Book: Суть островА. Книга 2



О'Санчес

Суть острова

(сага-мираж)

Книга 2

Купить книгу "Суть островА. Книга 2" О'Санчес

Читатель – он зритель, или слушатель?

Все как все – пусть живут во вчера,

Им – и в Каине воля Господня.

Неразменянный в век серебра,

Я на завтра потрачу сегодня.

Мне никто и ничто не указ:

Ни молва, ни любовь, ни удача...

Послезавтра, в положенный час,

Я уйду, не крестясь и не плача.

Может, Клио, полаяв на след,

Сунет морду в мое подземелье...

Но для жизни – меня еще нет

Там, где солнце, покой и веселье,

Там, где льется густой небосвод

Сквозь безумный зрачок урагана,

Где мой остров куда-то плывет

По волнам моего океана.

Глава первая

В которой читатель еще раз вплотную знакомится с главным героем.

У Солнца нет естественных врагов. Таковыми можно было бы посчитать пространство и время, однако они – суть неотъемлемые условия существования Светила, так что... Тучи, туманы, городской смог, – эти да, эти считают себя грозными противниками, солнцепожирателями, но – ф-фух! – дунь на них ветерок посуше и покрепче, и сгинули рати, аки ночные тати... Если же поднести планету поближе к солнцу, а та вдруг пукни в нее протуберанцем – то все! Не то что облака с туманами – океаны вскипят и выветрятся навсегда в направлении Плутона... Вот уж противники... Но наш Бабилон так расположен во Вселенной и на Земле, что Солнце от него далеко, а летучие осадки рядом, особенно весной и осенью. Осенью они противнее, потому что впереди промозглая зима, холод, короткие дни... А весной полегче.

Я с самого утра почуял, что быть сегодня и солнышку и теплу, и даже ясному небу. И точно: синие лоскутки там и сям скачут меж сугробов по рыхлому небосводу, солнечными зайчиками швыряются...

Мне двадцать шесть лет и я "при делах». То есть, зарабатываю на жизнь себе и своей семье, прилично зарабатываю, трудом, который далеко не всем подстать, но только крепким ребятам вроде меня. Однако, если вы думаете, что... Нет, с законом я дружу. Более того, я как бы служу ему, охраняю его... Я частный детектив. Но не в том смысле, что детектив-одиночка, типа Хэмфри Богарта из фильма «Мальтийский сокол», или Шерлока Холмса из одноименного английского телесериала, я служащий детективного агентства и отнюдь не на последних ролях. Следить, стрелять, выписать в рыло – все могу, всему обучен, но предпочитаю кабинетную работу: беседы с людьми, кропотливая возня с документами и вещдоками, – вот это все по мне, вот это моя стихия. А начальство и сослуживцы, в слепой недалекости своей, воображают, что Рики – меня то есть – хлебом не корми, дай подраться с непокрытой головой в разъяренной толпе, примененяя попеременно холодное и горячее оружие. Ну, может быть, я слегка преувеличиваю, но в целом не вру: я – это довольно значимый силовой ресурс нашего детективного агентства «Сова». Оклад мой – шесть тысяч в месяц, что немного, если с учетом специфики моего труда. Но, во-первых, мне всего двадцать шесть, а во-вторых – бесперебойно поступают премиальные, эту «окладную» сумму удваивающие. Иногда еще случаются призы, но там дело тонкое, не все можно брать.

Женушка, ясен пень, поскрипела немножко, увидев, куда я грохнул уже заработанные и еще незаработанные денежки, но она тоже любит хорошие моторы, ей и перед подругами непременно нужно повыпендриваться... Она гордится мною, я знаю. А я очень и очень ее люблю, ее и малышей, у нас их уже двое. Может, и еще решимся рожать, а пока – так: сын и дочь, сын постарше, дочь помладше. Но нежности нежностями, а сражение со своею лучшей половинкою пришлось выдержать нешуточное... Причем, запредельную цену за европейский, не отечественный мотор, она, ее узнав, перенесла стоически, поддержала меня морально и чуть ли ни утешала; то же самое и по поводу выбранной марки. Но цвет, о-о-о... Я за свой любимый серый цвет бился как лев, ни пяди, ни дюйма не уступая, насмерть стоял! И победил. «Вольво» – благородное существо: алые, лазоревые, фрезекразе и иные вульгарные окрасы – не для него. Черный – траурно, личный мотор – не катафалк и не повозка из Дворца, белый – пошло, пусть якудза и тонги в белых моторах разъезжают. Серый и только серый! Темно-серый. Жену в конце-концов убедил, что самое ценное. Мою жену зовут Шонна.

Да, утро было доброе. Началось оно с объятий и с выполнения многочисленных взаимных супружеских обязанностей, как то: секса, приготовления завтрака, смены пеленок из под спящих деточек-конфеточек, сегодня – ура – только из под одной младшей конфеточки... Какие они классные у меня получились, и тот, и другая... Светленькие, синеглазые, стройненькие, симпатяшечки... Так... Ага – обязанности! Пеленки – я, заправка супружеского ложа – она. Завтрак – приготовление с ее стороны, и основное поедание – с моей, какая-то стиральная машина, каковую именно я зачем-то и куда-то должен передвинуть... Обстоятельный рассказ о студенческой юности ее мамы и папы, к которым она с детьми едет сегодня в гости, поскольку среда, и откуда я должен их, маленькое семейство мое, забрать ближе к вечеру... Короче говоря, такие обязанности редко утомляют меня и Шонну, они нам, как правило, в радость. А если вдруг лавина из них, и подчас приходится трудно – как без этого в жизни человеческой? – то мы черпаем поддержку и оптимизм сами в себе: я в ней, а она – во мне! И оба чувствуем себя в неоплатном долгу. Да, то утро начиналось хорошо, и я помню его как сегодня.

Фирма наша угнездилась прямо на Флотской набережной Большого Тикса, аккурат возле Дворца Бракосочетаний. Бобби Жук, из отдела «внебрачных отношений», уверяет, что не раз видел клиентов «дома семейных радостей» уже в нашем заведении, причем, с интервалом в несколько дней; но он такой беззаветный гонщик, Бобби наш, что без дополнительной, от него не зависящей информации, невозможно достоверно выяснить – правда ли то, о чем он болтает, или байки, которые он мастер выдумывать и рассказывать. Понятно, что отдела «внебрачных отношений» нет ни на бумаге, ни даже в умах руководства фирмы, потому что называется он буднично и скромно: «сектор оперативного учета информации». Я и сам начинал трудовой путь именно в этом секторе, и удел мой был в те нелегкие годы – наружное наблюдение, с применением технических средств и без применения... Мы могли бы следить хоть за поведением комет и астероидов, если бы пришел такой заказ, но на практике – почти все сто процентов заказов на отдел касались слежки «из ревности». Женщины ревновали мужей и любовников, мужчины ревновали жен и любовниц, реже сестер и дочерей... Работать в этом цехе противно, если честно (хотя практически никого из наших ребят не миновала чаша сия), а слушать побасенки тамошнего старожила Бобби Жука – вполне даже прикольно. Его вся эта грязь из нижнего белья не напрягает ничуточки, такое ощущение, что он там по зову сердца трудится. Может быть, так оно и есть, чувак он без нервов и обоняния. И все же большинство толковых ребят, проявив себя на менее почетном и более беспокойном поприще, передвигаются в другие подразделения. Вот и я переместился оттуда в силовую команду, неплохо себя зарекомендовал, получил пару-тройку непредусмотренных природой дырок в кожу, столько же шрамов (один на щеку), и только в прошлом году вывернулся оттуда, сделал следуюший шаг: в детективы. Я – самый молодой детектив в «Сове», и многие считают меня умником.

Но поехал я не в контору, а сразу на место работы, на дом к одному зрелому мультимиллионеру, искать табакерку.

