home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



НА КРЫШЕ

А жизнь между тем текла своим чередом. Солнце опустилось за горизонт, и темнота окутала замок, Дремучий лес и даже гору Горменгаст. Во мрак погрузились и предместья замка – где-то там сейчас поглощали свой убогий ужин резчики по дереву и их семьи. Ночь выдалась безлунной, небо было закрыто рваными тучами. Жизнь в Горменгасте замерла – перестали хлопать двери, не слышалось больше брани слуг. Крестильная комната вновь вернулась в свое обычное состояние – до следующего торжественного события, которому суждено было наступить очень нескоро. Это было настоящее царство тишины – тишины и покоя. Только скрипнет где-нибудь ступенька на лестнице, прошуршит в переходе крыса – и снова тишина. Тишина царила и на крыше, где спал глубоким сном праведника Стирпайк. Проснулся паренек столь же внезапно, как и заснул. При пробуждении первым ощущением был холод. Скорее всего он проснулся именно от холода – одежда мальчика была легкой, предназначенной больше для работы на вечно душной кухне, чем для блуждания по улице в ночное время. Стирпайк дрожал крупной дрожью. И тут ему посчастливилось вспомнить – в кармане у него лежит курительная трубка, а в табакерке есть еще немного табака.

Трясущимися от холода пальцами Стирпайк набил трубку и высек-таки огонь. Жерло трубки светилось огненным глазом, внушая мысли о спокойствии и некотором удобстве. Поваренок несколько раз глубоко вдохнул – дым наполнил легкие, и Стирпайк мучительно закашлялся. Но дым сделал свое дело – блаженное тепло разлилось по телу. Чтобы согреться, юноша подтянул колени к подбородку и сжал трубку в ладонях. Содержимое истаяло невероятно быстро – заметно быстрее, чем курильщик мог ожидать. Стирпайк пригорюнился – что делать теперь? Он неожиданно понял, что окончательно проснулся и при таком холоде погрузиться в сон вряд ли удастся. И вдруг паренек подумал – все равно нечего делать, так, может, обойти по кругу эту площадку, придерживаясь для ориентировки одной рукой за парапет? Пройти по кругу и вернуться на это же место. Для начала нужно бы это место отметить... Был бы камень или палка какая... Но рассудок, поставленный в необычную ситуацию, снова подсказывал оригинальное решение: нужно снять шапку и оставить ее тут. Что поваренок и сделал. Положив головной убор на парапет, Стирпайк пошел направо, то и дело касаясь рукой бордюра, проходящего чуть ниже его плеча. Поначалу он считал шаги, чтобы при возвращении на исходное место попробовать вычислить размеры площадки – заставить ночь пройти быстрее – но вскоре сбился со счета.

Теперь паренек судорожно вспоминал – так уж беспрерывен тут парапет, или он все-таки где-то оканчивается? После путешествия по откосам крыш поручиться за это было нельзя. Больше всего поваренок боялся, что где-то впереди каменная площадка оканчивается каким-нибудь откосом, по которому он хорошо еще, если съедет на другую крышу – а то может свалиться вниз. Тогда уж точно костей не собрать. Прежде чем сделать шаг, юноша выставлял ногу вперед и ощупывал поверхность, на которую предстояло ступить. Боялся он также с размаху налететь на стену или попасть ногой в какую-нибудь расщелину в настиле – страшнее перспективы сломать лодыжку была только возможность свалиться отсюда на землю. К счастью, пока все шло хорошо. Площадка представляла собой неправильный четырехугольник, и когда Стирпайк прошел вдоль первой стороны, ему уже захотелось возвратиться обратно. Впрочем, он все равно пошел вперед.

Юноша затруднялся определить даже приблизительно, как долго продолжалось его путешествие в кромешной тьме. Когда он заканчивал обход второй стороны четырехугольника, подул сильный ветер, и как беглец ни старался думать на отвлеченные темы, чтобы не сосредотачиваться на своем бедственном положении, пронизывающий ветер то и дело напоминал о себе.

Между тем поваренок заканчивал обход уже третьей стороны площадки – когда ему показалось, что воздух стал каким-то другим. Нет, темнота по-прежнему безраздельно господствовала над землей, ветер все так же выл между шпилями башен. И тем не менее что-то все-таки изменилось...

Стирпайк испуганно перекрестился – что тут может быть? На мгновение ветер стих, и воздух как бы заколыхался – на сей раз точно не от ветра. Подняв затравленно голову, он скорее почувствовал, нежели заметил, как над ним проплывают огромные тучи – одна за другой, словно стадо тучных коров. Что это? Да, он долго ходил вдоль бордюра, но до рассвета еще по меньшей мере час. Темнота по-прежнему была непроницаемой, хотя небо чуть-чуть посветлело.

