home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



30

– Черт, мне бы выпить, – говорит Элейн, падая на диван. – Обалдеть, ну и денек!

Эбби ее прекрасно понимает. Словесная перепалка на утреннем сеансе, разговор с Лилли: ей тоже сегодня хорошо досталось. Ужинают в Мореленде рано, и с несколькими другими пациентами она сейчас сидит в холле. Впереди долгий вечер.

Колин отрывает взгляд от книги.

– А что случилось?

– Четвертый этап, – говорит Лански, передернув плечами.

Карл кивает.

– Всегда самый трудный.

Эбби озадачена. Лечение зависимости делится на двенадцать этапов, и, как она поняла, каждый последующий из них труднее предыдущего.

– А в чем трудность?

– Мне нужно было провести «поиск и решительную моральную инвентаризацию». – Элейн жестом показывает в воздухе кавычки. – Проще говоря, составить список всех своих грехов.

– Фу, – говорит Колин, глядя на свой живот. – Хорошо, что нам не приходится этого делать.

– Представь, что все это к тому же надо записывать, – сообщает Элейн.

Она расстегивает сапоги и сбрасывает их на пол.

– Плохим труднее, чем помешанным, это точно, – говорит Карл.

– Целую неделю без спиртного, – зевает Элейн. – У меня лет с четырнадцати таких перерывов не было.

– Как раз в это время я иду к холодильнику за пивом, – вздыхает Лански, взглянув на часы.

– Прекрати! – Карл трясет ирокезом. – Мне сейчас захочется дунуть пыли.

– А мне знаете, чего захочется?.. – с вызовом спрашивает Колин.

– Покурить? – Элейн быстро выпрямляется. – Да! Иди на балкон, я сейчас приду.

– Нет, наверное, поцеловаться с Бет, – перебивает Лилли и подмигивает Колину.

Колин хватает с дивана подушку и бросает в нее.

Лилли пригибается.

– Ха! Не попал!

Не успевает Эбби и глазом моргнуть, как Лански и Колин принимаются бегать по холлу за Лилли, кидаясь подушками. Карл перепрыгивает через журнальный столик – ирокез почти достает до лампочки, – и вскоре все трое загоняют Лилли в угол, мутузят, а она хохочет и падает на ближайший диван.

– Хватит! Хватит! – кричит она, однако Карл закидывает подушку вверх и еще энергичнее молотит ею.

– Нет, не надо! – кричит Лилли.

Она смеется, но Эбби явственно слышит, что ее смех на грани истерики.

Наверное, это не очень хорошая идея, понимает она, вспомнив рассказанную Лилли историю. Лилли уже кашляет и невнятно что-то лопочет: восторженно или испуганно, трудно сказать.

– Эй, ребята, а ну-ка отстаньте, – говорит Эбби и хватает Лански за футболку, пытаясь его остановить.

Из-под футболки видно бледную кожу и разноцветные татуировки.

Колин, похоже, осознал происходящее – он осекается. Зато Лански с Карлом вошли в раж. Наверное, адреналин, думает Эбби.

Как раз в это мгновение Майкл, который до сих пор молча сидел в кресле и смотрел телевизор, поднимается.

– А ну, успокойтесь!

Голос у него серьезный.

Лански и Карл тотчас отступают. Лилли перестает кашлять и смеяться, откидывает назад волосы и спрыгивает с дивана.

Наверное, я погорячилась, думает Эбби, пока Лилли поправляет одежду, а Майкл возвращается к креслу перед телевизором. Затем Лилли перехватывает ее взгляд, и Эбби понимает – она благодарна. Конечно, Лилли хорошо удается себя контролировать, думает Эбби. Я ни разу не смотрела «Стрит-данс» и забыла, что она профессионал, который умеет справляться с трудностями прямого эфира.

Затем Лилли всплескивает руками и улыбается всем – хочет показать, что не обижена.

– Не обращайте внимания, – говорит она, раскладывая подушки, берет пульт от телевизора и переключает канал.

– Эй! – возмущается Майкл.

– Хватит вам, Майкл, вы прекрасно проживете без этих новостей. Они такие унылые. А ты, – она хватает Колина за плечо, когда тот тянется за сигаретами, – сегодня обойдешься без сигарет. Вспомни о безопасном поведении.

Колин надувает губы.

– Но мне нужны механизмы адаптации!

– Да неужели? Серьезно? У меня есть идея получше. Сейчас вернусь.

Она убегает. Точно так же, как в тот раз за наклейками для Каллума, думает Эбби. Иногда энергия Лилли просто поражает.

Вскоре она возвращается, в руках – айпод и пара миниатюрных колонок.

– Вот.

Лилли подключает колонки и что-то ищет на экране айпода.

– Будем танцевать.

– Ой, только не это, у меня нет сил на ваши танцы. Лень – один из моих грехов. Вы не знали? – Элейн зевает и опять откидывается на спинку дивана.

