home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 29

Вагон-ресторан был полон жаждущих завтрака пассажиров. Роксанна с тревогой наблюдала, как запасы продовольствия на кухне стремительно тают. Еда в вагоне-люксе закончилась еще прошлой ночью, и уже начали появляться недовольные. Ей пришлось пустить в ход чувство юмора и дипломатические навыки, чтобы утихомирить каждого. В поезде было немало младенцев. Запасы подгузников и молока тоже заканчивались, и раздающиеся повсюду детские крики еще больше трепали всем нервы.

Отец Келли наконец набрался смелости провести службу в вагоне-люксе, на которую собралась многочисленная паства, включая представителей всевозможных вероисповеданий, – даже несколько ищущих утешения агностиков. Священник с непривычки иногда запинался, однако старался искренне. После службы люди подходили и благодарили его за поднятое настроение.

Он признался помогавшей ему в проведении службы Агнес Джо, что уже много лет не чувствовал себя так хорошо. Это даже заставило его задуматься, а стоило ли уходить в отставку.

Когда Хиггинс перестал совещаться с работниками поезда насчет оптимальных способов экономии топлива и электричества, он вышел наружу в шторм и лично залез под днища вагонов проверить, не замерзли ли трубы. Когда он вернулся, уже наступило время ланча. За чашкой кофе старый железнодорожник делился с присутствующими в вагоне-ресторане историями Дикого Запада: про Джесси и Франка Джеймсов, Билли Кида и других лихих людей. Не только дети, но и взрослые прислушивались с трепетом и с широко открытыми глазами. Он также поведал историю легендарного носильщика из пульмановского вагона Джона Блера, который в конце 1800-х годов практически в одиночку спас пассажиров целого поезда, угодившего в лесной пожар в Миннесоте.

– Они оказались в весьма отчаянном положении, – рассказывал Хиггинс, – потому что нет ничего хуже огня. Если выбирать между огнем и снегом, – он махнул рукой в сторону окна, – я всегда выберу снег. Может, сейчас вам так не кажется, но в этом отношении нам повезло.

Роксанна улыбнулась, оценив по достоинству, что именно пытается донести до всех Хиггинс, и налила ему еще чашку кофе.

Агнес Джо довольно долго сидела, уставившись в окно вагона-ресторана. Когда Роксанна спросила ее, куда она смотрит, та указала на что-то неразличимое среди падающего снега:

– Знаешь, сейчас ведь сочельник.

Роксанна кивнула:

– Ты права, дорогая.

Чуть позже подошла Элеонора. Агнес Джо с Роксанной смотрели в окно, Элеонора проследила за их взглядами. Снаружи двое тепло одетых мужчин с трудом затаскивали в поезд что-то покрытое брезентом.

– Что происходит? – спросила Элеонора.

– Скоро узнаешь, – ответила Роксанна.

Когда первый зашел внутрь, таща груз за свой конец, женщина увидела, что это проводник спального вагона Барри. Брезент сполз с перетаскиваемой вещи, и стало видно, чтй мужчина залез в вагон, капюшон слетел с его головы. Элеонора ахнула: это был Том.

– Какое Рождество без рождественской елки, – пояснил он. – Вообще это была идея Агнес Джо.

Они установили елку в вагоне-люксе на спешно сооруженной подставке. Прибежавшие дети стали украшать ее по своему усмотрению. Час спустя елочка смотрелась просто потрясающе – или как минимум любопытно: ее увешали всем подряд – от бижутерии до бейсбольных карточек из жвачек, от резинок до пластиковых фигурок и гирлянд мишуры, которые одна женщина везла на Рождество своей семье в Альбукерке. Дети склеили из бумаги большую звезду, выкрасили в ярко-серебристый цвет и водрузили на макушку елки, что оказалось нетрудно, учитывая, что высота дерева всего четыре фута. Тем не менее пойманным в ловушку в «Чифе» людям елка казалась захватывающей дух красавицей со всеми ее карточками, фигурками и прочим.

Том сидел с чашкой горячего кофе и смотрел, как скромная елочка превращается в нарядное праздничное дерево.

– Она прекрасна.

Он оглянулся. Элеонора смотрела на елку, затем перевела взгляд на него.

Том нервно тронул пальцем кофе.

– Ну, она неплохо отвлекает людей от других мыслей. К тому же приятно слышать детский смех.

– Не против, если присяду?

Он сделал приглашающий жест в сторону пустого сиденья.

– Я думала, к этому времени ты уже уйдешь, – сказала Картер.

– Иногда если не люди, то планы меняются.

– И как изменились твои планы?

– Я решил не уходить, а остаться здесь. Один за всех и все за одного.

Элеонора откинулась назад.

– Должна сказать, я удивлена. Не думала, что какие-то мои слова могут… – Она затихла.

Том закончил за нее:

– Пробиться в мой толстый череп? – Он слабо улыбнулся. – Слушай, Элли, я просто решил, что лучше остаться и помогать здесь. К тому времени, когда я доберусь до лыжного курорта – если доберусь, – буран, скорее всего, уже закончится и придет помощь. – Он сделал паузу и добавил: – А если нет… ну, тогда все равно лучше быть здесь.

