home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ПОДГОТОВКА К ПОДЖОГУ

Два следующих дня были для Стирпайка трудными – доктор дал ему множество поручений, от которых невозможно было увильнуть. И все-таки он сумел выкроить время и несколько раз наведаться к библиотеке, чтобы повнимательнее исследовать ее расположение. При первом же осмотре юноша убедился, что подобраться к зданию библиотеки незамеченным трудно – у стен книгохранилища густо росли хвойные деревья, но перед ними было совершенно открытое пространство, которое отлично просматривалось сразу с трех сторон – так бестолково был выстроен Горменгаст. Разумеется, кто-нибудь, да увидит здесь его и сестер герцога. Чтобы связать их появление рядом с библиотекой и последующий пожар в ней, много ума не нужно. Однако Стирпайк не унывал – он методично исследовал окрестности библиотеки. Выяснилось, что подбираться к зданию лучше всего не со стороны входа, а как раз наоборот – к противоположной стене, поскольку там было меньше окон, к тому же расположенные с этой стороны газоны, давно запущенные, поросли высоченным бурьяном, в котором при известной ловкости можно было спрятаться. Во время второго осмотра, проведенного уже в сумерках, юноша при помощи изогнутого куска проволоки сумел справиться с нехитрым замком, на который была закрыта наружная дверь, и войти незамеченным в библиотеку. Полчаса ушло на изучение внутренней планировки книгохранилища.

Уходя, Стирпайк неожиданно подумал, что увидел практически все, что требовалось для осуществления задуманного. В его голове даже начал складываться план. Во-первых, необходимо расположить на полках с книгами полоски материи, предварительно пропитанные маслом, но только сделать это нужно незаметно. Если в библиотеке все это время никого не будет, то можно не стесняться – как следует полить маслом лестницу (она деревянная, быстро загорится), вывести скрученные полоски материи, тоже хорошенько промасленные, на балкон, а там... Оглядываясь на библиотеку, паренек соображал: удобнее всего осуществить приготовления рано утром – когда лорд Сепулкрейв покинет книгохранилище, а почти все обитатели замка будут наслаждаться утренним сном, который, как известно, самый крепкий. В полночь Стирпайк пришел к библиотеке снова – он принес заранее припасенные и нарезанные полоски материи и кувшин с маслом. Укрыв снаряжение в кустах жасмина, он на мгновение представил себе, что будет, когда караул обнаружит пожар. Должно быть, такая суматоха поднимется!

Перед тем, как покинуть дом доктора Прунскваллера, юноша плотно поужинал. Не забыл он и одеться потеплее – ночи стали невероятно холодными. Изредка поглядывая на окна библиотеки, из которых сочился слабый свет – видимо, герцог пользовался свечами, а не лампой – Стирпайк принялся связывать концы полосок ткани. Он уже потерял счет времени, когда увидел, как хозяин Горменгаста выходит из библиотеки. Стояла тишина, и потому шаги аристократа казались невероятно громкими. Едва лорд Сепулкрейв скрылся вдали, как Стирпайк вылез из кустов и принялся прыгать, разминая затекшие члены.

К его удивлению, справиться с замком оказалось намного труднее, чем днем – когда он наконец открыл дверь, стоявшие при входе часы показывали четыре утра.

В остальном же судьба благоприятствовала ему – ночь выдалась туманная, и Стирпайк прикинул, что в его распоряжении еще три часа. К тому же туман сгущался к утру, так что можно было позволить себе зажечь лампу и выполнить дальнейшие приготовления без риска быть замеченным кем-нибудь из случайных любителей ночных прогулок. А такие, как знал юноша по опыту, вполне могли найтись.

Возиться пришлось два часа. Но зато потом, обходя библиотеку, юноша испытал полное удовлетворение от проделанного – обильно сдобренные маслом полоски ткани находились повсюду, и в то же время были неплохо замаскированы – на случай непредвиденных обстоятельств. Единственное, что могло бы навести на подозрения случайных гостей – сильный запах льняного масла, витавший в воздухе. Оставалось только уповать на везение. И кто, в конце концов, должен был явиться в книгохранилище ни свет, ни заря? Теперь оставался пустяк – связать четыре последних кусочка материи и вывести их наружу. Но вот как это сделать? Идеальным было бы посверлить в задней стенке одного из дубовых шкафов с книгами и в стене здания дыру, через которую и продеть пропитанную маслом ткань. Но это, конечно, было нереальным. Потому-то юноша остановился на альтернативном решении – просверлить дыру во входной двери, под ручкой. Это легче, хотя риск быть замеченным при этом возрастает. Стирпайк вынул из кармана припасенный буравчик и принялся сверлить – работа оказалась куда менее трудной, чем он ожидал. Ему повезло и в том, что снаружи на пороге библиотеки стояло странное изделие из дерева – некое подобие вешалки, которым никто не пользовался. Именно вокруг «вешалки» и обвил Стирпайк фитиль, щедро полив дерево и ткань маслом. В темноте невозможно было заметить дело его рук – разве только обоняние могло подсказать слишком бдительному сторожу, что здесь что-то неладно. Перед уходом Стирпайк еще раз прошелся вокруг книгохранилища, дабы убедиться, что все в порядке. Проверив и найдя проделанное гарантирующим успех, юноша направился обратно. В жилые помещения он вошел через подсказанный близнецами вход, спрятанный за разросшимися кустами сирени. Кора и Кларисса заверили сообщника, что входом не пользуются по меньшей мере лет двадцать – с тех пор, как отец лорда Сепулкрейва распорядился построить новое помещение для слуг – более удобное и просторное, и надобность в выходе на задний двор через галерею отпала. Перед тем как открыть дверь, юноше пришлось миновать заросли крапивы, уже покрытые утренней росой. Убедившись, что дверью можно пользоваться и что она не заколочена, Стирпайк вернулся обратно к библиотеке, убедился, что тут все хорошо и пошел к дому Прунскваллеров. Не раздеваясь, он влез в кровать и уснул, как убитый.