Биггей Тоук его зовут, но челядь в междусобойных разговорах предпочитает именовать его Пигги Тук. Почему? Да не знаю я! Пигги – понятно, он розовенький, жирненький, голосок высокий и резкий. А Тук – в упор не понимаю, почему Тук. И они никто не в курсе, я спрашивал. «Так повелось, так уже до меня было». – Вот стандартный ответ, и я ему верю. С чего бы им врать? Текучесть кадров в домашнем хозяйстве Пигги Тука в пределах нормы, но она есть. Средний срок службы, как я вычислил между делом, – три с половиной года. Это весьма неплохо для обслуживающего «внутридомового» персонала, тем более, что характер у господина Биггея Тоука сложный. Но платит он хорошо и люди его местом работы своим дорожат... Пока лучшее не найдут.

Слуг ему поставляют попеременно специализированные фирмы «Рекрут» и «Уют», это чтобы слуги меж собой не составляли единого клана, а как бы находились по обе стороны производственной баррикады: соревновались, типа, друг с другом, следили бы друг за другом, враждовали бы понемножку... Главное – чтобы не стакнулись, злоумышляя против хозяина... Что-то здравое наличествует в подобных рассуждениях, но на практике – одна фигня: и свои, бывает, передерутся, и чужие снюхаются...

Вот еду я, еду, мотор обкатываю и обуревают меня очень даже разные мысли и ощущения. И все... неплохие, позитивные. С одной стороны я неустанно мечу косяки направо-налево: але, вы, все! Видели, какой мотор вам в бампер глядит? Эй, справа, нет, но ты чуешь, чувак, кто резвее скорость набирает – твой боров-ваген, или моя ласточка? А? Иные, назло, даже не смотрят в мою сторону, но кто потолковее, да поглазастее – те завидуют конечно. И это приятно. С другой стороны, меня грызут нетерпение, надежды и сомнения: а ну, как ошибусь? Это по предстоящему делу грызуны мои разошлись, по поиску табакерки в доме нашего уважаемого заказчика.

Пигги Туку всего семьдесят два года, это довольно мелкая старость, едва распечатанная, но слуги уверяют меня, что Пигги – ку-ку. Маразм у него проклюнулся, и он все растет и крепчает. Табакерка золотая, усыпана камешками, рубинчиками и брильянтиками. Страховая стоимость невелика, хотя и содержит в себе художественную составляющую изделия: двадцать тысяч талеров. Пигги считает, что искус украсть ее очень велик, в то время, мол, как истинная стоимость в разы выше заявленной. Камердинер же (Ох, тертый, хитроносый мужчина!) объяснил мне иное:

– Ну сами посудите, на черта бы мне нужен сей блуд? Украду я, предположим. Вещица каталожная, в еённом виде не продать, сразу заметут. Стало быть, надобно камешки соскоблить, а металл переплавить, так?

– Так, – подтверждаю я.

– За эту блескучую камешковую пыль никто и сотни не даст. Так?

– Не знаю, – честно отвечаю я.

– Так. Никто не даст. А за металл... ну две, ну три тысячи я выручу... Ну четыре, если с камушками. Не я выручу, понятное дело, а крадун-злоумышленник. Так? Прикинь по весу?

– Так, – авторитетно подтверждаю я, словно с детства выучен взвешивать золотой лом на глазок.

– Тогда вопрос: на черта мне это надо? Рисковать своим местом, свободой и окладом, который... Ради вшивых трех тысяч талеров? – В голосе камердинера торжество человека, который сумел припереть к стенке спорящего с ним собеседника. Я, находясь на работе, часто позволяю побеждать себя в спорах, лишь бы аргументы были обильными и в русле интересующей меня темы. И камердинеру позволил. Потом я «пробил» его биографию по нашим каналам – и точно: вот уже девять лет, как Менди Блум, он же Вальтер Бирен, живет жизнью честного человека. А это второй по длительности результат в его пятидесятилетней биографии. Первый продолжался четырнадцать лет, с момента рождения.

– И вы полагаете...

– Потерял, старый хрыч, или сам продал. Продал и забыл! Ты уж не подкачай, ты уж найди.. Ничего, что я на ты?

– Попробую... Чего. Если мы с вами перейдем на ты, это помешает мне оказывать вам должное уважение. Договорились?

– Ну... конечно.

– Не забудете?

– Все понял я, ладно, как хотите.

– Но при этом можем обращаться друг к другу просто по имени. Идет? – Я улыбаюсь и подаю ему руку, да не как Господин Президент членам своего кабинета, а немножко с вывертом и наискось, для обоюдного шлепка ладонью в ладонь. Очень неформально и весьма располагающе для тех, кто понимает.

– Угу. – Шлеп! Толковый чувак этот камердинер: перестраивается мгновенно и камней за пазухой не копит.

Вот такие примерно разговоры я вел с камердинером, с горничной, с поварихой... Дважды я ездил искать табакерку и дважды мне отменно везло: находил! Один раз под батареей в спальне, за декоративной панелькой, а другой раз в бачке унитаза, в туалете на втором этаже, возле его любимой спальни. Второй раз у меня уже что-то брезжило в голове, а первый – целиком и полностью списываю на везение и усердие. Сегодня третий раз, проверочный. Если окажусь прав – ну тогда я просто титан сыскного дела. Если не угадаю и вовсе не найду – придется замутить дымовую завесу какую-нибудь, виновного искать, честь мундира защищать, гонорарные «бабки» оправдывать... Хорошо бы найти! А еще лучше – найти в загаданном месте.

– Здравствуйте, Рик. Зачастили к нам.

– Привет, Вальтер. Кого он на этот раз подозревает? Не вас ли?

– Может, и меня... Старый черт. Подох бы скорее, что ли... А то потом фиг работу найдешь, когда до пенсии с мышкин нос останется. – Камердинер подтягивает штаны на верхнюю часть брюха, возится с подтяжками... Все эти интимности – при мне, да; вроде как мы с ним на брудершафт не пили, но уже не стесняется в моем присутствии ливрею нараспашку держать... Это хорошо, что не ширинку... и хорошо, что не стесняется. Я детектив, а не лорд, и чем люди при мне раскованнее, тем они мне удобнее, в моей профессиональной деятельности. Поэтому я почти никогда не препятствую держаться со мню запросто. Когда я на работе.

– Так увольняйтесь.

– Привык... От добра добра не ищут. Поговаривают, в его завещании – на каждого, кто в домашнем штате, учтен стаж службы при нем, что тоже, знаете ли... Зовет. Два звонка – это мне. Пойдемте, я вас провожу.

Пигги Тук ждет меня в гостиной, на втором этаже. Одет он почему-то в твид, ноги в башмаках на толстенной подошве уперты в каминную решетку... Жарить ботинки собрался, не иначе. При моем появлении, он сделал довольно честную попытку встать, но я в зародыше пригасил наметившееся желание: стремительный шаг, лучезарная улыбка, руки ладонями вперед...

– Сидите, сидите сэр! Камины не любят, когда ими пренебрегают, у них от этого портится характер! – Никакой он не лорд и не сэр, этот Пигги Тук, но любит косить под английскую аристократию. У нас в Бабилоне это модное и практически безопасное фрондерство перед властью. Я и сам люблю старую добрую Англию, доминионом которой мы были столько счастливых лет...

Пигги расслабляет седалище и оно вновь заполняет просторное кресло от края и до края, Пигги смеется.

– Да уж, Ричард! В самую точку! Как только начну беситься да волноваться, так он, сукин сын, только и знает, что дымить, да углями стреляться... О! Слышали?

Слышал я, чего же не слышать: стрельнуло поленце. Так держи экран нормально – и не выстрелит никуда, лорд, тоже мне...

– Вы правы. Итак...

– Сперли, суки!

– Опять?

– Опять! Мне нюхать надобно, нюхать, у меня без табаку башка болит и сопли текут. А без табакерки у порошка вкус не тот. Он в ней лежит и настаивается, понимаете, Ричард?

– Понимаю, да.

– Он в ней кондицию набирает, в табакерочке. Я туда всегда кладу два лепесточка лотоса. Два лепесточка, каждые два дня, не больше и не меньше, не чаще и не реже! Она особенная, табакерочка моя. Я думаю, что это горничная. Я сегодня ее допрашивал. Рик, вы бы видели, как у нее глазки бегали...

