home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 8

В мире нет ничего похожего на рынок Ковент-Гардена.

Сооружение было воистину огромным. Оно начиналось гигантской каменной колоннадой, пройдя которую, оказываешься в бесконечных рядах магазинов и прилавков, где продается все, что только может пожелать душа, – фрукты и овощи, цветы и сладости, мясные пироги и фарфор, антиквариат и ткани.

Хэтти обожала ходить по рынку. Ее привлекало буйство красок ранней осени. Она с удовольствием бродила по цветочным рядам, поражавшим не только изумительным многоцветьем, но и непередаваемыми ароматами, а также не избегала и овощных рядов, где можно увидеть пучки свеклы и моркови, тыквы самых причудливых форм и цветов и груды картофеля, все еще покрытого землей.

Многих привлекало само здание, по праву считающееся архитектурным шедевром – массивное и впечатляюще просторное, с огромными стропилами и надежной каменной кладкой. Многочисленные декоративные металлические конструкции делали самый большой и дорогой лондонский рынок предметом зависти всего мира.

Но здание не слишком привлекало Хэтти. Ее интересовали люди. А людей здесь было великое множество. Фермеры и купцы, цветоводы и мясники, пекари и галантерейщики, медники и портные. Все они наперебой расхваливали свои товары покупателям – и бедным, и богатым. Им не важно, кто входит в это здание – принц или нищий. Рынок Ковент-Гардена был одним из тех редких мест в городе, где полпенса принца имели тот же вес, что и полпенса нищего. Причем у нищего было даже преимущество, поскольку он, в отличие от принца, не колеблясь, мог возвысить голос и поторговаться.

Это место отличалось не только цветом и запахами, но и звуками. Пронзительная какофония криков и смеха продавцов и покупателей, собачьего лая, кудахтанья кур, незамысловатой музыки уличных музыкантов.

Эту чарующую суету Хэтти обожала.

Так было всегда, с раннего детства, когда отец позволял ей бродить по палубам судов компании во время разгрузки товара. На то, чтобы выгрузить весь груз из трюма, требовалось много часов, даже если несколько десятков человек трудились не зная отдыха. А по окончании работы мистер Седли (он тогда еще не был графом) всегда брал старшую дочь на рынок Ковент-Гардена, чтобы она сама выбрала себе подарок.

Вот и теперь Хэтти вспоминала те времена, расхаживая между прилавками. Солнце клонилось к закату, и его радужные лучи превращали Лондон в волшебное царство. Тогда, еще в раннем детстве, она навсегда полюбила корабли, порт и дело своего отца. Тогда же она полюбила этот рынок, шумный и бурлящий, с полом, посыпанным опилками, чтобы те впитали неприятные запахи и грязь.

Этим вечером Хэтти вела себя в точности как в детстве. Вспомнив, как она останавливалась у каждого прилавка и болтала с продавцами, выбирая для себя подарок, Хэтти решила прибегнуть к той же стратегии. Только подарок ей теперь нужен был другой.

Зверь.

Она методично обходила торговые ряды, выбирая самых дружелюбных, по ее мнению, продавцов. Торговец яблоками, женщина с корзиной пищащих котят, сдержанная белошвейка, показывающая свою работу – маленький розовый цветочек на квадратном платочке. Хэтти купила яблоко, погладила котенка, заказала дюжину носовых платков. После каждой покупки она задавала вопрос о Звере.

Знают ли они его? Что-нибудь о нем?

Известно ли им, где его найти?

У нее осталась его вещь, и она хочет ее вернуть.

Удивительно, но все их дружелюбие моментально исчезало. Словно его и не было. Как только она произносила его имя – глупое фантастическое имя, – продавцы словно ускользали сквозь пальцы.

«Прошу прощения, леди», – сказал торговец яблоками и обратил все свое внимание на нового покупателя.

«Не знаю такого, леди, – буркнула женщина с котятами. – Так вы будете покупать котеночка?»

«Уверена, я бы запомнила такое имя, – сообщила белошвейка. – Очень уж оно странное».

Кажется, на этом рынке все защищали Зверя.

Вздохнув, Хэтти попробовала яблоко. Его свежий кисло-сладкий вкус и нежный аромат доставил ей истинное наслаждение. Она направилась к выходу мимо опустевших прилавков. Торговцы тоже собирались домой после долгого и трудного дня, чтобы отдохнуть и набраться сил перед следующим – таким же нелегким – трудовым днем.

