и наверное поэтому чувствую себя здесь комфортнее чем замке, хотя я последний маг Смерти и имею полное право называться хозяином всему этому. Но мне всего этого не надо – тихо добавил он и смолк. Комната погрузилась в полную тишину, она задумавшись молчала, он тоже, только окно, выходящее на океан, безмолвно отражало бушующую стихию.

- Никогда не видела моря, - прошептала девушка восхищенно следя за буйством стихии.

 Молча они вышли из кабинета и поднялись на второй этаж. Магистр показал двери своих покоев, а потом провел в библиотеку. Эта комната по своим размерам должна была быть втрое меньше, но смотря на высокие стеллажи книг, полки со свитками принцесса не верила своим глазам. А магистр улыбался опешившему виду девушки, магистр объяснил, что здесь магически раздвинуто пространство, со временем библиотека разрасталась, а переносить книги в библиотеку замка было лень, вот и раздвинули стены, чтоб все влезло. В Академии жизни тоже некоторые помещения увеличены с помощью пространственной магии, рассказывал он, но Марилика видела это впервые. Медленно пройдя вдоль рядов, любовно проводя по корешкам легкими пальцами, она радовалась такому богатству. Книги всегда были ее страстью, любимым собеседником и лучшим другом и хотя в королевском замке была обширная библиотека, не все тома были доступны, книги, чуть более углубляющиеся в магические материи, хранились в личной библиотеке отца, а он не приветствовал ее увлечение магией. Центриус учил ее почти тайком, отец правда не запрещал ему это, но и не поощрял. Девушка оглянулась, магистр стоял в дверях и снисходительно улыбался:

- Чувствую, что здесь я лишний, - рассмеялся он. - Можешь пользоваться, но если решишь испробовать что-то на практике, сначала предупреди, а то вдруг ты тут все взорвешь. – Намек показался обидным, взрыв в лаборатории Центриуса не ее рук дело, но обижаться уже было не на кого, мага и след простыл. С трудом сдерживая слезы, готовые политься из глаз после его такой неуместной шутки, она пошла вдоль стеллажей выбирая себе книгу по возможностям. Выбирать при таком богатстве магической литературы было ну очень сложно, брала одну, потом видела следующую, словом стянув с полок около десятка книг, она устроилась в огромном кресле и погрузилась в чтение. Читать магические тексты без подготовки оказалось сложно, пришлось найти справочник для первокурсников, и продолжать, уже сверяясь с ним. Просидев неподвижно над книгой часа два, она потерла виски и подняла голову, мгновенье назад пришла мысль, «а ведь я изучаю книги по магии жизни, зачем они им? Ведь магия жизни почти недоступна магам смерти, как и наоборот, магия смерти бесполезна для магов жизни». Решив проверить свои догадки девушка вновь побрела вглубь библиотеки, но в этот раз пошла в другую сторону, туда, где хранились книги по другой стороне магии. Перелистав кучу фолиантов, нашла справочник для начинающих и вернулась к своему креслу.

Странно чувствовать присутствие нового мага в доме, ощущать такие непривычные за последние годы эмоции, странно и радостно. Наверно со стороны моя улыбка кажется оскалом, благо никто не может меня видеть, а тот кто может, сейчас гоняет жеребца по поляне пытаясь усталостью вытравить из себя образ девочки, что сидит сейчас в его кресле и с трудом разбирает магические тексты. Мальчишка, он еще не понял, что это бесполезно. А малышка времени зря не теряет, вон как вцепилась в книги, жать только, что начала она не с того, впрочем, в этом я могу ей помочь….

Сначала принцесса даже не заметила ее, но потом подняв голову увидела в кресле напротив, и в этот раз смогла рассмотреть получше. Красивое чистое лицо, но с каким-то отстраненным выражением, совершенно белые волосы, без всяких оттенков и полутонов, тонкая фигура, прозрачная кожа незнакомка сидела в кресле напротив и так же пристально изучала ее. Потом она медленно встала подошла к книжной полке сразу у стены и исчезла, вот только она была здесь, и вот ее уже нет, ни намека на портал или какой-то выброс магии не было и, хотя в этот раз она была более материальна, чем утром, все-таки сквозь нее просвечивали стеллажи с книгами и девушка окончательно убедилась в том, что видимо это призрак кого-то из обитателей этого дома. В момент ее исчезновения с полки упала какая-то книга, подойдя ближе и взяв в руки тяжелый фолиант, убедилась в реальности видения. Книга была древней, не просто древней, а древнейшей, в ней разъяснялись основы магических знаний, основные виды плетения заклятий, методы приложения силы. Читать было сложно, язык древней книги хоть и был понятен, но был архаичен, и некоторые понятия требовалось уточнять, но никогда она не испытывала такого интереса и уже благодарила замечательного призрака за такую своевременную помощь.

***

Выход из портала Корвинус настроил на небольшой лесок вблизи крепостной стены Маринии - столицы одноименного государства. Это место было знакомо давно, и его скверная репутация частенько раньше облегчала ему жизнь. Вот к Ольмаку, столице Лории, так просто не телепортируешься, там давно стоят площадки для приходящих порталами и ведется строгий учет всех прибывших магов, а если хочешь попасть неузнанным, то надо за два дня пути выходить из телепорта и топать ножками. Здесь - в Маринии, закон несколько мягче и в то же время строже, ты можешь выйти из портала где хочешь, но на территории замка порталы вообще запрещены, только король Рэндом может открыть портал, другие просто увязнут в защитном заклинании наложенном на замок. Это знают все, такая информация дается в Академии на курсе магических традиций, а уж обходить данные традиции каждый учится сам. Для Корвинуса - это портал, который открывается на территорию старого заброшенного кладбища за городскими воротами, но сразу уйти не получилось, воспоминания брали свое.

Прислонившись к каменному надгробию он вспоминал. Они прибыли сюда вдвоем, юный Корвинус - маг целитель, только что закончивший Академию жизни и не менее юный маг смерти Дастин к.Дар Лоринос. Дерек все недоумевал почему старый маг живет в деревеньке в непосредственной близости от Академии смерти, на самом краю Обитаемых земель, а все просто – это была его родная деревенька. Сам он был случайностью - рожденной в семье простых крестьян. Так бывает, когда вдруг у совершенно лишенных дара родителей рождается маг и он родился почти на пороге Академии смерти, единственный маг жизни на всю округу. Будучи мальчишками они с Дастином частенько проводили время вместе, в Академии смерти было не много детей, и большинство их было старше Дастина, поэтому он и сдружился с простым деревенским мальчишкой вместе они бегали на рыбалку, собирали в лесу ягоды. Для Дастина простая жизнь в деревне была внове, третий принц династии Лоринос и первый из них владеющий даром, он был окружен повседневной роскошью и заботой, а здесь отправленный получать знания он обрел свободу, которой не было у него во дворце и немногих друзей. Именно Дастин почувствовал его первые стихийные выбросы магической энергии. Корвинус оказался магом жизни и на многие годы они расстались, каждый учился в своей академии, но детская дружба способна перешагнуть черту предрассудков и они, несмотря ни на что, остались друзьями.

Именно здесь Дастин решил опробовать свои силы закончив Академию, - стоял и вспоминал старый маг, - а он - как верный друг составил ему компанию.

Поздним летним вечером они вышли из портала смеясь и перешучиваясь, вокруг благоухали цветы жасмина, который садят на могилах безвременно почивших дев, небольшие выбеленные склепы радовали глаз и это цветущее благоухающее кладбище совсем не пугало.

Прислонившись к каменному надгробию, он вспоминал, как живой перед глазами стоял улыбающийся юноша:

- Эй, Корв, - окликнул он шагавшего впереди друга, - ты останешься здесь, - и он показал высокое надгробие из почти белого камня со всех сторон окруженное непролазными зарослями колючих кустов. Дастин выбрал для друга местечко на окраине, подальше от предполагаемого логова упыря.

- Но Дас, какого демона я тогда тащился с тобой аж в саму Маринию если я отсюда совсем ничего не увижу, – возмутился Корвинус, - ты меня как ребенка оставляешь в укромном месте, а я к слову сказать тоже не лыком шит и академию закончил и пусть я не маг смерти и даже не боевой маг, но кое-что тоже умею…

- Корв, - Дастин положил руку ему на плечо, - из того, что я слышал об этом упыре выходит что он очень старый и опасный, мне будет гораздо легче с ним справиться если я буду знать что ты в безопасности, - маг говорил спокойно и рассуждения его были верны и Корвинус головой понимал это, но принять и подчиниться ох как не хотелось, но скрепя сердце он согласился…

Дастин действительно очень тщательно все изучил: несколько лет тут обитал упырь, дорога проходила мимо кладбища, и каждую ночь Смерть собирала здесь обильную жатву. Долго он свирепствовал, дошло до того, что люди боялись проезжать мимо даже днем и потихонечку протоптали дорогу в обход кладбища. Именно тогда, еще молодой Корвинус, впервые увидел как работает магия смерти. Дастин выбрал площадку, где сходились несколько тропинок и просматривалось наибольшее пространство и обосновался там, для верности он раскинул блокирующие сети и несколько сигнальных бродилок (небольшое заклинание предупреждающее хозяина о бродящих радом существах).

Они знали, что упырь стар и хитер, знали, что он один, не догадывались лишь об одном – это был не упырь, а упырица, поэтому ее так долго никто не мог найти, местные вскрывали подозрительные могилы, вбивали колы в сердца трупам, но на небольшой склеп с невинно убиенной девой у них рука не поднялась, а Корвинусу это чуть не стоило жизни.

Не смотря на легкую обиду маг все же засел в своем укрытии, навертев вокруг себя кокон заклинаний, начиная от невидимости, заканчивая заклинанием, которое отбивает всякий запах и тут он увидел девушку - она легко шла по аллее кладбища, ему бы поостеречься, подумать, а он сдуру снял полог невидимости и кинулся к ней окликая. Когда она обернулась он понял свою ошибку, на миловидном когда-то лице скалились зубы достойные более крупного хищника, хрупкое тело забугрилось мышцами. Сказать что он испугался было мало, животный ужас вот что объяло его в тот момент, убегать было бесполезно, но он честно попытался, с перепугу вспомнились некоторые заклинания, он успел швырнуть в нее слабенький сгусток огня, попытался вызвать ураганный ветер, но все попытки были тщетными. Если бы Дастин замешкался и прибежал чуть позже жизнь старого, а тогда еще наоборот совсем юного мага там бы и закончилась. Друг появился, когда упырица уже схватила остолбеневшего от страха мага, он видел ее горящие глаза, чувствовал ее дыхание на своей шее. Но то ли в его испуганных глазах она увидела Дастина за своей спиной, то ли просто почувствовала, но отбросив свою недоеденную жертву как сломанную игрушку она повернулась к новому противнику. Удар был довольно силен, ударившись о постамент статуи на очередной могиле, Корвинус не сразу смог прийти в себя, а упырица держалась так, чтобы упавший маг был ровно за ее спиной и поэтому Дастин никак не мог ударить заклинанием боясь попасть в друга или просто зацепить, так и танцевали они в полной боевой готовности друг перед другом. А Корвинус оправившись от удара начал медленно подниматься с земли, куда его бросила упырица и сначала не понял почему его охватила слабость, лишь чуть позже, когда начал отходить шок он понял, что по затылку стекает что-то горячее.

Наверное голод заставил ее сделать необдуманный поступок, запах крови пьянил, заставляя рот наполняться слюной, и потерять самоконтроль. Она сделала обманное движение к Дастину, а сама рванула к раненому, решив видно довести дело до конца, на какой-то миг она ушла с прямой на которой они все находились, Корвинус уже не стоял у нее за спиной и Дастин не боялся что брошенное заклинание зацепит друга, этого мгновения ему хватило, заряд попал, но не подействовал так, как видимо Дастин ожидал. Упырица скакала, извивалась, ее тело терзала боль, но она была жива и зла. Вот тогда-то Корвинус и увидел в действии знаменитое тайное знание магов смерти, ему не под силу была бы и половина этих заклинаний, летали сгустки огня, клубки чистой энергии смерти способные убить все живое на своем пути, последним что он увидел это наливающийся светом знак Верд, который чертил в воздухе Дастин. Очнулся он в деревне, в доме местной целительницы, попало ему немало, даже сейчас сотни лет спустя увидев то самое надгробие, о которое приложила его упырица, заныл старый шрам на голове, а тогда его выхаживали неделю. Юная целительница-травница, - она не была магом лишь хорошим лекарем, но для Корвинуса это не имело значения. Жаль, что для Дастина тоже, выхаживая друга и боясь навредить ему магией смерти он положился на саму природу и золотые руки лекаря. Арина – ее голубые, как небо глаза и цвета спелой пшеницы волосы свели с ума обоих юношей, но пока Корвинус метался в горячке, девушка отдала свое сердце молодому магу смерти и с тех пор ни одна женщина не смогла поднять такую бурю в душе мага и с тех пор ни одна так не могла назваться его возлюбленной, из сонма женщин чередой прошедших сквозь его долгую жизнь ни одну он так по настоящему и не полюбил, а тогда… тогда он просто отошел в сторону не мешая, точнее не вмешиваясь…

Так, перебирая старые воспоминания он медленно пробирался к выходу со старого заросшего кладбища. Сейчас передо ним стояла основная задача выяснить что же произошло чуть более недели назад в старинном замке возвышающемся над ним на холме.

Старый маг вышел на дорогу и ничуть не скрываясь направился к городу любуясь окрестностями. А полюбоваться было чем, теплая зеленая долина лежащая меж двух пологих холмов была сплошь покрыта свежезасеянными полями, белые домики окрестных деревень проглядывали сквозь зеленеющие сады и над всем этим зеленым великолепием возвышались белоснежные стены города, венчаемого королевским замком. На шпилях башен реяли разноцветные флаги, крыши яркими пятнами зеленели на фоне голубого неба. По дороге к городу тянулись подводы с продовольствием, гнали скот и суетился люд. Корвинус любил Маринию, его веселых улыбчивых людей, женщин в белых расшитых рубахах, мужиков спокойно глядящих в глаза, детишек с отчаянным любопытством в сверкающих глазенках и не пугающихся незнакомцев.

В городские ворота полноводной рекой вливались людской поток и растекался маленькими ручейками по широким улицам. Старый маг влился в реку текущую к центру города, давно он не был среди такого количества людей, гул человеческой толпы оглушал его привычные к лесным шорохам уши, суета вызывала улыбку, все куда-то спешили, а он медленно шел по направлению к королевскому замку и улыбался своим мыслям.

Королевский замок от городской суеты отделяла высокая ограда, вход зарывали кованые ворота -черного цвета обманчиво простые, но они не обманули наблюдательности магистра, взглянув на них внимательнее, он увидел магическую составляющую старинного метала, а поверх вилось новое заклинание, свежее, усиливающее старинную вязь. «Ого, это какого же мастерства достиг мой маленький Центриус, что сумел вплести заклинание жизни в старинное заклинание смерти» - подумал магистр и еще больше захотелось увидеть его, поговорить, выяснить наконец мучающие вопросы.

Ворота охраняли королевские гвардейцы, рослые как на подбор в красных с черным мундирах, уважительное отношение к магам они впитали с молоком матери, Маринией всегда правили маги, королевской семьи казалось не коснулось вырождение, которое наблюдалось везде, у каждого короля рано или поздно рождался наследник с магическими способностями и видимо поэтому королевство процветало, веками не сотрясаемое смутами междоусобиц, братоубийственными войнами и сомнениями в праве царствующей семьи занимать трон.

На входе в замок пришлось остановиться, представиться и… унизительно ждать. Служащий - мелкий клерк с лицом крысы, категорично не хотел пропускать старого мага и отказывался известить о его прибытии вышестоящее начальство, он явно не был маринцем, его лицо узкое с глубоко посаженными черными глазами-бусинами, выражало тупое самодовольство. Не желая применять магию в привратницкой дворца, напичканной той самой темной магией, что защищала древние ворота, старый магистр уж было собрался уйти и просить об аудиенции короля через обычную канцелярию, как увидел вдалеке несколько человек садящихся на лошадей и в одном из них он узнал короля Рэндома. Несколько десятилетий прошло с тех пор как магистр видел своего ученика, но его стремительную походку он узнал сразу. Магически усилив голос, как он делал на уроках, когда неусидчивый юноша в очередной раз отвлекался на какую-нибудь шалость, старый магистр позвал короля, позвал так, как зал его адептом Академии, где нет титулов и званий, а есть только ученик и учитель:

- Рэндом! – разнеслось по аллее, ведущей к главному входу во дворец, он увидел как вздрогнул король, недоуменно оглянулся и, вскочив в седло, понесся по направлению к воротам. Гвардейцы вытянулись в струнку, крысоподобный клерк-привратник, не зная что предпринять, мялся на месте, старик в старой мантии, которого он только что выпроводил, звал короля по имени и сейчас король вот-вот подъедет сюда и не то накажет старикана за фамильярность, не то его -привратника, за то что не пропустил. Эти эмоции так явно были написаны на лице привратника, что старый маг усмехнулся, что сделало и без того кислую физиономию того еще более кислой. А тем временем король подъехал к воротам, одним жестом велел распахнуть их перед старым магистром и сам спрыгнув с коня пошел навстречу.

- Магистр, вы даже не представляете, как я рад вас видеть – король искренне пожал запястье старому магу. Повернувшись к одному из гвардейцев он приказал – скажи Баруху, чтоб приказал приготовить покои моему Учителю и дал кого-нибудь сопроводить. Наверное он тут же бы и отвернулся, но удивленное лицо и медленно открывающийся рот пытающегося что-то сказать гвардейца остановили его. – Что?

- Но Ваше величество, Барух больше не служит здесь – он был немного испуган переча самому королю. Король же наоборот был удивлен не тем, что ему противоречат, а информацией, которую узнал. Барух старый друг детства, сын предыдущего привратника, обладающий удивительным нюхом на правильные решения, много лет служивший привратником, хоть и пытался Рэндом соблазнить его более высокими должностями и вдруг не служит здесь и мало того, король узнает об этом последним. Грозный взгляд заставил побледнеть гвардейца:

- Как это не служит, с каких пор?

- Да вот уже недели две как, Ваше величество, по вашему приказу смещен – видимо гвардеец уже прощался с должностью, а заодно и с жизнью так слабо прозвучал его голос, но врожденное правдолюбие этого народа превысило страх. Магистр уже собрался гасить приступ королевского гнева, как король справился с собой и уже спокойно спросил: «И кто теперь вместо Баруха?». На дрожащих ногах из привратницкой вышел тот самый «клерк», как маг окрестил его про себя, рядом с рослыми гвардейцами он выглядел жалко, но видимо пытался сохранить достоинство при подчиненных. Но король лишь глянул на него презрительным взглядом и приказал, цедя слова сквозь зубы:

- Найдешь Баруха и сдашь ему все дела - и на каблуках решительно повернулся к нему спиной продолжая раздавать приказы – ты, проводишь нашего гостя, найдешь Кира, он выделит покои моему Учителю. – Потом повернувшись к старому магу он как бы извиняясь развел руками – мне пора ехать вечером мы сможем поговорить.

Магистр смотрел и не узнавал своего ученика, за годы после Академии он почти не постарел, он же маг и его возраст еще совсем юношеский, но потери выжгли смех из его глаз, сейчас на него смотрел старик, в его глазах застыла боль и Корвинуса так и подмывало успокоить отца потерявшего дочь, а то что он сейчас в очередной раз едет на ее поиски он был уверен. На шее короля висел странный светящийся кулон в виде довольно большой капли с ярким огоньком внутри.

- Это то что я думаю – старый маг внимательно смотрел в глаза короля. Тот непроизвольно сжал кулон в кулаке, но потом через силу кивнул. Магистр протянул руку и король нехотя показал ему странное украшение, причем, не снимая со своей шеи. Магистр заглянул вглубь кулона, маленький огонек светил ровно, от него сам кулон светился изнутри, приятно грея ладонь. – Я думаю тебе не стоит сейчас никуда ехать…

- Ты что-то знаешь? – король был натянут как струна, его взгляд был полон надежды, но успокоить тревоги короля старый маг был еще не готов. Магистр пожал плечами:

- Пока не больше чем все, но по ее стабилу вижу что она жива, цела и в безопасности – Корвинус старался вложить максимум уверенности в свои слова, чтоб король поверил и хоть немного успокоился, пока он не мог сказать ему правду, пока над девочкой еще занесен неведомый меч он должен молчать.

Рэндом тяжело вздохнул и видимо прислушавшись к словам старого учителя повернул к замку ведя в поводу коня, а Корвинус пошел следом.

- Несколько дней назад огонек чуть не потух, я сидел и смотрел как в нем едва теплится ее жизнь и ничего не мог сделать, - ты это понимаешь, когда ты полностью беспомощен, я даже не знаю где она, я не могу ее защитить… - в полном бессилии он остановился посреди дворцовой площади не зная куда идти дальше.

- Что с Центриусом? Я хотел бы поговорить с ним… - голос прозвучал излишне громко в окутавшей звенящей тишине, король поставил кокон безмолвия, научился ценить информацию, довольно подумал магистр, раньше этот бесшабашный мальчишка везде пер своей силой и неиссякаемой харизмой, но ответственность за королевство приуменьшила эту фонтанирующую энергию, научила направлять ее в нужное русло. Старый маг наблюдал за воспитанником и медленно в нем росла уверенность, что этот человек, мальчиком назвать уже язык не поворачивался, заслуживает правды.

- Пойдем – король резко повернулся на каблуках в сторону одной из башен.

Свита короля неуклюже топталась в сторонке, и только отправившись в замок, король вспомнил о них и махнул рукой отпуская всех. За королем увязался только один, видимо личный телохранитель, высокий плечистый парень, по возрасту еще очень молодой, не больше 20-23, но по развороту плеч видно было, что силы молодцу не занимать. Он шел, упрямо выдвинув челюсть, ничуть не тушусь под откровенно неодобрительным взглядом короля и не опуская глаз, пока сам Рэндом видимо смиряясь с его присутствием не отвернулся и пошел дальше.

Молча они шли по залитой светилом дворцовой площади вымощенной редчайшим белоснежным гранитом, месторождение которого много веков назад нашел первый из рода к.Сон Маринос и держал с строжайшей тайне и пока все выстраивали темные замки, подобия Академии смерти, он строил свой белоснежный дворец, где даже площадь была вымощена белым гранитом, который постоянно намывали мелкие бесы, потом эта «почетная» обязанность перешла к людям и до сих пор дворец и площадь перед ним поражали первозданной белизной, другие потом просили подобный гранит для своих дворцов, но упрямый король отказывал и закончив возведение замка уничтожил месторождение, стер память или убил всех рабочих и с его собственной смертью пропала и тайна редчайшего месторождения, некоторые потом тщетно обыскивали горные склоны в поисках залежей чудесного камня, но безуспешно.

Сам замок был выстроен в форме подковы, с парадным входом в центре. С двух сторон от входа возвышались две филигранные башенки, в одной из них и находился королевский кабинет, тот самый с порталом, в окне этого кабинета встроен удивительной красоты витраж увековечивший в стекле основателя рода любующегося на горную гряду за которой заканчивалась его власть, протягивающего руку к одной из вершин, эта горная гряда по сию пору является границей между Маринией и землями горцев. В основании «подковы» разместились две башни пониже, к одной из них и вел Корвинуса король. Шел он быстро, старик с трудом поспевал за ним, к счастью они как раз подошли к небольшой двери в основании башни, попав внутрь которой Корвинус обреченно вздохнул, вверх вздымалась лестница с высокими крутыми ступенями к основанию которой как раз шел король, тяжело вздохнув маг последовал за ним, а Рэндом воровато оглянувшись на учителя усмехнулся как мальчишка и подошел к плоскому диску, лежащему на полу, вступив на него он с шаловливой улыбкой, которою тот помнил еще по академии, поманил его пальцем:

- Пожалуйте магистр, - недоумевая маг подошел ближе, и как только вступил на диск, король прошептал активирующее заклинание и диск медленно поднялся в воздух и вот он уже на следующем этаже, король придержал его, еще мгновение и они поднялись еще этажом выше, и еще, на пятом этаже король спустился с диска и он замер плитой на полу. Вот тут-то Корвинус наконец обрел дар речи:

- И что это было? Это не левитация, так как шахты для подъема я так и не увидел? Что именно нас подняло? – удивление и любопытство клокотали внутри. Он в первый раз сталкивался с подобным видом магии и она его порядком удивила.

- Это разновидность транспортационной магии, это Центриус раскопал в архивах предков, видимо таким образом они перемещали плиты для постройки замка, то-то никто так и не смог найти ни дорог к карьеру или руднику где их добывали, их просто нет и не было, мой предок был очень силен и изворотлив, он не оставил ни единого следа для любопытных, и Центриус смог применить это заклинание для нужд дворца, он сюда даже горного барса притащил в лабораторию и все при помощи этого заклинания. – Голос короля был полон гордости за своего мага, любуясь удивленным видом учителя, он даже на мгновение забыл зачем сюда шли, но внизу послышались шаги сопровождающего телохранителя, и он сразу помрачнев повел дальше. По коридору полному мрачных трофеев древних предков, пару раз из угла показались морды давно ушедших в небытие зверей, но разглядеть их поближе, он не успел, так как они подошли к двери в личные покои королевского мага. Рэндом толкнул дверь не стучась и почему-то только сейчас это показалось странным, ведь если он ехал искать принцессу королевский маг должен был бы быть с ним, но его не было, и сейчас это бесцеремонное проникновение в жилище мага… Через минуту Корвинус понял все… На широкой кровати лежал Центриус, тощее тело вытянулось под одеялом, глаза ввалились, лицо как маска, волосы аккуратно лежат на подушке и ясно что этот человек уже давно не шевелился, ток жизни уже почти не чувствуется в этом теле.

«Старый дурак, - обругал себя старый маг, - мне бы поторопиться, ведь если Марилика была в таком ужасном состоянии два дня, а ее выбросило почти сразу, то что же перенес Центриус, принявший на себя всю магическую волну…»

- Рэндом, мне нужен маг, сильный, здоровый способный поделиться энергией и амулеты накопители для меня, боюсь так сразу на своих резервах я не выдержу, годы уже не те… – начал распоряжаться магистр. И как раньше, король, не задавая вопросов, пошел распорядиться о необходимых вещах. А Корвинус вновь принялся распутывать сложную вязь защитных заклинаний, опутывающих Центриуса, если бы в канву были взяты не его собственные разработки, то бы вряд ли справился с ним, настолько совершенно было сложное плетение и так мастерски завязано на ауру, что он сам мысленно восхищался возросшим умением своего талантливого ученика. Мальчишка был очень хорошим целителем, - вспоминал он глядя на восковое лицо еще одного из своих учеников, - но когда учился в академии влюбился в свою сокурсницу, его любовь была чистой и безответной и он несколько лет страдал молча, помогая ей как мог, но потом, когда у нее появился более удачливый поклонник, мальчик не смог с этим смириться и ушел в другую группу, на курс защиты информации и телепортации. Там он тоже показал себя талантливым магом и довольно долго проработал при академии, но потом Она позвала его и справиться с собой он не смог все бросил и помчался к ней, но не успел… к тому моменту, по словам Дерека, бедняжка погибла… А теперь старого мага терзает вопрос если на Марилике лежала вязь заклинания и ее наверняка ставил Центриус, то кто ставил защиту на него самого? Сам он явно не мог наложить чары на самого себя. Так вытягивая цепочку вопросов старый маг потихонечку освобождал своего коллегу от спутавшихся остатков магической вязи, которая спасла ему жизнь в первый момент взрыва артефакта, но крепко держала его сознание сейчас, вытягивая из его ослабевшего тела последние капли энергии. Часа через два Корвинус закончил, второй раз было уже легче разобраться со сложным плетением магической вязи и пусть оно было во многих местах прорвано, старый маг безошибочно угадывал продолжение нити и ни разу не остановился пока все заклинание не было снято. Сейчас надо было влить в пострадавшего мага немного энергии, иначе он все равно не сможет очнуться, и хоть Центриус был сильнее юной принцессы, но и действие магической ловушки длилось дольше, намного дольше, удивительно как он вытянул столько времени на резервах своего тщедушного тела.

На этот раз в дверь постучали, но не дожидаясь ответа открыли и вошел король и глядя на осунувшееся лицо вместо всех вопросов протянул перстень, явно накопитель энергии, так мерцать обычный камень, пусть даже и драгоценный не может. Корвинус взял кольцо, надел на палец и открыв себя посторонней энергии чуть не закашлялся от волны жгучей силы вливавшейся в него из казалось бы малюсенького накопителя, чувствуется работа мастера, это явно родовой артефакт, такие так просто не сделать, надо вложить уйму труда, времени и сил. Набравшись сил старый маг снял кольцо и с благодарностью вернул его владельцу, камень внутри уже не сверкал, а лишь тускло светился багровыми отсветами, отдав большую часть своей энергии.

- Спасибо, теперь мне нужен кто-то способный поделиться с ним живой энергией, артефакты в данной ситуации не помогут, надо вливать в него силу по капле и для этого мне нужен маг.

- Сегодня я побуду добровольцем, - усмехнулся король.

- Но Рэндом, неужели больше некому отдать немного сил для него кроме тебя? – удивился магистр. Во всех королевских дворцах зачастую живут десятки магов, почему бы не взять силы у кого-нибудь другого?

- Корвинус, в моем дворце есть только три мага, которым я доверяю: Центриус, я и моя жена. Среди придворных, конечно тоже есть маги, да и в городе есть маги, ведь людям нужна их помощь, есть несколько целителей, причем довольно сильных, но целителям нужны их силы, а я могу поделиться без ущерба для кого-то, только кокон я все-таки поставлю, после этого происшествия с Мариликой я только рад что у меня так мало магов, никто больше не пострадал, а когда Центриус очнется, он сможет рассказать что же на самом деле произошло. – магистр был приятно удивлен, что король так верит в его силы, он смотрит на полутруп на кровати и не допускает даже тени сомнения в его выздоровлении, он четко говорит, «когда Ценриус проснется», а не «если он проснется». Теперь надо вернуть ученика к жизни, удержать его на этой стороне мироздания, ведь теперь цепи заклинаний не удерживают его дух и времени у него очень мало и если Рэндом хочет помочь, он не вправе отказываться.

- Ну что ж, тогда ложись рядом, так мне будет проще завязать ваши энергетики в одну, можешь поспать – добавил маг вспомнив свой недавний опыт, тогда Дерек мгновенно уснул как только убедился в безопасности проводимых действий. «Как они там интересно, Дерек не ответил на письмо, впрочем написал я его только сегодня ночью, возможно вечером он пришлет ответ, как там девочка, не давит ли на нее тяжелая энергетика купола или она адаптировалась?» Мысли бродили в голове, а руки делали свое дело, накрепко связывая энергетические потоки двух мужчин, лежащих рядом. Рэндом внимательно смотрел на действия учителя, но видимо ощутив легкий отток сил, когда старый маг потихонечку стал перекачивать их в безжизненное тело Центриуса, успокоился и прикрыл глаза, теперь оставалось только ждать.

***

Дерек смотрел на нее, шебаршащуюся на грядке с радоцветом, поверх книги которую читал, хотя нет, делал вид, что читает, смотрел на ее золотящиеся в закатных лучах волосы, нежные руки аккуратно срывающие верхние цветки, кровь матери травницы взыграла при таком обилии редких растений, вот она и решила сделать вытяжку из радоцвета, довольно сложная и энергоемкая для травников процедура, а она радуется как ребенок. «Прошло уже четыре дня как я привез домой это золотоволосое чудо и не знаю радоваться или печалится, она перевернула весь мой привычный быт. Мои маленькие помощники вынуждены скрываться под пологом невидимости, и если пока я дома, под сенью Источника, мне ничего не стоит его поддерживать, то если мне придется уехать, тянуть силы «полог невидимости» будет немало, но как сказать девушке, что ей прислуживают бесы, что ужин готовил призрак, причем вполне материальный с ножом в спине, и сколько я ему ни говорю, вынь нож, он ни в какую не соглашается, он видите ли ему дорог как память. А увидит она его во всей красе с ножом в спине, испугается же, а мне и так хватает ее еженощных кошмаров, не удивительно, что ей подтерли память в детстве, если она несколько лет не могла от этого избавиться, а ведь она была еще крошкой. И сейчас, кстати интересно сколько же ей все таки лет, 16-17 не больше, в ней столько энергии, но после разговора в кабинете она как будто замкнулась в себе, демоны, я ее совсем не знаю, может она всегда такая, но она была такой светлой открытой, я прям чувствовал ее эмоции бьющие через край, а потом раз и темнота, иногда вот так как сейчас кажется вот она вся на виду, а потом как тучка набежит и вот она рядом, а уже ничего в ней не видно, ну вот где она?» Маг смерти вскочил, оглядываясь, только что девушка была перед глазам и вдруг пропала, ага, вон она присела в цветах и ее почти не видно, пора наверное уходить отсюда, конечно поддерживать раскинутую сетью ауру не сложно, но цветов ей явно достаточно, она их уже не собирает, значит пора домой.

- Пойдем домой, цветов ты уже набрала достаточно? – она вздрагивает, неужели не слышала шагов, и поднимает глаза полные слез – что случилось? – маг непроизвольно оглянулся в поисках того, кто ее обидел и тут же одернул себя, «ну не кому здесь только ты».

- Ничего страшного, палец уколола, уже почти прошло – как-то подозрительно тихо прошептала она, зажимая палец в кулачок.

- Пошли домой, - еще раз позвал ее, помогая подняться, и ненароком увидел совершенно целый якобы «уколотый» палец. «Что ж с тобой творится девочка?»

Весь вечер Дерек ловил на себе ее задумчивые, настороженные взгляды и ломал голову, что с ней случилось, неужели пребывание в его доме так скоро подействовало на нее, может она чересчур чувствительна к темной энергии смерти, может та разрушает ее психику, тогда как он совершенно этого не видит. После ужина Дерек сразу пошел в библиотеку, смотреть в ее глаза полные то слез, то немого укора просто не было сил, а поискать средство, чтоб снять давление эманаций смерти стоило. И вот зарывшись в книги, он тщетно ищет что-то стоящее внимания, как спиной почувствовал постороннее присутствие:

- Присаживайся Мара, рад тебя видеть – усмехнулся он, своей вечной спутнице.

- С чего это ты увлекся человеческой психологией? – склонившись из-за плеча, она двумя пальцами приподняла книгу в которой маг тщетно пытался найти ответы на свои вопросы.

- Моя подопечная изо дня в день плачет, я решил посмотреть труды Порфириуса, он изучал действие нашей магии на психику человека, боюсь мой дом, пронизанный насквозь темной магией, да еще накрытый охранным куполом, негативно влияет на нее – попытался объяснить свои подозрения Дерека.

- Дерек, убери книгу почтенного Порфириуса подальше, - рассмеялась Смерть – видел бы ты этого свихнувшегося магистра, читать его «труды» напрасная трата времени. И напоминаю, если ты забыл, девочка не человек, она МАГ и пространные изложения Порфириуса, основанные на его изучениях своих заключенных в клетки подопытных людей, на нее не действуют. Он держал свой «материал» - как он их называл в клетках, забывая кормить и поить, и исходя из этого делал выводы, что люди под действием темной магии мрут как мухи. А если бы он удосужился дать им хотя бы воды, и немного пищи, все его выводы и расчеты оказались бы в корне не верны. Так что брось эти домыслы, девочка совершенно нормально реагирует на нашу магию, я наблюдала за ней, она даже книги по основам двух магий читает, пытается постичь разницу. Так что дело тут совсем не в этом.

- Но в чем тогда – привычным движением запустив пальцы в волосы, маг упал в кресло.

- Думай логически, наблюдай, я тоже вижу, что что-то ее мучит, но что, точно не знаю – нахмурилась Мара, - но это что-то связано именно с тобой, – сказав это Мара как всегда не прощаясь исчезла, оставив мага в глубоком раздумье. Сколько времени он сидел пытаясь разобраться в том, что поведала богиня он не знал, но из раздумий его вывели едва слышные аккорды донесшиеся из гостиной, принцесса вновь села за инструмент. Не в силах сдержать свое любопытство он спустился вниз, старясь не выдать своего присутствия и не спугнуть эти волшебные звуки тихо ступая он подобрался к открытым дверям гостиной и прислонившись к косяку слушал. В этот раз он знал что, именно она играла это была старинная баллада о темном маге потерявшем свою душу в скитаниях между мирами, дважды прозвучал проигрыш и она тихонько как бы пробуя голос начала петь. Дереку казалось что он слышал эту балладу, но то что пела она было совсем другое, сказание о маге скитавшемся по мирам в поисках знаний, а нашедшем любовь, о девушке из другого мира, которая подарила возлюбленному прядь золотых волос в знак вечной верности, а он уходя оставил с ней свою душу, как жестокий правитель тех земель похитил ее из отчего дома, а она не стерпев насилия выбросилась из окна высокой башни и несчастная душа влюбленного веками стенает над ее могилой, а темный маг без души бродит между мирами в поисках своей возлюбленной и не может вернуться и лишь прядь золотых волос не дает ему скатиться в безумие, прядь волос той, что уже давно покоится в могиле, а он все ищет ее средь миров. Такую интерпретацию баллады он слышал впервые, хотя легенду о безумном маге, оставившем в междумирье душу, мальчишки в академии рассказывали на ночь, пугая друг друга. Пение уже давно утихло, но в ушах еще звучал ее голос, повторяющий печальный припев: «… где же ты моя любимая…», а ее пальцы все еще наигрывали медленно умирающую мелодию.

 Легкие шаги заставили очнуться, он сидел на полу в холле, прислонившись к дверному косяку, вот она вышла, видимо ее ничуть не удивило его присутствие, она молча протянула руку что бы помочь встать и хотя помощь не требовалась, он все же принял ее. Молчание между ними уже было невмоготу выносить обоим, но как только Дерек открыл рот, чтоб вытрясти из нее причину ее слез, как вдруг в руки упало письмо. Вскрыв печать Корвинуса Дерек начал тут же читать и принцесса, с заблестевшими от любопытства глазенками заглядывала ему в лицо пытаясь угадать содержание. Письмо магистра насторожило, значит поиски малышки ведутся и ведутся активно, помимо наверняка запущенных магических поисковиков, по дорогам бродят подозрительные личности с портретами принцессы и это явно не люди короля, значит интуиция сработала правильно. Король должен был знать о наложенном на дочь заклятии невнимания, и следовательно не стал бы отправлять кого попало на поиски, в каждом поисковом отряде должен быть один человек близкий принцессе, тот кому она лично представилась, другие просто пройдут мимо, и храны вряд ли будут ездить попарно, обычно гвардейцы работают пятерками называемыми кван, четверо рядовых гвардейцев и командир, часто слабый маг, но способный позвать на помощь или поддержать силы раненого, принять быстрое решение или связаться с руководством, а тут двое, явно воины, но не королевские храны, да еще и валенский акцент, хотя с женитьбой короля на валенской герцогине в королевстве появилось немало валенцев, желающих служить в маринской гвардии. Прочитав письмо Дерек протянул его девушке, ее оно касается напрямую и скрывать информацию было бы не честно, по мере прочтения ее лицо становилось все напряженней.

- В гвардии и уж тем более в рядах личных хранов отца нет ни одного валенца, - сказала она явно придя к тем же выводам что и магистр. – А королева вряд ли бы рассталась со своими гвардейцами ради поисков «любимой» падчерицы, тут задействована третья сторона, а кто я пока не могу понять – она медленно мерила шагам холл, а магистр наблюдал разительный контраст только что передо ним стояла девочка готовая прыгать от несдерживаемого любопытства, а сейчас перед ним была уже юная женщина, рассуждающая с холодной рассудительностью политика «и где она настоящая, хотелось бы мне это знать».

- Думаю ответ мы напишем завтра, а сейчас пора спать – она молча кивнула и стала подниматься на второй этаж, каждый раз когда пора было ложиться она становилась замкнутой и уходила с явной неохотой, за те дни, что она жила здесь еще не было ни одной ночи, чтоб она не кричала во сне и магистр даже старался не ложиться рано, дожидался её кошмара, хотя бывало она кричала и дважды за ночь, «бедная девочка, я пробудил в тебе этот забытый ночной ужас и не знаю как помочь с ним справиться» сожалел маг. 

В преддверии ночи ей действительно становилось страшно, кошмары преследовали каждую ночь, но видеть его не менее мучительно. Девушка вошла в свою комнату и устало прислонилась к двери. «Опять он смотрел на меня как на что-то неживое, - думала она, - как будто оценивает, куда бы меня пристроить, на что я смогу сгодится, а глаза так и блестят. И еще это письмо, Корвинус почтенный маг, я ему доверяю, он еще маму с Центриусом учил, но и Дерека видимо тоже. Знать бы, можно ли мне доверять этому черному магу, какие у него на меня планы. Может он уже отправил вестника отцу и написал где я и что со мной, впрочем это маловероятно, возможно он ищет кого-то другого кому можно передать информацию обо мне, впрочем кому я нужна, хотя кто-то же пытался меня убить, следовательно нужна.» Задумавшись, она как только что темный маг, опустилась в бессилии на пол, «вот только что он был такой нормальный, смотрел на меня как на равного, а в парке меня насквозь прожигал его взгляд, такой оценивающий что ли. Зачем я ему, если бы я знала ответ на этот вопрос может быть, мне было бы проще, мне так хочется доверять ему, просто довериться и ни о чем не думать, мало мне что ли своих проблем с отцом, его женой, неизвестными предполагаемыми убийцами. Так еще и он, такой странный, то ведет себя нормально вполне человечно, то отстраняется и смотрит как на товар на рынке, оценивающе, жестко, поневоле съежишься под таким взглядом. И так тяжело, не знаешь когда тебя найдут и сделают следующий шаг и каким он будет. – Марилика устало вздохнула, - Надо подумать всерьез, если бы на трон Маринии были другие претенденты, я бы подумала, что пытаются убрать конкурента. Но я единственная, причем с магическими силами, вся семья выродилась уже давно, несколько веков наследование переходит по прямой от отца к сыну, а сейчас я единственная наследница, даже побочных линий у нашей семьи не осталось. Кому еще я могла перейти дорогу? Что еще случилось за последнее время? Вспоминай, давай. А вот еще одно, около полугода назад мне сделал предложение принц Лории, отец наверное согласился, точнее отец точно согласился и как всегда меня не только не спросили, а даже не поставили в известность, но сама свадьба планируется еще через несколько лет, мы оба маги и для нас несколько лет не играют никакой роли, тем более что он-то как раз намного старше. Но если покушение из-за него, то почему ждали так долго? Одни вопросы и ни одного ответа.»

Ложиться спать не хотелось, каждую ночь приходил один и тот же сон, страшный момент гибели мага, имени которого принцесса даже не знала, но четко знала что это отец Дерека, они очень похожи, только цвет глаз разнится и каждую ночь видеть как он умирает под обломками каменной колонны было выше ее сил. Каждый раз видя этот сон в она пыталась как-то предупредить, спасти, не допустить, даже зная, что это сон, но ощущение леденящего ужаса сковывало движения, смыкало уста и все что она могла, только кричать, кричать до хрипоты, чтобы потом проснуться в руках черного мага, который в очередной раз будит или просто ласково поглаживая по голове, успокаивает и укладывает спать вновь, чтоб потом опять разбудить при очередном кошмаре. «Когда по ночам он тихонько успокаивает мне кажется, вот он настоящий, живой, а утром, когда вижу его холодный оценивающий взгляд, опять сомневаюсь действительно ли это один и тот же человек. Может попытаться наложить сонное заклятие, может так, я смогу спать спокойно. Попробовать стоит, тем более, что магистру надо тоже дать поспать немного, а то с каждым днем он все мрачнее.»

Поднявшись с места для размышлений на полу, принцесса отправилась в спальню, воплощать задуманное. Канву заклинания она подвесила под балдахин кровати и как накидку привязала к нему сонный полог, заклинание сна выплела очень тщательно, привязала к нему временной контур, чтоб не проспать весь день, «Центриус мог бы гордиться такой ученицей, - думала она накладывая заклятье, - знать бы еще жив ли он». Непрошеные слезы защипали глаза и завершив свой нехитрый вечерний туалет она заползла под мягкое одеяло и мгновенно уснула.

И вот во сне она стоит на лесной поляне, - точно зная что это сон, но проснуться и вынырнуть из своего кошмара нет сил. В этот раз сон изменился, она была не в родовом склепе, яркие лучи раннего утра просвечивали сквозь резные листья, угли костра еще тлели после ночного бдения. Она стояла улыбаясь Дереку, который шел протягивая полную горсть ярко алых лесных ягод. Его улыбка была такой искренней, что даже во сне она залюбовалась им, прозрачно зелёными волнами глаз, загорелым лицом, статной фигурой, грациозными, как у танцора, движениями, тем как его глаза сияют в ответ. Он подходит все ближе, и видение странно замедляется он идет, а в ее глазах медленно уплывает, она протягивает к нему руки, но их как будто разносит какой-то поток. Медленно-медленно у него из-за спины выныривает человек, с пульсирующим артефактом в руке, она кричит, воздух вокруг начинает дрожать, очертания мага просвечивают как сквозь марево, реальность смещается, кто-то или что-то держит ее, она не может произнести ни слова, как обычно в кошмарах, только крик и она кричит, но он не видит опасности, артефакт в руке самоубийцы взрывается и девушка видит как Дерек падает, ягоды из его ладони рассыпаются по траве и горят в ней каплями непролитой крови, а она не может сдвинуться с места, отовсюду наползают черные твари, они подползают к нему. Картинка меняется, и вот уже не Дерек, а его отец лежит раздавленный колонной, все мерцает, струи сна нынешнего сплетаются с еженощным кошмаром.

Дерек услышал ее крик, ему послышалось в нем свое имя, но наверно ошибся, ей снится смерть его отца, каждую ночь, одно и то же. Как обычно она кричит и не может проснуться, наклонившись над кроватью он почувствовал, что засыпает, мгновенно, прям там, он едва успел отскочить от кровати и это ощущение прошло, а она кричит и на глазах бледнеет, на пальцах вспыхивают искры от сдерживаемой магии, а ведь она не обученный маг, что-то здесь не так. Сосредоточится под ее крик не возможно, Дерек перестроил зрение на магическое и наконец увидел сеть заклятия привязанного к балдахину кровати, пришлось бегом хватать ее из кровати и нести в кресло в гостиную, а она все не просыпается. Он трясет ее как тряпичную куклу, ее тело в его руках совершенно не сопротивляется, только слезы текут по щекам. Вот тут-то паника охватила мага, она повязала какое-то заклятие, которое сходу подействовало даже на него, на него которого заклинания белых магов действуют гораздо слабее, так что она пыталась сделать, умереть во сне? Холодный пот прошиб от одной только мысли, а она все не просыпается. Пришлось ее ударить, слегка, но на белой коже сразу проступил красный след от ладони, но это подействовало, ее расфокусированый взгляд остановился на лице испуганного мага, постепенно принимая осознанное выражение

- Ты что творишь? – закричал он. - Да я тебя еле вынес из комнаты, ты что уснуть навсегда решила, - его взгляд полон бешенства, - глупая девчонка, под колпаком магии смерти творить свою маленькую магию смертельно опасно, я едва смог разбудить тебя, - и едва проснувшаяся девушка с трудом понимает, что за его злостью скрывается страх, страх за нее и она уже не слышит как он рвет и мечет, а только смотрит на него и лед в груди медленно тает, «он живой, это был всего лишь сон, страшный, реалистичный, но сон и вот я проснулась, а он рядом и пусть кричит сколько хочет, и по уже высохшей дорожке от слез скатилась слеза облегчения, - это был только сон».

- Что ты там натворила? – уже спокойнее спрашивает он – ты же могла не проснуться.

- Там сонное заклинание, но оно завязано на временной контур, оно должно было развеяться с рассветом, - тихо объяснила девушка.

- Но зачем? – в его голосе уже не было злости, лишь усталость, он уперся руками в ручки кресла и теперь, нависнув сверху, заглядывал ей в лицо. Она опустила глаза, смотреть в его потемневшие как изумруды темно-зеленые омуты было страшно:

- Я хотела дать тебе поспать спокойно, чтоб ты отдохнул, - тихонько прошептала она, не поднимая глаз. Наверно если бы она смотрела ему в глаза он бы не осмелился подхватить ее на руки и целовать ее волосы, но она так и не подняла взгляда, а его слегка охрипший голос прошептал ей в ухо:

- Никогда так не делай, маленькая.

- Что не делать?

- Не пугай меня больше, не надо никаких заклятий, в этом доме все может пойти не так как тебе бы хотелось – его руки еще плотнее обняли, как будто проверяя на реальность. И вот уже он решительно встает и с девушкой на руках выходит из комнаты, она пытается возразить, но он прижимает ее голову к плечу и тихонько шикает, и ее возражения тонут, завязнув в теплом шелке его рубашки. Одним толчком распахнул дверь еще несколько шагов и опустил на кровать. Он мог бы отнести ее в другую комнату, но казалось таким правильным, что сегодня она будет спать в его постели. В свете потухающего камина она увидела большую комнату, поняла, что он принес ее к себе и сейчас она лежит на его кровати, от подушки неуловимо пахнет мужчиной, точнее именно этим мужчиной, который сейчас накрывает ее одеялом. Наклоняется и легко целует в висок:

- Спи…

Сквозь наплывающую дремоту она спрашивает: «А ты?...»

- В этом доме еще полно свободных комнат - и теплая улыбка обволакивает, его ладонь касается щеки и ее глаза закрываются, его запах окутывает и больше уже ничего не снится.

***

- О чем задумался – знакомый голос заставил вздрогнуть, как будто застал за чем-то предосудительным. Мара сидела в кресле напротив, лениво помахивая ногой в черной туфельке.

- Девочка начинает меня удивлять, сегодня подвесила сонное заклятие над своей кроватью, и оно подействовало даже на меня, я едва вытащил ее из постели, чуть не уснул на ходу, ее заклинание не должно действовать на меня, но оно действует, причем очень мощно. Корвинус говорил, что она сильный маг, но не настолько же… к тому же она почти не обучена, знает много отрывочных заклинаний, в основном бытовых и в тоже время владеет такой силы магией защиты, что даже я диву даюсь. Она может работать с магией здесь, где большинство магов беспомощны, ну или ограничены, а она не может сдержать стихийные всплески энергии – Дерек развел руками, - это не укладывается в рамки науки, я пытаюсь присмотреться к ней, но она под моим взглядом напрягается и замыкается, чего-то боится и главное она не доверяет мне, ждет подвоха.

