home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 21

Последняя погоня

Дорога к дому

Макс бежал на юг, подальше от дороги и прокопанного под высокой металлической стеной туннеля, который он хотел использовать, чтобы найти своих людей.

Волки и койоты, не раздумывая, кинулись за ним.

В диком волчьем вое слышалась месяцами подавляемая ярость, которая скопилась внутри у зверей, проделавших долгий и трудный путь ради удовлетворения Дольфовой жажды мести.

Голоса койотов звучали надрывно, они выражали праведный гнев, возмущение обманутых и требование дать им обещанных кроликов.

Один только Дольф не выл.

Он ревел.

Бас волчьего вожака выделялся среди общего гомона. Дольф объявлял Макса своей добычей и предупреждал остальных, чтобы те под страхом смерти не смели покушаться на пса.

А лабрадор мчался по горячей каменистой земле. На ходу он бросил отчаянный взгляд на своих друзей. Краем глаза пёс заметил смутные очертания Гизмо, забиравшейся на спину Крепыша рядом с изгородью, чтобы дотянуться до кнопки на красном ящике, которая включит сигнал тревоги.

Казалось, для маленьких собак она находилась высоковато. Что, если они до неё не достанут?

Но думать об этом было некогда.

Топот несущихся следом за ним волков и койотов вселял ужас, ничего более страшного Макс не слышал с того дня, когда их чуть не затоптали лошади. Из-под лап диких зверей летели комья земли и камни, вокруг огромным облаком вздымалась пыль. В горле у Макса першило, пёс с трудом дышал. Крики преследователей оглушали его, сердце бешено колотилось.

Беглец пронёсся мимо одинокого кактуса. Пространству пустыни между сетчатой изгородью и массивной стеной, казалось, не было конца, и спрятаться от преследователей негде.

Пёс чувствовал их у себя на хвосте, один из волков бежал так близко, что Макс ощущал гнилостный запах его дыхания.

Бежать вечно невозможно. Но делать было нечего.

– Я тебя поймаю! – прорычал сзади Дольф.

– Тебе не смыться, мясо! – пролаял другой волк, Радд.

К ним присоединились койоты – они вытявкивали разные обидные слова.

– Ты домашний зверёк! Тебе не выжить в пустыне, привычки нет.

– Пустыня доконает тебя, малыш! А мы сожрём то, что останется!

– Где обещанные кролики?! – включился в травлю Костолом.

Макс не стал тратить силы на ответ.

Он мчался вдоль стены. Все мышцы напряглись до предела и требовали отдыха, лёгкие болели, а сердце бешено скакало в груди и стучалось о рёбра.

Только сигнал тревоги мог спасти Макса.

Но он всё ещё не звучал.

Бросив взгляд через плечо, пёс увидел сверкающие глаза преследователей. Облако пыли, поднятое ими, напоминало песчаный смерч. Волки и койоты оскалили зубы, прижали уши к голове, слюна брызгами летела с клыков.

Вперёд вырвался самый крупный из зверей – Дольф. Он был так близко, что одним прыжком мог схватить Макса зубами за кончик хвоста. В глазах волчьего вожака светилась безумная ярость. Пёс успел это заметить.

Вдруг раздался треск – Макс подвернул правую переднюю лапу, наступив на шаткий камень.

Тявкнув от боли, пёс по инерции полетел вперёд, потерял равновесие и грохнулся на землю.

Тут же вскочил на лапы и хотел бежать дальше, но резкая боль вспышкой молнии пронзила подвёрнутую конечность. Такой муки Макс ещё никогда не испытывал. Он снова упал.

Волки и койоты этого не ожидали. Дольф промчался мимо Макса, остальные в азарте погони перелетали через дрожащего пса и не сразу сообразили, что прыгали вовсе не через преграждавший путь камень.

– Он свалился! – торжествуя, пролаяла Колючка.

– Хватайте его! – подпрыгивала от радости корноухая Лунный Восход. – Пусть ведёт нас к кроликам.

Стая койотов рванула к Максу, но волки Дольфа с рычанием кинулись на них и заставили отступить.

– Макс – наше мясо! – заявил Радд, выйдя вперёд. – Вы не имеете на него права!

– Мы не хотим есть его вонючее мясо! – протявкал Остроглазый. – Нам нужны кролики!

Дольф прижал к голове уши и буравил злобным взглядом запыхавшихся койотов.

– Вы дураки. Жизнь под палящим солнцем пустыни притупила ваш разум. Неужели вы думаете, что этот одомашненный барбос станет есть мясо диких кроликов или знает, где его добыть? Он обманул вас, всё наврал!

Макс, стиснув челюсти, следил за тем, как две стаи снова сходятся. Он встал на три лапы, подогнув правую переднюю, в которой обжигающе пульсировала боль.

Поджав хвост, пёс поскакал назад, подальше от хищных зверей, которые могли быть заодно только в ловле трёх собак.

Дольф отвернул покрытую шрамами морду от спорщиков. Чёрные брыли приподнялись, обнажились смертоносные жёлтые клыки. Волчий вожак медленно пошёл вслед за Максом, слегка прихрамывая.