– Букетик цветов, леди? – к Хэтти, которая медленно брела к церкви Святого Павла, подошла девочка семи или восьми лет с темной кожей и озорными глазами. Ее черные волосы были убраны под кепку, из-под которой выбилось несколько кудрявых прядей, обрамлявших юное личико. На малышке было штопаное-перештопанное платье и такая же шаль. На ее тощей ручонке болталась дырявая корзина, на дне которой лежал один оставшийся букетик увядших цветов.

Взгляды женщины и девочки встретились. В темных глазах ребенка таилась неуверенность и покорность. Девочка знала, что ее цветы уже совсем не те, что были несколько часов назад, и, скорее всего, ничего не стоят. Но она знала и то, что не может вернуться туда, откуда пришла, не продав их.

Хэтти тоже это знала. Поэтому она купила увядший букет – два пенни за цветы и еще пенни для девочки, – и малышка сразу собралась бежать, вероятно, опасаясь, что леди передумает. Но когда Хэтти наклонилась к ней и негромко попросила подождать, девочка послушно остановилась и устало оглянулась.

– Я ищу одного человека. Возможно, ты можешь помочь.

Усталость в глазах девочки сменилась подозрительностью.

– Я ничего ни про кого не знаю, леди.

Но Хэтти продолжала настаивать:

– Понимаешь, мне очень нужно его найти. Это мужчина. Его зовут Зверь.

В глазах девочки мелькнуло узнавание. И сразу исчезло. Девочка оглянулась. Кого она боится? Шпионов?

– Я не сделаю ему ничего плохого, – добавила Хэтти.

Громкий смех девочки удивил ее.

– Никто не может сделать ничего плохого Зверю, – выпалила она, сообразила, что сказала больше, чем следовало, и испуганно застыла. Но прежде чем Хэтти успела придумать, как быть дальше, она выкрикнула: – Нет, леди, я не могу вам помочь, – и бросилась наутек с весьма впечатляющей скоростью.

Хэтти, тяжело вздохнув, проводила девочку взглядом. Малышка очень быстро исчезла, словно растворилась в сгущающихся сумерках. Оставалось сделать весьма неутешительный вывод. Похоже все в Ковент-Гардене на стороне Зверя.

Настала пора уходить. Быстро темнело. Хэтти плотнее завернулась в шаль. Вечерний сентябрьский воздух был довольно-таки прохладным. Как же отыскать Зверя? Ведь получается, что он – ключ ко всему: ее желаниям, ее планам, ее будущему. Если она сумеет убедить его не искать Огги при условии, что она вернет абсолютно все, украденное ее недоумком братом, если она сможет доказать, что нападений больше не будет…

Проклятье! Если ей удастся хотя бы просто отыскать этого ужасного человека, у нее появится шанс.

Не говоря уже о том, что он дал ей обещание.

При этой мысли она почувствовала странное возбуждение. Сердце забилось чаще, губы, которые он накануне целовал, стало покалывать. Он многое ей обещал. И должен все исполнить.

– Испытайте счастье, миледи!

Хэтти повернулась на голос. В нескольких ярдах от нее за самодельным столиком из бочки сидел мужчина и методично тасовал колоду карт. Его голубые глаза сверкали из-под низко надвинутой кепки, на губах играла широкая дружелюбная улыбка.

– Прошу прощения?

Мужчина развернул карты веером и сразу собрал их – одним незаметным движением.

Сообразив, в чем дело, Хэтти покачала головой.

– Я не играю в карты.

– Я тоже. – Мужчина подмигнул. – Ужасная привычка.

Хэтти засмеялась и подошла ближе. Незнакомец походил на лиса, хитрого и пронырливого. Наверняка он был местным жителем. Нет, он, скорее, похож не на лиса, а на сорняк, пробившийся сквозь трещинку в камне. Его сильные цепкие корни намертво вцепились в землю и обязательно прорастут, сколько их ни выдергивай. Человек, выросший в Ковент-Гардене, не может не знать его короля. Хэтти решила продолжить разговор:

– Во что играете?

Он снова развернул колоду веером.

– Выберите три карты, миледи.

Заметив удивление на лице Хэтти, мужчина рассмеялся.

– За что же такое недоверие?

– Почему-то мне кажется, что вы хотите меня надуть.

Мужчина прижал ладонь к груди и изобразил оскорбленную невинность.

– Вы вонзили мне нож в сердце.

