Book: Фиалки синие



Фиалки синие

Джеймс Паттерсон

Фиалки синие

Посвящается моему другу Кайлу Крэйгу; в ФБР он не работает, но имя у него, на мой взгляд, просто классное. Не могу здесь же не упомянуть и некоторых других покровителей искусства: Джима Хикина, Мэри Джордан, Ферна Гальперина, Марию Пугач, Ирэн Маркоки, Барбару Грожевски, Тони Пейзера и мою милую Сьюзи.

Пролог

Без предупреждения

Глава 1

За отправную точку неприятностей мы всегда принимаем не то, что следовало бы. Вот и эта история начинается вовсе не со зверского убийства моей подруги, агента ФБР Бетси Кавальерр. Я всего лишь думал, что это так.

Моя ошибка — серьезная и очень досадная.

К дому Бетси и Вудбридже, в Виргинии, я примчался посреди ночи. Нашел его без труда, хотя и приехал сюда впервые в жизни. ФБР и «скорая» уже были здесь. Повсюду горели красно-желтые мигающие огни, и казалось, они так и норовят раскрасить газон перед домом и парадную дверь с крыльцом грозными светящимися полосами.

Я глубоко вздохнул и вошел внутрь. Мое умение сохранять душевное равновесие как будто тут же отключилось. Голова пошла кругом. Я увидел высокого светловолосого агента ФБР по имени Сэнди Хэммондс. И сразу понял, что он плакал. Сэнди и Бетси были друзьями.

На столике в прихожей я заметил служебный револьвер Бетси. Рядом с ним — документ ФБР на очередную сдачу нормы по стрельбе. Ирония судьбы. Как чудовищно.

Я заставил себя направиться через гостиную к длинному коридору. Дому, судя по всему, было не меньше сотни лет. Его украшали разнообразные вещицы в деревенском стиле, Бетси их любила. Ее спальня располагалась в дальнем конце коридора.

По столпившимся у открытой двери подобно рою разъяренных ос вокруг улья, которому угрожает опасность, агентам ФБР и представителям местной полиции я сразу понял, что убийство произошло именно там. В доме царила странная, сверхъестественная тишина. Мне было плохо. Хуже, чем когда бы то ни было.

Жестоко убили еще одну мою напарницу.

Вторую за два года.

А Бетси была для меня гораздо большим, чем просто напарница.

Как подобное могло произойти? Что все это значит?

Увидев тело Бетси, распростертое на деревянном полу, я похолодел. Моя рука взметнулась вверх, к лицу, сама по себе — я как будто не имел над ней власти.

Убийца снял с Бетси пижаму. Нижняя часть тела Бетси была сплошь залита кровью. Убивая ее, подонок орудовал ножом. Мне страстно захотелось чем-нибудь прикрыть ее, однако я знал, что не должен этого делать. Карие глаза Бетси смотрели прямо на меня, но ничего не видели. Я вспомнил, как целовал эти глаза, ее милое лицо. В ушах стоял смех Бетси — звонкий и мелодичный. Я долго не мог сдвинуться с места, я скорбел по Бетси и понимал, что мне страшно ее не хватает. Я был просто не в состоянии развернуться и уйти, оставить ее одну.

Когда я стоял в спальне Бетси, пытаясь найти хоть какое-то логическое объяснение ее убийству, в кармане моего пиджака зазвонил сотовый. Я вздрогнул от неожиданности, схватил телефон, но заколебался. Отвечать не хотелось.

— Алекс Кросс, — наконец произнес я, поднеся трубку к уху.

Послышался механический голос, будто вгрызающийся в сердце. Меня невольно бросило в дрожь.

— Я прекрасно знаю и твое имя, и где ты находишься — у бедной, несчастной, жестоко убитой Бетси. Тебе, случайно, не кажется, что ты похож на марионетку на веревочках, а, детектив? Должно казаться, — проговорил Дирижер. — Ведь ты и есть марионетка. Признаться, моя любимая.

— Зачем ты убил ее? — спросил я. — Ведь в этом не было необходимости.

Дирижер засмеялся, и волоски на моей шее встали дыбом.

— А от тебя требуется доказать обратное, разве не так? Ты ведь у нас знаменитый детектив Алекс Кросс. Ты распутал столько крупных и сложных дел. Ты большой спец, черт возьми!

Я негромко произнес:

— Почему бы тебе не прикончить меня прямо сейчас? Сегодня ночью? Сам ведь говоришь, тебе известно, где я.

Дирижер опять засмеялся, теперь тихо, едва слышно.

— А может, сегодня ночью мне лучше убить твою бабушку и троих детей? Их местонахождение мне тоже известно. Ты оставил с ними напарника, не так ли? Думаешь, он сумеет предотвратить беду? У Джона Сэмпсона против меня нет ни единого шанса.

Я выключил телефон, выбежал из дома и позвонил в Вашингтон Сэмпсону. Тот ответил после второго гудка.

— У вас все в порядке? — выдохнул я.

— Все нормально, Алекс. Никаких проблем. А вот у тебя какой-то странный голос. В чем дело? Что-то случилось?

— Он сказал, что сегодня займется тобой, Наной и детьми, — сообщил я. — Дирижер.

— Пусть только сунется. Пусть только приблизится ко мне. Я даже обрадовался бы, черт его побери!

— Будь предельно бдителен, Джон. Я сейчас же возвращаюсь в Вашингтон. Пожалуйста, поосторожнее. Этот тип — чокнутый. Он не просто убил Бетси, он измывался над ней.

Закончив разговор с Сэмпсоном, я рванул к своему старенькому «порше».

Не успел я приблизиться к машине, как телефон зазвонил снова.

— Кросс, — ответил я на бегу, с трудом удерживая трубку между ухом и ртом.

Опять Дирижер. Он неистово хохотал.

— Расслабься, доктор Кросс. Не дыши так тяжело. Сегодня, так и быть, я их не трону. Я просто пошутил. Повеселился, так сказать, за твой счет. Ты что, бежишь, доктор Кросс? Ну, беги, беги. В любом случае зря стараешься. От меня ведь не уйдешь. А мне нужен именно ты. Ты следующий, доктор Кросс.

Часть первая

Убийства в калифорнии

Глава 2

Лейтенант армии США Марта Уайетт и ее бойфренд сержант Дэвис О'Хара быстро бежали по парку «Золотые ворота» в Сан-Франциско; сгущался подобный серному облаку вечерний туман. В меркнущем свете дня парочка выглядела прекрасно, можно сказать, потрясающе.

Марта первой услышала приглушенное рычание и подумала, что где-то в той чудной части парка, что простирается от Хайт-Эшбери до океана, бегает собака. Рычание раздалось издалека, и Марта не придала ему особого значения.

— Зверь! — шутливо воскликнула она, когда они взбежали на крутой холм, с которого открывается знаменитый вид на великолепный подвесной мост, соединяющий Сан-Франциско с округом Марин.

Зверем Марта и Дэвис называли между собой все, что поражало крупными размерами: реактивные самолеты, половые органы, собак.

Сгущающийся туман лишь начал обволакивать мост и пролив, и вид был великолепный, ни с чем не сравнимый. Именно таким его любили и считали одним из основных достоинств Сан-Франциско Дэвис и Марта.

— Я обожаю бегать здесь, смотреть на этот замечательный мост, любоваться закатом — да всем, что тут есть, — расслабленно и умиротворенно произнесла Марта. — Впрочем, довольно пошлой лирики. Пора бы дать хорошего пинка под твою крепкую, классную задницу, О'Хара.

— Дешевый женский шовинизм, — проворчал Дэвис, улыбаясь и демонстрируя подруге белейшие зубы, которые она когда-либо видела или ласкала языком.

Марта побежала быстрее. Во времена учебы в университете она считалась лучшей бегуньей по пересеченной местности; сохраняла прекрасную форму и сейчас.

— А я слышу начало речи, которую толкает вежливый проигравший, — ответила она.

— Кто проиграет, мы еще посмотрим. Проигравший платит в «Эбби».

— Я уже чувствую вкус «Дос Экис». Мм, здорово.

Внезапно игривую перебранку бегунов прервало то же рычание, теперь более громкое.

Собака не могла так быстро преодолеть столь приличное расстояние. Похоже, по окрестностям бегают по меньшей мере два Зверя.

— А кошки в этом парке, случайно, не водятся? — осведомился Дэвис. — Я имею в виду здоровенные, вроде львов?

— Конечно, нет. Не болтай ерунды, приятель. Мы в Сан-Франциско, а не в Монтане.

Марта тряхнула головой, и с коротко стриженных каштаново-рыжих волос сорвались и полетели в разные стороны мельчайшие капли влаги. Ей вдруг почудилось, что она слышит чьи-то шаги. Бегун с большой собакой?

— Может, свалим отсюда? — спросил Дэвис.

— А-а, понимаю. И не то чтобы не согласна. Может, просто поменяем условия? Кто последним добегает до автостоянки, становится собачьим кормом.

— Не смешно, лейтенант Марта. Неудачная шуточка. Что-то мне все это не нравится.

— Не знаю, обитают ли в здешних местах большие кошки, но маленькую я, кажется, только что увидела.

Громкое рычание послышалось вновь — теперь совсем рядом. Перемещалась рычащая тварь с впечатляющей скоростью.

— Бежим отсюда! Быстрее! Поднажмем! — выдохнула Марта Уайетт.

Теперь она была немного напугана и неслась с максимальной скоростью, то есть на редкость быстро.

Сгущавшийся туман вновь пронзило жуткое рычание.

Глава 3

Лейтенант Марта Уайетт разогналась не на шутку. Расстояние между ней и Дэвисом увеличивалось с каждым мгновением. Марта шутя побеждала в троеборье, Дэвис же преимущественно работал за письменным столом, хотя, Бог свидетель, выглядел так, будто был для нее вполне достойным соперником.

— Давай же, давай! Догоняй, Дэвис! Не отставай! — крикнула Марта через плечо.

Парень, с которым она встречалась вот уже целый год, не отозвался. Спор о том, кто лучше физически развит, кому больше подходит характеристика «атлет», теперь можно было не продолжать. Естественно, Марта давным-давно знала, на чьей стороне правда.

Очередное рычание и чьи-то тяжелые шаги по опавшей листве на дорожке прозвучали еще ближе. Марту догоняли.

Но кто?

— Марта! Они у меня за спиной! О, черт! Беги! Беги, Марта! — крикнул Дэвис. — Сваливай отсюда!

Марта почувствовала прилив адреналина и подалась головой вперед, словно нацеливаясь на невидимую финишную линию. Руки и ноги заработали так четко, будто превратились в механические поршни. Марта устремилась вперед, как все отличные бегуны.

Позади раздались вопли. Марта повернула голову, но Дэвиса не увидела. Крики звучали настолько пугающе, что она почти остановилась. Нужно позвать на помощь. Полицию. Да хоть кого-нибудь.

Вопли бойфренда звоном отдавались в ушах Марты, а она продолжала бежать, объятая страшной паникой, уже не зная, куда. На пути попался заостренный камень, и, споткнувшись, перепуганная бегунья кубарем покатилась с крутого склона. Падение закончилось ударом о ствол невысокого дерева.

Она сумела прийти в себя довольно быстро. Черт, правая рука определенно сломана. Придерживая ее левой, двигаясь неуклюже и с трудом шевеля ногами, Марта вновь побежала вперед.

Остановилась она, лишь достигнув неширокой мощеной дороги, серой змеей вившейся по парку. Крики Дэвиса стихли. Что с ним случилось? Нужно срочно позвать кого-нибудь на помощь.

Увидев пару приближающихся горящих фар, Марта, будто сумасшедшая, выскочила на середину дороги и встала на двойной сплошной линии.

Ради Бога! Ведь мы в Сан-Франциско!

— Пожалуйста, остановитесь! Пожалуйста! Эй! Эй! — заорала она, размахивая здоровой рукой. — Остановитесь! Помогите!

Белый фургон ехал прямо на нее, но в последнее мгновение, к счастью, затормозил. Дверцы распахнулись, и из фургона выпрыгнули двое мужчин. Слава Богу — на капоте было написано: «Красный Крест».

— Умоляю, помогите! — воскликнула Марта. — Мой друг серьезно ранен!

И тут случилось нечто еще более ужасное. Один из парней ударил Марту крепко сжатым кулаком. Не успев сообразить, что происходит, она упала, подбородком ударившись об асфальт. Удар был настолько силен, что Марта едва не лишилась сознания.

Она глянула вверх, стараясь сфокусировать зрение, и тут же пожалела об этом. На нее пристально смотрела пара горящих красных глаз. Внимание Марты переключилось на раскрытый рот. На два ужасающих рта. Ни разу в жизни не видела она подобных зубов. По форме они напоминали ножи, а клыки потрясали размерами.

Клыки впились ей в щеки, потом в шею. Неужели такое возможно? Она оглушающе громко закричала. Принялась биться и извиваться. Тщетно. Эти двое обладали недюжинной силой. Оба рычали.

— Экстаз... — прошептал один из них Марте на ухо. — Разве не восхитительно? Ты — счастливица. Из множества красивых людей Сан-Франциско мы выбрали именно вас. Тебя и Дэвиса.



Глава 4

Было чудесное, ясное вашингтонское утро. Пожалуй, даже сказочное. Мне вновь позвонил Дирижер:

— Привет, Алекс. Скучал по мне? Я по тебе — еще как, приятель.

Этот подонок вот уже больше недели названивал мне по утрам и изводил грязными угрозами. Порой просто в течение нескольких минут осыпал меня бранью. Сегодня же он разговаривал довольно вежливо.

— Какие планы? Решил заняться чем-нибудь важным? — справился он.

Вообще-то да, я намеревался поймать-таки эту тварь. Я сидел в мчавшемся по Вашингтону фургоне ФБР: мы выслеживали звонок Дирижера и надеялись очень скоро установить его местонахождение. В мероприятие по «поимке» звонка согласно специальному распоряжению ФБР была вовлечена телефонная компания. Я и трое агентов Бюро, а еще мой напарник Джон Сэмпсон сидели в салоне фургона. Мой дом на Пятой улице мы покинули, как только зазвонил телефон; сейчас машина двигалась на север по Интерстейт-395. Я должен был поддерживать разговор с Дирижером до завершения операции.

— Расскажи мне о Бетси Кавальерр. Почему ты выбрал ее, а не меня? — спросил я.

— О! Да ведь она намного, намного красивее тебя, — ответил Дирижер. — И трахать такую гораздо приятнее.

Один из агентов говорил одновременно с моим собеседником. Я старался слушать и того, и другого.

— Мозги у этого типа работают что надо, — сказал агент. — С нашей системой прослушки мы должны были выследить звонок мгновенно. Но этого по какой-то причине до сих пор не происходит.

— По какой, черт возьми? — спросил Сэмпсон, придвигаясь к агентам.

— Не знаю. Координаты его местонахождения постоянно меняются. Возможно, он едет в машине и звонит с сотового. Определить положение мобильного телефона сложнее, чем обычного.

Мы съехали с Ди-стрит и направились к туннелю на Третьей улице. Откуда же звонит Дирижер?

— Все в порядке, Алекс? По-моему, ты на что-то отвлекаешься, — проговорил он.

— Нет, не отвлекаюсь, приятель. Я слушаю тебя, наслаждаюсь нашей утренней беседой.

— Ума не приложу, почему все настолько сложно? — отчаянно произнес агент.

Потому что он — Дирижер!— чуть не выкрикнул я.

Справа показался Конференц-центр. Фургон ехал по городским улицам со скоростью шестьдесят — семьдесят миль в час.

Мы миновали отель «Ренессанс». Откуда, черт возьми, звонит Дирижер?

— По-моему, он попался. Мы где-то совсем рядом, — взволнованно прошептал один из молодых агентов.

Фургон затормозил, и внутри воцарился хаос. Мы с Сэмпсоном достали оружие. Дирижер попался. Я не мог поверить, что мы нашли его.

Неожиданно все, кто меня окружал, принялись громко ругаться. Я выглянул в окно и понял почему. И с досадой покачал головой.

— Твою мать, ты веришь в это?! — заорал Сэмпсон, ударяя по стене фургона кулаком.

Мы остановились на Пенсильвания-авеню, возле здания Джона Эдгара Гувера. Другими словами, у здания управления ФБР.

— Что будем делать дальше? — спросил я у ответственного агента. — Где этот чокнутый, черт бы его побрал?

— Проклятие, сигнал опять меняется. Вот он выходит за пределы Вашингтона. А теперь вернулся. Ого! А сейчас вообще исчез из страны.

— Пока, Алекс. На сегодня закругляемся. Как я уже говорил, ты — следующий, — сказал Дирижер, и связь оборвалась.

Глава 5

Остаток дня был длинным, трудным и напряженным. В чем я нуждался сегодня острее всего, так это в отдыхе от Дирижера.

Не могу сказать, в какой момент, где и каким образом я набрался сил и смелости, но в этот вечер я поехал на свидание. С юристом, окружным прокурором округа. Элизабет Мур была очаровательной хулиганкой, милым бунтарем. Особа весьма важная, она настолько обворожительно улыбалась, что при этом и мои губы неизменно растягивались в улыбке.

Мы ужинали в «Марселе», в Фогги-Боттом, местечке, вполне подходящем для подобных встреч. Кухня там французская, с элементами фламандской. Вечер проходил как нельзя более приятно. Я по крайней мере считал именно так и надеялся, что Элизабет разделяет мое мнение.

Когда мы заказали десерт и кофе и официант удалился, Элизабет мягко опустила свою ладонь на мою руку. Наш столик освещало сияние единственной свечи в хрустальном подсвечнике.

— Итак, Алекс, первый этап мы прошли успешно. Мне все понравилось. Но я нутром чую: меня поджидает какой-то неприятный сюрприз. Готова поспорить, поджидает. Все хорошие парни несвободны. По опыту знаю. Ответь, почему ты до сих пор бегаешь на свидания?

Я прекрасно понял, что она имеет в виду, но прикинулся несколько озадаченным.

— Неприятный сюрприз?

Я пожал плечами, хотя на моих губах все же появилась улыбка.

Элизабет громко рассмеялась.

— Тебе тридцать девять? Сорок?

— Сорок два. Спасибо за комплимент, — ответил я.

— Ты с блеском прошел все испытания, по результатам которых я надеялась узнать тебя получше...

— Какие испытания?

— Ты выбрал отличное место для ужина: романтическое, но не слишком. Приехал за мной точно в оговоренное время. Выслушал мою болтовню о вещах, которые меня интересуют. К тому же ты очень привлекателен, хотя я и не придаю этому особого значения. Вот так.

— А еще я люблю детей и радовался бы, если бы у меня их было больше, — добавил я. — Перечитал все романы Тони Моррисон. Неплохо орудую паяльником. При необходимости могу готовить.

— В чем же подвох? — опять спросила Элизабет. — А вообще-то не отвечай.

Наш официант вернулся с кофе и десертом, и как раз в тот момент, когда он принялся наполнять чашку Элизабет, на моем поясе запищал пейджер.

О, черт!

Все пропало!

Я глянул на Элизабет — и моргнул. Я определенно моргнул первым.

— Не возражаешь, если я отлучусь позвонить? Это важно. Я узнал номер — ФБР в Квонтико. Я ненадолго. Тут же вернусь.

Я вышел в уборную, достал сотовый и позвонил Кайлу Крэйгу в Виргинию. С Кайлом меня связывала давняя крепкая дружба, но, с тех пор как я начал сотрудничать с Бюро, мы стали видеться чересчур часто. Он постоянно втягивал меня в распутывание самых кошмарных преступлений из всех, какими только занималось ФБР. Звонки Кайла мне, признаться, осточертели. Что понадобилось ему на сей раз?

Кайл знал, кто ему звонит. Он даже «привет» не потрудился сказать.

— Алекс, помнишь дело, над которым мы работали месяцев четырнадцать назад? Сбежавшая из дома девочка. Ее нашли подвешенной к люстре. Патриция Камерон. В Сан-Франциско совершено два похожих преступления. Вчера вечером, в парке «Золотые ворота». Убийства зверские — самые страшные за последнее время.

— Кайл, у меня свидание с привлекательной, милой, интересной женщиной. Давай поговорим завтра. Я тебе позвоню. Сегодня вечером я отдыхаю.

Кайл засмеялся. Иногда я забавлял его.

— Нана уже сообщила мне, что у тебя свидание. Твоя подруга — юрист, верно? Послушай-ка, я кое-что тебе расскажу. Встречается дьявол с адвокатом. Говорит, может сделать его своим старшим компаньоном, если тот отдаст ему собственную душу и души всех членов своей семьи. Адвокат пристально смотрит дьяволу в глаза и спрашивает: «А в чем подвох?»

Рассказав шутку, Кайл принялся в подробностях, которые мне не хотелось сейчас слышать, описывать, в чем нынешние жуткие преступления в Сан-Франциско перекликаются с совершенным в округе Колумбия. Я помнил ту жертву, Патрицию Камерон. Ее лицо отчетливо всплыло в моей памяти. Я отмахнулся от этого образа.

Закончив беседу — а Кайл любил вдаваться в детали и говорить многословно, — я вернулся к Элизабет.

Она печально улыбнулась, покачала головой и произнесла:

— По-моему, я догадалась, в чем подвох.

Я заставил себя рассмеяться, но на душе кошки заскребли.

— Вообще-то все не так уж и страшно, как может показаться.

Все гораздо серьезнее, Элизабет.

Глава 6

Утром по пути в аэропорт я завез детей в школу. Дженни восемь лет, Деймону только исполнилось десять. Оба отличные, понятливые ребята, но это дети. Уделяешь им каплю внимания, а они забирают гораздо больше, и все равно им, оказывается, мало. Кто-то сказал однажды, не помню, кто именно: «Американских детей объединяет одна беда: они чрезмерно много общаются с мамой и слишком редко с папой». Беда моих чад состояла в противоположном.

— Я быстро к такому привыкну, — сказала Дженни, когда я остановил машину возле школы Сожурны Трут.

Тихо играл диск с записью Хелен Фолашаде Аду — Шаде. Здорово.

— Не привыкай, — ответил я. — От нашего дома до школы всего-то пять небольших кварталов. Когда я был мальчишкой и жил в Северной Каролине, топал на учебу целых пять миль по табачным полям.

— Да-да! — Деймон усмехнулся. — Ты забыл добавить, что топал по этим полям босиком.

— А ведь так оно и было. Спасибо, что напомнил. Я действительно ходил в школу по этим полям босиком.

Дети засмеялись, и я тоже. Я люблю бывать с ними и старательно записываю на пленку своей памяти все подобные моменты. Чтобы потом, когда они превратятся в несносных подростков, с удовольствием просматривать свои «фильмы» и тешить себя. А еще из страха заразиться одной болезнью — не могу вспомнить ни черта. Подхватить ее ничего не стоит.

— В субботу у нас концерт, — напомнил Деймон.

Он второй год пел в Вашингтонском хоре мальчиков, довольно успешно.

— К субботе я вернусь, Деймон. Поверь, на твой концерт я обязательно приду.

— Ты уже несколько пропустил, — ответил Деймон.

Сердце пронзила острая игла.

— Это был прежний я. Теперь я — новый, улучшенный Алекс. И на некоторых концертах я все же побывал.

— Не смеши нас, пап, — сказала Дженни, разражаясь хохотом. У меня смышленые дети. И чертовски упрямые.

— Обещаю, что к субботе вернусь и приду на концерт Деймона, — проговорил я. — Помогайте бабушке по дому. Не забывайте, что ей почти сто лет.

Дженни закатила глаза.

— Маме Нане восемьдесят, а это не так и много, во всяком случае, по ее мнению. Ей нравится и готовить, и мыть посуду, и заниматься уборкой, — произнесла она, имитируя кудахтанье Наны. — На самом деле нравится.

— Значит, в субботу. Буду ждать с нетерпением, — сказал я Деймону.

Ничуть не кривя душой. Хор мальчиков считался гордостью Вашингтона. Я приходил в полный восторг, когда думал, что мой Деймон талантлив и поет в этом коллективе, а главное, когда видел, что он по-настоящему увлечен своим занятием.

— Целуемся, — предложил я. — И обнимаемся.

Дженни и Деймон скривились, но потянулись ко мне, и я вдруг задался вопросом: до каких пор сын и дочь будут согласны чмокать меня в щеки и обнимать? А потому чуть продлил прощание, пока имел такую возможность. Когда для нас с детьми наступают безоблачные времена, непременно возникают обстоятельства, заставляющие меня все испортить.

— Я люблю вас, — сказал я, прежде чем отпустить Дженни и Деймона в школу. — Что надо ответить?

— Мы тоже тебя любим, — в один голос произнесли дети.

— Потому-то и позволяем ставить нас в дурацкое положение целой школой и всеми нашими друзьями, — добавила Дженни и высунула язык.

— Я привез вас сюда на машине в последний раз, — ответил я.

И тоже показал им язык. Они оба побежали к друзьям. Мои дети слишком быстро растут.

Глава 7

Я позвонил Кайлу Крэйгу из аэропорта, и он сообщил, что его элитная команда в Квонтико уже занимается повторным изучением всех убийств, связанных с укусами. Кайл подчеркнул, что считает скорейшее распутывание нынешних дел настолько же важным, насколько сами эти дела — устрашающими. Любопытно, какие еще подробности ему известны. Он всегда знает больше, чем говорит.

— Ты сегодня встал рано, Кайл, и уже весь в делах. Этим убийствам ты уделяешь максимум внимания. А почему?

— Конечно, максимум. Ведь дело просто исключительное. Ни с чем подобным я еще не сталкивался, Алекс. Тебя, если сможет, встретит инспектор Джамилла Хьюз — она занимается расследованием этого преступления и в своей работе, по-моему, знает толк. В отделе убийств полиции Сан-Франциско всего две женщины. Полагаю, Хьюз довольно грамотна.

В самолете я прочел и перечел все материалы о безумных убийствах в парке «Золотые ворота», которые в то утро мне прислали по факсу. Записи инспектора Хьюз, сделанные на месте преступления, отличались точностью и доскональностью, большинство из них повергали в ужас.

На основании этих документов я сделал собственные пометки в особой стенографической манере — таким образом я работал над каждым делом.

* * *

В парке «Золотые ворота» Сан-Франциско в три двадцать утра обнаружены два трупа, мужчины и женщины. Почему именно в парке? Съездить туда, если получится.

Жертвы висели на дереве головами вниз. Зачем их повесили? Чтобы вытекла кровь? Согласно обряду очищения? Для духовного возвышения?

Тела голые, вес в крови. Почему голые? Преступления на сексуальной почве? Или просто жестокость? Желание с какой-то целью выставить жертвы на всеобщее обозрение?

На ногах, руках и груди мужчины глубокие впадины — очевидно, его укусили множество раз. Фактически от укусов он и умер!

Тело женщины тоже искусано, но не так серьезно. Обнаружены порезы, нанесенные острым предметом. Умерла от значительной потери — более сорока процентов — крови четвертой группы.

На лодыжках обоих жертв, в местах, обвязанных веревкой, — красные точки. Петехия, как определил медэксперт.

Следы зубов на теле мужчины скорее всего оставлены крупным животным. Что за зверь может напасть на бегуна в парке огромного города? Похоже по меньшей мере на выдумку.

На ногах и животе мужчины густая белая жидкость. Предположительно сперма. В какие игры играли убийцы? Садистско-эротические?

* * *

Я вспомнил подробности вашингтонского дела. Забыть такое невозможно.

Шестнадцатилетняя девочка, сбежавшая из Орландо, штат Флорида, была найдена убитой и изувеченной в гостиничном номере в центре Вашингтона. Ее звали Патриция Дон-Камерон. Схожесть преступления с убийствами в «Золотых воротах» поражала, не обратить на нее внимания мы не могли. Девочка, убитая в округе Колумбия, была жестоко искусана и за ноги подвешена к люстре.

Обнаружили тело только в тот момент, когда люстра наконец не выдержала и с грохотом упала. Патриция Камерон умерла от потери крови — почти семидесяти процентов, — тоже четвертой группы.

Возникал закономерный вопрос.

Кому нужна вся эта кровь?

Глава 8

Я все еще размышлял о странных, диких преступлениях, когда спускался по трапу самолета и входил в многолюдный международный аэропорт Сан-Франциско. По слухам я знал, что инспектор Джамилла Хьюз — женщина темнокожая и привлекательная. Я принялся смотреть по сторонам.

Внимание мое привлек мужчина у выхода с выпуском «Сан-Франциско икзэминер» в руках. На первой странице газеты чернел напечатанный большими буквами заголовок: «Кошмар в „Золотых воротах“! Двое убитых!»

Не обнаружив встречающей, я занялся поисками указателей остановок общественного транспорта. Из багажа у меня была только небольшая сумка: я ведь пообещал, что к субботе вернусь домой и обязательно явлюсь на концерт Деймона. Я намеревался впредь сдерживать все свои обещания. Клянусь!

Как только я шагнул в сторону от выхода, ко мне приблизилась женщина:

— Простите, детектив Кросс?

Я рассмотрел ее прежде, чем она заговорила. На женщине были джинсы и черная кожаная куртка поверх футболки зеленовато-голубого цвета. Я сразу заметил выглядывавшую из-под куртки наплечную кобуру. На вид я бы дал Джамилле Хьюз лет тридцать пять, она действительно была привлекательной и весьма приятной для детектива, занимающегося убийствами. Большинство из нас постоянно хмурые.

— Инспектор Хьюз? — спросил я.

— Джамилла. — Она протянула руку и улыбнулась. Очень мило улыбнулась. — Рада знакомству, детектив. Признаться, обычно я выступаю против любой затеи, исходящей от ФБР, но о вас немало наслышана. К тому же то убийство в округе Колумбия поразительно похоже на эти два, верно? Итак, добро пожаловать в Сан-Франциско!

— Я рад, что прилетел сюда. — Я тоже улыбнулся и протянул руку. Джамилла Хьюз пожала ее весьма крепко, но не чрезмерно. — Я только что вспоминал о том убийстве в округе Колумбия. На мысли о нем меня натолкнули ваши записи. Расследование того дела зашло в тупик, мы так и не нашли убийцу Патриции Камерон. Можете добавить этот факт к тому, что слышали обо мне.

Джамилла Хьюз опять улыбнулась. Искренне. В ее улыбке не промелькнуло ни капли наигранности, ничего подобного не было и в ней самой. Она, по сути, вообще не походила на детектива, расследующего убийства. Для копа инспектор Хьюз выглядела чересчур нормальной.

— Следует поторопиться. Я связалась со специалистом по ветеринарной стоматологии, он согласился встретиться с нами в городском морге. Этот человек — близкий друг медэксперта. Интересный план осмотра достопримечательностей Сан-Франциско я вам предлагаю?

Я с улыбкой покачал головой.

— Скажу вам по секрету, именно затем я сюда и приехал. По-моему, я когда-то прочел это в одном из туристских путеводителей: приехав в Сан-Франциско, не упустите шанс увидеть городской морг.

— Вряд ли вы прочли это в путеводителе, — ответила Джамилла. — Впрочем, святая правда — осмотреть наш морг в сто раз интереснее, чем прокатиться по городу на трамвае.



Глава 9

Не прошло и часа, а мы с Джамиллой Хьюз уже находились в морге, расположенном в знаменитом здании суда Сан-Франциско. Здесь мы встретились с главным судебно-медицинским экспертом Уолтером Ли и специалистом-стоматологом доктором Пэнгом.

Доктор Аллен Пэнг внимательно и неторопливо осмотрел оба тела и только по окончании процедуры заговорил с нами. Перед тем как приехать сегодня в морг, он уже изучил снимки укусов, сделанные на месте преступления. Пэнг был человек невысокий, абсолютно лысый, в очках с толстыми линзами в черной оправе. Я заметил, как инспектор Хьюз подмигнула судмедэксперту, когда Пэнг занимался обследованием тел. Очевидно, эти двое находили его странноватым. Я, признаться, тоже, но должен отметить: доктор относился к работе со всей ответственностью и, по-видимому, был отличным специалистом.

— Так-так. Что ж, теперь я готов высказать вам свои соображения о природе укусов. — Сделав это заявление, Пэнг наконец-то повернулся к нам. — Полагаю, вы снимаете оттиски с подобных отметин на теле, Уолтер?

— Да, в данном случае мы воспользовались порошком для снятия отпечатков пальцев. Образцы будут готовы через пару дней. Естественно, мы взяли и мазки для изучения оставленной на ранах слюны.

— Прекрасно. На мой взгляд, все сделано правильно. Итак, теперь я изложу вам свою точку зрения.

— Хорошо, Аллен, — с достоинством проговорил Ли.

На нем был белый халат с вышитым словом «дракон» на одном из карманов. Рост Ли достигал примерно ста девяноста сантиметров, а весил он килограммов сто с лишним. Его отличала весьма уверенная манера держаться.

— Доктор Пэнг — мой друг и уже не раз помогал нам, — сообщил Ли. — Аллен — эксперт по ветеринарной стоматологии из Медицинского центра животных в Беркли и один из лучших специалистов в мире. Наше счастье, что он согласился оказать нам содействие.

— Спасибо за помощь, доктор Пэнг, — сказала инспектор Хьюз. — Вы очень добры.

— Спасибо, — присоединился и я к потоку признательности и восхвалений.

— Не стоит благодарности, — ответил Пэнг. — Откровенно говоря, я не знаю, с чего начать. Скажу, пожалуй, единственное: для меня оба эти убийства представляют большой интерес. Мужчина получил массу укусов, и я практически уверен, что на него напал тигр. Женщину кусали два человека. Создается такое впечатление, будто огромная кошка и люди действовали сообща. Как единая команда. Исключительный случай. И, мягко скажем, очень странный.

— Тигр? — Джамилла первой выразила сомнение, охватившее всех нас. — Вы уверены? Такое вряд ли возможно, доктор Пэнг.

— Аллен, — произнес Уолтер Ли, — объясни, при чем здесь тигры?

— Как вам известно, мы, люди, — гетеродонты, то есть зубы у нас различной формы, строения и размеров и выполняют разные функции. Наиболее важную роль в нашей жизни играют клыки, расположенные между боковыми резцами и первыми коренными зубами с обеих сторон челюсти. Клыками мы разрываем пишу.

Уолтер Ли кивнул, и доктор Пэнг продолжил. Он обращался только к медэксперту, на нас не смотрел. Я взглянул на Джамиллу, и та подмигнула мне. Инспекторша определенно была не лишена чувства юмора, меня это подкупало.

Доктор Пэнг, казалось, плавал в своей стихии.

— Некоторые животные в отличие от людей — гомодонты. Их зубы одинакового размера и формы и выполняют примерно одну и ту же функцию. К крупным кошкам, однако, это не относится, особенно к тиграм. Тигриные зубы приспособлены к особенностям питания. Обе челюсти имеют по шесть заостренных резцов, два очень острых загнутых назад клыка и коренные зубы, преобразованные в режущие пластины.

— Вся эта информация по какой-то причине важна для расследования? — осведомилась Джамилла Хьюз.

У меня на языке вертелся тот же вопрос.

Невысокий доктор оживленно закивал.

— О да! Конечно! Тигр способен без труда прокусить кость, его челюсти чрезвычайно сильны. Но он не может двигать ими из стороны в сторону — только вверх и вниз. То есть тигр разрывает и раздавливает свою пищу, не жует ее и не грызет.

Пэнг проиллюстрировал рассказ при помощи собственных челюстей и зубов.

Я поймал себя на том, что киваю.

Неужели в убийствах замешан тигр? Как в такое поверить?

Доктор Пэнг поднял руку, энергично почесал лысую макушку и добавил:

— Но что полностью сбивает меня с толку... Кто-то скомандовал тигру оставить жертву сразу после нападения, и зверь подчинился. Если бы этого не произошло, он сожрал бы убитого.

— Немыслимо! — прокомментировал судмедэксперт, поворачиваясь к нам с Джамиллой. — Как там говорят? Поймай тигра, если сможешь? В Сан-Франциско разыскать такого зверя не должно составлять труда.

Глава 10

Крупный, довольно молодой светлый тигр издавал странный звук — приглушенный свист, доносившийся будто бы издалека. Звук шел из самой глубины огромной звериной глотки и казался прямо-таки мистическим. Сидевшие на ближайших кипарисах птицы, заслышав этот свист, вспорхнули и разлетелись, мелкие животные со всех ног унеслись прочь.

Длина тела тифа достигала двух метров сорока пяти сантиметров, он был сильный, мускулистый и весил более двухсот шестидесяти трех килограммов. В условиях дикой природы его жертвами становились бы кабаны и поросята, лани, антилопы, бизоны. В Калифорнии дикая природа отсутствовала, зато кругом было множество людей.

Внезапно тигр прыгнул вперед, он двигался ловко и без усилий. Молодой светловолосый парень, на которого бросился тигр, даже не попытался сопротивляться.

Тигр раскрыл огромную пасть и схватил зубами голову блондина. Челюсти зверя были настолько сильными, что с легкостью раздробили бы человеческий череп в крошку.

Парень закричал:

— Стоп! Стоп! Стоп!

Удивительно, но тигр повиновался.

Вот так просто. По словесной команде.

— Ты победил.

Блондин засмеялся и погладил тигра, который уже разжал челюсти и выпустил голову хозяина.

Внезапно парень резко повернулся влево. Его движения были едва ли не настолько же быстрыми и легкими, как кошачьи. Он прыгнул и впился зубами в кремово-белый нежный живот тигра.

— Теперь я тебя пойман, малыш! Ты проиграл. Ты мой любимый невольник.

Уильям Александер стоял в стороне и наблюдал за младшим братом со смешанным чувством любопытства и благоговения. Майкл был мужчиной-ребенком, невероятно грациозным, атлетически сложенным и невообразимо сильным. Сегодня он надел черную кожаную безрукавку и зеленовато-голубые шорты. Рост Майкла достигал ста девяноста двух сантиметров, весил он восемьдесят четыре килограмма. Парень был само совершенство; по сути, такими были оба брата.

Уильям зашагал в сторону темневших вдалеке холмов. Он обожал эти места: и красоту природы, и уединенность, и возможность делать здесь все, что только вздумается.

В душе его властвовал полный покой — он давно уже выработал в себе умение оставаться невозмутимым всегда и везде.

Во времена их с Майклом детства здешние места населял близкий по духу народ. Родители Уильяма и Майкла были хиппи, экспериментаторы, приверженцы свободного образа жизни и наркоманы. Они с малых лет внушали сыновьям, что окружающий мир не только опасен, но и искажен, неправилен. Мать твердила им, что заниматься сексом с кем попало — даже с ней, если это происходит по обоюдному согласию, — здорово, полезно. Братья спали и со своей матерью, и с отцом, и со многими другими людьми в коммуне. Их взросление по правилам развития личной свободы закончилось плохо — двумя годами в исправительном центре. Арестовали юношей за незаконное владение имуществом, за решеткой же они очутились из-за нападения на человека при отягчающих обстоятельствах. Подозревали братьев в совершении и других серьезных преступлений, но доказать, что они виновны, не удалось.

Оторвав взгляд от холмов на горизонте, Уильям задумался о приводившей его в восторг концепции «освобожденного разума».

День за днем он старательно оставлял позади потрепанный багаж прошлой жизни. Его целью было достичь полного очищения отложной морали, нравственности и понятия об абсурдных запретах, господствующих в цивилизованном обществе.

Он приближался к истине. Майкл — тоже.

Уильяму было двадцать лет.

Майклу всего семнадцать.

На протяжении вот уже пяти лет они убивали вместе, и убивать получалось у них все лучше и лучше.

Эти двое были непобедимы.

И аморальны.

Глава 11

Нынешней ночью братья охотились в городке Милл-Вэлли округа Марин. В восхитительном местечке с невысокими горами, сплошь покрытыми стройными и крепкими вечнозелеными деревьями. Деревянный красный дом располагался в сотне метров от Уильяма и Майкла, на вершине крутого скалистого склона, на который молодые люди без труда взобрались. К парадному входу — двойным деревянным дверям — вела вымощенная камнем дорожка.

— Надо бы нам на время уехать куда-нибудь, — не поворачивая головы, сказал Уильям Майклу. — Миссия возложена на нас самим Владыкой. В Сан-Франциско мы только начали ее выполнять.

— Отличная идея, — ответил Майкл улыбаясь. — Приключение в Сан-Франциско привело меня в полный восторг. А что за люди живут в этом чудном доме?

Уильям пожал плечами.

— Просто жертвы. Для нас эти двое — никто.

Лицо Майкла исказилось в недовольной гримасе.

— Почему бы тебе не сказать мне, кто они?

— Владыка велел не распускать язык и не брать с собой сюда кота.

Майкл не стал продолжать беседу. Распоряжения Владыки он выполнял безоговорочно.

Владыка определял, как мыслить и действовать.

Владыка был истиной в последней инстанции и не подчинялся никому.

Владыка презирал правильный мир, равно как и Майкл с Уильямом.

А те, кто жил в красном доме наверху, определенно относились к «миру правильному». Об этом говорило все: и ухоженные, ежедневно поливаемые сады, и наполненный карпами пруд, и террасы, пристроенные к дому, в котором было не менее дюжины комнат — всего-то для двоих человек. Омерзительно.

Уильям направился прямо к парадному. Майкл пошел следом. На огромном потолке в холле дома висела нелепая хрустальная люстра, винтовая лестница впереди вела, казалось, куда-то в небо. Хозяев братья обнаружили на кухне. Те занимались приготовлением ужина — вдвоем, как образцово-показательное семейство, каким они, собственно, и являлись.

— Полюбуйся на этих яппи, — с улыбкой произнес Уильям.

— Эй! — вскрикнул хозяин, вскидывая руки. Под два метра ростом, сложен этот парень был весьма неплохо. — Какого черта вы здесь делаете, ребята? Проваливайте отсюда, и поживее!

— Привет, горе-юрист! — воскликнул Уильям, указывая на женщину. Худенькую, с небольшой грудью, высокими скулами и короткими светлыми волосами. Ей было лет тридцать с небольшим. — Мы пришли к вам поужинать.

— Я, между прочим, тоже юрист, — прогремел хозяин, беря на себя роль защитника. — По-моему, вас двоих никто не приглашал. Пошли вон! Слышите? Пошевеливайтесь, вы, придурки!

— Ты угрожала Владыке, — продолжал Уильям, обращаясь к женщине. — Поэтому он и прислал нас сюда.

— Артур, я позвоню в полицию, — наконец заговорила хозяйка.

Она пребывала в сильном волнении, грудь с выделявшимися под тканью блузки сосками высоко вздымалась. В руке у нее, откуда ни возьмись, появился небольшой сотовый телефон, и в мыслях Уильяма мелькнуло: «Не из задницы ли она его достала?» Его губы расползлись в улыбке.

Через мгновение он уже бросился на нее, а Майкл с той же легкостью повалил на пол хозяина. Братья действовали молниеносно, они обладали поразительной сноровкой и силой и знали об этом.

Оба громко рычали. С единственной целью — нагнать на жертв побольше страха.

— В доме есть деньги. Пожалуйста, не убивайте нас! — оглушительно орал хозяин.

— На кой черт нам сдались ваши грязные деньги? Мы не грабители. Но и не просто занимаемся серийными убийствами, все гораздо сложнее, — сообщил Уильям.

Полсекунды спустя он впился зубами в ароматную розовую шею бьющейся под ним женщины, и та прекратила сопротивление. Раз — и все, и она превратилась в его собственность. Их взгляды на миг встретились, потом сознание женщины отключилось, а по щеке покатилась слезинка.

Больше Уильям не смотрел на ее лицо — до тех пор, пока не насытился.

— Мы вампиры, — некоторое время спустя прошептал он, обращаясь к убитым.

Глава 12

На второй день пребывания в Сан-Франциско я занимался делами в небольшой комнатке, расположенной рядом с рабочим местом Джамиллы Хьюз в здании суда. К тому времени я побывал на двух совещаниях, посвященных убийствам в парке «Золотые ворота». Джамилла проводила их профессионально, грамотно и последовательно и произвела на меня серьезное впечатление.

Достичь в этом деле хоть какого-то успеха нам тем не менее так и не удалось. Обстоятельства совершения преступления выглядели безумно странными и непонятными. Никого из нас за все время не посетила ни единая стоящая мысль. Мы знали наверняка лишь одно: людей убивали неслыханно жестокими способами. В наши дни подобное происходит все чаще и чаще.

Около полудня запиликал мобильник.

— Звоню просто так, чтобы отметиться, — произнес Дирижер. — Как тебе Сан-Франциско, Алекс? Чудесный город, правда? Не желаешь оставить в нем свое сердце? По-моему, для прощания с жизнью лучшего места не найти. А как поживает инспектор Хьюз? Она тебе приглянулась? Красивая пташка, верно? Как раз в твоем вкусе. Уже подумываешь трахнуть ее, а? Если да, то советую поторопиться. Tempusfugit[1].

Из трубки послышались гудки.

Я вновь погрузился в работу, окунулся в нее с головой часа на два. И сделал для себя кое-какие выводы.

Около четырех я смотрел из окна на улицу и разговаривал по телефону с Кайлом Крэйгом. Кайл до сих пор работал в Квонтико, но определенно уделял немалое время расследованию убийств в «Золотых воротах».

Кайл занимал в ФБР такое положение, что сам волен был решать, в каких делах принимать личное участие, в каких — нет. Нынешнее дело относилось к первой категории. Нам с Кайлом опять предстояло работать вместе. Я ждал его приезда с нетерпением.

Боковым зрением я заметил, что к моему столу приближается Джамилла. Она на ходу надевала кожаную куртку и никак не могла попасть рукой во второй рукав.

— Минуту, Кайл, — произнес я в трубку.

— Нужно ехать, — сказала Джамилла. — В Сан-Луис-Обиспо. Тело решили эксгумировать. Думаю, это прольет свет на последние убийства.

Я сообщил Кайлу, что должен немедленно уехать, и он пожелал мне удачной охоты.

Мы с Джамиллой спустились на лифте в гараж, расположенный под зданием суда. Чем больше я наблюдал за работой новой напарницы, тем сильнее ею восхищался. Джамилла была не только очень сообразительной, но и занималась делом с искренним энтузиазмом. Большинство детективов утрачивают его по прошествии пары лет, а она до сих пор сохранила.

«Уже подумываешь трахнуть ее, а? Если да, то советую поторопиться».

— Ты всегда работаешь с таким рвением? — спросил я, когда мы сидели в ее синем «саабе», направляясь к автостраде 101.

— Да, почти всегда, — ответила Джамилла. — Я люблю свою работу. Часто бывает трудно, зато постоянно интересно. И в большинстве случаев все по-честному. Ненавижу насилие.

— Нынешнее дело, что называется, из ряда вон. Когда я думаю об этих повешенных, весь покрываюсь мурашками.

Джамилла посмотрела на меня.

— Кстати, об угрозе для жизни. Советую пристегнуться. Ехать нам далеко, а я в свое время увлекалась быстрой ездой.

Она не шутила. Согласно дорожным указателям нас отделяло от Сан-Луис-Обиспо двести тридцать пять миль. Большую часть времени, проведенного в пути, шел проливной дождь. Тем не менее к восьми тридцати мы уже были на месте.

— Видал? — кивнула Джамилла и подмигнула, когда мы въехали в Сан-Луис-Обиспо.

Это был райский уголок, но нас ждали в нем не развлечения, а эксгумация трупа юной девушки, которую убили и повесили, чтобы из нее вытекла кровь.

Глава 13

Сан-Луис-Обиспо — университетский городок поразительной красоты, по крайней мере на первый взгляд. Мы разыскали Игуэра-стрит и поехали по ней мимо маленьких местных магазинчиков, а также мимо «Старбакса», «Барнс энд Ноубл» и «Файерстоун грил». По словам Джамиллы, время суток в Сан-Луис-Обиспо можно определить по одним только запахам: днем на Марш-стрит непременно пахнет дымком жарящегося на решетке мяса, а ночью возле пивоварни «СЛО брюинг компани» — ячменем и пшеницей.

В городском полицейском участке мы встретились с детективом Нэнси Гудс — изящной, привлекательной женщиной, с восхитительным калифорнийским загаром. Видно было, что Гудс относится к своей работе с большой ответственностью. Мало того, что она сама связалась с нами и сообщила о намеченной на сегодня эксгумации, она еще руководила операцией по расследованию убийства двух студентов из Политехнического университета штата Калифорния, которое к преступлению в «Золотых воротах» вроде бы не имело никакого отношения. Но кто мог знать наверняка? Как и все современные детективы, распутывающие дела об убийствах, Нэнси Гудс была страшно занята.

— Необходимое разрешение на эксгумацию у нас есть, — сообщила она по пути на кладбище.

Дождь, во всяком случае, на время прекратился. Было тепло благодаря ветрам со стороны Санта-Аны.

— Расскажите нам поподробнее об этом убийстве, Нэнси, — попросила Джамилла. — Им занимались вы, верно?

Детектив кивнула.

— Да, я. Равно как и все остальные сыщики нашего города. Дело гремело на всю округу и навевало жуткий страх. Мэри Элис Ричардсон училась в католической средней школе. Ее отец — всеми уважаемый врач. Она была милой девочкой, немного диковатой. В общем, совсем еще ребенок, пятнадцатилетний подросток.

— Вы сказали, Мэри Элис была диковатой? — переспросил я.

Детектив Гудс вздохнула и сжала челюсти. Я понял, что это дело запеклось на ее сердце незаживающей раной.

— Она часто пропускала занятия. Не являлась в школу порой по два, по три дня в неделю. Неглупая и сообразительная, получала ужасные оценки и вращалась в кругу сомнительных ребят — любителей экстази, полуподпольных тусовок, черной магии, выпивки, вечеринок на всю ночь. Можно сказать, проблемный подросток. Арестовывали Мэри Элис всего раз, однако родителям она потрепала нервы изрядно.

Джамилла спросила:

— Вы осматривали место преступления, Нэнси?

Я отметил, что она каждый раз обращалась к детективу Гудс довольно почтительно, никоим образом не пытаясь на нее давить.

— К сожалению, осматривала, — ответила Нэнси Гудс. — Потому-то и добивалась разрешения на проведение эксгумации. Мэри Элис умерла год и три месяца назад, а я всю жизнь буду в подробностях помнить, в каком виде ее нашли.

Мы с Джамиллой переглянулись.

Гудс продолжала:

— Убийца хотел, чтобы ее нашли, я сразу догадалась об этом. Тело обнаружили ребята из Политехнического университета, прогуливавшиеся ночью в районе холмов. Наверняка их потом долго мучили кошмары. Мэри Элис была привязана к дереву за босые ноги. Абсолютно голая. На ней оставались лишь сережки и небольшой сапфир в пупке. Ее не ограбили.

— А одежда? — спросил я.

— Одежду мы тоже нашли: брюки, кроссовки «Найк», футболку с изображением «Ред хот чили пепперс». Насколько мы можем судить, никаких трофеев преступник с собой не прихватил.

Я глянул на Джамиллу.

— Значит, он полагается на свою память. Трофеи ему почему-то не нужны. Итак, на типичное серийное убийство не похоже.

— Не похоже, согласна на все сто. Вам известно, что такое скарификация? — спросила детектив Гудс.

Я кивнул.

— Я сталкивался с подобным. Шрамы, раны. В основном на руках и ногах, реже — на груди и спине. Лицо любители скарификации обычно не трогают, боясь, что поднимется шум. Наносят эти раны в большинстве случаев сами их обладатели.

— Точно, — ответила детектив Гудс. — Вот и Мэри Элис либо сама резала себя на протяжении пары месяцев до смерти, либо это делал вместо нее кто-то еще. На ее теле насчитали свыше семидесяти шрамов. Они были везде, за исключением лица.

Белый «субурбан» Нэнси Гудс свернул на покрытую гравием дорогу и въехал в заржавевшие металлические ворота.

— Мы на месте, — объявила детектив. — Приступим к делу. Признаюсь, на кладбище мне всегда не по себе, и о том, чем нам предстоит заняться, я думаю с содроганием. Все это очень печально.

Полностью с ней согласен.

Глава 14

С человеком, который пребывает в своем уме и при этом чувствует себя нормально на кладбище поздно вечером, я не встречался еще ни разу в жизни. Сам я в своем уме лишь наполовину, тем не менее на душе у меня было гадко. Детектив Гудс правильно сказала: вся эта история на редкость печальна, мысли о столь трагическом уходе из жизни молодой девушки нагоняли нестерпимую тоску.

Фоном кладбищу служили холмистые отроги хребта Санта-Лусия. Вокруг могилы Мэри Элис уже стояли три машины полиции Сан-Луис-Обиспо, специализированный фургон судмедэксперта и два потрепанных грузовика без опознавательных знаков.

Четыре кладбищенских работника раскапывали могилу, освещенную ярким сиянием фар одной из полицейских машин. Почва была плодородной и суглинистой и изобиловала червями. Когда углубление в земле достигло достаточных размеров, работу продолжили при помощи канавокопателя.

Представителям полиции, в том числе и мне, оставалось только стоять без дела и с нетерпением ждать. Мы пили кофе, перекидывались ничего не значащими фразами, а также мрачными шутками, но почти никто не смеялся.

Свой телефон я отключил. Разговаривать здесь, на кладбище, с Дирижером или с кем угодно другим у меня не было ни малейшего желания.

Около часа ночи кладбищенские работники наконец докопались до крышки гроба. К горлу подкатил отвратительный ком, но я не отвел взгляд. Рядом стояла Джамилла Хьюз. Ее слегка трясло, но она превозмогала себя.

Нэнси Гудс отошла к своему «субурбану». Умная особа.

Для высвобождения вросшего в почву гроба воспользовались ломом. Послышались душераздирающие звуки, похожие на стоны тяжелобольного.

Зияющая в земле дыра достигала примерно двух метров в глубину и длину и не более метра двадцати в ширину.

Мы с Джамиллой не обменялись ни словом. Все внимание было приковано к разворачивавшейся перед нашими глазами эксгумации. Яркий свет слепил глаза, и я чересчур часто моргал. А дышал неровно и ощущал в горле странную боль.

Мне вспоминались фотографии с места обнаружения трупа Мэри Элис, которые я предварительно просмотрел. Ей было всего пятнадцать лет. Девушку привязали к дереву за ноги в шестидесяти сантиметрах от земли, и она провисела так на протяжении нескольких часов, практически полностью лишившись крови. Тоже четвертой группы. Ее жестоко искусали, ей нанесли множество колотых ран.

На теле жертвы, найденной в Вашингтоне, не было колотых ранений. Что это значит? Почему характер убийств различался? Кому и для чего потребовалась вся эта кровь? Тревожные вопросы беспрестанно крутились в моей голове, и я почти не желал узнавать ответы на них.

Гроб осторожно обвязали потрепанными брезентовыми веревками и наконец-то медленно извлекли из земли.

Дышать стало еще труднее. Я вдруг почувствовал, что не имею права здесь находиться и что страшно виноват. Я подумал, мы не должны были тревожить бедную девочку в могиле и, сделав это, серьезно согрешили. Она ведь и так предостаточно настрадалась.

— Понимаю, мне тоже очень больно, — едва слышно проговорила Джамилла, прикасаясь рукой к моему локтю. — Но мы обязаны сделать это. Другого выхода нет. Вероятно, ее убили те же самые подонки.

— Знаю. Но почему от этого знания мне ничуть не легче? — пробормотал я. — Такое ощущение, будто я полностью опустошен.

— Бедная девочка. Прости нас, Мэри Элис, — произнесла Джамилла.

Человек, заведующий городскими захоронениями и согласившийся посодействовать нам, осторожно открыл гроб. И резко отступил назад, словно увидел привидение.

Я приблизился, настраивая себя на то, что должен посмотреть на девочку, и ахнул. Рука Джамиллы взметнулась к лицу. Два кладбищенских работника перекрестились и опустили головы.

Перед нами лежала Мэри Элис Ричардсон в белом платье из струящейся ткани, ее светлые волосы были аккуратно заплетены в косу. Создавалось такое впечатление, будто девочку похоронили живой. Гниение как будто обошло ее тело стороной.

— Я объясню, в чем дело, — сказал заведующий похоронными делами. — Семья Ричардсон — мои друзья. Они попросили меня сделать все возможное, чтобы их дочь максимально долго оставалась такой, какой была при жизни, словно предчувствовали, что люди еще раз увидят ее. Существует несколько способов выполнить подобную просьбу. Я воспользовался бальзамированием при помощи мышьяка — старым проверенным методом. Результат перед вами.

Он выдержал паузу, а мы все не могли оторвать глаз от покойницы.

— Именно так Мэри Элис выглядела в день похорон. Это та самая девочка, которую убили и повесили на дерево.

Глава 15

В Сан-Франциско мы вернулись в семь утра. Ума не приложу, как Джамилла осмелилась в столь ужасном состоянии сесть за руль, но она сделала это, казалось, без особых колебаний. Большую часть пути мы заставляли себя развлекать друг друга разговорами — только чтобы не заснуть — и даже немного посмеялись. От смертельной усталости меня мутило, и я с трудом подавлял желание сомкнуть глаза. Когда, добравшись до своего номера в гостинице, я наконец закрыл их, то увидел Мэри Элис Ричардсон в гробу.

В два часа дня я явился в здание суда. Инспектор Хьюз, сидя за письменным столом, пила кофе. Выглядела она на удивление свежей и бодрой. И одета была безупречно.

— Ты хоть когда-нибудь спишь? — спросил я.

Взгляд мой прошелся по бумагам на ее столе и задержался на фотографии в рамке с изображением улыбающегося, очень симпатичного парня. Я обрадовался — по крайней мере она находила время и на личную жизнь — и вспомнил о Кристин Джонсон, которая теперь жила здесь, на Западном побережье. Сердце екнуло. Кристин — любовь всей моей жизни? Нет. К сожалению, теперь нет. Кристин уехала из Вашингтона и поселилась в Сиэтле. Жить там ей очень нравилось, и она опять работала преподавателем в средней школе.

Джамилла пожала плечами.

— Я встала примерно в полдень, а снова заснуть не смогла. Может, оттого, что слишком устала. Звонил медэксперт из Сан-Луис-Обиспо, обещал переслать нам отчет сегодня же, но позднее. Ах да, вот еще что. Я получила электронное письмо из Квонтико. В Калифорнии и Неваде совершено восемь убийств, перекликающихся с преступлением в «Золотых воротах». Не все жертвы были повешены, однако все покусаны. Подняты досье последних шести лет. Пока что. Они собираются перепроверить и более ранние дела.

— В каких городах произошли убийства? — спросил я.

Джамилла глянула в свои записи.

— В Сакраменто, нашей достопочтенной столице. В Сан-Диего. В Санта-Крусе, в Лас-Вегасе, у озера Тахо, в Сан-Хосе, в Сан-Франциско и Сан-Луис-Обиспо. Эта чертовщина не укладывается в голове, Алекс. Одного такого убийства вполне хватило бы, чтобы лишить меня сна на целый месяц.

— Прибавляем сюда еще и случай в Вашингтоне... Я должен поговорить с ФБР, пусть сосредоточат внимание на Западном побережье.

Джамилла робко улыбнулась.

— Я уже позвонила им.

— Итак, каковы наши дальнейшие действия?

— А что остается делать копам, вынужденным лишь сидеть и ждать? Лопать пончики и пить кофе, — ответила Джамилла, закатывая свои карие глаза.

Даже постоянное недосыпание не могло повредить ее красоте.

Мы отправились на запоздалый ленч в «Джипси» за углом. Разговор опять зашел о расследовании, потом я спросил, какие преступления Джамилле удалось раскрыть в прошлом. Джамилла не страдала недостатком уверенности в себе, однако когда дело касалось ее заслуг, превращалась в скромницу. Самодовольство ей было чуждо. Эти качества я высоко ценю в людях.

Покончив с омлетом и тостом, Джамилла беспокойно заерзала на стуле и принялась барабанить пальцем по столу. Все говорило о том, что она напряжена. Нетрудно было догадаться, в чем Дело: ее мысли вернулись к работе.

— Тебя что-то тревожит? — спросил я наконец. — Может, ты не все мне рассказала?

Джамилла кивнула.

— Мне позвонили с КРОН-ТВ. Они собираются рассказать народу о совершенных в Калифорнии убийствах.

Я нахмурился.

— Откуда, черт возьми, они узнали?

Джамилла покачала головой:

— Понятия не имею. Я хочу дать добро одному своему другу из «Сан-Франциско икзэминер», пусть опубликует информацию первым.

— Постой, — произнес я, — ты уверена?

— Уверена. Понимаешь, я могу положиться на этого парня, как на саму себя. Он по крайней мере ничего не исказит. А теперь давай вместе подумаем, следует ли написать в статье нечто такое, что было бы желательно прочесть убийцам. Это самое большее, что в данном случае мой друг способен для нас сделать.