- Ну почему вы, маги, всегда пытаетесь сделать из простого сложное, ты ищешь ответы там, где надо задавать вопросы. Девочка - маг, не обученный маг, каждый день она сидя здесь, пытается разобраться с кипой книг по обеим магиям, научиться, систематизировать

- Обеим магиям? – Ты сказала по обеим магиям? Но это невозможно – Смерть равнодушно пожала плечами.

- Ты же учился магии жизни в Академии, почему она не может учиться в Академии Смерти? Ее отец, не дал ей возможности получить знания, она пытается взять их сама, ей сложно разобраться, вот и помоги, попробуй научить ее чему-то, хотя бы пока она здесь – в словах Мары был здравый смысл, но чувствовался едва различимый подвох, и хотя в чем именно он был маг так и не понял, но уже само его присутствие настораживало.

– Я не смогу стать для нее учителем, я черный маг, и энергии, которыми я оперирую более тяжелые, она маг жизни, она просто не сможет принять мои знания, а я не смогу ей объяснить, так как не знаю основ ее магии – в конце концов он сам запутался в словах и замолчал.

- Боишься? Только сначала реши кого – себя или ее? – Смерть усмехнулась и по своему обыкновению растаяла в воздухе, оставив смятенного мага обдумывать ее предложение.

Направившись спать Дерек по привычке, зашел к себе в комнату и только увидев спящую девушку вспомнил, что сегодня его кровать занята. Она спала, обнимая подушку, и легкая улыбка блуждала у нее на лице, немного полюбовавшись, маг вышел. Идея уснуть в ее кровати не показалась ему абсурдной, уж если там действительно заклинание с временным контуром, а в словах принцессы не стоило сомневаться, то проснется утром, а если она что-то напутала, то все равно утром она придет и снимет заклятие, так что он ничем не рискует. Убедив себя таким образом, магистр спокойно улегся на ее кровать, так же обнимая подушку, которая пахла ее волосами и последней мыслью было, что наверное у сейчас у него такая же улыбка.

***

Несколько часов старый магистр смотрел как сила медленно перетекает из Рэндома в Центриуса, несколько раз вздрагивал когда легкие судороги пробегали по его телу, но ощутимого результата так и не увидел. Рэндом благополучно уснул, а маг смотрел на дело рук своих и направлял потоки и когда его силы уже были на исходе, понял, что таким образом Центриуса не вернуть. Остановив переток энергий и старательно разомкнул все энергетические нити, разъединил две сущности и обессилено упал в кресло, подпитки королевским артефактом хватило на всю процедуру, но сейчас силы были на исходе. Центриус до сих пор был без сознания, но его лицо уже не выглядело, как маска мертвеца, на щеках пробился если и не румянец, то по крайней мере естественный цвет. Король был бледен, но его здоровью ничего не угрожало, хороший ужин с бокалом вина, восстановит его силы. Но какой-то червячок точил изнутри, заставляя вновь и вновь прокручивать в голове свои действия, в который раз убеждаясь, что сделал все верно. Но тут маг с силой хлопнул себя по лбу, «Дерек и Марилика… их я после сеанса полностью не разомкнул», тогда артефакта такой силы у него не было, свои делались под другие цели и к моменту окончания перекачки энергии он был совсем без сил, тогда решив закончить утром, он ушел восстанавливаться иначе рисковал свалиться без сил, но утром она очнулась, а он так и не разомкнул остатки совместного энергетического кокона. И теперь они связаны между собой тонкой энергетической ниткой, которая держит их энергию в балансе, но стоит кому-то из них опустошить энергетический резерв, как из второго потянется тонкая ниточка перетекающей силы, и если ее вовремя не разорвать, то при смерти одного, умрет и второй, причем действовать это будет в обе стороны. От хлопка ладони по лбу проснулся король, и маг ободряюще улыбнулся ему, в душе кляня себя за забывчивость, жизнь черного мага чревата опасностями и связанная с ним принцесса очень рискует, впрочем, если учесть, что на нее тоже ведется охота, то риск обоюдосторонний.

 Король поднялся и внимательно осмотрел лежащего рядом бесчувственного мага, Корвинус видел, как он активирует магическое зрение и осматривает Центриуса придирчивым взглядом, видимо результат его удовлетворил, и он повернулся к нему спиной.

- Магистр, как я понимаю он уже спит, а не в стазисе? - полу утвердительно спросил он.

- Да, ваше величество, надеюсь он скоро очнется – ответил старый маг поздно спохватившись, что все-таки разговаривает с королем одного из крупнейших королевств и пусть когда-то он был его учеником, сейчас его статус изменился.

Вздернутая бровь была ему ответом, король машинально убрал поставленный им же охранный кокон и видно было, что делал он это, прилагая усилия, хотя ставил его, что гораздо затратнее в энергетическом плане, почти машинально. Лечение Центриуса не прошло бесследно.

- Вэрд – позвал король, почти не повышая голоса, но из-за двери мгновенно возник давешний хран – прикажи принести нам с магистром ужин в мой кабинет и пусть пришлют сюда сиделку. Хран мгновенно испарился, но Корвинус успел заметить след досады на его лице. Рэндом усмехнулся:

– Вэрд личный хран моей дочери, и он винит себя в том, что она пропала. Хотя если бы он находился там, его постигла бы та же участь что и бедного Лари. А теперь, он ходит за мной по пятам выжидая момент, когда хоть что-нибудь выяснится о нахождении Марилики и не уверен, что тогда я его удержу, – объясняя мотивы поведения мальчишки, король увлекал мага в сторону магического диска, способного перенести без воздействия портала к королевскому кабинету.

Сойдя с «телепортационного диска», как мысленно прозвал его старый маг, они оказались у высоких двустворчатых дверей, которые бесшумно открылись перед королем. Большая комната со специально освобожденным центром для порталов открылась пред ним. Чуть левее, из соображений безопасности, стоял большой стол темного дерева заваленный бумагами и свитками, король явно использовал кабинет по назначению, шкафы из того же дерева стояли вдоль всех стен, забитые книгами разной степени древности, по велению хозяина вдоль стен загорелись магические светильники. Подойдя к огромному, во весь рост, окну магистр залюбовался открывающимся отсюда видом. Башня, в которой находился королевский кабинет стояла в центре «подковы» замка и отсюда открывался замечательный вид на весь белоснежный дворец, сейчас залитый светом обеих лун Ламариэли, вся правая часть дворца купалась в серебристом свете Торка, белой луны встающей на западе, а левая переливалась оттенками зеленого в свете Форка, бирюзово-зеленого спутника. Белоснежная площадь - залитая светом обеих лун, выглядела чудесным озером с отражающимся в нем волшебным дворцом. Залюбовавшись открывающейся картиной, магистр не заметил прихода слуг сервировавших низкий столик в правом углу комнаты, где перед большим камином стояли два кресла и между ними столик с поздним ужином, а в углу в большой кадке цвел цветок при виде которого магистр просто остолбенел, большие мясистые сине-зеленые листья как будто присыпанные сверкающими искрами, несколько бутонов с пробивающимися белоснежными лепестками и один большой белоснежный цветок с сияющими, светящимися изнутри лепестками, тонкие тычинки с золотистой пыльцой и струящийся магический аромат.

 - Как? Как вы смогли его сохранить? – сказать, что маг был ошеломлен, мало. Священный магический цветок, растущий лишь у источника силы, питающийся магической энергией и никогда не приживавшийся вдали от источника, символ силы и могущества магов жизни.

- Элирия была не просто травницей, растения в ее руках росли и наливались, даже священный магириус не устоял перед любовью моей жены к растениям и вырос вдали от источника, - он одним щелчком отправил сгусток силы к корням цветка, и он втянул ее в себя, поблагодарив нас выбросом успокаивающего волшебного аромата. – Правда мне постоянно приходится подпитывать его, я даже амулеты силы здесь держу специально для него, чтоб в случае необходимости он мог подпитаться, но из амулетов приходится силу тянуть, и он от напряжения вянет и что самое интересное он не всю силу принимает, вот силу Мэг он не «ест», она для него видимо не вкусная – устало усмехнулся король.

Сформировав в руке небольшой шарик силы, много у него просто не было - устал, Корвинус медленно направил угощение к корням цветка, внимательно наблюдая за его реакцией, маленький отросток, будущий новый листочек слегка пошевелил кончиком, как любопытный щенок носом, и тут же втянул в себя угощение, довольно улыбнувшись старый маг последовал за королем к столу.

Какое-то время они молча поглощали пищу, привыкнув к простой деревенской еде магистр смаковал изыски шеф-повара: нежнейшее мясо, запеченное с овощами и травами, но даже магистр - травник с многовековым стажем не мог с уверенностью сказать какие именно травы использовал повар; овощи и грибы в диковинном соусе; свежайшие пирожки с разнообразными начинками и легкое саделийское вино. Огонь потрескивающий в камине, успокаивал и навевал приятную расслабленность, молчание затягивалось, король не спешил начинать разговор, но внимательные глаза раз за разом останавливались на учителе с немым вопросом, наконец он не выдержал и спросил на прямую:

- Корвинус, вы же не случайно появились у меня на пороге, и именно в тот момент, когда я больше всего нуждался в помощи хорошего мага, которому смогу доверять? – сказать что это был вопрос можно только с натяжкой, в этом вопросе было все и жгучее любопытство и обвинение в сокрытии информации и самое главное надежда, надежда, что старый маг скажет, где же его дочь. Глядя в его глаза магистру так хотелось его успокоить, но здравый смысл охладил пыл, ведь на данный момент он даже не знал, что в итоге произошло.

- Рэндом, я до сих пор не знаю, что произошло, не скажу, что прибыл случайно, я намеренно приехал сюда, но ехал я к Центриусу, и уже в Маринии понял, что что-то не так, слухи вещают о пропавшей принцессе, на дорогах вооруженные люди кого-то ищут, причем вытрясая информацию не совсем мирным способом, в воздухе парит магия, много магии, ну и состояние Центриуса просто ужаснуло, может ты объяснишь, что у вас произошло? – плечи короля поникли, надежда покинула глаза и потухшим голосом он начал свой рассказ.

- Не знаю, что вы знаете о моей семье, но вкратце расскажу так. Думаю вы помните Элирию еще по Академии, она стала моей женой, а несколько лет назад погибла, - даже сейчас по прошествии стольких лет ему было трудно об этом говорить.

-Рэндом, понимаю тебе тяжело, но не мог бы ты рассказать подробнее, что случилось? – король вздрогнул, и первым его порывом было резко отказать, но подняв голову он встретился взглядом с учителем и не смог.

- Хорошо, я расскажу… - и замолчал, надолго. Корвинус не торопил, и пересиливая себя король начал рассказ. – Как сейчас помню это утро, она ждала этот день долго, собиралась и радовалась как ребенок, день, когда луны выстроятся в ряд и мир озарит только бирюзовый свет Форка, это ведь бывает так редко и эту ночь она хотела провести на вершине священной горы Тониру, там, где великий Рианор смог победить орды нечисти и принести мир и спокойствие своему народу. По легенде это было именно в такую ночь, когда Форк затмевает Торка и мир погружается в бирюзовый свет, и там же написано, что в такую ночь на вершине горы расцветает особый цветок, цветет он только одну ночь, но обладает невообразимыми магическими свойствами.

- Звездный папоротник, - как бы про себя произнес магистр и король кивнул.

- Элирия не страдала от того, что сама она не была сильным магом резерв ее магических сил был не велик, ее всегда устраивало подобное положение вещей. Но что-то подтолкнуло ее, и она вдруг, все чаще и чаще стала заговаривать об увеличении резерва и именно за этим она и поехала в тот злополучный день к Тониру, кроме любимой служанки она не взяла никого, а еще она взяла с собой свой стабил…

- В надежде сделать из него мощный накопитель? – Корвинус усиленно потер виски ладонями. В голове что-то крутилось, но он никак не мог вспомнить, что-то связанное именно с этим ритуалом, какая-то особенность, но из головы как будто выветрились нужные мысли.

- Утром я проводил ее, как сейчас помню ее в ярком бирюзовом платье садится в карету, счастливая, полная предвкушения, больше я ее не видел… - его голос упал до шепота, но потом взяв себя в руки он продолжил, - она добралась до Тонира, провела пол ночи на ее вершине, спустилась и заночевала на постоялом дворе в деревне Тонирке, что у подножья горы, а утром поехала обратно. На одном из перевалов лошади видимо чего-то испугались и понесли, карета упала в пропасть на дне которой текла река. - Он замолчал собираясь с силами, - когда через несколько дней карету нашли, течением ее унесло довольно далеко, и подняли, Элирию уже было не узнать, он нахождения в воде ее тело раздуло и стало неузнаваемым, волосы приобрели грязный цвет от воды, рыбы объели уши, пальцы, но ее платье все еще было бирюзовым, и я запретил ее переодевать, ее так и похоронили в нем, такой какой я ее запомнил в последний раз.

- А стабил, стабил вы нашли? – подался вперед старый маг.

- Нет, ни стабила, ни обручального кольца на ней уже не было, видимо соскользнуло в воде… Незадолго до смерти она вызвала Центриуса, но встретиться им не удалось, ее похоронили за три дня до его приезда. Я был против его появления в замке, вы же знаете, как он относился к Элирии, но в этот раз она меня не послушалась. А когда он приехал, мне было уже все равно, я был погружен в полную апатию и, наверное, поэтому оставил его в качестве придворного мага. Центриус пытался докопаться до причин смерти Элирии, но я не позволил, ревность и боль потери тогда прожигали меня, но я видел и его боль и поэтому оставил здесь. Потихонечку Ценриус освоился и занялся тем, что умел лучше всего – обновлением защиты замка, стабилизацией порталов, копался в библиотеке выуживая старинные рукописи моих предков, изучая их и внося новшества в наш быт, одно из них вы уже оценили – Корвинус задумчиво кивнул – потом начала подрастать Марилика – моя дочь и он взялся за ее обучение, я запретил ему учить ее, в девочке есть магический потенциал, но я не хочу чтоб она стала сильным магом, не хочу, чтоб она однажды погибла пытаясь привезти с гор редкий цветок, как Элирия. Поэтому я не спешил дать ей магическое образование и моя нынешняя жена в этом поддерживает меня, но девочка все-таки маг и эта сущность прорывается в ней. Центриус настаивал на ее обучении и тогда я разрешил учить ее защитной магии, это могло пригодиться, ведь она все-таки наследная принцесса, иногда я замечал, что он учит ее и другим видам магии, но стоило мне начать запрещать, как дочь замыкалась в себе и мне пришлось кое на что закрыть глаза, она с детства вьет из меня веревки, стоит в глазах заблестеть слезинке и я сам готов дать ей желаемое. А еще она очень упрямая, если она что-то решила, то обязательно доведет до конца. Поэтому чем старше она становилась, тем больше пропадала в лаборатории Центриуса, вместе с его учеником Лари. И вот несколько дней назад в лаборатории раздался взрыв, снесло даже стену, Лари погиб буквально разорванный на части, Центриус лежал в том же состоянии, что вы видели сегодня, правда лицо его было посечено мелкими осколками стекла, а моя дочь пропала. В комнате были обнаружены следы портала, видимо он был стихийным, поскольку только стихийные порталы не обнаруживаются и не оставляют следов, ее выкинуло куда-то, но куда я так и не смог определить. Стабил Марилики почти трое суток едва мерцал, я не выпускал его из рук, выпустил сотни поисковых заклинаний покрывающих, наверное, весь мир, но ни одно из них пока не вернулось, ни одно не заметило даже проблеска ее ауры. Потом стабил стал светиться ровным светом, моя девочка выжила и судя по качеству свечения сейчас вполне здорова, но где она я так и не знаю. Возможно чья-то воля удерживает Марилику, но надо большой резерв сил, чтоб постоянно держать кокон защиты и не только от внешнего воздействия, но и от внутреннего, ведь она тоже может дать мне знать где она хотя бы посланием. Но никаких требований мне не предъявляют, Центриус в стазисе и ответить на мои вопросы не в силах, и я просто не знаю, что делать дальше.

Рэндом повернулся к камину, и не видя смотрел на языки пламени, его осунувшееся лицо, стало казаться гораздо старше, чем он был, в глазах застыла безнадежность.

- Мы объехали все окрестные леса, надеясь что ее выкинуло куда-нибудь недалеко, отправили отряды хранов по местам где она бывала, в летнюю резиденции, надеясь, что может мыслеобраз вынес ее куда-то в знакомое место, но все бесполезно, ее нигде нет.

- А по сколько хранов ты отправлял на поиски принцессы? – память услужливо показала пару незнакомцев из трактира, которые явно искали принцессу.

- Храны привыкли работать в кванах, нет смысла разделять уже сработавшуюся пятерку, но все они вернулись с пустыми руками еще позавчера - король явно ждал объяснений, но мой мозг мага лихорадочно работал, значит чутье его не подвело, эти двое явно не из королевских, следовательно, девочку ищет кто-то еще и какие у этого кого-то цели еще предстоит выяснить.

- Рэндом, я могу посмотреть на портрет принцессы, – король встал и направился к столу, машинально протянул руку, но она наткнулась на пустоту, он перерыл свитки, лежащие рядом, открыл по очереди ящики стола, его движения становились все более резкими, он судорожно искал и не находил портрета дочери, который видимо стоял на столе… А старый маг все тверже убеждался в том, что король так и не найдет портрета, поскольку тот давно уже путешествует по стране в руках двоих хмурых незнакомцев, впрочем может и не только тех двоих, его могли и размножить, сделать копию вещи с теми же характеристиками совсем не сложная магия, требующая сил - да, но доступная даже рядовому магу. И сейчас по стране ходят люди с неведомыми целями, обыскивающие каждую деревню, в поисках пропавшей принцессы.

- Ваше величество, уже поздно, а завтра возможно предстоит вторая попытка возвращения Центриуса к жизни, так что позвольте мне уйти на покой, все-таки я уже не так молод – фраза получилась несколько напыщенной, но уж как получилось, магу надо было обдумать полученную информацию, ну и конечно отдохнуть, завтра будет тяжелый день. Король кивнул, но проводил напряженным взглядом.

- Вэрд, - окликнул он и юноша материализовался в открытых дверях – проводи нашего гостя в приготовленные для него покои и наконец поспи сам, возможно завтра ты нам понадобишься – юноша молча кивнул и жестом позвав за собой повел старого мага в его комнаты.

***

Не открывая глаз, девушка потянулась на кровати, с удовольствием прислушалась к своему состоянию, так хорошо она давно не высыпалась, шум воды в соседней комнате заставил ее открыть глаза, и спросонья она не сразу поняла где находится. Она лежала в большой кровати без полога, стоявшей почти посередине комнаты, справа камин у которого греет свои почтенные бока старое кресло, на подлокотнике лежит открытая книга, стол-бюро в углу, им явно пользуются редко, до того оно неуместно смотрится в этой комнате, в изголовье кровати огромное окно, сейчас прикрытое темной шторой, а слева дверь, из-за которой и слышится плеск воды. ЕЕ словно подкинуло в кровати, это же комната магистра, стараясь не шуметь она сползла с кровати и на цыпочках направилась в сторону выхода, дверь за спиной слегка скрипнула и насмешливый голос заставил остановиться:

- Доброе утро, - в его голосе ей показалась издевка, и она едва сдерживая гнев подняла глаза на магистра, но он смотрел со спокойной улыбкой, черная шелковая рубашка, слегка намокшая от еще влажных волос рассыпавшихся по плечам, обтягивала широкие плечи, весь в черном на фоне светлого прямоугольника окна он выглядел мрачновато, но она молча стояла и любовалась этим странным мужчиной, но мысль что она-то как раз и не одета, заставила ее покраснеть и пулей вылететь из комнаты провожаемая тихим смехом магистра.

Письмо Корвинуса застало их за завтраком. Тонкий треугольник упал магистру на колени из ниоткуда. Магическая почта, причем привязанная не к определенному месту, а конкретно к магистру и явно с его разрешения, иначе конверт попал бы на стол к прочей корреспонденции, коей было немного, но все-таки приходило. Дерек распечатал письмо и углубился в чтение, по мере прочтения его лицо все более хмурилось и в конце он в раздражении швырнул письмо на стол, потом как бы опомнившись, передал его встревоженной девушке. Это было уже второе письмо от старого мага, первое содержало мало интересного, помимо информации о том, что помимо королевских хранов ее ищут странные типы потрясающие портретом по тавернам, в этот раз письмо было более обстоятельным. Корвинус писал, что отец ее ищет всеми, доступными ему способами, что Центриус находится в таком же стазисе, как была и принцесса, но поскольку он в нем намного дольше, то вернуть его требуются силы намного большие, чем пришлось потратить на ее воскрешение и маг пока еще не справился, но он почти уверен, что завтра учитель очнется. Но самое непостижимое он припас напоследок и ее глаза медленно поползли на лоб.

- Что значит, он возможно не разорвал последние нити энергетического кокона?

- Это значит, что, когда он не смог вытащить тебя из стазиса, он прибег к последнему доступному ему средству, он закольцевал в кокон энергетические потоки твои и мои, сила живого мага пробудила твои собственные резервы и ты очнулась, но старик был так обессилен, что оставил на потом разрыв последних нитей, а наутро просто забыл – мрачно объяснил магистр.

- И чем нам это грозит? – не сдавалась принцесса. В этот раз маг надолго задумался, а девушка не торопила, медленно допивая свой чай и наблюдая за его раз мышлениями, но он все больше мрачнел.

- Мы связаны энергетически, не только на физическом уровне, но и на магическом, любой перерасход сил и мы будем пополнять его за счет резервов друг друга, - он замолчал, а девушка облегченно вздохнула, все это было не так страшно, как она уже себе надумала, но он продолжил. – И если один будет ранен, второй отдаст ему свою жизненную силу, если один умрет, то второй последует за ним, так как в его энергетике будет дыра, через которую будут уходить все резервы. – после этих слов он замолчал, в ярости стукнул кулаком по столу, резко встал отбросив салфетку и вышел. А она же наоборот, спокойно отправилась в библиотеку, продолжать изучение доселе запретного магического искусства. Ничего страшного в энергетической связке она не видела, ну пока пусть будет, тем более, что Корвинус сказал все это с долей сомнения, то есть он точно не помнит, а если так, то что нервничать, ну приедет, проверит и развяжет этот энергетический узелок, дискомфорта это не приносит, так какой смысл злиться. Хотя возможно, он разозлился совсем по другому поводу. Решив не заострять внимание на этом вопросе, она поднялась в библиотеку. Такой возможности учиться возможно больше никогда не представится, надо пользоваться, пока разрешают.

Очередной раз просматривая полки с книгами, принцесса искала следующий том по основам магии и наткнулась на старинную книгу, кажется вчера ее здесь не было, багровая кожаная обложка с серебряными уголками, потемневшие от времени страницы обреза. Книга разожгла любопытство то, что на обложке не было названия, то ли оно стерлось от времени, то ли никогда не писалось, еще больше взбудоражило. Подхватив тяжеленный том, девушка потащила его к столу, с такой древностью надо работать осторожно, решила она и подтащив туда же любимое кресло открыла вожделенную книгу.

Открыла и вздрогнула, на титульном листе большими красными буквами было написано название – «Магические ритуалы на крови», перевернув страницу вчиталась в оглавление, и она задрожала всем телом. Ритуальное убийство с последующим воскрешением упырем, подъем умертвия, ритуальный нож и способы его изготовления, отъем магической энергии, создание подчиняющегося призрака, сила крови при применении проклятий – страшные мысли галопом поскакали в голове. «Вчера этой книги здесь не было, значит, именно ее читал магистр и поставил на другую полку, а зачем ему подобные знания, значит магия крови нужна ему для какого-то заклинания, а кто у него единственный донор – правильно, я. А сегодня он сильно расстроился при известии, что убить меня нельзя иначе умрет он сам, следовательно, он готовился к подобному ритуалу, и при анализе его утреннего поведения, могу предположить, что закончится он должен был моей смертью.» Судорожно листая страшную книгу, старясь не прикасаться к ставшими подозрительными бурым пятнам на обрезе она пыталась понять, что именно могло привлечь здесь черного мага? Уже в полной панике скользя пальцем по оглавлению, отъем магической силы, возможно это, но воспоминание о том, как каждую ночь, когда ее мучат кошмары, он терпеливо гладит по голове пока она не уснет, ласковую улыбку с которой иногда он обращается и сознание раздваивается, одна половина кричит что он просто не может так поступить. «Корвинус, старый учитель мамы, доверяет ему, я доверяю ему, он спас меня, вливал по капле свою энергию, успокаивал, когда я плакала»; а вторая половина сознания задавала один вопрос «и зачем он это делал?». На этот вопрос она не находила ответа, в который раз спрашивая себя, зачем темный маг принес незнакомую девушку из леса к целителю и ладно бы просто принес, так потом и делился с нею энергией, прикрывал своей аурой, что ему от нее надо? Вот тут и вписывается теория об отъеме магических сил, или чем-то подобном и как бы не хотелось верить в благородство черного мага, эта книга перечеркивает все. Медленно закрыла книгу и отнесла ее на место, так же медленно вышла из библиотеки и заперлась со своими страшными мыслями в своей комнате, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации и не находила.

***

- Скажи, а почему вы мне дали имя Энженика? – начала свои расспросы принцесса. Они сидели в библиотеке, теплый вечер уже вступил в свои права и трепал ветерком листву за окном, расположившись у большого стола, Дерек пытался работать, огромный фолиант лежал на специальной подставке в виде пюпитра, но сосредоточится на книге он никак не мог. Девушка вошла тихо, с плохо скрываемым любопытством заглянула в книгу из-за его плеча и примостилась в большом кресле - напротив. Ее вопросы были неожиданными, логика с которой она приходила к некоторым выводам иногда приводила мага в тупик, но сами выводы зачастую были верными и если многие аспекты магического образования ей совсем не осветили, в силу странной упертости ее отца, то в остром уме ей отказать было невозможно.

- А с чего ты решила, что это имя дали тебе мы? И кто именно МЫ? – спросил Дерек выделив последнее слово, сосредоточенность и мрачный вид заставили внимательно приглядеться к ней, но в чем дело он так и не понял, но было видно, что этот вопрос важен для нее.

- Ну как же, ведь это ты проводил обряд представления меня Смерти, по древнему ритуалу ты должен был дать мне имя, второе имя, имя под которым будет знать меня Мариэль-Смерть. Первое имя дает Лориэль, через своего мага, который конечно интересуется предпочтениями родителей, - хмыкнула она – а второе дает Мариэль через своего черного мага.

«Мара, ты это слышала? – мысленно поинтересовался маг у вовремя появившейся Смерти, последнее время, а точнее с момента появления вездесущей принцессы она была не частой гостьей в доме, хотя раньше приходила поболтать вечерами, точнее приходила она так же часто, но уже не во плоти, видимо, чтоб не пугать девочку. Сейчас Смерть сидела в кресле напротив Марилики усмехаясь. – Подожди, так это правда? Я должен был дать ей имя?»

«Так ты и дал ей его… - рассмеялась Смерть – вспоминай, вспоминай» - и все так же смеясь растворилась в пространстве. «Я дал, а когда?» – внутренний голос видимо был так же ошарашен. И тут старательно задвигаемые воспоминания зашевелились в памяти. Он вспомнил как сидел здесь же, в библиотеке, перерывая все книги в поисках всевозможных защитных заклинаний, и заклинаний способных убить, убить мгновенно, любого кто протянет руку со странным светящимся артефактом, таким, который убил отца. Дед тогда его не трогал, он видимо понимал, что нужно время, время смириться с потерей, ему тоже было не легко, он был последним великим магистром, он хоронил друзей и врагов пока не остался один, и вот вчера он похоронил сына, остался только внук - маг недоучка, пусть и с дипломом магистра выданным Академией Жизни и он - великий маг, теоретик Смерти, ученый оторвавшийся от жизни и очнувшись обнаруживший, что ничего от нее не осталось.

- В детстве у меня была любимая книга – медленно память возвращала его в детство, погружая в воспоминания, - она пришла к нам из других миров, ну или кто-то из магов универсалов написал – не знаю. Так вот книга описывает другие миры и их верования, быт и богов. Одна из глав рассказывала об одном мире - это странный по нашим меркам мир, мир бедный магией, там живут только люди, маги почти не рождаются, а если рождаются сил у них немного, даже целителей у них нет, только травники, а сама понимаешь, что вылечить травами человека весьма сложно, тем более, что травы без магической подпитки там тоже весьма слабы, - вспоминал он. - Не имея магии, и поэтому не имея возможности повлиять на события жители полностью смирились с судьбой, целый мир фаталистов и было лишь одно во что они верили свято, если в семье умрет ребенок, маленький ребенок, то он станет энжелом и будет помогать своим родителям, приносить им удачу. В их представлении энжел это малыш с белоснежными крылышками способный на чудо – маг щелкнул пальцами и с полки к нему на колени вспорхнул тяжелый фолиант и он протянул ей, на страничке была нарисована девочка с золотистыми волосами и в красивом бело-голубом платьице, которая порхала над небольшим домиком, в котором видимо, жили ее родители. – В этом мире царила дикость и жестокость, мир в котором матери отказывались лечить заболевших детей, надеясь что они умрут и превратятся в энжелов-хранителей своей семьи, правда к слову сказать в отличии от нашего мира, там детей в семье рождалось намного больше, семья с пятью детишками не считалась большой. Там даже была практика лишения жизни не рожденного младенца, если в нашем мире ребенок даже в бедной семье крестьян радость, то там все с точностью до наоборот. Богачи и аристократы, покупают слабые потуги местных магов лишь бы оградить своих жен от нежданной беременности, а бедняки плодят десятки детей и радуются их смерти, хотя может освобождение от Такой жизни и должно вызывать радость. Смерть более взрослых детей тоже не редкость, но они уже не так чисты, чтоб стать энжелами, и достаточно велики чтоб работать и приносить доход, поэтому их оплакивают, а малышей… Вот такой мир… А твое имя… После твоего представления Смерти я не был во дворце – дед же ходил туда. Через день или два после того как мы с ним похоронили отца, он зашел сюда, в библиотеку и спросил, кого мне напомнила маленькая принцесса, у меня перед глазами встал твой облик - маленькая золотоволосая девочка у меня на руках, и я сказал, что ты напоминаешь мне энжела с картинки, он усмехнулся и вышел. Видимо он адаптировал это слово под наш язык и назвал тебя Энженикой. А я, если честно сказать, даже не вспомнил о традиции наречения имени. Так редко они сейчас проводятся.

Девушка встала с кресла бросила последний задумчивый взгляд на картинку и направилась к двери, проходя мимо моего кресла она обронила:

- Ну что ж я буду твоим энжелом - ее взгляд был устремлен куда-то вглубь себя.

- Только не умирай – поймал он ее ладошку и, пытаясь развеять гнетущее впечатление добавил – а то достану с того света и отшлепаю – попытался пошутить.

- Уже достал – не ответила она на шутку, вогнав своими словами мага в ступор, «откуда она узнала?». Медленно отняв свою ладонь, она тихонько, едва касаясь, погладила его по щеке и вышла их комнаты. «И что это было, - прозвучал внутри такой же обалдевший внутренний голос», а мозг заботило другое, это ее «…уже достал…» она не могла знать об уговоре со Смертью, или могла? Или это просто ее домыслы, или реакция на то, что он поделился с нею своей энергией. Магистр задумался, он до сих пор иногда слышал внутри себя ее голос, что это телепатия или напоив ее своей силой он поделился с ней магией Смерти или это отголоски пресловутой энергетической связи, которую все-таки не разделил Корвинус…

-Мара, ну где же ты, я же знаю ты рядом – воскликнул он, призывая богиню Смерти. Здесь, в этом доме, не нужны были заклинания и призывы, здесь она слышала всегда, с самого раннего детства он мог позвать ее просто произнеся ее имя, позвать, чтоб поиграть или просто поболтать.

-Да здесь я уже, здесь – и что так встревожило моего мальчика – шутливо приветствовала она.

- Скажи мне – и его взгляд наткнулся, просто напоролся на ее древний, мудрый и он понял – ты, это ты ей сказала, но как такое могло произойти? Как? – Дерек вскочил с кресла, оно упало от резкого движения – Не смей, слышишь, не смей, ты не можешь забрать ее… - жаркая волна страха захлестывала его с головой, сделав пару шагов, он резко остановился, как бы упершись в прозрачную, но от этого не менее прочную стену и медленно, молча сполз по ней. Почти рухнув на пол возле ее кресла, и боясь поднять на нее глаза тихо спросил

- Мара, ну зачем тебе она? – спросил, боясь услышать ответ. Что можно противопоставить смерти? «Я мог бы защитить ее ото всех, впрочем, кого я обманываю, да я силен, да я маг, но смог ли отец защитить мать, а ведь он был и лучше обучен и мастер меча, и вековой опыт, а я, что я - мальчишка. Кому-то я может и смогу что-то противопоставить, а против нее, против своей покровительницы, да и просто богини я ничего не смогу сделать…»

Смерть кашлянула, и он поднял на нее глаза, что уж она там увидела, но ее улыбка пропала

- С чего ты вообще взял, что я решила ее забрать – от этих слов где-то внутри стал разрастаться теплый поток облегчения, видимо он достиг глаз, растопив льдинки внутри них, глядя на это Смерть улыбнувшись потрепала мага по голове, как в детстве. – Напугал девочку рассказами о мертвых детях, ставших энжелами, потом напугал себя и причем кем – мною, своею почти – она замялась подбирая слово – а он, он расплывался улыбкой.

- Почти кем? – усмехнулся маг, подхватывая ее невесомое тело на руки.

- Почти сестрою наверное, хотя я гожусь тебе и в матери в бабушки и в прапра… - рассмеялась Мара и пропала. А Дерек пошел искать своего маленького энжела.

 Она была у себя, он знал, что она там, чувствовал теплый комочек энергии за дверью, тихонько постучав он приоткрыл дверь. Она сидела в кресле поджав под себя ноги и уставившись в одну точку, его прихода она то ли не заметила, то ли проигнорировала. Ее личико выражало странную решимость, ну что она там себе надумала, вздохнул маг присаживаясь на мягкий ковер возле кресла, второго в комнате просто не было.

-Ну что с тобой? Что ты уже себе на придумывала? – спросил он как можно мягче, снизу заглядывая ей в лицо.

- Я же сказала, я буду твоим энжелом – прошептала она, - даже если для этого придется умереть. -Маг опешил, и хотя Мара предупредила, что она напугана рассказом, он никак не думал, что можно прийти к таким выводам.

- Маленькая, а теперь скажи мне пожалуйста, с чего это вдруг ты решила умирать? – во нем росло бешенство, одна мысль что с ней может что-нибудь случиться выводила его из себя, заставляла просыпаться ночами. - Почему ты решила, что мне нужна твоя смерть?

- А что я должна еще подумать, оказывается ты меня назвал в честь умерших детей, значит я должна была умереть еще ребенком? Или сейчас тоже пойдет? – ее тихая истерика застала магистра врасплох он совершенно не понимал откуда такие мысли, вот уж правду говорят женщины непредсказуемы, а она, все больше закипая повышала голос, в ее глазах не было слез, была странная решимость и боль. И разглядев эту боль он почувствовал ее в себе и на мгновение задохнулся от нестерпимого жжения в груди, от чувства безысходности и в этот момент на выдохе она прокричала

- Мара, Мара-Смерть забери меня!

- НЕТ! – Нельзя так! – его голос не смог заглушить ее пожелание, такое пожелание Смерть слышит всегда, как во сне он увидел медленно открывающуюся дверь на пороге стояла Мара-Смерть, ее плечи подрагивали, она молча прошла в комнату и Дерек не мог двинуться с места, ужас именно тот животный ужас перед смертью, сковал его. Сейчас перед ним стояла Смерть, не привычная с детства Мара, что играла с ним еще ребенком, не старшая наставница, что помогала ему в обучении, не просто друг, а мрачная Богиня способная в своей силе уничтожить весь этот мир. А рядом, рядом стояла принцесса она была странно спокойна, и эта решимость в глазах, о демиурги, ну зачем так.

Медленно подходила Смерть и что-то в ее походке показалось странным, это его отрезвило, и он встал между ними, закрыв девушку спиной и в этот момент Мара не выдержала и расхохоталась:

- Ну да, отправь его успокоить девушку, - сквозь смех говорила она, - так та и Смерть призовет.

- О чем это вы? – поинтересовалась Марилика выходя из-за спины и становясь так, чтоб видеть обоих.

- Так он же успокоить тебя шел, а тут такое, ну и накрутила ты.

- А ты и рада стараться, пришла окончательно испугать ее, - отмер маг – уже видя, что забирать ее Мара не планирует.

- Дерек, это был полноценный призыв, а не крик истерящей девушки, разницу чувствуешь? – холодный пот, выступил на спине, вмиг вымочив рубашку

- Мара, это невозможно, она маг жизни… - она не могла призвать тебя, она тебя даже не могла видеть до сих пор.

- Могла… - ее тихий голос вклинился в разговор, но от этого ее «могла» кровь застыла в жилах. – Я вижу ее с первого дня, правда сначала не поняла кто это.

- Почему тогда не сказала?

- Сказала, что? Ты не представил нас, вы разговариваете мысленно, иногда перемигиваетесь, мне не было места в вашем обществе. Вы живете своей жизнью, мне нет места в ней – в ее словах было столько горечи, столько боли.

- Да, вы уж как-нибудь разберитесь тут без меня –подавилась смехом Мара и растаяла в воздухе.

- Энженика, - она дернулась как от удара. – Маленькая, ну что с тобой, я не думал, что тебя так заденет мой рассказ, - маг подошел к ней, заглянул в ее глаза, страх и эта ее истеричная решимость уже отступили, взяв ее на руки он устроился в кресле, она спрятала лицо у него на плече - понимаешь, во многих мирах живут такие маленькие сущности в одном это энжелы, в другом их зовут ангелами, что впрочем созвучно, к ним обращаются люди со своими просьбами и те несут их богам, в третьем это голые мальчишки с призрачными луками которые развлекаются тем, что стреляют в сердца людям вызывая в них любовь, и зовутся они амурами, а энжелы вообще плод больного воображения людей того мира, не существующие в реальности. Если бы я знал, как ты на это отреагируешь, то вообще бы не рассказывал, чтоб тебя не расстраивать. Ты видела картинку в книжке – она кивнула ему в плечо – так вот там маленький энжел похож на тебя, маленькую. Понимаешь, я ведь рос совсем один, вокруг не было ни одного ребенка, меня с раннего детства учили магии, бою на мечах, держаться в седле, а друзей-ровесников у меня не было, потом Академия, словом ты была первым ребенком которого я, ну не увидел конечно, но которого мне доверили, первым которого я держал в руках, а ты была такой доверчивой и совсем не боялась меня – маг почувствовал, как она улыбнулась – твоя мама вручила мне тебя совершенно спокойно, тогда как все вокруг нас ужасно боялись, поэтому ты и стала моим личным энжелом, кстати, спина не чешется – легонько поскреб я ее между лопаток.

- Нет, а что думаешь крылышки пробиваться начали, - и она, уже смеясь, обхватила его за шею обнимая, а он замер статуей в кресле, боясь упустить хоть мгновение этой ее невинной ласки.

- И запомни я никогда не причиню тебе зла – прошептал он уткнувшись лицом в ее волосы.

- А зачем тогда книга? – вдруг погрустнев спросила она.

- Какая книга?

- «Магия на крови» - ты читал ее – ее голос был еле слышен, но он понял что она очень ждет ответа, ждет и боится. Взяв ее за подбородок, Дерек заглянул в ее глаза, в них светился страх и надежда. Резко спустив ее с колен, он схватил ее за руку и потащил в библиотеку. Там поманив рукой тяжелый фолиант раскрыл оглавление.

- Прочитала про кровавые ритуалы, отъем сил и прочую ерунду, а перевернуть страничку и продолжить сил не хватило? – рыкнул он. Его покоробил ее страх, - неужели ты настолько не доверяешь мне, что боишься смерти от моей руки, - эта девушка просто непредсказуема. – А теперь смотри дальше, применение собственной крови для усиления заклинания упокоения нечисти, я боевой маг, меня призывают если где-то начинают шалить мавки, встает из могильников умертвие, пьет кровь упырь, туда где маги Жизни не могут справиться, а магия крови усиливает заклинания в разы, если перед тобой несколько умертвий, то справиться с ними довольно сложно, и вот тут заклинание, усиленное магией крови, способно просто смести их. Еще вопросы есть? - его терпение подходило к концу, эта девчонка выбила из колеи своим недоверием и страхом. Видимо последний рык подействовал на нее и она, уже улыбаясь, проскользнула мимо и направилась к себе, а он обессилено рухнул в кресло.

Поманив бутылку вина из дальнего шкафа, он плеснул себе в бокал и задумался. «На основании той информации, которая у нее была она и сделала выводы, никто не виноват, что информации у нее мало. Но разве мое отношение к ней похоже на отношение того, кто планирует распять ее на жертвенном камне, неужели я так и не внушил к себе даже толики доверия,» - думал он. Грустно улыбнувшись, посмотрел на бокал вина, который продолжал держать в руке, так и не пригубив. «А чего ты хотел? - грустно спросил внутренний голос, - весь мир боится черных магов, приписывая нам темные ритуалы, жертвы и проклятия, забывая, что маги белые тоже вполне способны на это. Единицы помнят, что изначально называли нас черными за то, что мы выполняли «черную» работу, по очистке земли от нежити. Наверное, Мара права, надо начать ее обучение, у девочки сильный дар, а пользуется она им весьма ограниченно, я просто должен дать ей хоть какие-то знания, такие чтоб она больше не боялась меня, то, чему ее не научат в Академии Жизни, то, что поможет ей защититься от возможного нападения.» До глубокой ночи он провел в библиотеке, перебирая книги и намечая первоочередные задачи по нескольким магическим дисциплинам, которые решил дать юной принцессе. Приготовив все к началу завтрашних занятий, он наконец-то отправился к себе, и уже на пороге услышал ее стон, в этот раз она не кричала, но плач, перемежаемый стонами, тоже был не лучшим вариантом, и в очередной раз он направился к ее двери. Пройдя сквозь гостиную залитую сегодня белым светом Торка Дерек привычно направился в спальню, каждую ночь ее мучили кошмары, каждую ночь его будили ее крики и каждую ночь он приходил сюда, чтоб помочь, успокоить. Сегодня все было не так как обычно, вместо крика, стон и слезы, мокрая подушка и разметавшиеся волосы, но как всегда сон не отпускает ее. Маг слегка потряс ее за плечо, но заплаканные глаза не открывались, потряс сильнее. Все те дни, когда она жила здесь, у него не возникало желания называть ее по имени, но понимание того, что дед дал ей имя по его желанию, вдруг открыло потребность называть ее именно так и сейчас ее имя который раз вырывалось из его уст. Он пробовал его на вкус, смакуя как лакомство, а она потихонечку успокаивалась так и не проснувшись.

- Энженика, маленький энжил, - шептал он стоя над ее кроватью и легко касаясь рукой волос – Энженика, Энженика, Энжи – для меня ты всегда будешь Энженикой, в этом доме, где правит Смерть, имя данное при представлении Маре наиболее приемлемо и главное только я буду так тебя звать, никто другой просто не посмеет.

А у стены стояла невидимая даже ему богиня, печально улыбаясь.

***

Проснулась она ранним утром под веселое щебетание птиц, светило только поднимало свой сонный лик над землей и ее резко встрепенувшийся в такую рань разум начал анализировать день вчерашний. А подумать было над чем. Вчера страх и неуверенность выплеснулись наружу, рассказ об странном мире, и шокирующее знание об энжелах, которое потом вылилось в ее второе имя. Ей показалось, что сам он понял это почти вместе со нею и до того не связывал любимую картинку детства с именем принцессы, и только прямой вопрос подтолкнул его сопоставить свои воспоминания и имя, ее имя – Энженика. Раньше она не понимала его смысла, теперь же оно казалось ей таким же мрачным, под стать этому дому. Вкупе с прочитанным в жуткой книге по магии крови, этот рассказ окончательно расшатал ей нервы, и она испугалась. Испугалась стать жертвой кровавого ритуала, а еще больше испугалась, что интуитивное доверие, которое она испытывала к магистру, плод ее воображения, что все рассказы матери о хороших черных магах – ложь, и этот последний не достоин ее доверия. Было так больно, что в какой-то момент она сама захотела уйти за Грань, только не лишиться последней надежды на его благородство. Но его побледневшее лицо, когда она призвала богиню Смерти и нелепая решимость заслонить собой от взгляда Мариэль, ее которая может забрать просто силой мысли. «Вот уж не думала, что столкнусь с богиней Смерти и останусь жива, не могла даже представить себе, что бледный, но прекрасный призрак, подкидывающий мне необходимые книги, и есть Мара. Но теперь по крайней мере мне не надо опасаться магистра, - это успокаивало и как-то грело душу, - вчера я убедилась, что с его стороны мне ничего не грозит.»

С легким сердцем она вскочила с кровати и пошла в ванную. И пока плескалась в ванной, она с удовольствием ощутила, что впервые здесь чувствует себя спокойно и уверенно. С этим чувством она и выходила из ванной комнаты, попутно вытирая полотенцем мокрые волосы, а в спальне ее ожидала гостья. Мара стояла, медленно обводя взглядом убранство комнаты, сегодня она была не бесплотным призраком, а ощущалась вполне себе живым магом, на какое-то мгновенье девушка испугалась, но приветливая даже слегка застенчивая улыбка богини успокоила, впрочем ее она почему-то боялась гораздо меньше, чем ее магистра. Приветливо улыбнувшись в ответ, принцесса поздоровалась и пригласила гостью присесть.

- Ты не возражаешь, если я открою окно, сегодня такое чудесное утро, да и волосы высохнут быстрее, не придется применять заклинание сушки – улыбнулась она и пошла открывать огромное окно, чтоб впустить свежий воздух. О чем говорить с богиней она не знала, а Мара тоже не торопилась начинать беседу и как всегда внимательно рассматривала девушку, но сейчас, когда она ощущала ее не бесплотным призраком, а живым магом, не обращать на нее внимания было невозможно, теперь она знала кто передо ней и легкая оторопь отступала, а любопытство поднимало голову и улыбка богини, как ничто иное, подстегивала его.

- Знаешь, уже несколько веков как среди магов Смерти не был они единой женщины, и ты первая за все это время, кто смог меня увидеть, не считая умирающих конечно, но им в это время не до общения.

- Чувство юмора у тебя соответствующее статусу – улыбнулась принцесса, поздно спохватываясь, что возможно не стоит говорить так с богиней Смерти, но та только улыбнулась.

- Я много лет разговаривала только с Дереком, привыкла к нему, но приятно чувствовать, что мы с ним не одни в этом мире. Не знаю почему ты меня видишь, мало того смогла призвать вчера, это магический нонсенс, но ты должна знать, что я для тебя не опасна, - она внимательно пригляделась и констатировала - страха в твоей душе тоже нет, тогда почему ты вчера так испугалась.

Девушка потупилась, как рассказать, что боялась она не смерти как таковой, а боялась, что тот которому так хочется доверять предаст, и сделала неправильные выводы. Сейчас она уже была уверена, что нет, он не предаст, если перед самой богиней заслонил собой, то надежность его поколебать больше нечем она несмело улыбнулась и Мара улыбнулась в ответ, казалось она прочитала мысли, хотя может и прочитала, кто ж ее знает. На душе стало светло и подняв глаза на кресло напротив она уже никого в нем не увидела, Мара растаяла в воздухе, оставив после себя лишь ощущение ласкового спокойствия и совершенно сухие волосы, заплетенные мелкими косичками в подобие сетки на голове. Видимо, одобрение ее прически она так же прочитала в мыслях и наградила по-своему. Радостно улыбаясь она спустилась вниз к завтраку.

 Магистр уже сидел за столом и при ее появлении задумчиво смерил оценивающим взглядом, так как будто видел впервые. Вчера под этим взглядом она бы поежилась, а сейчас только улыбнулась и передернула плечами. Он удивленно приподнял бровь и молча смотрел как она садится за стол.

- Знаешь, а я вот думаю может пора тебя познакомить со всеми обитателями этого дома – его вопрос был с подвохом, она это чувствовала, но продолжала как ни в чем ни бывало жевать еще теплый пирожок.

- Ну если с хозяевами я наконец познакомилась, то почему бы и нет, - наконец отозвалась девушка – а то прятать под покровом невидимости, наверное, очень хлопотно, - не удержалась она от колкости. Теперь была его очередь удивляться, но видимо смелость на грани с дерзостью только позабавили его, и он широким жестом повел вокруг и за его рукой рассеивались невидимые чары и вставали до сих пор призрачно невидимые слуги. Наверное, вчера она уже исчерпала лимит на страх и удивление, иначе чем еще объяснить то, что молча смотрела на проявляющихся монстров и призраков, жевала пирожок и улыбалась. Видимо темного мага тоже удивила эта особенность ее восприятия и он удивленно покосился на нее, слегка напрягшись, готовясь к испуганному крику или длительному забегу по комнатам дома. Принцесса же тем временем прожевала и вспомнила о хороших манерах, приподнявшись улыбнулась и представилась, надеясь на ответную любезность:

- Здравствуйте, я Энженика, приятно с вами всеми познакомиться – а они тоже замерли и как будто видят впервые оглядывали с ног до головы, первым опомнился повар, высокий почти материальный призрак с ножом в спине и сейчас он аккуратно стараясь не поворачиваться спиной к девушке поклонился:

- Доброе утро леди, надеюсь вам понравился завтрак, я был бы рад наконец услышать ваши предпочтения – и бросил в сторону мага красноречивый взгляд, показывающий из-за кого он до сих пор не знает, что любит гостья – зовут меня Корник, мастер Корник, точнее звали, к концу речи он видимо смутился, покраснел и отступил на шаг назад. Смотреть на смущающееся привидение почти двухметрового роста было весело, и она с шаловливой улыбкой поблагодарила за отличную кухню, чем и завоевала его расположение. Вторым отмершим был мелкий бес, вертлявый как воробей он подскакал к ногам, как щенок попытался заглянуть в глаза, чтоб познакомиться с ним пришлось нагнуться, потом присесть, но это того стоило, веселые черные глазки бесенка на покрытом мягким пушком личике вспыхнули восторгом, и он несмело протянул лапку, в отличии он нематериального призрака он был живой и теплый, мягкая лапка напоминала кошачью, но с более развитыми пальчиками, личико выражало крайнюю степень любопытства.

-А я Бойк, - пропищал он и рядом тут же возник его двойник, но с более рыжей шерсткой.

