home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


8

В лимузине они молчали. Тони сидел, откинувшись на подушки и закрыв глаза — видимо, все-таки перебрал, — а Линда смотрела в окно. Ее бросало то в жар, то в холод. В жар — потому что она понимала, что сейчас должно произойти, и одновременно страшилась и желала этого. В холод — при мысли о том, что, когда Тони заснет, ей предстоит отправиться на разведку и добыть информацию незаконным путем. Она, работающая на закон, прибегает к таким средствам! Может быть, Алекс и прав, но от предложенного способа Линду тошнило.

Как бы ей хотелось, чтобы не было ничего этого! Чтобы она была просто Линдой Тайлер, обычным финансистом, а Тони Мэтьюс — тривиальным миллиардером без склонности к преступной деятельности! Он ей понравился, правда понравился. Несмотря на его безумие, а он совершенно точно не слишком нормален. Нет! Он вообще ненормален! Психиатры по нему плачут! Адские нагрузки, невоздержанность в алкоголе и связях… Линда очень хотела бы, чтобы Тони был другим. Но она не в силах и не вправе его менять. И она смотрела в окно, а Тони, похоже, дремал. Дыхание его было неровным.

Ехали минут пятнадцать. Наконец лимузин затормозил у очередного высотного здания, каких полно в Нью-Йорке. Линда знала, что у Тони здесь трехэтажная квартира, у нее даже был приблизительный план. Это было его любимое место обитания. Еще у него, кажется, есть гигантский дом в Калифорнии, но там он почти не живет.

— Приехали, сэр. — Дейв распахнул перед Мэтьюсом дверцу.

— Да, верно. — Тони тяжело поднялся и вышел из машины, в то время как Линде помогал выйти Сэм.

Телохранители следовали за парочкой будто тени. Интересно, когда Тони поведет ее в спальню, Дейв и Сэм останутся наблюдать? Или встанут за дверью и будут прислушиваться, не придушила ли она их босса?

Скоростной лифт вознес их всех на самый верх здания. На этаже, где остановилась кабина, располагалась только одна дверь. Зато в просторном вестибюле, который язык не поворачивался назвать лестничной площадкой, стояла пара мягких диванов, стол и плазменная панель. Телохранители удобно устроились перед телевизором.

— Спокойной ночи, мальчики. — Тони достал из кармана карточку, провел ею над сенсорным замком, потом приложил ладонь.

— Добро пожаловать, Тони, — произнес приятный женский голос.

— Ого! — удивилась Линда, вступая вслед за ним в темную прихожую. — Твой дом разговаривает?

— Это компьютерная система, сейчас тестируется, купил ее по случаю у федеральных разработчиков. Реагирует на кодовые фразы. Саманта, прием. Включи нам свет. Конец.

В следующее мгновение Линда зажмурилась и не сразу смогла открыть глаза: пространство залил яркий свет. Когда глаза немного привыкли к нему, она огляделась. Да, это выглядело лучше, чем на снимках в журналах, и определенно эффектнее, чем на ее приблизительном плане.

Пол нижнего этажа этой поистине монументальной квартиры был вымощен сверкающей плиткой. Противоположная стена представляла собой панорамное окно, выходящее на запад, и Линда инстинктивно сделала несколько шагов к нему. Потолок поддерживался колоннами ионического ордера, увитыми живыми цветами; в центре вестибюля располагалась композиция, над концепцией которой, вероятно, дизайнеры провели не одну бессонную ночь. Матовые изогнутые листы стекла, по которым струится вода и падает в небольшой бассейн, и кажется, что это просто часть невидимого водопада. Широкая лестница, плавно изгибаясь, вела на второй этаж.

— Прошу. — Тони указал на лестницу. — Здесь парадное помещение для приемов и пресс-конференций, которые мне приспичит вдруг дать дома. По-настоящему я живу на втором и третьем этажах. Там гораздо уютнее.

Линда кивнула и начала подниматься по лестнице. Он последовал за ней.