Вернувшись в здание суда, мы узнали страшную новость. Эти твари совершили еще одно преступление.

Глава 16

Убийство опять поражало чудовищностью, жертвы вновь повесили. Пострадали два человека.

Приехав на место преступления, мы с Джамиллой приступили к его осмотру по отдельности. Наши методы работы различались, но я надеялся, что, несмотря на это, и она, и я придем к одинаковым выводам.

На сей раз местом преступления оказалась кухня в большом, очень дорогом доме. Оба тела были привязаны за ноги к полке для хранения кастрюль. Дон и Гейвин Броуди выглядели лет на тридцать пять и подобно другим жертвам лишились практически всей крови.

Поражал тот факт, что, раздев чету Броуди, преступники не позарились ни на единую их драгоценность. И часы «Ролекс», и обручальные кольца, и перстень с крупным бриллиантом, и серьги со множеством маленьких — все осталось на убитых. Преступников не интересовали ни деньги, ни ценности, и, по-видимому, им хотелось, чтобы мы поняли это.

Одежды убитых мы не нашли. Быть может, ею вытерли пол или собрали пролившуюся кровь. Потому-то подонки и забрали одежду с собой.

Очевидно, они явились в дом к Броуди — семейной паре преуспевающих юристов — в тот момент, когда те готовили на кухне ужин. Означал ли что-нибудь этот факт? Таил ли в себе какой-то смысл либо злую иронию? Был ли простым совпадением или же о чем-то говорил нам? Мы насыщаемся богачами.

Вместе с нами на кухне толпились несколько местных полицейских и представителей ФБР. Я с досадой отметил, что копы Милл-Вэлли уже наследили, усложняя нам задачу. Все они, разумеется, действовали из лучших побуждений, но над серьезным убийством, вероятно, еще ни разу не работали — это сразу бросалось в глаза. На полу я увидел несколько пыльных следов. Вряд ли их оставили убийцы или сами Броуди.

Джамилла обследовала всю огромную кухню и подошла ко мне. То, что успел заметить я, не ускользнуло и от ее внимания. Она покачала головой, и я сразу понял, что мы мыслим в одном направлении. Местная полиция очень нам мешала.

— Трудно поверить, — тихим шепотом произнесла наконец Джамилла. — В этих убийцах море ненависти. Бездна ярости. Я никогда ни с чем подобным еще не сталкивалась. А ты, Алекс?

Я посмотрел Джамилле в глаза и ничего не ответил. К моему несчастью, мне повидать подобное уже доводилось.

Глава 17

Статья о «неистовстве» на Западном побережье занимала почти всю первую полосу «Сан-Франциско икзэминер». О творившемся в округе кошмаре узнали все.

Уильяму и Майклу в тот же вечер стало известно о придании дела огласке из телевизионных новостей. Братья гордились своим успехом, хотя с самого начала не сомневались, что об их подвигах скоро начнут трубить на каждом углу. По сути, в этом и состоял смысл осуществляемого ими плана.

Их считали особенными. Избранной командой, готовой справиться со сверхзадачей. И выполнять возложенную на них великую миссию доставляло братьям удовольствие.

Они ужинали в Вудленд-Хиллз, городке, расположенном к северу от Лос-Анджелеса, в стороне от Интерстейт-5. Люди в ресторане обращали на братьев внимание. Такими, как эти двое, нельзя не любоваться. Высокие, во всем черном, с длинными светлыми волосами, затянутыми в хвостики, фигуры крепкие, атлетические. Одним словом, братья внешне представляли собой образцовых современных молодых людей — смесь дикого животного с благородным принцем.

О страшных известиях рассказывали в теленовостях. Само собой, на сенсационных убийствах сосредоточилось всеобщее внимание, их освещение в каждом информационном выпуске длилось в течение нескольких минут. На улицах Лос-Анджелеса, Лас-Вегаса, Сан-Франциско и Сан-Диего останавливали и опрашивали перепуганных граждан, а те, естественно, несли разную чушь.

Майкл сдвинул брови и посмотрел на брата.

— Они все неправильно поняли. Идиоты, чертовы зануды!

Уильям откусил кусок сандвича и вновь уставился в экран телевизора.

— Газетчики и телевизионщики всегда все перевирают, братишка. Они — еще одна серьезная проблема, требующая нашего вмешательства. Как те два юристишки. Ты наелся?

Майкл торопливо засунул в рот и проглотил остатки чизбургера — он попросил, чтобы его сделали полусырым.

— Наелся. И сильно проголодался. Неплохо бы поскорее подкрепиться.

Его великолепные голубые глаза словно остекленели.

Уильям улыбнулся и чмокнул брата в щеку.

— Тогда пошли. У меня есть отличный план.

Майкл заколебался.

— Может, стоит повременить, задуматься об осторожности? Копы ищут нас, так ведь? Только и мечтают сцапать.

Уильям продолжал улыбаться. Наивность брата умиляла его. И забавляла.

— Ну и пусть себе мечтают. Это даже здорово. Пойдем, братишка. Нам обоим нужно набраться сил. Мы заслуживаем этого. Кстати, копы и понятия не имеют о том, что все убийства — дело наших рук. Не забывай: полиция — толпа тупорылых кретинов.

Сев за руль своего белого фургона, Уильям повез брата назад по той же дороге, по которой они въехали в Вудленд-Хиллз, чтобы поужинать. Он думал о том, как было бы здорово, если бы кот был сейчас с ними, но поездка обещала стать слишком долгой.

Свернув к ярко освещенному торговому комплексу, Уильям затормозил на стоянке и, глядя сквозь окно, изучил надписи на вывесках: «Уол-Март», «Денни», «Стейплс», «Серкит-сити», банк «Уэллс-Фарго». Все эти названия вызывали в нем приступ презрения, равно как и люди, делающие покупки в здешних магазинах.

— Надеюсь, мы не ищем тут жертву? — спросил Майкл, с беспокойством в голубых глазах оглядываясь по сторонам.

Уильям покачал головой, и его светлый хвостик несколько раз подпрыгнул.

— Конечно, нет. Эти люди нас недостойны, Майкл. Разве только вон та штучка со светлыми волосами, в узких голубых джинсах. Выглядит вполне ничего.

Майкл наклонил голову набок и облизнул губы.

— В самом деле. Девочка что надо. Для разжигания аппетита — в самый раз.

Уильям выпрыгнул из фургона и направился к дальнему концу стоянки. Он шел, немного важничая, улыбаясь, горделиво приподняв голову. Майкл последовал за ним. Братья пересекли задний двор банка «Уэллс-Фарго», потом переполненную машинами парковочную площадку ресторана «Денни», где, по мнению Уильяма, воняло свиным жиром и толстяками.

Сообразив, что задумал брат, Майкл заулыбался. Подобным образом они развлекались и прежде.

Прямо перед ними тускло светилась безрадостная черно-белая вывеска. Бюро похоронных услуг Сорела.

Глава 18

На взлом задней двери похоронного бюро Уильям потратил менее минуты. Это не составило никакого труда: охранная система конторы оказалась примитивной. — Сейчас и перекусим, — сказал он Майклу, приходя в состояние легкого возбуждения и по подсказке своего чутья прямиком направляясь к помещению для бальзамирования. В холодильнике лежали три трупа. — Двое мужчин, одна женщина, — прошептал Уильям, приступая к быстрому осмотру тел.

Покойники были свежие. Два забальзамированы, один еще нет. Уильям знал множество некрологических хитростей, в том числе какими способами обрабатывают тела перед похоронами. Процесс бальзамирования включает в себя освобождение вен трупа от крови и введение в них основанной на формальдегиде жидкости. Трубки, присоединенные к специальным насосам, обычно вставляют в сонную артерию и яремную вену умершего. На втором этапе обработки внутренние органы покойника очищают от жидкостей, а третий, заключительный, посвящается косметическим работам.

Челюсти трупов, обнаруженных братьями в бюро Сорела, были обвязаны веревками, губы — ровно сложены и склеены каким-то клеем. Под каждым веком покойников лежало специальное приспособление, удерживавшее глазное яблоко от проваливания внутрь черепа.

Уильям указал на центрифугу, используемую для освобождения мертвецов от крови и прочих жидкостей. И засмеялся.

— Эта ерунда нам сегодня не потребуется.

Его чувства обострились. Он ощущал в себе бездну жизни. В темноте ему было все прекрасно видно и никаких других осветительных приборов, кроме настольной лампы, не требовалось.

Уильям достал из холодильника незабальзамированный труп женщины лет сорока с небольшим, положил его на ближайший стол, взглянул на брата, бесшумно потер руки и глубоко вздохнул.

Они и раньше, бывало, пробирались в бюро похоронных услуг, и хотя подобное удовольствие не шло ни в какое сравнение с убийством и свежатиной, лакомились братья на славу.

А эта женщина к тому же выглядела для своего возраста вполне прилично и чем-то походила на ту бегунью, кровью которой они подкрепились в Сан-Франциско. К телу была прикреплена бирка с надписью: «Дайана Джинн».

— Надеюсь, директор похоронной конторы не поимел Дайану раньше нас, — сказал Уильям брату.

Такие веши и в самом деле случаются. В заведениях, оказывающих услуги по подготовке трупов к похоронам, работают и разные подонки, которым ничего не стоит надругаться над мертвым. Следы они заметают обычно ненужным тщательным обследованием вагинального или анального отверстия. А некоторым чокнутым нравится заниматься с покойниками сексом прямо в гробу. Происходит подобное чаще, чем нормальный человек в состоянии себе представить.

Уильям сильно возбудился. На редкость сильно. Быстро забравшись на стол для бальзамирования, он застыл над покойницей, вытянутыми руками опершись на столешницу.

Обнаженное тело Дайаны Джинн приобрело сероватый оттенок, но в неярком свете лампы смотрелось великолепно. У нее были полные посиневшие губы. Уильям задумался о том, отчего умерла эта женщина. От болезни вряд ли, она не походила на человека, изнуренного недугом. Ран на теле тоже не было, значит, и версия о катастрофе отпадала.

Уильям осторожно разомкнул веки Дайаны Джинн и взглянул ей в глаза.

— Привет, солнышко. Ты настоящая красавица, Дайана, — прошептал он мечтательно. — Только не подумай, что я несу разную чушь, как обычно, когда с кем-нибудь просто хотят переспать. Я говорю вполне серьезно. Ты необыкновенная. Ты достойна сегодняшнего блаженства со мной и с Майклом. А мы достойны тебя.

Он поласкал пальцами ее щеки, длинную шею, грудь, уже не упругую, а похожую на полиэтиленовые мешки с желе, внимательно рассмотрел замысловатый узор вен. Удивительно красивый. От страсти к Дайане Джинн у него пошла кругом голова.

В тот момент когда Уильям приник к Дайане всем телом, Майкл принялся поглаживать ее узкие ступни, изящные лодыжки, голени. При этом он негромко постанывал, как будто пытался разбудить ее, помочь распрощаться с вечным сном.

— Мы любим тебя, — прошептал он. — И знаем, что ты нас слышишь, Дайана. Нам известно, какие чувства ты сейчас испытываешь. Я и мой брат — мы вампиры.

Глава 19

Я не переставал удивляться невиданной организованности и трудоспособности Джамиллы Хьюз. Что ею движет? Нечто такое, что затерялось в далеком прошлом? Или какие-то обстоятельства ее нынешней жизни? В управлении полиции Сан-Франциско всего лишь две женщины. Быть может, чрезмерная увлеченность работой Джамиллы вызвана чем-то, что связано и с прошлым, и с настоящим?

Как-то раз Джамилла сказала мне, что не брала отпуск вот уже целых два года. Совсем как я.

Пару раз я пытался завести с ней разговор о ее самоотверженном труде, но Джамилла не захотела его поддержать.

Я сразу понял, что остальные детективы из отдела убийств относятся к Джамилле с уважением, считают ее профессионалом и просто порядочным человеком. Она была не только порядочной, но и поразительно естественной. Вскоре я узнал, что у нее есть кличка, очень ей подходящая, — Джем.

В тот день на протяжении часов двух мое внимание занимали тигры. В попытке установить местонахождение каждого проживающего в Калифорнии тигра мы связались со всеми имеющимися здесь зоопарками и зверинцами. Участие в одном из дел тигра-убийцы пока оставалось нашей единственной зацепкой.

Я занимался составлением собственного списка различных казавшихся мне немаловажными фактов.

* * *

Какой-то человек дал тигру в «Золотых воротах» две команды — сначала напасть на Дэвиса О'Хару, затем оставить его. Что за человек? Дрессировщик? Ветеринар?

Челюсти у тигра настолько сильные, что он с легкостью перекусывает человеческие кости. А кому-то удалось остановить его, и именно в нужный момент.

Тигры всех известных разновидностей находятся в наши дни под угрозой вымирания. Во-первых, из-за сокращения площадей, пригодных для их обитания, во-вторых, из-за браконьерства. Может, убийцы — поборники защиты окружающей среды?

На тигров охотятся, веря, что эти твари наделены целительными силами. Любая часть тигриного тела стоит больших денег и считается чуть ли не священной.

В культурах некоторых народов, особенно в отдельных районах Азии и Африки, тиграм приписываются магические способности. Имеет ли это какое-то отношение к нашему делу?

* * *

Я потерял счет времени, а когда оторвался от писанины и поднял голову, за окном уже смеркалось. К моему столу направлялась Джамилла.

На ней был длинный кожаный пиджак, на ее губах поблескивала помада. Она выглядела сногсшибательно и явно собиралась уходить. Возможно, на свидание.

— "Тигр, о тигр, светло горящий в глубине полночной чаши", — процитировала она стихотворение Блейка.

Я ответил единственным четверостишием, которое помнил:

— "Неужели та же сила, та же мощная ладонь и ягненка сотворила, и тебя, ночной огонь?"

Джамилла на мгновение о чем-то задумалась и улыбнулась.

— Ну и команда. Детективы-поэты. Может, выпьем пивка, а?

— Устал я, признаться, до смерти, но сегодня должен разобраться еще кое с чем. В общем, понимаешь... У меня запланирована на вечер куча дел.

Произнося эти слова, я задался вопросом: на кой черт я их говорю?

Джамилла подняла руку:

— Ладно-ладно. Мог бы выразиться и проще: нет, ты не в моем вкусе. О, черт! Что ж, до завтра. И спасибо за помощь. Я серьезно.

Она улыбнулась и зашагала по длинному коридору к лифтам. И, лишь удалившись на приличное расстояние, покачала головой.

Когда Джамилла уехала, я уставился сквозь оконное стекло а вечерние улицы Сан-Франциско. Потом вздохнул и тоже покачал головой. В душе царила привычная пустота. Я был одинок и винить в этом мог лишь себя. Почему я отказался выпить пива с Джамиллой? Ведь мне нравилось общаться с ней, и, если честно я не планировал на сегодняшний вечер ничего особенного. А с делами спокойно справился бы и завтра.

Я знал ответ на вопрос. Все очень просто. Я сблизился с двумя последними напарницами, с которыми расследовал убийства. К обеим был неравнодушен. И та и другая ушли из жизни.

А Дирижер все еще гуляет на свободе.

И быть может, находится сейчас здесь же, в Сан-Франциско.

Не грозит ли Джамилле Хьюз в ее родном городе смертельная опасность?

Глава 20

Рано утром следующего дня меня разбудил телефонный звонок. Трубку я поднял в полусне, подойдя к тумбочке с телефоном пошатывающейся походкой.

Это была Джамилла, и я сразу понял, что она взволнована.

— Сегодня поздно ночью мне позвонил мой друг Тим из «Икзэминер» и сообщил нечто очень важное. Думаю, нам эта информация поможет.

Она кратко изложила подробности одного старого дела — покушения на убийство. На сей раз у нас имелся свидетель. Нам опять предстояло вместе отправиться в путь — Джамилла даже не спросила, согласен ли я ехать с ней, словно вопрос был уже решен.

— Я заеду за тобой через полчаса, максимум через сорок минут. Оденься во все черное, чтобы не привлекать особого внимания.

Самолеты из Сан-Франциско в Лос-Анджелес вылетают каждый час. Мы купили билеты на девятичасовой рейс и спустя семьдесят минут уже приземлились в аэропорту Лос-Анджелеса. В дороге Джамилла рассказала мне о подробностях дела, и мы обменялись по этому поводу своими соображениями.

Наш путь лежал в Брентвуд, туда, где проживал человек по фамилии Симпсон, предположительно совершивший однажды в прошлом убийство. Мы отправились в Брентвуд на машине, взятой напрокат в «Баджете». Джамилла и я, взбудораженные неожиданным поворотом событий, сидели как на иголках. К делу подключилось и ФБР.

По дороге в Брентвуд Джамилла позвонила этому парню, Тиму из «Икзэминер». Я подумал, не он ли ее бойфренд.

— Есть еще какие-нибудь сведения? — спросила Джамилла в трубку.

Ответ Тима она пересказала мне по окончании разговора. Кое-что из поведанного им мы уже знали.

— На женщину, с которой нам предстоит встретиться, напали двое мужчин. Ей удалось сбежать. Счастливица, просто счастливица! Они сильно ее избили: наносили удары по груди, шее, животу, лицу. Она утверждает, им было лет по сорок пять. Произошло это больше года назад, Алекс. В те дни все бульварные газеты пестрели статьями об этом случае.

Я ничего не отвечал, просто слушал Джамиллу и пытался хоть в чем-нибудь разобраться. Дело казалось мне слишком странным, ни с чем подобным я в своей практике еще не сталкивался.

— Они намеревались привязать ее за ноги к дереву. Упоминания о тиграх нет ни в одной из газет, которые просмотрел мой друг. Детектив полиции Лос-Анджелеса пообещал встретиться с нами в отделении. Наверняка он расскажет еще какие-нибудь подробности, ответственность за расследование дела лежала на нем.

Джамилла взглянула на меня, собираясь сообщить еще что-то, определенно нечто важное.

— И самое главное, Алекс. Согласно моим источникам, эта женщина считает, что на нее тогда напали два вампира.

Глава 21

Мы встретились с Глорией Дос Сантос в брентвудском отделении полиции Лос-Анджелеса — одноэтажном бетонном здании, напоминающем почту. Детектив Питер Ким присоединился к нам в небольшом помещении для допросов — размером примерно метр восемьдесят на метр пятьдесят, со звукоизоляцией. Ким, стройный мужчина лет двадцати восьми, хорошо одевался и напоминал скорее напористого бизнесмена, нежели полицейского.

С Глорией Дос Сантос они, по-видимому, были давно знакомы и явно недолюбливали друг друга. Она называла его «детектив Фурман», да так часто, что в конце концов Ким не выдержал и велел ей прекратить паясничать, пригрозив в противном случае засадить ее за решетку.

На Дос Сантос было короткое черное платье, высокие черные сапоги и кожаные браслеты. На различных участках тела поблескивали серьги-кольца, большая часть ее завитых черных волос была высоко поднята, а нижние пряди волнами спадали на плечи. Рост этой молодой особы не превышал ста пятидесяти пяти сантиметров, а лицо поражало жесткостью. Она чрезмерно сильно красила ресницы, а веки малевала фиолетовым. У нее была стройная спортивная фигура — как и у всех остальных жертв.

Дос Сантос пристально посмотрела на меня, потом на Кима и наконец на Джамиллу Хьюз. Затем, презрительно ухмыляясь, покачала головой. Мы все определенно не вызывали у нее симпатии. Она у меня, естественно, тоже.

— Курить в этой крысоловке разрешается? — усмехнувшись, осведомилась Дос Сантос. — Хотя я в любом случае закурю, понравится вам это или нет. Если не понравится, я свалю домой.

— Кури, — сказал Ким. — А домой ты, черт возьми, не свалишь! Даже не мечтай.

Он достал пригоршню семечек и принялся щелкать их, будто находился где-нибудь на ранчо. Этот парень сам был довольно странным.

Дос Сантос закурила «Кэмел» и выдохнула струю дыма прямо Киму в лицо.

— Детективу Фурману известно все, что и мне. Может, вы побеседуете только с ним? Он у нас — личность выдающаяся. Окончил с какими-то там наградами Калифорнийский университет.

— Нам бы хотелось выяснить некоторые детали, — сказал я. — Поэтому-то мы и приехали сюда из Сан-Франциско — чтобы увидеться именно с вами. Я вообще из округа Колумбия.

— Перлись в такую даль, и совершенно напрасно, Шпала, — ответила Дос Сантос.

У нее для каждого находилось хлесткое словцо. Она несколько раз провела рукой по лицу, будто пытаясь отделаться от наваливающегося сна.

— Наверное, ты слишком напряжена, — заговорила Джамилла. — Расслабься, девочка. Нам известно, что те двое причинили тебе массу боли.

Дос Сантос фыркнула.

— Причинили массу боли? Да они сломали мне два ребра и руку. Раз шесть меня вообще вырубало. К счастью, в один прекрасный момент я полетела вниз с горы, точнее, с холма. А потом вскочила на ноги и что было сил рванула прочь.

— Сначала ты заявила, что ни одного из преступников толком не рассмотрела. А позднее сказала, им обоим лет по сорок — пятьдесят?

Дос Сантос пожала плечами:

— Не знаю. Стоял туман — или мне так показалось. Чуть раньше в тот же вечер я ездила в клуб «Клык» на Уэст-Пико. Это единственное место, где можно встретить настоящих вампиров и что-нибудь о них узнать. В те времена я наведывалась в разные готические клубы — в «Стигматы», «Шабаш тринадцати», «Вампирикус», что в Лонг-Бич. И работала в «Некромании». Что такое «Некромания»? — спросила она, словно зная наверняка, что мы сейчас же зададим ей этот вопрос. — Специализированный бутик для тех людей, которые интересуются смертью. Там можно купить настоящий человеческий череп. Кости пальцев — рук и ног. Да хоть целый скелет, если захочешь.

— Мы не захотим, — ответила Джамилла. — Однажды и мне довелось побывать в подобном магазине. В Сан-Франциско. Он называется «Коронер».

Дос Сантос взглянула на нее с пренебрежением.

— Очень смешно, черт возьми! Думаешь, произвела на меня впечатление? Считаешь себя шибко умной?

Я вновь попытался вставить слово:

— Мы хотим помочь вам...

Дос Сантос перебила меня:

— Врешь! Вы хотите помочь только себе. Просто произошло еще что-то. Те ужасные убийства в Сан-Франциско, правильно? Читать я умею, уважаемые. В противном случае о проблемах Глории Дос Сантос никто и не вспомнил бы. А у меня их целая тьма! Гораздо больше, чем вы думаете. Но всем на меня плевать!

— В парке «Золотые ворота» убили мужчину и женщину. Убили зверски. Вам об этом известно. Вполне вероятно, что убийцы — те же самые люди, которые напали и на вас, — сказал я.

— Хм, м-да. А знаете, я, пожалуй, сообщу вам нечто такое, во что вы сразу же должны поверить. Те двое, что напали на меня, были вампирами! Слышите? Понимаю, вам трудно воспринять подобное своими крошечными мозгами, но эти парни — вампиры. Они отстранились от мира людей и теперь совсем не такие, как вы!

Я тогда чуть не распрощалась с жизнью. Их собратья любят поохотиться в Беверли-Хиллз. Они каждый божий день убивают в Лос-Анджелесе! И пьют кровь своих жертв, так сказать, насыщаются. Вижу, вы мне не верите. А должны поверить!

Дверь неслышно растворилась, и в проеме показалась голова полицейского, который что-то прошептал детективу Киму.

Ким нахмурился, взглянул на нас, потом на Дос Сантос. — На бульваре Сансет совершено убийство. В гостиничном номере «люкс» искусали и повесили человека.

Лицо Глории Дос Сантос исказилось до неузнаваемости. Ее глаза сделались маленькими и злыми. Ее охватил приступ ярости и она оглушительно громко заорала:

— Они следили за вами, придурки! Они следили за вами! Не врубаетесь? Следили!.. О Господи! Им известно, что я здесь. Боже мой! Я пропала. Из-за вас мне теперь крышка.

Часть вторая

Жажда крови

Глава 22

В команде с Кайлом Крэйгом я всегда работал над распутыванием серьезных убийств с огромным удовольствием, поэтому с нетерпением ждал момента, когда позднее в тот же день он присоединится к нам с Джамиллой Хьюз в Лос-Анджелесе. И сильно удивился, увидев Кайла уже на месте преступления, в Беверли-Хиллз, куда мы незамедлительно отправились.

Тело обнаружили в отеле «Шато-Мармон», где когда-то умер от передозировки Джон Белуши.

Выглядел этот отель, как французский замок, и возвышался над бульваром Сансет на семь этажей. Когда я вошел в фойе, у меня сразу возникло ощущение, будто вся обстановка в нем из двадцатых годов. По-моему, директор одной из киностудий как-то раз сказал Уильяму Холдену:

— Если захочешь проблем на свою задницу, поищи их в «Шато-Мармон».

Кайл встретил нас у двери гостиничного номера. Его темные волосы были гладко зачесаны назад, а еще мне показалось, что он немного загорел. Очень непривычно. В первое мгновение я даже не узнал его.

— Познакомься: Кайл Крэйг, ФБР, — сказал я Джамилле. — Пока я не встретил тебя, считал, что среди тех, с кем мне доводилось расследовать убийства, Кайл — лучший.

Кайл и Джамилла обменялись рукопожатиями, и мы проследовали за Кайлом внутрь номера. По сути, номер больше походил на одноэтажный дом с верандой, какие строят лишь за городом: здесь были две спальни, гостиная с камином и отдельный выход на улицу.

Вид убитого, как и во всех предыдущих случаях, повергал в ужас. На ум опять пришли пессимистические идеи одного философа, который мне вспомнился на жутком месте преступления в Северной Каролине. Я о Шопенгауэре, утверждавшем, что наше существование — ошибка. Сегодня твои дела плохи, завтра проблем еще больше, а заканчивается все полной трагедией. Моя личная философия отличалась от шопенгауэровской большим оптимизмом, хотя порой и мне его рассуждения казались убедительными.

Полная трагедия приключилась с двадцатидевятилетним управляющим фирмой звукозаписи Джонатаном Мюллером, и наистрашнейшим образом. Его шея была искусана. Ножевых ранений на его теле я не заметил.

Мюллер висел на люстре, по-видимому, не очень долго. Его кожа выглядела восковой и прозрачной.

Мы трое подошли к покачивавшемуся телу ближе. Из него до сих пор вытекала кровь.

— Большинство укусов на шее, — сказал я. — Похоже, и здесь побывали те, кто считает себя вампирами. Повешение, должно быть, их ритуал. Или же автограф.

— Как чудовищно, — прошептала Джамилла. — Бедный парень, из него вытекла чуть не вся кровь. По-моему, это преступление на сексуальной почве.

— Я тоже так думаю, — сказал Кайл. — Мне кажется, сначала они его соблазнили.

В эту самую секунду в моем кармане зазвонил сотовый. Момент был самый что ни на есть неподходящий.

Прежде чем ответить, я посмотрел на Кайла.

— Скорее всего это опять он. Дирижер.

Я приложил трубку к уху.

— Как тебе Лос-Анджелес, Алекс? — монотонно произнес Дирижер. — Убийства чертовски похожи что здесь, что там, не правда ли?

Я кивнул Кайлу. Он понял, что мне звонит Дирижер, и жестом попросил передать ему трубку. А едва поднеся ее к уху, сильно нахмурился.

— Связь оборвана, — сообщил он, возвращая мне телефон. — Такое впечатление, будто этот подонок каким-то образом узнал, то ты его уже не слушаешь. Разве такое возможно, Алекс? Откуда ему все известно? Что он хочет от тебя, черт возьми?

Я уставился на медленно раскачивающийся труп, не имея понятия, что отвечать. Ответов у меня не было. Такое впечатление, будто кровь выпили у меня.

Глава 23

Наступила пятница, а мы продолжали всецело отдаваться расследованию этого немыслимого, устрашающего безумия и не имели понятия, когда оно закончится. Днем мне предстояло нечто крайне сложное — позвонить домой, в Вашингтон. Трубку после пары гудков подняла мама Нана, и мне страстно захотелось, чтобы вместо нее это сделал кто-нибудь из детей.

— Привет, это Алекс. Как дела?

Нана ответила:

— На завтрашний концерт Деймона ты не явишься, правильно, Алекс? Или, может, ты вообще о нем забыл? О, Алекс, Алекс! Почему ты вечно нас бросаешь? Так нельзя, согласись.

Я очень люблю Нану, но, случается, в своем стремлении что-то доказать мне она заходит слишком далеко.

— Может, пригласишь к телефону Деймона? Я бы хотел поговорить с моим мальчиком, а не с тобой.

— Мальчиком ему оставаться недолго. Очень скоро он превратится в такого же упрямца, как и ты, и перестанет слушать всех и вся. Вот тогда ты и поймешь, каково это. Уверяю тебя, ты не обрадуешься, — сказала Нана.

— Я и так чувствую себя препаршиво и мучаюсь сознанием своей вины. Нет необходимости усугублять мои страдания.

— А я буду усугублять, так как считаю это своим долгом. И отношусь к подобным разговорам со всей серьезностью, так же, наверное, как ты — к работе, — произнесла Нана.

— Нана, люди то и дело умирают. Первого человека убили в Вашингтоне, тогда-то я и ввязался в расследование этой дикости. Преступники и не думают останавливаться. Я обязан выявить какую-то закономерность происходящего, по крайней мере попытаться.

— Да, люди умирают, Алекс, я все понимаю. А другие люди взрослеют, практически не видя отца, в котором остро нуждаются, — в особенности потому, что у них нет матери. Об этом ты никогда не задумываешься? Я не могу заменить нашим детям обоих родителей.

Я закрыл глаза.

— Ты права, Нана, я во всем с тобой согласен, хочешь верь, хочешь нет. Ты пригласишь Деймона? — вновь спросил я. — Обещаю, сразу по окончании этого разговора я сосредоточу все свои усилия на поиске для наших детей подходящей матери. Кстати, моя напарница — женщина очень милая. Тебе она определенно понравилась бы.

— Деймона нет дома. Он попросил передать тебе, если ты позвонишь и скажешь, что задерживаешься, большое спасибо.

Я покачал головой и невольно улыбнулся.

— Ты прекрасно сымитировала его интонацию. Где он?

— Играет с друзьями в баскетбол. Между прочим, у него здорово получается. Не удивлюсь, если наш мальчик станет выдающимся баскетбольным защитником. А ты, наверное, и понятия не имел, что у него прекрасные данные?

— Почему же? Имел. У Деймона ловкие руки и реакция что надо. Я об этом всегда знал. А с какими он играет друзьями? Тебе известно?

— Естественно, известно. А тебе? — парировала Нана. Она умеет быть беспощадной, если уж на кого-то нападает. — Ладно, так и быть. Он с Луисом и Джамалом. Отличные ребята.

— Мне пора идти, Нана. Пожалуйста, передай Деймону и Дженни, что я очень их люблю. А малыша Алекса крепко обними.

— Сам их обнимай, сам говори, что любишь, — ответила Нана и повесила трубку.

Никогда раньше она не поступала так. Точнее, поступала, но очень редко.

Я сидел, будто приклеенный к стулу, снова и снова прокручивая в голове разговор и пытаясь понять, действительно ли я настолько виновен. С детьми я проводил гораздо больше времени, чем многие другие отцы, но, как верно отметила Нана, росли мои сыновья и дочь чересчур быстро, причем без матери. Я должен был стараться для них еще больше, а не искать своему поведению чертовы оправдания.

Я попытался вновь позвонить домой, потом еще раз. Никто не ответил. Я понял, что наказан. С Деймоном мне удалось связаться часов в шесть вечера. Он только что вернулся с репетиции хора перед завтрашним концертом. Услышав его голос, я пропел несколько строчек из рэп-песенки, которая нравилась Деймону.

Он нашел это забавным, и я понял, что все в порядке. Сын простил меня. Чудесный мальчик, мой Деймон, каждый родитель такому порадовался бы. Я вдруг вспомнил о своей жене, Марии, и при мысли, что она не может видеть, каким стал наш сын, на душе у меня сделалось гадко. Ты была бы довольна им, Мария. Как ужасно, что тебя с нами нет.

— Нана выполнила твою просьбу, Деймон. Поверь, мне очень жаль. Я мечтаю оказаться завтра на твоем концерте, ты ведь сам это знаешь, но обстоятельства складываются не в нашу пользу, приятель.

Деймон тяжело вздохнул.

— Мечты, мечты... — пробормотал он.

Одна из любимых поговорок его прабабушки. Я слышал ее сотни раз, начиная с самого детства.

— Накажи меня за это, поругай.

— Да ладно, пап. Все в порядке, — ответил Деймон и опять вздохнул. — Я ведь понимаю, тебе надо работать, и скорее всего у тебя очень важные дела. Просто нам от этого часто бывает грустно. Сам знаешь.

— Я люблю тебя и приеду, как только смогу. И постараюсь во что бы то ни стало прийти на твой следующий концерт, — произнес я.

— Ловлю тебя на слове, — сказал Деймон.

— Я сам ловлю себя на слове, — ответил я.

Глава 24

Около семи тридцати вечером того же дня я все еще работал в здании полицейского участка в Брентвуде. Я чувствовал себя смертельно уставшим, когда наконец оторвал глаза от толстенной стопки отчетов о расследовании варварских преступлений, совершенных в девяти городах Западного побережья и одного — в округе Колумбия. Описания убийств нагоняли на меня жуткий страх, и, разумеется, не потому, что я верил в вампиров.

А потому, что верил в существование зверств, проделываемых некоторыми людьми над своими собратьями: в свирепые укусы, садистские повешения, освобождение убитых от крови, натравливание на жертв тигров. Мне до сих пор так и не удавалось понять, что представляют собой убийцы, я не мог вычислить мотивы их поведения. По сей день не справлялись с этой задачей и бихевиористы из научного отдела ФБР. Потому-то и по ряду других причин Кайл Крэйг и решил срочно приехать сюда — принять в расследовании личное участие. Кайла эти убийства тоже приводили в полное замешательство, ничего подобного мы еще не видывали.

Джамилла подошла к моему столу примерно без четверти восемь. Она работала в другом кабинете, в противоположном конце коридора. Сегодня и ее восхитительное лицо выглядело утомленным.

Работа полицейского отличается одной особенностью: во время расследования жестоких убийств уровень адреналина в крови детектива значительно возрастает и автоматически обостряются чувства. Возрастает и привлекательность, что нередко приводит к непредвиденным осложнениям. Я не раз испытывал подобное на себе, Джамилла, наверное, тоже. По крайней мере она вела себя именно так. Может, поэтому, общаясь друг с другом, мы старались не забывать об осторожности.

Я немного подался вперед и почувствовал легкий аромат духов.

— Я должна вернуться в Сан-Франциско, Алекс. Еду в аэропорт прямо сейчас. Можете просмотреть с Кайлом записи, которые я сделала, изучив некоторые дела. Знаешь, к какому я пришла выводу? Убийства совершены не одними и теми же людьми. На сегодня я в этом убеждена.

— Почему ты так считаешь? — спросил я.

Признаться, мне в голову приходили те же самые мысли. Хотя как-нибудь обосновать свою догадку я был не в состоянии, она возникла как бы сама по себе, словно вытекала из длительного анализа накопленных у нас материалов.

Джамилла потерла и слегка наморщила переносицу. Ее гримасы заставили меня улыбнуться.

— Модели поведения постоянно меняются. Это особенно заметно, если сравнивать последние убийства с преступлениями годичной или двухгодичной давности. Раньше убийцы действовали крайне осмотрительно. В недавних случаях — небрежно и более жестоко.

— Не могу не согласиться. Я еще раз внимательно просмотрю все дела. Кайл и его люди в Квонтико — тоже. Тебя беспокоит что-нибудь еще?

Джамилла на мгновение задумалась.

— Сегодня утром поступило сообщение о другом странном преступлении. В похоронном бюро в Вудленд-Хиллз. Кто-то надругался над одним из тел. Возможно, подражатель. Я оставила для тебя папку с документами. Ну, я побежала, а то опоздаю на следующий рейс... Будешь звонить?

— Конечно, буду. Даже не сомневайся. От меня так просто не отделаешься.

Джамилла махнула мне рукой и зашагала прочь подлинному коридору.

Провожая ее взглядом, я чувствовал себя прескверно.

Джем.

Глава 25

Через десять минут после ухода Джамиллы, спешившей в Сан-Франциско, у моего стола появился Кайл. Сейчас он напоминал потрепанного временем профессора лет сорока с лишним, который только что выполз из своего кабинета в библиотеке, просидев в нем несколько дней кряду за изучением пыльных талмудов.

— Ну что, разгадал загадку? — спросил я. — Если да, я улечу сегодня же. Дома на меня за то, что я пропадаю черт знает где, и так все зуб точат.

— Я не разгадал эту чертову загадку, — ответил Кайл, зевая. — А голова у меня уже трещит. Такое чувство, что в ней образовалась дыра и что-то из этой дыры постепенно вытекает.

Он потер висок костяшками согнутых пальцев.

— Ты еще не поверил в существование вампиров? Или хотя бы тех, кто себя за них выдает?

На губах Кайла появилась кривая полуулыбка.

— А я всегда верил в вампиров. С тех самых пор, как еще ребенком жил в Виргинии, а потом в Северной Каролине. В вампиров, в привидения, в зомби, в прочих адских тварей, которые так любят разгуливать по ночам. Все южане верят в подобные вещи. Таково, наверное, наше наследие. Кстати, самыми реальными нам кажутся призраки. Я серьезно думаю, что они существуют. И мне очень бы хотелось проснуться вдруг и понять, что весь кошмар, которым мы сейчас занимаемся, — просто сказка о привидениях.

— Кто его знает? Может, здесь не обходится и без призраков. Одного призрака я видел собственными глазами буквально несколько дней назад. Его имя Мэри Элис Ричардсон. Эти ублюдки убили ее и повесили на дереве, очевидно, в разгаре одного из своих сатанинских праздников.

Примерно в девять мы с Кайлом наконец-то вышли из участка в надежде где-нибудь неподалеку перекусить и, может, выпить по паре кружечек пива. Перспектива провести вечер в компании Кайла радовала меня. В голове кружили гнетущие мысли: обрывки чувств, подозрения и общая паранойя, вызванная нынешним делом. А еще, естественно, мрачные думы о Дирижере. Он мог позвонить мне или послать факс либо электронное письмо в любой момент.

По пути в отель мы завернули в небольшой бар под названием «Ноул», показавшийся нам местечком вполне подходящим для еды и беседы. Когда я работал вместе с Кайлом, мы нередко ужинали вместе.

— Ну, как тебе тут живется, Алекс? — спросил Кайл, сделав первый глоток пива. — Все в порядке? Пока держишься? Знаю, ты терпеть не можешь быть вдали от Наны и детей. Жаль, что все так получается.

Я чересчур сильно устал за сегодняшний день, чтобы вступать с ним в спор.

— Как выразился однажды Тайгер Вудз, «сегодня не мой день». Я вообще в растерянности, Кайл. Все в этом деле настолько ново и настолько ужасно...

Кайл кивнул.

— Не твой день не только сегодня. Все играет не в нашу пользу. Все. Так как же, черт побери, твои дела? В последнее время ты слишком напряжен. Все это отмечают. Но ведь ночевать в «Сент-Энтони» тебе больше не приходится, подобное не должно тебя тревожить.

Я посмотрел на него, вгляделся в глубокие карие глаза. Кайл был моим другом, но в то же самое время еще и человеком на редкость расчетливым. К чему он клонит? Что за мысли крутятся в его мозгу?

— Знаешь, я окончательно вымотался, — сказал я. — А впрочем, нет все в порядке. Дети в норме, и я счастлив. Мое самое сильнодействующее лекарство — малыш Алекс. Дженни и Деймон тоже радуют. Я до сих пор скучаю по Кристин, страшно ее не хватает. Тревожит меня единственный вопрос: как долго я еще буду заниматься расследованием чудовищных, не укладывающихся в голове убийств? В остальном у меня полный порядок. Кайл ответил:

— К тебе обращаются, потому что ты классный специалист. Твоя интуиция, твой уровень интеллектуального развития... Ты стоишь на ступень выше всех остальных копов.

— Может, пора перестать быть классным специалистом? Я все чаше и чаще думаю об этом. Понимаешь, убийства проникли во все сферы моей жизни, боюсь, они постепенно изменяют мою личность... Ладно, хватит об этом. Расскажи-ка мне лучше что-нибудь о смерти Бетси Кавальерр. Наверняка тебе известно что-то такое, чего не знаю я.

Кайл покачал головой. Его глаза погрустнели.

— Абсолютно ничего, Алекс. И о Дирижере тоже. Этот придурок до сих пор названивает тебе в любое время дня и ночи?

— М-да. Но о Бетси и ее смерти больше не упоминает.

— Надо бы попытаться еще разок проследить его звонок. Я об этом позабочусь.

— А что толку?

Кайл продолжал пристально смотреть мне в глаза. Я чувствовал, что он чем-то озабочен.

— Полагаешь, этот ублюдок наблюдает за тобой?

Я кивнул:

— Да, иногда у меня возникает такое ощущение. Можно задать тебе один вопрос, Кайл, раз уж мы сидим здесь? На кой черт ты так упорно продолжаешь втягивать меня во всю эту дьявольщину, а? Мы вдвоем работали над делом Казановы в Дареме, над похищением Данн и Голдберга, над ограблениями банков. А теперь влезли еще и в это дерьмо.

Кайл ответил незамедлительно:

— Ты лучший из лучших, Алекс. Твое чутье почти всегда ведет нас, куда нужно. Иногда ты распутываешь дела, иногда нет, но всегда подходишь очень близко к разгадке. Почему бы тебе не перейти к нам в Бюро, а? Я серьезно, воспринимай мои слова как деловое предложение.

Так вот что Кайл задумал, вот для чего затеял эту встречу в неофициальной обстановке. Захотел, чтобы я согласился работать с ним в Квонтико.

Я разразился хохотом, Кайл тоже.

— Честно сказать, в данном случае я до сих пор не знаю, в каком направлении двигаться. Я как будто в тупике, Кайл.

— Не торопись с выводами, — ответил он. — Мое предложение в любом случае останется в силе — выиграешь ты на этот раз или проиграешь. Я очень надеюсь, что ты его примешь и мы будем работать вместе. Тогда ты прямо-таки осчастливишь меня.

Глава 26

Для смены впечатлений нельзя было найти ничего более подходящего. На подобный поворот событий они даже не надеялись. За двумя лихими ищейками Уильям и Майкл следили от самого полицейского участка в Брентвуде. На приличном удалении, из своего фургона. Причем не ставя перед собой задачи ни в коем случае не упустить этих двоих из виду — в каком отеле они живут и где их можно найти, братьям было прекрасно известно.

Они знали и имена этой парочки.

Кайл Крэйг, ФБР. Ответственный помощник директора Бюро из Квонтико. Специалист по «особо сложным делам». Один из лучших в ФБР.

Алекс Кросс, полиция Вашингтона. Судебный психолог, настоящий профессионал.

Уильяма так и подмывало подойти к ним и прошептать на ухо: «Начнешь охоту на вампира, и вампир станет охотиться на тебя».

Эти слова соответствовали действительности, но слишком уж сильно смахивали на правило. А Уильям плевать хотел на правила и установки, он ненавидел их. Правила сопряжены с предсказуемостью, они лишают человека индивидуальности. А еще свободы, истинности, самобытности. В итоге из-за этих же правил ты попадаешься.

Уильям едва надавил на педаль тормоза. Выловить этих двоих, прикончить их, как паршивых собак, — такой план не особенно ему нравился. В Лос-Анджелесе они могли найти развлечения и поинтереснее.

Например, сходить в церковь Вампира, куда они с Майклом уже не раз наведывались, — в пристанище тех, «кто ищет дьявола». Это и впрямь была церковь — огромная, с высокими сводами, множеством залов, наполненных старинной мебелью в викторианском стиле, замысловатыми золотыми канделябрами, человеческими черепами и другими костями, гобеленами и запечатленными на полотнах обожателями крови. В основном в этой церкви собирались люди, лишь корчившие из себя вампиров. Но появлялись и вампиры настоящие. Как Уильям и Майкл.

В церкви Вампира выдавалась возможность пережить события поистине незабываемые: садистско-эротические, будоражащие кровь, мучительная боль во время которых плавно переливалась в исступленный восторг. При одном воспоминании о предыдущем посещении церкви по телу Уильяма пробегал электрический разряд. Он встретил тогда светловолосого мальчика лет семнадцати. Истинного ангела. Одет был мальчик во все черное, даже глаза его в контактных линзах казались агатовыми. Желая доказать Уильяму, что он вампир, красавец проткнул собственную сонную артерию и принялся пить свою кровь. А спустя некоторое время пригласил Уильяма присоединиться к нему.

Когда Уильям и Майкл вешали мальчика, чтобы заполучить всю его кровь, ими правили только любовь и восхищение прекрасным юношеским телом. Они лишь всего-навсего удовлетворяли свои естественные садистско-эротические потребности.

Уильям очнулся от блаженной мечтательности, когда двое типов, за которыми они следили, свернули к бару «Ноул» недалеко от бульвара Сансет. К мирскому, скучному заведению, как раз для таких, как они.

— Собираются выпить, — сказал Уильям Майклу. — Товарищество ищеек.

Майкл хихикнул и закатил глаза.

— Два старика, совершенно беззащитные. Беззубые.

Он рассмеялся над собственной шуткой.

Уильям наблюдал за Алексом Кроссом и Кайлом Крэйгом, пока они не исчезли из виду.

— Нет, — произнес он. — С этими надо быть поосторожнее. Один из них очень опасен. Я почувствовал его энергию.

Глава 27

Наконец-то я нашел зацепку, спасибо Тиму, другу Джамиллы из «Сан-Франциско икзэминер». Дело сдвинулось с мертвой точки, во всяком случае, я на это надеялся. На следующее же утро я отправился по 101-му шоссе в Санта-Барбару — примерно в ста сотнях миль на север от Лос-Анджелеса.

Наблюдать за темнеющим на глазах небом и медно-ссрым густым смогом, окутывавшим город, из которого я только что выехал, было неприятно. Меня обуревали мрачные мысли.

В Санта-Барбаре в библиотеке Калифорнийского университета мне предстояло встретиться с человеком по имени Питер Уэстин. В библиотеке хранится самое полное собрание книг о вампирах и вампирской мифологии во всех Соединенных Штатах. Уэстина как эксперта в этом вопросе мне порекомендовал Тим. Джамилла предупредила меня, что Уэстин считается человеком весьма эксцентричным, но о вампирах — нашего времени и прошлых веков — знает больше, чем кто бы то ни был.

Уэстин принял меня в небольшой личной гостиной, примыкавшей к основному читальному залу библиотеки. На вид я дал ему лет сорок с небольшим. На нем были фиолетовые и черные одежды, даже на его ногтях темнел лиловый лак. По словам Джамиллы, он владел магазином одежды и аксессуаров в небольшом торговом центре под названием «Эль Пасео» на Стейт-стрит в Санта-Барбаре. У него были длинные черные волосы с седыми прядями, а весь его вид говорил о мраке и угрозе.

— Детектив Алекс Кросс, — произнес я, пожимая Уэстину руку.

Несмотря на покрытые лаком ногти, хватка у этого типа была крепкая.

— Уэстин, потомок Влада Цепеша[2]. Приветствую вас, мистер Кросс. Ночь холодна, а вы, должно быть, нуждаетесь в пище и отдыхе, — напыщенно произнес Уэстин.

Я поймал себя на том, что улыбаюсь, — его речь показалась мне заранее подготовленной и очень знакомой.

— Вы разговариваете, прямо как граф из старых фильмов о Дракуле.

Уэстин кивнул и улыбнулся, продемонстрировав обычные ровные зубы. И никаких здоровенных клыков.

— Эти фразы — официальное приветствие в Трансильванском обществе Дракулы в Бухаресте.

Я немедленно поинтересовался:

— А в Америке, случайно, нет филиалов этого общества?

— Есть. И в Америке, и в Канаде. Даже в Южной Африке и в Токио. Живой интерес к вампирам проявляют сотни тысяч мужчин и женщин по всему миру. Удивлены, детектив? Думали, нас меньше?

— Неделю назад удивился бы, а сейчас нет, — ответил я. — Теперь меня, наверное, ничем не поразишь. Спасибо, что согласились встретиться со мной.

Мы с Уэстином сели за большой дубовый стол. Он уже приготовил дюжину книг о вампирах, чтобы дать их мне почитать или хотя бы полистать.

— Особенно рекомендую работу Кэрол Пейдж «Жажда крови: интервью с настоящими вампирами». Мисс Пейдж знает, о чем пишет. — Уэстин подал мне «Жажду крови». — Она знакомится с вампирами и принимается подробно и добросовестно описывать их жизнь. Хотя поначалу относилась к ним с изрядным скептицизмом, как и вы, насколько я понимаю.

— Верно, в вампиров я не верю, — признался я и рассказал Уэстину о последнем совершенном в Лос-Анджелесе убийстве.

Он выслушал меня, позволил задать интересующие нас вопросы о вампирах и их мире и очень терпеливо на каждый ответил. Вскоре я узнал, что вампирские организации существуют практически в каждом крупном городе, а также в более мелких: в Санта-Крусе, штат Калифорния; в Остине, штат Техас; в Саванне, штат Джорджия; в Батавии, штат Нью-Йорк; и в Де-Мойне, штат Айова.

— Истинный вампир, — сообщил Уэстин, — человек высокоодаренный. Он способен вбирать в себя, направлять в определенное русло, трансформировать энергию и манипулировать ею, она — его жизненная сила. Настоящие вампиры, как правило, люди высокодуховные.

— Каким же образом это сочетается с потреблением человеческой крови? — спросил я. И торопливо добавил: — Если вообще сочетается.

Уэстин умиротворенно ответил:

— Как известно, кровь — высший из известных источников энергии. Если, к примеру, я выпью вашу кровь, я завладею вашей силой.

— Мою кровь? — переспросил я.

— Да, полагаю, она у вас вкусная.

Я вспомнил о ночном набеге на похоронное бюро в Вудленд-Хиллз.

— А кровь покойника вампиру сгодится? Человека, умершего, скажем, пару дней назад?

— Если вампир голоден, то конечно. Позвольте, я расскажу вам кое-что об особенностях настоящих вампиров, детектив. Большинство из них бедны, постоянно жаждут внимания и любят повелевать. Часто они весьма привлекательны внешне — в основном из-за своей аморальности, обилия порочных желаний, непокорности, мощи, эротизма и осознания собственной развращенности.

— Вы постоянно акцентируете внимание на слове настоящие, когда ведете речь о вампирах. Что за разграничение вы пытаетесь сделать?

— Многие молодые люди, ведущие подпольную вампирскую жизнь, всего лишь играют в вампиров. То есть экспериментируют, занимаются поисками общества, в котором могли бы удовлетворить свои временные потребности. Существует даже популярная игра «Вампиры: маскарад». Особо привлекательным вампирский стиль жизни кажется подросткам, ведь вампиры относятся к установленным в обществе порядкам совершенно неординарным образом. А сборища устраивают ночью и веселятся до первого луча солнца.

Его губы искривились в улыбке.

Уэстину явно нравилось беседовать со мной, и я все раздумывал почему. А еще ломал голову над вопросом, насколько серьезно он относится к тому, о чем говорит. В его магазине продавалась одежда в основном для молодых людей, предпочитающих альтернативный стиль. Кто такой сам Уэстин? Подражатель? Или настоящий вампир?

— Мифология вампиров зародилась тысячи лет назад, — сказал Уэстин. — И продолжает развиваться в Китае, Африке, Южной и Центральной Америке. А еще, разумеется, в Центральной Европе. Для большинства поклонников здесь, в Штатах, она — эстетический фетиш. В ней масса сексуальности, артистичности и романтики. Культура вампиров не различает людей по половому признаку, а это в наши дни очень модно.

Я решил, что должен прекратить его разглагольствования и сосредоточить внимание на убийствах.

— А что вы можете сказать по поводу убийств — настоящего насилия, процветающего здесь, в Калифорнии, и в Неваде?

Лицо Уэстина исказила скорбь.

— Я слышал о Джеффри Дахмере, вампире-людоеде. И о Николасе Кло, о котором вы скорее всего ничего не знаете. Кло жил в Париже, владел в девяностых годах похоронным бюро и совершил не одно убийство. Когда его арестовали, он с немалым удовольствием описал, как расчленял жертвы на столе для трупов, а потом съедал. В Европе о нем повсюду узнали как о Вампире из Парижа.

— А о Роде Ферреле из Флориды вам что-нибудь известно? — спросил я.

— Конечно. Для многих он — герой тьмы. В Интернете о нем море информации. Род Феррел вместе с несколькими своими почитателями забил до смерти родителей одного из них. На телах убитых они вырезали множество оккультных символов. О Роде Ферреле мне известно все. Предполагают, что он был одержим идеей раскрыть ворота в ад, а для этого считал себя обязанным убить уйму людей и забрать их души. Кто знает, может, ему это и удалось, — произнес Уэстин.

Несколько мгновений он пристально смотрел на меня.

— Позвольте открыть вам еще один секрет, детектив Кросс. Это чистая правда и очень важная для вас. Сумасшедших и убийц среди настоящих вампиров ничуть не больше, чем среди толпы обычных людей, встречающихся нам на улице.

Я пожал плечами.

— Думаю, мне стоит проверить справедливость ваших слов, скажем, обратиться к статистике. Пока я твердо знаю лишь одно: настоящие вампиры или всего лишь подражатели уже убили по меньшей мере дюжину человек.

Уэстин как будто погрустнел.

— Да, детектив, мне об этом известно. Потому-то я и согласился побеседовать с вами.

Я задал ему последний вопрос:

— А сами вы — вампир?

Уэстин ответил не сразу.

— Да.

Это слово вонзилось в меня острой иглой. Мой собеседник был совершенно серьезен.

Глава 28

В тот вечер я боялся темноты чуть больше, чем когда бы то ни было в своей жизни. Я сидел в гостиничном номере в Санта-Барбаре и читал роман Ха Иня «Ожидание». Домой я успел позвонить уже дважды. Может, потому что чувствовал себя одиноким. Или до сих пор тяготился виной перед Деймоном.

Или же потому, что Питер Уэстин запугал меня своими баснями о вампирах, книгами и дьявольским блеском черных глаз. В любом случае теперь, после встречи с ним, я относился ко всей этой чертовщине с большей серьезностью. Уэстин был странным, зловещим, незабываемым человеком, и мне почему-то казалось, что нам еще доведется встретиться.

Ночью страхи не покинули меня, продолжили мучить и утром, когда солнце взошло и поднялось высоко над горами Санта-Инес.

Вокруг творился полный беспредел. Его организаторами были настоящие извращенцы, или фанатики вампиризма, или представители вампирской субкультуры. А может, дело обстояло еще сложнее, и думать об этом было страшно и тревожно. Так или иначе, в своем расследовании мы впутались в нечто темное и неизведанное.

В семь тридцать утра я уже въехал на взятой напрокат машине в белесый смог, собираясь слиться с потоком других автомобилей. Я мычал один из блюзов Мадди Уотерса, вполне соответствующий моему настроению.

Покинув Санта-Барбару, я направился во Фресно, где предстояла встреча еще с одним «экспертом».

На дорогу ушло около пары часов. Возле Санта-Марии я ушел на трассу 166 и направился по Сьерра-Мадре на восток, к магистрали 99, что вела на север. Я видел Калифорнию впервые и любовался большей частью открывавшихся мне видов. Природа здесь значительно отличается от нашей, восточной, и краски тоже.

Под воздействием умиротворяющего ритма быстрой езды и записей Джилла Скотта я понемногу успокоился. Большую часть пути мне думалось о том, как проходила моя жизнь в течение последних нескольких лет. Я знал, что кое-кто из близких всерьез переживает за меня, в том числе и лучший друг Джон Сэмпсон, а уж его-то назвать паникером я никак не мог. Сэмпсон полагает, что я хожу по краю пропасти, он даже советовал поразмыслить о смене профессии. Сейчас мне представилась реальная возможность перейти в ФБР, но от этого в моей жизни не произошло бы больших перемен к лучшему. Я подумывал и о возвращении к психиатрии — к врачебной практике или к преподаванию, возможно, в университете Джона Хопкинса, где я получил степень и до сих пор имел неплохие связи.

А еще меня занимали мысли на излюбленную тему мамы Наны — о необходимости полюбить какую-нибудь женщину, сойтись с ней и жить нормальной семьей.

Не то чтобы я не прилагал к этому никаких усилий. Мою жену Марию убили в автомобильной перестрелке, преступников так и не удалось найти. Это случилось, когда Деймон и Дженни были еще совсем крохами. Мне кажется, образовавшаяся в тот момент в моем сердце рана до сих пор кровоточит. И возможно, не затянется никогда. Даже сейчас, когда я даю волю мыслям о Марии и ее до жути нелепой смерти, о трагедии нашей семьи, у меня все внутри переворачивается. Настолько бессмысленно оборванная человеческая жизнь. И двое детей, оставшихся без матери.

Я старался повстречать другую женщину, но, по-видимому, мне не суждено быть счастливым дважды. В моей жизни появилась Джеззи Флэнаган, однако закончилась наша связь прескверно. Спустя некоторое время я познакомился с Кристин Джонсон, матерью малыша Алекса. Теперь она живет здесь, на Западе, в Сиэтле, работает учительницей и уже нашла себе другого. Меня и по сей день терзают смешанные чувства по отношению к Кристин. Ей пришлось вынести нечто страшное — по моей вине. Она сказала, что не в состоянии жить с детективом по расследованию убийств, и уехала. Потом, совсем недавно, я сблизился с агентом ФБР Бетси Кавальерр. Сейчас Бетси нет в живых, а ее убийцу мы так и не поймали. С Джамиллой Хьюз я опасался даже сходить выпить пивка. Прошлое нависало надо мной грозовой тучей.

— А детектив она классный, — пробормотал я, замечая указатель с надписью: «Фресно».

Я приехал сюда, чтобы встретиться с одним человеком и поговорить о зубах.

Точнее, о клыках.

Глава 29

Салон тату, клыков и когтей располагался на краю делового квартала Фресно, где обитают коммерсанты из низшей прослойки среднего класса. Это было обветшалое, выходившее на улицу помещение на первом этаже. У самого окна стояло старое стоматологическое кресло, буквально бросавшееся в глаза прохожим. В кресле я увидел девочку лет четырнадцати-пятнадцати. Она сидела, низко наклонив голову на тонкой прыщавой шее, и вздрагивала при каждом уколе иглы.

Молодой парень в яркой желто-голубой бандане сидел рядом на высоком табурете и занимался татуировкой. Ряд бутылочек с чернилами, расставленных перед ним, напомнил мне палатку художников на школьной ярмарке.

Несколько минут я наблюдал за процессом нанесения тату с улицы. В моей голове роились мысли о роли физической боли при получении татуировки и об убийствах.

Местный «художник» выводил сзади на шее девушки S-образную фигуру и использовал при этом две педальные машины: одну для нанесения наброска, вторую — для доработки и раскраски. В округлом ретушере между машинами я насчитал четырнадцать различных игл. Чем больше игл, тем пестрее плоть.

Проходивший мимо мужчина средних лет со стрижкой «ежик» приостановился возле витрины салона ровно настолько, чтобы успеть пробормотать:

— Вот ведь ненормальные! И вы тоже, раз стоите здесь и смотрите!

В наши дни все кого-нибудь да критикуют.

Наконец я вошел внутрь и взглянул на работу мастера — небольшой кельтский символ, выполненный в желто-зеленых тонах. Я поинтересовался, где продаются клыки и когти. Парень шевельнул головой, вернее, челюстью, указывая на выход в коридор слева. Я не услышал от него ни единого слова.

Коридор был заставлен демонстрационными витринами с образцами гвоздиков в пупок и в язык — включая те, что светятся в темноте, — массивными кольцами, солнцезащитными очками, высокими сапогами и отделанной металлом одеждой. Здесь же я увидел и стенд с двумя видами самых популярных когтей — «людоед» и «Фауст».

Кажется, мы на правильном пути, подумал я, едва войдя в коридор. Мысль эта окрепла, когда я встретился с мастером по изготовлению клыков.

Он ждал меня и начал говорить, как только я появился на пороге его небольшой студии.

— А-а, вот и ты, странник. Знаешь, когда человек приезжает в самые интересные и самые небезопасные вампирские клубы — в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Новом Орлеане, Хьюстоне, — то видит клыки буквально повсюду. Зрелище, скажу я тебе, еще то! Они подходят к любому наряду — готическому, эдвардианскому, викторианскому, садомазохистскому. Я один из первых открыл специализированный салон по изготовлению клыков. Сначала в Лагуна-Бич, потом стал продвигаться все дальше и дальше на север и вот теперь я здесь, во Фресно.

