home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4

Он отступил еще дальше, прикидывая, сможет ли прорваться к двери. И одновременно пытался осмыслить то, что сейчас увидел. Получается, Древнейшие все-таки могут изменять облик в обычном мире? А не только на Берегу Творения? То есть, Криста ему врала. Или, по крайней мере, утаивала часть правды. Зачем, с какой целью? Впрочем, сейчас это не самый актуальный вопрос…

Ястреб — теперь уже настоящий ястреб, а не аристократ из клана — расправил крылья и сразу заполнил собой полкомнаты. Мелькнула мысль, что пернатый, похоже, не отличается особым умом. В прошлую встречу он спикировал в тесный дворик, из которого не взлетишь, а сейчас вообще оказался в доме. Положим, он убьет человека, но как потом выберется на улицу? Приставит кулон и превратится обратно? Вряд ли получится — кулон совсем маленький, когтищами не ухватишь. Заранее не подумал? Или трансформация напрочь отшибает мозги?..

Крылатый гигант отбросил кресло к стене — легко, будто щепку. Повел головой и придвинулся к человеку. Мощные когти взламывали паркет. Клюв приоткрылся, в глазах плескался огонь.

Ясень нащупал рукоятку меча. Почудилось, что клинок, сделанный из живого металла, сам выпрыгивает из ножен. Ясень взмахнул крест-накрест, отгораживаясь от птицы фиолетовым просверком.

Пернатый отпрянул, будто его стегнули по морде плеткой. Бешено хлопнул крыльями, чуть не свалив тяжеленный шкаф, и заорал надсадно. А потом вдруг заткнулся, рванулся вперед и резко ударил клювом.

Ясень едва успел убрать голову. Бросился влево, развернулся, ударил — мимо. Птица отдернула шею, а правым крылом огрела его, почти размазав о стену. В глазах потемнело, но он не выронил меч. Нырнул под крыло, чтобы избежать второго удара, и полоснул пернатое брюхо.

Птица с воплем извернулась всем телом. Боль окончательно взбесила ее. Секунд десять они метались по комнате друг за другом, сшибая мебель. Сыпалась краска, стены дрожали. Ясень получил длинную царапину от плеча, но и сам два раза попал удачно, чувствуя, как клинок буквально тянет из противника силу.

Поднявшись с пола в очередной раз, Ясень вдруг понял, что стоит у двери. Быстро шагнул в проем. Птица сунулась следом, но не пролезла — в точности, как два года назад. Ясень издевательски ухмыльнулся:

— Что, урод, история повторяется? Я уйду, а ты оставайся. Надеюсь, сдохнешь от голода. Как тебе предложение?

Птичий глаз таращился с ненавистью, клекот стал похож на звериный рык.

— С другой стороны, — сказал Ясень, — между нами осталась некая недосказанность. А я этого не люблю…

Он прыгнул вперед. Птица отпрянула, но клинок вошел ей под ребра. Она пошатнулась, неловко взмахнула крыльями. Не давая опомниться, Ясень рубанул наискось, рассекая грудину, потом еще и еще.

Когда туша на полу перестала дергаться, он отряхнул меч, убрал его в ножны. Огляделся и покачал головой. Даже не верилось, что за считаные секунды можно учинить такой фундаментальный разгром. Искалеченная мебель была присыпана штукатуркой, пятна крови виднелись даже на потолке. Но, что поразительнее всего, оконное стекло уцелело.

Отдышавшись, он быстро обошел все помещения дома. Судя по всему, здесь никто не жил постоянно, но гости бывали периодически. В ванной комнате обнаружился изрядный запас воды, чтобы смыть кровь. Царапина на груди, к счастью, оказалась не такая глубокая. А в спальне на втором этаже отыскалась чья-то рубаха. Теперь Ясень уже не выглядел, как мясник после тяжелой работы. Пора было уходить, причем желательно побыстрее. Птичьи вопли слышал, наверное, весь квартал…

В проулке застучали копыта, послышались голоса. Ясень выругался и осторожно глянул в окно. К счастью, это была не стража. Тучный аристократ в красно-синих цветах Драконов и двое телохранителей остановились, заметив кровь на земле, быстро посовещались и двинулись прочь, на улицу.

Зачем они сюда приезжали? На встречу с Ястребом? Видимо, да. И это странно, потому что Драконы с пернатыми друг друга не любят. Что они тут затеяли? В любом случае, чем меньше он, Ясень, об этом знает, тем полезнее для здоровья. Вот теперь уж точно надо линять…

Он сбежал вниз по лестнице, выскочил во двор и прыгнул в седло. Выехал на улицу и чуть не застонал от досады. Пока Дракон-аристократ и охранники спокойно удалялись направо, слева показались солдаты городской стражи — пять или шесть человек в доспехах. И они, конечно же, заметили Ясеня. Командир показал на него рукой, стражники пришпорили лошадей. Тьма, и как теперь объяснить, откуда во дворе гора трупов, а в комнате — пернатая туша?

