home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17

Страна койотов

Дорога к дому

В свете, падавшем сквозь дверной проём, обрисовалась фигура какого-то животного. Голова формой напоминала волчью, с большими заострёнными ушами. Лопоухость зверя выглядела бы смешной, если бы не его обнажённые клыки и хитрый взгляд жёлтых глаз.

Незваный гость вошёл в магазин, двери закрылись. Медленно и осторожно «покупатель» продвигался к стойке с кассой, принюхиваясь к запахам Макса, Крепыша и Гизмо.

Шерсть у него была светло-коричневой, взлохмаченной, рыжеватой на лапах и по бокам морды. Пушистый хвост с чёрным кончиком тревожно задран вверх, а тело сухощавое и мускулистое.

Койот.

Макс слышал истории о диких койотах. Эти разбойники не стеснялись залезать во дворы и воровать скотину, даже некрупных собак и кошек. Они отличались умом и бесстыдной наглостью, а их пронзительный вой наводил страх на всех, кто его слышал.

И вот койот находился прямо здесь, совсем рядом с Максом и его подходящими для закуски маленькими приятелями.

– Привет! – осторожно окликнула незнакомца Гизмо, выходя из-за стойки.

Макс куснул её за хвост, пытаясь затащить обратно в укрытие, но йоркширка развернулась и шлёпнула его лапой по носу.

– Это всего лишь ещё один зверь, к тому же самка, – прошептала она. – Может быть, мы уговорим её не нападать на нас.

– Гизмо, погоди, она…

Но терьерша уже убежала.

Услышав лай Гизмо, койотша замерла. Она остановилась у разорванных пакетиков от вяленого мяса и направила вперёд уши.

Йоркширка вступила в полосу тусклого света и медленно вильнула хвостом.

– Привет, – повторила она. – Я Гизмо. Тут твоя территория?

Койотиха облизнулась, потом обнажила острые зубы.

Гизмо замерла в нерешительности, приподняв одну лапку.

– Гм, мои друзья и я, включая моего очень большого и сильного друга Макса, просто зашли сюда отдохнуть, – проговорила она, ощетинившись. – Мы скоро уйдём.

С челюстей койота потекла слюна. Крупная капля упала на разорванные упаковки от мяса. Зверь напрягся, приготовившись к атаке.

Тут из-за стойки выскочил Крепыш и с громким лаем стал носиться вокруг Гизмо.

– Ты её не съешь! – вопил такс. – Убирайся отсюда! Вон!

Макс тоже выбрался из укрытия и пошёл на выручку друзьям. Вздыбив шерсть на загривке и оскалив зубы, он грозно рычал, и рык поднимался из самой глубины его существа.

Койотиха сделала то, чего он не ожидал.

Она запрокинула голову, открыла пасть и издала пронзительный крик: «Йи-йи-йи!», эхом отразившийся от стен магазина.

Снаружи ей ответил другой койот, за ним ещё один, и ещё.

Потом самка койота медленно опустила голову и встретилась взглядом сверкающих глаз с Максом. Она угрожающе шагнула вперёд и произнесла:

– Вы на нашей территории. И окружены. Идите за мной.

Крепыш, тяжело дыша, остановился и зарычал на возвышавшуюся над ним койотшу:

– А если мы не пойдём? Что тогда?

Койотша медленно опустила голову и оказалась нос к носу с Крепышом. От её дыхания разило гнилью.

– Тогда мои приятели ворвутся сюда, – прорычала она, – и раздерут вас на куски!

– Ладно. – Крепыш, поджав хвост, отступил назад. – Это убедительный аргумент.

Зверюга выпрямилась, снова глянула на Макса и просто сказала:

– Пошли.

Макс заколебался, взгляд его заметался по сторонам. Койоты загнали их в угол. Выйдя на улицу, они столкнутся с остальной стаей, но, по крайней мере, получат простор для манёвра.

Опустив хвост, чтобы изобразить покорность, Макс двинулся к выходу. Койотша рыкнула на него, когда он проходил мимо, но не двинулась с места – просто наблюдала, как пёс протолкнулся сквозь дверь и придержал створку для Крепыша и Гизмо.

Трое друзей стояли на крыльце. Поднялся ветер. Внизу на растрескавшейся от сухости земле расположились ещё пять диких койотов. Они были похожи на самку фигурами и расцветкой, только у одного было порвано ухо, а у другого через глаз шёл шрам.

Скрипнула дверь, койотша вышла из магазина, отпихнула плечом Макса, спрыгнула вниз со ступенек и встала рядом с кривым на один глаз самцом.

