home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ЧТО ИНОГДА МОЖНО УВИДЕТЬ ПРИ ЗЕЛЕНОВАТОМ СВЕТЕ

Флея мутило от отвращения. И тем не менее любопытство все-таки взяло вверх. Что же делает там Свелтер? Оторвав голову от стены, Флей вновь придвинулся к окну.

На этот раз ему показалось, что комната абсолютно пуста. Только приглядевшись, камердинер понял, что шеф-повар сидит на скамье как раз под окном. Старик вновь подивился – он все-таки уже немолод, зрение не то, что было сорок лет назад, но все так же хорошо видит даже сквозь пыльное окно, оплетенное к тому же паутиной. Но Свелтера подвел его колпак – огромный снежно-белый поварской колпак сейчас находился от Флея на расстоянии вытянутой руки. Столь близкое расстояние тоже повергло камердинера в состояние неловкости. Флей на минуту отвел глаза и взглянул на противоположную стену – там стоял огромный жернов. Чуть в стороне – деревянный стул. Если смотреть вправо – две каких-то коробки, примерно на расстоянии четырех футов друг от друга. Коробки, заметил Флей, были тоже сбиты из дерева, причем на каждой стороне их были две отчетливо нарисованные мелом полосы, параллельные друг другу. Полосы же были нарисованы и на полу – через некоторое расстояние они поворачивали направо и упирались в стену. Несмотря на довольно почтенный возраст, зрение Флея пока оставалось в полном порядке, к тому же любопытство тоже подстегивало его, так что камердинер без труда сумел разглядеть, что почти рядом со стеной что-то написано – как раз между линиями – и после надписи идет жирная стрелка, как раз упирающаяся острием в стену. Флея очень занимала надпись, и он в конце концов сумел разобрать написанное – оно читалось как «К девятой лестнице». И тут же камердинер отшатнулся в ужасе – он сразу смекнул, что девятая по счету от входа лестница как раз есть та самая, что ведет в покои лорда Сепулкрейва. Глаза старика сами собой вернулись к поварскому колпаку, однако Свелтер по-прежнему сидел неподвижно, только его необъятный головной убор мерно покачивался в такт дыханию.

Убедившись, что шеф-повар не собирается пока ничего предпринимать, Флей вновь скосил глаза в сторону двух деревянных ящиков. Что же это такое? И вдруг он догадался – узкое пространство между ними, очерченное для ясности меловыми линиями, наверняка знаменует некий проход, ведущий к заветной девятой лестнице, что и подтверждает соответствующая надпись со стрелкой. И тут Флей заметил продолговатый мешок, наполовину чем-то наполненный – он лежал чуть в стороне от ящиков, потому-то он не заметил мешок с первого раза. Сомнений не оставалось – тут затевалось нечто нехорошее.

Едва только старик успел оторвать глаз от мешка, назначение которого так и осталось для него непонятным, как Свелтер встал со скамьи и, пройдя через всю комнату, уселся рядом с жерновом. К своему ужасу, в руках повара Флей заметил огромный нож, каковые употребляются обычно для разделки мясных туш.

Переложив нож в другую руку, Свелтер принялся нажимать ногами на специальные педали, чтобы жернов начал вращаться. Даже сквозь стекло до слуха камердинера донесся ленивый скрип жернова. После чего шеф-повар, поплевав на камень, приложил к нему нож. Так продолжалось минуты три или четыре, а потом Флей заметил, как его недруг с удовлетворением рассматривает заточенное вновь лезвие и даже пробует его о ноготь большого пальца.

Видимо, оружие показалось Свелтеру недостаточно острым, потому что он точил его о жернов еще некоторое время. Этот момент, как показалось Флею, тянулся едва ли не вечность. Но потом Свелтер наконец-то закончил свое занятие и, держа нож наперевес, подошел как раз к тому месту, где нарисованные мелом линии упирались в стену. И тут, к удивлению Флея, шеф-повар снял обувь и прошелся босиком туда-сюда. Когда Свелтер ненароком повернулся лицом в сторону камердинера, у того захватило дыхание: выражение глаз повара было мстительно-злобным, не обещавшим ничего хорошего любому, на кого был устремлен подобный взгляд.