Их взгляды встретились. Когда этот момент затянулся, Лэнгдон резко встал.

– Куда ты? – спросила Элеонора.

– Мне надо кое с чем разобраться. Давно пора.

Через несколько минут он зашел к Лелии сообщить, что отвечает отказом на предложение пожениться.

– Ты мне нравишься, и ты мне дорога, но я не стану жениться на тебе и заводить восьмерых детей. Надеюсь, ты меня поймешь.

Судя по ее виду, она совершенно не понимала. По лицу женщины покатились слезы. Она сжала его руку.

– Могу ли я сказать или сделать что-то, что заставит тебя передумать? Мы так подходили друг другу.

Том покачал головой:

– Лелия, я не люблю тебя. И уверен, если ты хорошенько подумаешь, то осознаешь, что тоже не любишь меня.

– Просто мы были вместе так долго…

– Совместимость не любовь.

Она всхлипнула в носовой платок и сказала дрожащим голосом:

– Не знаю. Может быть, ты и прав.

В этот момент из ее ванной комнаты вышел Кристобаль и посмотрел на них:

– Я не помешал?

– Нет, – Том бросил суровый взгляд на всхлипывающую Лелию, – но, очевидно, я мешаю.

Лелия невинно посмотрела на него:

– Он помогал мне пережить эти трудные времена. И он замечательно делает педикюр и массаж спины.

– Не сомневаюсь, – он перевел взгляд на Кристобаля. – Чао.

Том вышел из купе и зашагал по коридору. Он давно не испытывал такого облегчения: теперь на нем больше не вис волшебный бобер Каппи. Ему было немного жаль Кристобаля, но тот уже большой мальчик.

Произошло одно удивительное позитивное событие: все похищенные в «Чифе» и многие из украденных в «Кэпитол Лимитед» вещи вернулись к своим владельцам. Никто ничего не видел и поэтому не знал, почему вор так резко передумал. Роксанна и отец Келли просто сочли это рождественским чудом.

После ужина, декорированного в честь праздника в красно-белые тона, всех попросили собраться в вагоне-люксе. Там пассажиры с удивлением увидели стоящую в конце вагона самодельную сцену. Макс выступал в роли конферансье – сначала подогревал ожидания публики, а затем указал на сцену и выкрикнул:

– Что я слышу? Не грядет ли нечто особенное?

Все внимание сосредоточилось на сцене. Когда там появилась кукла, один из детей с восторгом воскликнул:

– Это волшебный бобер Каппи!

Затем раздался голос другого маленького маль-чика:

– А это огурец Пити!

Затем белка Сасси и матрас Фредди присоединились к своим знаменитым друзьям, и началось веселье.

Марионетками управляли из-за сцены Лелия и Кристобаль. Лелия всегда носила с собой кукол-марионеток на тот случай, если повстречается с детьми, и часто раздаривала их. Женщина превосходно озвучивала всех кукол, переключаясь с предмета мебели на огурец, а затем на лесного зверя с легкостью истинного профессионала.

Во время перерыва Кристобаль шепнул ей:

– Я никогда в жизни не удостаивался такой чести.

Они поцеловались за кулисами, в то время как на сцене Сасси и Каппи тыкались друг в друга головами, а все дети и даже взрослые ревели от смеха.

Санта пришел точно по расписанию. Его играл крепко сбитый Барри в настоящем костюме Санты, который хранили в поезде как раз на такой случай. Должность Санты пользовалась такой популярностью, что на протяжении всего года работники «Амтрака» боролись, делали ставки, занимались подкупом и самовыдвижением, чтобы заполучить на Рождество эту ведущую роль. Эльфы Санты, которых играли Том, Элеонора, Макс и Мисти, прилежно раздавали подарки. И сами пассажиры обменивались захваченными с собой упакованными подарками. Все держались любезно и много шутили, а счастливый детский смех сильно смягчал гнетущее взрослых напряжение.

Отец Келли – опять-таки при содействии Агнес Джо – руководил общей молитвой и прослужил своего рода рождественскую мессу. Обручившего Стива с Джули священника тоже пригласили поучаствовать, но тот отказался и остался в купе. Стива и Джули почти не видели. Очевидно, даже лавина не могла помешать им отмечать медовый месяц – и кто мог их за это винить.

Мальчишеский хор пел рождественские куплеты вместе с Роксанной. Все присоединились к ним, стараясь изо всех сил. Порой казалось, что у каждого есть мелодичный голос. Когда стало совсем поздно и ребята начали все чаще зевать, все начали прощаться. Незнакомые люди хлопали друг друга по спине и говорили, что это замечательный сочельник. Затем пассажиры отправились спать.

Элеонора и Том пошли с Роксанной укладывать мальчиков. Они уже собирались уходить, когда один из ребят позвал проводницу.

Она присела рядом с маленьким мальчиком по имени Оливер.

– Что случилось? – спросила Роксанна. Том и Элеонора стояли рядом.

