home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 23

Мы с Руби продолжали медитировать на полу. Я машинально почесывала ее за ушком, а она млела от этой нехитрой ласки. Прошло еще некоторое время, Илондра все не возвращалась.

— О-ох! — проскрипела я, вставая и потягиваясь. Несколько раз наклонилась в разные стороны, покрутила торсом, помахала руками и ногами, разгоняя застоявшуюся кровь. Гончая тоже вскочила и весело наблюдала за моей зарядкой.

— Все тело затекло. Руби, как думаешь, скоро за нами придут? — задала я риторический вопрос, не надеясь, что она мне ответит.

— Еще нескоро, красавица, — с насмешливой интонаций произнес мужской баритон за моей спиной. Неожиданно прозвучавшие слова заставили меня завопить и шарахнуться. Едва не упала, потому что запуталась в собственных ногах. Руби тоже явно не ожидала, что тут кроме нас с ней есть кто-то еще и, оскалившись, припала к полу. А я вытаращилась на алтарь.

Там, согнув одну ногу в колене и упираясь каблуком сапога в его каменную поверхность, сидел…

— Демон? — прошептала я.

— Ну да, — усмехнулся огненно-рыжий рогатый мужчина. И игриво так помахал мне хвостом.Одет сей представитель иного мира был в черные суконные брюки и черную шелковую рубашку, расстегнутую почти до середины груди. На ногах — высокие сапоги с пряжками и квадратными мысами. На поясе — тонкий меч в драгоценных ножнах.

— Мама! — выдохнула я и попятилась.

— Ну что ты, дорогая, — с той же ленивой насмешкой в голосе ответил мне этот рыжий тип. — Я не твоя мама. И не папа. И самое смешное, что даже не твой дедушка. — Ик! — на меня вдруг неожиданно напала икота.

Я прикрыла ладошкой рот, пытаясь сдержаться, но… Когда и кому удавалось победить икоту одним только желанием перестать сотрясать воздух? Вот и у меня не получилось.

Подумалось, а почему самое смешное в том, что он не мой дедушка? Логики в данном заявлении я не видела.

— Ты мне не рада? — одна рыжая бровь гостя поднялась.

— Не… ик… очень. Ик!

— Ну во-о-от! — фальшиво расстроился мужчина. — А я так спешил!

— Нет-нет! Ик. Вы это… ик… можете возвращаться… ик… домой. Ик! — припечатала в конце особенно громко и сглотнула.

— Отчего же ты меня гонишь? Я тебе не нравлюсь? — хвост с рыжей кисточкой на конце снова призывно качнулся.

— Ик. Нравитесь. Только… Ик! — Я помахала себе на лицо обеими ладошками. — Фухх…

— Да-да? Я весь внимание?

— Вы — демон! Ик!

— Какое меткое наблюдение, — расхохотался он. — А ты — княжна Горгулий. И, кстати, моя троюродная или четвероюродная кузина, я вечно путаю.

— И-ик?! — окончательно оторопела я. — Это как? Ик!

— Мой прадед и твой — родные братья.

— Оу! Ик! — перемкнуло меня.

— Ты странная, — в голосе демона появилась задумчивость. — И с Тьмой у тебя полного слияния не было, хотя в тебе ее много. В чем же проблема? — Он потер подбородок, вглядываясь в меня. Руби он словно не замечал, абсолютно игнорируя ее присутствие.

— А как тебя зовут, кузен? Ик! — решила я сменить тему и тоже перейти на «ты». А то чего это он мне тыкает? Да и родня вроде как. Какая никакая, но… Вот ведь уллис, мало мне Горгулий было!

— Ах да! Приношу свои глубочайшие извинения за невежливость! — Он спрыгнул с алтаря

и картинно поклонился. — Рихард!

— И-ик… Иржина!

— Какое прелестное имя! И ты — настоящая красавица! — отвесил он мне комплименты.

— Ты тоже ничего, братишка, — решила я сразу расставить все точки над «i». — А мой дедушка не придет? А то я бы познакомилась.