– Гм... В прошлый раз глазки бегали сразу и у шофера, и у камердинера, а табакерочка нашлась... – Пигги Тук мгновенно надулся, в ответ на мои невинные возражения, и потемнел лицом. Но тотчас же сдулся обратно, ибо я при алиби, то есть, вне подозрения, а табачок из золотой с брильянтами табакерочки – нюхать ему хочется. Ой, какой у него противный рот, когда Пигги раздвигает его примирительною улыбкой...

– Не будем спорить. Рик, вы меня дважды спасали – сотворите чудо еще раз и моя благодарность будет безмерной! – Я уже Рик для него, родной человек...

– Безмерной, – мысленно соглашаюсь я. – Но лишь до момента находки. А дальше в голову спасенного немедленно станут вползать мыслишки о заранее согласованных тарифах, о непыльной, и, в общем-то, недолгой работенке, об условности всех этих привязанностях к собственным порокам, о наглости и жадности всех этих сервисных и охранных служб... Поэтому вслух я говорю иное:

– Благодарность – в пределах тарифа, как договаривались, сэр. Не больше. Но и не меньше. И только по благополучному завершению дела. Рассказывайте в подробностях, не упуская ни мельчайшей детали. Все с самого утра. А лучше – с момента последней понюшки. Вы помните этот момент?

– Помню, как же, отлично помню! Это было перед сном... Нет, я ближе к утру вставал в сортир и не удержался, нюхнул...

– Так, годится. Помните примерное время? Разрешите, я присяду? – Пигги в нетерпении трясет седой головой и я погружаюсь в кресло напротив. Меня ждет подробный, как я и заказывал, рассказ, и главное в нем – не лопухнуться, реагировать в тему.

Полчаса у меня есть – чтобы, во-первых, предаться своим размышлениям, далеким от рассказов Пигги Тука и его дома с домочадцами, а во-вторых – потягаться со своим нетерпением, с помощью методики дзен, ибо у меня душа горит подойти к камину и заглянуть в небольшой проемчик у зеркала над камином, как раз под нарисованным зодиакальным знаком Овна... Подойти и заглянуть, взглянуть... Ах, если бы она оказалась там... Табакерка, табакерка...



– Но почему именно она, как вы думаете, сэр Тоук?

– Биггей, для вас просто Биггей.

– Да-да, простите, все время сбиваюсь. С детства, знаете ли, прививали уважение к состоявшимся людям, к их возрасту и общественному положению.

– У вас хорошие родители Рик, дай им Бог здоровья. На таких и держится наше общество. Так и передайте им от меня. Не забудете передать? – Я развожу руками, сколько позволяет кресло.

– Как можно! Уж передам, не сомневайтесь.

– Потому она, что... Только не смейтесь. Потому что табакерочка – мой талисман, мой чудесный тотем, оберег, как хотите называйте! Но в ней есть волшебные свойства, помогающие своему владельцу! И, вероятно, это кое-кому не дает покоя.

– Кому же? – Пигги перед ответом тоже разводит пухлыми ручками.

– Если бы я знал.

Я поспешно выбираюсь из кресла: нельзя упускать такую удобную паузу, пора переходить к следующему этапу розыска.

– Сэр Тоук...

– Биггей.

– Да, господин Биггей, спасибо. Нельзя ли мне организовать прямо здесь, у камина, рабочее место на часик-другой?

– Безусловно. Все как в прошлый раз?

– Почти. Журнальный или к нему приравненный столик нужен, а бумага у меня в папке, письменные принадлежности тоже. И пусть ваши люди, начиная с шофера, поодиночке ко мне сюда заходят. Камердинер, как старший над слугами, пусть зайдет последним. И еще...

– Да, да? Я сейчас уйду в другие комнаты, я понимаю...

– Ценю вашу деликатность, господин Биггей. Но... у вас в доме по-прежнему рецепту заваривают чай?

– Ах, это!.. Сейчас же он будет вам подан, в любом количестве. Не сомневайтесь: чай и рецепт прежние! Я – человек традиций.

Чай здесь подают неплохой, следует признать. Моя Шонна, в приготовлении этого напитка, никогда, или почти никогда не поднимается до подобных высот. Или, быть может, все дело в молоке?

Эта Элизабет та еще штучка! Почти сороковник ей, а глазки строит – будь здоров!

Странно, что люди ценят в питьевой безалкогольной посуде из фарфора хрупкость и чуть ли ни прозрачность; я лично люблю, чтобы у чайных и кофейных чашек были толстые стенки, чем толще – тем лучше, ибо они температуру держат. Нет, ну если в холодную чашку лить молоко из холодильника и заливать сверху остывшим чаем, то никакие сорты и секреты не помогут, но Элизабет свое дело знает: молоко в кувшиничке – только что с плиты, но уже со снятыми пенками, чашка – она даже пустая – теплая для пальцев... Сам чайник – литра в полтора, не меньше, хорошо температуру держит. Мне столько не выпить, но всегда приятно осознавать доступность и избыточность.

Элизабет вошла в зал не как допрашиваемая подозреваемая, а по прямым своим обязанностям, поэтому она уходит – и я, наконец, остаюсь один на один со своею догадкой, сердце прямо-таки в истерике: напролом бодает грудную клетку!.. И все по пустяку, если вдуматься философски. Забыл упомянуть, что страдалец наш Пигги ушел к себе в спальню, смотреть утренний телесериал. Это я знаю достоверно: челядь мне его обстоятельно застучала по всем параметрам и привычкам. Плохо ему, конечно, без любимой табакерки, но – перетопчется простыми понюшками, пока я сооображу что к чему...

Вот она! В предсказанном, точнее, в предугаданном месте, у каминного зеркала. Теперь можно расслабиться и никуда не спеша вести розыск с допросами... А иначе благодарные зрители не оценят мгновенности подвига моего интеллектуального. «Ой как просто!» – скажут они в первый момент. И немного погодя, уже между собою, с презрительной завистью: «За что им такие бабки платят, дармоедам!..'

Пигги Тук верит не только в волшебные свойства золотой табакерки, устланной двумя лепестками лотоса, он еще заядлый потребитель астрологических прогнозов, а также верует в прицельное коварство хищных шаровых молний... Да. Первый раз я нашел табакерку в его любимой спальне на втором этаже (сейчас он смотрит телик в другой), под знаком Козерога, изображенном на декоративной панельке. Почти сутки искал, в одиночку (был у меня напарник тогда, но он заболел, а потом я и в привычку взял: один работать), и нашел! Сэр Биггей Тоук соизволил потом, собака худая, вспомнить, что он сам ее туда перед сном положил, волшебницу свою...

Второй раз – в клозете, здесь же, на втором этаже. Под знаком Рыбы, начертанном прямо на унитазном бачке. Не побоялся что и отсыреет табак, старый проказник! Впрочем, унитаз этот больше смахивает на трон горного короля, и бачок ему под стать: может пиратский сундук с сокровищами вместить и предоставить ему комфортные условия хранения. И во второй раз вспомнил сэр Биггей Тоук, что это он собственноручно сделал в бачок столь ценную закладку. Но начисто забыл, что и первый раз на его совести. Как ему это удается, я не знаю, но – факт: в его нынешнем представлении, первый случай пропажи – на совести неведомых злоумышленников, а второй – да, это он сам перестраховался, да, вот, запамятовал... И хотел было, хваткий наш мистик-энтузиаст, на этих двух основаниях, срезать часть гонорара за второй поисковой случай.