Пока он говорил, я рассмотрел, какие у него зубы. Резцы этого типа выглядели неестественно длинными и при укусе могли нанести человеку серьезные повреждения.

Звали моего собеседника Джон Баррейро. Он был маленький, болезненно худой и одет во все черное, почти как Питер Уэстин. Таких мрачных личностей я, пожалуй, не встречал еще ни разу в жизни.

— Вам известно, для чего я сюда приехал, — сказал я. — Чтобы побеседовать о произошедших в парке «Золотые ворота» убийствах.

Баррейро кивнул и диковато улыбнулся.

— Мне известно, почему ты приехал сюда, странник. Тебя прислал Питер Уэстин. Питер обладает поразительным даром убеждения, не правда ли? Пойдем.

Он повел меня в маленькую комнатку в дальней части студии. Стены в ней были темно-синие, а люстра — кроваво-красная.

Баррейро явно страдал переизбытком энергии: разговаривая со мной, он постоянно ходил взад и вперед.

— В Лос-Анджелесе есть знаменитый клуб под названием «Клык». Болтают, будто только там можно встретить настоящих вампиров и что-то о них узнать. В конце недели по ночам там собираются до четырех-пяти тысяч людей. Истинных вампиров в этой толпе всего-то человек пятьдесят. Но клыки носят все, даже те, кто только подражает вампирам.

— А у вас настоящие зубы? — спросил я.

— Давай я разок укушу тебя, тогда узнаешь, — ответил изготовитель клыков смеясь. — А если говорить серьезно, у меня зубы настоящие. Только резцы увеличены и заострены. Я кусаюсь. И пью кровь. Меня стоит бояться, детектив.

Я кивнул, ничуть не сомневаясь в его словах.

— Если я взгляну на твои зубы и сделаю с них простейшие слепки, смогу изготовить парочку клыков и для тебя, — сказал он. — И ты сразу выделишься из толпы своих приятелей-сыщиков, возвысишься над ними.

Я улыбнулся, однако промолчал, давая ему возможность продолжить.

— Каждый год я произвожу несколько сотен пар клыков — нижних и верхних. Иногда делаю их даже двойными, а порой отливаю из золота или серебра. Ты бы классно смотрелся с серебряными клыками.

— Вы слышали о совершенных в Калифорнии убийствах? — спросил я.

— Конечно, слышал. От друзей и знакомых, например, от Питера Уэстина. Некоторые вампиры только рады происходящему. По их мнению, это сигнал о наступлении новой эры, возможно, о смене Владыки.

Меня обдало холодом. Последние слова Баррейро отозвались в моей голове гулким эхом.

— У вампиров есть предводитель?

Темные глаза Баррейро превратились в узкие щелочки.

— Нет. Само собой, нет у них никакого предводителя. А если бы был, я не стал бы разговаривать о нем с тобой.

— Значит, вампирами руководит Владыка, — произнес я.

Баррейро приостановился, пристально глянул на меня и вновь принялся расхаживать по комнате.

Я поинтересовался:

— А тигриные зубы для человека вы в состоянии изготовить?

— В состоянии, — ответил Баррейро. — Я выполнял подобные заказы.

Совершенно неожиданно и с поразительной проворностью он рванулся ко мне, вцепился одной рукой в мои волосы, а другой схватил меня за ухо. Во мне сто девяносто два сантиметра, и я гораздо крупнее этого коротышки. Подобной выходки от него я никак не ожидал. Он двигался очень быстро и обладал удивительной силой. Его рот приблизился к моему горлу.

— Советую оценивать нас по достоинству, детектив Кросс, — прошипел Баррейро, внезапно отпуская меня. — Ну, точно не желаешь обзавестись клыками? Хотя бы для личной безопасности? Я выполню твой заказ абсолютно бесплатно.

Глава 30

Уильям вел белый пыльный фургон по пустыне Мохаве на скорости почти в сотню миль в час. Диск с записью Маршалла Мэтерса играл на полную мощь. Путь братьев по Пятнадцатой магистрали лежал к Вегасу, следующей остановке в их путешествии.

Как здорово, что они решили ездить на этом фургоне — чертовски быстром, обклеенном эмблемами Красного Креста. Кстати, и у Уильяма, и у Майкла были дипломы, позволяющие брать кровь у любого, кто согласился бы на это.

— Осталась парочка миль, — сказал Уильям брату, который сидел у раскрытого окна, высунув наружу ногу.

— Парочка миль? До чего? — спросил Майкл. — До жертвы? У меня уже нет сил, черт возьми. Я голодный, как зверь, хочу срочно подкрепиться. А на горизонте ни черта не видно, — простонал он, словно до предела избалованный подросток — по сути, таким Майкл и был. — Ни черта!

— Имей терпение, — загадочно произнес Уильям. — Очень скоро ты все увидишь. Мой план мгновенно улучшит твое настроение, обещаю.

Несколько минут спустя фургон свернул на территорию коммерческого парашютного центра, известного как дроп-зона. Майкл выпрямился, издал торжествующий вопль и громко зашлепал ладонями по приборной панели. Совсем как ребенок.

— Я жажду скорости! — заорал он, блестяще имитируя молодого Тома Круза.

Парашютным спортом братья увлекались с тех пор, как вышли на свободу, оттрубив два года в исправительном центре. Из официально разрешенных это было самое захватывающее, на их взгляд, занятие, которое, кстати, отвлекало обоих от мыслей об убийствах. Выпрыгнув из фургона, они направились в видавшее виды бетонное здание с плоской крышей.

За полет на самолете «Твин-Оттер» Уильям заплатил летчице двадцать долларов. Самолетов у взлетно-посадочной полосы на аэродроме стояло два, но из работников во всем парашютном центре была сегодня только одна эта летчица — темноволосая девушка, примерно ровесница Уильяма, обладательница крепкого, аппетитного тела и мелкого, как у куницы, личика с рябыми щеками.

Братья, как заметил Уильям, сразу ей понравились. А впрочем, все приходили от них в восторг.

— Насколько я понимаю, вы не дельтапланеристы. Чего желаете, ребята? — сказала летчица с сильным юго-западным акцентом. — Кстати, меня зовут Келли.

— Мы желаем всего, да побольше, — выдач Майкл и рассмеялся. — Я не шучу, Келли, говорю вполне серьезно. Мы желаем всего, чего только можно желать.

— Не сомневаюсь, — ответила Келли, глядя ему прямо в глаза. — Что ж, приступим.

Они забрались в один из «Оттеров».

Минуты через полторы самолет уже с шумом мчался по взлетно-посадочной полосе. Надевая парашюты, братья смеялись и надрывно гикали.

— Вы, ребята, как я погляжу, хотите развлечься по полной. Нет проблем, устроим. Сертификаты у вас есть? Затяжным прыгаете? — спросила через плечо Келли, перекрикивая грохот моторов.

У нее был грудной хрипловатый голос, который немного действовал Уильяму на нервы. Его так и подмывало поскорее прокусить этой пташке горло, но пока рисковать не стоило.

— Сертификаты у нас есть. Поднимай свою машину километров на пять! — крикнул он ей в ответ.

— Ого! Четырех более чем достаточно! Температура на такой высоте ниже сорока градусов, вы наверняка знаете. На пяти человеку может не хватить кислорода. Этого вам не выдержать, мальчики!

— Когда почувствуем, что не выдерживаем, сразу скажем. Мы не раз так отдыхали и знаем, на что способны, — произнес Майкл несколько сердито, уже оголяя зубы и видя, что летчица принимает его гримасу за обольстительную улыбку.

Подобное не раз случалось в их отношениях с жертвами. Уильям протянул Келли еще двадцать долларов.

— Пять километров, — сказан он. — Поверь, мы уже неоднократно забирались на такую высоту.

— Ладно. Только не жалуйтесь потом на обмороженные пальцы и уши, — ответила Келли. — Я вас предупредила.

— Мы парни горячие. Не переживай. А у тебя достаточно опыта?

Келли улыбнулась.

— Сейчас увидите. Скажу одно: меня ваша затея ничуть не пугает.

Уильям уставился на приборы, желая удостовериться, что Келли действительно поднимет их на достаточную высоту. На пяти километрах «Оттер» плавно выровнялся. Ветра здесь практически не было, а вид вокруг не радовал глаз разнообразием. Самолет летел почти сам по себе.

— Мне не очень все это нравится, мальчики, — опять забеспокоилась летчица. — Холодина здесь — просто жуть!

— А нам все нравится. В особенности вот это! — прокричал Уильям.

Мгновение спустя он набросился на Келли и вцепился в ее голую шею своими сильными челюстями. Здесь же, на высоте пяти километров над землей, он принялся пить ее кровь.

Обстановка была — самое то. Келли орала и билась, отчаянно пытаясь вырваться. По кабине самолета разбрызгивалась ее ярко-красная кровь, а Уильям все насыщался. У него было море силы.

Келли несколько раз ногами ударила по приборной панели и вдруг замерла. Карие глаза остекленели и застыли, внезапно будто превратившись в камни. Борьба окончилась.

Братья с жадностью пили кровь жертвы, быстро наполняясь живительной энергией. Жаль, что не было возможности опустошить ее полностью здесь, в кабине самолета.

Дверь открыл Уильям. Его тут же обдало обжигающе холодным потоком воздуха.

— Айда! — скомандовал он, и оба выпрыгнули в открытое пространство.

Чувству, охватившему их в эти секунды, нет названия. Казалось, они не падают, а летят, умело управляя собственными телами. По расчетам Уильяма, приближаясь к земле в горизонтальном положении, и он, и Майкл двигались со скоростью миль шестьдесят в час, а переходя в вертикальное — более сотни миль, примерно сто двадцать.

Эмоции, переживаемые во время этого фантастического полета, не шли ни в какое сравнение со всеми предыдущими ощущениями. Казалось, внутри у них скрывались огромные вибрирующие камертоны. Свежая кровь Келли приятно пульсировала в организмах братьев, заставляя сердца биться в одуряюще сверхъестественном ритме.

Они вновь перевернулись в вертикальное положение и так продолжили лететь почти до самой земли.

Ни Уильям, ни Майкл до сих пор не раскрыли парашюты и находили высшее блаженство в ощущении опасности, в вероятности внезапной смерти.

Ветер с невиданной силой рвал их на части.

Его свист был единственным звуком, который они слышали.

Вот что называется настоящим экстазом.

Парашюты все еще лежали в сумках за спинами братьев. Как долго им оставалось блаженствовать? Как долго?

Уильям думал о том, что их восторгу недостает единственной составляющей — мучительной боли. Боль усиливает любую радость, способна разжечь наслаждение до немыслимых пределов, однако мало кто осознает эту истину. Уильям и Майкл давно ее постигли.

Наконец они дернули за кольца — в самый последний момент. Парашюты с шумом раскрылись, земля буквально побежала навстречу.

Они приземлились как раз вовремя, чтобы увидеть падающий и взрывающийся в пустыне примерно на расстоянии мили от них «Твин-Оттер».

— И никаких следов, — довольно произнес Уильям. Его глаза светились радостью и волнением. — Здорово мы повеселились.

Глава 31

Кровавая волна.

Так называл Уильям свое смертоносное путешествие. Они с братом вошли во вкус, и остановить их до завершения миссии не могло ничто — ни дождь, ни снег, ни ФБР.

Фургон Красного Креста медленно двигался по Фримонт-стрит, одной из старейших улиц Лас-Вегаса. Она вливалась в сплошное неоновое свечение — видеть машину оттуда никто не мог. Как большинство молодых людей, Уильям и Майкл ощущали себя неуязвимыми. Никто никогда не поймает их, никто не остановит.

От внимания убийц не ускользало ни единой детали. Они видели и запоминали и каждый нелепый фонтан перед казино и отелями, и свадебную часовню с проникновенной «Люби меня нежно», доносящейся из громкоговорителя, и раскрашенные в яркие цвета экскурсионные автобусы, в том числе, естественно, и тот, что двигался впереди их фургона. На автобусе красовалась табличка: «Объединение производителей материалов для кровли и гидроизоляции».

— Отличное место для вампиров! — провозгласил Уильям. — Я чувствую, что тут бездна энергии. Даже эти жалкие черви здесь, на улицах Лас-Вегаса, могут ощущать себя живыми и бодрыми. Потрясающе! Столько декораций, блеска, подвижности! Не находишь?

Майкл хлопнул в ладоши.

— Нахожу. Я в полном восторге. Здесь можно и попривередничать.

— Ну, — сказал Уильям. — Мы должны выбрать тут самое-самое.

Около полуночи они остановились возле отеля «Мираж» под огромным светящимся щитом с рекламой магического шоу Дэниела и Чарлза.

— Считаешь это классной идеей? — спросил Майкл, когда они вошли в отель и направились к кассе.

Уильям, не обратив на его вопрос ни малейшего внимания, купил два заказанных заранее билета на магическое шоу.

Оба брата были в черной кожаной одежде и башмаках на толстой подошве. А впрочем, по большому счету в Лас-Вегасе никого не интересует, во что ты одет. Шоу должно было вот-вот начаться, когда братья вошли в переполненный зал и заняли два свободных места за столиком недалеко от сцены.

Обстановка своей роскошью и необычностью производила неизгладимое впечатление на любого, кто оказывался здесь. Невообразимых размеров сиена обтянута черным бархатом, задником служило девяти метровое металлическое сооружение, на котором мелькали разнообразные картинки. Люстра казалась по меньшей мере грандиозной; установкой прожекторов перед представлением занималось полдюжины людей.

Уильям достал сигарету и прикурил от свечи на столе.

— Шоу начинается, дорогой братец. Не забывай свои слова: здесь можно и попривередничать.

Долгожданный выход магов на сцену буквально потряс публику. Дэниел и Чарлз как будто стекли с балок, удаленных от сцены минимум на пятнадцать метров.

И неожиданно исчезли. Завороженный зал взорвался аплодисментами.

Уильям и Майкл тоже поразились. Скорость работы гидравлических механизмов, используемых магами, потрясала воображение.

Дэниел и Чарлз вновь возникли на сцене в компании двух небольших слонов, белого жеребца и восхитительного бенгальского тигра.

— Это я, — прошептал Уильям на ухо Майклу. — Я — этот чудный котик. И стою прямо возле Дэниела. Пусть не забывает об осторожности.

Заиграла «Лестница в небо» группы «Лед Зеппелин» в компьютерной обработке — настолько же неожиданно и впечатляюще, как и все происходящее. Мощное вытяжное устройство мгновенно удалило запах животных — воздух наполнили ароматом ванили.

Двое магов на сцене тем временем о чем-то заспорили.

Уильям наклонился к привлекательной молодой парочке, только что усевшейся за столик слева. И мужчине, и женщине было лет по двадцать пять.

Уильям без труда узнал ведущих одного из популярнейших телешоу. Оба держались с достоинством, оба знали себе цену. Уильям вспомнил их имена — Эндрю Коттон и Дара Грей. Черт, не зря ему в руки порой попадали издания «Скриппс»[3] и бульварные газеты.

— Здорово, правда? — спросил он у артистов. — Обожаю магию. Все так странно и забавно! Просто супер!

Дара Грей повернула голову с явным намерением осадить хама, но ее взгляд встретился с волшебным взглядом Уильяма. Все очень просто. Таким вот нехитрым способом ему удалось покорить звезду. Только сейчас он потрудился рассмотреть ее как следует — увидел и узкое платье цвета электрик, и фирменный пояс, и дорогие туфли, и сумку «Фенди» с вышивкой. Неплохо, очень даже неплохо.

Он воспылал желанием насытиться ею.

Она показалась ему очень вкусной.

Оставалось только соблазнить ее бойфренда Эндрю. Сладкого, милого Эндрю.

И устроить совместную вечеринку до самого рассвета.

Глава 32

Маги продолжали беспощадно поддевать друг друга. Внимание Уильяма вновь переключилось на залитую светом сцену и разыгрывавшуюся на ней ссору. Он не удержался от улыбки. Дэниел и Чарлз были незаменимым звеном в цепочке событий сегодняшнего вечера. Огромным звеном, чертовски важным.

Дэниелу и Чарлзу было чуть больше сорока. Оба обладали грубовато-красивой внешностью, оба держались уверенно и независимо, в особенности здесь, перед мишурной толпой Лас-Вегаса.

Дэниел разговаривал с публикой, словно адвокат с присяжными, и при этом для придания своей персоне пущей значимости размахивал длинной, до блеска начищенной шпагой.

— Я и мой товарищ — мастера театрализованного представления, на данный момент, пожалуй, лучшие в мире. Мы выступали в Медисон-сквер-гарден и Зимнем саду в Нью-Йорке, в лондонском Палладиуме, в салоне «Уайлд хорс» в Париже. Нас прекрасно знают во Франкфурте, Сиднее, Мельбурне, Москве и, разумеется, в Токио.

Чарлза, по-видимому, утомила речь приятеля. Он уселся на край сцены и зевнул так широко и сладко, что зрители увидели его миндалины.

— Им нет дела до твоих достижений и титулов, Дэниел. Большинство из них, готов поспорить, не отличат Гудини от Зигфрида и Роя. Покажи им какой-нибудь пустячный фокус, они пришли сюда только за этим. Фокусы — развлечение для детей, а все кто собрался в этом зале, и есть дети. Покажи им фокус! Пустячный, хитрый фокус!

Дэниел направил на партнера шпагу и угрожающе помахал ею.

— Я еще раз тебя предупреждаю, дурень.

Уильям взглянул на парочку за соседним столиком.

— Сейчас будет самое интересное, — прошептал он. — Хотите верьте, хотите нет.

Их взгляды с Эндрю встретились, и тот отвернулся. Довольно поспешно, но все равно поздно. Уильям завладел и им. Бедняга Эндрю определенно воспылал желанием забраться потрясающему незнакомцу в штаны. Уильям не был ни в чем виноват. Просто жаждал насытиться этими двумя — прямо сейчас, прямо здесь.

Дэниел на сцене завопил:

— Я сыт по горло твоим унизительным, уничижительным дерьмом, приятель! С меня довольно! Довольно, слышишь?

— Очень скверно, — одними губами произнес вместе с Чарлзом Уильям, показывая, что знает роли артистов наизусть. — Ведь я только начал терроризировать и тебя, и их, этих болванов!

Дара Грей и Эндрю Коттон рассмеялись, забавляясь игрой Уильяма. Он окончательно их очаровал. Эндрю теперь почти не сводил с него глаз. Бедный, бедный парень.

Неожиданно Дэниел набросился на Чарлза и вонзил меч прямо ему в грудь. Душераздирающий вопль Чарлза прозвучал как настоящий. Из раны хлынула и залила все вокруг алая кровь. Перепуганная публика ахнула и замерла.

Уильям и Майкл засмеялись, не в силах сдерживаться. Парочка телеведущих — тоже. Окружающие зашикали.

Дэниел потащил тело Чарлза по сцене, старательно демонстрируя зрителю, что его партнер — ноша отнюдь не легкая, остановился у мясницкой колоды, уложил приятеля на нее, взял топор, размахнулся и отрубил Чарлзу голову.

В зале завизжали. Многие из зрителей зажмурили глаза. Кто-то выкрикнул:

— Совсем не смешно!

Уильям зашелся от хохота, принялся хлопать в ладоши и громко топать ногами. На него со всех сторон продолжали шикать. Народ был напуган, но не удовлетворен. Актеры за соседним столиком смеялись так же весело, как и Уильям, а Дара даже игриво похлопывала его по руке.

Дэниел между тем спокойно поместил голову Чарлза в плетеную корзину и поклонился. До публики дошло, что это всего лишь фокус.

Уильям сдвинул брови и наклонил голову.

— Самое интересное позади. Осталась заключительная часть.

Дэниел, шагая очень медленно, пронес плетеную корзину через всю сцену и вытряхнул голову Чарлза на серебряный поднос.

— Хорошо, что под рукой у него оказался поднос, — прошептал Уильям Даре и Эндрю.

Дэниел повернулся к зрителям:

— Кто-нибудь понял, что произошло? А? Еще нет? В самом деле? Он мертв.

— Врешь! Ни черта он не мертв! — крикнул Уильям. — Твой фокус мертв, а Чарлз жив! К сожалению.

Внезапно голова на подносе зашевелилась. Глаза Чарлза распахнулись. Народ обомлел. Подобных трюков никто еще никогда не видывал.

Чарлз произнес:

— Боже мой! Что ты наделал, Дэниел! Да еще и на глазах у толпы свидетелей! Убийца! Ты ответишь за это, ни за что теперь не отвертишься!

Дэниел пожал плечами.

— Это мы еще посмотрим! На тебя ведь всем здесь наплевать, ты никому не понравился. Все эти люди не любят даже самих себя. А ты получил по заслугам, Чарлз.

Голова на подносе заговорила вновь:

— Я заслужил публичное обезглавливание? Побойся Бога, Дэниел! И помоги же мне наконец.

— А добавить волшебное слово? Забыл? — спросил Дэниел.

— Пожалуйста, помоги мне, — сказал Чарлз. — Пожалуйста. Так ты мне поможешь?

Дэниел осторожно накрыл голову Чарлза корзиной, отнес ее к колоде и, сопровождая свои действия замысловатыми жестами, приставил голову к телу. Чарлз поднялся и пожал партнеру руку.

Оба мага поклонились.

— Дамы и господа! Мы — Дэниел и Чарлз, лучшие иллюзионисты во всем мире! — закричали они что было мочи.

Грянул гром аплодисментов. Люди вставали с мест, свистели кричали. Маги поклонились еще несколько раз.

— Эй! Эй! Мошенники! Шарлатаны! — заорали Уильям и Майкл.

К их столику стремительно зашагали двое охранников. Уильям наклонился к Эндрю Коттону и Даре Грей.

— Вы любите магию, театр, приключения? — спросил он. — Я Уильям Александер, а это мой брат Майкл. Может, свалим отсюда? Сходим куда-нибудь? Повеселимся по-настоящему?

Актеры поднялись с мест и только шагнули в сторону выхода вместе с Уильямом и Майклом, как к ним приблизилась охрана.

— Мы требуем вернуть нам деньги, — заявил Уильям. — Дэниел и Чарлз — мошенники.

Глава 33

— К вам пойдем или к нам? — спросил Уильям у актеров, стараясь казаться как можно более дружелюбным.

Ему страшно не хотелось, чтобы Дара и Эндрю сорвались сейчас с крючка: у него в отношении этих красавчиков созрел замечательный план.

— А где вы остановились? — спросила Дара.

Она мнила о себе непомерно много, явно выглядела в собственных глазах богиней, примадонной.

— Мы с Майклом поселились в «Серкус-Серкус», — ответил Уильям.

— А мы в «Белладжио». Сняли люкс. Пойдемте лучше к нам. Там здорово, «Белладжио» — самый классный отель в Вегасе, — сказал Эндрю. — У нас есть экстази. Употребляете?

— У нас много чего есть, — произнесла Дара, нежно проводя пальцами по светлым волосам Уильяма.

За подобную дерзость ему захотелось придушить эту дамочку. Но он лишь взял, поднес к губам и поцеловал ее руку. В Даре столько жизни! И свежей теплой крови.

Номер люкс в «Белладжио», снятый актерами, располагался на верхнем этаже; окна выходили на искусственное озеро с фонтанами, струи которых поднимались вверх на несколько десятков метров. Журчание струй сопровождалось приятной музыкой.

Какая бессмысленная трата воды в пустыне, подумал Уильям, осматривая обстановку номера. Как ни странно, его не охватило желание поскорее отсюда уйти, по крайней мере потому, что он не увидел здесь ни нейлоновых ковриков, ни акриловых покрытий на стенах. Тут и там в просторной комнате стояли вазы со свежими фруктами и цветами. Уильяма мучили жажда и волчий голод, но утолить их он мечтал не виноградом и не яблоками.

Дара высвободилась из плена своего узкого платья от Боба Маки, как только перешагнула порог. Ее кожу покрывал ровный загар, а фигура радовала взор стройностью и грациозностью. Она скинула и дорогостоящий лифчик.

Соски ее небольшой упругой груди затвердели от возбуждения. Кремовые трусики все еще оставались на ней и туфли на высоких каблуках от Джимми Чу тоже.

Уильям улыбнулся, потешаясь над жеманными, глупыми ухищрениями актеров, стремившихся выглядеть эротичными и соблазнительными. Он подумал вдруг, что не удивился бы сейчас внезапному появлению из шкафа парикмахера или визажиста. И ни с того ни с сего представил, как бы выглядели вдвоем в постели Брэд Питт и Дженнифер Энистон. Наверное, красиво и ужасно скучно.

— Ваша очередь, — шаловливо обратилась к братьям Дара. — Показывайте, что у вас есть. Мне страшно интересно. Давайте же, давайте! Настроимся на общий лад.

— Мы не разочаруем тебя, — сказал Уильям, улыбаясь и начиная раздеваться. Первым делом он неторопливо снял высокие ботинки, потом расстегнул молнию на узком кожаном комбинезоне. — Ты, случайно, не хочешь мне помочь? — спросил он, обращаясь к Даре.

Та изумленно расширила глаза. Эндрю тоже.

Уильям развязал собранные на затылке в хвостик волнистые волосы Майкла, и они мягко упали тому на плечи. Уильям поцеловал брата в щеку, потом в лопатку и принялся раздевать его.

— О Боже, Боже, Боже мой!.. — прошептана Дара. — Какие же вы красавцы, ребята.

И Уильям, и Майкл пребывали в сильном возбуждении. Их мощные, напряженные фаллосы волнующе покачивались. Пребывать в голом виде в присутствии незнакомцев братья ничуть не стыдились: оба с детства привыкли к наготе и несчетное количество раз занимались сексом с посторонними людьми.

Дара оглянулась по сторонам и пробормотала:

— Меня превосходят в количестве, но не в качестве.

Она раскрыла сумку, собираясь достать кокаин.

Уильям ласковым жестом остановил ее:

— Это тебе не понадобится. Ложись на кровать. Доверься мне, Дара. Доверься себе.

Словно по мановению волшебной палочки в его руках появились три шелковых шарфа — красный, синий и серебристый. Он привязал Дару к столбикам на стенках кровати. Она немного посопротивлялась, прикидываясь, будто напугана. Ее представление пришлось по вкусу всем.

Майкл обнял Эндрю, на время «отодвинутого на задний план». Тот тоже был возбужден. Его голубые глаза горели.

— Расслабься, — прошептал Майкл. — Ты среди друзей.

Эндрю достал из черной кожаной сумки на полу пару наручников.

— Наденешь? — спросил он у Майкла. — Для остроты ощущений?

Майкл покорно вытянул вперед руки.

— Для остроты ощущений, — повторил он и рассмеялся.

— Вот здорово, — пробормотал Эндрю, учащенно дыша. — У меня аж мурашки по коже. Еще чуть-чуть, и я точно кончу.

— Самого сладкого ты еще не попробовал, — сказал Майкл.

Все произошло настолько быстро, что Эндрю даже не успел ничего понять. Секунда — и наручники оказались на запястьях у него самого. Майкл повалил киношника на устланный ковром пол и с помощью Уильяма связал шелковыми шарфами. Действуя быстро и ловко, они вместе раздели пленника и связали покрепче.

— Доверься нам, Эндрю. Все пройдет замечательно. Ты представить себе не можешь, — прошептал Уильям.

Майкл надкусил шею Эндрю. И попробовал его кровь — всего несколько капель.

В прекрасных глазах Эндрю Коттона отразились ужас и смятение. Его взглядом было не налюбоваться — он знал, что умрет. Скоро, очень скоро. Возможно, буквально через пару минут.

Дара не видела, что творится на полу.

— Эй, мальчики! Чем вы там занимаетесь? Грязным сексом? Имеете друг друга? А мне не уделяете ни капли внимания! Эй, кто-нибудь! Идите же ко мне! Поимейте наконец и меня!

Уильям поднялся с пола и зашагал к кровати. У него был большой восхитительный член, до невозможности плоский и упругий живот и обворожительная неотразимая улыбка.

— И явился дьявол, — проговорил он.

— Поцелуй меня, дьявол, — промурлыкала Дара, опуская ресницы. — Займись со мной любовью. Забудь об этом Эндрю и о Майкле тоже. Ты ведь не влюблен в собственного братца?

— А разве его можно не любить? — осведомился Уильям.

Он залез на кровать, обхватил Дару за бедра ногами, медленно опустился на нее и крепко обнял. Ее неожиданно бросило в дрожь. Она все поняла, хотя ни о чем не имела еще и малейшего представления. В объятиях Уильяма десятки мужчин и женщин вот так же возгорались желанием умереть. Он знал сейчас, что в его глубоких голубых глазах Дара может видеть свое отражение и что она чувствует себя до умопомрачения желанной.

А его и впрямь распирало от желания. В эту самую секунду он хотел Дару больше всего на свете.

От нее чудесно пахло — плотью, мылом, лимоном и теплой кровью, курсировавшей по венам. Уильям осторожно прикоснулся языком к ее веку. Он знал: ей показалось, будто ее коснулись изнутри. Такое трудно себе представить, но Дара и в самом деле чувствовала, что язык Уильяма проник внутрь ее.

В этот момент Майкл поднял Эндрю и положил на кровать. Места на ней хватало для всех. Эндрю был связан разноцветными шарфами и закован в блестящие серебряные наручники. На его шее краснела жуткая отметина, грудь покрывала кровь. Он уже не дышал.

До Дары стало медленно доходить, что происходит. Уильям оказался прав — кокаин никому не потребовался. Он ласкал ее везде и был настолько теплым, нежным, необыкновенным. Она извивалась, сгорая от томления и невиданного накала страсти.

— Все только начинается, — прошептал Уильям, прижавшись губами к ее шее. — Еще немного, и твое блаженство усилится стократ. Поверь мне, Дара.

Он лизнул и несколько раз поцеловал ее надушенную изысканными духами кожу. Потом впился ей в шею зубами.

Удовольствие удесятерялось.

Экстаз агонии.

Прекрасная смерть.

До самого последнего момента этого не понимал никто.

Глава 34

Кошмар продолжался. Боже праведный! Произошло еще два безумных убийства. Из Фресно в Лас-Вегас я перелетел на вертолете ФБР. В аэропорту меня встретили. От водителя седана, агента Бюро Карла Ленардса, я узнал, что помощник директора ФБР Кайл Крэйг уже прибыл на место преступления. Ленардс рассказал мне и о подробностях случившегося.

Трагедия произошла в роскошном отеле «Белладжио». Когда его открыли в 1998 году, он считался самым дорогим из всех существующих. Шикарная обстановка и отличное обслуживание сочетались в нем с атмосферой домашнего тепла и дружелюбия, по крайней мере так было до настоящего момента. Ни обнаженных дамочек, ни гангстеров в костюмах «с искрой» в «Белладжио» не водилось.

Всю подъездную дорогу к отелю со стороны Саут-бульвара, или трассы 604, занимали «скорые» и машины полиции Лас-Вегаса. Я насчитан среди них и шесть фургонов различных телекомпаний. Кругом толпился народ, человек пятьсот — шестьсот. Почему здесь собралось так много людей? Что именно произошло? Я знал пока лишь общее описание случившегося. Жертвы искусали. Но не повесили.

Пробираясь сквозь стаю зевак, я обратил внимание на присутствие в ней по крайней мере дюжины мужчин и женщин, облаченных в черные сюртуки, цилиндры, кожаные брюки и высокие ботинки. Это встревожило меня и напугало едва ли не больше, чем само убийство. Один из этой дюжины заглянул мне прямо в лицо и улыбнулся. Я с содроганием посмотрел на его заостренные клыки. И в глаза с алыми линзами. Мне показалось, он знает, кто я такой.

— Здравствуй. — Его губы опять растянулись в улыбке. — Добро пожаловать в ад.

Я не имел права ни задержать их, ни устроить им допрос. Поэтому продолжал путь к «Белладжио». Создавалось такое впечатление, будто этим подражателям ни капли не страшно стоять здесь, почти на месте преступления. А убийцы? Где в данный момент они? Не следят ли сейчас за мной? Чего вообще от нас ожидают? И какие преследуют цели?

Я надеялся, что полиция Лас-Вегаса или ФБР снимает толпу у «Белладжио». Кайл непременно должен был позаботиться об этом. Я приехал сюда по единственной причине: у меня частенько получается заметить на месте преступления такие мелочи, которые почему-то ускользают от внимания других копов. Потому-то Кайл меня и вызвал: он знал все мои сильные стороны. Слабые, естественно, тоже.

Номер, в котором произошло убийство, был просторным и уютным — в курортном понимании этого слова. Человеку, впервые входившему в здешнюю ванную, бросались в глаза мраморная ванна и великолепный вид за затемненным окном — искусственное озеро с фонтаном.

Оба трупа лежали в ванне. Я сразу увидел макушки и пару голых ступней. Приблизившись, я рассмотрел на неестественно белых телах и мужчины и женщины следы укусов и порезов.

Повесить их где-нибудь в этом номере не представлялось возможным.

Крови в ванне было немного, хотя преступники заткнули сливное отверстие пробкой. По номеру сновали люди — детективы полиции Лас-Вегаса, медработники, представители следственно-оперативной группы, патологоанатом, команда коронера и, конечно, агенты ФБР. На меня вся эта суматоха подействовала раздражающе.

Я нуждался в тишине.

Изучением до жути белых, нагоняющих страх тел, я занимался всего несколько минут. Как и во всех предыдущих случаях, нынешние жертвы отличались привлекательной наружностью.

Идеальные экземпляры. Тщательно подобранные с каким-то особым умыслом. С каким?

Женщине на вид можно было дать чуть больше двадцати. Невысокая, светловолосая, стройная, по весу — килограммов сорок пять. Ширина ее плеч не превышала, наверное, школьной линейки, а грудь была маленькая и сплошь в укусах, почти разорвана в клочья. Следы укусов покрывали и все ее ноги. Мужчина примерно того же возраста, светловолосый и голубоглазый, обладал загорелым, натренированным телом. Его тоже сильно искусали. А горло и запястья еще и порезали.

Ни одного признака, свидетельствовавшего о попытках бороться, я на телах не увидел.

Значит, они не оказывали сопротивления? Потому что были знакомы с убийцами?

— Ты видел этих вампиров в толпе? — спросил Кайл.

Я кивнул.

— Сейчас день. По-видимому, все, кто собрался здесь, не опасны. Искать убийц следует в склепах.

Кайл кивнул и ушел.

После того как полицейская братия разъехалась, я еще несколько часов бродил по гостиничному номеру. Для меня это своего рода ритуал, возможность погрузиться в самого себя. А может, таким образом я просто отдаю дань умершим.

Остановившись у окна, я невольно залюбовался видом озера, на которое наверняка с удовольствием смотрели недавно и жертвы. Я успел заметить и запомнить все. И кремово-белые, кричаще-розовые и желтые тона, преобладавшие в номере. И зеркала в рамах с подсветкой. И свежие цветы с фруктами.

Жертвы успели распаковать и разложить по полкам в шкафах свои вещи. Я тщательно их обследовал: платья от Боба Маки, туфли на высоких каблуках от Джимми Чу и Маноло Бланика, пар юбок. Все шикарное, лучшее из лучшего.

О чем они думали меньше всего, так это о скорой смерти.

На туалетном столике лежала пачка пятидесяти— и стодолларовых купюр рядом с билетами в отели-казино «Венецианский» и «Нью-Йорк — Нью-Йорк». Преступники деньги не тронули. Равно как и целый пузырек кокаина в сумке убитой. И пачку «Мальборо лайтс».

Они хотели показать нам, что не интересуются наркотиками? А также деньгами, сигаретами, азартными играми? Что же их увлекает? Только убийства? Только человеческая кровь?

В сумке женщины мы нашли уйму использованных билетиков. Для чего она их оставляла? На память? Билеты на представления в «Серкус-Серкус», на «Фоли-Бержер» в «Тропикане», на шоу Зигфрида и Роя. В сумочке же лежал и наполовину опустошенный флакон духов «Лолита Лемпика».

Мужчина хранил ресторанные счета — из «Серкуса» в «Белладжио»; из «Напы», «Пальм», «Сизар-Палас».

— Счетов и билетов со вчерашнего вечера нет ни у нее, ни у него, — сказал я Кайлу. — Надо бы выяснить, куда они ходили. Убийцы могли повстречать их и завязать с ними дружбу именно там. В номер, во всяком случае, хозяева впустили гостей сами.

Глава 35

В кармане зазвонил сотовый. Черт! Проклятие! И зачем я постоянно таскаю с собой эти ненавистные штуки? Вообще странно: в наши дни жаждой быть найденными в любую минуту и где угодно страдает большая часть здравомыслящих людей!

Доставая телефон, я взглянул на часы. Одиннадцать вечера. Ну и жизнь. Кстати, на данный момент нам удалось выяснить только то, что Дара Грей и Эндрю Коттон ходили вдень убийства в «Рам-Джангл» и в «Мираж» на магическое шоу. Рассказывали, будто во время представления они разговаривали с двумя мужчинами, но описать их никто не смог — в зале было слишком темно. Вот и все, что мы пока разузнали.

На месте преступления в «Белладжио» я находился с раннего вечера. Я был потрясен. Убийцы действовали жестоко, варварски. О подобных нападениях со множеством укусов, произошедших в Париже и Берлине, я читал в газетах, но собственными глазами ничего похожего еще не видывал.

— Алекс Кросс, — произнес я в трубку, поворачиваясь к венецианскому окну, выходившему на озеро и пустыню вдалеке.

Вид успокаивал нервы и резко контрастировал со случившимся вчера в этом номере.

— Это Джамилла. Не спишь?

— Нет, хотя лучше бы спал. Я сейчас на месте преступления. В Лас-Вегасе, любуюсь пустыней. А ты почему до сих пор не спишь?

Я обрадовался возможности поболтать с Джамиллой. Ее голос напоминал о здравомыслии и нормальности. Да она и была здравомыслящей и нормальной. Это я как будто сходил с ума.

— Порой я допоздна засиживаюсь на работе. И занимаюсь делами в тишине и спокойствии. У меня появилась кое-какая информация, Алекс. Касательно нападений и укусов. Хочу поделиться.

По изменившейся интонации ее голоса я понял, что не услышу ничего утешительного.

— Да, Джамилла. Внимательно слушаю.

— В общем, — произнесла она, — я связалась с некоторыми судмедэкспертами из городов, в которых произошли подобные убийства. И выяснила нечто, заслуживающее внимания.

Я слушал не перебивая.

— Специалисты из Сан-Луис-Обиспо и Сан-Диего по-настоящему заинтересованы в успешном завершении расследования и искренне желают помочь. После того как мы произвели эксгумацию в Сан-Луис-Обиспо, Гай Миллнер, медэксперт из Сан-Диего, проделал то же самое в своем городе. Не буду утомлять тебя подробностями прямо сейчас, но, если хочешь, могу переслать все документы по факсу в твой отель.

— Был бы тебе очень признателен.

— Итак, вот что нам удалось выяснить. И в том и в другом случае следы зубов, оставленные на телах жертв, не совпадают с теми, что обнаружили на трупах в Сан-Франциско или Лос-Анджелесе. Укусы нанесены человеческими зубами, Алекс, но не одним и тем же убийцей. Имеющиеся у нас доказательства весьма убедительны. Мы установили, что преступников по меньшей мере четверо. По меньшей мере четверо! На телах обследованных нами жертв оставлены следы зубов четырех человек.

Я напряженно обдумывал полученную информацию.

— Вы обследовали эксгумированные трупы? Неужели человеческие челюсти в состоянии прокусить тело жертвы до кости?

— Да. Это подтвердили все медэксперты. Зубная эмаль — самая твердая ткань человеческого организма. К тому же, как ты знаешь, эти ненормальные нередко поверх настоящих носят фальшивые зубы.

— Клыки?

— Да. На костях жертвы из Сан-Диего оставлены следы, свидетельствующие о том, что их грызли.

— Грызли?

Меня передернуло.

— Да, грызли. То есть кусали с силой, с остервенением несколько раз в одном и том же месте. Само собой, на костях остались отметины. Тому убитому было за пятьдесят, и это в некотором смысле нам помогло: его кости по причине остеопороза оказались менее жесткими и следы зубов на них видны очень отчетливо. Но кому и для чего взбрело в голову грызть кости? Ты можешь мне ответить?

Я задумался.

— Может, убийца решил полакомиться костным мозгом? В нем масса кровеносных сосудов.

— О, Алекс! Точно! — воскликнула Джамилла. — Боже, какое безумие!

Глава 36

Газеты и теленовости буквально пестрели сообщениями об убийстве двух актеров.

У нас мгновенно появилась сотня подсказок, по большей части, к сожалению, указывавших лишь неверное направление. Мы узнали, к примеру, что Дару Грей и Эндрю Коттона видели практически во всех клубах и отелях Вегаса, а работать с такой информацией просто невозможно. Версию о том, что убийц скорее всего несколько групп, мы решили не освещать в прессе. Воспринять подобную новость Калифорния и Невада не были готовы.

Кайл Крэйг решил, что на несколько дней задержится. Я, безусловно, тоже. Нынешнее дело относилось к разряду особо важных, а страсти только разгорались. К расследованию подключилась тысяча сотрудников местной полиции и агентов ФБР.

А убийства больше не повторялись.

Создавалось такое впечатление, что, проявив высочайшую дерзость, преступники взяли и испарились. Или мы просто больше не находили тел.

Я ежедневно разговаривал с бихевиористами из научного отдела ФБР в Квонтико, но никто из них до сих пор не мог дать убийцам ни одной более или менее точной характеристики. Не приходило интересных идей и догадок и в голову Джамиллы.

Мы все как будто зашли в тупик.

А убийцы прекратили убивать.

Почему? Что происходит? Может, их напугало придание делу слишком широкой огласки? Или что-то еще? Куда они исчезли? И сколько их было?

* * *

Спустя некоторое время я начал собираться домой. Кайл не стал возражать. Я отправился в Вашингтон со смешанным чувством радости и дискомфорта. Я ничего не смог сделать, а убийцы спокойно гуляли на свободе, не тяготясь тем, что натворили.

К своему дому на Пятой улице я подъехал в понедельник после обеда. Его фасад показался мне немного обветшавшим, но до боли родным и успокаивающим. Я подумал, что непременно должен заняться ремонтом. И даже обрадовался этой мысли.

Дома не оказалось никого. Ни души. Я отсутствовал целых две недели.

Мне так хотелось преподнести своим появлением сюрприз хотя бы кому-то из детей!.. Ничего не вышло. По всей вероятности, мои домашние куда-то уехали.

Я принялся бродить по дому, рассматривая его, замечая каждое произошедшее в нем за время моего отсутствия изменение.

На детском скутере «Рейзор» сломалось заднее колесо. Хоровой наряд Деймона в полиэтиленовом пакете висел на лестничных перилах.

Я ощущал себя чертовски виноватым, и царившее в доме спокойствие ничуть мне не помогало. Я взглянул на фотографии в рамках на стене. На наш с Марией свадебный снимок. На изображения Деймона и Дженни. На карточку малыша Алекса. И на фотографию хора мальчиков, которую сделал я сам в Национальном соборе.

— "Папа дома, папа дома", — запел я песенку шестидесятых, заглядывая в спальни наверху.

Но никому не было дела ни до моего пения, ни до попыток приподнять себе настроение.

Недалеко от нашего дома располагались Капитолий и Библиотека конгресса. Иногда Нана любила водить туда детей. Может, и сейчас они там?

Я вздохнул и в который раз задался вопросом: не пора ли мне завязать с детективной деятельностью? А впрочем, я твердо знал, что от принятия окончательного решения меня удерживает одно важное обстоятельство: я люблю свою работу. Если не принимать в расчет нынешний проигрыш, я всегда добивался в расследованиях какого-то успеха. За последние два года мне удалось спасти несколько человеческих жизней. ФБР постоянно втягивало меня в распутывание самых сложных преступлений. Я подумал вдруг о том, что просто тешу свое ущемленное самолюбие. И заставил себя отделаться от дурацких мыслей, выбросить их из головы.

Приняв горячий душ, я переоделся в футболку, джинсы и домашние шлепанцы. И почувствовал долгожданное облегчение, будто вернулся наконец в собственную шкуру. В эти минуты я, наверное, даже смог бы убедить себя в том, что ужасные вампиры-убийцы навсегда ушли из моей жизни. По крайней мере мне хотелось верить, что они залезли в свои могилы и больше никогда оттуда не выберутся.

Я прошел в кухню и достал из холодильника бутылку колы. На двери висели придуманные детьми истории — «Межгалактическая встреча» Деймона и «Марина Скарри снова спасает мир» Дженни.

На столе я увидел книгу. «Десять ошибок — и жизнь чернокожей женщины разрушена». Нана опять почитывала легкую литературу. Я заглянул в книгу, боясь прочесть в ней, что одна из ошибок темнокожей женщины — это я.

На застекленной террасе в кресле-качалке Наны спала кошка Рози. Услышав мои шаги, она раскрыла глаза и зевнула, но не спрыгнула и не потерлась о мою ногу. Меня слишком долго не было дома.

— Предательница, — сказал я, подошел и почесал ее за ухом.

Рози не сопротивлялась.

Во дворе послышались шаги, и я поспешил в прихожую, чтобы открыть дверь. И согреться наконец светом всей моей жизни.

Деймон и Дженни уставились на меня и закричали:

— Кто ты такой? И что делаешь в нашем доме?

— Очень смешно, — ответил я. — А ну-ка быстренько обнимите папу! Живо!

Они бросились мне на шею, и от радости у меня зашлось сердце. Я был дома, в лучшем месте на всей земле.

Внезапно на ум пришла кошмарная мысль. Известно ли о моем возвращении Дирижеру? Не опасно ли мне и моей семье находиться в собственном доме?

Глава 37

Когда жить просто и приятно, чувствуешь себя замечательно. Так, наверное, и должно быть. В субботу утром мы с Наной взяли детей и отправились в наше самое любимое во всем Вашингтоне место — комплекс Смитсоновского института. Решение побывать в Смитти, как его с раннего детства называла Дженни, мы дружно приняли всей компанией.

Спор разгорелся лишь по поводу того, куда по приезде в Смитти пойти в первую очередь.

Право выбора мы в конце концов предоставили Нане: ей перед возвращением с маленьким Алексом домой давалась возможность пробыть в Смитсоновском не более двух-трех часов.

— Подожди, я угадаю! — воскликнула Дженни, закатывая глаза. — Музей африканского искусства?

Мама Нана погрозила Дженни пальцем.

— А вот и нет, мисс Всезнайка! Я желаю посетить павильон «Искусство и промышленность». Сегодня мне захотелось туда. Удивлены, юная леди? Думали, Нана — создание занудное и никогда не изменяет своим привычкам?

К разговору подключился и Деймон.

— Нана хочет в «Искусство и промышленность», потому что там показана история развития фотографии. Нам об этом рассказывали в школе. В «Искусстве и промышленности» есть классные снимки темнокожих ковбоев. Верно, Нана?

— Верно, верно. Там можно много чего увидеть, — ответила Нана. — Ты удивишься, Деймон и, быть может, сильнее увлечешься фотографией. И вы тоже, Алекс и Дженни. В нашей семье фотографировать люблю только я.

Итак, первым делом мы отправились в павильон «Искусство и промышленность» и ничуть об этом не пожалели. Фотографии темнокожих ковбоев и многие другие снимки периода Гарлемского возрождения[4] произвели на нас неизгладимое впечатление.

У огромной фотографии с изображением снятых крупным планом нескольких джентльменов в костюмах, галстуках и цилиндрах мы на несколько минут задержались. Подобные вещи навсегда врезаются в память.

— Если бы я увидела таких людей где-нибудь на улице, обязательно сфотографировала бы их, — сказала Дженни.

Из «Искусства и промышленности» по настоянию Дженни мы пошли в планетарий — в четвертый, пятый или даже шестой, а может, и в седьмой раз. Кто считает? Потом мама Нана повезла маленького Алекса домой, а мы отправились в другие залы Национального музея авиации и космонавтики. Эту часть нашей культурной программы Дженни назвала «мальчишеской прогулкой вдоль самолетов и машин».

Но и ей все понравилось. И покачивавшийся над головами аэроплан братьев Райт. И праздничные лучи света, и натянутые вдоль стен белые полотна. И «Брайтлинг-Орбитер-3» — воздушный шар, на котором Бертран Пикар и Брайан Джонс впервые в истории облетели весь земной шар. И «Аполлон-11» — космический корабль, первым доставивший человека на Луну. Кто-то относится к подобным развлечениям весьма цинично, кто-то предпочитает их всем остальным. А я просто уверен, что они помогают жить и доставляют много радости.

Налюбовавшись на авиационные чудеса, Деймон заявил, что хочет пойти в кинозал и посмотреть «Миссию на „Мир“» на огромном экране «ИМАКС».

— Когда-нибудь я тоже полечу в космос, — сказал он.

— Ты уже в космосе, — ответила Дженни.

Из уважения к Нане мы заглянули и в Музей африканского искусства, где дети в который раз с удовольствием поглазели на маски и ритуальные наряды, а в особенности на экспонаты выставки каури — браслеты и кольца. В зале было тихо, просторно, красочно и очень здорово.

Последним мы планировали посетить зал динозавров в Музее естественной истории. Однако, обойдя его, Дженни и Деймон в голос сообщили, что должны непременно увидеть, как ест тарантул, и мы пошли в «Зоопарк насекомых».

На стене, раскрашенной в цвета тропического леса, темнела надпись: «Насекомые в наши дни не населяют Землю, а владеют ею».

— Тебе можно позавидовать, — поддразнила Дженни Деймо-на. — Твои собратья правят миром.

Около шести мы наконец пересекли Медисон-драйв, направляясь к эспланаде. Дети устали и хотели есть. Я тоже. Мы чудесно поужинали в освежающей тени деревьев прямо у подножия Капитолия.

За последние несколько недель это был лучший день в моей жизни.

Сотовый в кармане молчал с утра до самого вечера.

Глава 38

Как уже неоднократно случалось в прошлом, по крайней мере раз двенадцать, Дирижер наблюдал за Алексом Кроссом и его семейством.

Любовь — все равно что ненависть, размышлял он. Странное утверждение, но какое справедливое! Чертовски справедливое. Именно потому жизнь на земле и продолжается, именно это следует усвоить и Алексу Кроссу. Черт! Парень — законченный оптимист!.. Меня его жизнелюбие просто бесит.

Если бы кому-то в голову взбрело изучить прошлое самого Дирижера, тогда все, что происходило с ним до настоящего момента, стало бы этому человеку понятно. На счету Дирижера было невиданное количество убийств, а руководила всеми его поступками лишь жажда преступлений. Продолжалась кровавая история вот уже двадцать восемь лет. За все это время он совершил так мало ошибок, что мог сосчитать их по пальцам одной руки. А причин, заставивших его жить именно так, было несколько:

Нарциссическое расстройство личности.

С этого-то все и началось, этим же обещало и закончиться.

Колоссальное чувство собственной значимости.

Острое желание везде и всюду считаться лучшим, пусть даже абсолютно незаслуженно.

Болезненное увлечение фантазиями о безграничном успехе, о власти, о блистательности и идеальной любви.

Стремление повелевать.

Ради этого он, собственно, и жил.

Неспособность сопереживать.

Выражаясь мягко.

Но, пожалуйста, доктор Кросс, и все остальные, кто занялся бы изучением моей необычной и сложной истории, не забывайте, что речь идет о расстройстве личности. Психоз здесь ни при чем. Я высокоорганизован, может, даже слишком, и умен. Разрабатываю хитроумные планы, желая удовлетворить свою неиссякаемую потребность контроля, конкуренции и критики — так называемых трех "к". Меня почти невозможно вывести из себя.

Наверное, вам захотелось бы задать мне некоторые вопросы:

Живы ли мои родители? Ответ: да и нет.

Был ли я когда-нибудь женат? Ответ: да.

Есть ли у меня братья или сестры? Ответ: еще бы.

Если я женат, имею ли детей? Ответ: два восхитительных американских красавчика. Кстати, я смотрел «Красоту по-американски». Кевин Спейси сыграл в нем классно. Просто слов нет.

Привлекателен ли я или страдаю каким-нибудь небольшим физическим недостатком? Ответ: да и да!

А теперь выполните домашнее задание! Начертите треугольники любви и ненависти в моей жизни, доктор. Вы ведь сами заключены в треугольники. Это ваша семья — Нана, Деймон, Дженни и маленький Алекс. Да все, что вас заботит и тревожит, все, за что, по вашему мнению, вы встанете горой, очерчено чудесными треугольничками. На них-то я и зациклен.

Ну же, начертите их. Пока не стало слишком поздно. Ради себя и меня, ради всех, о ком вы печетесь.

Я стою на Пятой улице, рядом с вашим домом. Войти в него прямо сейчас не составит для меня никакого труда. Я мог бы прикончить вас и в Смитсоновском, в Смитти, как выражается ваша дочь.

Но это было бы слишком просто, чересчур неинтересно и, как я давно пытаюсь вам доказать...

Сотовый в руке Дирижера давно и усердно дозванивался по набранному телефону. Дирижер терпеливо ждал.

В конце концов Кросс ответил.

— Мое чувство собственной значимости раздуто до неимоверных размеров, — сказал Дирижер.

Глава 37

Вернувшись к обычным занятиям в Вашингтоне, я неожиданно превратился в предмет подшучиваний коллег-детективов. Каждый из них считал своим долгом нет-нет да напомнить мне о моей «разросшейся страсти сотрудничать с федералами». О том, что, курсируя по улицам Вашингтона, я размышляю над предложением стать агентом Бюро, никто не знал.

Рабочая неделя прошла незаметно. А вечером в пятницу я поехал на свидание.

Я давным-давно усвоил, что высшим счастьем в моей жизни была женитьба на Марии и рождение детей. Играть в свидания отнюдь не легко в любом возрасте, особенно когда у тебя есть дети, но я чувствовал себя обязанным продолжать эту игру. Мне искренне хотелось опять влюбиться, обзавестись женой, кардинальным образом изменить свою жизнь. Наверное, об этом мечтает большинство нормальных людей.

Мои тетушки постоянно сетовали:

— Бедный Апекс, у него никого нет. Наш мальчик одинок и несчастен.

Назвать их слова справедливыми я — бедный, несчастный мальчик — не мог. Ведь у меня были Деймон, Дженни и Алекс. И Нана, конечно, и куча отличных друзей. Я с легкостью сходился с людьми, как с Джамиллой Хьюз, например. И женщинам вроде бы нравился. Пока.

Мейси Френсис я знал с детства, мы росли с ней в одном районе, после школы она занималась лингвистикой, потом училась в колледже Джорджтаун. Я тоже окончил Джорджтаун, а позднее получил докторскую степень в университете Джона Хопкинса.

Около года назад Мейси вернулась в Вашингтон и устроилась в Джорджтаун преподавателем английской литературы. Мы неожиданно встретились на вечеринке у Сэмпсона и проболтали без остановки, наверное, с час. Я понял, что до сих пор очарован ею, и предложил как-нибудь встретиться.

Вернувшись из безумной поездки в Калифорнию, я позвонил Мейси, и мы договорились выпить чего-нибудь в одном ресторане близ Джорджтауна. А может, и поужинать. На усмотрение Мейси.

Ресторан этот расположен на Тридцать шестой улице. Я приехал первым, Мейси — несколькими минутами позже. Она подошла ко мне, мило чмокнула в щеку, и мы уселись за один из столиков в уютном зале. У меня на щеке еще долго хранилось тепло прикосновения губ Мейси, а в носу стоял цитрусовый аромат ее духов.

На ней были фиолетовая водолазка с высоким воротом, черная, мягко облегающая бедра юбка и замшевые туфли на высоких каблуках. В ушах поблескивали гвоздики с крохотными бриллиантами.

Насколько я помню, Мейси всегда одевалась со вкусом. И всегда выглядела здорово, а я, наверное, всегда это замечал.

— Открою тебе секрет, Алекс, — сказала она, как только мы заказали вино. — Когда я увидела тебя на вечеринке у Джона Сэмпсона, сразу подумала: Алекс Кросс очень похорошел.

Мы оба рассмеялись. У Мейси были ровные белоснежные зубы. И карие умные глаза. Училась она всегда на «отлично».

— Я то же самое подумал о тебе. Как твоя новая работа? Нравится преподавать в Джорджтауне?

Мейси кивнула.

— Мой отец как-то раз сказал: счастлив тот человек, который занимается любимым делом. Если же находятся еще и люди, готовые ему за это платить, можно считать, что совершилось чудо.

Я, по-моему, отношусь к разряду счастливчиков. А у тебя как дела?

— А я, — произнес я со всей серьезностью, — уже не понимаю, люблю ли я свою работу или просто нахожусь от нее в зависимости. А вообще-то в основном меня все устраивает.

— Ты трудоголик? — спросила Мейси. — Только ответь честно.

— О нет... Точнее, может быть... А еще точнее, иногда я действительно страдаю этим недугом.

— Надеюсь, не в данный период? По крайней мере не сегодня вечером?

— Нет, всю прошлую неделю я, можно сказать, отдыхал. А сегодня вечером вообще расслабился. Был бы рад, если бы подобное случалось в моей жизни почаще, — сказал я и рассмеялся.

— Сейчас ты выглядишь вполне довольным, — заметила Мейси. — Хорошо, что мы снова встретились.

Мы продолжали непринужденно болтать. Людей вокруг было немного, и нам ничто не мешало.

— Я навела о тебе справки у подруг, — призналась она хихикая. — Многие из них уверены, что «Алекс Кросс никому недоступен». Одни считают тебя самовлюбленным богачом, другие вообще сумасшедшим. Почему, Алекс?

Я покачал головой.

— Люди обожают давать другим характеристики, меня это всегда смешило. А ведь я до сих пор живу в старом районе... Разве самовлюбленный богач остался бы в Саут-Ист?

Мейси со мной согласилась:

— Вообще-то да, ты прав. Далеко не все понимают, что такое вырасти в Саут-Ист, Алекс. Мои родители назвали меня в честь чертова универмага, представляешь?

— Представляю, я ведь сам из Саут-Ист.

Мы подняли бокалы и рассмеялись.

Пару раз я заговаривал об ужине, но Мейси больше нравилось просто болтать и потягивать вино. Я знаком с шеф-поваром этого ресторана Ри Лакосте, все ее блюда — настоящее объедение. В крабовые пирожные, начиненные фирменным салатом, я просто-напросто влюблен. Мы выпили еще по бокалу вина, и Мейси, опережая меня, заказала третий.

— Точно не хочешь есть? — спросил я немного погодя.

— Я ведь сказала, что не хочу, — ответила она с напряженной улыбкой. — Мне нравится просто сидеть и разговаривать с тобой, а тебе — нет?

Общаться с Мейси доставляло мне удовольствие, но я с самого утра ничего не ел и чувствовал, что если в скором времени плотно не поужинаю, то упаду в голодный обморок. Перед глазами у меня так и стояла большая тарелка с густым наваристым бобовым супом. Я глянул на часы. Половина одиннадцатого. Я задумался о том, до которого часа здесь подают ужин.

Мейси принялась рассказывать о своих замужествах. Ее первый супруг был лентяем и неудачником, второй — молодой парень из Гренады — оказался еще более ужасным типом. Она говорила все громче и громче, и люди уже начали поглядывать в нашу сторону.

— Вот так и получилось, Алекс. А мне уже тридцать семь. Пришлось опять пойти работать, хотя я страшно этого не хотела. Учу первокурсников, пытаюсь впихнуть в них сокровища английской литературы... Должна признаться, это полный кошмар!

Совсем недавно Мейси утверждала, что ей нравится преподавать. Быть может, я неправильно ее понял, или она сказала об этом с сарказмом. Я больше ничего не говорил, сидел и слушал ее бесконечные рассказы. В конце концов Мейси заметила это и положила свою руку на мою. У нее была нежная темная кожа.

— Прости, Алекс, я немного опьянела. И чересчур много болтаю, верно? Извини.

— Мы не виделись целую вечность. Неудивительно, что нам есть о чем поболтать.

Мейси взглянула на меня своими прекрасными карими глазами. Мне стало жаль, что оба ее брака закончились плачевно и что в любви ей довелось хлебнуть немало горя. Мейси, по-видимому, до сих пор страдала.

— Ты и вправду отлично выглядишь, — промолвила она. — И умеешь слушать. Для мужчин это нехарактерно.

— Мне нравится тебя слушать, Мейси.

Она положила руку на мою и легонько царапнула ее ногтями. Мне понравилось. Мейси облизнула верхнюю губу и прикусила нижнюю. Я постепенно начал забывать, что мечтаю о крабовых пирожных и бобовом супе. Мейси спокойно посмотрела мне в глаза.

Мы оба были взрослыми, свободными людьми, к тому же меня многое привлекало в этой женщине.