— Твой дедушка? — рыжие брови снова взметнулись, на этот раз удивленно. — А он-то тут

зачем?

— Ну как же? Я ведь приехала в Лисаард, чтобы познакомиться с родней с маминой стороны. Вот с бабулей уже имела несчастье пообщаться. А деда, прадеда и прочую родню с мужской стороны можно ведь увидеть только тут. Ну и вот… — сумбурно закончила и поняла, что икота у меня прошла.

— Ну что ты, кузина, — чарующе улыбнулся мне Рихард, подошел вплотную к рубиновой линии пентаграммы и замер по ту сторону. — Я здесь совсем для другого.

— Да-а? — прикинулась я дурочкой. — То есть с дедушкой познакомиться я не смогу? Какая жалость!

— Иди ко мне, я тебя утешу, — томно произнес он и поиграл бровями. Какие они у него подвижные… Словно своей жизнью живут.

— Не могу, — честно ответила я.

— Почему?

— Я стесняюсь!

Такого ответа не ожидала услышать даже Руби. Гончая обалдело обернулась и посмотрела на меня, как на идиотку. А я что? Я ничего.

Рихард тоже опешил. Заложил руки за спину и несколько раз перекатился с пяток на мыски, пристально рассматривая меня. А я скромно потупила взор и поводила перед собой мыском туфельки.

— Кузина, — ласково позвал меня демон. — Мне кажется, или ты не утратила эмоций?

Почему у меня ощущение, что надо мной издеваются?

— Даже и не думала, дорогой кузен! — воскликнула я. — Напротив, я очень рада знакомству с родственником. Знаешь, Рихард, всегда мечтала о брате, а лучше — о двух. И один у меня появился год назад.

— Он сейчас совсем еще крошка?

— Нет. Ему двадцать пять лет.

— Это как?

— Он мой названный брат. Двоюродный племянник императора Дагорна.

— Дагорна из клана Тенеходящих? — уточнил рыжик.

— Да-да! Ты знаком с Грегорианом?

— Нет. А вот с его дядей имел честь видеться однажды.

— Оу! — опешила я. Император мне об этом не рассказывал. Интере-э-эсно…

— Погоди-ка, — Рихард нахмурился. — Если Грегориан — двоюродный племянник Дагорна и твой названный брат, то сам Дагорн — твой родственник?

— Нет! — уверенно ответила и покачала головой. Рихард заметно расслабился, а я закончила фразу. — Он — мой жених!

Рихард завис, осмысливая. Демон молчал, я тоже. Руби, поняв, что нападать на меня не пытаются, села и, наклонив голову набок, свесила язык.

И вот этот совсем по-собачьи вывешенный язык добил рыжего.

— Гончую где взяла? — вопросил он меня.

— Нашла.

— Где?

— У князя лиграссов во дворце.

— И что она там делала? — рыжие брови снова взлетели вверх.

— Скучала, голодала и вообще была очень несчастной, — ответила я и ласково посмотрела на Руби.

— А метку принадлежности каким образом умудрилась нанести?

— Меня в Обители знаний Дух Хранитель научил.

— Так! — принял какое-то решение демон. — Похоже, ситуация вышла из-под контроля. Все идет совсем не так, как должно было бы. Поэтому…

— А как должно было идти? — влезло мое любопытство. Ну не смогла я промолчать. Не смогла!

— Вообще-то я должен был стать твоим первым мужчиной и отцом твоей дочери, — обронил кузен и взъерошил вихры. — Именно для этого меня спешно вызвали. Точнее, не конкретно меня, а вообще. Но я был свободен и решил, что… Неважно.

— Не-э-т. Ничего не вышло бы, — покачала я головой, отвечая на первую часть его слов, и пояснила на вопросительный взгляд. — Первый мужчина у меня уже был. Мой жених. И отцом моих детей, дочери ли, сына ли, тоже будет он.

— Умрешь тогда скоро, — равнодушно сказал демон. Развернулся и вернулся к алтарю.Подумал пару секунд и уселся на него.

— Чего это?! — возмутилась я.

