home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


2

Линда точно засекла тот момент, когда Тони Мэтьюс обратил на нее внимание, и постаралась ничем не выдать ни своей радости, ни интереса к нему. Скользнула равнодушным взглядом — и отвернулась. Либо он сейчас подойдет, либо она через некоторое время привлечет его внимание более активно. Впрочем, боевых действий развертывать не пришлось — за спиной раздался голос Мэтьюса:

— Позвольте угостить вас коктейлем?

Линда медленно обернулась. Тони стоял рядом с ее стулом, небрежно опираясь на богато инкрустированную трость, а в другой руке держал стакан с виски. Зеленовато-карие глаза Мэтьюса — глаза сокола — были прищурены, на лице играла фирменная усмешка, которую очень любили тиражировать фотографы светской хроники. Элегантный темный костюм в еле заметную тонкую светлую полоску, небрежно расстегнутый ворот бежевой рубашки и эта щегольская трость — модный аксессуар, стоящий бешеных денег.

Тони Мэтьюс во всей красе. Он и не подозревал, сколько всего Линда знает о нем. Его лицо она знала теперь, как свое собственное отражение в зеркале, так как просмотрела не одну тысячу фотографий — благо видео- и фотоматериалов о Мэтьюсе существовало больше, чем китов в Тихом океане. Будучи среднего роста, Тони производил впечатление высокого человека — за счет харизмы и дьявольского обаяния. Владелец множества газет и журналов, управляющий нескольких крупных телеканалов, он, по слухам, вел переговоры о создании или покупке своей кинокомпании. Мэтьюс не брезговал недвижимостью, владел акциями крупнейших нефтяных, транспортных и пищевых компаний, играл на бирже, вкладывал деньги в новейшие научные исследования и в космическую промышленность. Его состояние оценивалось в восемь с половиной миллиардов долларов. Впрочем, статус миллиардера достался Мэтьюсу не сразу, принимая во внимание все ту же космическую промышленность, которая не спешила радовать его яблонями на Марсе, и широко известную черту характера — мотовство. Он любил покупать стоившие кучу денег и зачастую совершенно бесполезные вещи — от баснословно дорогих технических игрушек до отживших свое ядерных полигонов в Неваде. К чести его надо сказать, Мэтьюс не был жадным и щедро платил всем своим многочисленным сотрудникам, а также жертвовал огромные суммы на благотворительность. И при этом был самым известным плейбоем и язвой Нью-Йорка.

Четыре года назад Мэтьюс — от скуки, не иначе — вложил средства в развитие сети магазинов, торгующих книгами, бытовой и компьютерной техникой, и на крыльях удачи влетел в первую сотню списка «Форбс». При этом он оставался досягаемой личностью, охотно давал интервью, не брезговал камерными мероприятиями вроде этого дня рождения журнала, а также, хотя мог позволить себе до конца жизни валяться под пальмой, продолжал руководить гигантской корпорацией «Мэтьюс лимитед» и делал это достаточно жестко и очень умно. Его лицо частенько появлялось на страницах «Форчун», «Бизнеса» и «Файнэншл таймс». Не далее как три дня назад фото Тони Мэтьюса украсило — не в первый раз — обложку журнала «Эсквайр».

И вот этот выдающийся во всех отношениях человек стоял сейчас перед Линдой.

В жизни Тони Мэтьюс оказался немного иным, чем на фото и видеозаписях. У него было умное красивое лицо, однако красота не растиражированная, не холодная, которая не сходит с обложек модных журналов, а благородная, средневековая. Чем-то он напоминал испанского конкистадора и королевского мушкетера в одном лице. И автопортрет Дюрера в образе Христа. Прямой, но не классический нос, красивые глаза с пушистыми ресницами, горизонтальные брови, элегантная, очень короткая бородка и короткие же усы, как раз и наводившие на мысль о мушкетерах. Темные волосы Мэтьюса, средней длины и чуть вьющиеся, были небрежно зачесаны назад, но из безупречной прически периодически выбивались предательские колечки. А еще у него был большой улыбчивый рот и глубокие складки у носа, доказывающие, что он любит смеяться.

