home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



11 (взгляд извне)

Все долго разглядывали снимки солнечных пятен. С этими кляксами звезда напоминала переспелое яблоко, изъеденное червями. Потом Мишка зевнул и почувствовал, что его опять клонит в сон. Это было нормально — после гипносеанса надо перекусить и опять завалиться на боковую. Чтобы организм окончательно пришел в норму.

— Ленка, есть хочешь?

— А то.

Они вместе пошли на кухню. Ленка взяла творожную запеканку, а Мишка соорудил себе циклопический бутерброд с ветчиной.

— Программа у тебя нормально усвоилась? Язык легко понимаешь? — спросил он с набитым ртом.

— Угум. Я уже пару песен прослушала — из тех, что менестрели поют. Очень душещипательно. Советую заценить.

— Делать мне больше нечего. Я лучше послушаю, о чем там король трындит. Только сначала еще посплю.

— Это да. Ну, давай, ближе к магнитной буре увидимся.

Мишка вернулся к себе в каюту, выключил свет и завалился на койку. Поворочался пару минут и провалился в сон. Опять он сидел на пригорке в степи, ожидая кого-то, но теперь уже был уверен — этот «кто-то» обязательно явится. И точно — вдалеке показался всадник. Спешился, подошел и остановился напротив. Типичный местный — загорелый, в простой рубахе, меч на боку. В его лице было что-то смутно знакомое. Мишка всмотрелся и вздрогнул; в тот же миг налетел ураганный ветер. Туземец мертво осклабился, пошатнулся и развеялся облаком лилово-черного пепла…

Мишка открыл глаза и помянул нехорошим словом гипнопроектор. Голова гудела — хуже, чем сразу после сеанса. Пожалуй, надо попросить у Ашота еще таблетку.

Биолог-медик был у себя в отсеке. Стоял перед экраном и рассматривал анатомический скан-снимок аборигена, с которого будто содрали кожу. Мышцы, артерии, сухожилия — все, можно сказать, нараспашку. Мишка порадовался, что не увидел этого перед тем, как улегся спать. Иначе вообще бы такое приснилось, что и свихнуться можно.

— Ага, — сказал он биологу, — рептилоидов не нашли, так опять на местных переключились? Не разгадали еще загадку?

— Нет, Мишаня, не разгадал, — Ашот укрупнил фрагмент, где под кожей между ключицами темнел непонятный сгусток. — Вся анатомия один в один человеческая, кроме вот этой штуки. Для чего она нужна, никак не пойму. Прямо хоть прохожих отлавливай и устраивай вивисекции. А ты чего пришел? Плохо себя чувствуешь, да? Бледный какой-то весь. Ну-ка, посмотри на меня.

Мишка ничего не успел ответить, потому что вдруг ожила система внутренней связи:

— Внимание экипажу. Всем пройти в кают-компанию. Повторяю…

Ашот с Мишкой переглянулись и быстро вышли за дверь. Народ собрался быстро — расселись за столом и приготовились слушать. Капитан спокойно сказал:

— Происходит нечто непонятное. Дзета-привод, как вы знаете, по-прежнему не работает, но теперь это не единственная проблема. Возникают неполадки в других узлах, причем совершенно необъяснимые. Начала барахлить система регенерации воздуха — наладили быстро, но звонок все равно тревожный. Теперь по поводу энергетической установки. Олег, будь добр, выведи на экран.

— Ага, секунду, — Олег что-то быстро подсчитывал на планшете.

— Это из-за магнитной бури? — спросила Ленка.

— Буря, действительно, оказалась сильнее, чем мы ожидали. То есть, параллели напрашиваются. Но у нас везде тройная защита. По всем выкладкам, буря — пусть даже такая мощная — повлиять не должна. Разве что у нее обнаружилась неведомая нам составляющая…

— Палыч, не впадай в мракобесие, — поморщился астрофизик Дмитрий Сергеевич. — Какая еще неведомая составляющая? Был корональный выброс массы — такой же, как на нашем солнце бывает.

— Дима, я разве спорю? Просто говорю, что совпадение по времени налицо. Буря и неполадки. Ну, что, Олег, ты готов?

— Готов.

