Book: Сладкое желание



Сладкое желание

Сара Орвиг

Сладкое желание

Глава 1

Весна 1868 года

Была середина марта. Весеннее солнце, щедро делясь теплом с крышами домов, весело заглядывало в высокие окна на лестничной площадке. В одной из деревянных рам ярко блестели осколки стекла, лопнувшего от слишком близкого выстрела пушки. Пятнадцатилетняя Каролина Брендон, досадливо поправляя выбившийся завиток пшеничных волос, начала уже спускаться по лестнице к завтраку, когда из-за ближайшей двери до нее донеслось приглушенное рыдание. Встревожившись, девушка вошла в маленькую гостиную.

– Тетя Летти! Что случилось? – воскликнула она. За войну тетя много выстрадала: сначала потеряла мужа, затем сына.

– Подойди, Каролина, я должна с тобой поговорить. – Тетушка помахала ей рукой и снова прижала к лицу мокрый от слез платок.

Каролина подошла к хрупкой, одетой в черное платье женщине с седеющими волосами, прихваченными сеточкой из синельки; лишь одна непослушная прядка выбивалась на бледный лоб. Девушка присела на обитый потертым желтым атласом стул и выжидательно посмотрела на тетю.

– С тех пор как я потеряла моих дорогих Захарию и Окля, у меня не осталось никого, кто мог бы меня защитить. Но все эти годы после окончания войны я старалась как-то обходиться и продолжать жить.

– И тебе это удавалось, – заверила ее Каролина. Тетя Летти, наконец, перестала рыдать.

– Одинокая женщина с юной девушкой на руках не может в столь трудное время оставаться в Атланте.

– Конечно, мэм, – ответила Каролина, хотя подумала, что они вполне могут жить в Атланте и дальше. Но сердце у нее испуганно сжалось – так часто она переезжала от одного родственника к другому.

– Дорогая, я, право, и не знаю, как нам быть дальше.

– Да, мэм, – послушно согласилась Каролина, ласково погладив тетю по худенькому плечу.

– Послушай, Каролина, я предлагаю тебе выбрать. Хотя дядя Захария умер, у тебя есть еще два дяди. Ты можешь поехать к тете Матильде в Натчез или к дяде Джону в Техас. Я знаю, как ты относишься к тете Матильде, но там обстановка гораздо спокойнее.

Каролина вдруг перестала слышать, что ей говорит тетя. Сердце у нее оборвалось, голову наполнила звенящая пустота. Жить у тети Матильды, которая с первого же дня распишет ее жизнь на годы вперед! А когда придет срок, ее выдадут замуж и умоют руки. Но оказаться под одной крышей с дядей Джоном еще хуже: он жил на техасской границе в совершенно дикой и опасной местности. То, что ей сейчас предлагается, невозможно.

Каролина чуть не заплакала, но, отчаянно заморгав, сумела удержать слезы. Ей не хотелось добавлять страданий любимой тете, у которой война отобрала почти все.

– Я могу подумать?

В ответ Летти снова затряслась от рыданий, покачала головой и дрожащим голосом ответила:

– Прости, Каролина, это получилось так неожиданно. Тебе надо решить сейчас.

– Мне хочется поехать к дяде Джону, – прошептала несчастная девушка, вспомнив о суровой нетерпимости Матильды.

Тетушка облегченно вздохнула: судя по всему, она не прочь избавиться от любимой племянницы и согласна отправить ее даже на границу. Ведь уговорить высокомерную невестку приютить Каролину в своем роскошном доме в Натчезе, было делом почти безнадежным.

– Каролина, бесценное дитя, прости меня! – растроганно воскликнула Летти и, обняв девушку, опять разразилась слезами.

У Каролины, машинально поддерживавшей заливавшуюся слезами тетю, голова шла кругом. Переезд на новое место… И так всякий раз – новое место, новая семья. Она посмотрела на цветущую магнолию за окном, по веткам которой беспечно порхала иволга. В один прекрасный день и она, Каролина Брендон, станет такой же свободной, и тогда навсегда закончатся ее скитания по бесконечным родственникам…

Почтовый дилижанс, неуклюже подскакивая на рытвинах и немилосердно пыля, тяжело катился по изрезанной глубокими колеями дороге. Следом тягловые лошади тащили два тяжеленных фургона.

Возница настороженно оглядывал бесконечные пустынные земли и, увидев впереди холм, за которым исчезала дорога, сощурился. Ему не было дела до первозданной красоты, ибо за холмом их могли подстерегать индейцы. До того неподвижно сидевший рядом с ним мужчина положил руку на лежавшую на коленях винтовку, сплюнул табачную жвачку и, обернувшись, внимательно оглядел фургоны.

– Было бы легче без этих таратаек, – спокойно заметил он.

– Точно. Дьявол бы побрал этот прогон, – буркнул возница. – Неспокойно у меня на душе. Тихо, как в могиле, листок не колыхнется.

Его напарник молча кивнул. Он хорошо знал, что за поворотом начинается лес, дорога там еще сильнее разбита – лучшего места для засады и не придумаешь.

Каролина Брендон сжала озябшие руки и выглянула в окно, стараясь не замечать сидевшего напротив пассажира. Тот наклонился вперед, отчего сиденье горестно заскрипело под его грузным телом; брюки из клетчатой шотландки натянулись на жирных ляжках. Зажав толстыми пальцами цепочку, он поднес золотой медальон к глазам девушки.

– Правда, красивая безделица? Захочешь, – и она твоя, – ухмыльнулся толстяк.

– Спасибо, но мне это не нужно.

Заплывшие жиром глазки уставились на грудь Каролины, и под этим бесстыдным взглядом она залилась краской.

– Если останешься со мной в форте Уорт, тогда добра у тебя будет навалом. А еще шелковое платье и еда, которую ты прежде не пробовала.

– Нет, сэр.

– Такая воспитанная мисси! – хихикнул толстяк. Каролина смотрела на тянувшуюся до самого горизонта пустынную равнину, с трудом сдерживая готовые брызнуть слезы, и до боли стиснула пальцы, вспомнив прощание с тетей Летти. Доведется ли им увидеться снова?

– А как тебе вот это, мисси?

Вонючее дыхание попутчика сразу вернуло Каролину к действительности. Водянистые блеклые глаза заглядывали ей в лицо, толстые пальцы сжали ее колено.

– Сэр, немедленно уберите руку! – срывающимся голосом воскликнула девушка и, отодвинувшись в угол, разгладила смявшуюся юбку муслинового платья.

Это платье салатного цвета с рисунком из веточек и крохотных бордовых цветочков, немного ей коротковатое, тем не менее, являлось предметом ее особой гордости, как и изящный капор зеленого бархата, правда, теперь изрядно запылившийся.

– А сколько же годков мисси? Семнадцать? – засмеялся толстяк.

Каролина не собиралась говорить ему, что ей только в июле исполнится шестнадцать.

– Восемнадцать, – храбро сказала она.

Глазки у типа вдруг стали маслеными, пошарив в саквояже, он извлек початую бутылку.

Девушка отерла рукой вспотевший лоб. День стоял по-летнему жаркий, ей хотелось снять капор, но она понимала, что этого делать не следует: малейшее нарушение приличий не сулило ничего хорошего со стороны попутчика. Глядя на ползущую мимо окна дилижанса стену густого леса, она вспомнила, как тетя Летти громко шептала слуге-негру, что боится “отправлять мисс Каролину одну в места, где полно дикарей”.

Каролина уже слышала от других пассажиров о шайках индейцев, но те попутчики давно повыходили в местах своего назначения, оставив ее в компании с несносным Дж. А. Барнвидом. Сейчас девушку немного подбадривала только мысль о двух фургонах, присоединившихся к ним в Гейнсвилле. Вчера она познакомилась с ехавшими там семьями, доброжелательными и приятными людьми. Если толстяк начнет заходить слишком далеко, она крикнет вознице, чтобы тот остановился, и попросит взять ее в фургон на весь оставшийся путь до форта Уорт. Возможно, ей удастся нанять человека, который проводит ее до ранчо дяди Джона. Тетя Летти уже написала, что к нему едет племянница, но ответа не получила – наверно, письмо тети просто не дошло до Техаса.

– Не желает ли мисси глоточек? – продолжал обхаживать ее Барнвид, сунув под нос бутылку. – Это поможет вам забыть про краснокожих.

– Нет, спасибо, – холодно ответила Каролина, отворачиваясь.

Толстяк снова засмеялся, сделал несколько шумных глотков, довольно рыгнул и опять прижался коленом к ее ноге. Девушка отпрянула, упершись спиной в дверцу экипажа.

– Сэр, прошу вас сохранять дистанцию!

Барнвид лишь нагло обнял за ее талию.

– Прекратите, сэр! – Каролина изо всех сил оттолкнула его и высунулась в окно, чтобы позвать возницу.

Толстяк грубо рванул девушку обратно на сиденье, потом зажал ей ладонью рот. Борясь за свою честь, она впервые в жизни испытала животный страх. Вблизи Барнвид оказался еще более отвратительным: загрубевшая кожа, щеки в недельной щетине, слюнявые губы, изо рта пахнет виски и табачной жвачкой. С легкостью ухватив оба ее запястья громадной ручищей, он стиснул их с такой силой, что Каролина вскрикнула от боли.

– Не кричи, мисси, все равно никто не услышит. Толстяк убрал ладонь от ее лица, впился ртом ей в губы и, навалившись на девушку всей тушей, начал тискать грудь. Потом рука скользнула вниз, и Каролина с ужасом почувствовала, как негодяй лезет под юбку.

В паническом страхе зажмурив глаза, она принялась наобум молотить кулаками, но внезапно Барнвид отпустил ее. Девушка не сразу услышала новые звуки, доносившиеся снаружи, потом дилижанс рванулся и с диким грохотом понесся вперед, сопровождаемый пронзительными воплями и ружейными выстрелами. Барнвид, с трудом удерживаясь на ногах, выглянул в окно и побледнел.

– Боже правый… Команчи!

У Каролины в глазах потемнело от ужаса перед новой, еще более страшной опасностью. Не в силах пошевелиться, она смотрела, как Барнвид достает из саквояжа револьвер, выставляет его в окно, прицеливается… Тут дилижанс накренился и с громким скрежетом остановился.

Распахнув дверцу, толстяк спрыгнул на землю, мгновенно нырнул под дилижанс, а Каролина, упавшая от толчка на пол, с трудом встала и испуганно выглянула наружу.

Над головой у нее просвистела стрела, глубоко вонзилась в сиденье, за нею свистнула вторая, и девушка, наконец, пришла в себя, быстро выбралась из экипажа и на четвереньках заползла под дилижанс к Барнвиду. Шляпка осталась где-то на дороге, пшеничные волосы разметались неопрятными прядями, в горле свербило от пыли. Кашляя и отчаянно моргая, Каролина пыталась разглядеть, что происходит.

Сдвинутые фургоны образовали вместе с дилижансом укрепленный треугольник, в воздухе летали горящие стрелы, метались обезумевшие лошади, слышался топот копыт и боевой индейский клич. Сквозь слезы девушка разглядела темнокожих мужчин с разноцветными перьями в черных волосах, с раскрашенными свирепыми лицами. Индейцы скакали на лошадях без седел, отчего мустанги и наездники казались одним существом.

От яростных завываний кровь стыла в жилах. Каролина слышала, что индейцы снимают с мужчин скальпы, а плененных женщин превращают в рабынь. Горящая стрела подожгла фургон, по парусине побежали красные языки, в небо взмыли густые клубы черного дыма. Из фургона высунулась женщина, но тут же упала. Глядя на безжизненное тело и торчавшую из горла стрелу, Каролина ощутила приступ тошноты.

– Ублюдки! – прорычал Барнвид и выстрелил.

Индеец свалился с коня, однако к дилижансу уже галопом скакал другой, который на полном скаку спрыгнул на землю и помчался к ним. Барнвид, чертыхаясь, зарядил револьвер, но сделать ничего не успел, поскольку команч с воем снес ему томагавком голову.

Девушка каким-то неожиданным образом сумела подхватить с земли револьвер и навести его на индейца. Тот выбросил вперед руку, намотал на запястье длинные волосы Каролины, после чего начал вытаскивать ее из-под дилижанса.

Завизжав и почти теряя сознание от ужаса, она стиснула обеими руками револьвер, зажмурилась и выстрелила. Раздался оглушительный грохот, отдача едва не вывихнула ей кисти.

Дикая боль в голове внезапно прекратилась, и Каролина осторожно приоткрыла глаза. Индеец лежал ничком, под ним медленно расползалась лужа крови. Со всех сторон опять затрещали выстрелы, понеслось улюлюканье команчей.

Давясь рвотой, Каролина попыталась заползти обратно под дилижанс, но с ужасом почувствовала, что ее волосы намертво зажаты в руке трупа.

Она рванулась, но убитый держал крепко. К счастью, на бедре у индейца висел нож; им Каролина, рыдая от ужаса, и обрезала волосы. Потом схватила револьвер Барнвида и вовремя метнулась обратно под дилижанс, ибо откуда-то сбоку уже подскакал на хрипящем мустанге очередной индеец. Он тоже попытался вытащить ее, но пронзительно вскрикнул и свалился с лошади. Опять последовали непрерывные залпы, и вдруг наступила тишина.

Команчи, подхватив с земли убитых, развернули лошадей и исчезли за холмами так же внезапно, как и появились.

Оглушенная Каролина с трудом вылезла из-под дилижанса. Плакали дети, рыдали женщины, какой-то мужчина прижимал к себе окровавленное тело жены, еще двое поднимали мертвого в фургон.

– Давайте убираться отсюда к чертовой матери! – крикнул подоспевший возница. – Вы в порядке, мисс?

Девушка, как во сне, медленно повернулась и непонимающе уставилась на него.

– Ах да, все хорошо, – наконец ответила она, садясь в дилижанс, и возница захлопнул дверцу. Снаружи о чем-то громко разговаривали, но Каролина ничего не слышала. За короткое время произошло слишком много ужасного; она чувствовала, что преступила некий рубеж, за которым навсегда осталось ее детство.

Дилижанс уже катил по дороге, когда девушка сообразила, что продолжает сжимать револьвер Барнвида, и до нее потихоньку начало доходить, как трудно будет жить на новых землях. Кругом непролазные леса, дикие горы, из-за каждого дерева, из-за каждого валуна грозит опасность.

На остановке Каролина вылезла наружу, чтобы помочь женщинам готовить ужин.

– Мисс Брендом, с вами все в порядке? – воскликнула миссис Слокум.

Девушка чуть не падала от усталости, поэтому безучастно позволила себя обнять, не зная, что лицо у нее исцарапано, а руки черны от грязи.

– Что с вашими волосами?

– Меня тащил за волосы индеец, а когда его убили, я не смогла разжать ему руку – вот и пришлось их отрезать.

– Не горюйте, я их сейчас подровняю. Они быстро отрастут, и вы опять станете хорошенькой, как и прежде.

– Спасибо, мэм, – покорно ответила Каролина. Непорядок с волосами был сущей безделицей по сравнению с жизнью на новых приграничных землях. К тому же ей вовсе не улыбалось становиться хорошенькой, если к ней начнут приставать типы вроде Барнвида.

– Спасибо, мэм, – сказала она, когда миссис Слокум закончила стрижку.

– Ты и сама не заметишь, как они отрастут. Хочешь переночевать у нас в фургоне?

Каролина знала, что у Слокумов пятеро детей и еще тетя.

– Благодарю за приглашение, но я вполне устроюсь на скамейке в дилижансе.

Два дня спустя, третьего апреля, путешественники наконец переправились через реку Тринити и въехали в форт Уорт. Выглянув в окно и увидев раздувшийся труп повешенного, Каролина отпрянула. На груди несчастного висела фанерка с криво выведенными буквами: “Конокрад № 16”. Но ее тревога усилилась, когда она увидела много игорных заведений, грубых людей, вульгарных женщин и поголовно вооруженных мужчин. Видимо, закон тут – просто формальность.

Каролина сняла чистую комнату с кроватью и умывальником в пансионе миссис Опал Элсуорт, а после обеда занялась поисками человека, который отвез бы ее к дяде Джону, потому что так и не смогла выяснить, когда в сторону ранчо отправится следующий дилижанс. Предыдущие два были ограблены индейцами, поэтому возницы не торопились пускаться в опасный путь. Однако девушке хотелось поскорее уехать из форта, и она решила нанять в проводники кого угодно.

Через три дня Каролина уже начала приходить в отчаяние. Накануне отъезда из Джорджии тетушка дала ей пятьсот золотых долларов, чем приятно удивила ее. Их, по словам Летти, оставил Каролине отец в дополнение к тем деньгам, которые она унаследует, достигнув совершеннолетия. Тогда это показалось девушке огромным богатством, но после оплаты места в дилижансе у нее стало на две сотни меньше, и теперь каждый доллар, отданный за пансион, был тревожным напоминанием о том, что следует торопиться.

Наконец ей повезло. Местный кузнец, не отрываясь от работы, терпеливо выслушал Каролину.

– Значит, ты хочешь пройти через земли команчей. Тогда в этих краях лучше Уилла Тетчера никого не сыскать. Это наш помощник шерифа. Правда, ты малость опоздала. – Он отпустил лошадиное копыто и вытер пот со лба. – У нас стоит армейский отряд, и им нужен разведчик. Полчаса назад со мной разговаривали двое их парней, и я сказал им про Уилла.

Радость девушки мгновенно испарилась. Теперь ей предстояло добраться до Уилла Тетчера раньше американцев.

– А их отряд, случайно, идет не на запад? – поинтересовалась Каролина.

– Туда, мисс. Они тянут телеграфную линию отсюда до форта Ричардсон, а потом еще дальше, до форта Гриффин. Я бы за такую работенку не взялся – на земли команчей лучше не соваться.

– Вы не знаете, где мне найти Уилла Тетчера?

– Сейчас время обеда, – пожал плечами кузнец. – Он столуется у миссис Малдоун, которая осталась вдовой с тремя парнями. Муж ее попался на грабеже, его застрелили. Она готовит обеды человек для десяти, иногда на пару дней у нее задерживаются проезжие.



– Где это?

– В конце Мейн-стрит. У нее дом, обнесенный со всех сторон частоколом.

– А как я узнаю Уилла Тетчера?

– Рыжий такой, худющий и злобный, как голодный полк. Но знает все в округе вдоль и поперек; эти апачи, команчи, кайова и прочая шваль сами его боятся. У него, между прочим, девять пальцев. Один ему отрубил ножом индеец.

– Спасибо, мистер.

– Погоди, мисси. Держись подальше от охотников на бизонов.

– Почему? – растерянно спросила Каролина.

Их послали сюда за шкурами, а это большие деньги. Парни давно забыли, что такое совесть. Многим из них доверять никак нельзя. – Кузнец окинул ее взглядом и с явным сожалением покачал головой. – Стыдобища – отправлять девчонку вроде тебя одну в эту глухомань. Десять раз подумай, прежде чем кому-то довериться, слышишь?

– Я не забуду, – ответила Каролина.

Она знала, что волосы у нее сейчас потные, висят сосульками, платье слишком короткое, все в грязных пятнах. Они с тетей Летти старались подольше носить старые вещи. У нее не было ни кринолина, ни фижм; в Атланте она выходила из положения тем, что всегда туго крахмалила нижние юбки. Но сейчас одежда висела на ней, воротничок и длинные рукава смялись. Каролина вдруг подумала, что в зеленом капоре на остриженных волосах она выглядит нелепо, но кузнец даже не ухмыльнулся.

– Если про кого захочешь у меня спросить, приходи и спрашивай.

– Спасибо, – с признательностью ответила девушка и направилась по тротуару в сторону того места, где, по словам кузнеца, должен обедать Уилл Тетчер.

Каролина не горела желанием оказаться в комнате, набитой мужчинами, но ей нужно было опередить военных и первой найти Тетчера. Набравшись мужества, она поднялась на крыльцо и постучала. Через какое-то время дверь ей открыла маленькая женщина с темно-рыжими волосами.

– День добрый, мисс. Чего желаете?

– Мистер Дэйд сказал, что я могу у вас пообедать. Ярко-голубые глаза за круглыми стеклами очков прищурились.

– Вы та юная леди, которая столуется у Опал?

– Да, мэм, но мне нужно поговорить с человеком, который обедает у вас. А еще я хотела попробовать вашу кухню. Все говорят, она лучшая в городе.

Каролина надеялась, что комплимент смягчит неприветливую хозяйку, однако та лишь фыркнула:

– Вы слишком молоды, чтобы путешествовать в одиночку. Тут, дорогая, нет мужчин, с которыми вам нужно иметь дело.

– Да, мэм, но боюсь, такой мужчина здесь есть. Я хочу поговорить с Уиллом Тетчером, пока до него не добрались военные.

– Они уже с ним разговаривают. Ладно, входи, я с удовольствием накормлю тебя обедом. Сегодня у меня суп, жареная ветчина, галеты и томатный соус.

– Поесть суп будет просто замечательно.

– У меня респектабельный дом, тебе здесь нечего бояться, хотя одной все-таки не следит ходить.

– Конечно, мэм. Спасибо, я быстро.

Каролина была в отчаянии. Армейские опередили ее и теперь уговаривают Уилла Тетчера отправиться с ними.

Она смело шагнула в столовую, чуть задержавшись на пороге. Затертые до блеска грубые деревянные столы, клетчатые занавески на окнах, чисто вымытый пол из струганных досок и соблазнительный запах свежеиспеченного домашнего хлеба, который сразу напомнил ей, насколько она голодна. А потом у Каролины чуть не выскочило из груди сердце, ибо в дальнем углу она увидела двух человек в голубых кавалерийских мундирах, беседующих с жилистым рыжим типом.

Оглядев комнату, девушка заметила у окна мужчину, которым шумно прихлебывал суп; неподалеку от солдат устроился за столом долговязый малый; около входной двери двое с жадностью уплетали горячую ветчину и галеты. Все, за исключением кавалеристов, взглянули на нее и быстро опустили глаза.

Каролина направилась к свободному месту рядом с военными, чтобы услышать их разговор, еще раз оглядела столовую и неожиданно встретила изучающий взгляд холодных серых глаз, который словно пронзил ее насквозь.

У нее бешено заколотилось сердце, но мужчина, явно потеряв к ней интерес, вернулся к разговору с кавалеристами. Девушка облегченно вздохнула и украдкой принялась разглядывать проводника. Короткий шрам на подбородке, волнистые каштановые полосы, перехваченные сзади узким кожаным ремешком, на голове черная шляпа с опущенными полями. Он походил на юношу, но, увидев его широкие плечи и огрубевшие черты лица, Каролина решила, что он старше, чем кажется на первый взгляд. Однако ее пугал не суровый облик, а незримый ореол несгибаемой силы, окружавший его.

Хозяйка принесла гостье стакан молока и миску густого горячего супа с мясом.

– Спасибо, – улыбнулась Каролина, выкладывая на стол двадцать пять центов за суп и десять за молоко. Хозяйка с улыбкой смахнула монетки в ладонь и отправилась обратно на кухню, а девушка принялась за еду, обратившись в слух.

– …нам рекомендовали тебя как лучшего в этих краях следопыта и истребителя краснокожих. Шериф сказал, что лучше всего попросить тебя отправиться вместе с нами. Он не будет против.

– Знаете, ребята, я не хочу никуда отсюда трогаться, – ответил рыжий, отхлебнув добрый глоток кофе, затем поставил кружку на стол и вытер рот ладонью. – По крайней мере сейчас, Я собираюсь жениться на одной красотке, мне ни к чему встречаться с команчами на тропе войны.

– Послушай, мы должны протащить телеграфный провод отсюда да форта Ричардсон, а оттуда до форта Гриффин. Без опытного следопыта нам не обойтись. Мы уже пробовали…

– Вам кавалерии мало?

– Нужен следопыт, который знает индейцев и здешние места. В нашем отряде такого человека нет. Мы с восточного побережья, большинство из нас ветераны Гражданской войны, только никому не приходилось драться с чертовыми краснокожими на границе.

Рыжий презрительно засмеялся.

– Вы, янки, не хотите дать нам, южанам, право голоса, пока мы не присягнем на верность, зато почему-то уверены, что мы горим желанием помочь вам справиться с индейцами. Берите с собой еще один полк – и вперед, к форту Гриффин.

– Два взвода уже попробовали – команчи разнесли их в клочья, – ответил кавалерист, покраснев от ярости. – Последний раз мы потеряли шестнадцать человек, а сумели поставить только десять телеграфных столбов.

– Нам сказали, ты здесь лучший следопыт, – вступил в разговор второй. – Мы хорошо тебе заплатим. Три доллара в день и двадцать пять сразу на руки, если согласишься. Не банкнотами – золотом.

Каролина судорожно вздрогнула. Ее надежды камнем пошли ко дну, ведь она не могла предложить даже половину этой суммы из жалких сбережений, тающих буквально на глазах. Хотя, если рыжий согласится, может, ей позволят отправиться вместе с отрядом?

– Джентльмены, ценю ваше доверие, как и ваше предложение, однако не собираюсь его принимать. Я пообещал невесте устроить свадьбу – и устрою. Здесь! – упрямо ответил Тетчер, и надежды Каролины рухнули в очередной раз. Если армия не смогла нанять его, значит, не удастся и ей. – Да здесь полно других ребят, которые не хуже меня знают и здешние места, и все индейские хитрости. Сходите к Баркли Грину.

– Уже ходили. Он отправил нас к тебе.

Уилл Тетчер грубо расхохотался, хлопнув себя по колену.

– Правда? Тогда попробуйте.

– Не могу ли я вам предложить свои услуги, джентльмены? – раздался спокойный голос.

Глава 2

Мужчина, вставший из-за стола, направился к кавалеристам и, протискиваясь мимо стула Каролины, невольно оперся рукой о ее плечо.

Она уловила слабый, не очень приятный запах кожи, услышала, как звякают о пол шпоры незнакомца, потом заметила рукоятку револьвера, торчавшую из кобуры, которая при каждом шаге чуть слышно похлопывала по бедру, пристегнутые у другого бока ножны с устрашающего размера клинком.

– Я могу отвести вас на юг и помочь с телеграфным проводом, – сказал он.

Уилл Тетчер шумно отодвинул стул и встал.

– Садись на мое место, потолкуй с этими ребятами. А мне пора вернуться к даме, не то шериф объявит меня в розыск. Приятно было поболтать с вами, – бросил он и заторопился к выходу.

Поскольку мужчина стоял к ней спиной” Каролина не видела его лица, зато обратила внимание на второй револьвер у него за поясом. “Интересно, чем же он себе зарабатывает на жизнь?” – подумала она.

– Сойер Дэй, – отрекомендовался незнакомец.

– Я лейтенант Уайт, а это лейтенант Мичем. Они пожали друг другу руки и молча сели.

– Наверно, команчи вам не в диковинку? – спросил наконец лейтенант Мичем.

– Конечно. Я жил недалеко от Остина. Когда мне было восемь лет, мои старики перебрались туда из Теннесси и занялись хлопком в Техасе. Я вырос на границе.

“Должно быть, он родился в седле”” – подумала Каролина, снова покосилась на кобуру, послушала его спокойный голос и решила, что попытается нанять этого Сойера Дэя в проводники.

– Родителей убили апачи, – продолжал тот. – Я продал ферму, теперь держу путь в Калифорнию, так что могу провести вас до форта Гриффин и сохранить ваши скальпы.

Кавалеристы молча обменялись взглядами.

– Вы слишком молоды на вид, – скептически заметил лейтенант Мичем.

– На границе быстро взрослеют, – холодно ответил Дэй. – Вам что от меня нужно? Чтобы я довел до форта, чтобы знал эти места и умел ладить с индейцами, так?

– А местные вас знают? Кто-нибудь может подтвердить, что вы тот, за кого себя выдаете? – спросил лейтенант Уайт. – Тут много шустрых парней, которые желают поправить дела грабежом.

– Вряд ли. Я впервые приехал в этот город, поэтому вам остается лишь поверить мне на слово.

Офицеры снова переглянулись, затем лейтенант Мичем сказал:

– Мы хорошо побеседовали и рады вашему предложению. Мы доложим капитану Риджуэю и тогда дадим знать. Вы же еще пару дней здесь пробудете?

– Да. Найти меня нетрудно.

Сойер Дэй остался за столом, задумчиво глядя вслед кавалеристам. Но он знал, что девушка с растрепанными пшеничными волосами, которые словно обгрызли крысы, не сводит с него глаз. Она явно не из местных и не из постояльцев. Искоса следя за ней, Сойер подумал, что барышне нет двадцати и ей что-то нужно от него. Даже не притронулась к супу, только прислушивалась к их разговору. Сойер откинулся на спинку стула и решил немного переждать, чтобы кавалеристы отошли подальше.

Сердце у Каролины бешено стучало, она понимала, что должна встать и обратиться к незнакомцу, но тот казался ей совершенно неприступным. Левую руку пересекал багровый шрам, а подбородок словно навсегда застыл в незыблемом упрямстве. Наконец она собралась с духом.

– Сэр, могу ли я сесть к вам?

Быстрый взгляд из-под длинных и густых, как у женщины, ресниц. Нога в сапоге придвинула ей стул.

– Сэр, меня зовут Каролина Ларк Брендом, – представилась девушка, садясь.

Незнакомец молча кивнул, в упор посмотрел на нее, и от этого сверлящего взгляда Каролине стало не по себе. Тем не менее она храбро приступила к делу.

– Вы сказали кавалеристам, что дрались с команчами. Это правда?

– Да.

Похоже, он понапрасну не тратит слов. Ей не хотелось встречаться с ним взглядом, однако глаз она не отвела.

– В таком случае я хочу нанять вас.

– Зачем?

Каролине показалось, что в глубине холодных серых глаз заплясали веселые огоньки.

Может, обсудим это в другом месте, сэр? – тихо поинтересовалась она, не желая, чтобы кто-нибудь услышал их деликатный разговор, особенно когда речь пойдет о ее золоте.

– Ладно. – Сойер поднялся из-за стола. – Идемте, юная леди, продолжим разговор у меня.

На улице ей пришлось чуть ли не бежать за ним, приноравливаясь к его шагу.

– А с апачами вам тоже приходилось воевать?

– Да… с кайова, шайенами и другими племенами тоже.

– Мистер, вы на кого-то сердиты?

Сойер резко остановился, и она едва не проскочила мимо.

– Почему вы спросили об этом? – бесстрастно поинтересовался он.

– Не знаю, – выпалила Каролина. – Вы кажетесь таким… чем-то обиженным. Впрочем, не важно.

Он зашагал дальше, и она снова кинулась за ним. Вскоре незнакомец свернул к бревенчатому пансиону, поднялся по скрипучей наружной лестнице на второй этаж, отпер дверь и жестом пригласил Каролину войти.

На миг девушка заколебалась, сообразив, что в комнате может подвергнуться нешуточной опасности. Но путь к дяде Джону пролегал именно через эту комнату, и Каролина с бесстрашным видом шагнула внутрь, сразу повернувшись лицом к Дэю.

– Присаживайтесь, юная леди, – предложил он, а сам повалился на кровать, подложил под голову подушку и вытянул длинные ноги, не потрудившись снять сапоги. Девушка была в нерешительности. Ей вовсе не улыбалось торговаться с вооруженным незнакомцем, который с пренебрежительным видом развалился перед ней.

Она вспомнила, о чем ее предупреждал кузнец, и пожалела, что не подумала об этом раньше.

– Сэр, вы, случайно, не охотник на бизонов?

– Ваше счастье, леди, что вы стоите далеко от меня.

– Я просто хотела узнать, – смутилась Каролина.

– Я не охотник на бизонов, – отрезал Сойер, хотя знал, что при других обстоятельствах не упустил бы случая подстрелить лохматых быков. – А вы знали многих таких охотников?

– Никого, сэр. Мне нужно… – Девушка запнулась и судорожно вздохнула. Какой у нее писклявый голос! Взяв себя в руки, она продолжила: – Нужен человек, который помог бы мне добраться до моего дяди. Это Джон Брендон, его ранчо находится к юго-западу от форта Гриффин.

– Простите, леди. Я могу провести на юг всю кавалерию Соединенных Американских Штатов, но только без юных девиц вроде вас.

– Я хорошо заплачу, – упрямо сказала Каролина. – Доллар в день, а если согласитесь, то десять долларов вперед. Золотом.

На лице Сойера не дрогнул ни единый мускул, однако девушка поняла, что заинтересовала его.

– Вы местная? – спросил он, удивляясь, откуда у такой юной особы столько золота, и наперед зная, что даже за высокую плату не станет искать приключений себе на голову.

– Нет, сэр, я из Джорджии, тут проездом, следующего дилижанса может не быть долго из-за недавнего нападения, а мне в любом случае нужно попасть домой. Лучше заплатить вам, чем тратить деньги на пансион и ждать у моря погоды. К тому же от форта Гриффин до ранчо Брендона дилижанс не ходит.

Молчание. Наконец Сойер рывком сбросил ноги с кровати и сел.

– Я еду с оравой кавалеристов, девушкам там делать нечего. Мне очень жаль, леди.

– Золотой в день и двадцать вперед, до того, как мы тронемся в путь, – не отступала Каролина.

– Не пойдет. Кавалеристы – неподходящая компания для девиц.

Ее охватило отчаяние: Сойер – именно тот, кого она искала. С этим неприветливым, сердитым, жилистым и выдержанным парнем можно ничего не опасаться, а чем дольше она будет искать проводника, тем больше вероятность, что ее ограбят.

– Я удваиваю цену, – сказала Каролина, чувствуя, что это единственный способ продолжить торговлю с Сойером. – И аванс не десять, а тридцать долларов.

Сжав губы, тот изучающе смотрел ей в лицо. От его взгляда девушка содрогнулась, но тоже сжала губы, упрямо выставила подбородок и ответила таким же немигающим и, как она надеялась, твердым взглядом.

– Девица в компании солдатни… – буркнул Сойер, нарушив затянувшееся молчание.

– Сумма более чем приличная, – заметила Каролина понимая, что, если поход затянется, от ее средств ничего не останется.

– Вы не выдержите в отряде солдат, – продолжал настаивать он, явно сдаваясь.

– Я смогу, – возразила она. – Они не ждут слишком многого от такой молодой девушки.

– А хотите узнать, что с вами, сделают команчи, если вы попадете к ним в лапы?

– Я предлагаю вам кучу золота, гораздо больше, чем вы заработаете тут. По крайней мере честным путем.

Чуть склонив голову набок, Сойер глядел на нее и думал о золоте. Работник на ферме получал около тридцати долларов и месяц; она предложила ему в пять раз больше и теперь с замиранием сердца ждала, стиснув на коленях руки так, что даже костяшки побелели.

– Если вы отправитесь со мной, то не скоро доберетесь до места. Солдаты тянут телеграфную линию, значит, в форте Гриффин мы будем месяца через два. Может, и позже, случись заваруха с индейцами.

Каролина согласно кивнула – все равно выбирать не из чего. Она прикинула, сколько времени уйдет на дорогу, и решила, что это не суть важно, если не надо будет платить за пансион.

– Ладно, я вас беру, – неохотно ответил Сойер. Девушка молча ждала продолжения. – Платите за неделю вперед, – твердо закончил проводник.

– Хорошо, – живо откликнулась Каролина, понимая, что он хочет себя обезопасить.

– Да, и еще. Вы довольно костлявая, сойдете за мальчишку. Никаких платьев, только штаны и сапоги, ясно? В противном случае ищите другого провожатого.

Каролина пожалела, что сама до этого не додумалась. Только очень грубо называть ее костлявой…

– Не знаю, умеете ли вы держать язык за зубами. У женщин рот почти не закрывается.

– Уверяю вас, я не болтушка! – воскликнула Каролина, сжала губы и молча уставилась на Сойера.

Тот снова оглядел ее и вздохнул.

– Если я поведу солдат на юг, то могу сказать им, что вы мой брат.



– Конечно, сэр, – с облегчением согласилась девушка. Значит, он смирился и прикидывает разные варианты.

– Договариваемся так: нос никуда не совать, не рассуждать, делать, как я скажу.

Последние слова ей не понравились, но она утешила себя тем, что это не будет продолжаться вечно.

– Хорошо, сэр. А где я могу подыскать себе мужскую одежду, сэр?

– Я сам достану. И волосы надо обрезать покороче.

– Да, сэр.

– Будем надеяться, дело выгорит. Сколько вам лет?

– Семнадцать, – поколебавшись, соврала Каролина. Сойер уперся ладонями в колени и, прищурившись, начал сверлить девушку взглядом. Ей показалось, будто он приставил к ее виску один из своих ужасных револьверов.

– Сколько тебе лет? – повторил он.

– Пятнадцать, в июле будет шестнадцать.

– Больше никогда не лги мне, поняла?

– Да, сэр.

– Из револьвера стрелять доводилось?

– Только раз, сэр. Я застрелила команча по дороге сюда. – Каролина рассказала о налете на дилижанс.

Сойер Дэй невозмутимо ее выслушал и, помолчав, заключил:

– Ладно, пока мы здесь, будешь учиться стрелять.

– Хорошо, сэр.

– И последнее. Если военные не наймут меня, наш договор разрывается.

Она сдержанно кивнула. Длительное путешествие по диким местам в обществе этого сурового человека восторгов у нее не вызывало.

Взгляд Сойера едва заметно потеплел.

– Как, ты сказала, тебя зовут?

– Каролина Ларк Брендон, сэр.

– Ладно, Каролина Брендон, когда меня наймут, я сразу дам тебе знать. – Он дружелюбно протянул ей руку.

Девушка ошарашено уставилась на него и тут же ответила крепким рукопожатием. Сильные теплые пальцы обхватили и сжали ее ладонь.

– Если собираешься жить на границе, руки должны быть крепкими, загрубелыми. Пока не советую пожимать руку солдатам. Ты сказала, что едешь из Джорджии. Из каких мест?

– Из Атланты. Я жила у своей тети. За войну она потеряла все, поэтому меня и отправили в Техас к дяде.

– Если поедешь со мной, придется научиться стрелять. На лошади скакать умеешь?

– Да, сэр, с малых лет. – Каролина с грустью вспомнила о собственной лошадке, оставшейся дома.

– Значит, одной проблемой меньше, – удовлетворенно кивнул Сойер.

Поняв, что разговор окончен, девушка торопливо попрощалась и буквально вылетела за порог.

Через два дня, когда она спускалась к завтраку, миссис Элсуорт встретила ее у лестницы.

– Мисс Брендон, вас хочет видеть какой-то джентльмен. Он ждет в гостиной.

– Благодарю, мэм.

С колотящимся сердцем Каролина вошла в комнату и увидела широкую спину Дэя, который стоял у окна, глядя на улицу. Плечи его обтягивала потертая куртка из оленьей кожи, из-под воротника виднелся красный шейный платок, волосы были собраны в пучок, на бедрах – портупея. Со спины он выглядел обыкновенным человеком, но Каролина знала, что это лишь потому, что она не видит его холодных серых глаз.

– Доброе утро, – сказала она.

Когда Сойер обернулся, ее словно обожгло. Проводник задумчиво окинул ее пристальным, немигающим взглядом.

– Здравствуй, младший брат, – лениво протянул в ответ Дэй. – Кавалеристы меня наняли, – выезжаем на рассвете.

– Значит, вы берете Меня с собой?

– У нас же с тобой уговор.

– Ну… замечательно! – воскликнула Каролина с нескрываемым облегчением. – Я прямо сейчас рассчитаюсь с вами за первую неделю. Сорок пять долларов, как и договаривались.

Она готова была плясать от радости. Наконец-то! Скоро долгий путь к дяде Джону останется позади, а у Сойера Дэя до того грозный вид, что все бандиты наверняка разбегутся.

– Сначала позавтракай. Я вернусь за тобой через час, тогда и заплатишь.

– Зачем я вам понадобилась? Мы ведь уезжаем завтра?

– Предосторожность никогда не помешает. Надо бы добавить парочку мозолей на твои ладони.

– Спасибо, мистер Дэй, что согласились мне помочь.

– Сойер. Если ты мой брат, то при чем тут мистер Дэй? Тебя зовут Чарльз Дэй, пока рядом будут доблестные кавалеристы.

– Хорошо, сэр.

Он ткнул пальцем на стул, где лежала стопа одежды.

– Наденешь это, а теперь иди завтракай, иначе я не успею тебя подстричь. При такой копне сена на голове даже слепой не поверит, что ты мой брат.

– У меня с волосами все в порядке, – обиженно возразила Каролина, борясь с желанием откинуть упавшие на лоб пряди.

– Я так не думаю. Встречаемся через час.

Глядя, как он неторопливо шагает к выходу, девушка кипела от негодования. Копна сена! Почему он такой грубый и самонадеянный? Однако Каролина чувствовала в нем странное напряжение, к тому же ей до сих пор не удалось увидеть его улыбку. Если он вообще способен улыбаться, язвительно подумала она и вздохнула. Сойер Дэй оставался для нее загадкой, тревожащей и одновременно дающей успокоение. По крайней мере с таким эскортом ей будет намного спокойнее добираться до ранчо дяди.

Час спустя Каролина ждала его на крыльце с мешочком золота. Волосы она хорошенько намочила и тщательно зачесала. На ней были черные грубые штаны, черная куртка, белая рубашка н черная шляпа. Когда она заметила вдалеке Сойера Дэя, идущего по пыльной улице, сердце у нее вдруг заколотилось. Горделивая стать великолепного гнедого не оставляла никаких сомнений в его породе, и Каролина еще раз убедилась в правильности своего выбора. Да, Сойер знал толк в лошадях. Девушке страстно захотелось вскочить в седло, и тут до нее дошло, что она будет сидеть вместе с Дэем, прижимаясь к его спине. Каролина пожалела, что не имеет собственной лошади, но отступать было поздно.

Увидев ее, проводник легонько натянул поводья, поглядел, как она идет к нему, и с сомнением покачал головой. Каролина снова подумала, что такой взгляд отпугнет любого негодяя, однако решительно подошла к всаднику.

– Выглядишь хорошо, – сказал он, – только придется научить тебя двигаться. Парень никогда задом не вертит.

Да как он смеет говорить, что она вертит задом! Каролина вспыхнула, но Сойер, казалось, ничего не заметил. Он взял протянутый мешочек, аккуратно пересчитал золотые, после чего без всяких усилий поднял девушку и усадил позади себя.

Гнедой неторопливо затрусил по главной улице, и Каролине пришлось крепче прижаться к спине проводника, каждой клеточкой ощущая его сильное, жилистое тело, вдыхая приятную смесь запахов чистой одежды и выделанной кожи. Постепенно ее охватило почти забытое радостное чувство безопасности. Сойер Дэй при необходимости защитит ее – недаром при нем винтовка, ружье, неизменные револьверы да охотничий нож в придачу.

На голубом ясном небе неподвижно висели редкие белые облачка, похожие на комочки ваты, из-под ног лошади шмыгали в стороны греющиеся на солнце ящерицы, на обочине дороги в песке виднелся извилистый змеиный след, Справа и слева тянулись хлопковые поля и дубовые рощицы, а еще дальше, ближе к холмам, высились горделивые кедры. Через некоторое время Сойер остановил лошадь, Каролина осторожно слезла на землю и встала в ожидании.

Проводник ловко соскочил с лошади, привязал ее и повернулся к девушке.

– Значит, так. У тебя должна быть мужская походка. Иди просто. Смотри на меня, следи, как я двигаюсь.

Если он думал, что девушка собирается, наблюдая за движениями его зада, учиться ходить по-мужски, значит, плохо разбирался в женской части рода человеческого. Сильные ноги, обтянутые брюками из грубой ткани, позвякивание шпор при каждом шаге заставили сердце Каролины учащенно забиться. Сойер наконец развернулся и направился обратно.

– Следи за моими бедрами, – приказал он. Каролина пришла в замешательство, снова покраснела от смущения и быстро перевела взгляд на портупею, уставившись на хлопающую по ноге кобуру. Сердце немного успокоилось, и девушка перевела дух.

– Теперь пройдись, а я посмотрю.

Она шагала стиснув зубы, потому что на этот раз уже Сойер наблюдал за движениями ее бедер. Наконец она развернулась и зашагала обратно, стараясь не встречаться с ним взглядом.

– Думаю, сойдет. Брюки, правда, широковаты, ну да ладно.

Теперь садись на валун, я тебя подстригу.

Каролина молча подчинилась. Она чувствовала прикосновение его сильных пальцев к голове и шее, а он безжалостно отхватывал густые пряди и бросал их на землю.

– Какой у тебя багаж?

– Чемодан и небольшой сундучок.

– Я могу нанять мула на то время, пока мы будем с кавалеристами, но ехать с вещами в одиночку по землям команчей… Почему твой дядя забрался так далеко? На границе не жизнь, а каторга.

– Не знаю. Вроде он убил кого-то на дуэли в Луизиане и сбежал в Техас.

– Понятно. Когда мы расстанемся с кавалеристами, переложишь свое золото и все необходимое в седельные сумки, чтобы при необходимости мы могли быстро ускакать.

– Хорошо, сэр.

Наконец он встал перед ней и критически оглядел результаты своих усилий.

– Нормально, – махнул рукой Сойер. – Плохо только, что у тебя слишком большие глаза: получается девчачий вид. Теперь смотри, как надо заряжать револьвер. Это шестизарядный “кольт” сорок четвертого калибра, а это курковый револьвер.

Каролина молча слушала объяснения.

– Насыпаешь немного пороха из рожка, забиваешь поглубже этим стержнем, он вот здесь, под дулом, вставляешь ударный капсюль и можешь добавить колесной мази. Чтобы искры в стороны не летели. Понятно?

Девушка кивнула и перевела взгляд на его умелые длинные пальцы.

– Я всегда ношу с собой второй заряженный барабан для револьвера. Меняют его так: вынимаешь пустой барабан, откуда я вытащил стержень для пороха, – видишь? Но запасного барабана у тебя не будет. Хотя это и шестизарядники, обычно вставляют пять пуль, чтобы случайно не выпалить. Если, не дай Бог, попадешь в перестрелку, считай выстрелы.

Показав, как нужно целиться и стрелять, он протянул оружие Каролине.

– Посмотрим, что у тебя получится. Можешь держать его обеими руками.

Он шагнул в сторону и выжидающе уставился на нее. Каролине очень не хотелось ударить в грязь лицом под этим изучающим взглядом. У нее было такое ощущение, что большим терпением Сойер не обладает.

Пуля ушла далеко в сторону, револьвер свирепо дернулся вверх, а отдача едва не вывихнула ей кисти.

– Проклятие! Так дело не пойдет.

В два прыжка Сойер оказался рядом и крепко взял ее за кисть. Ее пробрала дрожь от мужского прикосновения. Впервые в жизни совершенно посторонний мужчина стоял так близко и небрежно держал за руку, щекоча ей теплым дыханием шею.

– Спокойно, не напрягайся.

– Хорошо, сэр, – пролепетала Каролина. Голова у нее шла крутом, она пыталась собраться, но “кольт” был слишком тяжелым.

– Уйми свои цыплячьи руки.

– Мистер Дэй! Своими цыплячьими руками я делаю все, что могу.

– Эй! Смотри, куда направляешь шестизарядник! Ты же себе ногу прострелишь. Или, что еще хуже, мне.

Девушка сердито посмотрела на него и, к своему изумлению, встретила его смеющийся взгляд.

– Каролина, попробуй еще разок, хорошо? – попросил он.

– Я просто делала вид, что целюсь в вас, сэр.

– Можешь делать какой угодно вид, только, черт возьми, попади в цель, – весело откликнулся Сойер.

Каролина подняла револьвер, прицелилась, как он ей советовал, постаралась унять дрожь в руках и медленно надавила на спусковой крючок. Грохнул выстрел.

– Молодец – промазала всего на пять футов. Еще раз. Она нажимала на курок, пока Дэй после очередной неудачи не выдержал и прикрикнул на нее:

– В чем дело? Перезаряди револьвер и целься хорошенько. Смотри вдоль дула. Понимаешь? Вдоль дула!

– У меня руки уже отваливаются.

– Потерпишь, – жестко отмел ее жалобу Сойер. – Ты собираешься жить на техасской границе, поэтому обязана уметь стрелять из этого револьвера, причем быстро и точно. Чтобы тут выжить, надо родиться в седле и с оружием в руке, ясно? Продолжаем.

Каролина подумала, не забыл ли он, что все-таки разговаривает с девушкой. Она молча принялась заряжать “кольт”, решив, что легче поднять онемевшие руки, чем выслушать нотацию от Сойера Дэя.

Когда кисти у нее заломило от боли, а дуло револьвера заходило ходуном, она повернулась к Дэю:

– Все, больше не могу.

– Ладно, но завтра мы уже не потренируемся. На тропе не до стрельбы из револьвера, которую слышно на мили вокруг. – Он вытащил из седельной сумки ружье. – Эту английскую штуку я заполучил во время войны. Хочу показать, как она заряжается. При случае будешь ей отстреливаться от команчей, она получше револьвера.

– Почему?

– Картечь. В индейца черта с два попадешь, особенно если нет времени прицелиться. Они постоянно в движении, а лошадью пользуются как щитом. Но этим ружьем ты их буквально надвое развалишь. Смотри: открываешь вот так, сюда порох, затем патрон в ствол, опять порох и капсюль.

Каролина исподтишка наблюдала за увлеченным Сойером. Да, порой он не может не вызывать уважения, только вот она не знает, что способно заставить его улыбнуться.

С лязгом закрыв наконец затвор, он протянул ей дробовик.

– Видишь куст? Целься в него.

Каролина посмотрела на куст с тусклыми зелеными листьями, тщательно прицелилась. Ружье ударило в плечо с такой силой, что девушка едва не упала, зато верхнюю часть куста срезало как ножом.

– Вот зачем эта штука, – сказал Дэй. – Пока мы еще в городе, тебе надо достать такую же. Придется, конечно, раскошелиться, по тут уж ничего не поделаешь, вещь необходимая. Ладно, поехали назад за твоим багажом.

– За моим багажом? – удивилась Каролина.

– Разумеется, ты сегодня должна ночевать у меня. Если солдаты увидят нас порознь, мне будет трудно выдать тебя за моего брата. Имей в виду, без веской причины они не согласятся взять тебя с собой.

Признав его правоту, девушка не стала возражать. С Сойером необходимо ладить.

– Надо еще купить лошадь, – сказала она. – У меня ее нет.

– Идем вместе. Я хочу быть уверенным, что ты возьмешь стоящую.

– Я сама могу выбрать.

– Не сомневаюсь. Зато я устрою тебе выгодную сделку. Пошли.

“Интересно, он всегда решает за других?” – язвительно подумала Каролина. Ее подмывало огрызнуться, но они сдержалась; ведь лучше поощрять его хорошие качества.

Они рассчитались с миссис Элсуорт, купили отличного черного мерина и заплатили вперед некоему Хорнби за ночлег. К облегчению Каролины, она получила отдельную комнату. После чего поспешила пожелать Сойеру Дэю спокойной ночи.

Итак, за прошедший день она узнала кое-что важное: у ее проводника есть одна слабость – золото, которое он любит и уважает сверх всякой меры – из-за лошади торговался просто неистово. Тем не менее девушка вынуждена была признать, что ей самой никогда в жизни не удалось бы так сбить цену. Свернувшись калачиком на жестком матрасе, она провалилась в сон.

– Братишка!

Что-то толкнуло ее в бедро, и Каролина с трудом открыла глаза. Сойер возвышался над ней, собираясь еще раз пнуть ее носком сапога.

– Оставьте меня в… – пробормотала она, но тут же вспомнила, где находится, и сон как рукой сняло. Она же в ночной рубашке! Уставившись на Дэя, она натянула одеяло до подбородка. – В чем дело? Что вам нужно?

– Уже рассвело, поднимай свои кости с постели.

– Я буду готова через пару минут.

– Найдешь меня в конюшне. Не забывай, брат, держать рот на замке и следить за походкой. Расплатишься со мной внизу.

– Да, сэр.

Когда дверь за ним закрылась, Каролина начала торопливо одеваться, чтобы не заставлять проводника еще раз подниматься в комнату.

Два часа спустя форт Уорт затерялся в предутреннем тумане позади их длинной кавалькады. Сойер ехал впереди, следом лейтенант Мичем, потом его офицеры, а за ними сорок кавалеристов по двое в ряд. Арьергард составляли повозки с двадцатифутовыми кипарисовыми столбами и мотками стальной проволоки, полевая кухня, возок с припасами и охрана. Перед отъездом Сойер приказал девушке не отходить от него ни на шаг. Поглядывая на всех этих вооруженных мужчин и на своего проводника, Каролина не уставала благодарить Господа за то, что у нее такая защита в опасном путешествии ло землям индейцев.

Первые сорок миль телеграфной линии протянули раньше намеренного, поскольку работа прерывалась лишь короткими привалами. Сойер ехал с таким видом, словно родился в седле, и с небрежной легкостью правил гнедым, а Каролина с наслаждением вдыхала ароматный воздух. Прозрачное голубое небо, вдалеке над горизонтом легкие клубы белых облаков, шелестящие листвой могучие Дубы, кругом насколько хватало глаз, яркая зеленая трава. Девушка похлопала мерина по бархатистой шее и начала придумывать ему имя, остановившись в конце концов на Воине. К ее удивлению, Сойер Дэй чуть приотстал и поехал рядом с ней.

– Все в порядке, младший брат? – спросил он, жуя вонючую дешевую сигару.

– Порядок, – в тон ему ответила Каролина.

Подмигнув, он вернулся в голову отряда, а девушка с легким недоумением глядела ему вслед. Подмигивание на короткий миг дало ей ощущение товарищества с этим несгибаемым человеком; похоже, за внешней жесткостью скрывалось доброе сердце.

К полудню ее радостное настроение исчезло. Мочевой пузырь все настойчивее требовал облегчения, и Каролина уже больше ни о чем не могла думать. Терпеть не было сил. Но как это сделать, если кругом одни мужчины.

Наконец отдали приказ остановиться на привал, и когда Сойер отвернулся, чтобы поговорить с лейтенантом, девушка стремглав бросилась за деревья. Она уже шла обратно, как вдруг перед ней словно из-под земли вырос чей-то силуэт. Каролина испуганно отпрянула.

Глава 3

– Какого дьявола ты болтаешься по лесу? – Сойер обжег ее ледяным взглядом.

– Мне надо было справить нужду, – залилась краской девушка. – Или я обязана делать это у всех на виду? Пусть солдаты узнают, что я не парень?

Сойер Дэй бесцеремонно сгреб ее за ворот рубахи и зло притянул к себе.

– Тебе захотелось лишиться скальпа?

– Нет, сэр, – растерялась Каролина.

– Ни шагу без моего ведома! Нужно уединиться – скажи мне, тогда убережешь и скальп, и честь. Поняла?

Она потеряла дар речи, но оставить его слова без ответа не могла, а потому вздернула подбородок и сжала кулаки: ведь если он ее ударит, то наверняка сломает ей челюсть.

– Вас может не оказаться рядом в нужный момент, – наконец выдавила она.

– Тогда подожди. Ты же хочешь добраться до ранчо дядюшки живой? Значит, делай, что тебе говорят. Таков был наш уговор, и ты согласилась, – холодно отчеканил Сойер. – К тому же, когда они начнут тянуть провод, постарайся в этом поучаствовать. Ясно?

– Ясно, – огрызнулась Каролина.

Сойер внезапно отпустил ее и так резко отвернулся, что она засомневалась, действительно ли у него мелькнула улыбка. Сойер молча зашагал обратно, и ей пришлось бежать следом, утешаясь единственной мыслью: терпеть ужасный характер проводника осталось всего два месяца.

С раннего утра солдаты занялись телеграфными столбами, Дэй со стороны наблюдал, как они скатывают с повозок бревна, которые с глухим стуком падали на пыльную землю. Сбив на затылок Шляпу, он вытер шею цветастым носовым платком. Было только начало апреля, а солнце уже пекло немилосердно.

– Смотри и запоминай, брат. На твоих глазах цивилизация приходит в Техас. Войне конец, жизнь берет свое, и солдатам нашлось другое применение.

– Вам грустно? – Каролина с любопытством покосилась на него.

– В конце концов мы сгоним команчей с их земель, – пожал плечами Дэй. – Индейцам Техас не удержать. Война увела солдат с границы, чем краснокожие тут же воспользовались, отодвинув ее миль на сто назад. Теперь солдаты вернулись, чтобы остаться. Постепенно кавалерия вытеснит индейцев из прерий.

– Вам нравятся команчи?

– У меня друг команч.

– Никогда бы не подумала, что они дружат с белыми, – удивилась Каролина.

– Один подружился. Не стоит верить любой болтовне про индейцев.

– Но ведь они убили ваших родителей, и вы сами хотите драться с команчами.

– Я дружу не со всеми, а только с одним из них и буду драться с его племенем так же, как он будет драться с нами. Я сражаюсь на войне. Доброта и жестокость не выбирают расу или народ, они есть у всех.

– А у вас…

– А у тебя никогда не кончаются вопросы? – перебил он, задумчиво глядя вдаль.

Каролина нахмурилась, открыла рот, но ей помешал лейтенант Мичем.

– Сейчас начинаем. Тридцать столбов на милю. Часть людей поедет вперед сбрасывать бревна, остальные займутся рытьем ям.

– Я тоже поеду вперед, – ответил Сойер. – Только не слишком растягивайтесь. Вам передали, что два выстрела подряд означают общий сбор?

– Да. – Лейтенант махнул рукой в сторону фургона с мотками проволоки. – Мы используем “девятку”, получается двести шестьдесят девять футов на полмили. Катушку понесут вперед пять человек, помаленьку разматывая. Чарльз, проследи, чтобы все было в порядке.

– Да, сэр.

– Вы, Мичем, останетесь в лагере с землекопами, – сказал Дэй.

Лейтенант кивнул и поскакал в голову колоны, а Каролина посмотрела на проводника и увидела, что тот пристально куда-то смотрит.

– Индейцы? – дрожащим голосом спросила она.

– Нет, просто смотрю. Даже если они где-то рядом, вряд ли нас сегодня побеспокоят. Вот когда все займутся установкой столбов и мы растянемся вдоль дороги, это будет на самом деле опасно.

Каролина огляделась вокруг, подумав, что тут в два счета можно сбиться с пути.

– Откуда вы знаете, что мы движемся в правильном направлении?

– Интуиция. Вообще-то любой может определить направление хоть днем, хоть ночью, взглянув на солнце или звезды.

– Вы собираетесь жить в Калифорнии?

– Я ищу одного человека.

– Он сделал вам что-нибудь плохое? – сочувственно поинтересовалась Каролина.

– Да, он кое-что украл, и я хочу это вернуть.

Глядя на его упрямый подбородок, девушка не сомневалась, что проводник своего добьется.

– У вас есть семья?

– Уже нет. Как-то отец попросил меня съездить по его делам в город, а когда я вернулся, мои родители, два брата и сестра были мертвы, дом спален дотла. Это постарались апачи, – бесстрастно отметил Сойер, лишь заходившие желваки говорили о его чувствах. – Кроме Лоуренса, младшего брата, все погибли мучительной смертью, – договорил он, уставясь отсутствующим взглядом перед собой.

– Простите, – Каролина содрогнулась при мысли о том, какую трагедию пережил этот человек. Теперь она понимала его замкнутость и суровость. – Честное слово, мне ужасно жаль.

– Спасибо, – кратко ответил Сойер.

Сколько же ему лет? Он был взрослым мужчиной, скорее всего ровесником большинства солдат из их отряда, но намного моложе дяди Джона.

– А сколько вам лет? – помявшись, все же спросила она.

– Двадцать четыре? И ты, брат, слишком надоедаешь мне вопросами.

– У вас есть близкие друзья?

– Есть.

“Вряд ли”, – подумала девушка, вытирая рукой мокрое от пота лицо и шею и машинально расстегивая куртку.

– Если снимешь, то можешь сразу возвращаться в форт. Каролина, сознавала, что он прав.

– Да, сэр.

– Не забывай об этом, когда меня нет рядом. Ты же в обществе солдат, а военный мундир не всегда меняет человека. Кое у кого из них совести не больше, чем у гремучей змеи. И все они давно не были с женщиной.

Отряд наконец остановился. Часть солдат принялась скатывать бревна, другие взялись за лопаты.

– Ладно, жди меня тут. – Сойер направил коня к лейтенанту Мичему, о чем-то переговорил с ним и вернулся к Каролине. – Поехали со мной.

Они поднялись на невысокий холм, спустились в лощину и поскакали вдоль журчащего мелководного ручья. Над головой шелестели сочной зеленой листвой тополя, прохладный ветерок приятно овевал разгоряченное лицо девушки. Вскоре Сойер остановил коня, спешился, жестом приказал Каролине сойти с лошади и двинулся вперед. Она поразилась, насколько бесшумно он ступает по земле. Внимательно оглядевшись, Сойер повернул обратно.

– Видишь те кусты? Уединяйся сколько хочешь, так будет спокойнее нам обоим.

Быстро поблагодарив его за заботу, Каролина устремилась под защиту густой листвы. Ручей был совсем рядом, чистая, прозрачная вода манила своей прохладой.

– Можно еще немного побыть тут и подышать? – робко спросила она, вернувшись к своему проводнику.

– Можно, – кивнул тот и спустился вместе с ней к воде. Оба с наслаждением ополоснули потные лица, затем Сойер торопливо сбросил куртку и голубую рубашку, чтобы плеснуть на обнаженный торс несколько добрых пригоршней воды. Каролина впервые так близко увидела раздетого по пояса мужчину, во рту у нее вдруг пересохло, щеки запылали, но взгляд не отрывался от перекатывавшихся под загорелой кожей мышц. Тонкий белый шрам пересекал наискось его левый бок – видимо, памятка от встречи с индейцами. Девушка торопливо отвела глаза, хотя ее присутствие, судя по всему, так же смущало Сойера, как присутствие его лошади.

Каролина побрызгала водой на свои горячие щеки, слушая, как Сойер шумно плещется в ручье. Неожиданно для себя она тоже сняла сапоги, потом грубые носки, закатала до колен брюки, аккуратно положила куртку на ближайший валун. Ледяное прикосновение воды к босым ногам оказалась таким приятным, что девушка засмеялась и весело зашлепала но ручью, а когда оглянулась на Сойера, тот ухмыльнулся в ответ:

– Здорово, да?

Она кивнула, больше интересуясь его мускулистой грудью, чем журчащей водой или жарким солнцем. Дэн скользнул рассеянным взглядом по ее фигуре и снова оглядел густые заросли на противоположном берегу. Каролина продолжала плескаться, растягивая удовольствие, но вдруг у нее перехватило дыхание, сердце буквально остановилось и она застыла на месте: чуть поодаль на песке нежилась змея толщиной с ее руку.

– Сойер… – только и смогла выдавить Каролина осевшим голосом.

– Не двигайся, – спокойно приказал он, и в воздухе серебристой молнией блеснул охотничий нож.

Каролина торопливо отвела взгляд от извивающейся твари, а Сойер выбрался из ручья, выдернул из змеи нож, схватив ее за хвост, швырнул в кусты, потом вымыл тускло блестевшее лезвие и сунул его в кожаные ножны на бедре.

– Где вы так научились бросать нож? – обрела наконец дар речи Каролина.

– В Мексике.

Она в изумлении даже отступила на шаг, в глазах застыл естественный, хотя и не высказанный вопрос. Сойер поднялся на ноги и объяснил:

– Мы с приятелем Натом Сандерсоном работали там на приисках, затем вернулись домой, чтобы воевать на стороне конфедератов. Когда война кончилась и я вышел из британской тюрьмы, мы с Натом уехали в Колорадо, где мыли золото, только на обратном пути схлестнулись с двумя шайенами. После резни у Сэндкрика они вышли на тропу войны.

– Ваши шрамы оттуда?

– По большей части. Нат просто-напросто вырубил меня, связал и бросил, чтобы сбить краснокожих со своего следа. Он был уверен, что меня убьют, прихватил с собой все наше золото и махнул в Калифорнию.

– Так вот за кем вы гонитесь, – понимающе кивнула девушка. Видимо, Нат Сандерсон помешался, если решил обокрасть человека вроде Сойера Дэя. – Неудивительно, что вы хотите его поймать.

– И поймаю, – холодно ответил Сойер.

– А как же вы спаслись? – не удержалась от вопроса Каролина.

– Лишь чудом. Я сумел распутать веревки, но в меня попала стрела. Мою лошадь Нат не взял, поэтому мне удалось уйти от индейцев и даже спрятаться, хотя вскоре я потерял сознание. Меня нашел и выходил следопыт. – Дэй с удовольствием потянулся, а девушка завороженно смотрела на игру его мышц. – Пора возвращаться, у нас еще много работы, Я поеду в голове отряда, а ты останешься с ребятами, которые ставят столбы. И ни шагу от них, понятно?

Не удосужившись надеть рубаху, он направил коня мимо вереницы повозок с бревнами, и Каролина поглядела ему вслед с внезапным чувством утраты. Ей намного спокойнее, когда он рядом. Она подумала о том, как он добывал золото, как сражался за конфедератов, как его обокрал Нат Сандерсон, о его схватке с индейцами. Думала о том, сколько же ему было лет, когда индейцы убили его семью. Она знала, как больно терять родных, и чувствовала, что теперь понимает Сойера гораздо лучше.

В течение дня Каролина работала бок о бок с солдатом по имени Келлог, светловолосым веселым парнем, который улыбался столь же часто, как Сойер Дэй хмурился. Ей вручили лопату, и она, стараясь не отставать, рыла ямы, хотя понимала, что за солдатами все равно не угонится. Эти славные ребята болтали о своих похождениях с танцовщицами в Эль-Пасо, и она всякий раз поворачивалась спиной, если кто-то из них справлял малую нужду.

Ямы должны были иметь глубину не менее четырех футов, и девушке казалось, что каждую рыли целую вечность.

– Эй, недомерок! – окликнул ее рядовой Леон О’Брайен. – От тебя никакого толку. Ты и дальше будешь ковыряться?

– Я копаю.

– Тогда копай, а не придуривайся. И сними наконец куртку. Ты уже, по-моему, сварился.

– Хорошо, сэр, – ответила Каролина, продолжая копать.

– Снимай куртку, работа пойдет веселее. Слышишь?

– Да, сэр.

Каролина сбросила куртку и, сутулясь изо всех сил, подхватила очередную порцию суглинка. Когда солдаты вернулись к разговорам о танцовщицах, девушка решила, что о ней забыли, но, украдкой оглянувшись, поймала на себе пристальный взгляд рядового Келлога. Она тут же повернулась к нему спиной и снова воткнула лопату в сухую землю.

Во время перерыва почти все скинули мокрые от пота рубахи и с наслаждением припали к флягам с водой. Каролина молила Бога, чтобы О’Брайен не заставил ее сделать то же самое, но тот, похоже, утратил к ней интерес.

К вечеру девушка окончательно выбилась из сил и с неимоверным облегчением увидела наконец возвращающегося Сойера, который не спеша ехал вдоль обоза. Чтобы не вызывать лишних нареканий, она даже попыталась таскать воду из ручья, хотя каждая частичка тела ныла от боли. Таща четвертое ведро к полевой кухне, она споткнулась о корень, растянулась на земле и разлила воду.

От грубого солдатского хохота у нее выступили слезы. Каролина встала на четвереньки, подняла голову и увидела рядового О’Брайена.

– Гляди под ноги, болван, – ухмыльнулся он.

Закусив губу, чтобы не ответить колкостью, она взяла пустое ведро и пошла обратно к ручью. Глаза щипало от набегавших слез обиды, живот подводило от голода, а тут еще этот О’Брайен с издевками. Неожиданно чья-то рука забрала у нее ведро.

Каролина с трудом подняла голову. Перед ней возвышался Сойер Дэй и с легкой усмешкой смотрел на нее.

– Что с тобой приключилось, черт возьми? Ты похожа на загнанную клячу.

– Я в порядке.

– Вижу, в каком ты порядке. Я могу отвезти тебя в форт хоть сейчас. Мы ушли еще не так далеко, много времени это не займет.

– Нет. Вы хотите нарушить уговор?

– Ладно, братец, упирайся, но каждый следующий день будет не легче сегодняшнего, и не похоже, что тебе это по силам.

– Можете за меня не волноваться, – сердито отрезала Каролина, с трудом удерживая слезы и пытаясь вырвать у него ведро, однако Сойер держал крепко.

– Сейчас у ручья все спокойно. Иди умойся, охладись. А я пока отнесу воду.

Девушка тут же воспользовалась разрешением, спустилась к ручью, прошла немного вперед по течению, чтобы ее не заметили солдаты. Двое из них вдруг захотели искупаться, и, оглянувшись, Каролина увидела, как один уже стягивает с себя форменные штаны.

Не раздумывая, она быстро вернулась в лагерь и укрылась за фургоном в надежде, что ее не заметят.

Через некоторое время она расстелила попону рядом с попоной Сойера и в полном изнеможении легла на спину, глядя в черное бархатное небо, усыпанное переливающимися капельками бесчисленных звезд. Наконец Каролина услышала шорох, а через минуту возле нее растянулся на земле проводник.

– Сойер? – прошептала она.

– Да?

– Откуда вы знаете, что сегодня нам не нужно бояться команчей?

– Я не знаю. Просто вокруг расставлен караул, лагерь обходят дозорные, к тому же я встану пораньше и сам проверю. Команчи любят нападать при полной луне, а она сейчас в ущербе.

Его негромкий голос прогонял тревогу, убаюкивал, и Каролина не заметила, как заснула.

Сойер разбудил ее на рассвете. Небо уже порозовело, слышались первые утренние звуки, пахло дымом костра, жарящейся ветчиной, звякала сбруя, фыркали лошади… Все тело у Каролины ныло от боли, она с трудом заставила себя подняться. Ее охватила тоска по Атланте, но она решительно отогнала воспоминания.

Днем они снова копали ямы, а идущие следом другие солдаты устанавливали столбы; потом Каролину отправили тянуть провод, однако приступить к делу она не успела.

– Эй, коротышка, – окликнул ее запыленный О’Брайен. – Хватит дурака валять, займись-ка делом.

– Хорошо, сэр.

Он швырнул ей лопату, чуть не попав в лицо, и девушка едва успела подхватить ее обеими руками. Она начала копать, понимая, что сегодня ей удастся сделать еще меньше, чем вчера. Слава Богу, хоть О’Брайена рядом не было – работать с ним бок о бок ей вовсе не хотелось.

Под вечер дали отбой и солдаты вернулись в лагерь, по Каролина тщетно высматривала знакомую плечистую фигуру. Сойер так и не появился.

Мужчины столпились у ручья, а она прошла дальше, чтобы укрыться от неосторожных глаз, вымыла разгоряченное лицо и ноги. Потом, сбросив куртку, со вздохом опустилась на землю, обессилено прислонившись спиной к дереву, закрыла глаза и незаметно для себя уснула.

Глава 4

– Подъем!

Каролина разлепила глаза и увидела рядового О’Брайена, который с похотливой улыбкой разглядывал ее. Она слишком поздно сообразила, что мокрая рубашка облепила небольшие крепкие груди.

– В лагере давно болтают, что младший брат следопыта – на самом-то деле женщина. И гляди-ка, слушок оказался верным. Ты и вправду девушка.

Каролина вспомнила, как ее разглядывал рядовой Келлог, скорее всего это он пустил слух, как она тщетно отбивалась в дилижансе от Барнвида.

– Хочешь, чтобы я не проболтался, а?

– Мне пора возвращаться. Сойер, наверное, уже ищет меня, – сказала Каролина, стараясь не выдавать страха. Она нарушила свое обещание не ходить в одиночку, и теперь ей грозила опасность.

– Следопыт еще не вернулся. Не будь такой капризной. Сердце у нее замирало от ужаса. Она быстро встала, и О’Брайен моментально оказался рядом. Тогда Каролина побежала, но он схватил ее за талию, грубо прижал к себе, и девушка почувствовала у горла острый нож.

– Я могу тебя зарезать, потом скажу, что это сделали индейцы, и мне поверят. Не надо было в одиночку разгуливать вокруг лагеря.

Каролина попыталась хоть немного отодвинуться от смертельного лезвия.

– Раздевайся, дай посмотреть, что я тут имею.

– Пожалуйста…

– Раздевайся, – повторил О’Брайен, кольнув ее острием.

– О! – только и могла выдохнуть Каролина, желая превратиться в дым, исчезнуть, позвать на помощь, сделать что угодно, лишь бы освободиться.

– Ну, пошевеливайся.

Дрожащими пальцами она расстегнула ворот и начала снимать рубашку. Ей хотелось съежиться под горячим взглядом О’Брайена, уставившегося на легкую безрукавку, которую она носила под рубашкой.

– Давай быстрее.

Щелчок взведенного курка был едва слышным, но оба вздрогнули, словно от грохота.

– Отпусти ее – или умрешь, – ледяным тоном приказал Сойер.

Каролина наконец вырвалась и отскочила в сторону, Дэн стоял всего в нескольких шагах от них, голый по пояс, с бронзовой кожей, и мало чем отличался от индейских воинов. Дуло револьвера было направленно прямо в сердце противнику.

– Я только хотел посмотреть.

– Никогда больше не прикасайся и не приставай к ней, – сказал Сойер таким тоном, от которого даже Каролину мороз пробрал по коже.

– А ты лучше приглядывай за ней да спи вполглаза, – с ненавистью ответил О’Брайен. – Не то какой-нибудь индеец ненароком проткнет тебя ночью копьем.

– Убирайся отсюда!

О’Брайен взглянул на девушку, которая торопливо одевалась, ухмыльнулся и не спеша двинулся к лагерю. Потом обернулся к Сойеру.

– Ты за ней все равно не углядишь… Как я понимаю, тебе лучше приглядывать за собой. А коли чего с тобой случится, тут есть пара-тройка парней, которые с удовольствием возьмут на себя заботу о твоей сестре. Уж мы постараемся. – Он снова бросил на Каролину такой похотливый взгляд, что ее пробрал озноб.

Наконец О’Брайен исчез за деревьями, и она решилась поднять глаза на Сойера.

– Спасибо. Я отошла сюда немного передохнуть и случайно заснула. Я…

– Теперь будешь везде ездить со мной. – В его голосе слышался гнев. – Весь чертов лагерь теперь узнает, что ты девушка, поэтому можешь больше не прятаться. Приведи себя в порядок.

Сойер отошел к ручью, ополоснул плечи и грудь, а Каролина трясущимися пальцами наконец заправила рубашку в штаны. Гнев Дэя испугал ее не меньше, чем угрозы О’Брайена. Если бы вернуть время на час назад, тогда бы она не вела себя дурой, не заснула бы, дала бы отпор негодяю, посягнувшему на ее честь.

– Сойер, я готова.

– Мы возвращаемся в лагерь. – Он бросил на нее рассеянный взгляд. – Револьвер того человека из дилижанса еще у тебя?

– Да.

– Всегда носи его, засунь за пояс и берегись, если я увижу тебя без него.

– Да, сэр.

Каролина почти бежала следом, с беспокойством думая о том, как ее встретят солдаты, но еще сильнее тревожил ее гнев Сойера, потому что на этот раз он сердился на нее вполне справедливо. В лагере их уже ждал лейтенант Мичем, который, окинув обоих яростным взглядом, сухо пригласил к себе в палатку.

– Я не в восторге оттого, что ты взял с собой сестру, выдав за мальчишку. Будь до форта меньше двух дней пути, я немедленно отправил бы вас обратно. Разве ты не знал, насколько опасно брать ее с собой? – сердито воскликнул Мичем.

– Сэр, я знал…

– Тогда какого дьявола…

– Простите, сэр, – перебила его Каролина, умоляюще прижав руки к груди. – Брат не хотел вас обманывать, просто он дал обещание нашей умирающей матери, что никогда со мной не расстанется, ведь у меня на всем белом свете никого не осталось. На маму напали команчи, сняли с нее скальп, жестоко пытали… – Девушка закрыла лицо руками и тихонько всхлипнула, исподтишка посмотрев на Сойера, который с открытым ртом ошалело уставился на нее. Она глубоко вздохнула и отняла руки от лица.