– Чутьё тебя не обмануло, Остроглазый, – пролаяла она. – Я нашла этих нарушителей границ – трёх домашних псов.

Самка с рваным ухом щёлкнула челюстями:

– Двое маленьких пойдут на закуску. А тот, что покрупнее, будет главным блюдом на нашем пиру.

Остальные койоты, за исключением Остроглазого и самки, которая нашла их, завыли и затявкали.

– Тихо! – рявкнул Остроглазый, не отрывая взгляда от Макса. – Тебе известны правила, Лунный Восход.

Корноухая самка обнажила зубы и сердито поскребла землю лапой, но ничего не ответила.

Макс высоко поднял голову и вышел вперёд.

– Чего вы от нас хотите? – спросил он. – Мы ничего плохого вам не сделали и не хотим драться.

Остроглазый злобно рассмеялся и повернулся к своей соседке:

– Колючка, неужели эти голодные псы думают, что мы их боимся?.

– Они считают себя очень сильными, – зарычала та. – Вот эта мелкая обращалась ко мне на равных. А длинный вообще хотел прогнать меня. Они не так просты.

– Правила гласят, что только Костолом и Тень могут решать, что делать с важными нарушителями границ, – протявкал Остроглазый. – Они должны пойти с нами.

Крепыш сел и откашлялся:

– Знаете, я лично с ними не знаком, но уверен, Костолом и Тень очень заняты, раз они главари вашей шайки. Так почему бы вам просто не отпустить нас и не возобновить охоту, на кого вы там охотились?

– Кроликов теперь стало мало, – ответила Колючка, вздыбив шерсть на загривке. – Вот почему мы так рады вашему появлению – вполне возможно, вы станете нашим ужином. А теперь пошли!

Все койоты шагнули вперёд и с рычанием обступили собак.

– Давайте пока выполним то, что они просят, – прошептал Макс. – Мы от них улизнём.

Крепыш и Гизмо прижались к вожаку, и все втроём они спустились по ступенькам с крыльца. Шестеро койотов окружили их, места впереди заняли Колючка и Остроглазый.

Койоты, находившиеся сзади, покусывали Макса за пятки. Собаки под конвоем обошли обветшалые здания городка и направились на юг, в пустыню. Лачуги с ржавыми крышами и кучи лома сменились высокими колючими кактусами и низкорослыми шипастыми кустами. Отдалённые утёсы становились ближе, а рельсы, по которым собаки надеялись добраться до стены, удалялись.

– Не пора ли нам дать дёру? – прошептал Крепыш.

– Пока нет, – ответил Макс. – Тут негде спрятаться.

Гизмо повесила уши и хвост.

– Простите, что я сказала «привет» Колючке, – проговорила она. – Я думала, если вести себя дружелюбно, это поможет.

– Откуда тебе было знать, чем всё это обернётся, – утешил её Макс. – И она всё равно нашла бы нас по запаху.

– Пусть так, – не унималась йоркширка, – мне следовало проявить осторожность.

Идущая впереди Колючка резко развернулась, подняв вокруг себя облако пыли.

– Не разговаривать! – рявкнула она.

Собаки стиснули челюсти и выстроились в колонну.

Шли они долго. Наступила ночь. Палящее солнце наконец-то скрылось за горизонтом, и на пустыню неожиданно опустилась прохлада. Как и прошлой ночью, когда собаки благополучно ехали на поезде, небо было безоблачным, серебристая луна ярко освещала каменистую землю и торчавшие кое-где растения.

Койоты замедлили шаг и приблизились к двум большим плоским камням, на которых, насторожённо приподняв головы и навострив уши, лежали две тёмные фигуры. Земля внизу была усыпана костями какого-то животного, дочиста обглоданными. Кто стал жертвой койотов, Макс определить не мог, ясно было только, что этот зверь крупнее лабрадора.

Колючка и Остроглазый остановились перед собаками, а остальные конвоиры выстроились в ряд позади пленников. Макс по запаху чуял, как они голодны. «Ох, не к добру это, не к добру», – думал пёс, ощущая трепет во всём теле.

– Костолом! – протявкал Остроглазый. – Тень! Мы поймали нарушителей границ на нашей земле. И, повинуясь вашему приказу, доставили их к вам.

Одна из тёмных фигур поднялась на лапы, потянулась и, открыв смертоносную пасть, зевнула. Потом зверь соскочил с камня и тяжело приземлился рядом со скелетом, зубами отломил от него кость и двинулся вперёд.

– Костолом, – в один голос произнесли Колючка с Остроглазым и склонили головы.

