home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


3

Юдита готова была настаивать, но Виктор и сам понимал, что совпадений слишком много, поэтому о своих подозрениях нужно сообщить полиции. Надежда на то, что Филип не пришел домой той ночью по каким-то иным причинам, растаяла. А то, что он услышал от Хоббса во время сеанса со Войтичем Скалой, перевернуло его взгляд на действительность.

Они отправились в приемную Романека. Покой профессора ревностно охраняла секретарша, жизнерадостная женщина средних лет, каждый день приезжавшая на работу из Млада-Болеслава. Чтобы убедить ее позвонить шефу, пришлось приложить немало сил.

В конце концов Романек вышел из своего кабинета. Его внешний вид потряс обоих. Профессор, обычно следивший за собой, выглядел так, будто спал в одежде на диване. Он явно не брился последние дни, лицо казалось исхудавшим.

– Заходите, – сказал он тусклым голосом.

В кабинете был хаос. Огромный стол завален бумагами и папками, повсюду расставлены полные пепельницы. На кушетке в углу лежало смятое одеяло, а по соседству на полу оставлен поднос с недоеденным завтраком. Пахло застоявшимся сигаретным дымом, несвежей едой и пылью.

Романек тяжело упал в свое кресло за рабочим столом и неясно махнул, приглашая Виктора и Юдиту сесть напротив.

– Прошу прощения, я не форме, – сказал он. – Принято думать, что я человек хорошего настроения. Так и есть. Но с тех пор как моя жена умерла, у меня периодически случаются эпизоды…

– Депрессии? – перебил его Виктор. – Есть лекарства…

– У меня гораздо больше опыта в области защиты психического здоровья, чем у вас, доктор Косарек. Это не депрессия, вы ошибаетесь. Моя болезнь называется по-другому: абсанс. Это эпилепсия без судорог, сознание на время отключается. Я не могу купировать начало приступа, но могу изолировать себя на этот период. Я согласился встретиться с вами только потому, что сейчас потихоньку прихожу в норму. Думаю, вы можете понять мое состояние.

– Конечно, – кивнул Виктор.

Романек позвонил и попросил секретаршу принести кофе.

– Чем могу быть полезен? – спросил он Косарека, сделав глоток.

Виктор рассказал профессору все, что знал о Филипе, включая тот факт, что его друг не вернулся домой в ту ночь, когда было совершено последнее убийство. Немного поколебавшись, он описал и то, что произошло во время сеанса со Скалой. При этом он почувствовал, как волнуется Юдита, которой он не успел ничего рассказать.

Романек раздраженно потряс головой, видимо, запутавшись в информации, которую обрушил на него Виктор.

– Так вы говорите, у вас есть два предположения? Что ваш друг, возможно, и есть Кожаный Фартук и что Скала совершал свои убийства, фигурально выражаясь, руками Хоббса?

– Хоббс проявился в Скале, Хоббс проявился в Дровосеке и мелькнул в личности Младека. Я не говорю о том, что он многолик, хотя это не будет неверным утверждением. Я говорю о том, что Хоббс – это Хоббс, воплощение зла в определенном обличье.

– Но это невозможно! Вы действительно полагаете, что ваш аспект дьявола в одной и той же форме проявляет себя в разных личностях? Я считаю это маловероятным, если не сказать больше.

– Я тоже так считаю, но я попытался рассказать вам, что произошло. – Виктор вздохнул с разочарованием из-за того, что ему не хватало компетенции аргументировать свою точку зрения. – Готов согласиться, что такого понятия, как аспект дьявола, не существует, но что же тогда это? Давайте вернемся к вашей теории психотического заражения. Физический вирус ведет себя одинаково в разных организмах, но Хоббс… не доказательство ли это того, что и ментальный вирус может действовать так же?

Романек задумался на мгновение, потер покрытый щетиной подбородок.

– Мисс Блохова, пожалуйста, расшифруйте запись этого сеанса как можно скорее и принесите мне. Доктор Косарек, а вам необходимо связаться с капитаном Смолаком и рассказать ему о вашем друге. И пока, я думаю, будет лучше, если вы приостановите сеансы наркосинтеза.

– Со Скалой? – спросил Виктор.

– Со всеми пациентами.

Виктор начал было протестовать, но Романек поднял руку, жестом остановив его. – Боюсь, я вынужден настаивать. Я не знаю, с чем мы имеем дело. Я не знаю, какой тип психоза заставляет разных пациентов проявлять одинаковую идентичность. В общем, пока я не прочитаю расшифровку последнего сеанса и пока не пересмотрю записи всех предыдущих, ваши исследования продолжать слишком опасно. Прошу извинить меня, Виктор.

– Но разве вы не понимаете, профессор? Единственный способ докопаться до сути – это установить контакт с Хоббсом – с аспектом дьявола или с чем-то, что проявляет себя таким образом. Только Хоббс может объяснить, что происходит.

– Ради бога, друг мой, – резко оборвал его Романек. – Вы слышите себя? Вы говорите о заблуждении, о частичке больного ума так, будто это реальный человек. Нет, я должен настаивать на том, чтобы вы больше не проводили сеансов. Сейчас необходимо сосредоточиться на том, чтобы помочь полиции найти вашего друга.


предыдущая глава | Аспект дьявола | cледующая глава







Loading...