Флей от удивления раскрыл рот: его враг начал топтаться на месте в странном танце. «Он что, совсем свихнулся, что ли?» – тоскливо подумал старик. Между тем Свелтер продолжал странный танец, при этом он еще размахивал ножом. Внезапно Флея осенило: если нарисованная мелом линия означает девятую лестницу, то поворот ее должен знаменовать коридор, ведущий к комнате его сиятельства. Два ящичка – дверь, и лежавший чуть поодаль мешок... У старого слуги перехватило дыхание.

Однако Флей сумел удержать себя в руках: теперь он видел, как Свелтер изображает свое приближение к спальне. Камердинер спал всегда рядом с дверями комнаты господина, и шеф-повар предусмотрел даже этот факт. Флей был уязвлен до глубины души – неужели он в самом деле так похож на мешок? Шеф-повар как раз застыл с ножом у мешка, в зеленом свете зловеще поблескивало лезвие. Флей инстинктивно зажмурил глаза.

Когда ужас прошел, старик позволил себе вновь осторожно заглянуть в окно. Свелтера уже не было на прежнем месте. Главный повар, как оказалось, успел вернуться на исходную позицию – к жирной стрелке, указывавшей направление движения. Видимо, Свелтер решил повторить прежний маневр. Несмотря на весь ужас видимого, камердинера одолевали вопросы: откуда его злейший враг знает, что он спит головой на восток? И что он часто во сне сворачивается калачиком? Неужели Свелтер наблюдает за ним во время сна? Может ли быть такое? Слуга в последний раз заглянул в окно – шеф-повар как раз заносил свой нож над многострадальным мешком. Удар – и опять на исходную позицию. Флей вытер выступившую на лбу испарину и спрыгнул с бочки. Ему вдруг очень захотелось убежать отсюда – неважно куда, главное – подальше от жилища такого чудовища, как Свелтер. И чтобы не видеть отвратительного зеленого света. Тут же камердинер ахнул – он же должен был разыскать няньку! Вот что значит – пренебрегать своими обязанностями! Стараясь не оглядываться, слуга бросился к входу, ведущему в покои госпожи Слэгг.

Рывком растворив дверь, Флей бросился вверх по лестнице через несколько ступенек. Чтобы попасть к комнате няньки наследника, нужно было пройти немалое число разных залов и помещений, однако увиденное столь сильно потрясло камердинера, что он даже не заметил, как оказался возле нужной двери.

Однако госпожи Слэгг не оказалось в своей комнате. Должно быть, она у Фуксии, смекнул Флей. Так оно и оказалось. Нянька сидела вместе с воспитанницей у камина – камердинер увидел это, осторожно приоткрыв дверь.

Вспомнив, что время не ждет, старик энергично постучал в дверь костяшками пальцев. Обе тотчас же встрепенулись – видимо, исходящее из камина тепло основательно разморило их. Все еще стоя за дверью, Флей постарался напустить на себя важный вид – ни в коем случае нельзя показать женщинам, что он расстроен и смущен. В конце концов, не все уж так плохо – и Свелтер злобствует потому, что получил отличный удар по физиономии. Будет знать, как паясничать. В следующий момент камердинер решительно шагнул в комнату. Первым делом он посмотрел на поднос с едой и только тут сообразил, что очень хочет пить.

Впрочем, в себя он все-таки пришел – голос его был абсолютно бесстрастен, когда он сухо сообщил госпоже Слэгг, что она должна подготовить младенца и отнести его в библиотеку. Он, Флей, будет ожидать ее у выхода.


В БИБЛИОТЕКЕ | Титус Гроун | И СНОВА БЛИЗНЕЦЫ