— Коктейль, — повторил Тони Мэтьюс слегка насмешливым тоном. — Знаете, молчаливая мисс, коктейль — это такая убойная смесь различных видов алкоголя и свежевыжатых соков, которую принято пить через трубочку и получать от этого удовольствие.

— Спасибо, — засмеялась Линда, — я знаю, что такое коктейль.

Ей говорили, что это будет легко, но она не представляла насколько. Всего лишь оказаться в нужное время в нужном месте — и вот она говорит с Мэтьюсом. Линда не испытывала ни страха, ни смущения перед этим человеком: во-первых, это непрофессионально, а во-вторых, она слишком много про него знает.

Тони щелкнул пальцами, и невесть откуда материализовавшийся официант поставил перед Линдой безалкогольную «пинаколаду», которую она заказывала уже пару раз. Очень милое обращение с информацией.

— Мне еще один. — Тони сунул официанту пустой стакан, в котором позвякивала одинокая льдинка. — Как вы думаете, мне стоит представляться?

Ну и самомнение! Линда мысленно поморщилась.

— Пожалуй, не стоит, мистер Мэтьюс. Особенно после вашей зажигательной речи на подиуме.

— Да, действительно, я забываю, что громко говорю и меня можно услышать даже на улице. — Он огляделся. — Как думаете, торт будет?

— А вы не спросите, как меня зовут?

— Я знаю. Линда Тайлер, вы любите «пинаколаду» и приехали сюда на «ауди» серебристого цвета.

Да, точно. Линда забыла, что в своих владениях Тони бог. Этакий идол, которому на поклон несут мешки информации и денег. Некоторые, особенно преданные подчиненные, говорят, хотят его канонизировать при жизни. И памятник поставить.

— Ну конечно, — кивнула Линда. — Я и забыла, что вы миллиардер и можете запросто купить все сведения обо мне.

— Хорошая у меня профессия, правда? — Кажется, фраза Линды ему понравилась. — Для поддержания разговора спрошу, чем вы занимаетесь.

— Ничего романтичного — я финансовый консультант в «Майкрософте».

— Ага! У меня куча акций «Майкрософта». Кажется, валяются дома в коробке из-под ботинок.

— Всего лишь полтора процента, мистер Мэтьюс. Если быть точной, то один процент и пятьдесят шесть сотых.

Тони хмыкнул.

— Чертова куча бумаги, не находите? Приятно, что кто-то так хорошо осведомлен о твоих финансовых делах. В этом есть нечто интимное. Сближающее. Не хотите побольше узнать о… моих акциях?

Линда вернула ему усмешку.

— Нет, мистер Мэтьюс. Меня интересуют только мои собственные.

— Они поднялись на несколько пунктов. — Тони отсалютовал ей новым стаканом с виски.

Линда отметила, что он много пьет. Это она тоже знала из его досье: Мэтьюс не отказывает себе в жизненных удовольствиях. Он предпочитает элитные сорта виски и вин, курит дешевые французские сигареты «Житан», чем шокирует излишне утонченную публику, и ездит на «макларен ф1», занимающей третье место в рейтинге самых дорогих машин мира. В гараже у него также обретается бело-голубой «бьюик» шестьдесят четвертого года. Словом, Тони из тех людей, про которых говорят «умеет жить».

Только как он до сих пор не спился, если пьет виски такими порциями, Линда не могла понять. Хотя, возможно, все к тому идет: Мэтьюс бледноват для человека, только что вернувшегося с островов, и под глазами залегли темные круги. Приехал, сразу окунулся в работу и схлопотал пару бессонных ночей? Возможно. Оливия Хедж объявила, что Мэтьюс прилетел сегодня, но, кто знает, как оно там на самом деле. Нужно проверить.

— Итак, вы один из винтиков «Майкрософта». Теперь понимаю, почему эта компания так хорошо функционирует. Если бы у меня были такие красивые сотрудницы, как вы, мисс Тайлер, я бы заработал гораздо больше денег.

