home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Через полчаса с одной из посадочных башен Среднекаменска поднялся хотомар, и в его кабине было только двое пассажиров, огромный Тан-габирец и худощавый парнишка в костюме фермера из северного округа. Третьего, маленького необычного зверька, не заметил даже придирчивый взгляд плохо выспавшегося и потому угрюмого хотомарщика. Погонщику объяснили, что мальчишка очень спешит проститься с умирающим богатым дядей, который обещал оставить ему приличную часть наследства. Пилот ни на миг не усомнился в правдивости такого объяснения, как сказал по пути Уло, у богатых людей принято, если нет собственных сыновей, оставлять почти половину имущества племянникам, для поддержания своего рода.

Постепенно разговорившись в дороге с Уло, землянин не раз сказал моряне мысленное спасибо. В плане информации полукровка оказался просто находкой. Он знал почти все правила и законы Хамширской империи, ее историю, особенности развития и экономики, династии правителей и знатных граждан. Знал, разумеется, не лично, а по слухам и сплетням, и того человека, с которым враждовал Дэконс.

-Дрянь человечишка, все говорят, – басовитый голос Уло звучит приглушенно, не стоит говорить таких вещей вслух, даже если летишь над полями и холмами, – с людьми обращается как с грязью, наследство проиграл и промотал. Ему после отца осталось очень крупное имение, тогда у него были самые дорогие рабыни и пять личных хотомаров. Еще было несколько участков на срединном море, но он и их проиграл. Хотя там доход постоянный и очень солидный. В имперскую казну забирают ровно половину прибыли с пузырников, вторая полностью остается тому, кто добывает драгоценных тварей.

-Как тварей? – не понял Стан, – это же растение?

-Не совсем. А ты на срединном море еще не был? Ясно. Там крабы, черепахи, рыба и прочая живность так и кишат. И пузырники тоже. Но в обычное время их не достать, они на дне питаются, а поскольку ног нет, то переезжают с места на место на огромных черепахах, иногда на крабах. Ножка у них прирастает к панцирю очень крепко. Пока маленькие, прячутся от хищных рыб под панцирем, а как вырастут, начинают вырабатывать газ. Мне один алхимик объяснял, что на дне моря много горячих ключей, потому оно такое теплое и живность так жирует. Но иногда вдруг просыпается сразу несколько горячих родников… пузырники раньше всех их чувствуют. Мгновенно раздуваются и вырастают в несколько раз… и взлетают вверх, вместе с черепахой или крабом.

Добытчики рассказывали, случалось, у людей даже сердце не выдерживало. Они сидят и ждут на причалах по два-три десятка дней и – ничего. И вдруг все море на глазах вздымается огромным пузырем, все летит вверх, черепахи, крабы, рыбы, ил… а потом несколько фонтанов кипятка… и снова тихо. Вот в этот момент самая работа. Хватают черепах, пока пузырники не сдулись, и обрубают самых больших, созревших… от недозрелых толку мало. А черепах выпускают, оставляют только тех крабов, на ком было мало пузырей. Но много рыбы гибнет, потом море несколько дней пахнет супом… и все это оседает на дно, вот и бросаются мальки и уцелевшие рыбы кормиться.

-Интересно, – вежливо кивнул землянин и свернул разговор на более волнующую его тему, – а что это Тьершиг мог не поделить с моим братом?

Обдумав спокойно вопрос, кем являются ему клоны, Стан решил, что справедливо будет называть их именно так. Ведь если они вернутся к маме… то все будут ей поровну сыновьями?

А Тину мама будет звать дочкой… хотя вряд ли его половинка рада… стать девчонкой. Вот он как примерил на себя такую участь… аж мурашки по спине побежали… крупные такие. Даже Чудик мордочку высунул, с той стороны, где его Уло не видит, и внимательно рассмотрел лицо хозяина, а потом послал картинку, не которой Витти наливает в чашечку какое-то зелье.

Перебьешься, я не слабонервная блондинка… ухмыльнулся Стан, пить снадобья по каждому поводу… хотя травник оставил пару флаконов и даже рецепты написал. Обойдусь и своими силами. А вот сестру нужно выручать немедленно… но сначала разобраться с проблемами этого Зорро.

Однако на последний вопрос ответа у спутника не нашлось, так и сказал, этот Тьершиг сам ищет, к кому бы придраться. За собственные промахи ненавидит всех, кто попадается на глаза.