— Я живу недалеко, Алекс, — сказала она. — Я редко на подобное отваживаюсь, но... Пойдем ко мне. Просто проводи меня домой.

До дома Мейси, удаленного от ресторана на десять небольших кварталов, мы шли пешком. Мейси немного покачивало, а разговаривала она протяжно и нечетко. Я обнял ее, чтобы не дать ей упасть.

Ее квартира располагалась на первом этаже и была обставлена минимумом мебели. У одной из светло-зеленых стен стояло черное лакированное пианино, над ним висела помещенная в рамку журнальная статья о Руди Кру. Я прочел его слова, выделенные жирным шрифтом: «Образование — распределение знания... Кому именно передать его — важнейший вопрос педагогов нашей страны».

Несколько минут мы с Мейси обнимались на диване в гостиной. Я прикасался к ней и целовал ее с большим наслаждением. Однако чувствовал некий дискомфорт и сознавал, что должен уйти. По крайней мере сегодня нам не следовало вступать в близкие отношения. Мейси была немного не в себе.

— Найти хорошего парня чертовски трудно, — проговорила Мейси, прижимаясь ко мне. Она до сих пор растягивала слова. — Если бы ты только знал, если бы знал... Все так паршиво, просто ад какой-то.

Я прекрасно знал, что найти подходящего спутника жизни неимоверно трудно. Но поддерживать разговор не стал, решив, что лучше сделаю это как-нибудь в другой раз.

— Мейси, я, пожалуй, пойду. Я очень рад, что мы снова увиделись, и мне понравился этот вечер.

— Так я и думала! — взорвалась Мейси. — Ну и уходи, Алекс. Иди же! Я больше не желаю тебя видеть!

Прежде чем ее глаза наполнились гневом, в них промелькнуло нечто восхитительное, почти непреодолимое. Промелькнуло и исчезло. Может, бесследно, а может, и нет. В следующее мгновение Мейси разразилась слезами, и я понял, что попытка успокоить ее не приведет сейчас ни к чему хорошему. А унижаться я не желал.

Поэтому просто ушел из этой квартиры с лакированным пианино и мудрой цитатой Руди Кру. Сойтись с Мейси Френсис у меня не получилось. Во всяком случае, сейчас.

Какой печальный вечер.

Найти хорошую подругу тоже чертовски трудно, Мейси.

Боже, как я ненавижу свидания.

Глава 40

Воспоминания о проведенном с Мейси Френсис вечере не давали мне покоя несколько дней, прокручивались в голове снова и снова, будто навязчивая тоскливая мелодия. Я не ожидал, что все закончится именно так, и тяготился преследовавшими меня видениями и чувствами. Перед глазами еще долго стоял взгляд Мейси, исполненный душераздирающей боли, незащищенности и гнева, от которых очень сложно избавиться.

В среду вечером после работы я предложил Сэмпсону что-нибудь выпить. Мы договорились встретиться в баре «Марк», местной забегаловке в паре кварталов от Пятой улицы. Потолок там жестяной, полы дощатые, стойка — из старого обшарпанного дерева, а вентилятор вращается очень медленно, будто ленится набрать обороты.

— Черт! — воскликнул Сэмпсон, явившись в бар. Я сидел за одним из столиков с кружкой пива в руке и рассеянно пялился на старинные настенные часы. — Надеюсь, ты не обидишься, если я честно скажу: хреново выглядишь, дружище. Как ты спишь? И наверняка до сих пор один, верно?

— Я тоже рад тебя видеть. Присаживайся, выпей пивка.

Сэмпсон сел, положил мне на плечо свою гигантскую руку и обнял меня, будто я был его ребенком.

— Что, черт возьми, с тобой творится, а? — спросил он.

Я покачал головой.

— Точно не знаю. Операция на Западном побережье закончилась ничем. А меня страшно вымотала. О смерти Бетси Кавальерр до сих пор ничего не известно. В довершение всех бед недавно я сходил на свидание, которое напрочь отшибло у меня охоту общаться с женщинами.

Сэмпсон кивнул.

— Слова этой безрадостной песни, по-моему, мне знакомы.

Он заказал у бармена, бывшего копа, нашего общего знакомого по имени Томми Дефео, кружку «бада».

— Дело, которым я занимался в Калифорнии, закончилось полным кошмаром, Джон. Убийцы исчезли. Как будто растворились. Раз — и все. А у тебя как дела? Выглядишь отлично.

Сэмпсон поднял указательный палец и направил его прямо мне в лоб.

— Я всегда отлично выгляжу. Так надо. И пожалуйста, не пытайся уйти от темы. Мы пришли сюда не для того, чтобы трепаться обо мне.

— О, черт! Ты ведь знаешь, я терпеть не могу разглагольствовать о своих проблемах. Расскажи что-нибудь о себе.

Я засмеялся, однако Сэмпсон меня не поддержал.

— Из тебя мог выйти неплохой психолог, — заметил я.

— Кстати, о врачах. Когда в последний раз ты виделся со своей чудесной докторшей?

Адель Файналли — мой психиатр. Сэмпсон тоже бывал у нее на приемах. Она умеет помочь. Мы оба в этом убедились. И он, и я от нее в восторге.

— Я не хочу с ней больше видеться. Она заявила, что я недостаточно стараюсь, не желаю бороться со своей болью. Что-то в этом духе.

Сэмпсон кивнул и едва заметно улыбнулся.

— А почему она так сказала?

Я скорчил гримасу.

— Понятия не имею.

Я сделал очередной глоток «фогги-боттом». Пиво довольно неплохое, и потом, я всегда предпочитаю оставаться верным местному производителю.

— Короче, когда я начинаю копаться в своей треклятой боли, сразу сталкиваюсь лоб в лоб с конфликтом между работой и образом жизни, который хотел бы вести. Недавно, находясь в Калифорнии, я пропустил еще один концерт Деймона.

Сэмпсон потрепал меня по плечу.

— Ну, это еще не конец света. К тому же Деймон прекрасно знает, что за его маленькую задницу ты горы своротишь, что ты любишь и его, и Дженни, и Алекса. На подобные темы мы время от времени толкуем с твоим маленьким парнем. Он все понимает.

— А может, беда в том, что за последние несколько лет мне довелось повидать чересчур много мерзости? Я как будто становлюсь другим...

Сэмпсон кивнул в знак согласия, мой вывод показался ему убедительным.

— Похоже, ты выбился из сил.

— Знаешь, никак не отделаюсь от ощущения, будто я застрял в кошмарном сне и никогда из него не выберусь. Вокруг так и вьется немыслимое количество ужасных совпадений. Дирижер не оставляет меня в покое, изводит угрозами. Ума не приложу, как остановить это безумие.

Сэмпсон пристально посмотрел мне в глаза, буквально впился в них взглядом.

— Ты сказал, вокруг тебя кружат совпадения, детка. А ведь ты не веришь в совпадения.

— Потому-то и напуган до смерти. По правде говоря, мне кажется, что за мной следят, и следят давно. Кто бы это ни был, он гораздо страшнее вампиров. Этот чокнутый все время достает меня звонками, Джон. Каждый день. Практически каждый день. Установить звонящего не получается, ты сам знаешь.

Сэмпсон потер лоб.

— Честно говоря, я тоже напуган. Кому понадобилось следить за тобой? Кто отважился устроить охоту на первого врага убийц? Наверное, какой-то дурак.

— Поверь мне, — ответил я, — он далеко не дурак.

Глава 41

Мы с Сэмпсоном просидели в «Марке» гораздо дольше, чем планировали. Вышли оттуда около двух ночи, перед самым закрытием, выпив невероятное количество пива. И я, и он мыслили настолько ясно и здраво, что за руль не сели и оставили машины на стоянке. Домой по залитым серебряным сиянием луны улицам мы отправились пешком. Мне вспомнились далекие дни нашей прошедшей в Саут-Ист юности, когда и я, и Джон ходили вот так же, пешком. Возможно, обладай я тогда меньшим задором, меньшим запасом энергии, ездил бы повсюду на общественном транспорте.

Доведя меня до дома, Сэмпсон пошел дальше, в сторону Нейви-Ярд, где он жил.

Рано утром на следующий день перед отправлением на работу мне следовало сходить за машиной. Выпив половину приготовленного Наной кофе, я посадил малыша Алекса, который уже не спал, в коляску и вместе с ним пошел к стоянке у «Марка».

Воздух был чистый и прозрачный, вся округа в этот ранний час выглядела умиротворенной и безмятежной. Здорово. Я прожил на Пятой улице тридцать лет, переехал сюда вместе с Наной из ее старого дома на Нью-Джерси-авеню. Я люблю свой район, он — родной дом для семьи Кроссов. Не знаю, смогу ли я когда-нибудь уехать отсюда.

— Вчера вечером папа беседовал с дядей Джоном, — разговаривал я с малюткой-сыном, толкая перед собой его бело-голубую коляску.

Проходившая мимо нас симпатичная женщина с умилением улыбнулась. Наверное, приняла меня за лучшего в мире папашу, вышедшего на прогулку с ребенком аж в семь утра. А может, ничего подобного она обо мне и не подумала, но пофантазировал я с большим удовольствием.

Малыш Алекс был слишком внимательным для своих девяти месяцев: он с интересом наблюдал за попадавшимися ему навстречу людьми, за машинами, за проплывавшими над его головенкой облаками. Гулять в коляске доставляло ему очевидную радость, а мне нравилось везти Алекса перед собой и разговаривать с ним или напевать ему детские песенки.

— Видишь, как ветер играет с листвой? — произнес я, и Алекс посмотрел наверх, как будто в точности уловил смысл моих слов.

Определить, насколько хорошо Алекс меня понимает, практически невозможно, но реагирует он на каждую мою фразу. Точно так же взрослели и Деймон с Дженни, только Дженни в младенчестве еще и беспрестанно что-то лепетала. Она и по сей день обожает поговорить, любая беседа завершается у нас ее словами или словами Наны, в этом они очень похожи. Такой же была и мать Дженни, моя жена Мария.

— Мне нужна твоя помощь, дружок, — сказал я, приостанавливаясь.

Алекс задрал и повернул голову и улыбнулся мне чистой прекрасной улыбкой. Конечно, пап. Можешь на меня рассчитывать.

— Был бы очень тебе признателен, если бы в течение некоторого времени ты уделял мне побольше внимания. Ты даришь мне нечто бесценное, понимаешь?

Алекс продолжал улыбаться.

Разумеется, пап. Никаких проблем. Я к твоим услугам.

— Хороший мальчик. Я знал, что могу на тебя положиться. Просто веди себя так же, как всегда. Я люблю тебя.

Я разговаривал с сыном до самой остановки, но в какой-то момент к чувству радости в моей душе невольно примешались отголоски ощущений вчерашнего вечера. И меня обдало неприятной прохладой, будто свежим туманом с реки Анакостия.

Совпадения, вспомнил я. Убийственные злоключения, не дающие мне покоя вот уже два года подряд. Смерть Бетси Кавальерр. Дирижер. Вампиры.

Я хотел убежать от навязчивых мыслей. Я нуждался в глотке чистого воздуха.

Приехав на работу, я получил еще одно жуткое известие. Вампиры опять напали на людей, при этом вновь немного изменив правила игры.

Дело приняло очередной неожиданный поворот.

Убийство произошло в Чарлстоне, штат Южная Каролина.

Подонки вернулись на Восточное побережье.

Часть третья

Убийство на юге

Глава 42

В Чарлстон я прилетел на следующий день около десяти утра. О произошедшем здесь убийстве уже трубили на каждом углу первые полосы «Пост», «Курьер» и «Ю-Эс-Эй тудэй».

Войдя в светлый, просторный, превращенный в источник постоянного дохода аэропорт, я сразу же почувствовал скопившиеся там неуверенность и страх. Попадавшиеся навстречу люди явно нервничали и осторожничали, а по виду некоторых было видно, что прошлой ночью их терзали кошмары или бессонница.

Наверняка народ считал, что раз уж преступники не побоялись напасть в самом сердце Чарлстона, то запросто отважатся на убийство и здесь, в зале ожидания или в кафетерии аэропорта. Чувствовать себя в безопасности не мог никто и нигде.

Я взял напрокат машину и направился в город, к озеру Колониал-лейк. Именно там приблизительно в шесть часов вчерашнего утра убили вышедших на пробежку мужчину и женщину. Они поженились всего четыре месяца назад. Схожесть этого случая с преступлением в «Золотых воротах» повергала в ужас.

Никогда раньше мне не доводилось бывать в Чарлстоне, но я прочел несколько книг об этом городе. Чарлстон незамедлительно очаровал меня своей красотой. Когда-то давно это место славилось несметными богатствами, стекавшимися к здешним жителям благодаря хлопку, рису и, разумеется, рабам. Риса здесь выращивалось огромное количество, однако наиболее доходным бизнесом была продажа привозимых в порт Чарлстона и распродаваемых по всему Югу невольников. Богатые плантаторы частенько возвращались с плантаций в свои дома в Чарлстоне, где устраивали шикарные балы, концерты и маскарады. Сюда же, в порт Чарлстона, завезли когда-то и кому-то продали предков мамы Наны.

Я остановил машину на автостоянке на Бэуфейн-стрит — чудесной улице, застроенной домами в викторианском стиле. Некоторые из них окружали английские сады. В подобном месте не должно происходить леденящих кровь убийств, слишком уж оно красивое, чересчур идиллическое. Что привело сюда преступников? Любовь к прекрасному или, быть может, ненависть? Какую извращенную теорию пытались они доказать нам каждым последующим убийством? Что за мрачные фантазии витали в их воображении? Что за безумные мечты?

Если в других районах Чарлстона люди терзались страхами и подозрениями, то здесь, близ Колониал-лейк, пребывали в состоянии, близком к панике. Прохожие шли мимо друг друга с напряженными, хмурыми лицами, ничто не напоминало об улыбках и присущем южанам гостеприимстве.

Я оставил для Кайла сообщение, попросив его встретить меня у озера. Колониал-лейк окружали широкие аллеи и скамейки из кованого железа. Еще вчера утром этот дивный уголок наверняка смотрелся волшебно и казался совершенно безопасным. Сегодня вокруг перекрестка улиц Бэуфейн и Ратледж желтела яркая лента, обозначая место преступления. Тут и там по парку расхаживали копы, пристально вглядываясь в лица прохожих, как будто полагая, что убийцы вернутся.

Увидев наконец Кайла под раскидистым высоким деревом, я зашагал к нему. Утро выдалось теплым, но с океана дул пропахший солью и рыбой бриз. На Кайле были обычный серый костюм, белая рубашка и неприметный синий галстук. Сегодня он сильнее, чем всегда, походил на драматурга и на актера Сэма Шеппарда. То есть выглядел осунувшимся, утомленным и почти настолько же измученным, каким себя чувствовал я. Очевидно, эти убийства окончательно его доконали. Или не убийства, а что-то еще.

— Судя по всему, вчера было такое же утро, хотя они напали на бедную парочку не в это время, а гораздо раньше, — сказан я, приближаясь к Кайлу. — Неужели никто ничего не видел? Ни единого свидетеля в таком районе?

Кайл вздохнул.

— На самом деле кое-кто видел, как из парка торопливо выходили двое мужчин. Один старик восьмидесяти шести лет. По его словам, он заметил кровь на одеждах этих типов, но решил, что ему показалось. Этот же старик и обнаружил тела.

Я еще раз огляделся по сторонам. Ярко светило солнце, и мне пришлось прикрыть рукой глаза. Деревья с чирикающими на ветвях птицами были посажены не густо, и вся округа отлично просматривалась.

— Они сделали это при свете солнца, — пробормотал я. — Вампиры.

Кайл удивленно взглянул на меня.

— Ты что, поверил в вампиров?

— Я поверил в существование людей, которые живут по вам-пирским законам, — ответил я. — Некоторые из них убеждены в том, что они настоящие вампиры, многие из подражателей даже носят острые искусственные зубы. Они опасны. Встречаться с оборотнями мне еще не доводилось, но их-то наверняка не существует. В противном случае наш свидетель увидел бы не двух мужчин, выбегающих отсюда, а пару крыс. Я пытаюсь пошутить, Кайл. Что еще заметил тот старик?

— Ничего особенного. Он говорит, эти двое — молодые, им лет по двадцать, а может, по тридцать. Сам понимаешь, нам столь расплывчатое описание ни капли не поможет. Шли они торопливо, но вроде ни о чем не беспокоились и ничуть не смутились, увидев его. Бедняге восемьдесят шесть лет, Алекс. Старик обескуражен обрушившимся на него потоком внимания.

— Кем бы ни были убийцы, они беспредельно смелы. Или глупы. Интересно, те же это ублюдки, за которыми мы гонялись по Калифорнии и Неваде?

Кайл немного оживился. Он явно хотел сообщить мне что-то еще.

— Мои люди в Квонтико опять полночи не спали, Алекс. Они подняли полдюжины дел о нераскрытых преступлениях, совершенных на Восточном побережье в прошлом, которые тем или иным образом могут быть связаны с нашими нынешними делами.

— Когда произошло первое из этих преступлений? — спросил я.

— Хороший вопрос. Все началось очень давно, Алекс. Никому не приходило в голову сопоставлять эти происшествия, пока ими не занялись мы. Первое преступление совершено одиннадцать лет назад.

Глава 43

В тот вечер мы с Кайлом ужинали в Чарлстоне с нашей общей приятельницей. Столик в «Гриле» на Норт-Тайрон заказал Кайл.

Кейт Мактирнан почти не изменилась с тех пор, как судьба свела нас с ней в Северной Каролине во время операции по поимке Казаковы. Когда убийца Казанова похитил Кейт из ее собственного дома недалеко от Чапел-Хилл, он был уверен, что она — первая красавица среди южанок.

Кейт обладала не только привлекательной наружностью, но и незаурядным умом. Она работала врачом-педиатром и подумывала о карьере хирурга. Когда Кейт подошла к нашему столику, мы с Кайлом увлеченно разговаривали — рассуждали о том, в какую сторону в нынешнем расследовании нам следует двигаться.

— Привет, ребята!

Лицо Кейт обрамляли блестящие каштановые волосы — теперь более длинные, чем прежде. У нее были темно-голубые сияющие глаза, потрясающая фигура и чуткая добрая душа.

— Забудьте о делах, — сказала Кейт. — Вы чересчур много работаете, мальчики. А сегодня нам положено как следует отдохнуть.

Увидев ее, я и Кайл, как два болвана, вскочили со стульев и по-идиотски заулыбались. Мы прошли вместе очень серьезные испытания и выжили, чтобы вновь встретиться. Например, сегодня в Чарлстоне за хорошим ужином.

— Какое приятное совпадение. Я приехала сюда на медицинскую конференцию, как раз когда и вы оказались в Чарлстоне, — заметила Кейт, подсаживаясь к нам.

— Алекс не верит в совпадения, — ответил Кайл.

— Ладно, будем считать, что мы трое очутились в этом городе благодаря силе провидения, — произнесла Кейт улыбаясь.

— Похоже, ты в прекрасном расположении духа, — заметил Кайл.

Сам он тоже повеселел.

— Вечер такой замечательный, мы снова встретились — само собой, я чувствую себя отлично. И потом, у меня действительно прекрасное настроение. Следующей весной я выхожу замуж. Томас буквально пару дней назад сделал мне предложение.

Кайл выдавил из себя слова поздравления, а я подозвал официанта и заказал бутылку шампанского, чтобы отметить столь знаменательное событие. В течение нескольких последующих минут Кейт рассказывала нам про своего Томаса, который владел и управлял книжным магазином, специализировавшимся на весьма занудной литературе. А еще этот тип писал пейзажи и, по мнению Кейт, с тем, и с другим своим занятием справлялся исключительно успешно.

— Быть может, я сужу о нем необъективно, но я чрезмерно разборчива, поэтому думаю, что он действительно талантлив. И человек потрясающий. Как поживают Нана и ребятишки? А Луиза, Кайл? — спросила Кейт. — Ну же, рассказывайте. Я так соскучилась.

Когда ужин подошел к концу, у всех нас было замечательное настроение. Шампанское и приятные разговоры сделали свое дело. Я и раньше замечал, что у Кейт особый дар веселить окружающих, даже Кайла, который в основном не любил компании. Он весь вечер не сводил с Кейт глаз.

Около одиннадцати мы вышли из ресторана и обнялись на прощание.

— Вы оба должны приехать ко мне на свадьбу, — заявила Кейт, притопывая ножкой. — Кайл возьмет с собой Луизу, а Алекс — свою новую любовь. Договорились?

Мы дали Кейт обещание явиться на ее свадьбу. Другого выбора у нас не было. Она зашагала к автомобилю, синему «вольво».

— Я в восторге от нее, — не удержался я от признания.

— Я тоже, — сказал Кейт, глядя в сторону Кейт до тех пор, пока ее машина не тронулась с места и не исчезла из виду. — Таких мало.

Глава 44

Мы складывали воедино все, что имели, наконец-то начиная приходить к кое-каким выводам. Я отчаянно надеялся, что в скором времени частички мозаики под названием «вампиры» лягут в наших руках на нужные места. К полудню следующего дня мы получили списки двенадцати восточных городов, в которых начиная с 1989 года были убиты и искусаны люди. Я выписал названия на отдельный лист бумаги и долго на них смотрел. Что объединяло эти города?

Атланта

Бирмингем

Чарлстон

Шарлотт

Шарлоттсвилл

Гейнсвилл

Джексонвилл

Новый Орлеан

Орландо

Ричмонд

Саванна

Вашингтон, округ Колумбия

Количество городов ужасало. Еще больше пугал тот факт, что цепочка убийств, совершенных в них, тянулась более десятилетия.

Я составил другой перечень: выписал названия мест, где предполагаемые вампиры напали на людей, но не убили их. Вырисовавшаяся картина подействовала на меня угнетающе. В голове закружили мысли о существовании такой тайной организации, разоблачить деятельность которой просто невозможно.

Нью-Йорк

Бостон

Филадельфия

Питсбург

Виргиния-Бич

Уайт-Плейнс

Ньюберг

Трентон

Атланта

Ньюарк

Атлантик-Сити

Томс-Ривер

Балтимор

Принстон

Майами

Гейнсвилл

Мемфис

Колледж-Парк

Шарлоттсвилл

Рочестер

Буффало

Олбани

Отдел насильственных преступлений ФБР в Квонтико работал чуть ли не круглосуточно. Мы с Кайлом почти не сомневались в том, что в скором времени всплывут и другие преступления, связанные с нападением вампиров, возможно, датированные более ранними, чем восемьдесят девятый, годами.

В Атланте, Гейнсвилле, Новом Орлеане и Саванне вампиры давали о себе знать по крайней мере дважды, причем в разные годы. Шарлотт, штат Северная Каролина, пострадал особенно: в нем, по нашим подозрениям, в 1989 году совершилось целых три вампирских убийства. Не исключалась такая вероятность, что именно в Шарлотте эта кровавая река и взяла начало.

ФБР разослало агентов по двенадцати городам, в которых от рук вампиров погибли люди, а в Шарлотт, Атланту и Новый Орлеан — представителей службы особого назначения.

Мое расследование в Чарлстоне, не увенчавшееся особенными результатами, подходило к концу. О предполагаемом существовании вампирской организации еще не знали ни телевизионщики, ни пресса. Следовало сохранять эту версию в секрете максимально долгое время.

В тот вечер я наведался в «Спуки-Тус» — единственный в Чарлстоне клуб, где собирались любители готики и подражатели вампирам. Я выяснил, что тусуются там в основном подростки — учащиеся средних школ и студенты колледжей. Удалось побеседовать с владельцем клуба, а также с некоторыми из здешних завсегдатаев. Они вели себя агрессивно и беспокойно, но на подозреваемых в убийствах никак не тянули.

На следующий же день я отправился назад в Вашингтон. А вечером к семи тридцати поехал с Наной, Дженни и маленьким Алексом на концерт хора мальчиков.

Пел хор великолепно, лучше, чем когда бы то ни было. Деймон выступал в числе солирующих певцов. Его голос буквально зачаровал меня.

— Теперь ты понимаешь, как много потерял? — наклонившись ко мне, тихонько спросила Нана.

Глава 45

На Юге Уильям и Майкл блаженствовали. Юг был диким и вольнолюбивым, точно таким же, как оба брата. А их планы здесь с успехом претворялись в жизнь.

Они приехали в Саванну, штат Джорджия. Уильям приостановил фургон у парка «Колониальное кладбище» и направился дальше, к Аберкорну, затем свернул на Перри-стрит и, полюбовавшись на площади Чиппева и Орлеан, сказал Майклу:

— Саванна стоит на покойниках. Большую часть этого портового города возвели на кладбищах.

Гражданская война обошла Саванну стороной, поэтому до наших дней из множества других южных городов она сохранилась в лучшем виде.

Уильяму Саванна пришлась по душе, и он радовался, что выбрать следующую жертву они должны среди жителей именно этого города. Предвкушение пищи и мысль о необходимости выполнить здесь очередной этап возложенной на них миссии грели ему сердце. Увидев здания исторического района, Уильям очнулся от дум и понял, что перестал обращать внимание на названия улиц.

Этот уголок Саванны радовал глаз обилием величественных построек в феодальном стиле, церквей девятнадцатого века, причудливыми металлическими декорациями с завитками и греческими мотивами, морем цветов. Уильям с восхищением рассматривал знаменитые старинные здания: Грин-Мелдрим, Гамильтон-Тернер, первый дом Джо Одома.

— Как красиво и элегантно, — сказал Уильям брату. — В таком районе и я не прочь поселиться. Как думаешь, у нас когда-нибудь появится постоянный дом? Ты хотел бы в один прекрасный день где-нибудь осесть?

— Я помираю с голоду. Давай осядем как можно быстрее, — ответил Майкл смеясь. — Осядем и попразднуем, взяв лучшее, что в Саванне имеется.

Уильям остановил фургон на улице Уэст-Бэй. Они с Майклом выпрыгнули на дорогу и принялись разминаться. Их внимание привлекли две девушки в футболках с эмблемами Саваннского колледжа изобразительных искусств и дизайна. В коротких джинсовых юбках, девушки прогулочным шагом приближались к фургону. У обеих были длинные стройные ноги, чудесный загар, и, казалось, ни ту ни другую ничто не волнует.

— Можно сдать вам кровь? — с чарующей улыбкой спросила та девушка, что пониже, лет шестнадцати-семнадцати. Над губой у нее поблескивали гвоздики с камнями, а цвет волос напоминал вишневый мусс «Джелло».

— А ваша кровь вкусная? — спросил Майкл, глядя ей прямо в глаза.

— Еще бы! Я вся вкусная. — Девушка посмотрела на подругу. — Правда ведь, Карла?

Карла кивнула, закатывая зеленые глаза.

Уильям изучил обеих внимательным взглядом и решил, что в Саванне стоит поискать что-нибудь поинтереснее. Эти дешевки недостойны его и Майкла.

— Простите, сейчас мы заняты, — сказал он и мило, даже обольстительно улыбнулся. — Может, чуть позднее, например, сегодня вечером. Как вы на это смотрите?

Менее высокая из девушек фыркнула:

— Мы просто заговорили с вами, не делая никаких намеков. Уильям лениво провел рукой подлинным светлым волосам.

— Я так и подумал. Я тоже не делаю никаких намеков. Что плохого в том, что мне захотелось познакомиться поближе с двумя красивыми девчонками? Было бы здорово, если бы вы действительно пришли сюда попозже, заодно мы и кровь бы у вас взяли.

Уильям и Майкл решили прогуляться к прибрежной зоне реки Саванна. Ни грузовые корабли, ни буксиры, ни украшенный цветными гирляндами прогулочный катер на воде, ни даже бронзовая статуя — возвышавшаяся над берегом молодая женщина с застывшей в прощальном взмахе рукой — все это не интересовало братьев. Их внимание сосредоточилось на изучении прогуливающихся у реки мужчин и женщин, на поиске жертвы, несмотря на то что напасть на нее прямо здесь и сейчас грозило опасностью. А людей тут было видимо-невидимо, в том числе и весьма привлекательных.

— Надо кого-нибудь выбрать. Возможно, прямо в этом чертовски милом прибрежном парке, — сказал наконец Уильям.

— Попробовать вот этого я не отказался бы, — произнес Майкл, указывая на стройного парня в черной футболке и голубых джинсовых шортах. — А может, лучше вон того? — спросил он, кивая на очаровательного двухгодовалого малыша в песочнице. — Надеюсь, от него не воняет сладким, как от остальных здесь присутствующих. У меня от этого запаха голова идет кругом.

Уильям улыбнулся.

— Это запах конфет. Барбекю, полагаю, тут тоже готовят отлично. С особыми приправами.

— Жилистой говядины или свинины я не желаю, — запротестовал Майкл, морща нос.

— Ладно, — ответил Уильям. — Говори, чего хочешь.

Майкл сделал выбор.

— Превосходно, — прошептал Уильям.

Глава 46

Безумие продолжалось. Очередное убийство в вампирском стиле произошло в Саванне. Мы с Кайлом срочно вылетели в Джорджию на блестящем черном вертолете «Белл-Джет» — Дарт Вейдер от такого пришел бы в полный восторг. Кайл решил как можно скорее взять расследование под личный контроль.

Даже с воздуха портовый город смотрелся восхитительно. Его чудесные особняки, старомодные и изящные торговые улицы и река Саванна, вьющаяся по желто-золотистым топям, мгновенно завладевали сердцем приезжего. Почему убийцы выбирают для своих черных дел именно такие места — людные и красивые? На то определенно была причина, додуматься до которой у нас никак не получалось. Подонки разыгрывали какой-то сложный спектакль или дикую фантазию. Что за фантазию, черт побери?

Седан ФБР незамедлительно отвез нас к собору Святого Иоанна Крестителя — церкви на Ист-Харрис, в историческом районе города. Повсюду у построенных до Гражданской войны домов дежурили полицейские машины. И кареты «скорой помощи».

— Мы расставили посты на всех дорогах, ведущих в Саванну, — сообщил Кайл, когда, огибая автомобиль за автомобилем, мы подъезжали к церкви. — Это преступление — самое зловещее и странное в Саванне с момента выхода книги Джона Берендта, точнее с момента совершения убийства, побудившего его эту книгу написать. Не исключено, конечно, что туристов теперь повалит сюда еще больше, а вампирская выходка окажется достойной конкуренткой «Полуночи в саду добра и зла».

— Вряд ли многие мечтают попасть сейчас сюда на экскурсию — ответил я. — Что происходит, черт возьми? Ублюдки действуют прямо у нас под носом, Кайл, и явно что-то этим доказывают. Убийства совершаются в чудеснейших из городов — в общественных парках, роскошных отелях, даже в соборе. Им хочется, чтобы их сцапали? Или они считают себя неуловимыми?

Кайл взглянул на шпили собора.

— Возможно, и то и другое. А в целом я с тобой согласен. Эти подонки не ведают страха. Почему, я никак не могу понять. Потому-то постоянно и обращаюсь к тебе. Ты мастер разгадывать подобные загадки, у тебя одного получается додуматься, как именно работают искаженные мозги этих тварей.

Весь день меня преследовала мысль, что убийцы желают быть пойманными.

Почему они хотят попасться?

Глава 47

Мы с Кайлом вышли из седана и торопливо направились к собору Святого Иоанна Крестителя. На куске сине-белой материи над главным входом было написано: «Единая вера, единая семья».

Два шпиля собора, высясь над городом, устремлялись в самое небо. Величественные арки и замысловатые узоры, великолепные окна из цветного стекла, алтарь из итальянского мрамора — церковь была построена в стиле французской готики. Я рассмотрел в ней каждую мелочь, обратил внимание на все детали, но вычислить пока ничего не мог.

Убитого обнаружили менее двух часов назад. Мы с Кайлом поднялись в воздух буквально через несколько минут после получения известия от саваннской полиции. В теленовостях о произошедшем уже трезвонили по всем каналам.

В нос ударил сладкий запах фимиама. Я увидел жертву, едва войдя в собор. Из груди вырвался приглушенный стон, а в желудке закрутило. Я знал из отчетов, что жертвой стал студент университета Джорджии, специализировавшийся на истории искусств, двадцати одного года. Звали его Стивен Фентон. Преступники не тронули ни бумажник Фентона, ни деньги. Забрали только рубашку.

Собор был просторным и мог вместить около тысячи человек. Солнечный свет, проникая внутрь сквозь цветные стекла, покрывал церковный пол причудливыми картинами. Еще не приблизившись, я заметил, что шея убитого сильно разорвана. У него были загорелая кожа и атлетическая фигура, как и у всех остальных жертв. Лежал Фентон прямо у изображения распятого Иисуса. На полу темнела кровь, но ее было не так много.

Неужели они пили кровь прямо здесь, в соборе? Из желания посвятотатствовать? Или из каких-то религиозных соображений?

Мы с Кайлом подошли к телу одновременно. Я заметил приготовленный для трупа мешок и раздражение на лицах представителей следственно-оперативной группы полиции Саванны. По-видимому, им хотелось побыстрее покончить с этим делом и уехать отсюда. Мы и судмедэксперт, обследовавший тело, задерживали их.

Я и Кайл присели на корточки и склонились над убитым. Я натянул резиновые перчатки. Кайлу они не требовались — на местах преступления он почти никогда ни к чему не прикасался. Я не раз задумывался почему, хотя знал, что Кайл и без этого прекрасно обходится.

Да, мы оба считались профессионалами. Почему же сейчас позволяем преступникам неистовствовать и ничего не можем предпринять? Этот вопрос меня буквально изводил, на каждом последующем месте преступления звенел в голове все настойчивее и настойчивее.

— Преступники весьма импульсивны, — сказал я Кайлу. — Скорее всего им нет и тридцати, а может, всего по двадцать. Не удивлюсь, если узнаю, что они вообще подростки.

— И я не удивлюсь. Их дерзости нет предела, — тихо ответил Кайл, осматривая раны на теле студента. — Создается такое впечатление, что это не люди, а выпущенные на волю дикие звери. Как тот тигр в Калифорнии. Теперь они беснуются на Восточном побережье. Наша главная проблема в том, что мы не знаем, когда именно вся эта каша заварилась, сколько в ней участников и где они прячутся — в Штатах или в другой стране.

— М-да, у нас три проблемы. Три вопроса, ответы на которые нам до сих пор не известны. Твои люди продолжают беседовать с завсегдатаями готических и вампирских клубов? Лопатить Интернет? Кто-то что-то наверняка слышал...

— Если и так, нам твой «кто-то» ни о чем рассказывать не собирается. Более трех сотен моих агентов посвящают этим занятиям все свое время, Алекс. Предпринимается все возможное.

Я взглянул на изображение Иисуса. Его только сняли с креста, он лежал на коленях матери. Распятие. Мучение и боль. Смерть. Кровь. Имело ли это совпадение какой-то смысл? Быть может, говорило о вечной жизни? Я погрузился в раздумья. Питер Уэстин из Санта-Барбары заявил, что вампиры — люди высокодуховные. Относится ли преступление к разряду ритуальных, или оно совершено из других соображений? Может, мне следует встретиться с Питером Уэстином еще раз? Ему известно о вампирах больше, чем кому угодно другому.

На жертве были брюки цвета хаки и новые кроссовки «Ри-бок». Я осмотрел рану на шее, следы от укусов на левом плече и на груди. Один или оба убийцы определенно пребывали в состоянии сильной агрессии, почти в ярости.

— Зачем им понадобилась рубашка? — спросил Кайл. — Как тогда, в округе Марин...

— Возможно, она сильно пропиталась кровью, — ответил я, продолжая изучать раны. — Укусы нанесены явно человеческими зубами, однако с остервенением, присущим лишь животным. Тигр — их модель, пример для подражания, символ, но символ чего?

У Кайла зазвонил сотовый, он достал его и раскрыл. Мне вспомнились Дирижер и его постоянные телефонные звонки. Кайл выслушивал говорившего секунд двадцать.

А потом повернулся ко мне:

— Срочно вылетаем в Шарлотт. Еще одно убийство, Алекс. Опять эти твари. Они уже в Северной Каролине.

— Черт бы их побрал! Да что им, в конце концов, нужно?

Мы рванули к выходу с такой поспешностью, будто за нами кто-то гнался.

Глава 48

Время от времени в мире совершаются такие преступления, которые нагоняют на людей ужас, способный, наверное, свести с ума. К самым страшным из них относятся, пожалуй, «подвиги» Джеффри Дахмера в Милуоки, убийство Джанни Версаче и последующие преступления Эндрю Филиппа Кьюнэнена, история сексуального маньяка Андрея Чикатило. В настоящий момент я был свидетелем подобного кошмара, разворачивавшегося на обоих побережьях Соединенных Штатов.

Из Саванны в Шарлотт мы с Кайлом перелетели опять на вертолете ФБР. Еще в воздухе Кайл связался со своими людьми, которые окружили старый фермерский дом, удаленный от Шарлотта миль на четырнадцать. Никогда раньше я не видел, чтобы Кайл был настолько взволнован расследованием, даже во время операции по поимке Казановы или Знатного Посетителя.

— Похоже, лед тронулся, — сказал Кайл. — Из этого дома до нашего появления не выйдет ни единая живая душа. Мне не терпится добраться до них.

— Не торопись, — ответил я. — Мы еще не уверены, те ли это, кто нам нужен.

Я окончательно во всем запутался. Речь опять шла о Шарлотте, о Северной Каролине, вампиры вновь появились именно там. Почему?

Кайл выслушал очередной отчет агентов из Шарлотта и наиболее важные детали тут же передал мне.

— Прошлой ночью на родителей одного семнадцатилетнего юноши из Шарлотта было совершено нападение. Обоих забили до смерти прямо в кровати. На месте преступления найден столярный молоток, на телах обнаружены следы укусов, нанесенных либо крупным животным, либо человеком с искусственными металлическими зубами. — Кайл закатил глаза: в вампиров он до сих пор не верил. — Сын убитых отправился на заброшенную загородную ферму у реки. Насколько нам известно, собираются в этом доме в основном подростки, некоторым из них всего по двенадцать-тринадцать лет. В голове не укладывается, Алекс. До нашего приезда ситуацию будут удерживать под контролем. Возраст этих детей буквально сводит меня с ума.

Минут двенадцать спустя мы приземлились на широком лугу, обрамленном полевыми цветами. От фермы, на которой предположительно прятались убийцы, нас отделяло менее трех миль. События развивались по сценарию «Бонни и Клайда». До густого леса, окружавшего ферму, мы добрались в шестом часу, незадолго до наступления темноты.

Фермерский дом оказался двухэтажным деревянным сооружением рамной конструкции, заросшим глициниями и миртом, Мы затаились в кустах за высокими соснами с пушистыми, увешанными шишками лапами. Местность живо напомнила мне о проведенном на Юге раннем детстве — не особенно счастливом, к сожалению. Мои мать и отец умерли слишком рано, в тридцать с небольшим. Моя докторша убеждена, что я боюсь умереть молодым, потому что рано потерял родителей. Дирижер, по-видимому, придерживается той же теории и готовится в скором времени применить ее на практике.

Крыша дома была сильно перекошена, узкое чердачное окошко разбито в двух местах. Обшивочные доски с облупившейся краской — почти невредимые, зато устланная шифером крыша проломана в нескольких местах. Из дыр торчат куски рубероида. Жутко, жутко, жутко.

Многих агентов очень волновал тот факт, что большинству людей внутри дома нетеще и двадцати. Мы не знали, кто именно эти дети и имел ли кто-нибудь из них дело с полицией. Доказать, что они причастны к последним убийствам, мы пока не могли.

Поэтому решили сидеть здесь до темноты и ждать, что кто-нибудь выйдет из дома или войдет в него. И лишь потом действовать. Дело относилось к разряду государственно важных, возможно, политических, и при малейшей ошибке грозило серьезными последствиями.

Из заброшенного дома, несмотря на предположительное скопление в нем толпы молодых людей, не доносилось ни единого звука — ни громкого смеха, ни рок-музыки. Мы не ощущали ни табачного дыма, ни запаха кокаина, только видели мерцающий свет в окнах.

Что-то все настойчивее подсказывало мне, что убийца уже ушел, что надеяться на успех не имеет смысла.

Глава 49

Я услышал шепот и понял, что ко мне обращается Кайл.

— Пойдем, Алекс. Пора прижать их к стенке.

Он дал команду войти в дом около четырех ночи.

Местные спецслужбы тоже подчинялись ему.

Я двинулся по направлению к ферме вместе с дюжиной людей в синих форменных куртках. Предположить, чем закончится операция, не мог никто. Мы неслышно подошли к краю соснового леса. Два снайпера, укрепившиеся на расстоянии метров тридцати от дома, передали по рации, что внутри по-прежнему тихо.

— Там преимущественно дети, — напомнил Кайл. — Но в случае опасности, главное, позаботьтесь о себе.

До снайперов мы добирались ползком. А несколько секунд спустя ворвались в дом через три входа.

Мы с Кайлом вошли через парадную, остальные — через боковую и заднюю двери.

Что-то загрохотало. По первому этажу разнеслись крики. Детские. Никто не стрелял.

Нашим взглядам представилась странная картина. Пьяные дети — целая толпа, большинство в нижнем белье или голые. На первом этаже спало как минимум десятка два подростков. Горели только свечи, пахло мочой, марихуаной, плесенью, дешевым вином и воском.

Малюсенькая прихожая и гостиная в этом доме сливались в единое помещение. Дети спали на одеялах или просто на голом полу. Сейчас все они проснулись и принялись шуметь.

— Гады! Копы! Пошли ко всем чертям!

Агенты принялись перетаскивать детей на второй этаж. Те сопротивлялись, но никто не стрелял. Пока все обходилось без жертв и разрушений, и, казалось, худшее позади.

Неожиданно один тощий мальчишка издал оглушительный вопль и бросился на меня — так отважно, будто абсолютно не ведал страха. В глазах его светились красные линзы, изо рта текла пенная слюна. Я скрутил его, заковал в наручники и посоветовал успокоиться. Он весил не более шестидесяти килограммов, но был очень гибким и на удивление сильным.

Агенту слева от меня не повезло: на него напала и укусила за щеку, а потом и за грудь высокая рыжеволосая девица. Он закричал и попытался отшвырнуть ее, однако не смог — она вцепилась в него, как голодная собака в сахарную кость.

Я отдернул девчонку от агента, заломил ей руки и надел на них наручники. Девица была в футболке с надписью «Веселого Рождества, мать вашу!», ее кожу сплошь покрывали вытатуированные змеи и черепа. Она орала мне в лицо:

— Ничтожество! Козел вонючий!

— Тот, кто нам нужен, в подвале! Убийца! — крикнул Кайл. — Ирвин Снайдер.

Держа пистолеты наготове, мы проследовали сквозь заброшенную кухню к двери, ведущей в подвал. Желанием входить туда никто не горел. Я ударом ноги распахнул дверь и осторожно вошел внутрь вместе с Кайлом и двумя другими агентами.

Было темно и тихо. Мы спустились по трем расшатанным деревянным ступеням вниз, и один из агентов осветил подвал фонарем.

Мы увидели убийцу, а он — нас.

Глава 50

Прекрасно сложенный молодой парень в украшенном заклепками черном кожаном жилете и черных джинсах сидел в дальнем углу подвала. В его руке я разглядел лом.

Совершенно неожиданно парень вскочил на ноги и принялся, рыча, размахивать ломом над головой. Вероятно, это и был тот самый Ирвин Снайдер — мальчик, убивший собственных родителей. На вид я дал ему лет семнадцать. Что происходило в мозгу у столь юного создания?

Изо рта парня выглядывали золотые клыки. Глаза благодаря линзам казались кроваво-красными, в носу и в бровях блестела дюжина золотых и серебряных колечек. Отлично натренированный, ростом за сто восемьдесят сантиметров, когда-то, прежде чем бросить школу, он считался талантливым, подающим надежды футболистом.

Снайдер, стоя в луже и как будто не замечая ее, продолжал рычать на нас.

— Пошли вон! — проревел он. — Вы и понятия не имеете, в какое вляпались дерьмо, ни малейшего понятия! Валите отсюда, ублюдки проклятые! Вон из нашего дома! Вон!

Он все еще размахивал тяжелым ржавым ломом.

Мы не двигались. Мне хотелось услышать все, что этот парень готов был нам рассказать.

— В какое же дерьмо мы вляпались? — поинтересовался я.

— Я знаю, кто ты такой! — выкрикнул Снайдер, сплюнув на землю.

Он был сильно пьян и обкурен, им владела убийственная ярость.

— Кто я такой? — спросил я, не понимая, откуда ему обо мне известно.

— Недоделанный Кросс, вот кто! — проорал Снайдер, обнажая в улыбке безумца золотые клыки. У меня по спине побежали мурашки. — А остальные — овчарки ФБР! Вас всех давно пора прикончить! И мы сделаем это очень скоро! Кроссу в нашем доме не место!

— Зачем ты убил отца и мать? — спросил Кайл, стоя все там же, у ступеней.

— Решил подарить им свободу, — презрительно выдал Снайдер. — Теперь им легко, как птичкам в облаках.

— Чушь, — произнес я. — Я тебе не верю.

Снайдер все время рычал, будто собака на скотном дворе.

— А ты умнее, чем я думал, Кросс.

— Почему ты кусач их металлическими клыками? Что означает для тебя тигр, Ирвин? — задал я очередную порцию вопросов.

— Если бы ты этого не знал, то не стал бы и спрашивать, — ответил Снайдер, разразившись хохотом.

Его настоящие зубы были желтыми от никотина, черные джинсы грязные, как будто валялись в пепле, на кожаном жилете недоставало заклепок. Пахло в подвале омерзительно, протухшим мясом или чем-то подобным. Что здесь происходило? Я почти не хотел знать ответ.

— Зачем ты убил своих родителей? — опять спросил я.

— Чтобы самому освободиться, — завопил Снайдер. — Пришил этих дебилов, потому что следую за Тигром!

— Кто такой Тигр? Что ты имеешь в виду?

В глазах Снайдера заплясали злые огни.

— Узнаешь. Очень и очень скоро. И пожалеешь, что ломал над этими вопросами свою башку.

Он бросил лом на землю и полез в карман. Я тотчас же рванул к нему. В правой руке Ирвина Снайдера блеснул нож, а мгновение спустя он устремился на меня, но я успел увернуться.

К сожалению, не совсем удачно — Снайдер полоснул меня ножом по кисти, и ее обожгло адским пламенем. Мой противник победно завопил и снова взмахнул правой рукой — быстро, уверенно, смело.

Я сумел отобрать у него нож, но в этот миг он укусил меня за правое плечо и уже потянулся к шее. К счастью, подоспели Кайл и его ребята.

— Проклятие! — крикнул я, корчась от боли, и ударил Снайдера по физиономии.

Он опять укусил меня — на сей раз за тыльную сторону ладони. Агенты ФБР с трудом прижали убийцу к земле, и даже после этого из него продолжали литься потоки проклятий и угроз.

— Теперь ты такой же, как мы, — прохрипел он, обращаясь ко мне. — Такой же! И скоро встретишься с Тигром.

Его затрясло от безумного смеха.

Глава 51

У меня раскалывалась голова, однако последующие четыре часа я провел, допрашивая Ирвина Снайдера в пустой, до блеска вымытой каморке в тюрьме Шарлотта. В течение первого часа мы вели допрос вместе с Кайлом, но дело не сдвигалось с мертвой точки. Я попросил Кайла оставить нас со Снайдером наедине. Тот сидел в наручниках, и мне не грозила опасность.

Руку начало дергать, но допрос означал для меня больше, чем личная боль и раны. Ирвин Снайдер знал, что я прилечу в Шарлотт. Откуда? Каким образом лютый юный убийца из Шарлотта связан со всем остальным кошмаром?

Выглядел Снайдер бледным и нездоровым, на подбородке темнела щетина, на висках — длинные баки. Он долго и пристально смотрел на меня своими темными, подвижными, довольно умными глазами.

А потом положил голову на столешницу, и мне пришлось поднять его со стула за волосы.

Он проклинал меня, наверное, с минуту. А угомонившись, потребовал привести адвоката.

— Что, больно? — спросил я. — Не вынуждай меня прибегать к подобным мерам повторно. Не опускай голову на стол. У нас не тихий час, и мы не в детском садике.

Снайдер показал мне средний палец и снова положил на стол голову. Я догадался, что дома и в школе подобные выходки — возможно, долгие годы — сходили ему с рук. Но здесь не дом и не школа, а перед ним сидел я, а не учитель.

Я снова дернул его за грязные темные волосы, на сей раз сильнее.

— Похоже, нормальные слова до тебя не доходят. Ты хладнокровно убил собственных родителей. Подонок.

— Адвоката! — заорал Снайдер. — Адвоката! Адвоката! Меня пытают. Проклятый коп распускает руки! Адвоката! Я хочу увидеться с адвокатом, мать вашу!

Я схватил его здоровой рукой за подбородок. Он плюнул на нее. Я не обратил на это ни малейшего внимания.

— А теперь послушай меня внимательно. Послушай! Все твои приятели из того дома находятся сейчас в полиции. Ты — единственный, кто попал сюда. Твоих криков никто не слышит. И тебя здесь не пытают. Ты должен отвечать на мои вопросы.

Я вновь дернул его за волосы — со всей силы, но не вырвав при этом ни клочка. Снайдер заорал, изрядно переигрывая.

— Ты убил отца и мать при помощи столярного молотка. Ты дважды укусил меня. И от тебя невыносимо воняет. Ты мне противен, признаюсь честно, и все же мы побеседуем.

— Лучше сбегай к врачу, покажи ему свою ручку, свинья, — огрызнулся Снайдер.

Он продолжал хорохориться, но, когда я опять занес над его головой руку, съежился и подался назад.

— Откуда ты узнал, как меня зовут? И о том, что я обязательно прилечу в Шарлотт? А?

— Спроси у Тигра, когда с ним встретишься. Произойдет ваше свидание гораздо раньше, чем ты думаешь.

Глава 52

Мы без труда выяснили, что к предыдущим убийствам Ирвин Снайдер не имеет никакого отношения, — за пределы Северной Каролины он выезжал всего раз или два за всю свою жизнь. С внешним миром его связывал преимущественно Интернет. О причастности этого парня к давним преступлениям, совершенным в восемьдесят девятом году, само собой, не могло идти и речи.

Своих мать и отца тем не менее он убил. И, казалось, не испытывал и капли раскаяния. На этот поступок его толкнул Тигр. Это все, что я сумел из него выудить. О том, каким образом он вышел на человека или группу людей, возымевших над ним столь сильную власть, я так и не смог узнать.

Во время беседы со Снайдером, а потом и другими подростками с фермы моя рука зачесалась и заболела. Снайдер прокусил мне руку, но я потерял совсем немного крови. Повреждение плеча оказалось самым серьезным, а следы на нем — наиболее отчетливыми, хотя Снайдер и укусил меня сквозь пиджак. Явившись в отделение, я сразу попросил сделать с ран снимки.

В больницу я не поехал — был слишком занят. Вскоре рука разболелась просто ужасно, и к полудню я уже не мог сжать пальцы в кулак, наверное, и на спусковой крючок пистолета не надавил бы. «Теперь ты такой же, как мы», — сказал Ирвин Снайдер.

Я все раздумывал, к какой группе, секте или религиозной организации он относится.

Где находится Тигр? И кто это? Один человек? Или несколько?

Днем я отправился на совещание агентов ФБР и представителей полиции Шарлотта, которое закончилось только в восемь вечера. Единственное, к чему мы смогли прийти, так это к осознанию собственной беспомощности. ФБР весь сегодняшний день перелопачивало Интернет в поисках сообщений с упоминанием о Тигре — пока безрезультатно.

Позднее в тот же вечер я вылетел в Вашингтон и на борту самолета немного поспал. Едва я успел перешагнуть через порог собственного дома, зазвонил телефон. Черт!

— Вернулся, доктор Кросс? Отлично. Добро пожаловать в Вашингтон. Я успел соскучиться. Как тебе Шарлотт?

Я бросил трубку и выскочил из дома в черную ночь. Все было тихо, ни слева, ни справа на нашей улице я не заметил ни малейшего движения. Увы, это вовсе не означало, что Дирижера нет поблизости. Каким еще образом он мог узнать, что я именно сейчас вернулся домой?

Я выбежал за калитку и уставился в ночной мрак, но никого так и не заметил. А этот ублюдок скорее всего меня видел. Кто-то определенно за мной наблюдал, именно сейчас, в эту самую секунду.

— Я вернулся! — крикнул я. — Иди же сюда, давай, прикончи меня! Пора поставить точку! Вот он я, придурок!

Мне никто не ответил.

За спиной послышались шаги, и я молниеносно развернулся, готовясь к встрече с Дирижером.

— В чем дело, Алекс? Когда ты приехал? С кем ты тут разговариваешь?

На крыльце стояла Нана, необычно маленькая и напуганная. Она спустилась по ступеням, подошла ко мне и крепко обняла.

Глава 53

Я проснулся около шести утра в кошмарном состоянии. Кожа вокруг укусов на плече и на руке покрылась красными пятнами и пылала. Раны сильно дергало. Кисть распухла, увеличившись в размерах чуть ли не вдвое. Я встревожился. Болеть в данный момент я просто не мог себе позволить.

Я собрался и поехал в отделение неотложной помощи больницы «Сент-Энтони». Оказалось, у меня сильный жар.

Осмотром моих ран занимался пакистанец доктор Прабу. Он напомнил мне одного из сыновей в фильме «Восток есть Восток». По его словам, воспалительный процесс в моем организме вызван стафилококком — бактерией, нередко обнаруживающейся во рту у человека.

— Как получилось, что вас укусили? — поинтересовался он. Я почувствовал, что мой ответ не придется ему по вкусу, но сказал правду:

— Я вступил в драку с вампиром.

— Серьезно, доктор Кросс, как получилось, что вас укусили? — повторил вопрос Прабу. — Мне сейчас не до шуток, речь идет о вашем здоровье. Я должен знать все подробности.

— Я тоже совершенно серьезен. В составе спецгруппы я занимаюсь расследованием убийств, совершенных вампирами. Меня покусал человек с искусственными клыками.

— Что ж, ладно, детектив. Как хотите.

Я сдал анализы крови — общий, на подсчет лейкоцитарной формулы, на скорость оседания эритроцитов; потом у меня взяли мазки выделявшейся из ран жидкости.

Я сказан доктору, что мы хотели бы получить копии результатов лабораторных исследований. Поначалу руководство больницы категорически отказывалось выполнить мою просьбу, потом сдалось и факсом отправило необходимые документы в Квонтико.

Мне выписали лекарство под названием «кефлекс» и отправили домой. Поврежденную руку надлежало держать в подвешенном состоянии и через каждые четыре часа смазывать раны вяжущим раствором «домеборо».

Вернувшись домой, я почувствовал себя настолько паршиво, что не смог ничем заняться. Пришлось просто лечь в кровать и попытаться сосредоточить внимание на утренней радиопередаче Элиота Сигала. Нана и дети сновали по моей комнате. Меня сильно тошнило, и я абсолютно не хотел есть. Я не мог ни спать, ни о чем бы то ни было думать, лишь ощущал болезненное подергивание в руке и в плече. Постепенно мной завладело мучительное полузабытье, и в течение нескольких часов я бредил.

Теперь ты такой же, как мы.

В конце концов меня сморил сон, но около часа ночи я проснулся. Как раз вто время, когда пробуждается разная нечисть. Я чувствовал себя еще хуже и терзался страхом, что мне опять вот-вот позвонит Дирижер.

В комнате кто-то был.

Я вздохнул с облегчением, увидев, кто именно.

На стуле у кровати сидела, наблюдая за мной, Дженни.

— Я, как ты, в прошлом году, когда я лежала в больнице, — сказала она. — Отдыхай, папа, постарайся уснуть. Только не вздумай превратиться в вампира и наброситься на меня.

Я промолчал, не сумев выдавить из себя ни слова. А несколько мгновений спустя вновь погрузился в сон.

Глава 54

Никто не ожидал ничего подобного, вот эта неожиданность и оказалась тем более приятной. Алексу Кроссу скоро придет конец.

Более подходящего для его гибели момента невозможно было себе представить.

Дирижер находился в доме Кроссов и переживал такие яркие и волнующие чувства, о каких не смел даже мечтать. Никогда в жизни ему не доводилось ощущать себя настолько всесильным, как сейчас, когда в начале четвертого утра он стоял в темной гостиной. Их схватка приближалась к завершению. Победителем из нее выходил Дирижер, его душа ликовала. Кросс проиграл. Завтра весь Вашингтон будет скорбеть о его безвременном уходе.

Дирижер сейчас мог сделать все, что угодно.

Ему захотелось присесть и хорошенько поразмыслить, чем же заняться в первую очередь. Где бы устроиться? — мелькнуло у него в мыслях. Ах да! Ну конечно, на любимой скамейке Кросса перед пианино на террасе — в том уголке дома, где сентиментальный дурак прятался от бед, отдыхал и играл с детьми.

Дирижера охватила острая потребность исполнить что-нибудь на пианино, например, из произведений Гершвина, и продемонстрировать Кроссу, что и он, Дирижер, отлично владеет инструментом. Его распирало от обилия ни с чем не сравнимых эмоций и от желания драматически заявить о себе. Каждое мгновение сегодняшней ночи он не просто проживал, а проживал смакуя.

«Тот ли это момент, — раздумывал Дирижер. — Незабываемый, способный осветить радостью всю мою оставшуюся жизнь?»

Его сложные отношения с Алексом Кроссом объясняли два треугольника, и сейчас, сидя на террасе, он неторопливо и с удовольствием рисовал их в своем воображении. На его губах играла блаженно-идиотская улыбка, а сердце от осознания собственной значимости и ощущения полного счастья то и дело замирало.

Он

ЛЮБОВЬ

Злодей Отец

(его брат) (Алекс)

Он ЛЮБОВЬ

Женщины Алекса Его брат

(бабушка, подруги) (Алекс)

Дирижеру казалось, что выстроенная его сознанием психологическая модель лаконична, точна и ясна. И ею объясняются все последующие события. Даже доктор Кросс нашел бы ее безупречной. Прекрасным дисфункциональным треугольником семьи.

Он вдруг подумал, что мог бы поделиться своей теорией с Кроссом прямо сейчас, прежде чем убить его, медленно натянул на руки резиновые перчатки, на ноги — полиэтиленовые бахилы, затем проверил пистолет. Полный порядок. Он поднялся со скамьи и направился на второй этаж — Дирижер, Гость, Сеятель зла.

Планировка жилища Кроссов была ему прекрасно знакома. Даже без света Дирижер ориентировался здесь, как в собственном доме. В его задачу входило не оставить на месте преступления ни единого следа, провернуть операцию беззвучно и аккуратно. Загадать полиции и ФБР очередную загадку.

Великолепная смерть для Кросса и всей его семьи. Будоражащий кровь план.

В какой последовательности убивать Кроссов, он придумал, поднимаясь по лестнице.

Малыш Алекс

Дженни

Деймон

Нана

Сам Кросс

Он бесшумно прошел в дальний конец коридора на втором этаже и, прежде чем открыть дверь в спальню, приостановился, прислушиваясь. Тишина. Осторожно взявшись за дверную ручку, Дирижер потянул ее на себя.

Что это? Еще одна неожиданность? О, черт!

Дирижера бесили сюрпризы. Ему хотелось, чтобы жизнь текла по строго установленным законам, он привык удерживать контроль над всем и вся.

Юная дочь Кросса, Дженни, сидя на стуле рядом с его кроватью, — по-видимому, решив всю ночь охранять спокойствие отца, — крепко спала.

На тумбочке тускло горел ночник.

Дирижер долго смотрел на Кросса и его девочку, наверное, минуты полторы.

Плечо и руку Кросса покрывали толстые повязки, на лбу блестели капли пота. Он был ранен, мучился от боли и совсем не годился в оппоненты ему, Дирижеру.

Убийца вздохнул, раздираемый разочарованием, тоской и отчаянием.

«Нет, нет, нет! Так не пойдет! Подобное — не для меня. Нет, нет!»

Он закрыл дверь и торопливо покинул дом Кроссов. Никто из них не знал и не мог догадаться, что ночью к ним являлся гость. Даже сам детектив.

Ни единому человеку о нем ничего не известно.

О нем, о Дирижере.

Глава 55

Я просыпался за эту ночь несколько раз. В какой-то момент мне показалось, я слышу чьи-то шаги внизу и что в доме кто-то есть, но я был не в состоянии что-либо предпринять.

Окончательно очнуться у меня получилось лишь по прошествии четырнадцати часов, и я сразу почувствовал, что мне легче. Даже мозг заработал яснее. Только изнеможение не прошло — все суставы болели, глаза застилала мутная пелена. Я услышал, что в доме негромко играет музыка — запись Эрики Баду, одной из моих любимых певиц.