Бортинженер выводил картинки и схемы, быстро их комментировал. Народ озабоченно хмурился. Если, действительно, возникнут проблемы с энергией, то станет довольно кисло…

— В общем, так, — подытожил капитан. — Пока что, повторяю, ничего страшного не случилось. Но всем быть настороже, чтобы в любой момент перейти на планетолет. Для эвакуации. Все понятно?

Члены экипажа разошлись по своим рабочим местам, только сам капитан все еще сидел за столом, прислушиваясь: видимо, ИскИн опять докладывал ему что-то по личной связи. Мишка и Ленка тоже замешкались — все равно от них сейчас толку не было. Капитан, подняв глаза, побарабанил пальцами по столу.

— Что там, Андрей Палыч? — спросила Ленка. — Еще что-нибудь стряслось?

— Нет, тьфу-тьфу-тьфу. Система регенерации работает штатно. По поводу энергии — опасения пока тоже не подтвердились. Но как-то все это странно…

Практиканты обменялись удивленными взглядами. Капитан сейчас выглядел непривычно рассеянным, будто вспомнил что-то свое, не имеющее отношения к ситуации на борту.

— Андрей Палыч, — сказала Ленка, — а как вы думаете, может, у ящеров тоже была подобная ситуация? Неполадки, метеоритная защита отказала — и бац! Это многое объясняет.

— Это не объясняет главного, — вздохнул капитан. — Откуда неполадки вообще взялись? Ох, чую, удивит нас еще местное солнце. Знаете, один писатель сказал когда-то: «Среди звезд нас ждет неизвестное». И ведь не поспоришь. Мы, если вдуматься, о вселенной почти ничего не знаем. С темной материей, вон, до сих пор не разобрались, хотя разговоры идут с двадцатого века. Да что там материя — на Земле бардак разгрести не можем. Но, вместо того, чтобы разгребать, летим в Магеллановы Облака. Природа у нас такая. Смотрим на небо, и звезды манят — на месте не усидишь. Иначе мы не люди будем, а так, кроты земляные…

Капитан замолчал, опять вызвал снимки и принялся их отрешенно перебирать. Мишка и Ленка смотрели на него с беспокойством.

— Ждет неизвестное… — повторил капитан после долгой паузы. — А мы ведь сейчас не просто среди звезд висим, а между галактик. И понятия не имеем, какие процессы тут происходят. Может, здесь уже не темная материя правит, а какая-нибудь темнейшая? Которая нам вообще волшебством покажется? Я, лично, не удивлюсь.

— Это тоже гипотеза? — спросила любопытная Ленка.

— Да ну, что ты, Леночка. Какая гипотеза? Так, фантазирую, — капитан усмехнулся. — Вы только Диме-астрофизику не рассказывайте, а то он со мной разговаривать перестанет. Я просто устал немного, почти сутки уже не сплю из-за всех этих рептилоидов и магнитных бурь. Или приболел малость. Голова кружится, в ушах то ли звон, то ли шепот. Как будто кто-то меня зовет. Может, вон, само это солнце в крапинку…

Он еще не закончил фразу, когда голографическое изображение над столом исказилось, как от сильных помех. Картинка мигнула, подернулась рябью и, как почудилось Мишке, дохнула нагретым воздухом. Поверхность стола под ней замерцала, словно речная вода под солнцем. Блики сплетались между собой и будто вывинчивались из плоскости, обретали объем. А потом вдруг разом порскнули в стороны, как водомерки, сотканные из тусклого света.

Освещение в кают-компании вырубилось, а через секунду включилось снова, но уже багрово-резкое, аварийное. Пронзительно завыла серена. Голос ИскИна бесстрастно произнес с потолка:

— Красная тревога. Критические повреждения. Выход из строя систем жизнеобеспечения. Экипажу немедленно покинуть корабль. Красная тревога…

— К планетолету! — рявкнул капитан. — Быстро!

— Не получится! — Олег ввалился в кают-компанию. — Шлюз заблокирован, а сам планетолет как мертвый. Хрень какая-то, энергию будто высосали…

— А малый челнок?

— Исправен, вроде. Но там же только два места…

— Так, ясно. Вы двое, — капитан ткнул пальцем в Мишку и Ленку, — бегом на челнок. Отчаливаете и сразу входите в атмосферу. Садитесь на планету, пока управление позволяет. Вперед.