Вожак койотов прошёл мимо них, не сказав ни слова и не спуская сверкающих глаз с Макса. Он был крупнее и упитаннее остальных членов стаи; как и Дольфа, его во множестве покрывали шрамы. Одна застарелая рана пересекала почти всю его морду, начинаясь от середины лба.


Дорога к дому

Грызя кость, Костолом медленно обошёл Макса, Крепыша и Гизмо, обнюхивая их на ходу и фырча. Он ткнул носом такса с такой силой, что тот едва устоял на лапах.

Макс держался прямо, не желая выказывать страха. Нужно дождаться подходящего момента для побега, уберечь от опасности Крепыша и Гизмо. Он не позволит койотам причинить вред своим друзьям.

Окончив проверку, Костолом остановился рядом с Максом и выплюнул изглоданную кость на землю.

– У вас на шеях – ремешки, знак человеческой власти над вами, – низким хриплым голосом проговорил койот.

Макс не сразу понял, что тот имеет в виду ошейники.

– Да, – ответил он, – их дал нам человек.

– Значит, вы домашние питомцы. – Последние слова Костолом произнёс с отвращением. – Пленники двуногих извергов. Но люди в том городке, где мы вас нашли, перестали держать в домах животных, потому что мы утащили у них много собак и кошек. Они поняли, что наш аппетит не всегда удовлетворяется кроликами, полёвками и ящерицами, особенно в такое скудное время.

– Мы не из этого городка, – уточнил Крепыш.

Костолом резко повернул к нему голову и зарычал, а потом обратился к Максу:

– Ты позволяешь членам стаи говорить за себя? – спросил он таким тоном, будто не мог в это поверить. – К тому же такому коротышке?

– Эй! – крикнул такс.

Макс сделал шаг вперёд.

– Мы говорим на равных, – вступился он за Крепыша. – И, как сказал мой друг, мы не здешние. Просто шли мимо по пути на запад, к стене.

Костолом вытаращил глаза.

– К стене? – удивился он и, обернувшись, крикнул Тени: – Ты слышала, подруга?! Собаки хотят попасть к стене!

– Ха! – гавкнула с камня Тень. – Собаки. Чего от них ждать!

Остальные койоты, подвывая и задирая вверх морды, дружно расхохотались: «Йи-йи-йи». Их голоса слились в насмешливый хор и разнеслись по пустыне. Издалека откликнулась другая стая.

Тень спрыгнула с камня, подошла к Костолому и встала между Колючкой и Остроглазым. Она обнюхала собак и наморщила нос.

– Что же нам с вами делать? – проговорил Костолом, расхаживая перед собаками и подёргивая хвостом. – Тень, дорогая моя, скажи, чего бы ты хотела?

Та шагнула к Гизмо и, опустив голову, лизнула терьершу в лоб между мохнатыми бровями.

– Я считаю, надо их отпустить.

Гизмо задрожала и сжалась, чтобы стать как можно меньше.

Крепыш шумно выдохнул от облегчения:

– Вы нас отпустите?

Тень повернулась к таксу и вильнула хвостом:

– Разумеется, малыш. Я отпущу вас… и вы отправитесь… прямо ко мне в желудок.

Восемь койотов взяли собак в кольцо и стали сжимать его. Они дико сверкали жёлтыми глазами, скалили зубы и, упиваясь запахом собачьего страха, издавали зловещий хохот, от которого Макса пробирал холодок. Он глянул на Крепыша – того била нервная дрожь, потом на Гизмо. Терьерша, судя по всему, ничуть не боялась и в этот критический момент обдумывала план бегства.

И тут Гизмо заговорила.

– О, тогда, полагаю, другим собакам достанется больше кроликов, – громко заявила она.

Гизмо сделала это так спокойно и уверенно, что стая койотов замерла на месте. Тень, навострив большие уши, посмотрела на йоркширку с интересом.

– Кроликов? – переспросила она. – В наших краях их очень мало. Мы уже давно пытаемся раздобыть эту вкуснятину. Где ты видела длинноухих?

Гизмо плюхнулась на живот и шумно вздохнула.

– Вас это не касается, – негромко проговорила она, уткнувшись носом в пыль. – По крайней мере, другие собаки не останутся без кроликов.

– Гм, я что-то упустил, верзила? – прислонившись к Максу, тихо полюбопытствовал Крепыш.

– Помнишь, что говорила Гиз в паровозном музее? Она учится у настоящих мастеров.

Ни один из койотов не обратил внимания на Макса и Крепыша. Сейчас их занимала только Гизмо.

– Я требую, чтобы ты сказала нам, – пролаял Костолом, свирепо скалясь, – где кролики?! Нам казалось, люди давным-давно увезли их.