- А я Ройк - пропищал он и вприпрыжку поскакал вокруг, пытаясь пощупать распущенные волосы и пригладить подол платья, при этом второй лапкой он крутил кончиком хвоста, не выдержав этой забавной сценки девушка рассмеялась и поднявшись подошла знакомиться к последнему присутствующему здесь лицу, это была взрослая бесовка одетая в длинное платье и белый передник она напряженно вглядывалась в лицо девушки, то ли выискивая там тень испуга, то ли не доверяя новоприбывшей, когда Энженика подошла, она присела в книксене и не опуская настороженных глаз представилась.

- Я Элли, леди – ее лицо, назвать его мордочкой было нельзя, это именно лицо, покрытое светлой бархатистой шерсткой, было даже красиво, мягкие щеки, слегка приплюснутый, но небольшой и аккуратный нос, темные губы, небольшие остроконечные ушки выглядывали из под гладкой прически и невообразимо прекрасные зеленые настороженные глаза с вертикальными зрачками как у кошки, но ее паническое состояние выдавал хвост, нервно подергивающийся под платьем, из-за чего его подол ходил ходуном. Больше она ничего не сказала, но не переставая следила настороженный взглядом за действиями девушки, пытаясь при этом одернуть расшалившихся бесят и задвинуть за свою спину, но Бойк и Ройк, категорично не хотели прятаться за ее юбкой.

- Элли, - Энжи медленно, чтоб не было повода испугаться, протянула ей руку – я не обижу их, они чудо как забавны. – Видимо бесовка немного расслабилась и посмотрела в глаза уже более спокойным взглядом, но голос ее был еще напряжен

- У вас не поучится их обидеть, леди, они сами способны кого хочешь обидеть - но тон которым она это сказала, не оставлял сомнений, она переживала за своих, видимо братишек, и готова была немного припугнуть гостью дома, чтоб даже мысли не возникло в сторону этих резвых повес, но руку все-таки подала и пожала с силой.

Магистр же смотрел на всех с искорками смеха в бирюзовых глазах, его тело расслабилось, он откинулся на спинку кресла и с явным удовольствием наблюдал, не произнося при этом ни слова.

- Есть еще кто-то, с кем мне осталось познакомиться? – она посмотрела на магистра, слегка вздернув бровь, но он видимо уже не мог говорить спокойно, с его стороны доносилось лишь сдавленное хрюканье подавляемого изо всех сил смеха.

- Остались только Дирк и Лия – встряли мальчишки.

- Так ведите их сюда, будем знакомиться, - скомандовала она малышам, но они прижали ушки и виновато сказали – так они же на конюшне. – видимо это их оправдывало в глазах бесят, да и сходить на конюшню не стоило труда, поэтому девушка направилась к выходу. Впереди, показывая дорогу побежали Бойк и Ройк, из-за спины она услышала недовольное сопение Элли, и скрип кресла из которого встал смеющийся магистр.

Дверь опять открылась бесшумно, но теперь было видно, что обязанности дворецкого исполнял малыш Бойк, улыбкой поблагодарив, его она направилась в сторону конюшен, на улице ее догнал магистр и молча пошел рядом. Дверь конюшни была несоизмеримо больше входной двери дома, но и она открылась бесшумно и девушка удивленно увидела перед собой все того же Бойка, а он придержав тяжелую дверь рванул вглубь конюшни тонким писком созывая обитателей.

Энженика оглянулась, в конюшне царила чистота и порядок, на входе целую стену занимала развешанная сбруя, и она с детства любившая лошадей, оценила качество и красоту этого богатства, черные кожаные седла, украшенные серебряными бляхами, уздечки с серебряными мундштуками, стеки, мягчайшие попоны, все лежало и висело в строжайшем порядке. Услышав цокот копыт и оглянувшись, она увидела того, чьих рук, наверное, и было вся эта работа. Он был великолепен, по-другому не скажешь, мощный торс, бугрящиеся мускулами руки, ниспадающие на спину жесткие, ржаво бурые волосы, и горящие синие глаза на загоревшем до бронзового цвета лице, но все это было мелочью от осознания КТО все-таки это был – к ней медленно приближался Кентавр, а она стояла, приоткрыв рот и не могла ничего сказать.

-Дирк, - представился он и голос у него был глубокий и резкий как звон копыт, магистр за спиной уже не улыбался, стоял напряженно стиснув челюсти, и желваки заходили под загорелой кожей, а она наконец отмерла.

- Энжи – представилась она, не замечая что сократила свое имя. А из-за спины Дирка совершенно бесшумно смешно шевеля лапками бежали двое бесенят, прижимая к груди мягкие комочки шерсти.

- А я Лия, смотри кто у нас есть, - протянула она щенка, Энжи с улыбкой разглядывала малышку Лию, в коротеньком платьице она была просто замечательной, нежная шерстка как и у сестры, покрывала ее тельце, но на лице была настолько светлой, что ее даже не было видно, а щенок в ее руках был весьма упитанным для такой малютки и девушка протянула руки, чтоб подхватить его, но из-за спины Лии из полумрака конюшни выступила тень сверкнув багровыми глазами и она вздрогнув подхватила на руки бесенка вместе со щенком и попятилась к двери, не отрывая глаз от выступившей фигуры, пара шагов назад и спиной уперлась в стоящего сзади магистра и остановилась, он же слегка притянул ее к себе, но не уходил. То, что выступило из полумрака медленно приближалось, было видно крупную фигуру похожую на собачью, с длинными тонкими ногами, тонкий хвост, вытянутая пасть с острыми зубами, подрагивающие уши и совершенно невероятные глаза с багровыми всполохами и вся она была как бы подернула дымкой, эта дымка окружала ее. И тут тихий голос над ухом прошептал

- Ты не со всеми еще познакомилась, Энжи - и легонько подтолкнул в сторону животного, в панике оглянувшись, девушка увидела его взгляд, слегка напряженный, но уверенный, кентавр вообще стоял в стороне, но было видно, что он готов сорваться в любой миг, а на руках сидела Лия, маленький бесенок, поглаживая щенка, черная масть и горящие глазки которого показывали, что он является прямым продолжение рода того, что стоит сейчас передо нею и явно готово атаковать. Медленно поставив на землю бесенка, девушка погладила щенка по мягкой шерстке и чувствуя за собой поддержку мага сделала первый шаг к устрашившему ее животному, но то что это не совсем животное она поняла в следующий миг, когда собака, мгновенно появилась перед ней, она как туман перетекла и теперь стояла в шаге от нее настороженно обнюхивая воздух. Дрожа Энжи протянула к ней руку, не прикасаясь, лишь ощущая приближение не холодного носа, который мгновение спустя ткнулся ей в руку, а огромных зубов, которые видела в ее пасти.

- Мисти, знакомься это наша гостья, - собака внимательно посмотрела на девушку и кивнула, наверное от шока Энжи просто рухнула на колени и увидела, как рванулся магистр, но увидев ее ошалелые глаза успокоился и присел рядом. – Мисти - призрачная гончая, полумифическое существо, не способное жить без магии. Мисти разумна, но общение может поддерживать лишь на уровне эмпата, она не может выражать свои мысли словами, лишь образами, – он поглаживал шею гончей. Осмелев, девушка протянула руку к Мисти, но поскольку смотрела она в это время ей в глаза, то наткнулась не на мягкую шерсть, а на руку магистра. От неожиданности девушка вздрогнула и ее руку пронзила тонкая иголка силы, но в следующий момент он накрыл ее ладошку своей, и она прикоснулась к загривку собаки. Та же сидела между ними и у девушки возникло ощущение теплой улыбки, которое исходило от Мисти, и тогда она почувствовала легкое прикосновение, как будто чужое присутствие в голове, но не слова и не образы, а лишь ощущение доброжелательного спокойствия. На ее лице застыло то самое удивленно восторженное выражение, и когда магистр посмотрел в глаза она увидела в его взгляде восхищение, затаенную гордость и что-то еще, чему она не нашла названия, но в этот момент, магистр отнял свою руку и пустота затопила ее.

- Что это было? – звуки вернулись, рядом возилась Лия играя со щенком, Бойк тащил второго в глубину конюшни, цокот копыт переступавшего с ноги на ногу кентавра раздавался сзади, а она смотрела в глаза магистру и не могла понять, что с нею произошло.

- Тебя приняла в свой круг призрачная гончая, обычно они дольше приглядываются, но тебя она приняла сразу и безоговорочно, ты ей просто понравилась – он пытался шутить, но в его шутливом голосе чувствовалось остаточное напряжение, а Мисти сидела между ними, поглядывая за играющими со щенками бесятами и излучала совершеннейшую невозмутимость.

Магистр встал, протянул руку и Энжи так же поднялась с колен отряхивая стебельки сена приставшие к подолу платья, Мисти поднялась и пошла в свой угол носом подталкивая смеющеюся Лию, чтоб отнесла на место щенка, а она встала оглядываясь и изнывая от любопытства, в конце концов не выдержала:

- Это все с кем я должна познакомиться или есть еще кто-то? – от неприкрытого любопытства, фыркнул Дирк и уже не стесняясь, спокойно повел в глубь конюшни, туда, куда ушла Мисти, там в больших стойлах стояли лошади, со смоляно-черным Мраком Энжи уже была знакома и погладив его по лбу она обернулась к соседнему стойлу, а там, там стоял Он - прядающее ушами чудо сливочно-карамельной масти. Как завороженная девушка пошла в его сторону, он был пределом мечтаний, сливочная масть без единого изъяна цвета, перекатывающиеся под лоснящейся шкурой мышцы, тонкие ноги - пританцовывающие в стойле, длинная грива - раздуваемая сквозняком, она любовалась, была заворожена, покорена с первого взгляда, а он казалось видя ее восторг красуется переступая звонкими копытами, искоса смотрит большими влажными глазами. Энжи медленно, бесшумно ступая направилась к нему, не имея возможности отвести глаз, никого прекраснее она не видела, они смотрели друг другу в глаза, и он притягивал ее как магнит, молча она подошла к его стойлу и протянула руку чтоб прикоснуться.

- Энжи, нет… - этот крик застал врасплох, она вздрогнула, но руки не убрала, лишь недоуменно повернулась к магистру, в этот момент ее с нечеловеческой силой подхватили чьи-то руки и оттащили от стойла. «Магистр стоит передо мной, а кто же держит меня?» Один разъяренный взгляд мага и ее передают ему с рук на руки, и она тут же попадает в его жесткие объятия, в этот раз он не обнимает, а просто держит, держит до хруста костей. Она оглянулась и увидела кентавра снимающего со стены плеть, в его глазах решимость и боль, и она поняла для кого сейчас начнется экзекуция. Магистр держит крепко, но это не значит, что сможет удержать, реши она вырваться, понимание, что она не может этого допустить, это сливочное чудо не заслуживает кнута и не важно что думает об этом Дерек. Резкий удар по ноге и магистр на мгновение ослабляет хватку, этого мгновения хватило вырваться и кинуться к стойлу, но не к коню, ведь наперерез уже бежит магистр, а к кентавру, который из далека примеряется кнутом ударить коня, ничего не понимая, Энжи кинулась под плеть, снизу, перехватывая ее, пока Дирк еще не успел замахнуться всерьез, кожу рвет сыромятный ремень, но она держит его крепко, в глазах кентавра сначала испуг, а потом восторг, он смотрит в глаза и опускает руку, а она отступает назад так и не выпустив плети. Между ними не проронено ни звука, и вот она медленно отступает в сторону стойла, стараясь не выпускать из вида ни одного, ни другого.

- Энжи стой, никто не собирается тебя обижать, но Зрак опасен, только Дирк может справиться с ним и то не всегда. Он смертельно опасен потому что это не совсем конь, он результат магического вмешательства в природу, если Мрак принял меня, то Зрак так и не принял никого, он всеяден и схрумкает твои пальчики как только сможет дотянуться, не подходи к нему, - голос магистра был напряжен, Энжи видела что он говорит правду, но не могла поверить, - Энжи пожалуйста – донеслось до нее, но она уже не слышала, она повернулась к коню и вновь ее накрыла волна нежности, ну не может это чудо быть чудовищем. Конь стоял настороженно, приготовившись к удару и смотрел удивительно умными ясными глазами.

- Зрак, какое красивое имя, что оно значит? Под светилом ты наверное просто искришься, как лучик, иди сюда, подойди ко мне мальчик, - и конь напряженно прядая ушами медленно подошел к перегородке стойла, боязливо косясь на мужчин. – Какой ты красивый – казалось конь понимает, услышав похвалу, он выгнул шею, принял красивую позу и замер позволяя любоваться собой. – Ты позволишь мне погладить тебя? – конь смирившись подошел к ограждению и почти прислонился к нему, чтоб ей было удобнее прикоснуться к его шее, причем морду он отвернул в сторону, чтоб никто не подумал, что он вообще-то может укусить. Шерсть Зрака была шелковистой на ощупь, он стоял, нежась под ласкающей его рукой и чувство опасности проходило, Энжи видела как медленно разжимаются кулаки магистра, как опадает плеть кентавра, а его лицо из сосредоточенного расплывается в улыбке, из руки выпадает окровавленный кнут, все-таки он порвал ей ладонь, но сейчас она не чувствует этого, ее захватывает чувство облегчения, этому красавцу больше ничего не грозит. Вот он поворачивается и горячее дыхание опаляет лицо, а он ласково тычется носом в плечо, и гладя его по голове и ей кажется или он подмигнул? Недоуменно отстранившись, она вновь посмотрела в глаза Зрака и увидела отражающегося в них стоящего сзади нее магистра, а потом ощутила его руки на своих плечах. В этот раз она не рвалась, пообещав сливочному чуду прийти еще и взяв слово с Дирка не обижать его, девушка поддалась сильным рукам, которые вывели ее из конюшни. Энжи была в восторженном состоянии, готова лететь и петь, раненая ладонь слегка причиняла беспокойство, но даже она не могла опустить на землю, Зрак – чудо из чудес, она любила лошадей, была хорошей наездницей, но такого коня видела впервые, на королевской конюшне было много коней, самых лучших коней, но Зрак ни шел ни в какое сравнение… Она не замечала бледности магистра, его поджатых губ, не замечала ничего погруженная в свою эйфорию, но вот двери дома за ними закрылись, магистр взял ее за руку и повел в святая святых - свою лабораторию, там так же молча промыл раненую ладошку и только после этого сорвался на крик.

- Энжи, ты что творишь? Ты хоть понимаешь чем рискуешь? Зрак не конь в обычном понимании, он магическое создание, не один год мы с Дирком его пытались приручить и никакого результата, он дик, хитер и опасен. В конюшне теперь даже мыши не живут, всех съел, а ты к нему руки тянешь, ты понимаешь, что можешь без этих рук остаться.

Наверное магистр не ждал ответа, но у нее он был:

- Если приручать коня кнутом, то не удивительно что он кусается – говорила она тихо, каждое слово падало звеня в тишину комнаты.

- Дирк впервые взял кнут, мы испугались за тебя – ей показалось или он оправдывается? – и опять в крик, - какого демона ты полезла к нему? – теперь его голос звучал устало – да Зрак очень красив, но должно же быть какое-то чувство самосохранения.

- Пойми, я хорошо лажу с лошадьми, он не причинит мне вреда, я это вижу…

- А я вижу, что ты не подойдешь к нему больше – его тон был холоден и видно, что для себя он уже все решил.

- Так не справедливо – она обиделась, это было жестоко. Пораненная ладошка стала саднить и она автоматически прошептала заклинание исцеления и молча смотрела, как рубцуется ранка и затягивается новой кожицей, сегодня она еще будет красной, но завтра-послезавтра от нее не останется и следа. Магистр подозрительно молчал, и закончив с исцеляющим заклинанием девушка подняла на него недоумевающие глаза. «И он еще сердится, тут мне сердится надо, такое чудо додуматься бить, надо быть зверем, или наоборот как надо испугаться, чтоб поднять руку на такое чудо?» Эта мысль заставила ее задуматься, странная черта характера пытаться смотреть на вещи с разных сторон с детства выбивала из колеи, она не могла видеть белое и черное, всегда видя полосатую картинку и частенько в серых тонах. Подняв глаза на черного мага она опять внимательно вгляделась в его лицо, глаза горевшие зеленым огнем постепенно приходили в норму, лицо начало расслабляться, руки уже не сжимались в кулаки.

- Прости, что напугала вас, но на будущее, предупреждай пожалуйста и тогда мы избежим подобных сцен, и не лишай меня общества Зрака, поверь он не причинит мне вреда и, да обещаю быть осторожной… - виноватые глазки у нее получались с детства просто прекрасно, и хотя пользовалась она этой уловкой очень редко, но даже на отца, который знал ее ужимки наизусть она действовала безотказно, сейчас девушка проверяла ее действие на магистре и с легким удовлетворением поняла, что он от отца ничем не отличается.

- Пошли – магистр вышел из лаборатории и направился на второй этаж, Энжи недоуменно потопала следом. Привел он ее в библиотеку, там - в центре стола высилась огромная стопка книг, теперь была ее очередь недоуменно взглянуть на мага. А он, усевшись на стул верхом, взял одну из верхних книг и начал ее листать. Молча, она примостилась напротив. Среди приготовленных книг, были и те, что она штудировала последние дни, но было и много других, до которых ее руки еще не дошли, или которые она отложила, поскольку уровень ее знаний не соответствовал их содержанию. А магистр тем временем испытывал терпение что-то выискивая в книге и не поднимая глаз, в конце концов он отбросил ее в сторону и испытывающее посмотрел на девушку.

- Энжи, может я делаю неправильно и вопреки воле твоего отца, но Мара настаивает, и я сам вижу что тебе пора учится, уровень твоего магического дара, довольно высок и зарывать его в землю было бы не правильно, вчера я подготовил материал для изучения. А сейчас я хочу понять уровень твоих знаний, чтоб определиться с чего нам стоит начать. Если конечно ты не против.

А она, слушая его, готова была запищать и задушить его в объятиях, «наконец-то я буду учиться», ей хотелось как ребенку запрыгать на одной ножке или станцевать джигу, останавливало, что танцевать народный танец она не умела, а скакать на одной ножке простительно девочкам лет пяти, а ей уже семнадцать. Едва сдерживая рвущийся восторженный писк она отдышалась и кивнула головой, на длинные фразы она сейчас была не способна. Она так хотела учиться, и теперь эта возможность у нее есть и пусть ее Мастером будет не седобородый магистр жизни в академии, но быть ученицей верховного магистра Смерти может быть даже более почетно.

-Ну что ж, тогда давай начнем…

Она попыталась сосредоточится и это получилось, правда не с первой попытки, вопросы сыпались градом, на что-то она отвечала, что-то было новым, а чего-то она откровенно не знала, до самого обеда они вместе перерывали книги докапываясь до истоков того или иного заклинания, пока учили самые простые, тем более, что магистру приходилось учить ее и заодно учиться самому, так как магия жизни для него тоже не родная стихия, пару раз появлялась Мара, но не желая мешать лишь лукаво улыбалась и исчезала.

***

 Утро выдалось хлопотное, Центриус вопреки ожиданиям не очнулся и пришлось проводить повторную операцию вливания энергии, Рэндом пожертвовал очередной артефакт-накопитель и пришлось повторить вчерашний опыт. Несколько часов сидел Корвинус перекачивая тонкие потоки энергий и пытался вспомнить действительно ли напортачил с коконом Дерек-Марилика или просто память решила сыграть дурную шутку, но вспомнить и определиться окончательно ни в ту, ни в иную сторону он не мог, поэтому и просидел вчера лишний час над письмом черному магу, предупреждая его о возможной проблеме, Дерек мальчик умный поостережется. Рэндом опять уснул, видимо вчера так и не пошел спать, а просидел ночь над мерно светящимся стабилом дочери, тщетно пытаясь угадать ее местонахождение. Старому магу даже стало несколько стыдно скрывать это от него, но безопасность девочки, должна быть на первом месте.

Резкий вздох со стороны кровати, заставил его подняться с кресла, Центриус начал приходить в себя, он дышал резко, как будто долго пробыл под водой и сейчас никак не может надышаться через горящие от нехватки кислорода легкие. Маг аккуратно стал снимать кокон, расплетая энергетические потоки, король тоже открыл глаза и внимательно смотрел на придворного мага, едва сдерживаясь, чтоб не начать трясти его как тряпичную куклу, вытрясая нужную информацию. Центриус медленно приходил в себя, в его памяти последней осталась картинка взрыва, и мозг никак не мог сопоставить комнату и главное присутствие в ней старого учителя с разгромленной лабораторией, переводя взгляд с Корвинуса на короля и обратно, он задавал немой вопрос, еще не сумев озвучить его вслух. Попытавшись сесть, он от бессилия повалился назад на подушки и обиженным взглядом ничего не понимающего ребенка опять обвел присутствующих.

- Что случилось? Учитель, откуда вы взялись? – его голос был слаб.

- Ваше величество, прикажите принести нашему больному обед, что-то вроде легкого бульона, будем вновь приучать ссохшийся желудок к пище – улыбнулся маг. Король лишь прорычал в сторону двери

- Вэрд, - и вчерашний парнишка появился в дверях, сегодня магистр смог рассмотреть его внимательней, он был ненамного старше самой принцессы, высокий, широкоплечий, с гривой не чесанных светло-каштановых волос и внимательными карими глазами – бегом на кухню, нужен легкий бульон для магистра Центриуса, и что-то посытнее для нас, обедать будем здесь.

Как ни снедало короля тревожное любопытство, он не стал давить на едва оправившегося мага, ждал, когда он хоть чуточку отойдет и сможет связно рассказать, что же все-таки произошло. Обед подали мгновенно, слуги накрыли переносной стол, поставили кушанья и ретировались, лишь Вэрд молча примостился у двери подпирая косяк уже с этой стороны, но король просто не обратил на него ни малейшего внимания, он сидел и ждал когда Центриус немного утолит голод.

Когда больной отложил ложку, Рэндом не выдержал:

- Центриус расскажите что у вас там случилось? Где Марилика? – терпением он и в юности не отличался, а сейчас был взвинчен до предела, поэтому его вопрос был более похож на рычание дикого зверя.

- Что значит, где Марилика? Она пропала? – Центриус же наоборот всегда умел вычленить главное, может это было цинично, но сейчас старый маг сравнивал этих двух своих учеников, Центриус был истинным магом - худой, почти тщедушный, с хорошими способностями и цепким умом, Рэндом же наоборот был более воином, физически сильный, рослый с сильным потенциалом мага, но не развитым до конца, поскольку прикладываемых им усилий всегда было маловато. В Академии они оба любили одну и ту же девушку, сейчас после смерти Элирии, им осталась ее дочь и не важно, что для одного она была родной дочерью, а для другого лишь ученицей - Марилика была дорога обоим.

Центриус попытался встать с кровати, но сил еще было маловато и он опять рухнул на подушки.

- Расскажите мне все, - прохрипел он.

Корвинус уже слышал эту историю из уст Марилики, сейчас же просто наблюдал, выхватывая технические подробности, которые пропустила девушка, оба мужчины пытались выяснить у друг друга подробности происшествия, но информации все равно было очень мало.

- Значит вы обнаружили след портала, причем направления и конечной точки выхода так и не нашли, - уточнял Центриус, его разочарованный вздох и удар по кровати кулаком застали старого мага врасплох.

- Понимаете, на принцессе стояла защита, я ее поставил сразу, как только появился в замке, она должна была реагировать на любую угрозу, резкий страх, нападение, удар, свободное падение, словом на все. При наложении заклинания я использовал формулировку перенести в безопасность, причем привязка стояла на меня, несколько раз защита срабатывала, однажды, когда она упала с лошади на всем скаку, резкий испуг и падение спровоцировали срабатывание заклинания защиты и она перенеслась прямо мне под ноги. Но в данной ситуации, когда я сам не был в безопасности заклинание видимо сработало от противного, если я не в безопасности, значит надо перенести в безопасное место, а вот куда именно я сейчас сообразить и не могу, тем более, что вы говорите, что знакомые ей места уже проверены. – Центриус задумался, магистр увидел что-то вроде догадки, что промелькнула у него на лице, но тот тут же спрятал эту эмоцию, и король ничего не заметил. – Поисковики можете отозвать, вы ведь знаете что ее аура накрыта защитным колпаком и ни один поисковик под ним ее не увидит, можно было бы предположить, что магическим ударом, который ее тоже настиг защиту пробьет, но если за столько дней она не объявилась, а стабил равномерно светит, значит это заклинание сейчас действует и поисковики здесь бесполезны. – он еще некоторое время рассказывал какая защита на девочке, какие способы ее нейтрализовать и насколько невозможно ее обнаружить. Расстроенный король немного послушав лекцию о защитных заклинаниях развернулся и ушел и только тогда, убедившись, что они одни Центриус сменил тон.

- Учитель, думаю вы уже поняли что принцесса должна была попасть в безопасное место, само плетение этого заклинания подразумевает то, что как только ей грозит опасность она переносится ко мне, если мне грозит опасность, она переносится к кому-то другому, с кем она будет в безопасности, но вот теперь возникает вопрос, с кем она может быть в безопасности? Если она не перенеслась к своему отцу, значит, там опасно, следовательно, это не замок и не прилегающие территории, обеспечить безопасность может сильный маг, но он должен знать с кем имеет дело, иначе он не поймет и не поверит, ведь на ней еще и заклинание невнимания, она пройдет по улице и на нее никто не обратит внимания, вот и наклевывается вопрос, кто из магов знает Марилику? Кто сможет защитить? А теперь второй вопрос, насколько я знаю вы не знакомы с принцессой, но ваше появление здесь наводит меня на мысль, возможно мое подсознание дало заклинанию толчок в вашу сторону, ведь вам я доверяю, а еще вы смогли быстро разобраться с моей защитой, как будто уже встречали такой тип, как будто недавно снимали нечто подобное и сейчас лишь повторили. Так какое из двух предположений верное? – Центриус ждал ответа ничуть не спокойнее, чем ждал его король несколькими минутами ранее, и если бы Рэндом был чуть проницательнее, он задал бы похожие вопросы. Внимательно посмотрев на бывшего ученика Корвинус ответил:

- Если бы ты вспомнил, кто именно учил тебя основам подобного плетения, то не задал бы вопрос о возможности снятия подобных заклинаний, это раз. Я действительно не знаю где именно сейчас принцесса – это два. Но в одном ты был прав я не просто так сюда приехал. Девушка действительно свалилась под ноги сильному магу, но справиться с твоей защитой он не смог, побоялся навредить, и пришел ко мне, свое плетение я узнал, и помнил еще, что освоили его только трое, причем двое из них уже мертвы, оставался только ты. Малышка так же была в стазисе, мы вытащили ее оттуда и маг забрал ее с собой, где именно он сейчас я не знаю, но имею возможность написать письмо, которое попадет прямо в руки. Магу я доверяю, сил защитить у него хватит, вот и все что я могу сказать. – он замолчал, наблюдая за реакцией Центриуса, в какой-то момент он напрягся, потом видимо подумал и расслабился окончательно приняв решение.

- Да, магистр, думаю вы поступили верно, имени мага не спрашиваю, сейчас мне не надо его знать, Рэндому не сказали тоже правильно, у его за несколько лет убивают жену, потом дочь, надо дать девочке спокойное безопасное убежище, а самим попробовать разобраться во всей этой головоломке, не верю я что это случайность. Элирия что-то знала, она вызвала меня сюда, она не хотела писать письмом, но просила поторопиться. Рэндом был против моего приезда, но ее смерть подкосила его, и он оставил меня в качестве придворного мага, но вменил мне в работу только защиту, и пусть я один из сильнейших магов специализирующихся на защитных заклинаниях, но остальные знания у меня никто не отбирал, я мог бы учить девочку, но король категорично отказывался, а потом эта его скоропалительная женитьба… не чисто здесь что-то, не знаю что именно, но не чисто, - Центриус обессилено откинулся на подушки, видно было что он устал, ведь еще несколько часов назад он был без сознания, а теперь такая куча информации свалилась и еще не восстановленное здоровье отчаянно сопротивлялось мыслительному процессу.

- Постарайся немного отдохнуть, я зайду к тебе чуть попозже, - вставая с кресла старый маг понял насколько сильно устал, сегодня амулет накопитель отдал немало энергии, но видимо своих сил со вчерашнего дня совсем не осталось, и теперь он кряхтя направился к двери. Одно хорошо, короля уговорили отозвать все поисковые заклинания, Дереку не надо будет прикрывать ее ауру каждый раз, когда они выйдут за пределы защитного заклинания, точнее если они выйдут, думаю черный маг достаточно осторожен, чтоб не рисковать и не покидать территорию замка без серьезной на то причины. Но предупредить стоит, чтоб не расходовал силы зря.

***

Вот уже несколько дней прошло с тех пор как Дерек стал учить Энжи магическим дисциплинам, не переставая удивляться ее усидчивости и упорству, целыми днями она готова просиживать над книгами, король был не прав отказывая девочке в возможности учиться, она просто прирожденный маг. И когда у него уже не оставалось терпения, она все еще сидит, заучивая заклинания, разбираясь в плетениях или просто читая, подводя теоретическую основу под уже имеющиеся практические навыки. Вот опять она сидит, смешно прикусив нижнюю губу и пытается самостоятельно разобраться в довольно сложном заклинании, магистр видит, что чего-то недопонимает, но упрямо перечитывает один и тот же абзац, нервно прикусывая губу все сильнее, она даже не обратила внимания когда он встал и тихонько подошел сзади заглядывая ей через плечо чтоб разобраться, над чем же таким сложным она так старательно корпит. Но отвлекся на закушенную губу, еще немного и она прокусит ее до крови, тихонько протянул руку и едва касаясь отнял губу у вцепившихся в нее зубов, прикосновение легкое как крыло бабочки, но его палец пронзает как током и он уже жалея о нем резко отдергивает руку, но напарывается на внимательный, слегка удивленный взгляд. Маг едва сдержал вздох облегчения и ничего не говоря отнял у нее книгу и протянул руку, так же молча она вложила в нее свою ладошку и боль внутри вновь понимает голову, но сейчас он уже готов, усилием воли заставил ее спрятаться и отгородил внутренним барьером ему еще предстоит с ней разобраться, но не сейчас.

- Это еще сложно для тебя, и думаю боевые пульсары не самый необходимый вид знаний для воспитанной принцессы – попытался пошутить он, этот вид магии надо изучать через пару лет, научившись основам, но она почему-то вновь и вновь возвращается к этой книге по боевым магическим искусствам и пытается освоить хоть что-то.

- Иногда, мастер, - с момента начала обучения она стала звать его именно так, - это именно то что необходимо, как раз для навязчивых гостей, пара пульсаров и к воспитанной принцессе никто не подходит, не испытывает ее нервы и качество воспитания – тон которым это было произнесено не оставлял сомнений, что испытателей нервов ей попадалось немало и боевой пульсар - самое малое на что она готова при следующей попытке общения с такими личностями.

- Да, видимо придется тебя поднатаскать и в боевой магии - рассмеялся он, - а то совсем засиделись.

- А если засиделись, то давай сходим к Дирку –ее невинное личико не обмануло мага, он знал куда она рвется, но всеми силами держал ее подальше от конюшни, но в этот раз они уже вышли на улицу и она тянула его за руку в направлении конюшни. Маг остановился, удерживая ее:

- Хорошо, мы проведаем Дирка и всех остальных, но к Зраку ты не подходишь, - ее плечи опустились, она обреченно вздохнула и нехотя кивнула. С того памятного посещения конюшни она больше не была здесь ни разу, малышей Мисти бесенята приносили ей поиграть, но Зрак оставался под запретом и сейчас она рвалась к нему, а у магистра на душе кошки скребли от беспокойства.

Дирк встретил радушно, занявшись обучением принцессы маг забросил выгул коня и кентавру самому последние дни приходилось гонять и Мрака и Зрака, хотя раньше маг занимался своим конем сам. Навстречу выскочили щенки, вызвав приступ заслуженной гордости, раньше призрачные гончие были у каждого уважающего себя черного мага, особенно у боевого мага, ведь призрачная гончая чует нежить издалека и ведет за ней охотника. Они не сбиваются со следа, их нельзя обмануть, если призрачная гончая взяла след, то спасти нежить может только одно, что он окажется сильнее или крупнее собаки и сможет ее уничтожить до тех пор, пока не появится сам охотник. Сокращение числа черных магов привело к тому, что призрачные гончие почти исчезли и обнаружив одичавшую гончую в лесу несколько лет назад Дерек не смог пройти мимо, несколько месяцев он прожил в лесах пытаясь приручить ее, приучить к себе, пока наконец не смог прикоснуться к ней, вот тогда магическое существо ощутило всю заботу и внимание, радость от встречи с ней и она осталась с ним, а теперь у нее родились малыши и значит род призрачных гончих не прервется. Мисти тоже вышла навстречу, и как всегда маг залюбовался ею, поджарая, тонконогая, с дымчатым шлейфом вокруг тела, она смотрела багровыми глазами, Энжи уже не боялась ее и присев обняла за шею, теперь сидя на корточках она была одного роста с самой Мисти, чем та и воспользовалась, лизнув девушку прямо в нос, чем рассмешила всех. Поздоровавшись Энжи направилась вглубь конюшни, сказала пару слов Мраку, погладила его по носу и развернувшись замерла перед Зраком. Помня о своем обещании она не подходила близко, но это давалось ей нелегко, конь просто притягивал ее и сама не замечая она медленно приближалась к его стойлу.

- Энжи – окликнул маг предупреждая, она повернулась и на ее лице была мучительная просьба. Спиной он ощутил появление Смерти, Мара проявилась рядом.

- Мара, ну хоть ты сажи ему, ведь Зрак это чудо, он не обидит меня, а он… - девушка обижено глянула на мага, - он не пускает меня.

- Энжи, ну будь же благоразумна, он опасен, я сам не смог с ним справиться, не смей подходить к нему – девушка остановилась и сверлила взглядом богиню, ожидая от нее разрешения спора.

- Вы оба правы, Зрак действительно опасен, къяры вообще опасные существа, но если къяр признает ее, тебе Дерек не придется опасаться за нее, они очень умны, верны и главное они чувствуют своего хозяина, никогда не сбросит, в каком бы ни был состоянии седок.

- Но почему тогда он меня не слушается? – возмущению Дерека не было предела.

- Ты не озаботился узнать их повадки, у къяра может быть только один хозяин, но и у хозяина может быть только один къяр, приручить его не просто, но если он позволит оседлать себя, то значит он признал седока хозяином и тогда он никогда его не обидит.

- Вот видишь, видишь – Энжи сорвалась с места и кинулась к загону, Дерек просто не успевал ее перехватить, рядом с конем она была такой маленькой и хрупкой, сердце перестало биться, она была рядом, подошла ближе уже не спеша, вот Зрак наклоняет к ней голову, «как бы ни был красив этот конь – напряженно дума Дерек глядя на них, - я убью его если он хотя бы тронет ее, навредит ей», легкая рука легла на плечо останавливая, горячечная пелена спала с глаз. Зрак стоял спокойно, а Энжи гладила его по сливочной морде, обнимала за шею и вот он опустился на землю, как бы приглашая ее сесть, и она села, без седла, без узды, придерживаясь лишь за шею и длинную гриву, а Зрак шагнул в открытую дверь загона. Еще не понимая, что делает магистр заступил ему дорогу и тут конь так свысока, снисходительно посмотрел на него, что он понял, ее он не сбросит и отступил, а Зрак спокойным шагом пошел к выходу. Энжи сидела как влитая, не зря она говорила, что хорошая наездница, даже без седла она держалась очень уверенно, но когда Зрак вышел на улицу он сорвался в галоп, сразу. Ругнувшись, магистр распахнул загон Мрака и взлетев ему на спину послал коня вдогонку. Вылетев на поляну он увидел несущегося вперед Зрака, Энжи на нем сидела крепко, что его обрадовало, но догонять коня не прекратил. Так они и неслись две молнии по полю, одна цвета сливочной карамели с девушкой на спине, вторая иссиня черная с одетым во все черное магистром. Он был зол, «все-таки она меня провела и если даже все кончится хорошо, ее точно отшлепаю». Зрак стал сбавлять ход и потихонечку остановился, поджидая магистра с Мраком. Он смотрел на девушку и все мрачные мысли уходили прочь, она была прекрасна, растрепавшиеся во время бешеной скачки волосы спадали прядями на раскрасневшееся лицо, янтарные глаза светились счастьем, она беспрерывно гладила коня. Дерек остановился, спрыгнул с коня и решительно протянул руки, она нехотя отпустила шею Зрака и скользнула в его объятия, но отпустить ее было выше его сил, он с силой прижал ее к себе, ощутил ее тело рядом и прошептал прямо в ухо притихшей девушки: «Еще раз так поступишь, не посмотрю что ты уже взрослая, отшлепаю» - злость куда-то пропала осталось только ощущение девичьего тела в руках и шею щекотал ее легкий, с трудом сдерживаемый смех. С сожалением отпустив Энжи, но все еще держа ее за руку, он подошел к коню:

- Добился своего, теперь у тебя есть хозяйка, если с ней по твоей вине что-нибудь случится, испепелю – устрашающий рык получился что надо, но Зрака его тирада по-видимому не смутила, он вновь кинул на мага снисходительный взгляд и ткнулся носом в плечо Энжи, за спиной всхрапнул Мрак и магистр понял всю бессмысленность своих речей, этот не допустит чтоб с ней что-то случилось.

- Энжи, теперь у тебя прибавляется обязанностей, Зрак теперь твой и придется тебе выезжать его, он и так долго был один – как на него налетела белокурая молния он не успел заметить, но через секунду она с визгом повисла у него на шее. А он стоял глупо улыбаясь, приобнимая ее за талию и выслушивал слова благодарности, смешанные с детским щенячьим восторгом. Стоял и думал, что скоро может через неделю, может через месяц она вернётся в свой дом, туда - где ее ждет отец, штат прислуги, веселая и не очень дворцовая жизнь, а он останется здесь один, навсегда и никогда не сможет забыть эту смеющуюся девушку с янтарными глазами и в груди образовалась пустота, неожиданно, выжигая все изнутри. Дерек подхватил опешившую девушку и посадил ее на коня, а сам вскочив на своего, рванул по полю. Бешеная скачка слегка отрезвила и к конюшне он подъехал уже почти спокойным.

***

 «Это невыносимо.» - Дерек в который раз взъерошил волосы и впился взглядом в усердно штудирующую книги девушку, что сидела в кресле напротив. Ее голова, склоненная над большим фолиантом «Основ магии», раз за разом притягивала взгляд магистра. В закатном свете светила заглядывающего в окно библиотеки, ее волосы не просто слегка золотились как обычно, а струились жидким золотом и Дерек едва сдерживал себя, чтоб не забыться и не прикоснуться к этим прядям. Он понял, что уже в третий раз читает один и тот же абзац, но совершенно не может вникнуть в смысл написанного, а его глаза вновь и вновь кажется помимо его воли поднимаются от страниц на сидящую напротив девушку. «И какого демона я послушал Мару и решил обучать ее, - бушевало его внутреннее я, - невозможно сосредоточиться.» 

В этот момент Энжи подняла взгляд на магистра и отшатнулась, в его потемневших глазах ей почудилась ярость, глаза цвета лорийского изумруда так и пылали мрачным зеленыи огнем. Принцесса быстро опустила глаза недоумевая чем же он так рассержен, но тихий вечер в библиотеке никак не должен был спровоцировать его злость. Дочитав главу девушка, пожелав спокойной ночи, сбежала к себе откровенно недоумевая почему вдруг у магистра так резко испортилось настроение.

А Дерек метался по комнате как зверь в клетке, присутствие принцессы выбивало его и колеи, всегда собранный и спокойный, последнее время он чувствовал себя натянутой тетивой и не был уверен, что стрела его раздражения не сорвется в любой момент. Энжи его и притягивала и отталкивала одновременно, ее хрупкая фигурка, струящиеся волосы, мягкий лучистый взгляд манили мага, иногда он заставлял себя нервно сцеплять пальцы, чтоб лишний раз не прикоснуться к ней, не провести ладонью по шелковистым прядям, но стальной стержень скрывающийся внутри девушки, ее внимательные глаза и вот он уже устыдился своего порыва… «Мне просто нужна женщина, - решил он, пытаясь вспомнить когда же он в последний раз навещал Марту.»

 Марта Тирельд – вдова купца, владелица небольшого магазинчика тканей, что стоял в предместьях Ольмака, вела веселый и легкий образ жизни, после смерти мужа, что был намного старше ее, она взяла дело в свои руки. Старую лавку, где годами корпел над тканями ее супруг она преобразила в маленький салон, куда не гнушались зайти и самые взыскательные клиенты, мягкие диванчики и множество цветных драпировок сделало то, чего годами добивался покойный Освальд Тирельд, о его лавке знали все от рыночных торговок до благородных леди, здесь каждую знали в лицо и выбирая ткани, а дело это не быстрое, вдова угощала гостей своего магазина чаем и что еще немаловажно держала при магазине модистку, что всегда могла помочь и с выбором и с фасоном, таким образом типично женский подход помог ей не только не потерять свой маленький барыш, а и стабильно преувеличивать его. А вечерами веселая вдова предавалась иным удовольствиям, долгие годы будучи женой старика ее женская суть томилась в бездействии, а после смерти мужа Марта ринулась во все тяжкие несколько любовников вполне удовлетворяли ее жаждущую любви душу и ласки тело. Ее характер позволял ей легко и без потерь лавировать между несколькими мужчинами, причем каждый знал, что он не единственный, но легкий нрав, беспечность и та свобода, которую они ощущали рядом с ней заставляли мириться с этим неудобством и не требовать от нее ничего больше, ведь к браку она не стремилась живя в собственное удовольствие.

Дерек не раз захаживал к вдовушке, для этих целей у него даже был предусмотрен отдельный морок, там он был купеческим приказчиком, что позволяло объяснить частые отлучки, впрочем Марта почти никогда не интересовалась куда и зачем он ездит, радовалась жизни и щедро делилась жизнелюбием со своим мрачным поклонником.

Спустя час купеческий приказчик уже стоял в тихом переулке у дверей ее дома, сегодня гостей у нее не было, Дерек не рвался встречаться с ее друзьями, тем более неспешные речи купцов его интересовали мало. Хозяйка встретила его как всегда приветливо

- Низам, ты редкий гость в наших краях, - улыбаясь щебетала она разливая свежий отвар, что только что принесла разбуженная хозяйкой заспанная служанка

- Ты же знаешь, - хриплым басом вторил ей маг, - что я в ваших краях бываю редко. Не смог не навестить тебя и в этот раз

Марте не требовались пояснения, иногда она напоминала Дереку бабочку, этакого легкокрылого мотылька, что не задумываясь летает от цветка к цветку, но сейчас болтая ни о чем он недоуменно оглядывался вокруг «и что я здесь делаю?». Многочисленные ткани драпирующие гостиную, или как Марта ее называла залу, колыхались создавая ощущение нереальности и в то же время затхлости прикрывая сыреющие стены, и так же колыхался в вульгарном розовом пеньюаре пышный бюст купчихи, ее тело все еще сохранило формы своей юности и приятные округлости, но почему то именно сейчас Дереку стало неприятно прикасаться к этой женщине, чей добрый нрав и легкий характер не раз спасали мага от скуки.

Марта увлекла его на стоявший здесь же диванчик и теплой ладошкой погладила по щеке, как бы случайно прикоснувшись бедром, но Дерек лишь вздрогнул от неожиданности, его рваные движенья не ускользнули от спокойного взгляда вдовы.

­- Прости Марта, но я сегодня ненадолго, - вдруг неожиданно для самого себя выдал он. Продолжения не хотелось, в голове ржавым гвоздем засела мысль, что вот он здесь развлекается, а дома малышка мучается от кошмаров и от этой мысли стало уж совсем не по себе.

А Марта тем временем внимательно смотрела на мятущегося поклонника

- Влюбился? – рассмеялась она. На что маг лишь недоуменно пожал плечами

- Ты о чем? – удивился вопросу он. А Марта только улыбалась, глядя на недоуменное лицо.

- Низам, я женщина, - рассмеялась она, - и поверь я это вижу… Уходи Низам, сейчас тебе ни к чему мое общество… - и Марта улыбаясь повела его к выходу временами подталкивая и уже на пороге слегка приобняв она выдохнула ему в ухо – будь счастлив Низам.

Оказавшись в темной подворотне Дерек с раздражением развеял личину, «ну и что это было?», язвительно хихикнул внутренний голос, но маг даже самому себе не хотел ничего объяснять, наверное потому, что и сам не знал почему так поступил, да и Марта сегодня не показалась ему настолько желанной, руки помнили тонкое девичье тело и не желали подмены. Уверенной походкой он шел по самым злачным улочкам пригорода буквально желая напороться на лихих людей коих много в подворотнях Ольмака, тем более в безлунную ночь, хотелось рвать и метать и хорошая схватка помогла бы успокоить мятущуюся душу и снять напряжение с тела, но даже возле злачных трактиров Речного порта ни один пьянчуга не перешел дорогу взбешенному магистру, правда причины такого своего состояния Дерек не находил.

***

За окном бушевала гроза. Задернув тяжелые портьеры, маг оглянулся на девушку, она задумчиво сидела на пушистом ковре придвинувшись к камину, отблески пламени плясали у нее в волосах и казалось, что они сплетаются с огненными языками и танцуют одним им известный танец.

- Расскажи что-нибудь – попросила она. – Раз уж мы заперты непогодой – ее голос обычно звонкий прозвучал непривычно глухо и тихо.

- О чем бы?

- Расскажи о древних магистрах…

- Боюсь этой ненастной ночи будет мало, чтоб рассказать о Магистрах Смерти, - тихо рассмеялся он. – О ком бы ты хотела узнать?

- Я не знаю… - пожала плечами девушка, - может о Рианоре, или о начале времен? Что-то говорит мне, что взгляды магистров смерти и то, что мне рассказывал мой учитель существенно различаются, - улыбнулась она.

- Ну что ж давай я расскажу тебе в общих чертах, а что тебя заинтересует спрашивай или сможешь почитать в библиотеке, вот где раздолье твоему любопытству – ответил на улыбку маг. Удобно устроившись в любимом кресле, он задумался с чего бы начать, впрочем начинать всегда надо с начала.

- Наш мир один из многих миров, не все они обитаемы, не все из тех, которые обитаемы пригодны для нас. Каждый мир имеет свою собственную магическую составляющую, некую искру, магический потенциал. Бывают миры, где почти нет магии, там живут люди и нет места чуду, бывают такие, где магический уровень очень высок и там оживают наши мечты, там живут сказки.

Слушать рассказ Дерека было странно, я давно не читала трудов магов, и теперь поняла, что зря… Прерывать его рассказ не стала, в чем-то он действительно был прав, но то, что именно их мир был создан как сказка, как мечта юной демиургессы из истории магов уже ушло, тысячелетия не прошли даром унося из памяти истоки знаний, оставляя наносы домыслов.

Итак, я отвлекся. Миры пересекаются в некоторых точках, плоскостях соприкосновения, конечно не материально. Между ними миллионы лиг, но в магической плоскостях, и если знать где и когда, то путешествие между мирами замечательное приключение. Есть конечно свои сложности, есть закрытые миры, есть просто опасные, но это уже другой вопрос. Изначально миры пусты, я не знаю создают Демиурги миры сами, или просто экспериментируют с уже существующими, ведь миров великое множество, не суть важно. Вернемся к нашему миру. Наш мир посетили Демиурги довольно давно, они населили его животными, растениями и в итоге разумными созданиями. Они создали всех с магическими способностями, и молодое поколение магов жило рядом с Демиургами, которые не спешили покидать наш, - тогда еще молодой мир с молодыми созданиями способными жить веками. На тот момент маги еще не озадачились летоисчислением, поэтому когда точно это было, сколько тысячелетий прошло мы сейчас не знаем.

Я могла бы до года посчитать историю этого мира, но не вижу смысла….

Древнейшие рукописи тех времен почти не сохранились, хотя в большой библиотеке под сохранными заклинаниями еще лежат десятки свитков начала времен, о силе магов говорит и то, что заклятия применяемые ими не потеряли свою силу, точнее у нас просто не хватает энергии, чтоб их применять, я выучил одно из древних заклинаний, но попытка применить его ничего не принесла, я пытался расставить акценты на выброс силы в разном порядке, ведь оно совсем маленькое, простое, но оно не действует, значит моей силы здесь не достаточно, а я обладаю остаточной силой всех магов Смерти, следовательно первые маги были невероятно, безудержно сильны, если хочешь, завтра покажу тебе первые свитки.- дождавшись восторженного кивка маг продолжил. - Шли века, молодые маги жили, плодились, учились, демиурги помогали им знаниями. Мощь первых магов была огромной, они могли воздвигнуть горы, повернуть реки вспять, иногда это делалось без учета интересов других магов, что уж говорить, о том, что животных просто сметало с лица земли некоторыми их преобразованиями. Сама можешь убедиться выйдя завтра за порог, из лесной полянки вырастает огромная скала, к которой прилепился наш замок, а сама поляна перед ним, вот уже несколько тысячелетий так и не зарастает лесом, ни одно дерево там не принимается. 

Вместе с мощью магов росла и их спесь, из душ многих магов ушло стремление к созиданию, они начали создавать накопители энергии, не для великих экспериментов, а для войн и устрашения других, а демиурги стали разочаровываться в своих созданиях. Потихоньку маги стали вырождаться и зачастую у них стали рождаться дети без магических способностей, некоторые особо озлобленные стали уничтожать детей не магов и тут Демиурги не выдержали такой жестокости и ушли, оставив нас вариться в собственном соку. Ушли, наверное, навсегда.

Но перед этим они решили, что данные магам силы чересчур велики для таких созданий, и они разбили магию на две части, разделили знания и способности магов на две половины, магию Жизни и магию Смерти и создали нам богинь - сестер-близнецов Жизнь и Смерть, Лариэль и Мариэль, наделенных частичкой энергии демиургов. Сестры не люди и не маги, это самопроизвольно формирующаяся энергия что ли, точно знают лишь Демиурги. В других мирах бывают целые пантеоны богов, один отвечает за то, второй за это. Бог грозы, бог огня, бог скота, бог моря, бог дождя или радуги. Нам, наверное, повезло, мы получили только богинь рождения и смерти, остальные моменты нашей жизни лежат вне деятельности богов, хотя иногда они вмешиваются и помогают, но это бывает, все реже и реже. Как раз сестры-близнецы и дали нам Закон Жизни и Закон Смерти, по которому мы и живем по сию пору.

Закон Жизни прост - не отбери жизнь. Сила магов Жизни направлена на сохранение Жизни как таковой, лечение, травоведение, поддержание чистоты самой земли и человеческих помыслов.

- Да уж, с помыслами промашечка вышла – рассмеялась девушка. - А что с магией Смерти?

- В ведении богини Смерти сама смерть - с одной стороны проводить умирающего на ту сторону, а с другой не дать уйти ранее срока. Черные маги почти совсем не умеют лечить, но если мы чувствуем что еще рано, можем попросить Смерть подождать, правда она в ответ может попросить что-то у нас, а поскольку все материальное ее не интересует, страшно представить что она может попросить. Все это регламентируется законом.