В дверь постучали, и я ответил:

— Кто там?

На пороге появилась Дженни с завтраком на красном пластмассовом подносе — яйцами-пашот, тарелкой горячей каши, стаканом апельсинового сока и чашкой душистого кофе. На губах Дженни сияла улыбка, по-видимому, она гордилась собой. Я тоже заулыбался. Отличная у меня девочка. Умеет быть самим очарованием, когда захочет.

— Не знаю, появился ли у тебя аппетит, пап, но на всякий случай я принесла завтрак.

— Спасибо, солнышко. Я чувствую себя получше.

Мне удалось приподняться, сесть и здоровой рукой поправить подушки.

Дженни приблизилась, осторожно поставила поднос мне на колени и чмокнула меня в обросшую щеку.

— Кое-кому пора бы побриться.

— Ты очень любезна, — заметил я.

— А я всегда такая, — ответила Дженни. — Тебе не помешает маленькая компания, пап? Мы тихонько тут посидим, шуметь не станем. Ладно?

— Буду только рад.

Дженни ушла и тут же вернулась с маленьким Алексом на руках. Вслед за ними, делая мне знаки руками, шагал Деймон.

Все трое устроились у меня на кровати, тихонько, как и пообещала Дженни. Они — мое лучшее лекарство.

— Завтракай, а то все остынет. Ты стал чересчур тощим, — поддразнила меня Дженни.

— Правильно, — подхватил Деймон. — И похож теперь на скелет.

— Спасибо за комплимент, — ответил я, поглощая яйца и тост и проводя рукой по головенке малыша Алекса.

— Это отравление, пап? — спросила Дженни. — Что именно произошло?

Я вздохнул и покачал головой:

— Не знаю, детка. Подхватил какую-то инфекцию. Такое случается, если тебя кусает человек.

Лица Дженни и Деймона исказили гримасы отвращения.

— Нана называет это септицемией, или заражением крови, — просветил нас Деймон.

— По-видимому, так оно и есть, — произнес я. — Кто же осмелится спорить с Наной? Я — нет, особенно в таком состоянии.

Я взглянул на бинты, покрывавшие большую часть моего правого плеча. Кожа у краев повязки выглядела болезненно-желтой.

— Если выражаться просто, в мою кровь попала какая-то гадость. Но худшее уже позади, и я иду на поправку.

Мне вспомнились слова Ирвина Снайдера: «Теперь ты такой же, как мы».

Глава 56

В этот вечер я нашел в себе достаточно сил, чтобы спуститься к ужину. Нана ознаменовала мое появление курицей в подливке, свежеиспеченным печеньем и яблочными чипсами собственного приготовления. Приступил к еде я через силу, но вскоре с удивлением отметил, что мой аппетит заметно улучшается.

После ужина я отправился укладывать спать малютку Алекса, а примерно в восемь тридцать удалился к себе. По-моему, все поняли, что я еще не выздоровел и сильно устал.

Уснуть мне тем не менее не удалось. В голове гудел рой мрачных мыслей об убийствах. У меня было такое чувство, будто именно сейчас мы подошли к какой-то важной зацепке невероятно близко. А может, я просто обманывал себя?

С пару часов я поработал за компьютером — мозги функционировали вполне нормально. Наверняка города, в которых произошли убийства, каким-то образом связаны между собой. Как именно, я пока не знал. На что мы не обращали внимания? Чего не принимали в расчет? Я принялся изучать все, что мог. Расписание воздушных рейсов, названия и распорядок работы автобусных компаний, железнодорожных станций. Вероятно, за этими занятиями я только убивал время, но других дел у меня не было, а ключ к головоломке мог выплыть откуда угодно.

Я проверил, какие филиалы или главные офисы известных корпораций есть во всех этих городах, и обнаружил много совпадений, которые, к сожалению, ни к чему меня не привели. «Федерал экспресс», «Американ экспресс», «Лимитед», «Макдоналдс», «Сирс», «Джей-Си пенни» существовали повсюду. Но какое это имело отношение к убийствам?

У меня было по меньшей мере по одному путеводителю по каждому из занесенных в наш список городов, и я штудировал их почти до полуночи. Бесполезно. Раны опять задергало, а голова разболелась. В доме царила тишина.

Я принялся просматривать названия отечественных спортивных команд, цирков, карнавалов, маршруты путешествий, предпочитаемые известными писателями, рок-исполнителями, и в тот момент, когда почти отчаялся, набрел на занятную мысль. Мой пульс участился, несмотря на намерение не радоваться раньше времени. Сначала я перепроверил данные по Западному побережью, потом — по Восточному.

Да. Возможно, так оно и есть.

В сознании вырисовалась схема, поисками которой я занимался все это время. Речь шла об одной шоу-команде, выступавшей зимой и ранней весной на Западе, а потом переезжавшей на Восток. Города, в которых она давала представления, совпадали с внесенными в наш список. Господи...

Эти двое были на сцене вот уже пятнадцать лет.

Маги. Дэниел и Чарлз.

Те самые, на выступление которых ходили в день убийства в Лас-Вегасе Эндрю Коттон и Дара Грей.

Я знал, в каком городе они планировали выступать сейчас.

В Новом Орлеане.

Я позвонил Кайлу Крэйгу.

Глава 57

Этому событию предшествовали одиннадцать лет нераскрытых преступлений.

Новый Орлеан, штат Луизиана.

Ночной клуб «Хаул».

Два мага, Дэниел и Чарлз.

Я все еще не поправился, поэтому остался в Вашингтоне. Сознавать, что я не в Новом Орлеане, где могли произойти события немыслимой важности, мне было невыносимо. Одно успокаивало: туда полетел Кайл. По-видимому, ему хотелось провернуть операцию самостоятельно, и я не обижался. Успешное завершение дела помогло бы ему в продвижении по карьерной лестнице, и я за него даже радовался.

В тот вечер с толпой народа на шоу Дэниела и Чарлза в Новом Орлеане пришли и шесть агентов ФБР. «Хаул» располагался в одном из торговых районов, близ Джулия-стрит. Обычно в этом клубе проводились музыкальные мероприятия, вот и сегодня перед началом шоу стены здания из красного кирпича содрогались от оглушительного потока звуков.

По ряду стареньких «крессид», «мицубиси» и велосипедов, выстроенному на улице, можно было узнать, кто собрался сегодня в клубе, — в основном студенты университета Лойолы.

Над головами шумных беспокойных зрителей внутри «Хаула» висело сизое облако дыма. В зале присутствовали и подростки, явно не достигшие восемнадцатилетия, несмотря на формальный запрет впускать их в клуб. По-видимому, владельцам этого заведения легче было заплатить местной полиции, чем навести здесь порядок.

Неожиданно все замолкли. Тишину пронзил единственный возглас:

— Ну и дела! Ты только взгляни на него!

На сцену, покрытую задрапированным черным бархатом, вышел светлый тигр. Один, без дрессировщика или укротителя и даже без цепи или ремня. Совсем недавно гомонящая толпа хранила мертвое молчание.

Тигр лениво поднял голову и зарычал. Девушка в ярко-розовом топе, сидевшая в партере, пронзительно завизжала. Зверь зарычал снова.

На сцену вышел второй тигр. Остановившись возле товарища, он глянул на оцепеневших зрителей и тоже взревел. Люди из партера повскакали с мест и, сжимая в руках бутылки с пивом, спотыкаясь, бросились прочь.

Очередной тигриный рев послышался сзади, откуда-то из-за публики. Народ обмер. Сколько тигров разгуливают по клубу? Где их прятали? Что вообще происходит?

Прожектора освещали только сцену, повсюду вокруг властвовала тьма. Вставать с мест и куда-то бежать больше не осмеливался никто. Внезапно лучи света над сценой задвигались — сместились сначала вправо, потом влево и наоборот. Свет был яркий, почти ослепляющий, и зрителям начало казаться, что движется не свет, а сама сцена.

Толпа запаниковала.

А тигры исчезли!

На том самом месте в центре сцены, где секунду назад стояли тигры, появились фокусники в блестящих черно-золотистых костюмах. Оба улыбались и, казалось, были готовы рассмеяться над пугливой переполошенной публикой.

Наконец более высокий, Дэниел, заговорил:

— Ничего не бойтесь! Мы — Дэниел и Чарлз, лучшее из всего, что вам когда-либо доводилось видеть! Обещаю, вы не разочаруетесь. Итак, приступим!

Народ в «Хауле» разразился аплодисментами и свистом, отовсюду послышались одобрительные возгласы.

В тот вечер маги планировали дать в «Хауле» два представления продолжительностью по полтора часа. Люди Кайла Крэйга, в том числе и он сам, присутствовали на обоих шоу. На улице вокруг клуба тоже дежурили агенты.

Дэниел и Чарлз показывали несколько фокусов, в том числе «Из уважения к Гуди ни» и «Веселая вдова» Карла Герца.

Восторгам зрителей не было предела. Покидая «Хаул», большинство из них клялись, что непременно придут на шоу еще раз и что посоветуют взглянуть на это чудо друзьям и родственникам. По-видимому, примерно то же самое творилось на всех представлениях Дэниела и Чарлза на Западе и на Востоке.

К моменту окончания второго шоу к пустынной аллее у задней двери клуба подъехал серебристый лимузин. Агенты ФБР приготовились действовать. За кулисами Дэниел и Чарлз подняли шум, устроив перепалку.

Когда они уселись в лимузин и отъехали от «Хаула» по направлению к озеру, за ними по переполненным улицам Нового Орлеана двинулись несколько машин ФБР. Кайл Крэйг поддерживал постоянную радиосвязь со всеми членами спецгруппы.

Лимузин остановился у построенного до времен Гражданской войны особняка, в котором, судя по всему, полным ходом шла вечеринка. Двор со столетними дубами сотрясался от громкого рок-н-ролла, а гуляющий народ плясал на склоненных к темной озерной воде газонах.

Водитель вышел из лимузина и театральным жестом распахнул одну из задних дверок. На траву выпрыгнули, к великому изумлению агентов ФБР, два светлых тигра.

Дэниела и Чарлза в машине не оказалось. Маги словно испарились.

Глава 58

Дэниел и Чарлз приехали в небольшой частный клуб в Абита-Спрингс — городке, удаленном от Нового Орлеана миль на пятьдесят. Название клуба никогда не мелькало ни в разделе развлечений «Таймс-Пикайюн», ни на страницах других справочников в блестящих обложках, предлагаемых клиентам любого отеля в Новом Орлеане.

Стосорокакилограммовый человек по имени Джордж Хелленга с радостью и благоговением приветствовал гостей. Хелленга отличался рябыми щеками, неимоверно густыми черными бровями и темными впалыми глазами, из-за контактных линз казавшимися агатовыми. На нем были плотно облегавший тело кожаный жилет и брюки, купленные в специализированном магазине «Для высоких и полных» в Хьюстоне.

Он отвесил фокусникам поклон и прошептал, что их визит — большая честь для него.

— Еще бы! — отрезал Чарлз. — За день мы устали как собаки. Сюда приехали по единственной причине.

Ведением переговоров у магов занимался в основном Чарлз. Особенно с ничтожествами типа Джорджа Хелленги. Дэниел и Чарлз были великими мастерами, Хелленга — рабом. Такие, как он, мечтавшие послужить Владыке, толпами ждали иллюзионистов во многих городах.

Спускаясь по лестнице, Дэниел улыбнулся — его взгляд упал на пленника, на невольника.

Мальчику было лет восемнадцать-девятнадцать. Дэниел приблизился к нему и заговорил:

— А вот и я. Рад тебя видеть. Ты восхитителен, честное слово.

Парнишка был высокий, с коротко стриженными светлыми волосами, гибким телом и умопомрачительными полными губами, в которых красовались малюсенькие колечки.

— Он чем-то недоволен — выглядит печально. Освободи ему руки! — скомандовал Дэниел раболепствовавшему Хелленге. — Как его зовут?

— Эдвард Хагтерти, Владыка. Он первокурсник в университете Луизианы. И твой покорный слуга, — произнес Джордж Хелленга, мелко дрожа всем телом.

Крепкие руки Эдварда Хаггерти были прикованы к кирпичной стене. Все в этом юноше радовало взор: стройность, гибкость, ровный загар. На лодыжке поблескивал серебряный браслет, бедра облегали серебристые плавки. Больше на нем не было ничего.

Джордж Хелленга бросил на Владыку нервный взгляд.

— Если мы освободим его, он может сбежать, сэр.

Дэниел протянул руки к прекрасному юноше и нежно обнял, словно ребенка, принялся целовать его щеки, лоб и потрясающие алые губы.

— Ты ведь не сбежишь от меня? — пробормотал он ласковым, убаюкивающим голосом.

— От тебя — нет, — так же тихо произнес парнишка. — Ты Владыка, я — ничто.

Дэниел улыбнулся. Ответ пришелся ему по душе.

Глава 59

Телефон разбудил меня рано утром, и я тут же схватил трубку. Звонил Кайл. С типичной для него обстоятельностью он рассказал мне о вчерашнем исчезновении Дэниела и Чарлза. Оплошность агентов ужасно разозлила его, склонности так сильно нервничать я никогда прежде за ним не замечал. Сигналов об убийствах, совершенных в эту ночь в Новом Орлеане или его окрестностях, в полицию пока не поступало. Около шести утра фокусники вернулись домой, в Парковый квартал. Где они пропадали целую ночь?

Я до сих пор окончательно не поправился и весь день занимался сбором информации о Дэниеле и Чарлзе, как и специалисты в Квонтико. Главным, что усиливало мои подозрения, были недавние выступления магов в Саванне, Чарлстоне и Лас-Вегасе. Агенты ФБР на данный момент не только проверили, в каких городах побывали эти двое, но и выяснили, что Дэниел и Чарлз устраивали шоу именно в тех местах, где совершались убийства. Тигры приезжали с иллюзионистами только на те представления, билеты на которые люди заказывали заранее, по меньшей мере за неделю. В Новом Орлеане Дэниел и Чарлз планировали задержаться почти на месяц. Там, в Парковом квартале, у них был куплен дом.

Я поделился с агентами из Квонтико сведениями, которые удалось собрать о фокусниках, и эти сведения незамедлительно занесли в соответствующие папки. Затем я по факсу отправил имевшиеся у меня документы Джамилле Хьюз. Она делала все возможное, чтобы вырваться в Новый Орлеан, но пока не получала согласия босса.

Я позвонил Кайлу и попросил посодействовать Джамилле. Тот долго хмыкал и покашливал, но в итоге пообещал, что попробует на несколько дней вызвать ее в Новый Орлеан. В конце концов началась вся история именно с ее дела.

Просиживание дома начинало действовать мне на нервы. Я чувствовал себя пленником, засаженным в наказание в собственную постель. Успокаивало единственное: возможность проводить основную часть дня с малышом Алексом и больше общаться с Дженни и Деймоном. Что же касается расследования, меня, похоже, отодвинули на задний план, как человека лишнего, уже ненужного.

После обеда я направился в «Сент-Энтони» на прием к доктору Прабу. Тот осмотрел меня и без особого энтузиазма дал разрешение вернуться к работе, предупредив, что в первые дни я не должен перетруждаться.

— И все же каким образом вас покусали? — вновь спросил он. — Вы так и не открыли мне эту тайну, детектив.

— Открыл, доктор, — ответил я. — Разве вы не помните историю о вампирах в Северной Каролине?

Поблагодарив врача за помощь, я поехал домой, чтобы собраться вдорогу. Мое состояние по-прежнему оставляло желать лучшего, но мне не терпелось очутиться в Новом Орлеане. Нана, услышав, что я улетаю, пришла в ярость. Я до сих пор не оправился от чудовищных укусов, и мое здоровье сильно ее тревожило.

Прилетев в Международный аэропорт Нового Орлеана, я взял раздолбанное старенькое такси и направился в Биг-Изи. У администратора отеля «Дофин» меня ждала записка. Я внутренне напрягся и поспешно вынул из небольшого конверта лист бумаги. Новость была приятная. Инспектор Хьюз летела в Новый Орлеан.

Записка состояла всего из пары строк, написанных в стиле Джамиллы:

«Еду в Новый Орлеан. Этим гадам крышка».

Глава 60

Мы встретились с Джамиллой тем же вечером в «Дофине». На ней были черный кожаный пиджак, синие джинсы и белая футболка. Выглядела она отдохнувшей и готовой ко всему; я, кстати, тоже чувствовал себя вполне сносно.

Мы поужинали в гостиничном кафе бифштексами, яйцами и пивом. Обществом Джамиллы я, как всегда, наслаждался — у нас обоих здорово получалось веселить друг друга. В десять тридцать мы направились в «Хаул», где Дэниел и Чарлз сегодня снова собирались дать два представления — в одиннадцать и в час ночи. Что входило в их дальнейшие планы, никто не знал. Возможно, очередной трюк с исчезновением.

Нам не терпелось поскорее сцапать этих фокусников, но конкретных доказательств их причастности к убийствам, мы, к сожалению, пока не имели. В этом деле было задействовано более двух сотен агентов ФБР и представителей полиции Нового Орлеана. Мы ждали, что вот-вот получим долгожданную улику, предполагая, что в скором времени Дэниел и Чарлз опять задумают полакомиться.

К нашему приезду в «Хауле» собралась огромная толпа. В зале из установленных по потолку и стенам динамиков гремела музыка. Публика — в основном молодежь — шумела, курила, потягивала пиво и нервно пританцовывала. Среди ребят более или менее приличного вида, вероятно, студентов колледжей, я заметил и несколько поклонников готики. Некоторые подростки стояли группками и бросали на окружающих косые взгляды. Обстановка накалялась.

Перед сценой, ожидая начала шоу, сидел на корточках с камерой в руках репортер журнала «Оффбит».

Мы с Джамиллой устроились за одним из столиков и заказали пива. В толпу затесалась по меньшей мере дюжина агентов ФБР. Кайл остался на улице, следил за происходившим из машины. Вчера он побывал на представлениях Дэниела и Чарлза и больше не желал рисковать — смешиваться с оравой разгоряченной молодежи с его слишком коповской внешностью было не так-то просто.

От обилия густого дыма и резкого запаха духов в воздухе у меня запершило в горле. Я с жадностью глотнул пива и почувствовал некоторое облегчение. Укусы на плече и руке продолжали побаливать.

А голова, несмотря ни на что, была ясной и свежей — я определенно выздоравливал. Присутствие Джамиллы действовало на меня благотворно и успокаивающе.

— Кайл установил за магами усиленное круглосуточное наблюдение, — сообщил я ей. — Во второй раз им от нас не уйти, Кайл за это в ответе.

— А ФБР уверено, что убийцы — именно Дэниел и Чарлз? — спросила Джамплла. — Ни капли в этом не сомневается? Готово схватить их без всякой задней мысли?

— Не совсем так, но почти, — ответил я. — А если честно, знать наверняка, что именно задумывает Кайл, не в состоянии никто и никогда. Хотя в данном случае, полагаю, он настроен решительно. Так считают люди в Квонтико. И я тоже.

Джамилла замерла с бутылкой в руке и посмотрела на меня продолжительно и задумчиво.

— Вы с ним друзья?

Я кивнул.

— Да. В последние несколько лет мы с Кайлом расследовали немало крупных дел. Большинство из них вполне успешно. Тем не менее я не могу сказать, что знаю его.

— А я, если работаю с ФБР, мало чего добиваюсь, — призналась Джамилла. — Такая уж моя особенность.

— Я просто обязан следить за тем, чтобы в отношениях полиции округа Колумбия и Бюро не возникало никаких трений, — произнес я. — Что же касается Кайла, он чертовски умен. Хотя понять ход его мыслей бывает иногда очень и очень сложно.

— А ход мыслей кое-кого еще, присутствующего за этим столиком, как будто всегда легко.

Джамилла поднесла бутылку ко рту и сделала глоток.

— Обоих, присутствующих за этим столиком, — поправил я. Мы рассмеялись.

Джамилла посмотрела на сцену.

— В чем дело? Почему их до сих пор нет? Может, потопать ножками, чтобы они вышли наконец и порадовали нас фокусами?

Топать ножками не потребовалось. Буквально мгновение спустя на сцене появился один из магов.

Это был Чарлз. Я сразу понял: на убийство он способен.

Глава 61

На Чарлзе были черный, облегающий фигуру костюм и высокие лакированные ботинки. В ухе сверкало кольцо с бриллиантом, а в носу — золотой гвоздик. Чарлз пренебрежительно уставился на публику и в течение нескольких напряженных мгновений не произносил ни слова: просто смотрел в зал, опаляя каждого презрением и ненавистью. По крайней мере дважды мне показалось, что его взгляд устремляется прямо на нас с Джамиллой. У нее тоже возникло такое ощущение.

— И мы на тебя пялимся, ублюдок, — пробормотала она, приподнимая бутылку в издевательском приветствии. — Думаешь, этим чокнутым известно, что мы здесь?

— Черт их знает. Они на многое способны, раз до сих пор гуляют на свободе.

— Вот было бы здорово, если бы у них обоих внезапно обнаружили рак желудка и в течение последующих нескольких месяцев они умирали бы долгой, мучительной смертью. Ваше здоровье!

Джамилла еще раз приподняла бутылку.

Чарлз наклонился вперед и заговорил в прикрепленный к груди микрофон с парочкой студентов, сидевших за ближайшим к сцене столиком.

— Что вы на меня так уставились? Поосторожнее, не то я превращу вас в омерзительных жаб! И отдам кому-нибудь на съедение.

Он рассмеялся звучным хрипловатым смехом. И как мне показалось, чересчур неприятным, слишком развязным.

Молодежь в зале оживилась: захихикала и принялась выкрикивать в адрес мага разные гадости.

Этикет и хорошие манеры в такие моменты как будто умирают. А сквернословие и вульгарность торжествуют. Сквернословить — это круто, реально.

Я посмотрел на Джамиллу.

— Он видит в них пищу. Интересно, по каким законам работает его изуродованный мозг?

Пару минут спустя на сцену ленивой походочкой выплыл и второй фокусник. О его выходе нас никто не предупредил, чему я сильно удивился. Я знал, что представления Дэниела и Чарлза относятся к разряду шоу с реальным звуком и светом, но сегодня все протекало по-другому. Почему их стиль так резко изменился? Из-за нас? Знают ли они, кто мы такие?

— Обращаюсь к непосвященным: я — Дэниел. Мы с Чарлзом показываем фокусы с двенадцатилетнего возраста — с тех самых пор, когда и я, и он жили в Лас-Вегасе. Вы видите перед собой мастеров-иллюзионистов. Мы прекрасно выполняем «Исчезающего артиста» — любимый фокус Гудини, «Ящик с мечом», «Кокон», «Веселую вдову» Карла Герца. Я с легкостью ловлю зубами пулю, выпущенную из «кольта», Чарлз тоже. Ну как? Верите, что мы исключительные? Хотели бы оказаться на нашем месте?

Толпа загалдела и заулюлюкала. Рок-музыка стихла, лишь продолжали звучать ударные.

— Фокусом, который вы увидите прямо сейчас, Гарри Гудини любил завершать представления в Париже и Нью-Йорке, — сказал Дэниел. — А мы сегодня начнем с него свое шоу. Пояснения требуются?

Внезапно погас свет. Сцена утонула во мраке. Послышался визг женщин. Большинство зрителей засмеялись — несколько нервным смехом. Что задумали Дэниел и Чарлз?

Джамилла подтолкнула меня локтем.

— Ничего не бойся, я здесь. Спасу тебя от любой беды.

— Надеюсь.

Неожиданно сцена озарилась десятками тончайших лучиков света, мгновение спустя опять зажглись и основные прожекторы. Некоторое время ничего не происходило.

А через минуту на середину сцены выехал на горячем горделивом жеребце Дэниел. На нем были синий, отливавший серебром костюм и синий цилиндр, который он приподнимал, глядя на гикающую публику.

— Смотрится классно, ничего не скажешь, — отметила Джамилла. — А дальше что?

Вслед за Дэниелом на сцену вышли восемь мужчин и женщин в белоснежных лакейских нарядах. И два белых тигра. Зрелище завораживало. Две женщины поднесли к Дэниелу, восседавшему на красавце коне, огромное восточное опахало. Я не сводил со сцены глаз.

— О Боже! — воскликнула Джамилла. — И как все это называется?

— Подражанием Гарри Гудини, он же сам сказал. И выходит у них весьма неплохо.

Когда женщины медленно убрали опахало, Дэниела не было. На жеребце сидел не он, а Чарлз.

— О Боже! — повторила Джем. — Как они все это проворачивают?

Одежда на Чарлзе удивительным образом сменилась на черную с блестками. Он смотрел на публику, самодовольно улыбаясь, всем своим видом давая понять, что безгранично презирает зрителей, а те, казалось, боготворили его, обожали.

Из сцены взвилась струйка дыма, и народ ахнул от изумления.

Дэниел каким-то невообразимым образом вновь возник рядом с Чарлзом на статном коне. Трюк потрясал воображение. Люди повскакали с мест, неистово аплодируя. От свиста и пронзительных криков у меня зазвенело в ушах.

— Все только начинается! — воскликнул Дэниел. — Можете считать, что вы еще ничего не видели!

Джамилла посмотрела на меня, кривя рот.

— Алекс, эти двое — мастера экстра-класса. Мне есть с чем сравнивать, я видела Зигфрида и Роя. Почему они устраивают шоу в подобных клубах — тесных, неуютных? Зачем терять тут время?

— Им так надо, — ответил я. — Они высматривают здесь жертву.

Глава 62

В тот вечер мы с Джамиллой просмотрели от начала до конца оба магических шоу. Выступая, Дэниел и Чарлз держались с поразительным спокойствием и уверенностью. А по окончании второго представления отправились домой. Агенты, наблюдавшие за их особняком, сообщили, что, по всей вероятности, эти двое больше никуда не поедут. Ни я, ни Джамилла не поверили в это.

В отель «Дофин» мы вернулись около трех ночи. Две команды ФБР остались возле дома Дэниела и Чарлза до самого утра. От невозможности загнать фокусников в угол нас начинали терзать неудовлетворенность и сомнения.

Я подумал, не пригласить ли мне Джамиллу к себе на кружечку пива, но, пораскинув мозгами, решил, что не стоит. Момент был не совсем подходящий. Или с годами я стал трусливее. А может, мудрее? Хм.

В шесть утра я уже не спал: сидел за столом в своем гостиничном номере и делал кое-какие записи. В последнее время я узнал много такого, чего вовсе не желал знать. Как оказалось, в вампирских кругах территорию, прилегавшую к дому Владыки, правителя или старшего, называли владением. Потому-то представители полиции Нового Орлеана и агенты ФБР дежурили в эту ночь и в соседствовавших с Парковым кварталом районах.

Особняк Дэниела Эриксона и Чарлза Дефо располагался на улице Ласалле, рядом с Шестой улицей. Это было здание из серого камня, вмещавшее, по нашим предположениям, комнат двадцать. Дом стоял на холме, под защитой высокой укрепленной внешней стены, будто замок за крепостью. В глубь земли под ним уходил огромный подвал, который в этой болотистой прибрежной местности было бы невозможно выкопать, если бы не холм. Ни один человек из членов спецгруппы не сознавался, что поверил в вампиров, но никто ни на секунду не забывал о серии жестоких убийств, над расследованием которых мы работали, и о серьезном подозрении, падавшем на Дэниела и Чарлза.

Два следующих дня мы с Джамиллой наблюдали за домом магов, за владением. И помирали со скуки. Когда я вынужден заниматься подобной работой, всегда вспоминаю одну сцену из «Французского связного»: Джин Хэкмен, битый час простаивающий на холоде, и французские наркодельцы, в это же самое время смакующие изысканный ужин в нью-йоркском ресторане. Так оно всегда и выходит: торчать у домов преступников нам приходится порой по шестнадцать — восемнадцать часов кряду.

Хорошо еще, что на улице Ласалле и во всем Парковом квартале есть на что полюбоваться. В середине XIX столетия это место населяли сахарные и хлопковые магнаты. Большинство здешних домов, построенных сто и двести лет назад — белые либо оформленные в пастельных тонах, — прекрасно сохранились до нашего времени. Их окружают замысловатые ограды из кованого железа, а к оградам прикреплены дощечки с перечислением фамилий и титулов тех, кто в этих домах когда-то жил.

Тем не менее наблюдение везде остается наблюдением. Даже бок о бок с Джамиллой Хьюз.

Глава 63

Часами просиживая на улице Ласалле, мы с Джамиллой выяснили, что можем разговаривать почти на любую тему. Беседами нам и удавалось скрасить мучительно долгое, как будто замедлившее ход время. Мы делились друг с другом забавными историями из коповской жизни, впечатлениями о расследованиях, в которых принимали участие, болтали о кино, о готической архитектуре и о политике, потом перешли к более личным темам.

Джамилла поведала мне, к примеру, что ее отец бросил их с матерью, когда Джамилле было всего шесть лет, а я рассказал ей о своих родителях, которые слишком рано ушли из жизни по причине алкоголизма и рака легких, а еще, по всей видимости, из-за депрессии и безысходности.

— Я два года проработал психологом — занимался частной практикой. В ту пору немногие в моем районе могли позволить себе лечиться у меня, а я не имел возможности не брать с пациентов денег. К тому же белые люди не желали идти на прием к черному. Поэтому мне и пришлось стать копом. Я думал, это только на время, никак не ожидал, что прикиплю душой к новой работе. Но все вышло именно так. Ужасно.

— И что же в работе детектива так сильно тебя привлекло? — спросила Джамилла. Она слушала с интересом. — Ты помнишь свое самое первое дело?

— Помню, — ответил я. — В Саут-Ист, где я вырос и сейчас живу, застрелили двоих парней. Дело собирались закрыть, придя к заключению, будто эти двое связаны с наркомафией. В те времена подобные вещи происходили у нас нередко, да и сейчас, к сожалению, случаются.

Джамилла кивнула.

— В Сан-Франциско я тоже сталкиваюсь с подобным. Наш город принято считать передовым, суперсправедливым, но и в нем происходят события, от которых мурашки по коже.

— В общем, я знал тех двух парней. Ни с какими наркотиками они никогда не связывались, оба работали в небольшом магазине музыкальных инструментов. Травкой, быть может, иногда баловались, только и всего.

— Представляю, что за люди были эти парни.

— Короче говоря, я начал расследование в одиночку. Мне помогал друг, детектив по имени Джон Сэмпсон. Именно в тот момент я и осознал, что могу доверять собственному чутью. В общем, удалось выяснить, что один из убитых начал встречаться с женщиной, которую местный наркоделец считал своей. На этом я не остановился: следуя интуиции, пошел дальше и в итоге докопался до истины. Как оказалось, именно наркоторговец и застрелил тех двоих. Раскрыв это преступление, я понял, что нашел себя, что наделен особыми способностями распутывать головоломки. Наверное, определенную роль сыграли и мои психологические познания. Одним словом, мне понравилось ставить все на свои места. Или доказывать, что я прав.

— И все же твоя жизнь — это не только работа. У тебя есть дети, бабушка, друзья, — сказала Джамилла.

На том мы и закончили разговор, не упоминая об очевидном: и я, и Джамилла не состояли в браке, ни от кого не зависели. К нашей работе это не имело никакого отношения.

Ох, как же все непросто в жизни.

Глава 64

Успокоением для любого опытного полицейского служит убежденность, что все преступления так или иначе походят на те, с которыми он уже сталкивался в своей практике. Однако нынешние убийства отличались от мне известных беспорядочностью, жестокостью, продолжительным сроком совершения и вариативностью. К тому же, по нашим предположениям, совершал преступления не один человек, и не одна и та же группа людей. А разные убийцы, подчинявшиеся единому руководству.

На следующее утро мы встретились с Кайлом для обсуждения хода расследования. У него было дурное настроение, и я с нетерпением ждал конца беседы. Обменявшись кое-какими мыслями и посетовав на тяготы жизни, мы расстались, и я вернулся к Джамилле Хьюз на наш пост в Парковом квартале.

Коробка «Криспи-Крим», которую я купил на обратном пути, вызвала смех и у Джамиллы, и у всех наблюдавших за домом агентов. Угоститься ароматным пончиком, однако, не отказался ни один из них, и буквально через несколько минут коробка опустела.

— Похоже, эти фокусники — настоящие домоседы, — сказала Джамилла, жуя глазированный пончик.

— На дворе белый день, — заметил я. — Они, наверное, лежат в гробах.

Джамилла хихикнула и покачала головой. В ее темных глазах засветились огоньки.

— Ошибаешься. Тот, что пониже, Чарлз, все утро работал в саду. Солнечного света он определенно не боится.

— Значит, наверное, Дэниел боится, как все нормальные вампиры. Его, по-видимому, и считают Владыкой, главой вампирской братии.

— Дэниел все это время болтал по телефону. Скоро он устраивает вечеринку, фетишистский бал. Явиться на бал можно лишь в любимом костюме — кожаном, готическом, викторианском, в том, что тебе больше по вкусу. Ты бы что выбрал?

Я засмеялся.

— Наверное, джинсу, вельвет и что-нибудь из кожи. О! У меня есть отличная кожаная куртка, немного потертая и выглядит ужасно, короче говоря, как раз то, что надо.

Джамилла захохотала.

— Роль готического принца ты сыграл бы великолепно.

— А как насчет тебя? Что ты предпочитаешь?

— Гм... Конечно, тоже кожаные куртки, брюки и высокие ботинки. Парочка, кстати, у меня имеется, и я до сих пор за них расплачиваюсь. Сам понимаешь, я из Сан-Франциско, и потом нам, девочкам, положено шагать в ногу со временем.

— Нам, мальчикам, тоже.

Прошел еще один мучительный день наблюдения. Мы оставались у дома фокусников до наступления темноты. Около девяти нас сменила пара агентов Бюро.

— Пойдем подкрепимся, — сказал я Джамилле.

— Ты это о чем? — спросила она, и мы одновременно рассмеялись, наверное, чересчур громко.

Уезжать от особняка далеко не следовало, поэтому ужинать мы отправились в «Камелию» на Саут-Кэрроллтон-авеню у Ривер-Бэнд. Снаружи «Камелия» напоминала жилище плантатора, внутри же была оформлена как весьма уютная закусочная, с длинным столом и привинченными к полу высокими стульями. К нам подошел официант в белоснежном пиджаке и черном галстуке, и мы заказали кофе и два омлета, а Джамилла еще и фасоль с рисом.

Омлеты оказались легкими и пышными, толщиной со свернутую в трубку газету, а кофе вообще великолепным. Радовала и компания: мы с Джамиллой стали друг для друга настоящими друзьями, а может, и чем-то большим. Нас ни капли не смущали даже паузы в разговорах, возникавшие довольно редко. Один мой приятель как-то раз сказал, что любовь — это когда находишь человека, с которым можешь проболтать до полуночи. Вероятно, он прав.

— Бипер молчит, — сказала Джамилла, когда мы покончили с едой и не спеша перешли к кофе.

Обычно в «Камелии», как мне рассказывали, во время ленча и ужина посетители выстраивались в длинные очереди, но сейчас народу было немного.

— Как думаешь, Алекс, чем они занимаются вдвоем в огромном мрачном доме? Чему вообще извращенцы-убийцы посвящают свободное время?

С подобными типами я сталкивался десятки раз. Все они вели себя по-разному.

— У некоторых даже есть семьи, и жизнь течет вполне благополучно, как утверждают их половины. У Гэри Сонеджи, например, была маленькая дочь, у Джеффри Шефера трое детей. Даже подумать страшно: живешь бок о бок с мужем, или соседом, или отцом и вдруг в один прекрасный момент узнаешь, что он — хладнокровный убийца. А ведь такое нередко случается, сам не раз был свидетелем подобного.

Джамилла отпила из повторно наполненной чашки.

— Соседи Дэниела и Чарлза отзываются о них вполне благоприятно, находят, что они эксцентричные, но очень славные и — это мне особенно нравится — добропорядочные люди. Дом принадлежит Дэниелу, он получил его в наследство от отца, тоже большого оригинала, художника-портретиста. Ходят слухи, будто эти фокусники — геи, но их нередко видят в компании молодых симпатичных женщин.

— Для вампиров половая принадлежность человека не играет особенной роли, я узнал это от Питера Уэстина, — сказал я. — Дэниелу и Чарлзу все равно, кого убивать, мужчин или женщин. Знаешь, кое-что в этой истории до сих пор остается для меня загадкой; я пытаюсь заполнить кое-какие пробелы и никак не могу.

— Убийства происходили именно в тех городах, куда Дэниел и Чарлз являлись со своими волшебными шоу, — напомнила Джамилла.

— Верно. Все собранные нами доказательства неоспоримы.

— Однако твое знаменитое чутье не вполне удовлетворено.

— Не знаю, насколько там оно знаменитое, но чувствую какое-то несоответствие, понимаешь? Это ощущение ни на минуту не оставляет меня в покое. С какой такой стати они вдруг забыли об осторожности? Почему долгие годы никто даже не подозревал их в убийствах, а теперь все стало известно и полиции, и ФБР?

Мы неспешно допили кофе. Зал наполовину пустовал, но после закрытия остальных баров должен был вновь наполниться до отказа. Нас никто не торопил, а возвращаться к утомительному наблюдению за домом магов не особенно хотелось.

Джамилла нравилась мне по многим причинам, а в основном, наверное, потому, что я видел в ней родную душу, товарища по несчастью. Мы оба обожали свою работу, оба жили насыщенно и интересно, и у нее, и у меня были родственники и друзья. И несмотря на все это, и я, и Джамилла страдали от одиночества. Почему?

— Все в порядке? — спросила она.

В ее глазах промелькнула тревога.

Я интуитивно отличаю людей с по-настоящему добрым сердцем от притворщиков. Джамилла определенно относилась к первой категории.

— Увлекся кое-какими мыслями, — сказал я. — Но уже выбросил их из головы.

— И куда же в подобные моменты они тебя уносят? — полюбопытствовала она.

— Во Флоренцию, — ответил я. — В самое красивое место на земле. Мое любимое.

— Значит, ты только что побывал в Италии?

— Признаться честно, нет. На самом деле я думал о нас с тобой... о том, что мы в чем-то похожи.

Джамилла кивнула.

— И мне подобное приходило в голову. Интересно, что нас обоих ждет в будущем? Мы обречены на совершение одинаковых ошибок?

— Нас ждет поимка двух особо опасных преступников. Такая перспектива тебя устраивает?

Джамилла наклонилась ко мне, провела по моей щеке рукой и печально произнесла:

— Устраивает. А мы с тобой и впрямь обречены.

Глава 65

Дирижер наблюдал за выходящим из машины Алексом Кроссом.

Кросс и очаровательная Джамилла Хьюз вернулись с ужина и вновь заняли наблюдательный пост у дома фокусников. Насколько эти двое сблизились? Собирались ли стать любовниками здесь, в Новом Орлеане? Это был один из крупных недостатков в характере Кросса: ему постоянно недоставало любви.

Кросс, просидев в машине наблюдения несколько минут, вышел.

"Великому Кроссу неспокойно. Может, захотел прогуляться после еды? Или поразмыслить о расследовании наедине с собой? Он ведь одиночка, прямо как я.

Мне его намерение не особенно нравится".

Дирижер последовал за Кроссом по темной улочке, застроенной по обе стороны коттеджами с креольским декором — лучшими в этой части Нового Орлеана зданиями.

Пахло жимолостью, жасмином и гардениями. Дирижер с удовольствием втянул в себя благоухающий воздух. Чудесно. Он знал, что сотню лет назад вот эти же самые запахи витали здесь не просто так, а с целью перебить зловоние располагавшихся неподалеку скотобоен. Историю Дирижер изучал с особой тщательностью, историю и все остальное. Познания лежали на полках его мозга упорядоченно и в строгой последовательности. Он владел массой информации и четко знал, как ею пользоваться.

На Сент-Чарлз-авеню, удаленной отсюда на два квартала, грохотали трамваи, заглушая и без того едва слышные шаги Дирижера.

Он упивался прогулкой с Кроссом и раздумывал, не наступает ли та самая ночь. От одних этих мыслей кровь по его жилам мчалась с удвоенной скоростью.

Расстояние между ним и объектом наблюдения постепенно сокращалось. Да, да, следовало действовать. Прямо сейчас, прямо здесь.

Он не удивился бы, если бы Кросс в это самое мгновение оглянулся и увидел его. Вот было бы здорово: иронично, многозначительно, волнующе. И в необыкновенных особенностях кроссовского чутья, а также в том, что он достойный противник, можно было больше не сомневаться.

Проходя по особенно темным участкам улицы, Дирижер набирал скорость. Наконец он приблизился к Кроссу настолько, что смог бы нагнать его одним прыжком. У старинного кладбища Лафайет, так называемого Города мертвых, Кросс остановился и принялся рассматривать светлеющие за оградой роскошные склепы.

Дирижер тоже остановился. Неожиданное приключение все больше и больше будоражило его кровь.

На кладбищенской ограде висела табличка с надписью: «ОХРАНЯЕТСЯ ПОЛИЦИЕЙ».

Дирижер сомневался в том, что за старым кладбищем кто-то следит, хотя это не особенно его волновало. Полицию Нового Орлеана он мог спокойно съесть на завтрак.

Кросс осмотрелся по сторонам, однако Дирижера, притаившегося в тени, не заметил. Наброситься на него прямо сейчас? Помериться с ним силами? А впрочем, зачем? Победу в этой борьбе, несомненно, одержал бы он, Дирижер.

Кросс спокойно дышал и, быть может, делал последние в своей жизни вдохи и выдохи. Восхитительная мысль.

Кросс медленно развернулся и направился вниз по другой улице, возвращаясь к наблюдательному посту, к инспектору Хьюз.

Дирижер пошел было за ним, но неожиданно свернул в переулок и зашагал в другую сторону. Сегодня ночью он решил не трогать Кросса, оставить его в живых.

По единственной причине: было слишком темно, и ему не удалось бы рассмотреть выражение глаз умирающего противника.

Глава 66

Утром произошло нечто из ряда вон выходящее — событие, которого не ожидал никто из нас. Я по крайней мере точно, вот оно и привело меня в полное замешательство.

Мы явились в местный офис ФБР на совещание. В просторном, чистом зале с окнами на мутную реку Миссисипи собралось человек тридцать.

Ровно в девять Кайл обратился к команде наблюдателей, проведших на постах предыдущие двадцать четыре часа, а побеседовав с ними, принялся раздавать задания на сегодняшний день. Он делал это, как обычно: четко, ясно, без лишних слов, без ошибок и даже намеков на них.

Когда его голос стих, кое-кто поднял руку.

— Простите, мистер Крэйг, меня вы вообще не упомянули. Чем сегодня заниматься мне? — невесело спросила Джамилла Хьюз.

Кайл, по-видимому, уже считая, что совещание завершено, складывал бумаги с записями в толстый черный портфель. Отвечая на вопрос Джамиллы, он лишь мельком глянул на всех нас.

— Спросите об этом доктора Кросса, инспектор Хьюз. Пусть он решит, чем вам заняться.

Его ответ прозвучал чрезмерно жестко, даже невежливо. Меня эта грубость, или, если выразиться мягче, нетактичность, застала врасплох.

— Вы говорите ерунду, мистер Крэйг! — Джамилла поднялась с места. — А я не намерена терпеть подобное, в особенности оскорбительно безучастный тон.

На нее устремились взгляды всех присутствовавших в зале. Обычно перечить Кайлу не отваживались. Хотя бы только потому, что, согласно слухам, в один прекрасный день он мог стать директором ФБР и многие считали его вполне достойным этого поста. Кайл и действительно был умнее всех, кого я знал в Бюро, и работал гораздо больше других.

— Послушайте, я ничего не имею против детектива Кросса, — продолжала Джамилла, — но еще в Калифорнии я сделала все возможное, чтобы расследование не стояло на месте. Я говорю это не для того, чтобы кто-то погладил меня по головке или похвалил, совсем нет. Просто я приехала в Новый Орлеан работать и знаю, что могу быть полезной. Так используйте же мои возможности и не унижайте меня. Кстати, в этом деле почему-то задействованы всего лишь две женщины. Пожалуйста, не извиняйтесь.

Она махнула рукой, давая Кайлу понять, что тот может ничего не говорить в свое оправдание.

Кайл невозмутимо произнес:

— Равно как и для так называемых вампиров, инспектор Хьюз, половая принадлежность человека не играет для меня никакой роли. Я благодарен вам за активное содействие ходу расследования на его ранних стадиях. Но в настоящий момент, как уже и сказал, поручаю руководить вашей работой доктору Кроссу. Если вас что-то не устраивает, можете хоть сейчас отправляться домой. Всем спасибо за внимание, — обратился он ко всем нам. — Счастливой охоты. Будем надеяться, что сегодня удача наконец-то нам улыбнется.

Я недоумевал — большей частью по поводу ответа Кайла, но и по поводу гнева Джамиллы тоже. Когда она подошла ко мне по окончании совещания, я не знал, как себя вести.

— Его поведение меня просто взбесило. Брр. — Джамилла скорчила гримасу и покачана головой. — На меня, конечно, бывает, находит, но в данном случае не прав был он. С этим типом определенно не все в порядке, нутром чувствую. Зачем ему понадобилось унижать меня? Не нравится, что я работаю с тобой?.. Итак, каковы будут указания на сегодняшний день, доктор Кросс? Уезжать домой из-за этого придурка я и не подумаю.

— Он действительно был не прав. Жаль, что все так вышло, Джамилла. Давай поговорим о наших планах.

— Только не важничай, — сказала Джамилла.

— А я и не важничаю. Забудь о том, что произошло, успокойся.

Я видел, что она все еще на взводе.

— Не любит он женщин, точно тебе говорю. И подобно некоторым мужчинам помешан на трех "к" — контроле, конкуренции и критике.

— А что ты вообще о нем думаешь? О нем и об остальных мужчинах?

Джамилла наконец-то улыбнулась.

— Я думаю — и это абсолютно объективное и взвешенное суждение, — он законченный властолюбец и полная сволочь. Твой так называемый друг. Что же касается остальных мужчин... все зависит от индивидуальных особенностей.

Глава 67

Два настоящих вампира считали себя непобедимыми.

Явившись в Новый Орлеан, Уильям и Майкл тут же решили, что этот экзотический город полностью принадлежит им. Два прекрасных принца с длинными светлыми, утянутыми в хвостики волосами, в черных рубашках и брюках, в блестящих кожаных ботинках. Их миссия подходила к концу, и они были уверены, что завершат ее с блеском.

Уильям вел фургон Красного Креста по Французскому кварталу: они с Майклом выискивали жертву, обследуя основные улицы — Бурбон, Руайяль, Дофин, Бургундия, Шартр. Из магнитолы грохотала рок-музыка — «Супернатуральная блондинка», «Радио Токио».

Наконец Уильям остановил машину; выйдя из нее, братья направились к торговому центру. Уильяму сделалось тошно: повсюду пестрели набившие оскомину, отдававшие дешевкой названия — «Банана рипаблик», «Эдди Бауэр», «Лимитед», «Шарпер имидж», «Гэп».

— Что думаешь по этому поводу? — спросил Уильям, поворачиваясь к брату. — Центр такого потрясающего города загажен всякой коммерческой дрянью!

— Давай поскорее выберем кого-нибудь в этом вонючем торговом центре. Может, подкрепимся прямо в примерочной «Банана рипаблик»? Идея неплохая, не находишь?

— Нет! — Уильям схватил брата за руку. — Мы проделали слишком большую работу и не должны все испортить. Давай лучше уедем отсюда, немного отвлечемся.

Им не следовало ловить жертву сейчас. Этот район располагался слишком близко к владению Дэниела и Чарлза. Братья определенно нуждались в каком-то развлечении, в разрядке иного рода. Потому вернулись в машину, и Уильям повел ее прочь из города в направлении Интерстейт-10, к природным красотам Луизианы.

Уильям чувствовал, что должен провести за пределами Нового Орлеана не менее часа. Насладиться скалолазанием — вот чего ему сейчас хотелось. Альпинисту требуется особая сосредоточенность, в противном случае он разбивается насмерть.

Братья решили, что займутся фри-соло, самым впечатляющим видом восхождения. И конечно, самым опасным. При фри-соло альпинист не использует никакой страховки или специального снаряжения.

— Мы крепкие орешки! — смеясь, прокричал Майкл, когда они дошли до середины утеса высотой сто двадцать метров.

И он, и Уильям были и впрямь классными, на редкость выносливыми и бесстрашными альпинистами. И гордились этим.

— Согласен! — прокричал брату Уильям. — Есть скалолазы старые, а есть бесстрашные.

— А старых и бесстрашных не бывает!

Майкл разразился хохотом.

Восхождение оказалось более опасным, чем братья предполагали. И потребовало массу сноровки. Сначала они поднимались вдоль глубокой расселины, потом — плотно прижимаясь к утесу и цепляясь за очень узкие и неудобные выступы.

— Вот это и называется настоящим кайфом! — проорал Майкл, напрягая голос.

О недавнем поиске жертвы и о своем собачьем голоде он уже не помнил. В такие мгновения вся его сущность принадлежала лишь покорению утеса, только рискованному развлечению, в ходе которого им непременно следовало выжить.

Неожиданно оба брата оказались нос к носу с необходимостью принять срочное решение: если они сделают еще пару движений вверх, то спуститься, вероятнее всего, уже не смогут. Разумнее всего было прекратить восхождение и идти назад.

— Что скажешь, братик? — спросил Уильям. — Право выбора предоставляется тебе. Что говорит твой внутренний голос?

Майкл рассмеялся настолько безудержно, что, дабы не полететь вниз, схватился за выступы в скале обеими руками. А немного успокоившись, глянул на землю. Если бы он упал, разбился бы насмерть.

— Об отступлении даже не думай. Мы не свалимся отсюда, так и знай. Кому-кому, а нам с тобой бояться смерти глупо!

Добравшись до самой вершины, они взглянули на Новый Орлеан. Теперь это был их город.

— Мы бессмертны! И не умрем никогда! — закричали братья, подставляя лица ветру.

Глава 68

Я рассматривал могучие дубы с толстенными стволами. Потом крупные цветки магнолий и банановые пальмы с листьями, похожими на раскрытые веера. Других занятий в Парковом квартале я уже не находил.

Наблюдение продолжалось. Джамилла в своих рассказах начала повторяться, я, разумеется, тоже. От этого нам обоим все чаще становилось неловко. На заднем сиденье нашей машины высились стопки «Таймс-Пикайюн». Мы прочитывали каждый выпуск от корки до корки.

— Существенных подтверждений причастности Дэниела и Чарлза хотя бы к одному из убийств не существует, Алекс. Мы не нашли ничегошеньки ни в одном из городов. Все, что у нас имеется, — доказательства косвенные, гипотетичные, теоретические, одним словом, чушь собачья. Тебе так не кажется? — У меня возникло ощущение, что Джамилла сказала это просто ради того, чтобы поговорить хоть о чем-то. Но ее слова не были лишены смысла. — Что-то определенно не стыкуется. Ну не могут они быть настолько умными и расчетливыми. Это просто нереально.

Наша машина стояла на удалении четырех небольших домов от особняка на улице Ласалле. От владения. В случае чего мы доехали бы туда в считанные секунды. Но не происходило абсолютно ничего. В этом-то и состояла вся проблема. Дэниел и Чарлз практически не покидали свое двухсотлетнее жилище, а если и покидали, то только ради похода в магазин или ужина в одном ресторане в центре города. У них был тонкий вкус.

Я попытался ответить на вопрос Джамиллы.

— Что касается давних убийств — с ними все ясно. Когда дело устаревает, найти какие-то доказательства становится практически невозможно, сама знаешь. А вот насчет последних убийств... Сам не понимаю, почему мы не находим никаких улик.

— Я постоянно ломаю над этим голову. В Лас-Вегасе и Чарлстоне у нас имеются свидетели. Но Дэниела и Чарлза никто не узнаёт по фотографиям. Что ускользает от нас?

— Быть может, они не сами совершают убийства? — предположил я. — Когда-то занимались этим, а теперь нет?

— Неужели им не хочется попраздновать на месте преступления? Отведать свежей крови? Для чего еще убивать людей? Ради совершения какого-то обряда? Или того требует некий тайный ритуал? А может, они придумывают новую религию? Черт возьми, Алекс, ну чем же занимаются эти чудовища?

Я не знал ответов ни на ее вопросы, ни на свои. Никто не знал, к сожалению. Вот мы и продолжали сидеть в машине и ждать очередного появления Дэниела и Чарлза.

Если они настолько осторожны и предусмотрительны, то почему тогда мы знали о них, почему следили за их домом?

Глава 69

Уильям забавлялся. Нынешнее занятие доставляло ему уйму радости, море веселья. Он наблюдал за полицией, в свою очередь наблюдавшей за домом ужасов — жилищем Дэниела и Чарлза.

Не усидев на месте, юный принц вышел из фургона и направился на улицу Ласалле — с сигареткой в зубах, надменно, уверенно, не боясь ничего и никого на свете, считая себя лучше всех в любом отношении. Майкл спал, вот Уильям и решил прогуляться.

В Парковом квартале можно было повстречать кого-нибудь из проживавших здесь знаменитостей — несравненного Трента Резнора из «Наин инч нейлз» или какого-нибудь придурка с Эм-ти-ви.

На улице Ласалле стояли два неприметных «линкольна». Уильям покачал головой и задумался о том, заметили ли маги эти машины. Его губы растянулись в улыбке. Естественно, Дэниел и Чарлз не теряли бдительности. Эта парочка совершала убийства уже много-много лет. Почему же теперь позволяет копам ошиваться поблизости?

Дойдя до конца квартала, Уильям повернул на юг. Веранды большинства здешних домов увивала виноградная лоза. У одной такой веранды Уильям заметил великолепного парня — примерно двадцати одного года, с поблескивавшими от капелек пота натренированными грудными мышцами. Он поливал из шланга «БМВ» с откидным верхом, машину Джеймса Бонда.

При виде замечательной мужской фигуры и бьющей из шланга струи у Уильяма участился пульс. Старательно сдерживая себя, он прошел мимо. Неожиданно взгляд его упал на другое прелестное создание — девушку лет четырнадцати, сидящую на крыльце одного из домов и поглаживающую персидского кота.

Выглядела она просто невероятно, на удивление сексапильно. Длинные каштановые волосы волнами спадали на маленькую грудь, спрятанную под коротким топом и прозрачной рубашкой. Темно-синие джинсы плотно облегали бедра, а внизу немного расширялись. В ушах поблескивали серебряные и золотые колечки и гвоздики, тонкое запястье украшали разноцветные браслеты, а пальцы ног — кольца. Типичный подросток, она поражала красотой, заводила с полуоборота. И отличалась высокомерием, как и сам Уильям.

Он остановился и, обольстительно улыбаясь, заговорил:

— Классный у тебя кот.

Девушка повернула голову, и Уильям увидел, что глаза у нее такие же зеленые и сияющие, как и у перса. Она внимательно изучала незнакомца зорким, горячим взглядом. Уильям сразу понял, что разжег в ней страсть; подобное происходило со всеми, с кем он заговаривал, не важно, мужчинами или женщинами.

— Зачем ты сдерживаешь себя? — На его губах продолжала играть улыбка. — Ничего не бойся и всегда бери все, что захочешь. Это мой тебе совет, совершенно бесплатный.

— Ты учитель? — спросила девушка. — Ни на одного моего преподавателя что-то не похож.

— А я и учитель, и ученик.

В Уильяме вспыхнуло непреодолимое желание. Девушка была не только красавицей, но и обладала природным чутьем. А еще не по возрасту развитой сексуальностью, гибким умом и умением пускать свои достоинства в ход. Большинство подростков не способны пользоваться дарованными им талантами и растрачивают их впустую.

Девушка больше ничего не сказала, даже не улыбнулась, однако и не отвела взгляд.

Уильям восторгался ее самоуверенностью, этими зелеными глазами, тщетно пытавшимися смутить его. И гордо выпяченной вперед девичьей грудкой — единственным оружием ее обладательницы. Его так и подмывало подойти к этой пташке, овладеть ею прямо здесь, на крыльце, искусать ее, напиться свежей крови, разбрызгать эту кровь по ровным, тщательно выскобленным доскам.

Нет. Только не тут, не сейчас.

Его бесила собственная беспомощность, невозможность быть самим собой. Хотелось поразмяться, воспользоваться своей силой, своими способностями.

В конце концов Уильям развернулся и зашагал прочь. Оставить это очарование, эту обольстительную манящую крошку на ее чертовом крыльце стоило ему невероятных усилий.

Только когда он отошел на некоторое расстояние, девушка прокричала ему вслед, безжалостно хохоча:

— Зачем ты сдерживаешь себя?

Уильям хищно улыбнулся и резко повернул назад.

— Тебе повезло, — сказал он, приблизившись к ней. — Считай, что ты избранная.

Глава 70

Мне казалось, что-то вот-вот случится. В семь утра я в полном одиночестве сидел за столиком в кафе «Дю монд», расположенном напротив Джексон-сквер, ел посыпанные сахарной пудрой пирожки и пил кофе, рассматривая шпили собора Святого Людовика и слушая ноющие гудки речных судов на Миссисипи.

Утро было чудесным, однако я чувствовал себя прескверно: злился и не знал, куда девать скопившуюся во мне энергию.

Я повидал на своем веку множество жутких преступлений, но с такими запутанными и непонятными еще не сталкивался. Их совершали более одиннадцати лет, а схема действий убийц, равно как и их мотивы, оставались для нас загадкой.

Приехав в офис ФБР, я узнал невероятную новость: исчезла пятнадцатилетняя девушка, проживавшая по соседству с фокусниками. Она, конечно, могла и просто сбежать из дома, но мне такая версия показалась маловероятной. С момента ее исчезновения не прошло и двадцати четырех часов.

На запланированное на сегодня совещание я отправился с намерением выяснить подробности, а также узнать, почему мне не сообщили о происшествии раньше.

Едва переступив порог конференц-зала, я почувствовал, как напряжены и взвинчены все собравшиеся. События развивались наихудшим образом: мы считали, что напали на след убийц, а ничего не могли с ними сделать. Л теперь опять они же предположительно убили еще одного человека, и практически у нас перед носом.

Я занял место рядом с Джамиллой. На столе перед каждым стояла чашка горячего кофе и лежал свежий выпуск «Таймс-Пикайюн». Об исчезнувшей девушке в нем не сообщалось. По-видимому местная полиция занималась выяснением подробностей происшествия до самого утра и до последнего никому о нем не сообщала.

Кайл был вне себя от гнева. Никогда раньше я не видел его таким. Он нервно расхаживал от стены к стене, то и дело проводя рукой по темным волосам. Я понимал его: расследование напрямую зависело от организации совместной работы полиции Нового Орлеана и ФБР. Местные копы решили действовать самостоятельно, грубо нарушая правила игры.

— Впервые в жизни я сочувствую мистеру Крэйгу, — сказала Джамилла. — Полиция просто сошла с ума.

— Мы уже несколько часов могли бы заниматься исчезновением девочки, — согласился я. — Кошмар какой-то! Ситуация лишь осложняется.

— Сегодня вечером нам выдается отличная возможность что-нибудь разузнать. Если мы попадем на вечеринку, то есть проникнем в дом магов. Ты как? — шепотом спросила Джамилла. — Я рискнула бы. В любом случае все, кто явится на бал, будут в костюмах. Что мешает принарядиться и кому-нибудь из нас?

Взгляд Кайла устремился прямо на меня и Джамиллу.

— Можно начинать собрание?

— Его собрание, — едва слышно прошептала Джамилла.

Я не понимал, почему она так сильно невзлюбила Кайла. А впрочем, в последнее время он и впрямь вел себя странно. Наверное, до чертиков устал от этого расследования. Или от чего-то еще.

— Скажи ему про вечеринку, — прошептала Джамилла. — Тебя он послушает, особенно сейчас, когда пропала девушка.

— Сомневаюсь. А вообще-то чего мне бояться? Увольнения?

Джамилла резко повернула голову и смело взглянула на Кайла.

— Мне кажется, кто-то из нас должен проникнуть на бал, устраиваемый сегодня магами. В любом случае мы ничего не потеряем. Не исключено, что и пропавшая девушка окажется там.

Кайл заколебался.

— Пожалуй, вы правы. Надо взглянуть на этот дом изнутри.

Глава 71

Такое могло произойти исключительно в Новом Орлеане.

Большую часть дня я потратил на разыскивание парочки отпечатанных приглашений на бал, потом мы с Джамиллой занимались подготовкой костюмов. Начато мероприятия планировалось на полночь, но мне сказали, что основная масса приглашенных приедет в дом магов лишь ближе к двум.