Наутро он снова наведался к книгохранилищу. В это время там, как обычно никого, не было. Вообще-то идея поджога библиотеки не слишком радовала Стирпайка – даже не потому, что он не терпел разрушения в какой-либо форме, а потому, что ему не хотелось нарушать привычный размеренный темп жизни Горменгаста. Стирпайк не хотел чувствовать себя хотя бы ответственным за акт поджога – но тут все было благополучно, поскольку сестры герцога охотно вызвались зажечь подготовленную им промасленную ткань.

Разумеется, близнецы даже не задумывались над тем, что в библиотеке могут быть люди – ведь он убедил аристократок, что они не приглашены на семейный совет. Остальное было делом техники – подкараулив госпожу Слэгг, Стирпайк деланно посочувствовал старой женщине, что ее гоняют по разным пустякам, а ведь у нее больные ноги и все такое прочее. В общем, паренек взялся предупредить леди Кору и леди Клариссу вместо того, чтобы госпоже Слэгг самой подниматься в их покои. Было очень непросто отговорить няньку от личного визита к герцогиням, но Стирпайку удалось и это. После чего он вернулся в дом доктора к обеду, не навлекая на себя никаких подозрений.

Теперь оставалось только известить Кору и Клариссу об окончании приготовлений. Пусть себе развлекаются, а он тоже не станет терять времени даром.

Стирпайк наметил для себя широкую программу действий. Он рассчитал, что поджог лучше всего устроить в то время, когда в библиотеке будет происходить созванный лордом Сепулкрейвом семейный совет. Ему, Стирпайку, останется сделать сущий пустяк – вихрем ворваться в книгохранилище и вопить истошным голосом «пожар, пожар!». Разумеется, его поступок будет выглядеть в высшей степени благородным. Можно смело рассчитывать на упрочение своих позиций в Горменгасте. Возможно, он вообще переселится в южное крыло, к близнецам – после столь громкого события сестры герцога наверняка станут дрожать за свои жизни и будут принимать пищу только из его рук.

Разумеется, что после «счастливого спасения» Гроун станет разбираться о причине возникновения пожара. Здесь лучше ничем не выделяться из общей массы свидетелей. Лучше всего сказать, что он гулял у южного крыла и заметил отблески пламени. Конечно, Прунскваллеры тут же подтвердят, что он любит совершать прогулки на ночь глядя. А близнецы сумеют вернуться в свои покои еще до того, как весть о пожаре распространится по замку...

Стирпайк наведался в библиотеку снова – теперь для того чтобы решить, как именно действовать ему. Он решил – нужно дождаться, когда приглашенные на семейный совет войдут в здание, а потом повернуть ключ и вынуть его из замка (благо, что лорд Сепулкрейв всегда оставлял ключ снаружи). Трудностей здесь возникнуть не должно. Разумеется, потом кто-нибудь все равно догадается спросить, кто повернул ключ и куда он потом подевался. Но это уже не суть важно, поскольку у него и у близнецов будут самые железные алиби. И потом, с будущими проблемами нужно в будущем и разбираться.

Сейчас более актуальным был другой вопрос: как «спасти» семейство лорда Сепулкрейва без ущерба для своего здоровья, но при этом выглядеть героем, сломя голову бросившимся в пламя?

Стирпайк отлично изучил здание библиотеки снаружи и изнутри, он понял, что выбора у него нет, точнее, он невелик. Нужно было или выбивать дверь (что под силу только слону), или забираться на крышу и помогать запертым в книгохранилище людям вылезать через окошко в черепичной крыше, что было совсем небезопасно, или воспользоваться единственным окном библиотеки, которое, однако, находилось в пятнадцати футах от земли.

В конце концов Стирпайк остановил выбор именно на окне. Нужно только играть свою роль натурально, а потом никто не докажет, что случившееся было подстроено заранее. Победителей, как известно, не судят...

Окно, как прикинул паренек, имело площадь что-то около четырех футов и находилось как раз над главным входом в библиотеку. Даже издалека были заметны тяжелые двойные рамы, забранные узорчатым стеклом – такое разбить очень непросто. Проблема заключалась также и в том, каким образом добраться до окна и как сумеют сделать это находящиеся внутри люди.