Не приходилось сомневаться, что он намеревался обобрать ее, но только Хэтти не была глупенькой девицей. Детство среди моряков и портовых рабочих ее многому научило. Она наклонилась, выбрала три карты и оставила их на столе так же, как они лежали, – рубашкой вверх. Мужчина собрал остальные карты, отодвинул колоду в сторону, взял верхнюю карту и широко улыбнулся.

– Никакого обмана.

Обман, разумеется, был, но Хэтти решила продолжить игру и посмотреть, что будет.

Используя карту, которую он выбрал в качестве инструмента, мужчина перевернул три выбранные Хэтти карты – тройку пик, восьмерку треф и даму червей. Он поднял глаза:

– Похоже, дама выбрала вас.

Хэтти наклонила голову:

– И что я получу за такую милость?

Улыбка стала еще шире… хотя вроде бы шире уже некуда.

– Шанс попытать счастья, разумеется.

– Сколько?

– Шесть пенсов. – Это была заоблачная по местным меркам сумма, убедившая Хэтти, что мужчина уверен в себе. Что ж, пусть думает, что она попалась на крючок.

Она пошарила в кармане, нашла монету и положила ее на стол.

– А если мне повезет?

– Я удвою ставку, разумеется.

– Понятно. – Этот человек не мог проиграть. Он приспособился жить здесь, на краю рыночной площади, обирая тех, кто считал себя выше него.

– Ничего особенного. – Он улыбнулся и снова перевернул карты, выбранные Хэтти, рубашками вверх. Дама червей была немного более мятой, чем остальные. – Где дама?

Хэтти указала карту. Он перевернул карту, продемонстрировал ей картинку, а потом повернул рубашкой вверх снова. И подмигнул.

– Следите за мной, миледи. – И он начал перемещать карты, сначала медленно, так что Хэтти могла уследить за дамой, потом все быстрее и быстрее, так что, в конце концов, карты сплелись в одно разноцветное пятно. Новичок следил бы во все глаза за картами, чтобы не упустить даму. Но Хэтти не была новичком.

Наконец, его движения снова замедлились, и вскоре перед Хэтти снова лежали в ряд три карты.

– Найдите даму, леди.

Хэтти полезла в карман и достала золотую крону. Чтобы заработать такую сумму, мужчине пришлось бы трудиться не меньше недели с утра до ночи.

– Изменим условия сделки?

Глаза мошенника загорелись.

– Я вас внимательно слушаю.

– Если я проиграю, монета твоя.

Мужчина снисходительно усмехнулся. Похоже, он не сомневался в выигрыше.

– Но если я найду даму… ты скажешь мне, где отыскать Зверя.

На его физиономии отразилось сначала удивление, потом сомнение. В конце концов, жадность и самоуверенность победили. С мужчинами такое случается очень часто. Он не станет отказываться, поскольку это означало бы признание, что он может проиграть.

Он даже представить не мог, что Хэтти ведет другую игру, в которой ставки намного больше.

– Что ж, леди, вы сами предложили эту сделку. – Он указал рукой на стол. – Итак, где дама?

Мужчина был уверен, что она укажет на карту в центре. Его практика показывала, что так сделал бы любой, кто напряженно следил за перемещением карт, и к тому же эта карта была немного смята в середине.

Только Хэтти не следила за перемещением карт. Она внимательно наблюдала за картами в его руке.

И она указала пальцем на карту слева.

Жулик снова улыбнулся.

– Давайте посмотрим.

Он взял карту, лежащую справа, и ею перевернул карту в центре – там оказалась тройка пик, та самая карта, которую он позволил бы ей перевернуть, если бы она ее выбрала. Но только она ее не выбрала. И ему пришлось сделать следующий шаг. Мужчина махнул рукой, указывая, что она должна отойти. После этого он собирался сделать ловкое и незаметное движение рукой и переместить даму на другое место. Но только Хэтти снова повела себя не так. Вместо того чтобы послушно отойти, она сама перевернула карту, которая оказалась дамой.

Его глаза вспыхнули злобой.

– Похоже, дама все же выбрала меня, – сообщила Хэтти и, взяв монету, убрала ее в карман. – Согласно нашей договоренности, за вами шесть пенсов и информация.

Мужчина злобно прищурился. Его большие и веселые глаза превратились в щелочки. Ему довольно редко доводилось так ошибаться – и не разглядеть в клиентке не новичка.

– Вы мошенница, – сообщил он. – Обманщица.

– Чепуха, – спокойно ответствовала Хэтти. – Я всего лишь слегка уравняла шансы. А если кто-то здесь и мошенничает, то лишь тот, кто намеревался подменить мою даму на восьмерку треф, которую вы держали в руке.