– Простите, – сказал лейтенант. – Я не знал, мне очень жаль. Но… черт возьми, мисс Дэй, вы поставили нас всех в трудное положение. Здесь одни мужчины. Дэй, чтоб не отпускал сестру ни на шаг, ясно?

– Да, сэр.

– Оба свободны.

Выйдя из палатки, Сойер направился к лошадям и начал расседлывать своего гнедого, а девушка молча стояла рядом.

– Значит, наша мать умерла? Ее лишили скальпа и жестоко пытали?

– Я не хотела, чтобы вы принимали на себя мою вину, – покраснела Каролина.

Проводник чуть заметно улыбнулся, что вдруг совершенно преобразило его. Вдруг глаз собрались морщинки, лицо смягчилось, и девушка впервые поняла, каким привлекательным Сойер Дэй может быть.

– Ну и ну!

– В чем дело?

– Я думала, если вы улыбнетесь, то, вывихнете себе челюсть. Но ошиблась.

– Последнее время у меня не было повода для улыбок. Поездка с пятнадцатилетней девицей через дикие земли тоже не прибавляет веселья.

– Подумайте о золоте, Сойер.

Тот еще раз криво улыбнулся и сдвинул шляпу на затылок.

– Раз уж мы заговорили о золоте, пора тебе достать из своего тайника мою зарплату.

Каролина отошла к лошади, украдкой огляделась вокруг и торопливо вытащила из седельной сумки несколько золотых монет. Когда она вернулась, Сойер неожиданно взял ее за руку.

– Пошли, сестра.

– Куда?

Он повел ее к ручью.

– Мне жарко, я пропылился как черт, хочу поплавать в заводи.

– Я не умею плавать.

– Ничего особенного в этом нет, научишься, а в Техасе еще надо поискать место, где можно утонуть.

Удивившись его хорошему настроению, она робко улыбнулась, и Сойер весело подмигнул ей в ответ. Значит, он больше на нее не сердится, даже расслабился.

– Как у вас получается бесшумно ходить через кусты?

– Просто гляди, куда ставишь ногу, – пожал плечами Дэй. – Шагай легко и вскоре по-другому ходить уже не сможешь. Обращай внимание на следы, посматривай вокруг, вот и все.

– Я не видела никаких следов.

– Да их тут полно. Смотри…

Он потянул ее в сторону от тропинки, присел на корточки, и Каролина опустилась рядом. С того момента, как она увидела его улыбку, ее отношение к нему переменилось. Временами он казался ей удивительно красивым, порой у нее внутри возникал странный приятный трепет. Она стала замечать вместо колючести его мужественность, будившую дотоле неведомые ей чувства.

– Видишь? – Сойер показал рукой на землю, и Каролина, приглядевшись, заметила след какого-то зверя.

– Вы это увидели сейчас, пока мы шли? – изумилась она.

– Учись обращать внимание на окружающее. – Дэн повернулся, слегка задев коленом ее колено, рука все еще придерживала ее за предплечье, лицо оказалось всего в нескольких дюймах. Сердце у девушки куда-то ухнуло.

– Какой это зверь? – прошептала Каролина, думая, что таких густых ресниц она ни у кого еще не видела.

– Опоссум, Если будешь внимательной, скоро начнешь разбираться в следах. А если это след человека… – Сойер встал, шагнул в сторону, потом снова присел на корточки и прутиком слегка подправил свой след. – Команчи – единственные из индейцев носят мокасины с бахромой по краям. Их след выглядит примерно так. Если заметишь такой свежий след, немедленно уходи.

Каролину больше интересовали движения его загорелых пальцев, чем особенности индейских следов.

– Идем, скоро обед, – подмигнул ей Сойер и поднялся на ноги.

По дороге Каролина посматривала на его широкие плечи.

– Сколько вам было лет, когда убили вашу семью?

– Четырнадцать. Я вернулся из города, куда послал меня отец, и все увидел. – Голос у него стал безжизненным и жестким. Девушка уже насмотрелась достаточно, чтобы живо представить ужасную картину, открывшуюся глазам юного Сойера.

Она схватила его за руку. Дэй остановился и удивленно приподнял брови.

– Простите, – сказала Каролина. – Моя мать умерла вскоре после моего рождения, а отец погиб на дуэли в Новом Орлеане. Мне было тогда семь лет. Перед смертью он попросил своих братьев позаботиться обо мне. Я жила сначала у одного дяди, потом у другого. Дядю Захарию из Атланты убили на войне.

– И ты прости меня.

Девушка кивнула. Столько она еще не рассказывала о себе никому, кроме, пожалуй, тети Летти. Ей так часто приходилось переезжать с места на место, что она просто не успевала ни с кем подружиться.

– Каролина, если к тебе начнет приставать кто-нибудь вроде О’Брайена…

– Почему здесь много подобных мужчин? – перебила она его.

– В Джорджии мужчины ничуть не лучше. Черт возьми, Каролина, порядочная молодая девушка не должна путешествовать в одиночку. Здесь у тебя есть защита, а ведь могло и не быть.

– Так уж получилось, – ответила она, раздосадованная его словами. – О чем вы хотели сказать?

– Если в следующий раз кто-нибудь полезет к тебе с ухаживаниями… а ты умеешь попадать в неприятное положение… не раздумывая, врежь ему коленом в пах. Это быстро приводит в чувство.

– Я запомню.

Некоторое время они шли молча, потом Сойер указал вперед:

– Тут ручей пошире и поглубже. Можно поплавать.

– А змеи?

– Да, здесь их полно, но мне до смерти жарко, я ужасно грязный, поэтому им лучше уступить мне место.

– И вам не страшно плавать вместе с ними?

– Сегодня точно не страшно.

– Сойер Дэй, почему вы такой язвительный и вредный? Тот обернулся, в глазах у него запрыгали веселые чертики, хотя лицо оставалось серьезным и хмурым.

– Команчи, апачи, Техас, мексиканское золото, перестрелки, Нат Сандерсон… да еще пятнадцатилетние девушки, которые задают слишком много вопросов и попадают во всякие истории… Поневоле начнешь язвить.

Каролина залилась краской и тут же услышала его смех.

– Девочка, ты здесь настолько же к месту, как гремучая змея на великосветском приеме в Атланте.

– Я выдержу, Сойер Дэй, – упрямо отрезала Каролина, охваченная странным жизнерадостным возбуждением.

На мгновение ей показалось, что он ждет, когда же она сломается, поскольку считает ее изнеженным, беспомощным ребенком, которому нечего делать на границе, но ради золота он взял ее с собой и терпел. Каролина твердо решила справиться со всеми трудностями, благо пример всегда был у нее перед глазами.

Она спустилась за Сойером к ручью, посмотрела на мутную, лениво бегущую воду и вздрогнула, представив, что скрывается в глубине.

– Каролина, отвернись, дай мне раздеться и залезть в воду, потом ты можешь искупаться.

– Я же не умею плавать, – напомнила девушка, занятая иными мыслями, а не раздумьями, как удержаться на плаву.

– Главное – не паниковать. Под водой задержи дыхание, шевели руками и ногами. Старайся выбраться наверх. Смотри.

Он встал позади нее, взял за локти и несколько раз свел и развел ей руки. Но Каролина запомнила лишь то, как близко он стоял, как держал за руки, почти обнимал. Ей было очень хорошо, начали пробуждаться какие-то томные, неясные мечтания. Большей глупости и придумать невозможно – ведь в глазах Сойера она не женщина, а несмышленыш, интересный ему не больше ягодного куста, но ради золота можно потерпеть такую обузу.

– Теперь отвернись, я все-таки хочу поплавать. Каролина села на землю спиной к ручью. Воображение рисовало его обнаженный торс, однако стыдливость не позволяла ей спуститься ниже талии, хотя, услышав плеск воды, она все же представила голого Сойера и покраснела.

– Малыш…

Она медленно повернулась. Над мутноватой поверхностью виднелась только голова Дэя, облепленная мокрыми волосами.

– Я сейчас тоже отвернусь, скажи, когда будешь готова. – В его голосе Каролина уловила добродушную насмешку и подумала, что, разденься она у него на глазах, это мало его тронет. – Тут неглубоко, залезай смелее.

Девушка растерянно уставилась ему в затылок. Даже если бы пришлось купаться с Сойером Дэем по разные стороны океана, все равно она сгорала бы со стыда. Ручей слишком мал, и они слишком близко друг от друга. Но любопытство и жара конце концов победили. Каролина торопливо разделась догола, подошла к воде и замерла, вспомнив о змеях.

– Ну давай же! – приказал Сойер.

Она поджала губы, бросила на него сердитый взгляд, сделала шаг и угодила в яму.

Каролина с визгом начала барахтаться, молотя руками. Сойер тут же оказался рядом, подхватил ее под мышки и легко приподнял над водой.

– Спокойно, малыш, не давай воде победить тебя. Если оказалась под водой, задержи дыхание, расслабься. Теперь глубоко вдохни, опусти голову в воду, попробуй двигаться, как я тебе показывал. Не бойся, я рядом.

Теперь Каролину охватило смятение не от глубины ручья, а от прикосновения уверенных мужских рук. Она попыталась сделать, как он сказал, через несколько секунд с изумлением обнаружила, что держится на воде, и от неожиданности вдруг начала тонуть.

– Вставай смелее, здесь неглубоко. – Он со смехом подтолкнул ее вверх.

Тем не менее Каролине все же пришлось встать на цыпочки.

– Ты правда ни разу не плавала?

– Ни разу. Тетя Летти упала бы в обморок, если бы знала, чем я сейчас занимаюсь, – ответила девушка, глядя на Сойера. Вода доходила ему до плеч, на загорелой коже блестели прозрачные капли. Он стоял так близко… и вдруг по-доброму улыбнулся, отчего сердце у нее екнуло.

– А когда вы научились плавать? – поторопилась спросить она.

– Отец научил меня в раннем детстве, честно говоря, даже не помню когда.

– Я хочу попробовать еще раз.

Каролина смело оттолкнулась ногами от дна, забарахталась и… поплыла! Сойер в два гребка догнал ее, заплыл вперед и повернулся к ней лицом.

– Пора вылезать. Ты первая.

Она заметила, что он подплыл совсем близко, чтобы успеть ее подхватить в случае чего, затем повернулся к ней спиной. Девушка быстро выбралась на берег, торопливо подхватила одежду и укрылась за кустами.

– Сойер я вылезла! – сообщила Каролина, натягивая на мокрое тело одежду.

Очень скоро она узнала, что имел в виду Сойер, когда приказал ей не отходить от него ни на шаг. Через два дня пришла его очередь заступить в ночной дозор, и ей пришлось отправиться вместе с ним.

Он устроился на здоровенном валуне, откуда мог следить за лагерем и окрестностями. Ночной воздух был свеж, вдалеке заливался визгливым лаем койот, совсем рядом заухала невидимая сова – ее крики показались оглушительно громкими в царившей тишине; из соседних кустов время от времени доносился какой-то шорох. Каролина сидела возле Сойера, любуясь черным ночным сводом, усыпанным яркими звездами. Узкий лунный серп заливал все вокруг бледным серебристым светом. Чужие звуки ночного леса давно бы привели ее в ужас, не будь рядом Сойера Дэя, один вид которого давал удивительное ощущение полной безопасности. Он сидел, небрежно положив руку на колено.

– Сойер, вы женаты?

– Слава Богу, нет.

– Вы против брака? – Каролина с любопытством взглянула на молодого человека.

– Чисто женский вопрос. Нет, я не против, если это касается другого, – недовольно ответил он. – Я еще слишком молод.

– Ничего вы не молоды.

– Я слишком молод, чтобы брать на себя ответственность за детей.

Каролина нервно затеребила нитку на штанине, потом, не вытерпев, первой нарушила затянувшееся молчание:

– Вы когда-нибудь влюблялись?

– Конечно. Запас вопросов иссяк?

– Нет. Это единственный способ хоть что-то узнать. Сойер вздохнул, приподнял шляпу и медленно пропел рукой по темно-каштановым волосам.

– И кто она?

– Она была не единственной, – ответил Дэн, бросая шляпу на траву.

– Значит, все они вам безразличны? – хмуро уточнила Каролина.

Некоторое время Сойер глядел вдаль, словно вспоминая.

– За исключением одной, но я тогда был совсем юнцом, махнул на пару недель в Мексику, а она в мое отсутствие умудрилась выйти замуж. Вот так.

– Вы ее больше не любите?

– Нет. И давно.

– А как вы узнаете, что влюблены?

– Ну, просто знаешь, и все. Кожей чувствуешь. Да ты еще слишком молода, чтобы понять.

Его слова задели Каролину. Этим летом ей исполнится шестнадцать лет, она уже лично застрелила индейца и в одиночку проехала сотни миль.

Ночная тишина давала умиротворение и сближала, от ручья доносилось кваканье лягушек, в траве верещали сверчки, легкий ветерок чуть слышно шелестел листвой.

– Сойер… вам нравится быть влюбленным?

– Нравится? Это очень приятно… – Девушка затрепетала, а он улыбнулся ей кривоватой улыбкой. – Ты еще узнаешь, как это приятно, – спокойно добавил Сойер. Выражение его лица в темноте она разглядеть не могла.

– Я ничего не знаю. Был только Барнвид, из дилижанса, которого зарубил индеец. Так он хуже рядового О’Брайена. Он насильно меня целовал, это было ужасно.

– Черт возьми, девушка! Не надо ездить по диким местам в одиночку. Почему тетя не попросила дядюшку приехать за тобой?

– Мы никогда не получали от дяди Джона никаких писем, – объяснила Каролина, удивленная сердитыми нотками в его голосе. – Я даже не знаю, получил ли он письмо с моем приезде.

– Господи, если твоего дяди не будет на месте, обратно в форт Уорт я тебя не повезу.

– Довезите меня до ранчо, остальное не ваша забота. – Желание Сойера поскорее избавиться от нес обидело девушку. – Мы пожмем друг другу руки и распрощаемся навсегда.

– Смотри, не забудь.

Снова повисло молчание. Каролина вдруг ощутила близость Сойера. В темноте, несмотря на их перепалку, ей казалось, что к нему легче подступиться, чем на людях.

– Сойер, – начала она и, покраснев, отважно продолжила: – Я просто не знаю, с кем еще могу об этом поговорить. С дядей Джоном трудно, мы едва друг друга знаем, к тому же он старший брат моего отца. Тетя Летти никогда не позволяла себе вести разговоры на, как она говорит, “деликатные” темы.

– К чему ты клонишь?

– Ну… тот человек… Барнвид… Когда целовал меня, это было отвратительно. Как вы можете влюбляться, раз поцелуи столь ужасны?

Сойер не удержался от смеха. Если бы не темнота, Каролина ни за что на свете не осмелилась бы спросить такое, но теперь, затаив дыхание, ждала ответа.

– Малыш, это Барнвид отвратительный. А если ты любишь кого-то, его поцелуи будут приятными. Больше того, восхитительными. Слов не подберешь.

Каролина задумалась, потом все же решилась.

– Сойер?

– Да?

– Вскоре мы приедем на ранчо дяди Джона, и одни Бог знает, сколько я там пробуду. Возможно, я очень долго не увижу никого из молодых людей и не узнаю, что такое настоящий поцелуй. А ведь мне очень скоро исполниться шестнадцать.

– Не переживай, всему свое время. Ты станешь взрослой, найдешь своего возлюбленного.

Каролина сделала глубокий вдох, чтобы сказать это сразу, пока не передумала.

– Вы можете поцеловать меня и показать, что такое настоящий поцелуй?

– О Господи, нет!

Девушка опустила голову и отвернулась. Конечно, не стоило его просить, но скоро они расстанутся навсегда, а ей необходимо узнать, что это такое, когда тебя с любовью поцелуют. Сойер наверняка целуется именно так: с нежностью и любовью.

– Только слез и не хватало, – ласково сказал он. – Господи, ты же еще ребенок и сама не понимаешь, о чем просишь.

– Я не плачу. Я почти женщина, и от одного поцелуя вам хуже не станет. Вы не хотите меня поцеловать, потому что мои волосы – растрепанный стог соломы…

– Вовсе нет.

– Да! Вы же никогда не видели меня в красивом платье. Правда, из-за войны у меня очень давно не было новых платьев, все время перешивали старые.

– Черт возьми, дело не в одежде. Просто ты слишком юна.

– Просто я некрасивая.

– Ну ладно! Один поцелуй. Но потом ты целый час не будешь терзать меня своими бесконечными вопросами. Идет?

– Идет!

Сойер повернул девушку к себе лицом.

– Закрой глаза, – приказал он, а потом шепнул – видимо самому себе: – Ты – дитя, я не должен этого делать.

– Вы обещали, – тоже шепотом ответила Каролина и послушно закрыла глаза.

– Это нехорошо.

– Я почти женщина.

– Знаю, ты уже говорила, – буркнул он, нежно касаясь губами ее рта.

Сойеру не хотелось целовать девушку, она была слишком юна и слишком чиста, а он не много знал про девственниц и еще меньше про детей. Пятнадцать лет, через три месяца будет шестнадцать. Слишком молода для взрослого поцелуя. Но когда он почувствовал ее губы, тело начало посылать совсем другие сигналы. Ему ужасно не хватало женской ласки, последний раз он был… ах да, с Кейт. С тех пор минуло уже несколько месяцев. Губы Каролины были теплыми, бархатистыми, нежными, она еще невольно раскрыла их, и нежное дыхание буквально ударило ему в голову. Желание начало стремительно набирать силу. Нужно уйти, немедленно прекратить эту глупость, но тело предало Сойера.

– Это очень сладкий поцелуй, – с трудом выговорил он.

Душу внезапно затопила острая боль от непомерного одиночества и тоски не по девочке рядом с ним, а по женщине, которую хотелось сжимать в объятиях. Каролина продолжала сидеть: лицо чуть приподнято, губы по-прежнему слегка приоткрыты, глада словно два бездонных озера. Как оставить ее одну? Сойер осторожно убрал локон у нее со лба. Она сама попросила ее поцеловать, и устоять перед еще одним поцелуем он не мог.

– Послушай, это и правда был сладкий поцелуй, но однажды ты встретишь того, кто станет для тебя всем. Тогда поцелуй будет не просто сладким.

– А каким? – прошептала она.

Сойер, не зная, что ответить, изучающе посмотрел на Каролину и вдруг увидел, что когда-нибудь она станет настоящей красавицей и ее зеленые глазищи притянут не одного воздыхателя.

– Будет он примерно таким. – Их губы соединились, он невольно обнял Каролину за талию, а та обвила его шею, слегка упершись локтями ему в плечи. Когда Сойер крепче приник к ее рту и провел языком по приопкрьггым губам, она испытала неведомое до того момента удовольствие. Так вот что такое поцелуй!

Щеки у нее горели, хотелось прижаться всем телом к Сойеру и чтобы поцелуй никогда не кончался. Она изо всех сил зажмурилась, почти ничего не слыша, поскольку в ушах гулко стучала кровь. И хотя ее жег стыд за происходящее, Каролина отдавалась чувству, о котором не помышляла даже в самых смелых мечтах.

Внезапно Сойер отпустил ее и шагнул в сторону.

– Теперь твоя очередь выполнить договор, – хитро сказал он, потянувшись всем телом, и шпоры негромко звякнули о камень.

“Он рассердился: наверное, целоваться со мной ему было противно”, – огорченно подумала Каролина. Нет, ей никогда не понять Сойера Дэя. Никогда. Чем больше она размышляла о случившемся, тем жарче горели у нее щеки.

Один быстрый взгляд на резкий профиль Сойера – и желание еще раз испытать пережитый восторг мгновенно заполнило душу.

– Не двигайся, – шепнул он, всматриваясь в темноту. Но девушка, как ни старалась, ничего особенного не увидела и не услышала.

– Команчи, – сказал ей на ухо Сойер, и от его теплого дыхания нахлынувший страх отступил.

– Где?

– Ты когда-нибудь держишь слово? Никаких вопросов в течение часа.

Глава 5

– Слезай с валуна, но тихо. Я их носом чую.

Каролина принюхалась, необычных запахов не обнаружила и снова потянула носом. Сердце колотилось в груди то ли от страха, то ли от поцелуя Сойера.

– Держись за мной, и чтобы ни звука.

– Да, сэр.

Он бесшумно начал пробираться сквозь кусты, потом вдруг замер на месте, схватил ее за руку и удержал на месте. Девушка испуганно уставилась на Сойера, который глядел в сторону лагеря. Господи, если впереди команчи, то в лагерь им с Сойером никогда не попасть!

Внезапно перед ними шевельнулись какие-то тени, и Каролина разглядела цепочку из пяти неторопливо двигавшихся всадников, а когда на их лица упали лунные блики, она увидела боевую раскраску. Индейцы. Команчи проехали, и в лесу опять повисла звенящая тишина.

Индейцы давно растворились в ночи, а Сойер все стоял, прислушиваясь, вглядываясь в темень. У Каролины заломило спину, ей до смерти хотелось сесть на лошадь и поскакать отсюда, но она знала, что спешить не стоит. Наконец Сойер двинулся вперед, решительно потянув ее за собой, потом вдруг он стремительно шагнул за дерево и махнул ей рукой, приказывая идти дальше.

У нее застучали от страха зубы. Он ее бросил, но почему? Даже мирное кваканье лягушек и треск цикад теперь казались угрожающими. Каролину охватил животный страх. Неожиданно она услышала вскрик, как ужаленная обернулась и увидела Сойера, который мертвой хваткой стискивал шею индейца. Краснокожий молча бился в конвульсиях, затем обмяк, и Дэй осторожно положил тело на землю.

– Пошли отсюда.

Наконец они выбрались на поляну, где оставили своих лошадей. Оказавшись в седле, Сойер перестал осторожничать, пустил коня вскачь, и Каролине пришлось стегнуть мула, чтобы не отстать. Добравшись до Лагеря, Сойер немедленно отправился к лейтенанту Мичему и рассказал про команчей.

– Я прикончил одного. Перед рассветом они могут напасть, поэтому всех лучше поднять по тревоге, а я съезжу на разведку.

– Сержант Уокер проедется на восток, он неплохо разбирается в следах, – добавил лейтенант и распорядился пробить тревогу.

– Каролина, ты едешь со мной, – бросил Сойер, выходя из палатки.

Пока лагерь готовился сняться с места, он помог ей стреножить лошадь, после чего девушка взобралась на его гнедого и крепко ухватилась руками за широкий кожаный пояс Дэя. Они неторопливо объехали вокруг лагеря, Сойер то и дело останавливался, прислушиваясь, и только на рассвете вернулись в лагерь.

– Похоже, индейцы ушли, но чем быстрее мы отсюда уберемся, тем лучше.

– Я сейчас же отдам приказ, – сказал лейтенант Мичем.

– Наш дозор закончился. – Сойер наконец обернулся к Каролине. – Давай-ка сходим к ручью, умоемся.

Она послушно двинулась за ним, зная, что с этой ночи ее отношения с Сойером Дэем изменились окончательно и бесповоротно.

Индейцы так и не напали, поэтому кавалеристы опять занялись столбами и проволокой, а поскольку жара не спадала, то чем дальше они уходили от ручья, тем тяжелее казался им путь. Сойер не отпускал Каролину от себя, и она даже научилась узнавать по крику птицу или зверя. Порой девушка замечала, что О’Брайен следит за ней, если проводник не видел, он бросал на нее похотливые взгляды. Когда Сойер на несколько минут отлучался, О’Брайен тут же оказывался рядом, будто ненароком толкал ее, не забыв нагло погладить по груди или по ягодицам.

В форте Ричардсон, куда наконец добрался отряд, Сойер снял для них комнату. Захлопнув дверь и бросив пожитки на скрипучую кровать, он решительно повернулся к Каролине.

– Ты, маленькая, будешь спать на полу на соломенном тюфяке. От меня ни на шаг: тут полно солдат, картежников, пьянчуг и других молодчиков, а женщин почти нет. Сейчас мы немного отдохнем, потом я хочу зайти в салун поиграть в карты. Сиди рядом и помалкивай. Ясно?

То, что он предложил ей место на тюфяке, уязвило ее гордость, а дальнейшие распоряжения привели в ярость. Каролина метнула на Сойера гневный взгляд.

– Мистер Дэй, вы не забыли, что получаете деньги от меня?

Тот сердито прищурился, при этом сморщив нос, и девушка подумала, не смеется ли он над ней, однако решительно продолжила:

– Я плачу вам за то, чтобы вы меня защищали, поэтому тоже имею право высказаться по поводу того, чем нам заниматься сегодня вечером.

– Часа четыре в день – твои, высказывайся на здоровье. Остальное время я буду говорить, что нам делать и когда делать, а если тебе это не по душе, найми себе кого-нибудь еще.

Каролина яростно замахнулась на него кулаком.

– Вы, испорченный негодяй, прекрасно знаете, что мне больше некого нанять! Чтобы справиться со всеми этими команчами, солдатами, змеями, мне нужен человек опытный, знающий их повадки.

– Ну, теперь высказалась? – ухмыльнулся Сойер. Она готова была заплакать, но каким-то образом сумела удержаться.

– Я не желаю целый день торчать в салуне рядом с вами, глядя, как вы играете в карты!

– А что плохого? Тоже научишься играть.

– И я буду спать не на полу, а в постели.

– Ладно, кровать с сегодняшнего вечера в твоем распоряжении. – Сойер наклонился к ней и доверительно шепнул: – Конечно, можно лечь вдвоем и продолжить уроки поцелуев.

– Нет! Вы просто…

– Знаю, ты уже говорила. Похоже, Техас на тебя подействовал, ты быстро забываешь, какой должна быть настоящая леди.

– Вы сами вынудили меня. Сойер заглянул ей в глаза.

– Каролина, ты не можешь долго сердиться, если от этого зависит твоя жизнь. Спорим еще на два часа моего командирства, что не успею я досчитать до восьми, как ты улыбнешься.

– Оставьте меня в покое.

– Боишься проспорить? У тебя есть шанс сказать, что нам делать. Раз, два… – медленно начал Сойер. В его глазах плясали насмешливые огоньки.

Каролина демонстративно отвернулась, но Дэн тут же оказался перед ней:

– Три, четыре…

– Вы, кажется, собирались играть в карты? Вот и отправляйтесь.

– Пять, шесть…

– Я могу улыбнуться, но радости мне это не даст.

– Значит, ты в проигрыше и я покомандую еще два часа.

Каролина пошла с ним в салун, который находился на противоположной стороне городской площади. Она тихо сидела за карточным столом, и вскоре до нее начал доходить смысл игры. Сойер предпочитал не рисковать, выигрывать понемногу, но регулярно, чтобы всегда оставаться при своих. Когда у нее в очередной раз зажурчало в животе, Каролина шепнула:

– Я хочу есть.

– Уже скоро, потерпи.

“Скоро” обернулось неимоверно долгим ожиданием. Девушка устала от бесконечного сидения, бесконечного шлепанья карт, и тут ее внимание привлекло нечто такое, от чего она сразу забыла про голод.

В зале появились танцовщицы, которые разносили выпивку, перебрасываясь шутками с игроками. Одна из них явно остановила выбор на Сойере, вилась около него, словно пчела вокруг цветка, сообщила, что зовут ее Панси. Запах духов танцовщицы, резкий и приторный, напомнил Каролине о лилиях на похоронах. Платье с глубоким вырезом туго обтягивало пышные бедра девицы, и она выглядела скорее голой, чем одетой.

Каролина внимательно пригляделась к женщине, с особой ясностью ощущая свою молодость и худобу. Конечно, ее весьма скромные формы не позволят ей надеть такое платье.

Наконец игра закончилась, Сойер сгреб выигрыш, и девушка поднялась из-за стола в предвкушении ужина. – Я принесла вам еще стаканчик, от заведения. Поздравление с победой, – раздался женский голос.

Каролина застыла с открытым ртом, когда Сойер прямо рассыпался перед Панси в благодарностях.

– Не присядете ли на минутку? – предложил он.

– С большим удовольствием. – Панси бросила отсутствующей взгляд на Каролину, а та, потрясенная невероятной переменой в Сойере, в упор смотрела на проводника.

– Слушай, может, ты… э-э… посидишь здесь, чтобы с тобой ничего не случилось? Видишь, тут спокойно. Хочешь чего-нибудь? Что пьют дети?

– Уэс об этом позаботиться, – улыбкой промурлыкала Панси, направляясь к стойке бара и подчеркнуто виляя бедрами.

– Я проголодалась.

– Мы поедим, но сейчас потуже затяни пояс, я хочу поболтать с хорошенькой женщиной. Посиди вой там, дай мне пару минут порадоваться жизни.

– Кажется, вы радуетесь жизни с того самого момента, как мы добрались до этого городка. Я…

– Держи. – Улыбающаяся Панси протянула Каролине высокий стакан с желтоватой жидкостью.

Сойер кивнул на столик в углу салуна, и девушка обиженно уселась так, чтобы видеть парочку. К собственному изумлению, она чувствовала смущение, будто подсматривала за ними. От широкой улыбки его лицо совершенно преобразилось, и теперь она понять не могла, почему решила, что у него угрожающий вид. Сойер разговаривал с Панси так, словно это была единственная женщина в мире, а когда та засмеялась и легонько похлопала его по руке, Каролина чуть не скрипнула зубами. В салун вошли трое мужчин довольно гнусного вида: заляпанные грязью сапоги, косматые бороды, какие-то лохмотья вместо рубашек, казалось, они прошли всю Мексику и Техас, ни разу даже не присев. Каролина не обращала на них внимания до тех пор, пока один не упомянул в разговоре имя О’Брайена.

Не отрывая взгляда от Сойера, девушка обратилась в слух.

– Вы двое, глаз не спускайте с парня, – донеслось до нее. Тогда Каролина посмотрела в сторону бара и увидела, что бродяги с ухмылкой разглядывают ее. Похолодев, она стала из-за стола, чтобы позвать Сойера, увлеченного беседой, но один из типов отделился от стойки и решительно преградил ей путь.

– Куда собралась, пташка?

Так ее называл О’Брайен. Вспомнив, что оставила револьвер в комнате, девушка невольно отпрянула. У дальнего столика Сойер весело смеялся с Панси, словно вокруг ничего не происходило.

– Я тебя спросил, пташка. Куда ты собралась?

– Никуда. – Каролина умирала от желания позвать на помощь, а Сойер, такой сообразительный и зоркий в походе, в городе превратился в слепого идиота, жмурящегося в лучах призывной улыбки Панси.

– У меня на улице лошадь, – ие отступал бродяга. – Пташке вроде тебя наверняка понравится моя Чернушка.

– Я не могу отсюда уйти, – возразила Каролина, бросив отчаянный взгляд на Сойера.

– Это невежливо. Я же говорю, что моя лошадка придется тебе по душе.

Он попытался схватить ее за руку, но девушка успела отпрянуть и мгновенно оказалась по другую сторону стола.

– Оставь ребенка в покое, раздался голос Сойера, который уже стоял во весь рост, широко расставив ноги, и хладнокровно целился.

В салуне воцарилась гробовая тишина. Бродяга у стойки тоже выхватил револьвер, однако уже грохнули два выстрела и его шестизарядник полетел на пол. Каролина наконец пришла в себя и бросилась за спину Сойера. Тот продолжал держать на мушке всю троицу.

– Вон отсюда!

Бандиты мрачно заторопились к дверям, не забыв подобрать с пола револьвер.

В баре никто не шевельнулся, пока Сойер не выглянул в окна и не убедился, что головорезы садятся на лошадей. Наконец он опустил “кольт” и грозно взглянул на Каролину.

– С тобой одни неприятности.

– Co мной? – переспросила девушка, изумленная его обвинением.

Сойер, игнорируя косые взгляды бармена и посетителей, с улыбкой чмокнул Панси в щеку.

– Увидимся позже, – подмигнул он.

На улице Каролине пришлось бежать, чтобы не отстать от него.

– Я слышала их разговор. Один упомянул О’Брайена.

Сойер выругался сквозь зубы.

– При первой же встрече я скажу О’Брайену пару теплых слов. Надо с этим наконец разобраться, А ты больше не лезь не в свое дело!

– Я? – возмутилась Каролина. – Я вообще ничего не делала, только молча сидела в углу. А вот когда мне потребовалась помощь, вы, как баран, пялились на эту… Панси!

– Ты права, малыш, – усмехнулся Сойер. – Хотя из неприятностей я тебя вытащил и в обмен хочу попросить об одной услуге.

Девушка подозрительно взглянула на него. Слишком быстрая перемена настроения ей не понравилась.

– О какой услуге?

– Сначала поедим. За обедом расскажу.

Это был лучший обед с того дня, как они покинули Атланту. Оленина, бобы, маисовые лепешки, кукуруза. Обходительность Сойера потрясла Каролину, но, только когда они вернулись в комнату, она узнала причину.

Малыш, я хочу на время уйти… один. А ты посидишь взаперти, иначе стоит тебе выйти, как неприятности просто кидаются на тебя, будто рой пчел. Я слишком многого прошу? – умоляюще спросил он, и Каролина не устояла.

– Я так не считаю.

– Спасибо, малыш. Но сначала я должен привести себя в порядок.

Каролине вовсе не улыбалось коротать вечер в одиночку, да еще под замком. Но осуждать Сойера у нее язык не поворачивался. Она достала из саквояжа потрепанный томик “Больших надежд”, который путешествовал вместе с ней от самой Атланты. Книжка, уже перечитанная многократно, до сих пор ей не наскучила. Девушка отвернулась лицом к стене и попыталась не обращать внимания на Сойера, который мылся, напевая какую-то песенку.

– Сойер, – позвала она, не поворачиваясь, – ты влюбился в Панси?

– Черт возьми, нет.

– Тогда почему вы такой… счастливый?

– Женщины вообще приятные создания, малыш. А женщина вроде Панси доставляет мужчине радость. От нее петь хочется. Ты это поймешь, когда…

– Только не говорите, что когда я повзрослею, – рассердилась Каролина.

– Эй! – окликнул ее Сойер.

Забывшись, девушка обернулась и увидела, как он, голый по пояс, с удовольствием растирает полотенцем волосатую грудь. Кровь прилила к ее щекам, но Сойер, казалось, ничего не заметил.

Она зачарованно следила, как он вытирает лицо и руки.

– Можешь не дожидаться меня. Здесь тебе нечего бояться, дверь я запру, оружие у тебя есть. Если потребуется – стреляй.

Он присел возле своей кожаной сумки и вытащил оттуда белую рубашку.

Господи, до чего красив! Сев на кровати и опершись на металлическую спинку, Каролина сделала вид, что углубилась в книгу, хотя исподтишка бросала на него мимолетные взгляды.

Сойер начал причесываться перед зеркалом, стараясь уложить упрямые вихри, а потом туго перехватил волосы тонким кожаным ремешком, пристегнул револьвер и нож, взял шляпу и с улыбкой повернулся к ней.

– Развлекайся, – подмигнул он.

– Конечно, Сойер. И вы тоже.

Когда в замке повернулся ключ, ее охватило пронзительное одиночество. В комнате еще чувствовался запах Сойера. Она подумала, что сейчас он будет целоваться с Панси, как целовался с нею. Каролине отчаянно захотелось, чтобы он вернулся. Она встала с кровати, подошла к маленькому круглому зеркалу, висевшему под умывальником. Волосы, подрезанные вкривь и вкось, дерзко торчали во все стороны. Не девушка, а всклокоченный мальчишка. Каролина зажгла керосиновую лампу, с тяжелым вздохом упала на кровать и читала до тех пор, пока глаза сами собой не закрылись.

Ее разбудил стук захлопнувшейся двери. Потом она услышала глухой удар о ножку стола и тихое проклятие.

– Сойер?

– Да, малыш, спи. Я лягу на полу, – заплетающимся языком произнес он и завозился в темноте.

Каролина немного подождала, затем, поднявшись, взглянула на проводника, который лежал на расстеленном одеяле в квадрате лунного света. Она долго смотрела на Сойера, борясь с желанием прикоснуться к нему, наконец вздохнула и снова легла, довольствуясь тем, что он хотя бы рядом.

В последний вечер перед отъездом из города Сойер опять запер ее на ночь, а рано утром Каролина увидела его и просто ахнула: губы разбиты, на щеке порез, под глазом здоровенный синяк. Хотя ей не терпелось узнать, что произошло, она благоразумно удержалась от расспросов, но когда они присоединились к уже выехавшему из форта Ричардсон отряду, девушка обнаружила, что у рядового О’Брайена подбиты оба глаза, рука перевязана и все лицо в ссадинах. Каролину охватила неистовая радость оттого, что Сойер проучил мерзавца – ведь подрались они явно из-за нее, и в то же время она испытывала жуткий страх, потому что О’Брайен кидал на Сойера полные жгучей ненависти взгляды.

Спустя три дня на отряд напали команчи. Индейцы окружили повозки, и в уши ударил воинский клич дикарей, вышедших на тропу войны. У Каролины от ужаса зуб на зуб не попадал, но она довольно споро зарядила ружье, которое ей протянул Сойер, и метнулась к нему под фургон. Когда он пополз на другую сторону, девушка увидела, как из хоровода смерти вырвался краснокожий воин, устремившийся прямо к ней. Пот заливал глаза, она лихорадочно сжимала в трясущихся руках оружие, никак не попадая на курок. Наконец грохнул выстрел. Индеец свалился с лошади, однако брошенный им в Сойера томагавк, крутясь, пролетел по воздуху. Каролина обернулась, чтобы взглянуть, куда он упадет, и застыла, увидев в нескольких шагах от повозки О’Брайена, который хладнокровно направил винчестер в грудь Сойеру.

Глава 6

Она закричала.

Сойер мгновенно развернулся и выстрелил, но было уже поздно. Каролина бросилась к нему, краем глаза заметив лежащего в пыли О’Брайен, и с рыданием обхватила руками уже осевшего на землю Сойера.

– Стреляй, черт тебя побери! – рявкнул тот.

К ним ехал еще один краснокожий, а она все возилась с оружием, не замечая, что Сойер, пошатываясь, уже стоит на ногах и почти в упор стреляет в индейца. Следующие несколько минут они были заняты лишь тем, чтобы спасти свою жизнь.

– Отойди за фургон, перевяжи рану! – крикнула она.

– Потом! Стреляй!

Каролина посмотрела не него. Из раны на виске текла кровь – его кровь!

– Стреляй же, разрази тебя гром!

Девушка, глотая слезы, прижала ружье к разламывающемуся от боли плечу.

Когда индейцы наконец забрали своих убитых и исчезли в клубах пыли, Каролина выронила оружие из ослабевших рук.

– Я схожу за помощью, – сказала она, поворачиваясь, чтобы уйти.

– Погоди, – Сойер удержал ее на месте, затем похлопал ладонью по ране. – На вид гораздо страшнее, чем на самом деле – пуля только царапнула меня. Я сейчас смою кровь, и ты сама увидишь. – У Каролины отлегло от сердца: может, и правда это всего лишь царапина? Она тоже подошла к бадье с водой, глядя, как он умывается. Висок пересекала кровоточащая царапина, но, к счастью, неглубокая. – Видишь? Сейчас перевяжу ее, надену шляпу, и все будет в порядке.

– Если они спросят про О’Брайена, я скажу им, что он хотел тебя убить.

Сойер шутливо ударил ее пальцем по носу и покачал головой.

– Не стоит. После такой заварухи вопросов, как правило, не задают. Спасибо, что крикнула. Давай посмотрим, может, требуется наша помощь.

Каролина была наверху блаженства от его похвалы. Они присоединились к остальным и начали помогать раненым. Солдаты похоронили убитых, загрузили повозки, и обоз тронулся в путь.

Все последующие дни Каролина ехала рядом с Сойером, который иногда тянул с солдатами проволоку, ибо после стычки с индейцами не хватало рабочих рук. Она любила смотреть на него, загорелого, голого по пояс, с блестящими от пота широкими плечами.

Однажды, притащив для питья ведро мутной воды с лежбища бизонов, девушка стояла рядом с Келлогом и молча наблюдала за Сойером.

– А ты ведь даже не его сестра, – улыбнулся солдат.

– Конечно, сестра, – ответила Каролина, забирая у него черпак и протягивая руку за ведром, чтобы идти дальше.

– Нет, вы совсем не похожи. И клянусь чем хочешь, ты в него влюблена.

– Ничего подобного! – отпарировала она с пылающим лицом.

– От меня ты получишь не меньше внимания и защиты, чем от следопыта, – ухмыльнулся Келлог. – Давайте, мисс Каролина, встретимся сегодня вечером за палаткой.

– Нет! И если желаете себе добра, оставьте меня в покое. Кавалерист пожал плечами и взглянул на Сойера.

– Трудно представить, что он интересуется девочками вроде тебя. Он закоренелый холостяк. Такие всегда сами по себе, а то, что ты влюблена в него, видно по твоему лицу.

Подхватив ведро, Каролина заторопилась прочь. Рядовой Келлог – просто болтун, мелет всякую чушь. Она не любит Сойера. Нет!


Ранчо Брендон, графство Мирз, штат Техас

Максимо Торрес развернул лошадь и продрался сквозь кустарник. Лоснящийся гнедой жеребец Дьябло хорошо знал дорогу, поэтому всадник спокойно продолжал выглядывать отбившихся от стада бычков, затем перевел взгляд на завидневшийся вдалеке кораль, амбар и дом, откуда вышла стройная женщина.

Максимо облизал пересохшие губы, наблюдая, как ветер, летящий по склону, треплет длинную черную юбку Фабианы, и чувствуя разгорающееся желание.

– Не женщина, а дьявол, – буркнул он, вспоминая поцелуи, которые она позволила ему на прошлой неделе. Отчего в его жизни все так перепуталось? Он любил жену сеньора Брендона, своего хозяина.

Услышав стук копыт, Максимо обернулся и увидел старшего брата. “Как мы похожи, и какие мы разные”, – подумал он. Длинноногий Рамон был на две головы выше его, зато он шире брата в плечах и сильнее. Глаза у Рамона тоже угольно-черные, правда, черты лица у него тоньше, но выступающие скулы выдавали в нем одного из Торресов.

– Вот дьявол! – выругался Рамон, подъезжая к брату. – Оставил меня одного возиться с этим быком.

– Я же знал, что ты сам управишься со стариной Белобоким, – добродушно засмеялся Макснмо.

Они молча поехали бок о бок. Младший снова взглянул на женщину, которая теперь срезала цветы на клумбе, и покосился на брата, который тоже не сводил с нее глаз.

– И ты заболел? – тихо спросил Максимо.

– Она у нас в крови, поэтому мы и здесь. Мне тридцать два, тебе тридцать один. Пора бы обзавестись семьей и землей, а мы все работаем на Джона Брендона и не можем ее покинуть.

– Она его не любит.

Оба снова замолчали. Братья никогда так не откровенничали друг с другом, никогда на обсуждали жизнь на ранчо, только в минуты ярости или горя. Максимо знал, что Рамон прав.

– До войны здесь было много фортов, все наши семьи работали на Хансона Грея. Мне тогда было пятнадцать лет, помнишь? Мать прислуживала в усадьбе, а отец гнул спину в поле. На следующий год приехала семья Фабианы.

– Позже дом разрушили, Хансон Грей вернулся на восточное побережье, а земли купил сеньор Брендон, – сказал Максимо и горько добавил: – Фабиане было всего пятнадцать, когда она вышла за него замуж.

– Порой мне кажется, что она сделала это, чтобы досадить нам обоим. Посмеяться над нами.

– Она это сделала, потому что Джон Брендон владел землей и у него много золота. Другой причины не было и нет, – уныло возразил Максимо.

С тех пор минули годы, но он еще помнил, как сходил с ума от желания убить Джона Брендона, хотя тот понятия не имел о взаимоотношениях Фабианы с братьями Торрес.

– До того как родился Джастин. – сказал Рамон, и оба снова погрузилась в молчание.

Максимо почувствовал закипающую ярость. Джастин – его сын. Его, а не Джона Брендона. В марте ему исполнилось пятнадцать, и с каждым годом он все больше становился похожим на младшего Торреса. Такая же шапка густых черных вьющихся волос, такое же скуластое лицо с угольно-черными глазами.

– Да черт с ней. – Рамон чуть придержал коня, чтобы взглянуть в лицо Максимо. – Надеюсь, она не станет между нами, брат.

– Со своими надеждами ты опоздал. Фабиана уже стоит между нами, там и останется. Но в один прекрасный день она все равно будет моей. – Посмотрев на брата, Максимо с грустью увидел в его глазах ту же решимость и тряхнул головой. – Она погубит нас обоих, слышишь? И прикончит Джона Брендона, Посмотри, что она с ним творит: он превратился в старика, злобного и жадного. Он знает, что она его не любит, что Джастин – один из Торресов.

– Она не любит ни тебя, ни меня. Мы оба идиоты. Фабиана любит по-настоящему только золото.

– Слушай, Рамон, я купил участок к северу от ранчо и сейчас ездил туда. Это моя земля, – сказал Максимо, даже не пытаясь скрыть гордость. Увидев, как у брата гневно дрогнули ноздри при одном упоминании о земле, он испытал просто физическое наслаждение.

– Фабиана знает?

– Пока нет, но я ей скажу, – ответил Максимо, подумав про себя: “А потом, братец, она уйдет со мной, бросит тебя и Джона Брендона к чертям собачьим. Джастииа, моего сына, она заберет с собой”.

Рамон сердито пустил лошадь галопом, и Максимо угрюмо посмотрел ему вслед. Настроение у него окончательно испортилось.

– Она стоит между нами с того самого дня, как мы ее увидели, – бросил он вдогонку, но ветер отнес его слова. Тогда он тронул свою лошадь, забыв о Рамоне и думая лишь о том, как бы подстеречь Фабиану, чтобы рассказать о покупке.

Невозможно поверить, что в феврале ей исполнилось двадцать девять лет. Она всегда останется юной, безумно красивой и очень скоро будет принадлежать ему. Тогда он наконец признает Джастина своим сыном, в котором все от него, за исключением имени. Много лет он тайно копил золото, не гнушаясь ради этого даже игорными притонами, но всегда умел вовремя остановиться. Кроме Джастина, у него еще будут сыновья, уж он постарается.

Теперь он имеет средства, чтобы заставить Фабиану бросить мужа. Он хотел иметь собственный большой дом, вроде того, который в самом начале Мексиканской войны потеряла его семья. Максимо прищурился. О постели он может не беспокоиться – за несколько минут ему удается превратить Фабиану в дрожащую от сладострастия распутницу. Он научился будить в ней самку, и ей это нравилось. Никакой другой мужчина не обращался с ней подобным образом. Только он… Максимо чувствовал себя оскорбленным, видя, как гаснет лампа в комнате хозяина, и зная, что Джон Брендом уложил жену к себе в кровать. Странно, у них так и не появилось наследника, хотя Фабиана могла понести и была достаточно страстной, чтобы разбудить даже холодного Брендона. Максимо застонал и постарался направить мысли в другое русло.

Надо бы разыскать бесследно сгинувших бычков. Он поднял голову и быстро оглядел горизонт. Ветер гнал волнами траву, немилосердно гнул кривые мескитовые деревья. На миг он почувствовал странное беспокойство. Накануне они с братом заметили двух команчей, а возле реки он наткнулся на свежие колеи от повозок. Максимо невольно обернулся, но увидел только мирно пасущихся лошадей, слегка кольнул шпорами Дьябло и направился к коралю.

Фабиана стояла во дворе, и Рамона пронзила сладостная дрожь. Узнав его, она приветливо махнула ему рукой, и он поскакал к ней. Будь у него собственное ранчо, он купил бы в Мексике лошадей и пригнал их сюда на разведение. Собственное ранчо… Рамон выругался и сжал зубы. Он тоже копил деньги, но Максимо не боялся рисковать своим золотом, играя в карты, и купил землю намного раньше. Да, в решимости брату не откажешь.

Когда Рамон подъехал к Фабиане, все тревожные мысли о будущем сразу вылетели у него из головы. Лукаво блеснув глазами, она приветливо улыбнулась и кокетливо склонила голову.

– Ты быстро ехал, обогнал Максимо.

– Собираешь цветы? – Рамон в очередной раз поразился головокружительной красоте этой женщины, а потом ужаснулся тому, что скоро может потерять ее навсегда.

– От нечего делать, – раздраженно ответила она, шагнув к нему, и он почувствовал слабый запах терпких духов.

– Нас могут увидеть. Давай встретимся вечером – мне нужно с тобой поговорить.

– О чем? – лениво осведомилась Фабиана, но в потемневших глазах вспыхнул интерес.

– Ты придешь?

– Сеньор ждет поцелуя. – Женщина засмеялась, тряхнув головой, отчего смоляные волосы рассыпались по плечам.

– Может быть. Но я должен кое о чем с тобой поговорить.

– Секрет?

– Ты придешь?

– Не знаю, смогу ли я уйти вечером.

– Сможешь, это очень важно.

– И даже не намекнешь, – Она шутливо тряхнула юбкой, намеренно задев подолом его ногу.

– Максимо скоро будет здесь, да и твой муж возвращается в это время. – Рамон стиснул кулаки, борясь с искушением наплевать на все и погрузить пальцы в ее пышные длинные полосы. – Жди меня, дорогая. – Он шагнул за лошадь, чтобы их не увидели с дороги, ласково взял Фабиану за подбородок. Какие у нее полные, теплые, зовущие губы!

Как только Рамон прикоснулся к ее рту, темное желание ударило ему в голову и он, тяжело дыша, отступил. – Приходи.

– Приду, – шепнула Фабиана.

От страсти у него мутился рассудок. Чем скорее он уберется отсюда, тем лучше: нельзя, чтобы его глупость подвергла опасности их обоих.

– В полночь около тополя на берегу реки.

Едва Рамон успел вскочить в седло, из-за амбара выехал Максимо. “Есть ли что-нибудь на свете, что поможет удержать Фабиану от бегства с братом?” – мрачно подумал Рамон.

Ей было двенадцать лет, когда она приехала сюда вместе с матерью, отчимом, младшими братьями и сестрами от второго брака матери. Фабиана никогда не рассказывала про семью, а он не хотел ничего выведывать. Как всем известно, ее красавец отчим Донолл Энстон родом из самой Англии; славился он тем, что ловко передергивал в карты, стрелял без промаха, мог перепить любого и не пропускал ни одной юбки. В ночь его смерти в городе произошла драка, он убил человека, хотя сам был ранен в плечо. Все потом клялись, что в него стреляли один раз, а когда в придорожной канаве нашли тело Энстона, оказалось, что прострелено не только плечо, но и сердце.

Видимо, кто-то устроил засаду: разъяренный муж, жертва карточного шулерства или другой обиженный. После случившегося ранчо купил Джон Брендон и через месяц женился на Фабиане, которой к тому времени едва исполнилось четырнадцать, но в ней мало что осталось от ребенка. Она стреляла глазами направо и налево, насмешливо улыбалась, как бы давая понять, что знает некую тайну. Дремавшая красота полностью раскрылась, когда ей стукнуло пятнадцать. Она была первой женщиной, которую Рамон полюбил. Сначала он проявил себя довольно неуклюже, однако Фабиана откликнулась на его попытку со всей страстью. И тогда, и сейчас от нее исходила неодолимая чувственность.

Тем не менее она вышла за Джона Брендона и через семь месяцев родила сына. Рамон снова выругался. Отец Джастика – он, Рамон Торрес, а не Брендон или Максимо. Обернувшись, он увидел, как Фабиана идет к дому, подумал о ее стройных ногах с красивыми икрами, о гладкой бархатистой коже и в тысячный раз пожалел, что рядом нет другой женщины, которая бы отвлекла его мысли от Фабианы, насытила алчущее тело. Он горько засмеялся, ибо знал, что все равно ничего не сумеет изменить.

Рамон приподнялся в стременах, чтобы поудобнее устроиться, и тут заметил под копытами лошади два пера – одно белое, другое голубое. Спрыгнув на землю, он поднял находку, испачканную то ли грязью и кровью, то ли охрой, которой пользуются индейцы, Торрес оглянулся вокруг, потом осторожно двинулся вперед, ведя коня под уздцы, и наконец нашел то, что искал: следы нескольких пар мокасин.

Рамон обвел мрачным взглядом окрестности. Ему и раньше попадались следы команчей, в последний раз совсем близко от ранчо. Немного подумав, он решил предупредить Брендона, но тут вспомнил, что в полночь у него свидание с Фабианой. Впрочем, это совсем рядом, бояться нечего, он не пропустит момент, когда она выйдет. Тем не менее Рамон нахмурился: все-таки граница – не место для женщины.

* * *

Максимо с облегчением увидел, что его брат уехал, а Фабиана вошла в дом. Торопливо соскочив на землю, он расседлал и наспех почистил лошадь, затем, снедаемый нетерпением, постучал в тяжелую дубовую дверь, рассеянно взглянул на переделанное крыльцо и подумал о своем доме, который начал строить. Три комнаты уже готовы, скоро к ним добавятся остальные.

Дверь открылась, прервав ход его мыслей, вышла Фабиана.

– Мне нужно с тобой поговорить, – сказал Максимо.

Один раз она ему уже отказала, испугавшись ярости мужа, но это было давно. Сейчас Фабиана улыбнулась и провела его в комнату, заставленную деревянной мебелью ручной работы, с клетчатыми льняными занавесками на окнах и довольно потертым ковром на полу.

Максимо закрыл дверь, невольно коснувшись руки женщины, потом, не отрывая от нее глаз, решительно задвинул засов.

– Какой ты бесцеремонный, Максимо. – Она вопросительно приподняла брови.

– Не хочу, чтобы нам помешали.

От одного ее вида у него закипела кровь. Фабиана – самая чувственная женщина из всех, кого он знал. Каждый брошенный ею взгляд, каждый шаг или легкое движение головы выражали обещание. Максимо глядел на нее, не решаясь заговорить.

Что молчишь, язык проглотил? – улыбнулась она. – Зачем ты хочешь со мной увидеться?

– Я хочу тебя поцеловать, – тихо сказал Максимо и шагнул вперед.

На миг Фабиана уступила, ответила на поцелуи, обвив рукой его шею. От желания вес поплыло у него перед глазами, но, сжав зубы, он сумел отстраниться.

– Фабиана, я купил землю к северу от ранчо Брендона. – Как долго он ждал этого момента, отказывал себе во всем, и только ради нее. – Я хочу, чтобы ты переехала ко мне вместе с нашим сыном. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

– Я уже замужем! – воскликнула Фабиана. – Я не могу оставить мужа, он все равно заберет меня обратно, а тебя наверняка убьет.

– Ничего такого он не сделает, – возразил Максимо. Отказ не тронул его, поскольку он твердо решил, что его женой будет только она. А он всегда добивался своего. – Брендон смирится: ему известно, что ты его не любишь и Джастин не его сын.

– Он его сын!

– Посмотри на Джастина – сама убедишься, – засмеялся Максимо и снова шагнул к ней. – Выходи за меня, Фабиана.

Та внимательно посмотрела на него.

– Тогда отвези меня в Сан-Антонио. Я не хочу оставаться здесь и дрожать от страха.

– На своем участке земли тебе нечего опасаться.

– Наоборот, – сердито ответила Фабиана. – Индейцы, всякие грабители, постоянная опасность. Не захочешь, да будешь настороже. Максимо, увези меня в Сан-Антонио или и Мехико. Если у тебя хватило золота, чтобы купить здесь участок, тебе хватит его и там, чтобы начать другую жизнь.

– Нет. Там я никто, мне придется до конца своих дней работать еще на какого-нибудь Джона Брендона, – нетерпеливо перебил он. – Здесь у меня собственный участок, надежная земля, на которой мы можем строиться и богатеть. В Техасе скота – что яблок на яблоне.

– Участок! Вы, мужчины, все помешаны на земле. Этого хотел Джон, а посмотри, что он имеет за свои деньги. Работа от зари до зари, сон в седле, езда вооруженным до зубов, жара, змеи, жажда, одиночество…

– Я дам тебе больше, чем он. Гораздо больше.

– Негодяй! – Черные глаза Фабианы яростно блеснули. – Я хочу только уехать в большой город.

– Раз в году мы будем туда ездить.

– И сколько же земли ты купил? – помолчав, спросила она.

– Девяносто участков, и все мои! Пятьдесят семь тысяч акров. На десять участков больше, чем у Джона Брендона. Я начал строить настоящий дом, не сравнить с этой хибарой. Фабиана, я дам тебе что пожелаешь. Я стану таким богатым, каким Брендом не станет даже в мечтах.

Фабиана изучающе посмотрела на него, потом улыбнулась:

– Не преувеличивай, дорогой. Я не хочу неприятностей.

– Да ты сама неприятность, – горько засмеялся Максимо. – Мегера!

– Ты предлагаешь выйти за тебя замуж и тут же обзываешь меня. Так вот мой ответ: нет! – воскликнула Фабиана, не сводя с него глаз.

Он всегда подозревал, что ей нравится видеть страдания мужчин.

– Выходи за меня, – снова сказал Торрес, обнимая ее за талию. – Будешь жить, как тебе и не снилось. Брак ты легко можешь расторгнуть: Брендон не отец твоего ребенка, в церкви вы не венчаны.

– А может, я не хочу, чтобы ты стал моим мужем. Уж больно ты несдержан.

Она глядела на его волевое, с острыми чертами лицо. Крючковатый нос придавал ему властный, угрожающий вид. Управлять Максимо будет труднее, чем Джоном. Если он ее захочет, то не отступится.

– Тебе правда нравятся такие, как Брендон? Что он может в постели? Я же тебя знаю, Фабиана, и что тебе нужно.

– Я тоже знаю.

– Так выйдешь за меня?

– Какой ты серьезный, – засмеялась она.

– Значит, ты за меня выходишь, – потеряв терпение, решительно заявил Максимо.

– Ты слишком много себе позволяешь. – Фабиана сердито вывернулась из его объятий. – Я отказываю тебе, если мы не уедем жить в город.

– Я не могу, ты сама знаешь. Ты же бросишь меня при первой возможности, потому что ты всегда будешь хотеть больше, чем имеешь.

– Тогда Рамон даст мне то, чего я хочу. Для него мои желания важнее.

Максимо зло рванул ее к себе.

– Нечего болтать о Рамоне. Все это я делаю ради тебя. Ради тебя все годы я ждал, копил, вкладывал. У тебя будет гораздо больше того, что есть сейчас. И у тебя будет любящий мужчина.

– Ты животное, признаешь только силу.

– Ах, только силу? – насмешливо переспросил Максимо. – Я тебе покажу, как пользуюсь этой силой.

Он закрыл ей рот страстным поцелуем, сунул руку под платье, нащупал тугую грудь и принялся теребить сосок до тех нор, пока у Фабианы не вырвался приглушенный стон. Задохнувшись, она резко оттолкнула его. – Нет!

– Выходи за меня.

– Не переступай границы, Максимо. Твой хозяин скоро вернется домой.

Торрес едва сдержался, чтобы не дать ей пощечину.

– Я ждал годы – слышишь, Фабиана, годы! Потому что знал: ты никогда не уйдешь, если я не предложу тебе больше, чем Брендон. – Он с трудом перевел дыхание и продолжил: – Ты пойдешь со мной, я это сделал ради тебя.

– Ты это сделал ради себя, – зло рассмеялась она. – Ты сделал бы то же самое, если бы вообще не знал обо мне. Я с тобой не пойду.

– Нет, пойдешь! – рявкнул Максимо, снова рванул ее к себе, хотел поцеловать, но она вырвалась и влепила ему пощечину. В ответ разъяренный Торрес ударил Фабиану по лицу и с мрачным удовольствием услышал ее рыдания. Ну что ж, если она после всех его жертв отказала ему… Остается единственный способ заставить ее согласиться. Он рывком грубо разорвал ей платье и склонился курчавой головой к ее груди.

– Нет!

Он взял в рот тугой сосок, легонько куснул его, не обращая внимания на попытки Фабианы вырваться, на удары ее кулаков. Наконец она утихомирилась, и ее руки легли ему на плечи.

– Ты же не можешь отказать мне, – поддразнил Максимо. – Попробуй ну…

– Нет! Прекрати это безумие!

Максимо снова поцеловал се и начал ласкать. Гнев быстро сменился пламенным желанием; теперь он был уверен, что добьется своего.

– Выходи за меня, Фабиана, – потребовал Максимо, когда она телом прильнула к нему и начала расстегивать его рубашку.

Ее руки скользнули по спине Торреса, опустившись на бедра. Он опять ощутил любовный трепет Фабианы, услышал прерывистый шепот согласия, с заколотившимся сердцем впился ей в губы, но тут она вырвалась из объятий и, воспользовавшись его растерянностью, отскочила на безопасное расстояние.

– Я никогда не выйду за тебя. Я не хочу бросать мужа. Уходи, Максимо.

Он замер, не веря своим ушам. После этих жгучих поцелуев она посмела ему отказать, просто забавлялась с ним, дав понять, что согласна, хотя уже знала свой ответ. Торрес задохнулся от ярости. Он столько лет работал, чтобы ее завоевать, а она швырнула все ему в лицо, – оказывается, лишь дразнила его своими поцелуями и трепещущей грудью. Груди у нее в самом деле красивые, полные, тугие. Она даже не подумала их прикрыть, уставившись на него огромными черными глазами и тяжело дыша. Максимо с каким-то звериным рычанием схватил ее за руку, прежде чем она рванулась прочь.

– Сука!

– Отпусти! Мой муж никогда бы не стал так со мной обращаться.

– А зря. Ты еще пожалеешь об этом, Фабиана, очень пожалеешь. Ты доводишь до бешенства и Джона Брендона, и Рамона, и меня, но, что бы ты там ни говорила, ты хочешь только меня.

– Самонадеянное животное! Да ты всего лишь жалкий служащий моего мужа. Отпусти меня!

Фабиана уперлась руками ему в грудь, и Максимо вдруг подумал, что, возможно, она проверяет, как далеко он позволит ей зайти в издевательствах. Впрочем, сейчас это не имело никакого значения.

Он толкнул ее к тяжелому дубовому столу, потом грубо повалил на спину и принялся задирать юбки.

Фабиана яростно отбивалась, пытаясь исцарапать ему лицо, но Максимо завел ей руки за голову и буквально пригвоздил к месту.

– Ты издевалась надо мной – так получи. Мы оба знаем, что тебе нужно.

– Нет! Ты не посмеешь…

Он прервал крик поцелуем, затем принялся ласкать языком плотный сосок, раздвинул коленом ее ноги и вогнал в нее свою переполненную желанием плоть, снова заглушив вопль поцелуем. Он начал двигаться в медленном ритме и чутко ловил ее тихие стоны, ощущая, как постепенно расслабляется ее тело.

Наконец Максимо отпустил ее руки и отдался действию, сдерживая палящую страсть, которая жгла его изнутри, подобно адскому пламени. Фабиана уже обнимала его и со стоном двигала бедрами в одном с ним ритме.

– Максимо, пожалуйста… – Она крепко зажмурилась, прикусила нижнюю губу и впилась ногтями ему в спину.

– Выходи за меня, – прошептал он. – Дорогая, я хочу тебя.

– Пожалуйста!

– Я буду любить тебя до бесчувствия.

– Сейчас, сейчас… – пролепетала Фабиана, извиваясь под ним и еще больше распаляя его.

– Выходи за меня.

– Да! Да! – крикнула она и обхватила ногами его бедра. Посмотри на меня! – Максиме уже чувствовал приближение конца.

– Да! Сейчас! Люби меня!

Фабиана притянула его к себе, прижалась к его рту и до крови прикусила ему губу, пока он исступленно любил ее.

– Ты моя, Фабиана, – наконец выдохнул Максимо, отвернувшись, чтобы женщина не услышала невольно вырвавшихся слов.

Она вскрикнула и, вцепившись ему в плечи, изо всех сил прижалась к нему жарким телом. Наступила тишина, которую нарушало лишь их тяжелое дыхание. Максимо встал, посмотрел на лежащую перед ним женщину в разорванном платье и с бесстыдно задранными юбками.

– Ты будешь моей женой, – заявил он, потом, не оглядываясь, вышел, громко звеня шпорами.

Фабиана с трудом проковыляла к окну и увидела спину уходившего любовника.

– Клянусь, ты мне за это заплатишь, – прошептала она. Джон Брендон наверняка постарается убить Максимо, но тот удивительно живуч, способен выпутаться из любого положения. Хотя она действительно издевалась над ним, тем не менее давно знала, что выбора нет и в один прекрасный день она будет принадлежать ему. Фабиана усмехнулась. Она отомстит Максимо за надругательство над ней, за его наглые притязания. Отомстит в свое время… в нужный момент.

Очнувшись от раздумий, женщина последовала на кухню, чтобы согреть воды. До прихода мужа нужно успеть вымыться. Она взглянула на скромную обстановку и невольно вздрогнула от вернувшейся мысли сбежать отсюда с Максимо, который обещал раз в год ездить в Сан-Антонио. Он даст ей гораздо больше хотя бы потому, что не связан негласными правилами, как Джон, и возьмет желаемое, даже если ради этого ему придется драться. Сеньора Торрес… Но и требовать он будет гораздо больше, чем Джон, будет ежедневно домогаться ее тела, поскольку видит себя отцом многих сыновей. Фабиана пожала плечами. В свое время она с ним разберется, а пока можно помечтать о Сан-Антонио. Неожиданно ее губы тронула довольная улыбка. Она попросит свадебного путешествия в Сан-Антонио, настоит на этом. Настроение у Фабианы улучшилось, она даже замурлыкала какую-то легкомысленную песенку, потом сняла разорванное платье, взглянула на лохмотья и засмеялась. Нет, что ни говори, а они с Максимо стоят друг друга.

Наслаждаясь горячей ванной, Фабиана вспомнила о Рамоне. Конечно, он узнал, что брат купил землю, потому и хочет встретиться с ней. Теперь с Рамоном придется расстаться. На миг она испытала угрызение совести, но тут же нетерпеливо тряхнула головой. Если только Рамон пообещает уехать в Сан-Антонио, еще лучше в Мехико-Сити, и возьмет ее с собой, тогда Максимо пусть катится ко всем чертям.

* * *

Луна заливала хлопковые поля серебристым призрачным светом. Рамон стоял в темноте, глядя на дом, и наконец заметил Фабиану, которая в черном платье казалась призрачной тенью, бесшумно скользящей в полуночной тьме.

– Дорогая, – прошептал он, прижимая ее, – какая ты красивая.

Он нашел ее нетерпеливые губы; поцелуй вышел сладким и долгим, руки его сами собой легли на ее тугие ягодицы.

– Дорогая… любимая… – шептал он, покрывая поцелуями шею Фабианы, а та ласково перебирала пальцами его волосы.

– Мой нежный Рамон…

– Я хочу, чтобы ты оставила Джона Брендона, забрала Джастина и стала моей женой.

– Ты уезжаешь?

– Скоро, дорогая. Подождешь еще чуть-чуть? – Он затаил дыхание в ожидании ее ответа.

Фабиана ласково погладила его по щеке.

Из всех мужчин, которых я знала, думаю, ты единственный, кого я смогла бы по-настоящему любить.

Ты любишь меня, Джастин – мой ребенок. Я хочу тебя, – Рамон снова приник губами к ее шее.

– Сейчас я отправлю вас обоих в ад.

Торрес отпрянул от Фабианы, повернулся и оказался лицом к лицу с Джоном Брендоном. И его шестизарядником.

У Рамона был револьвер – ведь ни один здравомыслящий мужчина не выйдет из дома безоружным, – но ему не хотелось затевать перестрелку с Брендоном. Интересно, сумеет ли тот хладнокровно его убить? Хозяин ниже ростом, зато вынослив, силен и полон решимости.

Ты никогда не любила меня, Фабиана, ведь так? – бесстрастно спросил Джон.

– Когда ты женился на мне, я была еще ребенком. Я отдала тебе свою юность, а что получила в замен? Дом в глуши и постоянную опасность. У меня нет ни служанки, ни драгоценностей.

– Тебе всегда всего мало! – рявкнул Брендон.

Тут Рамон заметил в темноте какое-то движение, потом человеческие фигуры, и кровь застыла у него в жилах.

– Сеньор! – крикнул он, выхватывая револьвер. Команчи устремились прямо на них.

Джон Брендон сразу же начал стрелять, Рамон тоже едва успевал прокручивать барабан с патронами. Все трое уже отступали к дому, как Брендон вдруг повалился на землю: одна стрела торчала у него в груди, другая вонзилась в бедро. Фабиана пронзительно закричала, и Торрес всадил пулю в подскакавшего индейца, который протянул руку, чтобы схватить ее за волосы.

Выбежавшие из амбара Максимо и Фрэнк открыли пальбу, Фабиана скрылась в доме, а Рамон подхватил Брендона под мышки и поволок к крыльцу. Что-то горячее ударило ему в руку – он понял, что ранен, но все же, задыхаясь, сумел втащить хозяина в дом.

Команчи издали леденящий душу воинственный клич, Фрэнк рухнул, сраженный томагавком, однако Максимо прыжком достиг порога. Братья вдвоем захлопнули дверь, заложили тяжелым засовом и устремились к окнам, чтобы продолжить бой.

Фабиана с карабином в руках бросила на Рамона торжествующий взгляд, возбужденно проведя языком по губам, и Торрес подавил внезапный гнев. Надо же, бойня доставляет ей удовольствие!

Он сердито отбросил эту мысль и выглянул в окно. Луна стояла высоко, поэтому ему было видно, как индейцы крадутся к амбару.


Сколько они еще смогут продержаться? Уцелеет ли кто-нибудь? Только бы увести отсюда Фабиану с Джастином! Если представится возможность, он непременно заберет ее из этой глуши, ведь жить в большом городе, где кругом воспитанные люди, женщине несравненно легче. Он никогда не чурался работы, сумел накопить золота, Фабиана и Джастин ни в чем не будут нуждаться. Правда, ему придется очень постараться, а то Фабиана предпочтет более зажиточного. Рамон с гордостью подумал о Джастине. Это его сын, плод его семени.

Дикое гиканье вернуло Торреса к действительности и, увидев приближающегося краснокожего, он взвел курок.

Глава 7

В Атланте никогда не бывает такой жары, да еще в мае. Солнце иссушало землю, ручьи обмелели, но ее путешествие с Сойером подходит к концу, скоро они расстанутся навсегда. Жизнь без него представлялась Каролине невыносимой. Поскольку форт Гриффин был конечным пунктом кавалеристов, ей пришлось оставить свои вещи у начальника гарнизона, взяв с собой только золото, два платья, роман Диккенса и кое-какие мелочи.

Теперь они ехали на юго-запад; местность становилась все более пустынной, никаких следов человеческого присутствия – ни могил вдоль дороги, ни брошенных фургонов. Дороги тоже не было, просто Сойер по одному ему ведомым приметам выбирал направление. Им попалось большое стадо бизонов, которые до смерти перепугали Каролину, хотя проводник едва обратил на них внимание. Когда он подстрелил одного мохнатого быка, чтобы пополнить запас еды, девушка обнаружила, что жареный бизоний язык совершенно восхитителен.

После еды оба сели у костра, и Сойер, привалившись спиной к дереву, небрежно вытянул ноги. Он задумчиво глядел на пляшущие языки пламени и время от времени посматривал в сторону Каролины.

– В чем дело, малыш? За целый час ты не задала ни единого вопроса.

– Просто нет настроения разговаривать.

– Ты должна сиять от радости, – ведь завтра или послезавтра вечером ты встретишься с дядей Джоном.

– Не терпится получить свое золото? – огрызнулась Каролина, тут же пожалев о вырвавшихся словах.

– Кто-то наступил тебе сегодня на ногу?

– Извини, Сойер.

– Извиняю. – Он с любопытством посмотрел на нее, потом сдвинул шляпу на лоб и сполз пониже, явно устраиваясь на ночлег.

Значит, его совершенно не волновало скорое расставание, ему хочется только растянуться на земле да проспать до утра.

– Сойер, ты холоден, как змея, У тебя не больше сердечного тепла, чем у проклятого старого крокодила!

Он сдвинул шляпу со лба и искоса посмотрел на нее.

– Что ты болтаешь? Я только пытаюсь немного соснуть.

Каролина ощутила подступающие слезы и быстро отвернулась. Она умрет на месте, если Сойер увидит, как она плачет из-за скорого расставания. Девушка лежала молча, робко надеясь, что он продолжит свои расспросы или хотя бы поговорит с ней, но время шло, и ей становилось все неудобнее лежать не двигаясь. Наконец она чуть повернулась и посмотрела через плечо.

Сойер даже не сменил позу, шляпа все так же закрывала ему лицо.

Каролина от отчаяния села, погрозила ему кулаком, но тут же замерла, потому что у нее полились слезы.

– Сойер, – прошептала она, вытирая рукавом мокрые глаза. Ей хотелось, чтобы он снова обнял ее, поцеловал, как в ту ночь: ведь послезавтра он исчезнет из ее жизни, и она никогда его не увидит. Наконец девушка легла, накрывшись с головой курткой, чтобы не было слышно, как она плачет.

Они ехали весь день и останавливались только наскоро перекусить. Иногда Сойер слезал с коня, осматривал замеченные им следы. Под вечер, когда они устроили привал у ручья и расседлали лошадей, чтобы те передохнули, он исчез за деревьями, но тут же вернулся, молча приложил палец к губам, давая ей знак сидеть тихо, и тщательно замел ивовой веткой их следы. Потом так же молча взял лошадей под уздцы, отведя за густо разросшиеся кусты, где передал поводья Каролине, и вернулся назад, чтобы снова замести следы. Девушка замерла, хотя понимала, что ничего не сможет сделать, если одной из лошадей взбредет в голову заржать. Бесшумно подошедший Сойер, уже снявший с плеча ружье, сунул ей в руки карабин.

Оба молча ждали. Ей казалось, что громкий стук ее сердца разносится на всю округу. Каролина ощущала тепло Сойера, видела трехдневную щетину на его лице, и ей вдруг очень захотелось, чтобы он прижался к ней щекой.

Он покосился на девушку, и та сразу утонула в его серых глазах, однако взгляд Сойера уже скользнул дальше. Каролина окаменела от ужаса, когда через то место, где они недавно были, проехали на косматых низкорослых лошадях четверо индейцев. Оба ждали, казалось, целую вечность, у нее от неподвижности заломило спину. Наконец Сойер кивнул.

– Садись на лошадь и поехали. Но тихо и держи наготове карабин, – мрачно сказал он.

Испуганная Каролина послушно тронулась следом за проводником. Остановились они, лишь когда солнце почти опустилось за горизонт.

– Если я правильно рассчитал, мы почти у цели, хотя придется ждать до утра.

Как и в прошлую ночь, Сойер заснул мгновенно, а она долго еще ворочалась и проснулась среди ночи оттого, что он легонько тряс ее за плечо.

– Слушай, – шепнул он.

Каролина ощущала его руку у себя на плече, к тому же его колено прижималось к ее бедру. Тряхнув головой, девушка отогнала наваждение и наконец услышала в отдалении треск выстрелов.

– Что это? – Она резко села и вопросительно посмотрела на Сойера.

– Не знаю, но лучше нам уехать. Похоже, у твоего дяди неприятности – стреляют, кажется, там. Мне сказали в форте, что вокруг на мили нет ни одного белого, кроме твоего дяди, всех выкурили отсюда индейцы. А сегодня мы видели команчей.

Они торопливо оседлали лошадей, некоторое время скакали вперед, а потом снова остановились, ибо выстрелы стали громче. Теперь Каролина уже не сомневалась, что пальба связана с дядей Джоном и его ранчо. Ее отца застрелили на дуэли, дядя Захария погиб на войне, и если дядю Джона убьют индейцы, она будет в этой глуши без всякой защиты. Совершенно одна. Девушка вздрогнула и уныло посмотрела на широкие плечи Сойера. Он суров и может быть недоброжелательным, он легко бросит ее.