К особняку Дэниела и Чарлза мы приблизились в третьем часу утра. Некоторые из пожаловавших к фокусникам гостей были студенческого возраста, кое-кто даже моложе, но большая часть собравшихся в их доме людей выглядели на тридцать и старше. Многие приехали на роскошных машинах. Наряды окружающих приковывали взгляд: старинные сюртуки и цилиндры, бархатные платья викторианского периода, корсеты, трости, диадемы.

Готы — мужского и женского пола — явились на вечеринку облаченными в черную кожу и бархат; кое-кто из дам украсил их белыми и черными кружевами. Тут и там мелькали серьги в ушах, на лицах и в пупках, ошейники в заклепках, накрашенные черным губы и тонны туши на ресницах как женщин, так и мужчин.

Глаза в светящихся красных линзах смотрели на тебя, казалось, отовсюду. Заставить себя не пялиться на них удавалось с большим трудом. По всему дому из скрытых динамиков звучала песня «Пистол грип памп». Изо ртов торчали клыки, а шеи некоторых из женщин, наверное, со следами укусов, были обвязаны черными или фиолетовыми бархатными ленточками.

Мой интерес возрастал с каждой минутой. Народ обращался друг к другу напыщенно: сэр Николас, миссис Энн, баронесса принц Уильям, мастер Ормсон. Проплывавшая мимо нас женщина смерила Джамиллу нахальным взглядом. Она была оплетена какими-то ремнями бронзового цвета, все тело покрывала бронзовая краска. В воздухе пахло металлом, кровью, выделанной кожей и маслом из настенных факелов.

Джамилла держалась превосходно. Она явилась на празднество в плотно облегающем фигуру черном кожаном платье, высоких ботинках, черных чулках и купленных в магазинчике на Дюмейн-стрит кожаных браслетах. Губы она накрасила приобретенной там же черной помадой. Я наряжался с ее помощью: для меня выбрали сюртук с полами до земли, галстук, черные брюки и черные кожаные ботинки до колен.

Никто не обращал на нас особого внимания. Мы обошли первый этаж и двинулись со всей толпой вниз, в подвал. Повсюду на каменных стенах здесь горели факелы. Пол был кое-где каменным, кое-где глиняным. Пахло сыростью и плесенью.

— О Господи, Алекс... — прошептала Джамилла мне на ухо, с силой сжимая мою руку. — Если бы я не стояла сейчас на этом самом месте, то, наверное, никогда не поверила бы, что подобные вещи — реальность.

Я тоже верил в это с трудом. Большинство людей, собравшихся в подвале, обладали искусственными клыками, и зрелище это нагоняло чудовищный страх. Горели только электросветильники в виде настенных канделябров со свечами и факелы. Я заметил прибитые к стенам черепа и ни на секунду не усомнился, что они настоящие.

На душе становилось все тревожнее. Я принялся осторожно осматриваться по сторонам, размышляя, как в случае чего выбраться отсюда. О легком побеге, по-видимому, не следовало и мечтать. Толпа сгущалась, и я почувствовал, как меня охватывает клаустрофобия. Суждено ли кому-нибудь умереть сегодня в этом доме? Если да, то кому?

Послышался голос:

— Владыка перед вами. Склоните головы.

Глава 72

Похожий на пещеру подвал замер в напряженной тишине. Возникло неприятное ощущение, будто сейчас я увижу то, чего видеть не должен. Перед толпой собравшихся появились Дэниел Эриксон и Чарлз Дефо.

Маги олицетворяли собой сегодня богемное величие. Публика в трепетном благоговении склонила перед ними головы.

Дэниел и Чарлз производили серьезное впечатление. На Чарлзе были узкие черные кожаные брюки и ботинки. Он отличался идеальным сложением и мощной мускулатурой. Дэниел предстал перед гостями в черном сюртуке, черных брюках и шелковом черном галстуке. У него были крепкий, физически развитый торс и узкие бедра.

Перед фокусниками, удерживаемый тяжелой металлической цепью, расхаживал взад и вперед светлый бенгальский тигр. Мы с Джамиллой переглянулись.

— Как стремительно развиваются события, — шепнула она мне на ухо.

Дэниел переговорил о чем-то с несколькими молодыми людьми. Самые первые жертвы — только мужчины, всплыло в моей памяти. От тигра меня отделяли каких-нибудь три с половиной метра. Какую роль играл он в этом сборище? Служил просто символом? Символом чего?

Чарлз и Дэниел стояли у дальней стены. Чарлз что-то прошептал напарнику, и оба рассмеялись, глядя на собравшуюся перед ними толпу.

Наконец Дэниел заговорил — громким звучным голосом. По-моему, он считал, что все только и мечтают послушать его, и был до предела уверен в себе.

— Я — Владыка. Мне нравится это скопление людей — живое, пульсирующее. Я чувствую уйму сосредоточившейся в зале энергии. Она возбуждает меня.

В нас безграничное множество сил. Не сомневайтесь в них. Поверьте в себя. Сегодня особенная ночь. Идемте же со мной и дальше. На следующий уровень. Идемте все, кто верит в меня, и даже лучше — все, кто не верит.

Глава 73

Ничего подобного я не видел ни разу. Войдя в другое, еще более просторное помещение подвала, мы с Джамиллой принялись молча осматриваться по сторонам. Освещало этот зал сияние настенных канделябров, в основном электрических. Поблескивавшие клыки окружали нас буквально со всех сторон. Тигр зарычал, и мне вспомнились следы укусов на человеческой плоти.

Начнешь охоту на вампира...

Что происходит в этом зловещем подвале? С какой целью столь жуткий народ собрался тут? И что за люди эти вампиры... сотни вампиров?

Дэниел и Чарлз приблизились к двум высоким статным мужчинам в мантиях из черного атласа. На вид им было лет по двадцать или даже меньше. Они выглядели как юные боги. Толпа подалась вперед, чтобы лучше увидеть, что произойдет в следующее мгновение.

— Представляю вам новых принцев, — с царственной важностью провозгласил Дэниел. Точно так же он вел себя и на сцене во время представлений. — Поклонитесь им!

Какая-то женщина из первого ряда заверещала:

— Наши принцы! Принцы тьмы! Я обожаю вас, боготворю!

— Молчать! — рявкнул Чарлз. — Уведите отсюда эту тупорылую корову!

Свет неожиданно замигал и совсем погас. Несколько зажженных факелов гасили водой. Я взял Джамиллу за руку, и мы протиснулись к ближайшей стене.

Я абсолютно ничего не видел. В груди у меня разлился отвратительный холод.

— Что, черт возьми, происходит, Алекс?

— Не знаю. Не отходи от меня ни на шаг.

В полном мраке быстро началась паника. Со всех сторон послышались крики. Где-то совсем рядом щелкнул хлыст. Безумие. Хаос. Абсолютный кошмар.

Мы с Джамиллой достали оружие, но как действовать в темноте, не имели понятия.

Прошла минута, может, две. Я видел вокруг только чернильный мрак. Время как будто замедлило ход. Мне казалось, меня вот-вот прирежут или искусают.

Где-то в доме наверху щелкнул генератор. Свет моргнул и вновь загорелся. Потом опять погас и включился, теперь надолго. У меня перед глазами заплясали размазанные изображения, цветные круги, и вдруг я увидел...

Маги исчезли.

Кто-то закричал:

— Убийство! О Боже! Они оба убиты!

Глава 74

Я помчался на звук голоса, расталкивая потрясенную толпу и не встречая ни малейшего сопротивления, и вскоре увидел тела убитых. Оба парня в черных мантиях лежали, распростертые на подвальном полу. Им перерезали глотки. Лужи крови под ними разрастались. Куда пропали Дэниел и Чарлз?

— Полиция! — крикнул я. — К трупам не прикасаться, всем отойти!

Люди в первых рядах оторопело подались назад. Я подумал: не планировали ли они напиться свежей крови? Не в этом ли состоял вампирский ритуал? Их дьявольская модель поведения?

— Всего два копа! — крикнул кто-то.

— И мы пристрелим вас, и глазом не моргнув! — четко и громко выпалила Джамилла.

— Всем назад! Живо! Где Дэниел и Чарлз? — гаркнул я.

Толпа сделала попытку окружить нас, и мне пришлось припугнуть ее выстрелом в воздух. Под подвальным потолком прокатилось звучное эхо. Люди устремились к дверям, стали протискиваться в них, толкаясь и шумя. Уйти никому все равно не светило, снаружи дом был окружен агентами ФБР.

Мы с Джамиллой помчались в проходной зал и свернули в узкий коридор, освещенный только факелами. Дэниел и Чарлз могли сбежать именно сюда, когда в доме властвовала кромешная тьма.

По обеим сторонам пыльного прохода ютились, примыкая одна к другой, маленькие каморки. Это место походило на старинное подземелье. Повсюду пахло сыростью и плесенью, мрачная атмосфера давила и пугала.

— Ты в порядке? — спросил я, оглядываясь на Джамиллу.

— В порядке. По крайней мере пока. Мне здесь все больше нравится, — сострила она.

Глаза ее горели.

Я услышал голос зовущего нас Кайла. ФБР уже вошло в здание.

— Что у вас, Алекс? Что-нибудь нашли?

— Еще нет. Дэниел и Чарлз смылись, когда не было света. Бесследно.

Мы принялись тщательно осматривать все комнатушки. Большинство из них, по-видимому, использовалось в качестве кладовок, а некоторые пустовали: в них было холодно и жутко, как в склепе. И царила странная атмосфера, навевавшая мысли о привидениях и прочей нечисти.

Закрытую дверь очередной комнаты я растворил пинком. Мы с Джамиллой заглянули внутрь. Джамилла ахнула, раскрывая рот в беззвучном крике.

— О Господи! Что произошло, Алекс?

Я молча взял ее за руку. То, на что я смотрел, казалось галлюцинацией, я не верил, что не сплю, не брежу. Мои ноги ослабли и немного подкосились.

На полу комнаты лежали Дэниел и Чарлз. Мертвые. От потрясения я не мог выдавить из себя ни слова. Вошедший следом за нами Кайл тоже молча уставился на трупы.

Мы приблизились к телам и склонились над ними. Сомнений не было: магов убили. На шеях краснели порезы и глубокие следы от укусов, нанесенных клыками.

Кто же теперь назвался Владыкой?

Часть четвертая

Травля

Глава 75

На следующий день после обеда Джамилле предстояло лететь домой, в Сан-Франциско. Она чувствовала себя как выжатый лимон и была окончательно сбита с толку. До аэропорта я повез ее на машине, и всю дорогу мы проговорили об убийствах — это уже напоминало некое навязчивое состояние.

События, произошедшие вчера ночью, буквально одним махом перечеркнули все наши наработки. Мы выследили предполагаемых убийц — и вдруг нашли убитыми их самих. Начинало казаться, что в чертовски запутанной и изрядно действовавшей нам на нервы преступной неразберихе может случиться все, что угодно. Убийцы обожали неожиданности.

— И куда ты теперь, Алекс? — спросила Джамилла, когда мы повернули к аэропорту.

— Куда я теперь? — повторил я, нервно смеясь. — Черт его знает, у меня уже мозги кипят.

— Я серьезно.

— Еще с парочку дней, наверное, пробуду здесь, посмотрю, чем смогу быть полезен. Все приглашенные из дома фокусников — по крайней мере все, кого удалось поймать, — находятся сейчас в полиции Нового Орлеана. Толпа ненормальных, с которыми было бы интересно побеседовать. Кто-то из них хоть что-нибудь да должен знать.

— Вряд ли они захотят делиться с тобой своими знаниями. И потом, местные копы не особенно заинтересованы в сотрудничестве с нами, во всяком случае, до недавнего времени определенно не были.

Я улыбнулся.

— Многие местные копы не прочь поупрямиться. Но мы своего добьемся. Я уверен, это одна из причин, по которым Кайл меня здесь задерживает.

Джамилла нахмурилась при упоминании имени Кайла. А может, просто потому, что не желала уезжать.

— Я должна вернуться домой, но заниматься этим делом продолжу. Мой друг Тим из «Икзэминер» до сих пор собирает информацию по калифорнийским убийствам. Не исключено, что каша заварилась именно там. Подумай об этом.

— Заварилась одиннадцать лет назад или даже раньше, — сказал я. — Но кто были первые убийцы? Дэниел Эриксон и Чарлз Дефо? Или другие люди из той же секты? И секта ли это?

Джамилла вскинула руки.

— Не имею ни малейшего понятия. Мой мозг уже отказывается работать. Сейчас сяду в самолет и просплю до самого Сан-Франциско.

Мы еще немного поговорили о странностях этого дела, а потом я спросил о Тиме из «Сан-Франциско икзэминер».

— Он просто мой друг, — ответила Джамилла.

У ближайшего к сектору досмотра багажа мы обменялись рукопожатиями. Джамилла поцеловала меня в щеку.

Я обнял ее за шею и на несколько мгновений задержал. За столь короткое время мы разделили с этой женщиной столько боли, столько страдания. Даже в опасной для жизни ситуации успели побывать.

— Алекс, мне было приятно с тобой работать, — проговорила она, отстраняясь. — Спасибо за «Криспи-Крим» и все остальное.

— Позванивай, — сказал я. — Обещаешь?

— Естественно. На другое можешь и не рассчитывать.

В следующее же мгновение инспектор Джамилла Хьюз развернулась и зашагала к шумному международному аэропорту Нового Орлеана. Я почувствовал, что буду сильно по ней скучать. Она стала для меня настоящим другом.

Я смотрел ей вслед, пока совсем не потерял из виду, а потом вернулся в офис ФБР и с головой окунулся в работу. Проглядев все имевшиеся у нас материалы, я еще раз изучил их вместе с Кайлом, окончательно удостоверившись, что мы в тупике. На данный момент у нас не было ни единой толковой версии, которая объясняла бы смерть Дэниела и Чарлза. Мы ничего не знали. Задержанные до сих пор упрямо не желали что-либо рассказывать, а может, просто не владели никакой информацией.

— Кем бы ни были убийцы, они явно хотели доказать, что выше и умнее нас. Доказать и себе, и нам, — рассуждал я вслух.

— По-моему, схожесть этого происшествия с магическим трюком отнюдь не случайна, — произнес Кайл. — Тебя это не поразило, Алекс? Иллюзия волшебства?

— Поразило, но речь всего лишь об иллюзии, а не о настоящем волшебстве. Дэниел и Чарлз мертвы, равно как и многие другие люди. Они умирают вот уже одиннадцать лет.

— А мы все топчемся на месте. Ты к этому клонишь?

— Да, — ответил я. — И меня наша беспомощность медленно убивает.

Глава 76

В тот день я проработал в офисе ФБР до позднего вечера. Впрочем, как обычно. Около девяти на меня нещадно навалились одиночество, раздражительность и отчаяние. Я позвонил домой — никто не ответил. Я заволновался, но вскоре вспомнил, что сегодня день рождения моей тети Тайи и Нана собиралась закатить у нее в Чапел-Гейт, близ Балтимора, праздничную вечеринку.

А ведь я не купил для Тайи подарка. Болван проклятый.

С тех самых пор, как я ребенком переехал в Вашингтон, Тайя ни разу не забыла о моем дне рождения. Ни разу. В этом году она подарила мне часы, которые были сейчас у меня на руке. Я позвонил ей в Мэриленд и поговорил со всеми родственниками. Каждый счел своим долгом поддразнить меня, расписав, какой у Тайи чудесный пирог, и заявив, что я много теряю, пропадая неизвестно где. Все спрашивали, чем я занимаюсь и когда вернусь домой.

Исчерпывающего ответа я дать не мог.

— Приеду при первой же возможности. Я очень скучаю. Вы и представить себе не можете, как бы я хотел оказаться сейчас с вами.

На обратном пути в «Дофин» я решил заехать в Парковый квартал, взглянуть на дом магов. Для чего мне это понадобилось, ума не приложу, — наверное, я подался туда, потому что слишком нервничал и потому что помешался на расследовании. У входа в особняк дежурила парочка полицейских. Лица обоих выражали скуку и полное безразличие к ходу дела.

Я показал жетон, и меня впустили в дом. Никаких проблем, детектив Кросс.

Не знаю почему, но весь день меня мучило едва ощутимое чувство, будто от нашего внимания в жилище Дэниела и Чарлза ускользнуло нечто важное. Мы обследовали его в течение нескольких часов, но ничего конкретного так и не нашли. Когда я снова вошел в дом — во владение, — мне сделалось не по себе. Возможно, следовало как-то подстраховаться.

Шагая по огромному, богато украшенному холлу, я прислушивался к звуку собственных шагов и раздумывал: чего же я не заметил в этих хоромах?

Спальня хозяев располагалась наверху, подняться туда можно было по лестнице из холла. Все в доме выглядело так же, как и утром. Какого черта я сюда приехал?

Просторная спальня изобиловала произведениями современного искусства: некоторые картины висели на стенах, но большинство просто стояли у стен. Фокусники спали на кроватях, вовсе не в гробах, обнаруженных нами в одном из подземных переходов.

В платяном шкафу, который я принялся повторно осматривать, я увидел вещи, которых еще утром здесь определенно не было. Среди туфель и ботинок магов лежали миниатюрные изображения Дэниела и Чарлза — две куклы-фокусника.

На шее, лице и груди каждой темнели отметины и порезы — точно такие же, как на телах убитых.

Откуда здесь взялись эти чертовы куклы?

Символом чего они служили? И что вообще происходит? Кто пробрался в дом после того, как мы его опечатали?

Хотелось позвонить Кайлу, но я почему-то не торопился достать телефон.

У меня не было ни малейшего желания спускаться одному да еще почти ночью в подземные коридоры, но я уже явился сюда и не мог не осмотреть все. А на улице дежурят два копа, верно ведь?

На что же мы не обратили внимания?

Дикие преступления продолжаются более одиннадцати лет.

Наших главных подозреваемых убили.

Кто-то подбросил кукол в их шкаф.

Я спустился в подвал и направился в один из коридоров, расходившихся в разные стороны от центрального зала. Большая часть Нового Орлеана находится примерно на два с половиной метра ниже уровня моря, поэтому в подземелье магов, вероятно всегда было сыро, а стены постоянно покрывала влага.

Я услышал скрип и остановился. Что-то двигалось неподалеку от меня. Я быстро достал из наплечной кобуры «глок» и внимательнее прислушался.

Тишина. И вдруг опять тот же звук.

Мыши или крысы, подумал я. Вероятнее всего. Да, мыши или крысы.

Я должен довести дело до конца: осмотреть весь подвал, убедиться, что ничего не пропустил. Я просто не мог взять и уйти. Но для чего я все это делаю? Из желания доказать самому себе, что не ведаю страха? Что ничуть не похожу на отца, слишком рано сдавшегося, махнувшего рукой на все, даже на себя и собственных детей?

Прислушиваясь к мрачному дому, я неслышно двинулся дальше.

Где-то в сырых туннелях капала вода. Воспользовавшись своей старенькой «зиппо», я зажег несколько факелов на стенах. В воображении плавали устрашающие образы. Зрелище следов от укусов на телах жертв. Сцена нападения на Дэниела и Чарлза. Отравленные раны, нанесенные мне в Шарлотте.

«Теперь ты такой же, как мы».

Убийства, совершавшиеся в каждом городе, сопровождались невиданной яростью, нечеловеческой жестокостью.

На что злятся убийцы?

Где они находятся в данный момент?

Я не слышал, как ко мне приблизились, не почувствовал никакого движения.

Появились мои неприятели сзади, из темноты. Один долбанул мне по голове и шее, второй — по коленям. Они работали слаженно и очень быстро, как единая команда.

Ослепленный болью, я повалился вниз, к счастью, прямо на того, кто схватил меня за ноги. Послышались хруст, возможно, ломающихся костей и пронзительный вопль. Мои ноги отпустили.

Я вскочил с пола, но был тут же атакован вторым неизвестным. Он нанес мне удар в спину. О, черт!

Я выругался, резко развернулся и впечатал обидчика в стену. Потом еще разок.

Что за сумасшедшие выследили меня в этом доме? Что за кровопийцы?

Ни один, ни другой больше не пытались ударить меня. Я приставил ствол «глока» к виску второго и еще раз ударил его слева. Он рухнул, как мешок с дерьмом.

Я учащенно дышал, готовый продолжать бой. Ни один из моих врагов не двигался. Не сводя с них дула пистолета, я зажег факел на стене и сразу почувствовал себя увереннее: свет всегда помогает.

На полу лежали парень и девушка лет шестнадцати-семнадцати. Их глаза казались темными дырами. Парень был ростом метра два, если не больше. На белой футболке я прочел: «„Мальборо“ финиширует первым».

Рост девушки достигал примерно метра шестидесяти, у нее были широкие бедра. В черных грязных волосах отросшие рыжие пряди.

Я пощупал свою шею и с удивлением обнаружил, что кожа на ней не содрана. На пальцах не осталось ни капли крови.

— Вы арестованы! — рявкнул я, обращаясь к парочке на полу. — Чертовы кровопийцы!

Глава 77

Вампиры? Следовало выяснить, кто именно эти ненормальные.

Фанатики? Убийцы?

Их звали Энн Эло и Джон Мастерсон, они учились в католической средней школе в Батон-Руж до тех пор, пока примерно полгода назад не бросили ее и не сбежали из дома. Им было по семнадцать лет. Совсем еще дети.

В ту ночь я три часа подряд старался выпытать у подозреваемых хоть что-нибудь; продолжил заниматься тем же и наутро. Эло и Мастерсон наотрез отказывались разговаривать со мной или с кем бы то ни было. За все время они не произнесли ни единого слова. Что они делали в особняке Дэниела и Чарлза, зачем напали на меня, знают ли что-нибудь о куклах, подброшенных в шкаф магов, — мы не выпытали у них ровным счетом ничего.

Оба подростка, сидя за обычными деревянными столами в полицейском участке, лишь молча пялились то на того, то на другого из допрашивающих. Мы связались с их родителями, и вскоре те приехали в Новый Орлеан, однако подозреваемые не заговорили и с ними. В конце концов Энн Эло обратилась к своему отцу, произнеся всего два слова:

— Избей меня.

Я задумался о том, насколько же полно принадлежность к вампирской организации удовлетворяла потребности этой девочки, усмиряла ее необъятную злобу.

Между тем проводились допросы и других посетителей дома магов, задержанных на балу. Как оказалось, большинство из этих людей работали барменами, официантами, служащими гостиниц, компьютерными аналитиками, актерами и даже учителями и на беседу с нами пошли исключительно из боязни потерять источник заработка. На работе никто не знал об их странных увлечениях. К сожалению, ни о подробностях жизни Дэниела и Чарлза, ни об их смерти нам ничего так и не удалось выяснить.

В тот вечер работа в отделении полиции шла полным ходом. Более двух дюжин детективов и агентов ФБР, проводивших первоначальные и повторные допросы, обменивались впечатлениями и сравнивали сделанные в ходе бесед записи. Имена отъявленных лжецов и тех, кто под давлением может сломаться, мы заносили в отдельные списки и отправляли в камеры к этим «избранным» других детективов, а потом в очередной раз вызывали подследственных в комнаты для допросов.

— Не мешало бы раздобыть парочку резиновых шлангов, — сказал один из детективов, когда за Энн Эло в шестой раз за сегодняшний вечер отправили дежурных.

Звали этого типа — темнокожего, очень плотного, жесткого, толкового и чертовски циничного — Митчелл Сэмс. Ему было лет пятьдесят.

Когда Энн Эло ввели в комнату, она напоминала лунатика или зомби. Глаза запали и казались необыкновенно темными, губы потрескались, на них запеклась кровь.

Сэмс воскликнул:

— С добрым утром, красавица! Как приятно вновь взглянуть на твое мертвецки бледное лицо. Ты выглядишь препаршиво, Детка, если выражаться мягко. А твои дружки, между прочим, в том числе и задумчивый женишок, сегодня вечером раскололись.

Девочка уставилась на кирпичную стену.

— Не за ту меня держите, — проговорила она.

Я решил пустить в ход один трюк, который обдумывал весь последний час и уже успел испробовать на других допрашиваемых.

— Нам известно, кто стал новым Владыкой. Он удрал в Калифорнию, а на вас наплевал. Ни гнева, ни помощи от него не ждите.

Выражение лица Эло осталось прежним, но она сложила на груди руки и села глубже на стуле.

— А мне-то что? Какая разница?

Ее губы опять кровоточили, наверное, потому, что она их кусала.

В этот самый миг в комнату для допросов, в которой мы с Митчеллом Сэмсом пытались разговорить Эло, влетел полицейский. На светло-голубой рубашке под мышками темнели пятна от пота, щеки и подбородок покрывала щетина. Выглядел бедняга настолько же вымотанным, каким себя ощущал я.

— Еще одно убийство! — сообщил он Сэмсу. — Убийство с повешением!

Энн Эло медленно захлопала в ладоши.

— Здорово! — провозгласила она.

Глава 78

На место преступления я отправился один. Мне казалось, все, что происходит, происходит с кем-то другим, не со мной. Колесики в голове крутились медленно и плавно. «Что нам делать теперь?» — думал я. И ощущал себя совершенно раздавленным.

Убийство произошло в небольшом доме с балконом на третьем этаже, расположенном по соседству с одним из исторических зданий Паркового квартала. С виду дом походил на уютную гостиницу с «ночлегом и завтраком», его окружали магнолии, банановые пальмы и замысловатая ограда из кованого железа, какие встречаются повсюду во Французском квартале.

На месте преступления уже собралась едва ли не половина всех представителей полиции Нового Орлеана. И несколько машин «скорой помощи» с ослепительно яркими мигающими сигнальными огнями на крышах. Пресса и мы только подтягивались — последними.

Детектив Сэмс прибыл на место преступления несколькими минутами раньше. Мы встретились в холле, из которого можно было по лестнице подняться на второй этаж, к спальне — там и произошла трагедия. Обстановка дома, оформление каждой его детали — потолков, перил, стен, дверей — поражали продуманностью и утонченностью. Владелец любил свой дом и обожал Марди-Гра. Практически все стены в холле были увешаны перьями, бусами, цветными масками и костюмами.

— Полный кошмар, все ужаснее, чем мы думали, — сказал Сэмс. — Жертва — детектив Морин Кук — работала в полиции нравов, но помогала нам собирать информацию о Дэниеле и Чарлзе, как и многие другие люди из их службы.

Сэмс повел меня в спальню Морин Кук, небольшую уютную комнатку с небесно-голубым потолком. Я слышал, что, если покрасить потолок в этот цвет, на нем никогда не заведутся насекомые.

Морин Кук была рыжеволосой, худенькой и высокой женщиной лет тридцати с небольшим. Ее привесили за голую ногу к люстре. На ногтях краснел лак. Кроме тоненького серебряного браслета на запястье, на ней ничего не было.

Все обнаженное тело детектива покрывали кровавые росчерки, но ни на полу, ни где бы то ни было в другом месте мы не увидели крови.

Я приблизился к телу.

— Как печально, — слетело с моих губ.

Жизнь оборвалась, раз — и все. Жизнь еще одного детектива.

Я взглянул на Митчелла Сэмса. Он явно ждал, что я заговорю первым.

— Возможно, это дело рук других убийц, — произнес я, качая головой. — Следы укусов, по-моему, различаются. Эти слишком уж неглубокие. Что-то не так.

Я отошел от тела Морин Кук и принялся рассматривать ее спальню. Внимание мое привлекли фотографии, среди которых я узнал несколько снимков Беллока, запечатлевшего проституток из Сторивилля. Странно, но для детектива из полиции нравов вполне подходяще. Над кроватью висели два раскрытых азиатских веера. Постель была смятой, как будто на ней спали или не убрали со вчерашней ночи.

Зазвонил сотовый. Я достал его и машинально нажал кнопку. Мне казалось, я вот-вот вырублюсь. Я страшно хотел спать.

— Взглянул на нее, доктор Кросс? Мысль заработала? Открой секрет: каким способом ты планируешь остановить вереницу жестоких убийств? Уже придумал?

Звонил Дирижер. Откуда он все знает?

Я неожиданно для самого себя проорал в трубку:

— Скоро тебе конец, ублюдок! Теперь мне о тебе многое известно!

Я выключил телефон и осмотрелся по сторонам. В дверном проеме стоял Кайл Крэйг.

— С тобой все в порядке, Алекс? — прошептал он.

Глава 79

В отель «Дофин» я вернулся лишь в десять тридцать утра. До смерти уставший и слишком заработавшийся, чтобы лечь и тут же уснуть. Меня ждала записка: в мое отсутствие звонила инспектор Хьюз.

Я растянулся на кровати, закрыл глаза и набрал домашний номер Джамиллы. Пообщаться с другом, особенно с ней, — в подобном я сейчас остро нуждался.

— По-моему, у меня для тебя хорошие новости, — сообщила она, взяв трубку. — Я решила, что должна в свободное время — ха-ха! — попристальнее присмотреться к Санта-Крусу. Спросишь, почему именно к Санта-Крусу? Да потому, что в этом городе нередко пропадают люди. Бесследно. Там определенно что-то происходит, Алекс. Нечто, связанное с нашим расследованием.

— Санта-Крус входил в наш первоначальный список, — ответил я, стараясь сосредоточиться на том, что услышал несколько мгновений назад.

Мне никак не удавалось вспомнить, где именно располагается Санта-Крус.

— По-моему, ты чересчур устал. Чувствуешь себя нормально?

— Вернулся буквально несколько минут назад. После долгой, чертовски изнурительной ночи.

— Тогда сейчас же ложись спать, Алекс! Дела могут и подождать. Спокойной ночи.

— Нет, я все равно прямо сейчас не засну. Расскажи мне о Санта-Крусс.

— Ну, ладно. В общем, я побеседовала с лейтенантом Конове-пом, одним полицейским из Санта-Круса. Разговор вышел занятный. Естественно, им известно об исчезновении людей. А в прошлом году они получили и несколько сигналов о пропаже мелкого и крупного рогатого скота с близлежащих ферм. В вампиров, само собой, никто не верит, но Санта-Крус — особое место. Дети называют его вампирской столицей Соединенных Штатов. А случается, что устами младенца глаголет истина.

— Я должен тщательнее изучить собранные тобой сведения, — сказал я. — Но позднее, а пока действительно постараюсь уснуть. Перешли мне документы, которые получишь из Санта-Круса, ладно?

— Ладно. Какие-то важные материалы мне пообещал отправить и мой друг из газеты. А сегодня я могу и сама съездить в Санта-Крус — у меня выходной.

Я широко раскрыл глаза.

— Если надумаешь отправиться туда, непременно возьми кого-нибудь с собой. Например, Тима. Я серьезно, слышишь? — Я рассказал Джамилле об убийстве детектива Морин Кук. — Не вздумай поехать в Санта-Крус одна, мы до сих пор не знаем, в какую именно чертовщину ввязались.

— Обязательно возьму кого-нибудь с собой, — пообещала Джамилла, но я ей не поверил.

— Джамилла, будь осторожна. Мне твоя затея очень не нравится.

— Ты просто устал и должен отдохнуть. А я девочка взрослая.

Мы разговаривали еще несколько минут, однако, прощаясь, я мучился от мысли, что не смог убедить ее не рисковать. Как и все стоящие детективы по расследованию убийств, Джамилла Хьюз отличалась редким упрямством.

Я вновь закрыл глаза и почувствовал, что куда-то уплываю, а вскоре и вовсе забылся сном.

Глава 80

В голове Джамиллы крутилась любимая строчка из романа Ширли Джексон «Призрак дома на холме», фильм по которому поставили весьма неудачно. «Что бы ни бродило там, оно бродило в одиночестве», — писал Джексон. Джамилле казалось, что эти слова прекрасно подходят к их нынешнему расследованию. И к ее жизни в последнее время.

Она ехала на своем надежном пыльном «саабе» в сторону Санта-Круса, большую часть дороги сжимая руль крепче, чем следовало, — до легкого онемения пальцев. Напряжение где-то в задней части шеи усиливалось. Расследование занимало все ее мысли, махнуть на него рукой Джамилла просто не могла. Преступники разгуливали на свободе. И наверняка планировали убивать до тех пор, пока кто-то не остановит их. Попытаться сделать это и намеревалась Джамилла.

Ее нынешний бойфренд Тим поехать с ней не смог — был слишком занят подготовкой материала о протестах велосипедистов. И потом, она сама сомневалась, что сможет вынести его общество в течение целого дня. Тим нравился Джамилле, но, к сожалению, не так сильно, как Алекс Кросс. Потому-то она и поехала в Санта-Крус одна.

Опять совершенно одна, черт возьми!

По крайней мере Тим знал, куда направляется его подруга, к тому же она уже совсем взрослая девочка и до зубов вооружена.

До зубов. Джамилла мрачно усмехнулась и съежилась при воспоминании о клыках, убийствах и искусанных трупах.

Санта-Крус она всегда любила. Несмотря на то что в восемьдесят девятом году он стал почти эпицентром землетрясения силой семь баллов, унесшего жизни шестидесяти трех человек, жители Санта-Круса не сломались, быстро его восстановили. Теперь постройки в нем были сейсмостойкие, в основном одно— и двухэтажные.

Джамилла любила Санта-Крус — настоящий калифорнийский город, один из лучших.

Проезжая по улицам, она обратила внимание на высокого светловолосого серфера, вышедшего из «фольксвагена» с привязанной к багажнику доской для серфинга. На ходу доедая кусок пиццы, парень с ленивой неторопливостью зашагал в сторону книжного магазина. Чисто по-калифорнийски.

Народ в Санта-Крус съезжается разный — бывшие хиппи, представители компаний высоких технологий, люди, кочующие с места на место в поисках работы, серферы, студенты колледжей. Джамилла внимательно рассматривала всех вокруг, размышляя, где же прячутся вампиры.

«Интересно, знают ли они о моем приезде? И о том, что я явилась сюда в поисках их чертовых задниц? Кто эти ненормальные? Может, студенты или серферы?»

Первым делом она направилась в отделение полиции Санта-Круса. Лейтенант Гарри Коновер ужасно удивился, увидев ее в своем кабинете. Наверное, ему и в голову не приходило, что кто-то из детективов может отдаваться работе настолько всецело.

— Я ведь сказал, что непременно перешлю вам все имеющиеся у нас материалы о готах и подражателях вампирам. Вы что, не поверили? — спросил он, качая кудрявой светловолосой головой и закатывая светло-карие глаза.

Коновер был высоким, атлетически сложенным парнем лет тридцати пяти, примерно ровесником Джамиллы. Она сразу определила, что он любит пофлиртовать и самого себя ценит довольно высоко.

— Конечно, я поверила вам, но сегодня у меня выходной, а расследование все равно не дает покоя. Вот я и решила приехать, Гарри. Это лучше, чем электронное письмо, правда? Итак, какие материалы вы собирались мне отправить?

У нее возникло ощущение, будто Коноверу так и хочется посоветовать ей наслаждаться жизнью, забыть в выходной о работе. Подобное Джамилла слышала не раз и сознавала, что, быть может, он и прав. Но задумываться об этом сегодня, когда вампирские убийства все еще оставались нераскрытыми, не желала.

— Я читала в каких-то отчетах о предполагаемом совместном проживании вампиров в Санта-Крусе, о целых поселениях. Где именно, по-вашему, они могут обитать?

Коновер кивнул и даже притворился, будто обеспокоен. Джамилла заметила, что он тайком окидывает ее оценивающим взглядом.

— Точных данных на сей счет у нас нет. Юнцы, естественно, собираются в Санта-Крусе, как и в любом другом городе, вместе, но чтобы жить поселениями — об этом я ничего не знаю. Наши ребята не прочь потусоваться в парочке злачных мест — клубах «Катализатор» и «Палукавилл». Многие подростки снимают комнаты на Пасифик-стрит.

Джамилла и не думала сдаваться.

— А если предположить, что дети все же живут в вашем городе каким-то отдельным поселением, где, на ваш взгляд, они могли бы расположиться?

Коновер вздохнул, явно начиная раздражаться. Теперь Джамилла уже не сомневалась, что этот тип принадлежит к той категории копов, которые относятся к работе с прохладцей. Если бы такой вот полицейский попал к ней в подчинение, она немедленно перевела бы его в другое подразделение, а он наверняка заявил бы, что его притесняют по половому признаку. Коновер был бестолковый и ленивый, что сразу бросалось в глаза. Джамилла ненавидела в коллегах эти качества. От эффективности его работы зависят жизни людей, неужели он не понимает?

— Может, где-нибудь в горах, — наконец соизволил нехотя и протяжно произнести Коновер. — Или на севере, в районе Боулдер-Крик. Послушайте, я действительно не знаю, что вам отвечать.

«Естественно, не знаешь, Гарри».

— А если бы вы сами задались этим вопросом, куда бы направились в первую очередь? — настаивала Джамилла.

«Если бы как коп ты хоть чего-то стоил».

— Я не придал бы этому вопросу такого значения, инспектор. Да, в Санта-Крусе пропали несколько человек. Но увы, это происходит во всех городах калифорнийского побережья. Нынешние подростки более беспокойные и проблемные, чем во времена нашей с вами юности. Я просто-напросто не верю, что в Санта-Крусе кого-то регулярно убивают. Еще меньше я верю в выдумку о том, что наш город — столица вампиров Западного побережья. Ничего подобного, поверьте мне на слово. Никаких вампиров в Санта-Крусе и в помине нет.

Джамилла кивнула.

— Что ж, сначала я проверю горы.

Коновер слегка поклонился.

— Если часикам к семи вам наскучит гоняться за вампирами, позвоните мне. Может, сходим куда-нибудь, выпьем. В конце концов, у вас сегодня выходной, правильно?

Джамилла кивнула.

— Обязательно позвоню, Гарри. Если только освобожусь к семи. Спасибо за помощь.

«Придурок!»

Глава 81

Джамилла бесилась от гнева. Любой нормальный человек на ее месте разозлился бы. Она приехала в чужой город и вынуждена заниматься расследованием пропавших здесь людей в гордом одиночестве!

Остановив «сааб» у обочины одной из центральных улочек, напротив бара «Асти», она задумалась, где же находится река Сан-Лоренцо, запах которой ощущался в воздухе.

Двое молодых парней возникли в поле ее зрения, как только Джамилла вышла из машины. Они быстро приблизились и вплотную подошли к ней.

Джамилла заморгала. Эти двое появились словно из ниоткуда. Светлые волосы, утянутые в хвостики, отметила она. Студенты? Серферы?

У них были потрясающие фигуры, однако на бодибилдеров парни не походили. Создавалось впечатление, будто такими мускулами их просто наградила природа. Вспомнилось об Эросе, Гермесе и Аполлоне. А еще о мужественности и мраморных статуях богов.

— Что-то ищете, ребята? — спросила она. — Наверное, пляж.

Более высокий парень ответил с поразительной самоуверенностью, вернее, даже нагло:

— Нет. Мы не серферы, и потом, мы живем в этом городе сами знаем, где тут что. А ты откуда?

у обоих незнакомцев были глубокие голубые глаза невероятно насыщенного оттенка. Один из них выглядел лет на шестнадцать. Каждое движение и одного, и другого поражало размеренностью и четкостью.

Джамилла насторожилась. Поблизости не было никого, к кому в случае чего можно обратиться за помощью.

— Тогда вы подскажите мне, где находится пляж, — сказала она. Парни стояли слишком близко. Джамилла не могла и рукой пошевелить, не задев их, и оружие не сумела бы достать. На обоих были черные футболки, джинсы и альпинистские ботинки.

— Может, немного отойдете? — спросила наконец Джамилла. — Хотя бы на пару шагов, а?

Старший улыбнулся. Округлая ямка над его верхней губой выглядела ужасно обольстительно.

— Меня зовут Уильям. А это мой брат Майкл. Вы, случайно, не нас ищете, инспектор Хьюз?

«О нет! Господи!»

Джамилла попыталась выхватить пистолет, прикрепленный сзади к поясному ремню. Парни схватили ее за руки и отобрали оружие с такой легкостью, как будто имели дело с маленьким ребенком. Они двигались с невообразимой быстротой и ловкостью и обладали невиданной силой. Пара мгновений, и Джамилла оказалась на земле, закованная в наручники.

Откуда они взяли наручники? Привезли с собой из Нового Орлеана? Изъяли у женщины-детектива, которую убили?

Старший парень вновь заговорил:

— Ни звука, или я прокушу тебе шею, инспектор.

Он сказал это очень отчетливо, по-деловому.

«Я прокушу тебе шею, инспектор».

— Начнешь охоту на вампира, и вампир станет охотиться на тебя, — произнес прямо Джамилле в лицо его брат.

Она увидела, что клыки у него неестественно длинные и острые.

Глава 82

Завязав Джамилле рот, они грубо забросили ее на заднее сиденье пикапа.

Джамилла сосредоточила все свое внимание на попытке вычислить, куда ее везут: принялась отсчитывать секунды, минуты. Сначала они явно ехали по городу, приостанавливаясь у светофоров и опять продолжая путь, потом очутились где-то на трассе и прибавили скорость.

А через некоторое время свернули на какую-то ужасную, возможно, грунтовую дорогу. По предположениям Джамиллы, в пути они находились в общей сложности минут сорок.

Ее вытащили из остановившегося пикапа и внесли в какое-то здание — скорее всего в заброшенный фермерский дом. Люди в этом доме громко смеялись. Над ней? Изо рта каждого торчали клыки. Боже праведный!

Джамиллу положили на койку в маленькой комнате и вытащили кляп изо рта.

— Ты приехала сюда, чтобы найти Владыку, — прошептал, наклонившись к ней, тот, что назвал себя Уильямом. — И совершила серьезную ошибку, инспектор. Владыка же и убьет тебя.

Он улыбнулся чудовищной улыбкой, от которой Джамилле показалось, что ее поднимают на смех и в то же самое время соблазняют.

Парень, назвавший себя Уильямом, провел по ее щеке своими длинными, гибкими пальцами, нежно потрепал Джамиллу по шее и уставился прямо ей в глаза.

Джамиллу передернуло от отвращения; она страстно захотела сбежать отсюда, но сознавала, что это скорее всего невозможно. На нее глазели двенадцать вампиров, да так, будто перед ними сидел не человек, а крутился на вертеле аппетитный кусок мяса.

— Никакого Владыки я не знаю, — выдавила она. — Кто это такой? Как мне выбраться отсюда?

Братья переглянулись, довольно ухмыляясь. Некоторые из вампиров громко рассмеялись.

— Владыка — это тот, кто всеми управляет, — с удивительным спокойствием и уверенностью ответил Уильям.

— Кем это — всеми? — спросила Джамилла.

— Всеми, кто изъявляет желание следовать за ним, — произнес Уильям, смеясь. Судя по всему, беседа доставляла ему массу удовольствия. — Владыка управляет вампирами, инспектор. Такими, как Майкл и я. А нас очень много по всей стране. Ты и представить себе не можешь, как мы многочисленны. Владыка определяет, в каком направлении его последователям мыслить, как действовать и прочие веши. Владыка никому не подчиняется. Владыка — существо совершенное. Теперь ты что-нибудь понимаешь? Хотела бы встретиться с Владыкой?

— А он находится в этом доме? — спросила Джамилла. — И кстати, где мы сейчас?

Уильям продолжал в упор смотреть на нее. Парень был чертовски соблазнителен. И омерзителен.

Он наклонился к ней.

— Детектив не я, а ты. Ты и ответь, где мы и здесь ли Владыка.

Джамиллу затошнило. Ей захотелось вытолкнуть Уильяма из своего пространства.

— Зачем вы привезли меня сюда? — спросила она, намереваясь по возможности дольше затягивать разговор.

Уильям пожал плечами.

— А мы всегда здесь обитаем. Именно на этом месте жили когда-то влюбленные в Калифорнию хиппи, наркоманы и почитатели музыки Джонни Митчелла. Наши родители были хиппи.

Мы не общались с внешним миром, поэтому всегда находились в сильной зависимости друг от друга. Я и Майкл невообразимо близки. Но дело не в этом. И он, и я — ничто, честное слово. Мы здесь, чтобы служить Владыке.

— Он постоянно тут живет? — спросила Джамилла.

Уильям покачал головой и посерьезнел.

— Нет, хотя вампиров здесь можно встретить всегда. Нас становится все больше и больше.

— И сколько же вас?

Уильям посмотрел на Майкла, пожал широкими плечами, и оба брата рассмеялись.

— Нас тьмы! Мы повсюду.

Он неожиданно зарычал и приник ртом к шее Джамиллы. Та не совладала с собой и закричала.

Уильям замер, так и не укусив ее, однако продолжая рычать, точно дикий зверь. Вскоре его рычание плавно перетекло в мурлыканье, и он принялся ласкать ее щеки, веки, губы длинным горячим языком. Джамилла не верила, что все это происходит с ней.

— Мы повесим тебя и выпьем всю твою кровь, до последней капли. И поверь мне, тебе понравится умирать. Ты познаешь исступленный восторг, Джамилла.

Глава 83

Я вернулся в Вашингтон и взял выходной, в котором крайне нуждался. В конце концов, я давно не виделся с детьми, а сегодня была как раз суббота.

Днем мы с Дженни и Деймоном отправились в Художественную галерею Коркорана. Сперва на мое предложение съездить туда эти чертенята отреагировали бурей протеста, но, едва очутившись в царстве золота и света, притихли, будто зачарованные, а потом долго не хотели уходить.

Когда часа в четыре мы наконец вернулись домой, Нана сказала, что я должен позвонить Тиму Брэдли из «Сан-Франциско икзэминер».

Только этого мне не хватало. Позвонить дружку Джамиллы! Проклятое расследование вот-вот сведет меня с ума.

— Он сказал, что будет ждать твоего звонка с нетерпением. Хочет поговорить о чем-то важном, — сообщила Нана.

Она пекла два вишневых пирога, а я блаженствовал, поскольку был дома.

В Калифорнии был час дня. Я позвонил Тиму Брэдли на работу. Он незамедлительно схватил трубку.

— Брэдли.

— Это детектив Алекс Кросс.

— Здравствуйте. Очень рад, что вы позвонили. Я друг Джамиллы Хьюз.

Я прекрасно знал об этом. И перебил его, поинтересовавшись:

— С ней все в порядке?

— А почему вы спрашиваете? Вчера Джамилла уехала в Санта-Крус. Вам было известно о ее намерениях?

— Она сказала, что подумывает об этой поездке, — произнес я. — А я настоятельно посоветовал ей взять кого-нибудь с собой.

Брэдли ответил отрывисто и жестко:

— Ее никогда ни в чем не убедишь. Джамилла вечно твердит что она взрослая девочка. И что носит с собой большой пистолет.

Я нахмурился и покачал головой.

— А в чем, собственно, дело? Произошло что-нибудь непредвиденное? Что-то случилось?

— Пока не знаю. Вообще-то Джамилла осторожна и не любит лихачества. Просто она не дает о себе знать, а обещала позвонить. Вчера вечером. С вами я решил связаться четыре часа назад. Джамилла за это время так и не объявилась. Я немного встревожен. Надеюсь, безосновательно. Я думал, вы в курсе... Вы ведь тоже занимаетесь этим расследованием.

— А она часто ведет себя подобным образом?

— Занимается работой в законный выходной? Еще как часто! В этом вся Джем! А вот звонит всегда, если пообещает.

Мне не хотелось волновать его, но я и сам не на шутку испугался. Двух моих последних напарниц убили, и ни первое, ни второе преступление до сих пор не раскрыты. С Бетси Кавальерр, как он сам заявлял, расправился Дирижер. В Новом Орлеане буквально несколько дней назад выпили кровь у детектива Морин Кук. Что случилось с инспектором Джамиллой Хьюз?

— Я попытаюсь связаться с полицией Санта-Круса. Джамилла оставила мне телефон и имя человека, с которым разговаривала. По-моему, его фамилия Коновер, я уточню — загляну в свои записи. Позвоню ему прямо сейчас.

— Хорошо. Спасибо, детектив. Не могли бы вы после разговора с этим Коновером еще раз связаться со мной? — спросил Тим. — Я был бы вам страшно признателен.

Я пообещал, что перезвоню, и набрал номер лейтенанта Коновера в главном отделении полиции Санта-Круса. Коновера не оказалось на месте, и я поднял шум, упомянув при этом имя Кайла Крэйга. Дежурный сержант нехотя дал мне домашний телефон Коновера.

Я набрал его номер, и после нескольких гудков из трубки загрохотала музыка. «Ю-2».

— У нас вечеринка в бассейне. Присоединяйтесь или перезвоните в понедельник, — произнес мужской голос. — Пока.

Связь оборвалась.

Я повторно набрал номер и громко сказал:

— Лейтенант Коновер, нам необходимо срочно поговорить. Звонит детектив Алекс Кросс. Дело касается инспектора Джамиллы Хьюз из отделения полиции Сан-Франциско.

— А, черт! — прозвучало из трубки. — С кем я говорю?

Я как можно более кратко объяснил ему, кто я такой и какое отношение имею к расследованию дела о вампирах. Похоже, Коновер пьян или по крайней мере близок к тому. Конечно, он имел право на отдых, но в Санта-Крусе еще не было и двух часов дня.

— Она поехала куда-то в горы, собралась разыскать там вампиров, — сказал Коновер, саркастически смеясь. — Увы, у нас нет никаких вампиров, детектив. Уж поверьте. Наверняка с ней полный порядок. Думаю, она еще вчера вернулась в Сан-Франциско.

— Мы расследуем две дюжины убийств, совершенных в вампирском стиле, — произнес я, пытаясь отрезвить Коновера или хотя бы достучаться до него. — Преступники вешают жертв и забирают вытекающую из них кровь.

— Я сказал вам все, что знаю, детектив, — ответил Коновер. — Если хотите, я сообщу об инспекторе Хьюз дежурным офицерам.

— Вы непременно это сделаете, причем немедленно. А я тем временем свяжусь с ФБР, они-то верят в вампирские убийства. Когда вы в последний раз видели Джамиллу Хьюз?

Коновер заколебался.

— Не помню. А вообще подождите-ка. Наверное, сутки назад. Я повесил трубку. Коновер вывел меня из себя.

Я сел и прокрутил в голове все события, произошедшие с того момента, как мы с Джамиллой Хьюз впервые встретились. От этого расследования я уже едва не сходил с ума. Все, что было с ним связано, не вписывалось ни в какие рамки. Усугубляло положение и существование Дирижера.

Я позвонил Кайлу Крэйгу, потом в «Американ эрлайнз». Потом повторно связался с Тимом Брэдли и сообщил ему, что вылетаю в Калифорнию.

Санта-Крус.

Вампирская столица.

Джамилла попала в переделку, нутром чую.

Глава 84

Во время продолжительного перелета в Калифорнию я осознал, что Дирижер не измывается надо мной вот уже целых два дня, и насторожился. Не летит ли он на Запад вместе со мной?

Как дела, Дирижер? Не сидишь ли ты где-нибудь в этом же салоне?

Мне вспомнился затрепанный анекдот про паранойю:

"Приходит пациент к психиатру и жалуется:

— Меня все ненавидят, доктор.

Врач отвечает:

— Это невозможно. Со всеми вы еще не встретились".

Со мной творились вещи пострашнее. В какой-то момент я даже встал и прошелся вдоль рядов сидений, вглядываясь в лица пассажиров. Никого из знакомых я не увидел. Равно как и людей с искусственными клыками. Я немного успокоился.

В международном аэропорту Сан-Франциско меня встретили агенты ФБР. По их словам, Кайл уже летел сюда из Нового Орлеана. В последнее время он все сильнее давил на меня, настойчиво приглашая перейти в Бюро. В финансовом отношении его предложение, естественно, выглядело заманчивым. Агенты зарабатывают гораздо больше, чем детективы, и имеют много других преимуществ. Я подумал, что скорее всего серьезно поговорю об этом с Наной и детьми по возвращении из Калифорнии.

В Санта-Крус меня сопровождали трое. Мы со старшим агентом из Сан-Франциско Робертом Хэтфилдом сели на заднее сиденье машины. По пути он рассказал, что им удалось выяснить на данный момент.

— Мы разузнали, где обитают так называемые вампиры, — в одном фермерском доме, расположенном севернее Санта-Круса, недалеко от океана. Там ли инспектор Хьюз, пока не известно. Ее мы нигде не обнаружили.

— Что это за место?

Хэтфилд выглядел свежим и бодрым; определить его возраст было непросто. Ему могло оказаться и тридцать пять, и пятьдесят. Подтянутый, крепкий, с короткой стрижкой, по-видимому, он придавал своему внешнему виду немалое значение.

— Место ничем особым не отличается. Обычная загородная зона. Там стоит парочка довольно больших домов. Их окружают скалы да хищные птицы.

— А тигры, случайно, там не водятся?

— Забавно, что вы спросили именно о тиграх. Как оказалось, на одной из этих ферм когда-то содержали диких животных. Медведей, волков, тигров и даже слона или пару слонов. Владельцы дрессировали их, в основном для съемок в кино и рекламе. Там жили хиппи — остатки от расплодившихся в шестидесятые коммун. На разведение животных у них имелось разрешение. Эти люди сотрудничали с Типпи Хедрен, Зигфридом и Роем.

— Сейчас животных на ферме нет?

— Уже лет пять. Хозяева земли куда-то исчезли, а новых покупателей не находится. Общая площадь всей территории приблизительно пятьдесят пять акров. Только пользы от нее никакой. Сами увидите.

— А животные, которых там содержали? Вам известно, куда они подевались?

— Некоторых распродали другим дрессировщикам, кое-кого, насколько я знаю, купила сама Брижит Бардо, остальных — зоопарк Сан-Диего.

Я откинулся на спинку сиденья и остаток пути переваривал полученную от Хэтфилда информацию. Одного из тигров бывшие владельцы фермы могли просто оставить там. Я увлекся этой идеей, найдя ее вполне заслуживающей внимания. Согласно мифологии Африки и Азии, вампиры превращаются не в крыс, а в тигров. Образ тигра, естественно, страшнее, чем крысы, еще более ужасающими были искусанные трупы, которые я видел собственными глазами. А Санта-Крус слыл американской столицей вампиров.

Мы проехали мимо какой-то фермы и мимо небольшого винного завода. По сути, смотреть в этих местах практически не на что. Агент Хэтфилд сказал мне, что летом горы становятся здесь коричнево-желтыми, как степи в Африке.

Я старался не думать о Джамилле и о том, где она может сейчас находиться.

Почему с ней никого не оказалось? Что заставило ее поехать сюда? То же самое, что постоянно побуждает действовать меня? Если она погибла, никогда себе этого не прощу.

Наконец машина свернула с главной дороги. Я смотрел по сторонам, но нигде не видел и подобия фермы. Повсюду темнели лишь голые каменистые холмы. В синем прозрачном небе умиротворенно парил орел. Все говорило о безмятежности, спокойствии и красоте.

Мы еще раз свернули — на грунтовку — и с милю ехали по каменистой неровной почве. Я заметил столб с проволочной оградой, а вскоре и покосившийся металлический забор, который тянулся вдоль дороги метров девяносто, потом заканчивался и чуть дальше снова начинался.

Мы затормозили у припаркованных по обе стороны от тропы шести машин. Без номеров, в основном джипов.

Прямо в центре между ними стоял, уперев руки в бока и улыбаясь такой улыбкой, будто он знал некую тайну, Кайл Крэйг.

Я вдруг подумал: ему и впрямь что-то известно.

Глава 85

— По-моему, не зря мы так долго бьемся над этим делом, — сказал Кайл, когда я приблизился к нему и пожал руку — таков был наш ритуал, ведь Кайл никогда не забывал о формальностях. Сегодня он выглядел более спокойным и уравновешенным, чем в последнее время. — Пойдем, кое-что тебе покажу.

Я проследовал за Кайлом вдоль покосившегося забора к поломанным воротам. Он указал мне на какое-то едва различимое клеймо в металле. Я всмотрелся в него и ясно увидел голову и туловище тигра. Ошибки быть не могло. Мы приблизились к тигриному логову.

— По всей вероятности, народ внутри дома — последователи Владыки. Нового, более авторитетного. Кто он такой, мы еще не разузнали. Предыдущим Владыкой был Дэниел Эриксон. А двое из тех, кто сидит на этой ферме, только что вернулись из поездки, из Нового Орлеана. Все наконец-то становится на свои места.

Я посмотрел на Кайла и покачал головой.

— А как тебе удалось выяснить эти подробности? Когда ты сюда прилетел, Кайл?

«И что утаиваешь от меня? С какими целями?»

— С нами связалась полиция Санта-Круса, и я тут же вылетел из Нового Орлеана. Одного из «бессмертных» мы сцапали — паразит вышел за пределы фермы. Когда-то он учился в местной средней школе, но, связавшись с вампирами, бросил ее. Кое-что нам удалось из него вытянуть.

— Владыка сейчас здесь?

— Возможно. Этот парень якобы никогда его не видел. Владыка не вращается среди подчиненных. А те двое, что вернулись из Нового Орлеана, тут. Скорее всего именно они убили Дэниела и Чарлза. По мнению нашего задержанного, эти путешественники — полные психи.

— Охотно верю. — Я посмотрел на фермерский дом, проглядывавший сквозь лапы сосен и кипарисы. — А что с Джамиллой Хьюз?

Кайл отвел глаза.

— Ее машину мы нашли в городе, Алекс. А о ней самой не знаем ничего. Парень, которого мы допросили, говорит, что тоже ее не видел. Но вчера вечером на ферме сильно шумели. Он и несколько других подростков к тому времени уже легли спать. Услышав громкие голоса, они решили, что на их территорию кто-то пробрался, даже испугались, что пожаловала полиция, но потом все стихло, и они успокоились. По крайней мере так он рассказывает. Никаких свидетельств того, что Джамилла здесь, у нас нет.

— Можно поговорить с ним, Кайл?

Кайл отвернулся, и мне показалось, что он не желает отвечать на мой вопрос.

— Парень в отделении полиции Санта-Круса. Если хочешь, поезжай туда. Только я сам с ним беседовал, Алекс. И, представь, напугал его.

Кайл вел себя несколько странно, однако я твердо знал, что этот человек в состоянии разгадать ход мыслей извращенного преступного мозга лучше всех остальных агентов, с которыми я когда-либо работал. И потом, многие из его подчиненных уже видели в нем будущего директора ФБР. Интересно, сможет ли когда-нибудь Кайл переключиться лишь на работу управленца?

— Понимаю, ты сильно переживаешь за инспектора Хьюз. Мы могли бы войти в дом прямо сейчас, но, мне кажется, торопиться не стоит. Я планирую накрыть их после полуночи, Алекс. Или, быть может, ближе к рассвету. А ее здесь, вероятно, и вообще нет.

Кайл выдержал паузу. Его взгляд устремился на фермерский дом вдали.

— Хочу выяснить, ходят ли они на охоту группами. И найти ответы на несколько вопросов. Например, что движет этими чокнутыми? Что их так сильно злит? А еще я надеюсь, что на сей раз мы доберемся и до Владыки.

Глава 86

Прохладная напряженная ночь среди голых холмов Санта-Круса длилась бесконечно долго. Я с нетерпением ждал ее завершения, а быть может, и начала. Как только я приехал на ферму, Кайл получил еще одно важное известие: оказалось, что женщина-юрист, убитая в Милл-Вэлли, участвовала в судебном разбирательстве по вопросу владения этими землями. Наверное, поэтому-то их с мужем и устранили.

Я наблюдал за фермой в бинокль, спрятавшись за деревьями и камнями, до тех пор, пока у меня не заболели глаза. Примерно до одиннадцати из дома никто не показывался, нигде в округе не стояло ни единого охранника или дозорного. Эти люди определенно либо сумасшедшие, либо чрезмерно уверены в себе. Или же вообще не имеют к убийствам никакого отношения, а мы опять шагаем по неверному пути.

Я изо всех сил старался не паниковать из-за Джамиллы — тщетно. Мысль о том, что ее уже могли убить, преследовала меня ежесекундно. Не об этом ли думал и Кайл? Не эту ли страшную тайну не желал мне пока раскрывать?

Ближе к полуночи откуда-то с фермы вышли двое мужчин и тигр. Я рассмотрел их сквозь очки ночного видения. Этих парней я видел где-то раньше. По-моему, на фетишистском балу в Новом Орлеане. Твердыми, широкими шагами они прошли на ровное бескрайнее поле, простиравшееся позади дома.

Один из них опустился на четвереньки и принялся вместе с тигром кататься по траве, играть. Господи. Как странно и жутко. Я вспомнил о человеке, приказавшем тигру оставить жертву в парке «Золотые ворота».

Минут через двадцать парни завели своего хвостатого друга в загон и обняли его, точно большую собаку. Яркий свет в окнах дома и в пристройке к нему горел до половины третьего. Все это время там гремел рок-н-ролл. Под утро свет приглушили.

На охоту никто из обитателей фермы, как видно, не собирался.

Мы до сих пор не знали, здесь ли Джамилла и жива ли она. Я не сводил с дома глаз. ФБР продолжало собирать данные об обитающих на ферме людях. Какого черта они здесь делают?