Второй этаж действительно оказался больше похож на жилое помещение. Здесь уже были расположены отдельные комнаты, кухня, большая гостиная с домашним кинотеатром. Панорамное окно никуда не делось, но неподалеку от него стоял стол, вокруг него — мягкие кресла, и Линда представила, как хорошо, должно быть, пить здесь кофе по утрам и читать газеты. На стене напротив — большой встроенный цифровой экран, рядом с ним — двери, к которым вели несколько ступенек. Там, насколько было известно Линде, находился кабинет.

— Я оставлю тебя на несколько минут. Можешь пока осмотреться. Если захочешь что-то сделать, попроси компьютер.

— А твоя Саманта отвечает на каверзные вопросы? — улыбнулась Линда.

— Нет, она достаточно примитивна. Кофе или апельсиновый сок — пожалуйста, а про смысл жизни не расскажет. Фраза начинается с «Саманта, прием» и заканчивается словом «конец». Все просто.

— Я постараюсь запомнить.

Тони ушел, а Линда, преодолев искушение двинуться прямиком в кабинет, подошла к окну. Отсюда открывался великолепный вид на город. Наверняка стекло зеркальное, и интимная жизнь Мэтьюса не становится достоянием общественности. Линда отошла от окна и огляделась: несмотря на пафосное расположение, квартира смотрелась уютно. Тони любит удобную мебель в современном стиле, никаких ретроштучек или экстремального постмодерна не наблюдается. Линда прошла на кухню: все сверкает, полно неведомых агрегатов… Любопытство оказалось сильнее благоразумия.

— Саманта, прием. Можно мне кофе? Конец.

— Эспрессо, капучино, латте? — все тем же приятным голосом осведомился компьютер.

— Эспрессо со сливками, — брякнула Линда и спохватилась: она ведь не произнесла кодовую фразу полностью! Но компьютер, видимо, был все-таки умнее ее. Один из агрегатов зажужжал, плюнул паром, и через несколько секунд выдвинул на подносе небольшую чашечку кофе с шапочкой взбитых сливок.

— Ого! — Линда осторожно приняла драгоценное подношение. — Спасибо, Саманта.

— К вашим услугам, — пропел голос.

Линда бросила сумочку на ближайшее кресло и прошлась по этажу, потом вернулась к панорамному окну. Как все-таки красив Нью-Йорк! Его невозможно не любить. Этот огромный город всегда заставлял Линду чувствовать себя живой. Он был громаден и производил на нее приблизительно такое же впечатление, как Тони Мэтьюс.

Нет. Не надо думать о Тони в таком ключе. Линда повернулась и наткнулась взглядом на встроенный экран.

— Саманта, прием. Можно включить экран? Конец.

— Новости, развлекательные передачи, фильмы, космос? — снова уточнил компьютер.

Линде стало интересно, что Саманта имеет в виду под последним словом.

— Космос.

Экран мигнул и заработал, по салону поплыла мягкая музыка. Линда подошла поближе.

Перед ее глазами сменяли друг друга туманности, звезды, планеты. Вот красная поверхность Марса, снятая с удивительной четкостью. Вот туманность, похожая на лисий мех, вот скопление звезд, вот галактика. Всплыла, словно кит из глубин, серая ноздреватая поверхность луны. Космос распахивался перед Линдой.

— Это снимки с различных телескопов и космических станций. — Тони подошел бесшумно. — Специальная программа, установленная по моему заказу. Я очень люблю звезды. Снимки приходят на домашний компьютер прямо из НАСА. Программа может составить из них видеоролики — вроде полета над марсианской поверхностью.

Линда обернулась: Тони успел сбросить пиджак и развязать галстук, его волосы были слегка влажными, но выглядел он лучше, чем несколько минут назад, когда выходил из машины. Зрачки расширены, вдруг отметила Линда. Вот черт! Он точно принимает наркотики.

— Снимают телескопы Спитцер, старичок Хаббл, Чандра, европейский Корот, — продолжал объяснять Тони. — Я не брезгую и фотографиями астрономов-любителей. Иногда это бывает удивительно… вовремя.