Когда они подъехали к ранчо достаточно близко, Сойер приказал остановиться.

– Тебе сейчас там не место. Встань за тот кедр и подожди моего возвращения.

– Ты просто хочешь избавиться от меня. Ты сам говорил, что, если моего дядю убьют команчи, ты не возьмешь меня с собой.

– Господи! Я не собираюсь тебя бросать. Только…

– Не надо, Сойер Дэй, иначе я отправлюсь следом и, честное слово, всажу пулю в твое бесчувственное сердце.

– Давай оставим споры на потом. Сиди тихо и не высовывайся.

– Если ты будешь сражаться, я тебя не оставлю.

– Черт возьми! Я должен тебя связать?

– Только попробуй!

Сойер молча соскочил с коня и решительно направился к ней.

– Ладно, договорились. – Каролина быстро развернула лошадь к толстому кедру и, обернувшись, увидела, как Сойер осторожно двинулся вперед. К ее страхам теперь прибавился новый: она боялась, что его убьют.

Девушка сменила направление и поехала следом, пытаясь держаться в тени. Перестрелка стала громче, слышался жуткий крик идущих в атаку дикарей, от которого мороз шел по коже.

Когда Сойер бесшумно спрыгнул на землю, она придержала свою кобылу, глядя, как он, держа наготове винтовку, тенью заскользил к ранчо.

Каролина тоже слезла с лошади, стараясь поспеть за ним. На открытом месте Сойер упал на живот и медленно пополз вперед, пока не добрался до вершины холма, а потом исчез из виду.

На вершине холма Каролина осторожно посмотрела вниз. Сойер устроился за большим валуном, прицелился и выстрелил в индейцев, окруживших дом. Мгновенно несколько краснокожих развернули лошадей и поскакали в его направлении. Девушка начала судорожно оглядываться, наконец заметила неподалеку беспорядочно разбросанные обломки скал, за которыми можно было спрятаться и видеть Сойера. Промчавшись несколько ярдов, она упала на землю за новым укрытием, выставила перед собой карабин и со страхом принялась ждать. Когда перед ней оказались индейцы, несущиеся к Сойеру, Каролина нажала на спуск.

Оказавшись между двух огней – ею и Сойером, – команчи повернули обратно: видимо, они просто не догадывались, что стреляют всего двое.

Теперь было самое время вернуться к своей лошади, иначе она может оказаться лицом к лицу с разъяренным Сойером. Девушка собралась бежать назад, когда чья-то рука вдруг схватила ее за волосы. Она даже ке успела закричать, потому что рот ей накрыла мозолистая ладонь. Каролина виновато подняла глаза, думая, что это Сойер, и ее охватил ужас. Она увидела скуластое, раскрашенное поперечными белыми полосами лицо в обрамлении иссиня-черных жестких волос. Каролина отчаянно рванулась, но, похоже, ее держали не руки, а стальные клещи. Она рванулась еще раз, пронзительно закричала и тут же получила сильнейший удар, отчего щека у нее сразу онемела, хотя это были сущие пустяки по сравнению с ее животным страхом. Она тщетно упиралась: команч, не обращая внимания на ее сопротивление, качал срывать с нее одежду.

– Каролина!

Голос Сойера удесятерял ее силы. Она впилась зубами в руку индейца и завопила что было мочи. Тут на краснокожего бросился подоспевший Сойер, и оба покатились по земле. Девушка схватила валявшийся неподалеку карабин, повернулась к дерущимся, но сразу поняла, что легко может попасть в Сойера, а не в индейца. Из темноты неожиданно появилась еще одна фигура. Каролина выстрелила в тот момент, когда второй индеец уже натянул тетиву; пуля угодила ему в грудь. Тем не менее пущенная стрела все же настигла Сойера.

Захлебываясь рыданиями, девушка прицелилась в хотевшего надругаться над ней дикари, который успел вскочить на ноги, и выстрелила. Команч упал лицом в пыль.

– Сойер!

Каролина с трудом подняла его ставшее вдруг удивительно тяжелым тело, моля Бога, чтобы он был жив. Веки у раненого дрогнули, затуманенные глаза приоткрылись, и он увидел склонившуюся над ним девушку.

– Черт возьми! – хрипло выругался он. – Я же сказал тебе, где нужно оставаться.

– Сойер, прости! Только живи, пожалуйста! Ты слишком выносливый и упрямый, чтобы умереть!

– Малыш… помоги мне встать. Здесь опасно… Каролина подставила ему плечо: Сойер поднялся на ноги, открыл глаза и помотал головой, как пьяный.

– Господи, Сойер, пожалуйста! Ты должен жить.

– Конечно, малыш. Не так просто… меня убить…

Он пошатнулся, осел на землю, и девушка чуть не упала вместе с ним.

– Сойер! – Она похлопала его по щекам. Голова бессильно склонилась ей на плечо, но он все же попытался снова встать.

– Возьми лошадь, шестизарядник и винтовку. Если найдешь лошадь…

– Замолчи и сиди спокойно, – перебила его Каролина, бросаясь за его конем. Когда девушка вернулась, Сойер неподвижно лежал на земле, и она, вне себя от ужаса, что проводник умер, припала ухом к его груди. Нет, сердце билось.

– Сойер! – закричала Каролина, тряся его за здоровое плечо. Наконец он медленно открыл глаза и непонимающе уставился на нее. – Команчи ушли, я могу доехать до ранчо, позвать на помощь.

– Лучше помоги мне встать. На ранчо мы поедем вместе. Здесь нельзя оставаться. Команчи.

Она держала Сойера, пока тот вставал, затем посадила на лошадь, и они начали медленно спускаться с холма. Раненый качался в седле, и девушка боялась, как бы он не свалился на землю. Наконец им все же удалось добраться до места.

На стук Каролины дверь открылась, и на пороге возник черноволосый мужчина с шестизарядником.

Она смотрела в его мрачные угольно-черные глаза. Инстинкт подсказывал ей, что от этого человека с револьвером следует держаться подальше, но девушка упрямо вздернула подбородок.

– Я Каролина Брендон. Джон Брендон – мой дядя. Со мной раненый.

– Я Максимо Торрес. – Черноглазый махнул рукой. – Входите.

– Спасибо, сэр. Тетя Летти написала дяде о моем приезде.

– По-моему, никакого письма он не получал, – без всякого намека на доброжелательность произнес Торрес.

Дом был полон незнакомых людей, которые молча уставились на нее, за исключением мальчика, стоящего у окна. Горела только одна керосиновая лампа, в воздухе стоял густой запах пороха.

– А где дядя Джон? – спросила Каролина.

– Лежит в соседней комнате. Одна стрела попала ему в грудь, другая – в ногу. Я помогу вашему другу.

Максимо вышел наружу, стащил Сойера с лошади и внес в дом. Положив следопыта на диван, он повернулся к Каролине.

– Я старший работник у сеньора Брендона. А это Фабиана, его жена.

Каролина перевела взгляд на женщину ослепительной красоты, с идеально правильными чертами лица, нежной смуглой кожей и огромными, чуть раскосыми глазами в обрамлении густых ресниц. Она была стройной, с пышной грудью. Фабиана окинула гостью оценивающим взглядом, презрительно кивнула и отошла к плите.

– Это мой брат Рамон Торрес, – сказал Максимо, и девушке улыбнулся высокий красивый мужчина. – А это Джастин Брендон, сын Фабианы.

Глава 8

Каролина поздоровалась со своим кузеном. Сын дяди Джона… а удивительно похож на Торресов.

– Джастин, отведи их лошадей в конюшню.

Из спальни донесся громкий стон, и Каролина вошла, чтобы поздороваться с дядей, который лежал на спине, весь окровавленный, грязный. Тяжелым подбородком и прямым носом он напомнил ей дядю Захарию. Его зеленые, как и у девушки, глаза остановились на ней, и раненый озадаченно нахмурился.

– Дядя Джон, я Каролина.

– Неужто Каролина Брендон, дочка Калвина? Это ты стреляла с холма?

– Да. Нас там было двое.

– Двое… вы нас спасли.

Брендон дышал с трудом, говорил с заметными паузами. Каролина отошла от кровати, чтобы Максимо смог поменять окровавленные простыни и перевязать Джона.

Вымыв руки в тазу, Максимо приказал ей:

– Мойте руки, поможете мне с ранеными. Следующие несколько часов превратились в настоящий кошмар. Тяжелее всех пострадал Джон Брендон, поэтому основное внимание уделялось ему. От боли он часто терял сознание. Перевязывая очередного раненого, Каролина бросила взгляд в сторону кровати, где лежал дядя, и заметила полный ненависти взгляд Фабианы, когда та смотрела на мужа. “Значит, не все благополучно у дяди”, – подумала девушка, но тут ее позвал Максимо, и она снова погрузилась в работу.

Наконец тот решил заняться Сойером. Всякий раз, когда проводник мучительно выгибался, у Каролины сердце заходилось от жалости. Бледное осунувшееся лицо, запавшие глаза, всклокоченные, мокрые от пота волосы… Когда Сойер в очередной раз сморщился и бессильно закрыл глаза, девушка вскрикнула.

– С ним все в порядке, – резко бросил Максимо. – Парень лишился чувств, теперь можно заканчивать, чтобы не мучить его.

Он начал обрабатывать рану, и Каролина с облегчением увидела, что Торрес знает свое дело.

Наконец Максимо приподнял раненого, давая Фабиане возможность перевязать его.

– Кто этот человек? – спросил он.

– Я наняла его, чтобы он проводил меня до ранчо. А вообще он направляется в Калифорнию.

Фабиана с интересом разглядывала Сойера, и Каролина напряглась. Ей совсем не нравилась жена дяди, хотя она не знала почему.

В комнату вошел запыхавшийся рыжеватый мужчина и сообщил, что не хватает трех лошадей. Максимо назвал его Уиллом Коннерсом, Все, кроме Брендона, потянулись к выходу, унося Сойера с собой, а Каролине предоставили комнату Джастина. Она растянулась на колючем матрасе и провалилась в сон.

Серое небо порозовело, но земля еще пребывала в сладкой дреме. Каролина, снедаемая беспокойством о Сойере, встала рано, ополоснула лицо холодной водой из умывальника и, выйдя из комнаты, сразу увидела Фабиану, которая помешивала булькавшую в кастрюле овсянку.

– Доброе утро, тетя Фабиана, – смущенно поздоровалась Каролина.

Та обернулась и прищурилась.

– Зови меня Фабианой, для тети я слишком молода. Не так уж и молода, если имеешь пятнадцатилетнего сына, – подумала девушка.

– Помешай вместо меня, а я проведаю мужа, – распорядилась Фабиана.

– Как себя чувствует дядя Джон?

– Бредит, – коротко ответила женщина, явно не настроенная на разговор.

Она вытерла полотенцем лоб и направилась к двери, а Каролина послушно занялась кашей, думая о Сойере. Вскоре Фабиана вернулась, чтобы пожарить колбасу, отчего в кухне распространился аппетитный запах. Хозяйничала она молча, лишь изредка отдавала распоряжения Каролине. Девушка наливала в кувшин густые сливки, когда услышала чьи-то шаги, и сердце у нее екнуло. В комнату вошел плечистый Максимо Торрес.

– Доброе утро, – сказал он, сверля взглядом Фабиану. Та вскинула голову, дерзко улыбнувшись ему. Между ними происходил некий безмолвный разговор, и Каролина почувствовала себя лишней.

– Как Сойер? – деланно равнодушным тоном спросила она у Максимо.

– У него жар.

– После завтрака можно его навестить?

Торрес молча кивнул. Девушка подумала, что он считает ее ребенком и она ему не интересна, но его мнение совершенно не волновало ее – она беспокоилась за Сойера.

Вскоре к Максимо присоединились Рамон и Джастин, их симпатия к гостье являла разительный контраст с холодностью Фабианы.

– Сейчас подойдут Уилл Коннерс и Кейн Хатфилд, – сообщил Рамон. – Надо похоронить Фрэнка сегодня. А потом вы с Уиллом съездите посмотреть, что еще украли команчи.

Максимо поставил на стол кружку с горячим кофе.

– Почему это ты вдруг начал распоряжаться?

– Потому что это не может делать Брендон, – ответил, играя желваками, Рамон.

– Здесь я старший работник, а не ты, – рыкнул Максимо. Оба, видимо, собирались вцепиться друг в друга, но Фабиана со смехом подсела к Максимо.

– Хватит! Нам всем есть чем заняться, и одному Богу известно, что сегодня будет за день. Позавтракаем спокойно.

– Я могу поехать с Уиллом, – тихо предложил Джастин.

– Вот так! Приятного аппетита, – весело сказала Фабиана, подавая яичницу с жареной колбасой. Беря у нее блюдо, Рамон коснулся ее руки, и Каролина заметила, как гневно блеснули глаза у Максимо и каким торжествующим взглядом одарил его брат.

– Посмотрю, что с Сойером. – Девушка поспешила выйти из кухни, где стало очень неуютно.

У задней двери она столкнулась с человеком, которого прежде не видела. Он схватил ее за талию и легко удержал на пороге.

– Эй, мисс! – улыбнулся незнакомец с блеклыми голубыми глазами и шапкой густых волос, обрамлявших красивое лицо.

Он подмигнул Каролине, но совсем не так, как Сойер. Ей стало неприятно, и она попыталась высвободиться, хотя мужчина даже не подумал ее отпустить.

– Меня зовут Кейн Хатфилд, – весело представился он. – А вы, наверно, та симпатичная маленькая девочка, о которой я уже слышал. Мисс Брендон.

– Да, это я. – Настойчивое желание Каролины освободиться явно забавляло его, но он все же убрал руки. – Завтрак на столе.

– Куда мы так спешим?

– Хочу проведать Сойера.

Девушка поспешила выйти из дома, однако, пройдя несколько шагов, обернулась. Кейн Хатфилд в ленивой позе стоял у двери, глядя ей вслед, и она успела заметить его многозначительную ухмылку.

В доме для работников, где лежал Сойер, было тихо и пусто. Каролина на цыпочках подошла к хрипло дышащему раненому и присела на край низкой кровати.

– Сойер, – тихо позвала она. Тот медленно открыл глаза.

– Хочешь поесть или попить? Я принесла тебе холодной воды.

Он весь горел и, немного отпив, сразу бессильно опустил веки. Каролину очень встревожило его состояние, поэтому она заторопилась обратно и увидела Максимо.

– Пожалуйста, отнесите Сойера в мою комнату. Так мне легче будет за ним ухаживать, а спать я буду на полу.

Максимо отправился за Рамоном, и они вдвоем перенесли Сойера, уложив его на кровать Джастина. Потом Каролина зашла в кухню, где, к ее облегчению, находился только сын Фабианы, принесший ведро молока.

– Команчи до смерти перепугали старую Бесси, так что молока сегодня мало, – улыбнулся парнишка.

– Спасибо за молоко, – ответила Каролина и со смехом добавила: – Меня команчи тоже напугали до смерти.

– Как мой папа? – Он, слава Богу, заснул.

– У него тоже жар, как и у того высокого господина?

– Да.

– Вы теперь будете жить у нас? – Джастин с любопытством посмотрел на нее.

– Если дядя Джон согласится.

– Он согласится, папа у меня очень хороший, – гордо сказал мальчик. – Вам здесь понравится, мы ведь редко деремся с команчами.

– Я знаю.

– У вас очень красивые волосы. Как из золота.

– Спасибо. Сойер говорит, что они похожи на стог сена. Они одновременно рассмеялись, и Джастин шагнул к двери.

– Я как-нибудь возьму вас с собой и покажу ранчо.

– Спасибо, Джастин.

– Я видел у вас книгу…

– Хочешь почитать? Возьми. – Каролина удивилась, что мальчик, родившись и живя на границе, умеет читать.

– Спасибо, – обрадовался Джастин.

– Читать тебя научила мама?

– Нет, папа. Спасибо, мисс Брендон.

– Каролина.

– Спасибо, Каролина.

Уходя, он придержал дверь, чтобы та не хлопнула, а девушка смотрела, как он идет по двору, и окончательно решила, что Джон Брендон не может быть его отцом. Слишком уж мальчик похож на Торресов.

Час спустя она присоединилась к хоронившим Фрэнка. Когда Максимо произнес надлежащие слова, Каролина подняла голову, но, встретив холодный взгляд Фабианы, отвела глаза и увидела, что ее разглядывает Кейн Хатфилд, который тут же блудливо подмигнул ей.

Остаток утра она помогала хозяйке варить мыло. Фабиана насыпала в короб, сбитый из бочарных досок и сужающийся книзу, холодной золы, сделала в центре углубление и лила воду до тех пор, пока по желобу, выстланному соломой, не начал стекать щелок. Каролина стояла у котла, мешая булькающее варево из щелока и обрезков сала. Фабиана с презрительным выражением на лице какое-то время наблюдала за ней, а потом не выдержала:

– Что ты все мешаешь в одну сторону?

– Моя тетя считает, что мешать в обе стороны не обязательно, – тихо ответила девушка.

– Тогда сама и доделывай. – Фабиана демонстративно отшвырнула черпак и уселась в тени на крыльце.

Перелив мыло в деревянную бадью, Каролина пошла навестить Сойера и дядю.

Когда Джон захотел попить, она с готовностью поднесла ему кружку, придержала голову, помогла напиться.

– Спасибо. А где Фабиана?

– По-моему, готовит обед. – Девушка знала, что ему слышно, как та ходит по дому.

Выходя на цыпочках из комнаты, она успела заметить, что дядя с мучительной гримасой сжал руками покрывало.

За день она несколько раз подходила то к Сойеру, то к дяде Джону. Состояние проводника все сильнее тревожило ее, Он метался, бредил о золотых конях. Почти всю прошлую ночь она просидела рядом с ним, обтирая ему мокрым полотенцем лицо и пытаясь хоть немного сбить жар. Когда на стонущие зовы Джона Брендона никто не откликнулся, девушка пошла будить спавшую в передней комнате Фабиану.

– Вас зовет муж, – прошептала Каролина, заранее готовая к резкому ответу.

Фабиана, одетая в ночную рубашку со слишком низким вырезом, медленно села, убрала с лица растрепавшиеся волосы и сердито уставилась на нее.

– Подойдите к вашему мужу, а то я не могу, поскольку ухаживаю за Сойером.

– Нечего мне указывать, что я должна делать в собственном доме! – зло прошипела Фабиана.

Они упрямо смотрели друг на друга. Каролина не хотела затевать спор, но уступить тоже не могла.

– Он хочет пить, – твердо сказала она.

– А я хочу спать! – Женщина снова легла. – Муж потерпит до утра, авось не помрет. Займись своим делом, а меня оставь в покое. Ты здесь чужая, тебя никто не звал. Если муж умрет, ты ни минуты здесь не останешься. – Каролина резко выпрямилась, но промолчала. – А пока ты должна отработать свое содержание. Для начала позаботься о моем муже: видишь – я отдыхаю.

Девушка не успела ответить, ибо дверь комнаты скрипнула, и, обернувшись на звук, она увидела на пороге бледного как смерть дядю Джона.

– Вам надо лечь, – сказала Каролина, гадая, долго ли состоял на пороге и что услышал из их разговора.

– Мой супруг, вам нельзя вставать, – медовым голосом протянула Фабиана и, словно привидение в белом, пошла к нему.

Брендон ударил ее по лицу, и женщина, опрокинув кресло, растянулась на полу.

– Твои штучки больше не пройдут, Фабиана, – безжизненным голосом произнес Джон. – Теперь я сверну тебе шею.

Он собрался уйти, но пошатнулся, и Каролина едва успела его поддержать.

– Сэр…

Прикидывая, как побыстрее довести его до кровати, девушка вдруг обнаружила, что повязка на груди дяди потемнела от крови. Она повернулась к Фабиане, однако та уже исчезла.

– У вас открылась рана, я сейчас позову Максимо.

– Нет! И видеть его не желаю. Дойду сам, только обопрусь на твое плечо.

Каролина подчинилась. Она начала понимать, что попала в дом, полный таких страстей, которых ей прежде никогда не доводилось видеть.

– Дайте я вас перевяжу. Глядите, как сильно кровит.

Она стала искать длинные полосы, на которые они разорвали простыни, чтобы перевязывать раненых. Огня в очаге не было, поэтому дядю Джона пришлось обмывать холодной водой, после чего Каролина наложила плотную, в несколько слоев, повязку.

– Простите, если сделала вам больно, сэр.

Затем она пошла к Сойеру и, проходя через переднюю комнату, увидела, что Фабиана уже спит.

Наконец через два дня жар исчез, Сойер открыл глаза и уставился на Каролину.

– Где мы? – хрипло спросил он.

– У дяди Джона, – радостно сообщила девушка. – Тебя ранило стрелой.

Он попытался сесть, но тут же закусил губу от боли.

– Лежи спокойно, ты несколько дней провалялся в жару, – Когда Сойер повторил свою попытку, она раздраженно фыркнула: – Сойер Дэй, вы, оказывается, упрямы как осел.

– Кто бы говорил, – усмехнулся тот, и Каролина поняла, что он действительно поправляется.

Сойер нежно поглядел на нее, даже ласково сжал ее руку.

– Ты все это время не отходила от меня. Спасибо, малыш.

– Пустяки, – смущенно улыбнулась Каролина.

– Черта с два! Я видел, как ты склонялась надо мной, только не мог говорить, потому и молчал. Ты отдала много сил, чтобы выходить меня, совсем осунулась.

– Со мной все в порядке.

– Знаешь, я бы сейчас поел. Может, сходишь на кухню, а после расскажешь, что здесь творится.

– Хочешь, я позову кого-нибудь из мужчин, они тебе помогут?

– Не надо, я вполне здоров. Неси лучше еду.

– Ты правда не сердишься на меня за то, что я тогда пошла за тобой?

– Не сержусь, но уже начинаю злиться. Я голоден как волк.

– Сойер…

– Нет, иди.

Выйдя за дверь, Каролина чуть не споткнулась о Фабиану, которая скоблила деревянный пол, затем услышала за спиной шарканье и увидела Сойера, державшегося за косяк.

– Сойер, тебе нельзя вставать!

– Я не могу устоять перед запахом похлебки, – улыбнулся тот.

Фабиана повернула голову, чтобы посмотреть на него, и, если судить по ее лицу, осталась довольна увиденным. Сойер ответил ей восхищенным взглядом.

– Это Фабиана, жена дяди Джона, а это Сойер Дэн.

– Здравствуйте! – Улыбаясь, Фабиана поднялась с колен. – Чтобы так быстро встать после серьезного ранения, нужно быть очень сильным человеком.

– Мне просто намного лучше.

– Жара больше нет? – Она подошла к нему и, встав на цыпочки, пощупала его лоб. – Господи, какой высокий.

Каролина покраснела. Жена дяди Джона открыто флиртовала с Сойером!

– Главное, я жив. А небольшого жара мужчине бояться нечего.

– Особенно такому сильному, – игриво добавила Фабиана.

Каролину затрясло от ярости. Она знала про ревность, знала, как это глупо, но ничего не могла с собой поделать. Фабиана на ее глазах кокетничала с Сойером, а у того был настолько очумелый вид, будто в него угодила молния.

– Сойер, ты должен есть в постели.

– Конечно, малыш, – кивнул он, продолжая смотреть на Фабиану.

– Обопритесь на меня, мистер Дэй, – проворковала женщина, обнимая его за талию.

– Фабиана… Красивое имя.

– Спасибо. Меня назвали в честь бабушки.

Мило беседуя, парочка неторопливо двигалась к постели, а Каролина шла следом и пыталась унять сердечную бурю.

На следующий день Каролина наконец вывела Сойера на воздух. На этот раз девушка по-особенному остро чувствовала его присутствие. У него отросла курчавая борода, волосы почти касались плеч. Вышел он без рубашки, потому что день был жарким, Каролина держала его под руку, и от этого прикосновения ее кожа покрывалась мурашками.

Дважды она уходила проведать Брендона, а когда вернулась в последний раз, то Сойер уже раскинулся на скамье, небрежно вытянув длинные ноги и подставив лицо солнцу. Неделю назад Каролина бы давно залилась краской, но, ухаживая за ним, она мало-помалу привыкла к виду его волосатой груди и теперь не боялась к нему прикоснуться. Смущение уступило место стремлению быть рядом. Девушка разглядывала его загорелое тело, на фоне которого свежая повязка казалась ослепительно белой.

– Ты намерена стоять и целый день рассматривать меня? – поинтересовался, не открывая глаз, Сойер.

– Я… задумалась.

Он хмыкнул, и Каролина покраснела.

– Малыш, хочешь совет?

– Давай. – Она присела рядом, думая, что следовало бы надеть капор, иначе можно обгореть на таком солнце.

Сойер шутливо дернул ее за выбившуюся прядь. Каролина из-за жары завязала волосы на затылке, и теперь они напоминали короткий лошадиный хвост.

– Когда у тебя будет следующий день рождения и ты поедешь в город, отрасти к тому времени подлиннее волосы…

– Я так и собираюсь сделать.

– Сшей новое платье.

– И это тоже. – Каролина знала, что сейчас ее не отличишь от мальчика, но она специально не надела платье – так ей было удобнее ухаживать за обоими ранеными.

Сойер прислонился затылком к стене и опять закрыл глаза. – Фабиана в доме?

– Да.

– Почему же ты вместо нее бегаешь к Джону Брендону?

Девушка молча водила носком ботинка по земле, прикидывая, как лучше ответить. Подняв голову, она увидела, что Сойер внимательно на нее смотрит.

– Мне кажется, что Фабиана и дядя Джон несчастливы друг с другом.

– Это не ответ.

– Кто-то должен за ним ухаживать! – выпалила Каролина.

– То есть ты? Думаешь, тебе здесь будет хорошо? Каролина вспомнила грубость Фабианы, ее вспыльчивость и пожала плечами.

– Надеюсь. Мне все равно некуда деться.

– У тебя больше нет родственников?

– Есть. Только они еще хуже.

– Например?

– Тетя и дядя в Натчезе, штат Миссисипи. Дядя Дэниэл – хлопковый плантатор.

– Застрелиться мне на этом месте! – воскликнул Сойер. – Почему ты не поехала к ним, там ведь ни команчей, ни змей, ни грабителей, ни сотни миль расстояния между родственниками.

– Что за манера совать нос куда не просят?

– До своего отъезда я хочу, чтобы ты устроилась получше. Я не сомневаюсь, что ты вполне можешь за себя постоять. Ты уже проехала три сотни миль по диким и опасным территориям. Только не забывай упражняться в стрельбе, пока тут не выстроят города и в Техасе не воцарятся закон и порядок.

– Думаешь, это будет?

– А как же иначе. Люди продвигаются на запад, обустраиваются, здесь хорошие земли.

Они замолчали. Наконец Каролина не выдержала и спросила о том, чего страшно боялась.

– Сойер, ты когда-нибудь вернешься сюда?

– Вряд ли, малыш. Хотя кто знает. Раньше мне тоже не приходило в голову отправиться в Калифорнию.

– А чем ты собирался заняться на юге, когда у тебя было золото?

– Собирался купить землю, построить усадьбу, выращивать хлопок.

– Думаешь ради этого вернуться на юг?

– У меня голова пухнет от твоих вопросов, мне жарко, я устал. Давай немного прогуляемся, а потом я лягу отдохнуть.

– Идем. Но все-таки скажи: ты можешь вернуться и заняться хлопком?

– Не знаю. Пока я могу думать лишь о том, как отыскать Ната Сандерсона.

Они дошли до конюшни, где Сойер осмотрел свою лошадь, затем не спеша двинулись обратно. Сойер шел медленнее обычного. Каролина знала, что он делает это ради нее.

На следующий день Сойер надел портупею и они уехали в глубокое ущелье, где он мог попрактиковаться в стрельбе. Воткнув в песок толстые ветки, он отошел на нужное расстояние и с пяти выстрелов ни разу не промахнулся. “Сколько же лет ему пришлось так упражняться и сумею ли я научиться стрелять так же метко?” – подумала Каролина.

– Стреляешь ты здорово, – раздался у них за спиной чей-то голос.

Они увидели Максимо, спрыгивающего с коня.

Покосившись на Сойера, тот выхватил “кольт” и пятью выстрелами сбил оставшиеся ветки.

– Вроде мы оба стреляем метко, – сказал Торрес. – Надеюсь, нам не доведется целиться друг в друга.

– С какой стати? Я собираюсь уехать из Техаса, как только окрепну.

– Один уедешь?

– Один, – сухо бросил Сойер.

– Бог в помощь. Встретимся в доме. – Максиме ловко вскочил в седло и повернулся к девушке. – Как сегодня дела у сеньора Брендона?

– Ему намного лучше, – улыбнулась Каролина.

Торрес молча пустил коня легким галопом.

– Каков негодяй! – возмутился Сойер.

– Тебе не нравится Максимо?

– Он если и молится, то уж вовсе не о том, чтобы Джон Брендон поправился.

– Почему ты решил?

– Слышал всякие разговоры.

– А почему он спросил, уедешь ли ты один?

– Он боится, что его распрекрасная Фабиана сбежит отсюда с первым же мужчиной, которого она уговорит взять ее с собой.

– Значит, она хочет отсюда уехать?

– Вот именно. Может быть, и ты этого захочешь, побыв тут какое-то время. Твоя очередь стрелять.

Каролина покрепче сжала револьвер, задумавшись о том, что ждет ее на ранчо, и попала по ветке только с четвертого выстрела.

Сойер одобрительно покачал головой.

– Делаешь успехи, малыш. Прежде ты вообще ни разу бы не попала. Что-то я устал, давай возвращаться.

– С удовольствием! – воскликнула Каролина, направляясь к своей лошади, но Сойер преградил ей дорогу.

– Когда я уеду, не расставайся с оружием ни днем, ни ночью. И не забудь сшить новое платье. – Девушка кивнула. – Здесь тебе лучше носить мужскую одежду, пока не научишься прилично управляться с “кольтом” и не станешь постарше. От Кейна Хатфилда держись подальше.

– Все будет хорошо.

Он взобрался на лошадь, однако болезненная гримаса свидетельствовала о том, что Сойеру еще далеко до выздоровления.

На следующее утро он попросил Каролину подстричь его. Они вдвоем пошли к ручью, и Сойер уселся в тени на прихваченный чурбан. Солнечные блики, пробивавшиеся сквозь шевелящуюся листву, пятнами рассыпались по его коже, создавая впечатление, будто он сидит под водой. Каролина начала подравнивать отросшие волосы. Что за радость – касаться пальцами его шеи, чувствовать, как струятся мягкие пряди, замирать всякий раз, когда она вьпгужденно опиралась о широкую крепкую спину. Она надела сегодня простую холщовую рубаху и черные штаны из мешковины. Обычно Каролина не обращала внимання на одежду, но в присутствии Сойера начинала беспокоиться о том, как она выглядит.

– Насколько тебя стричь?

– Срежь дюйма три.

– Кажется, тебе сегодня лучше?

– Точно.

– Где ты спала эту ночь?

– У дяди Джона в комнате.

– А Фабиана где?

– На полу в гостиной, поэтому дядю Джона она не побеспокоит.

Сойер насмешливо фыркнул.

Каролина незаметно сунула в карман срезанную прядь, затем провела ладонью по затылку, почувствовала живое тепло, и ей отчаянно захотелось, чтобы Сойер обнял ее, как тогда.

– Сойер, ровно через месяц у меня день рождения. Восьмого июня мне исполнится шестнадцать.

– Вот это новость! – Он стремительно повернулся к ней. – Растешь, малыш. Такое бывает только раз в году.

– Ты останешься до моего дня рождения? – быстро спросила она, так что фраза прозвучала одним словом.

– Надолго я остаться не смогу и поздравлю тебя прямо сейчас. С шестнадцатилетием, Каролина Брендон! – И, продолжая улыбаться, он подмигнул ей.

Но девушке хотелось большего. Когда Сойер опять повернулся к ней затылком, она с трудом очнулась от мечтаний и приготовилась срезать очередную прядь.

– Каролина, а где твое золото?

– В моем саквояже.

– Отец как-то научил меня одной хитрости, которая в свое время мне очень пригодилась. Давай зароем одну часть золота на севере ранчо, а другую – на западе. Если тебе вдруг придется срочно уехать отсюда или, не дай Бог, сожгут дом, как случилось со мной, ты хоть будешь что-то иметь на черный день.

– Хорошая мысль.

На следующее утро Сойер заявил, что хотел бы проехаться верхом с Максиме и Рамоном, которые объезжали угодья, потом стал ездить с ними ежедневно. Каролина знала, что он проверяет свою выносливость, перед тем как покинуть ранчо. Через неделю и Джон Брендон впервые после ранения вышел к завтраку. С этих пор веселую болтовню Фабианы как отрезало; в присутствии мужа она сидела с угрюмым видом, не произнося ни слова.

Наконец Сойер настолько окреп, что мог на равных с Торресами провести в седле целый день. Братья оказались усердными работниками, и, по его мнению, если бы их не сбивала с толку Фабиана, дела бы на ранчо шли гораздо лучше. Коннерс и Хатфилд тоже проявляли умение, но последний вызывал у Сойера все большую неприязнь. Он подозревал, что тот положил глаз на Каролину. Юный Джастин работал вместе с ними и для своих лет на удивление хорошо справлялся с порученным делом.

Как-то утром Сойер, Максимо и Джастин загоняли отбившихся от стада животных, когда норовистый конь мальчика едва не сбросил всадника на землю.

– Обуздай его! – крикнул Максимо.

– Да, сэр.

– Хлестни арапником.

Джастин справился со взбунтовавшейся лошадью. Минут десять они ехали без происшествий, однако перед зарослями чалый снова взбрыкнул, и на этот раз паренек, не удержавшись в седле, упал на камень.

– Залезай на лошадь! – рявкнул Максимо, гарцуя вокруг упавшего мальчика.

Сойер, обернувшийся на крики, рысью поскакал к месту происшествия и увидел скрючившегося от боли Джастина.

– Вставай, – приказал Максимо.

– Не могу, я ранен, – выдавил сквозь рыдания подросток.

– Мужчина не плачет, он встает и садится обратно в седло. Поднимайся! – Торрес схватил его за руку, и Джастин завопил от боли.

– Полезай на лошадь!

– Какого черта, ребенку и правда больно, – вмешался Сойер. Мальчик сидел на земле и, рыдая, прижимал ладонь к груди.

– Не лезь куда не просят, Дэй. Это касается только меня и моего… – Торрес не закончил фразу и повернулся к Джастину. – Быстро в седло!

– Не могу-у…

Максимо рывком поставил его на ноги, и Джастин пронзительно вскрикнул. Соскочив с лошади, Сойер развернул Торреса лицом к себе и ударил его кулаком в челюсть.

Максимо пошатнулся, но все же устоял и бросился на противника. Тот сумел увернуться, однако пропустил следующий удар. От боли у него помутилось в голове, тем не менее он поднялся с земли, чтобы увидеть перед глазами дуло шестизарядннка.

– Оставайся на месте – или произойдет несчастный случай. И никто слова за тебя не скажет.

Сойер молча глядел на револьвер, потом, услышав шорох, повернул голову. Джастин, помогая себе здоровой рукой и морщась от боли, пытался вскарабкаться в седло.

К ним подскакал Рамон.

– Что у вас тут происходит?

– Он полез в наши дела.

– Джастин, с тобой все в порядке? – спросил Рамон, подъехав к мальчику.

Когда тот утвердительно кивнул головой, Сойер медленно перевел тяжелый взгляд на Максимо.

– Ты просто ублюдок, – сказал он и повернулся, чтобы сесть на лошадь.

У него за спиной раздался щелчок взводимого курка, но тут же последовал второй.

– Не вздумай, Максимо, мне не Хотелось бы стрелять в родного брата из-за какого-то чужака.

Максимо помедлил, но потом все же сунул “кольт” обратно в кобуру.

– На твоем месте я бы посмотрел, что у Джастина с рукой, – бросил Рамону с седла Сойер и ускакал.

После драки тело у него ломило от боли, хотя он точно знал, что теперь ему намного лучше, чем несколько дней назад. Сойер задумчиво потер рукой свежевыбритый подбородок. Как сложится у Каролины жизнь в этом доме после его отъезда? Они спрятали два небольших мешочка с золотом, но ведь главная опасность грозит отнюдь не ее деньгам, и он оставляет девушку в весьма ненадежном положении. Фабиана по-настоящему любит только себя, может, еще Джастина, которого, не задумываясь, бросит, если ей подвернется шанс. Если же она уедет, будут ли Торресы относиться к Каролине по-джентльменски? Да еще этот Кейн Хатфилд, мошенник и лжец. Сойеру вовсе не нравилось, как он посматривал на Каролину.

Братья вернулись час спустя, и Рамон наконец перевязал руку мальчику. Хотя Джастин мог ею двигать, она ужасно распухла и посинела. Он вошел в комнату поздороваться с матерью, но, когда та увидела повязку, ее нежная улыбка мгновенно исчезла.

– Господи! Что случилось?

– Ничего. Я упал с лошади.

– Ничего! Эта земля – отвратительное место! Почему ты сразу не вернулся?

– Ты знаешь, что Максимо такого никогда не позволит. Если бы там был папа, он бы отправил меня домой.

– Опять Максимо! Сколько раз я тебе говорила, что пора стать мужчиной. Тебе без малого четырнадцать лет, не уступай ему.

– Он же намного сильнее.

– Надо учиться быть смелым.

– Ему ничего не стоит обидеть меня! – воскликнул Джастин.

– А ты не обижался, трясясь полдня на лошади?

– Да, – согласился мальчик и отвел глаза. – Хорошо, я постараюсь.

– Не только постарайся! Не позволяй Максимо тебя запугивать. Если ты научишься быть таким же сильным, как он, тогда никто не посмеет тебя обидеть. Никто! Понимаешь?

– Да, мамочка.

– Ида отдыхай, ужинать я тебя позову, – улыбнулась она, Джастин выбежал из комнаты, а Фабиана глядела ему вслед, думая, как же быстро вырос ее сын. Может, в один прекрасный день он перестанет наконец бояться Максимо.

За ужином они говорили о работе и планах на завтра. Сойер старался не злиться на Торреса за жестокое обращение с Джастином, но был удовлетворен, когда Фабиана до ужина при всех зло отчитала Максимо. Сейчас она флиртовала с Кейном Хатфилдом и еще больше с Рамоном, демонстративно не обращая на Максимо никакого внимания.

После ужина Сойер решил починить сломанную ось повозки и с облегчением ушел в конюшню, оставив Фабиану разбираться с обоими Торресами.

Он зажег фонарь, закатал рукава голубой рубахи, бросил шляпу на сено и принялся за работу. Несколько дней назад Сойер перебрался в дом к Рамону, Максимо и Джастину, поэтому Каролина снова получила в свое распоряжение кровать. Потом он узнал, что в ее комнате поселилась Фабиана, желающая быть дальше от больного мужа. Девушка теперь спала на диване в комнате около прихожей.

Сойер поудобнее устроился под повозкой, мгновенно забыв о своем гневе. В конюшне стояла тишина, лишь время от времени фыркала лошадь да шуршала солома под копытами животных, когда те переступали с ноги на ногу в стойлах. Он потерял счет времени, поэтому невольно вздрогнул, услышав женский голос. – Мне стало ужасно любопытно, что ты здесь делаешь так поздно.

Сойер выполз из-под повозки и увидел в дверях Фабиану.

Глава 9

– Да вот чиню повозку.

Сойер отряхнул со штанов солому. Когда женщина оперлась о столб и призывно улыбнулась, его вдруг обдало жаром. Она сменила повседневное цветастое платье на черную юбку и такого же цвета блузку, распустила длинные черные волосы.

– Ты скоро едешь?

– Не так уж скоро. Я еще не готов к путешествию. Покачивая бедрами, Фабиана приблизилась к нему и взяла его за руку.

– Ты был очень добр сегодня к моему сыну. Ты сильный мужчина Сойер Дэй.

– Я слишком устал после рабочего дня, – сказал он, одурманенный терпким запахом духов и прикосновениями ее ладоней, которые потихоньку гладили его плечи.

Ты едешь в Калифорнию. А куда именно?

– В Сан-Франциско.

– Сан-Франциско… – медленно повторила она, словно пробуя название города на вкус. – Там тебя ждет женщина?

– Нет, – ответил Сойер и посмотрел на открытый ворот ее блузки, в котором виднелись округлости соблазнительной груди.

– Ты для меня загадка, Сойер Дэй.

Он понимал, что должен отойти от нее, и чем скорее, тем лучше, однако не мог шевельнуться.

– Ты противишься, я тебе не нравлюсь?

– Просто я не забыл про твоего мужа: он болен и нуждается в уходе.

Сойер взмолился про себя, чтобы сказанное прозвучало достаточно убедительно.

– Муж выживет. Он вынослив, к тому же сейчас не хочет видеть меня.

Обняв Сойера за плечи, Фабиана прижалась к нему грудью, и его пах будто прошила молния. Хозяйка ранчо была опытной искусительницей, да и соблазн отдаться в ее руки был силен.

– Фабиана, ты хочешь, чтобы я взял тебя с собой, но я этого не сделаю.

– Поцелуй меня, – шепнула она, встав на цыпочки и закрыв глаза.

Сойер не устоял. На миг он забыл обо всем, отдавшись полузабытым ощущениям, хотя внутри его кипела битва между страстью и благоразумием.

Желание походило на адский огонь, но жар несколько поутих, когда Сойер в очередной раз подумал о Джоне Брендоне. Он решительно оторвался от сладостных губ Фабианы.

– Почему ты здесь со мной? – хрипло спросил он. – Любой мужчина уже давно лежал бы с тобой в сене.

– Ты красивый…

– Тебе нужна еще одна победа, еще одно сердце, чтобы прицепить новый трофей к поясу, – заявил Сойер, едва удержавшись от искушения снова поцеловать эти призывно открытые губы.

Руки Фабианы опустились ему на бедра, но он перехватил ее запястья. Он никогда не брал чужой жены и не собирался изменять этому правилу сейчас.

Женщина почти лежала на нем, покрывая горячими поцелуями его шею.

Сойер мгновенно впился ей в губы, без памяти целовал ее, остро чувствуя восхитительную мягкость прижавшегося к нему тела. Наконец он все же оторвался и вытер ладонью рот, досадуя на себя за то, что потерял голову.

Фабиана с любопытством взглянула на него.

– Ты меня ненавидишь.

– А ты ненавидишь мужа, – ответил Сойер и по тому, как она отвела глаза, понял, что угадал. – Но почему? Ведь Джон Брендон любит тебя, братья Торрес готовы отдать тебе жизнь. Почему, Фабиана?

– Не твое дело.

Сойер глядел на стоявшую перед ним женщину. Лицо и фигура исключительной красоты, безупречная оливковая кожа, глаза, опущенные густые ресницы. Он достаточно пробыл на ранчо, чтобы догадаться, как она пользуется своей красотой. Теперь он знал почему.

– Кто это сделал?

Фабиана зажмурилась, как от острой боли.

– Ты, гринго, видишь много лишнего.

– Из-за того, что какой-то негодяй поступил с тобой по-свински, ты не хочешь никого любить.

– Я не могу.

– Наверно, ты была тогда очень юной, – продолжал Сойер, решив, что ее изнасиловал какой-нибудь пьяный солдат. – Фабиана, ведь тут есть мужчины, которые тебя любят, хорошие мужчины.

Глаза у нее яростно блеснули.

– Они опоздали. У меня вырвали сердце, когда я была еще девочкой. Ты, сеньор, молод, но разглядел правду. А они дурачье. Они любят, но слепы. Они видят лишь мою красоту. Ты моложе их, однако знаешь, что я женщина, которая ненавидит. Как ты узнал?

– Возможно, я чем-то похож на тебя, – тихо ответил Сойер и, помолчав, спросил: – Сколько тебе было лет?

Фабиана молча уставилась себе под ноги, затем, не поднимая головы, сказала:

– Мне еще не было девяти, когда отчим первый раз взял меня силой.

В ее безжизненном голосе слышалась такая ненависть, что Сойер вздрогнул. Это сердце навсегда закрыто для любви, время уже не повернешь вспять, не исцелишь старые раны.

Фабиана наконец подняла голову и вызывающе посмотрела на Сойера.

– Он проделывал со мной ужасные вещи. Я убила его.

– Кто-нибудь об этом знает?

– Не знает никто, кроме тебя, гринго, – насмешливо произнесла она, – Я никогда никому не рассказывала.

Они глядели друг другу в глаза, и Сойеру казалось, что он смотрит на женщину, которая старше, чем само время, которая пережила и стойко вынесла все тяжкие испытания.

– Ты очень красива. – Он еще желал ее, несмотря на только что услышанное, несмотря на Джона Брендона.

– И проклята, – грустно улыбнулась Фабиана. – Я злая, испорченная. Мужчины слетаются ко мне как мухи на мед, потому что они дураки, ими правит тело, а не ум. – Она снова поднялась на цыпочки и ласково притянула его губы к себе. Губы были мягкими, сладкими и теплыми.

Но Сойер не забыл, кто она на самом деле, сколько в ней ненависти, несмотря на искренний поцелуй. Она столь же опасна, как и гремучая змея в прерии, и стремится уничтожить мужчину. Тяжело дыша, Сойер оттолкнул ее.

– О, ты способен устоять, – засмеялась Фабиана. – Другие не могут, если не боятся меня. А кто боится – такие же слабаки, как и те, кто не может устоять. Мое тело – оружие мести. Я мщу при всяком удобном случае.

– Ты собираешься разбить жизнь Максимо и Рамону, – с отвращением заметил Сойер. Прежнему сочувствию уже не было места.

– Они этого заслужили. И ты заслуживаешь.

– Слава Богу, я не влюблен в тебя.

Фабиана расхохоталась, повела бедрами, отчего ее полные груди соблазнительно качнулись, потом медленно облизнула губы и склонила голову набок.

– Ты долго путешествовал в компании чуть ли не ребенка, а не хочешь завести интрижку со мной, совсем не желаешь прикоснуться к моему телу.

Слово “тело” она произнесла с таким выражением, что Сойер аж вспотел. Фабиана остановила взгляд на месте ниже его широкого пояса.

– Твое тело хочет меня. Я могу тебя любить. Ты никогда не имел такой женщины…

– На месте Джона Брендона я высек бы тебя кнутом, – ответил Сойер, презирая себя за то, что она вызывает в нем сводящее с ума желание.

– Нет, мой юный друг, ты бы этого не сделал. При всей твоей жестокости в тебе есть нежность. Я еще не встречала мужчины, который бы так понимал женщину. Другие меня били за то, что я их мучила своими насмешками и кокетством.

“Похоже на правду, – думал Сойер, – против обыкновения сейчас она довольно чистосердечна”.

Фабиана молчала, задумчиво глядя на него.

– В чем твоя слабость, жесткий мужчина? – наконец спросила она.

– Сам бы хотел знать.

– Ты кого-то разыскиваешь. Мне сказала об этом девочка. Она тебя обожает.

– Каролина еще ребенок.

– Нет, почти женщина. На границе женщинами становятся намного раньше. Она была ребенком, когда уезжала из дома, а теперь с каждым днем взрослеет.

– Ревнуешь? – спросил он. Фабиана влекла его и вызывала отвращение. Эта женщина, решившая мстить и ломать судьбы, преисполнена зла. Но какое же у нее ангельское лицо и какое тело, сводящее с ума мужчин!

– Я никогда не буду ревновать к другой женщине, – засмеялась Фабиана. – Если у меня вырвали сердце, откуда взяться ревности? А эта девчонка… вся как на ладони, честная и простодушная. Она ранима, ты разобьешь ее юное сердце. Возможно, мы с тобой и правда в чем-то схожи.

– Нет! – возмутился Сойер. – Я хочу лишь отомстить человеку, который предал меня. Хочу вернуть то, что принадлежит мне по закону. Потом я намерен вести скромную, обычную жизнь.

– Ты никогда не сможешь стать обычным человеком, мой юный Друг. Когда дело касается мужчин, я сама – мудрость.

– Ладно, пойду-ка я в дом, – усмехнулся он.

– Можешь называть меня старухой. Я действительно стара как вечность. Порой мне кажется, что я всегда была старой, и я всегда довожу до конца свою месть. Всегда! Ускользнуть тебе не удастся.

– Думаю, удастся, – возразил Сойер, гадая, а не превратила ли она его за час в отпетого лжеца. – И пусть небеса помогут неудачникам, – гневно добавил он, злясь на себя за влечение к этой фурии.

Внезапно Фабиана спустила с плеч блузу, обнажив немыслимо красивые груди, приподняла руками тяжелые полушария с торчащими сосками и, чуть наклонившись в его сторону, как бы предложила ему свое тело.

– Я могу быть твоей, – шептала она. – Ты когда-нибудь видел такую красивую женщину? Я отдам тебе свою любовь. Возьми меня с собой, ты никогда об этом не пожалеешь.

Сойер дрожал, словно ива под ветром, кровь громко стучала в висках, заглушая ее слова. Он завороженно двинулся к ней, Фабиана шагнула ему навстречу, и тут он увидел, каким торжеством горят ее глаза.

Проскочив мимо, он вылетел из конюшни, а вслед ему несся звонкий смех.

– Проклятый идиот! – выругался Сойер.

Он хотел эту женщину сверх всякой меры, однако не мог забыть, что она предлагала свое тело другим, имея на руках больного мужа. Сойер помчался к ручью так, будто за ним гнался сам дьявол. От ледяной воды у него перехватило дыхание, зато прояснились мозги. Через пару минут он вылез на берег и неторопливо пошел к дому работников.

– Что с тобой? – спросил Рамон, глядя, как Сойер прямо у двери начал снимать мокрую одежду.

– Упал в ручей.

– А я думал, ты чинишь повозку на конюшне, – спокойно заметил Максимо.

– Я давно оттуда ушел. – Сойер невозмутимо выдержал его подозрительный взгляд.

Максимо отложил в сторону винтовку, которую чистил, сдернул с гвоздя шляпу и ушел.

* * *

Каролина лежала на диване, когда на пороге возник Джон Брендон, держа над головой фонарь.

– Фабиана? Каролина?

– Я здесь. – Девушка села, натянув до подбородка простыни.

– А где Фабиана?

Врать Каролина не научилась, поэтому молча смотрела на дядю, не зная толком, что ответить. Помрачневший Брендон заглянул в соседнюю комнату. Та была пуста.

– Я не знаю. Наверное, вышла подышать свежим воздухом.

– Перебирайся в эту спальню, она твоя. С меня хватит, теперь Фабиана будет спать вместе со мной.

Каролина сразу поняла, что это не жест вежливости, а приказ хозяина.

– Спасибо, – тихо ответила девушка.

– Ты больше похожа на мать, чем на отца. А вот глаза наши, брендонские, зеленые. – Помолчав, он добавил: – Благодарю за заботу.

– Я так рада, что вам лучше, дядя Джон.

Брендон нахмурился, и она поняла: тот сердится на Фабиану, поскольку ее мало заботило состояние мужа.

– Спокойной ночи, дядя Джон.

– Спокойной ночи, Каролина.

Девушка тут же ушла в свою комнату, легла на неразобранную кровать, подумав, что Фабиана просто взбесится, когда обнаружит ее на своем месте. Интересно, с кем она сейчас? С Максимо, Рамоном? Или с Сойером? От последней мысли Каролине стало нехорошо, и она села, обхватив руками колени.

Вскоре она услышала неразборчивое бормотание, потом голоса стали громче. Значит, Фабиана вернулась и они с Джоном выясняют отношения.

– Твое место в моей постели! Я взял тебя в жены…

– И что ты мне дал? Кругом дикари, работа с утра до вечера, не с кем словом перемолвиться, одни лишения, и никаких радостей. – Фабиана сорвалась на визг. – В этой глуши я превращаюсь в старуху и…

– В старуху! – перебил ее Брендон. – Для своих лет ты слишком молода и красива. Где тебя носило?

– Отпусти меня, слышишь?

– Будешь спать в моей постели, жена.

– Ты мне не указ. Как захочу, так и сделаю. Раздался звук пощечины и отчаянный вопль Фабианы.

Девушке захотелось оказаться сейчас где-нибудь в другом месте, и она зажала уши. Как ей теперь жить под одной крышей с Фабианой?

Наконец все стихло. Каролина лежала на спине, глядела в темноту и никак не могла уснуть. Тогда она подошла к окну и начала смотреть на дом работников, стараясь представить, как там Сойер.

– Сойер, – тоскливо прошептала она.

Чтобы хоть как-то отвлечься, девушка взглянула на расстилавшуюся перед ней равнину, скрытую темнотой. В ясном небе мерцали крупные звезды, вокруг царили мир и покой.

Вдруг она заметила шевельнувшуюся тень. Господи, команчи! Но, приглянувшись, Каролина увидела невысокую стройную фигурку в длинном плаще. Фабиана, идущая к бараку! Вот она пропала в густой тени дерева, затем появилась снова с каким-то мужчиной.

Каролина испугалась, что это Сойер, однако любопытство пересилило. В лунном свете она разглядела широкие плечи и коренастую фигуру. Значит, Максимо. Когда парочка исчезла в конюшне, девушка опять легла на диван. Она не понимала Фабиану. Впрочем, она не всегда понимала и Сойера, особенно его упорное нежелание остаться.

Зевнув, Каролина легла поудобнее и наконец заснула.

Поднявшись на рассвете, она сразу натянула штаны, синюю холщовую рубаху, ополоснула лицо, причесала немного отросшие волосы. Ей было приятно тихое предрассветное уединение. С легким сердцем она прошла по молчаливому темному дому во двор, чтобы накачать из колодца воды, оглядела розовевший горизонт и вдохнула свежий утренний воздух. Как бы ей хотелось, чтобы Сойер был рядом, деля с ней радость тихого утра! Земля еще дремлет, только под крышей воркуют голуби. Скоро мужчины придут завтракать. Каролина неохотно вернулась в дом и начала разжигать очаг. Обычно первой вставала Фабиана и сама занималась готовкой, но сегодня случилось так, что ее опередила Каролина. Девушка зажгла керосиновую лампу, увидела на столе листок бумаги и пробежала глазами строчки. На миг она буквально оцепенела, потом опрометью выскочила из дома.

Глава 10

На пороге барака Каролина замерла, вглядываясь в спящих, Сойера она отыскала за пару секунд по каштановым волосам. Она шла к нему на цыпочках, всякий раз испуганно останавливаясь, когда под ногой скрипела половица. Наконец девушка легонько потрясла его за плечо.

Сойер перевернулся на бок, недовольно открыл глаза, но при виде Каролины сон у него как рукой сняло.

– Мне надо с тобой поговорить, – шепнула она.

– Прямо сейчас?

Девушка кивнула и снова на цыпочках двинулась к выходу, моля Бога, чтобы никто не проснулся.

Сойер вышел следом, прикрыл за собой дверь и направился к ней, на ходу застегивая штаны. Каролина невольно уставилась на его загорелый плоский живот, видневшийся из распахнутой синей рубахи.

– Надеюсь, ты подняла меня в такую рань не для того, чтобы разглядывать мой живот?

Девушка готова была провалиться сквозь землю, от стыда у нее отнялся язык, и она молча помахала листком бумаги.

Он с любопытством взял его и тихо прочел вслух: “Сеньор Джон Брендон, я не могу примириться с вашей жестокостью. Я уезжаю с Максимо и забираю с собой Джастина. Как ты уже догадался, он не Брендон, а Торрес. Я хочу расторгнуть наш брак, чтобы выйти замуж за человека, которого люблю, и дать сыну его настоящую фамилию. Фабиана Муньос Уэрта”. Сойер чертыхнулся и бросил взгляд на дом.

– Брендон еще не видел?

– Нет, я первая. Ночью между ними произошла ужасная ссора, и он заставил Фабиану вернуться к нему в спальню.

– Дьявольщина! Это страшный удар и для Брендона, и для Рамона, но Джон в любом случае должен узнать первым.

– Она правда может расторгнуть брак?

Сойер нахмурился и оглядел светлеющий горизонт.

– Да. Этим займется Максимо, а то, что Джастин – сын одного из Торресов, ясно и так.

– А если…

– Погоди.

Он ушел в барак, но почти сразу вернулся, неся сапоги, куртку, портупею и кобуру, которую протянул девушке.

– Зачем тебе шестизарядник? – спросила она, взвешивая на руке кобуру.

– Я никогда без него не выхожу. И ты сейчас должна иметь при себе револьвер.

– Но я ведь с тобой.

– Когда ты отправлялась в барак, меня рядом не было. Сойер шел быстро, губы плотно сжаты, на лице сердитое выражение.

– Если Рамон не дурак, он поймет, что для него это счастье.

– Что ты имеешь в виду?

– Тебе не понять, малыш.

Не успели они подойти к дому, как из дверей вышел Джон Брендом с ведром. Рубаха не заправлена, волосы в беспорядке. Увидев гостей, он улыбнулся и провел рукой по волосам, пытаясь их пригладить.

– Хорошее сегодня утро. Похоже, денек будет жарким.

– Каролина подняла меня с постели, – спокойно произнес Сойер, но девушка уже научилась распознавать за таким спокойствием ярость. – У нас плохие новости, поэтому не стоит откладывать в долгий ящик. – И он протянул Брендону письмо.

Каролине захотелось оказаться сейчас за сто миль отсюда, и она повернулась к мужчинам спиной, поскольку не имела понятия, что в таких случаях говорят и делают. Услышав хруст бумаги, девушка обернулась и увидела, как Брендон молча идет обратно. Они с Сойером тоже вошли в дом.

Письмо валялось на столе, а Джон сосредоточенно пристегивал кобуру.

– Не надо лезть на рожон, чтобы умереть до срока, – заметил Сойер. – Право слово, она этого не стоит, есть женщины и получше.

– У нее мой сын. – В глазах Брендона пылала ярость. – Джастин, может, и Торрес, но я воспитал его. И я убью Максимо.

Сойер решительно преградил ему путь.

– Это не Максимо, а Фабиана. Если вы приведете ее назад, она проделает то же самое с кем-нибудь еще.

– Уйди с дороги, сынок. Мне не хочется в тебя стрелять.

Сойер отступил, но Каролина даже не успела облегченно перевести дух, а он уже не спеша двшгулся за Брендоном. Стоя в дверях, она смотрела, как мужчины вошли в конюшню, потом выехали оттуда и поскакали за ворота. Ее охватил ледяной ужас. “Сойер, останься”, – беззвучно прошептала она. Максимо стреляет без промаха, Фабиана с Джастином тоже умеют обращаться с оружием. Но если Сойер не поедет с Брендоном, дядю наверняка убьет Максимо. Скакать за ними ни к чему хорошему не приведет – Сойер отправит ее домой, к тому же она пока не научилась попадать в цель.

На миг Каролина возненавидела границу, которая натравливает людей друг на друга, заставляет терять человеческий облик, лишает их доброты и заставляет вести себя так, словно никакой цивилизации нет и в помине. Атланта сейчас казалась ей громадной мелочной лавкой в Рождество. Но она здесь, а не в Атланте и намерена выжить.

Из барака вышел Рамон, и ее печаль тут же сменилась холодным ужасом: ведь теперь рассказывать о случившемся придется ей.

– Доброе утро, Каролина. А где остальные? Девушка вспомнила, как Сойер начал разговор с Брендоном.

– Рамон, простите, но у меня плохие новости.

– Говори, девочка, – улыбнулся Торрес, – и я решу, насколько они плохи.

Приготовившись к неминуемой буре, она кивнула на стол. Рамон увидел письмо, быстро пересек комнату и схватил помятый листок.

Зная, что никогда не забудет сегодняшнего утра, Каролина наблюдала, как у него багровеет сначала шея, потом лицо. Рамон начал быстро говорить по-испански. Затем гневно сжал кулаки.

– Где Брендон?

– Рамон, пожалуйста, не надо…

– Где он?

– Дядя Джон прочел письмо. Он поскакал следом, а Сойер уехал вместе с ним.

– Чтоб ей сгореть в аду! Я знал, что она сбежит с ним. Рамон грохнул кулаком в стену, опять что-то сказал по-испански и бросился к дверям, отшвырнув по дороге стул.

Каролина выбежала следом и успела схватить его за ружье.

– Не уходите! Пожалуйста, не уходите! – взмолилась она. – Это же будет кровопролитие!

– Иди назад. Джастин – мой сын. – Он ударил себя кулаком в грудь, – Мой сын!

Каролина не верила своим ушам. А она-тo считала, что Джастин – сын Максимо. Тряхнув головой, она кинулась за Рамоном, схватила его обеими руками, заставила повернуться. Увидев перекошенное яростью лицо, девушка решила, что сейчас он ее ударит.

– Рамон, пожалуйста! Если вы убьете своего брата, какой пример это будет для Джастина?

– Значит, я должен сидеть, пока он уходит с моей женщиной?

– Она ушла потому, что захотела уйти.

– Она ушла потому, что у него больше денег и земли. Фабиана любит только себя, но у нее мой сын.

– Если вас убьют, это не поможет Джастину. А если вы убьете Максимо, она не вернется к вам.

Рамон легко, словно надоедливую букашку, отбросил ее от себя, но Каролина все же удержалась на ногах.

– Рамон, пожалуйста!

Тот молча исчез в конюшне, через пару минут вылетел оттуда на своем жеребце и поскакал бешеным галопом по прерии, с каждым мгновением становясь все меньше и меньше. “Кому из них суждено вернуться обратно?” – в отчаянии подумала Каролина.

Время тянулось бесконечно. Зашел перекусить Уилл Коннорс, но, узнав о случившемся, оседлал коня и тоже уехал. Каролина успела испечь хлеб, сварить похлебку, задать корм лошадям и все это время поглядывала на север.

В полдень, когда она была в конюшне, до нее донесся приближающийся стук копыт. Выскочив наружу, Каролина увидела, что к ранчо подъезжает одинокий всадник. Сначала она испугалась, но потом узнала знакомую фигуру и облегченно вздохнула. Только почему он вернулся один? Неужели Максимо застрелил Брендона и Рамона? Каролина бросилась навстречу Сойеру, который пустил лошадь галопом, в считанные секунды оказавшись рядом.

– Я приехал за повозкой, – сообщил он. – Максимо стрелял и ранил Джона. С ним Рамон.

Девушка закрыла глаза от радости. Слава Всевышнему, все живы!

Сойер подхватил ее и усадил позади себя, а безмерно счастливая Каролина обняла его крепче, чем следовало бы, прижалась щекой к такой сильной, теплой и живой спине.

– Дядя Джон сильно ранен?

– Максимо прострелил ему раненую ногу.

– О Боже! Как он мог! – воскликнула она, ужаснувшись жестокости младшего Торреса. – А Рамон?

– С ним все в порядке. По крайней мере было, когда я поехал сюда.

– Пока ты запрягаешь повозку, я сбегаю за одеялами, – сказала Каролина, спрыгивая на землю.

– Думаю, Рамон согласится с выбором Фабианы. Я не мог стрелять в Максимо, боясь попасть в Джастина.

– И хорошо, что не мог. Рамон сказал, что Джастин – его сын.

Сойер недоверчиво посмотрел на нее.

– Двоему дяде Максимо сказал, что Джастин – его сын, и Рамон не стал возражать.

– Джастин был с ним?

– Да. Мы довольно быстро их догнали.

– Может, Рамон промолчал ради Джастина?

– Проклятая стерва! – с горечью воскликнул Сойер.

Девушка сразу подумала, уж не было ли у него чего-нибудь с Фабианой. Может, он хотел близости, но получил отказ? Как же мало ей известно о Сойере!

Готовя повозку, тот успел рассказать, что Фабиана потребовала развода и Джон согласился. Потом Сойер отправил ее в дом за припасами.

– Захвати бутылку виски. Джон сильно мучается, а Рамону не мешает выпустить пар.

Каролина побежала в дом и принялась собирать чистые лоскуты. Ее злила раздраженность Сойера, хотя она и понимала, что сейчас он не может иначе. Схватив кукурузную водку, девушка окинула взглядом стеклянную батарею на полке и прихватила еще одну бутылку. Она делала все быстро, так что успела несколько раз сбегать к повозке и обратно.

– Помочь тебе? – спросила она Сойера, который внимательно поглядывал на горизонт.

– Не хочется оставлять тебя здесь одну, но мы быстро. Я послал Уилла на пастбище сказать остальным, он вернется только завтра. Поэтому сиди пока в доме.

Выезжая с ранчо, Сойер обернулся и помахал ей рукой. Каролина помахала в ответ, потом расседлала его лошадь и начала чистить ее скребком, думая о том, насколько тяжело ранен дядя, сможет ли он управляться без Максимо. Когда она приехала, на ранчо вместе с Джастином было семь работников. Теперь Максимо нет, Фрэнка убили, Джон ранен.

Мужчины вернулись под вечер. Сойер и Рамон переложили Брендона на широкую доску, которую вынули из днища повозки, и отнесли бесчувственного хозяина в дом. Рамон выпрямился и, покачнувшись, зацепился за кресло-качалку.

– Извините, – заплетающимся языком выговорил он.

– Пошли, дружище. – Сойер взял Торреса под руку. – Каролина, я сейчас вернусь.

Девушка присела возле дяди, все еще не подававшего признаков жизни, и ловко сменила окровавленную повязку. Услышав во дворе пять выстрелов, она испуганно бросилась к двери и увидела, как из барака вышел Сойер, который помахал ей поднятым над головой фонарем. “Значит, что бы там ни случилось, все хорошо”, – подумала Каролина.

На следующее утро девушка направлялась к колодцу. Ее догнал Сойер. По его уверенной походке было видно, что он полностью оправился от раны. Шляпа сдвинута на затылок, потертые джинсы туго обтягивали бедра, сапоги на каблуках прибавляли ему роста. Мгновенно забыв про все неприятности, Каролина радостно улыбнулась.

– Доброе утро, малыш. Не найдется у тебя чего-нибудь поесть? – спросил он, беря у нее полное ведро и придерживая другой рукой дверь, чтобы пропустить девушку вперед.

– Сейчас разогрею, А ты пока наберись терпения. Как Рамон?

– Мертвецки пьян. – Сойер взял большой жестяной кофейник и занялся приготовлением кофе. Девушка тайком посматривала на него, решив, что синяя рубаха замечательно оттеняет его серые глаза. – Я уезжаю в Гриффин за доктором.

Каролина расстроилась. Если он уже в состоянии добраться до Гриффина, значит, грядет скорое расставание.

– Ты его привезешь сюда?

– Конечно. Раз Джон тяжело ранен, я не могу уехать. Но как только он встанет на ноги, я отправлюсь дальше, – ответил Сойер, внимательно глядя на нее.

Пока жарилась колбаса, он зашел к Брендону, а когда вернулся, то сосредоточился на яичнице с колбасой, обжигающем кофе и горячих лепешках. Каролине расхотелось есть.

Последние дни ей редко удавалось побыть с Сойером наедине, поэтому она молча сидела, глядя, как он расправляется с завтраком.

– Что за стрельба была ночью?

– Рамон сильно мучился и выпустил целую обойму в пустую койку брата.

– Спасибо, что помахал мне фонарем. Я ужасно волновалась. Без тебя здесь все станет другим, – грустно вздохнула она.

– Да, пока я буду в отъезде, сиди в доме с Джоном. От пьяного Рамона тебе лучше держаться подальше.

– Но он тоже захочет есть.

– В таком состоянии ему не до еды. Поставь что-нибудь на лавку возле дома, запри дверь и жди, когда вернутся Уилл с Чедом.

– И Рамону не открывать?

– Пока не протрезвеет. Вряд ли ты когда-нибудь видела мужчину в таком состоянии. Еду найдет и пусть катится.

– А скот?

– Когда пойдешь доить корову или кормить лошадей, бери с собой револьвер. Если понадобится, стреляй без раздумий. Выстрел наверняка приведет его в чувство, а к завтрашнему дню Брендону, возможно, станет получше, он поможет тебе с хозяйством. Кейна в эти дни не будет. Револьвер и винтовку Рамона я принесу сюда. Если, не приведи Бог, заявятся команчи… отдашь их ему. Если станет по-настоящему жарко, он вмиг очухается. Сейчас он может даже перепутать тебя с Фабианой.

Девушка кивнула. Она глядела на руки Сойера и думала, какие они у него сильные, с широкими запястьями, а пальцы отчего-то тонкие.

– Когда ты вернешься?

– Постараюсь как можно скорее.

Он встал из-за стола, и Каролина едва удержалась, чтобы не обнять его. Они вместе вышли из дома.

– Сойер, пожалуйста, будь осторожен, – попросила она, надеясь, что вдруг он поцелует ее в щеку.

– Конечно, малыш. И ты будь осторожна. Помни, что я тебе сказал о Рамоне. – Сойер ободряюще улыбнулся ей, легко вскочил в седло и легким галопом выехал за ворота.

Каролина глядела ему вслед, пока он не исчез в предрассветной дымке. Через несколько дней, восьмого июля, ей исполнится шестнадцать, а никто здесь об этом не знает. Она поспешила отогнать воспоминания о пирогах тети Летти и семейных праздниках.

Пять дней после отъезда Сойера девушка не видела Рамона. Она убирала хлев, доила коров, давала сена лошадям, кормила птицу – короче, занималась хозяйством, но из барака даже звука не доносилось, хотя еда, которую она ежедневно выставляла на скамейку, исчезала. Тем не менее Каролина находилась в постоянном страхе из-за команчей, и чем дольше не вставал с постели Джон Брендон, тем беспокойнее становилось у нее на душе.

Однажды утром, взяв тяжелое ведро со свеженадоенным молоком, Каролина направилась было к двери и с замиранием сердца остановилась. На пороге стоял мужчина.

Глава 11

Кейн Хатфилд оперся плечом о косяк.

– Давно вернулись? – спросила она.

– Только что. Гляжу, в коровнике вроде кто-то есть, вот и решил заглянуть, – с готовностью ответил Хатфилд. – Еще солнце не встало, а там хорошенькая девчонка. Надо же! – Он медленно направился к Каролине.

Револьвер был у нее за корсажем, но в правой руке она держала ведро с молоком, да и соревноваться с Кейном в стрельбе не имело смысла. Каролина пошла к выходу, однако Хатфилд загородил ей дорогу и окинул наглым взглядом.

– Мисс Брендон, нам вроде никто не мешает. А вы с каждым днем знай только хорошеете.

– Пожалуйста, дайте мне пройти.

– Куда вы так спешите?

– Дядя Джон уже проснулся. Рамон в бараке.

– Рамон, между прочим, свалил вчера ночью, и только Господь знает, где он сейчас. А вот дядя лежит в бреду. Я ведь соображаю, поэтому сначала заглянул в дом.

Каролина торопливо сунула руку за корсаж, но Кейн с быстротой молнии схватил ее запястье и без труда отобрал револьвер.

– Ты ведь не собираешься меня застрелить? – засмеялся он, прижимая девушку к себе. Каролина молча отбивалась, понимая, что надежды мало. Хатфилд взял ее свободной рукой за подбородок. – Спокойно, что ты пугаешься, как молодая кобылка? Могу поклясться чем угодно, ты еще ни разу не целовалась.

– Отпустите меня!

– Не брыкайся, тебе понравится. Стоит только разок попробовать, и захочешь еще. – Говоря, он толкал ее назад, пока не припер к столбу. Каролина попробовала колотить его кулаками, но он, казалось, этого вообще не заметил. Она расцарапала ему лицо ногтями, Кейн увернулся, потом одной рукой сжал ей запястье, поймал ртом ее губы и втиснул язык в рот. Каролина вздрогнула от ужаса и омерзения.

– Не дергайся, – пробормотал он. – Сейчас… ты узнаешь… – И он снова поцеловал ее. Каролина рванулась изо всех сил, ненавидя Кейна, ненавидя свою беспомощность и содрогаясь при мысли о том, что он собирается с ней сделать. Когда удалось отвернуть голову, она закричала, но Хатфилд только усмехнулся. – Ори сколько влезет, тебя никто не услышит, кроме старой Бесси, а ты ее не волнуешь. Если перестанешь вырываться, мы отлично проведем время. После тебе уже не захочется со мной драться.

– Нет! Я застрелю тебя, Кейн Хатфилд!

– Да ну? А вот так нравится? – Он поцеловал ей грудь, прикрытую тонкой рубашкой.

Предприняв еще одну тщетную попытку освободиться, Каролина вдруг вспомнила, что ей говорил Сойер, когда они купались в ручье, и ударила негодяя коленом между ног. Тот взвыл, зажал руками пах и согнулся пополам. Схватив с пола револьвер, она бросилась к дому, словно за ней гнался дьявол, трясущимися руками наложила засов и украдкой выглянула в окно.

Во дворе Хатфилда не было. Господи, как же она его ненавидела!

Каролина ушла в свою комнату, разделась до пояса и принялась яростно тереть себя мокрым полотенцем, будто могла уничтожить даже воспоминания о его мерзких прикосновениях. Кейн Хатфилд был красивым мужчиной, но привлекательная внешность – ничто, если человек отвратителен по натуре. Она видела, как он жестоко обходился с лошадьми, и подозревала, что дела обстояли бы еще хуже, не будь рядом свидетелей. Рассказать о произошедшем Сойеру она не могла, поскольку за этим последовала бы стычка, а кто выйдет победителем, еще не известно. К тому же Кейн настолько подл, что не погнушается и выстрелить в спину.

После гнусной сцены Каролина не расставалась с заряженным револьвером ни днем, ни ночью. Ближе к вечеру она выставила двойную порцию еды, игнорируя настойчивый стук в дверь.

В начале следующей недели вернулся Сойер, а с ним еще двое мужчин. Девушке ужасно хотелось крепко обнять его, чтобы он почувствовал ее радость, но она только приветливо улыбнулась и обменялась рукопожатием с черноволосым незнакомцем. Это оказался доктор Баркер, который сразу прошел в комнату Джона. Вторым гостем был светловолосый юноша по имени Люций Тернер, примерно ее возраста, с наивным, почти детским, лицом. Его Сойер нанял в качестве работника.

У Каролины прибавилось забот по дому, и ей никак не удавалось поговорить с Сойером. К ужину вышел наконец протрезвевший Рамон. Девушка с трудом узнала его в этом изможденном мужчине с всклокоченной бородой и черными кругами вокруг налитых кровью глаз.

Ближе к вечеру Сойер занялся починкой сломанных ворот. Жара не спала, и Каролина высоко подвязала волосы на затылке, а Сойер разделся до пояса; грудь и плечи у него блестели от пота. На месте недавней раны теперь виднелся багровый шрам.

– Я кое-что сумел разузнать, – сказал он, вытирая мокрый лоб. – Максимо с Фабианой получили у адвоката разрешение на брак и уехали куда-то на север, где вроде есть священник, который их повенчает. Теперь у Джона больше нет жены.

– Дядя знает? – спросила Каролина, ошеломленная скоропалительностью происходящего.

– Я не мог не сказать. Доктор считает, что правда ему только на пользу.

– Как быстро они это устроили. – Тем лучше для Джастина.

– Думаешь, он согласится с такими переменами?

– После того, что случилось между Джоном и Максимо, даже не знаю, – пожал плечами Сойер. – Но выбора у него нет, по закону он должен оставаться с матерью.

– Я очень беспокоюсь за мальчика. Он ведь не любит Максимо.

– Откуда ты знаешь? – удивился Сойер.

– Он мне сам говорил. Дескать, Максимо – грубый человек. И еще он сказал, что у него три отца – Рамон, Максимо и его папа.

– В этом он прав. Каждый из них ведет себя так, будто Джастин – его сын.

– Дядя Джон пришел в ярость, когда узнал, что Джастин уехал с Фабианой.

– Она его мать. К тому же Максимо все равно заставил бы его уехать с ними. Джастин, по-моему, любит Джона Брендона, но любит и свою мать. Ему только четырнадцать, он не ссорится с Фабианой и Максимо. У тебя здесь все было в порядке? – вдруг сменил тему Сойер.

