home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...





Берег Перибонки, две недели спустя

Эрмин с удивлением смотрела на календарь, висящий над буфетом. Со дня рождения Томаса прошло уже две недели, а ей казалось, что все случилось только вчера. Она поделилась этими мыслями с Мадлен, которая чистила картошку для ужина.

— Время здесь летит так быстро, я его даже не замечаю!

— Потому что ты всегда чем-нибудь занята, вместе с мужем и детьми. Однако приближение осени уже ощущается. Вечера становятся все более прохладными. И купания в Перибонке закончились…

— Нужно будет завтра усадить Шарлотту в шезлонг, хотя бы ненадолго. После обеда на улице так хорошо.

— После всего, что ей пришлось вынести, и учитывая, сколько крови она потеряла, Одина считает, что ей нужно отдыхать не меньше месяца.

— Это так, но она уже набралась сил и выглядит не такой бледной. Я бы посоветовала ей немного походить. Ой, слышишь, курица кудахчет? Наверное, снесла яйцо. Пойду покажу его Констану.

Тошан выполнил задуманное и построил курятник. Он неустанно трудился с утра до ночи, чтобы его семья ни в чем не нуждалась зимой. Вместе с Мукки они ходили на охоту и рыбалку, коптили мясо и рыбу на деревянных решетках над горящей травой и мхом. Вот и сегодня он с утра пораньше на лошади отправился в поселок. Когда он вернется, с боков Фебуса будут свисать сумки с горохом, салом, фасолью, мукой и сухим молоком.

— Мой муж с удовольствием ведет жизнь первопроходцев, — сказала Эрмин, стоя на пороге дома. — Я так за него рада! Он не создан для городов и светских вечеринок.

— Нет, его место здесь, — согласилась Мадлен.

Пухленький белокурый Констан играл, сидя на полу. Мальчик складывал друг на друга кубики, которые потом опрокидывал ударом кулачка. Он весело смеялся всякий раз, когда пирамида рушилась.

— Иди сюда, мой хороший, — сказала ему мать. — Пойдем проведаем курочек. И может быть, увидим, как возвращается папа.

— Нет! — ответил ребенок.

— Ты только это и умеешь говорить! «Нет», всегда только «нет»! Мадлен, он должен нормально разговаривать в этом возрасте.

— Он уже говорит «мама», «папа» и «Мукки». Не волнуйся, скоро он будет вовсю лопотать.

Эрмин не любила принуждать к чему-либо своих детей. Она вышла из дома одна, радуясь ясному небу, прохладному воздуху и последним солнечным лучам, освещавшим листву деревьев. Одетая в клетчатую рубашку и джинсы, которые быстро входили в моду, с собранными в хвост волосами, без следов макияжа на лице она выглядела очень юной. Мягкая улыбка освещала ее красивое лицо.

Курятник был возведен напротив дровяного сарая и огорожен прочной решеткой. Ночью куры забирались в небольшой домик на сваях. На Мукки была возложена обязанность закрывать кур каждый вечер, что он охотно делал. С наступлением сумерек вокруг начинала рыскать лисица: старший брат показывал ее Констану.

С опушки леса доносился смех, Эрмин различила светлые силуэты. Четыре девочки собирали хворост, чтобы было чем разжигать огонь в долгие зимние вечера. Мадлен попросила Акали набрать черники.

— Кажется, и Мукки с ними, — заметила Эрмин. — А мне сказал, что пошел на рыбалку. Видимо, передумал.

Она нашла три яйца в коричневой скорлупе и положила их в корзину. Эти привычные движения напомнили ей о детстве, когда она жила в семье Маруа и кормила кур, уток, свинью и корову Эжени. «Мне тогда приходилось много работать, — вспомнила она. — Но я находила в этом удовольствие, особенно мне нравилось чистить коня, этого славного Шинука». Конь недавно умер от старости. Эрмин с грустью вздохнула, и в эту секунду с другой стороны лужайки послышалось лошадиное ржание. Тошан возвращался домой. Обрадованная, она бросилась ему навстречу.