— Вы прибедняетесь, мистер Мэтьюс, у вас тут целый цветник. Причем экзотический.

— Если вы думаете, что за три месяца на Карибах мне не надоели орхидеи, то жестоко ошибаетесь. Хотите поужинать со мной, мисс Тайлер? Подадут нечто изысканное. — Он поморщился. — Правда, я не знаю, что именно. Непростительное упущение. Придется поверить мне на слово. — Он поставил опустевший стакан на стойку и предложил Линде руку. — Ну же?

Она не двинулась с места.

— Я не ем после шести. Спасибо, мистер Мэтьюс, но нет.

— Хм. — Он смотрел на нее со все возрастающим интересом. — Вы хотите от меня чего-то особенного?

— Это вы от меня чего-то хотите. А я сижу и пью «пинаколаду».

— Черт, надо возвращать себе форму, — весело сказал Тони. — Курорты расслабляют, я отвык от неприступных нью-йоркских девушек. Хорошо, раз вы не будете ужинать, то, возможно, пожелаете прокатиться со мной? Здесь слишком шумно.

— Пожалуй, — протянула Линда.

Этот человек слишком стремителен. Тони знает цену времени и не привык тратить его на долгие уговоры. Если она откажется сейчас, он найдет более сговорчивую женщину, а это никак не входило в ее планы.

— Отлично, мисс Тайлер. Вы возьмете меня под руку? Здесь скользкий пол, а ваши туфельки имеют весьма впечатляющий каблук.

— С этой тростью вы выглядите как «крестный отец», я испорчу свою репутацию. — Линда встала, обнаружила, что на каблуках ненамного ниже Мэтьюса, и положила ладонь ему на рукав. Парочка медленно двинулась к выходу.

…Тони улыбался. Так просто. Это всегда очень просто. Только следовало позаботиться о бытовых вещах. Он хотел коснуться гарнитуры, чтобы вызвать Оливию, но обнаружил, что помощница идет за ним, отставая на полшага.

— Ви, — вполголоса позвал Тони, — смени наблюдение на скрытое. И все как обычно.

— Только не смей садиться за руль.

— Я не вожу лимузин, а машина дома.

— Слава богу, — пробормотала Оливия. — Все на месте, Тони, как ты любишь.

Он кивнул. На мгновение ему вдруг сделалось нестерпимо скучно. Одно и то же, всегда одно и то же. Идущая рядом девушка в красном платье, как и все остальные, видит в нем денежный мешок и рассчитывает хорошо провести время. Он оправдает ее надежды, однако… Впрочем, что толку задумываться об этом сейчас?


В салоне лимузина можно было тайно перевезти с десяток цинковых гробов. В первый момент Линде показалось, что она попала в кусок комнаты, отпиленный от дома и водруженный на колеса. Мягкие диваны, столик, на котором позвякивала в серебряном ведерке бутылка ледяного шампанского, встроенный бар, стереосистема, телевизор… Последний работал, по его экрану ползли буквы и цифры: котировки акций. Тони прищурился, внимательно вглядываясь в бегущие строки, но быстро спохватился и щелкнул пультом.

Ассистентка Мэтьюса, знаменитая Оливия Хедж, с ними не поехала. Как деликатно. Телохранителей тоже не заметно — все для комфорта владельца этого роскошного транспортного средства. Как странно: сидя рядом с Тони на диване, который язык не поворачивался назвать сиденьем, Линда не ощущала никакого трепета. Деньги, которыми распоряжается он, огромны. Но он человек, человек из плоти и крови, его можно коснуться и…

— Вы так странно смотрите на меня, мисс Тайлер. — Тони откупорил шампанское и наполнил бокал Линды. Сам он снова предпочел виски. — Как будто хотите убить. Вы случайно не прячете кинжал за подвязкой чулка?

— Нет.

— Нет — и все? Не слишком подробный ответ. Ладно, давайте выпьем… за нас.

Линда осторожно коснулась своим бокалом стакана Тони. Шампанское оказалось обжигающе ледяным и очень вкусным. Мэтьюс откинулся на подушки, положил руки на спинку сиденья.