– Необязательно повторять за мной. Можете танцевать как угодно, – говорит Лилли. – Ну же, поднимайтесь! Устроим дискотеку!

Она забирается на спинку дивана, чтобы опустить жалюзи. Вскоре комнату наполняет ритмичная музыка «Earth, Wind & Fire».

– Нет сил танцевать? Тогда займись светом, – командует Лилли и бежит к выключателю показать Элейн, что делать.

С усталым видом Элейн встает и делает, что сказано.

– Надо погромче! – Колин тянется к айподу и добавляет звук, мурлыча вместе с вокалистами.

Эбби улыбается, глядя, как под музыку его хвостик раскачивается из стороны в сторону. Ну, если даже Колин готов поучаствовать, то я тоже, решает она. После стольких месяцев, проведенных здесь, он стопроцентно потерял форму. Она сбрасывает с ног балетки. Секунду спустя они с Колином стукаются друг с другом бедрами в стиле семидесятых.

Колин подпрыгивает, поворачивается лицом к Эбби и подпевает. В песне говорится о том, как клево она выглядит. Он машет пальцем и посылает ей поцелуй, и Эбби едва сдерживает смех. В это мгновение она любит Колина за его неиссякаемый энтузиазм. Пусть он толстый и лет на десять ее моложе, но почему-то сейчас она чувствует себя привлекательной.

Обожаю танцевать, думает она. В Манчестере я постоянно ходила по клубам, когда мне было столько лет, сколько Колину. И с Гленном мы познакомились на танцах… На секунду сердце сжимается от воспоминаний, но вскоре ее вновь подхватывает музыка.

Парней обычно труднее вытянуть на танцпол, думает Эбби, а ирокез Карла и татуировки Лански явно говорят о том, что поп-музыка семидесятых – не их выбор. Однако стоит Лилли поманить их пальцем, как оба поднимаются и встают по обеим сторонам от нее.

Далее следует Донна Саммер.

– Это моя личная подборка. – Лилли говорит громко, чтобы перекричать стремительный поток звуков синтезатора. – Супер, правда?

В композиции «Я чувствую любовь» слов немного, поэтому подпевают все. Эбби кружится, ощущает голыми ступнями мягкость ковра, ветерок из окна шевелит волосы, и она не может сдержать улыбки. Лилли удивительная, какие ловкие у нее движения, замечает она. Танцует лучше, чем любой из нас, ну и что с того? Я и забыла, как это здорово. Все тревоги будто испарились.

Только Майкл до сих пор сидит на диване.

Кружась, Лилли протягивает ему руку.

– Идите к нам, – зовет она.

– Это не мое, – бурчит Майкл.

– Хватит скучать, – кричит Эбби. – Это так круто!

Майкл качает головой.

– Все нормально.

– А какую музыку вы любите? – спрашивает Эбби, когда композиция заканчивается.

– Ну, раньше я был панком.

– Правда? – Лилли не верит ушам.

– Да, – отвечает Майкл.

Эбби чувствует, что над ним лучше не смеяться.

– Молодец! – Карл в шутку толкает его.

– Пойдем, Майкл… – Колин появляется перед ним как чертик из табакерки. – Не моя эпоха, но с пого я тоже справлюсь.

Колин выглядит комично, подпрыгивая так неистово, что по лбу струится пот, и Эбби опять разбирает смех. А ведь он так и остался в шлепанцах, замечает она, даже после боя с подушками. От широкой улыбки у нее уже болят щеки.

– Как насчет этого? – Лилли берет айпод, листает треки и спустя секунду нажимает кнопку.

Эбби тотчас узнает: «Раскачай Касбу»[9]. Майкл неохотно встает.

– Пожалуй, это еще куда ни шло.

Он начинает танцевать, сперва медленно, потом набирает темп. Элейн все быстрее щелкает выключателем; к этому времени она уже приплясывает и машет свободной рукой. К припеву Майкл окончательно входит в раж.

Танцы продолжаются под еще несколько композиций. Кто-то покачивается или дрыгает ногами, кто-то подпрыгивает или кружится – каждый танцует по-своему, думает Эбби. Кто бы мог подумать, что Майкл так красиво двигается?

Неожиданно раздается резкий стук в дверь.

– Вот черт. – Лилли спешно выключает музыку.

Как дети, которых застали бесящимися посреди ночи, они разбегаются по диванам, хихикая и налетая друг на друга. На ногах остается один Майкл.

Дверь открывается. Это Фил, управляющий.

Они смотрят на него широко раскрытыми, невинными глазами.

– Не хочу портить вам вечер, – строго произносит Фил, проходя в середину холла, – но внизу идет совещание. Можно немного убавить звук?

– Конечно, – невозмутимо отвечает Лилли. – Извините, мы… – Она вдруг осекается.

Проследив за ее взглядом, Эбби видит, что за спиной у Фила Майкл с каменным лицом ставит ему рожки.


предыдущая глава | Другой день, другая ночь | cледующая глава