Ладно, а что, если…

Мысль, пришедшая ему в голову, еще не успела толком оформиться, а Ясень уже повернул и поскакал вслед Драконам. Левой рукой он держал поводья, а правой торопливо копался в потайном кармане штанов. Телохранители, услышав за спиной топот, развернулись и вытащили оружие. Ясень поднял руки и быстро заговорил:

— Милорд, простите столь драматичное появление, но дело не терпит отлагательств, поверьте…

— Убирайся, — сказал один из охранников.

— Еще буквально секунду. Вот, прошу вас…

Он протянул то, что получил когда-то от Кристы и все эти годы таскал с собой. Драконий знак, кругляш с непонятными письменами. Охранник не шелохнулся, зато подал голос аристократ:

— Откуда это у тебя?

— Мне дала его леди Криста, Седьмая Волна серебряного прилива.

Титул, о котором посторонние просто не могли знать, сразу произвел впечатление. Аристократ подобрался и впился в Ясеня взглядом:

— Что тебе нужно?

— Встретиться с ней как можно скорее.

— Почему подошел ко мне?

— Я только сегодня прибыл в столицу, и не знаю, где искать леди Кристу. Вы первый Дракон, которого я увидел, — ответил Ясень и сам удивился тому, что не соврал ни единым словом.

— Я понял. Теперь молчи.

Стражники уже были рядом. Их седоусый командир произнес почтительно, обращаясь к аристократу:

— Милорд, спасибо, что задержали этого человека. Вы очень помогли нам, теперь мы его допросим…

— Задержал? Десятник, вы что-то путаете. Этот человек с нами.

— С вами? Простите, но мы же видели, как он выехал из проулка…

— И что же? — аристократ поднял бровь. — Мы тоже оттуда выехали. За несколько секунд до вашего появления. Что из этого следует?

— Но, как же так, милорд? Что вы там делали?

— Вы требуете отчета? У меня? — осведомился Дракон очень мягким, доброжелательным голосом.

— Нет, милорд, — кисло ответил стражник.

— Отрадно слышать. Впрочем, извольте — мы ехали по параллельной улице и заметили кровь в проулке. Свернули, посмотрели, двинулись дальше. Решили, что не будем мешать профессионалам делать свою работу. И, как видите, не ошиблись — вы появились буквально следом за нами. Надеюсь, вы разберетесь, что там случилось. Вот, собственно, и все. У вас еще остались ко мне вопросы?

— Никак нет. Прошу прощения за беспокойство.

Десятник хмуро отдал честь и, развернувшись, поскакал прочь. Остальные бойцы последовали за ним. Дракон посмотрел на Ясеня:

— А ты действительно был в том доме?

— Что вы, милорд! Увидел вас в соседнем квартале, поехал следом через проулок. И вот, наконец, догнал.

— Ага, — аристократ кивнул, словно и в самом деле поверил. — А когда ты познакомился с Кристой?

— Семь лет назад.

— При каких обстоятельствах?

— При весьма печальных, милорд. Полагаю, она не хотела бы, чтобы я вдавался в подробности. Но леди приказала мне ее разыскать, как только я выполню то, о чем она попросила.

— И ты, значит, выполнил?

— Да, милорд. Уверен, что новости будут ей интересны.

— Пожалуй, — согласился Дракон рассеянно, что-то сопоставляя в уме. — Семь лет, говоришь? Что ж, не будем затягивать еще дольше. Порадуем прекрасную даму.

Они скакали по улице, и встречные сразу уступали дорогу. Ясень подумал, что пребывание в клане, из которого происходит король, имеет свои приятные стороны. Ради них можно смириться с определенными неудобствами. Например, с красно-синими полосками на лице…

Свернули к дворцу. С близкого расстояния стало видно, что королевский купол не отлит полностью из фиолетового металла, а лишь покрыт густым и сложным орнаментом. Вокруг купола на равном расстоянии друг от друга тянулись к небу три башни — по числу древнейших родов. Причем одна (драконья, стоящая ближе к морю) была заметно выше, чем две другие. Башни соединялись кольцеобразной невысокой стеной и в таком виде символизировали корону с тремя зубцами.

Аристократ направился прямо к башне Драконов, которую злые языки называли гадючником — в отличие от «скворечника», принадлежащего Ястребам и «псарни», где обитали Волки. Шутить на эту тему особенно любили выходцы из захудалых родов, отчаянно завидующие Древнейшим.

Массивные створки ворот открылись, впуская всадников. Аристократ кивнул бойцам на входе и первым заехал внутрь. Ясень держался за ним, вспоминая недавние слова вестницы: «Во дворец ты войдешь молча, без всяких криков». Дева-судьба, как водится, оказалась права.