— Мин, тебе письмо! — крикнул он.

— От кого? Наверняка от мамы!

— Угадала! — подтвердил он, спрыгивая на землю. — Боже мой! Мне все меньше и меньше нравится верховая езда. Если тебя еще остались деньги, лучше купить мотоцикл — я нашел недорогой.

— Твоим предкам было бы гораздо приятнее видеть тебя на коне! — прыснула она со смеху.

— Я предпочитаю прогресс в определенных областях. В ожидании покупки самолета я буду рад и такой возможности быстрого передвижения. Впрочем, это не к спеху, на зиму я придумал кое-что другое.

Она не стала расспрашивать его об этом, поскольку ей не терпелось скорее прочесть письмо Лоры. Но Тошан удержал ее за руку.

— Мне нужен твой поцелуй и помощь при разгрузке провизии. Я среди прочего привез свежего мяса, кусок говядины. Шарлотте это пойдет на пользу. А если запечь его с луком, получится объедение для всех нас.

— Это замечательная идея, любимый.

Они поцеловались, счастливые, как дети. Прибежал Мукки, намереваясь исследовать содержимое сумок.

— Тебе помочь, пап?

— Помоги, сынок.

Эрмин ускользнула, прижимая к сердцу драгоценный конверт. Распечатав его, она обнаружила внутри другой конверт, адресованный ей и прибывший из Калифорнии. Она отложила его в сторону, уселась в кресло-качалку на крыльце, поставив у ног корзину с яйцами, и начала читать послание Лоры.


Моя дорогая доченька!

Я передала это письмо нашему мэру, который поехал в Перибонку по делам. Я знаю, что он попросит кого-нибудь доставить его вам. Надеюсь также, что ты сможешь ответить мне быстро. Не терпится узнать, как у вас там дела, особенно у Шарлотты. Я разговаривала с Онезимом, который пробурчал в бороду, что помирился со своей сестрой. Это хорошая новость!

Малышка Адель уже неделю живет у нас, но по утрам к нам приезжает медсестра, чтобы осмотреть ее. Передай Шарлотте, что ее дочка постепенно восстанавливается и что худшее уже позади. Это очаровательный и веселый ребенок, щебечущий целыми днями. Я поставила ей кроватку на кухне. Там у нее всегда есть компания. Мирей старается ее развлекать, рассказывает ей сказки и готовит сладости из патоки или кленового сиропа. Твой отец и Луи тоже ее балуют. Твой брат выздоровел. Он постоянно пропадает на улице, пока дни еще теплые.

Я положила чек этого месье Метцнера в банк Роберваля, но не волнуйся, я расходую деньги экономно. Пока я купила только зимнюю обувь и игрушку для Адели.

Мартен Клутье нас часто навещает. Какой же он славный, добрый и симпатичный! Представляешь, он поет детские считалочки нашей маленькой гостье, а она аплодирует ему и смеется.

Так что все постепенно налаживается. Пусть Шарлотта как следует восстановится после таких тяжелых родов. Адель иногда требует присутствия своей матери, и я дала ей фотографию Шарлотты, сделанную еще до войны. Бедная кроха спит с ней, и снимок уже помялся.

Кроме того, я получила письмо, которое прилагаю. Я позволила себе его вскрыть, поскольку там могло содержаться что-нибудь важное, требующее срочного ответа. Милая моя, ты будешь разочарована. Они отдали твою роль в музыкальной комедии известной актрисе. Увы, такой выгодный контракт выскользнул у тебя из рук. Но не расстраивайся, у тебя еще будут другие возможности, ведь ты так талантлива! Я мечтала увидеть тебя на большом экране, но придется ждать следующего раза. Я также думаю, что Родольф Метцнер будет хорошим импресарио, и, поскольку он выпускает пластинки, советую тебе не терять с ним контакта.