- Ты тогда попросил мою жизнь? – тихо поинтересовалась она.

Отвечать на этот вопрос было выше его сил, сказать, что до сих пор не знает что именно попросит Смерть за ее возвращение, но главное он твердо знал, что сделал это не зря, поэтому он промолчал.

- И вторая, наверное самая основная задача, за что и прозвана магия Черной, мы делаем «черную» работу, мы стоим щитом между миром живых и миром потусторонним, мало какой маг жизни может упокоить упыря, развеять призрак, приструнить мавок, мы боевые маги, но поле боя у нас между людьми, магами и всякой нечистью. Дерек надолго задумался, но девушка зачарованная его голосом и самим рассказом не прерывала затянувшейся паузы, все это она знала, но маг говорил о другом о видении мира через призму другой магии, той что жила у него внутри.

- Маги вырождались, - наконец продолжил он, - но все равно их было много, вот тогда и разразилась первая магическая война, в которой маги схлестнулись не на жизнь, а на смерть. Длилась она не одну сотню лет, была кровопролитной и страшной поскольку фантазия боевых магов, помноженная на силу, создавала жутких монстров, которые вносили в ряды противников ужас и смерть, уничтожая порой целые поселения, не глядя на расу, люди наряду с магами несли огромные потери, но встревать в войну не спешили. В итоге расстановка сил оказалась не в пользу магов. Поскольку воевали они только своими силами не привлекая людей, но зачастую просто уничтожая не глядя, то перебив друг друга они поняли, что близки к вырождению и заключили мир. В это время и появилась необходимость обучения молодых магов и были созданы две Академии.

- Две? Но я думала, что всегда была только одна – воскликнула Марилика, в ее голосе было столько удивления, что магистр даже улыбнулся.

 - Да две, а как ты думаешь, где ты находишься? Основали Две Академии, в одной преподавали магию Жизни, ее ты знаешь, там учился твой отец и мать, впрочем как и я. А вторая обучала магов Смерти и находилась здесь, на стыке цивилизации и Диких лесов. Академия до сих пор существует, здесь храниться множество редчайших книг, артефактов, собраны знания и умения величайших магов Смерти. Но теперь они никому не нужны.

- Ты хочешь сказать, что замок и есть Академия Смерти? – ее глаза удивленно расширились, - но почему тогда о ней никто не знает, почему нет адептов, почему…. – приложив палец к губам маг продолжил свой рассказ.

- Да малышка, так и есть, Академия Смерти существует. Правое крыло замка состоит из учебных классов, лабораторий, огромной библиотеки. Я покажу тебе древнейшие свитки, сильнейшие артефакты в большинстве случаев для мира бесполезные, поскольку магов Смерти больше не существует, я последний Магистр. Хранитель бесценных знаний, но кроме меня никто не может ими воспользоваться. Продолжу… Наш мир тогда состоял из маленьких деревень, обнесенных частоколом для обороны от диких животных и магических существ, что в огромном количестве бродили по земле. В каждой деревеньке жил свой маг смерти оберегая жителей, каждый выпуск академии Смерти разъезжался по вот таким поселениям, но все равно силы были не равны, монстры с легкой руки воюющих магов выпущенные на свободу уничтожали все вокруг и всем стало грозить вымирание и магам и людям. Черные маги не справлялись с монстрами, а белых рождалось так мало, что Академия жизни была просто фикцией, учились там единицы, крох боевой магии доступной магам жизни не хватало даже на самооборону, поэтому они были не в чести.

Да, я еще помню дикие леса и бескрайние степи, тут жили крохи оставшихся без магии созданий, прошло всего несколько тысячелетий, а мир изменился до неузнаваемости. Потоки магии, что изначально пронизывали все вокруг бурными потоками истончились и маги слабели, если изначально новорожденные малыши имели свою толику магии, то постепенно возраст проявления магических способностей все отодвигался. Первые маги зря начали убивать детей не имеющих магии, она проявлялась у многих просто чуть позже, через тысячелетие половина детей уже рождалась людьми, а еще позже уже единицы рождались магами и способности их стали проявляться гораздо позже. Запуганные люди строили небольшие городки окруженные частоколом, а маги Жизни напитывали этот частокол защитной магией, в то время как маги Смерти старались уничтожить нечисть, магических монстров и при этом еще следить за порядком во вверенной им деревеньке. Их сил не хватало, а извращенная фантазия предков глумилась над всеми их попытками уничтожить ее порождения, ведь многие вкладывали в своих созданий всевозможные способы размножения.

Но ситуацию спас Рианор, его способности проявились рано и он закончил Академию еще мальчишкой и додумался до магической петли, огораживающей все живое от поползновений магических монстров, он начал от источника и потихоньку потянул нить силы дальше очищая каждый метр, прогоняя тех, кого не мог уничтожить, а магический барьер питавшийся напрямую от источника защищал уже зачищенные территории он вопреки воле верховного магистра увел весь свой выпуск на борьбу с нежитью и выиграл. Это потом уже все маги бросились в бой, но первый самый трудный и всеми осуждаемый шаг сделал твой предок, так он и очистил себе королевство, за ним пошли другие и двигаясь в разные стороны, ведомые разными магами они все-таки очистили большую часть тверди от монстров. Тогда маги Смерти и стали во главе всех королевств, именно они стали родоначальниками всех существующих королевских династий. Во главе магов смерти стоял великий магистр, он же ректор Академии Смерти, теперь ты понимаешь, что при такой системе великому магистру было дозволено все? Все короли находились у него в подчинении, наш мир стал единым целым в кармане черных магов. Магия же белая больше применялась для служения людям, лечения, поддержания нужной погоды в моменты сева и жатвы, устранение всяких болезней ну и проч.

- История подходит к концу. Академии работали с детьми, обучая их магическим искусствам. Ты знаешь, что все мы произошли из одной колыбели, хоть сейчас некоторые и пытаются подать это по-другому. Поэтому и у обычных людей иногда рождаются дети-маги, дремлющий много веков дар просыпается и из них получаются Великие Магистры, такие как Корвин или Дариус, оба из семей обычных людей. Поэтому обучение в Академии бесплатное, поскольку магов рождается все меньше, а потребность в их помощи не уменьшается. В каждой деревне живет маг Жизни, помогает родиться младенцам, нарекает их именем, лечит и прочее. А с магами Смерти все обстоит по-другому. Достигнув могущества самые сильные маги Смерти стали у истоков нынешних королевств, ты знаешь как отличается продолжительность жизни простых людей и магов – дождавшись кивка девушки Дерек продолжал. – И вот представь, король живет около 800 лет, а подданные около двухсот, король периодически меняет любовниц и жен и за свою долгую жизнь и не смотря на редкость рождения, наплодит кучу наследников, часть из которых люди, часть маги. Люди не могут ждать, когда придет их очередь наследования, маги не хотят. Вот так началась вторая магическая война, но эта война не описана в учебниках, не нанесена на карты, она велась в кулуарах дворцов, в будуарах дам. Убийства были на каждом шагу, более мудрые и менее амбициозные ушли в Академию кто учиться, кто преподавать, кто просто жить. Маги накопили множество сокровищ и все это хранится в стенах Академии. В королевских родах все меньше рождалось магов вообще, а магов Смерти среди них и того меньше, где-то сейчас правят люди, где-то еще остались маги, как например твой отец. – Девушка слушала молча, она так и сидела на полу лишь оперлась головой о ручку его кресла и ее волосы рассыпались по его коленям, стараясь не спугнуть этот миг он прикоснулся к золотистой пряди, в который раз удивляясь ее шелковистости.

- Наш мир, демиурги закрыли для посещений, и к нам в большинстве своем никто пробиться не может, за всю историю Ламариэли путешественники с других миров посещали нас очень редко и в большинстве случаев, это были даже не маги, взрыв энергии, выбрасывающий беднягу в другой мир, или угроза смерти потенциальному магу, и самопроизвольная телепортация без конечной цели, приведшая к нам.

- Ты это про преподобного Дионисия? – улыбнулась девушка.

- Про него самого, потенциальный маг, из мира где магия очень слаба, при реальной угрозе жизни, в виде костра на котором его хотели сжечь, спровоцировала выброс энергии такой силы, что его выкинуло в наш мир. Куда он принес бредни и верования своего. Мы, демиургами помилованные, от сонма мнимых и не очень богов, тысячелетиями жившие своим умом, полагаясь на врожденную магию этого мира и на собственные знания и труд, упали зрелым плодом в руки этого безмозглого монаха, чуть не сожженного в собственном мире, и посмотри всего 700 лет и толпы народа поклоняются и кому… культ Пришлого бога, они его так и зовут, пришлый… 

- Ну и последнее, несколько веков назад, стали происходить массовые убийства оставшихся магов Смерти, нас почти нельзя убить заклинанием или проклятьем, хотя конечно такие заклинания существуют, но они неимоверно сложны и энергоемки. Но нас можно убить стрелой из-за угла, даже я могу отразить стрелу в воздухе, но только если я ее вижу. А держать защитный контур круглосуточно невозможно, нет таких ресурсов, ты сама это можешь понять, ты знаешь, что это такое. Вот так и кончилась история магов Смерти грустно улыбнулся я.

-Еще не кончилась, ведь ты жив, может твои дети тоже будут магами Смерти.

-Не думаю, - более жестко чем хотел бы произнес магистр – наша семья и так выделилась, много веков в одной семье рождались маги Смерти. Мой дед был гением магии, но он ушел в теорию от действительности и упустил момент, а когда очнулся вокруг оставалась лишь горстка магов. Мой отец был Мастером меча, вооруженный боевой магией Смерти и он не устоял против раздавившей его колонны, я не тешу себя иллюзиями, я смертен, и я не хочу увидеть, как умирают мои дети… - его голос дрогнул, - Уже поздно иди отдыхать – он с сожалением отпустил шелковистый локон который непроизвольно ласкал последние минуты разговора и легонько подтолкнув в сторону двери отправил ее спать.

Сам же остался сидеть в кресле у негаснущего камина. В голове теснились мысли, растревоженные длинным рассказом, воспоминания и сожаления. Он не сказал многих важных вещей, но она для них была так юна, не хотелось пугать ее мрачными предчувствиями и выводами. Ему было страшно за нее, он не лгал, когда говорил, что почти всемогущ в силе своей магии, но и не лгал, что не всегда сможет защитить, один на один он бы справился с любым противником, магом, воином не важно, но от стрелы в спину не застрахован никто, а подлость все больше правит балом в наше время. Он не сказал, что в него, как в последнего из рода вложили древнюю память, хранилище знаний поколений и иногда знания, ощущения и память магов живших за много веков до него накладывает свой отпечаток на видение мира. Именно так. Ни один историк не расскажет такую правду, все скрывается и мало кто делает выводы из сонма прошедших веков, даже маги сейчас редко живут положенный им срок и умирают раньше времени, им не когда делать выводы и изучать историю. То, что в него вложили память поколений, заслуга деда, правда память предков не разбужена, но это и хорошо, смог бы он нести на плечах такой груз? И так в свои тридцать с небольшим, когда маги еще только заканчивают Академию и выглядят как мальчишки, он выглядел как человек, - на свой возраст, а уж по магическим меркам ему можно дать сотню лет, хотя и сам он иногда чувствует груз веков. И эта девочка пробуждает желание жить, которое как ему казалось угасло после смерти отца и деда. И желание защитить ее любой ценой.

***

 Утро началось с гомона птиц за окном и предчувствия чего-то радостного. Как весенняя птица напевая Энжи отправилась вниз, где наткнулась на уже готового магистра, он явно собирался устроить бешенную скачку, костюм для верховой езды говорил, просто кричал об этом, а вот ее не позвал, хотя вчера еще вменил в обязанность выезжать Зрака.

- Видимо я проснулась очень вовремя, - шаловливая улыбка прокралась на ее уста и она вышла вместе с совсем не довольным таким самоуправством магистром. Он неприветливо поздоровался, но ее было не так просто пронять, с детства ее учили сохранять лицо, и сейчас она во всю пользовалась придворными навыками, степенно вышагивая радом с закипающим магом, ни единый мускул не дрогнул на лице, а хотелось расхохотаться в голос. Дирк уже приготовил Мрака к прогулке, а вот Зрака видимо и не планировали выпускать. - Ну что ж, пора выполнять свои прямые обязанности, - усмехнулась принцесса.

- Здравствуй, мой красивый, - открыла она стойло, на стене слишком высоко для нее висела уздечка, подпрыгнув, она сдернула ее с крючка и подошла к коню, - давай оденем уздечку и поедем на прогулку, - узду Зрак одеть позволил, но с седлом вышла промашка, он ни в какую не позволял себя оседлать. - Ну что ж, значит будем привыкать ездить без седла, мальчишки в летней резиденции во всю скакали без него, значит и я смогу, тем более, что уже пробовала и неприятных ощущений не получила. 

Вывела коня в поводу из конюшни, магистр уже в седле усиленно делал вид, что ничего не происходит. «Хорошо подыграем ему» - усмехаясь подумала девушка, вскочив на коня с колоды у коновязи, иначе просто не достала бы, Энжи с места пустила коня в галоп, а он казалось только того и ждал, молнией сорвался с места. Ветер свистел в ушах, волосы развевались от бешеной скачки, а душа пела в истинном восторге, ощущение свободы не портило даже то, что за спиной летел взбешенный маг, лишь добавляя остроты этому всепоглощающему чувству. Хотелось обнять весь мир, и весь мир обнимал ее, остановив коня недалеко от замка она рухнула в нетронутую траву, сейчас она не боялась отойти от магистра, недавно Корвинус прислал письмо, где сообщал, что отец снял поисковики и теперь Энжи была более свободна в своих передвижениях, хотя все равно мастер не отпускал от себя ни на шаг, по крайней мере за пределами дома. Сегодня она устроила безмолвный бунт и похоже сейчас за него накажут, Энжи приготовилась увидеть суровое лицо магистра, но он спрыгнув с коня, лишь рухнул рядом в траву, похоже бешеная скачка и его примирила с окружающим миром.

Перевернувшись на живот и подперев голову руками принцесса рассматривала свою добровольную (или не очень, это как посмотреть) няньку, как всегда весь в черном, сейчас он выглядел мальчишкой примерившим взрослый наряд, волосы растрепались, в бирюзовых глазах отражается небо, сходство добавляла травинка сорванная тут же и засунутая в уголок рта, ну как Вэрд, когда в резиденции им давали чуть-чуть больше свободы и они убегали на берег реки поиграть.

- Сколько тебе лет? – вопрос слетел с языка непроизвольно, девушка прикусила его да было поздно. Вообще возраст у магов понятие относительное и озвучивать его считается дурным тоном, но правила приличия здесь между ними казались нелепыми, здесь нет леди Ди - суровой воспитательницы, и ревностного блюстителя этикета, нет этих ее вечно поджатых губ и недовольно покачивающейся головы, сопровождающих каждый промах. Сейчас она была не принцессой, а просто девушкой, наслаждающейся свободой и недолгим чувством покоя, чувством единения со всем окружающим миром.

- Мне тридцать три – долго же он думал, подсчитывал что ли – эта мысль вызвала неконтролируемый приступ смеха. Отсмеявшись, она остановилась, осознав, так он совсем еще мальчишка, чуть старше ее, а тоже туда же учить решил, хотя звание магистра он получил уже давно, так что может чему и научит, тем более, что других учителей нет и не предвидится. – А тебе? – вполне закономерный вопрос, и что теперь признаться что она-то еще даже не совершеннолетняя…

- 13-го числа цветущего месяца будет 17 – гордо ответила она, в уме прикидывая, дату и сообразив, что совсем не знает которое сегодня число, впрочем совершенно этим не расстраиваясь. И опять повалилась в траву, довольная собой, все-таки 17 лет, это уже совершеннолетие. – А ты вчера грозился показать мне Академию – протянула она из под ресниц наблюдая, за его реакцией, и пытаясь перевести ход его мыслей в другое русло подальше от возраста. Лениво повернув голову в сторону громады Академии, он медленно выплюнул травинку и поднялся.

- Ну…

- Что прямо сейчас? – Энжи поднялась и потрепав стоявшего рядом Зрака и попросив его не уходить далеко, побежала в сторону высящегося замка, поминутно оглядываясь на мага, он шел следом спокойно, даже задумчиво, но неуклонно приближаясь к огромной двустворчатой двери. Девушку гнало любопытство, это было просто замечательно, пройти оставалось всего несколько шагов и она уже на мощеной площадке черного мрамора,повсюду странно чисто, на блестящих плитах ни соринки, широкие ступени едва теплые и странное ощущение, ступаешь по каменным плитам, а нога ощущает мягкость луга. Взбежав по каменным ступеням она замерла поджидая магистра и разглядывая витой узор на массивной двери, он что-то отчаянно напоминал, но она никак не могла ухватить эту мысль за хвост и протянула руку чтоб прикоснуться к затейливому завитку, как дверь открылась. Внутри виднелся большой холл, как завороженная она сделала первый шаг и была сметена подлетевшим магистром. Ее отшвырнули с дороги и спрятали за спину и лишь потом он вошел в здание и осмотревшись поманил девушку. Тут, так же как и на входе не было ни одной соринки, казалось, только что здесь прошел штат уборщиц, даже в столбе света озарявшего просторный холл из огромного окна, размещенного прям в потолке, не плясали шустрые пылинки. Шаги отдавались эхом от мраморных стен и гулко терялись в глубине длинных коридоров.

- Слева, жилые помещения для адептов и преподавателей – так называемое жилое крыло, а справа – сама Академия, он повел девушку направо, мимо открытых дверей классных комнат, огромных тренировочных залов с висящими на стенах мечами, секирами и прочими атрибутами воинов, мимо лабораторий с нескончаемыми рядами реторт, перегонных кубов и чего-то еще чему она не знала названия, мимо небольших кабинетов, видимо предназначенных для отдыха педагогов. Они шли и шли длинными, безмолвными коридорами, приглушая голос и забывая о невысказанных вопросах, огромные стрельчатые окна давали много света, на стенах висели картины и старинные гобелены, вокруг было мертвое великолепие. Магистр молчал, видимо на него подавляюще действовала окружающая тишина, Энжи тоже притихла. Наконец чередою длинных коридоров, они пришли к цели своего путешествия - огромной библиотеке. И если принцесса восхищалась библиотекой во флигеле, то здесь была просто ошеломлена, книги стояла стройными рядами на огромных стеллажах, на низких столиках лежали древние свитки, большие столы с пюпитрами стояли здесь и там в разных концах библиотеки. Огромная древняя книга стоящая на пюпитре заинтересовала девушку, подойдя к ней, она начала разбирать старинный текст, может быть она бы его и не прочитала, но книга специально уроненная Марой в первый день посещения «домашней» библиотеки подготовила ее. Книга была по боевой магии, то самое искусство, которое никак не хотел объяснять магистр, и открыта она была на описании страшного заклинания убивающего все живое, как говорилось в описании, само заклинание было очень простым, всего одна фраза, но Энжи поостереглась прочитать ее вслух, лишь повторила про себя несколько раз.

- Это как раз то самое заклинание, о котором я тебе говорил, то самое - с виду простое, но совершенно не работающее, несколько раз я пытался его применить, но ни разу оно не подействовало, - ее глаза расширились от понимания, заклинание убивающее все живое в заданном радиусе, ВСЕ ЖИВОЕ.

- Зачем тебе надо было применять такое страшное оружие – ее голос задрожал, а глаза выдавали ужас от понимания чудовищности поступка, маг остановился, вгляделся в ее лицо и не стал шутить, а просто объяснил.

- Несколько раз я был на волосок от гибели, однажды умертвие оказалось слишком старым и сильным, спасло меня тогда просто чудо, второй раз два упыря, один из которых неупокоившийся маг едва не разорвали меня, - тебе еще нужны примеры? – ее страх разозлил его, а она не понимая уставилась на него.

- Мастер, заклинание убивает все ЖИВОЕ, а умертвие, и упыри, они же априори уже мертвы? Как может мертвому повредить данное заклинание – он дернулся, потом хлопнул себя по лбу, обозвал парой нелестных слов и только потом взял себя в руки и мгновенно захлопнул книгу, а она улыбалась повторяя про себя заветное заклинание и хотя использовать подобное знание опасно, но ощущение силы и степень защищенности с подобным заклятием возрастала в разы.

- Не радуйся, - ушатом холодной воды порзвучал голос магистра, - эта книга так стара, что здесь описываются заклинания для магов универсалов - тех, чью силу еще не разделили, так что нам с тобой скорей всего они не покорятся – а она улыбалась и не могла сдержаться, ведь некоторые малые заклятия из подобной же книги, «уроненной» Марой в первый день ее появления в библиотеке дома, оказались ей по плечу, и хотя там присутствовала по большей степени бытовая магия, но шанс, что все получится, был.

Осмотрев библиотеку, маг повел дальше. Дерек поднялся на второй этаж, там за высокими массивными дверями находился кабинет ректора Академии. Даже сейчас зная, что кабинет пуст он внушал трепет, массивный стол под окном, темные портьеры, мягкий ковер под ногами, массивные кресла и тяжелые шкафы с непрозрачными стеклами. Энжи пригляделась, плотный непрозрачный туман, только отдаленно напоминал стекло, так и подмывало потрогать, но здравый смысл и предупреждение магистра остановило любопытный пальчик прям у «стекла».

- Подожди здесь, - магистр усадил Энжи в кресло, и ощущение было такое, что он подумывает, «а не привязать ли ее к креслу», и прошел за портьеру, там после некоторых усилий последнего наконец открылась дверь, хотя опять дверью это назвать было сложно, тот же туман, но в этот раз имитирующий каменную кладку, медленно развеивался. Только после того, как проход расчистился полностью магистр поманил девушку к себе, странное чувство охватывало ее с каждым шагом, как будто шла в стоячей воде, шаги давались с трудом, но перешагнув порог наступила легкость движения, ощущение невесомости тела, движения стали резче, а мысли четче. Зрение выхватывало случайные картинки, и все чувства обострились, мрачный коридор был совершенно гол, ни драпировок, ни украшений, ни картин, но выложенные черным мрамором стены казалось, отражали другую реальность. Они шли вдвоем, Дерек вел Энжи за руку, а в темном мраморе отражались несколько людей, девушка вопросительно посмотрела на магистра кивком показывая странное отражение, а он лишь грустно улыбнулся.

- Стены здесь пропитаны магией и камень «помнит» каждого кто проходил этим коридором, помнит и отражает, причем в хаотическом временном континууме, мы не отражаемся, обратила внимание? А вот там стоят трое и о чем-то шепчутся, видишь? – он показал на отражение троицы на одной из стен, они наверняка из очень далекого прошлого, видишь костюмы насколько устаревшие? – действительно камзолы мужчин выглядели странно, да и рубашки с такими рюшами мужчины не носят уже не одно тысячелетие, на одном из старинных портретов висевшем в дальнем углу галереи предков в замке отца она видела нечто подобное, точнее не так она видела этого человека, да, именно его - основатель династии Рианор к.Сон Маринос, стоял перед ней. Отпустив руку мастера девушка, как завороженная подошла к стене, а с той стороны оторвавшись от друзей с таким же удивленным видом шел легендарный Рианор, протянув руку она коснулась гладкой поверхности, а с той другой стороны то же самое проделал ее далекий предок и стена вдруг перестала быть твердой, она начала поддаваться под рукой, становясь сначала мягкой, как подушка, потом все жиже и вот она уже как кисель и рука проваливается в странную субстанцию напоминающую густой туман.

- Энжи, Энжи вернись, Энжи нет, туда нельзя – и горячие руки, обхватили за талию и выдернули из этого мягкого плена, время остановилось, она почувствовала касание руки предка. Но ее уже подхватили на руки и уносили подальше от вездесущего тумана.

- Что это было? – магистр остановился, не отпуская, впереди светился выход из странного коридора, она попыталась освободиться, но он лишь крепче прижал ее к груди.

- Видимо, нарушение временного континуума… я впервые вижу такое.

- Это был мой предок, родоначальник к.Сон Мариносов, основатель королевства Мариния, мне кажется он почувствовал меня, по крайней мере я его узнала и почувствовала тепло его руки… - магистр промолчал.

Коридор кончился небольшим гротом, в него выходило еще несколько проходов, все они были на небольшом скальном уступе, ограниченном мраморной балюстрадой. И только теперь магистр поставил ее на ноги давая оглядеться, но при этом не отпуская. Его руки сомкнулись на талии заставляя опереться на его тело, в воздухе витал изумительный аромат, странно знакомый, но опознать его сразу ей не удалось. Грот был высоким, где-то над головой угадывалось окно, в него попадал свет светила, многократно отраженный отполированными до блеска мраморными плитами, причем плиты эти были совершенно естественными, то есть грот был естественного происхождения. Оглядывая грот сверху, восхищаясь его красотой она медленно опускала глаза , взгляд скользил по изгибам камня, по рисунку плит, хотелось прикоснуться и приласкать их руками, а ниже из скалы бил источник, голубовато-зеленое свечение отражалось легкими бликами на окружающих камнях, стекая в обложенный черным мрамором бассейн, «магический Источник» - услышала она шепот мага за спиной. А вокруг буйным цветом цвели магириусы, в их лепестках отражался свет источника, золотистая пыльца висела в воздухе, именно их аромат она почувствовала попав сюда, но не узнала, ведь столько магических цветов сразу ей видеть не доводилось. От их аромата сладко кружилась голова, ощущение покоя и желание обнять весь мир поднималось в душе. Энжи повернулась в кольце рук и восторженно посмотрела в лицо магистру, его глаза сияли отраженным светом источника и смотрел он странным долгим взглядом, в котором разгорался зеленый огонь, его руки ласково, но неудержимо привлекали ее к себе и противостоять этому не было ни сил, ни желания. Ответный огнь разгорался внутри, рука легла ему на грудь, отодвинув плотный отворот камзола и смяла тонкий шелк, губы приоткрылись навстречу медленно склоняющимся губам и чуть шершавые, обветренные губы мага завладели нежными девичьими, легкое прикосновение превратилось в требовательный жаркий поцелуй, его губы раздвигали ее, язык ласково, но в то же время требовательно ласкал нижнюю губу, весь мир сократился до этих требовательных ласк, до крепких рук, сжимающих в объятиях, до одновременно сорвавшегося стона хриплого мужского и трепетно тихого, женского.

Этот звук отрезвил магистра, резко дернувшись он отстранился от Энжи, а она чуть не соскользнула на пол на мгновенно ослабевших ногах, поддержав, он почти бегом направился на выход, не отпуская ее руку, но и при этом стараясь не соприкасаться. Обескураженная девушка едва приноравливалась к его быстрому шагу. Спотыкаясь на каждом шагу, она выскочила вслед за ним из Академии, теперь, побывав здесь, ей казалось странным называть ее как-то иначе. Дверь бесшумно закрылась и магистр, подозвав коней, буквально закинул ее на спину Зраку и рванул к конюшне даже не убедившись, следует ли она за ним или нет.

***

В комнате царил полумрак, за задернутыми шторами царил яркий весенний день, а здесь сумрак, такой же какой царил в душе Дерека, сам он не раздеваясь повалился на кровать и схватился руками за голову, что на него нашло он не знал, головой он понимал, что его с первого взгляда потянуло к этой девушке, но ни разу даже в помыслах он не собирался целовать ее, нежный поцелуй в макушку, это все что он мог себе позволить и то лишь ночами, когда она, в плену своих кошмаров не отдавая себе отчета, прижималась к нему в поисках защиты. «Ей всего семнадцать, она еще ребенок, - корил он себя». А сейчас он боялся посмотреть ей в глаза, но самое страшное не это, прикоснувшись к ее губам, ощутив их пьянящий вкус, почувствовав ее несмелый, но страстный ответ, он не знал, сможет ли сдержаться и не поцеловать ее вновь. Здравый смысл говорил, нет, кричал, «не подходи, не смей», но раз сегодня он не смог удержаться, сможет ли держать себя в руках дальше?

 Резкий стук прервал его самобичевание, дверь распахнулась и на пороге возникла слегка запыхавшаяся Энжи, она несла огромный трактат, кажется он назывался «О силе источников, методах их использования и воздействия», огромный бесполезный труд одного из сумасшедших магов. Дотащив его до кровати откуда еще не успел встать ничего не понимающий магистр, она сгрузила книгу и усевшись рядом начала лихорадочно ее листать.

- Погоди минутку, вот здесь – она ткнула пальцем в текст и Дерек прочел, «особо предупреждаю на экскурсию к источнику водить группы разделяя их по половому признаку, растущие у магического источника цветы, называемые магириусами, источают сильный аромат принуждающий некоторые пары к непроизвольному лобызанию, что срывает запланированную лекцию и привлекает нездоровое внимание окружающих, чему были много раз свидетелями, однако эффекта афродизиака не происходит…», все, дальше не интересно, там он уходит в другие дебри… - только сейчас она поняла, что сидит на кровати в комнате мужчины и, покраснев, неловко сползла с нее.

Дерек улыбнулся, она нашла ему оправдание там, где он бы и не подумал искать:

- Ты не сердишься? – его встревоженный взгляд поймал взгляд ее глаз, и с трепетом ждал, пока там из янтарной глубины не показались искорки смеха, который затопив ее зрачки вырвался звонким хохотом в сумрак комнаты.

- Нет, конечно, - и подхватив фолиант направилась к двери. Один щелчок пальцами и книга вырвавшись из рук девушки, медленно поплыла на свое место в библиотеке, благодарно кивнув магистру, она бросила на ходу, - надо бы и мне так научиться, - и вышла за дверь. Но как только она закрыла за собой дверь, улыбка сползла с ее лица, и обессилено прислонившись к стене она обреченно прикоснулась пальцами к чуть припухшей губе и слезинка выскользнула из широко открытых глаз. Только что она придумала оправдание для него, но кто придумает оправдание для нее. Ничего не видя из-за не пролитых слез она почти на ощупь направилась в свою комнату, не видя напряженно застывшую в конце коридора Мару.

***

В который раз взгляд Ратона зацепился за закутанную в белый плащ фигуру, сказать был ли это один и тот же маг или просто его нервы, раздраженные неудачей, расшалились и нашептывают ему то чего нет - маг не знал, но то что слишком часто на его пути стала возникать фигура в белом было очевидно.

В который раз он подавил в себе желание подойти и содрать с лица мага этот раздражающий белый капюшон, но здравый смысл охлаждал этот порыв. Магов жизни в Маринии было много, и немало из них, избрав стезю добровольной помощи людям, носило белые плащи и посвящая себя богине, тем более, что Лариэль не требовала от своих приверженцев никаких ограничений, ни целибата – как жрецам пришлого бога, ни обязательств защищать – как магам Смерти.

Лариэль богиня жизни – дающая жизнь, наделяющая магией и покровительствующая всему живому редко являлась своим приверженцам и лишь изредка магистры видели ее облик в заросшей магирусами пещере при Академии жизни, где под тщательной охраной из недр земли пробивался магический источник, да иногда совершенно не подчиняясь просьбам своих магов-жрецов или молитвам верующих вдруг появлялась под сенью храмов, чтоб совершенно нелепо одарить кого-то из находящихся внутри тем, что взбредало в голову самой богине и не всегда соответствовало просьбе просящего, но на то они и боги, чтоб лучше смертных знать что нужно.

***

За обедом напряженную обстановку разрядил Дерек,

- Энжи, завтра мы отправляемся в город, у меня там накопились дела, да и пора немного отвлечься от нашего затворничества, тебе пора бы обновить гардероб, а мне кое с кем встретиться, с мороком справишься сама или помочь?

Девушка, до этого сидевшая хмуро глядя в тарелку сразу засветилась от восторга и только то, что они сидели за столом, не позволило ей прыгать от радости.

- Конечно справлюсь, какой морок магистр предпочитает, он хочет путешествовать с комфортом и личным камердинером, служанкой, мальчиком на побегушках… - она пыталась пошутить, но серьезность вопроса остановила смех, действительно задумалась она вопросительно глядя на магистра, в каком качестве ей придется путешествовать. Он на мгновенье задумался.

- Знаешь, самым безопасным, наверное, будет образ мальчика ученика, ты сможешь везде быть рядом, никто не задаст лишнего вопроса, но еще приготовь морок девушки, просто замаскируй лицо, чтоб никто тебя не узнал, хотя там вряд ли будут твои знакомые, но на всякий случай.

- Ты забыл, что на мне заклинание невнимания, если меня никто конкретно не ищет, то запомнить меня почти невозможно, - ее радость можно было черпать ложкой, восторг и предвкушение поездки, новые впечатления, лицо светилось, глаза блестели, Дерек откровенно любовался ею.

- Маленькая, давай не будем рисковать быть узнанными, - если она и забыла, то он хорошо помнил о предупреждении Корвинуса, о странных личностях с портретом принцессы рыщущих по дорогам, нет никакой гарантии, что они не добрались до Лории, времени прошло достаточно, брать ее с собой было рискованно, но оставлять совсем одну в доме, где защитный купол возможно проницаем было верхом безрассудства, там он сможет ее защитить, защитить любой ценой, отправить ее сюда же порталом в конце концов, а уехать и не знать что с ней, в безопасности она или безрассудство и юношеский максимализм толкнул ее в лапы убийц или просто заблудится в лесу, он поймал себя на мысли, что придумывает любые опасности, лишь бы не расставаться с нею, не оставлять ее одну. Его лицо потемнело, понимание этого начало пугать его, еще ни разу он не привязывался к другому человеку, никого кроме деда и отца не подпускал так близко к своему сердцу, ни одна женщина не вызывала в его душе и теле такую бурю эмоций.

Наблюдавшая за нам Энженика немного сникла, «ему надо ехать, но брать меня с собой он совсем не хочет» подсказал услужливый внутренний голос, и настроение вновь упало, уныло поковырявшись в тарелке, она направилась в лабораторию готовить морок. Дерек недоуменно смотрел вслед, перемена в ее состоянии не ускользнула от него, но понять ее причину он так и не смог. Через пару часов он нашел ее в лаборатории увлеченно работающую над необходимым ей мороком, девушка даже не услышала его шагов за спиной, так была увлечена, Дерек заглянул из-за ее плеча, амулет выглядел как непримечательная безделушка, что-то вроде булавки с маленькой резной головкой, одобрительно хмыкнув он заслужил осуждающий взгляд, но от работы она не отвлеклась. Маг расположился в кресле в углу лаборатории, наблюдать за работающей девушкой было неожиданно интересно, закусив нижнюю губу она сосредоточенно чаровала свой будущий морок, внимательно присмотревшись он вздрогнул, побледнел, вскочил кресло с грохотом упало, на мгновенье ему показался проблеск такой знакомой темной магии, но присмотревшись и включив магическое зрение он ничего не разглядел, лишь тонкие паутинки магии жизни. Даже на звук упавшего кресла девушка не отвлеклась, оставался последний штрих, последние слова заклинания прозвучали упав в тишину комнаты, принцесса, сейчас она выглядела именно так, величественно повернулась и открыто встретила ошеломленный взгляд бирюзовых глаз, не отрывая взгляда она взяла со стола амулет и приколола на платье и вот перед ним уже очаровательная брюнетка лишь фигурой не отличающаяся от настоящей Энженики, потом прошептав пару слов и прикоснувшись к амулету перед потрясенно молчавшим магистром предстал юноша лет 16-17 в скромном костюме, короткие волосы ежиком, обманчиво хрупкая фигура, развитая мускулатура совсем не напоминающая девичью.

- Как ты хочешь меня видеть как все или оставить реальный облик? - голос девушки прозвучал в тишине комнаты неожиданно громко и отразился от множества колб и склянок хрустальным перезвоном. Дерек был сильным магом, он видел множество мороков и умел проникать под их покровы, но ее морок был безупречен, даже отблеска настоящей ауры не просвечивало сквозь магический образ.

- Лучше, если я буду видеть тебя настоящую, - его голос был тих, он порывался сказать что-то еще, но она прервала его, быстро пройдя отделяющие их несколько шагов, она взяла его руку и дрожь пронзила обоих, их взгляды встретились, напряжение можно было резать ножом, с усилием справившись с предательской дрожью, она притянула его руку к амулету и прикоснувшись его пальцами к холодному металлу амулета прошептала слова заклинания и вновь перед ним стояла девушка, но одета она была в одежду ученика мага, так она давала ему возможность видеть под каким мороком она сейчас находится. Медленно отняв руку от амулета он потрясенно молчал, такое он видел впервые, мало того, что морок был безупречен, но и то, что он выборочно позволял видеть таящегося под мороком мага было для него откровением.

- Я подготовила морок и для тебя, на всякий случай, - она протянула ему похожую булавку, - приколи себе, - ее рука коснулась булавки активируя скрытую в ней магию и последнее заклинание слетело с ее уст, в стеклах реторт и склянок отразился мужчина средних лет, по внешнему виду нельзя было сказать, кто он средней руки маг или богатый торговец, а может воин вышедший в отставку, камзол темно зеленого цвета, высокие сапоги, темные волосы с легкой проседью, только цвет глаз она не захотела менять, лишь зафиксировала оттенок темно зеленого. Дерек смотрел на себя и удивлялся, таким он мог стать лет через 300, неужели она видит его таким, удивленно приподняв бровь он повернулся к девушке, она же тем временем протянула руку и прикоснувшись к его морок-амулету читала заклинание узнавания. Она стояла так близко, ее рука хоть и не касалась его тела все же лежала у него на груди и сердце замедлило свой бег, желание обнять ее захватило его, оно было настолько пронзительным, что он вздрогнул, Энженика почувствовала эту дрожь и резко отдернула руку. Ее лицо побледнело, противный внутренний голос опять подсказал «вероятно ему неприятно твое прикосновение, вон как вздрагивает», и она резко сделала шаг назад, едва не споткнулась об упавшее кресло, крепкая мужская рука поддержала ее и она благодарно посмотрела на магистра, вновь утонув в бирюзовом море его глаз, но теперь она была готова и отвернувшись пошла к двери, от напряжения ее немного шатало, два морока сразу отняло у нее много сил, дома ее магические опыты растягивались на несколько дней и сейчас она была благодарна магистру, что он не последовал за ней, хотя в его глазах были невысказанные вопросы и она понимала, что ответить на них придется, но это все будет потом. Преодолевая слабость, она поднялась к себе и рухнула в кресло, усталость физическая и моральная навалились вместе, а перед глазами стоял магистр, брезгливо вздрагивающий от ее прикосновения, а ведь еще утром он целовал ее так самозабвенно, ее пальцы потянулись к губам, легкая припухлость от первого в ее жизни поцелуя прошла, но губы еще помнили пряность этого поцелуя, твердость и одновременно мягкость, жесткость и нежность его губ. Боль разочарования была почти физической, она рвала внутренности, а противный внутренних голос твердил, подливая масла в огонь, «он взрослый мужчина, а ты в его глазах всего лишь ребенок, он поцеловал тебя под влиянием цветочного аромата, а ты и расчувствовалась…», даже сейчас сидя в кресле подальше от его бирюзовых глаз она дрожала лишь вспоминая его поцелуй, а чувствуя его взгляд она терялась и не знала что думать, иногда в его взгляде чувствовалось такое тепло, что обволакивало ее всю, а иногда обжигало вселенским холодом. Закусив рукав платья чтоб не застонать от накатившей боли она сидела, напряженно ожидая, когда же пройдет этот кошмар наяву, стараясь сдержать слезы, не понимая что же с ней происходит. Невесомая рука легла ей на голову, поглаживая волосы, постепенно материализуясь в богиню Смерти.

- Мара, Мара, что происходит? Почему так больно? – наконец из груди девушки прорвались рыдания.

- Ничего, девочка, ничего – голос Мары-смерть был странно глух, но она продолжала успокаивающе гладить Энженику по голове, пока та не успокоилась, но стоило последнему всхлипу замереть, как богиня исчезла, так и не ответив на накопившиеся вопросы девушки.

***

Вечер вступал в свои права, Энжи уже успокоилась, но спускаться вниз не торопилась, малыш Бойк поскребся в дверь, приглашая к ужину. Спустившись в столовую она обнаружила, что осталась одна, Элли поставила перед ней тарелку с ароматным рагу, но есть в одиночестве не хотелось.

- Элли, не составишь ли ты мне компанию? – улыбка бесовки стала озорной.

- А давай ты присоединишься к нам за ужином, - и подхватив тарелки на большой поднос не задавая вопросов она резво побежала на кухню, вынуждая Энжи последовать за ней.

- А догадайтесь кто сегодня будет ужинать с нами, - ее звонкий голос с порога остановил начавшуюся веселую потасовку близнецов – бесенят, малышка Лия замерла облизывая пальцы обмазанные чем-то сладким, поймав укоризненный взгляд старшей сестры, она быстро засунула пальцы в рот, стараясь облизнуть все сразу не дав смыть сладкую патоку, которую она слизывала со стенок небольшой кастрюльки, оставшейся после готовки. Замерев на пороге Энжиника вдруг рассмеялась и уже не чувствуя себя здесь не к месту прошла к столу, Корник заканчивал сервировку. Приглашая девушку к столу призрачный повар придвинул ей стул стоящий во главе стола, Энженика давно удивлялась способности призрака воздействовать на материальные предметы да еще и готовить, сейчас она не удержалась и легко прикоснулась к плечу Корника, на ощупь он был почти материален.

- Может я задам не очень приличный вопрос, но как вам удалось стать настолько материальным призраком? – поинтересовалась девушка.

- О, это все магистр, дед нынешнего, когда померла мама мастера Дерека в доме осталась его няня, но когда и он уехал учиться она вернулась домой и с ней разбежались последние слуги, а готовить он страсть как не любил, и однажды глядя как он мучается стараясь приготовить ужин я проявился и стал давать советы, понимаешь, это единственное, что я мог на тот момент, когда в меня пульнули сгустком материальной силы, я так обрадовался, что могу заниматься любимым делом, что сразу приготовил ему ужин, а уж после того он предложил мне жить здесь, на кухне и готовить для здешних обитателей, тогда их было только двое, это потом мастер Дерек притащил Элли и малышей, а когда в конюшне появились кони из лесу пришел Дирк, пришел зашел на конюшню и так там и остался.

Вечер прошел необычайно тепло, Энжи было приятно сидеть у тлевшего очага, прихлебывать горячий чай с булочками, которыми заканчивался ужин и болтать ни о чем с Элли, временами хохоча над ужимками малышей, и никто не заметил усталого магистра, который в разгар веселья заглянул в кухню, немного постоял, наблюдая за своими домочадцами и уже с посветлевшим лицом поднялся наверх.

Энжи тоже вскоре поднялась к себе, утром предстояла поездка, кстати она так и не выяснила куда, Дерек сказал в город, но какой из городов здесь рядом она не представляла, и если уж честно признаться даже не поинтересовалась в какой части обитаемого мира находится Академия Смерти. Но задавать вопросы было уже поздно и она улеглась спать, в очередной раз предугадывая ночной кошмар.

В свою очередь Дерек долго не мог уснуть, события этого дня снова и снова всплывали у него в голове, так и эдак представая перед мысленным взором, ему казалось он что-то упустил, но вспомнить так и не мог, перед глазами стоял образ прекрасной девушки и в своих фантазиях он мог не останавливаться, мог целовать эти губы вновь и вновь, слышать приглушенный стон желания. Из грез его вырвал крик, опять кошмар, несколько ночей она спала спокойно, видимо потрясения сегодняшнего дня тоже не прошли даром, пружиной вскочив с кровати, Дерек бросился в комнату девушки. Сегодня она стояла в кровати, ее глаза были открыты, но видела она лишь порождения своего кошмара, крик не прекращался и даже когда он осторожно опустил ее на кровать заставляя проснуться она никак не могла избавиться от ночного бреда:

- Цветы, почему здесь цветы, уберите их, я не хочу их видеть, - бормотала Энжи уткнувшись в плечо враз заледеневшего Дерека, перед его взглядом возникли сверкающие первозданной белизной цветки магириуса, цветы которые подтолкнули своим дурманящим ароматом на необдуманный шаг, поцелуй, который он вспоминал как волшебный подарок, стал ночным кошмаром для девушки. Его мысли скакали с одного на другое, он хотел найти любую другую причину ее слов и не находил, трепетно прижимая к себе ее дрожащее тело, он ругал свою несдержанность и давал страшные обеты больше никогда не позволять себе ничего лишнего. Давал себе обещания, а сам зарывшись лицом в ее волосы с упоением вдыхал их запах, целовал ее макушку и даже когда она вновь заснула у него на руках, он долго не мог разомкнуть рук, в кольце которых устроилась девушка. Казалось, стоит отпустить ее и она исчезнет из его жизни, и когда он уже опустил ее на кровать, усилием воли отпуская руки, с ее губ слетел едва слышный полу стон: «Дерек…», отдающийся криком в его голове.

- Я здесь, маленькая, - прошептал он, легко поглаживая ее по щеке, едва сдерживая желание поцеловать эти полуоткрытые губы, с которых только что сорвалось его имя, но взяв себя в руки он заставил себя уйти в свою комнату, где долго еще метался в постели без сна.

***

Утро выдалось чудесным, но беспокойным, предвкушение небольшого путешествия заставляло кровь бежать по жилам быстрее. Наскоро проглоченный завтрак и магистр уже нетерпеливо притопывает в дверях, у порога ждут кони, Мрак и Зрак рядом выглядят невероятно эффектно, ночь и день, на этот раз Зрак позволил себя оседлать и Дирк довольный своими успехами с улыбкой подал девушке повод. Вскочив в седло Энженика улыбкой попрощалась с остающимися и задала насущный вопрос:

- С кем сегодня путешествует великий магистр? – ее шаловливая улыбка осветила хмурое лицо черного мага и он не смог не улыбнуться в ответ.

- Думаю очаровательная спутница в этом путешествии мне не помешает, - девушка не стала задавать лишних вопросов и тут же активировала морок-амулет, Дерек лишь мельком увидел покрывающий ее морок и вновь рядом с ним Энженика, но уже в другом платье, более приличествующем для конной прогулки.

Выехав за пределы защитного купола Дерек открыл портал и первым вошел в сверкающую арку, девушка проехала следом, поглаживая шею своего сливочного чудо, как мысленно называла она коня.

Портал привел их на живописную лесную опушку, вдали виднелись башни города и Дерек уверенно поскакал в его сторону. Энженика старалась не глазеть так явно на чужой город, но поминутно оглядывалась, провожая взглядом уютные улочки окрестных деревень. В городские ворота с утра въезжало множество телег запряженных тяжеловозами и развозивших всевозможные товары, входили ремесленники и торговцы, но стоило на дороге показаться Дереку в его развевающемся черном плаще, как стражники тут же освободили запруженный было проезд. Ни один из них не спросил цели приезда или имени новоприбывших лишь низко поклонились приветствуя его. Девушку это здорово удивило:

- Тебя здесь хорошо знают? – полу вопросительно, полу утвердительно сказала она, сейчас она уже была твердо уверена, что город, куда привез ее Дерек, находится не в Маринии, темные шевелюры большинства жителей, смуглые лица, отличались от привычных ей жителей родного королевства, белокурых и светлокожих в своей основной массе. – Как называется этот город?

- Ты в столице Лории принцесса, это Ольмак - магистр повел рукой вокруг, казалось он гордится этим городом, так, как если бы приехал домой. Впрочем, здесь было чем гордиться, широкие улицы упирались в многоводные фонтаны, белоснежные статуи стояли в бесчисленных парках. Дерек рассказывал о местах, где они проезжали, иногда это были городские легенды, а иногда четкие предупреждения. Широкая улица вывела их на небольшую площадь, каменный фонтан изображавший мага с поднятым мечом явно символизировал мага Смерти, и извергал широкую струю воды в небольшой бассейн выложенный черными камнями, Энжи недоуменно посмотрела на магистра, именно такой бассейн она видела вчера в каменном гроте, он утвердительно кивнул.

- Это именно то, о чем ты подумала, это статуя первому из рода К.Дар Лориносов, именно он обнаружил грот с источником и предложил выстроить на этом месте Академию. – сказав это он повел девушку в отворяющиеся ворота одного из особняков, выходящих на площадь.

Энжи все еще была под впечатлением статуи, и молча проследовала за ним, ворота за ними закрылись, на пороге особняка их приветствовал старый мажордом, явно не маг, но держался он с такой чопорной уверенностью, что сразу становилось понятно что именно он здесь самый главный. Величественно отворив огромную дверь он приветствовал Дерека низким поклоном.

- Седрик, леди Энжи наша гостья, обращаться как с принцессой и запомни, даже если меня не будет рядом, этот дом всегда для нее открыт – чопорный Седрик отвесил принцессе еще один поклон и молча, поджав старческие губы, прошествовал в дом, открывая все новые и новые двери.

Энжи только и оставалось удивляться, особняк уступал дворцу ее отца лишь в размерах, широкие лестницы устланы мягкими коврами, старинные картины изображавшие королей Лории, изумительной красоты витражи в окнах, все здесь кричало об огромном богатстве, но дом хоть и был чист и ухожен больше был похож на музей, сразу видно, что хозяева здесь не живут. Седрик привел их в дальнее крыло, наиболее удаленное от улицы с окнами на великолепный сад, наконец он открыл одну из дверей и оповестил: «Опочивальня для леди».

Дерек нахмурился, - Седрик, неужели ты на старости лет оглох? Я же велел приготовить жемчужные апартаменты.

- Но они рядом с вашими, а это может повредить репутации леди, - пролепетал он.

- Это может повредить твоей репутации, если ты не будешь в точности выполнять мои пожелания, - взревел маг.

- Да, милорд, как пожелаете, - и повел их дальше к огромной резной двери из светлого орехового дерева, открыв ее он приглашающим жестом показал внутрь, - милорд ваша комната, - и напротив открыл другую дверь сопроводив приглашающим жестом – Леди, - и холодно поклонившись отправился восвояси.

- Седрик, когда придут приглашенные мастера? – Дерек был в ярости, Энжи еще ни разу не видела его в таком состоянии.

- Через час, милорд, - мажордом же хранил ледяной спокойствие.