В Хедул они прилетели через три дня, глубокой ночью. И сразу направились в гостиницу «золотой рог». Уло вел Стана напрямик через парки и дворы, срезая углы с уверенностью старожила. Вскоре они уже стояли возле черного входа и полуорк решительно дергал шнурок колокольчика.

-Кто там? – недовольно спросил мужской голос.

-От Лои.

-Входите, – отстранив хозяина, на пороге замер женский силуэт, а гортанный голос выдал во владелице моряну полукровку.

-Никаких новостей о том, где сейчас Дэконс, нет? – Стан не торопился входить.

-Есть. Он с учителем в Синей долине, в замке Даринта, начальника охраны наместника. Утром вас туда проводят, – тихо отчиталась моряна, – входите, поешьте…

-Мы с хотомара, только и делали три дня, что ели и спали… – не сдался Стан, – лучше найдите нам пангов и проводника, по холодку доедем.

Моряна понятливо кивнула и больше не спорила. Вскоре три панга вынесли Стана и его спутников на окраину города и легко помчались по мягкой пыли проселочной дороги. Единственное неудобство, которое сопутствовало выгоде перевозок на хутамах. Бегемоты не выносили каменных дорог, а подковать их было невозможно.

К замку, встающему на фоне розоватого рассветного неба темной громадиной, они подъезжали, не сбавляя скорости. Стан, наслушавшийся во время короткого привала рассказов о творимых братом чудесах, уже придумывал, какими словами встретит этого менестреля, когда над башней вспухла атомным грибом огромная связка пузырников, медленно развернулась, и, увлекаемая черной точкой дрифона, поплыла в сторону города.

-Чудик, – знакомое предчувствие кольнуло виски землянина болью, – лети, проверь, кто на том хотомаре?

Спутники притормозили пангов и деликатно рассматривали окрестные кусты, делая вид, что это вполне банальное явление, достать из-за пазухи птичку и послать туда, куда тебе требуется.

-Там ты, яркость нормальная, – доложил Чудик, обрушившись прямо на плечо, – но не отзываешься… вот.

Картинка была довольно красочной, и Стан рассматривал ее с нетерпеливым любопытством. Действительно он сам, только еще более худой и бледный, сидел рядом с очень похожей на японочку девушкой в мужской одежде, и сосредоточенно поглощал довольно аппетитные на вид колбаски и пироги. Не забывая время от времени совать лучший кусочек девчонке. Напротив них расположился слегка седеющий мужчина, хмуро отрезал ломтики фрукта и задумчиво бросал в рот.

Вот почему они так рано сорвались в дорогу, что могло случиться в такой тихой и мирной на вид долине?! И чем так недоволен учитель, никем иным этот человек быть не может, – задумался Стан, просмотрев минутную память унса два раза. Явно произошло что-то неприятное, но откуда они могли узнать в такую рань плохие новости?

Во всяком случае, в замке теперь делать нечего, зря они так гнали несчастных животных.

-Возвращаемся, это они улетели, – едва успел выговорить Стан, как заметил мчавшегося прочь от замка всадника на панге.

Незнакомец резко свернул с дороги и поскакал прямо чрез поле в сторону гостиницы, стоящей на окраине небольшой деревушки. Не успел еще землянин прикинуть, есть в этой поспешности какая-то связь с Дэконсом, или нет, как всадник снова показался на дороге и не один. Теперь у него было двое спутников и все трое нещадно погоняли ездовых животных.

-Нам нужно за ними, – Уло успел первым высказать то, что уже решил для себя Стан, и парню оставалось только согласно кивнуть головой. Панги вихрем сорвались с места и погоня началась.

Глава 8 Конс

Вопрос, куда идти, решился очень скоро. Ближайшая деревушка, состоявшая из нескольких домиков, и потому больше достойная называться хутором, осталась примерно в километре от них, как тут говорили – в лиге. Но там вряд ли нашелся бы смельчак, готовый встать на защиту беглецов. В народе гильдию убийц боялись больше наводнения.

Город лежал на холмах раза в три дальше, и хотя его крыши и башенки уже поблескивали в утреннем солнце, Консу было ясно, что дойти туда им не дадут. Бандитский хотомар, сделавший для того, чтоб развернуться, большой круг, мелькнул в стороне, направляясь как раз к городу.

-Оставьте меня, – тихо шептал пришедший в себя пилот, – где-нибудь под кустом… и бегите.

