home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 1

Змея в траве

Дорога к дому

Макс проснулся и обнаружил что-то влажное и кожистое под самым носом. Пёс открыл глаза и увидел чьи-то большие карие глаза, смотрящие на него в упор.

От удивления Макс гавкнул и отдёрнул голову.

– Ахх! – тявкнул странный зверь и тоже отпрянул. Тут Макс понял, что это не кто иной, как его маленький приятель, такс по имени Крепыш. Тот уселся среди высокой травы нос к носу с Максом и напряжённо наблюдал за сном вожака.

– Что ты делаешь? – удивился лабрадор.

– Проверяю, всё ли с тобой в порядке, – ответил такс и игриво вскочил на спину друга, будто это не он только что напугал их обоих. – Гизмо попросила меня остаться и присмотреть за тобой.

– Да что со мной может случиться? – недоумевал Макс.

Крепыш спрыгнул с плеча лабрадора и приземлился в траву прямо перед его носом.

Разбуженный пёс вспомнил свой сон – блестящее серебро, невыносимый жар, чёрные тучи – и вздрогнул.

– Что тебе снилось? – спросил Крепыш, вскинув голову. – Надеюсь, ничего такого ужасного?

– Ничего ужасного, – подтвердил Макс и встал на лапы. – Я в порядке, не волнуйся.

Было утро, солнце ещё не поднялось высоко в небо. Ночь трое друзей провели у шоссе, на поле, где стояли рядком стога сена, а вдоль дороги рос низкий кустарник. Днём собаки пересекли почти пустой город. Раньше они заночевали бы в каком-нибудь из заброшенных домов, отдохнули бы там денёк-другой, вместо того чтобы спать на улице.

Но теперь им нигде нельзя было задерживаться дольше необходимого. Стая злобных волков во главе с неутомимым мстительным Дольфом шла за ними по пятам, а путь им предстоял неблизкий, прежде чем они найдут своих родных.

Макс настоял, чтобы остановка в безлюдном городе была краткой – только для поисков воды и пищи. Потом они потопали дальше по шоссе и не давали себе передышки, пока не свалились с лап от усталости.

– Где Гизмо? – спросил Макс, направляясь к шоссе.

– Пошла прогуляться, – сообщил Крепыш. Макс едва видел своего приятеля – два пса пробирались сквозь высокую траву, которая успела снова вырасти после сенокоса. – Думаю, нашей подруге тоже приснилось что-то нехорошее. А что видел во сне я? Я грезил о том, что окажусь в стране собачьих шариков, верзила. Дороги там были вымощены ими, и росли сосисочные деревья, и… текла река из мясной подливки! Ты когда-нибудь пробовал её? – Язык такса свесился из узкой пасти, с него потекла слюна. – Вожак стаи однажды сбрызнула подливкой мою еду. О, приятель, это было великолепно!

В животе Крепыша громко заурчало, и таксик искоса глянул на Макса.

– Думаю, я немного проголодался, – признался он.

В ответ лабрадор ободряюще лизнул спутника в чёрный лоб:

– Не беспокойся, я уверен, скоро мы доберёмся до другого города. И там найдём себе какую-нибудь еду.

Впереди вот-вот должно было показаться шоссе. Вообще, это была небольшая дорога – всего две полосы, разделённые узким травяным газоном. За ней тоже тянулось пустое поле, окаймлённое деревьями, и поблизости никаких строений – ни домов, ни амбаров, ни коровников.

Макс услышал, что кто-то лакает воду. Он прибавил шагу и тут же ступил в мелкую канаву, тянувшуюся вдоль шоссе; из неё пила Гизмо.

Чёрно-коричневая йоркширская терьерша посмотрела на Макса с Крепышом и не слишком приветливо, вполсилы вильнула хвостом:

– Доброе утро, мальчики. Я нашла эту лужу. Она немного мутная, но не так уж плоха.

Макс кивнул и сделал несколько глотков воды. Гизмо была права: на зубах от этого питья заскрипел песок, но горло так пересохло, что жаловаться не приходилось.

Пока Крепыш утолял жажду, Макс изучающе смотрел на йоркширку.

– Ты отправилась гулять в одиночку? – спросил он. – Надо быть осторожнее. Нас преследуют волки.

Гизмо опустила уши и отвернулась.

– Да знаю, – уныло проговорила она. – Просто мне приснилась Белл, вообще, это был настоящий ночной кошмар. Грустно стало, и я захотела немного развеяться.

