home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 2

Паническое бегство

Дорога к дому

У собак оставались считаные секунды на то, чтобы спрятаться.

Призрачные фигуры неслись прямо к ним, наполняя воздух ужасом. Казалось, сама дорога трясётся. Крепыш в панике вертелся волчком и бестолково тявкал:

– Куда нам бежать? Куда? Куда бежать?

Гизмо припустила к соседнему полю, не сразу заметив, что Крепыша нет рядом.

Макс куснул приятеля за бок и гавкнул:

– В канаву, быстро!

Такс взвыл от страха и перестал кружиться. Затем он опрометью кинулся бежать сквозь густую траву и нырнул вниз головой в кювет. Макс пропустил вперёд себя Гизмо, а потом прыгнул сверху и накрыл телом двух своих маленьких друзей.

Земля сотрясалась и вибрировала, будто вот-вот разверзнется. Сердце отчаянно билось в груди у Макса.

Он бросил испуганный взгляд на напирающую тьму.

И увидел паническое бегство.

Тени-призраки вовсе не были тучами из его сна. Оказалось, что это лошади, десятки лошадей, которые скакали галопом, неслись так, будто спасали свою жизнь. Впереди – огромные гладкие жеребцы, гнедые, белые и чёрные. Их гривы и хвосты развевались, у одних – обтрёпанные и спутанные, у других – ухоженные. Лошади подняли на дороге такую пыль, что стало трудно что-нибудь разглядеть.

– Эй! – громко пролаял Макс, стараясь перекричать топот копыт по грязи и асфальту. – Стойте!

Но табун его не услышал.

Закрыв глаза, пёс вжался в канаву.

А лошади уже были рядом.

Вокруг собак всё будто взорвалось – копыта впечатывались в грязь, Макса осыпало камнями и комьями земли. Налетел свирепый ветер, а грохот стоял такой, будто они сидели в сарае с жестяной крышей во время града.


Дорога к дому

Лошади с ржанием проносились мимо собак, побуждая друг друга лететь всё дальше вперёд.

– Шторм нас не догонит!

– Вернёмся на волю!

– Прочь из застенков!

Тут Макс от изумления даже открыл глаза – как раз тогда, когда в опасной близости от его головы приземлилось копыто одного жеребца.

– Осторожней, прошу вас! – пролаял пёс.

Рыжая кобыла услышала Макса. Она неслась прямо на собак. Вытаращив в панике глаза, лошадь встала на дыбы и отскочила в сторону, иначе не миновать бы псу удара копытом в лоб.

Гнедой жеребёнок тоже отделился от табуна, он фыркал, мотал головой и моргал, – видно, поднятая сородичами пыль забила ему глаза и ноздри.

А потом всё закончилось.

Лошади проскакали мимо и полетели дальше на восток, сопровождая бешеную скачку громким ржанием. Они убегали от неведомой опасности, которая привела их в ужасное смятение.

Макс лежал на Крепыше и Гизмо, не смея шелохнуться, сердце колотилось в груди. В ушах звенело, вокруг висела плотная пылевая завеса.

– Всё закончилось? – сдавленно проговорила Гизмо.

– Похоже на то, – шепнул Макс.

– Дышать… кхе-кхе… нечем, – пропыхтел Крепыш. – Слезай… верзила…

– Ой! – Макс вскочил на лапы. – Простите!

Такс и йоркширка, жадно хватая пастями воздух, выбрались из канавы.

– Что случилось? – поинтересовалась Гизмо.

– Лошади, – тяжело дыша, объяснил Макс. – Много-много лошадей.

– Ну надо же! – выдохнул Крепыш.

Трава вокруг была вытоптана, земля взрыта. Вдалеке слышался топот копыт. Трое приятелей огляделись и заметили отбившихся от стада кобылу и жеребёнка.

Кобыла приблизилась к ним и поприветствовала ржанием:

– Добрый день.

Она прянула ушами, склонила голову к Максу и уставилась на него добрыми карими глазами. Лошадь была светло-коричневая, с крупным белым пятном на боку. И держалась царственно, но в то же время от неё исходила какая-то мягкость.

Жеребёнок вёл себя настороженно. Он был не намного меньше кобылы. Свалявшаяся тёмно-коричневая шерсть и отросшая грива говорили о том, что за ним давно никто не ухаживал, если такое с малышом вообще случалось за его недолгую жизнь. Жеребёнок хлестнул себя по боку длинным хвостом и уставился на Макса.

Лошади остановились у края дороги рядом с собаками. Ну и высоченные же они! У Крепыша и Гизмо только макушки виднелись из-за щёток на ногах лошадей, даже Макс почувствовал себя карликом в сравнении с этими гигантскими животными. Головы у них были длиной с Макса.

– Простите, что едва не растоптали вас, – сказала кобыла, встряхивая гривой. – Я была в панике и не сразу вас заметила.