– Да.

– Я отправил Хатфилда на пастбище сказать Уиллу, чтобы тот немедленно возвращался. До отъезда я хотел бы убедить Джона избавиться от Кейна. От него одни неприятности. Месяц назад в Гриффине он заехал на лошади в салун и поднял там стрельбу. – Прервав работу, Сойер покосился на девушку. – Я тебе кое-что привез.

Господи, неужели он хочет сделать ей подарок? Каролина зачарованно следила за тем, как он шарит в кармане.

– Давай руку. – Сойер надел ей на запястье тонкий браслет. – С днем рождения. Видишь, я не забыл.

– О, – только и смогла выдохнуть девушка, любуясь поблескивающей золотой цепочкой.

– Я заказал его у кузнеца. – Сойер взял ее за руку. – У тебя очень тонкая кисть, смотри не потеряй. Можешь застегнуть браслет потуже, только передвинь вот этот крючок на следующее звено.

– Сойер, он мне ужасно нравится! Спасибо! – Каролина обняла его за шею, потом отстранилась и с улыбкой посмотрела на него.

– С шестнадцатилетнем, Каролина Брендон, – подмигнул он. – Жаль, что по этому поводу не будет званого вечера.

– Теперь мне все равно.

Сойер поцеловал ее в лоб и вернулся к работе, а девушка чуть не парила от счастья. Она снова полюбовалась подарком. Да будь он хоть из старой проволоки, разве в этом дело? Ведь Сойер заказал браслет для нее!

– Он просто замечательный, такой красивой вещи у меня никогда не было.

– Неужели? – засмеялся Сойер, – Ты жила в Атланте и не знаю где еще. Таких побрякушек у тебя могло быть навалом.

Она прислонилась спиной к изгороди рядом, не сводя глаз с браслета.

– Это особая вещь… Твой подарок.

Он улыбался, довольно быстро закончил работу и положил молоток на землю.

– Сойер, когда ты вернешь свое золото, что ты будешь с ним делать?

– Каролина, сколько раз ты меня об этом спрашивала? Не знаю, я еще не готов остепениться. Может, попытаюсь и дальше искать золото.

– А разве это не опасно?

– В большинстве случаев – да. – Он задумчиво посмотрел вдаль и слегка прищурился, отчего в уголках глаз собрались морщинки. – Полагаю, всем нам дается в этой жизни два шанса.

– Два шанса? – удивилась Каролина.

– Первый дается, когда мы рождаемся – богатыми или бедными, от хороших родителей или плохих, не важно.

– А второй?

– Второй мы зарабатываем сами, – твердо ответил Сойер.

– Никогда бы не подумала. До сих пор я заработала не слишком много.

– Нет, заработала, и весьма неплохо. Дом в Техасе и того, кто будет о тебе заботиться.

– Предположим. – Каролина снова взглянула на поблескивающий браслет.

– Нужно лишь иметь какую-нибудь цель – и дело в шляпе, – весело заключил Сойер. Когда они подошли к задней двери, он положил руки ей на плечи. – Ты взрослеешь, Каролина. Этот год у тебя особенный.

– Спасибо за подарок. – Девушка невольно потянулась к нему.

На миг в его глазах что-то мелькнуло, он крепче сжал ей плечи и вдруг резко отпустил.

– Спокойной ночи.

Каролина вошла в дом и задумчиво посмотрела на браслет. Если бы Сойер еще и поцеловал ее…

Поскольку работников не хватало, Сойер остался на ранчо, чтобы помочь Джону Брендону, но через неделю стал тяготиться вынужденной задержкой. Кроме того, он сознавал, что пора расставаться с Каролиной.

Он больше не прикасался к ней, однако ее красноречивые взгляды и стремление почаще оказываться рядом говорили сами за себя. Она начинает думать, что любит его, а уединенная жизнь на границе отнюдь не улучшала положение.

Рамон словно одержимый молча работал бок о бок с ним. В него вселился новый бес: он пытался забыть. Рамон очень изменился, потерял свое добродушие, стал замкнутым.

Кейн с Уиллом вернулись, поэтому Каролина была рада присутствию Сойера и Рамона. Зная, что днем на ранчо никого почти не оставалось, она выходила из дома с револьвером в руке. Но Кейн даже в присутствии других работников ухитрялся или слегка задеть ее, или отпускал сквозь зубы такое, что она заливалась краской.

Однажды вечером Каролина не выдержала.

– Оставьте меня в покое, Кейн, не то я пожалуюсь дяде и он вас уволит.

Тот с ухмылкой бесстыдно уставился на ее грудь.

– Вы, мисс Каролина, не знаете, от чего отказываетесь.

– Убирайтесь с кухни! – Она едва сдержалась, чтобы не влепить ему пощечину.

– Всенепременно, милашка. – Кейн воровато погладил ее по щеке и когда девушка отпрянула, довольно осклабился. – Но ты скоро изменишься. На ранчо женщина быстро начинает страдать от одиночества.

Каролина видела в окно, как он лениво идет к коралю. Наверное, кому-то он покажется красивее Сойера, долговязого и сурового, но ее Кейн Хатфилд совершенно не привлекал.

Однажды утром Джон Брендон, выходя из спальни в гостиную, зацепился ногой за ковер и упал. Рана снова открылась, вскоре он уже метался в лихорадке, а два дня спустя доктор Баркер сообщил, что не ждет ничего хорошего и Джон, видимо, умрет.

Для Каролины это было ударом, который моментально нарушил обретенный ею душевный покой, ибо снова возникла угроза оказаться бесприютной. Значит, обратно в Натчез, на Миссисипи.

Терзаясь ожиданием смерти дяди и полной неизвестностью своего будущего, Каролина впала в уныние, но через некоторое время решила, что, если случится худшее, она попробует нанять Рамона, чтобы тот отвез ее в форт Гриффин. Иллюзий в отношении Сойера девушка не питала, он и так уже злится, что не может покинуть ранчо.

Всю ночь Каролина просидела возле дяди. За завтраком все были сумрачны и молчаливы, а днем, когда она готовила ужин, доктор Баркер пригласил ее в спальню раненого.

– Присаживайтесь. – Он придвинул ей тяжелый стул с высокой спинкой.

Каролина улыбнулась дяде, который полулежал, опираясь спиной о подушки. Лицо у него было пепельно-серым, дыхание с хрипом вырывалось из груди, но взгляд оставался таким ясным и твердым, что в душе Каролины шевельнулась безумная надежда. Может, кризис благополучно миновал? Тут Джон закашлялся, сморщился от боли, и она поняла, что ее пригласили по другому поводу.

– Каролина, я попросил доктора помочь мне составить завещание…

– Доктор Баркер очень хорошо лечит вас. Вы наверняка скоро поправитесь.

– Я составил завещание, – настойчиво повторил Джон. – Ты – моя единственная прямая родственница. Земли Брендона переходят к тебе.

Глава 12

Каролина не верила своим ушам.

– Вы не можете. Я слишком молода.

– Ты не слишком молода, чтобы получить наследство в Техасе. Я назначил Сойера твоим опекуном, если ко времени моей смерти ты еще будешь несовершеннолетней.

– Сойер уезжает, – выдавила она.

Джон чуть заметно улыбнулся и посмотрел на доктора, который сидел в ногах кровати, держа на коленях бумаги.

– Ничего еще не решено, – сказал он. Каролина поняла, что дядя изъявил свою последнюю волю и его не волновало, останется Сойер или уедет, потому что он твердо решил, что должен сделать для нее, – Я надеюсь поправиться, мне доводилось пережить и худшее. Просто я не хочу, чтобы Фабиана… Она забрала Джастина, бросила меня и вышла за другого. Мой брак с ней расторгнут.

– Но Джастин…

– Джастин ничего не унаследует. Мои земли должны принадлежать кровной родне… – Джон умолк, захлебнувшись мучительным кашлем.

– Дядя, вы изнуряете себя. – Девушка сознавала, что оказалась в круговороте событий, на которые не могла повлиять, и пришла в ужас оттого, что дядя собирается лишить Джастина наследства. – Не делайте этого, пока не поправитесь. Я вам очень благодарна, но Джастин…

– Джастин Торрес не мой сын. Если он станет наследником, Максимо с Фабианой все заберут себе.

– Но, дядя…

– Такова моя воля.

– Я даже не знаю, что сказать.

– И не нужно. Это мое решение.

– Мисс Каролина, оно совершенно правомерно, – вступил в разговор доктор Баркер. – Ваш дядя в здравом уме и твердой памяти, он знает, чего хочет. По техасским законам женщина имеет право на наследование.

– Но я понятия не имею, как управлять ранчо.

– Каролина, я пока не собираюсь умирать. Просто хочу предусмотреть всякие случайности, – ответил Джон, и она поняла, что дядя старается лишить Фабиану возможности заявить права на ранчо. – Ни Фабиана, ни ее ребенок от Торреса не получат ни дюйма моей земли!

– Дядя Джон, пожалуйста, не сердитесь! Вам станет хуже. Вы не должны этого делать, вы меня едва знаете.

– Ты дочь моего родного брата, я поклялся ему позаботиться о тебе. Сейчас у меня нет других родственников, кроме брата Дэниела, который терпеть не может пограничные земли. Он сразу продаст ранчо, а оно стало частью меня. Ради него я жил и ради него готов умереть. Если я и передам ранчо кому-нибудь, то лишь своему прямому наследнику. – Он сжал руку Каролине. – Ты хорошая и добрая девочка, Каролина.

Ты решилась приехать сюда, ухаживала за мной, хотя совсем меня не знала. Кровные узы – самые сильные, ты моя единственная наследница.

– Спасибо, дядя, – смирилась Каролина.

– Эти земли могут достаться тебе, когда ты будешь пожилой женщиной. Я твердо намерен жить долго.

– Конечно, дядя Джон!

– Ты сможешь управлять поместьем. Цивилизация доберется и сюда, нужно только подождать немного. – Он устал, дышал с трудом. – Всегда помни, что это земля Брендона. Ты поняла мое желание?

– Да, сэр.

– Хорошо. Я пошлю Уилла с копией завещания к Торресам, чтобы они знали мою последнюю волю, – Джон замолчал и обессиленно закрыл глаза. Доктор жестом показал Каролине, что она может идти.

Словно в тумане, она вышла из дома, подавленная мыслью, что дядя может умереть. Возможно, Джон, когда поправится, на многое посмотрит по-другому.

Направлявшийся в конюшню Сойер развернул коня, и чем ближе он подъезжал к Каролине, тем сильнее ее охватывала паника. Узнав о завещании Брендона он наверняка придет и ярость.

– Как Джон?

– По-прежнему.

Он спешился у колодца и быстро ополоснул лицо.

– Ты язык проглотила? Что случилось?

– От тебя ничего не скроешь.

– Так в чем дело? Что-то с Джоном?

– Дядя выглядит ужасно, – хмуро ответила Каролина. – Он составил завещание, и доктор говорит, что оно имеет законную силу.

– Да?

– Он сделал меня наследницей.

Сойер резко выпрямился, расплескав набранную в ладони воду.

– Ну и нy! – изумленно воскликнул он. – А как же Джастии?

– Дядя так ожесточился, что отказался его признать.

– Выходит, ты у него единственная прямая родственница.

– Он сказал, что поправится. Сойер, я молю Господа, чтобы так и было.

– Конечно, малыш.

– Он назначил тебя моим опекуном.

– Меня?!

Глаза у Сойера гневно засверкали, и девушка была готова сквозь землю провалиться.

– Я напомнила ему, что ты уезжаешь, – торопливо добавила она. – А он сказал, что это не важно, раз у меня официально есть опекун. Или что-то вроде того.

– Разрази меня гром! – Сойер бросился к лошади, но Каролина поймала его за руку.

– Он и не ждет, что ты останешься.

– Знаешь, малыш, я не намерен оставаться, чтобы нянчиться с тобой и ждать, когда ты выйдешь замуж! Опекун! Никакой я, к дьяволу, не опекун! Зачем я только согласился взять тебя с собой? Черт! Ты как заноза в ноге!

Терпение у Каролины лопнуло.

– Отправляйтесь за своим золотом, Сойер Дэй! – Она вбежала в дом и наверняка хлопнула бы от злости дверью, если бы не опасалась потревожить дядю.

Ужин прошел в молчании. Рамон все еще убивался по Фабиане, Сойер был мрачнее тучи, лишь доктор сначала пытался завести разговор, но вскоре тоже умолк.

Назавтра Джону Брендону стало еще хуже, дышал он настолько хрипло и тяжело, что Каролина боялась, как бы следующий вздох не оказался последним. Среди ночи ее разбудил голос доктора.

– Мисс Каролина!

– Иду! – Она торопливо набросила халат и выскочила в коридор, где ее ждал Баркер.

– Ваш дядя… Примите мои соболезнования.

Спальня Джона с тускло горящей лампой и давящей тишиной показалась Каролине громадной пустыней. Сердце у нее разрывалось от горя. За долгие часы, проведенные возле дяди, она успела полюбить его.

Доктор Баркер сочувственно похлопал ее по плечу.

– Я позову людей.

Девушку переполняло чувство невосполнимой утраты; она не заметила, как вошел Сойер, и повернула голову только на приближающееся позвякивание шпор. Он обнял ее, Каролина благодарно приникла к его груди. Когда спустя какое-то время они покинули комнату умершего, Сойер наконец прервал молчание.

– Ты должна подумать о том, что собираешься делать, Каролина. Ты можешь получить наследство, но жить здесь тебе нельзя.

– Да, наверное, придется ехать в Натчез. – Она посмотрела в его серые глаза, и ей захотелось плакать.

Сойер привлек ее к себе.

– Плачь, – ласково сказал он, – со мной не нужно делать вид, что тебе все нипочем.

Могилу копали на рассвете. Наконец все собрались на маленьком участке земли, ставшем кладбищем Брендона. Горячий сухой ветер дул над равниной, пока Сойер произносил короткую речь о жизни Джона Брендона и читал псалом из Библии, которую держал в руках. Поклявшись себе не плакать, Каролина замерла рядом с Сойером, но, услышав стук копыт, обернулась и увидела спрыгнувшего с лошади Джастина.

– Мы предаем эту душу небесам. Аминь, – закончил Сойер, бросил первую горсть земли в могилу и отвел Каролину в сторону, пока мужчины опускали наскоро сколоченный гроб.

Девушка подошла к Джастину.

– Я рада, что ты приехал. И очень жалею о случившемся.

– Он умер из-за Максимо. – В глазах подростка мелькнуло что-то пугающее. – Хорошо, что ты жила здесь все эти дни.

Рожденный на границе, слишком рано повзрослевший в окружении суровых мужчин, он держался с такой же гордостью, как и Рамон. Возможно, он единственный, кого Фабиана любила после себя. Теперь он глотал слезы, чтобы не заплакать по человеку, который по-настоящему был ему отцом.

– Пойдем со мной, я хочу отдать тебе его часы, – ласково предложила Каролина.

Джастин посмотрел на мужчин, уже насыпавших лопатами могильный холм, взял под уздцы лошадь и повел к дому.

– Ты хорошо устроился?

– Да.

– Ездишь вместе с Максимо?

– Да.

– На него кто-нибудь работает?

– Да. Он нашел одиннадцать человек.

Каролина подумала, что, может, Фабиане легче жить с Максимо, чем с Джоном Брендоном. На скулах у мальчика горели красные пятна, он по-прежнему сердито хмурился. Она ласково взяла его за руку.

– Знаешь, мы с тобой очень похожи. Оба оторваны от своих корней, оба попали в условия, которые не можем изменить. Я старше тебя всего на два года и теперь должна отсюда уехать, к другим родственникам, которым я вовсе не нужна, но я хочу отыскать свои корни. Может, и тебе надо так поступить.

Джастин тяжело вздохнул. В молчании они подошли к дому, и Каролина провела мальчика в спальню дяди, где торжественно положила на его уже по-мужски загрубевшую ладонь карманные часы с золотой крышкой.

– Бери из вещей отца все, что захочешь.

– Мне всегда нравился его шестизарядник.

Она протянула ему портупею и кобуру с револьвером.

– Я застрелил бы Максимо собственными руками! – Джастин с ненавистью выплюнул эти слова и горько добавил: – Мой кровный отец.

Каролина молчала. Ведь Рамон тоже утверждал, что настоящим отцом Джастина является он.

– Ты не можешь застрелить Максимо, – прошептала она. – Обещай, что не сделаешь этого. Иначе я не отдам тебе “кольт” Джона…

– У меня есть другой шестизарядник, – спокойно ответил мальчик. – За меня и Максимо не волнуйся.

– Может, со временем ты на все посмотришь по-другому. Его выбрала твоя мать. А если бы он не стрелял, дядя Джон наверняка убил бы его. – Заметив удивление Джастина, она поспешила объяснить: – Возможно, для Максимо это был единственный шанс сохранить жизнь им обоим. Ведь он не застрелил Джона, так?

– Я не могу жить с Максимо.

– Нет, можешь, хотя бы ради матери. И стойко перенесешь все испытания, как переношу их я.

– Ты сильная, Каролина.

– Ты тоже, в противном случае не дожил бы до сегодняшнего дня.

– Я люблю свою мать, но мой отец умер. – Паренек сжал кобуру и закрыл глаза. – Хотя мы с Максимо одной крови и до ужаса похожи. За это я его ненавижу!

– Ладно. Тогда пообещай не делать ничего сгоряча.

– Пообещай! Она тоже заставила меня жить с ними, не возвращаться к папе. Если бы я приехал…

– …то все равно не спас бы ему жизнь, – сказала Каролина. – Не вздумай совершить какую-нибудь глупость.

Она смотрела в его агатовые глаза, полные ненависти, которая исключала возможность прощения. Наконец Джастин медленно кивнул.

– Я сделаю это ради моего отца и ради тебя, потому что ты была добра к нам. Я подожду. Когда ты уезжаешь? – спросил Джастин.

Каролине не хотелось думать об отъезде, но все же она сказала:

– Наверное, я поеду в форт Гриффин с доктором Баркером. Ранчо должно быть твоим.

– Нет! – почти выкрикнул Джастин. – Максимо просто заберет его себе! Пусть лучше твое, чем его! Видела бы ты их, когда они узнали, что сделал папа. Он отомстил.

– Ты не должен из-за этого пострадать.

– И не собираюсь, – с достоинством ответил мальчик, и Каролина почувствовала, что он навсегда расстался с детством. – Я не хочу провести всю свою жизнь на этой проклятой земле!

– Я буду молиться за тебя.

Джастин кивнул и быстро вышел из комнаты. Стоя на пороге дома, она смотрела, как юный всадник нахлестывает лошадь, стремительно мчащуюся к горизонту.

Подошедший Сойер обнял ее за плечи.

– Ему очень нелегко.

– Он хотел убить Максимо.

– И вряд ли я стал бы его осуждать, но, думаю, он этого не сделает.

– Он сказал, что подождет.

Сойер взглянул на ее упрямый подбородок и ощутил нечто похожее на гордость.

– Ты все сделала правильно, малыш. Жаль, что так вышло, но в Натчезе тебе будет полегче.

– Надеюсь, – спокойно ответила Каролина. – Пойду займусь ужином.

Остаток дня она провела как в тумане, и лишь на следующий день, когда горе чуть отступило, девушка смогла подумать о малоприятной необходимости отъезда.

После завтрака, выждав, пока все уйдут, Сойер решил поговорить с девушкой, которая молча убирала со стола тарелки.

– Ты уже подумала о ранчо?

– Как-то было недосуг, – пожала она плечами.

– Ты можешь выставить его на продажу. Но я бы сначала договорился с Рамоном, чтобы он управлял имением и получал за работу из прибыли хозяйства.

– Я предложила ранчо Джастину, но он не захотел.

– Господи, два ребенка, и оба недостаточно взрослые, чтобы принять решение! – возмутился Сойер. – Если хочешь, я останусь до понедельника и отвезу тебя в форт Гриффин. Оттуда тебе не составит труда добраться до Натчеза.

– Спасибо. – Каролина почувствовала громадное облегчение, что он хотя бы проводит ее до форта.

Хозяйством она занималась машинально, все ее мысли сосредоточились на весьма туманном будущем. Сойер поскакал с Рамоном взглянуть, где еще требуется помощь до его отъезда.

Поскольку вечер был жарким, а от беспокойных мыслей ее уже тошнило, Каролине захотелось немного отвлечься, и она верхом направилась к ручью. Спрыгнув с лошади, она разделась, положила “кольт” на бревно и зашла в воду.

– Ну, ты сейчас прямо красотка, – раздался у нее за спиной голос Кейна.

Сердце у девушки екнуло, она бросилась к своему револьверу, но Хатфилд оказался проворнее. Он стремительно прошлепал через ручей, догнал ее и вырвал оружие. Каролина закричала, однако мерзавец повалил ее на песок, зажал рот и начал задирать юбки. Впившись ей в губы, Кейн еще сильнее налег на нее, потом раздвинул “кольтом” ноги.

– Ты, сукин сын!

Неожиданно появившийся Сойер с такой силой ударил вскочившего Кейна, что тот пошатнулся, но, мотнув головой, выхватил револьвер, который моментально был выбит у него из рук и отлетел в сторону.

Заливаясь слезами, Каролина все-таки нащупала свой “кольт”. Однако стрелять в Кейна не решилась, чтобы не попасть в Сойера.

Тем временем мужчины кружили по берегу, осыпая друг друга яростными ударами, пока оба не рухнули в воду.

– Не смей больше ее трогать, ублюдок! Никогда!

– Иди ты ко всем чертям, Дэй!

Каролина видела, как Хатфилд увлек его за собой на дно, а когда оба вынырнули на поверхность, Сойер ударил противника кулаком по голове. Девушка с ужасом следила за дракой, которая теперь шла уже на противоположном берегу. Иногда ей казалось, что после очередного удара Сойер не поднимется, но всякий раз тот вставал и бросался на Кейна. Наконец ублюдок рухнул на песок и остался недвижим.

Каролина побежала по воде к Сойеру, который сидел тяжело дыша, вытирая кровь с разбитого лица.

– О Сойер! Прости! Даже не знаю, как тебя благодарить!

– Не стоит благодарности. Обычное дело, – пробормотал он, опершись о ее плечо, чтобы встать.

– Почему ты просто не застрелил его?

– Если мужчина хотел поцеловать женщину, то за это не убивают.

– Он пытался сделать не только это.

– Знаю, малыш. С тобой все в порядке?

– Да. Спасибо тебе. Пойдем домой, я займусь твоими ранами. Ты его не убил?

– Нет. Ведь он и раньше приставал к тебе? Поэтому ты стала чаще тренироваться в стрельбе?

– Да, – нехотя призналась Каролина.

– Черт возьми! Почему не сказала мне?

– Я не хотела, чтобы ты с ним подрался.

– Кажется, он выбил мне зуб. – Сойер осторожно потер подбородок.

– Дай посмотрю!

– Сначала вернемся домой.

Подняв ее “кольт”, он сел на ее лошадь и посадил Каролину перед собой, но она повернулась к нему лицом.

– Хочу взглянуть на твой зуб.

– Я в порядке, только рот больно открывать.

– Прости за случившееся, но хорошо, что ты пришел, – Каролина прижалась щекой к его груди, и он крепче обнял ее.

– Не смей больше разгуливать в одиночку.

– Конечно, не стоило этого делать, – согласилась она, нежно вытирая с его щеки кровь. – Сойер, откуда ты знаешь, что он не поступит, как О’Брайен? Разве можно поворачиваться к нему спиной?

– Я и раньше сталкивался с подобными типами и немного их знаю. Хотя искать неприятности не собираюсь.

– Он хорошо стреляет.

– Я тоже, – подмигнул Сойер. – И ему об этом известно.

Однако его уверенность не успокоила Каролину, она ужасно боялась за него. Вдруг с Сойером что-то случится в пути? Но тут они въехали в кораль, и он помог ей сойти с лошади.

– Пойду умоюсь да передохну часок.

– Прости меня.

– Забудь, – отмахнулся Сойер, хотя нижняя губа распухла и кровоточила, а правый глаз совсем заплыл.

Ночью Каролина без сна лежала в темноте и постоянно возвращалась к случившемуся. Ей никак не удавалось забыть свою полную беспомощность, и она поклялась себе научиться владеть оружием по-настоящему. Ведь драка с Сойером не отрезвит Хатфилда, он снова где-нибудь подстережет ее.

Сойер вышел к завтраку с синяком под глазом и распухшей щекой, Кейн тоже выглядел не лучше. Он бросил на Каролину безразличный взгляд и молча принялся за еду. Всем было явно не по себе. Сойер подождал, чтобы Кейн ушел первым, и лишь тогда отправился на конюшню. Днем Каролина узнала, что Хатфилд попросил у Рамона расчет, и настроение у нее сразу улучшилось.

Рано утром девушка вышла из дома постоять на свежем воздухе. Лето было в разгаре, и даже в это время солнце грело немилосердно; в небе плыли белые облака, легкий ветерок приятно овевал разгоряченные щеки. Она задумчиво посмотрела на расстилавшиеся до горизонта зеленые прерии. Все это принадлежит ей! Это ее собственная земля, ее дом. Потом она вспомнила о команчах и других неприятностях вроде ураганов, гроз, засухи. И постепенно созрело решение. Каролина выпрямилась, поддела носком туфли комок сухой грязи. Это ее земли. Она должна остаться.

Некоторое время девушка с энтузиазмом обдумывала свою идею, но затем ее начали одолевать сомнения. Здесь нельзя остаться без мужчины, на которого можно положиться и который способен защитить. Может, Рамон? Но ведь когда он был в запое, Сойер приказал ей запереться и не выходить из дома без оружия.

Каролина вздохнула. Здравый смысл подсказывал, что надежная защита просто необходима, когда рядом такие, как О’Брайен, Барнвид или Кейн.

Подойдя к коралю, она взобралась на изгородь и оглядела лошадей. Зорька, на которой иногда ездил Сойер, направилась к ней в надежде разжиться чем-нибудь вкусненьким. Каролина потрепала ее по морде, погладила жесткую гриву.

– Спокойная у тебя жизнь, верно? – Девушка уселась на изгородь верхом и подставила лицо теплым лучам солнца. Постепенно в голове начало складываться представление, как сделать, чтобы остаться на ранчо. Сердце у нее подпрыгнуло. Если только…

Она соскочила на землю и заторопилась в дом, где ее ждали обычные хозяйственные дела. После завтрака мужчины уходили на целый день и возвращались к ужину. Значит, у нее уйма времени. Каролина вытащила на середину кухни жестяную лохань, вымыла голову, искупалась, посидела на солнце, чтобы просохли волосы, и начала размышлять, что ей надеть. В конце концов она остановилась на уже привычной мужской одежде. Не следует настораживать Сойера раньше времени.

Когда девушка подумала о том, как он воспримет ее план, у нее даже заболел живот, но это не убавило решимости убедить его. На ужин она приготовила любимое блюдо Сойера – жареных цыплят.

За столом она говорила больше обычного, пока не заметила, что Сойер изучающе на нее поглядывает. Тогда она совсем замолчала, и ужин вдруг показался бесконечным.

Вымыв посуду, Каролина решительно направилась к коралю. Солнце огненным шаром висело над горизонтом, и длинные, почти багровые тени указывали на то, что вечер будет прохладным. К счастью, в загоне никого, кроме Сойера, не было, он выгуливал только что подкованного мустанга.

– Ты можешь пройтись со мной к ручью? Я должна с тобой поговорить.

– Конечно, малыш, твое общество лучше компании этого злобного дикаря.

– Благодарю, – сухо ответила Каролина.

Он ухмыльнулся, снял с мустанга лассо, повесил на вбитый в столб гвоздь, перелез через изгородь и в два шага оказался рядом с ней.

– Ты уже кончил дверь конюшни?

– Конечно.

– Думаю, завтра пойдет дождь, – заметила она.

– Ты становишься настоящей хозяйкой ранчо, – улыбнулся Сойер, похлопав ее по плечу. – Рамон хочет сделать предложение относительно части земель. В Гриффине найдешь человека, который поможет тебе добраться до Натчеза. Или можешь поехать в Сан-Антонио, а там сядешь на пароход до Нового Орлеана, он все равно плывет мимо Натчеза. И нужно выкопать твое золото.

– Похоже, ты все продумал, – спокойно ответила Каролина, хотя его уверенность в том, что ее отъезд – дело решенное, весьма раздражала девушку.

Пока они добрались до ручья, солнце почти скрылось за горизонтом. Сойер устроился на поваленном дереве, вытянул ноги и лениво сдвинул шляпу на затылок.

– О чем ты собиралась поговорить, малыш?

– Ты выслушаешь меня?

– Разумеется.

Каролина снова вздохнула, крепко сжала руки и спросила:

– Ты на мне женишься?

Глава 13

– Только номинально, ты можешь уехать… – торопливо добавила она, не дав ему возможности ответить.

– Нет, черт возьми! – Вскочив с дерева, Сойер закричал: – Ты несовершеннолетняя! Фактически ребенок! Я не хочу сидеть на одном месте! Нет, нет и нет! Я не хочу жениться!

– Может, ты все-таки выслушаешь меня и перестанешь реветь, словно упрямый осел?

Сойер умолк, хотя явно бесился от злости. Впрочем, Каролину это сейчас не волновало; главное – он будет слушать, и надо поскорее довести дело до конца.

– Сойер, пойми, ты женишься не по-настоящему и можешь расторгнуть брак, когда уедешь на запад.

– Тогда на кой черт тебе сдался этот брак, если я сразу расторгну его и уеду?

– Пойми, если я стану миссис Сойер Дэй, все люди, Рамон и другие, подумают, что ты уехал на время, за своим золотом, и я смогу остаться на ранчо. Они хорошо тебя знают, поэтому остерегутся ухаживать и волочиться за мной… или того хуже. Мне уже шестнадцать лет. Нужен год, чтобы я научилась управлять хозяйством.

– Это самая безрассудная авантюра, с которой мне доводилось сталкиваться! А всякой чуши я насмотрелся.

– Сойер. – Она безотчетно взяла его за руку. – Это мой шанс. Всю жизнь я переезжала от одного родственника к другому, у меня никогда не было настоящего дома. Наконец появилась такая возможность! Ты же сам говорил, что у нас в жизни два шанса…

– Мало ли что я наболтал.

– Два шанса, – твердо повторила Каролина. Так просто она свое будущее не отдаст. – Маму я почти не помню, отца убили, когда мне было семь лет. Ты сказал, что второй шанс мы зарабатываем сами. Так дай мне его, Сойер.

– Черт!

– Пожалуйста. Ты получишь четвертую часть земель. Они станут твоими. – Сойер молчал, и она почувствовала его заинтересованность. – Но помоги мне встать на ноги. Я не хочу жить с тетей в Натчезе. Она постарается выдать меня замуж за того, у кого хватает денег, а моего мнения никто и слушать не станет. Дай мне шанс начать жизнь на собственной земле, у себя дома!

Ты понятия не имеешь, что за жизнь на ранчо.

– Я научусь! – воскликнула Каролина, не замечая, как по щекам у нее текут слезы. – Я хочу остаться. Все это принадлежит мне, и я хочу сделать это по-настоящему своим.

– Ты женщина, к тому же чертовски молодая.

– А ты чем занимался в шестнадцать лет?

– У мужчины все по-другому.

Поэтому мне нужно твое имя! Лишь имя, совсем ненадолго.

– Мое имя не убережет тебя от Кейна.

– Его хватит для начала. Я не могу ждать, пока вырасту. Пожалуйста, Сойер! Ты ничего не теряешь, зато получишь земли, которые в один прекрасный день тебе пригодятся. Ты сам говорил, что в Техас понаедут люди, а значит, твои земли поднимутся в цене.

– Дело не в этом, – вдруг успокоившись, ответил Сойер. – Имя не защитит тебя от команчей. И тем более от типов вроде Кейна Хатфилда.

Ты прав, я найму больше работников. Потом здесь Рамон. Я не хочу ехать в Натчез. Пожалуйста, я же так мало прошу.

Сойер ласково вытер ей слезы.

– Каролина Брендон, ты свихнулась. Дорогая, этот мир вгонит тебя в могилу. Ты не умеешь сгонять скот, выжигать клеймо, ловить и укрощать мустангов, драться с индейцами и руководить мужчинами.

– Я могу нанять тех, кто это умеет. Не все мужчины похожи на Кейна. Дай мне свое имя, Сойер. Дай мне попробовать. Если не получится, я тут не задержусь.

– У тебя может не оказаться пути назад. Команчи не оставят тебе выбора.

– Когда в Техас придет цивилизация, через пару лет здесь вообще не будет никакой границы. Старые форты снова обживают, строят новые. Сойер, я тебя умоляю, если ты женишься на мне, то останешься всего на несколько недель…

– Недель?

– Пусть дней. Люди удивятся, если ты сразу помашешь рукой, вскочишь на лошадь и уедешь. Пожалуйста… – Она умоляюще сжала ему руку. – Поверь, я знаю, что мне нужно.

Сойер уставился на журчащий ручей, а Каролина ждала, зная, что в эту минуту он борется с собой.

– Я не готов немедленно сказать “да”, – сердито произнес он.

– Отлично, Сойер Дэй. Тогда я посмотрю, не согласится ли Рамон, Если ради того, чтобы остаться на этой земле, мне придется продать свое тело и душу, клянусь, я это сделаю.

Девушка круто развернулась и начала взбираться по скале, но Сойер грубо потащил ее вниз. Глаза у него стали бешеными.

– Черт побери! Ты не соображаешь, что делаешь.

– Возможно, зато хоть делаю… как умею.

– Ты просто дурочка! – Он шумно вздохнул и легонько тряхнул ее за плечи. – Ладно, черт с тобой. Но до того как и пересеку границу Техаса, брак будет расторгнут. – Она не видела его таким разъяренным. – Подумать только, я согласился проводить в Техас худосочного ребенка, а оказался на цепи. Только не жди от меня никаких брачных обетов.

– Хорошо, сегодня вечером я дам тебе письменное согласие на развод в любое время. Обещай не показывать его ни в Гриффине, ни здесь.

– Для команчей миссис Сойер Дэй – пустое место.

– О, Сойер, как я тебе благодарна! – Каролина встала на цыпочки и поцеловала его в шею. – Спасибо! Спасибо!

– Господи, это же полное безрассудство. – Он взял ее за плечи и серьезно произнес: – Если бы я не знал, насколько ты упряма… Я делаю это ради того, чтобы удержать тебя от худшего, но считаю, ты совершаешь ошибку.

– Ты обещал.

– Да, все равно я возражаю.

– Сойер, ты чудо, – просияла Каролина.

– Проклятие, – буркнул он и сухо предложил: – Давай обсудим, что ты надумала.

Они вернулись к поваленному дереву. Трещали сверчки, лягушки начали свой обычный концерт. Девушка не видела лица Сойера, однако внутри у нее все кипело от возбуждения.

– Тебе придется съездить в Раскин или Гриффин, чтобы взять разрешение на брак. Священника можешь привезти с собой. Я отпишу тебе земли: двадцать из восьмидесяти участков – твои. Хочешь, составим бумагу, в городе ты покажешь ее адвокату, чтобы все было как надо. К среде ты вернешься, и мы сможем пожениться.

– А кто будет выбирать двадцать участков?

– Ты, если не потребуешь себе дом.

– Что ты несешь? – взвился Сойер. – Ладно, продолжай.

– Когда мы поженимся, Рамон с Уиллом проводят священника обратно, Чед и Люций отправятся на пастбища. Рамон наймет еще несколько человек: пусть все думают, что мы заняты друг другом. – Каролина поблагодарила Бога, что в темноте Сойер не видит, как она покраснела. – Через две или три недели…

– Через две.

– Хорошо, – быстро согласилась она. – Через две недели ты всем скажешь, что едешь за своими деньгами на запад и, получив их, сразу вернешься. Ты уедешь, расторгнешь брак и снова получишь свободу.

– Отчего у меня такое чувство, будто угодил в зыбучие пески? – мрачно поинтересовался Сойер.

– До того как мы поженимся, а ты оформишь земли на свое имя, я напишу бумагу с просьбой о разводе и отдам ее тебе.

– Я нисколько не сомневаюсь, что ты сдержишь обещание. Что за манера впиваться в меня, как заноза?

– Сойер, ну хватит! Через три недели я стану лишь воспоминанием.

Каролина вдруг почувствовала себя озорной и легкомысленной.

– Не желаешь скрепить наш договор поцелуем? – засмеялась она.

На этот раз Сойер поцеловал совсем иначе. Он уже не был нежным, его язык исследовал ее рот, вызывая в ней страстную дрожь. Девушка приникла к нему всем телом. И ощутила нечто твердое.

Внезапно Сойер отпустил ее.

– Ты сама не знаешь, что делаешь. – хрипло произнес он.

– Но ты ведь уже согласился, – ответила Каролина, не понимая, чем он снова недоволен.

– Пошли домой.

– Сойер, а мы не должны… выглядеть как влюбленные?

– Не волнуйся, Каролина. Любой сейчас поймет, что тебя недавно целовали.

Девушка густо покраснела.

Когда они подходили к дому, Сойер замедлил шаг, и она, поравнявшись с ним, робко взяла его за руку. На миг ей показалось, что он оттолкнет се, но Сойер этого не сделал.

– Все-таки мы должны выглядеть как влюбленные.

– Ладно. Еще какие-нибудь идеи есть?

– Ты сердишься.

– Да, уже чувствую на ногах железные оковы.

– Я не стану тебя удерживать, обещаю. Сегодня же напишу бумагу.

Подойдя к дому, они увидели сидящих на крыльце Рамона и доктора Баркера. Уилл расположился на ступеньках и обстругивал какую-то деревяшку. Люций тихонько играл на губной гармошке.

– Сойер, может, сказать им?

– Поступай как знаешь. Каролина повернулась к нему.

– От тебя никакой помощи! Мужчинам должен сказать ты, а не я.

– Ладно.

Сойер обнял девушку за плечи и повел к крыльцу, кипя от ярости. Он не хочет жениться ни формально, ни по-настоящему. В форте Уорт ему не удалось отделаться от Каролины, а теперь он забеспокоился уже всерьез. Женщины имеют обыкновение никогда не выпускать добычу из рук.

– У меня хорошая новость, – громко произнес Сойер, глядя на девушку, хотя обращался к мужчинам, и она всем сердцем желала, чтобы он думал именно то, о чем говорил. – Мы с Каролиной решили пожениться. Она согласна стать моей женой. Завтра я поеду в Гриффин за разрешением на брак и священником.

– Отличная новость! – воскликнул доктор. – Поздравляю!

Рамон крепко пожал руку Сойеру и легонько поцеловал Каролину в щеку.

– Замечательно! Я рад за вас.

– Теперь вы оба сможете начать на этих бескрайних землях новую жизнь, – добродушно сказал Баркер.

– Вы можете поехать со мной, доктор, но мы будем рады, если вы останетесь до свадьбы.

– О, свадьбу я не пропущу! А соседи? Да мы устроим такой праздник!

Остальные тоже поздравили жениха и невесту. Свадьбу назначили на два часа в среду.

Наконец Сойер увел Каролину в дом. Остановившись в полутемной гостиной, он обнял ее.

– Спокойной ночи, Каролина.

– Спокойной ночи, Сойер, И большое спасибо.

– Да ладно тебе, – коротко бросил он и отправился к мужчинам.

Она зажгла лампу и посмотрела в зеркало. Губы пунцовые, щеки горят. Она глядела на свое отражение, думая о поцелуе Сойера, который был почти столь же неистовым, как у Кейна… и совсем другим. Каролина погасила лампу и села у открытого окна, прислушиваясь к мужским голосам, среди которых она различила голос Сойера.

Ее брак – явление временное, к тому же ненастоящий, всего лишь на бумаге, но в среду, независимо ни от чего, она станет миссис Сойер Дэй.

Каролина долго не могла уснуть и, встав до рассвета, принялась готовить завтрак. Потом написала обещанное письмо, чтобы передать его Сойеру.

Он вошел на кухню первым, и она тут же протянула ему сложенный лист бумаги.

– Посмотри, все ли там правильно.

Он быстро прочел его и сунул в нагрудный карман рубашки.

– Рамон и Уилл проводят священника после свадьбы в город, а заодно наймут четверых работников.

Весть о предстоящем торжестве разнеслась по всей округе, и с утра в среду начали подъезжать фургоны. Каролина встретила чету Дженсонов. Руби Дженсон даже привезла большой яблочный пирог, от которого исходил умопомрачительный аромат, и заготовки для торта. Следом приехало семейство Оренов. Вскоре по двору уже бегали дети, а женщины принялись готовить свадебный торт, украшая его взбитым кремом.

Каролина заранее решила, что наденет голубое шелковое платье с ниспадающими сзади красивыми складками, а впереди отделанное рядом мелких белых пуговиц, и от души накрахмалила свою единственную нижнюю юбку. Доктор Баркер помог ей вшить в нее сухие виноградные лозы, так что получился очень модный кринолин.

У миссис Джексон оказались с собой щипцы для завивки, и она сделала Каролине нарядную прическу, которую девушка потом украсила живыми примулами.

Наконец она смогла осмотреть себя в зеркале, с завистью подумав о роскошной груди Фабианы. Если бы она имела такую женственную фигуру, то и прическа не требовала бы столько времени. Но чего нет, того нет, она больше похожа на Джастина. Это ненастоящая свадьба, напомнила себе Каролина, но ей все равно хотелось, чтобы Сойер обратил на нее внимание и счел красивой. Вздохнув, Каролина вышла в гостиную, где ее ждал доктор Баркер. Конечно, она не вскружит голову мужчинам, как Фабиана, но сегодня все-таки выглядит красивее, чем обычно.

– Да вы просто красавица, мисс Каролина! – улыбнулся доктор, предлагая ей руку. – Вы готовы?

– Да, сэр, – едва шевеля губами от волнения, ответила девушка.

Баркер наклонился ниже и заговорщицки прошептал:

– У нас тут нет пианино, но Рамон собирается играть на гитаре.

Она услышала тихие аккорды, когда шагнула из двери в ослепительный солнечный свет.

Видела она только Сойера, который стоял рядом со священником. Он был в белоснежной рубашке, которую надевал в форте Ричардсон, нанковых панталонах и черной жилетке; каштановые волосы золотом отливали на солнце, у бедра, как обычно, револьвер. Каролина мельком подумала, расстается ли он когда-нибудь с оружием, но тут Сойер улыбнулся ей, и она сразу забыла про всякие револьверы. Его быстрый оценивающий взгляд не выразил ничего особенного, тем не менее выглядел он так, словно был счастлив.

Каролина замерла от восторга, хотя знала, что по сути это фарс. Но ничего не могла с собой поделать – сегодня она станет мисс Сойер Дэй. Он смотрел так, словно был от нее без ума.

– Сойер Бенкс Дэй, вы согласны взять в жены эту женщину?

– Да, согласен. – Сойер посмотрел в ее обожающие зеленые глаза, и у него захватило дух.

В своем небесно-голубом платье, с чудесной прической, нежно-розовыми губами Каролина была просто красавицей. Только бы не принести ей несчастье, ведь она столь безрассудна и молода. Ее решение остаться в Техасе – идиотская затея, но осуждать девушку он не мог, ибо в подобной ситуации поступил бы так же. Сойер ласково погладил руку Каролины, ощутив под пальцами мозоли от каждодневной работы на ранчо.

– Каролина Ларк Брендон, вы согласны взять в мужья этого мужчину?

– Да, согласна, – искренне ответила девушка.

Она любила Сойера, а сегодня он был просто неотразим. Может, происходящее трогает и его? Вдруг он передумает и не уедет…

Глава 14

Сойер надел ей на палец золотое обручальное кольцо, правда, немного великоватое. Неужели он приготовил его заранее?

– Объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту.

Потом все хлопали Сойера по спине, поздравляли, а мужчины образовали даже настоящую очередь, чтобы поцеловать Каролину в щеку. Вскоре гости шумно уселись за праздничный стол, накрытый во дворе, и Сойер передал Каролине бокал.

– Ты получила что хотела, – добродушно сказал он. – Для столь тщедушного ребенка у тебя поразительно железная хватка.

– Раньше такого не было.

– За твое будущее, Каролина. – Он поднял бокал.

– И за твое, Сойер Дэй. Может, и ты обретешь то, что хочешь.

Повинуясь сердечному порыву, она наклонилась к жениху, но тот нахмурился, опустил глаза и начал взбалтывать в бокале вино. Возникшее на миг ощущение близости исчезло.

Было много тостов, Рамон играл на гитаре, а Люций аккомпанировал ему на губной гармошке. Все танцевали, громко хлопая в ладоши и отбивая такт ногами по пыльной земле; отовсюду слышался веселый смех.

В конце дня новобрачные, взявшись за руки, стояли у ворот и глядели вслед фургону, увозившему Раймона, доктора Баркера и священника в форт Гриффин. Наконец девушка повернулась к Сойеру. Оба виновато засмеялись, словно два озорника, которым удалась очередная проделка.

– Теперь, мисс Сойер Дэй, ни один мужчина не осмелится ухаживать за вами.

– Когда я буду готова к ухаживанию, то объявлю о расторжении нашего брака.

Он с любопытством взглянул на нее.

– По-моему, как только мы выехали из форта Уорт, ты уже была готова принимать знаки внимания. Давай сходим к ручью.

– А где ты взял кольцо?

– Это кольцо моей мамы.

– Ты не можешь отдать мне кольцо своей мамы. Вот. Забери его.

– Нет, – покачал головой Сойер. – Мама была смелой женщиной. И ты смелая. Думаю, она была бы рада, что ты носишь ее кольцо. Если у тебя в свое время появится другое, ты найдешь применение и этому.

– Но у твоей настоящей жены тоже должно быть кольцо.

– К тому времени у меня его наверняка украдут! А если женюсь, то подарю ей бриллиантовое.

– Если она тебя будет любить, тогда ей лучше носить это.

– Пусть остается у тебя. Маме ты бы понравилась. Ей нравились люди, у которых есть, как она говорила, сметливость. Оставь его в память обо мне, – добавил он и тут же пожалел о сказанном. Чем скорее Каролина забудет о нем, тем лучше будет для нее.

– О, Сойер, спасибо! – Она крепко обняла его. – Даже если я доживу до ста лет, все равно никогда тебя не забуду.

Ее податливое тело пахло свежестью, и плоть Сойера мгновенно отреагировала. Каролина слишком чиста и доверчива. Он ласково отстранил ее, потом взял под руку, чтобы отвести к ручью.

– Я говорил с Рамоном, предупредил, что на пару недель съезжу в Раскин, подыщу человека, которого мог бы отправить на запад, но если никого не найду, то мне придется ехать самому. Он понял, что если меня долго не будет, значит, я поехал на запад. Я попросил его заботиться о тебе, помочь по хозяйству и проследить, чтобы ты наняла хороших работников.

– Иногда ты бываешь на удивление любезным.

– А в остальное время? – насмешливо полюбопытствовал он.

– Ты ведь не собираешься втянуть меня в спор? – улыбнулась Каролина. – Только не сегодня. Это особый день.

– Каролина, свадьба ненастоящая.

– Мы разведемся, но все было настоящим, как эта земля, – торжественно заявила она.

– У меня твое письмо.

– Разумеется. Но сегодня дай мне представить, что все было по правде и я новобрачная. Дай порадоваться твоему обществу.

Сойер отвел непослушный завиток у нее со лба. Хотя он едва прикоснулся, девушке показалось, что от егo пальцев отскакивают горячие искры.

– Однажды у тебя будет настоящая свадьба. Ты выйдешь за человека, которого полюбишь, и сегодняшний день вызовет улыбку. Не придавай ему большого значения, Каролина. Мы такие же муж и жена, какими были вчера; я не хочу причинять тебе боль.

Из воды серебристой молнией выпрыгнула рыба.

– Гляди! – воскликнул Сойер. – Нужно взять удочки, спуститься вниз по течению, где поглубже, и наловить рыбы.

Ему хотелось отвлечь Каролину от мыслей о нем. Ее объятия и прикосновения разжигали кровь, он с трудом держал себя в руках.

– Почему бы тебе не снять это красивое платье? Ты его наверняка испачкаешь.

– Ну и пусть. Я так давно не носила платьев.

– Дело твое, – пожал плечами Сойер, направляясь к дому.

Каролина молча смотрела на его удаляющуюся спину. Она совершенно не интересовалась рыбалкой. Ее интересовал Сойер.

Он вернулся в старых джинсах с двумя удочками, корзин кой, кувшином лимонада и одеялом. Каролина сидела на валуне, потрясающе красивая в лучах заходящего солнца, но он уже поклялся в оставшиеся дни контролировать себя, иначе все могло плохо кончиться.

– Держи, это твоя, – хмуро сказал он, рассматривая леску.

– Я лучше посмотрю.

Девушка расстелила одеяло, села, обхватив руками колени, и стала смотреть на Сойера.

Если бы он сейчас хоть раз поцеловал ее, она бы растаяла в его объятиях и позволила овладеть ею. Но он повернулся к ней спиной, делая вид, что поглощен насаживанием червя. Необходимо или сразу расстаться с Каролиной, или связать с этой женщиной судьбу до конца дней.

– Проклятие! – выругался он, вытаскивая из пальца крючок.

– В чем дело? – ласково спросила Каролина.

Он поднял глаза к небу и мысленно досчитал до пяти.

– Небольшие затруднения с чертовой леской.

– По-моему, ты стал чаще ругаться, чем раньше. Сойер решительно насадил наживку и удил до тех пор, пока не загудели ноги. Каролина сначала что-то напевала, потом умолкла. Наконец он собрался с духом и обернулся.

– Хочешь лимонаду? – улыбнулась она.

– Не откажусь.

Он срезал раздвоенную ветку, обстрогал немного, воткнул в землю, пристроил удочку на рогатку и сел рядом с девушкой.

– Почему бы тебе не разуться, а то испачкаешь одеяло? – Каролина приподняла юбку и пошевелила пальцами ног. – Я давно сбросила туфли.

– Сейчас разуюсь.

– Как ты думаешь, что мне делать в первый год. Не предложить ли Рамону долю, если в этом году он будет хорошо вести дела? Он скупает земли к югу от ранчо.

– И окажешься между братьями Торрес.

– Неужели они так и не оставят друг друга в покое? Сойер задумался. Как бы он поступил на ее месте?

– Пусть Рамон управляет хозяйством, он справится. Можно очень выгодно продать скот, особенно на севере. В Техасе с головы получишь три доллара, а там на рынке дадут от тридцати до сорока долларов.

– Неужели? Целое состояние! – воскликнула потрясенная Каролина.

– Верно. На севере требуется скот. Пока там воевали, в Техасе увеличилось поголовье. – Сойер машинально поправил ей непокорный локон.

– Как же мы перевезем туда скот через земли команчей и других племен?

– Не “мы”. Наймешь гуртовщика или попроси Уилла, а с тобой останется Рамон. Говорят, в Абилине один из лучших рынков. Придется или объехать краснокожих с запада, или рискнуть напрямую через индейские территории. Иногда племена требуют очень высокую плату за свободный проход.

– Сколько?

– Не знаю, не интересовался. Вроде десять центов за голову.

Он лег на спину и с удовольствием закинул руки за голову. Каролина время от времени поглядывала на него.

Если бы Сойер остался… Скота и земли хватит на всех…

– Тебе надо побольше заниматься садом. У Фабианы не было к нему интереса.

В последние дни лета темнело быстро, на небе уже стали видны первые звезды. Каролина повернулась на бок и посмотрела на Сойера; он был совсем рядом, так близко.

– Сойер, возможно, это единственный день свадьбы в моей жизни.

Тот на мгновение застыл.

– Нет, Каролина, – сказал он и погладил ее по щеке. – У тебя еще будет свадьба, поверь.

– Ты не знаешь, – возразила она, придвинувшись чуть ближе. – Сойер, мне понравилось целоваться. А несколько поцелуев никому не причинят вреда.

– Да, как несколько шагов по зыбучим пескам, – сурово произнес он.

– Ты боишься меня поцеловать. Сойер резко сел.

– Боюсь, черт возьми.

– Почему? Ты же не боялся целоваться с Панси?

– У Панси я ничего не собирался отнимать.

– И у меня ты никогда не отнимешь того, чего я не захочу отдать.

– Ты ребенок с телом женщины и ничего не знаешь про любовь.

– Я бы не возражала против твоего поцелуя. Сойер даже застонал.

– Я скажу, когда остановиться, – смиренно добавила Каролина.

– Да что тебе известно о мужчинах! Вдруг я не захочу остановиться или не смогу?

Она смотрела на него, чуть склонив голову и думая сейчас лишь о том, как ей хочется его поцеловать.

– Скажешь, когда остановиться. – Сойер привлек девушку к себе.

Поцелуй оказался таким же неистовым, как тогда у ручья. Каролина, ощутив внизу живота нечто странное, обняла Сойера за шею, сильнее приникла к нему и мечтала, чтобы этот поцелуй длился до бесконечности.

А Сойер, злясь на себя, на Каролину, на то, что поддался уговорам, на дурацкий фиктивный брак, уже окончательно потерял голову. Он сжал Каролину в объятиях, уложил рядом с собой на одеялах и дал выход своему любовному голоду, хотя знал, что она невинна как ангел, что он первый мужчина, с которым она целуется и который вызывает в ней желание. Сойер еще раз попытался напомнить себе, что она почти ребенок, но без особого успеха. Сейчас он обнимал женщину, исполненную страсти, женщину, от которой голова шла кругом.

Он слегка приподнял Каролину и начал покрывать поцелуями шею. Она тихонько ахнула, задвигала бедрами, провела руками по его плечам и лицу. Не отрываясь от нее, Сойер расстегнул длинный ряд пуговиц, спустил с плеч нижнюю сорочку. Накрахмаленное кружево оцарапало ему подбородок, но он даже не заметил. Прикосновения ее рук доводили его до безумия, и он, дернув вниз батист, накрыл ладонью маленькую грудь.

Каролина вскрикнула, а Сойер чуть приподнял голову и любовался выражением ее лица. Он знал, что должен остановиться, но вместо этого осторожно куснул напрягшийся сосок, затем провел по нему языком, умирая от желания погрузиться в ее тело.

Он продолжал целовать ей шею и плечи, а тем временем его пальцы неумело развязывали шнурки корсета. Наконец Сойер рывком поднялся, сорвал рубаху, затем поставил девушку на ноги, чтобы ее одежда соскользнула на одеяло.

Каролине хотелось сказать, как он нужен ей, как она его любит, как хочет всегда быть с ним рядом… Но она знала Сойера, поэтому, схватив нижнюю сорочку, прикрыла свою наготу и шагнула назад.

– Сойер, я не хочу тебя останавливать, но, если мы продолжим, ты потом можешь почувствовать себя несвободным.

Он словно раздевал ее взглядом, и Каролина едва не под далась искушению упасть в его объятия, но ей не хотелось, чтобы позже Сойер возненавидел ее.

– Что бы мы ни сделали, я все равно не останусь и не вернусь обратно.

Но девушка боялась, что после случившегося в нем заговорит совесть и он не покинет ранчо, несмотря на свою ненависть. К тому же результатом их близости может стать ребенок. Нет, она не будет удерживать его нечестными поцелуями. Вскрикнув, она подобрала одежду, развернулась и побежала к дому. Иначе в следующий миг она непременно была бы в его объятиях и не смогла бы ему отказать.

Сжав кулаки, Сойер глядел ей вслед. Наверняка его ответ страшно обидел Каролину, теперь она вполне могла eго возненавидеть. Он дрожал от неутоленной страсти, в голове стоял туман. Когда девичья фигурка исчезла из виду, он яростно сорвал остатки одежды и бросился в воду, надеясь остудить телесный жар.

Каролина оказалась более пылкой, чем он мог себе вообразить, и его возбуждение не успокоила даже холодная вода ручья.

До прихода Сойера девушка успела переодеться и в синем шелковом платье выглядела еще красивее. Он стиснул зубы. Если бы он не проявил осторожность, то до конца жизни был бы прикован к этому ранчо. Но когда Сойер взглянул в громадные зеленые глаза Каролины, никакое золото уже не шло ему на ум.

– Хочешь, приготовлю ужин, или оставить тебя одну?

– Я помогу, – улыбалась Каролина.

Сойер чуть не открыл рот от изумления. А он-то ожидал слез, упреков, возмущения.

Следующий час они на пару готовили ужин. Каролина была весела, даже робко кокетничала с ним.

Он знал, что должен уйти, но не смог. Они сидели на крыльце и разговаривали, Сойер рассказал ей о войне и тех днях, когда добывал золото, а девушка без утайки любовалась им.

Наконец он встал, потянулся всем телом и протянул ей руку, чтобы проводить до двери. Сердце у нее предательски екнуло.

– Спокойной ночи, Каролина.

– Сойер…

– Да, ты нежная, юная, но не моя, несмотря на данные клятвы и обручальное кольцо. Мы просто друзья и заключили соглашение.

Он старался не терять рассудка, хотя, обнимая Каролину за талию, сделать это было трудно. Желание вдруг с удвоенной силой напомнила о себе. Надо бы немедленно уйти…

– Сойер, поцелуи меня на прощание.

– Ты не представляешь, как трудно иногда мужчине остановиться только на поцелуях, – хрипло произнес он. – Или до чего может довести его поцелуй.

Говоря это, Сойер уже наклонился к девушке, ища ее губы. Тело Каролины вдруг обмякло у него в руках, и безудержная страсть едва не разнесла шаткую преграду, воздвигнутую рассудком.

– Сойер, иногда гораздо лучше поцеловаться, чем не делать ничего. Я тебе скажу, когда остановиться.

– Черт возьми, ты же невинное дитя! Я и так целый день мучаюсь, и с каждым разом мне все хуже. Я не уверен, что смогу остановиться, когда ты попросишь.

И тут же вопреки сказанному опять поцеловал ее. Мир у нее перед глазами куда-то поплыл, но ей хотелось большего. Она хотела принадлежать Сойеру.

Разомкнув объятия, тот быстро сбежал с крыльца и лишь тогда обернулся.

– Я не хочу лишать тебя невинности и погубить твое будущее. Но я не могу обещать, что выдержу, если мы не перестанем целоваться.

– Сойер, я тебя остановлю. Я не хочу, чтобы ты остался только из-за этого. Ты же знаешь, что у тебя есть право в любой момент расторгнуть брак.

– Да. Но ты ничего не знаешь о мужчинах.

– Я знаю, что могу тебе доверять.

– Будь я проклят!

Каролина бросилась к нему, и он с такой силой прижал ее к себе, что девушка не могла ни вздохнуть, ни выдохнуть. Он страстно целовал ее, а пальцы уже торопились расстегнуть платье, обнажая грудь. От его прикосновений Каролина испытала неведомое дотоле блаженство, eй захотелось притронуться к телу Сойера, и она провела ладонями по его бедрам снизу вверх. В ушах у нее шумело, но она все же уловила вырвавшийся у него стон. Каролина чуть выгнулась, отдаваясь во власть его губ, позволила своим рукам передвинуться на живот Сойера, опуститься ниже и ощутить сквозь грубую ткань джинсов мужскую плоть. Сойер подхватил девушку, внес в спальню, положил на кровать и быстро раздел.

Глаза ему застилала красная пелена страсти, но он все же сознавал, что если овладеет Каролиной, то уже никогда не сможет ее оставить.

Вдруг она сжала кулаки и перекатилась на другой край постели.

– Уходи, Сойер! Я знаю, о чем ты сейчас думаешь! Уходи! – Каролина заплакала. Собственное будущее не волновало ее, но она не могла допустить, чтобы он остался с ней только из чувства долга.

Сойер молча направился к выходу, и звук его шагов ножом вонзался ей в сердце. От грохота захлопнувшейся двери чуть не вылетели стекла.

Каролина понимала, что Сойер терзался не меньше, чем она. Живя с тетей Летги, девушка ничего не знала о мужчинах, поэтому ее так поразили и его действия, и то, как быстро он поддался любовной страсти. Ей были приятны каждое прикосновение, каждый поцелуй, она без колебаний готова отдаться ему, но не может использовать близость, чтобы удержать Сойера, раз он ее не любит.

Он наконец увидел в ней не ребенка, а женщину и хотел ее. В этом Каролина не сомневалась.

Она задумчиво вертела на пальце обручальное кольцо и невольно залюбовалась его золотым блеском. Отдав ей кольцо своей матери; Сойер до глубины души тронул ее. Друзья…

– Сойер Дэй, я люблю тебя, – прошептала она, глядя в окно.

Ранчо Брендона. Ее земля. Ей больше не надо искать приюта у родственников. Гордость и надежда на лучшее притупили чувство одиночества. Каролина надела халат, спустилась с крыльца и взяла пригоршню земли. Это ее земля, и она будет принадлежать ей, даже если Сойер уедет и расторгнет брак. Да, она может остаться в одиночестве, зато свободной. Высохшая земля потихоньку сыпалась между пальцев, а Каролина смотрела на барак.

– Сойер, я не могу без тебя!

Вернувшись в комнату, она легла, но, как и в прошлую ночь, проворочалась без сна до самого рассвета.

Глава 15

На следующее утро Сойер вошел в кухню, неся в руках по-военному скатанные постельные принадлежности и свой небольшой скарб.

– Лучше перенести это сюда до возвращения Рамона.

Девушка кивнула. Какой же он красавец!

Сойер рассказал, чем он сегодня займется, а если ей вдруг потребуется помощь, достаточно выстрелить из ружья в воздух – и через несколько минут он будет здесь.

– Сойер, давай поедем вместе. Скоро мне придется хозяйничать самой.

– У тебя будет Рамон и нанятые тобой работники. Главное, не выходи за ограду и в случае чего действуй без промедления. Запомни, три выстрела в воздух. – С этими словами он нахлобучил на лоб шляпу и ушел.

Вернулся он только под вечер, с нею вел себя сдержанно, хотя порой Каролина ловила такие взгляды, от которых екало сердце.

Ночь Сойер провел в бараке. На следующий день приехал Рамон с тремя мужчинами. Низкорослого, с грубым лицом звали Карлсон Макдермотт, долговязого парня – Бен Дэвис, а рыжего детину – просто Курт.

Вечером Сойер подошел к Каролине, набиравшей у колодца воду, отобрал у нее ведро, поставил на землю, крепко поцеловал в губы и, обняв за талию, повел к дому.

– Сойер, – пролепетала ошеломленная Каролина. – Ведро…

– Забудь. На нас смотрят, и я хочу, чтобы все думали, что я от тебя без ума.

– О! – Сойер затворил за собой дверь и повернулся к девушке. Взгляд у него был полураздраженный, полустрадальческий. Каролине стало не по себе. – И что дальше?

– Теперь мы посидим часок в соседней комнате, чтобы в их тупых головах покрепче засела мысль, что мы любящая пара.

– Ты расстроился из-за меня?

– О невинность! Если бы ты знала, чего мне это стоит, то не стала бы задавать дурацких вопросов. Если бы у меня не осталось совести… – Он махнул рукой. – Все это действует на нервы.

– Займусь-ка я, пожалуй, ужином, – быстро ответила Каролина, стремясь избежать надвигающейся бури. Еще чуть-чуть – и Сойер просто взорвется.

Однако не успела она сделать и шагу, как тот схватил ее за руку и насильно усадил в кресло.

– Сиди со мной, а то, если начнешь ходить по кухне, тебя наверняка заметят. Пусть они считают, что мы с тобой лежим в постели. Чтобы к тебе никто не приставал, они должны быть уверены в моей безумной любви. Рамон – исключение. Его можно не опасаться, если, конечно, он снова не ударится в запой. Но я сомневаюсь. Рамон слишком любит Фабиану, поэтому не обращает внимания на других женщин. Завтра мы с ребятами съездим загнать еще несколько бычков. Я кого-нибудь оставлю тебе в помощь, не бойся. – Он снял рубашку, потом сапоги и, не получив ответа, посмотрел на Каролину.

Лишь теперь Сойер заметил, что она его не слушает. Он тяжело вздохнул и поднялся, держа сапоги в руках.

– Ладно, можешь заняться ужином, – сказал он и стремительно вышел из комнаты.

Каролина принялась за дело, но у нее перед глазами еще стояла его мускулистая грудь, и, мечтая о поцелуях, она не заметила, как загорелась рукавица.

– Черт побери! – воскликнул с порога Сойер.

Он поднял еще тлеющую рукавицу и внимательно посмотрел на девушку.

– Она случайно попала в огонь, – смутилась Каролина.

– Похоже, голова у тебя забита другим.

– Может быть.

Сойер обнял ее за талию и прошептал ей на ухо:

– Будь я проклят, если ты не хочешь целоваться.

– Сойер!

– Скоро придут остальные, и нам придется на время прерваться, – насмешливо протянул он и крепко прижал девушку к себе.

С каждым очередным поцелуем Каролине все больше хотелось отдаться этой безответной любви. Чуть откинувшись назад, она запустила пальцы ему в волосы.

– С Панси у тебя было так же? – поинтересовалась она, не зная толком, чего ждет в ответ.

– Проклятие! – выругался Сойер, закрывая ей рот поцелуем, и Каролина поняла, что он ей ответил.

Когда скрипнула половица, они отскочили друг от друга. Рамон с улыбкой поздоровался и сел к столу, а девушка что-то пролепетала, заливаясь краской.

За ужином разговор, естественно, шел о ней. Есть Каролине совсем расхотелось. Она бросала косые взгляды на Сойера, который перебрасывался шутками с мужчинами, но по его виду Каролина поняла, что волнует Сойера больше, чем он готов признать. У нее вдруг появилась крохотная надежда, что он сам может передумать и остаться.

После ужина Сойер отправился в кораль. Вернулся он поздно, когда девушка, закончив дела, отдыхала на крыльце, играючи поднял ее на руки и внес в дом. Она прижалась к нему, хотя понимала, что он проделывает это ради остальных.

– Спокойной ночи, Каролина. Если кто постучится, я открою, а ты иди спать.

Глаза у него были сердитые, поэтому Каролина предпочла не вступать в разговоры и молча удалилась.

Прошла неделя. Все собрались в корале, чтобы посмотреть, как Бен станет приучать к поводьям мустанга. Сойер обнял Каролину за плечи и повел к дому. По дороге они разговаривали о Калифорнии и его планах. Войдя в дом, Сойер остановился и взял ее за руки.

– Каролина… – Девушка похолодела. Она уже знала, что он скажет. – Я завтра уезжаю.

– Так скоро?

– Я остался, как мы и договаривались, но теперь мне пора. – Он гладил ей руки, а ей безумно хотелось прижаться к нему всем телом, сделать что угодно, лишь бы он остался. – Если дела туг станут плохи, собирай вещи и уезжай в Натчез. Обещаешь?

– Сойер, я ничего не должна тебе обещать.

– Да, ты права, – спокойно заметил он.

Каролина пожалела о сказанном и робко тронула его за руку. Но стоило ей прикоснуться к нему, как все забылось, кроме страстного желания его любви. Она подняла глаза и встретила его сочувственный взгляд.

– Сойер, мне так хочется, чтобы ты остался. Ранчо было бы нашим, мы бы докупили еще земли, продали бы скот на севере. Ты бы стал богатым, и я любила бы тебя, как никто еще не любил.

– У нас договоренность, – твердо сказал он, хотя в голосе послышалось нечто странное. – Каролина, меня ждет куча золота в Калифорнии.

Она согласно кивнула. Сойер крепко поцеловал ее, и девушка в отчаянии прильнула к нему, вцепившись в его плечи.

– Не уходи!

– Я должен. И кстати, мы не любим друг друга.

– Я люблю.

– Ты чертовски молодая, неискушенная, даже не понимаешь, что говоришь. Я не готов остаться. В Калифорнии меня ждет уйма золота и Нат Сандерсон, доставивший мне кучу неприятностей.

– Сойер, я уже не ребенок, и когда ты меня целуешь, тебе об этом известно. Я женщина, которая любит мужчину.

Со стоном вздохнув, он снова поцеловал ее. Руки скользнули вниз, сжали ягодицы, потом легли на бедра.

– Сойер, ты меня не забудешь, – прошептала Каролина. – Я люблю тебя.

– Да откуда ты это знаешь? Ведь ты целовалась только со мной. Утром я уезжаю в Калифорнию. – Он грубо поцеловал ее, с силой прижав к себе, и она бедром ощутила его возбужденную плоть. Тем не менее девушка поняла, что, даже если она сейчас отдастся ему, Сойер все равно уедет.

– Хватит! – Каролина оттолкнула его. – Хватит! Оставь меня человеку, который будет когда-нибудь моим мужем! – Она торопливо направилась в свою комнату и на пороге обернулась. – Я отдам свою любовь тому, кто действительно полюбит меня. Тому, кто не променяет меня на жалкую горсть золотых.

Сойер вздрогнул, словно она ударила его. Она ненавидела выражение его лица, но еще больше ненавидела завтрашнее утро, когда он уедет.

После завтрака Каролина вышла проводить Сойера.

– Помни, для всех ты ждешь своего мужа, который тебя любит, собирается вернуться и стреляет без промаха.

– А ты. Сойер, помни, что я люблю тебя.

Он обнял ее за талию и поцеловал. Чтобы видели остальные. Он делал все, чтобы защитить ее, но про других Каролина сейчас не думала. Ее занимало лишь его сильное тело, к которому она прижалась. Возможно, она значит для него больше, чем Панси или другие женщины. Она хотела отдать ему нею любовь, всю себя, только бы он вернулся. Но он должен вернуться но своей воле.

Ее страстные поцелуи разожгли в нем такое бешеное желание, что он готов был подхватить Каролину на руки и бежать в дом, чтобы утолить любовную жажду.

Но вместо этого он выпустил ее их объятий, вскочил в седло и, чертыхнувшись сквозь зубы, трясущимися руками дернул поводья.

– До свидания, Каролина.

Он надвинул шляпу, пряча лицо, развернул коня, остановился, помахал ей рукой. Ей вдруг показалось, что сейчас он вернется, но Сойер устремился вперед легкой рысцой. Каролина махала ему вслед, а по щекам у нее все текли и текли слезы. Раньше она тоже расставалась с близкими, однако расставание с Сойером отзывалось в сердце неведомой прежде болью.

– До свидания, муж мой, – шептала она. – Сойер Дэй, я люблю тебя…

Он скакал на запад. Перед ним на земле маячила его собственная тень, в груди засел непонятный тугой ком. Сойер молился редко даже после гибели близких, но сейчас он просил Бога позаботиться о Каролине.

Он чувствовал себя так, будто пережил невосполнимую потерю. Чувство довольно странное, ведь он никогда не принимал близко к сердцу расставания. Сойер поерзал в седле и нахмурился: тяжесть в груди не исчезла, значит, поцелуй Каролины задел его намного сильнее, чем он хотел себе признаться. Она становилась женщиной, отрицать это было глупо, а такой страсти от девственницы он просто не ожидал.

Сойер вытер лоб и вполголоса ругнулся. Кому-то достанется чертовски хорошая жена. Она барышня с Юга, невинная, чопорная, хорошо воспитанная, хотя путешествие с ним малость подпортило ее язык. Ему снова вспомнились их поцелуи. Да, в чувстве ей не откажешь; многим шлюхам, которых ему довелось узнать, до нее ох как далеко. К тому же Каролина умна. Порой она была чертовски хорошим попутчиком, не хуже некоторых знакомых мужчин.

Сойер натянул поводья и еще раз обернулся. Дом уже казался крохотным пятнышком, но он был уверен, что Каролина стоит на пороге. Ему будет ее не хватать. Эта мысль поразила его. Вдруг он совершает ошибку? Может, вернуться и забрать ее с собой? Ведь они теперь в законном браке.

Сойер тряхнул головой, стараясь отогнать искушение. Или поскакать назад, заявить на нее права как на жену, пообещать когда-нибудь вернуться? А можно и не делать этого. Она будет ждать, она его любит. Пожалуй, такой женщины ему больше не встретить.

И все-таки надо вернуть украденное золото. Это целое состояние, на которое он не мог просто махнуть рукой и оставить его Нату Сандерсону – предателю, бросившему друга на растерзание краснокожим, чтобы спастись самому. Сойер не забыл, как его били два воина и какая пошла драка, когда ему удалось развязать веревки. Его чуть не убили, на что, видимо, и рассчитывал Нат. В этом он теперь уверен и отыщет предателя хоть на краю земли.

Если он возьмет с собой Каролину, найти Сандерсона будет намного труднее. Придется где-то осесть, она наверняка захочет детей, а он пока не готов к семенной жизни.

– Счастливо оставаться, миссис Дэй.

Сойер выругался. Похоже, он глупеет на глазах: пару дней назад он готов был плясать от радости, что может наконец уехать, а теперь не знает, как поступить.

Прежде всего следует выбросить из головы дурацкие мысли. Просто ему нужна женщина. Он слишком долго пробыл в компании юной девушки, и она только страдает из-за этого. Он же обошелся без Каролины в форте Ричардсон, когда провел ночь с Панси.

Расправив плечи, Сойер пришпорил копя. Может, он избавится от глупого чувства потери, если уедет от девушки как можно дальше. В первом же городе он расторгнет брак, а если и будет вспоминать Каролину, то лишь с глубокой, благодарностью.

– Так я и сделаю, черт возьми! – сказал он себе и направился в городок Колфакс, где, как ему говорили, есть салун, поверенный и магазин. Большего ему и не надо. Городишко расположен на самой границе с землями команчей, потом до самого Льяно-Эстакадо ему не встретится никакого жилья.

До Колфакса оставалось еще около часа езды, и он решил сделать привал у небольшой речки. Спешившись и подведя коня к воде, Сойер вдруг услышал лошадиное ржание. Он выхватил “кольт”, осторожно пробрался сквозь густой кустарник и увидел на берегу два десятка воинов-команчей: некоторые в боевой раскраске, кое у кого винтовки. Сойер начал лихорадочно соображать. Можно спрятаться в зарослях, но если его заметят, тогда конец. Двадцать человек ему не одолеть.

Он отполз к своей лошади и потихоньку двинулся на северо-восток к двум скалам. Если его не заметят, он успеет добраться до каньона между ними. Колфакс подождет.

Сойер придержал коня, чтобы не выдать себя стуком копыт, но в этот момент из-за кустов выехал команч. Прятаться уже не имело смысла, и, когда индеец удивленно вскрикнул, Сойер пустил коня бешеным галопом. Неожиданность давала ему преимущество; если он опередит краснокожих и доскачет до каньона, то сможет уйти от погони. Он решил пока не стрелять – возможно, крик индейца не слышали его товарищи. Но обернувшись, Сойер похолодел: за ним во весь опор неслись не меньше десяти команчей.

Низко склонившись к лошадиной холке, Сойер беспрестанно нахлестывал жеребца; высокие скалы каньона приближались, и он уже высматривал себе путь к спасению.

Тут у него за спиной раздался боевой клич. Сойер поднял “кольт”, но, прежде чем он успел спустить курок, прогремел выстрел и индеец кубарем покатился на землю.

Сойер услышал еще несколько выстрелов, пока во весь опор летел к узкой щели каньона. Он искал взглядом того, кто так неожиданно, а главное – вовремя пришел ему на помощь. Впереди он заметил следы лошадиных копыт и цепочку следов на крутом склоне, поэтому без раздумий поскакал туда. Лошадь скользила, из-под копыт летели вниз комья сухой земли и камни. Оказавшись в конце концов наверху, Сойер увидел человека, лежащего у края обрыва, который беспрерывно палил в индейцев. Сойер растянулся возле стрелка и увидел темное пятно у него на бедре.

– Спасибо! – выкрикнул Сойер между выстрелами.

– Кажется, мы не дадим краснокожим подняться сюда. Правда, они могут заехать с тыла.

– Наверно, вам будет тяжело сидеть на лошади, – заметил Сойер, перезаряжая раскалившийся “кольт”.

– Моя лошадь привязана вон там, – махнул рукой незнакомец. – Меня зовут Люк Стейли. Я их попридержу, а ты пошарь в моих седельных сумках.