Колли по имени Белл Макс и его друзья разыскали по просьбе старой австралийской овчарки – Босса. Этот пёс героически отдал жизнь ради спасения других собак, и его последним желанием было передать привет своей подруге Белл, чтобы кто-то ей сказал, что он помнил её и никогда не бросил бы по своей воле. Трое приятелей нашли колли в грязном полуразвалившемся особняке в Батон-Руже, но несчастная Белл почти обезумела от одиночества. Им пришлось немало постараться, чтобы убедить Белл покинуть обветшалое жилище и начать новую жизнь в компании с другими собаками.

– Теперь у неё есть друзья, – напомнил Макс. – Джорджи, Флетчер и Белыш. Она не одна. К тому же доктор Линн обещала, что люди скоро вернутся, помнишь?

– Я знаю, – повторила Гизмо. – Но что будет, если люди решат не возвращаться? Или если они найдут Белл – что станет с её друзьями? – Йорки печально повесила голову.

Крепыш, облизываясь, отошёл от лужи:

– Вы оба сегодня жутко мрачные. Куда подевалась моя болтливая неунывающая Гиз? И наш бесстрашный неутомимый вожак Макс? – Выбежав на дорогу, такс посмотрел на своих друзей и пролаял: – Больше никакой скулёжки, ребята! Двинемся дальше!

Макс откликнулся на этот призыв весёлым лаем, хвост Гизмо сам собой завилял. Лабрадор и йоркширка галопом поскакали к Крепышу, направляясь по дороге на запад, в противоположную от восходящего солнца сторону.

– Ты прав, – сказала Гизмо. – Сегодня отличный денёк для прогулки. Вот бы нам встретить кого-нибудь. Надеюсь, так и случится.

Крепыш трусил рядом с подругой.

– Знаешь ли, прогулки длиной в целый день – не моё любимое развлечение, но пока ты со мной, оно того стоит.

– Ах! – отозвалась йоркширка, ткнула такса головой в бок и благодарно лизнула.

«Крепыш дело говорит», – подумал Макс. Конечно, их путешествие нередко оказывалось утомительным, и присутствие друзей очень помогало.

Впереди, на поросшей травой разделительной полосе Макс заметил машину. Она была наполовину скрыта высокой травой, обляпана грязью и засыпана листьями. Пёс уже привык встречать на пути подобные знаки былого человеческого присутствия – ржавые и пустые.

Путешествие началось для лабрадора несколько месяцев назад, когда он оказался в одиночестве, запертым в клетке. Кончились вода и корм, тут его и освободил Крепыш, а сам Макс узнал об исчезновении людей. Все они куда-то уехали, оставив домашних питомцев на произвол судьбы. Птицы тоже улетели.

Макс знал: его родные – Чарли, Эмма и их родители – ни за что не бросили бы его, будь у них выбор. И пёс решил любой ценой отыскать свою человеческую семью.

Потом они с Крепышом встретили Дольфа. Злобный серый волк был вожаком стаи. Один из волков напал на Крепыша – попытался украсть у такса еду, Макс защитил своего маленького спасителя, и тогда Дольф поклялся, что выследит дерзкого пса и заставит его заплатить за нанесённую волкам обиду.

Приятели пересекли уже полстраны, а Дольф продолжал идти за ними по пятам.

Теперь Макс, тихий и настороженный, трусил по шоссе позади увлечённых дружеской беседой Крепыша и Гизмо. Лабрадор задрал вверх морду и принюхался. Пыльца. Сорная трава. Влажная почва. Мох и грибы. Плесень. Резкий запах невидимых белок и кроликов.

Волков нет. Пока что.

И тем не менее Макс не ослаблял внимания. Дольф всегда настигал их, рано или поздно.

– Эй, глядите! – пролаяла Гизмо.

Макс посмотрел вдаль и увидел маячок.

Янтарный огонёк горел на перекладине маленького барьера в белую и оранжевую полоску, какими перекрывают дороги. Такие загородки с маячками друзья встречали и в других местах – они служили для них указателями.

– Ура! – Крепыш стал носиться кругами от восторга. – Мы на верном пути. А раз так, может, нам не нужно носить ошейники.

– По-моему, ты в своём красном очень красивый, – сказала Гизмо.

– Спасибо! – Такс вильнул хвостом. – А зелёный подходит к твоим глазам.

– Правда? – Гизмо распахнула глаза пошире.