- Демонов управляющий, - в сердцах выругался черный маг, - каждый раз, когда я появляюсь в этом доме, он выводит меня из себя. - но его недовольство выглядело как жалоба ребенка на воспитывающего его взрослого, и Энжи непроизвольно улыбнулась. – Смейся, смейся он достался мне вместе с этим домом, и похоже здесь он больший хозяин, чем я. Но надо отдать ему должное, хозяин он очень рачительный, - рассмеялся маг. – Располагайся, слуг здесь не много, ведь я бываю здесь очень редко, но все что необходимо здесь есть. – и магистр покинул комнату. Да, ее не зря называли жемчужной, стены были задрапированы великолепнейшим жемчужным шелком, белым с розовым отливом, светлая мебель, нежнейший витраж в окне изображающий летящего лебедя, и множество безделушек украшенных драгоценными жемчужинами. Вторая дверь вела в спальню, единственной мебелью в которой была огромная кровать, так же накрытая жемчужным покрывалом, оттуда небольшая дверца вела в пустой гардероб и великолепную ванную, в тех же жемчужных тонах. Энжи привыкла к роскоши, Мариния совсем не бедное королевство, но эта комната превосходила богатством даже спальню ее мачехи. Стук в двери прервал ее размышления, сказать «войдите» - она не успела, дверь уже открывалась, на пороге стоял магистр:

- Энжи, эти комнаты смежные с моими, мало того между ними есть дверь, обещаю не беспокоить тебя, но ради твоей же безопасности объясняю, внутри этого дома можешь снимать морок, Седрик предан, больше никто сюда не войдет, но здесь нет защитного купола и не смотря на то, что я уверен в безопасности этого дома - я буду рядом. Сейчас придут портные, заказывай полный комплект одежды, все что тебе может пригодиться, да, и не забудь комплект для верховой езды. – он круто развернулся и вышел.

Следующие часы прошли в ужасающем ритме полном примерок и споров.

- Юная леди, подобные рукава носят только в Маринии, будет весьма неловко если милорд выйдет в свет с неподобающе одетой дамой, - высоким голосом вещал портной, который упорно называл себя мастером модистом. Высокий нескладно худой, но одетый с иголочки в бархатный костюм он имел привычку спорить с любым пожеланием клиентки не соответствующим его вкусу, и хотя вкус его был бесподобен, но ощущение марионетки не покидало Энженику.

- Юная леди, в костюм для верховой езды не могут входить мужские бриджи, это обтянет вам ноги, а в приличном обществе так не одеваются, я сошью вам широкое платье, вам же не придется скакать по лесам – эта последняя тирада вывела принцессу из себя, еще никто не оспаривал ее желания и даже дома у нее имелось несколько женских костюмов для верховой езды состоящих именно из удобных брюк и намеки на неприличность просто извели ее.

- Милейший, мне нужен костюм для верховой езды, состоящий из женских брюк, лосин, брыджей, как угодно это назовите, длиннополого сюртука женского покроя, можете назвать его камзолом, курткой или еще как, но это именно то, что мне нужно и извольте не оспаривать необходимость тех или иных вещей – отповедь далась ей нелегко, дома с ней не осмеливались спорить, наследная принцесса должна иметь именно то, что захочет, а удобство одежды всегда было для нее приоритетом, даже в угоду скоротечной моде она отказывалась носить некоторые шедевры портновского искусства, которые стесняли ее или царапали драгоценным шитьем. Но в последний момент модист порадовал ее достав из большой коробки готовое платье, оно было почти впору, несколько легких стежков молчаливых помощниц портного и вот она стоит облаченная в янтарный шелк, и молча смотрит в большое зеркало, сейчас оно отражает брюнетку с медовой кожей и большими с поволокой глазами, но магическим взором не отягощенным мороком она видит себя, золотоволосую блондинку с янтарными глазами, которые еще больше оттеняет более яркий, но невероятно похожий цвет платья. И сейчас она точно знает, где был вчера магистр и почему у белошвеек такие усталые глаза. В зеркале она видит остановившегося в дверях магистра и бросает на него полный благодарности взгляд.

- Метр Торсу, вы постарались на славу, - говорит магистр портному, но его взгляд не отрываясь смотрит на девушку, - надеюсь остальные заказы леди вы выполните не менее превосходно.

- Да, конечно я постараюсь, чтоб юная леди осталась довольна, а не желает ли милорд заказать себе новый камзол, я принес несколько тканей на выбор, - и торопливо начал доставать образцы тканей. Все оттенки черного, в разных тканях присутствовали здесь, магистр видимо не очень любил подобные процедуры и выбрав ткани наиболее глубокого цвета предал их портному, Энженика тоже подошла к столу с образцами среди груды черных шелков и бархата ее внимание привлек лоскуток серебристой ткани, глубокого серого цвета с каким-то необычным стальным отблеском вороненой стали, ткань была необычна и невероятно приятна на ощупь, представив себе Дерека в подобном камзоле она улыбнулась и протянула ему лоскуток.

- Ну что вы, милорд носит только черное, - оттолкнул ее руку портной, но сурово сдвинутые брови магистра сразу заставили его стушеваться.

- Тебе понравилась ткань? – задумчиво крутя лоскуток между пальцами, он казалось решал какую-то сложную задачу.

- Мне показалось она стоит внимания, - осторожно начала девушка, - но если она тебе не нравится…

- Нравится, но мне придется поискать повод, чтоб надеть его – улыбнулся он.

Лицо портного вытянулось, - Милорд, - торопливо начал объяснять он, - этот лоскут оказался здесь случайно, король заказал камзол из этой ткани, он не простит мне если я пошью кому-то еще из нее, - на его лице сквозил такой ужас, и Энжи стало не понятно кого же он так боится короля или черного мага.

- Не волнуйтесь метр, король меня в нем не увидит, - «ага, - пробудился внутренний голос, - тебя в нем никто не увидит» ехидно сообщил он, но спокойная улыбка одобрения, проскользнувшая на устах принцессы, стоила нескольких золотых, в которые обойдется этот костюм.

Торопливо собирая образцы тканей мэтр засобирался восвояси.

- Платье просто чудесно, но сейчас в город выйдет ученик мага и тебе не помешает переодеться – обронил он и вышел из комнаты. С сожалением снимая этот шедевр портновского искусства, Энженика гадала, куда же еще предстоит пойти.

Вскоре за ней зашел Дерек, тоже под мороком и Энженике хотелось смеяться, видя перед собой молодого магистра, а в зеркальном отражении его постаревшую копию, да и сам магистр похоже едва сдерживал смех за руку уводя к выходу ее по гулким коридорам пустого особняка.

- Куда мы идем? – сдерживая смех спросила девушка.

- Второй круг портновского искусства, юного ученика мага дядюшка ведет прилично одеться, - как тебе такой ответ.

- О, нет… - опять портные. – простонала она.

- На этот раз все будет гораздо быстрее и проще, - успокоил ее магистр. И действительно, мастер мужской одежды, не чурающийся своей профессии оказался мало разговорчивым и знающим свое дело, быстро определившись с одеждой, они уже вскоре покидали лавку портного и пройдясь еще по лавкам с обувью магистр с девушкой вернулись в особняк.

- У тебя есть пара часов на отдых, - бросил маг и вышел.

Энжи присела на край кровати, усталости не было, но после спокойного быта в Академии Смерти, под покровом защитного купола, окруженной всего несколькими лицами Ольмак показался ей излишне суетливым, шумным и при этом не лишенным очарования. Два часа выделенные ей на отдых пролетели незаметно, в комнату робко постучали.

- Войдите, - Энжи впервые увидела еще одного обитателя этого особняка, приятного вида пожилая женщина в опрятном платье и белом переднике вошла, неся в руках поднос с чаем.

- Леди, милорд просил помочь вам с туалетом, - а сама тем временем неспешно наливала чай в небольшую чашку, - вечно они все торопятся, даже поесть девочке не дал, как будто в этих ресторациях готовят лучше, чем старая Дорси приготовит, – обида пожилой экономки заставила Энжи улыбнуться.

- Ну что вы, возможно он просто не хочет вас затруднить, - попыталась она успокоить старушку.

- Ну как так, молодой лорд приезжает так редко, - сокрушалась она.

Выпив чашечку ароматного чая, Энжи воспряла духом. Янтарное платье вновь порадовало ее и в приподнятом настроении она встретила магистра. Как всегда весь в черном, лишь шитье серебром светилось тонкой нитью по черному камзолу, девушка рядом с ним казалась эфемерной, не смотря на гриву темных, под действием морока, волос, которые она слегка сколола заколкой. У крыльца их поджидала карета и усадив ее магистр, отдал приказание кучеру и сел рядом. Карета тронулась.

- Ты знаешь какое сегодня число?

- Думаю, да, - ответила девушка.

- А мне кажется не совсем, - и в ответ на удивленный взгляд добавил, - кажется тринадцатое число для кого-то что-то значит.

- Тринадцатое, - не может быть, до него еще пару дней, - она судорожно пытается сосчитать дни и теряется среди них, таких похожих один на другой прошедших под крышей небольшого флигеля близ Академии Смерти.

- С днем рождения, Энжи, - рука Дерека скользнула в карман и оттуда он вытащил бархатную коробочку, там на подушке из черного бархата, лежит золотое колье с редчайшими топазами цвета темного янтаря. Восхищение от чудесного украшения отразилось в ее глазах, когда наконец она смогла посмотреть на магистра.

- Спасибо, - едва слышно выговорила она.

- Позволь я тебе помогу, - руки мага осторожно приподняли волосы девушки и защелкнули невидимый замочек, - пожалуйста, носи его пока ты здесь. Это не только украшение, это колье дополнительно прикроет твою ауру, даже если ты снимешь морок. Так мне будет спокойнее.

- Хорошо, согласится носить его нетрудно, оно великолепно, - и хотя дома у нее было немало украшений, это выделялось своей редкой красотой и изяществом, повторяло цвет ее глаз и изумительно шло ей.

- А куда мы едем? – наконец-то представился случай задать этот вопрос, лицо магистра оттаяло, он то и дело возвращался взглядом на колье у нее на шее, которое она как ребенок новую игрушку то и дело поглаживала пальчиком.

- Куда мы едем? Праздновать конечно, лучшая ресторация Лории ждет вас, принцесса, - он галантно поклонился насколько это вообще было возможно сидя в карете. Их маленькое путешествие закончилось у дверей большого здания, назвать это ресторацией можно было с натяжкой, высокие двери с вышколенным лакеем-швейцаром открылись и Энженика ведомая черным магом оказалась внутри, зеркальный холл встретил гостей многократно повторявшимися отражениями, Дерек уверенно вел девушку в зал. Зеркальные же двери открылись при их приближении в довольно большой зал, небольшие столики и огромные столы стояли в странном беспорядке, вдоль стен скрывались за бархатными драпировками отдельно стоящие столы для тех, кто не желал внимания общества, вдоль столов бесшумно двигались подавальщики и виночерпии. В момент открытия дверей раздался негромкий звон и все головы повернулись к входящим, моментально шум в зале стих и только хозяин заведения поспешил навстречу. Рассыпаясь в любезностях, он проводил магистра с его спутницей к дальней стене, там, на возвышении, стоял всего лишь один стол отделенный от общего зала бархатной портьерой с королевским гербом на ней. Усадив гостей радушный хозяин отошел, вытирая вспотевшую лысину кружевным платочком, ему на смену поспешили подавальщики с готовыми блюдами, заставляя не маленький стол множеством тарелок.

- Дерек, почему ты привел меня сюда? – от внимания Энженики не ускользнуло, затянувшееся молчание присутствующих, странные местами подобострастные, местами испуганные взгляды сотрапезников. Сам магистр казалось не замечает царящего вокруг напряжения, хотя уже немного знакомая с его характером девушка отметила крупицы раздражения в его взгляде.

- Маленькая, у тебя день рождения, наверняка отец каждый год устраивал балы в этот день, здесь конечно не дворец и на бал это мало похоже, но в Лории это место знаменито своей волшебной кухней и собирает самое изысканное общество. – Разговор прервался с появлением очередного блюда.

- Милорд, - подавальщик поклонился Дереку, - миледи, - такой же поклон девушке – наш повар просит отведать этот суп, одно из лучших блюд, сотворенных мастером. – Девушка удивленно приподняла бровь столько слов одному супу, магистр же наоборот кивнул на тарелку предлагая молча испробовать, подавальщик церемонно поднял серебряную крышечку с тарелки и густой аромат завитал над столом. Дерек спокойно принялся за еду, тогда как Энжи наоборот замерла, от тарелки явно чувствовалось веяние магии, она не раз слышала об редчайшем даре кулинарной магии, но мастеров по миру было очень мало и залучить себе мага-повара король Рэндом так и не смог. Сейчас ей предстояла возможность попробовать это чудо. Медленно зачерпнув ложкой густое пюре супа она отправила его в рот, восхитительный вкус разлился казалось не только по языку, но по всему телу, настроение стало подниматься, удовольствие от пищи стало в разы ощутимее, почувствовался подъем сил. Удивленно глянув на магистра она заметила, что он исподлобья наблюдает за ней, пытаясь спрятать улыбку.

- Теперь ты не будешь спрашивать зачем я привел тебя сюда? – усмехнулся он. Ответом ему была тишина, ведь разговаривать с полным ртом неприлично, а разговоров о приличиях сегодня ей уже хватило.

После первой перемены блюд к столику подошел немолодой господин весьма примечательной наружности, прямая осанка, хищный нос, привычное выражение брезгливости на породистом лице, но перед магистром он склонился весьма низко и с подобострастием елейным голосом начал плести паутину беседы. Энжи с любопытством наблюдала за ними, новоприбывший стоял слегка склонившись, что явно было ему не привычно, Дерек сидел расслабленно откинувшись на спинку кресла и явно не собирался менять позу приветствуя собеседника:

- Милорд, рад вновь видеть вас в Ольмаке, позвольте узнать не решили ли вы наконец вернутся в родное гнездо? – в его голосе сквозила фальшь и выросшая при дворе Энженика явно ее почувствовала.

- Нет, лорд Барко, я здесь проездом, - голос магистра был холоден как лед, такими же были его глаза, но бывалого придворного это не смутило.

- Жаль, жаль, - с притворным сожалением, но явной заинтересованностью он смотрел на Дерека оценивающим взглядом, - милорд не представите меня своей очаровательной спутнице, такую редкую красоту не часто увидишь? – глаза магистра потемнели от гнева, но внешне он ничем не показал своего недовольства, такая же расслабленная поза, ленивая усмешка

- Нет, лорд Барко, думаю моей спутнице совсем не пристало знакомство с вами, - лорд вспыхнул от явного оскорбления, но ничего не сказал, Энжи напряглась, такое снести можно не от всякого и она еще раз с интересом посмотрела на черного мага, сейчас она видела его совсем в другом свете, это был уже не знакомый Энжи иногда угрюмый, иногда веселый, но всегда спокойный и уверенный маг, сейчас ей открылась другая его сторона, перед ней сейчас был кто-то, кого она еще не видела, сильный, уверенный в себе, способный поставить на место великосветского лорда. – А вам я должен задать еще один вопрос, в ваших землях у подножья родового замка в озере откуда-то появилось множество мавок, не хотите ли объяснить такой поворот событий? – голос магистра нарастал, он медленно приподнимался из-за стола, тогда как лорд наоборот осел на подкашивающихся ногах.

- Милорд, я не знаю, но я обязательно разберусь – лепетал он, - это наверное мавки расшалились.

- Мавки? – взревел магистр, - как только я буду в ваших владениях, я расспрошу мавок откуда в маленьком озере такое перенаселение и тогда, - его голос перешел на угрожающий свистящий шепот, - тогда я отправлю к мавкам того, кто в этом окажется виновен, подумайте над этим лорд Барко.

Побледневший лорд на негнущихся ногах задом пятился от стола, окружающие с любопытством провожали его взглядами, кто-то сочувствующими, но большинство откровенно злорадными, они опускали глаза, когда он проходил мимо, но чем дальше он отходил от стола, тем прямее делалась его фигура, тем зловещее его лицо и уже те, что секунду назад улыбались, уткнулись в тарелки пережидая нарастающую бурю. Но лорд Барко оказался сдержаннее, чем видимо многие ожидали и буря не разразилась, и только после того, как за взбешенным лордом закрылась входная дверь, гомон голосов заполнил зал.

Дерек был взбешен, он старался не показывать вида, но у него это плохо получалось, по крайней мере девушка явно видела судорожно ходящие под кожей желваки, и мрачно мерцающие потемневшие глаза, стараясь сгладить неприятное впечатление она молча положила свою ладошку на его руку, судорожно тарабанящую пальцами по краю столешницы. Нервные пальцы замерли под ее ладонью и взгляд мужчины стал медленно оттаивать, он внимательно смотрел в ее глаза выискивая в них, что-то известное лишь ему одному и спокойная уверенность, обычно присущая ему, вернулась. Энжи попыталась убрать ладонь, но он задержал ее в своей и только потом с сожалением отпустил, проведя пальцем по внутренней стороне ее ладони от запястья до кончиков пальцев, от чего девушка вздрогнула. Захотелось оказаться как можно дальше от этого человеческого муравейника, от липких взглядов, от таких вот лордов, которые раздражают одним своим видом, подальше от этого города, что одной своей принадлежностью к Лории раздражал ее, захотелось домой, в маленький флигель рядом с Академией Смерти, осознав это Энжи оглянулась, задержавшись взглядом на каждом предмете мебели, на лицах придворных, она уже поняла, что все присутствующие здесь лица не последние при лорийском дворе, посмотрела на бледного, напряженного хозяина заведения, который кидал тревожные взгляды на их столик.

- Давай уйдем отсюда, - ее голос неожиданно громко прозвучал в затихшей ресторации, головы повернулись к ним и резко отвернувшись, уткнулись в тарелки. Бледный хозяин казалось сейчас упадет в обморок.

- Маленькая, тебя еще ждет именинный пирог, ты действительно хочешь уйти? – голос магистра был мягок, казалось невероятным, что еще несколько минут назад он кипел от бешенства, дождавшись уверенного кивка девушки, он подозвал хозяина, отдал ему какие-то распоряжения и встал, предлагая руку своей спутнице. Выходили они в полной тишине провожаемые такими разными взглядами от полных надежды, до горящих неприкрытой ненавистью.

***

- Давай я покажу тебе ночной Ольмак, - предложил магистр, он чувствовал себя немного виноватым за испорченный ужин, а теплый вечер поздней весны располагал к прогулке. Девушка доверчиво вложила свою ладошку в его, в который раз он ощутил тепло ее ладони в своей и жар начал разливаться от ладони к плечу и так по всему телу пока не дошел до торопливо застучавшего сердца. Сжав ее руку может чуть сильнее чем следовало, он увлек ее в паутину улиц.

Прогулка по ночному городу сгладила неприятное впечатление после посещения ресторации, странные взгляды, которые на них кидали все без исключения посетители, нервировали. Энжи же не хотела портить остатки вечера неприятными разговорами и отдалась на волю теплому ночному ветерку, лунному свету и теплым рукам магистра. Молча они бродили по ночным улочкам, любовались ярко освещенными дворцами и темными парками, бледнеющими в свете лун статуями в скверах и журчащими фонтанами. Ноги привели их к берегу реки через которую перекинулся живописный мост, слегка изогнутый он парил над темным провалом реки огороженный чудесными коваными перилами с магическими фонарями. Издали он был похож на прямую дорожку в замок фей освещенную волшебной пыльцой, и действительно упирался в освещенный разноцветными магическими огоньками дворец.

- Резиденция короля Теринора, - негромко пояснил черный маг, - замок над рекой Ольмак первая резиденция королей Лории давшая потом название городу. Здесь по легенде первый король, а тогда еще черный маг по имени Торквел, встретил свою жену, своенравная девушка была сильным магом и отказалась разделить с ним ложе уверенная в своих силах, и тогда он похитил ее, но силой взять любовь нельзя, а он полюбил ее. Девушка бросилась со скалы в реку непокорная насилию, он же кинулся следом не желая жить без нее, но на то она была и магом, чтоб иметь козырь на любой случай, выросшая в этих местах она прекрасно плавала и думаю пару заклятий на подобный случай имела, тогда как Торквел наоборот вырос вдали от вод и плавать не умел, пришлось юной Лории спасать его, так и сложилась сильная пара которая впоследствии основала королевство названное по имени жены короля. – Дерек рассказывал приглушенно, как будто разговаривал сам с собой, - конечно в учебниках истории и многочисленных балладах это все подается, как любовь с первого взгляда, ведь даже попытка насилия бросает тень на всю династию, но в королевской семье говорят детям правду.

- Правда тоже довольно романтична, хотя думаю это тоже уже подретушированный вариант, - усмехнулась принцесса, поймав шаловливую улыбку магистра.

 – Пошли, посмотрим откуда прыгала Лория, это на той стороне моста, стоит беломраморный памятник первой королеве, единственный кусок белого мрамора который удалось не то купить, не то украсть у твоего предка, - рассмеялся он. Девушка тоже рассмеялась, об отказе продавать белый мрамор и уничтожении любых напоминаний о месте его добычи королем Рианором ходили легенды. Не торопясь они перешли мост, он был одной из самых высоких точек города, сверху открывался замечательный вид на море огней, как будто рассыпавшимися под ногами, Дерек слегка придерживал девушку хуже его видевшую в неясном свете магических фонарей и рядом с ним она не ощущала ни капли страха, оказавшись на ночных улицах незнакомого города.

Статуя королевы Лории в свете мерцающих огоньков выглядела совершенно нереально, белый мрамор светился как бы изнутри, подсвечивая тонкую фигурку на краю речного обрыва, казалось что она замерла на нем в момент падения и любой порыв ветра опрокинет ее в темное речное русло. 

- В Лории есть поверье, что те, кто приходит к статуе с мечтами о чистой любви обязательно вскоре ее отыщут – улыбнулся Дерек. Энжи стояла молча восхищаясь точностью линий, резец неведомого скульптора ни разу не дрогнул, не было ни единой ломаной линии в фигуре ни единого несовершенства, «у такой красоты не страшно и просить, я очень хотела бы быть счастливой, великая королева, и еще хочу чтоб Дерек тоже был счастлив», ей даже показалось что статуя подмигнула своими чудесным каменным глазом.

- Стой, - послышался грозный окрик в нескольких метрах от них, - не с места, кто такие и что здесь делаете в ночное время. - Неподалеку стояли трое мужчин, одетых, в форму. При звуке этого голоса магистр, который уже схватился за меч, отпустил рукоятку и весело рассмеялся.

- Гвирд, с каких это пор капитан королевских хранов патрулирует улицы, - мужчины по-приятельски обнялись, смеясь и хлопая друг друга по плечам.

- С тех самых, как в городе пару месяцев назад появился оборотень, ночами выходит на охоту и Форк ему не указ, счет жертвам уже больше двух десятков, а наш черный маг где-то запропастился, - рассмеялся он, но смех вышел не веселым.

- Когда это началось? – посерьезнел магистр.

- Месяца два назад, после твоего отъезда из Ольмака, - рассказывал Гвирд – утром нашли парня с вырванным горлом, на следующую ночь разорвал женщину, потом старика из нищих, потом на неделю притих, но вскоре вновь мы услышали его вой, он каждый день предупреждает о выходе на охоту, не то молодой еще и убивать не хочет, не то наоборот старый и жутко самоуверенный, не знаю, пока его никто еще не видел. Вот патрулируем, хотя толку не много, но хотя бы разгоняем любопытных и глупых с улиц, тем более, что у нас есть четкий ориентир, с жуткого воя он начинает свою охоту. Так что давай прячь свою милую спутницу и милости просим в нашу компанию, может вместе у нас будет больше шансов, - усмехнулся он и было видно, что при виде Дерека он испытал облегчение.

- Говоришь предупреждает, ну что ж, посмотрим, - Дерек помрачнел и протянул руку к девушке, притягивая ее поближе к себе.

- Ты меня не представишь своей спутнице? – поинтересовался хран.

- Простите, Энжи – это Гвирд, мой товарищ по Академии жизни, - Гвирд – это Энжи, - говорить кто она Дерек не стал и горящие сдерживаемым любопытством глаза королевского храна разочаровано притухли.

- Приятно познакомиться Энжи, - Гвирд протянул ей руку и слегка пожал, - я всегда к вашим услугам.

- Благодарю, и очень приятно познакомиться.

- О, я запомню этот чудесный голос, наверняка вы изумительно поете, - Дерек совсем забыл что музыкальный слух его приятеля славился во всей академии, однажды услышав мелодию он всегда мог ее вспомнить, однажды услышав голос он навсегда запоминал его обладателя. - А сейчас - голос Гвирда стал официальным, - я посоветовал бы проводить твою спутницу домой.

- Я так и поступлю, спасибо Гвирд, - и Дерек прощаясь, крепко пожал ему запястье в извечном жесте доброй воли и дружеского расположения.

Не дожидаясь ухода хранов Дерек начал чертить руны открытия портала, Энжи стояла молча от удивления прикусив язык, первым правилом телепортации учили, где запрещено открывать порталы и Ольмак стоял первой строчкой, за пределами города была телепортационная площадка и только там маги имели право открывать портал. А сейчас Дерек, который точно знал о запрете, создал сияющую арку портала прямо перед королевским дворцом и прямо на глазах у капитана королевских хранов и те совершенно спокойно смотрят на явное нарушение закона. Энжи другими глазами посмотрела на магистра, но вопроса так и не задала, не время и не место, захочет – расскажет. Но доверять ему она уже научилась, поэтому совершенно спокойно вошла в портал, приняв протянутую руку черного мага.

Выход из портала привел в кабинет Дерека, Энжи с интересом оглядывалась, этот кабинет совершенно не походил на кабинет в его флигеле, но в то же время очень напоминал. Тот же огромный тяжелый стол темного дерева, но с удивительно красивой резьбой по краю, этот стол явно вышел из рук одного из лучших мастеров. В пару ему такой же шкаф, с непрозрачными мозаичными стеклами, огромные черные кресла, которые так и манили присесть, бархатные портьеры глубокого зеленого цвета, обивка стен в тон к ним темно-зеленая с золотым шитьем, все в этой комнате кричало о роскоши и богатстве.

- Подожди немного, - и магистр быстро вышел из комнаты, Энжи же с удовольствием сбросила с усталых ног туфли и по щиколотку погрузилась в мягкий ковер, побродив в нем как в воде лесного ручейка, она с устало присела в одно и кресел. Дверь отворилась и вошла Дорси нагруженная тяжелым подносом. Все это было выставлено на маленький столик, который Энжи сначала даже не заметила.

- Мы так поспешно ушли из ресторации, что не попробовали твой именинный пирог, - улыбнулся Дерек, - теперь пришло время исправить эту оплошность. Столик был заставлен тарелками с порезанным пирогом, засахаренными фруктами, воздушными пирожными и тонкими полупрозрачными чашечками с терпким травяным отваром, девушка только сейчас поняла, как же она проголодалась. Но в первую очередь она потянулась к булавке-мороку и сняла ее вместе с образом черноволосой красавицы, теперь перед Дереком сидела та же девушка, но настоящая. И хотя морок никак не влиял на восприятие, оба облегченно вздохнули.

- Вот теперь можно и пирог, - смех девушки колокольчиком прозвенел в тишине комнаты. Разлив по чашкам отвар из трав она с ногами забралась в облюбованное кресло, Дерек сел во второе и, придвинув посередине чайный столик, беззаботно радовались тихому вечеру.

Но как всегда все хорошее недолговечно, спокойному вечеру не суждено было так же спокойно закончится, их беседу прервал странный для Энжи, но видимо очень знакомый для Дерека звук, звук разрываемого пространства, в углу комнаты, где они сами недавно вышли из портала вновь разгоралась арка телепорта. Энжи замерла в кресле, удивлению ее не было предела и это в столице, где вообще запрещено использование порталов.

- Добрый вечер, прости что без приглашения, но в прошлый раз ты просто проигнорировал меня, так что теперь буду невежлив, - голос пришедшего показался Энжи знакомым, но вспомнить сразу она не могла, она сидела спиной к вошедшему и еще не пришла в себя чтоб повернуться. Дерек встал и попал в крепкие объятья, неожиданный гость его нисколько не удивил и, кажется, он даже рад ему. Энжи не спешила повернуться к мужчине, сейчас она была зла на себя за то, что все-таки сняла морок, но исправлять что-то было уже поздно, да и Дерек не выказывал ни капли удивления. Выбравшись из объятий вновь прибывшего Дерек подошел у Энжи

- Энжи, позволь представить тебе моего кузена Эдвина – Энжи побледнела, так вот откуда этот голос оказался ей знаком, перед ней стоял наследный принц Лории.

- Принцесса Марилика? – Эдвин выглядел не лучше, но он быстро взял себя в руки, - вас ищет отец по всему миру, а вы, вы здесь… И что делает моя невеста в обществе моего брата?

- Невеста?

- Невеста! – в один голос произнесли Дерек и Энжи, только он потрясенно, а она возмущенно.

- Я не давала вам своего согласия, - голос Энжи звенел от возмущения, ее щеки пылали.

- Зато его дал ваш отец, - хмыкнул принц, ситуация начала его забавлять.

- Я всего лишь сказала, что подумаю над этим после завершения обучения в Академии, - Энжи без сил рухнула в кресло, - и что же вы ему предложили, что он согласился меня продать?

- Ну что вы, как можно, это лишь политическое соглашение, не стоит так отчаиваться, - я дам вам лет 20 на обучение, - хотя если вы будете так бесподобно хорошеть, я могу и передумать, - принц явно смеялся над ней, но Энжи никак не могла справиться с собой. Раньше мысль о замужестве не вызывала у нее никаких эмоций, воспитанная на понятии «королевский долг», она понимала, что рано или поздно ей придется выйти замуж и она понимала, что выбирать супруга ей не придется, но сейчас одна мысль об этом вызывала жгучий протест внутри и смотреть при этом на самодовольное лицо принца было выше ее сил. Ей понадобилась вся ее выдержка, чтоб побороть возмущение, поэтому только сейчас до нее дошло то, что только что сказал Дерек.

- Кузена? – она лихорадочно стала перебирать родственников принца, благо по геральдике и генеалогии у нее был великолепный учитель заставивший вызубрить все генеалогические древа правящих родов наизусть, она знала всех родственников, всех поименно от основания королевства по сию пору, но ни одного Дерека среди них не значилось, мало того ни по возрасту, ни по имени он не подходил ни под одного из известных ей кузенов принца.

- Энжи сядь, - голос магистра был спокоен, но чего стоило ему это спокойствие знал только он сам, его глаза потемнели, как будто от гнева, но гнева не было и девушка, чувствуя его странное состояние, молча подчинилась, - мой прадед наследный принц Лории Дастин к.Дар Лоринос, закончив Академию Смерти решил, что принцев много, а черных магов все меньше и меньше и презрев происхождение решил стать боевым магом, может быть он и не отринул бы все так резко, если бы его семья приняла его избранницу, простую девушку из Маринии, даже не мага, но королевская спесь взыграла в его родителях и принцу запретили жениться. Тогда он отказался от короны и титула. Вскоре он женился и у него родился сын, тоже черный маг, но его жена было человеком и вскоре умерла, дед говорил что Дастин так и не смог смириться с ее смертью и отдав сына в Академию он пропал, ушел и не вернулся, никто не знает что с ним случилось и где он теперь, жив ли…? Дастин был наследным принцем Лории, причем единственным, с его отречения прошло около сотни лет и королевство осталось без короля, мой дед к тому времени закончил Академию и ушел с головой в практическую магию, в свое время король объявил его незаконнорожденным, но Дастин был женат на своей избраннице и обвинения были ложными, после смерти короля деду предложили корону, но увлеченный своими исследованиями и наученный горьким опытом отца он отказался и трон занял кузен короля, он то и царствует по сию пору.

- Мне говорили что старшая ветвь рода прервалась со смертью предпоследнего короля и с пропажей наследного принца, - значит все это ложь, - принцесса поглядывала на обоих мужчин и находила схожие черты, но если Дерек будучи по меркам магов еще очень юным выглядел как взрослый мужчина, то Эдвин наоборот будучи лет на двести старше выглядел ухоженным мальчишкой, слегка закормленным сладостями, темные волосы уложены в прическу, лицо не ведающее светила, темные, почти черные, глаза смотрят насмешливо и на подбородке такая же как у Дерека ямочка.

- Не совсем, - теперь в объяснения вступил Эдвин, - Дастин отказался от короны, но его отречение было мальчишеским шагом, он сбежал из дома, женился и даже умер, если он умер, наследным принцем, официального отречения от него не было, так же как не было отречения от его сына деда Дерека, отца Дерека вообще никто не спрашивал, ведь в это время уже правил мой отец и всех это устраивало.

- Это устраивает всех и по сию пору, - мрачно вставил Дерек.

- Не всех, совсем недавно отцу донесли, что лорд Барко, пытался мутить воду при дворе, призывая к возврату старшей ветви к.Дар Лоринос, - внимательный взгляд не отпускал Дерека, но тот только рукой махнул.

- Теперь можешь забыть про лорда Барко, ко мне он больше не подойдет – мавок побоится, - улыбка магистра была спокойной, он пересказал принцу события сегодняшнего вечера, после чего оба от души посмеялись, было видно что они может и не сильно близки, но доверяют друг другу. Энжи со стороны наблюдала за ними и чувствовала себя лишней. Видеть Эдвина было неприятно и даже его сходство с магистром не меняло ее отношения, а лишь раздражало.

- Позвольте откланяться, сегодняшний вечер был весьма насыщенным, - и слегка поклонившись обоим принцам, она величественно удалилась в свои комнаты, провожаемая жгучим взглядом магистра.

- Мне так никто и не ответил, откуда в твоем доме появилась принцесса и почему ты так странно ее называешь? – голос принца был спокоен, он с любопытством наблюдал за братом, хотя Дерек приходился ему даже не братом, а внучатым племянником, но такие мелочи не смущали принца.

- Появилась, но не в этом доме, думаю, историю исчезновения принцессы тебе уже донесли шпионы при Маринском дворе, - в его голосе не было вопроса, он точно знал что Эдвин давно в курсе событий, тем более, что как выяснилось Энжи для него не просто принцесса соседнего государства, и почему от этой новости ему так неприятно на душе.

- Конечно, они не зря свой хлеб едят, - будучи главой службы безопасности Лории Эдвин при всем своем лоске и внешней изнеженности дураком не был.

- Маг Рэндома в последний момент сумел активировать портал, настроив его на абстрактное понятие безопасность. Девушку выкинуло ко мне, я тогда даже не знал кто она, целитель едва смог вытащить ее из рук Мариэль и я на время оставил ее в Академии, там купол и ее никто не сможет найти, а я пока пытаюсь понять кому надо было организовывать покушение на девочку, мне нужна информация из дворца, но сам я пока туда не могу появиться, да и оставить ее без присмотра тоже не могу… - он внимательно смотрел на принца, получив в ответ такой же внимательный взгляд.

- А имя?

- Это второе имя принцессы данное ей на церемонии представления Смерти, в Академии Смерти оно как нигде более уместно, да и оно не так известно, ищут девушку под именем Марилика, а девушку с именем Энжи никак не свяжут с пропавшей принцессой.

- Зачем надо было тогда привозить ее сюда?

- У нее сегодня день рожденья, хотелось сделать приятное, да и женских вещей у меня почти нет, так кое-что осталось от матери, поэтому и привез, она под двумя амулетами, узнать невозможно, - пожал плечами черный маг.

- Но я же узнал, - Эдвин достал из шкафа пузатую бутылку и бокалы.

- В этот дом доступ порталом имеешь только ты, ну и король, король меня своим вниманием не балует и уж точно не заявится ночью и без предупреждения, а тебе я доверяю, впрочем ты тоже не слишком частый гость. Даже перед Седриком она была под мороком и лишь сейчас сняла, а тут ты… Ты действительно просил ее руки? – сам того не замечая он с силой сжал тонкий бокал, ножка бокала не выдержала и тихий хрустальный звон заполнил комнату.

- Да, Дерек, я действительно просил ее руки полгода назад и король Рэндом пообещал… - но все это пока на словах – спешно добавил он, - если хочешь можно еще остановить переговоры.

- Что значит - «если хочешь?»…

- Дерек, я все сказал. По Маринии и угрозе принцессе озадачу своих, что нароют ты будешь знать первым, так что думай… - и принц встал с кресла, одновременно активируя портал, сейчас они стали очень похожи, на лице Эдвина проступила печать возраста и вмиг загрубевшие черты его лица повторили лицо Дерека. Быстро пожав запястье принц ушел, а Дерек остался в кресле с бокалом без ножки в руке, одним глотком опорожнив его содержимое он выкинул его остатки в камин.

И вот тогда сидя в кресле глядя не видящими глазами в пустующий камин Дерек наконец смог признаться себе, что Энжи притягивает его как магнит, что уже давно, а точнее с самого первого взгляда на ее бездыханное тело в его душе что-то дрогнуло и натянулось как струна, но вот теперь эту звенящую струну надо порвать своими руками, ведь она должна принадлежать Эдвину, Рэндом уже согласился, да и как тут не согласиться два единственных наследника сопредельных государств могут составить единое целое. А он, он конечно может запретить, по статусу выше его в этом мире только богини, но за его спиной нет ни единого поддерживающего плеча и сейчас статус Верховного Магистра Смерти ничего не стоит, станут ли слушать его короли, что он может им противопоставить. Стоп! В данной ситуации есть только один выход, надо вырвать из души это звенящее чудо, надо найти того кто ей угрожает, найти и уничтожить, тогда она будет свободна и он тоже. И приняв это не легкое решение Дерек нет, не успокоился, наоборот внутри все протестующее бурлило, а потом медленно умирало.

 Встав с кресла магистр собрался к себе, но ноги сами принесли его в смежные покои, там за дверью спала девушка, что одним своим появлением внесла полное смятение в его душу, понимая что сейчас он пытается обмануть сам себя он приоткрыл дверь, уговаривая себя что сейчас уйдет, только приоткроет чтоб было слышно если ее опять будут мучить кошмары, что только глянет как она и сразу уйдет. С этими мыслями он подошел к ее кровати, девушка спала, но на ее щеках еще не высохли слезы, а он стоял не в силах отвести взгляд от ее посеребренных светом белого Торка волос, от еще по-детски округлого лица, от длинных ресниц из-под которых вновь выкатилась слеза. И Дерек, как загипнотизированный, протянул руку и стер соленую каплю с ее щеки. За первой слезинкой последовала вторая, теперь Дереку стало вдвойне обидно и страшно, станет ли Эдвин вытирать слезы спящей жене, станет ли вскакивать ночами, чтоб обнять, успокоить, сможет ли сделать счастливой эту маленькую девочку… а внутренний голос как всегда метко добавил «а ты сможешь?», он очнулся почувствовав ее тело в своих руках, тихонько обнимая он успокаивал спящую девушку, гладил ее по дивным волосам, целовал макушку, и горькая слеза обиды и разочарования готова была выкатиться уже из его глаз. Вырвал его из этого состояния душераздирающий вой, в голове прозвучали слова Гвирда, «каждый раз выходя на охоту он предупреждает город жутким воем…», «ого, наш оборотень вышел на охоту, ну что ж пора и размяться, а то совсем расклеился, надо вспоминать о своих обязанностях». Скрипнула дверь, магистр быстрым шагом вышел из комнаты, вышел не оглядываясь, вой подгонял его, и в это же время Энжи села в постели, сначала она спросонья не поняла, что же ее разбудило, но вой повторялся снова и снова, пугая девушку и она, накинув пеньюар, отправилась на поиски Дерека.

А он в это время быстро заскочив в комнату, чтобы взять оружие, мгновенно телепортировался к источнику звука, благо вой раздавался еще не раз позволяя подобраться поближе. Но в путанице ночных улиц не легко было найти уже смолкшего оборотня. Дерек уверенно шагал, внимательно вглядываясь в подворотни, сворачивая все в новые и новые переулки, но вдруг женский крик взрезал тишину ночи и дал ему направление. Черный маг бросился на помощь, судя по звуку, расстояние было не большим, но в неосвещенных переулках, даже активировав ночное зрение, тяжело было что-то найти. Проплутав несколько минут по переулкам Дерек выскочил на небольшую площадь. Здесь сходилось несколько улиц, посреди бил фонтан, а у фонтана лежало тело женщины и сердце Дерека пропустило удар, в свете луны серебрились светлые волосы, совсем как те, что еще недавно он гладил своими руками, а рядом расплывалось кровавое пятно, масляно блестевшее в свете луны. Огромный волколак спокойно лакал кровь и хотя звук шагов черного мага не услышать было не возможно зверь, а сейчас он был именно зверем, даже не пошевелился при его приближении. В другое время это, наверное насторожило бы магистра, но сейчас единственным желанием было подойти и убедиться, что не она сейчас лежит распластанная на брусчатке и даже полная уверенность, ведь он оставил ее спящую всего несколько минут назад, не могла остановить его. Не отпуская взглядом лакающего оборотня Дерек подходил все ближе и ближе, звук извлекаемого меча казалось, заинтересовал зверя, он спокойно поднял измазанную в крови морду и самоуверенно глянул на Дерека. Черный маг не раз имел дело с оборотнями, много веков назад первые маги открыли портал из другого мира и целый клан оборотней перешел в их мир. Сначала ничего не происходило, они обустроились в предгорьях, никому не мешали, торговали шкурами добытых животных и никого не трогали, с течением времени они начали расселяться по другим городам, стали появляться смешанные браки, вот тогда грянула беда. Дети оборотней наследовали способности родителей, но если один из родителей был не оборотень, то происходил генетический сбой, некоторые дети могли перекидываться зверем, некоторые нет, но носителем наследственного кода они были, и потом их внуки могли родиться оборотнями, но если в крови избранника оборотня была кровь мага, даже совсем чуть-чуть в пятом-шестом колене, то оборотень просто сходил с ума, разрываясь от таких противоположных способностей, и начинал убивать. Проблема в том, что вычленить геном оборотня оказалось не возможным и поэтому сейчас, когда много веков как оборотней нет в этом мире, иногда появляются вот такие экземпляры, как тот, что стоял сейчас перед Дереком.

Убивать живые существа черный маг не любил, но в этом случае другого выхода не было, свихнувшийся оборотень все равно продолжит убивать и жертвами могут стать десятки невинных людей. С мечом наголо Дерек подходил к волоколаку, тот так же не мигая смотрел ему в глаза весь подбиравшись и готовясь к прыжку. Но черный маг в первую очередь должен был знать мертва ли женщина и лично для себя убедиться в ее личности, иначе он просто не мог, его взгляд вопреки здравому смыслу все возвращался к ее светлым прядям уже намокшим в крови. Волколак бесшумно ступая лапами попятился назад, и Дерек увидел в этом возможность подойти к женщине, не опуская меча он приблизился к жертве, наклонился над ней и тут же был снесен тушей огромного волка его зубы клацнули в опасной близости от шеи мага и сошлись на плече, только отличная реакция спасла его от участи жертвы. Падая он на мгновение увидел лицо убитой женщины и страх отпустил его душу, перекатившись подальше от волколака он вскочил на ноги и кинулся в бой, заговоренный многими поколениями черных магов клинок пел свою смертельную песню, а левая рука плела заклинание. Боль в плече пронзила руку, укус зверя не остался без последствий. Стараясь совладать с болью, магистр кинул заклятье прям в морду надвигающегося зверя, шкура его вспыхнула огнем, но тот не свернул, продолжая надвигаться на магистра огненной громадой. Прыжок и огромный зверь упирается лапами в плечи мага, но резкое движение все-таки не дало ему преимущества снесенный весом зверя Дерек переместил меч чуть ниже и волколак в прыжке напоролся на острие, горячая кровь хлынула на мостовую, лапы уже готовые рвать живую плоть опустились и зверь рухнул на камни.

«Гвирд!!!» - направленное заклинание вызова понеслось к капитану королевских хранов, еще с полчаса он ждал их появления, рана на плече кровоточила, рука не поднималась, меч выпал из ослабевших пальцев.

- Дерек, - голос подоспевшего друга был обеспокоен, но Дерек лишь махнул рукой и ушел в портал.

Тихий звук открывающегося портала и он дома, по привычке быстро оглядев комнату магистр сделал шаг в кабинет, но навстречу из глубокого кресла поднялась незамеченная им сразу принцесса. Она затуманенным от тревоги взглядом обвела Дерека и кинулась к нему, несколько шагов и вот она обнимает его, его же рука обвила ее талию и нежно прижимает к себе, как пальцы девушки натыкаются на мокрый от крови рукав, она испугано поднимает глаза:

-Ты ранен? – ее голоса почти не слышно, спазм перехватил горло.

- Ничего страшного, собака укусила, - пытается отшутиться магистр, но она не слушая, уже стягивает с него камзол. Дерек стискивает зубы от боли, и взгляду девушки открывается рваная рана частично прикрытая шелком рубашки.

- Где у тебя ванная, надо промыть рану, - и Дерек показывает кивком в сторону соседней двери, она открывается в огромную помпезную спальню, как водится в темных тонах, но Энжи не до любопытства, она лишь оглядывается в поисках двери в ванную комнату. Она нашлась у дальней стены и поддерживая Дерека Энжи торопится туда, она чувствует как слабеет маг и понимает, что своими силами дотащить его туда просто не сможет, вот и дверь. В ванной комнате обнаружилась банкетка, приставив ее поближе к стене девушка усадила магистра и занялась обработкой раны. Практических знаний у нее не было, но что делать она знала, разорвав рубашку она сняла ее с Дерека и намочив небольшое полотенце начала смывать с его руки и пострадавшего плеча кровь, кровоостанавливающее заклинание слетело с ее губ машинально, так же прошептала обеззараживающее, когда-то мама научила ее этим не хитрым заклинаниям, чтоб самостоятельно бороться с поцарапанными коленками, но здесь этого было мало, вырванный кусок тела все равно кровоточил, и выглядел ужасно, девушка со слезами на глазах беспомощно смотрела на бледного магистра.

- Там в ящичке сверху бинты и заживляющая мазь, - Энжи бросилась искать, судорожно выдвигая ящички, а магистр, наблюдая за ней, забывал о боли. Вот обнаружив искомое принцесса вернулась и смазав края раны туго забинтовала плечо, но на теле Дерека еще оставались следы крови и Энжи вновь взялась за полотенце, но если до этого ее движения были спокойны, она должна была помочь раненому, то сейчас, когда ее руки водили по гладкой мускулистой груди магистра ее бросало в дрожь и мало того, она чувствовала ответную дрожь тела магистра на ее прикосновения и не знала как на это реагировать. В конце концов она смыла всю кровь и помогла ему добраться до кровати, Дерек хоть и не считал опасным такое ранение весьма просчитался рассчитывая собственные силы, получив его в начале боя, маг потерял много крови, а потом дожидаясь отряда хранов так и не удосужился остановить кровотечение и теперь расплачивался ужасной слабостью и головокружением, хотя головокружение возможно было вызвано легкими прикосновениями девичьих рук к его обнаженному телу. К окончанию этой процедуры он весь горел, Энжи же ничего не замечала, она помогла Дереку встать и отвела его в спальню, где и уложила в постель, сопротивляться сил не было и маг мгновенно уснул. А девушка, придвинув к его кровати кресло тихонечко прошептала:

- Теперь моя очередь сторожить твой сон…

***

Дерек проснулся рано по привычке прислушался и лишь потом открыл глаза, возле кровати в большом кресле спала Энженика, трогательно уронив руку вдоль ручки кресла. Его затопила нежность к этой юной девушке, почти девочке, наверное как все женщины крови боится, а тут не испугалась, не бросила. Видимо пристальный взгляд тоже имеет материальную структуру, иначе почему ее ресницы затрепетали и их взгляды встретились, Энжи тревожно оглядела его и только потом совсем по детски потерла кулаками глаза просыпаясь, встала и как кормилица в детстве, когда он болел, положила маленькую прохладную ладошку на лоб, проверить не ли у него жара.

- Спасибо, - тихонько прошептали его губы. А она только недоуменно пожала плечами.

- Надо бы вызвать лекаря, - полу утвердительно произнесла девушка, - рана может загноиться.

- Никакой лекарь не может помочь магу смерти, сам принцип энергий у нас разный, - терпеливо пояснил магистр.

- Тогда не мага-лекаря, а человеческого лекаря, того который может лечить травами, эти работают по принципу не вмешательства в энергетику и примочками и мазями смогут ускорить заживление, - не сдавалась девушка.

- Энжи, - мягко произнес магистр, - что ты знаешь об энергетике черных магов?

- Ничего, - отчеканила девушка, - но думаю раны у них ничем не отличаются от других.

- У нас очень сильная регенерация, вчера ты сделала все, что требовалось, промыла, обработала и если не начнется воспаления больше ничего делать не надо, природа сделает все за нас.

- Отлично, тогда вставайте магистр, и посмотрим на работу природы, - ответила она тоном не терпящим пререканий и мужчина, откинув здоровой рукой одеяло, начал медленно подниматься с постели, голова не кружилась, отметил он про себя, ноги держали, зверский голод уже давал о себе знать, следовательно все в норме и только потом он заметил стыдливо опущенные глаза и пылающие щеки девушки. А Энжи безуспешно пыталась скрыть накатившее смущение, впервые она видела мужчину без рубашки, а Дерек был очень привлекательным мужчиной, ее руки сразу вспомнили ощущение его тела под пальцами, гладкую кожу с перекатывающимися под ней мускулами, вчера ей было не до этого, зато сейчас она не знала куда девать глаза от смущения. –До ванной комнаты дойдете? – от волнения она забыла, что уже давно зовет его на ты. Дерек не стал акцентировать внимание на этой оговорке и молча пошел в ванную слегка покачиваясь от слабости, все таки крови он вчера потерял много. В ванной комнате примостившись на уже знакомую банкетку он замер в ожидании своего добровольного целителя. Энжи запаздывала ей надо было немного времени, чтоб взять себя в руки, чтоб ее пальцы не отбивали нервную джигу на его коже. Вооружившись тонким ножом она аккуратно надрезала бинты, местами они пропитались кровью и чтоб снять повязку потребовалось немало времени, Дерек терпел, но иногда все-таки шипел от боли. Наконец-то сняв бинты Энжи тыльной стороной ладони стерла капельки пота со лба и принялась отмывать остатки крови вокруг раны, как вдруг звук шагов заставил ее резко обернуться.

- О, я смотрю у вас тут весело, не помешал, - голос принца раздался от входной двери, - я пришел поздравить брата с очередной победой, но боюсь я тут лишний, - тон которым это было сказано холоднее льда.

- Ну почему же ваше высочество, может хоть вы уговорите этого упрямца послать за лекарем, - в тон ему ответила Энжи, мигом преобразившись в надменную принцессу.

- Дерек ранен? - вся спесь и напускная бравада слетели с принца, войдя в спальню услышав голоса из ванной он здорово разозлился, и не важно что девушка еще не невеста, но она обещана ему, собственнические чувства мигом вытеснили здравый смысл, он забыл что еще вчера собирался отказаться от нее. А сейчас понимая всю глупость своих домыслов, он почувствовал вину, вину и злость. – Какого демона, Дерек, почему Гвирд не сообщил, что ты ранен.