— Первый ребенок у княгинь Тьмы должен быть от демона, и никак иначе.

— Дагорн не согласится, — озвучила я очевидное.

— Это его проблемы.

— Вообще-то — это мои проблемы! А умирать обязательно?

— Нет, не обязательно. Но просто так ты родить ребенка от этого своего Дагорна не сможешь. Ригарда же с твоим решением не согласится. Нравится тебе или нет, но пока что именно она официальная Хранительница половины артефакта. Соответственно, без ее согласия ты не получишь к нему доступа. А без него…

— Мгм, — промычала я и села на пол.

— Мугу, — кивнул Рихард.

Мы помолчали. Ситуация со всем этим деторождением и артефактом складывалась непонятная и запутанная. Я-то думала, что это бабуля, чтоб ей икалось, приложила свою руку к смерти мамы путем применения Тьмы. А сейчас, со слов Рихарда, становилось понятно, что все

не так однозначно. То есть Ригарда однозначно виновата, но пока не совсем ясно, в чем конкретно. Пауза тянулась и тянулась. Демон хмурился, я… тоже хмурилась.

— Слушай, Рыжик, а давай… — первой не выдержала я.

— Как ты меня назвала?! — изумленно воскликнул гость.

— Рыжик. А что? Ты в зеркало смотрелся?

— Ну ты и наглая, Малявка!

— Да ладно тебе! Ты же мой брат. Хоть и четвероюродный, но брат. Так что я по-родственному.

— Гм…

— Так вот, Рыжик. Предлагаю познакомиться получше. Ты мне расскажешь про моих родственников-демонов, про себя и про всю эту туманную историю с воспроизведением потомства у Горгулий. А я тебе про себя, про папу, и про свои приключения. Идет?

— Малявка, да ты сверхнаглая! — выдохнул он, но в его интонациях определенно слышалось не осуждение или гнев, а восхищение.

— Ну… есть немного, — признала я. — А что делать? Жизнь такая! Была бы скромной милой овечкой — сожрали бы. При дворе — тот еще серпентарий. Так что, братишка?

— А давай! — неожиданно весело рассмеялся свалившийся невесть откуда кузен. — Ты мне определенно нравишься. Наглая, смелая, упертая. Надоели дрожащие от страха медузы и квелые холодные рыбины, у которых не осталось эмоций. Никакой радости от общения. Топай сюда, Малявка! — Он приглашающе похлопал по алтарю рядом с собой. — А то на холодном

камне застудишь себе все, а тут я подогрею. Я вскочила, но прежде чем перешагнуть рубиновую линию пентаграммы, потребовала:

— Рихард, только поклянись, что не причинишь мне никакого вреда, не попытаешься использовать и не станешь ни к чему принуждать. Мы с тобой — родня, и пусть все так и остается.

— Клянусь, Иржина. — Он повторил мои слова, но на языке демонов. А я оценила свое усердие в изучении их языка — все поняла. Хотя сама так чисто сказать не смогла бы, с произношением у меня пока плохо.

— Принимаю твою клятву, Рихард! — ответила я, тем не менее, также на демоническом языке и с удовольствием полюбовалась изумлением, проступившем на его лице. — Со своей стороны клянусь не причинять тебе вред своим Светом или иным способом. Только в случае самообороны.

— Ты откуда?.. — ошарашенно спросил он.

— Сейчас расскажу! — Я переступила рубины, подошла и устроилась рядом с кузеном на алтаре. — Это долгая история. Рыжик, а у тебя, кстати, поесть и попить ничего нет? А то меня бабуля, горгулью ей в печенку, обманом сюда заманила. И я тут уже давно. Чувствовала я себя странно. Умом понимала, что ввязываюсь в невероятную авантюру. Осознавала, что вот этот насмешливый рыжий рогатый тип — демон. И доверять ему полностью не стоит. Демоны, они… демоны и есть. Этим все сказано. У них совершенно иной кодекс чести, совсем другие моральные устои. В то же время голова немного кружилась от адреналина, а в крови бурлил кураж. И еще… Моя интуиция молчала. Совсем! Да я Ригарде и Инияре не доверяла намного сильнее, чем вот этому новоявленному родственнику, пусть он и демон. Наверное, оттого, что Рихарду от меня ничего не было нужно. Пришел развлечься, а тут наглая и не лишившаяся эмоций кузина. Познакомились, заинтриговали другу друга, и вот результат. Было понятно, что его распирало такое же любопытство, как и меня. Что ему тоже интересно. Через пять минут на ровном теплом камне алтаря была расстелена накрахмаленная