Хрена ему! Его лоер выслушал нашего юриста и развел руками, точь в точь, как мы с Туком сегодня... Поэтому сейчас поиск обязательно будет иметь место, хотя и ужатый по времени, однако интенсивный. Надо не забыть по всему дому поболтаться, пошарить, нижнюю губу повыпячивать... Возде каминного зеркала, над маленькой нишей, нарисован знак Овна, следующего за Рыбами. Художник ваял эти знаки под строжайшим контролем заказчика: размер, гамма, место расположения – все так, и только так, и никак иначе! И плевать на дизайнеров-шизайнеров, что они там могут понимать в тонкой науке эзотерике!.. В его любимой спальне, куда мне тоже доступ открыт, в связи с трагическими обстоятельствами, выдернувшими меня на место происшествия, висит, вместо ковра, карта-схема его особняка: план второго этажа, план первого этажа, план подвала, план двора с гаражом и погребом... Красивая карта, будь у меня особняк – клянусь – заказал бы аналогичную!.. Все знаки Зодиака в карте той – аккуратно указаны: какой где, помечены зелеными значками. Все до единого – на втором этаже, что очень и очень удобно, если грамотно вглядеться в будущее... Но это не значит, что я пройду мимо подвала и погреба. Да, и в гараж суну свой любопытный нос, и на первом этаже покручусь... Хотя бы чтобы к кастрюлям поближе. Рано бы хотеть есть – но хочу! Но потерплю до офиса: ужинать, обедать и завтракать у заказчика – ронять престиж и ауру детектива. Чай и кофе – не возбраняется, покрепче – нет, сухо-насухо!

Эх, лучше бы я не заглядывал в гараж, лучше бы не выпендривался с усердием своим... Мало мне было погреба с его чудесами? Вольво мой – классный мотор, но как-то совсем не смотрится на фоне Бентли и Роллс-Ройса. Порше – тоже чудо, однако, «порш» – спортивная телега, это как бы не считается, я его на ровном пульсе рассматривал... но эти звери – что один, что другой... Эх...

– Не пообедаете с нами? Господин Тоук поручил Марион готовить с расчетом на гостей.

– Что вы, Элизабет! Я бы сейчас голодного волка съел, но нельзя до четверга, диета у меня.

– У вас – диета? Что-нибудь с желудком?

– Не-ет, – мотаю головой, – это нечто среднее между тантрическим воздержанием и косметической процедурой. Противоожирительная диета, замешанная на дзене. Я бы и вам дал рецептик, но она сугубо мужская.

Элизабет обворожительно улыбается в ответ на мое вранье, сопровожденное, кстати говоря, не менее обворожительной улыбкой. Я бы ее трахнул за милую душу, несмотря на ее сороковник, прямо здесь, в бельевой, и вряд ли бы встретил сопротивление... Но – принципы, которым я стараюсь хранить верность, принципы: на работе – ни-ни! А после работы – на фиг она мне? После работы я лучше домой поеду. Кстати говоря, эпизодический секс на стороне я вовсе не считаю изменой дому, Шонне... Вот если бы она где гульнула – это непростительная измена, а мне можно. Однако, сто тысяч див, равнособлазнительных супермоделям Кари Мюльдер и Наоми Кэмпбелл, не заменят и не перевесят для меня моей дорогой Шо-шо, мамы двух моих детей. И если бы встал передо мною выбор: всю оставшуюся жизнь только она, либо какие угодно любые, кроме нее, в любом количестве, – я бы и секунды не колебался... Только она, только с ней. Но к счастью, никто передо мною не ставит такого выбора и я иногда... Как правило, не чаще раза в месяц. Жизнь позволяет.

– Ну, чего там, начальник? Есть результаты?

– Будут результаты. – Я вдруг осекаюсь и останавливаюсь, осененный любопытною идеей. Камердинер перехватывает мой пустой взгляд в пустую стену и разворачивается туда всем корпусом – шея у него неподвижна, даже уже и не хрустит...

– Чего там? А, паутина... Сейчас я им вставлю, руки повыдергиваю...

– Вальтер.

– Да? Что?

– Где-то через часок я все закончу, с благополучным результатом, и уже после разговора с вашим сюзереном в твидовом костюме, я бы хотел переговорить с вами, с глазу на глаз, в течение примерно трех-пяти минут. Это реально?

Если камердинер проникся против меня опаской или подозрениями – по морде его этого ни по чем не скажешь: красный и неподвижный кирпич, глаза не виляют, умеренного любопытства не прячут...

– Реально. Я же вас буду провожать. Зайдете ко мне на минутку и переговорим.

– Хорошо. Я опять наверх, чай, вероятно остыл...

– Никак нет. Я велел молоко и чай постоянно держать подогретыми. Как только сядете за свой столик – тотчас же подам. Так, нормально все?

– Более чем.

– Сам? – Вопрос задан невнятно, однако, я хорошо понимаю, что именно Вальтер имеет в виду.

– Сам. Об этом и речь наша с вами будет. Все путем, все хорошо. – Я посчитал нелишним произнести дополнительные успокаивающие фразы, и, похоже, камердинер также правильно меня понял. Вот теперь видно, что он расслабился: фыркнул как гиппопотам и брюхо словно бы осело чуть вниз, под брюки.

На второй этаж я взбегаю, ничуть не заботясь о солидности, да никто и не видит. Эх, классная штука – хороший горячий чай под хорошее настроение.

– Спасибо, Элизабет. Мне и самому налить не трудно, но из ваших прелестных ручек...

– Боже мой! Все мужчины одинаковы: на языке мед, а на сердце лед. И еще после этого говорят, что во всем виноваты не они, а женщины. Вы нашли? – Под строгим голосом у горничной явный румянец с придыханием, и на секунду во мне вспыхивает горделивая радость самца-покорителя.

– Все в порядке. Зовите вашего властелина, будем завершать дело.

– Спасибо... Вы такой... умный, господин Ричард!

– Я умный? А где-же тогда мой особняк и слуги в нем?

– Ну при чем тут... Тем более, что вы такой молодой...

– Не моложе вас. И намекните ему по пути, что все хорошо. Угу?

– Я постараюсь...

Элизабет уходит за Пигги Туком а я перебираю напоследок все те жесты и фразы, которые собираюсь использовать в итоговом разговоре... Главное, не суетиться, даже если что-то и где-то сфальшивлю.

– Нашли? Где она?

– Минуточку, сэр Тоук. Во-первых – конфиденциальность.

Пигги оглядывается – и Элизабет уже за дверью.

– И чтобы звонками вас не беспокоили в течение получаса.

Пигги серебряным колокольчиком возвращает горничную и отдает ей дополнительные распоряжения. Теперь мы одни. Момент деликатный.

– Нашел. Но.

– «Но»?.. Сложности? Ну, хорошо, я слушаю вас?

– Но – это хорошее «но», сэр Тоук. – Я улыбаюсь как можно более легко. – Это бонусное, я бы сказал, «но», без сложностей и осложнений. Вам сейчас предстоит самому совершить радость открытия и воссоединения. Кстати, вы были правы, как обычно: ваша табакерочка – и впрямь со свойствами.

– А я что вам говорил??? Говорите же, Ричард, продолжайте! Вы же видите, как я...

– Вижу, именно поэтому не спешу, ради себя, вас и вашей славной вещицы. Если результат хорош – почему бы не поиграть в загадки хотя бы пять минут. Ручаюсь, это будут полезные загадки.

– Ну... ладно. Итак?

– Вы не задумывались, почему вы встретили меня именно здесь, у камина?

– А где еще? Какая разница?

– Да где угодно могли бы, хотя бы как в прошлые разы... Но... ручаюсь, гостиная с камином, с утра служила для вас как бы центром притяжения...

– Да? А я как-то... Ну, допустим... Так, так, так?..

– И вы одеты достаточно тепло. Вероятно, вчера-позавчера вам нездоровилось?

– Гм... М-м-м... Пожалуй... Познабливало...

– Теперь обещайте надо мною не смеяться... – Я даже косметической паузы не делаю и вовсе не собираюсь добиваться каких бы то ни было обещаний, это простая дымовая завеса из слов, сопровождающая суггестию, или, говоря проще втирание очков... Тем не менее, Пигги сумел вклиниться и частыми кивками подтвердил обещание надо мною не смеяться.

– Ваша табакерочка изобрела способ вылечить вас, подержать в сухом и живом тепле, у камина. Понимаете?

– Н-н... Как это?

– Она спряталась от вас. С одной стороны – недалеко, а с другой стороны – так, чтобы и вы сами были поблизости. Вы из туалета где возвращались, каким путем?