Он стоял совсем близко. И говорил плавно, как будто был совершенно трезв и не находился под воздействием… чего? Героина? Скорее всего. Нет, Линда не хотела думать о Тони так, не хотела, чтобы он был таким. Сегодня она представит, что он просто Тони Мэтьюс. Сегодня она крепко зажмурится и не станет слушать тревожных звоночков. Только сегодня.

Тони, видимо, ощутил перемену в настроении Линды. Он осторожно забрал у нее из рук пустую чашечку и аккуратно поставил на стол, а затем привлек ее к себе, но не поцеловал сразу, только крепко обнял.

— Знаешь, — проговорил Тони, — хорошо, что ты наконец приехала сюда со мной. Мне давно этого хотелось.

— Не так давно, — прошептала Линда. — Мы знакомы всего две недели.

— Да, время бежит быстро. — Она не видела его лица, но догадалась, что он улыбается. Это был новый Тони — таким она его еще не видела. Может потому, что встречались они сплошь в общественных местах?

— Слишком быстро, — выдохнула Линда.

— Не будем его терять.

Его поцелуй тоже не был похож на прежние: Тони целовал Линду с яростной настойчивостью, как будто через пару часов, словно в фильме про Апокалипсис, на землю должна сверзиться комета и все погибнут в страшных мучениях, так нужно хоть что-то напоследок успеть. Линда не знала, так ли он целует всех тех женщин, с которыми встречается, и не хотела знать. Она просто погрузилась в момент, как в теплую океанскую волну, и ей казалось, будто ее покачивает…

— Идем. — Тони отстранился, мягко взял Линду за руку и повел куда-то.

Около кухни обнаружилась не замеченная ранее Линдой лестница наверх. Она была гораздо уже, чем основная, и по ней начал подниматься Тони. Лестница привела в коридор, куда выходило несколько дверей. Одна из них была распахнута. Спальня.

Там царила полутьма, горел только торшер в углу. Линде было уже не до того, чтобы любоваться интерьером. Тони снова привлек ее к себе, уверенно и властно, и она полностью подчинилась ему, позволила себе забыть обо всем. О том, что надлежит сделать, о том, что будет завтра. Остались только его губы, его руки, его шепот и запах. И никакого ненавистного ей аромата виски — видимо, затем он и уходил.

Линда думала, что нет никого на свете лучше Джеймса. Тот был отличным любовником, нежным и внимательным. Но Тони — это было нечто особенное. Линда и сама не могла понять, что за магическую сеть он сплел вокруг нее, почему от его поцелуев внутри будто все плавится, перед глазами распахивается космос, снимки которого продолжает преданно и равнодушно показывать экран внизу. Почему так дрожат руки, когда Тони проводит ладонями по ее спине, почему хочется вжаться в него и не отпускать никогда, почему его близость — это самое невероятное и самое естественное, что может случиться с женщиной?

Линда не заметила, как он распустил шнуровку на ее платье и оно шелковой волной легло на ковер. Руки Тони ласкали тело Линды, он спустил бретельку бюстгальтера с ее плеча и тут же поцеловал гладкую кожу. Поцелуи обжигали, словно прикосновения жгучего солнца, и она была уверена, что на коже останутся следы, хотя Тони касался ее так нежно. Она не ожидала подобной нежности от него. Она вообще не была готова к тому, что он мог и хотел ей предложить.

Линда не помнила, как оказалась на кровати, как расстегнула пуговицы на рубашке Тони. Она просто обнаружила вдруг, что на ней не осталось ничего, что между ними больше нет никаких преград. Это опьяняло.

— Линда… — глаза у него сейчас были огромные, темные, и казалось, радужной оболочки вообще нет — сплошной зрачок, — ты чудо.

— Просто не останавливайся, Тони.

Он усмехнулся.

— Теперь-то меня ничто не остановит.


предыдущая глава | Положение обязывает | cледующая глава







Loading...