home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



22

Несмотря на пожелание от Эбби хорошего сна, Майкл не выспался, и не только в понедельник, но и вообще ни разу на этой неделе. С каждым днем ему здесь все проще, он понемногу привыкает к распорядку, но все равно предпочитает одиночество, и в пятницу они с Троем сидят в неловком молчании в холле, дожидаясь начала занятий. Наконец – впервые с понедельника – появляется Карен, и напряженность проходит.

– Привет, – говорит она, улыбаясь обоим, садится, достает из большой матерчатой сумки папку и ручку и обращается к Трою: – У вас сегодня последний день, да?

Трой кивает и морщится.

У нее хорошая память, замечает Майкл, жалея, что не спросил об этом сам. Не хотел бы я быть на его месте. Впервые за долгое время Майкл видит, что его жизнь лучше, чем у кого-то.

– Не возражаете, если я спрошу, как вы оказались здесь, в Англии? – продолжает Карен.

– Нет, конечно, – говорит Трой. – Моя часть дислоцируется в Италии, поэтому дешевле нас отправлять на лечение сюда, чем обратно в США. К тому же в ваших клиниках оно не так дорого.

Не скажи, думает Майкл. Наверняка ты предпочел бы лечиться дома. Здесь и без того тяжело, и мне было бы куда хуже вдали от семьи.

Откашлявшись, он произносит:

– Удачи, приятель. Я буду о тебе вспоминать.

– Спасибо. – Трой кивает.

Он выглядит до смерти напуганным, думает Майкл.

В холле появляется Рита и медленно бредет к своему любимому креслу. Затем входят Лилли, Колин и Эбби. Лилли в умопомрачительно короткой юбке и джемпере из ангорки, Колин по-прежнему в шлепанцах, зато Эбби сменила поношенный спортивный костюм, который не снимала все эти дни, на джинсы и веселенькую полосатую майку. Щеки у нее играют румянцем, замечает Майкл, когда она садится рядом и шепчет:

– Привет.

Неплохо, если вспомнить, в каком состоянии она сюда поступила. Приятно видеть, что ей уже лучше. Наконец, появляются еще двое, которых Майкл не помнит: мужчина средних лет с обветренным лицом и молодая женщина с копной курчавых ярко-розовых волос. Лет ей, судя по всему, не больше, чем дочери Майкла.

– Привет, – говорит Лилли и протягивает ей руку. – Меня зовут Лилли. А тебя?

– Таш, – отвечает девушка и дергает головой. – Отвали!

– Ой, – говорит Лилли, отпрянув. – Я не хотела тебя обидеть.

– Прости. – Таш снова передергивается. – Болезнь Туретта[6].

– А. Понятно, не извиняйся. Здесь у нас хорошая компания. И все условия.

– Жопа! – выкрикивает Таш и быстро мигает глазами. – Вообще я здесь не из-за Туретта, а из-за перепадов настроения. Надеюсь, тиков станет меньше, когда успокоюсь немного.

– Конечно. – Лилли поворачивается к мужчине.

– Рик, – представляется тот.

Челюсти у него стиснуты, гортань так напряжена, что он с трудом произносит свое имя. Выглядит очень напряженно, думает Майкл. Забавно, насколько проще замечать это в других.

– Всем доброе утро.

Бет снимает кардиган, знакомится с Таш и Риком, берет маркер и идет прямиком к доске.

– Сегодня мы поговорим о связи между душевным и физическим здоровьем. – Она зубами срывает с маркера колпачок, и Майкл откидывается на спинку дивана. – Мы рассмотрим, как забота о своем физическом состоянии помогает нам не падать духом. Если вы хотите быстрее выздороветь, важно понимать, как взаимодействуют дух и тело. – Бет рисует на доске круг. – Кто из вас знает, что такое пасхальные булочки[7]?

– Отвали, – говорит Таш.

– Уже давно мечтаю сказать это Бет. – Колин подмигивает Таш.

«При чем тут пасхальные булочки?» – думает Майкл. Врачи здесь порой несут бред почище нашего.

Бет делит круг на четыре части.

– Может, кто-нибудь скажет, что находится на этих пересечениях? – Она ждет, не опуская руку с маркером.

– Наверху, в положении двенадцати часов, мысли, – говорит Лилли, и Бет записывает. – Справа эмоции, снизу физические ощущения, а слева – поведение.

– Отлично. Для тех, кто не знаком с «пасхальной булочкой», скажу, что это одна из ключевых моделей, которые используются в когнитивно-поведенческой терапии, или КПТ.

Опять аббревиатуры, думает Майкл. Как же трудно упомнить, что они обозначают.

Бет продолжает:

– Слово «когнитивный» относится к мыслям, и этот вид терапии рассматривает, как поведение влияет на мысли, и наоборот. Кто может объяснить остальные связи?

– Дело в том, что наши мысли воздействуют на эмоции или настроение, а те, в свою очередь, – на поведение и физическую реакцию тела, – говорит Колин.