– Обычным. Я захватил ее с собой, потом, когда уже оттуда возв... Боже мой!

– Так возьмите же ее скорее!

– Пигги – видно было как у него коленки трясутся – подошел к камину, запустил руку в нишицу...

– Боже мой! Боже мой!.. О... Она... Ах, ты моя дорогая... – Пигги впялился губами в золотую крышечку с самоцветами, наверное и заслюнявил от полноты чувств... – Вы разрешите, Ричард?.. Кстати, не желаете сами?..

– Нет. Кто я такой, чтобы вторгаться в сакральную связь двух ментальностей...

– Апчхи! – О-о... Я оживаю, Ричард! Я восхищен.

Он восхищен... Дальше-то будет Телец, но на фиг мне эти волшебства сдались...

– И я тоже. Вами, вашей тончайшей чувствительностью к этим потокам... Мне бы такую.

– Что? Так у вас не хуже, ведь вы ее нашли! Или вы о табакерке?

– О способности чувствовать, ощущать. Я нашел. Но мне для этого понадобилось полдня беспрестанных поисков, с учетом того, что за два предыдущих визита я досконально изучил все, что можно изучить, включая физиономии ваших слуг. Все ведь надо принимать во внимание, любые версии рассматривать, вы же понимаете...

– Да, за слугами нынче глаз да глаз. А ведь были времена, когда слуги были единое целое со своим господином и лорд мог быть в них абсолютно уверен, как в том, что за ночью последует утро...

Угу... Были времена. Но портвейн у камина жрала одна часть единого целого, а золу из него выгребала другая нераздельная часть... Впрочем, Пигги Тук – не лучший спарринг-партнер для споров.

– Не смею вас больше напрягать своим присутствием, сэр Тоук, и если ваш чек уже подписан – я откланяюсь. Меня сегодня сдернули с одного дело исключительно ради вас, весьма и весьма уважаемого нашего клиента...

– И не останетесь пообедать? Мы бы обмыли такое дело. Я приглашаю вас, Ричард?

– Эх... Отдыхать в достойном обществе, среди благородства речей, манер и лиц, гораздо приятнее, нежели копаться в грязи... Уверяю вас, сэр Тоук. Но мне придется выбрать второе.

– Да. Понимаю. Вот ваш чек. И передайте вашим боссам, что все-таки они очень дорого дерут за свои услуги. Мне не денег жалко, дело в принципе...

– Не всегда они меня слушают, особенно когда речь о принципах. К сожалению.

Если горничную он вызывает колокольчиком, то камердинера – электрическим звонком: два «дзыня». Если три – шоферу приготовиться. Один, но длинный – всем слугам собраться. Может быть, он горничную еще как-то использует, иначе зачем ему эта затея с индивидуальным колокольчиком?.. Впрочем, у психов свои причуды, а мне нужен Вальтер.

– Что, подслушивали? – Вальтер чуть вздергивает ямочку на подбородке, глубокую и очень порочную, надо отметить...

– Да не очень-то и вслушивался... Главное – нашлась вещичка. И что наш зажилился платить, тоже разобрал. Ну и ваши соловьиные трели. А так – мне это неинтересно совсем. Ну что, ко мне? Хотите – по рюмахе вдарим? Виски. Настоящий продукт, не штатовский.

– С Альбиона?

– Угу. Ирландия.

– Эх... В другой раз, мне еще сегодня работать, да и за рулем. Откройте уши, Вальтер и приготовьтесь слушать ничего не упуская, благо теперь нас с вами дверь не разделяет...

Короче говоря, обрисовал я камердинеру ситуацию, по возможности упростив изобразительные средства. Грядет очередная пропажа, а мне – опять приезжать с поисками – в лом, другой работы полно. Поэтому Вальтер должен изучить, или запомнить очередность знаков зодиака и действовать отныне сам. Но не детектива вместо меня изображать – как раз возьмут за жопу, да еще и посадят, по старой памяти... Что сопите? – я в курсе вашей биографии, да. Лавров вы на этом не пожнете, речь идет только о вашем душевном равновесии и безоблачном житии...

Вальтер быстро уразумел, что к чему и даже родил, почти самостоятельно, весьма неплохую мысль: каждый вечер и утро обходить дозором перспективные точки, в данном случае – всякие разные норки на втором этаже вокруг лестницы, где изображен знак Овна, и проверять – не прыгнула ли туда волшебная табакерка? Если нет – хорошо. Если да – изъять и водрузить на ее обычное место... Если же казус с пропажей все-таки случится – немедленно звонить в офис и звать меня.

– Загвоздка в том, что я не уверен, что знаю ее обычное место.

– Начните наблюдать с сегодняшнего дня. Остальным слугам пока не говорите.



– Почему?

– Потому что повысится фактор неопределенности.

– Чего?

– Ну... Повариха, либо шофер сопрет, а свалит на вас, да еще покажет место, как свидетель, где вы ее прятали и где полно ваших отпечатков пальцев. Зачем вообще другим знать – что я открыл именно вам?

– Резонно. Да... пожалуй. Спасибо! Так что, может быть, все-таки...

– Потом, как-нибудь, подегустируем виски из Ирландии. Мне и вправду пора ехать, Вальтер, время не ждет. Если что – звоните.

До офиса ехать – минут двадцать, иногда полчаса, – вполне достаточно, чтобы еще и еще раз прокрутить все в памяти и восхититься собственною крутизной... На работе-то не с кем поделиться, там от триумфатора ждут чека в клюве и трепа ненапряжного, ибо – все не на курорте. Дома – да, там бы можно было пожать овации и за куда более скромные свершения, но... Только начни рассказывать о работе – не успеешь оглянуться, как привыкнешь выбалтывать секретное, да и редки светлые случаи, все больше гниль, да грязь... Зачем ее в дом нести? Дом – он для радости.

Когда меня осенила идея, камердинер Вальтер даже на стену оглянулся, потому что я в нее смотрел с широко распахнутыми глазами. Может, она того и не стоила, но мне – понравилась. Идея, разумеется, стена – она и есть стена, я перед любой способен медитировать. А смысл идеи как раз и заключался в том, чтобы переложить большую часть «табакерочной» проблемы на Вальтера. Зачем, казалось бы? Не козырнее было бы приезжать раз в месяц, раз в два месяца, и в очередной раз гарантированно разыскивать пропажу в предсказанном месте? И пожинать гонорары, «Сове» и себе? Э-э, нет... не козырнее и не кошернее... Такие золотые яйца из под сомнительных куриц – не по мне. Слишком много, как я объяснял тому же Вальтеру, факторов непопределенности, которые суть – почти всегда опасность в нашей профессии и всегда риск. Тот же Пигги, хотя он и мистик, и маразматик, но на пятый раз – вполне способен заподозрить сговор, прислуги и нашего агентства «Сова» в моем лице, преступный сговор с целью имитировать пропажу имущества и выдавить оплату за якобы найденное и возвращенное. К чудесам люди привыкают стремительно, повтор еще похвалят, а уже на третий-четвертый раз начнут зевать и нос воротить. И подозревать подвох да подставу. Мы, конечно, предоставим доказательства и свидетельства обратному, однако, судебные тяжбы с ненормальными дееспособными мультимиллионерами – штука дорогостоящая и, случается, что крайне долгосрочная, на десятилетия. В то же время, на работе вполне способны, с одной стороны, привыкнуть к халявным чекам от одного из клиентов, а с другой – обвинить в стремлении к халяве того же меня. Из зависти, или по глупости... И что самое-самое важное во всем в этом: я боюсь привыкнуть к запаху дерьма в моем деле. Пусть лучше извне будет вонять, нежели меня пропитает до полного слияния. Свои деньги я заработаю, не век же мне в детективах по выгребным ямам шнырять.