белоснежная скатерка, и на ней расположились блюда с едой, приборы, фужеры и графины с соком и вином. Рихард перенес все это из своего дома, и мы с ним в четыре руки споро накрыли «на стол». А для Руби демон развел костер. Не знаю, как он это сделал, но прямо на голом каменном полу заполыхало пламя, в которое и нырнула огненная гончая. Разумеется, прежде чем пригубить напиток или отправить в рот кусочек еды с тарелки, я

все проверяла. Украдкой, конечно же, чтобы не обидеть кузена недоверием, но все же. И помогало мне в этом подаренное Дагорном кольцо-роза. По его словам, учитывая неоднородную структуру камня и прочие составляющие кольца, на него было навешено… Да чего там только не было. В том числе способность определять наличие вредных примесей, как то: ядов, химикатов, травяных настоек и магических наговоров. В случае если бы Рихард подмешал в угощение что-либо из перечисленного, то каменная роза поменяла бы цвет, а платиновый ободок немного нагрелся.

Кузен делал вид, словно не замечал моих манипуляций. Но потом я случайно столкнулась с его хитрым взглядом и осознала, что он все видел.

— Ну извини, — ничуть не раскаиваясь, пожала я плечами. — Ты же понимаешь…

— Понимаю, конечно, — фыркнул он. — Хорошее колечко. И браслет у тебя… замечательный, — кивнул он на подарок Илондры.

— Не жалуюсь, — сдержано улыбнулась я.

— Ну что? Кто первый будет рассказывать? Ты или я?

— Давай ты? А то я так есть хочу, что ужас.

— Наглая прожорливая бесстрашная Малявка, — констатировал Рихард, проследив взглядом, как я откусила кусок мясного пирога. — Круто! Твой дед оценит такую внучку.

— Мугу, — промычала я. Проглотила и добавила: — А еще я совсем не умею вышивать, терпеть не могу музицировать и писать картины акварелью. Увы! Да и не дали боги таланта. Вместо этого гоняю на мотолете, и заняла первое место в заезде. Не одна, правда, а с признанным победителем наравне. Но сам факт!

— Вау! — картинно изумился демон, округлив глаза.

Я скромно потупилась. Ну да, а что? Сам себя не похвалишь… Правда, потом не выдержала и прыснула от смеха.

…Через полчаса я объелась, и начала подкармливать Руби, которая от костра

переместилась к нам поближе. Когда это моя гончая отказывалась от еды? Не обращая внимания на вытаращившегося в изумлении Рихарда, я подсовывала ей вкусные куски. А кузен пока рассказывал. Периодически смачивал горло вином и продолжал говорить. Итак, картина бытия складывалась такая. Много-много столетий назад, когда части амулета, послужившего причиной разделения мира на две империи, спрятали в разных местах, им были назначены Хранители. С самим жезлом все было просто. Фаллический символ, намеки на гендерные различия и все такое, и его стали стеречь мужчины из клана Тенеходящих. Собственно, Дагорн и являлся прямым наследником и потомком рода Хранителей. Все прочие члены клана были его поддержкой. Не слугами, нет. А… охраной, опорой, теми, кто берег того,

кто берег часть амулета. Звучит глупо, но по сути все именно так и было. Тенеходящие также на определенном этапе жизни должны были проходить специфический обряд, но тайны оного Рихард мне открывать не стал. Щелкнул по носу и заявил:

— Обойдешься. Таким Малявкам, как ты, этого знать не нужно.