– Плохи твои дела, – угрожающе произнёс он низким голосом. – Ты ранен и не можешь бежать.

Макс заставил себя встретиться взглядом с врагом:

– Брось, Дольф. Мы примирились с тобой в том городе, где накормили тебя и твою стаю, и потом, когда ты помог нам справиться с Белл. Неужели ты не можешь расстаться с мыслью, что тебе нужно преследовать меня? Ты тоже ранен. Не лучше ли тебе отдохнуть?

– Перережь ему глотку, Дольф! – пролаяла серая волчица.

Тень накинулась на неё:

– Честь убить этого домашнего зверька принадлежит моим собратьям, а не твоим!


Дорога к дому

Волчица и Тень кинулись друг на друга, остальные молча наблюдали за схваткой. Только Дольф не обращал внимания на дерущихся самок.

– Я не могу успокоиться, – заявил он, обойдя вокруг Макса. – Каждый раз, закрывая глаза, я вижу во сне, как ты побеждаешь меня на глазах у моей стаи, как вместе с собакой-сосиской ты пытаешься сжечь меня.

Макс, подскакивая на трёх лапах, поворачивался вслед за Дольфом и не спускал с него глаз.

– Не мы подожгли дом ветеринара, – возразил он. – Это сделал ты.

– Ложь! – проревел Дольф в безоблачное небо над пустыней, а потом снова посмотрел на Макса и прорычал: – Пожар начался из-за тебя. Это ты отказался дать нам корм, обещанный твоим маленьким дружком. Ты решил вступить в драку, ранил члена моей стаи. Из-за тебя всё это началось. Ты должен умереть.

Макс дёрнул ушами. Он напрягал слух в надежде уловить какой-нибудь шум – подтверждение, что, хотя сигнализация и не сработала, люди по ту сторону стены услышали крики волков и койотов и послали кого-нибудь проверить, в чём дело.

Но было тихо.

Всё кончено. Он использовал свой шанс – увёл злобных хищников подальше от друзей, но риск не оправдался. В любой миг Дольф мог завершить свою месть, привести в исполнение давнишнюю угрозу.

Впрочем, по крайней мере Крепыш и Гизмо в безопасности. Они как-нибудь проберутся через лаз под стеной, найдут доктора Линн и вожаков стаи Крепыша. И тогда, пережив вместе с Максом столько невзгод, наконец смогут отдохнуть.

И всё же псу хотелось в последний раз увидеть свою человеческую семью.

Подавив желание заскулить, Макс задрал хвост и высоко поднял голову. Распрямил раненую лапу, как сумел, но земли ею не коснулся. Если ему суждено умереть, он примет смерть гордо.

Койоты и волки притихли. Они выжидающе смотрели на Дольфа и Макса.

Волчий вожак, оскалившись, двинулся вперёд, готовый броситься на врага, впиться в него, растерзать.

– Ты всё ещё думаешь, что выстоишь против меня, – проговорил Дольф, приближаясь к своей жертве.

Макс не дрогнул.

– Делай что хочешь, – сказал он. Злость и отчаяние охватили пса, он заговорил, произнося каждое слово громче и громче: – Попробуй покончить со мной, Дольф. Но не забывай – ТИХО Я НЕ УЙДУ!

И тут, будто по команде, сработала сигнализация: вдоль всей изгороди поднялся сумасшедший трезвон. Резкие визгливые звуки разносились по округе.

Волки и койоты запаниковали: удивлённо затявкали, стали бестолково скакать, натыкаясь друг на друга, припадали к земле и, вытаращившись, озирались в поисках источника шума.

Даже Дольф испугался. Он отпрянул от Макса, в глазах его сверкнул ужас. Макс ощутил исходившую от врага неуверенность.

Костолом, весь дрожа, уставился на Макса.

– Как ты это сделал? – прорычал он, но голос его был едва слышен сквозь визг сигнализации. – Откуда взялся этот звук? Останови его!

У Макса тоже стучало в ушах, но он не показывал страха. Подскочив на трёх лапах к ошарашенным, сбитым с толку хищникам, он пролаял:

– Вы даже не представляете, на что я способен. Я не просто домашний пёс, который потерялся. – Он сделал ещё скачок вперёд, ощетинив шерсть на загривке и оскалив зубы, а потом прогавкал громче: – Я вызвал пылающий огонь, чтобы уничтожить своих врагов! Я привёл в движение горы, и они раздавили тех, кто нападал на моих друзей! Туча летучих мышей по призыву моего приятеля налетела на стаю Дольфа и смела всех в пропасть. Дольф знает, на что я способен. Когда он голодал и просил меня о помощи, я не отказал ему. Но всякий раз, как он нападает на меня, я наношу ответный удар, более сильный. Вы гнались за мной, и я устроил этот шум, чтобы свести всех вас с ума!

– Это правда! – провыл один из волков, которые были в стае Дольфа с самого начала. – Я сам всё это видел. Макс не обычный пёс. Он вообще ненормальный!