-Такой глупости мы не сделаем, – Конс связывал в пучок все принесенные ими пузырники, – бандиты не станут оставлять свидетелей, они во всех мирах наглы, но трусливы. Так что готовься управлять личным средством передвижения.

В сброшенных лекарем вещах нашлось покрывало, и Костик очень просто сделал из него подобие гамака, проткнув несколько дырочек и продернув веревку. Подсунув этот гамак под раненого, связал веревки вместе и привязал к ним связку пузырников, а потом осторожно отвязал удерживающую их веревку.

Пузырники подняли раненого почти на три метра, и Конс расстроенно констатировал, что это была не лучшая идея. Даже с учетом того, что освобожденный от цепи дрифон не стал никуда улетать, а остался возле хозяина. Нахохлившись, сидел рядом и с хрустом грыз сбитые хотомаром яблоки.

У парня мелькнула было мысль привязать к гамаку дрифона и отправить раненого в деревушку, но слишком велик был риск, что он дотуда не доберется. Поодиночке пузырники остывали очень быстро, становясь меньше буквально на глазах, и дрифон мог не дотащить раненого до места. Кроме того, тот мог снова потерять сознание да и бандитам обнаружить и догнать заметное издали средство передвижения не представляло особого труда.

-Отступаем, прячемся и ждем подмоги, – бодро сообщил принятое решение Костик, и Авронос только молча кивнул.

Он вообще как-то вдруг замкнулся и стал необычайно мрачен. Спрашивать о причине его плохого настроения Костик не стал, и так понятно, лекарь переживает за принятое им решение отправляться немедленно и без охраны. Покидая замок, Даринт несколько раз повторил, что пришлет отряд стражников, когда они надумают вернуться.

Чтоб сберечь силы и немного спрятать за деревьями связку шаров, мешок с самым необходимым привязали к гамаку и тронулись в путь. Дрифон большей частью топал ножками, роща, в которую их занесло, оказалась чьим-то садом. Деревья, хоть и росли одно от другого на приличном расстоянии, но его было недостаточно для того, чтоб дрифон мог развернуть тут во всю ширину свои огромные крылья.

-Там, по-моему, овраг, – Майка тоже была очень серьезной и задумчивой, не понимать, что это нападение – следствие ее необдуманного поступка, девушка не могла.

-Где? – встрепенулся Костик, – и правда! Умница, это самое – то. Искать нас в овраге они будут в последнюю очередь.

-Почему? – Мрачно поинтересовался Авронос, но покорно свернул следом за Костиком, шагающим впереди с веревкой от летающего гамака в руках.

-Потому что ни один нормальный человек сюда не полезет. И бандиты тоже не полезли бы. Нам нужно сейчас поступать так, как поступил бы последний дурак. То есть так, как, по их мнению, мы поступать не должны ни к коем разе.

-Ты думаешь, Тьершиг считает нас умными? – горько ухмыльнулся травник.

-Уверен, что он считает самым умным себя, – насмешливо фыркнул Конс, – но наше счастье, что он сам не участвует в этой охоте. Вряд ли бандиты посвятили его в подробности своих действий.

-Надеюсь.

Больше Авронос вопросов не задавал. Просто шел самым последним и изредка что-то то ли сыпал, то ли брызгал на тропу.

Спуск в овраг был довольно пологий и удобный, среди травы вилась неизвестно когда и кем проделанная тропка. Скорее всего, тут селяне пасли коров или коз, а может и собирали ягоды. По мере продвижения вперед овраг становился все глубже и шире, а кусты на склонах все выше и гуще. И все чаще среди них попадались деревья. Сначала они росли поодиночке, потом пошли рощицы из нескольких деревьев и кустов, и, наконец, заросли превратились в настоящий лес. В этом месте отряду пришлось расстаться с пузырниками.

Выпускать их в небо Костик не решился, отрезал по одному и утаскивал в гущу зарослей. Привязать старался как можно ниже, хотя, отойдя на несколько шагов и обернувшись, обнаружил, что серо-зеленые оболочки почти незаметны на фоне зелени. Даже он сам, знавший, где оставил пузырника, с трудом рассмотрел его среди густой листвы. После этого открытия дело пошло быстрее, и все равно они потеряли несколько минут. Да и путешествие сразу превратилось из печальной, но довольно необременительной прогулки в тяжелый труд. Майка несла теперь их незамысловатое имущество, а лекарь с Консом – пилота. Дрифон топал последним, не выпуская из детских ручек захваченные с места падения яблоки.