– Точно, – подтвердил Макс. – Вы оба выглядите отлично. Ну, насколько это возможно в нашей ситуации.

– Не напоминай! – простонал Крепыш. – Помнишь тот день с доктором Линн? Когда нас всех выкупали и обласкали? – Он вздохнул. – Было так приятно!

– Да, – согласился Макс и пошёл вперёд. – Скоро мы снова с ней встретимся. Будем идти по её следам, она нас найдёт, и мы будем вместе!

Металлическая бляшка на ошейнике лабрадора тихо звякнула, будто одобряя сказанное. Стоило псу забыть об этом «украшении», как узкий ремешок напоминал о себе: начинал тереть шею или цеплялся за какую-нибудь ветку. Раньше Макс ошейников не носил, у него и Крепыша под кожу были вшиты маленькие электронные чипы. Ветеринары могли просканировать их и узнать, где живут собаки и какие у них клички.


Дорога к дому

Но в этих новых ошейниках имелись специальные устройства слежения, с помощью которых доктор Линн, когда настанет время и собакам можно будет встретиться с хозяевами, определит местонахождение Макса, Крепыша и Гизмо.

Доктор Линн была учёным, вожаком стаи давней подруги Макса, лабрадора по кличке Мадам Кюри. В самом начале путешествия Мадам посоветовала Максу следовать за символом из трёх колец, чтобы найти вожаков своей стаи.

Этот знак привёл троих приятелей в научную лабораторию. Оказалось, что три соединённых в ряд кольца – символ «Праксиса» – вируса, который был выведен, чтобы помогать людям с заболеваниями мозга, но вместо этого перекинулся на зверей. Для домашних и диких животных он не представлял угрозы, однако быстро мутировал и стал опасен для человека, а это означало, что людям больше нельзя было общаться со своими питомцами, и они вынуждены были уехать.

Свинья по имени Гертруда подвергла собак воздействию электричества в надежде сделать их такими же умными, как она сама. Электрические разряды активировали вирус «Праксис», в результате мозг собак трансформировался, и трое приятелей обрели способность читать и понимать человеческую речь, как Гертруда. Свинья сказала Максу, Крепышу и Гизмо, чтобы они повсюду искали бело-оранжевые барьеры с мигающими маячками. Следуя по этим указателям, собаки двигались всё дальше на юг. Наконец они нашли доктора Линн – добрую старушку в широкополой соломенной шляпе.

Доктор Линн вымыла собак, накормила и приласкала, а заметив, что они её понимают, рассказала о своём намерении найти средство, которое позволит всем людям вернуться домой. Раз вирус в телах трёх собак перешёл в следующую стадию развития, Макс, Крепыш и Гизмо перестали быть заразными для людей, а потому перед отъездом доктор Линн надела на них ошейники и обещала в скором времени найти своих новых четвероногих друзей.

Оставшись без доктора Линн, собаки продолжили путь. Измученные усталостью и голодные, со сбитыми лапами, они не теряли надежды на встречу с родными.

Солнце поднялось выше на небосклоне, стало жарко. Гизмо напряжённо замерла посредине дороги, мохнатые уши йоркширки встали торчком.

Крепыш остановился рядом с подругой, отчаянно крутя головой во все стороны.

– Что это? – тревожно прошептал такс. – Дольф? Еда? Или Дольф жрёт кого-то?

– Всё в порядке? – спросил Макс.

– Ш-ш-ш. – Гизмо легла на живот и поползла к траве разделительной полосы. – Стойте очень, очень тихо.

Макс, ничего не понимая, уселся рядом с Крепышом и принялся следить за тем, как йоркширка осторожно продвигается к зарослям травы. Она остановилась на самом краю асфальта, подняла лапу и шлёпнула ею неизвестно по чему.

Из травы на дорогу вылетело что-то похожее на длинную гладкую палку и быстро поползло прочь от Гизмо.

– Что там? – нервно спросил Крепыш.

Терьерша вскочила на лапы и яростно замахала хвостом.

– Змея-подвязка![1] Я люблю таких. – Она обернулась к Крепышу и Максу: – Давайте поймаем её!

– Что? – не понял такс и посмотрел на вожака. – Зачем нам ловить змею?

Но лабрадора мигом охватили воспоминания о вольной жизни на ферме, когда он был ещё щенком и жизнь казалась простой, как ясный день. В сумерках он, бывало, шнырял по лугу и гонялся за безобидными ужиками, ловил их и отпускал, а иногда приносил извивающуюся добычу вожакам стаи, которые при виде «подарка» визжали от ужаса и восторга.