Глаза Оливера казались огромными, размером чуть ли не с него самого. Его голосок мог очаровать и восхитить самого жестокого человека на планете, и обычно он вел себя беззаботно, однако сейчас выглядел встревоженным.

– Патрик сказал, что Бога не существует.

Роксанна ахнула:

– Что? Патрик, подойди-ка сюда.

Подошел Патрик в полосатой пижаме и в очках. Это был один из старших мальчиков – высокий и худой, держащийся очень уверенно. Он постоянно читал и был одаренным ребенком.

Роксанна нависла над ним, положив руки на свои широкие бедра.

– Объяснись. Почему ты сказал ему это?

Другие мальчики подняли головы, готовясь смотреть и слушать. Том с Элеонорой обменялись взглядами.

– Это просто процесс отсеивания, по сути, эволюционный цикл.

Он поправил очки, словно очень юный профессор, обращающийся к аудитории.

– Что-что?

– Ну, в начале была Зубная фея. У тебя выпадает молочный зуб, ты кладешь его под подушку, на следующее утро зуб пропадает, и на его месте появляются деньги. Большинство детей осознают, что это небылица, примерно в пять лет. Хотя я, естественно, понял это гораздо раньше.

– Патрик, тебе сейчас десять, – сказал его брат Тони, – а ты по-прежнему кладешь зубы под подушку.

– Тони, это потому, что мне хочется получить деньги, а не потому, что я все еще верю в фею. – Патрик повернулся обратно к Роксанне. – Другой пример – пасхальный кролик: еще одна небылица, которую разоблачают лет в семь. Далее идет Санта-Клаус. Взять, к примеру, сегодняшнего: разве его играл не один из пассажиров…

Роксанна перевела взгляд на детей помладше, которые, похоже, были готовы расплакаться от слов Патрика.

– Патрик, давай перейдем к главному, – прервала она, – к Богу.

– Хорошо. Если бы добрый Бог существовал, разве он позволил бы случиться такому? Сейчас мы, по идее, должны находиться дома, проводить Рождество с семьями. Вместо этого застряли посреди снежной бури, и у нас заканчивается топливо и продовольствие. Если бы Бог существовал, разве он допустил бы это?

Несмотря на уверенный вид, Роксанна чувствовала, что Патрик напуган не меньше остальных, и на самом деле надеется, что она объяснит, почему Бог существует, а не согласится, что его нет.

Роксанна усадила Патрика рядом с собой, а Оливера – на колени.

– Ну, проблема твоих умозаключений в том, что ты предполагаешь, что застрять здесь – это плохо.

Патрик поправил очки:

– Это и в самом деле плохо, разве нет?

– Не совсем. Сначала надо бы рассмотреть и проанализировать факты. Что произошло сегодня вечером?

– Снегопад усилился, а на кухне закончилась еда.

– Помимо этого.

Оливер подал голос:

– Мы отпраздновали сочельник и открыли подарки. Это хорошо.

– Мы могли бы сделать это с родными, – возразил Патрик.

– Верно, – сказала Роксанна, – но разве твои родные были бы напуганы и голодны и разве находились бы в странном месте в окружении незнакомцев?

– Ну, нет, – ответил мальчик, подумав.

– В отличие от пассажиров этого поезда, верно? Пассажиры совсем не хотят находиться здесь, потому что это не их дом, а хотят быть с любимыми и семьей, верно?

– Верно, – с энтузиазмом сказал Оливер.

– Но это подтверждает мои слова, – заметил Патрик.

– Нет, насколько я помню, ты говорил, как может существовать Бог, если происходят такие скверные вещи. А я задаю вопрос, так ли скверно, если группа незнакомых, напуганных и голодных людей, желающих находиться на Рождество где угодно, но только не здесь, проводят вечер вместе и так веселятся, что смеются и поют вместе, а также раздают приготовленные для своих родных подарки незнакомцам.

Она посмотрела на Тома с Элеонорой:

– Вы сегодня отлично провели время, не так ли?

Элеонора улыбнулась детям:

– Это был один из лучших сочельников в моей жизни.

– Что ж, в этих словах есть смысл, – уступил Патрик.

– Быть может, Бог сделал так, что вы оказались в этом поезде, чтобы вы могли петь и помогать напуганным людям на время позабыть о проблемах с помощью прекрасной музыки, – добавил Том.

– Тоже хороший довод, – сказал обрадованный Оливер.

– Да, верно, – согласился Патрик.

– Видите, – Роксанна сняла Оливера с коленей и отвела Патрика на его место, – часто говорят, что пути Бога неисповедимы. Вам необходимо всерьез обдумывать, что Он пытается сделать. Нельзя с ленцой верить в Бога – это не так просто. Чтобы по-настоящему веровать, необходимо иметь силу духа и страсть. Как и с большинством достойных целей в жизни, усилия вернутся вам сторицей. Только в случае с верой вы получаете намного больше.

Она помогла Патрику забраться в постель и накрыла одеялом.

– Еще вопросы? – спросила женщина.

Оливер поднял руку:

– Только один, мисс Роксанна.

– Хорошо. Какой?

– Можете отвести меня в туалет?


Глава 28 | Рождественский экспресс | * * *







Loading...