Пространство между стеной и куполом тоже было разделено — как круглый торт, разрезанный на три части. Так что у каждой башни имелся собственный двор. И, соответственно, король мог выйти из купола только на территорию одного из трех кланов. Наверно, это должно было подчеркнуть их ключевую роль в государстве. Хотя, конечно, никто не отменял подземных ходов…

— Ну, и как тебе? — аристократ, похоже, пришел в хорошее настроение.

— Очень красиво, милорд. Позвольте спросить — вы тут и живете, в башнях?

— Еще чего, — он хмыкнул. — Это присутственные места. Конторы, если угодно. Вот ты бы стал жить в конторе?

Они спешились, передали лошадей дворне. Вошли в вестибюль, где горели многочисленные светильники. Телохранители остались снаружи. Аристократ направился к неприметной двери, за которой обнаружилась клеть механического подъемника. Слуга впустил их, что-то лязгнуло, заскрипело, и клеть начала подниматься. Наверху их встретил другой слуга — поклонился и указал на ступеньки, ведущие еще выше.

Наконец, дневной свет ударил в глаза, ветер дохнул в лицо. Ясень огляделся и понял, что он на вершине башни, на смотровой площадке. Над головой синело чистое небо. А у перил, опершись на них локтями, стояла Криста.

Погруженная в свои мысли, она не обернулась, но Ясень легко узнал ее со спины — высокую, гибкую, как змея, с прямыми темными волосами. Даже в городе она предпочитала походный стиль — облегающие штаны и высокие сапоги. На поясе привычно висел клинок.

Тучный аристократ, который доставил Ясеня, подошел к ней и остановился рядом. Заговорил не сразу:

— Знаешь, пожалуй, утром наша беседа свернула не в ту сторону. Давай попробуем снова. И в знак перемирия позволь оказать тебе маленькую любезность.

— Что ж, попробуй.

— Я кое-кого привел.

Она повернула голову. Медленно распрямилась, шагнула к Ясеню, всмотрелась в его лицо. За прошедшие годы Криста не слишком переменилась, только скулы теперь выделялись резче, и появились морщинки в уголках глаз.

— Да, — сказала Криста аристократу, — ты сумел меня удивить. Могу ли я ждать и других приятных сюрпризов? Например, касательно предмета последнего разговора?

— Увы, — тот развел руками, — я выполняю волю моего короля.

Она усмехнулась. Вернулась к перилам, долго молчала, глядя на море. Ветер трепал ее волосы. Потом она сказала негромко:

— Я знаю короля не хуже тебя. Еще с тех времен, когда он только учился держать клинок. И пусть я не родная сестра ему, но в юности мы почти каждый день проводили вместе. Он был простой паренек и, скажем прямо, отнюдь не государственного ума. Мечтал о дальних походах и драках с варварами. Но знаешь что? В те дни он все равно мне нравился больше.

— Послушай, — сказал тучный Дракон, недовольно покосившись на Ясеня, — сейчас не лучший момент. Семейные дела мы обсудим после. Наедине.

— Нет. Я хочу, чтобы он тоже услышал. Так вот, с возрастом король слегка поумнел, но оставался все тем же славным рубакой. По крайней мере, так было семь лет назад, перед тем, как меня убили. Но вот я вернулась и вижу — Его Величество стал другим человеком. Теперь он вспыльчив без повода, угрюм и неспособен воспринимать разумные доводы. Ему на каждом шагу мерещатся заговоры, он шепчется с начальником дворцовой охраны и гнобит беднягу лорда-арбитра. А когда я пытаюсь вмешаться, стражи короны мне вежливо намекают, что надо умерить пыл.

— Ты еще не совсем оправилась. И видишь все в черном свете. Это естественно, такие ранения не проходят бесследно.

— Правда? В черном свете, значит? На малом совете речь заходит о том, что патрули на птицах ведут себя слишком нагло. А король пожимает плечами и говорит, что ничего страшного. Он, мол, даже не против, если такая птичка клюнет в маковку одного надутого лорда. Для вразумления. Тонкий солдатский юмор, совершенно в его манере! Но никто почему-то не улыбается, а страж короны делает пометку в блокноте…

— Криста, — Дракон поморщился, — ну, правда, давай не будем начинать снова! Отдохни, побеседуй с гостем…

— Обязательно, — она серьезно кивнула, — я давно его жду. С тобой же мне больше нечего обсуждать. Просто еще раз повторю напоследок — король уже не тот, кого я знала семь лет назад. За того, прежнего, я готова была умереть. А ради нынешнего не ударю палец о палец. Даже если он будет молить о помощи.

— К чему ты клонишь? — глаза Дракона недобро сузились.

— К тому, что солнце вот-вот заплачет. В столицу явился странник, крадущий чужие души. И он уже во дворце.


предыдущая глава | Дурман-звезда | cледующая глава