home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


14

Прошло не меньше минуты, прежде чем Тэсс восстановила дыхание, участившееся от бешенства, и постаралась взять себя в руки. Все странности Доминика, его скрытность, его подчеркнутое равнодушие к происходящему и вспыхивавший временами чисто мальчишеский задор — все это теперь объяснялось легко и просто. Он пользовался ею. Он на самом деле ее обманул.

Он нащупал ее слабые места мгновенно, профессиональным чутьем человека, привыкшего работать с людьми. Как же она не поняла — мизантропы не создают финансовых империй, если не могут преодолеть свою нелюбовь к людям, если не изучат человеческую душу! Для того чтобы стать успешным, Доминику требовалось отличное знание человеческой природы. И он изобразил честного до неприличия бизнесмена, пусть нелюдимого, но преданного Америке и защищающего ее интересы, если попросят. Никто не поинтересовался, как именно он понимает эти самые интересы.

Если Тэсс не удастся выкрутиться, Джобс пришлет людей, которые обшарят округу, но никого не найдут. Доказательств против Дерриды нет, а к тому времени, когда он объявит себя властителем мусульманского мира, будет поздно. Его поддержат духовные лидеры стран Африки и Азии, за него горой встанут его богатые друзья, и все изменится. Его будет не достать. А Доминик сделает невинные глаза и скажет, что в последний момент Тэсс передумала, оставила его в номере и ушла одна. Все поймут: агент Марлоу не решилась тащить за собой гражданского. Ни у кого и подозрений не возникнет, что Ригдейл увяз в заговоре по самые уши.

Даже если найдут Файсала, вряд ли он запомнил Доминика в лицо. Тэсс могла быть с каким угодно помощником.

Ей было очень больно в груди — как будто туда воткнули железный крючок и проворачивают. Нет, физически с ее сердцем все было в порядке. Просто она влюбилась. Влюбилась в первый и последний раз, влюбилась в человека, который оказался мерзавцем. Рекламная картинка была лживой, мед поцелуев маскировал яд. Ригдейлу не поздоровится, если ей удастся выбраться.

А удастся ли? Тэсс в очередной раз подергала наручники — нет, ломать запястья она не готова. К тому же сломанные руки мгновенно опухнут и она останется в ловушке. Ничего, чем можно было бы отомкнуть наручники, у Тэсс не было. Волосы стягивала простая резинка, булавку из куртки у нее вынули, отмычки отобрали. Через некоторое время наверняка придут террористы выбивать из нее информацию, и потянутся довольно неприятные часы. Тэсс не обольщалась по поводу собственной участи. Она была уверена, что Эррола убили люди Дерриды, и видела то, что осталось от опекуна. С ней тоже не станут церемониться.

Она закрыла глаза и расслабилась, чтобы суметь сосредоточиться в нужный момент и держать тело под контролем. Ей придется продержаться достаточно долго, и смерть не будет легкой, но в какой-то момент она наступит и тогда Тэсс станет свободной. Мечты о будущем с Домиником казались теперь жалкими и лежали на дне души, словно опавшие листья. Да, Доминик прав: она полная дура.

Чуткий слух уловил шаги вдалеке. Кто-то спускался по лестнице к трюмам не маскируясь, и Тэсс решила, что это палач. Шаги остановились у двери ее импровизированной камеры, заскрежетал замок. Сейчас дверь откроется и войдет один из тех бородатых фанатиков, которыми кишит чертова яхта. Он пробудет наедине с Тэсс долго, достаточно долго, чтобы она пожалела, что родилась на свет.

Дверь открылась, и вошел Доминик.

Выглядел он странно: волосы взлохмачены, куртка чем-то измазана, вид возбужденный и торжествующий. В левой руке Доминик держал два автомата. Он выглянул в коридор, аккуратно закрыл за собой дверь, положил автоматы на пол и достал из кармана набор отмычек Тэсс.

— Быстро объясняй, которая тебе нужна, — негромко сказал он.

— Дай сюда. — Тэсс взяла поданную ей связку, в мгновение ока отомкнула наручники и вскочила. В следующую секунду Ригдейл растянулся на полу, а Тэсс лежала сверху, сдавив его горло. Профессиональный захват и давление на болевые точки не давали ему сделать ни движения.

— Подожди! — прохрипел Доминик. — Я же на твоей стороне!

— Ты в этом уверен? — холодно спросила Тэсс. — Лгал ты очень убедительно.

Хватку она все же слегка ослабила, чтобы он мог говорить.

— Мы договорились, что я лгу.

— Мы договаривались, что ты лжешь по-другому.