— Куда вы хотите поехать, Линда? — Он, не спрашивая, начал называть ее по имени.

Кажется, для него все просто. Как она и рассчитывала… Впрочем, предсказуемость его реакций отчего-то не радовала. Линда сама себе не хотела признаться в том, что немного разочарована. Мэтьюс казался настолько одиозной личностью, а на деле обычный человек, которому осточертело собственное богатство и вседозволенность. Он даже не прилагает особых усилий и так знает, что девушка будет его.

— Можем немного покататься по городу, а потом отвезите меня домой, — попросила она.

— К вам? — Он приподнял брови, и Линда заметила, что на лбу у него несколько глубоких морщин. — Может быть, сократим маршрут и поедем ко мне?

— Вы не так меня поняли… Тони. — Если он отбросил церемонии, то почему она должна им следовать? — Я согласилась проехаться с вами в этой машине, потому что меня разобрало любопытство. Ничего больше.

— Вот как? Ничего больше? — Кажется, ей удалось его удивить. — Как мило с вашей стороны. Немедленно прекратите пить мое шампанское.

Линде потребовалась пара секунд, чтобы по его прищуренным глазам догадаться, что он шутит.

— И не подумаю. — Она сбросила туфли и с наслаждением пошевелила пальцами. — Вы не обеднеете, если я выпью бокал-другой. Даже если все ваше состояние ушло на эту бутылку, акции «Майкрософта» у вас остались, это я точно знаю.

— Хотите, подарю их вам?

— Нет, спасибо. Хотя я так и знала, что в вас отсутствует романтизм. Предлагать женщине, которую катаете в лимузине, в подарок акции все равно что преподнести ребенку сберегательные облигации на Рождество. Полезно, но немного разочаровывает.

— Отлично, в следующий раз я позабочусь о трехколесном велосипеде для вас. Или хотя бы о «Сони плейстейшн». — Он продолжал говорить с убийственно серьезным видом. Линде не удалось сдержать смешок. — Хотя половина из тех женщин, которых я катал в этом лимузине, с радостью ухватилась бы за мое предложение.

— А я-то думала, что единственная и неповторимая.

— Вы такая, — произнес Тони. Кажется, теперь он не шутил. Он поставил стакан с виски на мягко покачивающийся столик и немного придвинулся. — Послушайте, Линда, откуда вы взялись на этой вечеринке?

— Меня пригласил Ричард Сноу. — К счастью, чистая правда. — Мы с ним старые школьные друзья. Я призналась ему, что намерена скучать вечером, и он привел меня в «Тропический рай».

— Сноу — редактор отдела криминальной хроники, — проявил осведомленность Мэтьюс.

— Вы всех своих сотрудников знаете по именам?

— Конечно нет. Только тех, кто занимает руководящие должности.

— Но это все равно уйма народу.

— Действительно, — пожал плечами Тони. — Да и черт бы с ними. Линда, я не хочу говорить с вами о моих сотрудниках, я хочу говорить о вас.

— Тони, вы уже использовали часть методов из своего арсенала. Они не действуют, честное слово. Мы можем кататься и говорить о чем угодно, если вам действительно хочется — обо мне, но я не настаиваю на данной теме.

— Все финансисты так занудны? — Он отодвинулся, в глазах у него снова мелькнула смешинка. — Почему бы вам не принять комплименты как должное? Вы просто обязаны пару раз хлопнуть ресницами так, чтобы поднялся ветер, и пролепетать: «Ах, Тони, вы само очарование!».

— Приятно, что вам не чужда самоирония.

— Тем и спасаюсь. — Он дотянулся до стакана. — Так что, вы будете хлопать ресницами или я не дождусь?

Линда часто-часто заморгала.

— Отлично, — одобрил Мэтьюс. — Будем считать, что официальная программа пройдена. А теперь объясните мне, Линда Тайлер, зачем вы здесь?


предыдущая глава | Положение обязывает | cледующая глава







Loading...