Макс подошёл к лошадям, медленно помахивая хвостом:

– Рад, что вы всё-таки притормозили. Я Макс. А это – Крепыш и Гизмо.

Жеребёнок фыркнул и прянул ушами:

– Это твои щенки? Они на тебя совсем не похожи.

– Нет, что ты! – Гизмо весело вильнула задом. – Он защищал нас, но мы не щенки, просто маленькие собаки!

– А-а-а, – протянул жеребёнок и снова фыркнул.

– Не обижайтесь на Сумеречного, – вздохнув, сказала кобыла. – Он молод и вырос в дикой природе. Он ещё учится тем вещам, которые мы, верховые лошади, узнаём на фермах и в конюшнях. Я Роза Саванны, хотя друзья зовут меня просто Рози.

– О! – воскликнула Гизмо. – Рози! Какое милое имя.

Кобыла ударила копытом по асфальту.

– Спасибо. Гизмо тоже очень, ммм, милое имя.

С запада подул ветер, Макс задрожал. Оглянувшись, он увидел, что тучи стали темнее. Деревья по обе стороны дороги раскачивались из стороны в сторону, ветви, как кнуты, стегали воздух.

Сумеречный попятился от собак, мотая головой:

– Нам нужно идти, Рози. А то отстанем.

– Подождите, – остановил их Макс. – Что вас всех так напугало? И куда вы бежите?

Рози махнула хвостом и взглянула на жеребёнка:

– Не спеши, Сумеречный. Мы должны предупредить их.

– Они всего лишь собаки… – тихо проржал малыш.

– А ну-ка! – приструнила его Рози. – Мы все теперь – одна семья, все животные. Большие и маленькие. – Она обратилась к Максу: – Надвигается ужасный шторм. Мы хотим опередить его. – Она помолчала. – И вы тоже должны бежать от него, если можете.

Крепыш плюхнулся на землю:

– Вы собираетесь опередить шторм? Это невозможно!

– Для вас, может быть, – заржал Сумеречный. – Но лошади – прирождённые бегуны.

– Мы тоже быстро бегаем, хоть с виду и не скажешь, – гордо заявила Гизмо и села рядом с Крепышом. – Но не проще ли найти укрытие и переждать бурю там?

Рози приоткрыла длинные челюсти, хотела что-то сказать, но промолчала. Мышцы заиграли под её блестящей гладкой шкурой. Она всем корпусом повернулась к Сумеречному:

– Отойди немного, пощипли травку.

– Но… – хотел было возразить жеребёнок.

Рози топнула копытом и вдруг перестала казаться такой уж нежной лошадкой:

– Сейчас же!

Сумеречный затопал на другую сторону дороги и начал срывать желтоватыми зубами стебельки травы. А Рози наклонила голову к собакам. Её дыхание пахло сеном.

– Мы убегаем не только от шторма. Там ещё есть стена, – прошептала кобыла, и в её больших ясных глазах отразился страх.

– Стена? – не понял Крепыш.

– Стена, – тихо повторил Макс. Недавний сон всплыл в голове пса по кусочкам: огромная серебристая стена; Мадам, которая с лёгкостью её перепрыгнула; и обступающая его со всех сторон тьма.

– Именно так. В конце этой дороги – огромная серебристая стена, – подтвердила Рози. – Она слишком высока, её не перепрыгнуть, уж вы мне поверьте, я получала призы на скачках с препятствиями. – Кобыла гордо рассекла воздух хвостом. – И все звери, которые подходят к ней слишком близко, получают неприятный удар.

– А эта стена всегда была там? – уточнила Гизмо.

Рози покачала большой головой, грива каскадом рассыпалась по лошадиной шее.

– Она новая. Люди построили её, чтобы держать всех нас снаружи.

За спиной у Рози послышался топот копыт: жуя клочок травы, подошёл Сумеречный.

– Ты рассказываешь им про стену? – поинтересовался он.

– Они должны знать, – кивнула Рози.

– Там полно ужасных людей! – Жеребёнок раздул ноздри. – Я слышал, там есть скотобойни, где нас превращают в мясо.

Макса передёрнуло.

– Я в это не верю. Мы – их домашние питомцы. Они нас любят!

Рози отпихнула Сумеречного головой и посмотрела на собак:

– Чего хотят люди – это загадка. По правде говоря, никто из нас не знает, что там, за этой стеной. Нам известно только одно: в последнее время люди и звери не ладят.

Снова подул ветер, обдав животных своим дыханием; тёмные тучи пронзили вспышки молний. Макс посмотрел вдоль шоссе на запад и представил себе гигантскую серебристую полосу за деревьями. Когда он прикоснулся к ней во сне, обошлось без удара, но её точно построили, чтобы он не попал на другую сторону.