Сойер озадаченно нахмурился, но все же выполнил просьбу Люка. Увидев привязанную к кедру низкорослую лошадку, он скатился вниз по склону и нащупал в сумке какие-то мешочки. Он развязал один, тут же узнав порошок тусклого черного цвета.

Сойер умел обращаться со взрывчаткой еще со времен золотоискательства. Если бы удалось подорвать скалу, они бы завалили вход в каньон, что надолго бы задержало большую часть краснокожих и позволило бы им с Люком сбежать.

Подхватив мешочки с порохом, Сойер помчался по склону в сторону прохода. Когда над головой просвистела стрела, он упал на землю и по-пластунски двинулся вперед. Только бы удержать индейцев и успеть приготовить заряд. Сойер закурил дешевую сигару, с удовольствием сделал несколько затяжек, наблюдая за проходом в каньон. Если команчи прорвутся, никаких шансов уже не останется.

Присмотрев большой валун, он подполз и начал торопливо копать, молясь, чтобы под слоем земли не оказалась скала. Сойер вырыл глубокую ямку положил в нее один мешочек, аккуратно утрамбовал, потом высыпал почти все содержимое второго мешочка и пополз к Люку, оставляя за собой пороховую дорожку.

Теперь нужно было привести лошадку. Сойер помог товарищу по несчастью сесть в седло.

– Теперь гони!

Он хлопнул по крупу лошади и начал стрелять в индейцев, которые уже въехали в каньон. Один сразу упал, второй развернулся и поскакал назад, стрела третьего сбила с головы Сойера шляпу. Тот снова нахлобучил ее, продолжая стрелять, затем остановился, чтобы поджечь окурком сигары пороховую дорожку, а когда огонь быстро побежал к валуну, прыгнул в седло и, нахлестывая коня, устремился по склону вслед за Люком.

До него донеслись боевые крики индейцев, но тут от взрыва содрогнулась земля.

Сойер оглянулся. Прохода в каньон видно не было, однако поднявшаяся к небу туча пыли в комментариях не нуждалась.

Глава 16

Фабиана еще раз поправила перед зеркалом сеточку на волосах, огладила платье из клетчатой бумажной ткани и тихонько засмеялась. Подумать только, она ведь чуть не отказала Максимо!

В комнате стоял запах свежего дерева, одеяла были расстелены на голом полу. Максимо, правда, обещал купить мебель в Сан-Антонио. А дом-то двухэтажный, второго такого она в округе не видела. Глядя на простиравшуюся за окном прерию, Фабиана погрузилась в мечты о том, как им будет хорошо в Сан-Антонио. Она, похоже, недооценила честолюбия Максимо, поскольку все эти годы он мало говорил о своих накоплениях.

Фабиана увидела в зеркале вошедшего Джастина, и улыбка у нее сразу исчезла.

– Я ездил на папины похороны.

– Мне жаль, – повернулась она к сыну, – что тебе пришлось страдать, но Максимо даст тебе все. Посмотри, как здесь хорошо.

– Он убил моего отца.

– Ты еще ребенок и не понимаешь любви между мужчиной и женщиной.

– Я понимаю, что ты бросила папу, а Максимо из-за этого стрелял в него, и он умер от раны.

– Джастин, ты сам знаешь, что я не собиралась причинять Джону зла. Он все равно убил бы меня из ревности. – Фабиана вызывающе подняла голову. – Ты же Торрес!

– Я никогда не стану называть Торреса отцом, – заявил мальчик, решительно кладя руку на кобуру.

– Это ведь кобура Джона. Где ты ее взял? Фабиана с несвойственной ей растерянностью поглядела на сына и была потрясена тем, насколько он изменился. С тех пор как он покинул ранчо Брендона, он стал взрослым. На вид Джастин все такой же худой и не особенно сильный, зато во взгляде у него появилась истинно мужская твердость. И этот новый Джастин был очень рассержен. Фабиана испугалась. Он ее сын, а значит, способен на насилие, как и она сама.

– Папин шестизарядник отдала мне Каролина.

– Джастин, только не делай глупостей. Посмотри, что у нас есть! Огромный дом со спальнями для каждого и столовая, я могу купить мебель в Сан-Антонио, у меня есть служанка. На Максимо работают одиннадцать человек. Он даст нам еще больше.

– Ты можешь думать о чем-нибудь еще, кроме денег и того, что на них можно купить?

– Джастин! – Она схватила его за руки. – Отдай мне “кольт” твоего отца. Помирись с Максимо, пусть он будет тебе отцом. Он тобой гордится.

– Да пошел он к дьяволу со своей гордостью!

– Не губи мое счастье! – воскликнула Фабиана. Мысль оказаться снова бедной вызвала у нее слезы. – Джастин, умоляю, дай мне шанс.

– Мама… – Он погладил ее по плечу. – Не плачь.

– Отдай мне револьвер и обещай быть хорошим. У меня свадебное путешествие, мы едем в Сан-Антонио, чтобы Максимо купил скот. Пожалуйста, не отнимай у меня счастья. Я люблю тебя и умоляю…

Джастин тяжело вздохнул.

– Обещаю не делать Максимо ничего плохого.

– Отдай мне револьвер.

Это папин “кольт”, и теперь он мой.

– Отдай до моего возвращения. Пожалуйста… – Она закрыла лицо руками и сквозь рыдания, но с абсолютно сухими глазами проговорила: – Это мое свадебное путешествие, а ты разбиваешь мне сердце.

– Держи.

Фабиана забрала “кольт” вместе с кобурой и не успела даже рта открыть, как Джастин быстро вышел из комнаты. Но ее облегчение длилось недолго, ибо появился недоумевающий Максимо.

– Что у вас, черт возьми, произошло? У Джастина такой вид, будто… – Увидев кобуру, он побагровел от гнева. – Откуда у тебя шестизарядник?

– Его мне прислала Каролина.

– Здесь только что был Джастин.

– Она послала за ним, чтобы утрясти кое-какие дела. Максимо в два шага пересек комнату и больно схватил ее за руку.

– Отстань, Максимо!

– Ты врешь. Если бы она послала за ним, я бы наверняка знал. Он ведь ездил на похороны, так?

– Мне не известно, был ли он там, когда хоронили Джона.

– Ты все знаешь. Он ради этого туда и ездил. Она дала ему “кольт” Джона, а ты уговорила отдать его тебе. Небось задумал пристрелять его на мне.

– Неправда.

– Хватит врать, черт возьми!

– Максимо, куда ты?

Он не ответил. Молокосос, родной сын, вознамерился убить его из-за Джона Брендона! Когда Максимо стрелял в Джона, он в самом деле считал, что тот выживет – не впервой. Отпустив крепкое ругательство и не обращая внимания на крики Фабианы, он понесся дальше. Его угораздило жениться на лживой, злой и до умопомрачения жадной особе, которая постоянно доводила его до белого каления и знала лишь одно слово – купи! Она его не любит. И все же… остается для него самой прекрасной женщиной на свете. Он безнадежно влюблен в нее, и будь он проклят, если когда-нибудь скажет ей об этом. Узнай Фабиана про власть над ним, она превратит его жизнь в ад.

– Джастин! – рявкнул он, с топотом мчась по дому в поисках мальчика. – Выходи!

– Я здесь, Максимо.

Парнишка с дерзким и настороженным видом стоял на пороге гостиной.

– Я запретил тебе появляться на ранчо Брендона. Или ты забыл?

Джастин гордо откинул голову, и его черные глаза вызывающе блеснули.

– Я ездил проводить отца в последний путь.

– Ты ослушался меня.

– Да, Максимо, я это сделал.

Торрес ударил его по лицу с такой силой, что мальчик едва устоял на ногах, а потом со сжатыми кулаками бросился к нему.

Максимо шагнул в сторону, тут же снова ударил его, и Джастин упал.

– Если ты еще раз ослушаешься меня, я выдеру тебя кнутом. И когда обращаешься ко мне, говори “сэр”. Понял?

– Да, Мак…

Он пнул мальчика сапогом, и тот зашипел от боли.

– Сэр! – с ненавистью процедил он. Максимо угрожающе навис над ним.

– Ты мой родной сын, в твоих жилах течет моя кровь. Ты похож на меня и ведешь себя как я. Твой отец я, а не Джон Брендон. И я больше не желаю слышать это имя в моем доме. – Он наклонился еще ниже: – Ты понял, Джастин?

– Да, сэр.

Максимо отошел к окну, слыша, как Джастин поднялся с пола и выбежал из комнаты. Несмотря на злость, Торрес гордился сыном: он был смелым парнем, умел хранить верность, а этими качествами Максимо восхищался.

Дверь распахнулась, и в гостиную влетела Фабиана.

– Что ты сделал с Джастином? – завопила она.

– Он меня ослушался, пришлось его наказать.

– Ты избил его! – Фабиана тряслась от злобы.

– Порой отец вынужден заниматься этим. У меня есть для тебя подарок.

Максимо чуть не расхохотался, наблюдая за игрой противоречивых чувств на лице Фабианы и заранее предвидя, какое чувство возьмет верх.

– Максимо, ты сущий дьявол.

Он со смехом прошел в угол гостиной к стоявшей там большой коробке.

– Вот за это ты меня и любишь. – Он поставил завернутую коробку на стол. – Иначе я был бы тебе неинтересен.

– Это твой подарок?

– Да, но только после того, как скажешь, что простила меня за суровое обращение с сыном.

– Ты бессердечный негодяй, который добивается своего всякими подлыми способами.

Фабиана взглянула на него, и у Максимо что-то перевернулось внутри. Восхитительная женщина! Если бы только она любила его…

– Спасибо, дорогой, – улыбалась она, потом нетерпеливо разорвала бумагу, отбросила крышку.

На секунду Максимо пришел в восторг от ее поистине детской непосредственности, затем перевел взгляд на ее роскошные груди, и всякие мысли о невинности тут же испарились.

Фабиана извлекла шелковое платье, не сдержав восторженного крика. Блестящую ткань бежевого цвета украшали атласные ленты цвета слоновой кости, а лиф был расшит мелким жемчугом. Фабиана бросилась в его объятия, прижималась к нему, целовала.

– Какая прелесть! Спасибо! Наверно, стоит целое состояние?

– А ты как думала? Это для Сан-Антонио. Я не собираюсь везти тебя в потрепанном ситце. Когда ты в Сан-Антонио переоденешься, можешь сжечь то, что на тебе сейчас.

– Максимо! Я тебя обожаю!

– Нет, ты обожаешь платье, которое я тебе купил. Оба засмеялись, он прижал Фабиану к себе, чувствуя, как от ее близости закипает кровь.

– Пора собираться, – распорядился он, – мои люди ждут, я приготовил для нас коляску.

Они вместе уложили платье в коробку, которую Максимо небрежно сунул под мышку и он взял Фабиану за подбородок.

– Наконец ты моя.

От ее томной улыбки у него захватило дух.

– Максимо, я знаю, ты будешь хорошим мужем, а взамен я дам тебе то, что ты хочешь. – Она положила руку ему на бедро.

Тело откликнулось сразу, но он не дал себя одурачить. Фабианой движет отнюдь не любовь; если она сможет взять над ним власть, она ее возьмет. Поэтому она никогда не узнает, что он хочет от нее любви.

Максимо поставил коробку на стол, шагнул к Фабиане и начал целовать ей грудь.

– Макси… – Протест замер у нее на губах, когда его рука скользнула вниз.

Он резко отстранился, глядя, как она медленно открывает глаза, и ему стоило неимоверных усилий не завалить ее прямо на стол.

– Мы идем? – спросил он.

Фабиана взяла его под руку, и когда они выходили из гостиной, Максимо уже знал, что впереди у него отнюдь не мирная жизнь.

– Да поможет Бог нам обоим, – пробормотал он.


Девять дней спустя они въехали в Сан-Антонио, город с двухсоттысячным населением, который сразу покорил Фабиану.

– Ты посмотри, какие тут лавки!

А Максимо смотрел на нее, и ему хотелось, чтобы она всегда была такой же беззаботной и нетерпеливой. Фабиану невозможно понять. То она люто его ненавидела, язвила, доводила до бешенства, то буквально млела от желания. Но в отношении ее любви Максимо не питал иллюзий.

Им пришлось надолго задержаться на базаре, пока она разглядывала волчьи и оленьи шкуры, бычью невыделанную кожу, блестящие красные яблоки, апельсины, птиц в изящных клетках, мулов, запряженных в мексиканские двуколки, где сидели мужчины в огромных сомбреро и разноцветных серапе.

Потом они ехали через город, мимо домов из необожженного кирпича с плоскими крышами, на которых росли опунции. Максимо показал Фабиане немецкий атлетический клуб, созданный лишь потому, что в городе жило много немцев.

– Это Аламо, – сказал он, целуя ее в щеку. – Раньше тут была миссия, где они сражались за независимость Техаса, поворотный момент в жизни моей семьи. – В голосе Максимо послышалась горечь. – Теперь здесь расквартирован гарнизон, но церковь вроде не оставила надежд заполучить миссию обратно. А вот и наша гостиница.

Он соскочил первым, чтобы снять с коляски Фабиану.

– Взгляни, просто чудо!

Пока Максимо отмечался у конторки, она широко раскрытыми глазами оглядывала вестибюль. Потом их провели в номер, такой роскошный в сравнении с комнатенками на перегонах, где им приходилось ночевать по пути сюда.

– Великолепно! Какие обои, ковер… – задохнулась Фабиана.

Максимо засмеялся и, обхватив ее за талию, притянул к себе.

– Я уже разузнал насчет модистки; пока мы будем здесь, тебе сошьют пять новых платьев. Еще мы купим комод на ранчо и нашу супружескую кровать.

Фабиана взвизгнула от радости, и он вздохнул с облегчением: слава Богу, она не попросила большего для их полупустого дома. Но все мысли выскочили у него из головы, когда Фабиана соблазнительно улыбнулась и игриво провела рукой по его бедрам, не забыв прижаться к нему грудью.

– Ты замечательный!

– Золото у меня замечательное, – цинично напомнил он.

– Ты покажешь мне город?

– Конечно. Мы поужинаем в ресторане гостиницы, а до того купим ткань и сходим к модистке, чтобы платья были готовы к нашему отъезду.

– А когда ты займешься скотом?

– Дня через два, не раньше, – хрипло сказал он. – Сначала я хочу побыть с тобой наедине.

Неделю спустя Максимо ехал к гостинице на новой, только что купленной черной лошади, окидывая взглядом старую миссию, где удача отвернулась от его семьи. Когда велись боевые действия против Мексики, погиб дядя Хулио. Техасцы продержались на удивление долго; впрочем, решительные люди могут совершить невозможное. Максимо невольно расправил плечи: он тоже сделал то, что его отец наверняка счел бы невозможным, – возродил богатство семьи Торрес. Эта земля вернет ему все, что в свое время отняла. Он техасец, родился в этих местах и полон решимости преуспеть именно здесь.

Привязывая лошадь позади гостиницы, Максимо предвкушал встречу с Фабианой, но, вместо того чтобы направиться прямо к ней, пошел в бар пропустить стаканчик. Он собирался провести в городе лишь несколько дней, а получилась неделя, и уезжать они пока не собирались. Вспомнив, что оставил Фабиану в кровати с разметавшимися на подушке черными волосами, Максимо едва не отставил стакан, чтобы броситься в номер.

Он показал ей Сан-Антонио, они ужинали в прекрасном ресторане, потом гуляли по Аламо-стрит, дошли до немецкого салуна, где перепробовали уйму странных блюд и вдоволь наслушались германского оркестра. В один из дней они забрели в Ларедито, мексиканский район, ели горячие тортильи и толстые ломтики говядины, сдобренной жгучим соусом.

Прошлись к крепостному рву, бродили по немецкому кварталу, разглядывая аккуратные одинаковые домики. В воскресенье утром были в соборе Сан-Фернандо. Там Фабиану поразили богато расписанный потолок и статуи выше человеческого роста. После службы ей захотелось пройтись по главной площади, чтобы поглазеть на модно одетых дам. Максимо с удовольствием показывал ей город, но одну никогда не отпускал. Фабиана непрерывно флиртовала, строила мужчинам глазки, а когда он упрекал ее, только ликующе смеялась.

Они уже купили несколько отрезов на платья, нашли модистку, выбрали непомерных размеров кровать. Максимо знал, отчего Фабиана не скупилась на обещания верной любви, знал, насколько хватит этой верности, если закончатся деньги. Но он грелся ее радостью, ценил каждый миг наслаждения, благодарил Господа за каждый цент, который он скопил, чтобы завоевать ее.

Хотя он выгодно купил лошадей и скот, однако истратил почти все накопленное. Пора возвращаться домой и работать как вол, если он не хочет потерять свои земли или Фабиану. Настроение у Максимо сразу испортилось, стоило ему подумать о том, что может случиться. Индейцы, угоняющие скот, засуха, ураганы, опасность…

Он заставил себя не думать об этом, облокотился о высокую стойку бара, заказал еще порцию виски за десять центов. Рядом с ним болтали трое парней, шутили, подначивали друг друга, хохотали.

– Пойду взгляну, может, она еще там, – сказал один.

– Ба, этот номер у тебя не пройдет.

– Да пошел ты к черту. Лучше бы поглядел на нее. Она самая красивая женщина, какую видели мои глаза. Волосы черные, глаза черные, а талию можно обхватить двумя пальцами.

Максимо замер. Только у одной женщины талия умещается между большими и указательными пальцами. У Фабианы.

– Да во всем Сан-Антонио нет такой девки. Разве что Палома Лопес, только она не сидит во дворе гостиницы, не флиртует со всеми подряд. Она работает у мадам Леоны, денежки вперед.

Говорю тебе, днем она просидела тут чуть не два часа, болтая со всеми, кто хотел остановиться. Она замужем, но сказала, что мужу веселее на торгах с лошадьми и быками, чем с ней. Пойду гляну, может, договорюсь с этой кобылкой на вечер.

– Барт, ты слишком много треплешься, – крикнул ему вслед один из парней.

– Спорю, Палома красивее.

– Ты же все равно останешься при своих, так какого черта мне с тобой спорить?

Максимо допил виски и пошел к выходу, едва заметив, что толкнул в дверях нового посетителя.

– Эй, – начал тот, но, взглянув на него, быстро отвернулся.

Ослепленный яростью, Максимо бросился прямо во двор гостиницы, к группе мужчин, столпившихся в одном углу, моля Господа, чтобы среди них не оказалось Фабианы.

Глава 17

Он сразу услышал знакомый женский смех и, не обращая внимания на сердитые возгласы, грубо растолкал мужчин.

Фабиана сидела за железным столиком, на ней было новое красное платье, на голове красовалась тирольская шляпа с петушиным пером.

При виде Максимо она перестала улыбаться, быстро взглянула на вход, потом снова на него, и Максимо понял, что она уселась тут потому, что надеялась увидеть, как он входит в гостиницу.

– Слушай, я разговариваю с леди! – сердито воскликнул стоявший рядом мужчина и схватил Максимо за плечо, чтобы отпихнуть его в сторону.

Долго сдерживаемая ярость наконец вырвалась наружу, и Максимо выплеснул ее ударом в лицо нахала. Тот упал навзничь, опрокинув стол. Остальные возмущенно загудели, раздалась крепкая брань, кто-то замахнулся, но Максимо отбил поднятую руку.

– Она моя жена! – рявкнул он, рывком поднял Фабиану с места и потащил за собой.

– Отпусти! Ты не имеешь права…

В ответ Максимо взвалил ее на плечо, радуясь, что наконец-то можно сделать нечто такое, отчего его ярость немного утихнет. Фабиана колотила его по спине, осыпая непристойной испанской бранью. Он с грохотом захлопнул дверь номера и швырнул свою ношу на кровать.

– Чем ты занималась? Продавала свою благосклонность тому, кто богаче меня?

Лицо у Фабианы исказилось от злобы, она попыталась вскочить с кровати, но Максимо ударом сбил ее обратно и схватил за ворот платья.

– Похоже, у тебя короткая память. Ты моя, как и черная лошадь.

– Нет. Мое новое платье…

– Его купил тебе я. И не для того, чтобы ты флиртовала, подыскивая себе нового мужа или любовника.

Он разорвал на ней платье сверху донизу, зло скомкал обрывки и швырнул в сторону, на миг отвлекшись от Фабианы. Та мгновенно выхватила у него “кольт” и хладнокровно направила ему в грудь.

– Я могу тебя убить, Максимо! Он застыл, не сводя глаз с оружия.

Фабиана отползла от него подальше, встала, для надежности держа “кольт” двумя руками.

– Теперь проваливай и оставь меня в покое, – приказала она.

Его минутная растерянность прошла, гнев ослабел, поскольку Максимо всегда любил храбрость и ненавидел хныкающих женщин. Бросив на Фабиану насмешливый взгляд, он шагнул к ней, но она решительно взвела курок, и он подумал, что в приступе гнева она запросто его застрелит. Он сделал еще шаг.

– И как же ты объяснишь убийство?

– Люди будут на моей стороне. Думаешь, они меня повесят? – Она гордо покачала головой, а он сделал еще один шаг. – Максимо, лучше уходи. Или я выстрелю.

Если он сейчас подчинится, его жизнь станет невыносимой, и тогда ему Действительно лучше умереть.

– Ты правда этого хочешь? – вкрадчиво спросил он, медленно поднимая руку.

– Да, – ответила Фабиана. Но “кольт” был слишком тяжел для нее, она устала его держать, поэтому дуло чуть заметно опустилось.

– Ты не желаешь ничего слушать… – вкрадчиво начал он и в следующий момент ногой ударил ее по руке.

Выстрел получился оглушающим. Пуля разбила оконное стекло, “кольт” отлетел в сторону, Фабиана закричала от боли. Максимо швырнул ее на кровать, подмял под себя и, не обращая внимания на отчаянное сопротивление, принялся расстегивать штаны. Он уже раздвигал ей коленом ноги, когда заметил в глазах Фабианы животный ужас, который, впрочем, тут же исчез. Максимо никогда не видел ее такой испуганной.

– Собирайся, – грубо приказал он, застегивая штаны и возвращая револьвер в кобуру.

– Нет! Прости меня, я же ничего не сделала!

Не удостоив ее ответом, Максимо вышел из номера.

К отъезду он купил новый фургон, в котором и поехала Фабиана, а сам отправился в путь верхом.

Первый день он скакал впереди стада, затем в хвосте каравана, поскольку нанятые работники хорошо справлялись с делом. Максимо нахмурился. Да, у него прекрасный сын, многообещающее будущее; не хватает только любящей жены, которой можно доверять. Но все решалось просто. Он горько засмеялся. Фабиана будет ему верна, если он станет самым богатым человеком в этой части Техаса.

Максимо снова начал гадать, уж не почудилось ли ему тогда в гостинице, что Фабиана испугалась. Нет, так оно и было.

Первые две ночи он спал под открытым небом и поднимался ни свет ни заря, чтобы никто не увидел, что он спит один. На третью ночь Максимо залез в фургон.

– Убирайся, – процедила Фабиана.

Но он заглушил поцелуем ее возмущенные протесты, затем подмял под себя и чуть приподнялся, чтобы взять ее за грудь. Вскоре Фабиана уже обнимала его.

Глава 18

Каролина глядела вслед Сойеру до тех пор, пока тот не исчез из виду. В душе осталась пустота, тупой болью ныло сердце, перед глазами все расплывалось. Потом она села на крыльцо, закрыла лицо руками и заплакала. Она до последнего надеялась, что Сойер не уедет, хотя ей пора уже было его узнать. Он такой же суровый, как неприветливые прерии Техаса, а тот, кто однажды вернулся к сгоревшему дому и убитой семье, привык уезжать, не возвращаясь с полдороги. Как же ей плохо!

– Сойер, – прошептала она, моля Господа защитить его в пути.

Каролина вошла в дом и занялась обычными делами в надежде, что работа заглушит боль потери. Но тщетно.

– Черт тебя побери, Сойер Дэй! – в тоске воскликнула она.

Дни текли за днями, одинаковые в своей пустоте. Сначала уволился Карлсон Макдермотт, а неделю спустя Рамон сообщил, что уехал Бен.

– И ты уходишь? – Девушка отвернулась, чтобы скрыть досаду.

– Нет, мисс Каролина, я останусь. Когда снова будем в городе, наймем других, а может, заглянет какой-нибудь странствующий работник.

– Ты очень добр ко мне, Рамон.

– Я вам помогу. Ведь скоро может вернуться ваш муж.

– И команчи тоже, – сухо произнесла она, подавляя желание крикнуть, что Сойер не вернется, он ей больше не муж.

Рамон пожал плечами и сел завтракать, а вскоре к ним присоединились Уилл с Куртом.

После этого разговора Каролина начала работать вместе со всеми. Кожа у нее загорела дочерна, волосы отросли до прежней длины; Рамон оставался вежливым, предупредительным, и она знала почему; ждал, что вернется Сойер.

В конце концов он начал расспрашивать о нем, и вскоре Каролина поняла, что Торрес считает ее брошенной женой. Он стал еще более внимательным, чаще разговаривал с ней, веселил историями о своих первых днях на ранчо или рассказывал о предвоенных годах, когда строили форты, а на границе было гораздо спокойнее; о том, как началась война, армия отсюда ушла и индейцы начали отвоевывать свои земли, как большая часть техасцев поддержала конфедератов; о том, как, после запрещенной дуэли сбежав от суда, Джон Брендон осел на ранчо, зная, что придет время и снова вернется армия, чтобы сражаться с индейцами. Ни Фабиана, ни Максимо, ни Джастин в разговорах никогда не упоминались.

Работая с ней бок о бок, Рамон незаметно стал называть ее просто по имени, без “мисс”.

Однажды, когда ливень переполнил высохший ручей, им пришлось вызволять корову с бычком, застрявших на островке посреди бурлящего потока. Каролина стояла на берегу, а Рамон сумел подобраться к ревущей скотине и попытался вывести бычка, но обезумевшее от страха животное столкнуло его в ручей. Торреса проволокло вниз по течению до упавшего дерева, которое отделяло от берега насколько футов несущейся мутной воды.

– Рамон, держи! – крикнула вымокшая до нитки Каролина, бросая ему лассо. Рамон поймал его с первого раза. Тогда девушка привязала другой конец к седлу и, взяв лошадь под уздцы, начала медленно отводить ее от берега, и Рамон с большим трудом выбрался из ревущего потока. Каролина хотела помочь ему, и оба упали. Она лежала рядом с Торресом, и сердце у нее будто споткнулось, когда она заглянула в его бездонные черные глаза.

Он нежно поцеловал ее, затем язык напористо скользнул ей в рот, и она вдруг обняла Рамона за шею, на миг прижалась к нему, но тут из глубины памяти возникли дымчатые глаза Сойера. Девушка отпрянула, потрясенная своим откликом на поцелуй Рамона.

– Он уже не вернется.

Свернув лассо, Торрес вскочил на ее лошадь, чтобы поскорее добраться до своего коня, а девушка устроилась сзади, вынужденная прижиматься к нему. Хотя она страстно мечтала о возвращении Сойера, но близость Рамона волновала ее. Он здесь, рядом.

Когда он соскочил с лошади, его рука продолжала лежать у нее на бедре.

– Какой же он дурак, – произнес Рамон. – Правда, чувство изменчиво, уж я-то знаю.

Он снова пошел к воде, чтобы еще раз попытаться вызволить корову и бычка.

Незаметно пролетела зима. Каролина подозревала, что Рамон остается на ранчо только из-за нее. Она знала, что он скупает земли к югу от ранчо, но сколько у него земли и когда он ей скажет, что уходит, девушка не имела понятия. О Сойере они больше не упоминали.

Вечером Рамон приходил к ней в дом поболтать, иногда приносил гитару и, сидя на крыльце, негромко пел мексиканские песни. Каролине было приятно его общество. Ей нравились, и благородные черты его лица, и сильное тело, и заботливый взгляд.

Стоя однажды у треснувшего высокого зеркала, Каролина пожалела, что Сойер не видит, какой она стала. Тело сформировалось, грудь налилась, талия стала подчеркнуто тонкой, длинные волосы отливали золотом. По утрам она заплетала их в косу и укладывала на затылке.

Ее семнадцатый день рождения отметили в городе, куда они приехали на День независимости. Мужчины заказали для нее целый розовый куст, а Рамон подарил ей шелковый платок. В этом году скотоводы рассчитывали продать на севере более трехсот тысяч голов. Восемнадцатым президентом стал генерал Грант. Конгресс, презрительно названный Рамоном “саквояжниками”, избрал делегатов для создания новой конституции Техаса, которую в ноябре собирались предложить народу на губернаторских выборах.

Каролина по-прежнему носила обручальное кольцо, но теперь старалась пореже бывать в городе. Последние два раза к ней подходили мужчины, пытались выведать про Сойера, намекали, что с удовольствием заехали бы к ней в гости.

В июле она увидела у салуна “Ленивый пес” Кейна Хатфилда. Он бесстыже ухмыльнулся, и Каролину передернуло от отвращения. Через неделю он сам подкараулил ее.

– Как дела на ранчо? – спросил Кейн.

– Прекрасно, – сухо ответила девушка, соображая, с какой стороны его обойти.

– Слышал, что твой муж еще в Калифорнии.

– Он скоро вернется.

Каролина шагнула вправо, но Хатфилд уперся рукой в стену, мешая ей пройти.

– А может, вообще не вернется. Тебе не одиноко? – поинтересовался он.

– Нет, Кейн, мне не одиноко, а нрав Сойера ты знаешь. От Калифорнии не близко, но он вернется и стрелять еще не разучился.

Девушка вдруг заметила, что их окружают несколько парней. Она сунула руку в карман, нащупала маленький револьвер, который специально купила для поездок в город, взвела курок и развернулась спиной к стене салуна.

– Теперь я стреляю гораздо лучше, – спокойно произнесла Каролина, выставляя из складок юбки дуло.

– Тебе нужен рядом мужчина.

– Рядом со мной их более чем достаточно. Меня ждет Рамон.

Она оглядела парней, стоящих вокруг. Один бросил взгляд на револьвер, кивнул остальным, и все стали расходиться. Но Кейн не двинулся с места.

– Эта игрушка вряд ли тебя защитит, – усмехнулся он.

– Возможно. Зато эта игрушка сильно попортит кое-какую часть мужского тела, – ответила Каролина и ушла.

Вскоре ее нагнал Рамон.

– Что им от тебя понадобилось? Опять чертов Кейн, верно?

– Все в порядке.

– Теперь мы будем ездить в город вместе.

– Я могу за себя постоять.

– Ты не знаешь, на что способны люди вроде Хатфилда. Он работает на Максимо, – хмуро сообщил Рамон.

– Он? – Каролина была потрясена. Значит, Кейн теперь совсем близко от ее ранчо.

– Следи за ним и всегда носи с собой оружие. Сегодня ты проявила беспечность.

– Я привыкла, что ты рядом.

Взяв девушку за талию, Рамон легко посадил ее в двуколку.

– Не слишком уж и рядом, – серьезным тоном возразил он.

Они выехали из города и всю дорогу молчали. Случившееся беспокоило Каролину гораздо сильнее, чем она старалась показать. Кейн вел себя до безобразия нагло. А если бы она не захватила револьвер? К тому же Хатфилд работает совсем недалеко от ранчо.

В первом на их пути тенистом месте Рамон остановил двуколку, повернулся к Каролине и внимательно посмотрел на нее.

– Тебе нужен муж, который будет здесь, а не за полстраны отсюда, – наконец сказал он. – Сойер не вернется, и ты это знаешь.

– Вернется! – почти выкрикнула девушка.

Неожиданно Рамон привлек се к себе, и она не стала возражать. Его поцелуй был пылким и требовательным, рука легла ей на грудь. Каролина попыталась отвернуться, но сосок уже твердел под лаской, и она в отчаянии прижалась к Рамону, отвечая на поцелуи и пытаясь утопить в них воспоминания о Сойере.

– Дорогая, ты красивая, добрая. Всю жизнь я любил испорченную женщину, но сейчас знаю, что такое доброта. Ты ангел.

– Никакой я не ангел! – воскликнула Каролина. Руки у него такие ласковые, поцелуи воспламеняли кровь, однако память никуда не делась.

– Можно расторгнуть твой брак, – тихо сказал Рамон.

– Он уже расторгнут, – призналась она. – Я свободна. Мы просто заключили соглашение, чтобы я могла остаться на ранчо. Я никогда не была с ним. – Каролина посмотрела на Рамона и лишь сейчас осознала, что наделала.

– Мы оба проиграли, девочка, но можем утешить друг друга, начать вместе новую жизнь.

Каролина зажмурилась. Рамон был одним из добрейших людей, какие ей встречались в жизни. Если бы не Сойер, она наверняка полюбила бы его. Или стоит попробовать? Тогда у нее появится семья.

– Каролина, – хрипло выговорил Рамон, – моя жизнь так же пуста, как и твоя. Мы научимся любить друг друга, и я обещаю хорошо к тебе относиться.

– Не знаю. Вдруг Сойер вернется…

– Он не вернется. Зачем напрасно тратить время? Я потерял годы, – горько добавил он. – Я хочу еще одного сына. Неужели ты и дальше собираешься жить одна, тоскуя о Сойере, когда можешь столько дать другому мужчине? А дитя?

– Не знаю, – повторила Каролина. О будущем она не думала, беспокоясь лишь о том, чтобы удержать ранчо, – Я надеюсь все-таки выйти замуж, но не сейчас.

– Девочка, твое тело жаждет мужчины. Я прикасаюсь к тебе, и ты откликаешься. – Рамон погладил ее по шее, и она судорожно вздохнула, подтвердив его правоту. – Сойер Дэй бросил тебя и никогда не вернется. Ты хочешь скорбеть по этому гринго до конца своих дней?

– Возможно.

– Глупости! Мы оба знаем, что проиграли, часть нашей любви ушла с теми, кто нас покинул. Но между нами может возникнуть крепкое чувство. Годы идут, я достаточно повзрослел, чтобы понять, что их уже не вернуть, они потеряны навсегда. Свою жизнь я растратил на любовь к женщине с прекрасным телом и черной душой. Теперь я хочу собрать осколки и начать все заново. То же самое должна сделать и ты – избавиться от детской влюбленности в человека, которого даже толком не знаешь.

– Это не детская влюбленность! Рамон с улыбкой погладил ее по щеке.

– Ты добра, невинна. Тебя по-настоящему не любил еще ни один мужчина. Сойер оставил тебя, понимая, что ты найдешь другого. Любящий мужчина так не поступает. Он не вернется.

– Знаю, но я люблю его, – прошептала Каролина.

– Давай все забудем.

Ей хотелось любить Рамона, хотелось забыть ужасные ночи, когда она умирала от тоски по Сойеру.

– Я никогда…

– Не спеши. Я буду за тобой ухаживать, дорогая, твои сомнения исчезнут. Я не собираюсь занимать ту часть сердца, которая отдана Сойеру, но ты должна жить дальше, как и я хочу жить дальше без Фабианы и Джастина. У нас одинаковая боль, поэтому мы должны быть вместе. Кто лучше поймет твою потерю, чем я? А ты поймешь мою.

– Не знаю.

Ты чиста, полна желания отдавать. Когда ты станешь настоящей женщиной, то сможешь полюбить еще раз. Попробуй, дорогая, – настойчиво шептал Рамон и поцеловал ее в уголок рта.

Попробуй, попробуй, попробуй… Да, ей нужно выйти за Рамона и забыть Сойера. Он не вернется никогда. Нужно избавиться от ужаса одиночества, от ночей, когда она грезила, что Сойер рядом, когда она тянулась к нему рукой, подставляла ему губы для поцелуя, а встречала лишь пустоту. Рамон красив, добр, нежен, он будет хорошо с ней обращаться, в этом нет сомнения. О детях Каролина не думала. Главная ее задача – научиться управлять хозяйством, подготовиться к защите от набегов индейцев и ждать, когда сюда доберется обещанная цивилизация. Сойер. Если он когда-нибудь вернется, она не сможет пережить брака с Рамоном.

– Он не вернется, – повторил Рамон. – Люди вроде Сойера – вечные скитальцы, и у них единственная хозяйка – золото. – Каролина, положив голову ему на грудь, слышала, как громко стучит у него сердце. – Тебе больно, я знаю, но время, поверь, все лечит. Ты никак не освободишься от мечты о первой любви. Все молодые женщины мечтают об этом.

– А если Фабиана вернется и захочет тебя, сколько дней ты останешься со мной?

– Ты не понимаешь. Ты – ангел, ты добра, ты заботишься о людях, работаешь наравне с мужчинами. И ты очень красива. Я скажу Фабиане, чтобы она убиралась прочь и оставила нас в покое. Я люблю тебя, Каролина, так, как никогда не любил Фабиану. Я хочу, чтобы ты стала моей женой, и клянусь: другой женщины у меня никогда не будет.

– Я не могу, – заплакала девушка. – Я люблю Сойера Дэя и не перестану его любить, сколько бы времени ни прошло. Я живу сердцем, Рамон, и не смогу забыть его, даже если захочу.

– Смажешь, дорогая, сможешь. Время на моей стороне. Время и твое молодое тело, которое желает того же, что и мое.

Я подожду, любимая, я знаю, ждать мне придется не очень долго. Сойер никогда не вернется. – Рамон взял ее руку и снял обручальное кольцо. – Это кольцо – тоже ложь. Ты не жена и не возлюбленная. Он никогда не брал тебя и не делал своей, вы просто заключили временную сделку.

– Откуда ты знаешь?

– Об этом говорит твоя невинность. Сойер Дэй был круглым дураком, променяв тебя на золото. Истинное сокровище он оставил здесь. Спрячь кольцо и больше не надевай, я подарю тебе другое. В тебе я нашел все то, о чем мечтал, дорогая. Ты забудешь его.

Рамон нежно поцеловал ее, потом, не отрываясь, усадил к себе на колени, быстро расстегнул платье и спустил с плеч. Каролина попыталась освободиться, но его рука безостановочно ласкала ее нагую грудь, живот, и наконец голос страсти заглушил все остальное.

Рамон начал целовать ее тело, каждый поцелуи казался огненным прикосновением, и, закрыв глаза, девушка откликнулась на его ласки.

– Видишь, любимая, ты меня хочешь.

Он положил ее руки себе на бедра, потом на возбужденную плоть, и она принялась страстно целовать его. Ей хотелось забыть Сойера, хотелось спокойной жизни, чтобы не видеть больше мучительных снов.

Тем не менее Каролина нашла силы отстраниться. Рамон понял и отпустил ее.

– Сейчас я не буду настаивать. Но когда в следующий раз я снова попрошу тебя стать моей женой, ты согласишься. Ты не можешь вести одинокую жизнь без мужа и детей.

Каролина отвернулась и вдруг зарыдала от охватившего ее душевного волнения, к которому не была готова.

– Рамон, скажи, почему я не могу его забыть? – Забудешь, девочка. Я обещаю.

Он прижал ее к себе, взял другой рукой вожжи и легко хлестнул лошадей.

Две недели спустя Каролина сказала Рамону, что в сентябре выйдет за него замуж.

Четырнадцатого августа было жарко и ветрено. Каролина обнаружила, что ворота кораля сломаны, а один из жеребцов исчез. Зная Рамона, она хотела дождаться его возвращения, но, взглянув на клубящиеся у горизонта темные тучи, сочла за лучшее отправиться на поиски беглеца немедленно. Если начнется ливень, надежды будет мало.

Каролина решила объехать местность, не удаляясь далеко от дома, потому что скоро должен вернуться Рамон с остальными людьми.

Через час она спускалась по следу жеребца в овражек и вдруг услышала позади какой-то треск. Каролина сразу остановилась. Все-таки она отъехала от ранчо дальше, чем собиралась, – говорят, несколько дней назад команчи напали на обоз.

Снова раздался треск, и из зарослей появился всадник.

Глава 19

– Так-так. Миссис Дэй опять в полном одиночестве.

Она не успела развернуться, а Кейн уже схватил лошадь за повод. Каролина изо всех сил уперлась в луку седла, но он только засмеялся, без труда перетащил ее на своего коня, вырвал револьвер у нее из-за пояса и отшвырнул в сторону. Потом он спрыгнул на землю, увлекая девушку за собой, повалил ее на спину, уселся на нее верхом, связал ей руки, оттащил к ближайшему дереву и прикрутил веревку к стволу.

– Теперь мы начнем дружить, – ухмыльнулся Кейн. Ты научишься быть со мной любезной.

– Зачем? – спросила она; ее уже мутило от страха. – Ты можешь иметь любую женщину, какую захочешь.

Ухмылка исчезла, лицо злобно перекосилось.

– Да, только у меня не было женщин, которые обращались бы со мной как с грязью. И твой проклятый муж выбил мне зуб. – Тон вдруг изменился, и снова появилась коварная ухмылка. – Скажешь ему, что этого зуба я не простил. И еще передай, что ты сполна за него расплатилась.

Каролина заметила в глазах Кейна самодовольную радость. И еще похоть.

– Испугалась? – заржал он.

Девушка не ответила, и тогда он ударил ее по лицу. Она задохнулась от боли, но закусила губу, чтобы не разрыдаться. Кейн засмеялся, и этот звук она запомнила навсегда – не смех, а злобный лай.

– Времени у нас полно. До того как я скажу тебе прощай, мы станем лучшими друзьями. И в городе ты уже не будешь воротить от меня нос, всегда будешь улыбаться и приходить ко мне, когда я тебя захочу. Не веришь? А зря.

Кейн провел ладонью по ее груди. Каролину передернуло, она откатилась в сторону, но мерзавец со смехом притянул ее за веревку обратно.

– Ничего, тебе понравится. Много воды утекло с тех пор, как ты последний раз лежала со своим мужем. Сейчас его место занял мекс?

Каролина в упор посмотрела на него и вдруг успокоилась.

– Не хочешь со мной разговаривать? Да плевать я хотел! Даже лучше, когда женщина молчит.

Он вытащил нож, в его глазах мелькнул опасный огонек. Кейн принялся кромсать ее рубашку, потом содрал клочья, обнажив ее до пояса. Каролина закрыла глаза. Ей хотелось потерять сознание, умереть – что угодно, лишь бы ничего больше не видеть и не чувствовать.

Кейн принялся грубо се тискать. В конце концов она не выдержала и закричала.

– Ага, не нравится, – со злобным удовольствием сказал он. – Может, и хорошо, что я подождал. Сейчас ты больше похожа на женщину, чем тогда.

Он расстегнул на ней кожаные штаны, спустил их вместе с исподним до самых щиколоток, начал мять ее, щипать, целовать. От его хохота кровь стыла в жилах.

– Знаешь, я поставлю на тебе свое клеймо. В городе ты будешь проходить мимо меня, а все будут ржать, потому что у тебя шрам на заднице. Тогда посмотрим, как ты задерешь свой сопливый нос, мисс Каролина! – Имя он выговорил с презрительным фырканьем.

– Не надо, Кейн!

– Давай, умоляй.

Он рывком перевернул ее на живот, грубо прижал к земле и полоснул ножом по ягодице. Порез был не глубже царапины от колючек шипа мексиканского дерева, но мерзость содеянного заставила Каролину потерять самообладание. Она закричала, начала брыкаться, пытаясь вырваться.

Кейн злобно ударил ее, перевернул на спину, раздвинул ей ноги и грубо сунул пальцы внутрь. Девушка слышала свой крик, однако ей казалось, что это кричит не она.

– Ори, пока не охрипнешь. Все равно никто не придет, а мне это нравится. Я тебя научу быть ласковой.

Он приподнялся, чтобы расстегнуть штаны.

– Нет! Пожалуйста! Нет!

– Умоляй, сука! Я сейчас…

И вдруг его не стало. Ошеломленная Каролина не сразу решилась открыть глаза. Кейн валялся на земле, но едва он попытался встать, Рамой снова ударом кулака сбил его с ног.

– Поднимайся, грязный ублюдок! – Пока тот ворочался в пыли, Рамон повернулся к Каролине: – Он надругался над тобой?

– Нет, не успел.

Не выпуская Кейна из виду и держа его на прицеле, Рамон быстро перерезал веревки у нее на руках. Нож он бросил около Каролины.

– Оденься. На ранчо индейцы! Кейн сейчас мне некогда выпустить из тебя дух! Но чтобы ноги твоей не было на этих землях. И не смей даже пальцем ее тронуть!

Таким взбешенным она видела Торреса лишь однажды, когда он прочел записку Фабианы. Он размахнулся и снова ударил Кейна прямо в лицо.

Каролина тем временем в отчаянии глядела на лохмотья, оставшиеся от рубашки.

– Моя рубашка вся изрезана…

Рамон еще раз ударил Кейна и, пока тот стоял на четвереньках, мотая головой, стянул с себя рубашку и бросил ее Каролине.

Хатфилд воспользовался моментом, обхватил его за колени, и оба упали в пыль. Но Торрес нанес противнику два яростных удара по голове, заставив негодяя распластаться на земле.

Надев рубашку, Каролина подняла глаза и увидела, что Кейн сунул руку за пазуху.

– Рамон, у него оружие! – При звуке первого выстрела девушка замерла от ужаса, снова закричала, начала искать свой револьвер, машинально считая выстрелы.

– Рамон! – вскрикнула она при виде неподвижно лежащего Торреса, над которым стоял Кейн и целился в нее.

– Тебе нечем стрелять. У тебя кончились патроны, – безжизненным голосом произнесла она.

– Он говорил про команчей, а они наверняка слышали выстрелы. Если хочешь жить, уходи со мной.

– С каким наслаждением я бы тебя убила! – Глаза ей застилали слезы. – Убирайся, пока цел, дай мне помочь раненому.

– Он мертв.

– Негодяй!

– Команчи. Ты знаешь, что они делают с женщинами. Внезапно он швырнул в нее свой бесполезный револьвер и шагнул вперед. Каролина выстрелила. Кейн упал и начал кататься по земле, держась за раненое колено.

– Гадина! Ты подстрелила меня!

– Надо было всадить пулю в твое поганое сердце. Если не хочешь встретиться с команчами, полезай на лошадь и скачи отсюда.

– Чтоб ты горела в аду! – Он сорвал с шеи платок, чтобы перевязать рану.

– Не уедешь сейчас – истечешь кровью. А если не поторопишься, индейцы тебя быстро отыщут.

С глазами, горящими ненавистью, он сумел подняться на ноги. Голос его был хриплым и исполненным ярости.

– Клянусь, я буду мстить, пока я жив. Каролина Дэй! – Он погрозил ей кулаком. – Тебе придется всю жизнь оглядываться.

Он доковылял до лошади, с трудом взобрался в седло и ускакал.

Каролина глядела ему вслед, сознавая, что теряет драгоценное время. Когда стук копыт затих вдали, она наконец очнулась и бросилась к Рамону. Содрогаясь от рыданий, она перевернула его на спину и поняла, что Рамон Торрес навсегда покинул этот мир.

– Прощай, амиго, – прошептала она, целуя его в щеку. – Прости, я тебя люблю. – Каролина сорвала несколько диких цветов, положила ему на грудь, произнесла короткую молитву, потом встала и пронзительно свистнула, подзывая свою лошадь.

Только выехав из-под деревьев на холм, она увидела, почему задержались команчи: они жгли усадьбу и конюшню. В небо поднимался густой черный дым, который расплывался над прерией. В нос ударил запах гари. Сквозь застилавшие глаза слезы Каролина смотрела, как с полудюжины индейцев носятся вокруг полыхающих строений, а трое скачут в ее сторону.

Будто в столбняке, девушка глядела на приближающихся всадников. Рамон умер, Сойер уехал, дом, конюшня, лошади пропали в дыму. Кейн наверняка не оставит ее в покое. Она вспомнила о золоте, которое в свое время закопал Сойер. До одного мешочка на восточной стороне она еще могла добраться. Второй придется оставить.

Каролина развернула лошадь, хлестнула ее по крупу, посылая в галоп, и дала волю слезам. Она прощалась с Техасом.

Теплым вечером 12 сентября 1869 года Каролина сошла с парохода в Натчезе, который лежал в самом конце Тракта – длинного бизоньего пути между Натчезом и Нешвиллом, излюбленной дороги поселенцев и коммивояжеров. Девушка медленно шла от пристани к Силвер-стрит, держа в руках небольшой узел, куда поместилось то немногое, что она купила перед отъездом из Техаса. У входа в салун “Красный тигр” толпился народ, из окон второго этажа высовывались полуголые девицы и без стеснения зазывали посетителей. Какой-то мужчина заговорил с Каролиной, но она даже не посмотрела в его сторону.

Вскоре она вышла к обрывистому берегу, где уже не было слышно звуков пианино и банджо вперемешку с женским смехом, но тишина не принесла облегчения. Дэниел и Матильда вполне могут отказать. И куда ей тогда идти, что делать?

В мрачном настроении Каролина прошла по Джефферсон-стрнт, повернула направо. Постепенно она начала замечать красивые дома, разные лавки, цветущие кусты мирта с такими знакомыми темными цветками, персидскую сирень, розы… Как давно она этого не видела! Ее поразил элегантный особняк с кружевными решетками на балконах и мансардным окном, из которого, должно быть, открывался чудесный вид на реку. Все это, казалось, принадлежало другому миру, другому времени и так разительно отличалось от того, что она видела в Техасе.

Слуга-негр, стоявший возле кареты, с любопытством поглядел на Каролину и объяснил, как пройти к дому Брендонов. Она задержалась у замшелых дубов неимоверной толщины, которые буквально подавили ее своим величием, полюбовалась высокими магнолиями около внушительного георгианского особняка из красного кирпича. Наконец она дошла до знакомого дома и с замиранием сердца открыла железную калитку. Вдоль песчаной дорожки росли кусты мирта, усыпанные розовыми, пурпурными и темно-вишневыми цветами. От этого буйства красок и ароматов у нее закружилась голова, а при виде дома, напомнившего ей об Атланте, Каролина проглотила застрявший в горле комок. Она смотрела на шесть белых дорических колонн, и слезы текли у нее по щекам. Старый дуб протянул узловатые ветви над дорожкой. Она вдохнула запах цветов, травы и влажной земли. Да, место красивое, но часть ее сердца навсегда осталась в необъятных прериях Техаса, где она впервые обрела свободу.

– Добрый вечер, мэм.

– Меня зовут Каролина Брендон. Мои дядя и тетя дома?

– Мисус Брендон, – обернулся слуга к кому-то, стоявшему за ним, – юная леди говорит, что она Каролина Брендон.

Девушка заглянула в просторным холл с натертыми до блеска полами, с величественной лестницей, ведущей на второй этаж. В неярком сеете хрустальной люстры она увидела женщину с каштановыми волосами, и элегантный дом сразу был забыт.

Матильда Уимберли Брендон оказалась не такой высокой, какой ее запомнила Каролина. Рядом с ней стояла девушка, светловолосая, со вздернутым носиком, обсыпанным веснушками.

Пока они разглядывали друг друга, появился мужчина. Был он пониже дяди Джона, зато шире в плечах и плотнее.

– Силы небесные! – воскликнула хозяйка. – Каролина, что с тобой? У тебя вид нищенки! Почему ты в мужской одежде?!

– Хватит держать человека на пороге, – вмешался Дэниел, ошеломленно глядя на племянницу.

– Входи, Каролина, – наконец пригласила девушку тетя. – Джим, позвони Эллу. Пусть она приготовит ванну да принесет пахты. – Нахмурившись, она оглядела Каролину. – Ты загорела дочерна, может, пахтой мы сумеем тебя немного отбелить. Джим, пусть еще захватит серу и черную патоку. Для тела это очень хорошо, а, клянусь небом, ей это необходимо. Лори, принеси что-нибудь из своей одежды, чтобы Каролина могла переодеться. Ты сегодня ужинала?

– Нет, – ответила девушка, разглядывая портьеры из золотой парчи, кружевные занавески и золоченые французские зеркала.

Матильда еще больше нахмурилась, даже прикрыла глаза, словно не могла смотреть на этого мальчишку.

– “Нет, мэм”, Каролина. Старшим всегда говорят “мэм”.

– Да, мэм, – вежливо повторила та. Матильда повернулась к мужу:

– Что нам с ней делать? Нужно подумать, как все это объяснить, Дэниел.

– По-моему, для начала следует пригласить ее в дом, – сухо ответил муж, ласково взяв Каролину за подбородок. – Не хочешь рассказать нам, где ты была и что с тобой случилось?

– Она может это сделать, когда приведет себя в порядок, Дэниел. Пусть хорошенько вымоется. Я не могу позволить ей в таком виде сесть в кресло. Лори, проводи ее наверх, в комнату рядом с твоей спальней.

– Хорошо, мама.

Поднимаясь по лестнице, Каролина слышала продолжение разговора.

– У нее вид как у нищенки с пристани.

– Через час она будет выглядеть по-другому. Накорми и переодень ее.

– Если она здесь останется, мы должны сделать из нее леди. Сомневаюсь, что ей известны хотя бы элементарные правила светского поведения.

Когда девушки вошли в комнату с белой резной мебелью и большим розовым ковром на полу, Лори смущенно повернулась к гостье.

– Ты ехала одна?

– Да.

– Из Джорджии?

– Нет, из Техаса.

– Из Техаса… – повторила Лори, будто услышала новое слово. – Расскажи мне про Техас.

Каролина долго лежала в ванне, разговаривая с пятнадцатилетней кузиной, оказавшейся, не в пример надменной Матильде, очень дружелюбной и обаятельной.

Рано утром Каролину позвали в гостиную, обставленную роскошной мебелью палисандрового дерева, где на кресле восседала Матильда в бледно-лиловом платье с высоким корсажем.

– Каролина, я знаю, тебе не хватает изысканности и утонченности. К сожалению, Летти мало занималась твоим воспитанием, и одному Богу известно, что тебе довелось пережить в Техасе.

– Тетя Летти была очень добра ко мне, – возразила девушка.

– Разумеется, ты думаешь именно так, – заявила Матильда. – Тебе уже семнадцать, но я подозреваю, что воспитания ты не получила никакого. Мы с Дэниелом решили нанять тебе домашних учителей. Признаюсь, это вводит нас в большие расходы. Мы остановили выбор на Эмме Лэтем и Мэри Ли Уилсон. Полагаю, через два года тебя можно будет вывести в свет. Конечно, это позднее, чем положено, а посему нам придется убавить тебе год. Лори к тому времени подрастет, н мы одновременно представим вас обществу.

– Хорошо, мэм.

– Твое путешествие из Техаса в одиночку просто скандально. Ни одна порядочная женщина никогда себе такого не позволит. Это может затруднить поиски жениха. Как только Летти могла тебя отпустить? Ну ладно, мы не станем больше упоминать Техас, договорились?

– Да, мэм.

Каролина почувствовала легкое сожаление. Она посмотрела в окно и увидела бабочку, порхающую над миртом, которая могла беспрепятственно полететь в Техас.

Увы, Техас и все, кого она там узнала, навсегда ушли из ее жизни. Но память, словно в насмешку, тут же подкинула ей воспоминание о Сойере и дне их свадьбы.

– Людям мы скажем, что ты приехала из Атланты, и ни слова больше о границе. Ты стала весьма привлекательной, хотя немного высоковата, да и глаза слишком большие. В середине дня придет модистка, которая займется твоим гардеробом. Я не хочу, чтобы ты выходила в платье Лори и все узнали, что Летти бедна как церковная мышь. Надеюсь, с помощью надлежащего воспитания, обучения и прилежания с твоей стороны мы сделаем тебя достойной невестой, а дальше пусть о тебе заботится твой муж. У тебя прекрасная родословная.

– Да, мэм, – ответила Каролина, стараясь не думать о замужестве. Во всяком случае, у нее впереди еще два года, а за это время многое в ее судьбе может перемениться.

– Когда придет мисс Эмма, я тебя позову. – Да, мэм.

Следующие несколько дней казались девушке идиллией, особенно после тягот на границе. Для нее готовили ванну, стелили постель, шили новые туалеты. Служанки помогали ей одеваться, платья у нее были теперь не из тика или крашеной бумазеи, а из дорогих тканей. Она сменила мир взрослого человека с его ответственностью и свободой на мир ребенка. Иногда Каролине требовалось все ее самообладание, чтобы исполнять такие глупости, как идти спать в определенное время. Несколько месяцев назад она нанимала рабочих, клеймила скот, выплачивала зарплату, сама решала, где рыть колодец или как обороняться от команчей. Теперь се самым ответственным решением был выбор наряда на завтрашний день.

Но две вещи доставляли Каролине радость – это дружба с Лори и занятия с домашними учителями. Она любила книги, с жадностью их читала и делала успехи, на которые мисс Эмма даже не рассчитывала. Мисс Мэри Ли обучала ее изящным манерам, умению вести себя в обществе, давала уроки танцев и игры на пианино.

Лори стала ей как младшая сестра. Хотя разница в возрасте составляла у них всего два года, кузина была еще ребенком, на удивление жизнерадостным и неимоверно любезным. Сидя за обеденным столом, Каролина, наблюдая за родственниками, порой думала о том, что никогда не видела столь малоподходящих друг другу людей, Матильду заботили только деньги и положение в обществе; Дэниела интересовали лишь хлопок, лошади и скачки на местном ипподроме.

Домашние уроки и новые приятные обязанности изменили Каролину. Ее возили к лучшей модистке в городе и в лучшие магазины, покупали кринолины, нижние юбки, турнюры, корсеты, сделавшие ее талию совсем уж осиной. Вместо капоров она теперь носила шляпы, отделанные лентами и перьями, стала прилежной читательницей журнала мод, не выходила на улицу без элегантного шелкового зонтика, чтобы защитить от солнца побледневшую кожу. Но иногда, стоя перед зеркалом, она думала о Сойере и ей хотелось, чтобы он увидел ее в этих красивых нарядах.

Каролина любила одиночество. По утрам она часто гуляла по участку, доходила до речного обрыва, долго смотрела на воды Миссисипи, слушала птичье пение и смотрела на уходящие из Натчеза пароходы.

Глава 20

Техас, март 1872 года

Сойер держал путь на юг, где собирался наконец осесть. В поисках знакомых примет он вглядывался в одинокие холмы с плоскими вершинами, в череду отдельных скал, покрытых мескитовыми зарослями и колючим чапарелем.

Вдруг прогремел выстрел, эхо от которого далеко разнеслось над прерией.

Сойер резко осадил коня, а Люк Стейли потянулся за своим “кольтом”. С севера к ним легким галопом направлялись пять всадников с ружьями наперевес.

– Впечатляет, – хмыкнул Люк. – Не будем связываться.

– Нет. Я приехал сюда, чтобы остаться. Узнаем, что им нужно, – ответил Сойер, думая о сумках, набитых золотом.

– Не нравятся они мне, – заявил Люк и положил руку на бедро, поближе к рукоятке “кольта”.

Всадники остановились, хотя никто не опустил ружья. Коренастый мужчина с черными бакенбардами выехал на несколько ярдов вперед.

– Вы нарушаете границы частного владения. Проезжайте дальше, и все будет в порядке. Нам тут не нужны пьяницы, угонщики скота или охотники до чужого добра. – Он смачно выплюнул длинную табачную струю.

– Чьи это земли? – поинтересовался Сойер, горя желанием узнать о судьбе ранчо.

– Это ранчо Торреса, и вам, ребята, тут не место.

– Какого Торреса? Максимо или Рамона?

– Ты знаешь братьев Торрес? – подозрительно сощурился коренастый.

Сойер кивнул, и тот снова выпустил табачную струю.

– Это земли Максимо Торреса. Рамон умер несколько лет назад. Ты кто?

– Скажи хозяину, что Сойер Дэй вернулся, чтобы заявить права на свой участок.

Он развернул коня и двинулся на восток. Известие о смерти Рамона его потрясло. Теперь он понял, отчего Каролина тут не осталась – ее некому было защищать.

– Убирайся с нашей земли! В следующий раз мы не будем тратить время на разговоры! – крикнул ему вслед вожак с бакенбардами.

Люк догнал приятеля и возмущенно произнес:

– Как ты мог повернуться к ним спиной?

– Я же знал, что ты держал их на прицеле, – усмехнулся Сойер.

– Фу, за несколько минут я постарел, считай, на год.

Больше так не шути. Думаешь, она продала землю Торресу?

– Черта с два! Пока ты развлекал городских девиц, я посмотрел книги местной администрации, навел справки и мне сказали, что Каролина уехала в сторону Луизианы.

– Тогда чьи это земли? – спросил Люк.

– Они по-прежнему остались за Каролиной, но там есть и мои участки. – Сойер вернулся на юг, окидывая взглядом расстилавшиеся перед ним бескрайние просторы. – Видимо, она теперь живет в Натчезе.

Он искренне расстроился, что ее нет на ранчо Брендона, хотя, разумеется, не ожидал, что Каролина сделает хозяйство процветающим. Впрочем, твердости ей не занимать, и Сойер бы не удивился, найдя ее тут. В глубине души он всегда надеялся, что она никуда не уедет.

– Если ты собираешься здесь обосноваться, то как быть с теми? – Люк махнул в сторону, куда ускакали бдительные сторожа.

– Разберусь. Закон есть закон, эти земли не принадлежат Торресу, и Максимо об этом знает. Слава Богу, Каролина их не продала. Жаль, что я столько времени отлавливал Ната Сандерсона.

Они долго ехали молча, потом Люк возобновил разговор.

– Тут удивительно легко дышится. Кому-то нравится город, кому-то горы или реки, а мне по душе именно такие места. Земли, откормленный скот – чего еще нужно? Если, конечно, всю скотину не переклеймил Торрес.

– Переклеймить весь скот ему не под силу. Много бегает на воле. Держу пари, на большинстве стоит клеймо Брендона.

– Хотелось бы надеяться, но в любом случае дело может дойти до рукопашной.

– Я остаюсь, – решительно заявил Сойер. – Чувствую, как ноги сами просятся ступить на эту землю.

Он чувствовал еще кое-что, только не собирался говорить. Он был дома. Не важно, где и с кем он провел несколько лет, – Техас он никогда не забывал, как никогда не забывал и Каролину. Воспоминания о ней на удивление крепко засели в его памяти, Сойер начал узнавать отдельные деревья, излучину реки, а когда они переехали узкий Пайн-крик, радость узнавания возросла. Да, это его дом, в чем он так же уверен, как и в том, что вечером солнце зайдет на западе.

Спустя час они выехали к развалинам, где среди пепелища одиноко торчали несколько уцелевших кольев. Сойер придержал коня, не в силах отвести глаз от обугленных руин дома.

– Кто-то уничтожил все до основания, – тихо произнес Люк.

– Команчи, – бросил Сойер. Он соскочил с лошади, чтобы взглянуть на обугленную доску, почти скрытую густой травой. – Каролина бежала отсюда из-за них. В городе я узнал, что они сожгли дом и убили двоих людей. Она, возможно, уехала в Луизиану.

– Я ее не осуждаю, женщине тут не место. Хочешь остановиться здесь?

– Нет. Мы разобьем лагерь на берегу ручья, где я и построю свой дом.

– Не слишком ли ты оптимистичен? – засмеялся Люк.

– Вовсе нет. У меня особое чувство к этому месту. Сойер окинул взглядом развалины, вспоминая, как стоял на крыльце во время свадебной церемонии, как смотрел в огромные зеленые глаза Каролины, простодушно обещавшие ему любовь, ее страстные поцелуи тем вечером. Он с трудом отогнал воспоминания, прищурившись, внимательно оглядел горизонт и лежавшие перед ним просторы.

– Да, я вернулся домой.

На рассвете они взялись за работу – принялись расчищать место под кораль, потом согнали скот, чтобы поклеймитъ бычков и кров. Разыскали их даже быстрее, чем полагал Сойер. А вскоре начались первые неприятности.

Однажды вечером, когда друзья возвращались в новый кораль, Сойер увидел четырех всадников.

– Похоже, к нам гости.

Они придержали лошадей, и через несколько минут Сойер узнал одного из них.

– Кейн Хатфилд. Это не к добру, мы с ним давние враги.

– Здорово, Сойер, – ухмыльнулся тот, поднимая своего жеребца на дыбы. – Слышал, ты вернулся познакомиться с моими работниками. Люк, Бен и Ринго. Парни, это мистер Дэй.

– А это Люк Стейли, – представил друга Сойер, кивнув остальным.

– Хочу перекинуться с тобой парой слов. Ребята, помогите мистеру Стейли загнать стадо в кораль.

Сойер не испытывал ни малейшего доверия к этим подозрительным типам, и когда Люк вопросительно посмотрел на него, он едва заметно кивнул.

– Ну что, отыскал золото, за которым ты вроде уехал в Калифорнию, – спросил Кейн.

– Отыскал.

Теперь вернулся, чтобы заняться скотоводством?

– Собираюсь.

– Ты всегда ценил доллар. Я намереваюсь расширить свое дело и приехал к тебе с выгодным предложением. Два доллара за акр. Я хочу выкупить твою долю.

– Земля не продается.

Кейн улыбнулся до ушей.

– Похоже, ты подзабыл, как тут живется. Тебе здесь совсем не понравится, а южнее есть очень неплохие участки.

– Кейн, я ничего не продаю. Это моя земля, и я хочу на ней обосноваться.

– Ты делаешь ошибку, Сойер. Думаешь, сучка, на которой ты женился, вернется? И не рассчитывай. Она уже всласть навалялась в сене, – доложил Кейн, но Сойер не поддавался искушению врезать ему. – Так что я сделал тебе царское предложение. Соглашайся, потом цена сильно упадет.

– Нет. Эта земля очень хороша для скота.

– Чего не скажешь про людей. Я даю тебе шанс.

Он мгновенно опустил руку на бедро, но Сойер оказался еще быстрее, и пока Кейн выхватывал “кольт”, тот уже взвел курок.

– Шестизарядник на землю, руки на голову. Теперь съездим поглядеть, как твои ребята помогают Люку.

– Могу избавить тебя от хлопот. Два выстрела – сигнал возвращаться.

Сойер дважды пальнул в воздух и снова прицелился в Кейна. Через пару минут появились его люди.

– Убирайся отсюда. И больше не возвращайся.

– Я вернусь, Сойер, запомни. Через год в это время тебя здесь уже не будет. – Кейн хлестнул жеребца, и вся шайка галопом унеслась на юг.

– Как только раздались выстрелы, парни тут же свалили, – удивился Люк. – Я так и не понял, чего они хотели.

– Кейн предлагал купить у меня землю.

– А ты?

– Отказался. Но он наверняка не успокоится. Пожалуй, стоит нанять еще нескольких работников. В конце недели съездим в Раскин, потом в Низину. Кстати, пополним запасы и немного отдохнем.

– В прошлый раз мне понравилось. А что это за место? – Поселение возле форта Гриффин, у подножия Губернаторского холма. Его называют то Низина, то Дно или просто Гриффин. Там всего одна крохотная лавка, пара-тройка семей да мельница.

– Тебе лучше нанять побольше народу, – серьезно ответил Люк. – Ты сидишь на пороховой бочке.

Сойер вспомнил его слова, когда приехал в Низину. Главная улица тянулась от подножия холма к реке; по обеим сторонам вплотную друг к другу стояли игорные дома, салуны, забегаловки и лавки. Сойер поразился, насколько разрослось поселение за время его отсутствия.

В скобяной лавке, где покупал нужный инструмент, он встретил Фабиану Торрес.

На ней было голубое шерстяное платье и кокетливая голубая шляпка.

– Сойер Дэй, – протянула она, шагнув к нему.

– Фабиана, ты стала еще красивее. Не думал, что такое возможно.

– Ты единственный мужчина в этом городе, который решился сказать мне комплимент. – Фабиана застенчиво потупилась.

– Просто я не боюсь Максимо. К тому же говорю то, что есть. Как Джастин?

– Растет настоящим мужчиной. Ты живешь на ранчо один, без женщины?

– Угу. Больше детей не завела?

– Нет, – равнодушно качнула головой Фабиана, и он понял, что именно этого ей и хотелось. – Будет время, загляни. Поболтаем, как в старые времена.

– Хочешь, чтобы меня поскорее застрелили? – усмехнулся Сойер. – Твой муж и шагу не даст мне ступить.

– Тогда приходи, когда Максимо не будет дома.

– Ты ничуть не изменилась.

– Напротив! Такое я не сказала бы здесь никому, – все ужасно боятся Максимо. Но ты, по-моему, не боишься самого дьявола.

– Почему же, очень даже боюсь. – Сойер по-настоящему боялся лишь одного человека – Фабиану Торрес.

– Меня? – засмеялась Фабиана. – Никогда не поверю. Тебе нравится мое платье? Новое. Максимо все заказывает у модистки в Сан-Антонио.

Сойер не удержался и скользил взглядом по ее груди, совсем не изменившейся за эти годы.

– Места здесь пустынные, а ты без женщины. Не забудь, ты всегда будешь желанным гостем.

– Не забуду. – Одно присутствие этой женщины кружило голову.

– Ты уверен, что не приедешь. Однако ночи тут длинные, одинокие. Это ведь совсем простор Сойер.

Он поразился ее наглости: говорить такое, когда вокруг полно народу.

– До свидания, Фабиана.

– Вот именно, Сойер. Adios.

Она прошла мимо, задев его плечом и обдав волнующим запахом духов. Чувствуя себя счастливчиком, которому чудом удалось избежать капкана, Сойер бросил инструменты в фургон, где его ждал Люк.

– В следующий раз не забудь меня представить. Такой красавицы мне еще не приходилось видеть. Каким ветром ее занесло в этот жалкий городишко?

– Забудь про нее и не вспоминай. Это Фабиана, жена Максимо.

– Господи помилуй! Ты мне не говорил, что она такая красавица.

– Ты не спрашивал. Держись от нее подальше. Максимо дьявольски ревнив.

– Не сомневаюсь.

– Поехали в салун, там поглядим, сможешь ли ты ее забыть.

Пару часов спустя, когда они забирались в фургон, с другого конца улицы на двуколке к ним направилась Фабиана.

– Теперь уж представь меня, – прошептал Люк.

– Сойер, как я рада! Мне нужна помощь. – Фабиана улыбнулась Люку.

– В чем дело?

– Я купила доски, которые просил Максимо, и никак не могу их уложить. Боюсь, на первой же колдобине они вылетят из двуколки.

– Фабиана, разреши представить тебе Люка Стейли. Люк, это миссис Торрес. – Сойер сделал ударение на “миссис”.

– Польщен знакомством, мэм. – Люка прямо вынесло из фургона. – Я уложу доски.

– Вы так добры, мистер Стейли, – пропела Фабиана. – Вообще-то мне не следовало приезжать в город одной.

– Мы проводим вас до дома, – брякнул Лок, и Сойер даже прикусил язык, чтобы не выпалить “ни за что на свете”!

– Как вы милы. Благодарю. Сойер, не хмурься. Мистер Стейли, не могли бы проехать часть пути со мной? Так приятно, когда лошадьми управляет мужчина.

– Конечно!

– Люк…

– Сойер, мы поедем впереди, чтобы леди не дышала пылью.

– Возможно, миссис Торрес и благодарна тебе, но я очень сомневаюсь, что Максимо сильно обрадуется.

– А мы ему не скажем, – ухмыльнулся Люк, а Фабиана ослепительно улыбнулась.

Сойеру дико захотелось хорошенько встряхнуть его за плечи. Он вытер пот со лба и вдруг замер от пронзившей его мысли: он умирал от желания схватить женщину в объятия, прекрасно зная, что она с удовольствием позволит ему это сделать. Он сжал кулаки и проводил взглядом двуколку, удаляющуюся по пыльной улице.

Через месяц друзья снова приехали в Низину, зашли в “Пчелиный улей” и заказали себе кварту виски.

Бренчало расстроенное пианино, за соседним столом играли в покер, рядом стояла девица в ярко-красном платье, опершись рукой на плечо одного из игроков и наклонившись вперед ток, что возникало опасение, как бы ее грудь не вывалилась из платья.

Сойер потягивал виски, поглядывая на Люка, который с интересом глазел вокруг. Он знал, что друг несколько раз ездил на ранчо Торреса. Первый раз дело у них чуть не кончилось дракой, но Сойер вовремя опомнился. Люк – взрослый человек, и если он прямым ходом решил двинуться в ад, это его личное дело. Ничего другого из его жизни Фабиана сотворить не могла.

Сойер тяжело вздохнул и начал разглядывать публику, обратив внимание на загорелого черноглазого парня, который показался ему знакомым, но, как ни старался, он не мог вспомнить, где его видел.

Малый слишком много пил, не сводил глаз с пышной груди девицы в красном платье и все время проигрывал, видимо не замечая, что его партнеры – наглые шулера.

Сойер не хотел вмешиваться, но когда увидел, как один из игроков что-то подлил юноше в стакан, со вздохом поднялся и шагнул к игорному столу.

– Ребята, не примете еще одного?

Шулера поглядели на незнакомца с откровенной жадностью, и Сойер легонько покачнулся, нелепо взмахнув зажатой в руке бутылкой.

– Конечно, мистер.

Он рухнул на стул и еще раз покосился на юношу. Где-то он его видел, только вот где?

Играл Сойер осторожно, умышленно теряя небольшие ставки, чтобы разобраться, чем пользуются жулики – крапленой колодой или достают карты из рукава.

Пока банкомет тасовал колоду, Сойер изучал парня. Рамон Торрес в юности. Значит, это Джастин Брендон. Повзрослевший, красивый, но совсем еще зеленый, как весенняя трава.

Джастин вскочил и гневно уставился на одного из игроков.

– Я видел, Фрэнк! Ты жульничаешь!

– Чего этот сукин сын несет?

– Ты жульничаешь!

Мужчина встал и угрожающе нахмурился.

– Я не потерплю оскорбления от пьяного в стельку щенка.

– Нет, я видел! – возмутился юноша.

Сойер чуть не простонал и незаметно положил руку на кобуру.

– Ври да не завирайся!

– Ты вытащил карту из рукава!

– Ребята, научим его уважать старших!

С грохотом отодвинув стулья, компания бросилась на Джастина. Его повалили на пол, затянули на талии лассо, намертво связали ноги и потащили к выходу.

– Устроим ему скачку по кактусам.

– Хватит, ребята, – приказал Сойер, целясь в игроков; услышав сзади щелчок, он понял, что Люк тоже наготове.

– Отпустите парня.

– Сойер! – выпучил глаза Джастин.

– Убирайся отсюда к чертовой матери! – рявкнул тот. Едва лассо было развязано, юноша пулей вылетел на улицу, а Сойер обернулся к другу и кивнул в сторону двери, пригрозив остальным: – За нами ни шагу.

Он прихватил свою бутылку и начал пятиться к выходу. Оказавшись на улице, они с Люком буквально взлетели в седла и, нахлестывая коней, понеслись прочь. Вслед им раздались выстрелы, Люк тоже несколько раз пальнул в ответ.

Проскакав милю по дороге, они наконец перевели коней на шаг.

– Похоже, они нас потеряли, – буркнул Люк.

– Вряд ли они собирались за нами гнаться. Наверно, уже вернулись в салун, чтобы потрясти еще одного простака.

– А этот прямо сосунок. Трепка пошла бы ему на пользу.

– Только не то, что ему хотели устроить. К тому же я знаю его. Это Джастин, сын Максимо.

– Выходит, у вас с Торресом еще не все потеряно.

– Наоборот. Но с Джастином я не ссорился.

– Черт возьми, надеюсь, мы не станем бросаться на выручку каждому молокососу, попавшему в переделку. Я лишь начал получать удовольствие от жизни.

– Возвращайся обратно.

– Благодарю покорно.

Они поскакали дальше, передавая друг другу бутылку.

На следующий день, когда Сойер приколачивал к воротам конюшни доску, прискакал Джастин. Спрыгнув на землю, юноша протянул ему руку.

– Спасибо, что спас меня. И с возвращением. Ответить Сойер не успел, потому что вдалеке показался Люк. Оба с тревогой дожидались, пока он подъедет к коралю, ибо почувствовали неладное.