– Ящерицы у меня уже поперёк горла стоят, – простонала Лунный Восход, но вид у неё при этом оставался хищный. – Я хочу кролика.

Гизмо приподняла голову.

– Думаю, все вы слышали, что люди – то есть двуногие изверги – согнали за стену кроликов со всей округи. И скрещивают их там, чтобы вывести более толстых и сочных. Такие кролики – настоящее лакомство для мясоедов! – Она опустила ушки. – Вот почему мы идём к стене. Печально, что за всю жизнь я ни разу не попробовала мясистого кроличьего уха.

Койоты скривились.

– Уха? – переспросила Колючка.

– То есть бёдрышка, – поправилась Гизмо. – Бёдрышка, верно? Да, об этом я и говорю.

Остроглазый зарычал и стал возбуждённо ходить кругами.

– Ну и что с того, что кролики есть за стеной? – протявкал он. – Мы всё равно не можем туда попасть.

– Если только… – Гизмо подняла взгляд к ночному небу. – Нет, ничего.

Тень согнула передние лапы, приподняла зад и оказалась нос к носу с йоркширкой.

– Тебе что-то известно, да, малышка? Скажи нам.

– Ну, – заговорила Гизмо, не смущаясь близостью койотской морды, – нас послал туда пёс по имени Пятнистый. Он уже прорыл ход под стеной. И этот ход ведёт прямо к кроличьей клетке. Она размером с весь соседний городок, и кролики в ней кишмя кишат. Их так много, что они сидят друг на друге в три ряда!

Стаю койотов охватил восторг. Звери разомкнули кольцо и стали наскакивать друг на друга и кусаться, полубезумные от голода.

– Мы будем пировать там вечно! – провыла, обращаясь к звёздам, Лунный Восход.

Костолом встал над Гизмо, истекая слюной и бешено вращая глазами. Макс едва удержался от порыва прыгнуть и встать стеной между йоркширкой и койотом. Но положился на свою маленькую подругу – она не дрогнула и держала ситуацию под контролем.

– Скажи нам, где это место, – потребовала Лунный Восход. – Вы трое такие тощие, и мясо у вас жёсткое, невкусное. Мы предпочитаем кроликов.

Гизмо встала и повернулась спиной к вожаку койотов.

– Вы хотите, чтобы мы всё вам рассказали, а потом убьёте нас и сами слопаете всех этих восхитительных жирных кроликов? Ну уж нет, спасибо.

– Мы только наедимся досыта, – сказал Костолом.

– А вы умрёте быстро, – пообещала Тень.

Крепыш плотнее прижался к Максу и буркнул:

– Обалдеть!

– Так не пойдёт! – заявила Гизмо. – Хотя, если вы пообещаете, что отпустите нас, когда доберёмся до места, мы отведём вас к потайному ходу.

– Хмм… – протянул Костолом.

Вожак койотов попятился от Гизмо. Он тявкнул, остальные члены стаи столпились вокруг него. Они лаяли и рычали друг на друга, решая, что делать.

Гизмо дрожала, стоя рядом с Максом, и медленно, едва заметно дышала.

– Думаю, они попались, – тихо проговорила она.

– Я не мог бы справиться лучше! – Крепыш потёрся носом о шею подруги. Потом посмотрел на койотов. Их лай становился всё более визгливым, они скакали и яростно спорили. – Гм, не пора ли сматываться, пока они не обращают на нас внимания?

– Ещё рано, – возразил Макс. – Мы на открытой местности. Надо подождать, присмотреть место, где можно спрятаться.

– Хватит! – рявкнул Костолом, перекрывая голосом визг и тявканье остальных койотов. – Я решил. Пошли.

Вместе с Тенью он снова приблизился к собакам.

– Мы позволим вам отвести нас к этой дыре и кроликам, – объявил он, высоко задрав хвост.

Гизмо выставила наружу язык и радостно завиляла хвостом:

– И после этого отпустите нас, да?

Костолом заколебался. Вместо него ответила Тень:

– О да, конечно.

Ложь. Как и враньё Гизмо про кроликов.

Однако бежать нашим друзьям было некуда. И они вынужденно согласились на эту нечестную сделку. Подталкиваемые сзади носами Костолома и Тени, собаки повели стаю истекавших слюной, жаждавших крови койотов на запад, к стене.

Гизмо выгадала немного времени, и теперь Максу предстояло придумать, как обхитрить злобных койотов и навсегда избавиться от них. Есть за стеной кролики или нет – не имело значения. Как только все они окажутся у потайного хода, койоты расправятся со своими пленниками.


* * * | Дорога к дому | Глава 18 Бегство в каньоне







Loading...