Сведений о новом Владыке мы до сих пор не имели. А личности двух светловолосых парней наконец установили. Оказалось, что Уильям и Майкл Александеры — сыновья парочки хиппи, дрессировщиков, проживавших когда-то на этой ферме. Их мать была зоологом. Уильям и Майкл с самого рождения общались с дикими животными и чувствовали себя в их компании совершенно свободно. До девяти и двенадцати лет мальчики учились в школе в Санта-Крусе, затем перешли на домашнюю форму образования. С этого момента в городе они стали появляться редко и всегда в весьма необычном виде: босиком и в марокканских халатах. Их считали смышлеными, но странными и очень скрытными. В раннем подростковом возрасте братья были арестованы и отправлены в исправительный центр по обвинению в нападении на человека. Их подозревали и в махинациях с наркотиками, и в незаконном проникновении в чужие жилища.

Около трех ко мне на моем посту в каменистых холмах присоединился Кайл.

— Отдохнул бы, — сказал я. — Выглядишь неважно.

— Спасибо, — ответил Кайл. — Просто ночь слишком длинная, да и весь этот месяц тоже. Переживаешь за нее? — Он спросил так, словно был сторонним наблюдателем, спокойно и беспристрастно. Кайл всегда оставался собой — воплощением хладнокровной рассудительности.

— У меня перед глазами до сих пор стоит окровавленная Бетси Кавальерр. Увидеть нечто подобное еще раз я просто не в силах. Да, я переживаю за Джамиллу. А ты — нет? Что ты вообще думаешь по этому поводу?

— Если она здесь и до сих пор жива, им не имеет смысла убивать ее сейчас. Значит, они удерживают ее у себя с каким-то определенным умыслом.

«Если жива».

Кайл потрепал меня по плечу.

— Постарайся хоть ненадолго заснуть. Отдохни.

Он встал и зашагал прочь.

Прислонившись спиной к стволу дуба, я накрылся спортивной курткой и в какой-то момент после трех задремал. Мне приснились Бетси Кавальерр и другая моя напарница, Пэтси Хэмптон. А потом и Джамилла.

О Боже! Только не Джем. Этого я не переживу.

Я почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд, проснулся и раскрыл глаза.

На меня опять смотрел Кайл.

— Пора, — сказал он. — Пора войти в дом и расставить все точки над i.

Глава 87

От фермы нас отделяло метров триста пятьдесят — четыреста свободного пространства. Пробраться к дому незамеченными мы практически не могли.

«Неужели где-нибудь здесь эти твари убили Джамиллу?» — подумал я.

— Не исключено, что она до сих пор жива, — прошептал Кайл, как будто прочтя мои мысли.

«Что еще ему известно? Что он скрывает от меня?»

— Я все размышляю об этих братьях, — сказал я. — Они никогда не задумывались об осторожности, вот почти и попались. Дэниел и Чарлз действовали чрезвычайно осмотрительно, поэтому безнаказанно убивали на протяжении долгих лет. Никто никогда даже ни в чем не подозревал их.

— Думаешь, убийство Дэниела и Чарлза организовал новый Владыка?

— Уверен в этом, однако все гораздо сложнее. Братья совершали преступления в тех городах, где выступали фокусники. Не означает ли это, что нынешний Владыка хотел навести нас на их след?

— Зачем тогда ему понадобилось их убивать?

— Не знаю. Возможно, братья сделали это, потому что они полные психопаты, или же кто-то велел им так поступить. Надо задать эти вопросы Владыке.

— Они уверены, что им ничто и никогда не помешает, — пробормотал Кайл. — И глубоко заблуждаются. Их песенка почти спета.

В этот самый миг произошло нечто такое, чего мы абсолютно не ожидали. Парадная дверь дома растворилась, и из нее вышли несколько типов в темных одеждах. Братьев среди них не оказалось. Парни поспешно направились к поросшему травой полю, на котором стояли неровным строем пикапы и фургоны, забрались в них, завели двигатели и подъехали ближе к парадной двери.

Кайл достал рацию и обратился к снайперам, засевшим позади нас в горах между деревьями.

— Приготовиться.

— Кайл, не забывай о Джамилле, — напомнил я.

Он не ответил.

Парадная дверь опять раскрылась, и из дома начали парами выходить люди в длинных черных мантиях и капюшонах.

Один человек в каждой из пар прижимал к виску своего соседа дуло пистолета.

— Проклятие! — прошептал я. — Им известно, что мы здесь.

Мы не знали, кто из них кто, и понятия не имели, настоящие ли это заложники или просто спектакль. Я принялся вглядываться в фигуры людей в мантиях, в их походки, пытаясь узнать в ком-нибудь Джамиллу. Где она? Жива ли? Сердце у меня в груди отяжелело — с такого расстояния я никого не мог рассмотреть.

— Всем вперед! Марш! — скомандовал Кайл в рацию.

Люди в мантиях и капюшонах продолжали выходить из дома и рассаживаться по фургонам и пикапам.

Внезапно один из заложников упал на землю.

— Это она! — выкрикнул я.

— Убрать ее соседа! — распорядился Кайл.

Снайпер выстрелил. Человек в мантии с капюшоном повалился вниз.

Мы рванули вперед, по направлению к ферме, по каменистой неровной почве. Кто-то из вооруженных вампиров выстрелил в нашу сторону. Никто не пострадал. Ответный огонь агенты ФБР до поры до времени не открывали, но в какой-то момент из-за наших спин прозвучал ряд выстрелов. Несколько человек в черных мантиях попадали на землю мертвые или раненые, кое-кто поднял руки, сдаваясь.

Я неотрывно смотрел на женщину, которую принял за Джамиллу. Теперь она поднялась, однако шла, еле передвигая ноги, едва не падая. Внезапно капюшон съехал с ее головы, и я увидел, что это действительно Джамилла. Остановившись и устремив взгляд вдаль, она подняла руки.

Я прибавил скорость, выискивая глазами двух братьев и Владыку.

Джамилла потирала запястье и дрожала всем телом, когда я наконец подбежал к ней, протягивая свой пиджак.

— Как ты?

— Еще не знаю. Меня подвесили к балке, Алекс. Если бы ты только это видел, если бы мог себе представить!.. Я думала, я умерла.

В ее глазах блестели слезы.

— Где Владыка?

— Возможно, еще в доме. Мне кажется, из дома можно выбраться и через другие ходы.

— Стой здесь. Я сбегаю на разведку.

Джамилла покачала головой:

— Нет, одного я тебя не отпущу. Я теперь твоя должница и пойду с тобой.

Глава 88

Мы с Джамиллой осмотрели основное здание фермерского дома и довольно просторную пристройку, но нигде никого не обнаружили — ни вампиров, ни Уильяма, ни Майкла. Ни таинственного Владыку. Джамиллу все еще бил озноб, однако уговорить ее отправиться на улицу я никак не мог.

— Ты уверен, что братья не вышли из дома в числе самых первых? — спросила она. — Два блондина. С хвостиками.

— Если и вышли, Кайл уже позаботился об их задержании. Только я сомневаюсь. Давай-ка осмотрим еще и ту маленькую лачугу. Не знаешь, что в ней?

Джамилла покачала головой.

— Когда меня сюда привезли, сразу посадили в заточение. А потом вообще подвесили.

Я резким ударом открыл дверь, ведшую в самую маленькую и плохонькую часть здания, и увидел обогреватели и водяной насос. В нос ударил резкий запах мочи. По полу пробежала и шмыгнула в щель серая мышь. Я тряхнул головой, когда мой взгляд упал на самое страшное — два распростертых на полу у дальней стены тела мальчиков-подростков. Оба были голые, лишь на лицах и в сосках поблескивали кольца.

Я наклонился и рассмотрел покойников внимательнее.

— Похожи на беспризорников. Из них тоже выпили всю кровь.

Следы от укусов покрывали не только шеи, но также лица, руки и ноги жертв. Их кожа была белой, как гипс.

Я посмотрел на затянутые пеленой глаза и отвернулся. Помочь этим мальчикам мы уже ничем не могли. Среди покрытых пыльной шубой агрегатов, обеспечивавших водо— и теплоснабжение фермы и, возможно, вентиляцию, я заметил красно-коричневую крышку люка.

Я пересек помещение, низко наклонился над крышкой и увидев, что она не закрыта, поднял ее.

На меня из-под земли глянула беспросветная тьма. Что пряталось в ней? Кто прятался?

Я посмотрел на Джамиллу, посветил в раскрытый люк фонариком и увидел довольно широкий туннель и металлическую лестницу, а внизу, в грязи, следы ног.

— Сходи расскажи обо всем Кайлу, — сказал я Джамилле. — И пусть сюда направят подмогу.

Джамилла уже двигалась к выходу, переходя с шага на бег. Я посмотрел в темную бездну внизу, подумывая, не глядит ли кто-нибудь из нее и на меня.

Глава 89

Я выждал, сколько смог, и принялся медленно спускаться в мрачный туннель.

Лестница состояла из нескольких ступеней, крутых и шатких. Я светил фонариком по сторонам, рассматривая земляной пол, обшитые гофрированной жестью стены, разбитые лампочки на потолке. Спустившись, я попал в длинный узкий коридор. Наверху так никто и не появился, и я зашагал вперед — очень медленно и осторожно, держа в одной руке фонарик, а в другой «глок». Где же Джамилла и Кайл? Почему они мешкают?

Увидев на земле впереди нечто странное, я затаил дыхание.

На меня таращился чей-то единственный глаз.

Лишь несколько мгновений спустя до меня дошло, что передо мной останки олененка — голова и плечи. Мне вспомнилось, что тигры съедают жертву, начиная с зада, вместе с костями и всем остальным. В грязи темнели чьи-то следы — двух человек, как мне показалось, хотя определить наверняка при таком тусклом свете я не мог. Рядом с отпечатками человеческих ног я разглядел следы животного, по всей вероятности, тигра.

Проклятие!

Я продолжил путь, постепенно осваиваясь в полумраке. Повсюду под ногами поблескивали осколки стекла — кто-то умышленно разбил здесь лампочки.

Услышав тигриный рев, я едва не выронил фонарик. Оказываться в подземелье один на один с тигром мне еще не доводилось. По обшитому жестью туннелю прокатилось гулкое эхо. Я испугался, решительно не зная, что делать.

Зверь снова взревел, и я почувствовал, что не в состоянии пошевелить ни рукой, ни ногой, — меня как будто приклеили к земле. Я мог бы развернуться и отправиться обратно, но в данной ситуации это было бы верхом глупости. Убежать от тигра в столь узком туннеле, да и в любом другом месте человеку просто не под силу.

Тигр наблюдал за мной откуда-то из чернильной тьмы коридора. Я несколько секунд размышлял, не выключить ли фонарик, и решил пока не делать этого. При свете я по крайней мере мог увидеть, что зверь приближается. Я собрался с духом, пристально уставился во тьму впереди и продолжал стоять, не двигаясь, как будто надеялся, что это мне поможет. Я не знал, смогу ли убить тигра выстрелом из пистолета — никогда ни в чем подобном не практиковался, — и терзался сомнениями.

Зверя я еще не видел, но в воображении отчетливо вырисовывались все тридцать тигриных зубов, а в памяти то и дело всплывали следы на теле жертвы в «Золотых воротах».

Откуда-то сзади меня окликнули:

— Алекс, где ты? Алекс?

Я узнал голос Джамиллы и услышал за спиной звук ее шагов.

— Не двигайся, — прошептал я. — Замри. Здесь тигр.

Я продолжал стоять на месте, словно соляной столп, и уже сомневался, что когда-нибудь смогу пошевелиться. Тигр наверняка нисколечко меня не боится. Не находился ли где-то поблизости и Владыка? Или два светловолосых братца? Или кто-нибудь еще?

— Алекс?

Это был Кайл. Он позвал меня шепотом.

Но раз уж я его услышал...

— Стой на месте, Кайл. Остановись сию секунду. Не двигайся, если не желаешь моей смерти.

Все произошло в считанные мгновения.

Тигр прыгнул внезапно. Оттолкнувшись со всей силы? Или не особенно напрягаясь? Не знаю. Но чертовски быстро. Я заметил лишь тень — расплывчатое пятно. Средоточие мощи, невообразимая скорость, блестящие зубы и безумно дикие светящиеся глаза.

Тигриное тело было изогнуто, и я видел, как на нем играют мышцы. Зверь летел в метре над землей, ничто не могло его остановить.

У меня не было выбора, не было времени на размышление и испуг. Я даже не задумался о том, что должен делать. Все произошло само собой.

Я спустил курок «глока». Трижды, очень быстро. Целясь в голову и шею и надеясь, что не промажу.

Тигр продолжал лететь как ни в чем не бывало. По-видимому, стрелял я без толку. Других средств защиты у меня не было, равно как и укрытия и возможности убежать.

Я рухнул на землю, ощущая себя маленьким и беспомощным. Наверное, я кричал — а вообще понятия не имею, что, черт возьми, я делал. Никогда в жизни я не испытывал столь всеобъемлющего страха.

И тут я вдруг осознал, что тигр пролетает мимо! Невероятно. Я ничего не мог понять. Спустя несколько мгновений послышался глухой удар.

Тигр рухнул на землю. Он был мертв.

Глава 90

— Черт побери! Черт побери! — слетело с губ Джамиллы. Она посмотрела на меня и улыбнулась. — Вот это да! Просто не верится!

Туша огромного жестокого зверя, попытавшегося расправиться со мной, теперь лежала у ног Джамиллы.

Я поднялся с земли и неуверенными шагами приблизился к Джамилле и Кайлу. Тигр, изогнувшись, лежал во всю ширину туннеля и не двигался, даже не пытался.

— Они здесь, в этом подземелье? Исчезнувшие парни? — спросил Кайл шепотом. — И Владыка?

— Не знаю, — ответил я. — Я увидел здесь лишь чьи-то следы и эту киску. Пойдемте.

Туннель оказался гораздо более длинным, чем я мог себе представить. Я понятия не имел, в какую сторону мы движемся. К дороге? К горам? К Тихому океану?

— Я разослал людей по всей территории владения, — сказал Кайл. — Пришлось разбить их на отдельные группы. Это мне не очень нравится.

Я не ответил. Признаться честно, меня до сих пор трясло. Сердце колотилось, точно двигатель, вынужденный работать на полную мощность.

— Алекс? — произнесла Джамилла. — Ты в порядке?

— Еще минутка, и я приду в норму. Не беспокойся.

Вскоре где-то впереди забрезжил свет наступающего дня, даря надежду. Хотя мы ума не могли приложить, в каком именно месте выйдем из туннеля.

— Интересно, долго ли еще нам топать, — сказал я. — И какое расстояние нас отделяет от источника света.

Неожиданно я задел бедром что-то твердое. А потом и плечом. Меня затрясло, и я как ошпаренный отскочил назад. Оказалось, это всего лишь труба. Ничего страшного. Но напугала она меня до смерти.

Мы продолжили путь, и очень скоро я рассмотрел, что нас ждет у выхода: колышимые ветром кипарисы и мутно-серый рассвет.

До конца туннеля оставалось метров тридцать — тридцать пять. В большинстве случаев самым сложным этапом взятия преступников оказывается вход в здание, где они прячутся. В нашей нынешней операции наибольшую опасность представлял собой выход из этого мрачного туннеля.

Я повернулся к Кайлу и Джамилле и прошептал:

— Я иду первым.

Я знал, что оружием владею лучше Кайла, а физически более крепок, чем Джамилла, по крайней мере так мне казалось. И потом все особо сложные дела — с Гэри Сонеджи, Казановой, Джеффри Шефером, а теперь и с этими братьями — завершались в последние годы моей практики именно подобным образом. Я всегда иду первым. Почему я это делаю? И надолго ли еще меня хватит?

— Не забывай, они такие же люди, как мы, — сказала Джамилла. — Их кровь тоже может пролиться.

Мне хотелось поверить в ее правоту. Я шел очень тихо и осторожно. У самого выхода на мгновение приостановился и сделал глубокий вдох. Раз, два... Вперед! В огромный порочный мир.

Не знаю почему, но, ступив из туннеля на свет, я пронзительно заорал, едва не срывая глотку. Я не выкрикнул какие-нибудь слова, а просто издал оглушительный вопль. Впрочем, наверное, я знаю, почему так поступил. Я боялся этих двух убийц и, конечно, Владыку. Да, и их кровь могла пролиться, но людьми они не были. Во всяком случае, такими, как мы с вами.

Я очутился в расщелине, окруженной невысокими холмами, и никого не увидел. Ничто не говорило даже о недавнем пребывании в этих местах человека. Хотя кто-то определенно шел перед нами по туннелю, тигр не мог оказаться в нем один.

Джамилла и Кайл вышли из подземного хода вслед за мной. На лицах обоих тут же отразились разочарование, недоумение и усталость.

Я еще ничего не видел, но уже услышал.

Вырулив из-за ближайшего холма, на меня с ревом устремился черный пикап. Я мог либо нырнуть обратно в туннель, либо остаться на месте и взглянуть прямо в глаза белокурым убийцам. Они сидели в машине. Я сразу увидел их.

Я остался на месте.

Глава 91

Физиономии убийц светлели за стеклом пикапа. Я вскинул руку с «глоком», Джамилла и Кайл последовали моему примеру. Черный «форд» все так же быстро ехал на нас, как будто бросая вызов.

Мы открыли огонь. Ветровое стекло пикапа мгновенно покрылось паутиной трещин, град пуль застучал по крыше и капоту. Грохот стрельбы отдавался в ушах раскатами грома, ноздри заполнил едкий запах порохового дыма.

Неожиданно пикап затормозил и подался назад, на холм. Я отчаянно продолжал пальбу, стараясь попасть в водителя. «Форд» отдалялся все стремительнее, виляя из стороны в сторону, как будто пытаясь развернуться на ходу. Я побежал за ним, с трудом заставляя двигаться ноги, словно налившиеся свинцом.

Я не мог позволить этим гадам уйти. Мы забрались слишком далеко, слишком близко подошли к финишу. Эти двое продолжали бы убивать. Пара чокнутых, безумные монстры. Они и тот, кто возложил на них эту чудовищную миссию.

Джамилла и Кайл взбирались на крутой, поросший травой холм следом за мной. Мы двигались как будто в режиме замедленного воспроизведения. Пикап резко сворачивал то вправо, то влево, а его зад заносило в противоположные стороны. Я исступленно надеялся, что, заехав на самую вершину холма, на очередном повороте «форд» полетит ко всем чертям собачьим и двум блондинам в его кабине настанет конец. Потом услышал характерный звук переключения передачи и с ужасом увидел, что машина опять движется вперед. Пикап ехал на нас, набирая скорость.

Я опустился на колено, как следует прицелился и трижды выстрелил в ветровое стекло. В нем появилось несколько дыр.

— Алекс, прочь с дороги! — закричала Джамилла. — Быстрее! Сейчас же!

Пикап не сворачивал и не сбавлял скорости. Я прицелился еще разок, туда, где, по моим расчетам, сидел водитель, и дважды спустил курок.

Здоровенная машина практически наехала на меня — я уже чувствовал тепло ее двигателя. Лицо и шею покрыл горячий пот. В голове жужжала сумасшедшая мысль: убить вампира можно лишь при помощи кола, огня или путем уничтожения его владения — того места, где он спит в течение дня.

Я не верил в вампиров.

Но верил в существование извращений и пороков, которых на своем веку повидал вволю. Эти братья — чокнутые убийцы.

Я отпрыгнул в сторону буквально за секунду до того момента, когда пикап раздавил бы меня. И помчался за ним следом, молясь о том, чтобы машина опрокинулась. Наверное, Бог услышал мою молитву. По-моему, я закричал.

«Форд» с грохотом повалился набок и несколько раз перевернулся. Потом замер, упав на водительскую сторону. Из двигателя взвилась черная струйка дыма. Некоторое время изнутри никто не появлялся.

Потом из кабины медленно выбрался младший брат. Его лицо покрывали кровь и сажа. Он ничего не говорил — с минуту просто таращился на нас, затем взревел, точно дикий зверь. Казалось, этот тип окончательно лишился рассудка.

— Не вынуждай нас пристрелить тебя! — крикнул я.

Скорее всего он не услышал. Майкла оглушала невиданная ярость. Изо рта у него торчали длинные, заостренные, перепачканные кровью клыки. Его собственной кровью? Повернув голову, он посмотрел на нас красными глазами и дико заорал:

— Вы убили Уильяма! Моего брата! Убили его! Уильям был лучше вас всех! Лучше всех!

Я приготовился обороняться. Я не мог заставить себя выстрелить в него. Майкл Александер сошел с ума и больше не отвечал за свои поступки. Из его рта текла пена, глаза безумно бегали, он рычал. Каждый мускул тела напрягся до предела. Я не имел права лишить жизни этого измученного мужчину-ребенка и приготовился к схватке.

Кайл выстрелил — единственный раз.

Пуля вошла Майклу в то место, где секунду назад находился его нос. Теперь в самом центре лица зияла дыра. Он не испытал ни шока, ни испуга — не успел.

Оказывается, я ошибся в способностях Кайла: стрелять он умел. Я не переставал удивляться его профессионализму, его загадочности.

Надо серьезно обо всем этом подумать — не сейчас, позднее.

Внезапно я услышал чей-то голос. Он доносился изнутри пикапа. По-видимому, кто-то не мог выбраться. Уильям? Неужели брат Майкла уцелел?

Я осторожно приблизился к лежащей на боку машине, держа пистолет наготове. Мотор все еще дымился, и я подумал, как бы не взлететь вместе с этой развалиной на воздух.

Забравшись на пикап, я с трудом раскрыл помятую дверцу и заглянул внутрь. Уильям был мертв, его окровавленное лицо застыло в печальной гримасе.

Я повернул голову и встретился взглядом с человеком, задыхавшимся от злобы и высокомерия. Я тотчас же узнал его и, хотя считал, что удивить меня уже невозможно, испытал легкое потрясение.

— Так, значит, ты действительно настоящий вампир, — проговорил я.

— Ты убил их и поплатишься за это жизнью. Ты умрешь! Умрешь, Кросс!

Я смотрел на Питера Уэстина, эксперта по вампирам, с которым встречался в Санта-Барбаре. Он был ранен и истекал кровью. Но прекрасно владел собой, несмотря на то что я держал его на мушке. Его выдержка, самоуверенность и надменность не ведали границ. Я вспомнил, как сидел напротив этого человека в библиотеке Дэвидсона в Санта-Барбаре, как он заявил мне, что тоже относится к вампирскому сообществу. Теперь я поверил ему.

Я нашелся что сказать лишь спустя несколько мгновений.

— Пойдем, Владыка.

Глава 92

В то утро я сделал несколько попыток допросить ужасающего, почти неправдоподобного Питера Уэстина в тюрьме Санта-Круса. Кайл хотел получить разрешение перевезти Уэстина на Восточное побережье, но я сомневался, что это ему удастся. Калифорния мечтала сама расквитаться с предводителем вампиров.

На Уэстине были черные кожаные брюки и черная же бархатная рубаха с длинными рукавами. Его лицо поражало неестественной бледностью. Под прозрачной кожей на висках виднелись голубые вены, а полные губы были краснее, чем у всех нормальных людей. Владыка почти не походил на человека, и я не сомневался в том, что именно такое впечатление он и хотел на нас произвести.

Находясь с ним в комнате для допросов, мы эмоционально выматывались и лишались сил. Мы с Джамиллой перекинулись по этому поводу парой фраз: она, пытаясь заставить его говорить, ощущала то же самое. Уэстин был как будто лишен обычных человеческих качеств: способности общаться, совеститься, глубоко чувствовать, сопереживать. Сан Владыки прекрасно ему подходил — этот тип был нещадным убийцей, вампиром, настоящим паразитом.

— Я не намерен запугивать тебя обычными угрозами, — произнес я негромко.

Уэстин словно и не слышал меня. Потому что слишком устал? Или ему плевать на меня? Или же он обладал чертовски острым умом? Держался этот тип, как и подобало Владыке: с безграничным чувством собственного достоинства, надменно, снисходительно. Настолько проницательных глаз, как у него, я никогда еще не видел. Во время нашей беседы в Санта-Барбаре он лишь разыгрывал из себя безвредного грамотея, знатока книг о вампирах.

Высоко подняв голову, Уэстин гипнотизирующе уставился на меня. Он чего-то ждал; чего именно, я никак не мог понять. Я выдержал его взгляд и, по-моему, вызвал тем самым приступ раздражения.

— Да пошел ты! — выпалил он.

— А в чем, собственно, дело? — спросил я. — Что тебя не устраивает, Питер? Считаешь, что в данный момент я не заслуживаю права разговаривать с тобой?

Уэстин улыбнулся, и на его лице промелькнула даже тень сердечности. Он умел расположить к себе, я понял это еще тогда, в Санта-Барбаре.

— Если бы даже я и заговорил с тобой, если бы даже поведал, о чем мыслю и что чувствую, ты все равно ничего не понял бы, — ответил он. — Ты пришел бы в еще большее замешательство, поверь.

— Может, все же попробуем?

Уэстин лишь молча улыбнулся.

— Знаю, тебе сильно не хватает Уильяма и Майкла. Ты скрываешь это, но они очень много значили для тебя, — сказал я. — Мне о тебе немало известно. Ты все принимаешь близко к сердцу.

Питер Уэстин неожиданно кивнул, едва заметно и величественно. Ему действительно не хватало Уильяма и Майкла. Он скорбел по ним и сознавал, что их не вернешь.

Ему вдруг захотелось поговорить.

— Да, детектив, я принимаю все к сердцу гораздо ближе, чем ты считал и даже теперь считаешь. Тебе не понять. Ты и представить себе не можешь, какие мысли витают в моей голове.

Он вновь замолчал. Владыке нечего было добавить к сказанному. Мы, простые смертные, все равно не поняли бы его. На этом я и простился с ним.

Все закончилось.

Часть пятая

Фиалки синие

Глава 93

Я немного успокоился, во всяком случае, почувствовал некоторое облегчение. Наконец-то мы добились успеха. Питер Уэстин сидит в тюрьме, сделано все возможное для уничтожения его вампирской шайки и обезвреживания его последователей. Кровопролитие остановилось.

С Джамиллой мы простились вчера вечером, пообещав друг другу давать о себе знать. Я почувствовал, что наша дружба и впрямь продолжится. Наутро я отправился в аэропорт Сан-Франциско с намерением вылететь в Вашингтон. Я возвращался домой и был безмерно этому рад.

Раскрытая нами тайна существования вампирской организации до сих пор пополнялась новыми деталями, но я боялся, что всех ее подробностей нам никогда не суждено выведать. Дела, связанные с убийствами, этим-то и схожи: в подобных расследованиях никогда не собираешь столько сведений, сколько хотелось бы. С этим сталкиваются все детективы, хотя ни в кино, ни в других телепередачах вы никогда не услышите об этой особенности нашей работы. Наверное, если бы нам удавалось узнавать об убийцах больше, дела никогда не заканчивались бы раскрытием преступлений.

Питер Уэстин повстречал Дэниела и Чарлза во время их очередных гастролей в Лос-Анджелесе. На тот момент у Уэстина уже имелись группы личных последователей в Санта-Крусе и Санта-Барбаре, но он прикидывался, будто предан магам, до тех пор пока не почувствовал, что и сам в состоянии стать Владыкой. А набравшись смелости и уверенности, отправил Уильяма и Майкла выполнять «великую» миссию. К тому времени перед Уэстином уже преклонялись вампиры из сотни городов.

Меня все еще что-то тревожило. Я не понимал, что именно, но всю дорогу до Сан-Франциско терзался необъяснимым волнением и страхом — они буквально поедали меня изнутри. Чего же я боялся?

Рейс задерживался на сорок пять минут, и я вышел из самолета на улицу. В сознании кружилась стая мрачных мыслей.

Вспомнились самые первые вампирские убийства в Сан-Франциско.

И выходки проклятого Дирижера.

Я размышлял и о Джамилле, остававшейся здесь, в этом городе, — не знаю почему.

Что не давало мне покоя?

Внезапно до меня дошло. А может, я всегда это знал... Я позвонил Джем в офис в здании суда. Мне сообщили, что у нее выходной.

Я набрал ее домашний номер, но Джамилла не ответила — быть может, вышла на одну из своих пробежек, которыми так гордилась, или отправилась на свидание с Тимом Брэдли из «Сан-Франциско икзэминер». Меня ее планы не должны заботить.

Или должны?

Куда она подевалась?

Мне представилось, что с ней приключается какое-то несчастье, и я подумал, что превращаюсь в параноика. Очень не хотелось выглядеть идиотом.

Но и не хотелось допустить очередную трагедию.

Я поспешил к окошку «Американ эрлайнз» и сообщил, что остаюсь в Сан-Франциско. Потом позвонил Нане и сказал, что на несколько часов задержусь, что прилечу сегодня же, только позднее.

— Не исключено, что один человек здесь, в Сан-Франциско, попал в беду, — сказал я.

— Я даже догадываюсь, кто именно. Ты, — ответила Нана. — До свидания, Алекс.

Она повесила трубку.

Беря в «Баджете» напрокат машину, я чувствовал, что окончательно схожу с ума. В голову пришли слова Чарлза Мэнсона: «Полная паранойя — всего лишь полная уверенность». Вообще-то я всегда считал, что Мэнсон не прав абсолютно во всем, но теперь подумал, что, быть может, я ошибался, быть может, о паранойе он высказался весьма и весьма точно.

Убежденность в том, что с Джамиллой Хьюз что-то не так, во мне усиливалась. Отделаться от этого чувства, не придавать ему особого значения при всем желании я просто не мог. Тревогу забило мое знаменитое чутье, и я не смел к нему не прислушаться.

Я вспомнил об одной своей бывшей напарнице, Пэтси Хэмптон, — и о ее убийстве.

Потом о Бетси Кавальерр — и о том, как ушла из жизни она.

Последней мне представился труп Морин Кук из Нового Орлеана.

Давным-давно, только начав работать детективом по расследованию убийств, я решил, что не должен верить в совпадения и случайности. Вот и сейчас мне, по сути, не следовало думать, что какой-то психопат в эту самую минуту охотится за инспектором Джамиллой Хьюз. На то не было никаких оснований.

Я всего лишь предчувствовал беду.

Нет, я был полностью уверен в ее близости.

Дирижер тут, в Сан-Франциско, я точно знал. И ждал его звонка. Мне не терпелось прижать этого чокнутого к стенке и покончить с ним раз и навсегда.

Глава 94

До дома Джамиллы Хьюз я доехал на скорости, существенно превышающей максимально допустимую. По пути я еще несколько раз позвонил ей, но она так и не ответила. На лбу у меня выступил холодный пот. Я, наверное, еще ни разу в жизни не доверял своему предчувствию настолько всецело.

Я прикинул, что предпринять. Во-первых, я мог обратиться за помощью к полиции Сан-Франциско, но эта идея показалась мне не особенно удачной. Ход суждений полицейских в большинстве случаев основывается на законах логики, интуиция их не интересует. В Вашингтоне о моем чутье наслышаны, здесь же, в Калифорнии, отнесутся к нему с подозрением.

Я подумал, не связаться ли с ФБР, однако по ряду причин не сделал и этого. Речь опять шла о предчувствиях, вслух о которых я пока не хотел заговаривать.

Я решил, что остановлюсь в квартале от дома Джамиллы на Тексас-стрит, но сначала поднялся вверх по Потреро-Хилл, свернул на юг и проехал по ближайшим улицам. Эти районы Сан-Франциско были застроены домами различных стилей: сохранившимися с начала XX века деревянными — более симпатичными — и современными трех— и четырехэтажными. Я взглянул на бухту, на погрузочные платформы пирса №84 и на видневшийся вдали Окленд, проехал мимо нового торгового центра «Потреро» и мимо ресторана «Северная звезда», а потом вернулся к дому Джамиллы. Где она пропадает?

Машин на дорогах было видимо-невидимо. Я надеялся, что мой взятый напрокат седан не привлечет особого внимания и что я увижу, как Джамилла возвратится домой с полными сумками продуктов или как прибежит из ближайшего парка, где обычно бегала.

Но время шло, а ее все не было. Я сильнее нервничал и утешал себя мыслью, что в свой законный выходной она просто где-нибудь отдыхает.

Я не мог себе представить, что с такой женщиной, как Джамилла, что-то может случиться, но и в Пэтси Хэмптон, и в Бетси Кавальерр я когда-то был так же уверен.

Две убитые напарницы за два года.

Я не верил в совпадения.

Пэтси Хэмптон убил британский дипломат по фамилии Шефер. Я почти не сомневался в этом. Убийство Бетси до сих пор не раскрыли, потому-то я и сходил сейчас с ума. Мысли крутились вокруг Дирижера. Я каким-то образом стал частью его фантазий, нереального мира, который он для себя создал. Каким образом? В связи с чем?

Однажды поздним летним вечером Дирижер позвонил мне домой.

— Бетси Кавальерр мертва... Я тот, кого вы называете Дирижером. Мне нравится это имя. Оно мне прекрасно подходит.

Убийца изрезал Бетси ножом — все ее тело, даже между ног. Сомнений нет, он ненавидит женщин. В моей практике встречался еще один ублюдок, пылавший к противоположному полу ненавистью, — Казанова из Северной Каролины. Но Казакова не мог убить Бетси Кавальерр, к моменту ее гибели он был мертв. И все же... Я чувствовал, что смерть Бетси каким-то странным образом связана и с Казановой, и с тем делом в Северной Каролине. Каким именно?

Выбрав подходящее местечко на некотором удалении от дома Джамиллы — на возвышенности рядом с Восемнадцатой улицей, — я остановил машину. Инспектор Хьюз жила в старом, перестроенном желтом здании, с эркерами и балконами, как многие дома в Сан-Франциско, очень аккуратном, очень уютном на вид. На деревьях во дворе висели небольшие плакатики «Друзей городского леса».

Я опять позвонил и вновь не получил ответа.

Мое сердце колотилось как бешеное, лоб продолжал покрываться испариной. Нужно было чем-то занять себя. Я вышел из машины, подошел к парадному крыльцу дома Джамиллы и нажал кнопку звонка. Без толку.

Проклятие! Где же она?

На сочной траве вдоль тротуаров красовались таблички: «Безопасная зона». Я отчаянно надеялся, что эти надписи соответствуют действительности. Я молил Бога о спокойствии на Тексас-стрит.

Вернувшись в машину, я стал ждать, сгорая от нетерпения, все больше и больше нервничая. Я задумался о том, кто же такой этот Дирижер, и опять вспомнил об убийстве Бетси. Перед глазами проплыли образы Казановы и Кейт Мактирнан, которую тот когда-то похитил. Почему я думал именно об этом? Что связывает истории Бетси и Кейт?

Мне опять представлялись зловещие места преступлений.

Только не Джамилла. Господи, не допусти, чтобы с ней приключилось то же самое. Убереги ее.

Неожиданно зазвонил телефон. Я ответил незамедлительно.

Это был Дирижер. Он продолжал свою жестокую игру и, казалось, находился совсем рядом.

— Где ты, доктор Кросс? Я думал, ты намылился домой, к родне, к детям. Может, и в самом деле пора возвращаться? Твоя миссия здесь закончена. Больше от тебя в этом деле не будет никакого толку. Мы ведь не хотим, чтобы что-нибудь произошло с мамой Наной или детьми, правда же?

Глава 95

Я немедленно позвонил Нане в Вашингтон. Ее либо не было дома, либо она до сих пор злилась на меня и не желала брать трубку.

Проклятие! Ответь же, Нана!

Я судорожно нажал кнопку вызова еще раз, но ответа так и не получил.

Возьми трубку, умоляю!

Струйки пота покатились по моему лбу и шее. Наступал полный кошмар — то, чего я страшился больше всего на свете. Что я мог сделать, находясь здесь, в Сан-Франциско?

Я позвонил Сэмпсону и велел ему сию секунду лететь ко мне домой, а оттуда связаться со мной. Он не задал ни единого вопроса.

— Я сейчас же отправлю на Пятую улицу патрульную машину и сам помчусь вслед за ней. А потом тебе перезвоню.

Я едва не тронулся умом, дожидаясь звонка Сэмпсона. Голову распирало от чудовищных дум и образов. Я ничего не мог предпринять ни для спасения Джамиллы, если она в опасности, ни для сохранения собственной семьи, оставшейся в Вашингтоне.

Вернулись мысли о Дирижере, о манере его поведения в прошлом. Он дразнил меня и мучил насмешками, а затем в самый неожиданный момент решительно действовал, нанося очередной удар в сердце.

В самый неожиданный момент.

Действовал, отставляя слова в сторону.

Совершал зверские убийства.

Ему известно, что я не полетел в Вашингтон. Знает ли он наверняка, где я? Видит ли меня сейчас? Наблюдает ли за мной? Мозги у мерзавца работают четко, я не раз убеждался, что ему удается следовать за мной по пятам и при этом оставаться незамеченным.

Надлежало сосредоточиться, но я страшно волновался.

Опять зазвонил сотовый. У меня подпрыгнуло сердце. Схватив трубку, я от напряжения не сразу сообразил, какую кнопку должен нажать.

— Кросс, — проговорил я.

— Все в порядке, Алекс. Я у тебя дома с Наной и детьми. Они живы и здоровы. Я о них позабочусь.

Я закрыл глаза и с облегчением вздохнул.

— Передай трубку Нане, — сказал я Сэмпсону. — Отказ говорить со мной не принимай за ответ. Я хочу побеседовать с ней о том, как нам быть.

Глава 96

Сэмпсон пообещал оставаться с Наной и детьми вплоть до моего приезда. Он был самым надежным человеком из всех, к которому я мог обратиться с подобной просьбой. Я доверял ему почти как самому себе, полагался на него во всем. Тем не менее и после этого не успокоился. Но уехать сейчас же из Калифорнии, хотя бы не увидев Джамиллу и не убедившись, что с ней все нормально, я тоже не мог.

В конце концов я позвонил Тиму Брэдли из «Сан-Франциско икзэминер». Он понятия не имел, где Джамилла, не знал даже о том, что у нее сегодня выходной.

«Может, ей просто захотелось уехать из города, на время забыть о проблемах сыска?» — мелькнуло у меня в голове.

Мне начало казаться, что, оставшись в Сан-Франциско, я совершил ошибку, и чем дольше я сидел у дома Джамиллы, тем сильнее эта мысль укреплялась в моем сознании. Я слишком заработался, слишком увлекся предчувствиями.

Я неоднократно подумывал о возвращении в аэропорт, но каждый раз вместе с этим намерением мне являлись картины из той ночи, когда я приехал в дом к убитой Бетси. И воспоминания о том, что именно благодаря своему чутью я и стал неплохим детективом. Чутью, интуиции, накопленному опыту.

А еще, пожалуй, и упрямству.

Я продолжал наблюдение, настойчиво оставаясь на своем посту. Пару раз я выходил из машины, прохаживался туда-сюда по тротуару и возвращался на место. Я сознавал, что веду себя весьма странно, но не сдавался. Некоторое время спустя я вновь позвонил Сэмпсону. У них все было в порядке. К нам домой приехал еще один отличный сыщик, Джером Турман, я его знал. Два профессионала против одного Дирижера. Мог ли я теперь хоть немного успокоиться?

Увидев подъезжающую к дому на своем «саабе» Джамиллу, я в буквальном смысле хлопнул в ладоши. И ударил ладонью по приборной панели.

Отлично. Слава Богу, с ней все нормально. Вот она!

Не доехав до дома, Джамилла остановила машину у обочины и вышла, держа в руке спортивную сумку с надписью «Университет Сан-Франциско». Мне хотелось помчаться ей навстречу, обнять ее, но я оставался в седане.

Волосы она сегодня собрала в хвостик. На Джамилле были темно-синяя футболка и просторные спортивные штаны. Ее никто не обидел, никто и пальцем не тронул.

Дирижер не убил Джамиллу!

Я напряженно смотрел на улицу сквозь ветровое стекло, проверяя, не следит ли кто-нибудь за Джамиллой, не идет ли. Какая-то часть меня рвалась домой, в Вашингтон, но я ни на секунду не забывал о том, что произошло с Бетси Кавальерр после того, как мы с ней закончили работать над совместным делом.

Почему ее убили? Именно мою напарницу?

Мне почти не хотелось знать ответы на эти вопросы.

Джамилла вошла в подъезд, и я позвонил ей с сотового.

— Джамилла Хьюз. Пожалуйста, оставьте свое сообщение после звукового сигнала. Я обязательно его прослушаю.

Проклятие! Ненавижу эти чертовы машины! Хорошо, что дома мы до сих пор не пользуемся ничем подобным.

— Джамилла, это Алекс Кросс. Перезвони мне. Это важно. Пожалуйста...

— Привет, Алекс! Откуда звонишь? Как дела?

Я понял по голосу, что она улыбается, и эта улыбка показалась мне такой неуместной на фоне моего эмоционального перенапряжения и страха.

— Пожалуйста, будь осторожна.

Я договорил все, что собирался записать на автоответчик, и объяснил, почему так обеспокоен. А в заключение признался в самом постыдном: в том, что я сижу в машине на ее улице.

— Тогда заходи ко мне, — ответила она, и я не услышал в ее голосе ни упрека, ни даже удивления. — По-моему, ты сгущаешь краски. А может, и нет. Давай поговорим об этом, попытаемся во всем разобраться.

— Нет, я еще немного побуду здесь. Надеюсь, ты не принимаешь меня за круглого идиота? Понимаешь, та сволочь, что убила Бетси, постоянно звонит мне с момента ее смерти. Дирижер запросто может оказаться здесь, в Сан-Франциско. Он расправился с ней после того, как мы закончили расследовать ряд преступлений. Детектив Кук погибла вслед за убийствами Дэниела и Чарлза в Новом Орлеане.

Последовала пауза.

— Может, я и нахожу тебя немного чокнутым, Алекс, но прекрасно понимаю, почему ты так напуган. По-моему, твои рассуждения вполне логичны. Мне приятно, что ты вернулся сюда и наблюдаешь за моим домом. А то, что произошло с твоей предыдущей напарницей, действительно ужасно.

Теперь я знал, где Джамилла, и даже разговаривал с ней, поэтому чувствовал себя гораздо спокойнее. Закончив беседу, я продолжил наблюдать за ее улицей. С годами я прекрасно усвоил, что должен следовать интуиции при любом раскладе — даже если с ней не соглашался разум, даже если все вокруг поступали иначе. Не знаю, сколько раз я размышлял о смерти Бетси Кавальерр, но сейчас, сидя в машине у дома Джамиллы, я опять обдумывал подробности этого происшествия. Я оставался на месте еще несколько часов. За это время мы пару раз связывались с Джамиллой. Она настойчиво приглашала меня к себе. Я отвечал отказом.

— Позволь, я все сделаю по-своему, Джем.

Дело близилось к вечеру, и на меня начала наваливаться усталость. Спустя некоторое время в окнах Джамиллы погас свет. Ну и хорошо. Хоть один из нас должен был оставаться в здравом уме.

Я продолжал ждать. Меня постепенно изводило предчувствие чего-то колоссального, трагического и сверхъестественного. Чего-то такого, с чем лицом к лицу я страстно не желал сталкиваться. В сознании витали неясные догадки, но мне не хотелось размышлять над ними. Я знал одно: что должен следовать туда, куда меня ведет мое «знаменитое чутье». Оно уже не раз втягивало меня в безумные передряги, а я все доверял ему.

Неожиданно я увидел его, и все вдруг стало на свои места. Разбросанные частички головоломки внезапно выстроились в отчетливую картину, все до одной. Я понял не только, как умерла Бетси, но и почему я вспоминаю сегодня и о смерти Казановы, и о Кейт Мактирнан, а главное, каким образом ему всегда удавалось меня опережать.

На улице Джамиллы появился убийца.

Я не сомневался, что это он, и от страха у меня голова пошла кругом. Вместе с испугом сердце наводнили мощнейшее разочарование, тоска, смятение. Казалось, я вот-вот взорвусь.

Я смотрел на Кайла Крэйга. А тот наблюдал за домом Джамиллы, похожий на безумца, каковым, впрочем, он и был.

Дирижер явился сюда, чтобы убить ее.

Как? Как мне остановить его?

Глава 97

— Джамилла, ты еще не спишь? — спросил я тихо и напряженно.

Меня всего трясло. Мои догадки обернулись абсолютнейшим кошмаром. Я не спускал с Кайла глаз, а тот определенно следил за домом Джамиллы. Будь он проклят!

— Уже не сплю. Вернее, окончательно еще и не засыпала. Где ты, Алекс? Только не говори, что до сих пор здесь, я все равно не поверю. В чем дело, черт возьми?

— Послушай, Дирижер стоит возле твоего дома. Я вижу его. По всей вероятности, скоро он попытается проникнуть внутрь. Я хочу опередить его, но незаметно, понимаешь? В вашем доме есть черный ход?

Я сообщил ей, кто именно оказался убийцей.

Джамилла разбушевалась.

— Я знала, что у него не все в порядке с головой, но не подозревала, что он настолько ненормальный. Мы должны остановить сукина сына, и мне плевать на его пресловутый блестящий ум.

Она рассказала мне, как пройти к черному ходу и каким образом подняться на ее этаж по пожарной лестнице. Я вынырнул в сгустившиеся сумерки и поспешил к ней, надеясь, что Кайл меня не увидел. А впрочем, он был Дирижером.

Самым умным и хитрым из всех моих врагов.

О надзоре и наблюдении Кайл Крэйг знал гораздо больше меня.

Ошибок он не допускал никогда, по крайней мере до сегодняшнего дня.

Я без труда разыскал черный ход дома Джамиллы и, стараясь не шуметь, полез вверх по лестнице. Узнать, где в данный момент находится Кайл, у меня не было ни малейшей возможности.

Когда я забрался на нужный этаж и подошел к квартире Джамиллы, то увидел, что дверь раскрыта. Желудок с силой дернуло, а к горлу подступила тошнота.

— Джамилла?..

Она тут же выглянула в коридор.

— Входи. Я в порядке, Алекс. Сейчас он у нас попляшет, вот увидишь!

Я быстро вошел в квартиру, в которой по-прежнему не горел свет. Привыкнув к темноте, я рассмотрел большую часть гостиной, кухню, выход на балкон. Окно, эркер и скамеечку. Ее дом. Место, где Дирижер планировал ее убить. Я приблизился к окну и осторожно выглянул во двор. Кайла нигде не было. По-видимому, он уже пробирается сюда.

Джамилла не выглядела напуганной, разве что озадаченной, сбитой с толку. В руке она держала служебный револьвер и была готова к чему угодно.

А я, по-моему, еще не совсем осознал все, что произошло. Казалось, я где-то в нереальности, даже мое зрение как будто ослабло. Меня словно вывернули наизнанку, разорвали на клочки. Я считал Кайла Крэйга своим другом. Мы работали вместе над полудюжиной дел.

— А почему он сюда явился, Алекс? — спросила наконец Джамилла. — Зачем я ему понадобилась? Я не понимаю этого ублюдка. Что я сделала ему плохого?

Я пристально посмотрел ей в глаза, поколебался пару мгновений и заговорил:

— Он пришел сюда не совсем из-за тебя, по крайней мере я так думаю. Из-за меня. Все дело во мне и в нем, в наших отношениях. Я стал неотъемлемой частью его фантазии, сказки, которую он рассказывает самому себе каждый день. Ему хочется снова и снова доказывать мне, что я хуже его, глупее. Что не сравним с Дирижером.

Глава 98

Дирижер уже сделал следующий шаг, хотя знал, что в свете более грандиозных событий, входивших в его планы, это всего лишь полушаг. Отступление.

Теперь он стоял на холме на удалении шести зданий от дома Джамиллы Хьюз и смотрел то на ее окно, то на балкон.

Дирижера распирало от удовольствия — все шло по начерченной им непредсказуемой схеме, он управлял кем и чем хотел. Так продолжалось более десяти лет, и за все это время никто и близко не подошел ни к его поимке, ни даже к догадке о том, кто он на самом деле такой.

Кросс сейчас сидел вместе с Джамиллой Хьюз в ее доме, и от этого все либо осложнялось, либо, наоборот, упрощалось. Наступало время принятия нового решения. Как Дирижеру следовало поступить? Пойти на риск? Все кардинальным образом изменить? Он вел сложнейшую двойную жизнь на протяжении долгих лет — и позволял себе все, что хотел, везде, в любое время. Его окрыляла эта свобода, она была его запретным, недоступным для большинства людей плодом. Он был и сыщиком, и преступником. И вот наконец устал от постоянства. Его жизнь текла слишком ровно очень продолжительное время. Наверное, он нуждался в переменах.

Кайл любил охоту — и в этом смысле ничем не отличался от Казановы и Знатного Посетителя, необыкновенно талантливых убийц, с которыми он был знаком. Один из них орудовал в Северной Каролине, второй — на юге Калифорнии. Кайл соглашался с Казановой, утверждавшим, что мужчина — охотник по своей природе, и с удовольствием выслеживал, а потом и убивал своих жертв, мужчин и женщин. Ему доставляло наслаждение расправляться как с теми, так и с другими. Но лишь этим его пристрастия не ограничивались.

Он охотился и на других охотников. Устранял конкурентов, вылавливал их в разгаре придуманных теми игр.

Его знакомство с Казановой длилось несколько лет, а потом он, Кайл Крэйг, в команде с Алексом Кроссом поймал этого педантичного и особо опасного убийцу. Они тешились своими безжалостными играми вместе — Кайл, Казанова, Знатный Посетитель. Кайл даже влюбился в одну из жертв — молоденькую Кейт Мактирнан. В некоторой степени очаровательная Кейт до сих пор владела его сердцем. Какое огромное множество людей воспринимало его в одно и то же время абсолютно по-разному! Как много ролей он исполнял в этой жизни! И все только начиналось.

Кайл был Дирижером — и вместе с тем принимал участие в операции по поимке тех людей, которых ошибочно за Дирижера принимали. Он загадывал загадки и сам искал пути их решения.

Ему удавалось безнаказанно убивать в Балтиморе, в Цинциннати, в Виргинии, в Филадельфии. А потом он устал и от самих этих городов, и от незначительных ролей, которые в них ему отводились. У него была жена Луиза и двое детей — Брэдли и Вирджиния. С ним считались в ФБР, хотя в последнее время он начал догадываться, что его наконец вычислили, вернее, уже точно знал об этом. Какие же тугодумы окружали его повсюду! Кайл Крэйг выполнял так много обязанностей и так часто менял маски, что порой не мог понять, кто же он на самом деле такой.

Его игра с Алексом Кроссом подходила к финалу. Кайлу страстно хотелось поиздеваться над детективом, доказать этому умнику, что он, Кайл, всегда был и остается его господином. Наверное, единственное, чего ему не следовало делать, так это убивать Бетси Кавальерр, собственного агента; с ее расправой, пожалуй, он немного переборщил. А с другой стороны, ей все равно надлежало умереть, ведь в ходе расследования дела о Дирижере она начала подозревать своего шефа. У нее не было другого пути.

Теперь наставал и час Кросса. Кросс был предан друзьям и доверял им, в этом-то и состоял его главный недостаток, его единственное слабое место. В конце концов он все равно разгадал бы загадку Дирижера, если уже не разгадал. Им руководило редкое чутье, и к дому Джамиллы Хьюз его привело сегодня оно же. Кросс не мог не быть добропорядочным человеком, образцовым копом, защитником. Какое бездарное растрачивание интеллекта! Как жаль, что Кросс не смог стать еще более достойным противником.

Кросс увидел его на улице перед домом инспектора Хьюз. К чему это могло привести? К чему бы ни привело, уровень адреналина в крови Кайла значительно повысился. Замечательно. У него было мало времени на обмозговывание ситуации и своих дальнейших действий. Эти двое сидели в квартире Хьюз. Кайл руководил ими.

И намеревался воспользоваться сейчас своей властью.

Он сделал следующий шаг.

Глава 99

— Кайл никогда мне не нравился, Алекс, сам ведь знаешь, — произнесла Джамилла. Мы сидели в ее темной квартире и ждали. — Держался этот тип всегда чересчур холодно, будто он не человек, а робот. А еще он не любит женщин, уверяю тебя. Я сразу это почувствовала.

— А мне, к сожалению, Кайл нравился. Ум у этого парня просто выдающийся. У него получалось доставать меня звонками Дирижера, даже когда мы были вместе. Теперь я должен вычислить, кто он такой. Не типичный психопат, это точно. Кайл высокоорганизован и способен разрабатывать сложнейшие планы. Знаешь, впервые в жизни мне бы хотелось сейчас, чтобы он позвонил.

— Поосторожнее с пожеланиями, — ответила Джамилла. Мы сидели на деревянном полу возле стеллажа в ее гостиной.

Здесь же стоял тренажер, довольно старая модель, и лежали трех-и пятикилограммовые гири. По полу разбросаны журналы и вырезки из «Кроникл».

Я надеялся, что Кайл не имеет возможности видеть нас, что у него нет бинокля. Или прибора ночного видения, прикрепленного к винтовке. Теперь, после случая с Майклом, я твердо знал, что стрелять Кайл умеет. Он во многом был просто асом.

На всякий случай мы с Джамиллой сели подальше от окна.

— Когда я думаю о его подвигах, мне дурно делается, — сказала Джамилла. — Хотя обо всем, что он натворил, мы вряд ли когда-нибудь узнаем.

— Если нам удастся его поймать, ему самому захочется поговорить о своих достижениях, так сказать, похвастаться. Если он появится здесь сегодня, мы, быть может, сегодня же обо всем и узнаем.

— Думаешь, ему известно, что ты здесь?

Я вздохнул, пожал плечами.

— Возможно, известно. Не исключено, что именно сегодня он решил устроить великий вечер раскрытия тайн. Я уверен в единственном: Кайл выкинет что-нибудь неожиданное. Дирижер не действует иначе, такова модель его поведения.

Мы поговорили о том, не стоит ли нам вызвать подмогу. Джамилла высказала предположение, что так мы просто спугнем Кайла. Он мечтал заполучить нас двоих. Вот мы и решили встретить его без посторонних.

Еще недостаточно поиздевался надо мной, ты, тварь? Давай же! Продолжай! Иди к нам, Кайл!

Мы так и сидели в темноте, и мне было даже хорошо. Наконец Джамилла протянула руку и опустила ее на мою. Мы прижались друг к другу, продолжая ждать.

— По крайней мере сидеть тут не так утомительно, — прошептала Джамилла. — И гораздо удобнее, чем в машине наблюдения.

— Дом — лучшее место на свете, так ведь?

Посторонний шум раздался около четырех утра. Джамилла повернула голову и взглянула на меня. Мы приготовили оружие.

Я впервые осознал, что вот-вот столкнусь с необходимостью стрелять в Кайла — человека, которого считал своим другом. Наполнившие душу чувства напугали меня: я не знал, как в критический момент поведу себя, и пребывал в полной растерянности.

На балконе послышались чьи-то тихие шаги. Я испытал некоторое облегчение: шоу, которое так жаждал устроить Кайл, начиналось. Он шел к нам. Я подумал о том, что сказка, фантазия, столь долгое время его тешившая, сейчас претворится в жизнь. Не исключено, что в данный момент психика Кайла расстроена, и это могло сыграть в нашу пользу.

— Будем действовать крайне осторожно, — прошептал я, касаясь руки Джамиллы. — Надо попытаться поставить себя на его место, подумать, чего он ожидает от нас.

С замком Кайл справился быстро и профессионально, приложив к этому минимум усилий. Я решил, что за домом Джамиллы он следил давно. Кайл знал, и где находится черный ход, и как по пожарной лестнице можно забраться на балкон.

Замок приглушенно щелкнул, и все стихло.

— Все отлично, у нас все получится, — прошептала Джамилла. — На этот раз победа будет за нами.

Мы стояли в темноте возле балконной двери и напряженно ждали. Наконец она открылась — необыкновенно медленно. Кайл вошел в комнату и, пригнувшись, двинулся в нашу сторону. Вероятнее всего, он нас не заметил, а мы прекрасно его видели.

Я рванул вперед и нанес противнику самый мощный в своей жизни удар. Потом со всей силы швырнул его к стене. Комната содрогнулась. Книги и бокалы с открытых полок попадали на пол. Странно еще, что стена осталась целой.

Я врезал ему по челюсти, отлично врезал. Кайл был крепким и сильным, но я настолько страстно желал скрутить его сейчас, что он после моих ударов не успевал и опомниться. Я опять двинул ему справа в челюсть, потом в солнечное сплетение.

Я собирался нанести еще один удар, но в этот самый момент Джамилла включила свет. Мой мозг охватило пламя. Меня бросило в дрожь.

Передо мной стоял не Кайл Крэйг.

Глава 100

— Ложись, ложись! Не стой напротив окна! — закричал я Джамилле.

Кайл мог стоять на улице, и он отлично владел оружием. Джамилла послушно легла на пол, вопросительно глядя на меня. Человек, которого я отделал, последовал ее примеру. Он выглядел таким же растерянным, каким ощущал себя я. Что, черт возьми, произошло? Куда подевался Кайл, и что понадобилось от нас этому типу?

Джамилла лежала, держа незваного гостя на мушке. Ее вытянутая рука с револьвером ни капли не дрожала. Из носа парня текла кровь. Он был темнокожий, коротко стриженный, лет тридцати с небольшим.

В голове моей воцарился полный хаос.

— Кто ты такой? Кто такой, черт тебя побери? — рявкнул я.

— ФБР, — выдавил тот из себя, тяжело дыша. — Я агент Бюро. Уберите оружие. Немедленно.

— Я из полиции Сан-Франциско и даже не подумаю убрать оружие, мистер! — прокричала Джамилла. — Какого черта вы делаете в моей квартире? — Мне казалось, я в состоянии слышать ее мысли: оформлены они были далеко не в самые культурные выражения. — Отвечайте!

Парень покачал головой:

— Я не обязан отвечать вам. Мой бумажник в заднем левом кармане брюк, там жетон и удостоверение. Я из ФБР, черт побери!

— Лежать! — крикнул я. — На улице может стоять человек с винтовкой. Вас, случайно, не Кайл Крэйг сюда прислал?

По изменившемуся выражению его лица я все понял, но парень ни опроверг, ни подтвердил мое предположение.

— Я уже сказал, что не обязан отвечать на ваши вопросы.

— Обязан, мать твою так! — рявкнула Джамилла.

Я решил прибегнуть к единственной разумной в данной ситуации мере — позвонил в ФБР.

Четыре агента из офиса в Сан-Франциско прибыли в квартиру Джамиллы в начале шестого утра. Мы по-прежнему опасались становиться напротив окон, хотя я сильно сомневался в том, что Кайл все еще где-то поблизости. Его могло вообще уже не быть в Сан-Франциско. Дирижер двигался дальше. Следовало догадаться, что он поведет себя самым неожиданным образом, а впрочем, я не сомневался в этом.

В течение последующих пары часов агенты ФБР отчаянно пытались связаться с Кайлом Крэйгом. И не могли, во что отказывались верить. Я рассказал им, что Кайл — тот человек, который, по всей вероятности, организовывал преступления на протяжении долгих лет, и мало-помалу они пришли к выводу, что мои слова не лишены смысла. Агента, который проник в квартиру Джамиллы, прислал действительно Кайл. Сообщив, что тут два трупа — инспектора полиции Сан-Франциско и детектива Алекса Кросса.

Закончилась сегодняшняя ночь настоящей неразберихой.

И заварил эту кашу я.

Глава 101

В половине восьмого утра я разговаривал по телефону с директором ФБР Рональдом Бернсом, находившимся в Вашингтоне. Бернс всегда отличался чрезмерной осмотрительностью и осторожностью, и я не сомневался, что до тех пор, пока ему не удастся раздобыть подтверждения проблемы с Кайлом, он мне не позвонит. Я до сих пор пребывал в растерянности и страшно мучился. Впрочем, в подобной ситуации любой нормальный человек на моем месте чувствовал бы себя так же. Сумасшедшим был Кайл Крэйг, не я.

— Расскажите все, что вам известно, директор, — попросил я. — Я давно знаком с Кайлом, но вы должны знать о нем такое, чего никогда не знал я. Мне необходимо владеть полной информацией, это очень важно.

Бернс ответил не сразу, выдержал продолжительную паузу. Он считал Кайла Крэйга своим другом, по крайней мере до недавнего времени. Все мы чудовищно заблуждались. Нас одурачил и предал человек, которому и я, и Бернс, и многие другие доверяли.

Наконец Бернс заговорил:

— По всей вероятности, все началось с того момента, когда мы работали над делом «Целуй девочек». А может, даже раньше. Вам наверняка известно, что в свое время Кайл окончил университет Дьюка. Так вот, он еще со студенческой поры был знаком с Уиллом Рудольфом — Знатным Посетителем. Есть подозрение, что в тот момент, когда мы расследовали «Целуй девочек», именно Кайл организовал убийство репортера Бет Либерман из «Лос-Анджелес таймс». Потому что она почти докопалась до правды об Уилле Рудольфе.