- Думаю он просто не успел заметить, я сразу же ушел в портал пока еще оставались силы, рана не серьезная, просто крови из меня вытекло прилично, - Дерек заметил состояние брата и не хотел усугублять его раздражение.

- Так что с лекарем, - решила настоять девушка.

- Лекарь не нужен, просто перевяжи снова и завтра уже буду как новенький.

Эдвин услышал лишь пару ничего не значащих фраз, но почему-то почувствовал себя лишним, стараясь не шуметь, он вышел в другую комнату. А Энжи все никак не могла справиться с перевязкой, каждый раз прикасаясь к обнаженной коже магистра она мучительно краснела, ее руки подрагивали и глаза обращаясь к начавшей вновь кровоточить рваной ране наполнялись слезами. Дерек сидел молча, стараясь не шевелиться онемевшая рука болела, но прохладные пальцы на коже приносили облегчение, он прислонился к стене и отдался на волю этих прохладных ласковых рук, пока не почувствовал горячие капли на своей коже. Открыв глаза он увидел слезы на ее ресницах и отчаяние в ее глазах:

- Маленькая, не плачь, ничего страшного… - он попытался здоровой рукой погладить ее тонкие пальчики в который раз пытающиеся забинтовать плечо, но в который раз повязка промокала кровью и она вновь снимала кровавые бинты пытаясь унять ее течение тампонами пропитанными кровоостанавливающей мазью и слабым заклинанием. Ее губы были упрямо сжаты, слезы застилали глаза, смотреть на него истекающего кровью было мучительно, тем более, что она знала, раны причиненные оборотнями очень коварны и даже небольшая способна привести к страшному исходу. Вдруг ее лицо ожесточилось, она сняла тампоны и бинты и молча положила руку на глаза магистру, вторая легла на его рану, он пытался что-то возразить, но она шикнула на него и он промолчал. Лечить его у нее не было знаний, залечить такое мог только опытный целитель, но он постарался успокоиться, хуже она не сделает, а дать ей возможность понять бесполезность этого занятия один раз можно и Дерек расслабился, закрыл глаза и отдался на волю ее рук. Энжи тоже расслабилась видя, что магистр не сопротивляется и пустила силу на волю, она никогда не лечила, царапины на колене не в счет, но здесь была не царапина и она старательно начала воспроизводить то что знала лишь в теории и пыталась додумать то, чего не знала. Сила мага в манипулировании энергиями, маг жизни видит и пользуется только тонкими потоками магии жизни и чтоб сплести ее в живую плоть надо много энергии, маг же смерти использует более тяжелые энергии смерти и для плетения заклинаний ему надо гораздо меньше энергии, так как сила магии смерти в разы больше. Энжи потянулась к силе, потянулась к магии и неровными стежками стала вплетать всю доступную ей энергию в заклинание? Нет, как такового заклинания не было, она просто не знала такого, это была просто заплатка, заплатка в энергетической структуре раненого тела. Она притягивала магию не заботясь о ее структуре, сил не хватало, казалось что заплатка которую она ставит у него на плече вытягивает жилы из ее тела, тянущая боль заструилась по венам, но девушка не оставляла своей работы. Ее глаза были закрыты, зрение здесь не требовалось, дыхание учащалось как после долгого бега, она стала задыхаться, но работы не оставила, в конце концов все было закончено, тяжелый вздох вырвался у нее из груди и она начала оседать на пол в полном бессилии, открывший глаза магистр едва успел одной рукой подхватить падающую девушку и прижать к груди, не понимая что случилось, но активировав магическое зрение он онемел, его плечо усилено регенерировало, ткани наросли, тонкая еще болезненно красная воспаленная кожа покрывала рану, которая еще несколько минут назад кровоточила. И что самое странное, он так и не увидел ни следа лечебного заклинания, потом взглянув на посеревшее лицо девушки он понял, она просто влила в него силу, много силы, столько что ей самой не осталось даже устоять на ногах, нежность пополам с раздражением затопила его, ну зачем она так щедро разбрасывается силой, заживет, ей теперь самой восстанавливаться нужно. Осторожно подняв раненую руку он прикоснулся к ее щеке, она стояла притянутая его здоровой рукой, опершись лбом о его грудь и тяжело дышала, немного собравшись с силами она тихонечко отстранилась и внимательно осмотрела остатки раны и по ее уставшему личику разлилась удовлетворенная улыбка. Дерек лишь сильнее прижал ее к себе, вдохнул запах ее волос и прошептал в ухо:

- Спасибо, маленькая, но если еще раз ты сделаешь что-то подобное, я тебя просто отшлепаю…- счастливый тихий смех был ему ответом, а потом уткнувшись в его грудь она прошептала.

- А если ты еще раз сделаешь что-то подобное я, я … я не знаю что я тебе сделаю… - он рассмеялся и поцеловав ее по обыкновению в макушку слегка отстранил от себя заглядывая в глаза, проверяя может ли она устоять на ногах, девушка слегка пошатнулась, но потом нашла в себе силы встать и вымученно улыбнувшись отстранила от себя поддерживающую ее руку, только теперь глядя на него она ощутила его обнаженный торс и вновь залилась краской, не желая смущать ее, магистр достал банный халат и накинул его себе на плечи и поддерживая Энжи одной рукой, по инерции еще пытаясь беречь раненую руку, они вышли из ванной комнаты, в спальне никого не оказалось, и лишь в гостиной они обнаружили Эдвина спокойно развалившегося в большом кресле с чашкой горячего отвара в руке.

- Долго же вы… - большего говорить не стал. Энжи молча не глядя на принца села в кресло и потянулась к булочкам, хрустящее чудо вышедшее из рук доброй Дорси сейчас интересовало ее гораздо больше, чем все что мог сказать принц и лишь через несколько минут вспомнив о хороших манерах она запивая булочку горячим отваром вспомнила о присутствующих. Дерек сидел в кресле напротив и ухмыляясь жевал бутерброд, Эдвин же переводил взгляд с одного на другую и недоуменно хмурил бровь. Только сейчас Дерек понял, что ему надо бы немного прояснить брату ситуацию.

- Эдвин, малышка умудрилась остановить кровь магией, - он специально не стал рассказывать что Энжи умудрилась гораздо больше, силу девушки много лет скрывал отец и не известно почему он это делал, и Дерек не считал себя вправе открывать все карты сразу, даже ее жениху, тем более ее жениху, эта мысль больно резанула сердце, но он смог спрятать ее глубоко внутри, - это потребовало больших энергетических затрат с ее стороны, так что пусть подкрепится.

- Дерек, я пришел рассказать, что успел сделать, а то ты обычно надолго не задерживаешься - Эдвин придвинул к себе чайник и вновь наполнил себе чашку отваром. – Мы пообщались с лордом Вэстоном, скоро у нас меняется глава дипломатической миссии в Маринии, это оговорено во всех документах и об этом все знают, вместе в ним лорд Вэстон отправится лично разбираться в ситуации, с ним пара его помощников. Раньше отправлять кого-то слишком наглядно, надеюсь ты понимаешь….

- Да, Эдвин, я все понимаю, выбора у меня все равно нет, самому мне все равно ходу нет в Маринию, пока я в ответе за Энжи… - разговор двух принцев тек спокойно, как будто они на прогулку собираются, а не засылать шпионов в ее родное государство, чьей наследной принцессой она была. Энжи сидела отстраненно, но мысли ее были не радостны, сейчас она видела изнанку политики смежного государства, второе лицо ее нежеланного жениха и другую неизвестную ей сторону Дерека, если она раньше видела в нем мага, учителя, просто мужчину, то сейчас перед ней открылся его второй образ, образ правителя достойного управлять королями, в этом она была уверена. Так, улыбаясь своим мыслям она свернулась в кресле совсем не заботясь о присутствии двух мужчин спокойно разговаривающих рядом, глаза сами собой закрылись и она погрузилась в сон, которого ее лишила ночная тревога о Дереке.

 Сам же магистр краем глаза следил за притихшей девушкой и когда ее глаза закрылись он улыбнулся и сходил за пледом с подушкой, аккуратно подложив подушку ей под опущенную голову и закутав пледом он вновь сел в свое кресло, Эдвин же тем временем внимательно следил за его действиями, но Дереку было все равно, именно из-за него она не спала ночь проведя ее в кресле рядом с ним, именно ему, заживляя рану, она отдала всю свою энергию и сейчас ее свежее личико было таким бледным, если бы он мог сделать что-то еще для нее то не задумываясь бы сделал. Его лицо приобрело упрямое выражение, отчего принц хмыкнул, но ничего не сказал.

***

Время работало против нее, она всем своим существом чувствовала сгущающиеся тучи, многие годы затворничества превратили ее в спокойную степенную женщину, а теперь она как гончая носилась по городу пытаясь разобраться в замыслах того самого - ненавистного, который растоптал все ее надежды на счастье и сейчас готовился к очередной подлости. Она слишком хорошо знала его, чтобы ни мгновенья не сомневаться в этом. Ее белый плащ мага мелькал по рыночным площадям, широким улочкам, ловил отголоски порталов, что открывал маг, выуживал отблески ауры, по которым она вновь и вновь шагала вслед храну королевы, стараясь быть незаметной, неуловимой и самое главное не попасться на его глаза, чтобы не дай богини он не увидел лицо, не заметил даже пряди волос, не услышал отголоска речи. За несколько дней она отследила все его привычные маршруты, разобралась с его знакомствами, но ни на шаг не приблизилась к разгадке его замыслов, все контакты были стандартны, поручения логичны и предсказуемы, лишь одно не давало ей покоя – слишком частые визиты в храм пришлого бога. В то, что маг ударился в чуждую религию она не верила, он и богинь-то не уважал, а уж смешного пришлого бога… но хода в чужой храм у нее не было и она вновь и вновь по отголоскам ауры перемещалась к местам его пребывания силясь по едва заметным штрихам, изменению в поведении вычленить хоть что-то, она была уверена, что к пропаже принцессы, о которой судачили все вокруг, он приложил свою руку.

Прошло время и она устала день за днем следить за его передвижениями, все чаще оставляла одного в его блужданиях по городу, лишь пустила отслеживающий маячок. Дни проходили за днями, в поведении мага почти ничего не менялось, но ее тревога нарастала с каждым днем, она сама не понимала что именно ее так гложет кроме дурных предчувствий, но книги, хроники, свитки, что десятилетиями приводили ее в трепет, теперь не спасали, мысли роились, предположения одно нелепее другого придумывались и отвергались, ее сон стал рваным, а день – нервным.

- Ралина, - голос за спиной заставил вздрогнуть, лишь после она узнала его и повернулась.

- Здравствуй, Хорис, - женщина приветливо улыбнулась старому другу, другу действительно старому – перед ней стоял служитель храма в светлой, но совсем не белой хламиде, которая кричала, что перед тобой не маг, не маг, но служитель Лариэль, а толстая серебряная цепь на груди символизировала гармонию и цикличность и показывала высокий статус подошедшего в жреческой иерархии. Хорис был не молод и женщина ласково взяла его за руку и усадила на скамью, старик подчинился, но руки не вернул, впрочем она и не настаивала, между ними давно не было недоговоренностей.

- Ралина, - с теплой улыбкой повторил она ее имя, - прости, что я вмешиваюсь, но последнее время ты стала сама не своя, тебя гложет что-то, - он участливо заглянул в ее глаза, но наткнулся на холод стали, впрочем ее глаза тут же потеплели, но этим жреца уже было не обмануть. – Ты столкнулась с прошлым, - не спросил, констатировал он и рука женщины подтверждающе и в то же время предостерегающе сжала его ладонь. – Ты не просишь помощи, но поверь я могу помочь.

- Знаю Хорис, знаю, - улыбнулась она другу, - но мне пока не требуется помощь, - жрец хотел что-то добавить, но рука женщины еще раз пожала его ладонь и он смолчал, как всегда с того самого весеннего дня когда его - еще мальчишку, привели в этот храм и прекрасная женщина за руку ввела его в святая святых – храмовую библиотеку, тогда она тоже не дала задавать вопросов, а лишь тихонечко пожимала его ладонь, прошли годы, потом десятилетия мальчишка с цепкими умными глазами превратился в юношу, потом молодого мужчину, а она так и осталась, ну не совсем молодой, годы не миновали и ее, но долгий срок жизни магов позволял ей прожить еще сотню-другую лет, а вот Хорис уже подошел к порогу жизни, еще шаг и старого жреца призовет Мариэль. Но с того самого первого пожатия руки робкому мальчишке, до сегодняшнего дня Хорис всю свою жизнь посвятил ей, она была магом жизни – свободной жрицей Лариэль, он тоже стал жрецом богини и хотя богиня жизни не требовала целибата от своих служителей Хорис так никогда и не женился, нет женщины были и не одна, но сравниться с Ралиной они не могли, свободная грация, уверенность в каждом своем действии, гордо поднятая голова – все в ней обличало королеву и безнадежно влюбленный в этот образ Хорис уже не мог поступиться своим идеалом и отдал всю свою жизнь служению Ламариэль и Ралине. Она же прекрасно понимала его чувства, но ответить на них просто не могла, ведь ее сердце похоронили вместе с горячо любимым мужем, со временем горячая влюбленность Хориса переросла в добрую сердечную дружбу и это чувство оказалось взаимным и сейчас удерживая в старческих, но еще сильных руках ее ладошку он заглядывал в ее глаза и читал в них все тайные страхи, неуверенность и тревогу.

- Я видела его, - все-таки призналась Ралина. – Видела на улице города…

- Он видел тебя? – с тревогой спросил жрец, все же ее безопасность интересовала его больше всего.

- Нет, Хор, - печально улыбнулась она, - он не видел меня, да и под плащом трудно узнать кого-то. – привычку ходить в плаще мага он сейчас благословлял, а ведь она осталась с тех далеких времен, когда она еще опасалась быть узнанной на улице, впрочем ее многолетнее затворничество в храме принесло свои плоды – ее никто уже не помнил. – Я следила за ним и сама и с помощью поисковика…

- А заметить твое заклинание он не мог?

- Нет, Хор, - покачала она головой, - поисковики привязываются на ауру, которую они ищут, но никак ее не касаются, отследить его невозможно. Впрочем он и не прячется, живет во дворце, ведет вполне нормальный образ жизни, только одно выбивается из образа – он частый гость в храме пришлого…

Жрец задумался надолго.

- Да, - наконец подал голос он, - в этот рассадник грязи и порока мне даже послать кого-то будет совестно, - но я что-нибудь придумаю…

- Не надо думать, - спокойно изрекла Ралина, - соваться туда небезопасно, я это чувствую…

- Сама ты туда не пойдешь, - резко отрезал жрец.

- Даже и не собиралась, - рассмеялась она, - соваться в пасть виверне я не горю желанием. – Да Хорс, у меня к тебе просьба, - жрец внимательно посмотрел на вставшую перед ним женщину, даже мешковатый плащ не мог скрыть тонкость ее тела, а надвинутый капюшон утонченность черт и жрец мысленно улыбнулся.

- Ты же знаешь, - мягко произнес он, - все что угодно…

- Всего лишь хочу знать, если в книге судеб появится любая запись касающаяся моего рода.

- Ты думаешь он осмелится? – содрогнулся Хорис.

- От него можно ждать чего угодно, - кивнула Ралина, - я боюсь что он держит девочку где-нибудь в подвале храма, он сильный маг, обеспечить защиту от поисковиков наверняка может, а потом… - она вздрогнула, перед глазами встали дни собственного заточения, прошли годы, но память не обмануть, она подкидывает осколки воспоминаний в самые неподходящие моменты, - потом он может заставить ее выйти за него замуж, например…

- Но это же нарушение закона крови чистой воды, - взвился жрец, - это невозможно, у него не будет детей при таком браке…

- Хор, - печально улыбнулась Ралина, хотя ее улыбка больше походила на оскал, - зачем ему ее дети, их и так не будет, от насилия у магов дети не рождаются, он просто освободит себе место избавившись от Рэндома, взойдет на престол, а потом убьёт девочку…

***

Их маленькое путешествие казалось ожившей детской мечтой, сколько раз Энжи мечтала вот так прокатиться по полям и лесам, чтоб ветер раздувал волосы, чтоб вскачь и без кольца хранов рядом. Хотелось обнять весь мир, упасть в траву и смотреть в небо, но вечно стонущая воспитательница: «Принцессе не подобает скакать как сорванец, принцессе приличествует ходить спокойно, а не бегать по аллеям парка», принцессе нельзя то, и нельзя это… Сейчас она подставляла ласковым лучам светила никогда не знавшее загара лицо и была по-настоящему счастлива. Зрак разделял ее восторг и упоение свободой, годы не знавший радости скачки он резвился вместе с хозяйкой, то несясь как стрела, то как жеребенок взбрыкивая, что заставляло сердце Дерека на мгновенье останавливаться, но умение девушки держаться в седле было бесспорно и он лишь облегченно выдыхал после очередного кульбита сливочного жеребца. И твердой рукой направлял Мрака вслед бесшабашно несущейся вперед девчонке, впрочем отставая не больше чем на полкорпуса, любуясь ее летящими по ветру волосами и сияющими счастьем глазами, благо замечательное усовершенствование Энжи позволяло ему видеть сквозь морок. В голове сквозь ничего не значащие мысли проскакивали ее эмоции и это вновь и вновь заставляло Дерека задумываться о характере этого явления, но стоило ему сосредоточиться как отголоски ее настроения и эмоций пропадали и он вновь ломал голову то ли это побочное явление из-за необорванной энергетической связи, то ли… впрочем другого объяснения он так и не придумал и чем расслабленней и спокойней он был, тем четче отпечатывались в его мозгу ее восторженные эмоции и глядя на ее счастливое личико, чувствуя в груди ее восторг он по немногу заражался этим и скакал рядом так же подставляя лицо теплым лучам и ловя дыхание ветра.

Прошедшая неделя в Ольмаке в окружении людей показалась ему очень длинной, нечастые посетители раздражали. Впервые документы Гвирда, с жалобами людей на расшалившуюся нечисть, не вызвали энтузиазма, в голове билась набатом мысль, что если взяться за работу, большая часть из которой вообще наверняка к нечисти никакого отношения не имеет, а проверить-то все равно придется, то надо будет оставить Энжи одну и эта мысль была все неприятней. Наверно поэтому сегодня он взял ее с собой, точнее не пошел домой через портал, а решил по привычке прокатиться верхом и проверить свои недавние подозрения, благо земли лорда Барко лежат по пути. Да и порталы он не любил…

Бешеную скачку пришлось прекратить, дорога нырнула в лес; небольшая, но утоптанная она вилась по лесной чаще и было видно, что торили ее не один год, но последнее время ею не пользуются, вездесущая трава начала покрывать колеи от телег, трудяги пауки заткали своим полотном ветки деревьев вдоль дороги, тонкие молодые ветви тянутся там, где их давно бы уже сломили торопливые всадники. Сейчас они ехали не торопясь, черный - как ночь Мрак полностью оправдывал свое имя и мрачностью и степенностью хода, тогда как Зрак, светящийся сквозь листву как лучик светила, резвился вовсю, вызывая приступы смеха у своей хозяйки. Лес редел, в просветах между деревьями заблестело озеро за ним виднелись шпили замка с реющими стягами. Но не смотря на близость жилья странные признаки запустения все больше бросались в глаза, мостки с которых видимо служанки полоскали белье, совсем недавно ладно сбитые, стояли слегка покосившимися, цветастый платок все еще можно было различить на одном из их столбиков, но что заставило женщин бросить свои вещи? Энжи вопросительно повернулась к магистру.

 - Сегодня мы переночуем здесь, - ее лицо осветил детский восторг, ведь провести ночь, вот так в лесу ей ни разу не приходилось, - а завтра можно и домой…

- А что мы будем здесь делать? – ее глаза излучали верхнюю степень любопытства.

- Смотри, - и он показал на реющие стяги замка, - это резиденция лорда Барко, - девушка брезгливо вздрогнула, - не переживай, здесь давненько никто не ходит, сейчас ранняя земляника созрела, - добавил он уже другим тоном и Энжи ужом соскользнула с коня, Дерек же в голос расхохотался, - только к озеру не подходи, - в миг посерьезневшим голосом предупредил он. А сам принялся устраивать лагерь, выбрал подходящую полянку с журчащим у края ручейком, расседлал лошадей и принялся собирать хворост для костра, день клонился к вечеру, ночью ему предстоял нелегкий разговор с мавками, обитающими в этом озере, если конечно получится вывести их на разговор. Из всех видов нечисти мавки вызывали в нем наибольшее участие, зачастую несчастные в земной жизни, насильственно утопленные или утопившиеся от бесчестья или несчастной любви женщины вызывали в нем сочувствие и редко когда он полностью уничтожал их, чаще брал обещание не топить прохожих, а нечисть в отличие от людей слово свое держит свято, да и для того чтоб существовать им чужая смерть не нужна, в отличии от упырей, оборотней-полукровок или призрачных горгулий, что питаются ужасом своих жертв и смерть от страха их самый излюбленный деликатес. На периферии сознания он ощущал тихое урчание довольных мыслей Энжи, они текли как мурлыканье котенка, едва слышно, но успокаивающе. Собирая хворост, он пытался зафиксировать в своем сознании это состояние, чтоб чувствовать этот эмоциональный фон, вдруг он почувствовал легкий укол испуга исходящий от девушки, потом волну недоумения с малой толикой страха и кинулся в ту сторону, где по его расчетам она должна была находиться, кляня себя, что так непредусмотрительно отпустил ее одну.

 Ему понадобилось всего несколько минут, чтоб добежать до опушки, где девушка собирала землянику, и мгновенье чтоб оценить обстановку. Она стояла, прислонившись к стволу дерева напряженно следя глазами за двумя медленно приближающимися к ней мужиками, когда-то сильные и статные тела выдавали в них воинов, но обрюзгший вид и поношенная одежда говорила, что эти двое давно уже забыли о хорошей жизни. Всклоченные бороды и потертые ножны мечей это все их достояние.

- И откуда во владениях нашего лорда взялись школяры, - они продолжали свой диалог пытаясь обойти Энжи с разных сторон, благо они видели лишь морок.

- А ничего, отведем его к лорду он решит что с ним делать, он у нас любит мальчишек, - сально ухмыльнулся другой.

- Жаль землянику рассыплю, - вдруг подала голос девушка стараясь не отпустить взглядом обоих молодчиков, Дерек с удивлением ощутил как она начала собирать силу, и вдруг понял, что от нее не исходит страха, лишь недоумение и брезгливость что ли.

- Не стоит рассыпать ягоды их так собирать долго, - подал он голос и вышел из-за деревьев, двое как по команде развернулись к нему еще в развороте вытаскивая мечи и становясь в пол оборота чтоб держать в поле зрения обоих противников. – Ваш лорд не слишком гостеприимен, как я посмотрю.

- Проваливай мимо господин хороший, - дерзко ответил один из мужиков, - а мальчонку своего оставь, он в замке пригодиться, а то свои все разбежались загоготали они, и видимо чтоб подтвердить свои права на мальчишку один из них приставил острие меча к шее Энжи. Пелена ярости мгновенно заволокла Дерека, меч, они угрожают ей мечом. Доставать свой меч он не стал, удавка из воздуха скрутила их тела и мгновенно подбросила в воздух, мечи выпали из мгновенно ослабевших рук, хлесткая воздушная плеть обожгла спины и с грохотом бросила обоих на землю. Искаженные от страха лица пронзило понимание

- Маг!

- Черный маг, - взвыли они уже не пытаясь бороться или бежать.

- Вон отсюда и если еще раз… - усиленные магией слова «вас настигнет гнев Мары» они услышали уже спинами, улепетывая со всех ног.

- Спасибо за помощь, я конечно уже держала наготове заклинание, но землянику было жалко, - улыбнулась она, - да и твое было эффектнее. Энжи подошла к нему легкой походкой протягивая полную горсть спелых ягод - я их для тебя собрала. Дерек же смотрел ей в глаза, не шевелясь, не отпуская ее взгляда, боясь подумать, что одно неверное движение и могло случиться непоправимое

- Если бы они тебя обидели, - хрипло сказал он, - им бы не уйти отсюда.

- Да и сейчас они далеко не уйдут, - хитро улыбнулась девушка, - для заклятия запутывания дорог, из арсенала лесовиков, пасы не нужны. Мы же не хотим видеть гостей на ночь глядя. Съешь земляничку, она спелая, даже в детстве не ела такой вкусной земляники – и она протянула ему ягоду, Дерек как во сне открыл рот и почувствовал ее ароматный вкус на губах, все вокруг как будто остановилось, остались лишь он, она и горсть спелых ягод. Дерек смотрел на нее молча, не отрываясь как в первый раз, замечая все и не видя ничего кроме этих медовых глаз, кроме этих губ, слегка измазанных земляникой, золотистых волос в свете заходящего светила сверкающих как жидкое золото, ощущения смешались в нем и сейчас он не был уверен какое из них его, а какое принадлежит Энжи, или может это только его тоска, но такая светлая как умирающий день, радость такая яркая как наступающая ночь и нежность обволакивающая его всего, омывающая его как теплый океан.

Съев несколько ягод он ладонью прикрыл ее ладошку в которой еще оставалось немало земляничек:

- Ешь сама, - хрипло отказался он, чувствуя, что стоит еще немного продлить эту пытку лаской и он не устоит, сгребет ее в объятья и будет целовать эти мягкие губы пахнущие земляникой и тогда уже ничто не сможет его остановить, теплая волна эмоций омыла его изнутри и он скрипнул зубами от напряжения, сжимая кулаки так, что ногти впились в ладони. «Она невеста твоего брата…» - и ревущее пламя страсти покрылось льдом здравого смысла и рассыпалось прахом, в душе рвануло болью, но он постарался закрыться, сцепив зубы он вопреки себе строил вокруг своего сознания стену и остался там один на один с собой.

 Девушка же не могла понять что вдруг случилось, ее обдало волной жара, а потом все это смерзлось в душе в комок льда, она прижала руку к груди пошатываясь от неожиданной боли, но Дерек едва справлялся со своими демонами и не заметил, как искривилось ее лицо, как она пошатываясь и роняя остатки ягод пошла в сторону лагеря спотыкаясь и не видя ничего вокруг, что-то изнутри рвало ее пополам ледяным кинжалом взрезая сердце, оставляя за собой лишь осколки льда. В какой-то момент у нее в глазах потемнело и она замерла судорожно вцепившись в ветку дерева.

Холод и лед в душе Энжи отозвались тем же в душе Дерека и если девушка принимала все как есть превозмогая боль, то мужчина искал разгадку их сверхъестественной связи, искал и не находил, и когда он вдруг перестал ощущать ее эмоциональное тепло, вдруг почувствовал себя потерянным, заблудившимся в темноте, из глубин души вырвался всплеск боли и на ее пике он мысленно простонал ее имя: «Энжи…», она обернулась, и в глубине ее глаз он увидел отражение собственной боли. Уже не осознавая что делает он сделал к ней шаг, другой, протянул руку к ее глазам, прикоснулся к щеке ощущая ее нежную кожу под своими огрубевшими пальцами, пропустил между ними сверкающий шелк ее волос, а потом одним резким движением прижал к груди, и она подалась ему навстречу, обнимая.

Энжи стояла прижавшись к нему, вдыхая его запах, чувствуя легкие поцелуи, которыми он касался ее волос и глыба льда внутри таяла, потекла теплыми ручьями омывая заледеневшую душу, отдавая свое тепло его душе и оба наконец почувствовали как боль отступает, как в душе едва заметным фоном вновь зашевелились эмоции другого и сейчас это казалось таким правильным, что Дерек чувствует ее тревогу, а Энжи его желание защитить, утешить. Им больше не нужны были слова, он на мгновенье сильней прижал ее к себе, чтоб потом отпустить, она же глубоко вдохнула его запах и так же мимолетно потерлась щекой о его рубашку прежде чем отстраниться и поднять вверх глаза с невысказанным вопросом: «Так что же с нами все-таки происходит?», а он не в силах совсем отпустить, еще пропуская между пальцами локон ее волос, услышал ее голос у себя в голове и так же мысленно ответил, совершенно не задумываясь и не удивляясь: «Я не знаю, маленькая, но обязательно разберусь, обещаю». И только потом он вдруг понял, что не было произнесено ни слова…

 Энжи слегка дезориентировано оглянулась в поисках места их стоянки и пытаясь понять в какую сторону идти, в каменных дебрях большого города потеряться не менее легко, но в настоящем лесу она была впервые, а в сгущавшихся сумерках совсем не знала куда идти и споткнулась после первых же шагов, но сильные руки не дали упасть, мало того он просто подхватил ее и понес уверенно ступая в полумраке наступающей ночи, ей осталось лишь обвить руками его шею и уткнуться в плечо. А Дерек жалел только об одном, что до лагеря оставалось шагать какой-то десяток-другой шагов.

Одним щелчком он зажег приготовленный костер и опустил Энжи рядом, достал заплечный мешок и вытащил оттуда одеяло, потом второе, девушка сначала заинтересованно смотрела, потом подошла ближе, а из небольшого мешка маг извлекал все новые и новые вещи, походный котелок, сверток с приготовленной доброй Дорси едой, в конце концов любопытство победило:

- И как туда столько всего вмещается?- полюбопытствовала она.

- Этому мешку не одна тысяча лет, - усмехнулся он, - сейчас секрет изготовления таких вещей утерян, магической мощи не хватает, он не рвется, не мокнет, в нем не портятся продукты, идеальный вариант для магов смерти, ведь иногда приходиться путешествовать подолгу. Только он для всех пустой и лишь хозяин может достать оттуда то, что он положил. Если не знаешь, что именно там лежит, ничего не достанешь. Там находится подпространственный карман и доступ в него только для хозяина, а сколько артефактов потерялось вот в таких вот мешках, не счесть, - усмехнулся он. – Дай руку. – Девушка подала ему руку и он обхватив пальцами ее запястье засунул ее руку в мешок, -- там есть и твои вещи из тех, что сшил метр Торсу, подумай о них и достань и тогда магия примет тебя наравне со мной. 

Энжи слегка растерялась и не оттого что перед ней таинственный волшебный мешок, а от близости его тела и хотя обнимал он ее не в первый раз, но последние дни их эмоциональная связь все крепла и сейчас на грани сознания ее обдавало жаром от его эмоций и она никак не могла сосредоточиться. В конце концов ее рука нащупала что-то легкое и она вытащила руку с вещью, вытащила и обомлела, в руке она держала белоснежное платье из тонкого шелка, по вороту вышитое тонкой серебряной нитью. 

- О чем ты подумала? – услышала она удивленный шепот магистра над ухом

- О женской одежде, - так же шепотом ответила девушка не веря своим глазам.

- Попробуй еще раз, подумай о чем-то своем…

Энжи уже без помощи магистра засунула руку в мешок и попыталась сосредоточиться, в руку скользнуло что-то тяжелое и девушка вытащила руку из мешка держа в руке… меч, в добротных кожаных ножнах на витой перевязи, потертая рукоять не имела бы ничего примечательного если бы не вплавленный в оголовье рукояти камень, он выглядел странно - слегка мутный, цвета небесного спутника Ламариэли - Форка бирюзово-зеленый с искрой света внутри…

- О чем ты подумала? – голос Дерека звучал ошалело.

- Я подумала о чем-то, что может принадлежать мне, и в руку скользнул меч, - девушка говорила, а сама тем временем не сводила с меча озадаченного взгляда и вдруг в нем мелькнула искра узнавания и она рухнула на колени сжимая обеими руками ножны. – Это первый меч Рианора, - прошептала она, - меч с которым мой предок будучи еще почти мальчишкой завоевал королевство, меч с которым он впервые вышел в бой с нечистью, меч, который заговорил Магистр Смерти, меч который веками считался утерянным, священная реликвия моего рода, - с каждым словом ее голос креп и от испуганного шепота он медленно дошел до своего апогея, она говорила негромко, но сейчас перед ним стояла не хрупкая девушка, даже еще не маг, а наследница великого рода, гордящаяся своими предками, будущая королева и голос ее звучал царственно, ее руки изначально державшие меч по центру за ножны переместились, левая ниже, а в ладонь правой скользнула рукоять и камень в оголовье слабо засветился, искра внутри него начала разгораться золотистым светом с легкой зеленцой и девушка медленно потянула его из ножен.

- На лезвии меча выгравирована надпись «За жизнь!» - девиз Рианора, - из ножен меч пошел сначала неохотно, девушка решительней потянула за рукоять и из ножен выскользнул меч, а вместе с ним измятый свиток видимо до этого навернутый на лезвие меча. На мече как и предполагала Энжи была надпись «За жизнь!», старинным стилем, рунами с вязью, но именно это убедило Дерека в ее правоте, меч Рианора легендарное оружие, его описание было во многих книгах и сейчас ожившая легенда мерцала в руках девушки и именно у нее в руках он был на месте, это казалось совершенно правильным, он был ей по руке, видимо легенды не врали говоря, что Рианор вышел против нечисти совсем еще мальчишкой и меч в ее руке прямое тому доказательство, для самого Дерека, как впрочем и для другого мужчины этот меч был бы маловат. Но побороть искушение подержать в руках легендарное оружие он не смог, благоговейно взяв меч из рук девушки он внимательным взглядом знатока осмотрел оружие, сделал несколько выпадов и оголовье меча начало разгораться все ярче, если в руке Энжи оно светилось золотистым лишь слегка зеленоватым свечением, то в руке Дерека оно заиграло ярко зеленым светом.

- Именно так на древних свитках изображен Рианор, меч мерцает зеленым в его руке, а на изображении самого меча камень не светиться, мне в детстве эта загадка долго не давала покоя, наверное по этому я сразу его узнала, - заговорила потрясенная девушка, она непроизвольно сделала шаг вперед и ногой задела свиток, вспомнив про него она наклонилась и подняла его, Дерек тоже заинтересовался и вложив меч в ножны подвинулся к девушке зажигая магический огонек, читать при неровном свете костра темновато, а старый свиток и так был зачитан почти до дыр, местами полит слезами. Энжи начала с трудом разбирать старинные руны, Дерек примостился у нее за спиной и из-за плеча начал читать, опыта в разборе старинных рукописей у него было намного больше.

- «Любимая, - тихо начал он, Энжи вздрогнула от звука его голоса, - мне неизмеримо трудно было смириться с твоим решением, ну почему ты не хочешь разделить со мною жизнь. Я знаю, тебя не привлекает власть, ты не честолюбива, тебя не прельщает звание королевы, но я знаю ты любишь меня, не спрашивай откуда, но я в этом уверен, когда ты рядом в моей душе звенит золотой колокольчик, я слышу твои чувства и знаю ты слышишь мои, ведь ты отвечаешь на незаданные вопросы, знаешь где я не глядя, только чувства схожие с моими по силе способны на такое. Любимая, когда ты ушла я не мог в это поверить, но лед в моей душе убедил меня, что ты далеко. Ты никак не хочешь понять, что нельзя всю жизнь бороться с ветрами, надо защитить то, что мы с таким трудом отвоевали, не знаю где ты сейчас, но пока мы живы мы принадлежим друг другу, и в моем доме не будет другой королевы кроме тебя.

Я люблю тебя. Знай я всегда приду, только позови. Мой меч это единственная защита, которую я осмеливаюсь преподнести тебе, ты знаешь его силу, ты знаешь его историю, тебе он подходит как никому другому. Моя жизнь не имеет смысла без тебя, поэтому береги себя хотя бы из любви ко мне. Твой Рианор». – Дерек надолго замолчал задумавшись, Энжи тоже не могла ничего сказать, ее горло перехватил спазм еще на словах короля про лед в душе, сегодня именно это ощущение охватило ее и боль почти физическая была ей теперь знакома, а зная историю своего предка она ужаснулась ведь он не один век прожил один, прожил с этим иссушающим льдом в душе, и лишь через несколько веков уже будучи не молодым он согласился на женитьбу и то лишь для продления рода, причем королевой жену он так и не назвал. Но перед этим он долго оплакивал кого-то, и до конца своей жизни не снимал траура, даже в день собственной свадьбы. Пересуды этого поступка докатились в хрониках до нынешних дней, теперь Энжи знала причину этого поступка и не могла порицать его.

Остаток вечера они провели молча, каждый думал о своем и оба об одном и том же. Энжи еще не раз прикоснулась к мечу Рианора и каждый раз камень в оголовье мерцал золотыми искрами. Дерек сквозь огонь костра наблюдал за задумавшейся девушкой, мыслей как таковых не было, он просто смотрел на нее, видел как она сама того не замечая поглаживает меч, и мгновенно приняв для себя решение он встал и подошел к ней она удивленно подняла на него глаза, одним движением он поставил ее на ноги и подхватив меч начал прилаживать ножны у нее за спиной, внимательно проверяя надежность креплений, подгоняя под ее рост и длину руки.

- Попробуй вытащить его, - скомандовал он. Девушка без колебаний выхватила меч и плавно перетекла в стойку, Дерек удивленно приподнял бровь, - и кто же рискнул учить принцессу?

- Мой хран учил меня с раннего детства, мы тогда оба были еще детьми, его мама была моей кормилицей, его сестра, а для меня молочная сестра - моя камеристка, его с детства готовили к роли моего личного храна, учили, тренировали, а он учил меня, на палках, потом на жердинах, а когда отец узнал о наших тренировках Вэрду влетело конечно, но зато из парка мы перешли в оружейную, по личному разрешению отца. Для меня даже выковали собственный меч.

- Тогда защищайся, - он схватил палку и замахнулся ею как мечом, удар был тут же отбит, он мысленно похвалил ее учителя и развернулся для нового удара, при соприкосновении с мечом палка разлетелась на куски, он усмехнулся, азарт боя захватил их с головой. Энжи чувствовала меч как продолжение своей руки, настолько удобен и четко сбалансирован он был, Дерек же изначально не воспринял ее как серьезного противника, но через минуту боя уже понял свою ошибку и стал осторожен. Как большая кошка кружит вокруг своей добычи, так и он прощупывал умения девушки и все больше удивлялся, ее движения были отточены и верны, куда делась девчонка которая плакала в его гостиной, перед ним стоял воин, невысокий, хрупкий, но оттого не менее опасный. Они кружили в свете костра на небольшом в пятачке света как в танце, выверенные движения, осторожные шаги, но через какое-то время Дерек заметил что девушка стала уставать, движения едва заметно замедлились, реакция стала не такой острой, выбрав момент он одним плавным движением проскользнул под мечом и перехватил ее руку.

- Нельзя подпускать противника, тем более если он крупнее тебя, ближе чем на длину меча, - произнес он ей в волосы, целуя макушку.

- А для этого случая обычно есть кинжал, - рассмеялась девушка слегка ткнув его пальцем под ребро, в ответ на это она была тут же схвачена в захват, который подозрительно напоминал крепкие объятья, он прижал ее к себе не давая шевельнутся, а сам зарылся лицом в ее волосы, вдыхая только ей присущий аромат с примесью так любимого ею запаха ночной фиалки. Неохотно разжав руки он отошел к костру пора было ужинать и спать, точнее убедиться, что Энжи уснула, а у него самого на эту ночь были другие планы. После их небольшого спарринга ужин был как никогда кстати и перекусив стали укладываться на покой. Выделив ей одеяло Дерек устроился у костра, Энжи улеглась напротив, но сон не шел, в голове вновь и вновь звучали слова Рианора, а перед глазами стоял он сам, как тогда в Академии Смерти сквозь вихри времен она четко видела его фигуру, точеный профиль, а рядом стояла еще одна фигура, тогда в Академии она подумала что все трое мужчины, но сейчас осознала, что третья фигура, хоть и была одета в мужской костюм, но отличалась ростом и хрупкостью, и Энжи восстанавливая в памяти ту картину все больше и больше убеждалась, что рядом с ее предком стояла именно та девушка, которую так беззаветно любил легендарный король. А потом ее мысли плавно скользнули к последующим событиям, она вновь увидела грот с магическим источником и в ее воспоминания ворвался миллиард ощущений первого в ее жизни поцелуя, тело обдало жаром и звезды, к которым она подняла глаза заплясали перед ней.

 Энжи села и закутавшись в одеяло уставилась в костер, в голове стало до звона пусто, мысли разбегались, ощущения сплелись в тугой комок и вдруг отступили на второй план, где-то на задворках сознания затеплилась тревога Дерека, но ее это сейчас не трогало, она обратила свой взгляд внутрь себя, там где-то внутри тлел крохотный огонечек чего-то очень важного, волшебного и она пыталась разглядеть его, тонкой струйкой потекла магия обращенная внутрь, незнакомая сила затрепетала в груди. Там внутри ее сознания новая сила сметала все на своем пути, клубилась смерчем и Энжи сметенная этой силой никак не могла вернуть контроль над собой, всплеск эмоций, который она сегодня испытала пробудили что-то мощное в ее подсознании и сейчас эта мощь искала выход наружу.

- Энжи, - Дерек почти кричал, - Энжи, что с тобой, что происходит? – магистр не сразу понял, что что-то не так, он так же поднял глаза к звездам избегая смотреть на засыпающую девушку, на краю сознания вспыхивали ее эмоции: теплые – восторга, потом нахлынула горячая волна чего-то, что он назвал бы страстью, но искоса глянув на нее он увидел лишь ее задумчивый взгляд обращенный к огню и решил, что видимо ошибся с идентификацией этой эмоции так мимолетна она была, но его тело успело на нее отреагировать и ему понадобилось некоторое количество времени, теперь чтоб справиться с самим собой, а потом он не сразу понял что он перестал ее слышать, а когда понял, то увидел лишь пустые глаза обращенные к затухающему костру, глаза не отражающие сознания.

-Энжи, маленькая моя, ну очнись же, - теперь уже маг испугался не на шутку, она не реагировала на слова, он тряс ее за плечи, а она смотрела сквозь него и в ее глазах начала сгущаться тьма, магистр Смерти отшатнулся, он лишь однажды видел такое, когда дед призывал всю силу формируя сложнейшее заклинание, которым он вложил своему внуку тогда еще мальчишке память предков, а сейчас из глаз девушки на него смотрела тьма, сама Смерть и он испугался, испугался за нее.

- Мара, - призвал он богиню, вкладывая всю силу на которую был способен в призыв, - Мара помоги мне… - он стоял на коленях перед девушкой не в силах что-либо сделать. За его плечом сгустился мрак и из него материализовалась богиня смерти.

- Что ты опять натворил, мой мальчик – бесконтрольный выброс силы это не в твоем стиле, - начала она и осеклась на полуслове. – Энжи, о демоны, как это произошло? – она решительным движением оттеснила магистра и присела рядом положив руку ей на голову, тьма скопившаяся в ауре девушки стала медленно и неохотно перетекать в руку богине. – Дерек, как? – прикрикнула она.

- Она легла спать, а потом я увидел, что что-то не так…

- Дерек, она испытала какое-то эмоциональное потрясение, что-то очень сильное что подтолкнуло ее к инициации, это могло выжечь ее изнутри, что произошло? С самого начала..

- Она собирала землянику, когда на нее попытались напасть двое головорезов лорда Барко, но я испуга в ней не заметил, потом… - он собрался с мыслями, но обманывать богиню не имело смысла, - потом я чуть было не поцеловал ее, - он говорил с трудом, подбирая слова, - но в последний момент одумался, но остыть смог лишь окатив себя ледяным душем в подсознании, она невеста Эдвина, я не могу поступить подло с единственным родственником, – он все еще стоял на коленях перед Энжи сжимая ее руку и говоря все это он каждую секунду всматривался в ее лицо.

- Ты был с ней в гроте с источником? – вопрос показался магу не уместным и он вскинул на Мару взбешенный взгляд, но потом одумался.

-Да, мы были у источника, но я не хотел бы говорить об этом, - отрезал он.

- И не нужно, хочешь я сама скажу что было там? – внимательно вглядываясь в него жестко сказала Мара, - ты поцеловал ее, закрепив тем самым родство ваших душ подтверждая что она твоя Единственная, заявляя всем свои права на нее и признавая ее права на тебя, а потом с каждым днем ваша связь крепла, но опасаясь гнева брата – она взглядом заставила его проглотить уже готовые сорваться слова, - ну или боясь показаться подлым, не суть как важно, ты окатив себя ледяным душем заморозил и ее душу, причинив тем самым нестерпимую боль…

- Что еще я упустила или не знаю? – зло закончила она

- Она достала из мешка меч Рианора, оказывается он веками хранился там…

- И…

- Там было письмо Рианора к своей возлюбленной, и меч в руках Энжи светился золотым светом.

- Она испытала сильнейшее моральное потрясение, а потом в ее руки попал древнейший артефакт магии смерти, выброс энергий и спровоцировал ее инициацию, а я думала, что впервые ошиблась и поцеловала мага жизни… - задумчиво произнесла она.

- Значит Энжи маг смерти? – вскричал Дерек.

- Ну или могла им стать, ее инициация не пошла как положено, покушение и смерть Барта повлияли на ее психику и энергетику, в ней была сила смерти когда я ее поцеловала, но потом я в ней ее не увидела и ее учили как мага жизни, мало того она стала магом жизни и сейчас такая несвоевременная инициация ее как мага смерти может стоить ей дара, если не психического здоровья, - богиня убрала руку со лба девушки и Дерек подхватил ее ослабевшее тело, завернул в одеяло и сел прижав к себе, обнимая и заглядывая ей в лицо.

- Она спит, надеюсь проспит подольше, я слила излишки магии, но стихийные вспышки возможны еще не раз, будь рядом, впитать излишки энергии ты тоже можешь не хуже меня, только не пропусти момент, иначе это может многого стоить.

- Мара, объясни что не так с Источником, почему она не стала магом смерти и когда же наконец она очнется… - последние слова он почти простонал, вглядываясь тревожным взглядом в бескровное лицо девушки.

- Дерек, дело не в источнике – ее голос был спокоен и тих – магириус, цветок состоящий целиком из магии, цветок не позволяющий магу солгать, в том числе и солгать себе, магириус многократно усиливает чистое чувство родственных душ, доводя влечение, даже еще только зарождающееся, в бурный поток страсти который невозможно пересилить. – Она задумалась и замолчала, Дерек тоже потрясенно молчал, но Смерть продолжила – а легковоспламеняющуюся мимолетную страсть он превращает в дуновение ветра и она отлетает как весенний ветерок. Не справившись со своим чувством под наплывом эмоций и аромата магириуса, ты пробудил ее еще спящую юную душу и ее душа ответила тебе. Ты сам это видишь, но боишься принять это как данность… Ты боишься любить… - Дерек с каждым словом сильнее прижимал Энжи к груди, чувства рвались из под контроля, как тогда в волшебном гроте и аромат магириусов был не нужен, чтоб все его так давно сдерживаемые чувства прорвались сквозь плотину его самоконтроля. Он целовал ее закрытые глаза, вдыхал ее запах, и когда он поднял голову в его глазах загорелась решимость.

- Я не боюсь, Мара, но мой прадед отказался от трона ради любви и видимо так и не смог пережить ее смерти, мой отец умер внутри вместе со смертью моей матери, а я, да меня выворачивает наизнанку от одной мысли что с ней может что-то случиться, и боюсь я не любви, а потерять ее – он внимательно вглядывался в черты девушки и облегченно вздохнул увидев, что с ее щек сошла восковая бледность, дыхание стало глубже и стало ясно, что теперь она действительно просто спит. Дерек аккуратно положил ее на одеяло заботливо подоткнув второе и только потом посмотрел на богиню, но в том месте где только что была Мара зияла пустота. Дерек не стал вновь призывать богиню, сейчас у него и так было не мало пищи для размышления, да и задуманное на сегодня дело требовало сосредоточенности. Но вместо того чтоб начать исполнять то, ради чего он сюда приехал, он вновь опустился рядом с девушкой слегка обняв ее поверх одеяла боясь отпустить. «Единственная, наверное я знал это с первого взгляда, даже когда еще не видел твоего лица, когда просил Смерть не забирать тебя. Единственная, та, любить которую мне предначертано, но и я тебе предначертан и не будет никого другого». Его пальцы поглаживали ее тело поверх одеяла и нежность затопила его сердце, легко улыбаясь он встал решение пришло само, впрочем другого и быть не могло, он будет бороться за эту девочку со всеми демонами ада если потребуется, а еще он поговорит с братом. Поставив вокруг поляны защитный кокон он тихо ступая пошел в сторону озера.

Нечасто приходится встречать чувства такой силы, - ощущая на собственных губах горькую улыбку, я смотрела на своего мальчика надеясь, что чувство долга не пересилит в нем жажду любви. Он до сих пор не понял силы зреющих в нем чувств, а ведь во многом он прав, стоит ему потерять ее и боюсь этот мир останется без последнего мага смерти, хотя… Незримой тенью я стояла и смотрела на его лицо потихоньку разглаживающееся от тревоги, на ее спящее личико, такое свежее и чистое, но подернутое тенью смерти, правда увидеть это могу только я.

 Озеро, когда-то шумное плещущее рыбой и человеческим смехом теперь стояло мертвым, нет рыба в нем не перевелась, она так же плескала хвостами, лягушки так же квакали в камышах, но в этом озере больше не чувствовалось жизни, оно замерло в ожидании очередной смерти, новой жертвы. Дерек активировал магическое зрение, теперь он видел маленького лесовика притаившегося за корягой, с улыбкой погрозил ему пальцем, лесной народец к нечисти причислялся весьма относительно, ведь они были живыми и населяли леса испокон веков, но среди них попадались и вредные, пострадавшие от человеческого невежества, а потому жестокие особи. Видел прикорнувшую у берега в камышах кикимору, «а эта откуда здесь взялась ладно бы озёрница обитала, а тут болотная, видать лесовики уж на озеро рукой махнули, в гнилые болота записали, раз кикимору не гонят». Видел отъевшегося на человечинке огромного сома, лениво поворачивающегося в трясине, а вот и мои подопечные – мавки, ох и собралось их тут, на одно озеро десятка два утопленниц, а то и того больше, враз не пересчитаешь, вот как резвятся под водою. Его внимание привлекла одна из них, она сидела на коряге возле мосточков и явно кого-то ждала, нетерпеливо поглядывая на тропинку ведущую в сторону замковой деревни.

- Кого поджидаешь красавица, - черный маг осторожно пробрался к мосткам вдоль берега и сейчас неожиданно появился в поле ее зрения, мавка вздрогнула, но глаз не опустила, почти вся нечисть чувствует присутствие опасности, а маг смерти самая большая опасность для них, она знала кто перед ней и спокойно смотрела в глаза своей смерти, но Дерек не спешил.

- Так кого ждем? – еще раз спросил маг, но уже с толикой угрозы в голосе.

- Муж мой должен прийти, - ее голос был певучий как у всех мавок, но в нем чувствовалась непривычная горечь.

- И давно ждешь? – сейчас ему нужна была информация, но даже без этого печаль в голосе всегда веселых мавок поразила его.

- Каждый день приходит, посмотрит и ворочается домой.