– На пастбище у Пайн-крика схватились люди Максимо и Кейна!

Выругавшись, Сойер бросился в конюшню за ружьем, а Джастин уже скакал прочь.

Они догнали юношу в узком каньоне, рядом с ним на земле валялись убитый и раненый.

– Пригляди за парнем. Я зайду им в тыл, – сказал другу Сойер.

Сделав большой крюк, чтобы оказаться позади Кейна с его головорезами, он вскарабкался по склону и укрылся за толстым деревом, откуда выстрелил в троих парней, стоявших всего в нескольких ярдах от него. Поднялась ответная пальба, вслед за нею раздался лошадиный топот, и Сойер увидел, как негодяи скачут прочь. Схватка закончилась.

– Это кровопролитие ужасно, – хмуро сказал Джастин, ехавший рядом с Сойером. – Еще раз спасибо за вчерашнее.

– В карты надо играть трезвым.

– Знаю.

– Что так нагрузил свою лошадь?

– Я от них ушел, – зло выпалил Джастин.

– Почему?

– Максимо не мой отец. Все эти годы она врала, что мы с ним одной крови.

– Твой отец – Рамон?

– Да. Они снова поругались, кричали друг на друга, такого я еще не слышал. Я встал на сторону Максимо, а она вдруг набросилась на меня. Представляешь – моя мать набросилась на меня, – озадаченно повторил Джастин. – Она завопила, что он не мой отец. Тогда Максимо ее ударил, и она крикнула, что мой отец – Рамон. Все эти годы я пытался любить Максимо, хотя он самый настоящий подонок. Я их обоих ненавижу, – горько закончил юноша.

– Джастин, ты еще чертовски молод. Они же любят тебя, иначе не взяли бы с собой, когда Фабиана оставила Брендона.

– Да пошли они к черту! Сойер переменил тему.

– Хочешь здесь поработать? Я собираюсь нанять еще нескольких человек.

– Да, я буду работать и буду стрелять, если они заявятся снова. Максимо хочет выжить тебя отсюда. После смерти Рамона они с Кейном никак не поделят эти земли.

– Тебе ни к чему стрелять, просто работай честно, вот и все.

– Если я работаю, значит, и стреляю в них, – сухо возразил Джастин. – Они считают, ты не продержишься тут до конца года.

– Тогда Максимо плохо меня знает, – усмехнулся Сойер. – А Кейн не знает меня вообще. Я проживу тут дольше каждого из них.

Джастин наконец улыбнулся и сразу напомнил ему прежнего мальчугана.

– Сколько тебе лет?

– Восемнадцать.

– Скоро мы начнем весенний отлов бычков. Говорят, в прошлом году на севере продали шестьдесят тысяч голов. Нынешний обещает быть не хуже. Мне нужно по меньшей мере десять надежных работников, чтобы управиться со стадом.

– Я один раз ездил на север. Максимо нанял тогда гуртовщика, а сам остался на ранчо.

– Почему?

– Кейн спалил бы все дотла, но главным образом из-за Фабианы, – горько объяснил Джастин. – Он ей не доверяет.

– Извини.

Юноша гордо выпрямился, совсем как Рамон.

– Она мне больше не мать.

– Джастин, прояви к ней милосердие. Ты, возможно, единственный на свете, кого она по-настоящему любит.

Но тот сплюнул и отрицательно покачал головой.

– Куда мне положить вещи?

– Скоро мы закончим барак, а до тех пор твое место – расстеленная на земле попона. Я тоже поселюсь в бараке, пока не выстрою свой дом. Платить для начала буду доллар и двадцать пять центов в день; во время перегона скота получишь двойную цену.

– Хорошая плата, – сказал Джастин. – И никаких поблажек, Сойер.

– Еще чего. Не будешь работать – сразу выгоню.

Прошло несколько недель. Раздевшись до пояса, Сойер с Джастином трудились весь день, пока солнце не начало клониться к горизонту.

– А вот и наши возвращаются. – Сойер выпрямился и посмотрел вдаль. – Значит, ребята нашли потерявшихся лошадей и гонят обратно.

Он взял огромную доску, начал ее прибивать и вдруг нахмурился.

Похоже, спокойная жизнь последних недель притупила его обычную бдительность. Что-то слишком уж много этих лошадей и слишком быстро они скачут.

– Хватай свой шестизарядник! – крикнул он Джастину. Всадники пронеслись по двору мимо недавно выстроенной конюшни. Сойер бросился к своему “кольту”, но было уже поздно. Кто-то ударил его прикладом по голове, и, уже падая, он услышал крик Джастина.

Двое тут же поставили Сойера на ноги, заломили ему руки и повели к улыбающемуся Кейну.

Джастин лежал на земле лицом вниз, поэтому Сойер не мог понять, жив он или убит.

Кейн тем временем соскочил с коня и, прихрамывая, направился к пленнику.

Глава 21

– Дэй, надо было согласиться на мое предложение. Тот не удостоил его ответом, зная, что Кейн просто забавляется.

– Я делаю тебе новое предложение, такое же выгодное. От него не отказался бы даже умирающий осел с крупицей здравого смысла. Доллар за акр.

– Убирайся к дьяволу, Кейн, – спокойно произнес Сойер.

– Ты сейчас увидишь, кому пора убираться к дьяволу. Следующее предложение окажется не таким выгодным, а я буду не таким добрым, – ухмыльнулся Кейн.

Он вдруг ударил Сойера кулаком в живот, потом в челюсть. Тот попытался пнуть его ногой, но удары обрушивались на него безостановочно, пока он мешком не свалился под ноги Кейну. Неожиданно грохнул выстрел, послышались крики, лошадиный топот, звуки перестрелки. Сойеру удалось встать на четвереньки, однако все поплыло у него перед глазами, и он провалился в темноту.

Очнувшись, Сойер увидел, что лежит на своей расстеленной попоне, вокруг сгрудились его люди, а чья-то рука обтирает мокрой тряпкой ему лицо.

– Кажется, они собирались тебя прикончить, – сообщил ему Люк. – Я видел Кейна.

– Как Джастин?

– Все в порядке. Здоровенная шишка на голове, и только. Зато у тебя видок, словно ты провел бурную ночь в Низине. Сядь, я посмотрю, что с тобой.

Сойер попробовал сесть, но тут же скривился от боли.

– Похоже, они переломали мне ребра.

– Возможно, – согласился Люк, ощупывая друга.

– Убери руки! Больно!

– Выживешь, но оставаться здесь почти в одиночку больше нельзя.

– Согласен. Мы наймем еще людей: пусть охраняют ранчо, когда остальные уедут со скотом. Это заставит Кейна держаться на расстоянии. Надо было сразу сообразить, когда он предложил купить мою землю.

– Найми достаточно людей, чтобы охраняли тебя, когда мы уедем на север.

– Черта с два! Я в порядке. К тому же главный гуртовщик здесь я, поэтому сам поведу стадо на север.

– Ты не сможешь.

– Нет, смогу, И ничто меня не удержит!

– Если у тебя все остальное такое же крепкое, как голова, то до Абилина ты наверняка доберешься.

– Во всяком случае, попытаюсь.

Гурт занял всю пятидесятифутовую дорогу.

– Нс забывай погонять, – сказал Люку вернувшийся в хвост Сойер. – Сегодня я хочу пройти тридцать миль, чтобы немного их растрясти и приучить к дороге. Потом будем двигаться по десять миль в день. Вон тот бычище у них явно вожак, или я не разбираюсь в скоте.

– Ты прав, – кивнул Люк, – Затем его и гонят впереди стада.

– Я хочу поставить Джастина в головной дозор.

– Он уже там, с правой стороны.

Сойер знал, что все его распоряжения выполняются, но еще раз оглядел стадо, головных дозорных, загонщиков в центре и, наконец, почти неразличимых издалека погонщиков, которые задавали темп движения.

Сойер улыбнулся. Ему удалось найти замечательного повара шести футов и шести дюймов роста, совершенно лысого. Сильвер ни днем, ни ночью не расставался с потрепанным черным котелком, но готовил превосходно. А хорошая еда – залог хорошей работы. Припасов хватит, не забыли и каломель – на случай, если кто захворает. У ковбоев по пять-шесть лошадей, чтобы менять в пути. Сойер держал в памяти каждую мелочь, сам все проверял. Ведь это был его первый гурт на север.

Проскакав вперед, Сойер придержал своего нового жеребца и оглянулся на далекое ранчо. У него земля, скот, добротный кораль, почти готовый барак и достаточно преданных людей, чтобы защитить все это от разорения; скоро он построит большой собственный дом. Хватит уже скитаться. Но в душе засело беспокойство. Сойер ожидал, что наконец угомонится, когда найдет золото. Не получилось.

Он думал о Каролине и вдруг ощутил всколыхнувшееся желание. Видимо потому, у него давно уже не было женщины. Но потом Сойер все же признался себе, что до сих пор не может забыть девушку. Когда он мечтал о доме, то обязательно представлял на крыльце ее. Каролина машет ему рукой, как в день его отъезда несколько лет назад. Сойер тряхнул головой, прогоняя глупые фантазии. Она наверняка замужем, нянчит младенцев. По возвращении с севера он непременно расторгнет брак.

Глава 22

Февраль 1873 года

Дело шло к закату, а Сойер продолжал объезжать молодого норовистого мустанга, пока не увидел Джастина, неистово размахивавшего шляпой.

– Бандиты Кейна! Они зажали Чарли в каньоне, нужна помощь!

– Едем! – Сойер трижды выстрелил в воздух. Из барака и конюшни начали выскакивать люди. – Джеб с Хойтом охраняют дом. Остальные за мной к каньону! Надо разобраться с людьми Кейна!

Он распахнул ворота, прыгнул в седло и галопом ускакал со двора. С Кейном надо кончать. Зависть подталкивала ублюдка на всякие подлости. Если Максимо нужна просто земля, то Кейну – жизнь Сойера.

Продажа скота на севере принесла такую прибыль, на которую Сойер и не рассчитывал. На вырученные деньги он построил дом и уже несколько месяцев собирался в Натчез. Правда, ему мешали стычки с Кейном, а теперь, когда он был готов к поездке, возникли новые осложнения. В свое отсутствие Сойер хотел оставить за главного Люка, но, узнав, что тот опять побывал на ранчо Максимо, сильно разозлился, и они повздорили. А уж когда Сойер заметил на своем ранчо лошадь Фабианы, разговор закончился дракой. Люк обвинил его в ревности, но Сойер понимал, что, если Максимо станет известно про встречи его жены с Люком, он спалит ранчо и постарается убить их обоих.

С того времени Сойер больше не видел никаких следов присутствия Фабианы на ранчо, хотя не сомневался, что они продолжают встречаться.

Конечно, Люк ничего для Фабианы не значит, она использовала его так же, как всех остальных мужчин, и Сойер подозревал, что отнюдь не бескорыстно.

Близкая перестрелка отвлекла его от размышлений. Он выругался. Сколько времени уйдет на драку с людьми Хатфилда и кого из них, не приведи Господи, убьют, прежде чем все закончится?

Однажды за завтраком Сойер увидел что у Люка разбита губа, синяк под глазом и перевязана рука.

– В чем дело? – холодно спросил он, сразу подумав на людей Максимо.

– Подрался с Джастином.

– Где он?

– Не знаю, – ответил Люк.

– Моется на дворе, – сообщил Бафорд.

Сойер выскочил из комнаты и быстро нашел Джастина. Тот лежал на земле около колодца. Глаза у него заплыли, лицо в синяках и кровоподтеках, грудь, рука и ноги в порезах.

– Какого черта! Что случилось?

– Ничего.

– Ты мой работник, и у меня есть право знать, чем занимаются мои люди.

– Это Люк.

– Из-за Фабианы, полагаю?

Джастин со стоном приподнялся, держась за правый бок. Сойер намочил шейный платок и стал осторожно смывать кровь с руки юноши. Джастин превратился в мужчину, кожа у него задубела от ветра и солнца, плечи раздались, но он по-прежнему оставался для Сойера ребенком.

– Я ее ненавижу! – Джастин сжал кулаки.

– И позволил изрезать себя на из-за того, что ненавидишь свою мать, – констатировал Сойер. – Она же твоя мать, сынок. Плохая или хорошая, она тебя любит. Я не осуждаю твою драку с Люком, но тебе пора многое пересмотреть. У Фабианы, как и у всех, есть недостатки, с которыми ты должен смириться. Ты не должен драться с каждым мужчиной, появившимся в ее жизни. И постарайся больше не устраивать поножовщины на ранчо.

– Да, сэр.

– Ты дрался только с Люком?

– Да, сэр.

– Дай посмотреть, что у тебя с ребрами. Все в порядке, сэр. Я могу работать.

– Конечно, малыш. Пять минут, пока не умрешь. Иди к ручью, там прохладно, много тени. И будь с Люком повежливее. Я не хочу, чтобы мои работники передрались друг с другом, как Максимо с Кейном.

– Прости. – Юноша украдкой взглянул на Сойера. – А где твои родители? Я ни разу не слышал, чтобы ты говорил о них.

– Их много лет назад убили индейцы.

– Извини.

– Вот такие дела, – вздохнул Сойер.

Протянув Джастину платок, он пошел искать Люка, но разговора не начинал, пока они не остались в корале одни.

– Оставь мальчишку в покое.

– Я? Пусть лучше он уймет свой буйный нрав и прикусит язык.

– Сегодня ты его чуть не убил.

– Черт возьми, даже не собирался. У меня тоже хватает царапин. Парень умеет обращаться с ножом.

– Она же его мать, Люк, не забывай.

– Конечно, иначе я бы еще не так его отделал.

– Если отделаешь, будешь драться со мной. И никогда ее сюда не привози. – Сойер какое-то время расхаживал взад и вперед, потом резко повернулся к другу. – Ты сам знаешь, что напрашиваешься на пулю в лоб. Максимо драться с тобой не будет. Он просто тебя пристрелит. И Джастин тоже, если увидит с ней.

– А не гложет ли тебя ревность? Только не говори, что ты ее ни разу не хотел.

– Она красавица, – признался Сойер.

– Да. И она мне рассказала, как ты за ней ухлестывал, когда вы жили на ранчо Джона Брендона. Пока я не лезу в хозяйственные дела, мои отношения с Фабианой тебя не касаются.

Сойер ушел раздосадованный. Ведь Люк был хорошим другом. К тому же он злился, что тот заметил его ревность.

Прошел месяц. В середине марта они занялись прудом, чтобы устроить водопой для скота. Расчистили место, срубив несколько кедров, и Сойер оттаскивал чурбаны в одно место. Когда он наконец выпрямился и окинул взглядом работавших неподалеку людей, у него вырвалось проклятие. Люк так и не появился. Хотя он все меньше заслуживал доверия, однако не вышел на работу впервые.

– Хойт! – окликнул Сойер проходящего мимо рыжего детину с тачкой. – Где Люк?

Джастин поднял голову и посмотрел на них.

– Он приболел, – ответил работник.

– Почему никто не сказал мне?

– Я думал, вы знаете, – пожал плечами Хойт, уставившись в землю.

Сойер удивился: почему он избегает смотреть ему в глаза?

Нет, рыжий не из тех, кто врет.

Сойер принялся за работу и только раз сделал небольшой перерыв, чтобы посмотреть на результаты совместного труда.

– Бафорд, где Люк? – спросил он у копавшего рядом ковбоя.

– Дома, хозяин. Я слышал, он захворал.

– Слышал?

– Ну да. А пруд вышел что надо. Доделаем сейчас запруду – и все.

За три месяца Сойер еще не видел Бафорда столь разговорчивым. Нахмурившись, он вернулся к повозке, швырнул туда лопату, оседлал коня и уже пропустил ногу в стремя, когда его окликнул подбежавший Хойт.

– Хозяин, подождите, нам требуется ваша помощь. Надо передвинуть несколько валунов.

– У вас достаточно людей.

– Да, но куда их тащить?

Сойер подавил ярость. Никто на ранчо не нуждается в указаниях, где сваливать камни.

– Хойт, не надо его покрывать.

– Покрывать? Кого? Я просто…

– Люк наверняка рассчитывал, что я провожусь здесь весь день. Не вздумай предупредить его. Проследи, чтобы никто отсюда ни шагу. Особенно Джастин.

– Да, хозяин, – мрачно кивнул Хойт, на этот раз глядя на пего. – Люк – хороший человек, только у него слабость к женщинам. А эта совратит с пути истинного даже святого.

Сойер развернул коня и поскакал домой, проглотив готовые сорваться с языка упреки. Ни один мужчина не в силах устоять перед Фабианой, если та решила его завоевать. Сколько бы продержался он сам, займись она им тогда всерьез?

Он сжал зубы и пришпорил коня.

За четверть мили от дома Сойер увидел ее лошадь, привязанную к забору кораля, и в бешенстве направился прямо к бараку. Готовый ко всему, он широко распахнул дверь, ворвался внутрь, но в помещении было пусто. Не мог же он ошибиться, ведь у кораля именно ее лошадь. И вдруг Сойер понял, где они, и почему Хойт так старался задержать его.

Задыхаясь от ярости и вытаскивая на бегу “кольт”, он помчался к дому, пересек холл и с такой силой пнул ногой дверь в спальню, что она грохнула о стену.

На его кровати лежали голые Фабиана и Люк. Тот моментально скатился на пол, метнувшись к висевшей на стуле кобуре, но Сойер выстрелом перебил ремень. Люк застыл.

– Наконец я в твоей постели, Сойер, – улыбнулась Фабиана.

– Одевайся, получи деньги у Харпера и вон с ранчо, – обратился Сойер к Люку. – С меня довольно. Ее захвати с собой. – Где Елена?

– Я отослал ее домой.

Сойер выскочил из спальни и захлопнул за собой дверь. Иного способа удержать себя в руках не было.

В конюшне он швырнул седло на коня Люка и вывел его во двор, где уже появилась Фабиана.

Она была одета, но не забыла распахнуть ворот у себя на груди и распустить волосы по плечам.

– Если ты вернешься в дом, я останусь, – предложила она.

– Лучше убирайся, пока Максимо не пристрелил меня, – процедил сквозь зубы Сойер; пах у него свело от желания.

– Ты его не боишься, – засмеялась Фабиана.

– Да, страх наводишь ты.

– Нет, – протянула она. – Ты боишься себя. Боишься не устоять. Тогда уже не быть тебе хозяином положения.

– Ну и что дальше?

– Кажется, я влюблена в тебя, Сойер.

– Ты? Черта с два! Просто ты хочешь взять, по своему обыкновению, верх над мужчиной. Чтобы он ползал у твоих ног.

– И когда-нибудь я своего добьюсь, – засмеялась Фабиана. – Ты станешь моим. Вспомни, как мы целовались. А сегодня ты видел меня в своей постели и вечером непременно вспомнишь, что я там лежала. Если захочешь, я приду снова, – тихо добавила она.

– Максимо тебя любит, а ты продолжаешь творить с ним такое.

– Он любит только свое ранчо.

Сойер плохо слышал ее, он уже шел к своему коню, прыгнул в седло и с места пустил жеребца в галоп.

Остаток дня он без отдыха работал, намеренно изнуряя себя, чтобы сразу провалиться в сон. Его ни о чем не спрашивали и только украдкой бросали любопытные взгляды.

Когда Сойер вернулся домой, то сразу почувствовал аромат ее духов.

Хотя экономка сменила белье и привела все в порядок, он уставился на кровать, невольно представив на ней Фабиану.

В конце концов Сойер отправился к ручью, чтобы посидеть у воды и успокоиться. Люк уехал, его место занял Джастин, который в свои девятнадцать лет мог дать фору любому работнику. Он глядел на журчащий ручей и вспоминал день свадьбы. Милая Каролина, такая влюбленная, пылкая и такая юная. Решено, он едет в Натчез.

Глава 23

Натчез, февраль 1873 года

Ранним утром Каролина сидела у речного обрыва, задумчиво глядя на поднимающийся с воды туман.

Натчез только просыпался. Для всей страны это был год депрессии, но горожане уже начали приходить в себя от экономического упадка и эпидемий желтой лихорадки 1871 года. К счастью, эти бедствия не затронули семью Брендон, а теперь в Натчезе потихоньку открывались новые предприятия, на Коттон-сквер шла оживленная торговля, построили железную дорогу с новым вокзалом в центре города и два ледника. Этим летом ей исполнится двадцать один год, но она все откладывала замужество, хотя трое мужчин собирались просить ее руки. Каролина понимала, что скоро запас извинений будет исчерпан. Правда, она уговорила всех троих повременить какое-то время, но оговоренный срок близился к концу. Когда в излучине реки показался пароход, девушка представила себе далекие страны, гадая, откуда идет этот пароход и кто на нем приехал. Как все-таки здорово быть свободной и отправляться куда душа пожелает. Такую свободу дал ей в свое время Техас.

Неожиданный порыв ветра подхватил шаль, которую девушка сняла и положила на траву. Каролина осторожно заглянула вниз, обнаружив, что темно-синий китайский шелк зацепился за ветки кустарника. При этом ее взгляд скользнул по пароходу, и она с изумлением увидела наблюдавшего за ней человека. Он стоял у трапа в обществе двух мужчин, один из которых держал его за руку, а второй указывал на пристань. Каролина поняла, что незнакомца высаживают на берег.

А тот продолжал смотреть на нее, затем улыбнулся и приподнял шляпу, открыв копну таких же, как у нее, пшеничных волос.

Каролина быстро отвела взгляд, но любопытство пересилило, и она снова посмотрела на незнакомца, который уже легко спрыгнул на пристань. Багажа у него не было. Может, он карточный шулер, промышляющий на пароходах? Девушка ощутила что-то вроде сочувствия, но тут он снова посмотрел на нее, опять улыбнулся, и всякая жалость мгновенно исчезла. Подобную дерзость она не собиралась поощрять. Увидев, что мужчина пытается влезть по крутому склону обрыва, девушка сначала испугалась, а потом сообразила: он хочет достать ее шаль.

Каролина намеревалась встать и уйти в дом, прежде чем он залезет наверх, однако продолжала смотреть, как незнакомец ловко взбирается по почти отвесной стене, умело хватаясь за ветки кустов. Наконец он добрался до цели, с торжествующим видом помахал шалью, но потерял равновесие. Девушка ахнула и тут же с облегчением увидела, что он сумел уцепиться за куст, еще раз самодовольно улыбнулся, спустился на Сильвер-стрит и исчез из виду.

Нет, ей пора уходить: вдруг он и правда шулер? Матильда просто упадет в обморок, если узнает, что она разговаривала с шулером. Но тоскливая монотонность жизни сводила Каролину с ума. У Лори глаза полезут на лоб, когда она ей все расскажет.

Мужчина наконец появился. Шел непринужденно и с таким видом, будто весь город принадлежит ему.

– Кажется, это ваше, – сказал он, протягивая шаль.

– Спасибо, – ответила Каролина, глядя в его голубые, как летнее небо, глаза. Этот красавец, пожалуй, оставил на пароходе не одно разбитое сердце. – Вообще-то мне не следует разговаривать с незнакомыми, однако было очень увлекательно наблюдать, как вы сходили на берег.

Незнакомец уселся на землю, подтянул колени к груди и обхватил их руками. У него оказались длинные пальцы, а руки словно хотели перетасовать колоду.

– Вы разъезжаете туда-сюда по реке?

– Как придется.

– Наверное, здорово, когда можешь ехать куда хочешь и заниматься чем хочешь.

Незнакомец пожал плечами, и Каролина вдруг обратила внимание на его дорогой костюм и модную белую рубашку.

– А что было для вас самым опасным?

– Почему вы считаете, что моя жизнь была в опасности? – засмеялся он.

– Ну, у вас такой вид… – легкомысленно заявила Каролина. – Если вы пароходный шулер, то попадали в опасные ситуации.

– Увы, на самом деле я из весьма благополучной семьи и веду обыденную жизнь, – снова засмеялся он.

Девушка не поверила ни единому его слову, но тоже рассмеялась.

– Вы первый раз в Натчезе?

– Конечно, нет, хотя последний раз был здесь давно, потому вас и не видел.

– Я приехала два года назад к родственникам.

– Откуда?

– Из Джорджии. – Смеющиеся глаза незнакомца подстрекали Каролину к безрассудству. – Хотите узнать один секрет?

– Разумеется, – живо откликнулся он и чуть придвинулся к ней.

– И вам можно доверять?

– У шулеров есть свой кодекс чести. Если красивая женщина делится со мной секретом, я всегда храню его.

Каролина сморщила иосик. Они не знакомы, даже не знают имен друг друга, возможно, завтра он будет уже далеко отсюда.

– Обещаете? – спросила она.

– Обещаю.

– На самом деле я прожила год на техасской границе у своего дяди. Но здешние родственники считают, что, если тут об этом узнают, мне будет трудно найти жениха. А моя тетя не оставляет надежды выдать меня замуж за очень богатого человека.

Незнакомец от души расхохотался.

– Представляю себе очередь желающих.

– До этого еще не дошло. Кроме того, я не должна никому говорить, что мне уже двадцать лет. Скоро я никому не буду нужна, потому-то мне и убавляют год.

– Выходит, ничего не подозревающий жених вместо милой девятнадцатилетней красавицы поведет к алтарю старую двадцатилетнюю каргу, – осуждающе покачал головой незнакомец. Он вдруг схватил Каролину за руку, чем снова ее удивил. – Выходи за меня, дорогая. Я неимоверно богат. Уверяю, скучать тебе не придется, а я уж как-нибудь снесу перезревшую двадцатилетнюю жену.

Девушка со смехом потянула руку обратно, но он не отпустил, настойчиво глядя ей в глаза.

– Вы меня искушаете, – беззаботно ответила Каролина. – Правда, речные путешествия меня не привлекают, да и получить согласие моей тетушки вам не удастся.

– Тогда мы просто сбежим.

– Вас же не пустят на пароход.

– Если вы согласны, то я найду выход.

Вид у него был торжественный, и Каролина удивилась, что ей приятен этот шутливый разговор. Она уже и не помнила, когда в последний раз так вела себя с мужчиной.

– Жена может оказаться для вас обузой. Чтобы получить согласие дяди Дэниела, вы должны быть очень богатым. И никому о Техасе не рассказывайте, хорошо?

– Буду молчать о нем как могила.

Он все еще держал ее за руку, и ситуация начала принимать опасный оборот.

– Пожалуй, мне пора домой. Спасибо за шаль.

– Хотите, я провожу вас и попрошу у дяди Дэниела вашей руки?

– Только не сегодня, – быстро ответила девушка. – Но благодарю за предложение. До свидания.

Она снова протянула ему руку, и незнакомец осторожно поднес ее к губам.

Оказавшись на улице, Каролина обернулась, но ее собеседник уже исчез. Она не сомневалась, что тот вернулся на пристань, чтобы попробовать сесть на ближайший пароход.

– Почему ты не спросила, как его зовут – удивилась Лори.

– Это бы все испортило. К тому же мы больше никогда не встретимся, а разговаривать с ним было очень весело.

– Весело, – поморщилась Лори. – Знаешь, когда я думаю про Мейсона, мне кажется, что я уже никогда не смогу веселиться. Я до смерти его боюсь.

– Поговори еще раз с отцом, честно расскажи ему о своих чувствах, – посоветовала Каролина, хотя знала, что толку будет мало. Брендоны уже дали согласие на брак.

– Они не уступят. Джуберты очень богаты, и мама говорит, что, выйдя замуж, я наконец обрету счастье. Но от Мейсона меня бросает в дрожь. – Лори покраснела. – Он целует, а мне больно. Ведь другие мужчины так не делают, правда?

– Правда. – Каролина вспомнила о поцелуях Сойера. – Когда целуются влюбленные, это лучше всего на свете.

– Каролина…

– Да?

Лори вдруг заплакала.

– Я должна выйти за него, И что тогда делать, если он будет плохо со мной обращаться?

– Вернешься домой и все объяснишь.

– Они отправят меня назад, – глотая слезы, ответила Лори, и Каролина молча с ней согласилась. – Как хорошо, что с тобой можно всем поделиться. Мама считает замужнюю жизнь бременем, к которому со временем привыкают…

– Нет, если муж тебе нравится, то вряд ли это станет бременем, – заметила Каролина. Она тосковала по Сойеру, но старалась не вспоминать о нем. – Давай спать. Возможно, они передумают, и все обойдется.

Через неделю Дэниел Брендон в присутствии гостей торжественно объявил о помолвке своей дочери с Мейсоном.

Между белыми греческими колоннами особняка Джубертов стоял, обнимая Лори за талию, улыбающийся жених, темноглазый высокий мужчина с широкими плечами и квадратной челюстью. В душе Каролины бушевала ярость – ведь Брендоны ради корысти пожертвовали счастьем дочери. Но гнев сменился ужасом, когда она подумала о собственном будущем: ей тоже подберут Жениха, не заботясь о ее чувствах и желаниях. Девушка упрямо вздернула подбородок. В жизни есть два шанса, и хотя с Техасом она распрощалась не лучшим образом, а сейчас пока не знала, как изменить сложившиеся обстоятельства, ее решение искать свой путь осталось неизменным. Желая побыть в одиночестве, Каролина незаметно покинула общество гостей, но перед ней вдруг оказался рыжеволосый мужчина.

– О, мистер Джексон, – улыбнулась девушка, – какая приятная встреча!

– Я вас целый день ищу. Хорошо, что Лори скоро выйдет замуж, правда?

– Да, если она будет счастлива.

– Конечно, будет. Каждая женщина в Нат… О, простите, вас я не имел в виду.

– Ничего страшного.

– Желаете пуншу?

– Нет, спасибо. Я хочу немного пройтись.

– Да, вечер прекрасный. Отец купил сегодня новую лошадь, и в следующий раз я поставлю ее против жеребца вашего дяди. Надеюсь выиграть. Не желаете покататься верхом?

Они поговорили о новой лошади, и Каролина решила идти дальше, но тут сердце у нее упало. В конце садовой дорожки, прислонившись к дубу, стоял улыбающийся шулер.

Каролина быстро повернулась к собеседнику:

– Знаете, мистер Джексон, я, пожалуй, согласна на пунш. Если вас не затруднит, принесите его в беседку.

– Конечно, мисс Брендом, я мигом.

Как только Джексон оставил ее, девушка неторопливо подошла к шулеру. Ей, хотелось поговорить с интересным человеком, забыть на время о страданиях Лори, о собственных утратах, собственном будущем с неизвестным мужем, которого она не полюбит.

– Я думала, вы уже отбыли со следующим пароходом.

– Пока мне сложновато уехать.

– Я сказала знакомому, что буду ждать его в беседке. Он отправился за пуншем.

Незнакомец взял ее за руку.

– Оставьте бокалы ему, пусть наслаждается, а мы пойдем к озеру.

– Я не могу проявить такую невежливость.

– Погодите-ка. – Незнакомец огляделся по сторонам. На дорожке, ведущей к дому, стояли две подруги Лори.

– Шулер перепрыгнул через низкую ограду, прошел по газону к девушкам, о чем-то поговорил с ними и вернулся к Каролине.

– Теперь вашему знакомому придется развлекать двух прекрасных дам, хотя и не таких красавиц. Но одиночество ему не грозит.

Каролина не выдержала и засмеялась.

– Вы часто ходите на званые вечера без приглашения?

– Только если мне нужно поговорить с вами, – улыбнулся незнакомец.

– Вас могли бы просто вывести за ухо.

– Меня выводили не только за ухо. Случались вещи и похуже.

Они прошли через сад к пруду с лебедями, и незнакомец взял Каролину за руки.

– Сейчас объявили о помолвке вашей кузины.

– Да.

– И вы совершенно не рады.

– Неужели это так заметно? Просто Лори его не любит.

– Почему же она выходит за него?

– Подобный вопрос может задать только мужчина, – вспыхнула Каролина. – Разве вы не знаете, что у женщин нет выбора?

– Кажется, мой вопрос рассердил вас.

– Извините, но скоро и я не избегу этой участи, – грустно улыбнулась девушка, дивясь, как легко с ним разговаривать. – Меня тоже выдадут замуж за человека, который наверняка будет намного старше меня. Тетя Матильда не устает твердить о моем возрасте и слишком высоком росте, повторяя, что это не страшно, поскольку я богатая.

– Чем дальше, тем интереснее, – поднял брови незнакомец. – Может, у вас есть вторая семья, чье наследство…

– Нет. Я получу наследство, когда мне исполнится двадцать один год. Но тетя Матильда считает неприличным держать у себя перезревшую девицу, которой давно пора замуж.

– Будьте неприступной, тогда никто не попросит вашей руки.

– Честно говоря, я надеюсь, что охотников не найдется.

– Бедная перезревшая девица, – засмеялся он. – Если вы так богаты, то выходите замуж за шулера, мы станем жить за счет вашего золота и моего шарма. Я сделаю вас немыслимо счастливой.

– Очень соблазнительно, – весело откликнулась Каролина, наслаждаясь давно забытой легкостью общения с мужчиной. – Только почему-то не хочется, чтобы нас всю жизнь выводили с пароходов.

– А если я поклянусь, что этого никогда не случится, вы примете мое предложение?

– Если вы будете спрашивать об этом при каждой нашей встрече, может, я в конце концов скажу “да”.

– Я говорю серьезно, хотел спросить еще тем утром. – Он шагнул к ней, и Каролина вдруг оказалась в его крепких объятиях.

Возможно, незнакомец был жуликом и негодяем, но в обаянии и таинственности ему не откажешь. Неожиданно для себя девушка ответила на его поцелуй с давно забытой пылкостью, отгоняя прочь воспоминания о Сойере.

– Каролина Брендон, выходите за меня замуж.

– Как меня зовут, вы знаете, а вот ваше имя мне не известно.

– Пирс Лебрестон.

– Пирс Лебрестон. Из тех Лебрестонов? – спросила Каролина, имея в виду одно из богатейших семейств Натчеза. Улыбка Пирса ответила на ее вопрос. Девушка густо покраснела от неловкости. – И до сих пор вы мне представлялись шулером?

– Зато вы со мной не скучали.

– Господи, я же разболтала вам свои секреты! Теперь все в Натчезе узнают! – Девушка закрыла глаза.

Он обнял ее за талию и привлек к себе.

– Никто не узнает. Никогда. Каролина Брендон, мне нужны вы.

– Мы едва знакомы.

– Я знаю, чего хочу. Я стану за вами ухаживать, тогда Матильда с Дэниелом согласятся, когда я попрошу у них вашей руки.

Каролина облегченно вздохнула. Такого жениха Брендоны встретят с распростертыми объятиями – ведь его отец был самым богатым плантатором в округе.

– Но мы совсем не знаем друг друга, – повторила Каролина.

– Как и все, кто вступает в брак. Мне нужна высокая зеленоглазая женщина, и я не собираюсь ждать целую вечность. Вы согласны, Каролина?

Робко шевельнулись воспоминания о Сойере, но девушка уже научилась справляться с ними. Пройдет несколько дней, и кто-то из троих претендентов непременно попросит ее руки. Так лучше уж Пирс Лебрестон, чем брак по принуждению. Каролине вдруг захотелось рискнуть.

– Да, согласна, – прошептала она, зная, что бросается в полную неизвестность.

Радость за кузину высушила слезы Лори.

– Он такой красивый и замечательный…

– Ты этого не знаешь, – сухо ответила Каролина. – И твои родители пока не дали согласия.

– Потому что он не просил. Я же видела, как мама смотрела на вас. Она считает Лебрестонов идеальной семьей, и Пирс в ее глазах – совершенство. Он, правда, надолго отлучается из дома, помогает отцу следить за их пароходами. Они возят хлопок в Англию.

– Меня это мало волнует, – сказала Каролина, подумав, что наконец окажется в семье, где ее не будут считать ребенком. С Пирсом ей интересно, к тому же он мог осуществить ее мечту о собственном доме.

Из задумчивости ее вывели тихие всхлипывания Лори.

– Господи, что случилось? – подбежала к ней Каролина.

– Я ненавижу Мейсона, он жестокий. Вот, посмотри. – Она подняла рукав, и кузина ахнула, увидев у нее на руке синяк. – Он сказал, что я должна быть веселой, никогда ему не прекословить…

– Я немедленно поговорю с дядей Дэниелом, – решительно заявила Каролина. – Ты не можешь выйти замуж за такое чудовище. Они видели?

– Я показала маме, а она принялась трясти меня за плечи, говорила, чтобы я делала, как он велит, тогда все будет в порядке.

– Немыслимо! – Каролина не верила своим ушам. – Я все-таки поговорю с дядей.

Дэниел сидел в кабинете за письменным столом.

– Можно?

– Входи, Каролина.

Она плотно закрыла дверь и подошла к дяде.

– Я хочу поговорить с вами о Лоре и Мейсоне. Она не хочет выходить за него замуж.

– Ей тут выбирать не из кого, – равнодушно ответил Дэниел. – Сама знаешь.

– Она же ваша дочь, вы были к ней очень добры.

– Каролина, не забывайся.

– Мейсон – жестокий человек. Лори его боится. Вчера он грубо с ней обошелся.

– Не твое дело. В браке она получит все, чего захочет. Согласен, Мейсон вспыльчивый, но если Лори не будет ему перечить, они прекрасно уживутся.

– А синяки?

Дэниел зло посмотрел на девушку и отвел глаза.

– Ей тысячу раз говорили, чтобы она не спорила. Пусть слушается, тогда не будет никаких синяков.

– Слушаться его? Он же…

– Хватит! Они помолвлены, Лори должна к нему привыкнуть. Я знаю Мейсона чуть ли не с пеленок.

– Неужели для вас так важны деньги?

– Да, важны. Мы не можем выдать свою дочь за нищего. И перестань забивать ей голову вздором.

– Роберт Индж…

– Он гол как сокол и полное невежество, – бесцеремонно перебил ее дядя. – К тому же не нашего круга. Да я скорее отрекусь от дочери, чем дам согласие на такой брак.

– Даже если они любят друг друга?

– Любовь – просто дурацкие выдумки, – самодовольно заявил Дэниел. – Кстати, сегодня у меня был Пирс Лебрестон. Просил твоей руки.

– Уже? – изумилась Каролина.

– Он сказал, что намерен за тобой ухаживать, как положено, но я должен считать его твоим женихом. – Он сухо улыбнулся: видимо, Пирс спутал ему все карты. – Если сможешь убедить двух мужчин поменяться местами, то спасешь Лори от Мейсона.

– Вы же знаете, что это невозможно.

– Пирс, конечно, необыкновенная удача, поэтому я ответил согласием, хотя предпочел бы его видеть женихом Лори. Но он выбрал тебя. Поздравляю, дорогая. Каждая мать в нашем городе мечтает о таком зяте. Думаю, у нас будет двойная свадьба.

Глава 24

В начале апреля Сойер с Джастином сошли на пристань Натчсза. Солнце клонилось к западу, играя бликами на неспокойных водах Миссисипи.

Из открытых дверей ближайшего салуна доносились звуки банджо, но Сойер даже головы не повернул и нанял извозчика до весьма дорогой гостиницы на Сильвер-стрит.

– Ты не собираешься промочить с дороги горло? – удивился Джастин, разглядывая пританцовывавшую на пороге смазливую девицу.

– Когда закончим все дела, у тебя будет целая ночь для развлечений. А до этого я не собираюсь тратить время на то, чтобы вызволять тебя из разных переделок. Вот перекупим у Каролины ее земли, тогда и веселись до упаду.

– Ты не собираешься вернуться в Техас с женой? – ухмыльнулся Джастин.

– Возможно, я расторгну брак на обратном пути, когда мы остановимся в Сан-Антонио, чтобы приобрести скот. Ей не надо знать, что брачный договор еще в силе.

Поглядывая вокруг, Сойер поймал себя на том, что с нетерпением ждет встречи с Каролиной, худенькой девушкой с огромными зелеными глазами, которая до сих пор снилась ему, хотя уже не так часто, да и тоска почти не мучила его.

Устроившись в номере, Сойер вернулся к портье, от которого узнал, что Каролина обручена с Пирсом Лебрестоном и свадьба намечена на июль.

Известие неприятно кольнуло Сойера. Для него она всегда оставалась Каролиной Брендон Дэй.

Рано утром третьего апреля, когда он зашел, чтобы повидаться с нею, его повели в заставленный книжными шкафами кабинет к Дэниелу Брендону. Мужчины обменялись рукопожатиями.

– Мне хотелось бы увидеть Каролину, – заявил Сойер, усаживаясь в кресло. – Я знал ее в Техасе, когда она жила на ранчо вашего брата.

– Простите, но Каролины нет дома.

– Я пробуду здесь несколько дней…

– Мистер Дэй, моя племянница явилась в наш дом как с войны. Она приехала одна, что всегда компрометирует женщину, но мы надеялись, что Каролине удастся найти выгодную партию. И брак у нее действительно будет удачным. Никто… – Дэниел сделал многозначительную паузу, – ни одна живая душа в Натчезе не знает, что Каролина жила в Техасе, поэтому у вас нет причин видеться с нею. – Он разгладил брюки в серо-черную полоску, из-под которых выглядывали дорогие кожаные туфли. – Она помолвлена с человеком, которого любит, в июле у них свадьба. Уверен, вы понимаете мои чувства и положение Каролины. Любые слухи о Техасе для нее крайне нежелательны. В ваших же интересах, сэр, поскорее забыть о, ней.

Сойер понял, что ему пусть вежливо, но угрожают.

– Мистер Дэй, как долго вы собираетесь пробыть в Натчеэе?

– Пару дней, не больше.

– Очень разумно. Я не хочу, чтобы слухи испортили нам праздник.

– Я не собираюсь распускать слухи, – возразил Сойер, подавив гнев.

– Ваше присутствие, мистер Дэй, несомненно, вызовет беспокойство. В Техасе у вас есть жена?

– Нет, сэр.

– Этого достаточно, чтобы испортить ей всю жизнь. Пирс – вспыльчивый юноша, к тому же отменно стреляет.

Если вас хоть немного заботят счастье Каролины, вы должны побыстрее уехать из города.

– Да, сэр.

Кивнув на прощание, Сойер вышел, ибо понимал, насколько бесполезно уговаривать Дэниела Брендона. Но он твердо решил повидаться с Каролиной и выкупить у нее землю. Он понял, что девушка не рассказала дяде о своем техасском наследстве.

– И что ты собираешься делать? – поинтересовался Джастин.

– Понаблюдаю за их домом, чтобы никому не доставлять неприятностей. Хорошо бы встретиться с ней без лишнего шума, купить ее земли и в тот же вечер уехать домой.

– А твой брачный контракт?

– Вернемся в Техас, и я его расторгну. Ей знать об этом не нужно, – добавил Сойер, хотя сердце вдруг мучительно кольнуло.

– Ты обещал ночь развлечений перед отъездом.

– Тогда мы уедем на следующее утро, но ты наверняка опять влипнешь в какую-нибудь историю.

– Историй мне как раз и не хватает, – улыбнулся Джастин.

Через два дня Сойер мрачно расхаживал по гостиничному номеру. Он сумел подружиться с одним из слуг Брендонов и узнал, что Каролину ежедневно с огромными предосторожностями вывозят из дома на всякие примерки, визиты и чаепития, чтобы он не попался ей на глаза. Однажды, когда он сидел в наемном экипаже, наблюдая за домом, к главному крыльцу верхом подъехал какой-то мужчина. Решив, что это скорее всего жених, Сойер внимательно пригляделся к красивому молодому человеку в элегантной одежде и широкополой шляпе плантатора. Внешне Пирс казался очень привлекательным, но чем больше Сойер его разглядывал, тем сильнее ощущал неприязнь, которую не мог объяснить.

Еще два вечера не принесли никаких изменений; правда, Сойер узнал, что Каролина собирается на бал, и решил во что бы то ни стало увидеться с ней и закончить наконец дела с ранчо.

На следующий вечер он, поддавшись неясному порыву, направился вслед за Пирсом. Он уже выяснил, что Лебрестоны – одно из богатейших семейств в округе, что Пирс убил двух человек на дуэли, что он строит для будущей супруги особняк над рекой.

За несколько дней пребывания в городе Сойер изучил улицы и дома, поэтому сразу понял, что Пирс идет не к себе, и его разобрало любопытство. Лебрестон оглянулся, но Сойер предусмотрительно свернул в ближайший проулок, затем осторожно выехал обратно и продолжал следить, но уже с большей осмотрительностью. Лебрестон завел свою лошадь в конюшню и направился по улице к небольшому домику за металлической изгородью, где его встретила красивая молодая женщина с оливковой кожей и иссиня-черными волосами. Прежде чем закрыть дверь, Пирс обнял красотку за талию.

Стоя в тени кустов, Сойер мрачно смотрел на дом. Значит, у Пирса есть любовница. Ну и что? Может, Каролине это известно. Некоторые женщины не обращают внимания на подобные шалости, пока дома у них все в порядке. Тем не менее Сойеру было неприятно. Каролина оправдала надежды и стала женщиной, способной удовлетворить любого мужчину, за исключением закоренелого бабника, который непременно заведет себе любовницу, какая бы жена ни дожидалась его в супружеской постели. “Каролина не ребенок, – сердито подумал Сойер, – и я не нанимался вечно присматривать за ней”.

На следующий день, ближе к вечеру, Джастин поинтересовался:

– Ты готов ее забыть, вернуться домой и объявить ранчо своим. Ясно, что она не горит желанием вспоминать прошлое.

– Нет. Я хочу по закону владеть ненужными ей теперь землями. Вынимай свои модные вещи, которые ты привез из Сан-Антонио.

– Зачем? Неужели тебя пригласили?

– Она едет на бал с Лебрестоном, куда отправимся и мы, поскольку я намерен поговорить с Каролиной до нашего отъезда.

– Но без приглашения нас не пустят.

– Хочешь пари? – усмехнулся Сойер.

Музыканты заиграли вальс, и Пирс улыбнулся Каролине:

– Твой дядя старается затащить меня в угол, чтобы обсудить какое-то рискованное дело с морскими перевозками. Мне до смерти не хочется, но я вынужден тебя покинуть.

– Ничего страшного, – улыбнулась Каролина.

– Конечно. Полсотни мужчин жаждут танцевать с моей невестой, если я дам на то согласие. Это зеленое платье удивительно тебе к лицу.

– Спасибо.

– У меня просто дух захватывает, – сказал Пирс, и его улыбка вдруг исчезла.

Прижав девушку к себе, он закружил ее в вальсе, и Каролина ощутила приятное чувство покоя, за которое она ухватилась, как утопающий за брошенную веревку.

Сойер осторожно влез на каменную стену, окружавшую сад, бесшумно спрыгнул на траву и, пригнувшись, скользнул в тень под вековыми дубами. Джастин не отставал от него. Они подкрались к распахнутым дверям и заглянули в большой зал. Сойера тревожило, как долго еще придется искать среди толпы гостей Каролину, но потом он решил, что это не составит труда, поскольку рядом с нею будет Пирс.

– Сойер, таким безумным делом мы еще не занимались. Нас обоих упрячут в тюрьму, и кто потом нас вытащит оттуда? Я должен…

– Ты должен оставаться справа от меня. Веди себя как ни в чем не бывало, – прошептал Сойер, медленно входя в зал и оглядывая танцующих.

Шедший рядом Джастин мысленно помолился и добавил:

– Хорошо, что лошади наготове. Думаю, нам придется скакать отсюда без оглядки.

– Все обойдется, только держись завсегдатаем, – подбодрил друга Сойер.

– А ее дядя? Он тебя вмиг узнает.

– Не будем попадаться ему на глаза. Зал огромный. Тому, кто сотни раз незамеченным проскальзывал мимо вигвамов команчей, не стоит делать проблему из пустяков.

– Хорошенькие пустяки. Я не желаю оказаться в тюрьме или быть застреленным на дуэли.

– Дуэли запрещены.

– Угу, равно как убийство и кража скота. Может, это уже не случается?

Сойер взял у проходящего мимо слуги бокал, отошел к стене и начал смотреть на танцующих, выискивая Пирса, и наконец узнал его по пшеничным волосам. Он ждал, когда пара развернется, чтобы увидеть, с кем танцует жених Каролины.

Увидел и не поверил своим глазам. Превосходная фигура, безупречная матовая кожа, зеленые глаза в обрамлении густых черных ресниц, полные розовые губы, золотистые волосы, уложенные в модную прическу. Он не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть, пока наконец не осознал, что стоит с открытым ртом. Сначала он решил, что эта женщина никак не может быть Каролиной, хотя все говорило за это. Правда, ее пшеничные волосы, украшенные мелкими розами, стали длинными и густыми, а от обнаженных плеч и стройной шеи невозможно было отвести глаз, как и от зрелых грудей в вырезе зеленого шелкового платья.

– Ты в порядке? – Сойер перевел ошарашенный взгляд на Джастина.

– Это же Каролина, – ответил потрясенный юноша. – Каролина! Да, да, да! Посмотри на нее! Тебе дурно?

– Нет, – выдавил Сойер.

– Каролина! – снова пробормотал Джастин. – Кто бы мог подумать, что воробей обернется лебедем? Дьявол, и что ты теперь собираешься делать?

– Я думаю.

– Такого удара я даже не припомню, – сухо ответил юноша. – Похоже, мы не скоро вернемся домой.

– Уедем, как решили.

Вальс закончился. Перед новым танцем к Каролине подошел другой кавалер, и Пирс с легким поклоном удалился.

– Будь как дома.

– Бросаешь меня на растерзание волкам?

– Найди себе красивую девушку и сразу забудешь про опасность, – ответил Сойер, обходя танцевальный зал и сторожа удачу.

Каролина слушала Баркли, который увлеченно рассказывал, как его новая собака залезла в конюшню и лаем подняла на дыбы всех лошадей. Она заставила себя смеяться, но думала, когда вернется Пирс.

Наконец танец закончился, а Пирса все не было. К ней уже подходил Тайсон Блейк, но прежде чем он успел открыть рот, Каролина услышала за спиной мужской голос:

– Этот танец мой.

Девушка обернулась, а новый партнер уже вел ее на середину зала. Она глядела в дымчато-серые глаза самого красивого мужчины, какого она когда-либо встречала.

Глава 25

– Добрый вечер, Каролина.

– Сойер! – прошептала она, забыв про танец.

В этот момент время для нее остановилось. Словно не было долгих лет расставания, она снова была юной девушкой, снова глядела в эти серые глаза, от которых бешено колотилось сердце, Сойер потянул ее за собой, чтобы придать хотя бы видимость танца.

– Ты меня узнала?

– Что ты здесь делаешь? – спросила Каролина, не слыша вопроса.

Ее поразило как его внезапное появление, так и внешность. Сойер уже не был тем худым, почти тощим, молодым человеком с длинными волосами, которого она помнила. Стройности он не утратил, но плечи у него раздались, стали еще шире и мощнее. Хотя он был коротко подстрижен и модно причесан, лицо было по-прежнему обветренным и загорелым. Сойер превратился в мужчину в истинном значении этого слова, мужчину красивого, в безупречно сшитом дорогом вечернем костюме, только руки остались такими же шершавыми, разительно отличаясь от мягких рук Пирса.

– Я тут незваный гость, но это единственный способ оказаться с тобой наедине, обманув твоих сторожевых псов в лице тетушки, дядюшки и жениха, который постоянно вертится рядом.

Сойер незаметно уводил ее из зала в темную боковую галерею, уверенный, что Каролина не сразу обратит на это внимание. Ему даже не приходило в голову, что она может стать такой красавицей, но он вспомнил ее пылкую натуру и тяжело вздохнул. Остановившись в темном углу, Сойер повернулся так, чтобы лунный свет падал Каролине на лицо.

– Ты стала взрослой.

– Как ты меня разыскал? – спросила она, борясь с переполнявшими ее чувствами. – Ты же не живешь в Натчезе, иначе бы я о тебе услышала…

Хотя сердце у нее колотилось безумно, однако начала брать верх осторожность, Сойер может разрушить все ее планы, все надежды и спокойное будущее с Пирсом.

– Ты стала настоящей красавицей.

– Спасибо. Ты тоже изменился. Нашел свое золото?

– Да. Мне нужно поговорить с тобой без свидетелей.

– Сейчас это вряд ли удастся.

– Я знаю. Ты когда-нибудь ездишь верхом?

– Да, на рассвете, – ответила Каролина.

– Ну, прогулка будет недолгой, – заверил ее Сойер, как прежде убирая ей за ухо выбившийся локон.

Его прикосновение сразу пробудило воспоминания, которые она считала навсегда похороненными и забытыми.

– Я не могу кататься с тобой. Я помолвлена. Свадьба через четыре месяца.

Этот срок казался разумным, особенно когда Матильда растолковала ей, сколько времени уйдет на пошив свадебного наряда, подготовку к церемонии и все остальное. Но сейчас день бракосочетания стал угрожающе-близким.

Сойер уже вроде бы смирился с тем, что никогда больше не увидит ее, но ему совсем не захотелось прощаться с Каролиной.

– Мне нужно поговорить с тобой о ранчо и уладить все дела законным порядком.

– Дядя Дэниел…

– Твой дядя предпринял все, чтобы не дать нам увидеться, даже угрожал мне, если я не уеду из Натчеза.

– Правда?

– Правда. Видимо, Пирс – слишком лакомый кусок и Брендон не хочет его упускать. Между прочим, твой дядя сказал мне, что в городе никто не знает о твоей жизни в Техасе.

– Знает Пирс, – сказала Каролина, и их доверительные отношения больно укололи Сойера.

– Я хочу купить у тебя земли, я развожу там скот и строю дом.

– Я так рада, Сойер! – воскликнула девушка, непроизвольно сжав ему руку. Это было ошибкой: ей показалось, что она схватила раскаленный уголь. – Мне очень хочется побыть с тобой, но я не могу.

– Знаю. По слухам, Рамон погиб в стычке с команчами, которые сожгли твое paнчо, но мне говорили, что его убил Кейн.

– Кейн еще там?

– Он купил земли на юге, принадлежащие Рамону.

– Боже!

– Сейчас он воюет с Максимо за воду и земли, а я как раз между ними. Давай встретимся завтра утром. Буду ждать тебя за вашей конюшней, и поговорим во время прогулки.

– Надеюсь, я смогу прийти, – осторожно сказала Каролина. Она уже взяла себя в руки. – Если ты зайдешь в дом, я представлю тебя моему… дорогому Пирсу, – проговорила она с изумившей ее саму твердостью, ибо до сих пор она никогда так жениха не называла.

Вздернув подбородок, она повернулась в сторону зала, но Сойер ее остановил.

– Снова вальс. Может, еще один танец в память о добрых старых временах?

Девушка молча кивнула, и он галантно закружил ее, чуть касаясь руки и спины, а Каролина легко слушалась его.

– О, ты научилась танцевать.

– Единственная вещь, которой ты меня не обучил.

– По-моему, я учил тебя стрелять из револьвера. Ты хоть можешь точно прицелиться.

– Могу. А еще я научилась считать выстрелы, надежно прятать золото и отличать следы койота от оленьих.

– И целоваться, – тихо добавил Сойер.

Лицо ее осталось бесстрастным, поэтому он не знал, чем были заняты ее мысли. Они танцевали, глядя друг на друга и желая, чтобы музыка никогда не кончалась. Вспомнив ее поцелуи, которые, несмотря на всю невинность, будили в нем желание, Сойер подумал, что жених, возможно, уже овладел ею. Если в шестнадцать лет Каролина во многом была сложившейся женщиной, то сейчас она влюблена в человека, имевшего репутацию очарователя.

– Еще ты научил меня помнить, что в жизни нам выпадает два шанса, – сказала Каролина, чем весьма его удивила.

– Жаль, если мы их упускаем, – заметил Сойер, – Ты счастлива с ним?

– Очень! – Если бы она на этом и остановилась, он бы наверняка ей поверил, но она продолжила: – Немыслимо счастлива. Мне несказанно повезло, что такой человек хочет сделать меня своей женой. Он…

– Каролина, я не собираюсь его покупать. Я лишь поинтересовался, счастлива ли ты.

– Мне кажется, Пирс тебе понравится. Он всем нравится. Они продолжали молча танцевать, и Сойер тайком взглянул на ее грудь. Чтобы справиться с охватившим его желанием, он снова посмотрел ей в лицо и лишь тогда смог дышать.

– Я очень счастлива.

– Ну и прекрасно, – растягивая слова, произнес он. Девушка испугалась. Сойер так красив! Едва она осмеливается взглянуть в эти серые глаза, как ее тело моментально откликается дрожью. Сойер по-прежнему неотразим, а она по-прежнему кажется юной и беззащитной рядом с ним, словно обретенный жизненный опыт и умение держаться в светском обществе, усвоенные за последние три года, враз куда-то испарились. Каролина знала, что он может погубить ее будущее, если она забудет об осмотрительности. Правда, Сойер хотел купить у нее ранчо и земли, не более того. Вальс закончился.

– Идем, я представлю тебя Пирсу. Я ему о тебе рассказывала.

– Похоже, ты перестала задавать вопросы.

– Я повзрослела.

– Верно. Никогда не думал, что ты станешь такой красивой, – признался Сойер.

– Да, вид у меня тогда, с остриженными волосами, был жалкий, – засмеялась Каролина. – Мужская одежда болталась на мне как на вешалке.

– Нет, я всегда знал, что ты станешь красивой, только не предполагал, что настолько.

Его слова звучали для нее сладкой музыкой.

– Мне нужно отыскать Пирса. – Она задержала его руку в своей и повернулась к дверям.

– Это не к спеху.

– Я не могу.

– Ты боишься со мной разговаривать, Каролина?

– Нет!

– Думаю, все-таки боишься, – поддразнил он.

– Входи и познакомься с Пирсом.

– Не могу, я тут незваный гость.

– Несколько минут назад тебя это не волновало, – ехидно заметила она.

Сойер пожал плечами, с трудом удержавшись, чтобы не прикоснуться к ней. Ему вспомнилась худенькая девочка, которую он когда-то оставил в Техасе и которая будет теперь еще настойчивее преследовать его в снах.

– Знакомиться я приду утром.

– Не будь смешным. Пирс тебе обрадуется, – возразила она беспечным тоном, стараясь думать о Сойере только как об одном из гостей.

– Я не один.

– Ты приехал с женщиной? – удивилась Каролина. Ну разумеется, он мог за прошедшие годы жениться.

– Нет. А тебя это волнует?

У нее возникло ощущение, что она побывала на краю пропасти и едва не свалилась в бездну. Она не даст Сойеру разрушить помолвку, чтобы тот с легким сердцем вернулся в Техас, оставив ее на руинах счастья!

– Я просто удивилась.

– Со мной Джастин, – объявил Сойер, продолжая изучающе смотреть на нее.

Каролина отвечала правильно, и все же… Если бы она действительно была влюблена в Пирса, то не изменилась бы в лице, подумав, что он притащил с собой из Техаса свою жену.

– Джастин! Так хочется его увидеть! – воскликнула девушка, на миг потеряв невозмутимость, которой она прикрывалась от Сойера. – Значит, ты просто должен войти. Я скажу Пирсу, что вы оба проезжали мимо и…

– Я скажу ему, что мы приехали увидеться с тобой, поскольку твой дядя отказал мне в такой возможности.

– Дядя Дэниел и тетя Матильда слишком дорожат Пирсом. Он всегда легко завоевывает людей. Вы понравитесь друг другу.

Но Сойер полагал, что ему никогда, ни при каких обстоятельствах не понравится Пирс Лебрестон. Он шел рядом с Каролиной, слегка касаясь ее руки и думая о том, насколько мучительным будет для него знакомство с ее женихом.

Она повернулась к нему: глаза возбужденно блестят, щеки раскраснелись, и прохладный вечер здесь был явно ни при чем.

– Сходи за Джастииом, а я найду Пирса. Он будет рад познакомиться с вами обоими.

– Я рад, что ты сохранила землю, – только и произнес Сойер, и Каролина взглянула на него широко раскрытыми глазами, в которых он заметил простодушие и нечто вроде ужаса или ярости. Потом все исчезло, она спокойно улыбнулась:

– Пойду за Пирсом.

Сойер задумчиво смотрел ей вслед. Прямая спина, легкое покачивание бедер, изысканные манеры впечатляли, только парадный фасад, похоже, дал трещину. Его особенно поразил водоворот переживаний и чувств у него в душе. Все эти годы он думал, что его манит в Техас земля, а оказалось, именно Каролина, которая теперь помолвлена и через несколько месяцев выйдет замуж.

Вечер превратился в череду потрясений. Сойер никогда не страдал нерешительностью, поэтому желание немедленно уйти представлялось ему несусветной глупостью. Он должен сам убедиться, что Каролина так же сильно любит жениха, как об этом заявляет. Если она действительно сходит по нему с ума, тогда о ней придется забыть.

Сойер похолодел. Неужели это из-за того, что она стала красавицей, или за всем скрывалось другое, более глубокое чувство?

Каролина вернулась в зал и шла к нему под руку с Пирсом.

– Что-то не так? – спросил Джастин, явившийся с девушкой.

– Все нормально.

– А вид такой, будто тебе отдавил ногу мустанг. Лори, это мой друг Сойер Дэй. А это мисс Лори Брендом, кузина Каролины.

– И твоя кузина тоже. – Сойер церемонно поклонился девушке. – Мисс Брендом, я польщен знакомством с вами.

– Джастин сказал, что мы ненастоящие родственники, – сообщила Лори. – На самом деле он Торрес.

Сойер надеялся, что на его лице не отразилось изумление. Джастин никогда не называл Рамона или Максимо своим отцом. Похоже, сюрпризы только начинались.

– Джастин, тебя хочет видеть Каролина, – сказал он, дергая юношу за рукав, чтобы отвлечь его от Лори.

В этот момент она подошла к гостям, чтобы представить жениха.

– Сойер, это… Джастин! – Она крепко обняла молодого человека.

Сойер успел поймать мимолетный взгляд Пирса, исполненный столь откровенной неприязни, что Сойер даже пожалел, что согласился с ним познакомиться.

Он потянул руку:

– Сэр, я знаю, что мы тут незваные гости…

– Если Каролина рада вам, то сегодня вы желанные гости в моем доме, – с холодной улыбкой оборвал его Пирс, выразительно подчеркнув “сегодня”. Протянутой руки он как бы не заметил. – Приятно встретиться со знакомыми техасской юности Каролины.

– Не менее приятно познакомиться с ее будущим мужем, – ответил Сойер. – Мы вторглись довольно невежливо, и я приношу извинения. Мы сейчас уйдем.

– Глупости, – быстро возразил Пирс. – Оставайтесь, развлекайтесь. Вы собирались переехать в Натчез?

– Нет. Я приехал купить лошадей.

– А, так вы еще и скотопромышленник. – Презрение Лебрестона уже выходило за рамки приличий.

– Не стану отрицать.

– Я работаю на Сойера, – прибавил Джастин.

– Как там Фабиана и Максимо? – быстро вмешалась Каролина, чувствуя растущую неприязнь мужчин и жалея, что настояла на знакомстве с женихом.

– Я их давно не видел. Я живу на ранчо у Сойера, – пожал плечами юноша.

Пирс удержал за руку проходившую мимо красивую женщину.

– Мэри Джил, разреши представить тебе кое-кого из… из наших гостей. Сойер Дэй, Джастин Брендон. А это, джентльмены, моя кузина и вдова, миссис Грейстоун. Если мистер Дэй танцует, можешь рассказать ему о Натчезе.

– С огромным удовольствием. – Мэри Джил с улыбкой протянула руку Сойеру.

– Вот и прекрасно. Если никто не возражает, на следующий танец я приглашу свою невесту. – Пирс властно обнял Каролину за талию, холодно взглянув на Сойера.

Они присоединились к танцующим. Девушка была в замешательстве, хотя надеялась, что внешне ничего не заметно.

– Пирс, какая непростительная грубость, – мягко упрекнула она жениха.

– Он неотесанный мужлан, имевший наглость явиться в мой дом без приглашения. Полагаю, я проявил большую любезность.

Каролина заметила в его глазах озорные искорки и засмеялась.

– Тетя Матильда будет вне себя.

– Не будет. Я достаточно богат, чтобы тетя Матильда позволила мне поступать по собственному желанию и потом воздержалась от упреков в твой адрес.

– Ты прав.

Неожиданно Каролина поймала горящий взгляд серых глаз, который словно прожег ей душу. Сердце у нее остановилось, но все глубоко в груди запротестовало против того, что этот человек еще имеет над нею власть.

– Пирс, обними меня покрепче, – шепнула Каролина. – И пусть тетя Матильда проклянет меня.

Он прижался к ней всем телом, мрачно глядя поверх ее плеча, и она знала, на кого он смотрит.

Сойер тяжело вздохнул, желая поскорее уйти из этого дома, убраться подальше от Натчеза, пока он совсем не запутался и не отравил себе жизнь. Ранчо может стать безмятежным раем на земле или превратиться в ад безнадежного одиночества, а он не хотел возвращаться в Техас с разбитым сердцем, причем разбитым женщиной, которая в свое время могла принадлежать ему. Сойер кивнул Джастину, тот что-то сказал Лори, они прервали танец и направились к нему.

– Мне казалось, я просил вас держаться подальше от Каролины.

Глава 26

– Простите, сэр, но вы не оставили мне выбора. Я должен был переговорить с Каролиной до отъезда в Техас.

– Может, посидев в нашей тюрьме, ты поймешь, какую сделал глупость, заявившись сюда. Я уже послал за шерифом.

– Дэниел, я не ослышался? – спросил Пирс, подходя к ним под руку с Каролиной. – Вы послали за шерифом? Кстати, вы знакомы с Сойером Дэем, Моим гостем?

– Вашим гостем?

Сойер не испытал никакой радости оттого, что Пирс его выручил, однако улыбнулся побагровевшему Брендону.

– Да, мы знакомы.

– А это Джастин Брендом, его друг и ваш племянник. Дэниел изумленно приподнял брови, окинул родственника любопытным взглядом, и на его лице появилось надменное выражение.

– Да ты, похоже, метис.

Сойер едва не взорвался от неприкрытого хамства. Краем глаза он заметил, как нахмурилась Каролина и то, что Лори бочком отошла к стоявшим неподалеку молоденьким девушкам, включившись в оживленный разговор.

– Вы правы, сэр, – бесстрастно ответил Джастин, на лице которого не дрогнул ни один мускул.

Сойер испытал гордость за его самообладание, порой юноша казался ему родным сыном, хотя у них была незначительная разница в возрасте.

– Оставляю тебя танцевать с женихом, – процедил Дэниел, уходя.

– Еще раз благодарю за помощь, – сказал Сойер. – Дэниел Брендон собирался отправить меня в тюрьму.

– Я готов на все, лишь бы Каролина была счастлива, – ответил Пирс, глядя на улыбающуюся невесту.

Узел тоски в груди Сойера завязался еще туже, но он лишь усмехнулся и проводил взглядом пару, идущую танцевать.

– Ублюдок, – тихо проговорил Джастин. Он все еще смотрел вслед Дэниелу. – Я с матерью в ссоре, только происхождение здесь ни при чем.

А Сойер наблюдал за танцующей Каролиной, которая весело смеялась каким-то словам Пирса.

– Уходим?

– Можешь идти, если хочешь, – усмехнулся Джастин. – Ты меня силой приволок сюда, и я уходить не собираюсь, мне здесь нравится все больше и больше…

– У Лори на пальце кольцо.

– Она тоже помолвлена. У них будет две свадьбы одновременно, но это не значит, что я не могу с ней танцевать.

– Ты не сможешь, когда вас заметит Дэниел. Кстати, где ее жених?

– Его вызвали в город по делам.

– Я тебе нужен?

– Нет, спасибо, что заставил меня прийти в этот дом. На улице Сойер вскочил на коня, желая одновременно уехать и остаться. Но остаться – значит испортить Каролине жизнь. Да, придется ехать, на свете много других красивых женщин, пусть она будет счастлива. Теперь уже не имеет значения, что все эти годы он, оказывается, любил ее. Не имеет значения, что он умирает от желания обнять ее, поцеловать, оживить воспоминания, от которых до сих пор у него вскипала кровь. Сжав кулаки, Сойер проклинал себя за то, что позволил Каролине уйти, но ведь он должен был вернуть украденное золото, а взять девушку в Калифорнию просто не мог, как не мог требовать от нее верности, поскольку не давал ей никаких обещаний.

До глубокой ночи Сойер метался по гостиничному номеру, пока не вернулся Джастин.

– Я думал, ты крепко спишь.

– Черта с два.

– А… – протянул Джастин. – Вон откуда ветер дует. Ты хочешь ее.

– Я не хочу причинять ей вред, – мрачно ответил Сойер, уставившись на тлеющий кончик сигары. – Если она действительно любит Пирса, тогда я должен оставить ее в покое.

– У него хватит денег, чтобы дать ей все, чего она только пожелает. Армию слуг, огромным дом, который он для нее строит, приятную жизнь в Натчезе.

– А я могу предложить ей уединенное ранчо в диких прериях Техаса. Проклятие!

– Конечно, если она не так счастлива с Пирсом…

– Ты вроде хотел повеселиться. Сходи на Сильвер-стрит, попробуй разузнать в салунах про Лебрестона.

– Ни слова больше. Меня уже здесь нет.

– Джастин…

– Да? – Тот с невинным видом поднял брови.

– Только не дай там себя убить.

– Не волнуйся за меня. Я намерен пережить эту ночь… завтра у нас с Лори будет свидание.

Сойер даже подскочил.

– Ты спятил? Дэниел Брендон разрешил тебе визит?

– Кто говорит о разрешении? Просто у Лори завтра урок музыки, и она скажет учителю, что прихворнула.

– Джастин, нам вообще не следовало приезжать в Натчез. Лори обручена, а ее отец туп и вспыльчив.

– Каролина тоже обручена, но я собственными глазами видел, как ты с ней танцевал. И ставлю все свои деньги, что ты собираешься опять ее увидеть.

– Тут есть разница.

– О да! Она замечательная красавица.

– Я должен поговорить с Каролиной о покупке ее земли, и после оформления купчей мы вряд ли еще раз встретимся.

– Дай-ка я тебя спрошу, – подмигнул ему Джастин. – Сколько поставишь ты сам, что больше никогда ее не увидишь? – И, не дожидаясь ответа, юноша вышел из номера.

Сойер простоял несколько часов у окна, глядя на пустынную улицу, пока не увидел возвращающегося Джастина, который ввалился в комнату, грохнув дверью о стену.

– Тихо!

– Извини! Ты не спишь. – Язык у Джастина заплетался.

– Какая наблюдательность, – сухо заметил Сойер. – Рад, что мне не пришлось вытаскивав тебя из очередного дерьма. Похоже, ты повзрослел.

– Я был на задании, – важно сообщил юноша, плюхаясь на кровать. – Выиграл две сотни долларов.

– Ты играл?

– В покер. О техасцах можно говорить много плохого, но в умении играть им никто не откажет. Этим шулерам с Миссисипи до нас далеко, как до луны.

– Удивлюсь, если ты донес до гостиницы хотя бы цент. Две сотни! Наверно, все спустил на женщин?

– Ни единой монеты, все здесь, в сапогах. Еле дошел, честное слово. Неужто не слышал звон? После Лори Брендон на других женщин смотреть не хочется.

– Оставался бы ты в Сан-Антонио! Здесь тебе прямая дорога в тюрьму. Лори Брендон обручена, ее папаша тебя ненавидит.

– А она ненавидит человека, за которого ее хотят выдать.

– С чего ты взял?

– Она мне сказала. Папаша выдает ее за настоящего сукина сына. Она его боится.

– Кого? Дэниела?

– Жениха. Он просто тварь.

Сойер выругался. Неужели Брендон принуждает собственную дочь к браку с ненавистным ей человеком, в то время как его племянница явно счастлива с Лебрестоном?

– Что ты узнал о Пирсе? Джастин сел и обхватил голову руками.

– Черт, комната так и вертится! Ты правда хочешь узнать про него?

– Да, и лучше побыстрее выкладывай.

– Он бабник. Сладкоречивый дьявол, падкий на красоток, будто медведь на мед.

– Возможно, он переменится, когда Каролина станет его женой.

– В городе у него любовница-квартеронка, он ей ни в чем не отказывает. Дамы от него без ума. – Джастин помотал головой и сказал вдруг совершенно трезвым голосом: – То есть она его действительно любит. Он из тех мужчин, которым женщины без раздумий отдают сердце. Его вышвырнули этим летом с парохода в Натчезе, застукав с дочкой капитана. Может, Каролину это не волнует, но многих женщин, с которыми я разговаривал, очень задевает.

– Каролину тоже будет задевать, – ответил Сойер, зная, что прав.

– Собираешься ее просветить?

– Нет. Это касается только их с Пирсом.

– Тогда какого дьявола ты попросил про него разузнать? – возмутился Джастин, сдирая бумажный воротник. Потом он стянул рубашку, швырнул ее на пол и рухнул на кровать.

– Я хотел убедиться, что Каролина его любит и он будет к ней хорошо относиться.

– Он будет хорошо относиться и к ней, и к любовнице, и к любой другой женщине, которая поддастся его чарам. Все они его простят и продолжат обожать.

– Это не для Каролины.

– Откуда ты знаешь? Прошло столько лет, а какая она сейчас, ты понятия не имеешь.

– Если она счастлива с Лебрестоном, тогда нет вопросов, – нахмурился Сойер. – Я готов покинуть город, как только она продаст мне землю.

Но он знал, что лукавит. Он не хотел отдавать ее Пирсу, хотя первый раз в жизни не представлял, что ему делать.

– Сойер, давай останемся еще на пару дней.

– Зачем? Встречи с Лори Брендон не принесут вам обоим ничего хорошего.

– Только два дня. Я никогда не просил тебя об одолжении.

– Да, и мне не хочется тебе отказывать, но ты ищешь беду на свою голову. Потом расстаться с Лори будет еще трудней.

– Ну и пусть. Ты ведь не уедешь без меня?

– Ладно. Но через два дня мы уезжаем. Постарайся избежать дуэли.

– Не беспокойся. Она меня предупредила, что Мейсон отлично управляется с револьвером и шпагой.

Конюшня и сарай для экипажей находились позади дома и не были оттуда видны, но Сойер решил не искушать судьбу, поэтому устроился ждать на берегу, в тени дубовой рощи.

Наконец появилась Каролина, верхом на лошади, в элегантной голубой амазонке и шляпе с высокими полями. На дамском седле она выглядела благовоспитанной леди, и Сойер тут вспомнил и ее мальчишечью одежду, и то, как она ловко ездила верхом, не уступая мужчинам. Догнав ее, он поехал рядом.

– Каролина, доброе утро.

Она резко обернулась и окинула его оценивающим взглядом.

– Как дела, Сойер?

– Прекрасно. Ты очаровательна.

– Спасибо.

– Говорят, у вас будут две свадьбы одновременно.

– Да. Потом мы с Пирсом отправимся в свадебное путешествие на Ямайку. – Она понимала, что слишком много болтает, но Сойер выводил ее из равновесия. Он стал еще красивее, а широкополая шляпа, небрежно сдвинутая на затылок, придавала ему лихой вид. – Когда мы вернемся, дом, который он строит, уже закончат. Он стоит прямо над рекой. В такую рань там никого нет, поехали, я тебе покажу. – Каролина старалась думать о Пирсе, о своем будущем, которое выглядело таким безмятежным до появления Сойера.

Они поехали по тропе среди разросшихся кустов, потом дорога скрылась под толстым слоем опавших листьев, и лошади неторопливо побрели дальше.

– Как жизнь в Техасе?

– Уже более цивилизованная. Генерал Маккензи и Четвертая кавалерийская армия приструнили индейцев. Недалеко от Олбани построили два новых города. Максимо и Кейн дерутся, словно мартовские коты. Если бы мне удалось отогнать их подальше от моих земель, я был бы счастлив.

Каролина вдруг заметила у него на подбородке тонкий шрам, которого раньше не было. Она чувствовала, что и сегодня его близость волнует ее не меньше, чем вчера, а может, даже больше.