— Да, но я пораскинул мозгами и сочинил другой вариант. Весьма убедительный, даже если ты мне поверила. — Несмотря на незавидность своего положения, Доминик улыбнулся уголками губ — улыбка, которая так нравилась Тэсс. — Иначе зачем бы я вернулся?

— Вариант настолько убедителен, что я до сих пор сомневаюсь.

— Деррида тоже засомневался бы, но по другому поводу и позже. У меня было множество возможностей переговорить с ним и сдать ему вас, и когда он подумает, то, конечно, это поймет. Сейчас он занят, потому поверил. Тэсс, подумай сама. Я выбрался. Я пришел за тобой. Теперь мы вместе можем уйти отсюда. Мне нет смысла это делать, если я предатель.

— Ты прав, не складывается, — почти с сожалением сказала Тэсс. Возвращение Доминика за ней говорило в его пользу, и испытываемое ею облегчение было почти опустошающим.

Отпустив его горло, Тэсс наклонилась и поцеловала его. Он обхватил ее руками, и они оба перекатились, так что Доминик оказался сверху.

— Поверила мне, детка? — прошептал он, щекоча ее губы дыханием. — Я так старался.

Тэсс позволила себе еще один поцелуй, а потом решительно оттолкнула его.

— Надо уходить. Кстати, а как ты выбрался?

— Они же не считали меня опасным, а я постоянно хожу в тренажерный зал и занимаюсь восточными единоборствами, — с гордостью сообщил он. Теперь это был привычный Доминик, не упускающий случая козырнуть полезными умениями и навыками. — Деррида сразу ушел, в каюту меня доставил всего один охранник. Я вылез через иллюминатор. Правда, на лестнице, ведущей вниз, стояли двое, но на моей стороне была внезапность. Я уложил их там же и забрал их автоматы, а их самих складировал в чулане. Надо торопиться: их пропажу могут скоро обнаружить.

Тэсс покачала головой.

— Ты просто ковбой Мальборо и Нико в одном лице, Доминик. Главные герои вестернов и боевиков и в подметки тебе не годятся.

— Теперь будешь меньше за меня беспокоиться, — самодовольно заявил он.


Аккуратно сложенных в чулане охранников пока никто не хватился, и Доминик с Тэсс без проблем поднялись на палубу. Тут пришлось остановиться. Все вокруг было ярко освещено, и при попытке приблизиться к борту беглецов непременно заметили бы. Прыгать в холодную воду Тэсс не хотела. Она огляделась, но податься было некуда, кроме все той же несчастной лесенки, ведущей на крышу салона.

— Значит, судьба, — вздохнула Тэсс и поманила Доминика за собой.

Они выбрались на крышу очень осторожно, и Тэсс хотела было двинуться к тому самому окну, когда заметила движение неподалеку. Дернув Доминика за рукав, она заставила его прижаться к надстройке. Охранник прошел мимо, не заметив их.

— Опасно, — одними губами шепнула Тэсс.

Он кивнул.

Надо уходить, но как? Тэсс мысленно взвешивала варианты. Проще всего будет пробраться с другого борта ближе к корме и оттуда уже сигнализировать Файсалу. Тэсс прислушалась, почувствовав вибрацию палубы. Полоска берега, до сих пор просматривавшаяся по левому борту, меняла местоположение. Вернее, яхта разворачивалась, собираясь возвращаться в порт. В то же время из окна салона долетел шум и возмущенные возгласы.

— Стой здесь, — знаком показала Тэсс Доминику и оглядываясь двинулась к окну.

Пары секунд хватило, чтобы понять: в салоне происходит неладное. Бледный как смерть Деррида стоял под прицелами взглядов собравшихся, у стола с открытым контейнером застыл Аркетт, на котором и вовсе лица не было. Большинство присутствующих встали, многие говорили, не слушая и перебивая друг друга. Деррида поднял руки, пытаясь восстановить тишину.

— Господа! — Он возвысил голос. — Это недоразумение, которое непременно разъяснится! Видимо, по ошибке сюда доставили другой контейнер. Я приношу вам извинения за беспокойство. Плащ Пророка привезут завтра, и я с удовольствием продемонстрирую его вам. Виновные в том, что произошла путаница, будут наказаны. Сейчас «Джуманна» возвратится в порт, а завтра я жду вас всех на яхте в то же время, что и сегодня.

Он стремительно вышел, и Аркетт двинулся за ним. Тэсс отползла от окна в спасительную тень. Доминик вопросительно ткнул ее в бок.

— Плащ не настоящий, — прошептала Тэсс. — Не знаю, что у них произошло.