Я закрыл глаза и покачал головой. Я тоже принимал участие в расследовании «Целуй девочек». О том, что Кайл учился в Дьюке, мне было прекрасно известно, но об их давнем знакомстве со Знатным Посетителем — убийцей, терроризировавшим Лос-Анджелес, — я и не догадывался. В какой-то момент я тогда заподозрил Кайла, но у него нашлось железное алиби. Да-да, железное.

— Почему вы не побеседовали об этом со мной? — спросил я у Бернса.

Мне хотелось выяснить, какую позицию занимает в свете последних событий ФБР; пока я ничего не понимал.

— Мы начали серьезно подозревать Кайла лишь после смерти Бетси Кавальерр. Но и тогда у нас не появилось ни единого доказательства. Нам никак не удавалось определить, кто он такой, этот Кайл, — убийца или лучший агент Бюро.

— О Господи! Рон! Нам следовало побеседовать раньше! Надеюсь, что хоть теперь вы ничего от меня не утаите. Кайл продолжает действовать.

— Алекс, вам известно все, что и нам. Или даже больше. Это я хотел услышать от вас что-нибудь важное.

Закончив разговор с Бернсом, я позвонил Сэмпсону в Вашингтон. Я уже сообщил ему последние новости, мы разговаривали рано утром. Сэмпсон едва заставил себя поверить мне. Сэмпсон увез Нану и детей с Пятой улицы. Об их нынешнем местоположении было известно только мне и им.

— У вас все в порядке? — спросил я. — Нормально устроились?

— Ты что, издеваешься? Известие о Кайле повергло Нану в настоящий шок. В таком состоянии я не видел ее ни разу в жизни. Если бы Кайл явился за ней сегодня утром, держу пари, она умудрилась бы умотать от него вместе с детьми. А они, кстати, в полном порядке. Хотя и догадались о том, что произошло нечто ужасное.

Я опять проинструктировал его:

— Ни на минуту не оставляй их одних, ни на секунду, Джон. Я прилечу в Вашингтон следующим же рейсом. Понятия не имею, каким образом Кайл может вычислить, где вы, однако недооценивать его нельзя. Он на свободе. И безумно опасен. Черт знает почему, но ему страстно хочется заставить меня и, возможно, мою семью страдать. Если я разгадаю эту дьявольскую загадку, то остановлю ублюдка.

— А если нет? — спросил Сэмпсон.

Его вопрос повис в воздухе.

Глава 102

Я опять прощался с Джамиллой Хьюз. Расставаться с ней с каждым разом становилось все труднее. Мы выдержали вместе столько серьезных испытаний и за такой немыслимо короткий срок. Я заставил Джамиллу поклясться, что в течение нескольких ближайших дней она будет крайне осторожна. Потом отправился в международный аэропорт Сан-Франциско, собираясь вылететь в Вашингтон первым же рейсом.

Дирижер за все это время ни разу не позвонил, и это сильно меня тревожило, не давало покоя. Я ума не мог приложить, где сейчас находится Кайл, что планирует предпринять.

Продолжает ли следить за мной? Не собирается ли полететь в Вашингтон на том же самолете, что и я?.. Мне не следовало увлекаться подобными мыслями, но они настырно лезли в голову, и я ничего не мог с собой поделать.

Я думал о том, не смотрит ли на меня сейчас Кайл в бинокль, и когда шел по тротуару к дому тети Тайи в Чапел-Гейт — городке, удаленном на пятнадцать миль от Балтимора. Как он мог догадаться, что я приехал именно сюда? Не знаю, но подобными вещами этот подонок занимался много лет. Сумели бы мы вдвоем с Сэмпсоном справиться с ним? Думаю, да, однако на сто процентов не уверен.

Дети радовались, что получили неожиданную возможность отдохнуть от школы. Тетя Тайя баловала их точно так же, как когда-то в детстве баловала меня.

— Что-то ты медленно растешь, — любила приговаривать она, преподнося мне кусок горячего пирога в не положенное для еды время или совершенно неожиданно даря какую-нибудь безделушку.

Нана встретила меня более приветливо, чем я ожидал, и отнеслась ко мне с пониманием. По-моему, ей доставляло удовольствие общаться со своей «младшей сестренкой». Тайе было «всего-то семьдесят восемь», ее отличали проворность, весьма современный внешний вид и исключительные кулинарные способности. В тот вечер они с Наной приготовили макароны с сыром горгонцола, брокколи и пирог «пальчики оближешь». Я ел так, будто это был последний ужин в моей жизни.

А потом мы играли с детьми аж до одиннадцати часов — того момента, когда в обычные дни они уже видят десятый сон. Я сторонник соблюдения режима, но не мог отказать себе в удовольствии подольше пообщаться с детьми. Я всегда стараюсь заострить внимание на лучшем, что есть в жизни, и считаю это правильным. Я отец и люблю Деймона, Дженни и малыша Алекса больше жизни. По-моему, это многое значит.

В Вашингтон я вернулся на следующее же утро. Мой дом охраняла команда агентов ФБР. Я всегда надеялся, что такого рода внимание мне никогда не потребуется.

Днем я отправился на собрание в здании ФБР и узнал, что в операции по поимке и задержанию Кайла Крэйга задействованы более четырех сотен агентов. Пресса до сих пор ничего не знала, и директор Бернс намеревался до последнего сохранять все в секрете. Я тоже. А еще я надеялся поймать Кайла как можно быстрее — прежде, чем он убьет очередную жертву.

С кем еще ему хотелось расправиться? На кого охотится Кайл сейчас?

Глава 103

— Кристин, это Алекс, — сказал я. От нервного перенапряжения внутри у меня все клокотало. — Прости, что беспокою тебя. Я ни за что не позвонил бы, если бы не некоторые обстоятельства.

Я говорил правду. Мне до ужаса не хотелось причинять Кристин боль.

— Что-то случилось с малышом Алексом? — спросила она. — Или с Наной?

— Нет-нет, они в полном порядке, — ответил я, несколько приукрашивая действительность.

Последовала непродолжительная неловкая пауза. Когда-то мы с Кристин были помолвлены и собирались пожениться. Расторгла помолвку Кристин, не вынесшая моей безумной работы. Я постоянно расследовал чудовищные убийства.

— Алекс, произошло что-нибудь страшное? Джеффри Шефер? Он опять в Америке? — спросила Кристин испуганно.

Я прекрасно понимал ее страх: однажды Джеффри Шефер ее похитил.

— Нет, речь не о Шефере.

Я рассказал ей о Кайле Крэйге. Кристин была знакома с Кайлом и симпатизировала ему, и сейчас, узнав столь умопомрачительную новость, наверняка пришла в ужас. Как часто ей приходилось страдать из-за чудовищ, с которыми я имел дело!.. Наш нынешний разговор напомнил мне о том, как страстно я любил когда-то эту женщину. Или даже любил до сих пор.

— Ты можешь на время переехать в какое-нибудь безопасное место? — спросил я наконец. — Так надо, Кристин. Мне ужасно неприятно и больно говорить тебе об этом, но Кайл очень опасен.

— О, Алекс! Я уехала в Сиэтл, мечтая обрести покой. И мне уже казалось, что все в порядке, а ты опять врываешься в мою жизнь.

Кристин сказала, что поживет у человека, которому доверяет, у друга. Я посоветовал ей не называть его имя и адрес по телефону. В конце разговора Кристин расплакалась. Мое сердце разрывалось, я проклинал все безумства, с которыми вынужден был постоянно сталкиваться. В душе всколыхнулись все жуткие чувства, которые я когда-то пережил из-за разрыва с Кристин.

Потом я позвонил Джамилле. Под предлогом желания напомнить ей о необходимости сохранять крайнюю осторожность. А если честно, мне просто захотелось с ней поболтать. Джамилла играла в последних событиях моей жизни столь важную роль. К сожалению, ее не оказалось дома. Я оставил сообщение на автоответчике: «Волнуюсь за тебя, будь осторожна».

Я продолжал звонить людям, которые были мне дороги, которые тем или иным образом когда-либо сталкивались с Кайлом Крэйгом.

Я связался с парой детективов из полиции округа Колумбия — Рагимом Пауэллом и Джеромом Турманом. Вряд ли Кайл добрался бы до них, но знать наверняка никто ничего не мог.

Я позвонил и человеку из «Вашингтон пост», к которому нередко обращался за помощью, писателю по имени Закари Скотт Тейлор. Зак был одним из моих лучших друзей в Вашингтоне. Он тут же загорелся идеей взять у меня интервью, но я попросил его не приезжать. Кайла раздражали посвященные моим заслугам статьи Зака, я не раз приходил к такому выводу.

— Ситуация крайне опасна, — сказал я. — Этот человек просто безумец, прошу, отнесись к происходящему со всей серьезностью, Зак. Твое имя в его черном списке, будь предельно бдителен.

Я поговорил и с агентами ФБР Скорсе и Рейли — с ними мы вместе работали над расследованием похищения Мэгги Роуз Данн и Майкла Голдберга. О розыске Кайла Крэйга им было известно но за личную безопасность до моего звонка они не беспокоились Потом я позвонил своей племяннице Наоми, которую некогда похитил Казанова. Теперь Наоми работала юристом в Джексонвилле, штат Флорида, и жила с отличным парнем, Сетом Сэмюелем Тейлором. В этом году они собирались пожениться.

— Ему доставляет удовольствие отравлять людям существование, — предупредил я Наоми. — Будь осторожна.

Я связался и с Кейт Мактирнан из Северной Каролины. Я прекрасно помнил, как себя вел Кайл во время нашего совместного ужина в Чарлстоне. Не следовало ли принимать тот его взгляд как сигнал тревоги? Что он замышлял?

Кейт пообещала быть крайне осмотрительной и сообщила мне о том, что у нее черный пояс по карате. Кайл всегда был неравнодушен к Кейт, и я напомнил ей об этом. Признаться, чем дольше мы разговаривали, тем больше усиливалась моя тревога за нее.

— Только не полагайся на волю случая, Кейт. Кайл — самый ненормальный из всех придурков, с которыми я когда-либо сталкивался.

Я позвонил Сэнди Гринберг, одной своей подруге из Интерпола, которая несколько раз работала вместе с Кайлом. Известие о том, что Кайл оказался убийцей, потрясло ее. Она сказала, что будет начеку до того самого момента, пока Кайла не арестуют, и предложила свою помощь.

Кайл Крэйг — дьявольски жестокий убийца.

Мой напарник, мой друг. По крайней мере до позавчерашнего вечера я воспринимал его именно так.

Я до сих пор не верил в этот кошмар. Никак не мог уложить его у себя в голове.

Я составил список возможных жертв Кайла.

1. Я

2. Нана и дети

3. Сэмпсон

4. Джамилла

Я осознал, что подхожу к вопросу со своей точки зрения, не с позиции Кайла, и принялся размышлять над другим перечнем.

1. Семья Кайла — все ее представители

2. Я и моя семья

3. Директор ФБР Бернс

4. Джамилла

5. Кейт Мактирнан

Я сидел в своем пустом доме на Пятой улице и гадал: что, черт возьми, Кайл намеревается выкинуть теперь? Мне казалось, я бегаю по кругу, и это сводило меня с ума.

Кайл способен на все.

Глава 104

Наконец он опять объявился, позвонил мне:

— Я убил их, и мне плевать. Я ничего особенного не чувствую. А вот ты почувствуешь, Алекс. В некотором смысле в их смерти виноват именно ты. Если честно, я даже не хотел связываться с ними, но вынужден был сделать это. Страшная история должна продолжаться. Теперь, правда, она течет почти хаотично, не могу не признать.

Он сообщил мне эту чудовищную новость в четверть шестого утра. В ту ночь я проспал часа три. Мною завладела паника, сердце заколотилось так часто и громко, что я ясно слышал его стук.

— Кого ты убил? Кого? Отвечай!

— А какая тебе разница? Они уже мертвы, зверски убиты — люди, к которым ты был привязан. Помочь им ты уже не в состоянии. Единственное, что в твоих силах, так это выловить меня. И я даже немного помогу тебе. Заинтригован? Считаешь, что так и должно быть, так справедливее?

Кайл разразился безумным смехом.

О Господи! Я и не подозревал, что он способен быть несдержанным, что не всегда владеет собой.

Я молча ждал продолжения, теша его самолюбие. Ведь это доставляло ему высшее наслаждение, так ведь?

Кого он зверски убил? Чьи еще жизни нещадно оборвал? Определенно не одного человека.

— Мы всегда работали как единая команда. По сути, грядет мой звездный час: скоро я поймаю самого себя. Я не раз об этом размышлял. Фантазировал. Разве можно придумать что-нибудь более интересное? По-моему, нет. Я выступаю против себя же.

Кайл опять расхохотался.

Я решил, что не должен повторно спрашивать, кого он убил. Вопросы лишь разозлят его, вынудят прервать разговор. Но мозг мой едва не раскалывался от пугающих мыслей. Я был до смерти перепуган. Кристин? Кейт? Джамилла?

Кто-то из агентов ФБР? Кто? Кто, черт побери?! Имей же хоть каплю жалости, хоть чуточку сострадания. Докажи, что ты не настолько бесчеловечен, каким хочешь казаться, ублюдок!

— Психологию я в отличие от тебя не изучал профессионально, — сказал Кайл. — Однако придумал одну дилетантскую теорию. По-моему, вся скапливающаяся в человеке ярость рождается в ходе соперничества с братьями и сестрами. Такое вероятно? У меня ведь, Алекс, был когда-то младший брат. Он появился в тот момент, когда я, двухлетний паренек, страдал эдиповым комплексом, и заменил меня для матери и отца. Пораскинь над этим мозгами, Алекс. Побеседуй со спецами из Квонтико.

Он говорил очень тихо, искусно насмехаясь надо мной — как над детективом и как над психологом.

Мои руки мелко задрожали. У меня больше не было сил.

— Кого ты убил на этот раз? — проорал я в трубку — Кого?

Кайл продолжил свою пытку — рассказал мне об убийствах, которые только что совершил, в мельчайших подробностях. Я не сомневался, что он не лжет.

Я послал его ко всем чертям, и из моей трубки послышались гудки.

Спустя несколько минут, изможденный и онемевший, я мчался по улицам Вашингтона на место жестокого убийства.

Глава 105

Нет, нет, нет!

Ничего подобного я не ожидал. Казалось, прямо в мое сердце всадили, а потом еще и повернули острый нож, причиняя адскую боль. Кайл на славу поизмывался надо мной, причем дав понять, что все только начинается, что худшее впереди.

Я стоял, будто пригвожденный к месту, в спальне Зака и Лиз Тейлор. Глаза мои застилала пелена слез. Погибли два моих близких друга, в дом к которым в прошлом я приезжал десятки раз — на праздники, вечеринки, просто на ужин. Зак и Лиз нередко навещали и нас. Зак был крестным отцом малыша Алекса.

Они умерли быстро, это служило мне единственным утешением. Вероятно, Кайл нервничал, боялся, что его поймают. Вот и забрался в этот дом в районе Адамс-Морган с намерением как можно быстрее справиться со своими черными делами и уйти.

По этой причине или по какой-то другой он убил чету Тейлоров, просто выстрелив в голову каждого. Уродовать трупы не потрудился. Видимо, таким образом ему вздумалось дать мне понять, что они вообще здесь ни при чем.

Все дело было во мне и в Кайле.

Зак и Лиз Тейлор ничего особенного для него не значили. В этом-то, наверное, и заключалось самое страшное. Он убивал с поразительной легкостью. И жаждал причинить мне как можно больше боли.

Все только начиналось.

Худшее ждало впереди.

На этом месте преступления я не увидел ни единого свидетельства ярости или каких-либо других острых чувств убийцы. У меня даже возникло такое ощущение, что, войдя в спальню Тейлоров, он размышлял о чем-то постороннем. О, Кайл, Кайл! Сжалься же над нами!

Я кое-что отметил для себя в уме — делать записи не было необходимости. Подробности убийств я до сих пор помню наизусть, они останутся в моем сознании на всю жизнь.

Выстрелы изувечили лица Зака и Лиз. Я преодолевал себя, глядя на них. Эти двое всегда производили впечатление людей, объединенных любовью и взаимопониманием. Как-то раз Зак сказал мне: «Лиз — единственный человек на свете, с которым я с удовольствием отправился бы в продолжительную поездку на машине». По такому вот критерию он определял свое отношение к близким. С Лиз у него всегда находилось о чем поговорить.

Я смотрел на трупы и чувствовал, что до предела опустошен. Лиз и Зака больше нет. Какой ужас, какая огромная потеря.

Я прошел мимо убитых к большому окну, выходящему на улицу, и уставился сквозь него на вывеску кафе «Лотрек», сейчас закрытого. Я не верил, что не сплю. Мысли крутились вокруг Кайла, вокруг хода его рассуждений, вокруг планов на будущее.

Мне безумно хотелось найти его, поймать, остановить.

Нет, я мечтал убить этого подонка, заставить его страдать сильнее всех, кого он убил.

Один из представителей следственно-оперативной группы, Эд Лайл, подошел ко мне и коснулся моего локтя рукой.

— Искренне сочувствую. Какие будут распоряжения, детектив? Мы готовы приступить к работе.

— Описания, фотографии, видео, — сказал я Лайлу, хотя ни в чем подобном не нуждался.

Ужасающих снимков мне не требовалось.

Я знал, кто убил Зака и Лиз.

Глава 106

Домой я вернулся около часа дня. Следовало выспаться, но в кровати я смог пролежать не более двух часов. Потом поднялся и принялся мерить свой дом на Пятой улице широкими нервными шагами.

Я ходил из комнаты в комнату, терзаясь сознанием того, что должен остановить этот кошмар, и не зная, с чего начать. Список возможных жертв Кайла прокручивался в голове вновь и вновь: моя семья, Сэмпсон, Кристин, Джамилла Хьюз, Кейт Мактирнан, Наоми, семья самого Кайла.

Перед глазами так и стояли образы Лиз и Зака Тейлор. Их убили в расцвете лет — из-за меня. В конце концов я дал волю чувствам, и это было лучшее, что я пережил за весь тот проклятый день. Я поносил Кайла на чем свет стоит, а в заключение ударил по зеркалу в ванной ребром ладони, чуть не разбив его.

Кайл всегда во всем меня опережал, так ведь? Это продолжалось много-много лет. Треклятая сволочь!

Он был уверен в своих невероятных способностях на все сто, включая возможность при любых обстоятельствах ловко улизнуть. Какой план вызревает в его ненормальной башке на этот раз? Кого он намеревается убить следующим? Кого? Кого?

Каким образом ему удалось исчезнуть после последних убийств? Смешаться с толпой, превратиться в невидимку, в то время как столько народу занимается его поисками?

У Кайла были деньги — об этом он позаботился в свою бытность Дирижером. Что нам ожидать от него?

Я проработал за компьютером весь вечер и полночи. Компьютер стоял у окна в моей спальне. Не наблюдал ли за мной все это время Кайл? Вряд ли он отважился бы на столь дерзкую выходку, но если бы и отважился, я не удивился бы.

Этот ублюдок способен на что угодно. Где он намеревается теперь использовать свой талант? В Вашингтоне? В Нью-Йорке? В Лос-Анджелесе? В Чикаго? В своем родном городе Шарлотте в Северной Каролине? Или, быть может, где-нибудь в Европе? К примеру, в Лондоне?

В безопасности ли его собственная семья — жена, сын и дочь? Однажды летом я провел вмести с ними в Нэгс-Хед весь отпуск. А в течение всех этих лет не раз заезжал к ним, когда был в Виргинии. С его женой, Луизой, мы дружили. Как-то раз я пообещал ей, что в опасных ситуациях сделаю все возможное для спасения Кайла. Теперь я понимал, что не сдержу обещание. Я не знал, что сделаю с Кайлом, если только поймаю его.

Он мог напасть и на собственных родителей, особенно потому, что возлагал львиную долю ответственности за свое поведение на отца. Уильям Хайленд Крэйг был армейским генералом, потом возглавлял несколько компаний. Теперь зарабатывал немалые деньги, читая лекции в различных образовательных учреждениях. Воспитывая Кайла, он приучал его к жесткой дисциплине и нещадно избивал.

Соперничество с братьями и сестрами? Кайл сам заговорил об этом. До тех пор пока его младший брат Блейк не умер в 1991 году, Кайл видел в нем своего главного соперника. Быть может, Кайл и убил Блейка? Официальной причиной его гибели считался несчастный случай на охоте.

Что значит для Кайла старший брат, до сих пор живущий в Северной Каролине?

Не видел ли этот сумасшедший Блейка и во мне? Я всегда чувствовал, что вызываю в Кайле желание перещеголять меня, доказать мне свое превосходство. Если я был для него младшим братом, тогда появлявшиеся в моей жизни женщины казались ему угрозой. Не поэтому ли он убил Бетси Кавальерр? И явился тогда к дому Джамиллы Хьюз?

Я решил, что должен как следует поразмыслить над этим вопросом и попытаться выстроить дисфункциональный семейный треугольник, который вмещал бы нас обоих — и Кайла, и меня.

Он всегда меня опережал.

По крайней мере до недавних пор.

Если Кайл решит добраться до родителей, то тут же попадется. Его семья в Шарлотте находилась под постоянной охраной — ФБР не спускало с них глаз.

Впрочем, скорее всего Кайлу известно об этом. И у него хватит ума не наделать глупостей.

Он всегда опережал меня.

По-моему, я нашел ключ к разгадке его фантазии, во всяком случае, мне так казалось. Но я твердо знал, что ничего предсказуемого он не предпримет, что опять все просчитает и поступит самым неожиданным образом. Как ему удавалось до сих пор водить нас за нос?

В последние дни меня терзали страшные подозрения: не исключалась такая возможность, что в ФБР у него был помощник, напарник.

Я наконец-то начал погружаться в сон, когда в моей комнате затрезвонил телефон. Было три ночи.

Проклятие! Он хоть когда-нибудь спит?

Я схватил трубку, тут же опустил ее и отключил телефон.

Хватит, наигрались, Кайл. Пошел ты на хрен!

Отныне командовать парадом буду я. И определять, в каком направлении нам двигаться.

Глава 107

Наутро, накачивая себя крепким кофе, я вспоминал, как мы работали вместе над последним делом. Дэниел и Чарлз, Питер Уэстин, братья Александер. Как эта история повлияла на мир фантазий Кайла? Главными героями в нем были мы двое. Он попросил меня принять в расследовании участие и использовал его как возможность командовать мною. Не на этом ли все закончилось?

Я продолжал рассматривать ситуацию с точки зрения профессионального психолога, надеясь на то, что пробелы заполнятся сами собой. Надеясь, но не будучи в этом уверенным. О Кайле ничего нельзя было сказать наверняка. Если он видел, что обстоятельства складываются по определенной схеме, то умышленно нарушал ее; и если понимал природу своей патологии — а походило именно на то, — значит, имел перед нами огромное преимущество.

Около полудня я позвонил старшему брату Кайла Мартину, который жил в городке близ Шарлотта — в какой-то момент мы пришли к выводу, что именно там Дэниел и Чарлз начали убивать, — и работал рентгенологом. Неужели Кайл был давно знаком и с магами? Следовало ли нам уделить этому вопросу особое внимание?

Мартин Крэйг попытался помочь мне, но в конечном счете признался, что не общался с братом даже по телефону вот уже в течение десяти лет.

— В последний раз мы виделись с ним на похоронах Блейка, — сказал Мартин. — Я не питаю теплых чувств по отношению к Кайлу, детектив Кросс. А Кайл не терпит меня. По-моему, он не любит никого на свете.

— Ваш отец когда-нибудь обращался с ним с чрезмерной жестокостью? — спросил я.

— Кайл всегда уверяет всех, что отец воспитывал его именно так, но, признаюсь честно, я ничего столь ужасного не припоминаю. Мама тоже никогда не зверствовала, воспитывая нас. Кайл с детства обожал выдумывать разные истории. Себя в этих историях он видел либо героем, либо несчастной жертвой. Мама постоянно говорила, что Кайл считает себя подобием Бога.

— А вы что думаете по этому поводу? Что можете сказать об этом мнении вашей матери?

— Детектив Кросс, мой брат никогда не верил в Бога и не желал быть чьим-то подобием.

Как выяснилось, в отношениях трех братьев Крэйг всегда присутствовал дух соревнования, и Кайл постоянно считал, что Мартин и Блейк выигрывают в глазах родителей. Учась в средней школе, Кайл был рядовым игроком баскетбольной команды, Мартин же — талантливым защитником. Кроме того, Мартин играл на бас-гитаре в местной группе и вел бурную личную и общественную жизнь. Как-то раз о трех братьях-баскетболистах написали статью в местной газете, но большая ее часть посвящалась Блейку и Мартину. По окончании школы все трое поступили в Дьюк, но Блейк и Мартин стали врачами, а Кайл юристом, чем был очень недоволен его отец. Кайл не раз заводил со мной речь о соперничестве между братьями и сестрами, но лишь теперь я начал понимать, что именно отсюда и вытекали все его проблемы.

— Мартин, — сказал я наконец, — как вы думаете, не мог ли Кайл убить Блейка?

— Блейк погиб на охоте, произошел несчастный случай — предположительно, — ответил Мартин Крэйг. — Мой брат Блейк был очень осторожным и предусмотрительным, детектив Кросс, почти таким же, как Кайл. Я не верю, что он смог по ошибке выстрелить в самого себя. Мне действительно кажется, что этот несчастный случай организовал Кайл. Именно поэтому мы и не разговариваем с ним целых десять лет. Мой брат — Каин. Я не сомневаюсь, что он способен на убийства, и буду рад, если его поймают, если посадят на электрический стул. Кайл этого заслуживает.

Глава 108

За отправную точку неприятностей мы всегда принимаем не то, что следует. Я снова и снова вспоминал о том, с каким удовольствием после поимки Питера Уэстина в Санта-Крус Кайл давал интервью репортерам телеканалов и газет. Вот чего он желал — славы, похвал. Ему страстно хотелось быть звездой, единственным, неповторимым. По сути, его мечта осуществилась: в настоящий момент он и был звездой — самой яркой, затмевающей все и вся.

У меня возникла неплохая идея относительно наших дальнейших действий, я задумал нечто такое, что могло задеть Кайла за живое. Я связался с ФБР и изложил свой план директору Бернсу. Тот одобрил его.

На четыре часа этого же дня мы назначили пресс-конференцию в приемной здания ФБР. Открыл ее директор Бернс — он коротко поприветствовал присутствующих и представил им меня. Бернс однозначно заявил, что в процессе поимки Кайла Крэйга Бюро будет сотрудничать со мной и что очень скоро мы непременно его выловим.

Я явился на конференцию в черной кожаной наглухо застегнутой куртке, чтобы произвести впечатление человека, чрезмерно уверенного в себе, упивающегося своей важностью. Чтобы показать Кайлу, что звезда — я, а не он. Я затевал эту охоту. Моей жертвой был Кайл.

Меня окружили обычный механический гул и приглушенный шум камер, вспышки света, пытливые умы и циничные взгляды журналистов, жаждавших заполучить ответы на свои вопросы, — ответы, которых я пока не знал. Мои нервы были на пределе.

Я заговорил, стараясь казаться как можно более уверенным и важным:

— Меня зовут Алекс Кросс. Я детектив по расследованию убийств полиции округа Колумбия. На протяжении последних пяти лет тесно сотрудничал со специальным агентом Кайлом Крэйгом. Я прекрасно его знаю.

Я детально описал несколько эпизодов нашей совместной с Кайлом деятельности, продолжая играть роль напыщенного всезнайки. Доктора-детектива.

— В ходе совместных расследований Кайл не раз оказывал мне значительное содействие. Я считал его сильной опорой, своей правой рукой, надежным помощником. Быть может, он прилагал для достижения успеха излишне много усилий, но работал без устали. Мы в любом случае скоро его поймаем, но, Кайл, если ты сейчас видишь меня, где бы ты ни был, пожалуйста, послушай внимательно. Перестань бегать от нас. Я помогу тебе, я всегда во всем тебя поддерживал. Сдайся добровольно, это твой единственный шанс.

Я выдержал паузу, продолжая пристально смотреть в телекамеры, а потом на шаг отступил от микрофонов. Замигали вспышки, и я почувствовал себя настоящей звездой. Так, согласно моей задумке, все и должно было выглядеть.

Директор Бернс добавил еще несколько слов — о нашем беспокойстве за безопасность мирных граждан и о масштабах развернутой операции по поимке преступника. В заключение он многословно поблагодарил меня за согласие прийти на эту пресс-конференцию.

Стоя рядом с Бернсом, я по-прежнему пялился в телекамеры. Я знал, что Кайл будет смотреть прямо мне в глаза и что он придет в бешенство.

Своим взглядом я говорил ему все, что желал сказать, и одновременно бросал вызов.

«Давай же приди ко мне, попробуй хоть пальцем меня тронуть. Ты больше не Дирижер. Дирижер — я».

Глава 109

Оставалось только ждать.

Рано утром на следующий день я отправился навестить Нану и детей.

Дом тети Тайи представлял собой небольшую, обшитую досками и выкрашенную в желтый цвет постройку, на окнах висели белые алюминиевые жалюзи. Располагался он на тихой улочке в городке Чапел-Гейт, прозванном моей тетей «деревней». Подъезжая к дому тети Тайи, я отметил, что поблизости не видно ни машин, ни людей ФБР. Отлично, подумал я. Работают аккуратно, как и полагается.

Ответственного за охрану моей семьи специального агента Бюро звали Питер Швайцер. У него была безупречная репутация. Швайцер встретил меня в прихожей тети Тайи и познакомил с остальными шестью агентами.

Убедившись, что охрана не вызывает во мне сомнений, я наконец отправился к Нане и детям.

— Привет, папа!

— Привет, пап!

— Здравствуй, Алекс.

Мне показалось, что родные очень рады моему появлению, даже Нана. Все наше семейство завтракало на кухне, а Тайя хлопотала у плиты, жаря оладьи и варя сосиски. Увидев меня, она протянула руки для объятия, а вслед за ней и Нана с детьми повскакивали с мест и принялись по очереди крепко со мной обниматься. Признаюсь, я наслаждался сосредоточившимся на мне вниманием: в объятиях я остро нуждался.

— Они тебе не нарадуются, Алекс! — воскликнула Тайя, смеясь и хлопая в ладоши, — она всегда так себя вела.

— Потому что мы слишком редко его видим, — съязвил Деймон.

— С этим делом практически покончено, — сказал я, искренне желая, чтобы мои слова поскорее превратились в правду, но мало в это веря. — И потом, вам ли сетовать на судьбу? Тут вас кормят, как королей.

Я рассмеялся и еще раз обнял Тайю.

Я позавтракал и с часок пообщался с родными. Все это время мы беспрерывно разговаривали, но о нашей затруднительной и опасной ситуации упомянули лишь раз.

— Когда нам можно будет вернуться домой? — спросил Деймон. Все уставились на меня в ожидании обнадеживающего ответа, даже малыш Алекс устремил в мою сторону свой ангельский взгляд.

— Вы вернетесь домой, как только мы поймаем Кайла Крэйга.

— И все пойдет по-старому? — поинтересовалась Дженни, Поняв ее намек, я ответил:

— Мы заживем даже лучше. Я твердо намерен кое-что поменять в своей жизни. Обещаю.

Глава 110

Тем же утром десятичасовым рейсом я вылетел из Вашингтона в Шарлотт. Путь мой лежал на юг, туда, где проживало семейство Крэйгов. Я мог запросто повстречать там и Кайла, чему ничуть не удивился бы.

Его отец, Уильям Крэйг, предпочел на время моего появления в доме, в котором воспитывались Кайл и его два брата, куда-то отлучиться. Их имение, занимавшее более сорока акров, оказалось аккуратной фермой с обвитым вьюнами домом из камня и дерева. Кто-то из прислуги тут же сообщил мне, что только на покраску ярда белой ограды, тянувшейся вдоль бескрайних пастбищ, предназначенных для лошадей Крэйгов, они затрачивают более пятнадцати долларов.

Мириам Крэйг провела меня на заднюю веранду, выходившую на поле диких цветов и текущий по булыжникам ручей. Мать Кайла показалась мне особой сдержанной, чему я удивился, хотя, вероятно, не должен был. От нее я узнал много интересных подробностей об их семье.

— Мы с отцом Кайла никогда не знали, даже не догадывались о чудовищных склонностях нашего сына, если, конечно, вся эта история вообще не выдумка, — сказала она. — Кайл всегда был скрытным, замкнутым, часто уходил в себя, но не проявлял и малейшего признака психической ненормальности. Он хорошо учился, занимался спортом. И даже прекрасно играет на пианино.

— Впервые слышу, — ответил я, припоминая, что Кайл нередко отпускал очень точные комментарии по поводу моей игры. — А вы и ваш муж часто хвалили его, к примеру, за успехи в учебе? За достижения в спорте? По-моему, мальчики сильно нуждаются в этом.

Миссис Крэйг обиделась.

— Кайл не желал слышать похвал. Как только мы начинали превозносить его достоинства, он сразу отвечал: «Я знаю» — и уходил. У нас всегда возникало ощущение, будто мы оскорбляем своего сына, заговаривая с ним об очевидном.

— Его братья учились лучше?

— Если судить по оценкам, то да. А вообще-то учителя были довольны всеми нашими мальчиками. Что касается Кайла, его считали наиболее серьезным. Помню, у него был самый высокий коэффициент умственного развития — сто сорок девять. Кайл никогда не хватался за все подряд, ничем не увлекался бездумно: его даже в раннем детстве отличала железная воля.

— И ничто в его поведении не указывало на отклонение от нормы?

— Нет, детектив Кросс, поверьте. Над этим вопросом я очень много и тщательно раздумывала.

— Отец Кайла разделяет ваше мнение?

— Мы беседовали с ним об этом вчера вечером. Уильям согласен со всем, что я вам рассказала. Он ужасно расстроен, поэтому и не смог отважиться присутствовать при нашей беседе. Мой муж — человек гордый и порядочный. Очень порядочный.

Попрощавшись с миссис Крэйг, я направился на встречу с братом Кайла. Доктор Крэйг пригласил меня для беседы в одну клинику в Шарлотте, с которой время от времени сотрудничал. Мы расположились в белоснежном конференц-зале.

— Я знал, что Кайл способен быть резким и очень жестоким. Блейк, кстати, тоже, — признался мне Мартин Крэйг за чашкой чая.

— Что вы имеете в виду? — спросил я.

— Нет, Кайл не издевался над мелкими животными и не вытворял ничего подобного. С жестокостью он мог относиться к людям, а животных даже любил. В школьные годы его нередко охватывала ярость, проявлявшаяся по-разному — в потоке брани или в желании развязать драку. Кайла все недолюбливали, считали полным отморозком. Насколько я помню, у него никогда не было близких друзей. Странно, правда? Открою вам один секрет, детектив: когда он учился на первом и втором курсах, отец заставлял его спать в гараже, потому что не мог выносить его присутствия в доме.

— Мера довольно жесткая, не находите? — спросил я.

Это откровение было первым, что хоть частично пролило свет на поведение Кайла. Сам он никогда не рассказывал мне, что подвергался таким наказаниям. И миссис Крэйг тоже. Она отозвалась о муже как о человеке порядочном, неизвестно что подразумевая под этим.

— Жесткая? Нет, детектив, по-моему, отец поступал правильно. Кайл заслуживал гораздо худшего. Его следовало вышвырнуть из дома лет в тринадцать. Мой брат был настоящим чудовищем и, по всей вероятности, до сих пор таким и остается.

Глава 111

На кого Кайл намеревается напасть теперь?

Этот вопрос каждую секунду сводил меня с ума. Я просто не мог от него отделаться. Вернувшись в тот вечер домой, я задумался: не отправиться ли мне в Сиэтл? Я терзался предчувствием чего-то ужасного, изнывал от наплыва мрачных мыслей. Кайл мог разрабатывать сейчас план убийства Кристин Джонсон — ему известно, как причинить мне наибольшую боль. Он прекрасно знает меня, а я его, к сожалению, почти нисколько.

Входит ли в его замыслы нападение на Кристин Джонсон? Или на Джамиллу? Удается ли мне мыслить так, как мыслит он?

Кайл всегда меня опережал.

Чертов безумец!

А может, все, что он теперь хочет, так это добраться до меня? Может, мне надо бы спокойно сидеть у себя дома на Пятой улице и просто ждать его появления?

Вопросы, на которые я не знал ответов, жгли мой мозг. На что не обращали внимания все, кто занимался поисками Кайла? О чем он мечтает больше всего на свете? Что служит причиной его действий? Кто, помимо меня, входит в список его потенциальных жертв?

Кайл любил проявлять силу воли и в то же самое время сильно нуждался в удовлетворении странных и запретных потребностей. В прошлом им руководили жажда секса, насилия, денег — миллионов долларов, получая которые он мстил тем, кого ненавидел.

Я лег в кровать в половине второго, но, что неудивительно, заснуть не смог. Едва я закрывал глаза, как отчетливо видел лицо Кайла. Он самодовольно и самоуверенно смотрел на меня, и я понимал, что более высокомерного человека я не встречал ни разу в жизни. И наверное, более опасного. Я вспоминал о том, как мы вместе работали, как подолгу беседовали на философские темы — обо всем, что нас объединяло.

В конце концов я включил ночник и принялся делать кое-какие записи. Рассуждения Кайла отличались последовательностью и логичностью, но бывало и такое, что он поражал меня совершенно неожиданными высказываниями. Я тщательнее обдумал нашу операцию в Санта-Крусе, вспоминая о ней уже как о событии, давно минувшем. Кайл попросил, чтобы я поработал над расследованием вместе с ним. Сделал ли он это из желания выставить себя передо мной героем? В этом заключался весь смысл? Кайл жаждал, чтобы я увидел, насколько он профессионален и умен, хотел продемонстрировать, что сумеет распутать дело.

В моей голове неожиданно возник вопрос. Довольно интересный.

В каких ситуациях Кайл не способен проявлять силу воли?

Что видит он в своих самых темных фантазиях? О чем мечтает днем? Чего тайно желает? Какие неудачи пережил в прошлом?

Худшее ждет нас впереди, верно? С убийства Лиз и Зака Тейлор Кайл только начал по-настоящему издеваться надо мной. Значит, он готовится вот-вот выплеснуть основную массу скопившейся в нем ярости.

В памяти внезапно всплыл эпизод из прошлого: как-то раз поздно вечером по завершении одного из наших самых сложных дел Кайл поделился со мной заветной мечтой. Я дословно вспомнил все, что он сказал мне тогда, и пришел в ужас.

Я схватил телефонную трубку и принялся набирать номер в другом городе. Я надеялся, что еще не слишком поздно. Мне казалось, я вычислил, кого он собирается убить следующим.

О нет, Кайл! Нет! Боже...

Глава 112

Возможно, я просто лишался рассудка.

Я был в пути вот уже шесть часов — направлялся по Интерстейт-95 в Нэгз-Хед, штат Северная Каролина, всю дорогу нервно переключая радиостанции, чтобы хоть на что-нибудь отвлечься. По-моему, Кайл был бы рад, если бы эта чертовщина длилась вечно, — он наслаждался ею, упивался своим всемогуществом.

Я уже бывал в этой части Северной Каролины — с Кейт Мактирнан. И с Кайлом. Мы пытались остановить садиста-убийцу по прозвищу Казанова. Он удерживал в плену в лесу близ Чапел-Хилл восьмерых женщин. Кайл работал в нашей команде, по крайней мере я так считал. И в то же самое время, как выяснилось теперь, содействовал Казанове. Теперь я знал это наверняка.

Я свернул в сторону Аутер-Бэнкс под вечер. Направляясь к океану, я невольно вспоминал о странных вещах: о липких булочках с рынка в Нэгз-Хед, о моих продолжительных прогулках по побережью с Кейт Мактирнан, о восхитительных, почти невероятно красивых пляжах Национального парка. Я всегда восторгался Кейт. Мы до сих пор поддерживали с ней приятельские отношения и по меньшей мере дважды в месяц созванивались. На дни рождения и на Рождество Кейт присылала моим детям чудесные подарки. Она работала в медицинском центре в Китти-Хок и жила с местным владельцем книжного магазина, за которого собиралась выйти замуж. Их дом располагался в Нэгз-Хед.

Кайл был явно неравнодушен к Кейт Мактирнан. Однажды даже заявил, что влюбился бы в нее, если бы не Луиза и дети.

— Хотя из-за такой девушки семью можно и бросить, — сказал он. — Она могла бы подарить мне настоящее счастье, спасти меня.

Кайл не раз навещал Кейт в Нэгз-Хед. И наверняка приезжал туда, чтобы просто понаблюдать за ней. Его не устраивало нынешнее положение вещей, эта невозможность сделать ее своей. Кроме того, он знал, что Кейт дорога и мне.

Кайл наверняка сейчас где-нибудь в здешних краях. Или только собирается объявиться.

Я предварительно побеседовал с Кейт по телефону, но позвонил и еще раз, из машины, и убедительно попросил уехать из Нэгз-Хед как можно дальше. О ее достижениях в карате и о черных поясах я ничего не желал знать. Я намеревался войти в ее дом и дождаться в нем появления Кайла. На сей раз он вряд ли стал бы тратить время на наблюдение — уж если бы явился сюда, то с единственной целью: убить Кейт.

Въехав наконец в город, я глубоко вздохнул. В Нэгз-Хед все казалось до боли знакомым, умиротворенным и бесконечно прекрасным. В возможность совершения здесь зверского убийства просто не верилось.

Худшее впереди, продолжал размышлять я. Вот почему этот ублюдок убрал сначала Лиз и Зака. На них он, так сказать, размялся. Они были только началом. Сигналом о грядущих событиях.

Я ехал по узкой мощеной дороге вдоль нанесенных ветром песчаных дюн и внимательно смотрел по сторонам, боясь проглядеть Кайла. Дом под номером тысяча двадцать один — двухэтажная, обшитая досками прибрежная постройка — располагался прямо на берегу океана. Он был оформлен необычно и со вкусом — в особом стиле Кейт Мактирнан. Если сейчас выяснится, что Кайл уже расправился с ней, я никогда не прощу себе этого.

На крыше дома развевался шотландский флаг, что тоже отражало сущность Мактирнан. Как я и попросил, она оставила свой шестилетний «вольво» на подъездной дороге, а в комнатах не выключила свет. Сияющие окна ее особняка манили меня, как маяки в море. Кайла скорее всего тоже.

Создавалось впечатление, что хозяева дома и не думают куда-то уезжать.

Казалось, все происходит в каком-то потустороннем, нереальном мире. Мои нервы едва не лопались от напряжения, а волосы, что называется, стояли дыбом. Интуиция подсказывала мне, что Кайл где-то рядом. Я был уверен в этом, ощущал его близость... Может, я просто рехнулся?

Я завел машину в гараж и закрыл за собой тяжелую деревянную дверь. В груди у меня, где-то в самом центре, сидел ледяной комок. Ясно мыслить и ровно дышать становилось все труднее и труднее.

Я вошел в дом Кейт Мактирнан, теряя способность даже идти прямо — меня тут же занесло куда-то вправо.

Зазвонил сотовый.

Я достал «глок» и проверил, нет ли Кайла в кухне. Никого.

Где он в данное мгновение?

Худшее впереди.

Готов ли я к новой встрече с ним?

Глава 113

Я достал из кармана телефон, больно ударившись коленом о кухонный стол.

— Я повсюду тебя ищу, Алекс.

Голос Кайла прозвучал спокойно и чертовски уверенно. Его не мучили ни угрызения совести, ни чувство вины. Я поразился его самонадеянности, даже сейчас. Мне страстно захотелось увидеться с ним, чтобы как следует съездить ему по роже.

— Ты разыскал меня. Мои поздравления. От тебя нигде не спрячешься. Здорово ты работаешь, Кайл. Как и полагается Дирижеру.

— Я и есть Дирижер. Знаешь, я хочу с тобой попрощаться, сказать «до свидания» — цивилизованно, как подобает. По окончании нашего непродолжительного приключения я уезжаю. Все почти позади. Ты доволен?

— Не желаешь сказать, где ты находишься?

Кайл на полсекунды задумался, и по моим жилам промчался стремительный поток адреналина. У меня подкосились ноги: я решил, что он опять что-то натворил.

— В принципе не произойдет ничего страшного, если я открою тебе этот маленький секрет. Вот только подберу подходящие слова. Мм... Там, где я стою, море крови, Алекс. Пожалуй, это все, что я могу сказать. Здесь потрясающе, аж дух захватывает. На сей раз я превзошел самого себя. Я переплюнул и Гэри Сонеджи, и Шефера, и Казанову. Поработал, как говорится, на славу. В подобных вопросах я довольно щепетилен, сам ведь знаешь.

Мое сердце бешено колотилось, а голова шла кругом. Мне казалось, еще немного, и мой мозг взорвется. Я оперся рукой о кухонную стойку.

— Где, Кайл? Скажи, где ты. Скажи, черт тебя побери!

— Быть может, в доме твоей тетушки Тайи под Балтимором, — ответил он, разражаясь безумным смехом.

Из моей груди вырвался сдавленный стон, а ноги ослабли настолько, что я чуть не упал. Перед глазами промелькнули милые образы родных — Наны, Дженни, Деймона, маленького Алекса. Меня охватило неуемное желание сейчас же очутиться в Чапел-Гейт. Как он добрался до моей семьи, миновав агентов ФБР? И Сэмпсона? Нет, такого не могло произойти. Вздор.

— Ты лжешь, Кайл.

— Лгу? Ты так думаешь? А для чего бы мне понадобилось тебе лгать? Сам подумай.

Худшее впереди. Нужно срочно позвонить Тайе. Я не должен был оставлять семью ни на минуту.

Где-то надо мной прямо здесь, в этой кухне, раздался ужасающий вопль.

В чем дело?

Я взглянул наверх и не поверил собственным глазам. Из чердачного люка в потолке, продолжая орать, выпрыгнул Кайл. В правой руке он держал нож для колки льда, в левой — мобильный телефон.

Я вскинул руку, пытаясь защититься, но недостаточно быстро. Кайл застал меня врасплох. Осмотреть потолок, войдя в кухню, я даже не подумал.

Кайл вогнал нож мне в грудь, и на мгновение я обмер от боли. Падая на пол, я думал о том, не повредил ли он мое сердце, не умру ли я прямо сейчас, не закончится ли эта история так нелепо.

Свободной рукой Кайл нанес мне удар по лицу. Послышался хруст костей. Мне показалось, будто левая половина моего лица вдавилась внутрь.

Кайл повторно занес над головой сжатую в кулак руку. Он был силен, как многие сумасшедшие, и жаждал разделаться со мной. Я играл в его немыслимо диких фантазиях столь важную роль. В нем бушевало безумие, а я все еще до конца не верил, что именно он натворил в жизни столько мерзостей.

Внутренний голос прокричал: скрути же его, найди способ!

От второго удара я успел уклониться: кулак Кайла прошел мимо моего виска. Я пребывал как будто в кошмарном сне. Из груди до сих пор торчала ручка ножа из нержавейки. Одной рукой я схватил Кайла за воротник ветровки, второй за волосы. И дернул его в сторону, выигрывая несколько мгновений.

Каким-то чудесным образом мне удалось подняться на ноги. Мы оба громко и учащенно дышали. Я чувствовал, что теряю силы, из раны на моей груди текла кровь.

Тем не менее я сумел отшвырнуть Кайла в сторону, и он влетел головой в аккуратный буфет со стеклянными дверцами. От столь мощного удара буфет разлетелся на щепки и мелкие осколки. Я хотел, чтобы Кайл помучился. Мечтал отомстить ему за Бетси Кавальерр, за Зака Тейлора и его жену, за множество других невинных людей, которых эта мразь убила. На его счету было невиданное количество загубленных жизней. На счету Дирижера. И Кайла Крэйга.

Кайл взревел:

— Мои глаза! Мои глаза!

А я наконец заполучил возможность отделать этого монстра.

Сначала я наотмашь ударил его в лоб. Потом приблизился и нанес еще один удар, потом еще, еще и еще. Он начал оседать на пол, но я поднял его и продолжил лупить, как следует отводя душу. Я бил и бил Кайла Крэйга, не понимая, откуда во мне берутся силы. Я квитался с ним за все: за убийства, за нещадные предательства, за то, что он все это время следил за мной, за причиненные страдания моей и другим таким же семьям.

Когда ноги уже не держали его, я позволил ему рухнуть на пол. Я стоял над его бесчувственным телом изможденный, выдохшийся, испуганный и изнывающий от боли. Мне казалось, я — это больше не я. Кем я был? В кого превращался? Что сотворили со мной все эти жуткие убийства?

Я отошел от скрюченного тела на несколько шагов. Нож для колки льда все еще сидел в моей груди. Следовало обратиться за помощью, поехать в больницу. Я знал, что не должен вытаскивать из себя эту штуковину самостоятельно. Я был бы рад, если бы мою рану обработала доктор Кейт Мактирнан.

Я сделал очень важный телефонный звонок.

Все только начиналось? Само собой.

Мы с Дирижером наконец-то встретились лицом к лицу. Нам было о чем поговорить. Я ждал этого момента с огромным нетерпением. Дирижер, быть может, тоже.

Глава 114

Я чувствовал себя опустошенным, стоя над Кайлом и не понимая, что передо мной за человек. Он был невообразимо жестоким психопатом, он преследовал меня в течение долгих лет, убил столько замечательных людей, в том числе и моих близких друзей.

— Чертов кретин! — процедил я сквозь зубы.

Первое дело, над которым мы работали вместе, было расследование похищений двух человек. Я написал об этом деле книгу «И пришел паук», Кайл стал одним из ее действующих лиц. Позднее он обратился ко мне за помощью в расследовании преступлений, совершенных убийцей, который называл себя Казановой, и занимался исследовательской работой в Университете Северной Каролины и в Дьюке. Тогда-то мы впервые и повстречались с Кейт Мактирнан. Потом Кайл постоянно поддерживал со мной связь. Это он позаботился о том, чтобы меня назначили на должность человека, в обязанности которого входило бы сотрудничество и с ФБР, и с отделением полиции округа Колумбия. В тот момент я не понимал, зачем ему это понадобилось. А теперь знал.

Кайл постепенно приходил в себя. На лице его мелькнуло издевательское выражение наигранного сочувствия.

— Я знаю, знаю, что тебе больно. Ты думал, мы друг другу не чужие, считал меня своим другом.

Я ничего не говорил, просто смотрел в его бесстрастные глаза. Что я в них видел? Ничего, кроме ненависти и презрения. Кайл был не способен чувствовать вину, а тем более сострадание.

Он ухмыльнулся, и мне захотелось еще раз ударить его. Кайл засмеялся. Над чем? Какие еще секреты хранило это чудовище? Что еще натворило?

Кайл захлопал в ладоши.

— Отлично, Алекс! Ты до сих пор изучаешь меня, верно? Не забывай, что я всегда выходил из наших столкновений победителем.

— За исключением сегодняшнего, — напомнил я. — На сей раз ты проиграл.

— Ты в этом уверен? — спросил Кайл. — Уверен на сто процентов, приятель? А с какой это стати? Игра не окончена.

— Я уверен, приятель. У меня есть к тебе вопросы. Раскрой мне еще несколько тайн. Ты прекрасно знаешь, что именно меня интересует.

Кайл опять ухмыльнулся. Естественно, он понимал, о чем речь.

— А, Северная Каролина. В какой-то момент ты начал меня подозревать, потому что выяснил, что я учился в Дьюке вместе со Знатным Посетителем. Да, Алекс. Я водил знакомство и с ним, и с Казановой. И не просто водил знакомство, но и выслеживал вместе с этими двумя жертвы, и убивал. Но тогда ты позволил мне сорваться с крючка, детектив Кросс. Потом последовали чудесные ограбления банков. Разработка планов Дирижера. Разумеется, это я прикончил Бетси Кавальерр. Здорово, правда? Кстати, все из-за тебя.

Я уставился в эти безжалостные глаза. А когда заговорил, не узнал собственного голоса, прозвучавшего, как скрежет:

— Зачем тебе понадобилось убивать ее?

Кайл пожал плечами.

— Таким образом я привык одерживать победу — путем причинения врагу наисильнейшей боли и созерцания его стенаний и тоски. Если бы ты только видел сейчас свои глаза. Смотрю на них и не могу налюбоваться.

Я не нуждаюсь в сочувствии, доктор Кросс. Но ты хоть раз видел меня без рубашки? Нет, не видел. Спросишь, почему? Я весь в рубцах и шрамах. Мой папочка, всеми уважаемый генерал, долгие годы избивал меня. Ему казалось, что я плохой мальчик. И знаешь? Он был прав. Его сын — монстр. О нем самом, о моем отце, этот факт что-нибудь говорит?

Кайл опять улыбнулся — или скорчился от боли? И закрыл глаза.

— А если вернуться к разговору о Бетси Кавальерр... Расследуя дело о Дирижере, она постоянно проверяла, где в тот или иной момент нахожусь я. Умная была, потаскушка. И красивая. Ты восхищал ее, Алекс. Казался ей героем, сладким коричневым сахаром. Я не мог всего этого вынести. Она представляла для меня огромную опасность и переключала на себя все твое внимание.

Ты хоть улавливаешь, о чем я толкую, Кросс? Или говорить помедленнее? Все объясняется логически. В общем, я всадил в Бетси Кавальерр нож. По самую рукоятку. То же самое я собирался сделать с Джамиллой. А может, еще и сделаю.

Я поднял слегка дрожавшую руку, в которой до сих пор сжимал «глок», и направил оружие в лицо Кайла.

— Нет, Кайл. Ничего подобного ты не сделаешь!

Глава 115

Эта дикая история и должна была закончиться именно так. Я приблизился к Кайлу и приставил дуло «глока» к его лбу. Моя рука все еще дрожала. Если честно, я не знал, что предприму в следующее мгновение.

— Я надеялся, что так оно и выйдет. Что один из нас будет управлять ходом событий до самого финала. В том-то и весь смысл, — произнес Кайл. — Что ты намереваешься сделать?

Он уперся лбом в ствол пистолета.

— Давай же, Алекс. Если ты сейчас пристрелишь меня, я выиграю. Мне эта идея даже нравится. Раз — и ты тоже превратишься в убийцу.

Я позволил ему выговориться — Дирижеру, буквально помешанному на возможности управлять.

— Хочешь, я расскажу тебе еще кое о чем? — спросил он. — На очередной кусочек горькой правды тебя хватит?

— Хватит, Кайл. Валяй. Мне хочется узнать обо всем.

— Сейчас узнаешь. Все, чем я занимаюсь, — претворение в жизнь фантазий большинства мужчин. Я переживаю в реальности их тайные мечты, то, о чем они грезят днем и ночью. Я искусно управляю всем, что меня окружает, и не желаю соблюдать правила, выдуманные какими-то там умниками. Вся моя жизнь — фантазия, все, что я делаю, я делаю ради себя. Об этом мечтает каждый, поверь. И ты прекрати наконец лицемерить, это меня раздражает, черт возьми!

Я покачал головой.

— А я не лицемерю. Просто я ни о чем подобном не мечтаю, Кайл. Твои фантазии — фантазии чересчур увлеченного собственной персоной подростка.

— Неужели? Давай, просвети меня, прочти мне лекцию по низкопробной психологии, рассчитанной на провинциальных болванов. Только я все равно останусь при своем мнении. И еще раз повторю, что и ты обо всем этом мечтаешь. Погоня, охота, нервная дрожь. Ты ведь тоже живешь этой жизнью. Боже праведный, старик! Ты обожаешь охотиться!

Несколько минут мы молча смотрели друг на друга. Наша обоюдная ненависть накалялась с каждой секундой. Неожиданно Кайл вновь рассмеялся — закатился неуемным хохотом. Он потешался надо мной.

— А ведь ты так до сих пор ничего и не понял. Ты, дурак, мне и в подметки не годишься. У тебя нет абсолютно ничего, лишь улика против меня. Пройдет несколько дней, и я опять выйду на свободу. Вновь займусь всем, чего ни пожелаю. Только вообрази себе, о чем я могу мечтать. Неутешительно, Алекс? А, приятель?

Я хотел, чтобы ты понял наконец, кто я такой. Иначе все пошло бы насмарку. Я ждал этого момента. С огромным нетерпением. Больше, чем чего бы то ни было. Я специально все устроил. Знай, что скоро я освобожусь и продолжу выжидать, выслеживать. Видишь, и на этот раз победил я. Мне хотелось, чтобы ты меня поймал, придурок. Что скажешь?

Я смотрел в глаза Кайла, и мне казалось, мы играем в незатейливую детскую игру: кто первым отведет взгляд? кто не выдержит и наконец моргнет?

Я вдруг взял и подмигнул ему.

— Ошибаешься. Ты проиграл. На сей раз ты не все предусмотрел, упустил одну важную деталь. Дирижер. Не догадываешься, о чем я? Ну же, ты парень сообразительный. Напряги мозги.

Я отошел назад. И улыбнулся, точнее, даже ухмыльнулся, продолжая смотреть ему прямо в глаза. Он не имел понятия, о чем я веду речь.

— Будь повнимательнее, — сказал я, доставая из кармана сотовый и показывая его Кайлу. Телефон был включен. — Перед началом нашей беседы я набрал свой домашний номер. Все, в чем ты только что мне признался, записано на моем автоответчике. У меня теперь есть твое признание, Кайл. Слово в слово. Ты проиграл, сукин сын. Проиграл, Дирижер.

Кайл внезапно вскочил с пола и бросился на меня. Я был вынужден еще разок хорошенько ему врезать — угостил его лучшим в своей жизни ударом, во всяком случае, мне так показалось. Кайл взлетел в воздух и лишился пары зубов.

Вот таким его и увидел народ на фотографиях в газетах: великий Дирижер без передних зубов.

Глава 116

Я наконец-то принял важное решение: отдохнуть от полицейской работы. Кайл Крэйг сидел в камере строгой изоляции в Лортоне. Прокурор округа был уверен, что для вынесения должного приговора доказательств более чем достаточно. Дорогостоящий адвокат Кайла из Нью-Йорка вопил, что его подзащитный не совершал никаких преступлений, что выдвигаемые ему обвинения ложны и безосновательны. Не смешно ли? Предстоящее судебное разбирательство обещало быть крупнейшим из известных Вашингтону и всей Америке.

А мне уже не хотелось думать ни о Кайле, ни о судебном процессе, ни о ком бы то ни было из убийц с расстроенной психикой. Я несколько недель не выходил на работу и чувствовал себя замечательно. По-настоящему замечательно. А на свой шрам смотрел как на сувенир.

Большую часть времени я проводил теперь дома и наконец занялся ремонтом. А недавно побывал на двух концертах Деймона.

Я учил Дженни прыжкам в высоту, читал малышу Алексу «Спокойной ночи, луна!» и «Лис в носках», брал уроки кулинарного искусства у лучшего повара в Вашингтоне — так себя называла Нана. Находил время и на занятие личными делами, даже несколько раз очень мило побеседовал с Кристин Джонсон. Я пообещал выслать ей самые чудесные фотографии нашего Алекса.

На следующей неделе ко мне пообещала заехать Джамилла Хьюз, которая собиралась на какую-то конференцию. У нее все шло отлично, и я не хотел соваться в ее жизнь.

Было около одиннадцати вечера, я играл на пианино на террасе. В нашем доме властвовал покой — все, кроме меня, уже легли спать.

Телефон молчал, и я безмерно радовался этому.

Никто не являлся ко мне с чудовищными новостями, о которых в данный момент — а может, и до конца своих дней — я ничего не желал знать.

Никто больше не прятался во мраке у моего дома и не следил за мной, а если и следил, то этого не следовало бояться.

Я подбирал на пианино мелодии песен Д'Анджело — вроде бы успешно.

Что ожидает меня завтра? О! Завтрашний день сыграет в моей жизни очень важную роль. Я намеревался уволиться из полиции округа Колумбия.

Со мной произошло еще кое-что, нечто потрясающее: по-моему, я опять влюбился.

Но это уже другая история. Оставим ее до следующей встречи.

Примечания

1

Время летит (лат.). — Здесь и далее примеч. пер.

2

Влад Цепеш (1431 — 1476) — прототип героя романа Брэма Стокера «Граф Дракула», правитель княжества Валахия, кровожадный садист по прозвищу Дракула.

3

Издательский, а также радио— и телевизионный концерн с центром в Уилмингтоне, штат Делавэр.

4

Расцвет в 1920-х годах негритянской литературы и искусства в Гарлеме.


home | my bookshelf | | Фиалки синие |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу