home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 41

Джессика ничего не понимала. Руки увязли в каком-то желе, двигаться становилось всё сложнее. На минуту даже показалось, что она, словно муха ползёт по потолку. Что-то постоянно отталкивало её назад, тоннель не кончался. Сзади кряхтела Эльва.

— Портал нестабилен. Пора возвращаться.

— Нет.

— Джессика, ты опять не слушаешься. Попадём в беду.

Нору трясло, жуткий поток ветра всё время сносил их назад, Джессика уже не понимала, в какую сторону движется. Пол тоннеля покрылся скользкой ледяной коркой.

— Я возвращаюсь, дрянная девчонка. Не хочу погибнуть в этом омуте.

— Дай мне Зиленштайн и вернись к алтарю. Я сделаю всё сама.

— Ты хоть понимаешь, что…

Джессика обернулась к Эльве.

— Давай сюда Зиленштайн и отправляйся к алтарю, удержи портал в равновесии.

Крепко выругавшись, старуха начала пререкаться. Но Джессика не отставала.

— Дай мне Зиленштайн, чёрт тебя побери!

Что-то грузное покатилось по ледяному полу. Джессика, ориентируясь на звук, резко опустила руку. Зиленштайн! Холодный, круглый как яйцо камень, слегка обжигающий ладонь там, где частицы души задевали поверхность. Раздался жуткий свист, она почувствовала как Эльву отбросило назад. Вихрь подхватил Джессику, стало трудно дышать. В глазах потемнело, последней мыслью было не выпустить Зиленштайн из руки.

Очнувшись, Джессика поняла, что находится посреди брусчатой мостовой. Проходившие мимо люди не обращали на неё никакого внимания. Кто-то бросил мелкую монету. Рядом лежали несколько медяков и краюха хлеба размером с ладонь.

Сморщенная, словно изюм, вся в чёрном старуха, преследовала какого-то богато-одетого господина, сложив руки перед собой.

— Por favor, por favor, se~nor[31].

— Убирайся прочь, проклятая попрошайка.

Грубиян резко толкнул старуху, та свалилась рядом с Джессикой. Увидев хлеб, она снова сложила руки и преклонив голову, начала клянчить. Джессика протянула ей краюху. Старуха вгрызлась в неё, с жадностью выедая мякоть. Сглодав кусок почти до корки, она вытерла рукавом сизые губы.

— Спасибо, внучка. Только зря мы тут с тобой сидим. Скоро казнь. Толпа никогда не бывает столь щедрой. Пошли за мной.

Она схватила Джессику и потащила вдоль грязных улочек. Поворот, арка, ещё поворот, аллея, канава. Наконец они очутились на огромной, забитой народом площади.

— Всё готово к казни. Сейчас поведут несчастную. А ты стой и наблюдай. Пока грешницу не сожгут дотла, о милостыне нечего и думать. Люди будут слишком заняты редким зрелищем. Чего доброго могут и поколотить. Но как только всё закончится, смело приставай и к богатым, и к бедным. В такие дни каждый думает о своей грешной душе. Многие будут рады откупиться парой монет.

Старуха нырнула в толпу и потерялась в ней. Джессика пыталась продвинуться ближе к деревянному помосту, на котором возвышалась целая гора дров. Было холодно, сквозь свинцовые тучи тускло мерцало солнце. Толпа заволновалась. Джессика немедленно насторожилась. Если получится — она заколет ведьму перед самым костром. Джессика поймала себя на мысли, что в этот раз всё было по другому. Куда подевался вход в нору? Она совсем не запомнила место, где очнулась. Где искать портал? Впрочем, сейчас это было неважно. Вокруг поднялся шум, солдаты принялись наводить порядок.

— Ведьма. Ведьму ведут. Ведьма!

Джессика поняла, что слышала всё это уже не раз. Те же солдаты, та же беснующаяся толпа, гнилые овощи, плевки и глаза, наполненные безумной радостью в предвкушении близких мучений несчастной.