Фук! – и кончилось мое хорошее настроение. Только я успел проехать мимо церкви святого Влада да спохватиться, что Шонна просила свечей купить, как я увидел... Э-э-х-х... Лучше бы я на дорогу смотрел... Батя мой мелькнул. Точно батя, глаз у меня наметанный: только что почти весь был виден над поребриком – как черт его сдернул вниз, в подземный переход... Господи помилуй, вот по чью душу свечки ставить надобно... Сердце у меня как у быка, а вот – скрипнуло... Алкаш он у меня и бомж. Мать его бросила в свое время, и правильно сделала, я считаю; деньги, жилье и работу он пропил, на увещевательные беседы не реагировал... Мы иногда пересекаемся с ним, на кладбище, там, или случайно... Н-не могу на эти темы спокойно разговаривать. Стоит, такой, обтрепыш пьяный, какая-то дрянь в руках, комок невесть из чего... Ну мог я его не заметить? Мог. Тем более, что он-то меня не видел... Но совесть... жалость... бессилие... Может, его за хобот и в «дурку», на принудительное излечение? Надо будет узнать, сколько это может стоить... Шонна мою матушку так-сяк, а уж папашу с первого взгляда невзлюбила, когда мы с нею только познакомились, и он еще на человека был похож... А тут уж придется бой выдержать – куда там «вольво»... Да насильно не вылечишь. Надо набрать в грудь дзена, да погуще, и забыть. Сегодня день мелкого служебного триумфа и легкого полузакоса от дальнейшей работы. Забыть, забыть, забыть, и думать о хорошем, о позитивном, если получится – порисовать что-нибудь тайком...

Как бы не так.

Только успел я добраться до рабочего стола, да сесть за «пишмаш», за электронную пишущую машинку, с целью настрочить рапорт о содеянном (с купюрами, естественно, без упоминания рационализаторских идей. На машинке – это еще пустяки, халява, а вот бесконечные письменные отчеты «от руки» – это настоящее наказание Господне), как переключают на меня звонок... Папа позвонил. Здравствуй, папа, называется. Батю в лягавку замели, и что-то там такое противное, иначе бы не стал он беспокоить меня по столь обыденному поводу. «Ни за что, честно-пречестно...» А голос дрожит так, что... У меня даже и задней мыслишки не ворохнулось – оставить его наедине с судьбой и не ехать никуда. Нет, ворохнулась, себе-то врать не надо, мощное было искушение – послать его раз и навсегда по гнусному адресу.

Я отчет в сторону, цоп Карлика: свободен? Карл, адвокат наш, свободен оказался. Да если бы и занят был – придумал бы что-нибудь ради меня, когда я обрисовал ему ситуацию в два слова. Мы с ним не друзья, но коллеги настоящие и друг друга уважаем: разбуди он меня в полночь, чтобы ехать с ним и решать вопросы – не откажусь, ибо он надежный товарищ и серьезный трудяга, точно так же и ему бы в голову не пришло от меня отнекаться.

– Тридцать первое, говоришь?

– Угу. Что оно из себя представляет, не в курсе?

– Нет. Ты переодеваться будешь?

– Само собой.

– Давай, а я пока им позвоню на всякий случай, чтобы не спешили с поступками...

Карл взялся выяснять телефон тридцать первого отделения и звонить туда, а я здесь же, в моем кабинетике, по шустрому переоделся.

Утром, во время визита к Пиггею Тоуку, я выглядел запросто: джинсы, свитер, куртка-непромакашка, кроссовки... Все чистое, достаточно дорогое, но – обыденное. Мне раствориться в толпе – плевое дело, если, конечно, я догадаюсь для этого выбраться из «вольво» и отойти от него на приличное расстояние. Самое ценное, самое важное в нашем деле – при контактах с людьми не вызывать в них напряжения. Конечно, если бы я в первый визит приперся к сэру Пигги в таком прикиде, я бы авансом подорвал доверие к себе и представляемой мною «Сове», а во второй и третий раз – милое дело, тем паче, что свой мотор я у них во дворе оставляю, на погляд и догляд.

Еду в навороченном моторе – почет мне и уважение от окружающих, вышел из мотора – нормальный парень, молодой, приличный и симпатичный.

Но сейчас – совсем иное дело и я облачаюсь в полный парад: у нас, у детективов Совы, у каждого на работе хранится выходной костюм, чистый, выглаженный, новый и обязательно дорогущий, от запонок до штиблетов. Со вкусом – могут быть проблемы или разночтения, но с приблизительной стоимостью одежды – ни в коем случае. Причем – за свой счет. Шонна не менее ведра крови из меня выпила, собирая шмотье в ансамбль, всеми этими бесконечными примерками, перемерками, запонками в тон, носовыми платками, трусяными узорами... Какая разница, какие на мне трусы, их под пиджаком не так чтобы видно... Но я верю Шонне и доверяю ей: сказала, что дурновкусье – заменю и галстук, и запонки, и зубочистку, если понадобится. Но выгляжу я в этой сбруе ничего, даже сам себе нравлюсь. А осанка-то, осанка...

– Рики... Если ты налюбовался на себя, то, может, поедем? – Вот же скотина Карл: человек в горе и в тревоге – а он все равно не преминет поддеть. Ничего, посчитаемся в трудную для него минуту.

– Лишь бы в пробку не впилиться.

– Главное – через первый мост перевалить, на втором в это время пробок не бывает. Рики, ты бабки разменял на всякий случай?

– Угу... Тот-то, Крепостной, вот-вот на ремонт закроют, если уже не закрыли, вот намаемся тогда ... Так ты говоришь, ничего серьезного там? А, Карл?

– Уверен. Я когда на них поднаехал – они снагличали, но так... Без сердца и упорства. Под крупные купюры не попадаем, это точно.

С Карлом надежно, он и как юрист – золото, и человеческие качества в нем живы, в пику образованию и профессии. Я все ждал по дороге, пока он начнет выяснять насчет бати моего, поскольку это было бы вполне оправданное любопытство, но – молодец: ни слова. Понимает же, насколько мне гадостна эта ситуация...

Приехали. Отделение как отделение, не мало я таких повидал, в одном обезьяннике даже заночевать довелось. Но это было еще до армии, в далекой юности, за драку и нетрезвое поведение в общественном месте. Драка была, отрицать не стану: мы с с Риверой и Натом латиносов каких-то у дискотеки метелили, но пьяным я не был, ни в одном глазу. Все равно записали дебош и нетрезвость какой-то там степени. Мерзавцы, что взять... Но пьяным я, все-таки, не бываю, потому что у меня против опьянения два эффективнейших средства: крепкая голова и низкий порог нормы – не более пятидесяти спиртовых граммов за случай употребления, В пересчете на стандартный коньяк, это будет чуть больше ста граммов; но я могу и пивка тяпнуть, и водочки, и вина – чего душа пожелает, однако – в общих пятидесятиграммовых «спиртовых» пределах, благо, с математическими подсчетами у меня вполне хорошо. Уместно бы спросить – откуда же я знаю про крепкую голову, коли выше стопки не забираюсь? Увы, знаю. У нас в «спецморе» за три года так изгалялись, так нас выдрессировывали, что... Некоторым ребятам наутро после испытаний хоть бы что, а я только и успевал на толчок бегать блевать, в зеленом виде. Лучше кроссы бегать с полной выкладкой. Зато «под банкой» стоял лучше всех, до полулитра сознание держал. До спиртового полулитра, не коньячного. Зачем все это было нужно испытывать на нас – Бог и Командиры ведают, нам не докладывали.

Ненавижу пьяное состояние, а сухого шампанского вина – можно, по бокальчику с Шонной...

Заходим. Ну и запах в лягавках, такой специфический... Навевает компульсивное желание повернуться и бежать, прижав уши к спине.

– Лейтенант Палмер, слушаю вас.

– Добрый день. Я по звонку... – Мама дорогая! Я ведь этого «летеху» знаю... Вот это да, вот это мы с Карлом «напробивали инфы»... Карлу простительно... Да и мне, строго говоря, фамилия Палмер как-то сбоку, в Бабилоне десятки тысяч этих палмеров... Личное знакомство позволяет куда проще решать разные-всякие щекотливые проблемы и я в первый момент искренне обрадовался.