– Однажды я встретил в Низине Фабиану. Она все так же прекрасна, но детей у них с Максимо нет.

– Почему Джастин не возвращается домой?

– Во время очередной ссоры Фабиана выпалила, что его настоящий отец не Максиме, а Рамон.

– Господи! И Джастин это услышал?

– Вот именно. Для них с Максимо это стало ужасным потрясением. В Низине теперь жить непросто. Там полно охотников за шкурами, и они, по-моему, плодятся на глазах.

– Ты вернул свое золото?

– Большую часть. Нат Сандерсом и его люди попытались устроить нам засаду.

– Вам?

– Мне и Люку Стейли. Друг, которого я встретил, когда уезжал из Техаса. Ната уже нет в живых.

Они доехали до открытой возвышенности, и Сойер поглядел на девушку.

– Жаль, что у тебя дамское седло, а то бы мы устроили состязания.

– Давай устроим, – весело заявила Каролина.

– Это будет нечестно. Я никогда не поступал с тобой нечестно.

Но она уже спрыгнула на землю.

– Сними оба седла и уравняй шансы.

Он последовал ее совету, затем подсадил девушку на лошадь и улыбнулся, когда она грациозно перекинула ногу через круп и задравшийся подол юбки на миг открыл изящную лодыжку. Сойер неохотно отпустил ее и вскочил на своего коня.

– Заберем седла на обратном пути. Видишь тот дуб? Скачем до него, я дам тебе небольшую фору.

– Я выиграю и без нее, Сойер Дэй! Скажи, когда начнем.

– Скачки не бывают без приза. Что ты хочешь в случае победы?

– Не знаю. Что-нибудь на память о тебе. Все тогда сгорело, даже кольцо твоей матери.

– Сочувствую. – Он подъехал ближе, слегка коснулся ее ноги. – Жаль, что мне пришлось оставить тебя на ранчо одну.

Его голос словно окутал Каролину теплом и нежностью. Хотя она старалась вести непринужденный разговор, ей было приятно, что Сойер понял, с чем ей выпало столкнуться.

– Что ни делается, все к лучшему, Сойер. Я ни о чем не жалею. Начнем?

– Давай. Но если выиграю… – Он запнулся.

– То? – поинтересовалась Каролина.

Он глядел на девушку, умирая от желания прикоснуться к ней, поговорить и боясь, что воспоминания о Каролине и Техасе выдуманы им самим.

– Я хочу поцелуй.

– Нет, не могу, – возмутилась она.

Но Сойер подозревал, что это лишь притворство, которому она выучилась в Натчезе, и теперь, дав ответ, не собирался отказываться.

– Всего один поцелуй, – насмешливо произнес он. – Разве один короткий поцелуй опасен для твоего жениха?

– Ты же знаешь, что это неприлично.

– С каких пор ты стала такой приличной?.. Сидишь вот на лошади, показываешь мне свои лодыжки. Одного этого уже достаточно, чтобы тетя Матильда упала в обморок.

– Со времени приезда в Натчез я старалась вести себя как цивилизованный человек. Я стала леди, Сойер. Кроме того, я вижу в тебе брата и целоваться с братом не собираюсь.

– А как насчет братского поцелуя в щеку?

– Хорошо, но ты не это имел в виду.

– Значит, сойдемся на поцелуе в щеку, – весело ответил Сойер, заметив, что Каролина покраснела.

– Нет, я не могу!

– Ты же считаешь меня братом, – терпеливо напомнил он.

– Ладно! Поцелуи в щеку. Один. – Каролина с улыбкой покачала головой, – Твои доводы всегда убедительны.

– Как в те времена, когда мы пререкались, будешь ли ты спать на кровати или на полу. Сейчас я бы не позволил тебе спать на полу, а предложил бы свою кропать.

Он заметил, как она смущенно опустила глаза, и сердце у него бешено заколотилось.

– Готова? – И, не дожидаясь ответа, Сойер хлопнул ее лошадь по крупу. – Вперед!

Он немного помедлил, затем пустил жеребца в галоп.

На полпути до цели Сойер несколько раз хлестнул жеребца, обошел Каролину на два корпуса и, натянув поводья, прогарцевал перед остановившейся девушкой. Посмотрев друг на друга, оба весело расхохотались.

Он спрыгнул на землю, помог Каролине, и они пошли к речному обрыву. О своем призе Сойер не напоминал, а она тем более. От одной мысли, что она поцелует Сойера, пусть даже в щеку, ей становилось не по себе. Прошлой ночью Каролина пыталась думать только о Пирсе, о его поцелуях тайком на веранде, но всякий раз место жениха занимал Сойер. Утром она решила не встречаться с ним, хотя знала, что, если ему надо, он своего добьется. Поэтому лучше увидеться сейчас и навсегда покончить с этим, чтобы отныне Сойер Дэй превратился лишь в далекое, смутное воспоминание.

Над рекой висел туман, но солнце уже показалось над деревьями. Каролина вдохнула запах мокрой от росы травы, каждой частицей тела ощущая присутствие Сойера.

– Мы с Пирсом будем жить в миле отсюда, вверх по реке.

– Посмотрим на дом в следующий раз, – сухо ответил Сойер. – Ты научилась стрелять?

– Конечно! А ты сомневаешься?

– Давай проверим. Тут мы никого не побеспокоим и не напугаем.

Он распахнул куртку, и девушка увидела у него под мышкой кобуру.

– Сойер, зачем ты носишь оружие в Натчезе?

– По привычке. К тому же я подумал, что, может, смогу проверить, научилась ли ты стрелять.

– Научилась. Правда, уже несколько лет не брала в руки оружие.

– Ищешь оправдания? – ухмыльнулся Сойер. Каролина взяла протянутый револьвер и чуть вздрогнула, когда их пальцы соприкоснулись.

– Куда стрелять?

– Видишь там виноградную лозу?

Она прицелилась, выстрелила. Отдача подбросила ее руку, и толстая лоза даже не шелохнулась. Каролина выстрелила еще раз, но опять промахнулась.

– Я все-таки попаду в нее.

– Ты неправильно целишься.

Встав сзади, он взял ее руку, придал нужное положение. Затылком она чувствовала его теплое дыхание, спиной – его тело, голова у нее пошла кругом.

– Сойер, отойди.

– Зачем? – невинно спросил тот.

– Я не могу сосредоточиться.

– Конечно, можешь, – возразил он, целуя ее в затылок. Она рванулась в сторону, но Сойер успел поймать девушку за руку. – Узнаю прежнюю Каролину! Держи “кольт” повыше, а то ненароком отстрелишь кому-нибудь важную часть тела.

В глазах у него прыгали веселые чертики. Каролина вспыхнула от смущения. А может, это было другое чувство, сильнее и глубже смущения? Желание, о котором она уже почти не вспоминала?

– Иди к черту, Сойер!

– О, звучит уверенно. Похоже, ты частенько пользуешься такими выражениями в разговорах со своим женихом.

– Никогда! Пирс не доводит меня до бешенства, как некоторые.

– А я помню ребенка, который не мог долго сердиться, если от этого зависела жизнь.

– Сейчас я могу, Сойер. – Она посмотрела на него и вдруг засмеялась. – Ты прав. Я не могу, но должна. Ты все такой же плут, но мне хочется тебе доказать, что я действительно научилась стрелять. Отойди подальше.

Сойер послушно отошел в сторону, а Каролина сосредоточенно прицелилась. Виноградная лоза дернулась. Тогда девушка еще раз прицелилась, стараясь забыть, что он смотрит на нее, выстрелила и перебила лозу пополам. Она с довольным видом оглянулась.

– Ты даже не смотрел, куда я стреляла. Я попала два раза подряд.

– Замечательно.

– Ты же не видел.

– Плевать мне на эту дурацкую лозу, я имел в виду другое. Значит, чтобы ты попала в цель, меня не должно быть рядом, так? По-моему, в этом есть нечто странное.

– Не надо, Сойер. – Она вытянула руку, на которой блеснуло кольцо. – Не забыл?

– Не забыл. – Сойер взял у нее револьвер, сунул в кобуру и расстелил на траве куртку. – Садись.

– Мы ее испачкаем…

Он усадил девушку рядом с собой.

– Ты стала красивой женщиной.

– Спасибо. – Каролина небрежно кинула шляпу на землю, – А ты стал еще более привлекательным мужчиной. Правда, я всегда думала, что красивее быть невозможно.

– Хочу купить твое ранчо. Я привез золото, и хорошо тебе заплачу.

– Деньги мне не нужны, поэтому назначим символическую плату.

– Не пойдет, это твое наследство. Земля должна перейти ко мне окончательно и бесповоротно. Я очень долго ждал, когда у меня наконец появится свой дом.

– И я тоже, – решительно сказала Каролина. – Бумаги у тебя с собой? Давай подпишем, и дело с концом.

– Нет, я хотел, чтобы мы сначала обо всем договорились, а уж потом оформили по закону, – солгал он.

Ведь подписать документы сейчас – значит навсегда проститься с Каролиной. Главное – она согласилась, теперь можно вполне подождать несколько дней. Он собрался вынуть у нее из волос шпильку, но девушка откинула голову.

– Сойер!

– Прости, мне захотелось взглянуть, действительно ли у тебя длинные волосы, – обезоруживающе улыбнулся он.

– По-моему, раньше ты говорил о копне сена, – блеснула глазами Каролина.

Почему он был так слеп? Нет, Сойер знал почему: когда он увидел свою вырезанную семью, боль вытеснила другие чувства, не оставив места для любви. Каролина потихоньку закралась в его сердце, а он этого не сознавал, пока не стало слишком поздно.

Глядя ей в лицо, он вынул шпильку.

– Дяде я ничего про ранчо не сказала, думала, что когда-нибудь вернусь туда обратно.

– А теперь уже не думаешь?

– Конечно, нет.

Длинный золотистый локон упал ей на грудь. Сойер мысленно раздел Каролину, стараясь представить, как она выглядит сейчас, потом отогнал наваждение.

– И поскольку я не сказала ему сразу, то решила не говорить вообще.

– Он мог бы считать ранчо приданым.

– Пирсу оно ни к чему, и он не любит Техас, – усмехнулась Каролина. – Похоже, с Техасом у него связаны неприятные воспоминания. Ему в жизни тоже досталось.

Сойер вынул еще несколько шпилек.

– Наконец ты выглядишь почти так же, как я себе представлял.

– Ты думал обо мне?

– Да. – Поймав ее взгляд, Сойер на миг решил, что Каролина отвечает ему взаимностью, а наступившее молчание подтвердило его правоту. – Ты давно знаешь Пирса?

– Почти месяц.

– Не слишком большой срок, чтобы узнать человека, с которым собираешься провести остаток жизни.

– Мне хватило. Я очень его люблю.

Сойер отвернулся и начал глядеть на реку. Теперь нужно проводить ее домой и поскорее уехать из Натчеза, однако сделанное им открытие по поводу собственного чувства не позволяло отступить. Он покосился на Каролину. Неужели она так сильно любит Пирса? Месяц – срок явно недостаточный. Иногда она вела себя отнюдь не как влюбленная и ожидающая свадьбы женщина; во всяком случае, ее не должен был пугать невинный поцелуй в щеку. Вчера на балу он мог бы перецеловать всех женщин, и это ничего бы для него не значило.

– Я не получил свой приз, – напомнил он.

– Не получил, – холодно согласилась Каролина, но ее взгляд не был ни холодным, ни равнодушным.

К черту Пирса с его богатством! Если бы он действительно любил Каролину, то не завел бы себе любовницу! Сойер вдруг принял решение. Пусть Лебрестон борется за Каролину, но он, Сойер, не отдаст ему без боя любимую женщину.

Каролина, избегая смотреть ему в глаза, быстро поцеловала его в щеку.

– Я тоже хочу тебя поцеловать, – тихо сказал он. – Помнишь, я сказал тебе, что поцелуй двух людей может быть очень приятным. – Она кивнула. – Думаю, наш поцелуй может быть очень-очень приятным.

– Я не могу. Я люблю другого.

– Если ты действительно так сильно его любишь, тогда мой поцелуй ничего для тебя не значит.

– Я… – растерянно начала Каролина, чувствуя, что готова потерять столь тщательно хранимое самообладание. Она покачала головой и быстро встала. – Нет, Сойер. Я выхожу замуж и не позволю тебе вмешиваться.

Она направилась к лошадям, но Сойер вскочил и схватил ее за руку.

– Подожди, Каролина, – хрипло сказал он. Ее глаза стали бездонными, и Сойер привлек ее к себе. – Я был первым мужчиной, с которым ты поцеловалась, я помню и ту ночь, и твои поцелуи.

– Сойер, я не должна… – Она попыталась выдернуть руку.

– Ты помнишь, как мы поцеловались?

Он смотрел на ее рот, и губы у нее дрогнули.

Сойер наклонился и так легко прикоснулся к ее губам, что она едва это почувствовала, зато глаза его сказали о многом. “Зачем я это делаю?” – успела подумать Каролина и вдруг оказалась в его объятиях. Словно и не было прошлых лет. Она с Сойером, все правильно и не должно никогда кончаться, их разлука была одним грустным мгновением. Сойер. Красивый, обожаемый, сильный.

Каролина обняла его за плечи, чувствуя напрягшиеся мышцы, провела рукой по шее, ласково коснулась волос. Все, что она так глубоко прятала, теперь вырвалось на свободу. Каролина невольно прижалась к его бедрам, и тут до нее дошло, что происходит.

– Нет. Сойер, нет! – Она рванулась прочь, стараясь сохранить остатки разума.

– Ты не любишь Пирса, – спокойно произнес он.

– Нет, люблю! – испуганно выкрикнула она. – Я не позволю тебе опять испортить мою жизнь. Я умоляла тебя остаться, но ты повернулся ко мне спиной и уехал на годы!

– Я ошибался, – произнес Сойер, причем так просто, что у нее сжалось сердце. – Но я тоже был молод и упрямо не хотел сознаваться в своих чувствах к тебе.

– Поздно, я не вернусь в Техас! Никогда!

Он посмотрел на нее долгим пламенным взглядом, от которого она едва не задохнулась.

– Нет, ты не любишь Пирса. Иначе ты не дрожала бы от нашего поцелуя и не кричала бы на меня. Я должен был уехать за своим золотом, поскольку нищим я ничего не смог бы тебе предложить.

– Мы заработали бы не меньше, если бы вдвоем занялись ранчо. Если бы ты оказался там…

– Нас бы все равно спалили команчи, – возразил Сойер, удерживаясь от желания снова обнять ее и поцелуями убедить в своей правоте. Он знал, что может это сделать, хотя Каролина еще не готова признаться в своих чувствах. Ему страстно хотелось зарыться лицом в ее волосы, потом уложить на траву и любить. Но вместо этого он постарался говорить спокойно и убедительно, чтобы дать Каролине время прийти в себя и понять собственные чувства.

– Если бы ты был там, ранчо никогда бы не сожгли. Ты всегда можешь найти выход, я знаю!

– Вот уж не подозревал, что ты считаешь меня способным на Геркулесовы подвиги. У нас было слишком мало народу, чтобы отбиваться от команчей, а после пожара мы бы оба стали нищими.

– Тогда мне было бы все равно!

– Зато мне было бы не все равно.

– Сойер, ты всегда слишком беспокоился о своем золоте. Теперь оно у тебя есть, вот и наслаждайся счастьем.

Она торопливо пошла к лошади, но Сойер преградил ей дорогу.

– Золото мне нужно потому, что оно дает свободу, а я могу дать тебе лучшую жизнь.

– Ты мне ничего не можешь дать, Сойер! – гневно сказала Каролина, с трудом удерживаясь на краю пропасти. Он снова ворвался в ее жизнь, словно могучий вихрь, ошеломляющий и непредсказуемый. – Этим летом я выйду замуж за Пирса!

– Не выйдешь, – твердо заявил Сойер, поняв, что не сможет вернуться в Техас без Каролины. – Ты его не любишь и не выйдешь замуж без любви. Для этого ты слишком женщина.

– Я его люблю!

– Почему же ты от нашего поцелуя вся дрожишь? – улыбнулся он, а Каролина еще больше рассердилась и еще сильнее испугалась.

– Сойер, не надо. В Техасе мне было плохо. – И вдруг сказала ему то, чего никому не рассказывала: – Мне было так одиноко, даже с Рамоном, так невыразимо тяжело. Я все время боялась, мне так не хватало… – Она замолчала, но его грустная улыбка подсказала ей, что он все понял без слов. – С Пирсом все будет совсем по-другому. Он веселый и устроит мне роскошную жизнь…

– Милая, – произнес Сойер с такой нежностью, что у нее едва не разорвалось сердце. – Прости меня за все зло, которое я тебе причинил. Ты справилась замечательно. Я разговаривал с людьми в городе. Я сделаю для тебя все, что в моих силах. Поедем со мной, Каролина. – Последние слова прозвучали для нее сладчайшей музыкой.

– Нет! – Каролина зажмурилась. Пусть он исчезнет, пусть не вырывает из надежного счастливого будущего, чтобы ввергнуть в неизвестность. – Я не позволю тебе вмешиваться! Ни сейчас, ни завтра, никогда. – Она решилась открыть глаза. – Мне нравится Натчез, нравится бывать на званых обедах, на балах, нравится модная одежда, нравятся мои подруги. Мне нравится веселая жизнь.

– Все это может быстро разонравиться, если ты свяжешь жизнь с человеком, которого не любишь.

– Я его люблю! Пирс красивый, богатый, интересный! Каролина легко вскочила на лошадь и понеслась галопом обратно. Сойер медленно поехал следом. Нежность, сожаление, тоска, горечь потери рвали на части его душу, но будь он проклят, если он сдастся. Он жаждал ею обладать и сделать ее счастливой.

Когда он подъехал, Каролина еще возилась с седлом, которое никак не хотело ложиться на место. Сойер легко справился с задачей и намеревался подсадить девушку, но та демонстративно обошла его стороной. Улыбнувшись, Сойер подхватил ее на руки и осторожно усадил на лошадь.

– Я больше не хочу тебя видеть, разве что для того, чтобы подписать бумаги. До свидания, Сойер.

– Ты меня увидишь, если я постучу в дверь твоего дома. Сердце у нее екнуло, но она гордо вздернула подбородок. – Нет, не увижу. А если я скажу дяде Дэниелу, он проследит, чтобы тебя не пустили на порог.

– Ты думаешь о нашем сегодняшнем разговоре, о наших поцелуях…

– Даже не вспомню про эти поцелуи!

– Вспомнишь! – Сойер взял ее за руку, поднес к губам. Когда девушка вырвалась, он негромко засмеялся. – К чему бороться со своими чувствами, Каролина?

– Я тебе уже сказала. Я никогда не вернусь в Техас, никогда не откажусь от волнующей жизни в Натчезе. Я люблю Пирса, он безумно любит меня и сделает счастливой. Оставь меня в покое, Сойер! Я не хочу с тобой встречаться, а подписать дарственную на мои земли я могу и в присутствии Пирса.

Хлестнув лошадь, она ускакала.

Каролина вполне успешно избегала встреч с Сойером, проводя время с семьей или с Пирсом и стараясь игнорировать душевный трепет, который она испытывала, когда выходила на улицу. Ей казалось, что Сойер провожает ее серьезным и печальным взглядом. Она не могла избавиться от него ни во сне, ни наяву, однако упорно старалась забыть.

Каролина настолько погрузилась в свои переживания, что не заметила изменении, происходивших с кузиной, пока Лори не поднялась в ее комнату. На щеках у нее горел румянец, глаза возбужденно блестели. Такой Каролина не видела ее со дня помолвки с Мейсоном.

– Господи, ты прямо светишься от счастья.

– Я на самом деле счастлива. Он купил дом в Натчезе!

– Кто?

– Мистер Дэй. Правда здорово?

Глава 27

– Сойер будет жить здесь? – наконец обрела дар речи Каролина.

– Да. Разве это не чудесно?

– Вовсе нет! А с чего ты-то радуешься?

Девушка закружилась по комнате, бросила на кузину лукавый взгляд.

– С ним остается мистер Брендон.

– Лори! Ты видишься с Джастином?

– Да. Сегодня у нас опять свидание.

– Как же тебе удается скрывать от родителей?

– Это совсем просто, – засмеялась Лори. – Мы встречаемся, когда я уезжаю после обеда на уроки музыки. Я делаю все, чего они от меня хотят, и для них главное – знать, где я нахожусь.

– Лори… может, тебе не надо встречаться с Джастином?

– По-твоему, я должна встречаться только с Мейсоном?

– Нет. А не будет ли тебе больно, когда вы расстанетесь? Ведь Джастин вернется в Техас.

Каролина в это время думала о Сойере. Он может переехать в Натчез и тогда станет ежедневно попадаться ей на глаза. Полагая, что он скоро вернется в Техас, она постаралась реже бывать в тех местах, где могла встретить Сойера, но, если он никуда не уезжает, нельзя же прятаться вечно.

– Джастин – прелесть. Самый красивый, замечательный, чудесный мужчина на свете!

– Господи, неужели ты влюбилась?

– Да, Каролина, да! – с сияющими глазами ответила Лори.

– А что будет, когда ты выйдешь за Мейсона?

– Джастин говорит, что нужно жить сегодняшним днем. И не думать ни о чем.

– Но ты не можешь не думать. До твоей свадьбы осталось меньше трех месяцев!

Каролина тут же вспомнила о собственной свадьбе и прослушала ответ кузины. Три месяца вдруг показались ей слишком коротким сроком.

– Мы увидим их на званом ужине у Мэри Джил, теперь она везде появляется с Сойером.

– Он всегда ее сопровождает? – удивилась Каролина, почувствовав укол ревности. – Она кузина Пирса, и, значит, мы будем встречаться с ним на всех балах!

– Половина моих подруг завидует Мэри Джил. Они считают мистера Дэя и Джастина самыми красивыми и энергичными мужчинами в Натчезе. Каролина, я не понимаю, как ты можешь не обращать внимания на мистера Дэя!

– Неправда, – сердито возразила Каролина, – его невозможно игнорировать. А где его дом?

– Он купил “Виллоу”.

Каролина подумала, что ранчо, видимо, приносит ему солидный доход, по потом вспомнила о калифорнийском золоте. Она не выдержит три месяца, если на каждом шагу ей придется встречаться с Сойером.

– Лори, ты сегодня увидишься с Джастином?

– Через час и семнадцать минут, – радостно кивнула девушка.

– Передай ему, что утром я собираюсь немного покататься верхом и хотела бы увидеть Сойера.

– Конечно! Джастин – просто чудо, такой добрый, хороший и такой красивый! Правда он красивый?

– Правда, – засмеялась Каролина.

В последние дни кузина подробно расспрашивала ее про Джастина, ей давно следовало обратить внимание на то, что творится с Лори, и она бы, разумеется, ничего не упустила, если бы не Сойер.

На следующее утро он ждал ее у тропинки, ведущей от конюшни в рощу, предусмотрительно укрывшись за кустами. Сойер выглядел просто неотразимым в черной шляпе, по обыкновению сбитой на затылок, белоснежной рубашке, черном жилете, узких черных панталонах и высоких сапогах для верховой езды. Все это лишь подчеркивало его мужскую красоту, от которой у Каролины всегда замирало сердце. Она знала, что в его присутствии ей не удастся сохранить хладнокровие, и поэтому еще сильнее злилась. Девушка стегнула лошадь и подскакала к Сойеру.

– Я слышала, ты купил дом.

– Доброе утро, Каролина. Да, я купил дом.

– Зачем?

– Чтобы жить в прекрасном городе, которому принадлежит мое сердце, – улыбнулся он.

– Ты опять намерен вмешиваться в мою жизнь? – неожиданно визгливо спросила Каролина, чем немало его позабавила.

– Утро великолепное, давай проедемся к реке. Я нашел место, где собираюсь построить дом побольше.

– Ты не хочешь возвращаться в Техас?

– Нет, я вернусь. Но здесь останусь столько времени, сколько потребуется.

– Потребуется для чего?

– А почему ты не спрашиваешь, зачем я вообще остался в Натчезе? – лукаво поинтересовался он.

– Думаю, чтобы помешать моему браку с Пирсом.

– Ах, мисс Каролина, разве я сделал нечто предосудительное? Я больше не лезу в чужой дом без приглашения, не докучаю просьбами о встрече. И если бы ты сама не вызвала меня…

– Сойер Дэй! – раздраженно воскликнула Каролина. – Ты хочешь сказать, что все это не имеет ко мне никакого отношения? Ты считал меня занозой в ноге, а теперь сам стал моей занозой! – Веселый огонек в его глазах окончательно вывел ее из себя. – Прекрати смеяться! Ты не собирался здесь оставаться и делаешь это потому…

– И почему же? Если вы с Пирсом безумно влюблены друг в друга, так какого дьявола тебя волнует мое соседство? Пирс возражать не будет, ведь мы с тобой старые друзья.

– Да, возражать он не будет, раз предложил тебе остаться на балу.

– Он пошел на это, чтобы не упасть в твоих глазах. Но от меня потребовал держаться подальше.

– Пирс? – удивилась Каролина, но тут же прибавила: – Даже если он так сказал, то лишь потому, что любит меня!

– Тогда в чем дело? Почему ты взвиваешься каждый раз, если я оказываюсь поблизости?

Каролина вспыхнула и уставилась на него.

– Ты настоящая заноза!

– Лучше посмотри вокруг, – подмигнул Сойер. – Я хочу показать тебе место, прямо созданное для дома.

Он тронул лошадь, и вскоре они выехали из рощи на обрывистый берег Миссисипи. Вид был поистине замечательный, но Каролину этим утром ничто не радовало. В ее душе бушевала ярость.

– Слезай, – приказал Сойер, соскакивая на землю.

– И долго ты собираешься жить в Натчезе?

– Возможно, до конца своих дней. Боишься со мной встречаться?

– Нет! – быстро ответила Каролина, вынужденная смириться с неприятным фактом.

– Я давно просил тебя не врать, – спокойно напомнил Сойер. – И, кстати, попросил тебя слезть с лошади.

Он подхватил ее на руки, и Каролина уже собралась разразиться гневной отповедью, но все протесты умерли, не родившись, когда она заглянула ему в глаза и увидела в них страстную мольбу. Сойер. Окружающее вокруг исчезло, остался только он, его руки, его губы и сладостное томление от его поцелуев.

Опомнившись, Каролина изо всех сил оттолкнула его и вырвалась из объятий.

– Оставь меня в покое! Я счастлива с Пирсом! Он даст мне то, чего я хочу.

– Ты будто уговариваешь себя. Потребуется какое-то время, но я заставлю тебя считаться с реальными фактами.

– Я не желаю считаться ни с чем, если это помешает нам с Пирсом. Он моя защита и никогда не исчезнет.

– О Господи! – воскликнул Сойер и нахмурился. – Я больше не собираюсь исчезать и клянусь, что сдержу обещание.

Каждое слово отзывалось в ее сердце, но Каролина упорно отказывалась принимать это во внимание, не замечая, что по щекам у нее текут слезы.

– Сойер, не надо. Да, кое-какие чувства я к тебе испытываю, признаюсь. Ты был моей первой любовью, а первую любооь не забывают, но все уже в прошлом.

Лицо Сойера исказила неподдельная боль.

– Милая, не плачь. Я не хочу, чтобы ты снова плакала из-за меня.

– Я выхожу замуж за Пирса! Я люблю его, а теперь, пожалуйста, оставь меня.

– Почему ты борешься с желанием твоего сердца?

– Потому что это не сильнее моей любви к Пирсу. И вряд ли ты останешься в Натчезе. Скажи мне честно: неужели ты бросишь ранчо и не вернешься в Техас?

– Нет, в Техас я вернусь. Но только вместе с тобой.

– Я не хочу! – Каролина сжала кулаки. Сердце у нее разрывалось. – Я не хочу возвращаться туда, где жизнь – сплошной ужас и страх. Ты можешь обещать мне жизнь без всего этого?

– Нет, не могу. Но она все равно не будет такой, какой ты ее запомнила.

– Ты влюблен в Мэри Джил? – неожиданно спросила она.

– Нет.

– Хотя она надеется, верно? Ты ее завлекаешь, Сойер? – холодно поинтересовалась Каролина, немного успокоившись.

– Нет. Я уже сказал ей, что мое сердце отдано другой. Она вдруг почувствовала, что попалась в собственную ловушку.

– И ей все равно?

– Мэри счастлива, что рядом с ней мужчина. Она все еще слишком любит своего покойного мужа, чтобы обращать внимание на поклонников. Мэри – разумная женщина, мы с ней только друзья, не больше того. Я ни разу ее не поцеловал.

Каролина знала, что он говорит правду. Некоторое время они молча смотрели друг на друга.

– Я выхожу замуж за Пирса.

– Даже когда наши поцелуи доводят тебя почти до обморока?

Резко повернувшись, она вскочила на лошадь и ускакала. Сойер не стал ее удерживать. Время у него есть, барьеры, возведенные Каролиной, начинают потихоньку рушиться. Он чуть не застонал от боли, вспомнив, как трудно ей жилось в Техасе, и снова подумал о том, что же на самом деле случилось с Рамоном. Говорили, его убил Кейн, хотя никто толком не знал из-за чего. Сойер прыгнул в седло и задумчиво посмотрел на следы, оставленные лошадью Каролины.

Она мчалась бешеным галопом, будто спасаясь от настигавшего ее урагана. Ей не хотелось выходить замуж за Пирса, но и опасная жизнь на границе ее тоже не прельщала. Интересно, долго ли Сойер пробудет в Натчезе? Ведь он не любитель сидеть на одном месте. От него сплошное беспокойство, он просто невыносим!

При встрече с женихом Каролина старалась быть веселой и беззаботной, хотя из-за Сойера это давалось ей совсем непросто, тем более что он не пропускал ни одного званого вечера.

Каждый раз Сойер ухитрялся то незаметно коснуться ее руки, то за ужином садился рядом, приводя ее в смятение. Даже когда он находился в другом конце зала, она чувствовала его обжигающий взгляд. Он мог незаметно подмигнуть ей и тут же вступить в разговор с кем-нибудь еще.

Однажды, уже в конце бала, Сойер остановился возле нее.

– Ты неотразима в этом розовом платье. Но мне больше нравится голубой цвет.

– Благодарю. Сойер, половина дам в зале сгорает от зависти, что ты разговариваешь со мной. Почему бы тебе не осчастливить одну из них?

Он засмеялся и посмотрел в сторону музыкантов.

– Слушай, я поинтересовался у скрипача, знают ли они песню “Возвращайся, дорогая” или “Красотка Салли”, и он сказал, что да. Представляешь, они знают наши техасские песни с притопом! Идем танцевать.

Она собралась отказаться, но тут возник хмурый Пирс.

– Каролина сказала, что хочет станцевать со мной старую джигу, – заявил Сойер, увлекая девушку на середину зала.

Музыканты дружно грянули такое, что еще ни разу не слышали на чопорных балах, зато известное всем, кто хотя бы немного пожил на границе.

– Что подумают гости? – Каролина укоризненно покачала головой.

– Им понравится, я спросил у них разрешения, а потом уже договорился с музыкантами, – успокоил ее Сойер.

К ним присоединились еще несколько человек, и они дружно хлопали в ладоши и притопывали в такт зажигательной мелодии.

– Как тебе не стыдно, – прошептала Каролина. – Теперь мне придется утихомиривать Пирса.

Сойер только усмехнулся. Танцевал он легко, непринужденно, с удовольствием, лихо щелкая каблуками, и его детская непосредственность заставила девушку улыбнуться. Откинув голову, он вдруг издал веселый клич, совсем как на ранчо во время танцев. Все головы повернулись в их сторону, и Каролина засмеялась:

– Сойер, ты шокируешь общество!

– Боже! Представляешь, скольких бессонных ночей мне будет это стоить?

Музыка смолкла.

– А вот и Пирс.

– Вижу, – кивнул Сойер. – Благодарю за танец, Каролина.

Она подошла к жениху, который осуждающе покачал головок.

– Надеюсь, так будет происходить не часто. А после свадьбы вообще никогда. Видимо, мужлан любит свои деревенские пляски.

– Не называй Сойера мужланом, Пирс.

– Да, ты права. Он поступил умно, заказав танец именно для тебя. Я прямо обзавидовался. – Пирс ласково улыбнулся невесте, а та ответила ему самой нежной улыбкой.

К облегчению Каролины, он, похоже, не увидел в случившемся ничего плохого, хотя ее поведение было предосудительным. Конечно, Пирс никогда не вызывал у нее столь трепетного волнения, но после ее замужества Сойер Дэй вернется в свой Техас, и она быстро его забудет, вновь обретет душевный покой. Если только у нее хватит сил вытерпеть.

Добавляли ей беспокойства и Лори с Джастином. Они уже почти не скрывали своих чувств, все больше времени проводили вместе. Скоро Мейсон узнает о происходящем и выместит ярость на молодых людях.

* * *

Однажды утром в конце апреля, когда Матильда с Дэниелом уехали, служанка доложила Каролине о визите мистера Дэя.

Сердце у девушки екнуло, и она быстро оглядела себя в зеркале: волосы заколоты по последней моде, легкое голубое платье очень ей к лицу.

– Доброе утро, Сойер. Что тебя сюда привело? – нервно спросила Каролина, еще не успев сойти с лестницы.

– Я принес бумаги на подпись, – ответил он, задержавшись взглядом на ее груди.

– Может, пройдем в гостиную? Там солнечно, это моя самая любимая комната.

Зачем она ему это предложила? Его следовало принять в чопорном кабинете Дэниела, подписать бумаги и распрощаться.

Сойер вошел в гостиную первым, с любопытством огляделся. Сегодня он был в темном костюме, но, как всегда, красив и неотразим.

– У тебя есть перо и чернила? – спросил он, доставая бумаги.

Девушка кивнула в сторону небольшого письменного стола и направилась к стоявшему рядом креслу-качалке.

Когда она, не глядя, подписала все листы, Сойер протянул ей небольшую сумку, которую она заметила у него в руках, еще спускаясь по лестнице.

– В твоем золоте я не нуждаюсь.

– Это малая часть того, что я сегодня положил в банк на твое имя.

– На мое имя? – Ни у одной из ее знакомых не было собственного счета в банке. Каролина даже не знала, может ли женщина иметь счет.

– И тебе разрешили? О, конечно, уверена, ты им пригрозил.

– Тебе следовало прочесть бумаги, прежде чем подписывать. Там есть пункт, обязывающий тебя вернуться со мной в Техас.

Каролина охнула и начала перебирать листы.

– Сойер, ты меня дразнишь!

– Прочти второй лист, дорогая. Полагаю, ты дала согласие на то, чего тебе очень не хочется делать.

– Ты же знаешь, что я тебе доверяю. Сойер улыбнулся и поцеловал ее в щеку.

– Теперь уедешь в Техас? – спросила Каролина.

– Пока не собираюсь, у меня еще тут остались дела. Она вдруг нахмурилась.

– Сойер, я очень беспокоюсь.

– По поводу? – спросил он, усевшись в соседнее кресло и вытянув длинные ноги.

– За Лори и Джастина. Все кончится тем, что Мейсон его убьет.

– Знаю. С Джастином у меня уже был разговор, но он взрослый мужчина и волен сам принимать решения.

– Если ты вернешься в Техас, он поедет с тобой.

– Он так бы и сделал, если бы я уехал на второй день, а теперь вряд ли. Со мной или без меня, Джастин останется в городе до свадьбы Лори. Я в этом уверен.

– Значит, и ты ждешь, когда я пойду под венец с Пирсом? Сойер улыбнулся и сразу удивительно похорошел, суровое лицо вдруг стало мягким и добрым.

– Нет, этого я дожидаться не буду.

Они улыбнулись друг другу, а потом Каролина увидела в его глазах нечто такое, отчего у нее захватило дух.

– Ты все еще не можешь признаться себе?

– Послушай, тебе лучше уйти до возвращения Матильды и Дэниела. Я не хочу выслушивать их упреки.

– Они появятся не скоро. У нас еще по крайней мере час. Я видел, как они поехали за город.

– Они поехали повидать Клейтонов. У Вильмы умерла сестра.

– Прости, но ты не ответила на мой вопрос.

– Я не собираюсь на него отвечать. Давай не будем спорить.

– Разумеется, Каролина. – Непринужденно обняв девушку за плечи, Сойер повел ее к дверям. – Ты сегодня едешь на прием к Мэри Джил?

– Ты же знаешь, что еду, – ответила Каролина, радуясь его близости.

– С нетерпением жду вечера. – Он тряхнул перед ней бумагами. – Земли там прекрасные. На севере я получил за скот хорошие деньги, вложил их в дело, построил дом, коровник, барак для рабочих.

– Я рада и от всей души желаю тебе приумножить свои капиталы. И вот еще что, Сойер. В Натчезе много красивых молодых женщин, которые будут тебя обожать хотя бы за малую частицу внимания к ним. Юла Портер рядом с тобой превращается во влюбленную телку, а она первая красавица в городе.

– Неужели?

– Да. А Кэрри Блейк призналась мне, что хотела бы появляться с тобой в обществе. Того же хотят Лида Уилбэнкс и Джудит Уортон.

– Ты вскружишь мне голову.

– Почему бы тебе не выбрать одну из них, если между тобой и Мэри Джил ничего серьезного нет?

– Это мысль. И кого же из них выбрать? Посоветуй.

– Юла – красавица, – начала Каролина, радуясь, что он хотя бы согласен обсудить эту тему. – Зато Джудит – самая веселая, а Лида – самая молодая. Кого ты предпочитаешь?

– Тебя.

– Сойер, я думала, ты серьезно. Они тебя не интересуют?

– На званых вечерах я их даже не замечаю.

– Это же абсурд! Когда мы вместе путешествовали по Техасу, ты прекрасно замечал всех девиц. Например, ты сразу углядел Панси в одном из салунов.

– Значит, Панси тебе здорово действовала на нервы? – засмеялся Сойер.

– Я тогда думала, – улыбнулась Каролина, – что ты самый красивый мужчина на свете.

– Я рад, что Матильда с Дэниелом к тебе добры.

– Да. Но сначала было тяжело, особенно после жизни на ранчо. Я сразу превратилась в ребенка, который должен всех слушаться. Зато меня одели, дали образование и возможности, которых я никогда бы не имела.

– Это твоя любимая часть дома?

– Да. Я люблю приходить сюда с книжкой. Здесь всегда солнечно, тепло и светлее, чем в других комнатах первого этажа.

Когда ты опять придешь сюда, вспомни, что мы были здесь вдвоем, – тихо сказал он и вдруг коснулся губами ее рта. Каролина закрыла глаза. Вопреки здравому смыслу, вопреки намерению поскорее забыть Сойера она хотела его поцелуев и ждала продолжения. Но он уже отступил, и когда девушка удивленно открыла глаза, то увидела, что Сойер идет к двери.

– До вечера, Каролина.

Проклятие! Он ведь знал, чего она хотела, так почему ушел? Каролина злилась и на него, и на себя. Будь у нее хоть капля разума, ей бы радоваться, что Сойер наконец оставил ее в покое, а она не испытывала никакого облегчения. Девушка закусила губу и погрозила кулаком пустой гостиной. Почему он позволяет себе вносить в ее жизнь хаос и при этом выглядит таким беспечным? Ни стыда у него, ни совести.

– Черт бы тебя побрал! – пробормотала она сквозь зубы.

– Каролина! На кого ты ругаешься? – удивилась вошедшая Лори.

– Я уколола палец.

– Я сейчас видела мистера Дэя, – сообщила девушка, с любопытством взглянув на кузину.

– Да, он заходил насчет моего ранчо в Техасе.

– Ты сердишься?

– Вовсе нет.

Лори пожала плечами и робко улыбнулась.

– Я встречалась с Джастином. Вечером он будет на приеме.

– И Мейсон тоже.

– Знаю. Я очень боюсь, но постараюсь быть осторожной. Каролина подумала о Сойере. Мало того, что она почти ежедневно встречала его то на званых вечерах, то на улице, когда выходила из экипажа, – теперь она еще будет вспоминать, как они сидели в гостиной. Нервы у нее уже не выдерживали, она начала считать дни, оставшиеся до свадьбы.

В конце мая Лори передала ей записку.

“Мне нужно тебя увидеть. С.”.

Глава 28

Всего несколько слов, но Каролина поняла, что это очень важно, – ведь Сойер никогда ей раньше не писал.

Утром он ждал ее на условленном месте у обрыва, сидя на расстеленной попоне и глядя на реку.

Увидев девушку, Сойер встал, помог ей спешиться, на что Каролина ответила холодной улыбкой. Раз уж она не в состоянии от него избавиться, то должна спокойно выносить его досадное присутствие.

– У меня нет времени. Говори побыстрее, что тебе нужно, – сказала Каролина, не решаясь подойти слишком близко. Но он сиял шляпу и молча глядел на нее. Ей вдруг показалось, что он ласкает взглядом ее тело. Ветер шевелил его волосы, и девушка тут же вспомнила, какие они мягкие, как приятно запустить в них пальцы.

Наконец Сойер улыбнулся, ласково погладил ее по щеке, затем коснулся шеи. Каролина закрыла глаза, но в следующий миг опомнилась.

– Что тебе нужно? – повторила она.

– Мне нужна ты. Я устал ждать. Дом уже выставлен на продажу, я возвращаюсь в Техас, поэтому хочу, чтобы ты расторгла помолвку и уехала со мной.

Каролина оторопела.

– Ну знаешь, большей подлости… – выдавила она, но Сойер ее перебил.

– Каролина, я люблю тебя. Ты мое сердце, моя душа и останешься такой навсегда. В моей жизни не будет другой женщины.

– Сойер, когда-то я уже отдала тебе мое сердце, а получила взамен лишь боль и пустоту. Больше не хочу. Возможно, мне больше и нечего предложить. – У него потемнели глаза, но она торопливо продолжила: – Возможно, мы с Пирсом нашли друг в друге то, что поможет нам обоим жить, не знаю. Только ехать с тобой я не хочу.

Слушая ее отказ, Сойер понимал, что она сама не верит тому, о чем говорит. Между ними существует некая магическая связь, особое притяжение, над которым не властны ни годы, ни расстояния. Он не собирался отступать.

– Каролина, – тихо произнес он.

– Нет! Оставь меня в покое и не целуй.

– Ты боишься?

– Да, боюсь! Твои поцелуи делают со мной, чего не должны. Я люблю Пирса…

– Не думаю. – Сойер взял ее за руку. – Ты его никогда не любила. Да, он красив, богат, умеет очаровать, а главное может дать тебе дом, о котором ты мечтала. Именно это тебя в нем и привлекает. Я не такой красавец, как он…

– Неправда, ты самый красивый…

Она прикусила язык, но Сойер продолжал как ни в чем не бывало:

– Я не красавец, но любовь преображает человека. Я люблю тебя и хочу, чтобы ты всю жизнь купалась в моей любви.

– Прекрати! Я говорю “нет” н не желаю тебя больше видеть! – крикнула она, цепляясь за остатки решимости выйти замуж за Пирса.

Каролина сунула ногу в стремя, однако Сойер обхватил ее за талию и мягко повернул лицом к себе.

– Ты насильник! Я тебя ненавижу!

– Через минуту ты будешь свободна как ветер. А сейчас тебе нужен крепкий поцелуй.

– Какая самонадеянность! – Каролина уперлась кулаками ему в грудь, пытаясь вырваться из стальных объятий, но в следующий миг долго сдерживаемое желание заставило ее забыть обо всем, и она даже не совсем поняла, как они с Сойером очутились на расстеленной попоне.

Продолжая свои ласки, он распустил ей волосы, потом расстегнул платье, его рука скользнула внутрь, легла на теплую упругую грудь, палец надавил на сосок, и Каролина задохнулась от неведомого раньше удовольствия.

Откинув голову и закрыв глаза, она полностью отдалась происходящему. Внутренняя борьба с собой закончилась. Каролина обнимала любимого, не замечая, что плачет.

– Сойер, я тебя ненавижу, зачем ты меня бросил? Я так хотела тебя, очень хотела.

– Успокойся, любимая, – прошептал он, заставляя себя не торопиться, чтобы не испортить все своим нетерпением.

– Каждую ночь я хотела тебя! Мне было так страшно, – осенью и зимой эти безумные северные ветры, потом бури, засуха, саранча, зыбучие пески…

– Прости меня. Теперь все позади, Каролина, осталась только наша любовь.

Он нежно тронул языком сосок, и она тихо ахнула, запустив пальцы в его волосы.

– Не надо плакать. И скажи, что у тебя больше нет ко мне ненависти.

Сойер целовал ее мокрые глаза, плечи, руки, и Каролина пылко отвечала ему. Он уже смирился с мыслью, что первым у нее был Пирс, подтверждением чему служила ее быстрая, страстная реакция, отклик чувственной женщины, а не робкой невинной девушки. Когда она в безотчетном призыве легла на спину, Сойер, окончательно потеряв голову, начал торопливо раздевать ее.

Наконец Каролина оказалась перед ним совсем нагая, и от ее красоты он на миг остолбенел, затем провел дрожащей рукой по ее плоскому животу, стройным ногам, чувствуя, как она вздрагивает от его прикосновений.

Сойер больше не мог сдерживаться. Пока он срывал одежду, Каролина смотрела на него широко раскрытыми глазами, и этот взгляд обжигал его адским пламенем.

– Мне кажется, я ждал тебя всю жизнь, – хрипло выдавил Сойер.

Покрывая ее поцелуями, он начал медленно входить в нее, но тут же замер, пораженный до глубины души, и посмотрел на девушку, которая лежала крепко зажмурившись и прикусив нижнюю губу.

– Обхвати меня ногами, – прошептал он.

Теперь Сойер знал, что ради того, чтобы не расстаться с Каролиной, он перевернет небо и землю.

– Подними бедра.

Напор плоти усилился, стало еще больнее, но желание принять в себя любимого пересилило боль.

– Посмотри на меня.

Каролина открыла глаза, встретив понимающий взгляд серых глаз. Он сделал резкое движение, заставив ее вскрикнуть, но она продолжала смотреть ему в глаза и видела в них отражение своих чувств.

– Двигайся в такт со мной.

Плоть Сойера показалась ей ужасно большой, но она постепенно приноровилась к его ритмичным движениям, поднимая бедра ему навстречу, пока не очутилась у края восторга.

– Сойер! – выкрикнула она, чувствуя в себе его горячее семя, и с глубоким удовлетворением думала, что теперь он принадлежит ей.

– Любимая, надеюсь, я сделал тебе не очень больно? Я не ожидал, что ты еще девственница. – Сойер поцеловал ее в шею, потом в губы. – Я люблю тебя, Каролина, и всегда буду любить. Всегда.

Обняв его, она вдруг заплакала.

– Сойер, я не могу уехать с тобой в Техас. Я дала слово Пирсу. Я же помолвлена.

Но Сойер вытер ее слезы и улыбнулся.

– Ты можешь ехать со мной, – нежно сказал он. – Ты моя жена, Каролина. Моя законная жена миссис Сойер Дэй. Наш брак не расторгнут.

Глава 29

– Сойер! – Отодвинувшись от него, Каролина машинально взяла его рубашку и прикрылась ею до подбородка. – Так мы женаты?

– Да, и я хочу смотреть на тебя.

Он так сильно хотел ее, что был готов неделями не вылезать из постели, доставляя ей удовольствие. Теперь они принадлежали друг другу в полном смысле этого слова. Пирса она никогда не любила, а все остальное – мелочи, он не собирался ее осуждать.

Сойер ласково разжал ей пальцы и забрал рубашку.

– Ты меня смущаешь, – прошептала Каролина.

– Ничего, скоро привыкнешь, – ответил Сойер, целуя ее. – Я постараюсь тебе доказать, что ты самая красивая женщина на свете.

– Господи, – засмеялась она, – как я мечтала услышать это от тебя. Скажи ты мне такие слова несколько лет назад, я бы просто растаяла от счастья.

Он улыбнулся, этот красавец мужчина, который остался ее мужем!

– Я столько раз теперь буду их повторять, что ты забудешь, когда я сказал их в первый раз.

– Значит, я твоя жена? Почему ты не расторг брак?

– Не знаю. Когда я сказал, что мне чертовски тяжело оставлять тебя, это было правдой. Я чуть не вернулся с полдороги, и такое желание возникало у меня десятки раз.

– Сойер! – воскликнула она и заплакала.

– Я вернулся из-за тебя, клянусь.

Сердце у нее заколотилось от радости. Ее место только в объятиях Сойера, она миссис Сойер Дэй.

– Как же ты мог не сказать мне? – нахмурилась Каролина. – Ты почти отдал меня другому мужчине. А если бы я вышла замуж несколько лет назад?

– Тогда имела бы двух мужей.

– Но это противозаконно!

– Наш брак не был таковым в истинном смысле этого слова, ты сама знаешь. Если бы я приехал в Натчез и узнал, что ты замужем, то вернулся бы в Техас, расторг брак и ты никогда обо мне не услышала бы. Каролина встала на колени.

– Ужасно! Все это время я была твоей женой, а ты даже не подумал мне сказать! Сойер, иногда ты просто невыносим.

– Вот как? Спорим, что ты не сможешь долго злиться.

– И не надейся! Почему ты мне ничего не сказал? – У Каролины голова шла кругом от долго сдерживаемых чувств. – По-моему, я должна прийти в ярость.

Сойер расхохотался.

– Ты была ужасно надоедливой, когда заставляла меня целоваться с тобой.

– Нечего менять тему. Это в самом деле было ужасно.

– Поспорим?

– Нет! Ты способен убедить меня в любой нелепости или еще в чем-нибудь.

– В чем еще, Каролина?

– Все это время…

– Видишь, я же тебе говорил.

– Что ты говорил?

– Что всегда тобой любовался, – хрипло ответил он.

Каролина опустила глаза и была потрясена его восставшей плотью.

– Сойер, мы… я не думала, что ты… – пробормотала девушка.

Он со смехом повалился на спину, увлекая ее на себя.

– С тобой мне понадобятся годы, чтобы пресытиться.

– Это безнравственно.

– Отнюдь нет, – торжественно возразил Сойер, – если кто-то любит тебя так, как я.

Он взял ее за талию, подтянул к себе и начал покусывать соски, заставив Каролину стонать от удовольствия.

– Теперь я знаю, как утихомирить твой гнев, когда ты снова рассердишься. Надо сделать вот так… и вот так… – Он перевернул ее на спину и прошептал: – Сейчас, любимая, тебе будет намного лучше, чем в первый раз.

– Если бы ты знал, сколько ночей я мечтала об этом. Час спустя она все еще лежала в его объятиях, задумчиво водя пальцем по мускулистой груди.

Сойер, любимый, красивый, недосягаемый Сойер! Ее муж. Она миссис Дэй!

– Знаешь, – томно сказала она, – мне следовало бы на тебя ужасно рассердиться. Я очень хотела быть твоей женой, но все годы считала, что это не так, и чуть не вышла замуж за Рамона.

– Что? – нахмурился Сойер, и она, игриво засмеявшись, погладила его по бедру.

– Я сказала Рамону, что если бы не ты, я вышла бы замуж за него.

Сойер даже не подумал улыбнуться.

– Ты была влюблена в него?

– Разве это так важно? – прошептала Каролина, испугавшись выражения его лица.

– Да, черт возьми, – рассердился он. – Значит, ты его любила?

– Нет. Мы оба страдали, потому что те, кого мы любили, покинули нас.

– Господи! – Сойер обнял ее с такой силой, что она едва могла дышать. – Каролина, я люблю тебя и всю жизнь буду возвращать тебе украденные мной годы. Прости, я знаю, что ты испытала, когда старалась одна управлять ранчо.

– Порой мне еще снятся кошмары о том времени. Во сне я опять вижу команчей, они гонятся за мной, а позади горит ранчо.

Сойер погладил ее по щеке.

– Когда мы вернемся домой, у тебя будут две обязанности: следить за порядком в нашем доме и делать меня счастливым.

Каролина улыбнулась ему. Наш дом. Как восхитительно это звучит!

– Ты даже не представляешь, как сильно я тебя любила.

– Не говори в прошедшем времени.

– Ладно, буду привыкать к настоящему.

– Да уж, сделай милость. Надеюсь, тебе не составит труда вспомнить, как я тебя люблю, – сухо ответил Сойер, поглаживая ей плечо.

Каролина поцеловала его. Он только что обнимал и любил ее. Он ее муж! Девушка уткнулась ему в грудь, чтобы скрыть радостные слезы.

– Не плачь, милая. Я люблю тебя всем сердцем и попытаюсь сделать счастливой.

– Я плачу оттого, что безмерно счастлива! – И она принялась безумно его целовать.

– Черт побери! Зачем тогда плакать?

Слезы быстро высохли от его поцелуев, которые будили в ней новое желание, прогоняя мучительные воспоминания. Проведя рукой по его бедру, Каролина нащупала шрамы.

– Откуда это? – шепотом спросила она.

– Они тебе неприятны?

– Что ты!

– Остались на память от Ната Сандерсона, когда он связал меня и бросил на растерзание индейцам, чтобы удрать.

Каролина молча обняла его, и Сойер подумал, что он счастливейший человек на свете.

– Помнишь, я все допытывалась, почему ты такой безжалостный и жадный до денег? На самом деле ты совсем не такой. Безжалостным ты стал, когда убили твою семью, а после предательства Сандерсона я не могу осуждать тебя за то, что ты отправился за своим золотом. Мне хочется думать, что, не укради он у тебя золото, ты бы остался.

– Да, я бы остался. Ни одна женщина столько не значила для меня, как ты.

Почувствовав, что сомнения и страхи возвращаются, она поспешила отогнать их поцелуями и на этот раз полностью отдалась любовному порыву, испытав непередаваемый восторг. Ее крик слился с его стоном: “Моя Каролина!”.

Какое-то время они лежали, приходя в себя, но вдруг Каролина села.

– Сойер, что мне делать? Я должна сказать Пирсу. Дядя Дэниел может аннулировать наш брак.

– Он ничего не может сделать. Наш брак заключен по всем правилам. Но обручальное кольцо ты сняли, – заметил Сойер, нежно гладя ей пальцы.

– Да, когда собиралась выйти замуж за Рамона. Он сам его снял, потому что не считал меня твоей настоящей женой.

– Я это заслужил.

Но она почти не обратила внимания на его слова, поскольку ее мысли уже занимало другое.

– И все-таки я не могу ехать в Техас.

– Почему? – весело осведомился Сойер.

– Из-за Кейна. Я ранила его, когда он убил Рамона. Рамон защищал меня от него.

Лицо у Сойера стало грозным.

– Кейн обидел тебя?

– Нет.

– Слава Богу, я теперь знаю, что он тебя не насиловал, иначе, вернувшись в Техас, я отправил бы его прямиком в ад. До меня уже доходили слухи, что Кейн застрелил Рамона.

– Это был самый жуткий день в моей жизни. Если бы не Рамон, я бы никогда не справилась с ранчо. Он примчался мне на помощь, и Кейн его убил. Потом снова начал приставать ко мне, но ты научил меня считать выстрелы. Патронов у него не осталось, я сказала ему об этом, тогда он запустил в меня револьвером, а я выстрелила. Если бы я не попала ему в колено, он бы наверняка меня изнасиловал.

– Какого же дьявола ты его не пристрелила?

– Не смогла.

– Видно, я плохой наставник, раз не научил тебя защищаться от таких вонючек, как он. Когда мы вернемся домой, я им займусь.

– Нет, хватит крови! Он тогда ускакал. Команчи подожгли дом, и мне пришлось уехать. Я выкопала часть золота, которое мы с тобой зарыли, и отправилась в Натчез. Чтобы Кейн ни сделал, я не вынесу, если ты его хладнокровно убьешь.

– Будь я проклят! Значит, ты его подстрелила, и теперь он хромает.

– Он хромает? Это, должно быть, ужасно для человека, который столь тщеславен. Он поклялся мне отомстить, если я вернусь…

Сойер обнял ее за талию.

– Ты вернешься как моя жена, я не дам тебя в обиду.

– Ты же не сможешь не отходить от меня ни на шаг.

– Очень даже смогу. А при необходимости найму телохранителей и поставлю об этом в известность Кейна, Мы одинаково не выносим друг друга. Если он сунется на мои земли, тут же получит от меня пулю. Один раз ему удалось застать меня врасплох и хорошенько отделать.

– Какой ужас! Мне и вправду надо было его застрелить.

– Стрелять надо так, чтобы убить, а ты приобрела злейшего врага. Нет, я действительно им займусь, когда мы вернемся.

– Когда мы вернемся, – довольно повторила Каролина, и оба улыбнулись.

Неожиданно Сойер опрокинул ее на спину.

– Следующие пять недель, – вкрадчиво заявил он, – я намерен провести лишь с тобой и не желаю, чтобы нам мешали.

– Ты сильный, – ответила Каролина, проводя рукой по его телу.

– А ты прекрасна.

Сев, она легонько толкнула Сойера в грудь и, когда он, улыбаясь, повалился на спину, устроилась рядом с ним.

– Об этом я мечтала в нашу брачную ночь.

– А я-то полагал, что девичья скромность шестнадцатилетней невесты защищает ее от похотливых мыслей.

– Лежи спокойно и дай мне посмотреть на тебя. Если ты рядом, моей девичьей скромности явно не хватает.

– Каролина, я не могу лежать спокойно, – взмолился он.

Но любопытные руки пробежали по его груди, теребя курчавые волосы, опустились на твердый живот, погладили бедра, опять скользнули вверх, прямо к возбужденной плоти. Сойер вскочил и принялся целовать ее, сгорая от желания, которое она с великой охотой помогла ему удовлетворить.

Позже, когда она лежала в его объятиях, вернулись прежние тревоги.

– Дядя Дэниел придет в дикую ярость, узнав, что я все это время была твоей женой.

– Это тебя расстраивает?

– Нет, Матильда и Дэниел были очень добры ко мне, но любящими я их назвать не могу. В день совершеннолетия я получу отцовское наследство, ты сможешь вложить эти деньги в ранчо.

Сойер засмеялся и крепко ее обнял.

– Спасибо, дорогая.

Видимо, Каролина представляла себе ранчо таким, каким оставила его в день бегства, а он собирался привезти ее в красивый дом со слугами. Пусть это будет для нее сюрпризом.

– Не понимаю, зачем ты купил у меня ранчо, если мы женаты?

– Потому что не знал, смогу ли убедить тебя вернуться в Техас. Если бы ты все-таки вышла замуж за Пирса, я уехал бы и расторгнул наш брак. Но в любом случае я хотел вернуться домой законным владельцем ранчо. Любовь моя, подай мне, пожалуйста, куртку.

– Полагаю, это станет одной из моих ежедневных обязанностей?

Сойер подмигнул, и ее переполнило такое счастье, что она подумала, сойдет ли когда-нибудь у нее с лица улыбка.

– Посмотри в правом кармане.

Каролина протянула ему коробочку, а он взял ее руку и осторожно снял с пальца кольцо Пирса.

– Теперь открой.

Девушка заглянула в его счастливые глаза и открыла крышку: на темном бархате лежало золотое кольцо с крупным бриллиантом, обрамленным изумрудами.

– Какая красота!

– Сначала я хотел подарить своей жене бриллиант, но потом решил, что это лучше. Изумруды очень идут к твоим глазам.

– Сойер, оно великолепно! – Она подняла руку, любуясь подарком.

– Если ты опять заплачешь от счастья…

Что Каролина и сделала, уткнувшись ему в шею и не стесняясь слез, которые никак не хотели останавливаться.

– Я люблю тебя! Я так давно тебя люблю!

– И когда же началась твоя великая любовь? У меня в памяти осталась надоедливая девчонка, не устававшая повторять, какой я нехороший.

– Думаю, когда ты меня поцеловал. Я очень хорошо помню этот поцелуй. С каждым днем мое чувство росло, росло, пока дело не закончилось дракой. Я очень тебя хотела…

– К сожалению, пора возвращаться, хотя я предпочел бы никуда тебя не отпускать. Я скажу Дэниелу, что мы женаты, а потом, моя ненасытная жена…

– Я? Ненасытная?

– И слава Богу. Мы устроим свадебное путешествие в Новый Орлеан, снимем там самый роскошный номер в самой роскошной гостинице и не будем оттуда выходить.

– Сойер, это ужасно. Я не хочу ждать.

– Черт возьми, ты действительно ненасытная женщина, – расхохотался он.

– Я такая из-за тебя, – мрачно заявила Каролина. – С Пирсом я ничего подобного не чувствовала.

Он ласково погладил ее по животу.

– Мне чертовски не хочется, но все же лучше поторопиться. Теперь, когда я буду смотреть на тебя, знай, что я вспоминаю это утро и думаю о Новом Орлеане.

Каролина ответила ему поцелуем, вложив в него всю любовь, всю страсть и обещание на будущее.

Сойер легко поставил ее на ноги и торжественно произнес:

– Знаете, мисс Каролина, я просто вне себя, что приходится возвращать вас в цивилизованную жизнь.

Они быстро оделись и поскакали обратно. Когда они выехали на тропу, ведущую к конюшне, то увидели направляющегося в их сторону Пирса.

– Сойер, говорить с ним буду я.

– А он, думаю, захочет потолковать именно со мной. Стоит ему взглянуть на тебя, и он сразу поймет, что я занимался с тобой любовью.

– Нет, одежда у меня в полном порядке. – Каролина заглянула в его смеющиеся глаза и почувствовала, что краснеет. – Ну, мужчины!

Сойер довольно усмехнулся.

– Губы пунцовые, щеки горят, шея порозовела… Сразу видно, что тебя целовал, и весьма основательно, мужчина, который даже не успел побриться, торопясь на свидание.

Ответить чем-нибудь остроумным Каролина не успела, поскольку они уже подъехали к Пирсу.

– Выбор оружия я оставляю за вами, – холодно обратился тот к Сойеру, хотя голос у него дрожал от ярости.

– Нет, Пирс! – воскликнула девушка. – Это касается только нас с тобой, не надо вызывать Сойера на дуэль! Так решила я, а не он.

Пирс даже головы не повернул в ее сторону.

– Немедленно назовите время, место и оружие. А если вы трус, прячущийся за спину леди, то я повторю свой вызов сегодня вечером на приеме.

– Пирс, я не хочу, чтобы кто-нибудь из вас пострадал, – взмолилась Каролина.

– Завтра на рассвете. – спокойно ответил Сойер. – Ножи.

– Проклятый техасским дикарь! Я должен был знать, что ты не выберешь оружие джентльменов.

– Просто нож менее опасен, чем пистолет. Кто пустит кровь первым, тот и победит.

– То есть останется в живых, сэр. Ладно, пусть будет нож. Я неплохо им владею, хотя ненавижу за вульгарность. Впрочем, не имеет значения. Я еще ни разу не встречал утонченного техасца.

– Пирс, – сказала Каролина, испуганная таким поворотом событий, – пожалуйста, не делай этого.

– Не утруждай себя мольбами. А теперь, сэр, я просил бы вас оставить меня наедине с моей невестой.

– Нет. Каролине ни к чему оставаться наедине с вашим гневом. – Сойер с радостью увидел в ее глазах подтверждение любви.

– Спасибо, дорогой, но я хочу поговорить без свидетелей, – с достоинством произнесла Каролина, и он почувствовал гордость за любимую женщину.

Кивнув, Сойер приотстал и медленно поехал следом.

– Прости меня, но я люблю Сойера и разрываю нашу помолвку.

К ее изумлению, Пирс улыбнулся.

– Возможно, я это заслужил. Всю жизнь я легко расставался с женщинами, спокойно глядя, как они плачут, умоляют остаться и любить их.

– Пожалуйста, не дерись с Сойером. Он не виноват, что я люблю его.

– Я не намерен терять лицо из-за разорванной помолвки. Женщины не способны понять таких вещей, поэтому лучше не вмешивайся.

– Я не хочу, чтобы кто-нибудь из вас пострадал.

– Очень трогательно, но один из нас очень пострадает… Ты собираешься в Техас?

– Да.

– Отказываешься от дома и роскошной жизни, которые я тебе предлагал, ради скотовода и грубого существования?

– Я люблю его, – Каролина протянула ему обручальное кольцо. – Я все время считала наш брак расторгнутым, но, как выяснилось, ошибалась. Я по-прежнему его жена.

– Ты замужем! – нахмурился Пирс и вдруг расхохотался. Девушка возмущенно посмотрела на него, не понимая, что он находит таким смешным.

– Мы поженились в Техасе, договорившись, что Сойер расторгнет брак, когда уедет. Это делалось только ради…

– Каролина, несколько минут назад я гадал, какую сказку ты мне преподнесешь в нашу брачную ночь, а ты, оказывается, замужем.

– Да. – Она с недоумением смотрела на Пирса, который вел себя отнюдь не как влюбленный, которому только что разбили сердце, – Знаешь, по-моему, я не единственная женщина в твоей жизни.

– Конечно, единственная, – возразил Пирс, но едва заметная улыбка опровергла его утверждение.

– Неправда.

– Тебе рассказали про Элизу? Наверное, Сойер?

– Нет, про Элизу мне никто не рассказывал, сама догадалась.

– Думаю, сейчас ты меня переиграла. Женщинам такое редко удается. Ты могла стать прекрасной женой, весьма забавной и красивой. Отец уже дал мне пять тысяч долларов и теперь будет сильно разочарован.

– Ты действительно меня не любишь.

– Я любил тебя, насколько вообще способен любить женщину. Правда, с тобой мне было гораздо интереснее, чем с остальными. Ты самая умная женщина из всех, с кем я встречался, и мне жаль, что так вышло. Мысль о женитьбе всегда наводила на меня тоску, пока я не встретил тебя.

– Видимо, мы особо и не старались понять, что нами движет, – ответила Каролина, чувствуя, что, похоже, ей удалось избежать пустого будущего.

– О, в этом не было особой нужды, потому что деньги от отца я уже получил, хотя сумма не так велика, чтобы закабалить себя браком с женщиной, к которой не питаешь никаких чувств.

– Значит, я была довольно сносной, – засмеялась она.

– Более чем. До свидания, Каролина, Не отрицаю, я с удовольствием принял бы тебя в свою постель.

– Видимо, именно этого ты и хотел больше всего, – сухо ответила девушка. – Если бы ты в самом деле любил меня, то никогда бы не стал драться с Сойером.

Пирс вдруг привстал в стременах и быстро поцеловал ее в губы.

– Ты уже с ним… Ладно, дорогая, многие женщины скажут, что я этого заслужил. Отправляйся в Техас.

Каролина улыбнулась.

– Благодарю за элегантное прощание. Мне кажется, мы оба избежали чего-то неприятного.

– Вряд ли. Для тебя честь исключительно важна, а я нахожу ее скучным попутчиком и стараюсь пореже составлять ей компанию.

– Пирс, ты же не такой плохой, каким хочешь казаться.

Он ухмыльнулся:

– Я всегда поражался твоей непредсказуемости, чего ни разу не встречал у женщин. Вот и сейчас ты верна себе. Подозреваю, если бы ты могла спасти мужа от дуэли, то не задумываясь пожертвовала бы своей честью. Ведь будучи замужем, ты никому не сказала об этом.

– Мое замужество было фиктивным.

– Теперь уже нет. У тебя вид женщины, получившей удовольствие от любви. Завидую. – Каролина залилась краской, но тут же взяла себя в руки и ответила ему ледяным взглядом. – Если он даже уедет сегодня вечером, я все равно не женюсь на тебе. Хотя я не против снять квартиру и назначить тебе щедрое содержание.

– До свидания, Пирс.

– До свидания, Каролина.

Проехав несколько ярдов, она снова натянула поводья.

– Пирс, я скажу, что свадьбу отменил ты.

Он снова рассмеялся и дотронулся до полей шляпы.

– Нет, дорогая, говори правду. Это ни в малейшей степени не заденет мою гордость.

– Полагаю, ты прав.

– Деньги – лучшая защита от подобных неприятностей, жаль, что ты этого не понимаешь.

– У Тебя с Сойером гораздо больше общего, чем тебе кажется, – тихо пробормотала Каролина, вспомнив о любви Сoйepa к доллару. – Однако я надеюсь, что по поводу дуэли ты изменишь свое мнение.

– После завтрашнего утра ты будешь со мной весьма неприветлива. Советую наглядеться на его красивое лицо сегодня ночью.

– Пирс!

– Скажи, Каролина… Я спрашиваю просто из любопытства… Ты потеряла невинность сегодня?

Девушка разрывалась между нежеланием отвечать, чтобы сохранить чувство собственного достоинства, и желанием сказать правду, ведь она многим обязана Пирсу. Наконец она решилась.

– Да.

– Первый раз в жизни я сожалею, что оказался дьявольски почтительным. До свидания, Каролина. – Он развернул лошадь и ускакал.

Каролина наконец поняла, как мало знала этого человека, хотя в одном она не сомневалась: если бы Пирс смог, то разрезал бы Сойера на кусочки, а пока явно намеревался попортить ему лицо. Она медленно ехала к конюшне, мысли у нее путались, но одна была предельно четкой: она – миссис Сойер Дэй. Он любил ее, обладал ею, остался ее мужем. Особую радость у нее вызывало то, что Сойер проявлял гораздо больше заботы о ней, чем признавался себе. Даже в Техасе. Каролина улыбнулась, глубоко вздохнула и подумала, что небо еще никогда не было таким синим, воздух таким свежим, а будущее таким светлым. Сойер. Как только она могла думать, что влюблена в Пирса?

Она соскочила с лошади, бросила поводья груму и заторопилась в дом, но не успела она перешагнуть порог, как из своей комнаты высунулась Лори.

– Быстрее иди сюда! – прошептала она. Каролину охватило тягостное предчувствие.

– Случилось ужасное! – воскликнула кузина, захлопывая за нею дверь.

– Объясни, в чем дело.

– Слава Богу, ты дома! – Лори схватила ее за руку; – Джастин убил Мейсона!

Глава 30

– Что?

– Это был кошмар! Мы катались в парке, там нас увидел Мейсон, начал избивать Джастина хлыстом, а когда Джастин выволок его из коляски, он достал оружие. Джастин бросился на него, они начали драться, раздался выстрел, и Мейсон упал мертвым.

– О нет! – простонала Каролина, – Где Джастин?

– Он не сумел найти мистера Дэя и теперь прячется.

– Где?

– В заброшенном доме на окраине. Папа еще ничего не знает, но когда узнает… – Лори зарыдала.

– Успокойся, я немедленно еду к Сойеру. Где ты должна сейчас быть?

– У мисс Карсон, на уроке музыки.

– Вот туда и отправляйся. Делай вид, что ничего не произошло. Ни слова о Джастине или о Мейсоне.

– Может, надо сказать, что Джастнн не виноват, а драку начал Мейсон?

– Это всегда успеется. Скажи мисс Карсон., что опоздала потому… Сама придумаешь. И вытри глаза.

– С Джастином ничего не случится?

– Будем надеяться. Поторопись!

Каролина бросилась обратно к конюшне, замирая от страха, что может не успеть – вдруг Сойер куда-нибудь уедет и она не сумеет его найти. Она торопливо впрягла в двуколку первую попавшуюся лошадь и выехала на улицу, стараясь не нестись сломя голову, чтобы не привлекать внимания.

Ей открыл дворецкий.

– Доброе утро, мэм.

– Мистер Дэй у себя? Мне нужно его видеть.

– Да, мэм. Проходите.

– Каролина, это ты? – раздался из глубины дома голос Сойера.

Каролина с облегчением бросилась к нему.

– Идем в гостиную, – весело продолжил он. – Что случилось?

– Джастин и Мейсон подрались. Мейсон убит.

– Где Джастин? – Уверенный голос Сойера моментально успокоил девушку.

– Он прячется в заброшенном доме на окраине. Там уже много лет никто не живет. Что нам делать?

– Я этим займусь, а ты поезжай домой и оставайся с Лори. – Он позвонил в колокольчик, приказал дворецкому оседлать лошадь и, когда тот вышел, продолжил: – Я посажу Джастина на первый же пароход и отправлю в Техас. Вряд ли они там до него доберутся. Теперь объясни, где он прячется.

Как и много лет назад, Сойер в трудной ситуации хладнокровно брал заботы на себя. Каролина, пожалуй, впервые по-настоящему разглядела его. Волосы еще спутаны, ворот рубашки небрежно расстегнут, открывая загорелую шею. Она вспомнила его нагое тело, и во рту сразу пересохло.

– Каролина?

– Что?

– Где сейчас твои мысли?

– У речного обрыва, – призналась она. Сойер быстро, но крепко поцеловал ее в губы.

– Я бы хотел целовать тебя до конца дня, но Джастин сейчас в опасности. – И когда они уже шли к двери, спросил: – Как у тебя закончилось с Пирсом?

– Он не особенно переживал, хотя завтра наверняка будет жаждать твоей крови.

– Да, большинство мужчин становятся кровожадными, если собираются кого-нибудь прикончить.

– Сойер, я не переживу, если с тобой что-нибудь случится.

– Все будет в порядке. Я не собираюсь убивать Пирса, если в этом не возникнет необходимости.

Вернувшись домой, Каролина услышала сердитый голос дяди и поняла, что он узнал про Мсйсона. Раздавшийся затем пронзительный крик заставил ее кинуться в библиотеку.

– Не надо, папа!

Звук пощечины, снова крик Лори и яростный рев Дэниела.

– Чертовы техасцы! Этот малый – полукровка и твой кузен! У вас одна кровь, Лори! Мейсон был настоящим благородным южанином. Это все из-за Каролины! Взяли на свою голову сироту с замашками шлюхи!

Каролина открыла дверь библиотеки, и Дэниел резко обернулся. Лицо налито кровью, шея пошла красными пятнами. Девушка невольно сжала кулаки, поскольку у дяди был такой вид, словно он хотел броситься на нее.

– Ты!

– Я не заслужила таких слов, – спокойно произнесла Каролина, хотя сердце у нее разрывалось, когда она увидела рыдающую Лори и хлыст на столе.

– Иди к себе, Лори. Я разберусь с тобой позже. – Та выскочила из библиотеки. – Закрой дверь.

Каролина выполнила приказание.

– Значит, вы уже слышали про Мейсона.

– Да, слышал! Я узнал об этом, потому что Пирс приехал на ипподром. Он рассказал мне про Мейсона. И про тебя.

– Не вздумайте меня ударить, – предупредила Каролина, глядя ему в глаза.

– Я твой опекун и, если захочу, могу избить тебя хоть до полусмерти, ясно?

Удар отбросил ее от Бренданa, а взрыв боли породил гнев. Тряхнув головой, чтобы прийти в себя, девушка отбежала за стол.

– Шлюха! Мне следовало хорошенько подумать, прежде чем взять тебя в свой дом. Ты погубила надежды Лори и собственную жизнь!

– Вы знаете, что Мейсон наводил на нее ужас, – возразила Каролина, прикидывая, как выбраться из библиотеки, и машинально вытирая кровь с разбитых губ.

– Мейсон стал бы замечательным мужем, а она богатой женщиной. Пирс дал бы тебе все, о чем мечтают сотни женщин. Завтра утром он убьет техасца, и что ты будешь делать? Отвечай! – Дэниел грохнул кулаком о стол, заставив девушку подскочить. – Что будешь делать, когда его зарежут?

– Надеюсь, этого не случится, – ответила Каролина, решив, что если проскочит мимо дяди, то сумеет выскочить в коридор.

– После обеда покинешь этот дом, оставив тут всю одежду, которую я тебе столь щедро покупал. Уйдешь в том же, в чем пришла сюда, а если тебе придется торговать собой ради куска хлеба, это дело твое. К нашей родне ты больше не принадлежишь.

Несмотря на страх и гнев, Каролина вдруг почувствовала к нему жалость.

– До последнего времени вы были очень добры ко мне. Я не сделала ничего предосудительного, только сказала Пирсу, что не могу выйти за него замуж. Это не должно причинять боль ни вам, ни тете Матильде.