Мужчина нахмурился и быстро собрал карты, уничтожив все следы обмана.

– Я не имею дело с мошенниками, – заявил он.

– Вы зря обиделись, – усмехнулась Хэтти. – Я еще никогда не видела человека, так ловко манипулирующего картами. Но мы заключили сделку.

– Возможно, но я не имею дело с обманщиками, – сказал он. – Никаких сделок. – Он встал. Оказалось, что мужчина совсем небольшого роста – дюймов на десять ниже, чем она. Но маленький рост не помешал ему легко снять импровизированную столешницу и с ней гордо удалиться прочь. Уже сделав несколько шагов, он повторил: – Никаких сделок.

Хэтти только ахнула, глядя ему вслед.

– Я играла так же честно, как вы! – воскликнула она и пошла следом. – Мне нужна информация!

– У меня нет информации, – выкрикнул он и перешел на бег. Он свернул с главной площади на боковую аллею и теперь удалялся по ней вглубь Ковент-Гардена.

Он свернул за угол. Хэтти не отставала.

– Подождите! Прошу вас! – Этот человек вырос на улицах Ковент-Гардена. Знает о Звере все. Хэтти увидела, что мужчина добежал до конца аллеи и опять свернул.

Она тоже перешла на бег. Добравшись до конца аллеи, она едва не налетела на него. Вероятно, он остановился, чтобы отдышаться.

– Да отстань же ты от меня! – завопил он и бросился бежать. Он преодолел еще одну аллею, свернул на другую и исчез из виду.

– Мне он очень нужен! – крикнула она вслед мужчине. – Просто скажите, где его найти!

Но нет, все ее призывы были тщетными.

– Проклятье! – выругалась Хэтти. Она была одна на темной пустынной улице. Ночную тишину нарушал только звук ее частого хриплого дыхания. Она упустила свой шанс.

– Я знаю, где найти его, леди.

– Я тоже.

Хэтти испуганно обернулась. К ней неторопливо приближались двое. Внешне они были намного крупнее, чем сбежавший от нее карточный шулер. На голове одного из них была кепка, низко надвинутая на глаза, так что из-под нее был виден разве что кончик носа. А второй был рыжий – его яркая шевелюра виднелась даже в темноте. Рыжий улыбнулся, продемонстрировав ряд гнилых зубов. Но только не зубы заставили Хэтти задрожать. А его глаза, жадные и злобные.

Она отступила на шаг.

– Мне не нужна помощь, благодарю вас.

– О, какая приятная леди, – протянул тот, что в кепке. – Вежливая.

– И говорит красиво, не то что мы с тобой, – добавил тот, что с черными зубами. – Судя по ее говору, она купается в деньгах. У нее явно хватит денег, чтобы возместить нам наши сегодняшние потери из-за нее.

Хэтти покачала головой.

– Но я… я вас впервые вижу.

Тот, что в кепке, сплюнул сквозь зубы.

– Но ты, милашка, сорвала с места нашего человека. Он бы мог еще целый час работать, если бы ты не явилась.

Карточный мошенник. Он был не один. Он работал на этих людей. Им нужны деньги, а она совершила большую глупость, погнавшись за ним и оказавшись в полном одиночестве в темной аллее.

– Я отдам вам то, что предложила ему. Крону.

– Она говорит – крону. – Тот, что с гнилыми зубами, осклабился.

– А я думаю, она должна нам втрое больше, – сказал второй.

– Но это невозможно. Уличные мошенники столько не зарабатывают! Впрочем…

Она достала из кармана оставшиеся у нее деньги.

– Больше у меня ничего нет. Только шесть шиллингов и два пенса.

Они были уже совсем рядом.

– Похоже, у нее нет денег, Эдди, – протянул тот, что в кепке.

– Что будем делать? – засмеялся Эдди. – Можешь отработать. Микки любит крупных женщин.

В душе Хэтти сражались страх и злость. Пока злость побеждала. Она потуже затянула шаль, для верности завязав ее узлом на груди, и воинственно заявила:

– Не приближайтесь.

– А то что?

– Возможно, она станет визжать, – предположил Микки, улыбаясь.

– Пусть визжит, – буркнул Эдди, остановившись так близко, что мог дотронуться до нее, если бы протянул руку. – Все равно ей здесь никто не поможет.

Страх и злость снова вступили в поединок, и опять верх взяла злость.

– Тогда я сама себе помогу. – И она достала из складок платья нож.


Глава 7 | Искушение страстью | Глава 9







Loading...