Неподалеку послышался громкий голос Дерриды, отдающего приказания охранникам. Нужно было уходить: с минуты на минуту бегство пленников будет обнаружено. Однако любопытство и желание выяснить все до конца держали Тэсс на месте. Она осторожно пошла вдоль надстройки, потянув за собой Доминика. Поворот — и вот перед ними еще одна лестница, ведущая вниз. Голоса Аркетта и Дерриды раздавались совсем рядом. Тэсс увидела их затылки: они зашли в каюту, располагавшуюся по правому борту. Охранника, стоявшего в тени, она заметила сразу и отключила быстро и бесшумно, а Доминик помог устроить его в темном закутке. Яхта сбавляла ход, огни Рабата приближались.

Голоса Дерриды и Аркетта звучали глуше, но были достаточно хорошо слышны. Заговорщики беседовали по-французски, а с этим языком у Тэсс проблем не было. Она сделала еще несколько осторожных шагов и потащила Доминика вниз по лестнице. Они прижались к стене у приоткрытой двери в каюту.

Судя по виду, который открывался в щель, это был личный кабинет Дерриды. Самих собеседников Тэсс не видела — в ее поле зрения попадал только кончик блестящего ботинка, нервно постукивавшего по ковру.

— Объяснись, Ланс. Я доверился тебе в этом вопросе, но, видимо, зря?

— Себастьян, я не знаю, что там произошло. — Голос Аркетта дрожал как заячий хвост. — Я удивлен не меньше твоего. С момента экспертизы, проведенной в Европе, контейнер не вскрывали.

— Ты же знаешь, что я могу быть гораздо более настойчивым в расспросах. Не заставляй меня применять силу.

— Да клянусь, не знаю я ничего! — Аркетт сорвался. — Никто не трогал контейнер, а того сумасшедшего похитителя мы поймали на выходе! И ты сам знаешь, чем это закончилось. Мы аккуратно разделали его на кусочки.

Тэсс задохнулась от осенившей ее догадки. Они сейчас говорят об Эрроле! Он пытался вынести контейнер с Плащом Пророка! Об этом штаб-квартира не знала. Кажется, Эррол решил поставить начальство перед фактом.

— Что он сказал перед смертью?

— Ничего, — неохотно ответил Аркетт. — Похоже, он был из той же шайки, что пойманные нами шпионы. Чья-то разведка.

— Это ЦРУ, Ланс. Я не успел тебе рассказать. У меня в трюме сидит та девчонка, которая мозолила тебе глаза в Вене и Манаме. А в каюте заперт Доминик Ригдейл, которого она притащила с собой. Он рассказывает красивые небылицы, но, похоже, они заодно. Так ты уверен, что тот человек не успел ничего сообщить своим?

— Нет. Я глаз с него не спускал все время, пока мои люди пытались его разговорить. А потом лично поехал с ними на завод, где мы его и оставили по частям. Стоял и смотрел, как ребята это делают, надеясь, что в последний момент мерзавец заговорит. Но…

Доминик уже некоторое время дергал Тэсс за рукав, напоминая, что пора сматываться, однако она не обращала внимания. Ланс Аркетт стоял и смотрел, как Эррола убивали. Они хладнокровно разрезали его на куски ради старой тряпки! Ненависть закрыла глаза черной пеленой, и, прежде чем Тэсс успела подумать, ноги сами понесли ее в каюту. Она толчком распахнула дверь, наставив на мужчин автомат. Аркетт и Деррида ошеломленно уставились на нее. Тэсс услышала, как за спиной у нее выругался Доминик.

— Очень хорошо, что ты сознался, Аркетт, — прошипела Тэсс, глядя в сметанно-белое лицо француза, — потому что твоя участь будет незавидной.

Деррида пришел в себя очень быстро — видимо, вспомнил, что находится на собственной яхте, окруженный охраной и полусотней высоких гостей.

— Ах как приятно видеть вас снова, мисс! — Он едва заметно шевельнулся, и Тэсс повела в его сторону дулом автомата. — Надо же, и мистер Ригдейл здесь! Доминик, вы уверены, что умеете обращаться с этой штукой?

Ригдейл не удостоил его ответом. Тэсс видела его боковым зрением: он стоял чуть поодаль, держа Аркетта на прицеле.

— И что мы все теперь будем делать? — издевательски продолжил Деррида. — Предлагаю приемлемый выход: вы аккуратно складываете оружие, а я позволю вам умереть быстро. Соглашайтесь, такое щедрое предложение от меня не каждый день можно получить.

— Тэсс, — предупреждающе произнес Доминик.

Он был прав, и она с ужасом осознала это: позволив ненависти взять верх над разумом, она завела себя и Ригдейла в ловушку. Теперь спасти их может только чудо… и быстрота.