– Ого! – говорю. – Вот так встреча. Палмер, Санди Палмер!.. Смотрю, лейтенант слегка подрастерялся, не догоняет... Ну, я ему напомнил школу нашу, что мы в параллельных классах учились... Вспомнил, куда он денется. И, надо сказать, тоже обрадовался. И тоже в первый момент. А дальше нас обоих слегка проняло состояние взаимной неловкости: я за пьянчугу отца приехал хлопотать, а он – начальник, а может даже и замначальника обычного грязного районного оделения полиции, пьянчуг отлавливает... Так что нам с ним нет никакого смысла друг перед другом пыжиться, а надо без лишних формальностей восстановить и использовать былую дружбу. Дружбы как таковой не было, но мы никогда не враждовали, друг друга в лицо признали, на одних и тех же телок на танцах зарились... Да неужели не договоримся по-доброму?

Все вышло как по писаному, услуги Карла вовсе не понадобились и мы с Санди дружными кивками позволили ему смотаться по другим своим делам.

Отец выглядел ужасно: весь провонял черт знает чем, видно что побит, глаза пустые и почти мертвые... Это мой отец, весь в отрепьях, беззубый, седые лохмы клочьями. Немытый.

У них, в тридцать первом отделении, проблема наклюнулась: надо срочно искать виновных в «глухом» ограблении, срочно дело закрывать, чтобы районные показатели к празднику не полетели вниз; сроки жесткие, и фигурантов выбирать не приходится. Но, как я понимаю, «синяков» у них полно в округе, места бездефицитные, так что – заменят, без проблем.

Дружба дружбой, а Сэнди я все-таки сунул пятисотку, да патрульному сотнягу. Патрульному я мог бы и не давать, тем более, что этот шакал, похоже, бате моему приложил между рог, но.. Мало ли, что... Ну, на всякий случай. Пусть кто-то где-то из стражей порядка будет слегка прикормлен. Не он – другой бы ударил, все они одинаковые.

Распрощались мы с блюстителями закона и уличной нравственности, да и покинули помещение. Что делать дальше, Господи, Боже мой? Не очень-то я и рассчитываю на помощь Всевышнего, не сказать, чтобы и верил в него горячо, но вот – упоминаю всуе. Надо предка домой завезти, да отмыть, да переодеть, да покормить... Что я еще могу? Не у себя же поселять? Матушку мою Шонна уважает, хотя и без тепла в душе, а папашу – всегда терпеть не могла и никогда этого от меня не скрывала. Но здесь – особый случай, она меня должна понять, тем более, что все мое семейство сейчас вне дома, в гостях у ее родителей... Не будет он у нас жить, это не обсуждается, но завернуть домой к нам, просто навестить, никому не мешая... Короче, поехали, там разберемся.

– Тебе куда? Не возражаешь, я включу музыку? – врубаю кассету с Роллингами и, пока они страдают по Анджеле Дэвис, а папаша мой собирается с нелегкими мыслями, делаю ему предложение зайти ко мне в гости... Честно говоря, я был абсолютно уверен в двух вещах: что мне предельно не хочется везти его к себе домой, и что он поломается и согласится. Только наполовину угадал: заупрямился батя намертво, ни в какую! Естественно, чем больше он упирался, тем сильнее пронимал меня стыд за собственную черствость и жлобство. Лучше бы я втихомолку досадовал и чертыхался на его согласие, чем вот так... Уперся, да, и потребовал его высадить. Что я мог сделать в этой ситуации? Ну, высадил посреди Морского шоссе, у Островов. Где он тут живет – черт его знает... В таком виде он и двухсот метров не пройдет, полиция вновь подберет. Хотя... Поживиться с него нечем, вроде и не пьяный, разве что перегаром от него... И сунул я ему сотню, насильно запихнул, можно сказать... Я бы и больше дал, но кроме сотен были у меня две пятисотенных, «пятихатку» же ему давать – опять я зажлобился... И не в жадности одной дело, а как бы... не в толк давать такие суммы такому человеку. Сотню-то он так-сяк еще переварит в привычном для себя образе жизни, а с пятисотенной – обязательно нарвется на неприятности, хотя бы и при размене...

Я нажал на газ, утешая себя мыслями о собственной «хорошести», а сам приспустил окошко до упора, чтобы салон в моторе как следует проветрился... Еду и думаю: рассказывать Шонне о сегодняшнем «приключении», или не стоит?

И так мне вдруг не понравились мои мысли и сомнения – хоть в морду себя бей! С родным отцом общаюсь – хомячу, крою какие-то хитрости, талеры экономлю, перед Шонной отмазы планирую, вместо того, чтобы от сердца к сердцу поведать то, что накопилось, не скрывая и не приукрашивая. Разве так можно? Я же не на работе – притворяться чтобы да кривляться. В висках гудит, в кончиках пальцев потрескивает – дурной знак для моего ва. А бензин совсем уже на нуле, и я сворачиваю к первой же заправке, хотя «фибойловский» бензин вот уже неделю как недолюбливаю за его хромое октановое число: моему «вольвику» «барса» подавай, или «полиневию».

На мою удачу подвалили вслед за мной к стойке оплаты два полупьяных мужичка из гангстерованных, типичные, с модными татуировками на открытых предплечьях, с золотыми цепями на гладких шеях... Рожи нахальные, бицепсы внушительные... Таких и трезвых испугаешься. Я никого из них не пихал, взглядами не подначивал, ничем или почти ничем не провоцировал. Но стоило одному из них «алекнуть» с матюгами, что я недостаточно быстро сдачу из блюдечка забираю, так я уж перестал далее сдерживаться. Но и словам воли не дал, что толку – хамство плодить? Хам – это тот же эксгибиционист, только высовывает язык вместо гениталиев. Если же вы в ответ достанете свой – окружающие могут принять вашу дискуссию за групповик. Эта заправка не моя привычная, место глухое, лягавых не видать... Гляжу в блюдце – вся сдача медяками и никелем. Мелочью можно набрать любую сумму, любую купюру – и талер, и сто, и тысячу. Но попробуйте швырнуть попеременно то и это кому-нибудь в лицо – и вы увидите разницу. Короче, я мелочь из блюдечка выплеснул на ближайшую харю и в десять с небольшим секунд положил каждого в глубокий нокаут.

– Ты чем-то недоволен? – опять к стойке подхожу. Но паренек за кассой просто молодцом держится: отреагировал спокойно и совершенно нейтрально.

– Нет, все нормально. Только шумно.

Смотрю – ни к телефону, ни к кнопке не тянется. Чувак с заправки – сквозь витрину бдительно таращится, но тоже никаких суетливых движений из себя не выпускает...

– За шум извини. На, вели за ними прибрать, когда очнутся. И объясни им, если захочешь, что нельзя за руль в пьяном виде.

Положил я со сдачи сотенную на стойку – и парнишка благодарно улыбнулся мне на прощание. Еще бы: тут ему и зрелище, и калорийная халява. Да еще и мелочь с пола подметет в свою пользу, наверняка он и за уборщика, когда посетителей не густо.

У парней «кадильник», кадиллак в просторечии: точно – гангстера из сопливых. За рулем у них никого, значит оба и зашли внутрь, отлить, вероятно... Наверняка начнут выяснять у заправщиков номер моего мотора, но те, как правило, ребята тертые и подобных глупостей не запоминают. А хотя бы и вложили – я не боюсь. Зато какая чудесная эмоциональная разгрузка, просто гора с плеч.

Решено: расскажу все как есть жене насчет встречи с отцом, приму от нее утешения, так необходимые мне воркования и сочувственные поцелуи... Вот мир окончательно и вернется в мою растревоженную душу. Сначала на работу заеду, а потом вернусь за моим семейством, к тестю и теще.

Странно: вроде бы эту вещь я уже слышал, хотя кассету не перематывал, чудеса, да и только. Оплакивает Мик Джаггер судьбу несчастной негритяночки, которую проклятые копы упаковали за сущую ерунду: из двух стволов, зарегистрированных на ее имя, завалили несколько человек. Ну, эти коллизии, конечно, за пределами самого текста, просто я в курсе, поскольку интересовался историей создания песни. Если говорить о моем внутреннем мире – чем я живу, помимо семьи и работы – то он не богат и зиждется на двух китах: я очень люблю рисовать и очень люблю творчество «Роллинг стоунз».