— А вы останетесь? — пискнула Ленка. — Нет, Андрей Палыч, мы вас не бросим!

— Не спорить! Выполнять! Олег, гони их пинками к шлюзу…

Мишка, понимая, что возражать бессмысленно, схватил Ленку за руку и потащил в коридор. Они бежали сквозь багровый стонущий полумрак, а ИскИн вещал все так же размеренно.

Шлюз послушно открылся. Спасательный челнок ждал, раскинув гладкие крылья. Мишка затолкал девчонку в кабину, прыгнул в пилотское кресло. Пульт перед ним ожил.

— Герметизация… Предстартовая проверка…

Ленка всхлипывала. Мишка вцепился в штурвал, вспоминая, чему его учили на симуляторах. Внешняя стена поползла вверх, и перед глазами сверкнула спираль Млечного Пути. Челнок аккуратно выплыл наружу.

— Миша, Лена, — голос капитана звучал в наушниках сквозь помехи. — Что у вас? Управление действует?

— Да, Андрей Палыч.

— Все, тогда летите. Удачи!

Связь прервалась. Мишка развернул бот. Теперь на экране была планета, похожая на диковинный синий пряник в глазури из облаков. А над ней висел умолкнувший звездолет класса «Липецк».

Челнок вгрызался в атмосферу, быстро снижаясь. Обшивка раскалилась, корпус потряхивало. Наконец, крылатая машина пробила облачный слой и помчалась над океаном, заходя на материк с юга. Мишка проверил курс и посмотрел на Ленку. Та уже не плакала, просто сидела молча.

Индикаторы на пульте вдруг моргнули растерянно. Челнок ухнул вниз; Мишка с трудом его удержал. Высота стремительно таяла. Контроль над машиной восстановился, но Мишка чувствовал — это только отсрочка.

— До материка не дотянем! — крикнул он Ленке. — Приводняюсь!

— На остров попробуй! Вон, впереди!

Он тоже увидел небольшой клочок суши и вспомнил мельком, что беспилотники не смогли тут сделать аэросъемку — почему-то возникали помехи. Но сейчас было некогда рассуждать. На острове имелась долина с редкой растительностью. В центре темнело что-то вроде скалы, но рядом хватало места. Задержав дыхание, Мишка опустил машину на грунт.

— Ну, что, вылезаем?

Состав атмосферы давно был изучен по всем параметрам — дышать можно без опаски. Мишка откинул колпак кабины и первым полез наружу. Спрыгнул, огляделся и открыл от изумления рот.

То, что он впопыхах принял за скалу, оказалось симметричным объектом с матовой темно-серой поверхностью. Мишка сообразил, на что похожа эта штуковина: на корабль «рептилоидов», болтавшийся у звезды. Только по размерам намного меньше, и отсутствует длинный хвост. Тоже, наверно, шлюпка для атмосферных полетов.

— Они, значит, на планету успели сесть.

Ленка остановилась рядом. Она совсем успокоилась и даже, вроде бы, улыбалась. Да и сам Мишка чувствовал нечто вроде легкого опьянения. Наверно, это объяснялось повышенным содержанием кислорода в атмосфере планеты. А может быть, еще чем-то. Мысли немного путались, и голову ломать не хотелось. Мишка попытался встряхнуться, напомнил себе о товарищах, которые остались на звездолете. Но авария на орбите казалась чем-то далеким и нереальным.

— Тут хорошо, — сказала Ленка. — Почти как на Земле, правда? Воздух только чуть поплотнее, а сила тяжести чуть поменьше. Летать, наверно, приятно. Жалко, у нас с тобой крыльев нет. А то бы мы развернулись…

— Ага, — хмыкнул он. — Ты была бы сорока, а я какой-нибудь тетерев.

— Убогая у тебя фантазия, Миша. Нет, мы будем другие птицы, волшебные! Я буду вещая птица Сирин с головой девы. А ты — Феникс, который сгорает, но каждый раз восстает из пепла. Ну, как тебе?

— Я согласен.

Она засмеялась. Лиловый дым окутал их, закружил и потянулся к небу, которое темнело с каждой минутой, превращаясь в плотный войлочный полог.


предыдущая глава | Дурман-звезда | Эпилог