Тучи шли вдоль крыши – на север. С крыши замка можно было увидеть сполохи грозы – где-то вдали лил дождь. Стирпайк поежился – выходит, ему еще повезло, раз он не попал под ливень. Между тем тучи ушли с неба, и бледная луна несмело пролила на землю свой водянистый свет. Прищурившись, юноша попытался определить время – по луне, как учил его дед. К своей безграничной досаде, Стирпайк тут же убедился, что до рассвета осталось куда больше времени, чем он надеялся.

Поваренок растерянно уставился в небо – между тем тучи ушли вдаль окончательно, и теперь можно было хоть всю оставшуюся часть ночи разглядывать звезды. Стирпайк прикинул – на звезды он может посмотреть и позже, а пока лучше завершить начатое путешествие. Как долго он еще шагал – невозможно было подсчитать. Дойдя, наконец, до шапки, он устало сжал ее рукой и опустился на пол. Шапка сейчас – одна из его ценностей. Что может быть ценнее теплой одежды в такую холодную погоду? Переживания и трудности последних суток окончательно выпили его силы. Загибая покрытые ссадинами и царапинами пальцы, Стирпайк принялся подсчитывать свои злоключения: сначала пьянка на кухне, где его по непонятным причинам сделали козлом отпущения, потом блуждание по бесконечным коридорам замка, потом ужас – самый настоящий ужас, когда он попался в лапы чудовища Флея. Потом... потом головокружительное путешествие по стене. Лазанье по крышам, прежде чем ему первый раз повезло – наткнуться на эту вот каменную площадку, вымощенную гладкими плитами, с высоким бордюром, который, если не слишком высовываться, хоть как-то защищает от ветра. А теперь он все равно сидит тут и лязгает зубами... Видимо, стремление организма пополнить запас сил оказалось сильнее чувства холода – подогнув руки, мальчик уснул, чтобы проснуться днем от жаркого солнца и острого голода.


Когда Стирпайк открыл глаза, его ослепил яркий свет. Все происходящее ночью казалось сном. А может, это в самом деле был только сон? Новый день казался началом новой жизни. Тут же напомнил о себе голод – Стирпайк вспомнил, что ел только вчера днем. Поднявшись на ноги, беглец перегнулся через парапет и тоскливо посмотрел вокруг – крыши, крыши, шпили... Самое настоящее море черепицы.

Что делать дальше? Конечно, хуже вчерашнего дня сегодняшний не будет точно, но и обозримое будущее не вселяло радужных надежд. Слезать вниз? Но где? Пока что он не видел лестниц, хотя они должны существовать. А мысль о спуске по стене приводила беглеца в панический ужас.

Тем не менее ничего хорошего в сидении на месте не было, и юноша решился – он спрыгнул с бордюра вниз, на пологий откос, и съехал, как по горке, на пологий скат другой крыши. По этому относительно безопасному участку он прошел некоторое расстояние без боязни быть замеченным кем-то – со стороны сторожевых башен его прикрывали многочисленные шпили башенок и жилых помещений, в крышах которых с этой стороны не было окон. Дойдя до конца откоса, Стирпайк невольно остановился – прямо перед ним раскинулась стылым камнем громада середины Горменгаста, в которой и кипела основная жизнь замка. Паренек поразился огромному количеству окон – он никогда прежде не предполагал, что в замке так много комнат. Стирпайк почувствовал приступ отчаяния – он только теперь осознал по-настоящему свое ничтожество в сравнении с Горменгастом, которому он себя противопоставил. Что он может?.. он умрет тут, на крыше, и никто даже не заметит его отсутствия.

Стирпайк рассеянно провел ладонью по волосам и не поверил своим глазам – на пальцах остался слой пыли и чего-то черного. Может это еще кухонная сажа? Вполне вероятно. Эх, жаль, нет под рукой зеркала – наверное, в свинью тут превратился. И тут же паренек поспешил отогнать грустные мысли – зато ведь жив остался. В следующий момент юноша улегся на разогретую ранним солнцем черепицу и стал методично осматривать раскинувшуюся перед ним панораму. Он хотел отыскать те самые лестницы, по которым можно спуститься с постылой крыши на землю. Походя, его заинтересовало одно окно – на нем взгляд паренька задержался несколько дольше обычного. Но окно – не лестница, и Стирпайк вскоре забыл об окне...


ПЛОЩАДКА, ВЫЛОЖЕННАЯ КАМЕННЫМИ ПЛИТАМИ | Титус Гроун | ДАЛЕКО-БЛИЗКО