Доктор Линн предупреждала их: некоторые люди боятся животных и могут резко реагировать на их появление. Однако Макс представлял себе милые смеющиеся лица Чарли и Эммы, как дети гладят липкими ладошками его шерсть и чешут ему живот. Он не мог и подумать, чтобы родные причинили ему какой-то вред. Никогда.

– Но это неправда, Рози, – встрял в разговор Сумеречный. – Кое-кто знает, что за этой стеной. Помнишь?

– Верно, – согласилась кобыла, и её огромная голова заходила вверх-вниз. – Теперь припоминаю. Несколько городов назад, этот странный парень. Полосатик, так его звали?

– Я вполне уверен, что его звали Пятнистый, – возразил жеребёнок.

– Да нет же, я не сомневаюсь, что его имя Полосатик.

– А я не сомневаюсь, что Пятнистый.

– Ну, ну, успокойтесь! – пролаял Крепыш, вскочив на лапы. – Полосатик или Пятнистый, В Линейку или В Горошек, как бы его ни звали, этот ваш парень – пёс? Если ему что-то известно, нам нужно с ним поговорить.

– Одно я знаю точно: Полосатик определённо не лошадь, – заявила Рози. – Он небольшого размера, вроде вас. Но зачем вам лезть через стену? Это опасно.

– Там могут быть шарики! – объяснил непонятливой кобыле Крепыш.

– Или люди, – добавил Макс. – Я видел во сне такую же стену. Думаю, нам нужно идти туда.

– Во сне? – переспросил Сумеречный и фыркнул. – Вы гоняетесь за снами? Вы, собаки, точно глупые.

– Эй! – одёрнула его Гизмо, оскалившись. – Ты удивишься. У Макса сны особенные!

В этот момент вспыхнула ослепительная белая молния. Лошади заржали и встали на дыбы.

Спустя мгновение прокатился трескучий раскат грома.

– Надо бежать! – крикнул Сумеречный и рысью двинулся по шоссе на восток, подальше от приближавшегося шторма.

– Простите, мы должны вас покинуть, – проговорила Рози и последовала за ним. – Ради вашего собственного блага, поворачивайте назад. Вам не нужно идти туда!

– Стойте! – гавкнул Макс. Он выбрался на асфальт и погнался за лошадьми. – Нам нужно больше знать о Полосатике. То есть Пятнистом. То есть…

Но было поздно.

Кобыла и жеребёнок пустились в галоп, и Макс уже не мог их догнать. Несколько мгновений – и они превратились в точки на горизонте.

Тяжело дыша, Макс вернулся к друзьям, которые сидели, прижавшись друг к другу, посреди шоссе. Ветер дул не переставая, трепал и спутывал собачью шерсть. Максу в глаза попали холодные капли, сначала несколько, потом больше и больше.

– Пошли, – скомандовал пёс, проходя мимо своих маленьких друзей и ускоряя шаг. Надо было добраться до ближайшего города, и как можно быстрее.

– Ты уверен, что нам в ту сторону? – Торопливо перебирая лапками, Гизмо догнала Макса. – Если эта стена действительно такая опасная, не лучше ли нам повернуть назад?

Лабрадор задрал вверх морду, а дождь лил всё сильнее.

– Нет, туда нас ведут маячки доктора Линн. А значит, нужно идти к этой стене.

– К тому же, – добавил Крепыш, который бежал рядом с Гизмо, – мы не пугливые кошки, как эти лошади. Ну кто станет бояться небольшой стенки или маленького глупого шторма?

– Не ты ли только недавно жаловался, что не хочешь мокнуть? – напомнила Гизмо.

Не успел Крепыш ответить, как небо, которое приобрело тошнотворный серо-зелёный оттенок, снова озарилось молнией, и гром взрывом бомбы прогремел в ушах. Дождь превратился в ливень – вместо редких капель на собак обрушились потоки воды.

– Ладно! – тявкнул Крепыш. – Может, мне и страшно немного!

Очередная молния аркой изогнулась прямо над их головами и вонзилась в землю где-то справа, так близко, что наши друзья почти ощутили её жар. Грохот стоял ужасающий, у Макса зазвенело и зажужжало в ушах. Несмотря на проливной дождь, трава на поле в том месте, куда попала молния, загорелась. По земле заплясали язычки пламени.

Крепыш как ошалелый нёсся вперёд и завывал от страха:

– А теперь уже слишком!

Макс не отвечал. Он пригнул голову и мчался не разбирая дороги. Шерсть его промокла насквозь, пёс почти ничего не видел. Ветер дул с такой силой, что казалось, вот-вот просто отбросит бегуна назад.

«Правильно лошади боялись, – подумал Макс. – Это не просто шторм. Это ураган».


Глава 1 Змея в траве | Дорога к дому | Глава 3 Буря







Loading...