home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



26

– Привет, – говорит Лилли. – Услышала потрясающую новость.

– Что за новость? – Карен и Таш подаются вперед.

– В наш дом переехала одна семья. Угадайте, как зовут их детей? – Лилли улыбается во весь рот. – Майкл, тебе понравится…

Карен бросает взгляд на Майкла: тот явно озадачен.

– Во-первых, девочка. Ее зовут Бесконечность.

– Хиппарское имечко, – замечает Рик.

– Надо же, – говорит Карен. – Бедный ребенок…

– Надеюсь, считать она умеет хорошо, – добавляет Таш.

– А у сына, – спешит сообщить Лилли, – имя еще круче. Ни за что не догадаетесь, как его зовут…

– Как?

– Ящик, – произносит она с невозмутимым лицом.

– Ящик?!

– Ага. Я-щ-и-к.

Рик гогочет.

– Ты шутишь, – говорит Таш.

– Боже мой! Родители в Брайтоне любят пооригинальничать. – Рита, жительница более консервативного Уэртинга, выглядит озабоченно.

Но мы с Эбби тоже из Брайтона, думает Карен. Впрочем, она понимает, что Рита имеет в виду.

Майкл откашливается.

– Хорошо, что его сестру не назвали Фанерой, – говорит он.

Первый раз слышу от него шутку, думает Карен, смеясь вместе со всеми.

– О, похоже, у вас тут весело, – говорит Джонни, усаживаясь в кресло в противоположном углу холла и сияя улыбкой. – Всем здравствуйте. По-моему, сегодня новеньких нет?

Прошла лишь неделя, а как все поменялось, думает Карен, вспоминая о страхах, мучивших ее семь дней назад. Тем не менее, когда Джонни предлагает начать с переклички и поговорить о целях, ее охватывает нервный трепет.

– Я уезжала домой на выходные, – говорит Лилли. – Было так странно вернуться туда после долгого пребывания здесь. – Она обводит взглядом группу. – Я гуляла с сестрой и играла с племянником Нино. Обожаю этим заниматься. Похоже, дозу лития подобрали хорошо – я совсем не чувствовала расстройства.

Закрученные в спирали золотистые локоны напоминают Карен о дочери.

– Жаль только, что повысился аппетит. Я определенно набираю вес. – Лилли пренебрежительно тычет пальцем в свой худосочный бок.

Мне бы столько жиру, думает Карен.

– В любом случае, моя задача – к пятнице выписаться и посещать дневной стационар.

– Приятно это слышать, Лилли. Кто следующий?

По очереди все берут слово: Рик уменьшил потребление кофеина и теперь испытывает головные боли; у Риты все еще случаются приступы панического страха, и она торжественно обещает больше времени уделять медитации; Таш чувствует себя лучше, помня, что у нее есть поддержка – дневной стационар; Колин расстался с подружкой.

– Мысль о том, что она меня бросит, выедала мне мозг, – говорит он. – Я решил, что сперва нужно поправиться.

Повисает пауза, и Карен уже собирается открыть рот, но ее опережает Майкл:

– На выходных я поговорил с женой… Вернее, это она со мной поговорила. – Он издает сдавленный смешок. – Она предложила… ну… «Общайся с людьми, Микки!» – сердитым голосом произносит он. – И я старался изо всех сил.

– Неплохо получалось, – кивает Эбби.

– На сегодня у меня назначено индивидуальное занятие с Джиллиан. Я попытаюсь быть немного… более открытым.

Майкл вновь усаживается на диван, на лице читается явное облегчение от того, что с речью покончено.

Карен ловит его взгляд и улыбается.

– Моя очередь? – спрашивает Эбби. – Я в порядке… Лучше, чем на прошлой неделе. Меня только беспокоит, что придется оставаться здесь и после пятницы. Я бы тоже хотела выписаться вместе с Лилли.

– Десять дней здесь не срок, – говорит Колин.

– Но мне нужно домой ухаживать за сыном.

– Я его видела, – вставляет Лилли. – Чудесный мальчик.

– Не стоит торопить события или сравнивать себя с другими, – говорит Джонни. – Что вы сейчас чувствуете?

Эбби начинает дергать ногами.

– Наверное, нетерпение.

– И какова ваша задача – не на пятницу, а на сегодня?

– Хм… Перестать думать о будущем?

– Совсем не думать о нем почти невозможно. Хотя, похоже, это стоящая цель. – Джонни на мгновение замолкает. – Остались вы, Карен.

– О… да. – Она все это время витала в облаках и теперь вздыхает. – Я думала о Трое.

В комнате повисает тишина. Насколько Карен знает, Трой мало рассказывал о своем военном опыте. Но каждый из них видел достаточно репортажей из Афганистана, чтобы представить, как ему там приходится: вот он пригнулся в пыли, а рядом взрывается мина; изнемогает от жары в защитной одежде, без возможности принять душ; живет посреди пустыни в палатке на шестнадцать человек; укрывается от снайпера за скалой, отстреливаясь из автомата.

– И поняла, как мне повезло, что я нахожусь здесь. – Она обводит взглядом присутствующих: лица у всех серьезные. – Простите. Я никого не хотела расстраивать.

– Порой тяжело, когда кто-нибудь покидает группу.

– Полагаю, у меня с ним было кое-что общее, потому что я много думаю о смерти…

Джонни кивает.

– Наверное, моя цель сегодня – не думать об этом.

Карен вяло улыбается, хотя внутри все дрожит. Она вдруг с удивлением обнаруживает, что Майкл не сводит с нее глаз.

– Трой храбрый человек, поэтому и возвращается, – говорит он.


* * * | Другой день, другая ночь | * * *