Там, под яблоней, Конс, наконец, рассмотрел строение дрифона и был немало изумлен тем, что существо имеет шесть конечностей. Раньше он был твердо убежден авторами биологии, что такое строение невозможно, потому как нерационально. Хотя… бродят же по этому миру восьминогие хутамы? Правда, хлипкие ручки росли у дрифона откуда-то из пояса, в отличие от крыльев, начинавшихся очень мощными плечами.

-Оставьте меня тут… они не найдут… – через несколько сот шагов предпринял последнюю попытку пилот.

-Поздно, – не согласился Костик, разглядывая густо переплетенные между собой ветви деревьев и кучи бурелома под ними, – мы все тут спрячемся. Похоже, дальше не пройти.

Дальше прохода действительно не было, попросту потому, что никто и никогда туда не ходил. Пеньки от срубленных деревьев и завалы сухих веток кончились, не доходя до этой чащи, заросли малины и ежевики – много раньше. Густо росшие тощие елки с колючими ветвями перемежались бузиной, хмелем и редкими кленами. А может, это были и не клены, а что-то другое, Костик особо не разбирался.

Главное, что нижние ветви без солнца давно засохли, и возле самых стволов можно было найти несколько укромных уголков. Парень присмотрелся повнимательнее, нашел в переплетении бурелома звериный лаз, скорее всего в этих зарослях прятались от непогоды лисы или волки. А может и вообще неизвестные ему звери. Согнувшись в три погибели и загораживая одной рукой от веток лицо, Костик решительно нырнул в него, стараясь двигаться в направлении ближайшего клена. Подходящее для логова место нашлось почти довольно быстро, но пришлось немного потрудиться, выбрасывая в кусты острые сучья и колючие ветви.

-Май, лезь сюда, потом я вернусь за Инизом. Поможешь его втащить.

Таджерка скользнула меж ветвей ловко, как кошка, оглядела крошечный сумрачный закуток под низко нависшими ветвями и вдруг прильнула к Консу всем телом.

-Прости… если бы не я… – она отчаянно и жадно ловила взгляд мужа, неистово сжимая его талию тонкими руками и не замечая струящихся по исцарапанным щечкам слез.

-Майка! – Консу так хотелось обнять ее покрепче, успокоить ласковыми поцелуями, рассказать, какая она глупая, раз винит во всем себя, и еще, как он ее любит… но парень почему-то знал, что так поступить сейчас нельзя.

Слишком это будет похоже на прощание… а прощаться с ней он вовсе не намерен. Черта с два. Он ее только нашел… и только разобрался в собственных чувствах и желаниях… И вовсе не собирается отдавать ее этим грязным бандитам, он вообще не собирается им никого отдавать. И неважно, что у него не так много сил… ничто не важно. Важно, что он так решил и не сдастся, никогда и ни за что.

-Майка! Слушай меня! Да не реви, я этого не люблю! – Костик готов был сам себе дать по шее за такой суровый тон, но жена почему-то успокоилась, – если они придут сюда, полезешь дальше. Им нужна прежде всего ты. И ты будешь лезть, пока хватит сил. Потом чуток отдохнешь и полезешь снова. А вернешься только в том случае, если я крикну, что… что хочу жареную курицу. Если я буду кричать что-то другое, например, что я тебя люблю и бандиты ушли – не вздумай вылезать! Поняла? Если ослушаешься, отправлю назад, на Таджер. Только жареная курица, Майка! Это разрешение вернуться и ничто другое! А сейчас немного пролезь за мной, нужно спрятать тут пилота.

Пилота тащили втроем, прикрыв ему лицо, чтоб не оцарапать, а когда втащили и отдышались, обнаружили, что он снова потерял сознание. Авронос опять захлопотал над ним с пузырьками, Майка принялась за устройство быта, дрифон скромно пробрался в дальний уголок и тихо захрустел яблоком.

Конс вздохнул и полез назад, в надежде, что ему удастся хоть немного замаскировать лаз в их убежище.


В мыльне девушка торопливо переоделась в специально оставленный там домашний костюм, штаны и рубашку. Не стоило и дальше дразнить гусей и продолжать изображать сча | Трельяж с видом на море – 2 | cледующая глава