– Верно. Негативное мышление ведет к тому, что мы начинаем плохо чувствовать себя в эмоциональном плане. Так, если мы считаем, что обязательно должно произойти что-то плохое, мозг принимает эти сообщения и переводит их в физическую реакцию. У кого из вас повышенная тревожность?

Несколько человек бормочут в ответ: «У меня».

– А какие физические ощущения вы при этом испытываете?

– Тошноту, – говорит Рита.

– У меня дергаются нервы, вот здесь. – Эбби вытягивает вперед руки и шевелит пальцами.

– Меня начинает трясти, – сообщает Рик. – Меня вообще частенько потряхивает.

– Меня тоже, – кивает Лилли.

– А у меня учащаются тики, – говорит Таш.

Повисает пауза, но Майкл решает, что добавить ему нечего.

– Я очень волновалась в понедельник, когда впервые сюда пришла, – говорит Карен. – Наверное, этим можно объяснить мою плаксивость в тот день. Да?

– Конечно, – подтверждает Бет. – Тревожность и депрессия часто идут рука об руку.

– Потом мне было неловко. – Карен обводит взглядом присутствующих. – Надеюсь, я не расстроила остальных.

– Вовсе нет, – заверяет Рита. – Утешительно знать, что другие испытывают такие же чувства.

Бет записывает симптомы, включая плаксивость, под «пасхальной булочкой» и вновь поворачивается лицом к группе.

– Вот почему важно заботиться о своем теле. Разумеется, я не жду, что вы будете жить как истинные праведники. Глядя на меня, легко предположить, что я тоже неравнодушна к булочкам. Тем не менее не стоит грузить свой организм дополнительными проблемами – негативное мышление и без того их достаточно провоцирует. Некоторая еда и напитки обостряют тревожность. Потребление каких продуктов нам следует попытаться уменьшить или вовсе исключить?

– Алкоголя, – говорит Трой.

– Кофе, – добавляет Колин.

– Да. – Бет берет стул и садится. – При стрессе иногда возникает желание принять что-нибудь, чтобы себя поддержать, или немного выпить вечером и расслабиться, однако увлекаться ни тем, ни другим не стоит.

– А-а. – Рик подается вперед.

Наверное, что-то осознал, думает Майкл, хотя тут и так все ясно.

– Значит, по-вашему, если у меня привычка к коке, это… м-м… повышает мой уровень тревожности, и я плохо себя чувствую?

Майкл ошеломлен. Ничего удивительного, что Рик весь трясется и выглядит так, будто прожил тяжелую жизнь.

Даже Бет выбита из колеи.

– Э-э…

– Ничего себе. Кока, – произносит Трой с сильным американским акцентом. – Ну и дела.

– Что значит «привычка»? – спрашивает Лилли. – Потому что у нас тут люди с душевными расстройствами, депрессией и подобными вещами. Если вы сидите на кокаине, вам, наверное, нужно на программу, где лечат зависимость, а не сюда. Вы согласны, Бет?

– Подождите минутку, Лилли. Дайте Рику сказать.

Бет явно в замешательстве, думает Майкл. Похоже, администрация что-то напутала.

– Я не про ту коку, – говорит Рик. – Я про кока-колу.

– Ой, – взвизгивает Лилли, и группа покатывается со смеху.

Бет облегченно улыбается и ждет, пока все утихнут.

– Понятно, однако поговорить об этом все равно стоит. Вот вы сказали, что у вас привычка. А сколько кока-колы вы потребляете?

– Да я каждый день ее пью.

– Кока-кола вызывает рак, – говорит Рита.

– Не вся, только диетическая, – поправляет Лилли.

– А сколько вы выпиваете в день? – спрашивает Бет.

– О… – Рик поднимает глаза к потолку, прикидывая в уме. – Пару бутылок.

– Маленьких? Хорошо бы немножко уменьшить порцию.

– О, нет. Я имею в виду две вот такого размера. – Рик на полметра разводит руки. – Сколько в них? Кажется, литра полтора.

Бет в изумлении откидывается на спинку стула.

– Боже! Вы хотите сказать, что выпиваете три литра колы?.. В день?!

– Ага.

– Там же полно кофеина, – говорит Трой.

– Может, Рику перейти на колу без кофеина? – предлагает Карен.

– На вашем месте, Рик, я бы завязала, – качает головой Лилли. – Сэкономили бы кучу денег. Вы сами платите за пребывание здесь, в Мореленде?

– Да-а… – Рик смущен. – И гораздо больше, чем трачу на кока-колу.

– Представьте, что тревожность пройдет, если вы просто перестанете пить колу.

– Ах, если бы, – усмехается Рик.

– Тогда не пришлось бы нести непомерные траты за свое пребывание здесь, да и в эмоциональном плане для вас это тоже было бы лучше.

Потому что поведение и чувства переплетаются друг с другом, думает Майкл. Возможно, в пасхальной булочке все же есть смысл.


* * * | Другой день, другая ночь | cледующая глава