Юноше соображал: окно придется разбить. Но только каким-нибудь подручным предметом, валяющимся поблизости. Ни в коем случае нельзя нести его с собой. И до окна нужно добраться... Идеально подошла бы лестница, но она как пить дать навлечет на него подозрения. И все же если не лестница, то что-то в этом роде. И вдруг Стирпайка осенило: деревья! Рядом со стенами книгохранилища росли сосны, некоторое количество стволов деревьев, срубленных во время постройки библиотеки, лежало на земле. Сейчас эти стволы были наполовину присыпаны опавшей листвой. Но удача вновь улыбнулась хитрецу: очень скоро он нашел подходящий ствол, длиной что-то около пятнадцати футов. В свое время строители обрубили ветви, так что теперь на стволе остались только сучья, по которым вполне можно было взобраться на нужную высоту.

Требовалось отыскать еще одну такую «лестницу», что оказалась куда сложнее. Юноша битых полчаса лазил в зарослях, но нашел то, что хотел, далеко в стороне, в зарослях папоротника. Оглядевшись и не заметив ничего подозрительного, Стирпайк перетащил обе жерди поближе к окну и прислонил их к стене, укрыв за широким выступом входа. Снова оглядевшись, паренек попробовал взобраться по импровизированной лестнице к окну, что ему сразу удалось. Стирпайк соображал – дерево довольно прочное, оно вполне может выдержать и леди Гроун, самую тяжелую из спасаемых. После чего юноша оттащил обе жерди в сторону и бросил их в кучу деревьев. Теперь предстояло выполнить следующий пункт плана – подобрать предмет, которым он разобьет окно. Это было уже проще – сбоку к библиотеке прилепилась небольшая пристройка, возле фундамента которой валялось множество замшелых камней. Подобрав несколько подходящих по весу булыжников, юноша перенес их поближе к окну. Нельзя было исключать, что в будущем кто-то из досужих умников может задаться вопросом: как удалось благородному спасителю моментально раздобыть все подручные средства? Все просто – деревья валяются рядом, камни он тоже не станет использовать все, часть непременно нужно оставить здесь. Закрыв глаза, Стирпайк представил себе происходящее: вот он со всех ног устремляется к двери, дергает ручку, бьет кулаками в филенки, спрашивает, есть ли кто внутри. А с той стороны доносятся сдавленные крики о помощи... Для пущей убедительности он станет кричать: «Где ключ? Дайте ключ!». Скажет, что скоро их вызволит, что станет искать помощь. Потом надо подождать несколько минут – чтобы огонь разгорелся посильнее, и только тогда приступать к «спасению». А может, ничего этого и вовсе не придется делать – он появится неожиданно, как ответ на их молитвы. Стирпайк ухмыльнулся – только бы они случайно не обнаружили промасленных тряпок. Вроде не должны – он хорошо все укрыл...

Хитрец подумал – а может, прислонить лестницы к стене прямо сейчас? И тут же выругал себя за легкомыслие – ведь если близнецы заметят жерди, даже они с их не слишком здравым рассудком смекнут, что дело нечисто. И потом, нельзя даже дать им возможность догадаться, что в библиотеке кто-то есть.

Как потом оказалось, Стирпайк не зря устраивал все так тщательно – лорд Сепулкрейв пришел в библиотеку чуть раньше обычного. Отворив дверь, он вошел в помещение со стопкой книг. Хозяин Горменгаста был погружен в обычные раздумья, так что не заметил разложенной коварным юношей промасленной ветоши, как не учуял и запаха масла. Лорд Сепулкрейв спешил – поставив стопку принесенных книг на стол, он выбрал несколько томов с нижних полок, которые и забрал с собой. Стирпайк совершенно случайно заметил возвращающегося из книгохранилища аристократа. С бьющимся сердцем паренек устремился туда. Он испытал колоссальное облегчение, видя, что все осталось по-прежнему. Перед уходом Стирпайк выбрал с полдюжины переплетенных в тисненый золотом дорогой пергамент томов и унес их с собой. Впрочем, осторожность и на сей раз не изменила Стирпайку – уже в доме доктора он удалил с первых страниц фолиантов метки герцогской библиотеки и обернул книги коричневой бумагой, каковой были обернуты все книги в доме Прунскваллеров.

Лишь после этого паренек позволил себе посетить жаждавших встречи с ним «теток» и посвятить их в детали предстоящего мероприятия. Тут Стирпайк решил – будет лучше, если он скажет доктору, что вышел не на прогулку, а пошел навестить сестер герцога. Все трое решили, что так им легче будет доказывать свое алиби – дескать, сидели и просто пили чай. Стирпайк предостерег сообщниц, что они должны проделать все быстро. И упаси Бог, чтобы их нахальная служанка что-то заподозрила. В заключение юноша заставил герцогинь несколько раз повторить фразу: «Мы сидели все время дома», так что все должны были поверить, что они не совершали поджога.


ПРОБЛЕСКИ СЛАВЫ | Титус Гроун | cледующая глава