— Ну и ладно, не очень-то и хотелось, — не стала я обижаться. — Продолжай, Рыжик. И он продолжил. С Хранительницами, которые берегли камень с жезла — черное «сердце», было сложнее. Женщины, они такие… женщины. Они влюблялись, теряли головы и готовы были забыть о

своей высокой миссии ради любимых мужчин и детей. Хуже того, они могли проболтаться об этой тайне какому-нибудь авантюристу, задурившему им голову. И вот тогда в эту ситуацию вновь вмешались боги и стихии, а именно — призвали на помощь… Да-да, демонов! Жителей изнанки нашего мира. Нет, выпускать в этот мир рогатых бестий никто не собирался. Хотя они,

конечно же, являлись сюда, но тайком, стараясь не попадаться никому на глаза. А вот в той части, которая касалась женщин из княжеского рода Горгулий, тех самых Хранительниц, демоны блюли свою часть договора. По призыву правящей княгини, в указанное время в храм

Тьмы являлся один из рогатых красавчиков. В обязательном порядке дабы пролить девственную кровь на алтарь…

Тут я снова не выдержала и перебила кузена:

— Рихард, ты прости меня неразумную, но зачем?! — выделила я интонацией последнее слово. — В чем смысл?

— Малявка, исключительно из родственных симпатий открою тебе страшную тайну, — прошептал он, наклонившись ко мне.

— Да? — повелась я на провокацию.

Демон хитро улыбнулся, а в его глазах заплясали искры:

— На самом деле, Иржина, ты — уже большая девочка, и должна это знать и сама. Не верю, что это знание утеряно в Алсариле, — и продолжил, увидев мои удивленно распахнувшиеся глаза. — Ты знаешь о том, что у девственной крови совсем иная энергетика? Что это не то же самое, что может вытечь из порезанного пальца или ноги? Я кивнула. Ну да, что-то я об этом читала. Но так как не маг, то не вдавалась в подробности.

— А про то, что первый партнер женщины накладывает отпечаток на ее последующую жизнь? С огромной долей вероятности все дети, которые родятся у женщины в будущем, будут хоть в чем-то похожи на ее первого мужчину.

— Да ну! Чушь какая-то! — возмутилась я. — Абсолютно недоказанная теория!

— В случае с демонами это не теория, а самая что ни на есть реальность. Все — и если я говорю все, то это означает именно все! — дети княгинь Горгулий, от кого бы они их не родили, несут в себе часть демонической сущности. Не крови, уточняю, а сущности! Кроме того, из соображений сделать Хранительниц неподверженными влиянию извне, отцами маленьких

княжон становились демоны. Без вариантов. Такая совокупность — полное слияние с Тьмой и кровь демонов, делает княгинь устойчивыми и… лишенными эмоций. Для них на первом месте

остается их долг — хранение части артефакта. Это их главная миссия. Все прочее — второстепенно. Разумеется, дочерей зачинали не в первую же ночь, а позднее, когда девушка становилась готова к материнству, но тем не менее. И всегда первый ребенок — дочь, чтобы обеспечить род наследницей. Иногда княжны решали родить две и более дочери. Схема та же —

призвать в оговоренное время мужчину-демона и зачать ребенка. Бывает, что девушки решают еще родить детей от простых мужчин, но от таких связей появляются на свет только сыновья. И они не могут наследовать трон и не владеют способностью к управлению Тьмой.

— То есть это обязательно, что первый ребенок — дочь и обязательно от демона… Но исключительно для того, чтобы княгини не ввязывались в любовные авантюры и не теряли головы. Правильно?

— Верно.

— Гм, — задумалась я. Интересно, а как же мама? И, не выдержав, спросила: — А ты не знаешь, моя мама, Анлисса… Она? — у меня язык не поворачивался спросить, с кем она лишилась девственности. С папой или?..

— Тебя интересует вопрос насчет ее девственной крови? — понятливо переспросил Рихарди я, смутившись, кивнула.

— Эту часть она провела по правилам, здесь. Я не знаю с кем, — покачал головой, увидев,что я открыла рот. — А вот, глядя на тебя, меня очень интересует, кто твой отец? И где Анлисса?