- И ты не уводишь его с собой? – удивился он.

- Не могу я, всегда его любила, сейчас даже мертвой все равно люблю, как же его утопить, ведь знаю, чуть забудусь, так он сам за мной в воду полезет, а у ейной матери только он и остался, дочерь была, да вон она в мяч играет, девчонка совсем была, - и мавка тоскливо вздохнула.

- Расскажи мне с чего все началось, не дело это, столько девок в одном озере оказалось – магистр говорил просто, стараясь не спугнуть такую необычную мавку.

- Так как у всех, повадился молодой лорд в замок ездить, то по столицам жил к нам носу не казал, а то приедет, да не один с компанией. Вот одного разу и заприметили Зарку, сестрицу моего мужа, она в замке служанкой работала, снасильничали да не один лорд, а с друзьями втроем на потеху прочим, а Зарка не робкая была, другим деньгами рот затыкали, а эта молчать не стала, про позор свой, про страх свой и боль старосте рассказала, а староста лорду старому пожалился, мол укроти мальчишку, он так всех девок в деревне попортит, а лорд только рассмеялся в ответ: «Ваши девки на то только и годны», крепко обиделся староста, у него тоже дочь была малолетка, да что он сделать мог, перестали мужики девок в замок отсылать работать, только старухи да бабы зрелые стали работать в замке, а нашу Зарку с тех пор никто и не видел, это уж потом я о ее судьбе горькой узнала, после разговора того, лорд конюху приказал девку в озере утопить, ее в мешок завязали и с камнем на шее отправили под воду. Да Зарка в ненависти своей в мавку-то и перекинулась. А молодой лорд совсем обезумел, то с собой девиц привезет, да не всех добром, которых и с отчих дворов обманом сманивал, а уж тут до столицы не докричишься, одну долго держали в комнате запертой, пока ее позор совсем наружу не вылез, уж тогда старый лорд опять конюшему наказ дал как с Заркой, ее бедняжку прям с мостков скинули, а она как назло плавать умела, так ее камнями добивали. – Дерек так сжал кулаки, что костяшки пальцев побелели от напряжения, такой жестокости он не ждал даже от мерзкого лорда, а мавка тем временем продолжала рассказ. – Так накопилось тут за несколько лет с десяток девок, а уж они тоже озоровали, то какого мужичонку из замка заморочат, то своих деревенских особо молодых парней, тех по ком сердечко маялось, вот и стала зарастать тропка к озеру. А напоследок совсем совесть потеряли, - ее голос дрогнул, - в деревне была свадьба, моя свадьба, ну то есть наша, да к концу праздника ввалились господа лорды, все пьяные до умопомрачения, давай крушить все и право первой ночи требовать, а муж у меня мужик здоровый, меня за спину спрятал да велел бежать через окно, а сам в драку полез, да только как драться с магами, они его так отмутузили, ножами в него кидались, да все магией, сами и руки-то не подняли, а гляжу он уж хрипеть начал, наши мужики хоть и пьяные были да тоже в драку полезли да куда им столбами встали и пошевелится не могут, вот тогда я и выбежала думаю отвлеку их, они-то пьяные, а я легконогая. Гнали они меня до самого озера, - мавка оглянулась, как будто ища преследователей, ее взгляд стал загнанным, - вот с этих самых мостков я в воду-то и бросилась, муж месяц с лавки встать не мог, а потом пришел, так и остались мы вроде мужнина жена, а так и умерла девкою. А эти на свадьбе девчонок похватали да тут же их на берегу попортили, кто потом домой убег, а кто здесь теперь обитается. – Дерек знал, что чем больше мавок в водоеме, тем тяжелее в нем плавать, от живущих в воде она становится магически вязкой и затягивает даже хорошего пловца, а уж тут и умываться не безопасно.

- Как тебя зовут, красавица…

- Люди Родиславой звали, а сейчас мне и имя не к чему, - она тяжело вздохнула, - сила мавок тянет на дно, а еще немного и совсем мавкой стану, а коль суженого своего утоплю, то нет мне прощения, проклятой стану, - ее голос возрос до истерики. – Ты же маг смерти, я вижу, ты же меня изничтожить можешь, не хочу я людей топить, отпусти меня… - из ее горла вырвались рыдания, а за спиной он услышал хриплое дыхание, один взгляд на Родиславу, ее застывшее в тоске лицо и он понял кто стоит на тропинке у него за спиной.

- Я могу развоплотить тебя, - говорил он медленно, старательно подбирая слова, - но сейчас я бы хотел сделать тебе подарок, - его руки поднялись казалось сами собой и вместе с ними поднялось тело Родиславы, ее как будто вырвало из воды, которая никак не хотела отпускать свою добычу, в воздухе ее тело обрело материальность человека. Дерек опустил руки и повернулся:

- Эта ночь ваша, но утром все вернется на свои места, вернуть ее насовсем не в моих силах, и если утром ты не изменишь своего решения, то я исполню твою просьбу, - и устало опустив плечи он пошел в сторону леса, туда где горел не угасая магический костер, а вслед ему смотрели две пары счастливых глаз, и их взгляд жег ему спину, такого бессилия он не испытывал давно. И злость на лорда Барко и его непутевого сына рвала душу, хотелось сровнять этот замок с землей, но останавливало то, что люди живущие в нем не виноваты в произволе своих хозяев, а вот самих их наверняка здесь нет. Ярость клокотала в его груди, но один взгляд на спокойно спящую девушку и она улеглась. Энжи спала разметавшись по одеялу, дорожки слез еще не просохли на щеках, видимо кошмар вновь навещал ее сны. Дерек осторожно кончиками пальцев стер слезы, мгновенье посидел рядом раздумывая, но потом, видимо решившись, лег рядом укрыл девушку одеялом и провалился в сон, завтра будет очень тяжелый день.

 Проснулся Дерек раньше светила, его щеку щекотали золотистые пряди и рука Энжи покоилась на его груди, восторг наполнил все его существо, она была рядом, спала в его объятьях, но потом вспомнились все события вчерашнего вечера и Дерек постарался встать не разбудив Энжи и отправился к озеру.

Родислава с мужем уже ждали его на мостках, они сидели взявшись за руки и смотрели друг на друга, при виде Дерека оба встали.

- Благодарю тебя маг, - поклонился мужчина, он действительно был здоровяк, высокий, плечистый, со светлой шевелюрой волос и бородой, рядом с ним Родислава казалась хрупкой статуэткой, его крепкие руки обнимали ее, обнимали зная, что это в последний раз, но взгляд смотрел твердо, самому Дереку было больно смотреть на них, смог бы он так стойко встретить смерть любимой, если бы на ее месте была Энжи?

- Ты не передумала? – его голос дрогнул, впервые мавка сама просит развоплотить ее, не хочет причинять страдания другим, но даже силы всех некромантов не хватит чтоб вернуть этой девушке жизнь.

- Нет, маг, я готова. И спасибо тебе – она слегка поклонилась и повернулась к мужу даря ему последний любящий взгляд, магистр прошептал заклинание и ее тело медленно растворилось в предрассветном тумане. Руки мужчины схватили пустоту, плечи опустились, глаза потухли и он побрел по тропе в деревню, шел не оглядываясь, ему больше нечего было здесь делать.

- Передай деревенским, что озеро вновь безопасно, - вслед ему сказал маг, но тот лишь пожал плечами не обернувшись, но его спина подрагивала и Дерек знал, не обернется, не покажет своей слабости и своей боли, сегодня он во второй раз похоронил жену и на этот раз навсегда.

Не в силах больше смотреть на эту согбенную горем фигуру маг повернулся к озеру лицом, там под водой он видел собравшихся мавок, они кто-то с грустью, кто-то со злостью наблюдали за произошедшим:

- Если кто-то захочет последовать за Родиславой помогу, - коротко заявил он, - остальных оставлю как есть, но людей топить запрещаю…

- А кто ж нам запретить-то может – пропела одна из мавок выпуская максимум своего магического обаяния, от которого люди в воду лезут.

- А про Черного мага слыхала, - в тон ей ответил Дерек, - еще раз магию отпустишь и пойдешь следом, - но неугомонная мавка продолжала нагонять силу.

- Вот и посмотрим из чего этот черный маг сделан – пропела она, но вдруг ее лицо озарило понимание, но было уже поздно, заклинание сработало и плотный туман заклубился на месте где еще мгновенье назад была неверующая, остальные стайкой рыбок прыснули подальше.

- Не шутите с магией, заклинание наложено, - Дерек устало развернулся, не первый раз он развоплощал упрямых мавок, но сегодняшнее было страшным, а он даже не спросил как его зовут, впрочем это как раз таки и не важно.

- Подожди маг, - у самого берега высунулась из воды совсем еще юное создание, девушка лет тринадцати-четырнадцати со светлыми волосами и ясными глазами, юная копия брата, Дерек мгновенно понял кто перед ним. Он наклонился над водой:

- Слушаю тебя, Зарка, - девушка видимо даже не удивилась его осведомленности.

- Маг, а если эти, эти… - она явно не находила слов чтоб объяснить внятно, но Дерек понял

- Если Эти – он выделил это слово, - пожалуют, то по отношению к ним запрет не подействует и это будет лишь частью мести, я обещаю что накажу тех, кто так с вами обошелся, в его голосе звенел металл, и он знал что накажет лорда и иже с ними, накажет жестоко.

- Тогда отомсти за меня Черный маг, а сейчас я хочу последовать за Родиславой, - рядом с Заркой возникла еще одна фигурка, потом еще одна и вот Дерек поднимает руки произнося ключевую фразу заклинания и несколько фигурок плавно улетают уносимые утренним ветерком, сам же Дерек устало опустился на мостки. Чувство потери, боль этих девочек, нахлынула на него и он не видел как сзади подошла Энжи, только теперь он услышал ее легкие шаги по деревянному настилу. Озеро теперь было безопасно, он не чувствовал угрозы, а смотреть на нее не хотелось, он казался сам себе чудовищем, ведь только что он уничтожил несколько мавок и как оказалось она это видела. Как она воспримет эту сторону его магии, его основное занятие убивать нечисть? Ведь всегда есть вторая сторона медали, и если сейчас это мавки, а завтра может быть упырь. И так, не поднимая глаз, он сидел у воды, гадая, каким будет ее взгляд полным ужаса или все же понимания.

 Энжи тихонько прошла за спиной у магистра, утешающе коснувшись его плеча и подошла к краю мостика, заглядывая в воду, навстречу ей из воды поднялась одна из мавок, самая любопытная.

 Энжи протянула руку со словами: «Сестричка, покажи что случилось…», мавка так же спокойно протянула свою и искра магии пробежала между ними. Дерек, погруженный в свои переживания, слишком поздно среагировал. Девушка за мгновение пережила то, что случилось с обитательницами озера, их страх, их боль, их шок от осознания себя утопленницами и жгучую ненависть к насильникам и убийцам. Сейчас Энжи осознала весь ужас положения девушек, ведь сама она не знала каково это быть игрушкой мужчин. Сначала сознание затопила боль, потом ненависть и глаза заволокло черной пеленой, ничего не видя перед собой она повернулась к замку, к его весело реющим флагам и вмиг небо над ним потемнело заволакиваясь багровыми тучами и дождь крупными кровавыми каплями застучал по его крышам заливая яркие стяги красными потоками, оседая в лужах двора черными сгустками.

Дерек с ужасом наблюдал как меняется ее лицо после прикосновения мавки, как на нем отражается боль, ужас, а потом ненависть. Но самое страшное это ее остановившиеся глаза, смотрящие в сторону замка, он видел как в них разливается чернота смерти, как их заполняет мрак, а потом этот мрак стал сгущаться над замком проливаясь кровавым дождем, но одновременно он стал рассеиваться в ее глазах и магистра захлестнуло облегчение, «она смогла, она вынырнула из топкого марева мрака». Энжи покачнулась, Дерек протянул было руку чтоб подхватить, помочь, но она отшатнулась от него. Его охватила безысходность, он сразу понял как повлияла откровенность мавки на невинную девушку, страх перед всяким мужчиной, страх перед ним. И он опустил руки, позволяя ей шатаясь пройти мимо, не подхватил когда она рухнула на колени и ее вырвало под кустом, не помог подняться, лишь наблюдал полными боли глазами за ее тщетными попытками казаться сильной.

 Этот день был очень длинным, начавшись так трагично, он продолжался в темных тонах до самого вечера, в свете всего произошедшего Дерек поостерегся открывать портал поблизости от замка и предложил девушке провести еще один день в седле. Не то чтоб он опасался мести лорда Барко, но хотел чтоб Энжи немного развеялась, надеялся что новые впечатления сотрут яркость происшествий сегодняшнего утра. Но ни кульбиты Зрака, ни ясный день больше не радовали юную принцессу и Дерек ощущал от нее только мрачные эмоции. Головой он понимал, что такая травма так сразу не пройдет и корил себя, что не досмотрел, что допустил то, что она вообще смогла это увидеть, но сердцем стремился к ней, едва удерживая себя на коротких привалах, чтоб не прикоснуться, не обнять, боясь увидеть страх в ее глазах, боясь, что она снова отшатнется от него.

 Вечер застал их на опушке леса, пару часов назад они проехали последнюю деревню, но Энжи отказалась там ночевать, даже узнав, что до следующей пол дня пути. И сейчас чуть углубившись в лес Дерек вновь устраивал ночлег. Девушка сама вызвалась собирать хворост и одно это радовало его, ведь за весь день он услышал от нее всего несколько слов. В голове заклубились ее эмоции, Дерек прислушался звука шагов девушки больше не было слышно и он поспешно направился в ту сторону, где недавно слышал шорох и треск ломаемой ветки под ногой неосторожного путника.

 Энжи стояла у дерева беспомощность жертвы охватила ее, никогда раньше она не могла подумать, что человек может быть зверем, что лощеные лорды высокопарно изъясняющиеся на пирах и балах могут так низко пасть, учинять насилие над людьми, над беззащитными девушками, над детьми. Что слово насилие может иметь Такой смысл, выросшая в неге и холе, не знавшая до сегодняшнего утра практически ничего об отношениях мужчины и женщины, сегодня она познала все, в самой жестокой форме и даже спокойная забота Дерека вызывала страх и отторжение, перед глазами вновь и вновь вставали картины насилия и смерти, лица подонков которые учинили все это и лица их жертв. Мавка не утаила ничего, истории всех девушек-утопленниц слились в голове девушки в одну страшную быль, которая разрывала ей душу своей безысходностью. Слезы, целый день кипевшие в глазах наконец прорвались через заслон силы воли, девушка рыдая обнимала дерево, понимая, что стоит лишь отпустить его и она больше не встанет. Сколько времени она так простояла она не знала, но обернувшись в нескольких шагах от себя увидела магистра. Он стоял, прислонившись к дереву, давая ей возможность выплакаться и в глазах его читалась такая же боль, но сейчас Энжи еще не была готова поверить мужчине, даже ему, от которого не видела ничего плохого, мало того к которому тянулось все ее существо, но сейчас она прошла мимо подарив ему лишь благодарный взгляд.

Вечер плавно перешел в ночь, Дерек честно пытался вести беседу, напрашивался на спарринг на мечах, но девушка от всего отказывалась. Решив, что утро вечера мудренее, магистр поставил защитный кокон и лег спать. Сегодня Энжи легла сразу и сразу же заснула, тревоги и страхи этого дня сломили ее. Дерек же наоборот ворочался под одеялом, вновь и вновь кляня себя за беспечность и медленно проваливаясь в тревожный сон, где на мостках у озера в его объятьях стояла Энжи и с тихим стоном растворялась в его руках и он пытался схватить ее, пропуская туман сквозь пальцы, а далеко по тропинке уходил согбенный силуэт со вздрагивающими от сдерживаемых рыданий плечами и Дерек с ужасом узнал в нем себя. Вскочив от ужаса он медленно обвел мутным взглядом поляну, с другой стороны костра стонала от ужаса Энжи, задыхалась от страха не имея сил даже вскрикнуть. Дерек окликнул ее, но она не слышала его голоса, боясь прикоснуться, чтоб не испугать еще больше он тихонечко погладил ее по плечу, одновременно окликая все громче, но ее лицо вновь перекосило от ужаса и Дерек перестал церемониться и потряс ее всерьез. Энжи открыла глаза, но в ее глазах была тьма и теперь магистр отшатнулся, но мгновенно взяв себя в руки положил ей на глаза ладонь, сосредоточился и начал оттягивать на себя темноту, силу магии смерти, которой она не могла еще пользоваться, но которая прибывала в ней и становилась все опаснее. Дерек пропускал эту силу сквозь себя, чувствовал в ней привкус страха и боли, стремился забрать как можно больше негатива из этих медовых глаз, чтоб они вновь заискрились радостью. Мрак из ее глаз пропал и в свете костра ее глаза приобрели странный огненный отсвет, а маг все не мог отвести от нее беспокойного взгляда. И тогда Энжи не слова не говоря откинула край одеяла рядом с собой и он так же молча лег рядом, ничего не спрашивая, боясь что слова не принесут ни облегчения, ни понимания ситуации. Он просто лег, не пытаясь обнять или даже прикоснуться к золотистой пряди ее волос, ощущая ее запах и в то же время расслабляясь, ведь несмотря ни на что она была рядом и не перестала доверять ему.

 Первый отблеск рассвета затрепетал на ее ресницах и Энжи проснулась, не открывая глаз она лежала и слушала тихое дыхание рядом, наверное поэтому ей было так спокойно. Она открыла глаза, Дерек спал рядом не касаясь ее. Его тихое дыхание шевелило прядь волос на виске открывая шрам на лбу, девушка продолжала рассматривать, отмечая про себя, что никогда не спрашивала откуда у него этот шрам, длинные темные ресницы скрывали море его глаз, сейчас во сне он выглядел почти юным, каким он и был бы не распорядись судьба так, что ему пришлось рано повзрослеть, желваки не играли под загорелой кожей и темные губы полуоткрытые во сне не были упрямо поджаты. Энжи лежала и боялась пошевельнуться, мужчина рядом был красив строгой красотой воина и ей стоило усилий не протянуть руку к его лицу, не пробежаться легкими пальцами по жестким скулам, не провести пальчиком по мягкому контуру губ, память услужливо подсказала каковы они на вкус и вновь одно воспоминание о его поцелуе зажгло ее лицо румянцем, а в теле появилось неясное томление. На окраине сознания появилась и пропала теплая волна сонных эмоций и Дерек простонав во сне ее имя притянул ее к себе, поцеловал в висок и вновь спокойно задышал во сне. Ей же прижатой щекой к его теплой груди, в объятьях его рук вдруг стало так комфортно, что она потерлась носом о шелк его рубашки, прижалась еще теснее к его сильному телу и вдохнув его запах вновь провалилась в сон.

***

 - Милорд, вы уверены? – невзрачный человечек в темном плаще с низко надвинутым на лицо капюшоном внимательно оглядывал сумеречную улицу. Квартал магов, здесь жило большинство уважающих себя магов, придворные маги на центральной улице в больших особняках за высокими заборами, маги обслуживающие город и его нужды - в домах попроще, здесь были дворцы и хибары неудачников, широкие улицы и темные переулки. Сейчас двое мужчин стояли у поворота как раз в такой переулок, улица, освещенная последними лучами заходящего светила, заканчивалась мрачным тупиком и как отросток, вбок уходил мрачный темный переулок, чье зловонное нутро не скрывали даже наступающие сумерки.

- Не бубни, я обращался ко всем сильнейшим магам и ни один не смог сказать ничего внятного, это мой шанс и я его не упущу, думаешь я хочу остаться вот таким ущербным, - голос второго мужчины был злым, слова падали отрывисто. Он нервничал, но старался не показывать этого, но хладнокровие было не в его стиле, и отрывистые слова, шипящий тон и сжимаемые в кулаки руки говорили о с трудом сдерживаемом гневе.

- Вот я и говорю, придворный лекарь ничего не сказал, лучшие маги развели руками, так что может этот недомерок? - его собеседник резко повернулся к нему и слуга, а он был именно слугой, привычно отпрянул.

- На конюшне сгною, - прошипел тот, кого он называл «Милордом», едва сдерживая занесенную для удара руку. – Пошли – и решительно повернул в переулок, внимательно отсчитывая дома, у третьего слева он остановился. Дом был обветшалым, но остатки былого великолепия еще сохранялись, так тяжелая дубовая дверь, явно укрепленная магией, стеклянные витражи окон, все говорило, что некогда владелец был не беден, но сейчас стекла окон покрыты паутиной, стены облупились, цветник у крыльца давно зарос сорняком. Двое мужчин так же кутаясь в плащи остановились у порога оглядываясь, дома рядом производили еще более жуткое впечатление. Дверь отворилась внезапно и бесшумно, на пороге стоял старичок, чей рост едва превышал рост ребенка, но лысый череп и жидкая бороденка давно не помнящая ножниц и расчески говорила о внушительном возрасте.

- О, лорд Барко, что привело вас в мое скромное жилище, - опешивший лорд опустил руку, которой до сих пор прикрывал лицо, - проходите, прошу, - и он кукольным жестом пригласил посетителей в дом. Сам же прежде чем закрыть дверь выглянул и внимательно осмотрел улицу, видимо удовлетворившись осмотром, он закрыл за собой дверь и повел их в глубину дома. Изнутри он был таким же – следы былого великолепия затирала грязь, копоть и пыль, грязные окна почти не пропускали света светила, под ногами что-то хрустело. Маленький человечек привел их в одну из задних комнат, здесь царил относительный порядок, чистый пол, мебель, явно принесенная из разных комнат, но добротная и чистая и кипы книг аккуратно сложенные вдоль стен, на стеллажах, в шкафу, на столе.

- Так чем обязан столь высокому гостю, - он предложил посетителям сесть и сам человечек забрался в высокое кресло, что делало его весьма гротескным, но зато теперь его лицо было наравне с собеседниками.

- Откуда вы знаете кто я, - человечек рассмеялся.

- Милорд, вас знает весь город и не моя вина, что я его житель, - усмехнулся он. – Так что вас мучит?

- Я могу быть уверенным, что все, о чем я расскажу, останется между нами? – лорд склонился к лицу хозяина дома не то спрашивая, не то угрожая.

- Вы пришли сюда, милорд, надеясь на помощь, и если вы пришли ко мне, то значит испробовали все что могли, сам маг, придворные интриганы от магии, целители, - вы были везде и ваша тайна боюсь уже не совсем тайна, но из этого дома ничего не выйдет, - торжественно пообещал он.

- Надеюсь, иначе вам придется познакомиться с моими хранами, - человечек лишь хмыкнул, и едва махнул рукой в сторону сопровождающего лорда человека и тот замер лишь вращая белками от страха.

-Милорд, не знаю что позволило вам считать меня дураком, но я им никогда не был и не смотря на свой маленький рост магистр Вентиус хранов никогда не боялся, пугать меня не стоит, вам просто нечем пока, так что давайте просто продолжим разговор или разойдемся, - маленький магистр возмущенно нахмурился. – А вашего слугу, мы пока оставим так, чтоб не мешал.

- Ну чтож, вы меня убедили, - лорд Барко все еще пытался сделать вид, что он пришел сюда случайно, но глаза горящие нетерпеньем говорили об обратном. – Магистр, со мной случилась беда, в одно утро я проснулся не мужчиной, нуу вы понимаете меня ? – засмущался он. Маг лишь кивнул, - понимаете я еще не стар и женщин люблю, а тут враз как отрезало, понимаю что не спроста, но никто не видит на мне никакого заклятия, ничего, что могло бы так изуродовать меня.

- Ага, парочка приворотов, защитное плетение, магия защищающая от срамных болезней – маленький маг склонив голову как будто считывал с открытой книги, - да, почти ничего. – А расскажите мне что предшествовало такому… - он замялся - казусу?

- Да ничего особенного, не происходило, - горячась в который раз взорвался лорд, - совсем ничего, лег спать, не один все хорошо, а утром полное бессилие и не только у меня, у сына тоже и это говорит, что все это чья-то месть…

- А что есть за что? – спокойно задал вопрос маг, все еще присматриваясь к лорду.

- Так у всех есть за что, я королевских кровей, занимаю пост высокий, место при дворе, да мне каждый первый завидует, - столько спеси было в этих словах, столько надменности, что мага перекосило. А слуга усиленно вращал глазами словно пытаясь, что-то сказать.

- О, ты хочешь что-то поведать нам, - лениво протянул маг и едва пошевелил рукой, но мужчина тут же отмер и затараторил.

- Ну как же милорд, ничего не происходило, а в замке родовом, на озере что, кровавый дождь прошел в то утро, весь замок залил…

- А ну ка, поподробней, - встрепенулся маг.

- Милорды в столицу отбыли, а я как раз задержался, утром над замком вдруг откуда ни возьмись в чистом небе черно стало и потоки крови дождем излились на замок, бабы бельишко так и не достирались.

- А у вас в замке никто случайно не погиб безвременно, да еще может по вине лорда? – мужчина дернулся, но замолчал, пугливо поглядывая на хозяина.

- Да, - вклинился маг, - девчонка одна утопилась, сына с приятелями испугалась, ну раздвинула бы ноги, да ничего бы не случилось, парни-то горячие, молодые, а она туда же бежать топиться…

- Так со свадьбы-то ее забрали, невесту, вот она и бежала, - вклинился слуга, но осёкся, напоровшись на строгий взгляд хозяина, а маленький маг тем временем слез со стула и осторожно ступая обошел вокруг лорда внимательно вглядываясь во что-то одному ему видимое.

- Теперь понятно, - лорд встрепенулся, - вас прокляли милорд…

- Не может быть, - закричал лорд, - я бы почувствовал, почувствовал бы королевский маг, это же ложится на ауру, это видно любому магу.

- Видно, но с вами все иначе, вас проклял маг смерти.

- Дерек, - руки лорда сжались в кулаки

- Нет милорд, Верховный магистр здесь не при чем.

- Не при чем, - взорвался лорд Барко, - а кто при чем, он единственный маг смерти.

- Нет, все проще и в то же время сложнее, позвольте объясню, - и маг вновь забрался в кресло, - проклятие это не совсем обыкновенное, тот кто проклял вас, не наложил никакого заклинания, никаких ограничений, но скорей всего он и не мог, вас проклял не маг как таковой, вас проклял маг не обученный, имеющий задатки мага смерти, но не являющийся магом, вас прокляли силой дара, которая выплеснулась в ненависть, возможно это кто-то из родни погибшей девушки, а может и нет…

- Как снять проклятье – проревел лорд, уже не желая скрываться под личиной спокойствия.

- Боюсь что разочарую вас, милорд, - маг развел руками – но снять это сможет лишь тот, кто наложил, ну или возможно Верховный магистр, проклятье наложено магией смерти и никакой маг жизни не в состоянии его даже увидеть…

- Тогда как его увидел ты – взревел лорд.

- Я много веков изучаю магию смерти, мой дар не позволяет мне стать полноценным магом смерти, мне дана лишь крупица магии жизни, но даже я не вижу самого проклятья, я лишь его чувствую, а вам чтоб вернуть своему телу, - он на мгновенье замялся, - все недостающие функции, нашелся наконец маг, - надо найти мага смерти наложившего это на вас.

- Но как? – лорд обхватил голову руками, мы не чувствуем магии смерти пока она не проявится, а искать потенциального мага, все равно что крупинку в океане.

- Расскажите лорду Дереку о своей беде, - посоветовал маг, - он будет рад узнать что есть еще маги смерти, и наверняка захочет его найти, а когда он найдет, то и вам помогут, - лорд Барко скептически пожал плечами, вспоминая последнюю встречу с магистром смерти, свое унижение и злость. Нет он не станет просить…

***

Осторожный стук раздался из кабинета, Дерек удивленно приподнял бровь и подтолкнул Энжи к лестнице на второй этаж, сам же подошел к двери и приложив ладонь к смотровому окошку заглянул внутрь. Посетитель его не удивил и улыбнувшись он спокойно открыл дверь и шагнул в комнату.

- Добрый вечер, ваше величество, - магистр улыбнулся и слегка склонил голову в приветствии.

Навстречу шагнул король Маринии и протянул руку в древнейшем приветствии, Дерек пожал запястье короля Рэндома и указал на кресло, сам же открыл шкаф и достал оттуда пузатую бутылку вина, тончайшие бокалы потянулись за ней на стол. Король сел и принял бокал вина, но едва пригубив отставил и выжидающе посмотрел на мага смерти, тот спокойно перенес этот взгляд и ждал не начиная разговора, первым не выдержал король.

- Магистр, - он запнулся не зная как начать разговор

- Я думаю будет проще звать меня по имени, - отозвался маг

- Дерек, - продолжил король, - как давно ты находишься здесь, дома? – магистр удивленно приподнял бровь, Рэндом замялся, формально Дерек как Верховный магистр Смерти имел право казнить и миловать всех вплоть до королей, в былые времена магистры решали судьбы мира, а короли были лишь пешками на доске, но времена поменялись и последний великий магистр Смерти сейчас сидит перед королем не имея ни полноты власти, ни поддержки за спиной, всего лишь мальчишка сын его друга, а Рэндом теряется и молчит. – Ты знаешь что у меня пропала дочь? – выпалил он и сразу стало легче и проще, - Марилику выкинуло из дворца направленным заклинанием, но заклинание это было привязано не к месту, человеку или событию, оно было завязано на ее безопасности, - Дереку эта подробность была не известна, Корвинус уже давно не слал писем за неимением новостей и он подался вперед удивленно слушая, значит Энжи выкинуло на его пути исключительно из соображений безопасности? – с тех пор моя дочь пропала, ни одно сканирующее заклинание, ни один поисковик, ни единого проблеска ауры, ничего… Отряды хранов перерыли все королевство, были задействованы лучшие маги жизни и никаких результатов, ее стабил в королевском зале горит ровно и ярко, даже ярче чем раньше, но о месте ее нахождения я так ничего не знаю. Дерек помоги мне найти дочь. – Его речь слегка путанная была лишь предтечей одной единственной фразы, Рэндом был на грани срыва и это было последнее средство обратиться к магу смерти, больше не к кому, в его глазах не было надежды, но видимо он старался использовать все возможности сколь бы призрачными они не казались. Изначально маг не хотел открывать ему правды, но в его глазах он увидел столько муки от безнадежных поисков, тревоги за дочь, что Дерек резко изменил свое решение.

- Бойк, - позвал он не повышая голоса, на пороге даже не открывая дверей возник бесенок, - малыш позови Энжи, - попросил он. Рэндом так же молчал, имя человека которого велели позвать ничего ему не говорило и он решил что хозяину дома виднее и нервно отхлебнул из своего бокала, вино было великолепным, но сейчас он не в силах был оценить букет и просто ждал. Не прошло и минуты как в холе раздались легкие шаги и открылась дверь, на пороге стояла его дочь, живая и невредимая.

- Марилика, - Рэндом мог лишь произнести ее имя, она же радостно бросилась к отцу, а Дерек лишь отвернулся, пряча отчаянье в глазах, сейчас она уйдет с ним, уйдет домой в привычную ей атмосферу дворца и он сможет увидеть ее лишь на официальных приемах, где невозможно будет заглянуть в ее цвета меда глаза, прикоснуться к золоту ее волос, он с силой сжал кулаки чтоб не выдать своего разочарования и боли.

- Дерек, но как? Почему?

- Как? – отвечал он резко, - видимо магия решила что так ей будет безопаснее, когда выкинула ее искалеченную взрывом посреди леса, - сейчас как наяву перед ним встало это воспоминание, тонкое тело с изломанными руками, капли крови стекающие по лицу так, что даже не видно черт, сук дерева торчащий из плеча на котором она повисла, боль исказила его черты, - два дня беспамятства, лучший целитель опускающий руки и последнее чудо, позволившее выдернуть ее из беспамятства. Почему? Это я хотел бы спросить почему прямо во дворце под носом у хранов, магов и вашим собственным дважды пытаются убить вашу дочь, - Дерек говорил тихо, но резко, его голос падал в тишину комнаты как набат, каждое слово звоном колокола отзывалось внутри Энжи и она сквозь радость встречи с отцом чувствовала его нарастающую тревогу, его боль, его возмущение и почему-то разочарование. Энжи в упор посмотрела на магистра, его глаза были черны, таких глаз она у него еще не видела, под глазами вмиг залегли тени и казалось, еще немного и полетят молнии, девушка сделала шаг к нему, он замер видя лишь ее и заранее прощаясь, ее ладошка легла ему на рукав и он как будто очнулся, сморгнул черноту с глаз, отмер и грустно улыбнулся. – Во дворце я не смогу защитить тебя, - почти прошептал он.

Рэндом шокировано наблюдал за этой картиной, если сюда он пришел с четкой целью - найти дочь, то теперь, когда Марилика стояла перед ним, он не знал что делать.

- О каких покушениях ты говоришь? – наконец задал вопрос он.

- Первое было в день ее представления смерти, я много лет думал, что его целью были мы, но подробности взрыва в лаборатории убедили меня, что все это подстроено одним и тем же лицом, то же заклинание, тот же эффект, в первом случае ее спас кокон, накинутый дедом, а случайной жертвой стал мой отец, во втором случае помогло тройное заклинание магистра с непредвиденным результатом, а погиб ученик Центриуса, когда будет следующее? И кто станет его жертвой? – и вдруг приняв решение он выпрямился – я не отдам вам ее Рэндом, не отдам до тех пор, пока вы не выясните, кто стоит за всеми этими покушениями, она же ваша единственная дочь, - последние слова он произнес тихо. Король в начале этой тирады вскочил, но дослушав до конца вновь сел в кресло и задумался, Энжи подошла к нему и устроилась у его ног заглядывая ему в глаза, ничего не говоря, ни о чем не прося, иногда кидая взгляд на замершего в ожидании магистра.

Король думал долго, естественной реакцией было забрать дочь и окружить кольцом хранов во дворце, но в словах магистра было зерно истины, до сих пор занятый поисками дочери он не сильно углублялся в причины взрыва в лаборатории Центриуса, а сейчас анализируя свои воспоминания он понимал, что не все так спокойно и чисто, что он на многое закрывал глаза, что прежде чем рисковать жизнью дочери стоит разобраться и сейчас избавленный от поисков он сможет всерьез озаботиться этим вопросом, одно не давало покоя он перехватил один из взглядов брошенных магом на Марилику и уловил в нем затаенную страсть, даже сам он заметил за те недолгие минуты общения, что его девочка за эти месяцы превратилась в юную женщину и это его насторожило.

- Дерек, ты знаешь, что Марилика станет невестой принца Лории, - спросил Рэндом, стараясь говорить ровно.

- Эдвин мой брат, и я знаю об этом, - холодно ответил он.

- О, я и забыл что ты из Лориносов, - хлопнув себя по лбу воскликнул король, теперь он был спокоен, магистр не станет компрометировать невесту брата. Теперь он готов был принять решение. – Ты прав, сейчас ситуация в королевстве не позволяет рисковать ее жизнью, она останется здесь, но у меня одно условие…

- Какое? – Дерек мгновенно расслабился, сейчас он готов принять любое условие, лишь бы Энжи осталась.

- Увидите, я скоро вернусь, - и направленный портал проглотил его.

Дерек рухнул в кресло, сейчас он ощущал напряжение последних минут как табун лошадей промчавшихся по телу, он положил руки на стол и опустошенно уронил на них голову, где-то вдалеке мелькали ее эмоции легкое разочарование и тихая радость. Разбираться в ее чувствах не хотелось, он видел что она не хочет возвращаться во дворец, но скучает по отцу, видел ее радость от встречи и боль от расставания. Сейчас он просто ждал.

Вот точка портала развернулась в арку и из нее вышел Рэндом крепко держа за руку человека, высокий парень почти одного роста с Дереком, светловолосый как большинство маринцев, с голубыми глазами и упрямым подбородком, за спиной висел меч и по плавности походки, одежде и играющим мускулам видно, что носит он его не для красоты. Увидев девушку его глаза засияли радостью.

- Моя принцесса, я знал, что ты жива, - он порывисто поцеловал ей руку, она же привычным движением взлохматила его короткие вихры. Дерек следил за этой сценой чуть ли не скрежеща зубами.

- Дерек, это Вэрд, мой хран, тот который учил меня владеть мечом, - Энжи улыбалась, она была рада видеть друга детства, а вот Дерек готов был рвать и метать. – Вэрд, а это Дерек к.Сон Лоринос – верховный магистр смерти, - и она рассмеялась глядя как вытягивается лицо паренька.

- Дерек, - подхватил Рэндом, - я думаю ты не будешь возражать против одного храна, в конце концов помощь тебе не помешает, а Вэрд ее молочный брат и предан ей безмерно и мне так будет спокойней, зная, что рядом есть надежный человек.

 Отказать королю не стоило, но чего стоило магистру смириться с «условием» Рэндома знал только он сам.

***

 Утро началось шумно, магистр вставал рано и как обычно с утра направился в библиотеку, работать. Но совсем скоро шумная возня выманила его оттуда, в холле Энжи и Вэрд бегали наперегонки что-то отбирая друг у друга. Девушка была счастлива, ее радостные эмоции просто врывались в мозг магистра

- Доброе утро, - выкрикнула она срываясь с места и затормозив прям перед Дереком, вслед за нею подскочил Вэрд.

- Доброе утро, милорд, - и тут же попытался отобрать что-то, что девушка зажала в кулачке. Громкий хохот огласил дом и Дерек вдруг почувствовал себя лишним.

 «Условие» Рэндома действительно было не из легких, веселый, шумный Вэрд нервировал мага одним своим присутствием и при всем этом он был профессионалом в своем деле, если не считать какой-то детской шаловливости, впрочем он и был еще почти ребенком, лет 20-ти, едва старше самой Энжи. С Вэрдом Энжи была непосредственна, раскована, часто смеялась и у Дерека в груди начала шевелиться постыдная ревность, она поднимала голову когда девушка ни мгновения не думая касалась его рук, взлетала на лошадь с его помощью, когда он ловко поймал ее стоило ей оступиться, Дерек же не мог протянуть ей руки, внутри все требовало коснуться гривы ее волос, поцеловать макушку, как часто он делал, но внимательный взгляд ее храна сковывал любые проявления нежности с его стороны. Даже спать она стала спокойней, последние дни, с момента появления Вэрда, ее не мучают кошмары. Перед его глазами вставали моменты последних дней, вот они резвятся в холле, вот объезжают Зрака, который как ни странно позволил, правда после долгих уговоров, оседлать себя незнакомцу, вот они вновь хохочут щекоча бесенка, и Элли, его подозрительная Элли сразу приняла Вэрда в свой круг, позволяя играть с братишками, тот тоже совсем не удивился разномастной потусторонней прислуге и сразу влился в их братию, с ним же Энжи бывала лишь занимаясь в библиотеке, а здесь она была тихой сосредоточенной и Дерек уже не знал когда она была настоящей здесь с ним или в шумной компании своего храна.

 Магистр сидел в библиотеке с бокалом в руке, причем пригубить его содержимое он так и не смог - не хотелось, за окном глубокая ночь, такая же ночь в душе, потребность коснуться ее все возрастала и уже становилась навязчивой идеей, встать пройти холл, открыть дверь в ее комнату прикоснуться к рассыпавшимся по подушке волосам, ничего больше, но без этого его жизнь вдруг стала бесцветней, за эти месяцы он привык к постоянному ее присутствию рядом и сейчас ему казалось, что вместе с ней у него отобрали часть его жизни. Хриплый стон разорвал тишину ночи, магистр вскочил и бросился в комнату Энжи, он знал что это такое, кошмары вернулись и вновь рвут ее сон своими щупальцами. Рывком открыв двери он вновь увидел знакомую картину, к которой так и не смог привыкнуть, девушка свернулась на кровати пытаясь спрятаться от чего-то, что видела лишь она, стоны и слезы, пальцы вцепились в одеяло, под которым тело дрожит от ужаса.

- Маленькая, - прошептал он обнимая ее поверх одеяла и тихонько потряхивая за плечо, - проснись, все хорошо, - звук его голоса казалось проник в ее сон, руки отпустили одеяло, прошла дрожь, слезы все еще капали из-под ресниц, но душераздирающие стоны прекратились. Дерек же тихонько гладил ее по плечу успокаивая, потом не удержался и коснулся рассыпанных по подушке волос, поцеловал в макушку и выпрямился. На пороге стоял Вэрд не сводя внимательного взгляда с магистра увидев, что маг направился к выходу хран так же выскользнул из комнаты, но далеко не ушел. Он стоял у ее двери в холле прислонившись плечом к стене, стоял и ждал объяснений.

- Кошмары, - бросил маг намереваясь пройти мимо, но вопрос храна заданный уже в спину заставил его остановиться.

- И давно? – Вэрд был спокоен, в голове сразу всплыли рассказы матери о жутких кошмарах ее подопечной, о бессонных ночах и криках маленькой принцессы.

- С первого дня, - Дерек развернулся лицом к храну, он ждал возмущения, но Вэрд был спокоен и это заставило магистра внимательно вглядеться в его лицо, там не было ни капли сомнения в его словах или осуждения и что-то внутри облегченно вздохнуло.

- Поэтому поздно ложишься? – улыбнулся он и улыбка вышла такой понимающей. Устало улыбнувшись в ответ магистр прошел к себе и уже лежа в кровати вдруг понял, что раздражение накопившееся на нежданно свалившегося ему на голову храна куда-то пропало.

 Проснулся Дерек на удивление поздно, в доме стояла тишина, что было необычно, последние дни, с момента появления в доме Вэрда, тишина всегда была лишь относительной или просто магистр привык, что в этом доме жил только он один и как дикий кот никак не мог привыкнуть к присутствию на его территории постороннего. От этой мысли он улыбнулся, впервые за несколько дней и одевшись отправился искать шумную парочку. Дом стоял погруженный в покой и нигде не слушалось ни негромкого колокольчика смеха Энжи, ни баритона Вэрда, не стучали двери, не носились бесята громко хохоча, стало даже немного странно и Дерек ускорил шаги. Уже выйдя на улицу он за углом услышал звон стали, охранки не работали, поэтому магистр спокойно пошел на звук, там, на площадке возле конюшни, Энжи и Вэрд танцевали с мечами, одетая в мужские штаны и рубашку, которые добавили седых волос несчастному портному, Энжи выглядела как мальчишка, тонкая фигурка наперевес с мечом переступала с ноги на ногу внимательно приглядываясь к действиям своего учителя, тонкая ткань прилипла между лопатками, но хран снова и снова заставлял ее повторять удар, который у нее никак не получался. Дерек усмехнулся, приложил палец к губам и поймав понимающую усмешку Вэрда, тихонько ступая направился к девушке, которая стояла к нему спиной. В шаге от нее он замер еще не зная как поступить, как она сделала шаг назад почти прижавшись к нему спиной и произнесла:

- Доброе утро Дерек! – и дурачась, отскочила от него, провернув не получающийся у нее удар и «достав» Вэрда, который отвлекся и не успел закрыться. Дерек опешил, он точно знал, что услышать или увидеть его она не могла и остановился в неуверенности, девушка вернулась к нему победно улыбаясь и видимо заметив его недоумение шепнула на ухо: «Я просто почувствовала тебя!».

- Отдохни, - и он решительно забрал у нее меч, ему он был маловат, но легендарное оружие идеально легло в ладонь и Дерек просто загорелся его опробовать. – Ну что давай разомнемся, давно не представлялась возможность потренироваться с кем-нибудь. – Вэрд предвкушающе улыбнулся, он был хорошим мечником и был только рад бою с сильным соперником. Зазвенели мечи, Энжи отошла в сторонку и с любопытством следила за поединком, мужчины танцевали только им одним понятный танец, но даже то, что меч Дерека был короче и он должен был быть более уязвим не мешало ему теснить противника, самодовольная улыбка Вэрда померкла, теперь он полностью сосредоточился, но не сдавался, пытаясь провести рискованные атаки и сложные удары, но всегда упирался в глухую защиту магистра. Дерек же даже не взмок, в конце концов он крутанул мечом и повернувшись аккуратно приставил лезвие к спине противника, но тут же опустил меч. Вэрд восхищенно присвистнул и протянул руку, Дерек принял ее и крепко пожал запястье, на что Вэрд хлопнул его по плечу второй рукой, меч он уже вогнал в ножны, и произнес восторженно:

- Ого, кто тебя учил, отличный удар, научишь?

- Слышал о Барте Мечнике? – ответил он.

- Так кто ж о нем не слышал, первый меч Маринии…

- Первый меч в мире за последние сто лет, и еще мой отец…

- О, тогда не удивляюсь, - Вэрд сиял как новенькая монетка, - научишь?

Дереку, не привыкшему к простому человеческому общению, выросшему в одиночестве такое отношение было в диковинку, но приятное ощущение общности интересов, восторг в глазах парнишки и главное гордость за него в глазах девушки и он рассмеялся, в голос, громко, хлопнул Вэрда по плечу:

- Научу и не только этому.

- А меня? – подала голос Энжи с надеждой глядя на магистра.

- А тебя будем учить вдвойне, а ну бегом в библиотеку и самая толстая книжка твоя… - рассмеялся он.

- Эта та которая по магии крови? – съязвила она.

- Нет, эту тебе еще рано, найдем что-то попроще, а эту потом…

- Ты обещаешь? – с надеждой спросила она.

Глаза девушки сияли предвкушением и маг просто не смог отказать, хотя знания изложенные в этой книге во много раз превышали ее уровень и вдобавок были полезны лишь магу смерти, но ее просящие глаза и сложенные у груди руки сделали свое дело.

- Обещаю… - с улыбкой произнес он, и Энжи восторженно повисла у него на шее, потом спохватившись слегка покраснела и попыталась отойти, но Дерек не отпустил, всего на мгновенье он прижал ее к себе, вдохнул ее запах, а потом крепко взяв за руку повел в дом. Позади смеясь шел Вэрд, ворча себе под нос, но так чтоб его обязательно услышали

- Вот так они на шею и садятся, батюшка король тоже отказать ей ни в чем не может, стоит лишь глазками похлопать.

На что ответом ему был лишь смех магистра и принцессы.

У дома их ждала Элли укоризненно глядя на их смеющиеся лица, когда утром Энжи и Вэрд отказались завтракать, пока не встанет магистр, она поняла, но когда магистр проскользнул незамеченным и отправился за ними и все это без завтрака… Но зато теперь раскрасневшиеся, слегка уставшие они налетели на стряпню вызвав удовлетворенную улыбку бесовки. Допивая вторую чашку чая, Дерек поймал себя на мысли, что даже в присутствии Вэрда стал чувствовать себя спокойно. Хран шутил с Энжи, поддергивал бесят, тут же угощая из сладостями со стола, за что получил увесистый подзатыльник от их сестренки, но теперь Дерек не ощущал его как инородный элемент, за какие-то несколько дней он плотно вошел в их маленький круг и обосновался тут надолго, маг улыбнулся собственным мыслям, ощущая чуть заметное мурлыканье мыслей Энжи, но расслабиться не получилось, толстый конверт с королевской печатью вынырнул из ниоткуда и упал ему на колени, зеленый сургуч печати говорил о том, что письмо от короля Саделики, Энжи и Вэрд враз замолчали и выжидающе смотрели на него. Дерек же сразу вскрыл конверт и углубился в чтение и с каждой строчкой мрачнел.

Саделика – сосед Маринии с восточной стороны была тесно связана с Маринией и Лорией торговыми договорами, но не это главное, Саделика гранитной стеной возвышалась между другими государствами и Дикими горами с вечно не спокойными границами, свободолюбивыми горцами и лезущей из под земли нежитью, с которой суровые горцы и их собратья с предгорий умели управляться не хуже магов смерти силой, умением драться и редкой помощью шаманов из горных народов. И если сегодня вызов пришел с королевским письмом, то значит справиться король Дамир своими силами не может, значит дело серьезное и он должен вмешаться и помочь, но оставить Энжи одну он не мог, а брать ее с собой смертельно опасно. Сознание грозило раздвоиться, он поднял взгляд от письма и встретился с встревоженным взглядом девушки

- Тебе надо ехать? - полувопросительно, полу утвердительно сказала она, - можешь взять нас с собой? – по ее потухшим глазам Дерек видел, что она уже знает ответ.

- Нет, маленькая, для вас там слишком опасно, - и он протянул ей письмо короля, Энжи пробежала его глазами и побледнела, - но оттуда никто так и не вернулся…

- Это были люди, Энжи, просто люди, а я маг Смерти и уничтожать нежить моя работа, мой долг и моя обязанность, - магистр говорил тихо, но в тишине замершей столовой они прозвучали неожиданно громко, он встал и стал мерять шагами пространство комнаты.

- Я могу помочь, - прозвучал голос Вэрда, который до сих пор молчал.

- Нет, хран, сейчас ты нужен здесь, - жестко ответил маг, - тогда я буду спать спокойней, - добавил он мягче.

- Можешь спать спокойно, маг, - скопировал интонацию Вэрд, - я присмотрю за ней - так же смягчая тон добавил он. Мужчины рассмеялись, Энжи лишь вымучено улыбнулась.

***

Спустя несколько часов магистр смерти уже мчался по дорогам Саделики. Не желая привлекать к себе лишнего внимания он открыл портал в часе пути от столицы и сейчас въезжал в массивные ворота окруженного каменной стеной города.

Делика, столица Саделики, совсем не походила на Ольмак или на Маринию, строгий, почти аскетичный город с домами из серой скальной породы, прилепившийся на склоне горы больше напоминал крепость. Обнесенный каменной стеной из той же породы он казалось вырастает из скалы и люди здесь были суровые, как скалы на которых они жили, немногословные, сильные, уверенные в себе. Дереку нравился этот суровый край, этот мрачный город, расцвеченный яркими красками лишь на рассвете и на закате, населенный суровыми, но такими надежными людьми. Делика была не велика, основной столицей и торговым центром был большой город Горст расположенный в долине у подножья Делийской скалы, а сама столица была больше крепостью, чем городом. Когда-то здесь была лишь одна крепость - крепость Предсказателей. В одном из ее залов раз в несколько сотен лет появлялся из ниоткуда таинственный свиток, содержащий предсказание от которого зависела судьба этого мира, многие маги бились над разгадкой этого феномена, но так и не нашли ответа, но когда судьбы мира лежали на весах и любая капля могла быть последней маги-хранители получали предсказание, которое помогало не ввергнуть мир в пучину хаоса. С течением времени верховный хранитель стал править близлежащими землями, так образовалось это королевство и король Дамир оставался верховным хранителем зала предсказаний, зала - который молчит уже тысячу лет.