Должна также сообщить тебе новости о нашем несчастном Жозефе. Если бы ты его видела! Наш сосед превратился в собственную тень. Когда ты уехала с дочерьми в Перибонку, с ним случился удар и его пришлось срочно госпитализировать. Сейчас он полностью зависит от Андреа, которая усаживает его по утрам под навесом, укутав пледом. Бог мой! На него больно смотреть: лицо перекошено, рот съехал набок, нижняя губа отвисла. Он не может ходить без поддержки своей супруги и дочери Мари, которая ему очень предана. Она читает ему, кормит и поит, но он не проявляет никаких чувств, взгляд его остается неподвижным. Однако я уловила в глубине его темных глаз ярость, и твой отец со мной согласен.

Доктор утверждает, что со временем речь к нему вернется и он станет нормальным. Я от всей души этого желаю, поскольку Андреа очень мучается. Мне приходилось утешать ее по несколько раз на дню. Она прибегает ко мне вся в слезах, на грани отчаяния.

Мне кажется, ты забирала с собой фотоаппарат. Сделай снимки малыша Шарлотты и вас всех и пришли мне пленку. Я отдам ее на проявку в Робервале.

Мне не терпится снова увидеть тебя и обнять. Надеюсь, ты приедешь вместе с Мукки, когда ему нужно будет возвращаться в коллеж.

Папа присоединяется ко мне, передает всем привет и всех целует. Ему очень не хватает Кионы, но он отказывается забирать ее обратно в Валь-Жальбер. Вот и пойми этих двоих!

Целую тебя еще раз, любимая доченька.

Твоя мама Лора


Эрмин сложила листок бумаги, исписанный мелким почерком, который было не так легко разобрать. В целом это было спокойное и полное любви письмо. Тем не менее молодая женщина была удручена тем, что произошло с Жозефом Маруа Она по обещала себе написать Андреа, чтобы поддержать ее. Со вздохом она взяла второй конверт и прочла его содержимое. Речь шла о разрыве ее голливудского контракта: несколько коротких строк без детального объяснения причин. Директор Капитолия и Лиззи предупреждали ее о непостоянстве режиссеров и продюсеров. Внезапно до нее дошло: теперь она сможет провести зиму здесь, в их доме, вместе с семьей.

— Я так этого хотела! — обрадовалась она, не веря своему счастью.

Ее охватило ликование. Она побежала к Тошану, в пристройку, где хранились продукты.

— Любимый, я не еду в Голливуд! Они отказались от меня. Я буду с вами до самой весны!

С этими словами она бросилась ему на шею. Абсолютно счастливый, Тошан приподнял ее и принялся кружить. Мукки радостно засмеялся.

— Вот здорово! Ты останешься здесь, мама? Побегу расскажу новость девчонкам.

— Тебе лишь бы найти предлог, чтобы удрать, — проворчал его отец с широкой улыбкой, опровергающей этот упрек. — Беги!

Они остались одни в сарае, погруженном в сумерки. Тошан страстно поцеловал свою жену, обхватив ее за талию.

— О любимая, — прошептал он ей на ухо. — Я предвкушаю столько ночей в нашей широкой постели… Я счастлив.

— Но у меня не будет денег на твой самолет.

— Черт с ним, с этим самолетом, — заявил он, изображая квебекский акцент. — Я хочу, чтобы ты всегда была со мной.

— Я больше тебя не покину, — пообещала она, прижавшись к нему.

Ощутив ее близость, он покрыл легкими поцелуями ее лицо, словно не мог устоять перед соблазном. Она закрыла глаза, каждой клеточкой своего тела наслаждаясь присутствием Тошана.

— Мой единственный и такой чудесный любовник! — прошептала она, порозовев от волнения.

— Какой замечательный комплимент! Может, прогуляемся к реке вдвоем?