Вот она. Красивая, совсем ещё девчонка. Смотрит на всех, словно заранее прощает. Четыре солдата — двое сзади, двое спереди вели ведьму к месту казни. Передние то и дело дёргали тонкую цепь, тянувшуюся от её ошейника. Задние подталкивали несчастную остриями алебард. Но она не молила о пощаде, лишь гордо несла тяжёлые кандалы перед собой и не обращала внимания на плевки и оскорбления. Джессика пыталась остановить время, но ничего не получалось. Проклятый портал. Где-то неподалёку прогремел залп пушки. Ведьма вздрогнула и посмотрела на Джессику в упор. Та залюбовалась взглядом бездонных зелёных глаз и не успела опомниться, как оказалась в кандалах на месте рыжей красавицы.

Подмена! В панике она забилась в цепях, стало так страшно как никогда. Конвоир грубо ударил её древком алебарды, второй наступил на босую ногу кованым сапогом.

— Ай, больно!

Толпа заверещала от радости. Ура, наконец-то чёртова ведьма заговорила. Джессика поняла, что попала в ужасную ловушку по собственной глупости. Времени на размышления совсем не было — она кричала, плакала, умоляла, но только распаляла ликующую толпу. Ведьма лишь улыбалась её губами где-то неподалёку. Сейчас она убедится, что всё кончено и скроется, чтобы навсегда унести с собой жуткую тайну своей несбывшейся смерти. Когда Джессику приковали к столбу, она начала неистово кричать, умоляя отпустить. Она и сама понимала, насколько позорно выглядит, но теперь это было совсем неважно. Чёрт возьми, как умирают настоящие герои, проклиная тиранов, плюя в толпу? Джессика ужаснулась глупым мыслям, лезущим в голову в такой момент. Она продолжала голосить о своей невиновности, рассказывая историю Розалин. Всё было напрасным. Её никто не слушал. Смеялся даже суровый палач.

Джессика почувствовала запах гари, посмотрев вниз, поняла, что костёр разгорается всё сильнее. Она закричала так, что сорвала голос. Пламя гудело где-то внизу, но ей уже было нестерпимо жарко.

— А-а-а! Помогите! Я не ведьма. Ищите в толпе. Ищите!

Какая-то грязная замухрышка подбежала к костру и швырнула в Джессику камнем. Булыжник больно ушиб грудь. Одежда нагрелась моментально, но Джессика ещё не видела пламени. Она пыталась кричать, но из груди вырывался лишь какой-то сип. С ужасом Джессика поняла, что дёргается, словно кукольный плясун на тонкой леске. Она задыхалась от боли, не понимая, что будет дальше. Раскалённым обручем сковала мысль, что это конец. Через мгновение Джессика уже смирилась со своей участью. Сейчас она молила лишь об одном — скорее бы всё кончилось. И время остановилось. Она увидела замершую площадь, застывших, словно ледяные фигуры, зевак, гвардейцев, выстроившихся как пешки в шахматной партии. Стало тихо, барабанщики остановили палочки в дюйме от своих звонких друзей. Джессика услышала шум и вскоре заметила Эльву, спешащую к костру через окаменевшее царство.

— Какая же ты дура. Столько времени провести со мной и попасться так глупо.

Эльва, ворочала длинной узкой отмычкой в замке, стараясь снять оковы. Джессика чуть не потеряла сознание от счастья.

— Да не дёргай ты рукой, стой ровно. Выбирай!

Джессика тупо уставилась на замершую в небе ворону.

— Кого выбирать?

— Подмену. Мы должны оставить кого-то вместо тебя.

— Но ведьма…, - она посмотрела на то место, где две минуты назад ухмылялась настоящая ведьма. Никого.

— Выбирай! Мне не удержать время.

Джессика наотрез отказалась отправлять кого-то на костёр. Эльва, разозлившись, схватила замухрышку, швырнувшую в Джессику камнем и приковала к столбу.

— Боже, нет…

Эльве было не до сантиментов. Она тянула Джессику за собой, уводя из оживающей толпы.

— Та, ради которой мы тут, скрылась в переулке. Скорее! Она не должна уйти.


* * * | Молох ведьм | * * *







Loading...