Макс сознательно искажал правду, чтобы обмануть врагов. Так, будь они здесь, поступили бы Крепыш и Гизмо. В глазах волков застыл страх. Эти звери явно не забыли, какие испытания им пришлось пережить из-за того, что их вожак неотступно преследовал этого проклятого лабрадора. И страх этот был неподдельным.

Поднявшись на задние лапы, Макс проревел:

– Вы недооценили меня. И теперь узнаете, каков я на самом деле!

Сирена выла, звук волнообразно повышался и понижался. Никакие звери, имеющие чуткий слух, не могли долго выносить такую звуковую атаку. Макс сам терпел только потому, что знал: этот невыносимый вой несёт ему спасение, а не гибель. А койоты и некоторые из волков стали пятиться.

– Пошли, – тявкнул Костолом. – Надо убираться отсюда!

Ни один из членов его стаи не возразил, смолчала даже Лунный Восход – самка с рваным ухом, которая больше других мечтала о несуществующих кроликах.

Прижав уши, чтобы хоть немного приглушить шум, восемь койотов метнулись мимо Макса и волков в сторону дороги и дыры под сетчатой изгородью, за которой был их дом – пустыня.

Серая волчица потопталась на месте, а потом кинулась за койотами. Ещё один серый волк поджал хвост и побежал следом.

– Куда вы? Стойте! – завыл Дольф им вслед. – Вы пожалеете об этом предательстве!

Сквозь вой сирены послышался ответный лай волчицы:

– Я тебя не боюсь. Я боюсь его!

Дольф раздражённо гавкнул и повернулся к остальным членам стаи – Радду и двум другим рыжим волкам. Они скулили, лёжа на земле и накрыв передними лапами уши. Звук сирены пугал их, но не меньше они страшились своего вожака.

– Мы выдержим, – процедил сквозь сомкнутые зубы Радд.

Макс стоял на месте, приподняв одну лапу, и отчаянно хотел, чтобы сирена замолчала, но надеялся и на то, что вначале остальные волки унесут отсюда ноги.

Однако Дольф, трепеща от ярости, снова двинулся к Максу:

– Плевать! Мне не нужны эти предатели, – брезгливо бросил он. – Я хотел, чтобы все стали свидетелями моего триумфа, но если они настолько тупы, что не могут разглядеть твоих уловок, значит не заслуживают такой чести.

Максу показалось, что земля разверзлась у него под лапами. Силы покинули его, во всём теле пульсировала боль. Он обнажил зубы, чтобы показать непокорность, но знал: если Дольф прыгнет, он не сможет защититься.

И вдруг у него за спиной, перекрывая визг сигнализации, раздалось знакомое дерзкое: «И-и-йа-а!»

В воздухе мимо Макса молнией пронеслось что-то чёрное.

Крепыш!

Такс, прежде такой боязливый, бросился на Дольфа. Передние лапы опустились на плечи волка, а задними Крепыш стал изо всех сил царапать бока страшного зверя.

– Оставь в покое моего друга! – прогавкал такс и вцепился зубами в холку Дольфа.

Волк взвыл, задрав морду в небо, встал на дыбы и резко опустился на землю, отчего лапы Крепыша соскользнули с его спины. Но челюсти такс не разжал.

Дольф замотал головой и стал кружиться на месте. Тут Крепыш не удержался. Он отлетел в сторону, тявкнул и, кубарем прокатившись по каменистой земле, со звоном ударился о сетчатый забор.

– Крепыш! – пролаял Макс и поскакал на трёх лапах к своему другу. – Что ты делаешь? Я же сказал тебе не приходить сюда!

Такс приподнял голову и помотал ею, явно плохо соображая.

– Ты ведь не думал, что мы бросим тебя одного? – осведомился он.

Дольф с руганью накинулся на оставшихся при нём волков.

– Хватит дрожать! – заорал он, перекрикивая завывания сирены. – Вставайте. Помогите мне разобраться с этими щенками!

Радд мигом послушался и поднялся на лапы, поджав хвост. Двое других не спешили повиноваться.

Не успел Макс спросить, всё ли в порядке с Гизмо, и придумать способ бегства от волков на трёх лапах, как сирена замолчала.

Отсутствие шума сбивало с толку. В ушах у Макса продолжало пронзительно звенеть, но в окружающем мире, казалось, воцарилась полная тишина.

Потом послышался новый звук. Жутко громкий. Он напомнил Максу трубный глас, который издавал хоботом слон Мортимер из лаборатории «Праксис»; казалось, рёв какого-то гигантского зверя заполнил пространство между стеной и забором.

Все посмотрели в сторону дороги. Какие-то огромные ящики на колёсах двигались по ней туда, где стояли животные, вздымая клубы пыли в десять раз большего размера, чем койоты и волки.

«Это грузовики», – догадался Макс.

Сигнализация сработала.

Люди ехали сюда.


Глава 20 Опасный план | Дорога к дому | Глава 22 Некуда бежать







Loading...