– Кто откажется от такой забавы? – пролаял Макс Крепышу, снялся с места и полетел за Гизмо. – Давай!

Змея, извиваясь, убегала от йоркширки по самому центру дороги; её тело ярко выделялось на фоне тёмного асфальта. Гизмо прыгнула вперёд, чтобы запятнать беглянку – стукнуть лапой по хвосту.

– Не бойся, – протявкала она вслед удиравшей змее. – Мы хотим только поиграть!

Змея не ответила, молниеносно высунула язык и устремилась дальше.

Макс быстро нагнал Гизмо. Совершив длинный прыжок, пёс приземлился перед змеёй, опустил голову и осторожно взял беглянку в зубы. Бедняжка беспомощно извивалась в пасти ловца и пыталась обмотать хвостом его морду.

Задрав нос кверху, Макс с видом победителя гарцующим шагом описал широкий круг на асфальте.

Гизмо подскакивала на месте.

– Ой! Ты обыграл меня! – воскликнула она. – Но было весело! Спорим, если отпустишь змею, я поймаю её первой.

Недовольно наморщив нос, Крепыш вразвалочку подошёл к друзьям:

– Макс, приятель, ты что, и правда взял эту гадость в рот? Ты ведь не знаешь, где она ползала!

Макс аккуратно опустил змею на землю и позволил ей уползти в траву.

– Не могу поверить, что ты никогда не ловил змей, – сказал он Крепышу. – Это всё равно что гоняться за живой палкой.

– Вы оба не в себе, – заметил такс.

Гизмо игриво пихнула его головой и снова погналась за змеёй:

– Ты говоришь так, потому что знаешь: тебе её не поймать!

– Ох, да неужели? – отозвался Крепыш. – Ну что ж, берегись, я иду!

Макс радостно загавкал, Гизмо снова напугала змею, и собаки втроём кинулись вдогонку. На несколько весёлых минут все тревоги по поводу Дольфа и пропавших людей развеялись. Наконец зажатая в зубах такса змея быстро лизнула воздух языком и прошипела:

– Друзззья, это было весссело.

Крепыш от испуга выронил ужика, тявкнул и отскочил.

Подняв голову, змея кивнула собакам:

– Точччно, сссупер. Но вы разззве не зззаметили? Погода изззмениласссь. Я пошшшла.

Макс огляделся и увидел, что змея права.

На небе собрались облака, белые и пушистые на переднем плане, а дальше – набухшие, тёмно-серые. Поднялся порывистый ветер. Воздух казался душным и как будто наэлектризованным, потрескивал на шерсти, щипал кожу. Они так увлеклись игрой в догонялки, что ничего не заметили.

– Приятно было познакомиться! – сказала змее Гизмо. – Спасибо, что позволила поиграть с тобой.

Вместо ответа змея хлестнула воздух языком и поползла к полю.

– Только не говорите мне, что сейчас пойдёт дождь! – простонал Крепыш, глядя в темнеющее небо. – Я не в настроении мокнуть.

– Может, укроемся от дождя в лесу? – предложила Гизмо, ища взглядом одобрения у Макса.

– Нет, – покачал головой пёс. – Нам нужно идти дальше. Дольф рядом. Даже если немного намокнем, нам это не повредит. Кроме того, я, кажется, вижу впереди какой-то город.

У Макса подвело живот, только теперь он понял, как сильно проголодался. Если начнётся ливень, Дольф наверняка тоже будет искать, где укрыться. Вероятно, им хватит времени найти сухое место и раздобыть еду.

– Ладно, – будто прочитав Максовы мысли, заговорил Крепыш, – раз уж мы скоро найдём себе кормёжку, пошли. А то у меня уже голова немного кружится.

Макс открыл было пасть, чтобы ответить, но тут в небе прогремел гром.

Сначала пёс подумал, что начинается гроза. Но громыхание не прекращалось. Напротив, становилось громче и громче. Макс увидел, как улицы видневшегося в отдалении города заполняют какие-то тени, а за ними клубами вздымается пыль.

Он вспомнил огромные тучи тьмы из своего сна.

Гром превратился в рёв, земля задрожала, и Макс пролаял во всё горло:

– Бежим!


Пролог Серебряная стена | Дорога к дому | Глава 2 Паническое бегство







Loading...