Род Делиносов единственный из королевских родов всегда был многочисленным, если у большинства родов в последнее время был один или два прямых наследника, то Дамир был третьим из четырех братьев и двоих сестер. Он рос воином готовясь стать острием копья своего королевства, ведь за многие века здесь не было заговоров или свержений действующего монарха, целостность семьи и преданность общему делу и интересам королевства вошла в поговорки и народ любил своих правителей, ведь короли вставали первыми на защиту людей от нечисти, да и от других народов, ведь за прошедшие века завоевать Саделику пытались и короли Лории и герцоги Валенские, лишь с Маринией у них был вечный мир. Один за другим вдруг погибли оба старших брата Дамира и он, не стремившийся к короне, в одночасье стал королем. Прямолинейный, открытый, - он был полной противоположностью королю Лории - отцу Эдвина; не похож на Рэндома; и уж диаметрально отличался от герцога Валенского, его ближайших соседей. Дереку нравилась его честность, прямота открытый взгляд и громкий смех, с ним он чувствовал себя спокойно и поэтому не мог отказаться от этого вызова, вдобавок Дамир и сам не слабый маг не стал бы тревожить его по пустякам.

Во дворце его уже ждали, молчаливый хран проводил его сразу в кабинет к королю Дамиру. Дерек будучи еще магом-недоучкой приезжал в Саделику оттачивать навыки и если в Лории и Маринии нежить была редкостью, то здесь в предгорьях она встречалась буквально на каждом шагу и люди привыкли не пугаться повстречав упыря, а хватались за кол, или за меч если встретили кого-то другого из их братии. Но сегодня Дерека ждала не привычная улыбка короля, а встревоженный взгляд.

- Я благодарен, что ты сразу же ответил на мой призыв, магистр – речь короля была непривычно официальной.

- Я буду рад помочь тебе и твоему народу – ответил Дерек церемониальной фразой, которой маги Смерти всегда отвечали берясь за работу.

- Ты еще не знаешь о чем я тебя попрошу, - печально улыбнулся король.

- Все равно я постараюсь сделать все, что в моих силах, - в словах мага сквозила искренность, - что произошло?

Дамир подошел к столу, заваленному бумагами, за ним на стене висела карта Саделики, государство располагалось в предгорьях, большая часть лежала на равнине перед Делийским хребтом, но еще одна довольно значительная часть находилась в большой долине зажатой между двумя горными хребтами и дорога в Благодатную долину, где располагалось два крупных города, была только одна - через Коринское ущелье. Именно туда и указал палец короля.

- Дорога в Благодатную долину перекрыта, самое страшное мы не знаем кем, или чем… Ни один человек за последнюю неделю оттуда не вернулся, - и сглотнув добавил, - Рамир ушел одним из первых на разведку и тоже так и не вернулся. – Дерек вздрогнул, Рамир младший брат короля, сильный воин, непоколебимый как гора, с виду суровый как скалы королевства, но стоило ему улыбнуться, как его лицо расцветало и девушки, до которых он был уж очень охоч, таяли от восторга.

- Что именно известно? – Дерек напрягся, сейчас не время думать о потерях, сейчас надо оценить ситуацию.

- Ни-че-го, - отчеканил Дамир, - резко прекратилось движение по Коринскому ущелью, те обозы которые шли от нас до них не доходили, те что шли от них не попадали к нам. Через несколько дней мы встревожились и послали небольшой отряд на разведку, он не вернулся, - взгляд короля замер в одной точке, - второй отряд возглавил Рамир, но тоже пропал, больше я людьми рисковать не могу, но никакие разбойники или даже нечисть не могли сделать так, что не вернулся никто, понимаешь, даже голодные упыри напиваются крови, а чтоб неделю никто не прошел… Я не знаю кто там, но надеюсь мы с тобой сможем разобраться.

 Магистр вопросительно поднял бровь:

- Мы?

- Да, мы! – король упрямо сжал челюсти, - я пойду с тобой… - Дерек понимал ярость и боль Дамира, но рисковать последним из прямого королевского рода он не хотел, да и неизвестный враг не оставляющий ни единого свидетеля не способствовал лишнему геройству.

- Дамир, ты последний из рода предсказателей, ты нужен здесь, - пытался увещевать маг.

-Дерек, ты последний маг смерти, и если мой род еще найдет претендента на трон, то второго черного мага не найти, но при этом я прошу помощи у тебя, потому что знаю, что никто другой моим людям не поможет, два города оказались в ловушке неизвестного чудовища, а это тысячи людей и какой я тогда король, если брошу их там погибать?

- Бросать никто не собирается, но туда я пойду один, есть много видов магии, что уничтожают все вокруг и своих и врагов, если это будет безнадежное дело я смогу воспользоваться ими, но если рядом будут люди… Дамир, это моя забота и я пойду туда один, но чтоб тебе было спокойней сделаю это завтра с утра, чтоб у меня была возможность осмотреться и подготовиться, – король хотел возразить, но наткнулся на холодный взгляд магистра и осекся.

- Хорошо, но если через два дня ты не вернешься … - продолжать не было нужды, Дерек и так понимал последствия.

- Мне надо вернуться Дамир, - твердо сказал он, - ты знаешь что бывает когда двое связаны в единый энергетический кокон, - дождавшись кивка короля он продолжил, - я завязан с другим магом… Я должен вернуться – он резко стукнул ладонью по ручке кресла, - и я вернусь. – Король посмотрел на мага смерти долгим взглядом, но объяснять магистр ничего не стал.

- Чтож тогда сейчас ужин и отдых …

За ужином к ним присоединилась королева Дария, светлокожая миниатюрная брюнетка не скрывавшая тревоги в темных глазах постоянно обращенных на короля и Дерек вновь уверился в правильности своего решения идти одному, он не хотел бы увидеть боль потери в этих глазах, с такой нежностью глядящих на мужа.

***

Весь день Энжи не находила себе места. Дерек уехал сразу после позднего завтрака, тщательно отобрав несколько амулетов и проверив оружие. Девушка проводила его тревожным взглядом, когда он, сидя как влитой в седле, на скаку открыл портал и Мрак одним прыжком оказался по ту сторону светящейся арки, которая тут же закрылась с тихим хлопком, а она все еще стояла на пороге, глядя туда, где еще минуту назад пронесся всадник, одетый во все черное на черном же скакуне.

Ни на кого не глядя она прошла в библиотеку, но книги так любимые ею, на этот раз не могли захватить ее внимание, ведь все оно было внутри, сконцентрировано на маленьком островке спокойствия, которое излучал Дерек и пока она чувствует его, она знает, что он жив.

Целый день тревожное ожидание, натянутые струной нервы, страх подтачивающий силы…

И вот в кресле напротив материализовалась богиня, Энжи пружиной подскочила с кресла Дерека в котором сидела свернувшись и подлетела к Маре.

- Мара! Ну как он там? С ним все в порядке? – почти вскрикнула она. С момента появления в доме Вэрда Мара стала появляться реже, то ли потому что хран не видел и не чувствовал ее или шумный и веселый Вэрд заполнял собою все пространство небольшого флигеля, то ли это было просто стечением обстоятельств. Энжи больше не боялась богини Смерти, но сейчас ее появление могло значить что угодно и поэтому она с надеждой вглядывалась в сумрак ее глаз, пытаясь найти там ответ на свои вопросы.

- Девочка, ну что ты встревожилась, - усмехнулась Мара, - все хорошо, - одним взглядом она зажгла магический светильник и вечерние тени попрятались по углам.

- Но, Мара, Дерека вызвал король Саделики, а там привыкли справляться с нежитью сами, значит что-то страшное пришло в Делику, что-то с чем Дамир не может справиться сам, понимаешь? – она смотрела на богиню со страхом смешанным с надеждой, сцепив руки на коленях, чтоб унять дрожь.

- Дамир попросил помощи? – вскинула бровь Мара, - видимо и впрямь что-то случилось, предсказатели обычно сами способны справиться с неприятностями…

Это признание больно резануло девушку по сердцу, тревога не улеглась, а лишь усилилась, не имея сил усидеть в кресле, Энжи шагами мерила комнату, Мара задумчиво следила за нею взглядом и молчала.

- Но с ним же ничего не случилось, правда? –она пыталась нащупать внутри себя эмоции Дерека, но натыкалась на пустоту, то ли он отгородился от нее, то ли она в таком встревоженном состоянии не чувствует его, думать о чем-то более страшном она не могла, да и Мара здесь… - Мара, ты же можешь убедиться, что с ним все хорошо, ты же чувствуешь его, ну пожалуйста, -зачастила девушка одержимая пришедшей в голову мыслью.

- Хорошо, - встала из кресла Мара, - ты своим мельтешеньем изведешь любого, я проведаю Дерека ради твоего спокойствия, хотя уже сейчас могу сказать, что с ним все в порядке. Ей не надо было настраиваться на Дерека, последнего черного мага она чувствовала всегда, одно мгновенье и вот она уже возле большого кресла в богато обставленной комнате, кресло повернуто к пылающему камину и она за спиной у сидящего в нем мага, но он так же чувствует ее присутствие и поэтому ему не надо оборачиваться, чтоб убедиться в ее присутствии, он только произносит:

- Здравствуй, Мара, - тихо, без эмоций.

- Знаешь, Дерек, - с улыбкой произнесла богиня, - Смерть еще никогда не была на посылках у девчонки…

Магистр вопросительно приподнял бровь.

- Энжи переживает за тебя… - пояснила богиня.

- За меня? Или за свою жизнь, которая так тесно связана с моей? – Мара онемела, цинизм никогда не был присущ ее любимцу, но заострять внимание на этом она не стала, справедливо рассудив, что между собой они разберутся сами.

- Что здесь произошло? Все так серьезно, что потребовался маг Смерти? Я давно не заглядывала в этот уголок, что случилось? – потребовала она ответа.

Дерек вкратце обрисовал ситуацию, не делая выводов, отчасти потому, что сам еще не пришел ни к какому, ведь такое случилось впервые.

- Поэтому Дамир и вызвал меня, ведь если в Коринском ущелье погиб его брат, а он действительно был очень силен и физически и магически, то вряд ли кто-то другой там справится.

- Во-первых, в ущелье никто не погиб, - констатировала Смерть.

- Балбес, -хлопнул он себя по лбу - как я сразу не догадался тебя спросить об этом, - Смерть ухмыльнулась, ведь именно она – богиня-Смерти провожала в последний путь всех умирающих в этом мире, пропускала через себя их последние эмоции, облегчала долгие страдания и если она не чувствовала смерти в ущелье, значит там никто не погиб.

- Во вторых, если никто не вернулся, значит их там что-то держит, причем наверняка магическое, никакое физическое воздействие не может охватить столько народа сразу, все равно кто-то бы сбежал или послал весточку, ведь среди пропавших были и маги – продолжила рассуждения Мара.

- Но кто или что имеет такой радиус действий, ни упыри, ни умертвия не имеют такой силы воздействия, может василиск, но откуда ему здесь взяться, последнее упоминание о них датируется несколькими тысячелетиями назад, - мрачно рассуждал маг.

- Нет, василиски тут вряд ли появятся, мне на память приходят вонючки гуано…

- Кто это? Первый раз слышу…

- Когда-то во время Первой войны магов, как ты ее называешь, были магически созданы несколько существ, гуано одни из них, они выделяют газ, вдохнув который люди и маги мгновенно засыпают и становятся легкой добычей, на равнине газ рассеивается, поэтому там они никогда не селились, а вот в горах, в ущельях вонючкам было раздолье, правда их я тоже уже не одно тысячелетие не вижу, то ли вымерли, то ли их перебили, то ли они просто переключились на более мелких животных и поэтому я с ними не сталкиваюсь. Но скидывать их со счетов я бы не стала, Коринское ущелье узкое не ветреное место, два гуано вполне в состоянии удерживать концентрацию магического газа чтоб держать спящими кучу народа, причем в этом случае никто не сможет ни вырваться, ни послать весточку, - Мара говорила как лектор в Академии без эмоций, лишь констатируя факты.

- И как от этих существ избавиться? – задал Дерек главный для мага смерти вопрос.

- Понимаешь Дерек, избавиться от них очень легко, - она замолчала, - для мага универсала, для того чтоб развеять гуано надо было лишь ударить его сгустком силы совмещенной магии, но сейчас это сделать не может никто, или в крайнем случае разрубить само существо, но подобраться к нему и не уснуть почти невозможно, радует лишь то, что гуано магические существа и они не могут размножаться.

- Ты уверена, что это именно гуано? – Мара задумалась

- Нет не уверена…

- Ну что ж, значит завтра я проверю твою теорию, - Дерек потянулся и Мара не прощаясь исчезла, но маг не пошел в гостеприимно распахнутые объятья ложа, а вновь сел в кресло и задумчиво уставился на огонь, в его затухающих сполохах ему мерещились локоны золотистых волос, руки казалось ощущали их мягкость, а перед глазами вставало точеное личико с ласковым взглядом медовых глаз и сильные руки магистра до боли сжимали подлокотники кресла, едва сдерживая желание открыть портал домой и вновь увидеть девочку с медовыми глазами, прикоснуться к ее золотистым волосам, обнять. За месяцы проведенные рядом с Энжи он привык ложиться поздно и сейчас, сидя у камина, он по привычке прислушивался, ожидая ее вскрика, стона, оповещающего мага об очередном кошмаре посетившем девушку, об очередной возможности обнять ее тонкое тело, прижаться губами к шелку ее волос. Он ненавидел и в то же время благословлял ее кошмары, во сне она иногда обнимала его и тогда, он замирал не в силах отстраниться, в его ушах звучал единожды слышанный, но такой желанный звук, ее стон, стон восторга и наслаждения, вырванный под действием магириуса и безумного поцелуя. Сколько раз он ругал себя за этот поступок, и столько же раз честно признавался себе, что все равно поступил бы так же, пряность ее губ манила его как магнит. Внутри него трепетал огонек ее беспокойства и он понял, что Мара была права, говоря, что «она за тебя переживает», ее беспокойство было так очевидно, Дерек попытался послать ей волну спокойствия и трепещущий огонечек превратился в ровный свет свечи, Энжи почувствовала его эмоции, почувствовала и успокоилась. С легкой улыбкой магистр улегся спать, храня в груди трепетное пламя ее души, ее эмоций.

Крик настиг его внезапно, Дерек понимал, что этот крик ему снится, ведь это был ее крик, кошмары преследовали юную принцессу, а он сейчас был далеко. Все его мысли были с нею, внутренним взором он видел как она бьется на постели борясь с кошмаром, как стонет во сне его имя. Он как будто провалился в сон в собственном сне, он видит как его руки гладят ее по голове, но понимает, что эти руки ему не принадлежат, слышит свои слова: «Спи, маленькая, спи, все хорошо…», но голос ему не принадлежит, ноги сами несут его к выходу из комнаты, на пороге он бросает последний взгляд на девушку спящую на смятых простынях и еще всхлипывающую от пережитого кошмара и затворив дверь видит в отражении стоящего напротив зеркала не себя, а светловолосую взлохмаченную шевелюру храна…

***

Утро выдалось ясным и теплым, Дерек отказался от сопровождения и теперь в одиночестве ехал по дороге ведущей в Благодатную долину внимательно оглядываясь по сторонам, но мыслями вновь и вновь возвращаясь к ночному происшествию. Он точно был уверен что спал, точно не мог открыть портал даже если бы страдал лунатизмом, но ощущение шелка ее волос под ладонью невозможно было ни с чем спутать… и этот последний взгляд в зеркало, неужели он просто увидел яркий сон, но что-то во всем этом его смущало, что-то ускользало от его пристального внимания, какая-то деталь, которая сможет пролить свет на это происшествие, но потянуть ниточку размышлений не удалось, впереди поднимались первые скалы Коринского ущелья.

Вид отсюда был впечатляющий, Дерек стоял на высшей точке небольшого перевала, на наезженной дороге, справа высился хребет Корина, по имени первого магистра из клана предсказателей, основателя крепости предсказателей, строителя Делики и первооткрывателя этих земель; слева возвышался Скелет, хребет выступающий из земли острыми отрогами скал, неприступный для самых отчаянных скалолазов названный так не только из за особого строения этого хребта похожего на вросший в землю остов какого-то диковинного огромного ящера, но и потому что его подножия усеивали останки храбрецов, что из года в год стремились покорить эти неприступные скалы. Хребет Скелет имел интересное строение - огромный, неприступный он уходил пиками скал в самое небо, все пики были странно наклонены в одном направлении и в центр позволяя думать, что там в центре этих пиков лежит долина. Среди местных жителей ходили легенды и страшные истории о прекрасной долине в центре Скелета, прекрасной, богатой и смертельно опасной, но никто не мог похвастаться что хоть одним глазком увидел сказочные земли.

Между двумя хребтами медленно расходящимися в разные стороны лежало Коринское ущелье, отсюда с высоты перевала оно казалось прекрасным и смертельно опасным, отвесные скалы вздымались с двух сторон дороги, местами оставляя проход дающий возможность разъехаться лишь двум телегам и то с трудом. Стены ущелья местами были настолько гладкими, что казалось их проплавили огнем, как теплый нож оставляет в масле слегка поплывшие потеки, так и здесь почти зеркальная поверхность базальта отражала противоположную. Наверное отсюда и пошла легенда о великом маге Корине, владевшем чудесным огненным мечом, которым он и прорубил этот проход в прекрасную, плодородную Благодатную долину.

Дерек начал спуск в ущелье, внимательно глядя по сторонам, аккуратно вдыхая, стараясь контролировать свое состояние, но ни сонливости, ни неприятного запаха присущего, по словам Мары, гуано он так и не чувствовал, дорога впереди все сужалась под напором огромных скал.

В самом узком когда-то месте, где ущелье резко поворачивает, местные каменотесы расширили проход сдолбив куски породы и образовалась небольшая площадка с кусками обвалившихся скал, резкий поворот дороги открыл Дереку страшную картину десятки каменных статуй в разных позах, лошади, телеги, люди, собаки даже птицы в клетках, которых везли на рынок селяне, все застыли в камне… Василиск, древнее существо, забытое даже в самых старых книгах, василиск, чье возможное присутствие отмела даже Мара, василиск житель скал, чья шкура тверже базальта способный взглядом превратить любое живое существо в камень, василиск, которого почти невозможно убить. Черный маг медленно спешился, оставив Мрака ждать у самого начала каменных изваяний, не привязывая умного коня, понимая, что шансов против василиска даже у него почти нет, но зная - что кроме него уже не кому. Медленно скользил маг между статуй, угадывая в одной из них воина Дамира по напряженному лицу и стиснутому оружию, великан Рамир, вот он, добрался почти до самого центра, где больше всего каменных изваяний, видимо именно отсюда василиск начал свое дело. Дерек шел стараясь не отрывать взгляда от земли, все его чувства обострились до предела, отчаянно сжимая в руке меч, второй он судорожно стискивал полу плаща наверняка не зная подействует это или нет, ведь легенды гласящие о том, что василиск заставляет окаменеть лишь тех кто посмотрит ему в глаза могли оказаться весьма преувеличенными. Боковым зрением он заметил смазанное движение со стороны обвалившихся скал, маг напрягся не поворачиваясь туда и стараясь следить за отражением своей спины в гладкой скале напротив, именно оттуда, за спиной из-за камня выросла фигура василиска, то ли он был смазано деформированным, но ли поверхность камня не полностью передавала его облик, но магу он показался странно непропорциональным, небольшая голова на длинной шее, костяной гребень по хребту, маленькие руки и огромные в пол лица глаза, тело его размером с Мрака покоилось на двух парах крепких лапах и было каменисто-серого цвета наподобие каменной чешуи или брони и явно очень жесткое. Василиск бесшумно скользил вдоль камней стараясь оказаться впереди мага, но Дерек пользуясь отражением в скале как зеркалом старательно уворачивался от смертоносного взгляда каменного монстра. В голове стала звучать песня, прекрасная мелодия которой завораживала, заставляла делать неверные шаги, приближала к замершему у камня василиску. Изнутри поднималось ощущение спокойствия, покорности, вялость, бороться с ними не хотелось, и маг потихоньку опускался на дно собственной души растворяясь в покое, но именно там на дне своей души он обнаружил тревогу, страх за него, отчаянное желание оказаться рядом и морок накинутый на его душу василиском стал рваться и трещать по всем швам, перед глазами Дерека встал его ночной сон, как девушка с золотистыми волосами, плачет во сне и зовет его, Дерека по имени, девушка к которой он должен вернуться, ведь от него зависит ее жизнь и вот тогда то маг напал, последние клочья морока слетели с затуманенного василиском сознания и магистр мгновенно оказавшийся за его спиной ударил. Если стукнуть мечом по наковальне наверное именно таким будет ощущение, меч отскочил со звоном, норовя отлететь подальше, до боли выворачивая крепко стиснувшую его кисть, василиск оказался медлительным, его тело медленно поворачивалось в сторону магистра, а он тем временем старался отскочить подальше, оставаясь за спиной монстра. Давление в голове усилилось, желание опустить руки навеянное чарами василиска ощущалось уже почти материально, но память мага воскрешала перед внутренним взором медовые глаза Энжи и магистр снова бросался в бой, штурмуя каменную спину врага, пользуясь мечом и базальтовой стеной как зеркалом, уворачиваясь от леденящей кровь морды монстра. Бороться с силой внушения василиска становилось все сложнее, голова казалось распухла от внутреннего противоречия и боли, и магу уже стало казаться что он вечность вот так прыгает с камня на камень стараясь держаться за спиной василиска, вот тот услышал что-то со стороны скал и замер прислушиваясь, этого момента магу хватило чтоб подскочить сзади и вонзить свой меч в наверное единственное уязвимое место, туда где шея соединяется с телом, маленькую, почти незаметную ямочку на его покрытой каменной чешуей коже. Василиск взвыл, боль и непонимание звучали в его последнем вое, пошатнувшись он рухнул на ближайшую каменную телегу, с козел свалился каменный возница рассыпаясь на куски, Дерек не видящим взглядом наблюдал за этой картиной, и как после последнего вздоха василиска каменные истуканы отмерли, задвигались, как одним из первых отошел от шока Рамир и бросился к мертвому монстру, как разбившийся возница упавший с козел телеги превратился в груду кровавых ошметков под ногами у василиска.

- Уводи людей, - прохрипел маг – приблизившемуся принцу, - уводи всех…

Тут же прозвучали команды, испуганный народ не заставил себя долго просить и пришпоривая ослабших застоявшихся лошадок быстрым потоком потянулся к краям ущелья. Рамир окинул взглядом опустевшее ущелье и вновь подошел к магу сидевшему на камне обхватив голову руками, стойкое ощущение, что это еще не конец не покидало его.

- Никого не осталось, ты совсем выбился из сил, позволь помочь, - Рамир был сильным магом, его рука легла на плечо магистра и живая энергия потекла по его венам, заставляя кровь бежать быстрее, сердце биться чаще.

- Спасибо, - просто поблагодарил Дерек, - а теперь уходи…

- Но ведь все кончилось, ты прибил этого гада, - возразил принц, но взглянув в холодный изумруд глаз магистра он молча развернулся и не оглядываясь пошел по направлению к Делике, но лишь когда он скрылся за поворотом маг смог рухнуть на камень у дороги. Несколько долгих минут он пытался прийти в себя, энергия жизни, которой так щедро поделился с ним принц, разливалась по телу живительной влагой, унося усталость из гудящих мышц, но не могла покрыть его потребности ведь магия жизни в разы слабее его сил, но не это волновало мага, впервые он ощутил на себе такое мощное внушение, василиск почти вторгся в его сознание заставляя бросить меч и поднять глаза, только поднять глаза, взглянуть в глаза своей смерти. Теперь становилось понятно почему никто не вернулся, мощное излучение ауры василиска притягивало людей как магнитом, а одного взгляда хватало чтоб уже больше не сойти с места. Василиск – не сказка, не герой древних баллад и легенд, это явь и сейчас Дерек намеревался выяснить откуда же он появился на этой узкой тропе, но выяснить этого ему так и не дали за грудой камней послышался шорох и Дерек не поворачиваясь в отражении на базальтовой стене повторно увидел движущуюся к нему фигуру, но эта была не в пример страшнее. Каменный монстр вдвое больше поверженного с таким трудом василиска двигался со стороны хребта Скелета, он шел оглядываясь явно кого-то разыскивая и у Дерека больше не осталось сомнений, василиск, которого с таким трудом смог победить Дерек был лишь ребенком, малышом, а вот теперь перед ним была его мать, встревоженная долгим отсутствием детеныша. Тем временем василиск увидела поверженное тело своего малыша, ее голос был страшен. Вой, в котором смешались и боль потери, и крик о помощи, и яростное желание мстить. Теперь ее взгляд упал на Дерека стоявшего спиной к ней и внимательно наблюдавшего в отраженном блеске меча. Ментальная атака заставила его упасть на колени от сильной боли, сжимая одной рукой меч, он второй пытался защитить голову от разрывающей ее изнутри боли, один за другим падали его щиты, которые он возвел вокруг своего сознания, а василиск все еще наращивала темп, из ушей мага потекла кровь, теплой струйкой стекая по шее за ворот рубашки. Но маг все еще судорожно цеплялся за меч, и пытался увидеть разъяренного василиска в базальтовом отражении, и медленно пятился, когда она начала свой смертельный танец вокруг него. Если младший василиск пытался вызвать у него покорность, то его мамаша работала болью, заставляя магистра испытывать ее снова и снова, его сознание цеплялось лишь за одну спасительную ниточку, «… я должен выжить, ведь вместе со мной может угаснуть и она…», кто она от накатывающих волн боли он уже не помнил, лишь перед его глазами поверх смазанного отражения огромного василиска наплывали глаза цвета меда, глаза темного янтаря и он цеплялся угасающим сознанием именно за это видение, когда рухнул последний щит в ослабленном сознании и десятки магов, чьи знания и части сознания вложил в него его гениальный дед водопадом рухнули в его голову, десятки магов оставившие для потомков отпечатки своего сознания в гранях магических кристаллов, годами спрятанные за мощным щитом вдруг излились в его израненный мозг. Последним усилием открыв глаза Дерек на коленях отполз от уже приготовившейся к прыжку василиска и собрав всю волю встал на ноги, тело слушалось легко, но голову разрывали противоречия, десятки сознаний анализировали обстановку и лишь единицы готовы были сражаться, именно они отдавали приказы его телу, заставляя двигаться ноги, поднять меч и красться к уже знакомой ложбинке, где соединялись голова и шея монстра. Как вдруг сзади прозвучал голос и не важно, что прозвучал он лишь в голове Дерека и василиска, сейчас для объединенного сознания это было совсем не важно.

- Стойте, - Дерек замер, косясь на стену базальта, голос, прозвучавший у него в голове, был подобен грому, василиск тоже притихла, мощное ментальное давление уменьшилось и маг смог перевести дух. – Стойте, неужели вам мало жертв….

- Маагрив, - взвыла василиск, - он убил мое дитя, он должен умереть.

- Нет, твой малыш не должен был выходить за пределы долины, он нарушил наш договор- печально ответил тот, кого назвали Маагривом, - и едва не погубил гораздо больше душ.

- Он еще ребенок, - взвыла озверевшая от горя мать.

- Посмотри что он натворил, вокруг кровь, с его смертью освободились десятки людей, но не все, кто-то остался здесь с ним.

- Я убью этого, и навсегда вернусь в долину, позволь мне утолить мою жажду крови, - в ее словах была боль за погубленного детеныша, боль и жажда мести, горящая в ее глазах, и даже в отражении в стене базальта было видно это.

- Мне жаль твоего малыша, - вступил в разговор маг, - но он сам нарушил закон… - василиск взъярилась, гребень на ее спине стал дыбом, едва сдерживаясь она повернулась в сторону мага, но голос вожака заставил ее опустить голову.

- Маг, я чувствую на тебе длань демиурга, - его голос был торжественен, - я виновен в смерти одного человека, ты виновен в смерти одного василиска, наше соглашение с Ламариэль нарушено, но нарушено оно по вине ребенка. Впредь я буду аккуратнее и наш род больше не вторгнется в земли людей.

- Хорошо, - голос который отвечал василиску, который звучал у него в голове не принадлежал Дереку, мало того он явно знал о чем говорил, - соглашение будем считать продленным, следи за своим народом Маагрив. – Василиск который оказался еще больше предыдущего, со шкурой бронзового оттенка кинул взгляд на притихшую мать и она раздраженно сметая хвостом небольшие скалы прошествовала вперед него за одно из нагромождений валунов, вслед за нею забрав с собой тело погибшего василиска отправился бронзовый вожак, скалы за ними задрожали и пласт базальта рухнул на то место куда вел вход на территорию василисков, а обессиленный маг рухнул на ближайший камень и стиснул руками голову. С уходом василиска ментальное давление пропало и в сознании мага произошел перелом, во время противостояния с василиском сильный ментальный удар смел все барьеры поставленные Дереком в своем сознании, но самое страшное, что рухнул и последний барьер поставленный дедом на помещенные в его голову сознания, воспоминания, знания от их предшественников и сейчас десятки голосов заглушая голос его собственного «Я» вопили в черепной коробке, а сил призвать их к порядку, возвести новый ментальный щит уже не было и ущемленное сознание стало медленно гаснуть. Десятки голосов давали противоречивые команды ослабевшему телу, Дерек как бы со стороны слышал голоса в своей голове, но уже ничего не мог сделать, медленно - медленно стало темнеть в закрытых глазах, он перестал ощущать себя, голоса не принадлежащие ему что-то говорили, но он уже не слышал, он не знал кто он, как его имя и что он тут делает и он провалился в черное ничто…

*** 

Энжи места себе не находила, вчера Мара успокоила ее больное воображение сказав, что магистр в безопасности и девушка спокойно легла спать, ночью кошмар как часто бывало настиг ее, но знакомый голос заставил отступить, умом девушка понимала, что Дерек не явился бы среди ночи, но стойкое ощущение его присутствия, ставшие привычными слова, все это говорило о том, что все-таки он был рядом и это согревало ее все это ясное, но непривычно хмурое утро. Хотя хмурым оно было исключительно для нее, тревога снедала ее и если сначала она чувствовала островок спокойствия в его эмоциях, позже недоумение, потом ярость и боль, а сейчас там где прежде было отражение его сознания бушевала буря, буря эмоций не поддающихся определению, сильное ментальное давление до ломоты в висках, до подкашивающихся коленок. И вот наступила тишина, полное безмолвие, Энжи перестала чувствовать магистра, она лихорадочно искала его в себе и когда не нашла боль какой она еще ни разу не испытывала, ощущение потери затопило ее, не чувствуя больше ничего вокруг она метнулась в кабинет, дрожащая ладошка легла на смотровое окно, кабинет был пуст. Одним рывком она распахнула дверь второй рукой уже открывая арку портала, благодаря про себя Центриуса, что раньше еще ребенком он научил ее этим тонкостям телепортационной магии, сейчас ей не надо было знать куда настроить выход портала, у нее был лишь один ориентир, она открывала портал к нему, к Дереку, забыв что это может быть опасно, что король Дамир вызвал его не с проста, забыв про все на свете, ей нужно было только одно - убедиться, что он жив…

Портал выкинул ее в странном месте, с двух сторон вздымались отвесные скалы, светило отражалось в таких ровных, что казалось, что они отполированы, стенах ущелья, таких высоких, что полоска неба была высоко-высоко. Энжи оглянулась, чуть впереди была площадка с обрушившимися кусками породы, дорога под ногами была ровная, утоптанная веками ходившими здесь людьми. Девушку охватил страх, она была здесь одна, но портал привел ее сюда, значит Дерек где-то здесь, охваченная тревогой она быстро пошла по дороге, тщательно оглядываясь прямо перед площадкой на дороге застывала масляным блеском лужа крови, к горлу подкатила тошнота, но Энжи заставила себя не смотреть на кровавые останки того, кто еще недавно был человеком, она прибавила шаг, почти бежала, именно эта площадка была истоптана множеством ног, но нигде рядом она не чувствовала его присутствия, паника стала охватывать ее.

- Дерек, - забыв про самосохранение закричала она, - Дерек отзовись, Дерек. – горное эхо подхватило ее крик и разнесло по ущелью, слезы застилали глаза, девушка вскарабкалась на один из валунов, чтоб сверху осмотреть все вокруг и вот за одним из камней ей померещился чей-то силуэт, со всех ног она бросилась в ту сторону, тонкие туфельки не приспособленные для лазанья по скалам трещали по швам, сама она оскальзывалась и несколько метров, что отделяли ее от нужного камня за которым он ей почудился она пролетела вмиг, но для нее самой казалось, что она ползет как улитка. Обогнув камень она увидела его, он сидел обхватив голову руками, сидел не шевелясь. Энжи кинулась к нему падая перед ним на колени:

- Дерек, Дерек, что с тобой, - но маг не откликался, казалось он не слышит ее, она отняла его руки и заглянула в лицо и вот тогда-то страх сидевший глубоко в подсознании вырвался наружу, его взгляд был обращен внутрь, глаза когда-то игравшие оттенками изумруда и морской глади сейчас почернели, зрачки затопили всю радужку и он глядя на нее ее не видел, лишь едва заметное дыхание выдавало что он еще жив. – Дерек, - голос Энжи стал осторожным, стараясь не делать резких движений она прикоснулась к его лицу, погладила по щеке, как делала ее мать в глубоком детстве, когда она плакала над погибшим котенком, ласково, не навязчиво, провела пальцами по линии подбородка, прикоснулась к губам, как давно в ней зрело это желание, провести ладонью по его лицу, но сейчас это не принесло удовлетворения, он так же не реагировал на ее прикосновенья, как и на ее голос, Энжи тихонько потрясла его за плечо, но ничего не изменилось и душу начал затапливать липкий страх, девушка уже не стесняясь трясла его за плечи, заливаясь слезами била его по лицу, но маг так и сидел с каменным безучастным лицом.

Внутри него голоса обсуждали присутствие девушки, сознание пыталось вспомнить ее имя, но гул голосов вокруг, противоречивые реплики, каждый раз сбивали с толку и имя, ее имя, ускользало от него, она звала его Дерек, возможно так оно и было, но сейчас для него важнее было вспомнить ее, но вновь и вновь память подводила его.

-Дерек, ну очнись, - в очередной раз всхлипнула девушка, руки она положила ему на затылок стараясь поделиться энергией, выплескивая свои резервы в его тело, - очнись, неужели ты меня не слышишь, это же я – Энжи.

- Энжи, - имя прозвучавшее из ее уст машинально повторило сознание, - Энжи откликнулась душа до это не подававшая признаков жизни, - Энжи – Энжи, ее имя прокатилось по памяти вскрывая похороненные ментальным взрывом пласты сознания, - Энжи… голоса в голове притихли ошеломленные таким подъемом, - Энжи, воспоминания хлынули бурным потоком, - Энжи – в голове возродились знания и упавшие ментальные щиты потихонечку стали подниматься отгораживая его Энжи от любопытных взглядов невольных жителей его мозга, - моя Энжи и руки потянулись привычно обнять, прижать к себе, поцеловать макушку, провести ладонью по шелку волос узнавая, открывая для себя вновь.

- Энжи, - прохрипел он, но это был его голос, охрипший, усталый, но такой бесконечно дорогой, - Энжи подняла заплаканное лицо, на нее смотрели знакомые глаза цвета моря, и ее затопило волной облегчения, уже не думая ни о чем, видя перед собой лишь его глаза, утопая в них, она обняла его мгновенно оказавшись в кольце его рук, и не отрывая взгляда от его глаз потянулась к его губам, первое несмелое прикосновение и судорожный вздох мужчины, а потом ее губы накрыл его поцелуй и мир поплыл перед глазами, его губы искали, ласкали, все для них слилось в одну точку, точку соприкосновения этих жаждущих друг друга уст, ее слезы текли по его лицу, слезы облегчения. Неохотно оторвавшись от задыхающийся девушки, Дерек кончиками пальцев стирал жемчужинки слезинок, капавших из ее глаз, в его груди разливалась щемящая нежность к этой девочке, нежность которая сейчас затопила все его существо, руки невольно прижали ее к себе и она подалась вперед обнимая его, пряча порозовевшее личико у него на груди. Между ними не нужны были слова, его чувства не сдерживаемые ментальными щитами захлестнули Энжи с головой, сбивая хрупкую защиту девушки, защиту что была бесполезна против ее собственных эмоций и в ответ ее эмоции, ее страх потерять его, ее желание прикоснуться к нему, потребность быть рядом, отдачей плеснули по его нервам, отметая любые сомнения. И ощутив это, Дерек понял о чем говорила Мара совсем недавно и так давно, «…ты поцеловал ее, закрепив тем самым родство ваших душ подтверждая что она твоя Единственная, заявляя всем свои права на нее и признавая ее права на тебя», в тот момент, его беспокоило его собственное влечение, бессилие перед обаянием этой девочки, сомнения в правильности своего поведения, а сейчас ощутив всю полноту ее незамутненных никакими сомнениями чувств, он понял она действительно Единственная, та самая которую ждут всю жизнь, та ради которой сворачивают горы, без которой жизнь больше не имеет смысла. И он стоял не в силах разомкнуть объятия, боясь отпустить ее, боясь закрыть глаза в страхе, что открыв их, он не обнаружит в своих объятиях своего маленького энжела, стоял едва держась на ногах после схватки воль с василисками, Дерек не обманывал себя, против василиска он был слаб, ведь даже ребенок смог почти полностью лишить его воли. Ржание коня вывело их из транса, Мрак уставший ждать хозяина у дороги пришел за ним сам. Несколько шагов до пританцовывавшего от нетерпения коня, испуганно косившего глазом на непогребенные останки, Дерек едва смог преодолеть, он отвернулся от Мары делавшей свое скорбное дело и крепче прижал Энжи к себе чтоб она лишний раз не видела крови, ее кошмары были и так достаточным поводом не смотреть на все это. Последним усилием воли он забрался в седло, здесь уж не до молодечества и мгновенного взлета в седло, сейчас для него подвигом было вообще удержаться в нем, Энжи, видя его состояние, устроилась на крупе Мрака чуть позади всадника изо всех сил стараясь поддерживать его. Так, цепляясь друг за друга они стали подниматься к перевалу.

***

- Демоны ваз забери, сколько можно искать его, - орал на подчиненных благородный лорд.

- Но милорд, маг смерти не часто бывает в Ольмаке, - оправдывался незаметный человечек в сером камзоле, - искать его что иголку в стоге сена, никто не знает когда он приходит и уходит, отследить его мы не можем.

- Зря едите свой хлеб, вот что я вам скажу, - зло бросил лорд.

- Но в последний раз, - стал оправдываться шпик, - в последний раз он жил здесь подольше и говорят, что с ним была девушка…

- Была, я даже ее видел, и что? – взъярился лорд

- А что если б нам найти эту девушку, - тихонько проталкивая идею человек-тень был очень осторожен, - может тогда маг стал бы более сговорчивым, - он сделал паузу, - когда мы его найдем…

Лорд задумался, и так идея просить помощи у черного мага восторга не вызывала, и при его отношении к самому лорду шансы были ничтожны, а вот потребовать, поставить его в условия, когда он не сможет отказаться, вот где выход… теперь бы только найти девчонку…

***

 Дерек очнулся. Привычно просканировал пространство рядом и не обнаружив ничего подозрительного открыл глаза. Рядом в большом кресле дремала Энжи одной рукой взявшись за его запястье, видимо проверяла пульс. Под глазами у девушки залегли тени, за окном серело утро. Он был все в той же комнате замка Предсказаний в Делике, где ночевал вчера перед встречей с василисками, но как он вернулся сюда он помнил смутно, помнил как появилась Энжи, как будто одним щелчком включая его потухшее сознание, как ехал едва держась в седле, в памяти всплыло лицо Рамира, но потом видимо он отключился, а Энжи вновь дежурила у его постели. Тихонько высвободив руку он сел, ощущал он себя совершенно здоровым и полным сил, а вот девушка выглядела устало. Тихонько чтоб не разбудить он поднял ее на руки и уложил в постель, туда, где совсем недавно спал он, Энжи пошевелилась просыпаясь, но Дерек прошептал ей на ушко привычные слова и она вновь провалилась в сон, на этот раз не вздрагивая от шорохов. Магистр улыбнулся, погладил макушку едва касаясь волос и тихонько вышел. В Делике вставали рано. За дверью дежурил хран он подскочил, увидев магистра.

- Милорд, король просил, как только вы проснетесь проводить вас к нему – поклонившись произнес он.

- Провожать не надо, оставайся здесь, если девушка проснется пока меня не будет, проводишь … - и Дерек быстро зашагал в сторону королевских покоев, расположение замка он знал, не раз он приезжал сюда учиться сражаться еще молоденьким магом, а где же еще набираться опыта, как не в бою с настоящей нечистью, а в этих краях ее еще было в избытке.

Дамир работал в своем кабинете, где еще вчера они обсуждали возможную угрозу, Дереку казалось что прошло гораздо больше времени. Рамир был тут же, он сидел в большом кресле поигрывая перочинным ножом, впрочем перочинным его можно было назвать с натяжкой, хороший клинок небольшого размера вполне мог заменить мастеру смертельное оружие.

- Проснулся, - приветствовал его Рамир доброй усмешкой, Дамир же встал из-за стола и молча обнял. – Ну скажи мне где среди скал ты отыскал такую девушку, а? Кстати, она от тебя не отходила ни на шаг, а хотели ее отправить спать, после того как целитель сказал, что ты вне опасности, так она таким взглядом одарила что все ретировались как по команде, - рассмеялся он.

- Зубоскалить будешь потом, - усмехнулся король, - а сейчас меня интересует что это было?

- Василиск, - ответил Дерек усаживаясь в другое кресло и щелкнув пальцами заставил нож зависнуть в воздухе над головой Рамира, а потом он медленно поплыл к столу, чтоб улечься в отведенное для него место. – Ножик детям не игрушка, - наставительно сказал он, старательно копируя менторский тон одного из магистров в Академии жизни. Братья расхохотались.

- А теперь подробно… - резко замолчав потребовал король.

- Да рассказывать нечего, - начал маг, - я сам толком не понял откуда они взялись…

- Они?

- Да, они. Всех на дороге заставил окаменеть мальчишка, любопытный ребенок, выбравшийся к нам уж не знаю какими тропами, - магистр на мгновенье замолчал, слова дались ему не сразу - мне пришлось его убить, - очередная пауза, - но я едва с ним справился, их способности подавлять сознание невероятны. С его смертью освободились все застывшие в камне люди и животные, погиб только один, его еще каменным снесло с телеги и камень раскрошился.

- То есть ты вышел на бой с василиском и победил его, но как? Ведь в летописях говориться, что василиска почти нельзя убить…

- Это был ребенок, да сильный, да большой, но еще дитя, - я сам сразу не понял, пока не увидел его мать…

- Стоп, значит ты велел всем уходить зная, что это еще не конец?

- Я не знал, просто чувствовал, что что-то не так…

- Но почему ты не окаменел или это чудо черных магов? – задал резонный вопрос Рамир.

- Я ни разу не посмотрел ему в глаза – просто ответил Дерек, - дрался в слепую, глядя лишь в отражение в мече и отраженный силуэт на стенах ущелья.

- И…

- Люди ушли и вышла его мать, она то и устроила мне ментальную пытку, сломала щиты, барьеры и сняла все блоки с сознания, она ввергла меня в такой ад, что мое «Я» почти отключилось. Но потом появился вожак василисков, бронзовый великан, по имени Маагрив. Он-то и прекратил мои мучения… Он говорил о каком-то договоре с демиургами, о том, что василиски не придут к людям, но мое сознание отказало, василиски ушли обрушив за собой скалу, а я… я остался, точнее то что от меня осталось мною назвать было сложно, мое сознание померкло.

- Так откуда взялась девушка? – шутливо вставил опять свой вопрос Рамир, играя роль легкомысленного повесы, но его глаза смотрели внимательно.

- Энжи моя ученица, она почувствовала что мне плохо и пришла порталом.

- Почувствовала…

- Порталом? – одновременно произнесли оба брата.

- Дамир, я говорил тебе о связанном со мной маге, так вот это о ней… меня почти выжгли василиски, она почувствовала это на себе и открыла направленный портал, прямо туда… уж не знаю как, но она выдернула меня на поверхность сознания и вернула меня оттуда, откуда редко возвращаются – тихо закончил он.

- Но каким образом вы оказались связаны?

Дерек помолчал взвешивая каждое слово:

- Понимаешь она свалилась мне под ноги из стихийного портала после неудачного магического эксперимента, я не мог оставить ее там, и доставил к целителю, но тот не мог вернуть ее к жизни, требовалось много энергии, живой энергии, вот он и связал нас, а когда она очнулась он в спешке развязал не все нити кокона, а вспомнил об этом дней через десять, предупредив письмом…

- Ладно, про связывающее заклятье я понял, но девушка не адепт Академии жизни, у нее нет метки, и такой уровень?

- Она была на домашнем обучении и поверь ее уровень не так высок… - напрягся маг

- Но направленный портал, это же высший пилотаж телепортаций, не всякий обученный маг это умеет, - Дамир чувствовал что Дерек что-то не договаривает и пытался нащупать ниточку к пониманию вопроса.

- Высший пилотаж, это да, зато свечи зажечь не в силах, да и направлен портал был ко мне, а она моя ученица, да еще и связанная, поэтому ничего сверхъестественного, - отрезал маг. Обсуждать Энжи и ее способности было ему неприятно, да и король не дурак, подвох чует издалека.

- А она всегда такая хмурая? – задал свой вопрос Рамир, откидываясь в кресле.

- А вот сам у нее и спроси, - Дереку совсем не нравилось куда зашел разговор, сказать правду он не мог, а врать не любил и сейчас чувствуя приближение теплого огонька, каким он чувствовал Энжи, он вздохнул спокойней. Короткий стук в дверь, разрешение войти и вот уже двери раскрываются перед предметом разговора. Энжи вошла легкой походкой и Дерек в который раз залюбовался ее летящими распущенными по плечам золотистыми локонами, ее глаза нашли Дерека и потеплели, сама же она совершенно естественно поклонилась королю, одним этим жестом выдавая себя с головой, ее поклон был поклоном равного равному, но в последний момент девушка опомнилась и присела чуть ниже.

Рамир резким движением вскочил с кресла и церемонно поклонившись предложил ей сесть, она опустилась в кресло, а он остался стоять, пожирая ее глазами.

- Дерек представь нас пожалуйста, - попросил король с любопытством поглядывая на гостью.

- Его величество король Саделики Дамир – официально произнес магистр от чего Рамир прыснул от смеха.

- Лорд Рамир, острие копья Саделики, - и повернувшись к Рамиру спросил давясь смехом, - это твой официальный титул? – маг мог шутить здесь, ведь с он братьями не раз делал вылазки против нечисти, когда они еще были младшими принцами и могли себе позволить пошалить, и этих двоих он наверное мог бы назвать друзьями.

- Энжи, моя ученица. – он намеренно не стал упоминать всех титулов братьев, и так же намеренно представил ее только по имени не желая обманывать, ведь один только взгляд на ее манеру держаться, гордый поворот головы, сразу становилось ясно что девушка далеко не низкого происхождения. От лишних вопросов Дерека спасла Дария, вихрем влетевшая в кабинет:

- Завтрак все решили проигнорировать? – повелительным тоном королевы спросила она, но ее счастливые, смеющиеся глаза никого не могли обмануть, эта юная женщина совсем не была похожа на строгую королеву, которую иногда пыталась тщетно изображать. Порывисто схватив мужа за руку она нетерпеливо потянула его к выходу на ходу подталкивая к двери оказавшегося у нее на пути Рамира, но того сдвинуть с места было не так просто, он церемонно предложил руку Энжи и она бросив растерянный взгляд на Дерека приняла ее. Дария второй рукой подхватила под локоток магистра смерти и увлекла за собой. Просторный обеденный стол был накрыт в огромной столовой, где при необходимости поместилась бы не одна сотня гостей, зал был немного мрачен учитывая что стены были из темного мрамора, местами казалось, что сам зал был вырублен в скале, но преломленные лучи светила иногда выхватывали причудливые узоры на стенах и потолке, а проходя через цветные стекла витражей окрашивали зал радугой разноцветных пятен. Рамир усадил Энжи слева от себя, Дереку отвели место напротив, но кусок не лез в горло, когда прямо перед глазами принц обхаживает Энжи.

Рамир действительно призвал все свое обаяние в попытке понравиться девушке, сыпал остротами, смеялся, и когда на ее лице мелькнула тень улыбки он, пытаясь закрепить свой успех, положил руку на спинку ее стула, вечным жестом собственника, как бы показывая окружающим о его намерениях. Черный маг едва не сорвался на резкость и лишь успокаивающий взгляд девушки и ощущение ее холодного неприятия изнутри не дали ему высказать развязному принцу лишнего. Увлеченный собственными переживаниями едва сдерживаясь от резких слов он не заметил, что еще один человек за столом не в восторге от поведения принца и совсем не рад нежданной гостье. Среди немногих гостей, разделивших ранний завтрак с королем-жаворонком, она выделялась редкостной красотой, жгучая брюнетка дочь лорийской земли с темными, как вишни, глазами нервно комкала салфетку глядя на расхорохорившегося принца и недобрые чувства сполохами вспыхивали в ее глазах. Наконец пытка под названием «завтрак» закончилась и Дерек, под предлогом утренних занятий, увел девушку в свои покои. Лишь оказавшись за закрытыми дверями она смогла, наконец, облегченно выдохнуть, навязчивое внимание Рамира не доставило ей удовольствия, а главное она чувствовала глухое раздражение магистра и ей совсем не хотелось его нервировать, наоборот хотелось подойти и пробежаться пальцами по его напряженным плечам, поправить выбившуюся из туго затянутого хвоста прядку волос, просто посидеть рядом…

- Энжи, - голос прозвучал резко в тишине комнаты, - мне нужно немного времени восстановить силы, вчерашний, - он замялся ища подходящее слово, не нашел - день заставил меня исчерпать все резервы, - говорить было трудно, точнее трудно признаваться в собственной беспомощности, - василиск порушил все щиты сознания и мне будет не просто восстановить их. Мы останемся здесь на несколько дней, думаю не более трех… - он замолчал.

- Хорошо, - улыбнулась девушка, теперь она поняла почему сейчас так четко слышит магистра, все дело в полном отсутствии щитов сознания, - только пожалуйста не оставляй меня на растерзание Рамиру, - попросила она и его лицо разгладилось, - а еще отправь записку Вэрду, а то он наверное уже места себе не находит, моя не пробивается через защитный кокон Академии, - виновато опустила голову она. Магистр усмехнулся

- Ну тогда придется тебя научить, а при вынужденном дефиците учебных пособий эта тема ничуть не хуже любой другой. – И он, постепенно увлекаясь, рассказывал ей об особенностях защиты магов смерти, а поскольку то же, но в исполнении магов жизни она уже знала из уроков Центриуса их дискуссия получилась очень интересной для обоих, в результате Энжи смог