— Мамин муж и мой отец — светлый маг. А мама умерла после родов, — грустно ответила я.

— А где ты родилась? Тут, в храме Тьмы?

— Нет. В Калпеате, в храме Великой Матери.

— Хм. Интересно, — протянул Рихард. — И Ригарда допустила это?

— Ну, она пыталась настоять, чтобы мама избавилась от беременности. Но срок был уже большой и…

— Вот оно что, — присвистнул кузен. — Тогда неудивительно, что Анлисса умерла.

— Поясни?

— Слушай, ну я понимаю, что тебе ничего не рассказала мать, раз она умерла. Но почему тебе не объяснила Ригарда? Ты же вообще ничего не знаешь!

— Ригарда… — скривилась я. — Она была бы счастлива, если бы я вообще не родилась.Как же, дочь светлого… Обо мне она узнала совсем недавно, а до того считала, что наследная княжна — Инияра, раз Анлисса умерла. Проведав же, что я жива, княгиня приехала и сразу начала качать права. Требовала, чтобы я отказалась от своей жизни и приняла наследство. Ей

плевать на меня. Княгиню волнует только то, чтобы я родила дочь, которая станет прямой наследницей. И объяснять мне она ничего не стала, хотя я пыталась узнать хоть какие-нибудь подробности. Но нет! Ригарда привела меня сюда якобы на экскурсию и обманом скинула в это подземелье.

— М-да, — хмыкнул Рихард. — Тогда слушай, кузина. Если ты хочешь выжить и не умереть во время родов, то они должны проходить здесь, в этом храме. Без вариантов. Видишь ли… Вы, как Хранительницы, крепко повязаны с той частью артефакта, которую оберегаете. Он дает вам силы, а вы — питаете его. Сложно объяснить, это из области тонких структур, так как артефакт этот божественного происхождения, а не рукотворный. Точнее сказать не смогу, я ведь всего лишь демон, а не бог. В двух словах — во время рождения девочки княжеского рода непременно должен присутствовать камень с жезла. Но ты ведь понимаешь, что из хранилища

его выносить нельзя. Соответственно рожать приходится тут. Кстати, ты единственная девочка, чей отец не призванный демон. Даже не знал, что такое возможно. До того все дети княгинь от смертных были мужского пола.

— То есть мама умерла потому, что мое рождение происходило вдалеке от артефакта, — сделала я заключение. — И Ригарда, зная о том, что ее дочь умрет во время родов, тем не менее,не увезла ее сюда и не спасла. Небось, надеялась, что и ребенок не выживет. Какая же су… —проглотила я окончание ругательства и скрипнула зубами.

— Вряд ли Анлисса не знала, на что идет, — не оценил моей злости демон. — Ригарда не могла не рассказать ей об этом. А она, глупышка… Как ее угораздило связаться со светлым магом, да еще выйти за него замуж?!

— Наверное, она пыталась изменить свою судьбу.

— Ну что ж… Предначертанного не избежать, — пожал плечами Рихард. — Если так случилось, значит, боги допустили, а может, и вмешались. Посмотрим, во что все это выльется дальше. Одно то, что судьба свела тебя с Дагорном из клана Тенеходящих… Похоже, боги и стихии решили изменить расклад.

— В смысле?

— Ты в курсе, что совместный ребенок двух Хранителей сможет собрать воедино части артефакта и воспользоваться жезлом?

— Э?

— Я только не знаю, мальчик — как потомок Тенеходящих, или девочка — как носительница крови Горгулий. Но по легенде, кто-то из детей, рожденных в союзе двух родов, сможет соединить два материка обратно.

— Не стоит этого делать. Я выросла в Светлой империи, и поверь, они все также ненавидят темных. Там полагается смертная казнь за применение темной магии.

— Ну, мое дело рассказать, а там уж как боги решат, — Рыжик подмигнул мне.


ГЛАВА 22 | Предначертанного не избежать | ГЛАВА 24







Loading...