Послышался топот ног. Видимо, Деррида, прежде чем войти в кабинет, послал людей за пленниками, и охранники возвращались, обнаружив, что птички выпорхнули из клетки. Оставалось несколько секунд, чтобы принять верное решение.

— Рассчитаемся позже, — пообещала Тэсс Аркетту и выстрелила в лампу.

Во все стороны брызнули осколки, кабинет погрузился во тьму. Тэсс схватила Доминика за руку и практически вышвырнула в дверь, закрывая собой от бегущих охранников. Беглецы со всех ног кинулись к корме.

Террористы услышали выстрелы, и на корабле началось оживленное движение.

Если они прыгнут в воду, прожектор накроет их через несколько секунд. Тэсс приостановилась и, всмотревшись, дала очередь вверх, по сверкающей широкой линзе. Еще один дождь осколков — и яхта ослепла на один глаз.

— В воду! — Тэсс подтолкнула Доминика к борту.

Он молниеносно сбросил куртку, понимая, что та помешает плыть, и перемахнул через борт. Послышался всплеск. Тэсс дала финальную очередь по сбегавшимся охранникам, отбросила бесполезный автомат и прыгнула следом за ним.

Вода оказалась холоднее, чем думала Тэсс. Она едва не задохнулась, погрузившись в обжигающие волны, но быстро сориентировалась и постаралась пробыть под водой как можно дольше. Вынырнув, Тэсс завертела головой, ища Доминика. К счастью, он оказался неподалеку. Три быстрых гребка, и Тэсс очутилась рядом с ним.

— К берегу! — она задала правильное направление. — Файсал нас подберет!

Яхта была еще близко, слишком близко. Автоматные очереди вспороли воду. «Джуманна» замедлила ход и начала поворачиваться, чтобы носовой прожектор мог рыскать по воде. К счастью, она была достаточно большой и не могла сделать это быстро. Было адски темно: небо закрыли тяжелые тучи, волны стали выше и злее. Тэсс молилась, чтобы Файсал не испугался стрельбы и, правильно ее восприняв, оказался сейчас неподалеку. Пули ударили совсем близко, прямо перед ее носом взметнулся фонтанчик воды, и она с внезапно накатившим страхом поняла, что сейчас их легко могут пристрелить. Охранников было много, они прочесывали очередями воду. Крикнув Доминику «Ныряй!», она ушла под воду.

В ушах гудело, грудь сдавливало, и после полутора минут пребывания под водой пришлось вынырнуть. Было слишком холодно для купания, а до берега еще далеко. Доминик, к счастью, был рядом, он сосредоточенно плыл, контролируя дыхание. Но насколько он искусный пловец и как долго сможет продержаться в таких условиях? Стрекотание автоматов не удалялось, и Тэсс, обернувшись, увидела яхту — снова гораздо ближе, чем думала. Она подавила желание выругаться, чтобы не наглотаться воды. Доминик явно начинал уставать: он плыл все медленнее.

Ноги начало сводить судорогой. Черт, черт! Неужели Файсал струсил и убрался подальше?! Тэсс полагала, что сумма, обещанная за риск, достаточно велика. Через несколько минут «Джуманна» развернется — и тогда им с Домиником конец.

Борт лодки возник из тьмы так неожиданно, что Тэсс едва не ударилась об него головой. Файсал подал ей руку, и она, благодаря всех богов сразу, перевалилась через борт, но тут же вскочила, не обращая внимания на адский холод и воду, ручьем льющуюся с одежды.

— Доминик!

Он был всего в нескольких метрах и плыл медленно и тяжело, словно цепляясь руками за волны. Его рука ухватилась за борт, соскользнула, но Файсал с Тэсс вовремя схватили его, иначе он ушел бы под воду. Еще несколько мгновений ушло на то, чтобы втащить Доминика в лодку. Он мешком повалился на дно, а Файсал кинулся к мотору. Лодка застрекотала, сделала крутой вираж и рванулась во тьму, уходя все дальше и дальше от «Джуманны».

Тэсс, трясясь от напряжения и холода, опустилась на колени рядом с Домиником. Он не вставал.

— Все хорошо. — Она провела ладонью по его спине. — Мы выбрались. Потерпи немного — сейчас приедем на берег и, думаю, нам дадут обсушиться. Давай я помогу тебе сесть.

Доминик сел и тут же повалился на бок снова, и, взяв у Файсала карманный фонарик, Тэсс поняла почему. По ее рукам струилась кровь, почти черная в неверном мерцающем свете.


предыдущая глава | Любовь без правил | cледующая глава







Loading...