– Не называй ее тетей! А с сегодняшнего дня и я не твой дядя!

Увидев, что он приготовился схватить ее, Каролина обошла стол, метнулась к двери, но хлыст ожег ей плечо и она упала на пол, закричав от жуткой боли. Краем глаза девушка увидела, как дядя снова замахнулся. Вместо того чтобы сжаться в ожидании следующего удара, она вскочила, одним прыжком оказалась у окна, схватила ближайший стул и изо всех сил швырнула его в раму. Дэниел что-то вопил ей вслед, но она уже прыгнула наружу, порезав о стекло руки. Каролина неслась к речному обрыву, на ходу соображая, что делать. К Сойеру бежать не имело смысла, на лошади дядя окажется там раньше нее. Он может вызвать шерифа, который обязан ему своей должностью и сделает все, чтобы вернуть ее к Брендонам.

На краю обрыва Каролина наконец остановилась, немного перевела дух и начала осторожно спускаться, хватаясь руками за торчавшие корни. Внизу уже собрались зеваки, но ей было не до них. Единственное, что сейчас имело значение, – так это время. Каролина спрыгнула на землю и побежала к двухэтажному строению с вывеской “У Глории”.

Ловя ртом воздух, она ворвалась в гостиную, где сидели три женщины разной степени раздетости, которые в другое время шокировали бы ее.

– Помогите мне! – взмолилась Каролина. Первой заговорила черноволосая.

– Ты, похоже, малость не в себе, дорогая. Только сумасшедший будет слезать с этого обрыва.

– Может, ей работа нужна – предположила другая, и все трое засмеялись.

– Пожалуйста, мне нужна ваша помощь.

– Я как-то видела тебя на улице рябом с Пирсом Лепрестоном. Вот у него и проси помощи.

– Что тебе нужно?

Каролина обернулась и увидела высокую ярко-рыжую женщину в зеленом платье, которая оценивающе смотрела на нее.

– Я Каролина Брендон Дэй и пытаюсь спрятаться от моего дяди Дэниела Брендона. Мой муж – Сойер Дэй.

– Иди за мной.

Они прошли в элегантную маленькую гостиную, и женщина плотно закрыла за собой дверь.

– Меня зовут Глория. Садись и расскажи, что случилось. Вот чистая тряпка, вытри кровь на руках. Это твой дядя постарался.

– Нет. Я сама порезалась, когда выпрыгивала в окно. Я бросила в него стул и выбила стекло.

Каролина быстро рассказала о случившемся, упомянув, что Джастин Брендон – ее племянник и здесь вместе с Сойером.

– Джастин – техасец?

– Да, мэм.

– А кто тебя ударил?

– Дядя. Если вы кого-нибудь пошлете к Сойеру и сообщите ему, где я нахожусь, я заплачу сколько пожелаете.

– Ты доставишь мне кучу неприятностей, если я тебя спрячу. В этих краях Дэниел Брендон – могущественный человек. Как и семейство Лебрестонов.

– Пожалуйста, Сойер вам хорошо заплатит. Глория вдруг улыбнулась.

– Одного слугу я отправлю в салуны, а второго – к нему домой. Где-то мы его обязательно найдем. А пока располагайся и будь как дома.

– Я не хочу занимать вашу комнату.

– Это же ненадолго, вдруг тебя придется быстро прятать. Не приведи Господь, конечно.

– Спасибо! Даже не могу высказать, как я вам благодарна.

– Оставь, дорогая. У женщины обычно меньше шансов, чем у мужчины, иногда нам требуется хоть какое-то преимущество. Моя спальня за этой дверью, там найдешь кувшин с чистой водой. Умойся, промой порезы.

Глория вышла, а девушка бессильно откинулась на спинку кресла и закрыла глаза, молясь, чтобы Джастин успел бежать: если его поймают, пощады ему не будет. Вернуться в дом Брендонов за вещами или попрощаться с Лори она не могла. Тряхнув головой, Каролина выпрямилась и оглядела комнату. Палисандровая мебель, узорчатый ковер на полу, темно-зеленые бархатные кресла на первый взгляд казались слишком яркими, по оставляли приятное впечатление. В спальне девушка постояла возле большой кровати, застеленной голубым бархатным покрывалом, стулья тоже были с голубой обивкой. В углах стояла пара изящных сундучков красного дерева. Увидев на высоком мраморном столике кувшин с водой, Каролина занялась своими ранами. Щека и подбородок опухли, нижняя губа разбита.

Час спустя в комнату вошел Сойер, плотно затворил дверь и схватил Каролину за плечи.

– Дьявол! Кто тебя ударил? Брендон?

– Да, но со мной все в порядке. – Она крепко обняла его. – Пирс рассказал ему о нашей расторгнутой помолвке и о смерти Мейсона. Дядя просто обезумел от ярости, приказал мне сегодня же покинуть его дом и оставить все свои вещи. Потом хотел избить меня, но я убежала.

– Слава Богу. Я с удовольствием дал бы ему попробовать его собственное лекарство! А это что за порезы?

– Порезалась, когда убегала от него. Где Джастин?

– Как ты умудрилась порезаться?

– Он собирался избить меня хлыстом, я швырнула в окно стул и порезалась, когда выбиралась наружу.

– Я покажу ему… – взъярился Сойер.

– Не надо, я больше туда не вернусь и не хочу, чтобы еще ты пострадал. Теперь скажи, как Джастин.

– Он не хочет уезжать без Лори, поэтому я обещал привезти Лори в Техас, если она согласится.

– Это будет здорово!

– Возможно, но только противозаконно, – сухо ответил Сойер. – К тому же она может отказаться. Мейсон умер, а отец ее из дома не выгонит.

– Она согласится, потому что безумно влюблена в Джастина.

– Очень уж она молода. Что ей известно о любви?

– Она старше, чем я была несколько лет назад. Сойер улыбнулся и ласково погладил ее по щеке.

– Если она захочет, мы ее заберем с собой. Джастину я дал коня, велел ехать вниз по реке, перебраться на другой берег и скакать в Луизиану, где его вряд ли будут искать. Я сказал, чтобы он там не задерживался и ждал нас в Новом Орлеане. Все мои планы коту под хвост, – усмехнулся он. – Теперь осталось переговорить с Лори.

– Это невозможно! Дядя не позволит, а если ты проникнешь в дом без его разрешения, он тебя арестует. Или застрелит на месте.

– Я обещал Джастину. Не волнуйся, я буду осторожен, – твердо закончил Сойер.

– Я не могу переехать к тебе: он же мой опекун и, наверное, отправил за мной полицейских.

– Ты моя жена, следовательно, за тебя отвечаю я и только я. У меня ты будешь в безопасности. О Брендонах не думай: все, что ты у них оставила, я тебе возмещу в избытке. Не желаю больше видеть рядом с тобой Дэниела Брендона.

– Сойер, только не делай ему ничего, мне его жалко.

– Жалко?

– Да. Ведь он может потерять Лори.

– Ты великодушна, Каролина, но я не обещаю, что буду держать руки по швам, если мы встретимся. У меня нет ни капли сочувствия к человеку, который избил бы тебя до полусмерти или выкинул на улицу.

– Пожалуйста, оставь его в покое. Комната Лори…

– …в восточном крыле. Я залезу на дуб и оттуда в ее окно. – Сойер огляделся в поисках стола, бумаги и ручки с чернилами. – Напиши доверенность, чтобы мы забрали из банка твои деньги. Глория сказала, что можно выйти через заднюю дверь. Так безопаснее.

– Я хочу ее поблагодарить. Она была очень ко мне добра.

– Я с ней расплатился, и, уверяю тебя, более чем щедро. Почему ты бросилась в это непристойное заведение?

– Я знала, что дядя скорее всего пойдет к тебе или к моим друзьям, а уж в заведении Глории он меня искать не будет.

– Да, только все местные болтают о том, как ты спускалась по обрыву. Ты привлекла бы меньше внимания, если бы шла нагишом по центральной улице.

– Ты уверен, что тогда бы мне уделили меньше внимания? – поддразнила его Каролина, и он многозначительно хмыкнул. – А откуда ты знаешь, что все об этом говорят?

– Глория сказала, что к ней заходили мужчины. Все спрашивали про женщину, которую они видели спускающейся с обрыва и вошедшей к ней в дом. Их было довольно много.

– Значит, тут небезопасно?

– Да нет, в городе пока не знают. Решение, что и говорить, просто блестящее, но я не удивляюсь, ибо в трудных ситуациях ты никогда не теряла голову.

Они вышли через заднюю дверь, и Сойер подсадил ее в свою двуколку.

– Не беспокойся, кучер получил нужные указания. Брендон тебя и пальцем не тронет. – Обняв, он быстро ее поцеловал.

– Будь осторожен. Когда я сбежала, дядя ревел от ярости.

– Буду, не волнуйся.

В ожидании Сойера она исходила всю гостиную, пока наконец не услышала его шаги. Он стал о чем-то говорить с дворецким, а Каролина распахнула дверь и увидела рядом с Сойером заплаканную кузину.

Лори судорожно обняла Каролину.

– Я уезжаю с вами! Я так боюсь, что Джастин не сможет вернуться за мной!

– Едем немедленно. Брендон отправил своих людей прочесывать местность.

– Вы действительно хотите взять меня с собой? – спросила Лори. – Я могу поехать одна. Как Каролина.

– Нет, не можешь, – ответил Сойер. – К тому же я обещал Джастину привезти тебя к нему, если ты захочешь. Теперь…

– Каролина, если нас поймают, Сойеру не поздоровится.

– Он знает, что делает.

– Дамы, или вы продолжите разговор в экипаже, или вам не о чем будет спорить. Чем дольше мы здесь сидим, тем меньше у нас шансов.

– А как же наши вещи? – спросила Каролина.

– Самое необходимое уложено. Мой поверенный выставил дом на продажу, а с собой я почти ничего и не привез.

– А вещи Лори?

– Придется оставить. – Сойер взял девушек за руки. – Идем, пока есть такая возможность. Мы поедем по главной дороге, поскольку они уверены, что мы изберем другой путь. В Виксбурге сядем на пароход и отправимся в Новый Орлеан.

– Во всем этом есть и хорошее. Завтра утром ты не будешь драться с Пирсом на дуэли.

Сойер криво усмехнулся:

– И теперь слово Натчез всегда будет означать, что я трус.

– Кто тебя знает, никогда этому не поверит, а разговоры меня не волнуют. – резко возразила Каролина. – Я не хочу, чтобы вы с Пирсом пострадали.

– Каролина, у тебя мягкое сердце. И не только сердце, а еще и другие места, – вполголоса ответил Сойер.

– Тебя могут услышать!

– И узнают, что я влюблен в собственную жену?

Она улыбнулась и нежно погладила его по щеке. Ей ужасно хотелось вновь оказаться в его объятиях.

Он помог девушкам сесть в двуколку, махнул рукой кучеру и вскочил на коня.

В пути Каролина все время глядела на подарок мужа. Она возвращалась домой, в Техас, но при мысли о ранчо невольно вздрогнула. Кейн. От него покоя не будет. Потом она вспомнила утреннюю встречу с Сойером. Когда он рядом, даже Техас кажется замечательным.

В Виксберге они сели на пароход, и напряжение стало потихоньку спадать. Лори сияла от радости, а у Каролины от счастья кружилась голова. Сегодня вечером они будут в Новом Орлеане!

Глава 31

Джастин ждал их в гостинице, которую назвал ему Сойер. Час спустя они уже были свидетелями на обручении Лори и Джастина, поцеловали их на прощание и отправили пароходом в Галвестон.

– Теперь вернемся в гостиницу и ближайшие две недели проведем наедине.

– Поэтому ты настаивал на их сегодняшнем отъезде?

– Нет, – серьезно возразил Сойер. – В Техасе безопаснее. Надеюсь, Лори никогда не пожалеет о своем решении.

– Не пожалеет. Она с ума сходит по Джастину, так же как… Пароходный гудок заглушил слова, и тогда Каролина просто обняла мужа, который понес ее к нанятому экипажу.

В номере, пока Сойер расплачивался за шампанское, Каролина ходила по роскошным апартаментам, разглядывая обитую вишневым бархатом резную мебель из красного дерева. К своему удовольствию, она обнаружила комнату с медной ванной, из которой шел пар. Наконец она вышла на балкон, нависающий над улицей, и вскоре к ней присоединился Сойер.

– Здесь очень красиво!

– Да, все радует глаз, – согласился он и, подхватив ее на руки, внес в спальню.

– Там вода стынет.

– Я велел подготовить все к нашему возвращению. Не пора ли искупаться, миссис Дэй?

– Я первая? Сойер, у меня нет красивых платьев, чтобы понравиться тебе.

Он начал расстегивать на ней зеленый костюм для верховой езды, не забыв поцеловать обнаженную шею, а Каролина любовалась его мужественным лицом и с удовольствием перебирала каштановые волосы.

– Полагаешь, тебе придется надевать купленные платья? Вместо ответа она принялась освобождать его от рубашки, провела ладонями по груди и, подняв глаза, встретила страстный взгляд мужа.

– Каролина, женщина с твоей фигурой не должна затягиваться в корсет. Я непременно его сожгу, когда вернемся на ранчо.

– И я стану немодной, – весело заявила она.

– Лучше повернись, дан мне расшнуровать эту отвратительную вещь.

По ходу дела он несколько раз поцеловал ее в затылок, потом нагие плечи. Вскоре в общую кучу полетело се нижнее белье: чулки, туфли, затем сапоги и одежда Сойера.

– Теперь можно принять ванну.

– Вдвоем? Я не могу, это неприлично.

– Это прекрасно, – ухмыльнулся Сойер, опускаясь вместо с нею в горячую воду.

Каролина обняла его за шею, а когда он притянул ее к себе, все протесты мигом испарились.

Они провели целую неделю в своих апартаментах. Еду им приносили в номер. Иногда они завтракали на рассвете, не вылезая из постели, иногда ужинали среди ночи на балконе.

– До нашего отъезда я хочу показать тебе город, – заявил Сойер в первое утро следующей недели. – Заодно купим все необходимое.

– Я люблю тебя, – замирая от счастья, прошептала Каролина.

Час спустя, все еще держа ее в объятиях, Сойер наконец изрек:

– Наверное, пора одеться и немного пройтись.

– Да, а то я уже решила, что мы проведем здесь остаток жизни.

– Женщина, так долго я не протяну! – ухмыльнулся он. – Еще месяц – и силы мои иссякнут.

– Месяц! Ты достаточно силен, чтобы продержаться дольше месяца, – ответила Каролина, поглаживая его бицепсы.

Опустив руку ей на ягодицы, Сойер вдруг ощутил маленький шрам.

– Чем ты занималась, Каролина? Сидела на кактусе?

– Угу.

Он приподнялся на локте и внимательно посмотрел на жену. Испугавшись, она начала страстно его целовать, повалила на кровать, уселась прямо на него, и шрам был забыт. Однако ненадолго.

Позже, когда она нежилась в его объятиях, Сойер перевернул ее на спину, мягко прижал к постели и посмотрел прямо в глаза.

– Как все-таки он появился? Если ты врешь, у тебя бывает ужасно виноватый вид.

– Я не хочу говорить, потому что ты ужасно рассердишься, а когда ты вне себя, то можешь такого натворить…

– Черт возьми, откуда у тебя шрам?

– Кейн Хатфилд.

Сойер аж побелел, губы у него свело хищной судорогой, во взгляде появилось такое бешенство, что Каролина всерьез перепугалась.

– Пожалуйста, ничего ему не делай!

– Я его убью, – тихо сказал он.

– Все это было очень давно. Если бы я напоролась на колючку или…

– Чтоб он сдох, ублюдок! Что он собирался с тобой сделать? Разрезать на куски?

– Сойер, – умоляюще произнесла Каролина, ужасаясь еще больше, ибо ни разу не видела мужа таким взбешенным.

– Зачем он это сделал?

– Я больше не хочу об этом говорить: боюсь, ты его разыщешь и убьешь.

– Насчет “разыщешь” ты чертовски права! Господи, Каролина, я даже не представлял, на что тебя обрекаю после своего отъезда. Прости меня. Оставлять на ранчо шестнадцатилетнюю девчонку – большую глупость трудно придумать! – Сойер зарылся лицом в ее волосы.

– Все в прошлом. Я самая счастливая женщина на свете и не хочу, чтобы ты опять дрался с Кейном.

– Зачем он это сделал? – повторил Сойер. – Это получилось случайно во время борьбы?

– Мне не хочется отвечать. Чем больше ты узнаешь, тем сильнее рассердишься.

– Я же все равно узнаю, и мы все равно с Кейном столкнемся, тем более что он зарится на наши земли. Если ублюдок поклялся разобраться с тобой за то, что ты прострелила ему ногу, можешь поверить, он ничего не забыл. Теперь скажи мне, как было дело.

Она опустила глаза, не в силах больше видеть гнев Сойера.

– Он хотел поставить свое клеймо, чтобы сбить с меня спесь. Теперь ты все знаешь… и бесишься, забыв, как мы только что были счастливы.

Он вдруг улыбнулся.

– Я займусь Кейном, а сейчас у нас есть дела поважнее. – Сойер повернулся к ней, но она успела отскочить в сторону.

– Кто-то обещал мне показать Новый Орлеан. Я правда хочу посмотреть город и купить что-нибудь из одежды. У меня уже нет сил ходить в костюме для верховой езды.

– А я бы вообще не разрешил тебе ничего надевать, – серьезно заявил Сойер. Он лег на живот, с интересом наблюдая, как она подбирает свою одежду. – Не вздумай напяливать этот чертов корсет.

– Ты ничего не понимаешь в моде, дорогой, – улыбнулась Каролина.

Он спрыгнул с кровати, отобрал у нее корсет и вытащил нож.

– Сойер Дэй, немедленно верните!

Тот хохотнул, и через полминуты корсет оказался в ее руках, но со срезанными шнурами.

– Я же сказал, что эта дурацкая штука тебе ни к чему.

– Он мне нужен! – закричала Каролина. – Это модно, я выгляжу в нем красивее, и вообще… – Она расхохоталась. – Иди к черту, Сойер! Мне никогда тебя не переубедить!

– Согласен, дорогая. Я же не виноват, что кое у кого такая талия. Надевай свой костюм, мы едем за покупками.

Город очень понравился Каролине, особенно балконные решетки и кружевные ограды у домов. Не обращая внимания на протесты жены, Сойер накупил ей больше одежды, чем осталось в Натчезе. Обновил он и свой гардероб; в результате пришлось даже приобрести несколько дорожных сундуков.

Последнюю ночь они провели в своем номере.

– Пора уезжать. Скоро надо клеймить стадо, я должен быть на месте, хотя и оставил там надежного человека. Честно говоря, я не собирался уезжать так надолго.

– Снова повезешь бычков на север?

– В этом году нет. В Канзасе сейчас трудные времена; говорят, в Канзас-Сити лопнуло несколько банков, а это финансовый центр мясного рынка. По слухам, бычки там идут сейчас в розницу от двух до трех центов за фунт.

– Сойер, ты разоришься.

– Не разорюсь. Я повел дело с размахом, за три года поголовье утроится, а к тому времени цены снова поднимутся.

– Твоей уверенности в будущее можно лишь позавидовать. Губернатором все еще Пинз? – спросила Каролина, вспомнив о военном коменданте Техаса, которого назначил генерал Шеридан.

– На последних выборах победил республиканец Эдмунд Дэвис. Государственный налог теперь два доллара с каждой сотни долларов собственности, а когда ты приехала, было пятнадцать центов.

– Тебе не нравится Дэвис?

– Нет. В его подчинении вся полиция штата, которая даст ему такую власть, что он может ввести, если захочет, военное положение. Хотя он сделал и много хорошего. Укрепил границу, предложил свой, правда, весьма спорный, план организации бесплатных средних школ в Техасе. Но думаю, он проиграет. Во всяком случае, я на это надеюсь.

– У тебя большое стадо?

– Приличное, – уклончиво ответил Сойер, желая удивить Каролину по возвращении домой. – Пока Джастин не отстроит свой дом, они могут пожить у нас.

– Мы будем жить в одной комнате?

– Нет! – засмеялся он. – У меня не одна спальня. И я рассчитываю на кучу детей, мальчиков и девочек с большими зелеными глазами. – Сойер загасил сигару и встал с кровати, чтобы налить вина. – Было бы здорово. Но не так легко, как в Натчеэе или с Пирсом…

Каролина закрыла ему ладонью рот.

– Там будешь ты, а остальное не важно, поверь. Только не лезь туда, где тебя могут убить.

– Попытаюсь. Да, пока ты примеряла наряды, я успел купить тебе подарок.

– Сойер, ты уже завалил меня подарками.

– Вот. – Пошарив под кроватью, он положил ей на живот футляр, где оказалось великолепное изумрудно-бриллиантовое колье.

– Сойер, ты ненормальный! Сколько же денег ты на меня истратил?

– Не считал. Наконец ты верить, что я люблю тебя всем сердцем? – Он подал ей украшение.

– Оно великолепно! Где я буду носить его в Техасе?

– Наденешь, когда мы поедем в Сан-Антонио, Денвер, Новый Орлеан. Или ложась в постель, как сейчас. Ты всегда думала, что я больше всего на свете люблю золото. Теперь узнала меня получше.

– Но так и было. Ты не можешь этого отрицать.

– Возможно, золото нравилось больше девчонки, которая липла ко мне, как черная патока, и досаждала бесконечными вопросами.

Каролина провела ладонью по его груди.

– Разве ты не рад, что я попросила тебя жениться на мне?

– Еще как рад! – сказал он, покрывая ее поцелуями.

Из Галвестона они отправились дилижансом до Сан-Антонио, где провели еще неделю вместе с сияющей Лори и счастливым Джастином. Там Сойер не терял времени, купив для ранчо новых бычков и лошадей, а Каролина подобрала мебель, включая пианино из розового дерева. Домой они поехали в новых фургонах. Лишь теперь Каролина поняла, что дела у мужа идут хорошо и что он, должно быть, привез из Калифорнии немало золота.

За милю до ранчо Сойер пересадил жену из фургона к себе на лошадь. Она ехала, обхватив его руками за пояс и прижимаясь щекой к уже такой родной спине.

– Ты построил дом совсем в другом месте.

– Да, на тех землях, которые ты мне подарила к свадьбе, помнишь?

– Еще бы! Иначе ты никогда бы на мне не женился.

– Держись крепче.

Оставив фургон далеко позади, они поднялись на вершину холма, откуда Каролина увидела длинный одноэтажный дом с покатой крышей и крытой галереей по всему периметру, барак для рабочих, приличных размеров конюшню, кораль и еще несколько сараев.

– Сойер! За такое короткое время ты столько построил! Он смотрел на нее, и его серые глаза радостно блестели.

– Я торопился в Натчез. Выследить Ната Сандсрсона заняло больше времени, чем я полагал. Мне кажется, я всегда хотел, чтобы ты жила именно здесь. Это твой дом, Каролина.

– Ты не представляешь, как сильно я тебя люблю, – прошептала она.

Он поцеловал ее в ответ и, взяв на руки, понес к ранчо. В доме Каролина с удивлением оглядела большую комнату с натертым до блеска полом, мохнатый толстый ковер перед камином, обитую кожей деревянную мебель, керосиновые лампы.

– Просто чудо!

– Мебели еще добавится, – радостно заметил он, снова подхватил ее на руки и внес в другую комнату. – Это наша спальня.

Комната оказалась просторной, с широкими окнами, выходящими в сад. Каролине поправились и кровать, и огромный шкаф, и кресло-качалка, и написанная маслом картина, изображающая скачущую лошадь с развевающейся гривой. Но самым заманчивым было то, что все это принадлежало им с Сойером.

– Мне так здесь нравится.

– Посмотри, какая у нас кровать. – Сойер закрыл дверь и вопросительно посмотрел на жену.

– Я вся в пыли.

– Неужели? – поинтересовался он и начал стаскивать сапоги.

– Сойер, мне нужно помыться.

– А по-моему, ты совсем не грязная. Дай-ка я посмотрю на тебя поближе. – Он усадил ее к себе на колени, и оба вдруг засмеялись.

– Добро пожаловать домой, миссис Дэй, – уже серьезно произнес он.

– Сойер, – прошептала она, тая в его объятиях.

Первые две недели были полной идиллией. Лори, жившая в их доме, составляла Каролине компанию. Обедали супруги вместе с Джастином и Лори, но лучшее время наступало после ужина, когда можно было наконец уйти в спальню.

Беда поджидала Каролину в Раскине, куда они впервые после возвращения отправились за покупками. Сойер ушел к маркитанту и колесному мастеру, а Каролина с Лори заглянули в торговую лавку.

Выйдя на улицу, она вдруг услышала мужской голос, и день сразу померк.

– Ну и ну, глядите, кто вернулся в Техас!

Она медленно повернула голову и увидела Кенна. Тот с ухмылкой оглядел ее голубое платье, словно хотел раздеть взглядом, но Каролина молча направилась к ожидавшей их коляске.

– Представь же меня своей подруге. – Кейн выплюнул сигару и преградил им путь.

– Лори, это Кейн Хатфилд. Это миссис Брендон, жена Джастина.

– Здравствуйте. – Он приподнял шляпу, не спуская глаз с Каролины. – Значит, ты со своим мужем вернулась назад. Полагаю, он уже видел мое клеймо у тебя на заднице.

– Каролина… – начала Лори.

– Стой, где стоишь, – холодно бросил Кейн девушке и продолжал: – Вижу, спеси у тебя не убавилось, но скоро ты исправишься. Свои обещания я всегда выполняю.

В следующий момент кулак Сойера чуть не свалил его с ног. За первым ударом тут же последовал второй, за ним еще один. Кейн пятился от врага, пока не нащупал револьвер, но, прежде чем успел выхватить его, Сойер уже держал в руке свой шестизарядник.

– Уйди с дороги, Кейн, и никогда больше не надоедай моей жене. – Он сделал знак женщинам садиться в экипаж.

Потом, держа Кейна на прицеле, влез следом и тронул с места. Каролина обернулась, чтобы убедиться, что мерзавец не выстрелит в спину, но тот даже не вытащил “кольт”, лишь отряхнул шляпой пыль с брюк и вернулся в салун.

– Где Джастин? – спросила она.

– Или в скобяной лавке, или у колесного мастера. Нужно заехать за ним.

Поскольку в лавке юноши не было, Сойер молча покатил к большой конюшне на западной окраине городка и въехал в раскрытые настежь ворота. Он знал, что теперь неприятностей не избежать; не надо было связываться с Кейном – тот наверняка приехал со своими людьми.

Джастин и Мортон Юбенкс, колесный мастер, которому принадлежала конюшня, прервали разговор, увидев подъехавшего Сойера.

– Пошли. Мы уезжаем домой.

– Я покупаю лошадь…

– Потом! – рявкнул Сойер.

Но тут в конюшню въехали два всадника.

– Не двигайтесь с места. Поднимите руки, не то женщины первыми получат по пуле.

Глава 32

– Сгинь отсюда, Мортон, – сказал один, и колесный мастер суетливо юркнул за угол, ибо появились еще двое всадников. Сойера прошиб пот. Бандиты Кейна были отпетыми негодяями, но эти четверо выглядели еще хуже.

– Вылезай из повозки. А ты, сопляк, встань туда. – Джастин вспыхнул от гнева. – Теперь бросьте оружие на землю. Одной рукой!

Сойер расстегнул портупею, которая упала ему под ноги. Джастин проделал то же самое. Потом оба подняли руки. Внезапно на них накинули лассо и крепко затянули.

– Не надо! – закричала Каролина, зная, что за этим последует.

Всадники расхохотались.

– Давайте прокатим их, ребята!

– А я прихвачу эту кобылку!

Один из бандитов схватил Лори и закинул к себе на лошадь, остальные пришпорили коней и поволокли за собой упавших пленников.

Крики Лори разрывали Каролине сердце, но она уже выскочила на улицу и мчалась к салуну с единственной надеждой, что кто-то из людей Сойера еще остался в городе.

– Джеб, Билли, Харпер! – крикнула она, заметив у стойки троих работников. – Они схватили Сойера, Джастина и Лори! Они тащат их…

Договорить она не успела. Мужчины уже прыгнули на лошадей и ускакали на помощь. Каролина побежала в конюшню.

– Миссис Дэй, я ничего не мог сделать, – промямлил уже вернувшийся колесник. Однако та уже вскочила в двуколку и с грохотом выкатила на улицу.

Она без труда отыскала нужный след, вскоре услышала выстрелы, а потом издали увидела, что несколько человек скачут прочь, а другие спешиваются и наклоняются над двумя неподвижными телами.

Каролина бросилась к окровавленному мужу, который уже с трудом вставал на ноги. Она хотела обнять его, но замерла, опасаясь сделать ему больно, и посмотрела на рыдающую кузину.

– Джастин?

– Без сознания, – ответил Сойер, привлекая к себе жену.

– Что они с вами сделали? Твой нос…

– Били ногами. Джастин пострадал больше моего, но жив.

– Господи! Этот проклятый Кейн!

– Он у меня еще попляшет, – тихо ответил Сойер, и она похолодела. Значит, оба не успокоятся, пока один не убьет другого. – Уведи Лори. Она перепугана до смерти. Ребята подоспели вовремя, чтобы уберечь ее от худшего.

Каролина ласково обняла девушку, и тут Джастин со стоном пошевелился.

– Отнесите его в повозку, – распорядился Сойер.

Каролина помогла кузине встать и увидела, что та лихорадочно сжимает на груди платье, разорванное до пояса. Сойер подсадил ее в фургон, достал из-под сиденья плед, и Каролина закутала в него трясущуюся девушку.

– Ребята, спасибо за помощь. По такому случаю устроим сегодня праздничный обед. Пусть кто-нибудь съездит в город за доктором.

– Я съезжу, – кивнул Билли Додд, вскакивая в седло. Сойер, морщась от боли, потянулся за вожжами.

– Не надо, лучше я, ты отдохни, – сказала Каролина, но тут же умолкла, заметив ярость в глазах мужа.

Домой они ехали молча, пока Джастин не пришел в себя. Он посмотрел на Лори и дрожащим от ярости голосом выругался по-испански.

Сойер резко обернулся:

– Ты нужен своей жене. Ты нужен мне. Не вздумай искать встречи с Кейном в одиночку – или нам придется тебя хоронить.

Дома Каролина сразу отправилась на кухню, чтобы дать распоряжения слугам, а затем поспешила к мужу.

– Каролина, я не могу найти свой нож. Он тебе не попадался?

– Нет. Ты же его всегда носишь с собой.

– Пару дней назад он был здесь, а сейчас куда-то делся.

– Поищешь его позже. Давай я сначала промою тебе раны.

Через полчаса Сойер, обернувшись полотенцем, сидел в кресле и потягивал виски, пока Каролина собирала с пола окровавленную одежду.

– Надо было взять с собой больше людей.

– Не вини себя. Если бы я не встретила Кейна, ничего бы не случилось.

– Когда он в городе, жди беды. С ранчо без меня никуда не уезжай.

– Но ты не можешь всегда быть рядом.

– Тогда сиди на ранчо. Дело зашло слишком далеко, он становится все наглее, к тому же нанимает самых отъявленных подонков.

– Сойер, я думаю, у тебя сломан нос, – заплакала Каролина, и он ласково усадил ее к себе на колени. – Ты был такой красивый!

– С кривым носом ты меня уже не станешь любить? Обняв его за шею, она разрыдалась. Сойер успокаивающе похлопал ее по спине.

– Каролина, не надо рыдать, я в порядке.

– Ты прав, мне нужно было тогда пристрелить Кейна.

– Он моя забота. Получается, дорогая, что я привез тебя обратно к насилию.

– Сойер Дэй, разве ты не знаешь, что я люблю тебя и лучше сгорю в адском пламени вместе с тобой…

– У меня губы разбиты, я не могу целовать тебя, – сказал он и провел руками по ее бедрам.

– Ты еще не оправился, – прошептала Каролина, благодаря Господа, что муж остался в живых.

– Вот и я о том же, – ответил Сойер.


Максимо вошел в спальню, и Фабиана смотрела, как он умывается с дороги.

– На улице чертовски жарко.

– Что случилось? Ты прямо рвешься в драку.

– Рвусь. Прошлой ночью Сойер и его люди проскакали по нашей земле, сломали нашу запруду.

– Почему именно Сойер? Это больше похоже на Кейна.

– Это был Сойер вместе с твоим сыном, – презрительно ответил Максимо, помахивая ножом. – Я нашел там нож Сойера.

– Почему ты решил, что с ним был Джастин? – Вот, – Максимо протянул ей кроличью лапу.

– Да мало ли мужчин носят на счастье кроличью лапку?

– Это были Сойер и Джастин. Если им охота подраться, то, черт побери, я доставлю им удовольствие.

– Тебе бы только драться. Я хочу в Сан-Антонио. Фабиана принялась зачесывать кверху свои роскошные черные волосы.

– С Сойером приехала Каролина.

– Каролина? – Гребень застыл в воздухе. – С Миссисипи?

– Да. Она стала чертовски красивой женщиной.

– Каролина Брендон – красавица? – лениво протянула Фабиана.

– Не понравилась новость, а? – засмеялся Максимо. – Да, она красавица. Я бы ее не узнал, не будь с ней Сойера.

– Наверно, одета по последней моде.

– Следом за ними вошел Джастин с женой, Лори Брендон. Она кузина Каролины.

Фабиана резко обернулась, и ее так тщательно зачесанные волосы рассыпались по плечам.

– Он женился на Брендон?

– Да.

– Он же ее двоюродный брат!

– Не мели чушь, он Торрес.

В голосе Максимо послышалась горечь. Он до сих пор испытывал боль оттого, что Джастин не его сын. Это отдалило его от мальчика, и он позволил ему уйти. Изменились также его отношения с Фабианой. В начале этого года он впервые не взял ее с собой в Сан-Антонио, тем не менее их любовная связь оставалась все такой же горячей и неистовой, хотя детей у них так и не было.

– Я ненавижу Сойера Дэя за то, что он увел у меня Джастина.

– Ты ненавидишь Сойера Дэя потому, что он оказался единственным мужчиной, который устоял перед твоими прелестями, – язвительно поправил ее Максимо.

Фабиана испепелила его взглядом и яростно принялась расчесывать волосы.

– Оставь меня в покое.

– Ты сама вынудила его уехать.

– Неправда, я люблю Джастина.

– Да что ты знаешь о любви?

– А ты, Максимо? У меня хотя бы есть сын, которого я люблю. А ты любил что-нибудь, кроме своих чертовых земель?

Он сгорал от желания схватить ее за плечи и трясти, трясти, трясти… Если он скажет, что до сих пор безумно влюблен в нее, она поднимет его на смех и превратит жизнь в еще больший ад.

– Может быть, я люблю землю. Но есть и еще кое-что. – Максимо рывком поднял ее со стула. – Я люблю твое греховное прекрасное тело.

– Тебе жара в голову ударила, Максимо, одна похоть на уме.

Тут в дверь постучали, и служанка сообщила о мистере Хатфилде.

– Какого черта ему нужно? – буркнул Максимо. – Скажи, что я сейчас выйду.

Кейн ждал его верхом на лошади в окружении шестерки своих головорезов.

– Мне нужно с тобой поговорить.

– Ну, заходи. Пусть твои люди идут на задний двор, Рита даст им холодной воды.

Максимо провел незваного гостя в кабинет, достал бутылку виски.

– Присаживайся. Хочешь выпить?

– Спасибо. – Кейн сел, бросив шляпу на стул. Максимо протянул ему стакан и устроился за письменным столом, гадая, что понадобилось от него человеку, с которым он находился в отнюдь не дружеских отношениях.

– Не стану отнимать у тебя время, – начал Кейн. – Мы как два паука, ткущие бесконечную паутину. Но если они соединят усилия, то добьются цели.

– Ты о чем?

– Сойер Дэй. Ты воюешь с ним, и я с ним воюю, однако порознь нам его не одолеть.

Максимо взболтнул янтарную жидкость в стакане, раздумывая над словами Кейна. Смысл в его предложении есть, только он ненавидел Кейна и его людей гораздо сильнее, чем Сойера.

Конечно, он хотел прибрать к рукам земли Сойера, к тому же до сих пор толком не знал, было у Фабианы что-нибудь с Сойером или нет, поэтому ничего к нему не имел. До сегодняшнего дня. И все равно Кейн – лгун, жулик, юбочник, отпетый негодяй. Максимо по-прежнему считал, что он убил Рамона. Правда, Кейн божился, что это не так, да кто ж ему поверит.

– Кто-то снес мою запруду, – хмуро сказал Максимо.

– Правда? Ты кого-нибудь подозреваешь?

Максимо изучающе глядел на Кейна, и у него было чувство, что Кейн ему врет.

– Конечно, это Сойер. Я хочу, чтобы он убрался отсюда к чертовой матери. Но если он уйдет, ты захочешь часть его земель.

– Если мы поделим его ранчо, то будем заняты до конца наших дней.

– Что ты предлагаешь?

– Можем выкрасть Каролину, и пусть он погоняется за нами.

– Если убить его, вдруг Каролина решит остаться. Один раз она уже пыталась, теперь ей может повезти больше.

– Каролиной займусь я.

– Только без лишней крови.

– Я не собираюсь ее убивать, она красивая женщина. Против этого Максимо спорить не мог. Красотой она под стать Фабиане и скорее всего не доставляет Сойеру неприятностей. Интересно, верны ли слухи, что Рамен умер, стараясь защитить Каролину, и она прострелила Кейну ногу?

– У тебя счеты с Каролиной? – спросил Максимо.

– Да вроде нет, – пожал плечами тот. – Просто она привлекательная женщина, а красивые женщины порой легко меняют свою привязанность, если найти к ним подход.

Максимо глядел ему в глаза, подозревая, что Кейн беззастенчиво врет. В таком случае все эти слухи не могут быть ложью, но Максимо не хотелось верить.

– Ладно, что было, то прошло. Надо жить будущим. Сойер мог уничтожить твои запасы воды.

– Ты хотел сказать – твои, – сухо возразил Максимо.

– Несколько месяцев назад так бы оно и было, – с улыбкой согласился Кейн. – Вернувшись с Миссисипи, он купил земли к северу от твоих на Ридж-крик – главном источнике воды для твоего ранчо.

– Правда?

– Конечно.

– Ты оставишь Каролину мне, – потребовал Максимо, испытывая отвращение от одной мысли, что она достанется Кейну.

– Хорошо, – на удивление легко согласился тот.

– Когда начнем?

– На следующей неделе, четвертого июля. Встретимся в городе на барбекю, там и уговоримся.

– Ранчо Сойера делим пополам.

– Договорились.

Они пожали друг другу руки, и Кейн ушел, припадая на хромую ногу. Максимо стоял на пороге и глядел ему вслед. Когда-то Хатфилд спал с Фабианой, но если бы он начал отстреливать всех, кого она соблазнила, то в Техасе не осталось бы мужчин. Его неудержимо потянуло в дом. За пять лет семейной жизни Максимо так и не насытился этой женщиной.

Фабиана даже не повернула головы в его сторону.

– Что понадобилось Кейну?

– Предлагал вместе бороться с Сойером.

– Не думаю, что вам обоим удастся с ним сладить, – ехидно заметила она.

– Как-нибудь сладим. Или заставим его пойти на сделку.

– Он не будет заключать никаких сделок.

– Возможно, ему придется.

– Есть очень простой способ избавиться от Сойера.

– Какой? – поинтересовался Максимо, стаскивая, рубашку и присаживаясь на кровать.

– Избавиться от Каролины.

– Да, мы с Кейном собираемся ее похитить; тогда Сойер полезет в драку, тут ему и конец.

– У мужчин одно насилие на уме. Ты взбесишь Сойера до умопомрачения, а случись что с Каролиной, он тебя возненавидит, и тогда вам не жить.

– Что ты предлагаешь?

– Я уже сказала. Они с Каролиной влюблены друг в друга, и если она подумает, что Сойер ей изменил, просто соберет чемоданы и уедет.

– И как же ты намерена заставить ее поверить в измену Сойера? – гневно спросил Максимо.

– Не злись. Если отбросить твою проклятую гордость, тебе ведь безразлично, поеду я или нет вечером к Сойеру, чтобы предложить ему себя.

– Это ложь! Только попробуй – и ты очень пожалеешь, Фабиана!

– Да, побои – твое излюбленное средство. Грубость, насилие, похоть – вот и все, что ты знаешь.

– Ты же сама меня к этому вынуждаешь, но я все равно хочу тебя.

Максимо притянул ее к себе, но она уперлась.

– Оставь меня в покое. Я только что привела себя в порядок и…

– И стала еще более желанной!

– К тому же ты грязный и потный. – Фабиана оттолкнула его.

Однако Максимо, схватив жену одной рукой за талию, другой начал задирать ей юбки. Летом она не носила чулок, которые стали входить в моду, и прикосновение к гладкой коже воспламенило его. Вскоре он почувствовал, что Фабиана обмякла, покорно раздвинула ноги, Максимо упал на пол, увлекая ее за собой, и погрузился в жаркое лоно. Тут она прекратила всякое сопротивление, и оба неистово предались любви.

– Фабиана! Моя женщина! – прошептал Максимо в момент высшего наслаждения, но тут же прикусил язык, не дав вырваться словам любви. Если бы она действительно была только его женщиной…

Час спустя Фабиана голой расхаживала по спальне, хотя на Максимо это особого впечатления не производило. Тело его насытилось, поэтому какое-то время он мог спокойно лицезреть ее прелести.

– Я должна поговорить с Каролиной. Нужно подтолкнутъ ее к отъезду, тогда забот на ранчо у Coйepa будет выше головы и его можно будет заставить пойти на мировую.

– Ты ненавидишь Сойера, верно?

Максимо растянулся на кровати, небрежно прикрывшись мягкой простыней.

– Сойер Дэй для меня – пустое место.

– Ах ты маленькая лгунья. Ты его ненавидишь, потому что не сумела его соблазнить. Я тебя насквозь вижу, Шабиана.

– Тогда занимайтесь с Кейном своим делом, но имейте о виду, что ищете неприятностей на свою голову.

– Если удастся выманить Сойера с ранчо, мы с ним справимся.

– Я слышала, он хранит у себя на ранчо несметное количество золота.

Вон как сразу глазки заблестели. Иди-ка сюда, – усмехнулся Максимо.

– Нет!

– Иди, дорогая. А об этом мы потолкуем по дороге в Сан-Антонио.

– Сан-Антонио! Ты берешь меня с собой?

– Я же сказал, иди сюда.

– О Максимо! Ты самый похотливый мужчина! – воскликнула Фабиана и, соблазнительно виляя бедрами, медленно подошла к нему. – Когда ты меня отвезешь в Сан-Антонио?

– Когда покончим с Сойером и поставим клейма на скот.

– Ты воюешь с Сойером уже много лет. Если опять ждать, мы никуда не поедем.

Он крепко ухватил ее за руку, заставив сесть рядом.

– Как насчет первого августа?

– Правда? Ты обещаешь?

– Неужели так хочется туда съездить? – усмехнулся Максимо.

– Ужасно хочется! Первого августа я сделаю тебя счастливейшим человеком на свете! – ответила Фабиана и сдернула с него простыню.

Через некоторое время, лежа рядом с ним в постели, она задумчиво повернулась к мужу.

– Ты никогда не признавался мне в любви. За все эти годы я ни разу этого от тебя не слышала.

– Дорогая, тот, кто тебя полюбит, до конца жизни окажется в твоей власти.

– Зато я буду его обожать.

– Нет, ты будешь его обожать, только если все будет делаться по-твоему. Иначе бедняге придется туго.

– Неправда, – возмутилась Фабиана, и на миг он почувствовал искушение поверить, хотя прекрасно знал, что она коварна и хитра: ей до смерти хочется в Сан-Антонио.

– Я люблю твое тело, как ты любишь мои деньги.

– Иногда ты вызываешь у меня отвращение, – поморщилась Фабиана, но в голосе слышалось нечто иное. – Значит, мы не поедем в Сан-Антонио, пока ты не разберешься с Сойером?

– Именно так.

– Четвертое июля уже близко. Я займусь Каролиной, а ты наблюдай, как падет строгий мужчина.

– Он спокойно обходился без нее.

– Видимо, они договорились подождать. Сначала он наладит хозяйство на ранчо, а затем приедет за ней на Миссисипи. Все это время других женщин у него не было.

– Ты-то откуда знаешь?

– Я не знаю, но в противном случае до меня дошли бы слухи.

– В общем-то Сойер неплохой парень, я не думал, что он способен на то, что сделал вчера ночью. И уж тем более не ожидал этого от Джастина.

Фабиана беспокойно пошевелилась.

– Уйма мужчин носит кроличьи лапки. Я уверена, та не его. Ладно очень скоро тебе не придется больше переживать из-за Сойера и Каролины.

* * *

Сердце у Каролины замерло от счастья, ведь она танцевала с мужем. Скрипачи наяривали вовсю, а певец громко выкрикивал: “Кружи свою милую подружку, кружи веселей…”

Сойер грациозно отплясывал, прекрасно чувствуя ритм. Веселился он от души, радостно кружил жену, не сводя с нее глаз, притопывал сапогами о дощатый помост.

Четвертое июля выдалось с самого утра солнечным и жарким. В воздухе соблазнительно пахло барбекю с острым соусом, золотистой кукурузой и сладкими пирогами, облитыми сиропом. На главной улице прошел красочный парад, затем все хором спели национальный гимн, послушали речи местных политиков. Во второй половине дня были скачки, разные игры, а ближе к вечеру – фейерверк. Но самым замечательным для Каролины был Сойер.

Когда они танцевали под песенку “Кареглазый Джо”, он ласково взял ее за руку и по-мальчишески подмигнул, как бы подтверждая, что у них есть своя маленькая тайна.

Максимо Торрес стоял возле стола, заваленного едой, лениво потягивал виски и, наблюдая за ними, продолжал удивляться, как Сойер решился на такую подлость. Ему хотелось растолкать танцующих и всыпать Сойеру, как он того заслуживал. Но пока не время. Максимо перевел взгляд на Каролину, поразившись нескрываемой любви, с которой она глядела на мужа. Фабиана так никогда не смотрела на него.

Вот она пронеслась мимо в танце – глаза блестят, на губах счастливая улыбка. Сегодня она в красивом шелковом платье, а нарядов у нее больше, чем у любой женщины в Техасе. Возможно, она флиртовала со своими партнерами, но его это мало трогало. Большинство мужчин боялись Максимо, только Сойер не боялся, но тот явно влюблен в жену.

Максимо с нетерпением ждал конца танца, ему тоже очень хотелось потанцевать с Фабианой. Правда, танцор из него неважный, но это не имело значения.

А вот и Кейн с мисс Орти, довольно привлекательной девушкой, хотя она не шла ни в какое сравнение с Каролиной Дэй и Фабианой, которые среди толпы женщин в ситцевых платьях казались иволгами посреди стаи воробьев. Но даже в скромных нарядах они выделялись бы не меньше.

Мимо промчался Джастин со своей прелестной женой, и Максимо тихо выругался. Сопляк не подумал заговорить с ним или Фабианой, а его жена сразу покраснела и поторопилась отвести глаза. Черт возьми, почему у них с Фабианой нет детей, ни одного за все эти годы? Максимо сжал кулаки; скоро он преподаст Джастину урок и хорошенько вздует его за бесстыдную дерзость. Впрочем, кто-то его уже неплохо отделал. Красивое лицо поцарапано, нос свернут, щеку пересекает багровый шрам. Наверное, Кейн постарался.

Музыка смолкла лишь для того, чтобы начаться вновь, и Максимо разом опрокинул в рот остатки виски.

– Еле тебя отыскал, – сказал Кейн, вытирая мокрый лоб. – Как насчет завтра? Не пора ли выкинуть Сойера из Техаса?

Глава 33

– Что ты предлагаешь?

– Мои люди сейчас ломают его ветряную мельницу и насос. Пока Сойер будет разбираться, что случилось, я привезу Каролину к тебе на ранчо, причем оставлю следы, чтобы видели, куда ее привезли. Когда он приедет за ней, мы уже будем его ждать. Если он согласится продать земли н уехать отсюда, то получит свою жену в целости и сохранности. – Кейн торжествующе ухмыльнулся. – Ведь без драки он землю не отдаст.

Максимо ненавидел эту змею не меньше, чем Сойера.

– Ошибаешься. За безопасность Каролины он должен отдать нам земли, свое золото и свою жизнь.

– Ладно. Сойер никогда не упускал случая зацепить лишний доллар, потому и бросил ее на столько лет. Что это за мужчина, который через две недели после свадьбы оставляет такую женщину ради золота?

– Ты прав. Фабиану я бы оставить не смог. Да, и вот что. Не вздумай обидеть Каролину, пока будешь везти ко мне, – сказал Максимо, зная, что Кейн запросто ее изнасилует, если представится такая возможность. – Я не хочу, чтобы с ней что-нибудь случилось.

Он вспомнил о более простом способе избавиться от Сойера и Каролины, предложенном Фабианой. Из ненависти она готова на все, а в том, что жена ненавидит Каролину и хочет поехать в Сан-Антонио, он не сомневался. Но для этого нужно сначала разделаться с Сойером.

– О Каролине не беспокойся, – заверил его Кейн. – Она будет у меня – или, считай, наша сделка не состоялась.

– Ладно. Потом, собрав твоих и моих людей, мы сумеем победить Сойера.

– Если мы его убьем, все достанется Каролине.

– Мы сумеем без проблем вывезти ее из Техаса, а второй раз она замуж не выйдет.

– Почему?

– Если она столько лет дожидалась его, значит, однолюбка и другого мужчину искать не будет.

Максимо согласно кивнул. Ни одна женщина из тех, кого он знал, не стала бы столько времени ждать возвращения мужа. Сойеру повезло, что его любит такая женщина.

– Договорились. Земли мы разделим, а если он их не продаст, возьмем силой. Если он умрет, Каролина наверняка отсюда уедет, – сказал Максимо, – ведь после смерти любимого мужа она не станет жить в тех местах, где его убили. Но пусть уедет мирно. До форта Уорт я отправлю вместе с ней своего человека, я не хочу, чтобы ее обидели.

– С чего ты беспокоишься за Каролину Брендон?

– Я помню, какой она приехала. Это был доверчивый ребенок, а теперь красивая женщина. Я не люблю, когда женщины бессмысленно страдают.

– За мной вроде нет славы человека, от которого страдают женщины, – хмыкнул Кейн и поднял бутылку виски. – За завтрашний успех и за последний день жизни Сойера Дэя.

Оба сделали по доброму глотку. Тут их и увидел Сойер.

– Что случилось? – спросила Каролина.

– Ничего, пока ты в моих объятиях.

– Нет, что-то случилось.

– Все в порядке, – заверил он, не желая ее волновать. Щеки у нее порозовели, зеленые глаза сияли; он танцевал с самой красивой женщиной Техаса. А еще Сойер хотел ребенка. Наверное, Каролина тоже хочет, но он все же решил спросить ее при удобном случае. Из нее выйдет замечательная мать, и они смогут дать малышу безопасный, надежный дом. – Я люблю тебя, – шепнул он.

– Сойер! Дождись, пока мы вернемся домой.

– Не могу, дорогая, – ответил он. – Я хочу трогать тебя, целовать тебя и чувствовать тебя.

Каролина была переполнена счастьем и просто молча улыбнулась ему в ответ.

Глаза у Сойера потемнели; танцуя, он ловко вывел жену из толпы к ряду дожидающихся хозяев двуколок, чтобы поцеловать. В душе Каролина все еще оставалась юной девушкой, у которой от близости с Сойером голова шла кругом, а сердце начинало безумно колотиться от мысли, что он ее любит.

– Мы не можем уехать раньше других, на дорогах небезопасно. Но я готов сбежать хоть сейчас.

– Тогда едем, – сказала она, погладив его по груди. – Я так привыкла хотеть тебя, что теперь, когда мы любим друг друга, я хочу тебя еще сильнее.

– А ты не думала о ребенке?

– Думала.

– Я тоже. И хочу не одного, ладно?

– Согласна.

– Ну что ж, сегодня ночью и приступим, – закончил Сойер, целуя жену, и они вернулись к танцам.

Когда уставшие музыканты сделали перерыв, Каролина присоединилась к дамам в женской компании, а Сойер отправился выпить и потолковать с мужчинами.

Неожиданно перед Каролиной оказалась Фабиана.

– Ты рада возвращению в Техас? – весело полюбопытствовала она.

– Очень. Тут многое изменилось. И людей стало больше.

– Да. А наши мужья продолжают воевать. Бессмыслица какая-то, – тихо добавила Фабиана, когда остальные дамы уже вышли из комнаты. – Ты думаешь, что наконец обрела свою любовь?

– Да, я так думаю.

– Ты еще ребенок с телом женщины, – засмеялась Фабиана. – Я знаю мужчин, а ты совсем неопытная. Позволь дать тебе совет; никогда не жди ничего от мужчины. Никогда! Им нужно только наше тело, они пойдут на любую ложь, чтобы получить желаемое.

Внезапно Каролине показалось, что она вернулась на несколько лет назад, когда впервые увидела Фабиану.

– Надеюсь, ты счастлива, – сказала она и пошла к двери.

– Ты убегаешь от меня, – засмеялась Фабиана. – Ты меня боишься.

– Нет, я тебя не боюсь. – Каролина поняла, что глупо избегать эту женщину, им все равно придется встречаться на всех званых вечерах.

– А бояться стоит. Твой муж отобрал у меня сына.

– Сойер этого не делал, Джастин сам пришел к нему.

– Нет, его забрал Сойер, увел назло мне, – прошипела Фабиана. – И я собираюсь отомстить, забрать у него то, что он любит. Сейчас ты дуреешь от счастья, а пока тебя не было, мы с твоим идеальным Сойером очень подружились. – Каролина отступила на шаг, и Фабиана злорадно улыбнулась. – Я, конечно, не могу пригласить свидетелей, ведь им известно, что сделает с ними Сойер. Но это правда.

– Мы очень долго были в разлуке.

– Все мужчины – скоты, я люблю ставить их на место. Кстати, мне очень понравилась твоя широкая кровать с розами, вырезанными в изголовье, и с зазубриной справа.

– Нет! – прошептала Каролина, чувствуя, как у нее мутится в голове.

– Я лежала на ней совсем недавно.

– Не верю!

– Я оставила там брошь из слоновой кости, которую мне подарил Максимо. Посмотри в нижнем ящике комода, в дальнем правом углу. А три дня назад, когда ты отправилась с визитом к миссис Дженсон, я случайно заехала на ранчо, там был Сойер, который ждал тебя…

– Нет! Не верю!

– Поверишь. Лежа с ним в твоей постели, я знала, что отомщу. Мужчины глупы и не способны устоять перед женщиной, особенно привлекательной и дающей понять, чего она хочет. Этот дурак считал, что я влюблена в него. Если сомневаешься, возьми из ящика мою брошку, Сойер несколько раз предлагал мне переехать к нему на ранчо, хвалился твоими модными платьями. Почему он так долго ждал, а не помчался за тобой на Миссисипи сразу?

У Каролины отнялся язык, она могла только молча смотреть на Фабиану и слушать ее ядовитые речи.

– Он мечтал получить твои земли, он сам мне говорил. Думаешь, он привез бы тебя сюда, не будь ты владелицей этих земель?

– Он предложил выкупить мои земли.

– Ну как, выкупил? И расплатился золотом?

– Да.

– Теперь не верю я. Сойер ни за что бы не расстался со своим золотом, если бы не рассчитывал получить земли другим путем. Неужели ты думаешь, что сегодня значишь для него больше, чем несколько лет назад? А если еще сомневаешься, я могу рассказать тебе про спальню поподробнее. Про кувшин для воды, расписанный фиалками, про кружевные занавески на окнах, про мебель из палисандра, про глубокую царапину на прикроватном столике. Он сказал, что это след от пули. Неприятно слушать, верно? Но пора тебе узнать мужчин получше. Если ты припрешь его к стенке, то в ответ наверняка услышишь убедительную сказочку. Но в следующий раз я оставлю в спальне какую-нибудь вещицу специально для тебя, и ты убедишься, что я не вру. Все мужчины одинаковы, что твой Сойер, что мой Максимо. Они не могут устоять перед красивой женщиной. Правда, Сойер меня забавляет. Если тебя еще мучают сомнения, позволь рассказать о его шрамах.

Каролина выбежала из комнаты, слыша сзади издевательский смех Фабианы. Она чувствовала себя разбитой, хотя не верила ни единому слову злобной женщины. Но откуда ей известно про спальню и мебель в доме Сойера? И каким образом ее брошь могла оказаться в ящике комода?

Каролина еще могла бы понять, случись такое до его приезда на Миссисипи. Видимо, Сойер действительно постарался сберечь золото. А она была так немыслимо счастлива, особенно после того, как он спросил ее о детях.

– Каролина!

– Иду, – сказала она, направляясь деревянной походкой к мужу, который тут же подхватил ее под руку.

– Теперь, дорогая, последний вальс – и домой.

Он вывел ее на площадку, и Каролина, отвернувшись, заставила себя протанцевать до конца. Когда музыка смолкла, все начали весело прощаться. Наконец они добрались до своей двуколки и тронулись в обратный путь. Их сопровождали люди Сойера, а Джастин с Лори ехали в собственной коляске.

Каролина решила отложить разговор, ей хотелось видеть лицо мужа, когда она сообщит ему об откровениях Фабианы.

Сойер повернулся к ней, чтобы поцеловать, но Каролина отстранилась.

– Что-то произошло? – встревоженно спросил он.

– Я очень устала.

– Тогда поспи. – Сойер обнял ее за плечо. – Ехать долго, потом я тебя разбужу.

Долгий путь казался ей бесконечным. Она чувствовала себя несчастной, удивлялась поведению мужа, ненавидела Фабиану, старалась понять, какой смысл ей врать, и гадала, откуда этой женщине столько известно про Сойера. Они подъехали к дому с первыми лучами солнца, и Сойер осторожно вынес жену из двуколки.

– Проснулась?

Она молча кивнула. В спальне он ласково взял ее за плечи и хотел поцеловать, но Каролина снова отвернулась.

– Что с тобой? – нахмурился Сойер.

Не ответив, она подошла к комоду, выдвинула нижний ящик, нашла в глубине маленькую твердую вещицу и протянула ее мужу.

Глава 34

– Твоя? – поинтересовался Сойер, разглядывая безделушку.

– Нет, не моя.

Он с недоумением глядел на жену, которую явно что-то угнетало, но при чем здесь эта дурацкая брошка? И почему она вдруг оказалась в его ящике? Тут Сойера осенило, и он в ярости сжал кулаки:

– Фабиана!

– Да, Фабиана. Вчера мы долго разговаривали, и она поведала, как ты любил ее здесь, в этой комнате, на этой кровати.

– Бессовестная ложь, – тихо ответил Сойер, удивляясь, что Фабиана смогла убедить Каролину, – и ты должна бы это знать. Может, я вел себя так, будто не люблю свою жену? Или как мужчина, имеющий сразу двух женщин?

– Она была в нашей постели? – Сердце у Каролины сжалось, когда она увидела потрясенное лицо Сойера. – Дом твой, но сегодня я заявляю права на эту комнату. Уходи!

– Нет, черт возьми!

– Она была в нашей постели? Просто скажи мне правду.

– Я и говорю тебе правду. Да, была, только не со мной.

– Сойер, это недостойно! Считаешь, я должна поверить, что ее привез сюда Максимо или один из твоих людей?

– Считаю, ты должна знать, что я тебя люблю, – гневно возразил он. – И должна мне доверять!

– Ты сам признаешь, что она была в нашей постели! Вот ее брошка, которая лежала именно там, где она сказала. Я бы поняла, если бы это произошло в мое отсутствие, но сейчас, когда мы вернулись домой?

– Повторяю, она была здесь не со мной.

– Уходи! Немедленно! – заплакала Каролина, хотя ее гнев, как ни странно, прошел.

Сойер в два прыжка оказался рядом и схватил ее за плечи.

– Я люблю только тебя, – с нежностью сказал он. – Я никогда не любил Фабиану и тем более не привозил ее сюда.

В дверь громко постучали, и они услышали встревоженный голос Джастина:

– Сойер! Беда!

– Одну минуту. – Сойер опустился перед женой на колени, но та упрямо отвела глаза.

– Мне нужно идти. Помни, я люблю тебя и никогда не ложился с ней в постель, ни здесь, ни где-либо еще. Она старается нас поссорить.

– Она говорила, что ты будешь от всего отказываться, – с сомнением произнесла Каролина.

Джастин снова заколотил в дверь:

– Сойер! Быстрее!

– Да иду уже, черт возьми!

Сойер нежно поцеловал ее и прижал к себе.

– Ты моя единственная, – подмигнул он, схватил шляпу и открыл дверь.

– Кто-то опять сломал нашу ветряную мельницу и подстрелил несколько телок, – сообщил Джастин.

– Черт! Поехали!

Голоса и топот давно стихли, а Каролина все глядела вслед мужу. Наконец она повернулась, посмотрела на кровать, затем перевела взгляд на брошку, которую сжимала в руке, и вдруг запустила ею в стену.

Тем временем дюжина всадников неслась бешеным галопом к мельнице. Сойер кипел от ярости не из-за того, что пострадала его собственность, а потому, что вынужден оставить жену, когда он ей так нужен. Черт бы побрал Фабиану, чего она добивается своей ложью? Теперь следует любой ценой убедить Каролину, что он сказал правду. Их любовь слишком сильна, чтобы вранье Фабианы смогло ее убедить. Но с другой стороны, доверие такая хрупкая вещь, что разрушить его не составляет большого труда.

Каролина без сил лежала на кровати, перебирая в уме события прошедшего вечера. Она вспомнила слова мужа: “Считаю, ты должна знать, что я тебя люблю. И должна мне доверять”. Фабиана и раньше была злой, но какая ей выгода придумывать такое? Доверие. Он сказал: “Ты моя единственная”.

– Господи, Сойер! – воскликнула Каролина, решив отбросить все сомнения. Нет ничего выше и чище их любви.

Она приняла ванну и надела батистовое платье в бело-розовую полоску, чтобы выглядеть к его возвращению наилучшим образом и доказать ему свою любовь. Затем тщательно причесалась, собрав волосы простым узлом на затылке, поскольку такая прическа больше всего нравилась Сойеру, и принялась тихонько мурлыкать какую-то песенку.

Когда раздался стук копыт, она радостно бросилась к двери и выскочила на крыльцо.

Во дворе с ружьями наизготовку гарцевали Кейн Хатфилд и шестеро его головорезов.

Каролина рванулась назад, хотела наложить засов, но не успела. По деревянному крыльцу прогрохотали копыта, и дверь слетела с петель, чуть не сбив ее с ног.

Она метнулась в гостиную за ружьем, однако Хатфилд поскакал следом и с хохотом кинул ее перед собой на спину лошади.

Каролина сопротивлялась, хотя понимала, что шансов нет. Кейн грубо прижал ее, развернул коня к выходу, предварительно выстрелив по картинам на стенах.

– Ребята, гоните служанок на улицу, подожгите дом и возвращайтесь! У нас мало времени.

Каролина плакала от бессилия, лежа на животе и ничего не видя, кроме лошадиного бока. Каждый толчок больно отдавался во всем теле, поэтому она могла только намертво вцепиться в стремя и молить Бога, чтобы скачка побыстрее кончилась. Теперь она рыдала от ужаса, ибо знала, что живой от Кейна не вырвется.

А мерзавец задрал ей юбки чуть ли не до головы, и Каролина сгорала от стыда, чувствуя на ягодицах наглую руку, но остановить Кейна невозможно, он сделает все, что захочет. Сойер далеко.

От непрерывной скачки ее уже начало мутить. Тогда Кейн рывком усадил пленницу перед собой и тут же начал тискать ей груди. Она рванулась в сторону, но была грубо схвачена за волосы.

– Сука! – прошипел он.

Каролине захотелось потерять сознание, чтобы ничего не видеть и не слышать, поскольку ждало ее впереди нечто ужасное, а отнюдь не быстрая и милосердная смерть. Наконец всадники остановились у небольшого одноэтажного дома, и Кейн соскочил с лошади.

– Сюда, ребята. Держите ее.

Понимая, что все бесполезно, Каролина все-таки начала яростно вырываться, но два сильных удара свалили ее на землю.

– Неси ведро, Уилл. Мне нужно, чтобы она соображала. Ледяная вода привела девушку в чувство, после чего ее подтащили к крыльцу, связали впереди руки и подвесили на балке. Она закричала от боли, на что Кейн ответил издевательским смехом. Из дома вышел парень с кружкой, а за ним появилась женщина в красном платье и черной шляпе с густой вуалью, скрывающей лицо.

– Я обещал тебе отомстить, помнишь? Это я и намерен сделать. У нас с Торресом договор прикончить твоего муженька, поэтому мне пора отправляться. Максимо слабоват по части женщин, он захотел, чтобы тебя привезли к нему на ранчо – мол, пусть Дэй считает, будто тебя держат там под замком. Но я приготовил другое местечко. Это Питч, хозяйка лучшего борделя в Техасе. Побудешь у нее, а когда все успокоится, я вернусь и подрессирую дикую кобылку. Я хорошо заплачу Питч, чтобы полюбоваться, как тобой будут пользоваться. Не хотела доставить себе и мне удовольствие – теперь, сучка, порадуешь любого, кто захочет поиметь тебя за одно песо. Станешь дешевой шлюхой. И смотри, без своих штучек!

– Хозяин, пора ехать. Торрес ждет.

– Заткнись! Трогаемся через минуту. – Кейн наклонился к девушке и хитро прищурился. – Твоему наглецу мужу поставлена отличная ловушка. Жаль, что ты не можешь его предупредить, ведь он спешит во весь опор навстречу смерти.

Слова доносились до Каролины издалека. Она молилась, чтобы ее побыстрее убили, но Кейн жадно ухватил ее за грудь. Женщина спокойно наблюдала за происходящим, мужчины похотливо ухмылялись.

– Я тороплюсь, – продолжал Кейн, – поэтому ты сейчас отправишься к Питч, и никто, даже Максимо, тебя не найдет. Я буду делать с тобой что захочу, а потом смотреть, как утоляют свою похоть другие, после чего отправим тебя в Мексику, в какой-нибудь портовый бордель. Кочегарам нравятся светловолосые женщины. Тебя употребят столько мужчин, что ты день н ночь будешь молить о смерти.

Вдруг Кейн разорвал на ней платье до пояса.

– Ну, ребята, кто желает потрогать эти сиськи?

Чужие руки ощупывали ее тело, мяли, щипали, лезли под юбку. Каролина закричала, но это не помогло.

– Хватит. Максимо нас убьет, если мы не приедем. Давайте кружку и пошире откройте ей рот.

– Сейчас ты хлебнешь, чтобы не досаждала Питч в дороге, а утром сама попросишь еще. Завтра я начну мстить. Буду слушать твои вопли, наслаждаться и заставлю орать еще сильнее. – Кейн отступил и рявкнул: – Держите ее крепче!

Каролине стали что-то лить в рот, потом разрезали веревки и швырнули на пол фургона.

– Поехали, ребята!

Каролина чувствовала, как руки и ноги перестают ее слушаться; она медленно проваливалась в забытье.

– Сойер в опасности, – прошептала она.

Фургон куда-то ехал, подскакивая на ухабах, и от этой неизвестности Каролине становилось еще страшнее. Она попробовала сесть, но не смогла. Они хотят убить Сойера, нужно его предупредить! Все плыло перед глазами, она безуспешно пыталась сосредоточиться, уползти, хотя бы закричать. Наконец она сумела поднять руку и сунуть пальцы в рот.

После рвоты стало легче. Она повторила, ее снова вырвало, сильнее, чем в первый раз. Какое-то время она лежала без сил, потом с трудом встала на четвереньки, упала, поднялась, отползла к стене, осторожно приоткрыла брезент и увидела, как быстро убегает из-под колес дорога.

Борт фургона казался неодолимой стеной, но лучше разбиться насмерть, чем попасть в руки 4Кейна. Не замечая слез, она ухватилась за край фургона и тут же сорвалась. Ей вдруг захотелось просто свернуться калачиком и заснуть, однако мысль о Сойере встряхнула ее. Она должна его предупредить. Любой ценой! Каролина снова уцепилась руками за шершавые доски и на этот раз все же перевалилась через борт.

Глава 35

Максимо нетерпеливо расхаживал по верхней галерее, не переставал сыпать ругательствами. Хатфилд со своими людьми должен был приехать еще час назад и привезти с собой Каролину. Зачем он вообще с ним связался! Тут Максимо услышал вдали стук копыт, потом увидел приближавшихся всадников и с облегчением вздохнул. Но его быстро охватил гнев, перешедший в ярость, ибо к дому скакали трое его собственных работников. Поняв, что случилось нечто непредвиденное, он внимательно оглядел горизонт и даже затрясся от ненависти, когда заметил облако черного дыма.

Этот ублюдок Кейн со своими головорезами подожгли ранчо Сойера, и одному Богу известно, что они сделали с Каролиной.

Максимо бросился к двери. Ему не хотелось, чтобы Фабиана узнала о случившемся, но скрывать уже невозможно.

– Сеньор, там люди приехали… – начала служанка.

– Знаю, Рита. Я займусь ими.

Фабиана подняла глаза на мужа, быстро встала из-за стола и преградила ему дорогу.

– Что стряслось? Куда ты собрался?

– Оставайся с женщинами и не суй нос в мужские дела.

– Максимо, скажи мне.

– Отстань, Фабиана.

Он вышел, хлопнув дверью, и столкнулся с высоким худым парнем по имени Висенте.

– Хозяин, Сойер Дэй у мельницы, а его дом горит. Поскольку оседланная лошадь была привязана у дома, Максимо вскочил в седло.

– Заметив дым, Сойер помчится обратно, мы сможем его опередить, ведь самый короткий путь от мельницы до его ранчо идет через мои земли. Внесите, собери остальных у конюшни, мы перехватим их в каньоне и положим всех до одного.

– Максимо, куда ты едешь? – крикнула Фабиана, хватаясь за стремя.

– Уйди с дороги! – рявкнул он.

– Я знаю, ты едешь драться с Сойером, я по глазам вижу! Джастина и пальцем не тронь.

Максимо хлестнул коня. Все пошло вкривь и вкось, потому что он по глупости доверился этой змее Кейну Хатфилду. Ведь тот мог подстроить, чтобы они с Сойером поубивали друг друга. Ладно, сейчас они запрут Сойера с его людьми в каньоне, а после он займется Кейном.

Узнав, что мельница находится на границе с землями Торреса, Сойер решил, что это скорее всего дело рук Максимо, а не Кейна Хатфилда, и преисполнился решимости бороться до конца. Он проскакал вверх по склону, обернулся к Джастину, и тут его внимание привлекло темное пятно на горизонте.

– Джастин, за мной! Прихвати еще людей! Ранчо горит! Он хлестнул коня, слишком поздно сообразив, что в спешке оставил без защиты Каролину и Лори.

Это была самая долгая скачка в его жизни. Всю дорогу он крыл последними словами и себя, и Максимо, а по мере приближения к дому его все сильнее охватывал страх. Дым поднимался черным столбом вверх и расплывался в голубом утреннем небе. Сойер выругался сквозь зубы, проклиная свою беспечность и леденея от ужаса за Каролину.

У каньона Максимо остановился и начал отдавать распоряжения.

– Джон, бери троих, прикрой выход из каньона с той стороны. Он въедет в него с юга. Мы возьмем эту сторону.

– А как быть с Джастином? Наверно, он вместе с Дэем.

– Убери обоих, – с ненавистью процедил Максимо. Оставшиеся залегли на краю обрыва, укрывшись за густо разросшимся кустарником. Если парни дождутся, пока люди Сойера въедут в каньон и только после этого откроют огонь, тогда удастся положить всех до единого.

Когда в поле зрения появились двое всадников, тут же затрещали выстрелы и оба свалились на землю. Остальные повернули лошадей, чтобы укрыться за деревьями.

Максимо выругался. Джон Ровер так и не научился терпению. Значит, Сойера они упустили, среди убитых его нет, и он вряд ли горит желанием вступить в бой. Он хочет вернуться и узнать, что с женой. Как бы он поступил на его месте, соображал Максимо, отползая к своему коню. Он вскочил в седло, чтобы перехватить Сойера, когда услышал приближающийся конский топот, привстал в стременах, прицелился и выстрелил. Сойер натянул поводья и осадил лошадь, которая присела на задние ноги, потом упала, но он уже прыгнул из седла, перекатившись за ближайший валун.

Максимо двинулся вперед, он заметил справа шляпу Сойера и знал: Джастии в нескольких ярдах слева от него. Подав знак Висенте стрелять, Максимо стал незаметно обходить противников, чтобы зайти к ним с тыла.

– Бросай винтовку и руки вверх! – приказал он, внезапно появляясь у Сойера за спиной, но вдруг услышал приближающийся топот. – Висенте, глянь, кто там, наш человек или Сойера?

Из кустов выскочил Джастин и бросился к другу, прикрыв его своим телом.

– Сначала убей меня! – яростно выкрикнул он.

– Эй! Хозяин… – Один из людей Максимо в растерянности опустил винтовку..

У Торреса потемнело в глазах от ярости.

– Вы оба разорили мои земли, поубивали скот! – рявкнул он.

– Что ты несешь? – возмутился Сойер.

– Вы заслуживаете пули в лоб или пенькового галстука на шею.

– Во мне течет кровь Торресов, – вызывающе ответил Джастнн.

– Ты не мой сын.

– Хотя Джон Брендом не мой отец по крови, но он воспитал меня как родного сына. Он умел любить. А ты, Максимо, на это неспособен, ты человек, у которого нет сердца.

Снова послышался лошадиный топот, и к ним на полном скаку подлетела Фабиана. Она спрыгнула на землю, встав перед мужем с винтовкой в руках.

– Так я и думала, – сказала она и повернулась к сыну. – Уезжай отсюда.

– Нет, он убьет Сойера.

– Ты этого не сделаешь, – прошипела она Максимо.

– Убирайся отсюда, Фабиана!

Он прицелился в Джастина, косясь на жену, поскольку не забывал о ее необузданном нраве.

Она тоже подняла винтовку, и Максимо выстрелил. Пуля раздробила приклад, и когда Фабиана выронила оружие, снова направил ствол на Джастина.

– Отойди в сторону, или я убью вас обоих.

В ответ Максимо получил плевок и, ослепнув от ярости, снова выстрелил.

– Нет! – закричала Фабиана, прикрывая сына, и тяжело осела на землю.

– Фабиана! – Максимо отшвырнул винтовку и бросился к ней.

– Ты убил мою мать!

– Оставь его, Джастин, лучше узнаем, что с Каролиной и Лори! – крикнул Сойер, бросаясь к лошадям. Юноша устремился за ним, оставив сидевшего на земле Максимо с Фабианой на руках.

– Только не умирай, – молил тот, прижимая ее к груди. Потом опустил жену на траву, сбросил рубашку и начал рвать ее на бинтам. – Не умирай, дорогая! Прости меня, любовь моя, не умирай!

– Разве ты меня любишь? – с удивлением спросила Фабиана, открывая глаза.

– Дорогая, я не хотел тебя ранить. Не умирай! Я сделаю все, что ты попросишь, любимая. Мне без тебя не жить. Я застрелюсь!

Она погладила его по щеке.

– Почему ты за все годы ни разу не сказал, что любишь? Максимо поцеловал ей руку.

– Прости, я должен отвезти тебя к доктору.

– Максимо, – вдруг произнесла она неожиданно звонким голосом. – Почему ты не сказал, что любишь меня?

– Я не хотел стрелять в тебя, дорогая! Никогда! Ведь ты моя жизнь!

– Ты должен был сказать, – прошептала Фабиана немеющими губами.

– Я отвезу тебя домой, пошлю за доктором. Максимо отдал распоряжения Висенте, котор