— Не получится! — лукаво ответила Эрмин. — Отныне я выбираю время и место. Ты сам так решил. Пойду прочту мамино письмо Шарлотте, там есть новости об Адели. До скорого…

Она со смехом выскользнула из его объятий, освободившись от тревоги перед предстоящей разлукой. Но когда Эрмин оказалась в комнате Шарлотты и прочла ей письмо из Валь-Жальбера, энтузиазма у нее поубавилось.

— Лора никогда не вернет мне Адель, — разозлилась Шарлотта Ее лицо исказила гримаса ненависти, сделав ее некрасивой. — Почему ты на это согласилась, Эрмин? Твои родители разорены, они боятся остаться одни, без развлечений. Луи скоро отправится в пансион. Вряд ли старушка Мирей будет веселить их по вечерам.

— Замолчи сейчас же! — возмутилась Эрмин. — Моя мама поступила великодушно, взяв к себе твою дочь, которая нуждалась в подходящем для выздоровления месте.

Бабушка Одина укачивала маленького Томаса. Она запела громче, в надежде заглушить отголоски ссоры. Людвиг был на улице, что объясняло плохое настроение Шарлотты.

— Я знаю, что говорю, — продолжила она. — Тошан должен съездить и привезти моего ребенка. Это моя дочь, и я хочу, чтобы она была здесь, рядом со мной.

— У тебя характер почище, чем у твоего братца! Мой муж не находится у тебя в услужении. Мы планируем привезти тебе Адель, когда Мукки отправится в коллеж.

— Через месяц? Об этом не может быть и речи! Я попрошу Людвига, если вы не хотите мне помогать.

— Хорошо, но если с ним что-нибудь случится в дороге, ты начнешь ныть еще больше и обвинишь нас. Мне кажется, ты вполне поправилась, Лолотта, и можешь вставать и заниматься делами.

Она специально назвала подругу Лолоттой, что раздражало ту уже не один год.

— Ах вот ты какая! — закричала молодая женщина. — Тебе плевать на своих детей, ты вечно в отъезде: в Квебеке, в Монреале или в Нью-Йорке. У тебя нет материнского инстинкта! Но у меня все по-другому. Если твоя мать надолго оставит у себя Адель, малышка меня забудет и больше не узнает. В ее возрасте быстро привязываются к тем, кого видят ежедневно. К тому же она теперь хромоножка. Ты понимаешь?

Шарлотта разрыдалась. Вне себя от гнева, она выхватила письмо из рук своей подруги и разорвала его на мелкие клочки.

— Вот так тебе! — крикнула она, пребывая на грани истерики. — Можешь написать Лоре, что моя дочь не продается. Мне не нужны ее подачки!

В эту секунду вошел Людвиг, привлеченный криками своей возлюбленной. Он обнял ее и поцеловал в лоб.

— Что происходит?

— Я хочу забрать Адель прямо сейчас! — всхлипнула Шарлотта. — Лора Шарден задумала ее у меня украсть.

— Нет, что ты! — успокоил ее Людвиг, гладя по волосам. — Адель там в безопасности. Не плачь, любимая. Наша дочурка будет здесь к Рождеству. Я вырежу ей из дерева лошадку-качалку.

Шарлотта шмыгнула носом и, бросив последний недобрый взгляд на Эрмин, положила голову на плечо Людвига.

— Хорошо, ты прав, — согласилась она.

Наблюдая эту поразительную метаморфозу, Эрмин с трудом сдержала улыбку. Ничто не изменит ее милую Лолотту, способную как на самое плохое, так и на самое хорошее.

— Тебе повезло, что у тебя такой терпеливый муж, — бросила она, выходя из комнаты.

Ее сердце задрожало от затаенной радости при слове «Рождество». Она решила, что это будет самое прекрасное Рождество в их жизни, для нее и для всех ее близких.


* * * | Сиротка. Расплата за прошлое | Берег Перибонки, середина ноября 1946 года







Loading...