Глава вторая

В которой главному герою приходится трудно. Однако он уверен, что веселее садиться за стол переговоров с ножом и вилкой, а не ложиться на него, с пучком петрушки в заднице.

Доверяя – не проверяй, не делай вторую глупость.

Моя работа, в основном, такого свойства, что приходится подвергать сомнению все, даже заложенное Господом стремление человечества к добру и совершенству. В силу этого, вынужден отказывать себе в удовольствии принимать на веру слова окружающих, пока не находится им подкрепление в фактах, лучше, задокументированных и запротоколированных. Но если вдруг, случись такое, нет у меня иного выхода, кроме как положиться слепо на чужое слово, – не дергаюсь тогда, принимаю сказанное как незыблемую данность, определенную самим Небом. Риск ошибки с лихвой компенсируется несуетным, не опасливым размышлением. Ну и тем еще, что, не проверяя, ты не рискуешь вскрыть обман, который обнулит все твои помыслы и планы, выстроенные на том, во что ты поверил... Темно излагаю? Можно короче, с незначительным ущербом для глубины вышеизложенного: не доверяй! А, доверив – заранее рассчитывай последствия обмана и будь к ним готов, не утруждая себя проверками.

Я тогда, в каморке у Вальтера Бирена, камердинера при сэре Пигги Туке, доверился ему, уверенный, что у того хватит ума рачительно использовать мой совет и, при этом, никому не выдавать наших с ним договоренностей без крайней на то нужды. Но будучи уверен в правильности своей теории, я заранее озаботился, чтобы не обнаружилось никаких материальных следов моей откровенности: ни свидетелей, ни подслушивающих устройств, вмонтированных в ливрею...

Умер Пигги Тук. Не помогло, что мультимиллионер, и что хронических болячек в нем не наблюдалось... Обширный инфаркт, обширный инсульт – и вот уже наш Вальтер Бирен безработный. Позвонил мне, растерянный, словно бы на помощь надеялся... Ну, утешил его двумя дежурными словами, попросил звонить при случае, намекнул на возможное совместное распитие виски ... Занес к себе в записную книжки его «рабочие» данные, телефон... А чем еще я мог бы ему помочь? Да и на фиг он мне сдался с его проблемами? Один раз видел Бирена «в натуре», когда по поручению фирмы приехал выражать соболезнования... Невесть кому... Какая-то тетка приняла их у меня, но я до сих пор без понятия – родственница она была, или представитель фискальных органов, претендующих на наследство покойного сироты? Увиделись, раскланялись, он не подошел ко мне, а я к нему... Так и не узнал – успел ли он воспользоваться моим советом, и что он думает о причине смерти своего хозяина... Все это накрылось для меня вечною тайной. И хорошо, я отнюдь не против чужих тайн. Я к чему: а оставь я некие вещественные знаки нашего с ним, с Вальтером, сговора за спиной клиента, пусть даже в пользу самого этого клиента, – и вполне возможно, что я стал бы объектом шантажа... Вернее, попытки шантажа, неудачной попытки шантажа, потому что наша корпоративно-народная мудрость гласит: поддался раз – и пидорас! Все наши сотрудники не однажды убеждались на чужих примерах в силе мудрости той, и, получив подобную прививку, – живут и работают при большом иммунитете. Не то чтобы нет на нас никаких рычагов страха: начальства, болезней, безработицы, к примеру, боимся, но мы не стремимся подставляться под новые.

А вообще говоря, дело прошлое (обошлось – и слава Богу), не следовало мне перекладывать часть своих служебных забот на чужого дядю. Это как с семейными проблемами и обязанностями – кому их уступишь?

Я – семейный человек. Иногда, когда никто не видит, подойду у зеркалу и говорю себе, повторяю: «Я – семейный человек! У меня семья! У меня жена и дети! Я – счастливчик!'

Некоторые парни, знакомые с моей работы и по прежней жизни, смотрят на семейные узы как на клетку, все откладывают, тянут: «не нагулялись», не надышались они свободой... Глупцы. А впрочем, их дело. Я же и секунды не колебался: сразу после армии – под венец, потом в Дворец бракосочетания, потом на недельку в северные тропики, потом однокомнатную квартирку сняли... Меньше чем через год сынишка родился...

Шонна, несмотря на мою репутацию шалопая, три года меня из армии ждала, хотя я ничегошеньки ей не обещал... Ждала и ни с кем ничего не крутила... Я знаю это. Точнее – верю ее словам... Гм... Нестыковка получается, непоследовательность: как же я ей верю, когда сам пропагандирую совсем иное? А вот так! Если существуют в правилах исключения, то это одно из них, и звать это исключение – Шонна, моя жена и мамочка моих детей.

Сыну четыре с половиной года, дочери два с половиной, они уже начинают понимать друг друга и даже играть! Но игры у них все еще не взаимовыгодные, то и дело приходится утешать кого-нибудь из участников: Жан строит башню из больших пластмассовых кубиков, уже высокую построил, почти по грудь, но тут, пыхтя как волшебный паровозик, подбегает Элли и одним мастерским пинком разрушает постройку. Она заливисто смеется, а Жан с ревом бежит жаловаться маме. Но мамы нет дома, она в парикмахерской наводит красоту, и сын вынужден приспосабливаться к обстоятельствам, жаловаться папе, который тоже самый лучший на свете, но все-таки не мама...

– Ты же здоровый взрослый парень, – объясняю я ему статус кво, – а она еще маленькая девочка. Да, маленькая, и девочка, поэтому по всем резонам – бить ее нельзя, потерпи до понедельника, до детского сада, там у тебя для этой цели полно друзей твоего пола и возраста... Мы с тобой не будем плакать, а возьмем да и выстроим башню гораздо выше прежней! Вдвоем. Ты главный строитель, а я помогаю. Идет? Что? Ну хорошо, согласен, замок еще лучше чем башня. Я готов и замок помочь выстроить...

Элли сидит у меня на руках, предовольная! Голубые глазки распахнуты дальше некуда – слушает наш разговор и понимает, что развлечение не закончено, надо только дождаться, пока ее товарищи по игре, то есть, мы с Жаном, выстроим новое сооружение...

– А она не будет больше?.. – Гм... справедливое подозрение.

– Ну... Мы ее попросим, чтобы больше так не делала. Элли, не будешь новый замок рушить? – мотает бантами из стороны в сторону: не будет.

Ох, сомневаюсь я в любых обещаниях, тем более в детских... А когда еще и пальчик во рту...

– Видишь, не будет. Ну что, с фундамента начнем, или с крыши? С крыши? Тогда командуй, показывай, как это технически осуществить. А Элли пока вытрет щечки, возьмет вот эту розовую леечку и принесет с кухни водички, и даст попить цветочкам...

– ...титотам... – Элли любит поливать цветы, ковер и паркет, хотя и они все, как я подозреваю, отвлекут, но не спасут наш новый замок.

Однако, ни ее умыслам, ни нашим с Жаном замыслам, не дано было завершиться в тот день: мама вернулась.

По чести говоря, я не придаю большого значения прическам и макияжам, хотя, понятное дело, мне приятнее смотреть на ухоженную даму либо девицу, чем на какую-нибудь растрепу, лохудру, неряху, распустеху... Трепетно поглаживать наманикюренный пальчик, нежно глядеть в искусно подведенные глаза, с любовным упоением прыгать по чистому и упругому телу... Все это так, но когда Шонна сама укладывает в «шлем» длинные свои каштановые волосы, мне это кажется ничуть не худшим, нежели сейчас, после трехчасовых камланий над ними шаманов мэйкапа... Но я стреляный воробей и знаю, как нужно обращаться с хорошенькими замужними женщинами.

– Слу-ушай, просто превосходно! Класс!

– Серьезно? Ай!.. Эличка! Не трогай, пожалуйста, не трогай мамины волосики! Рик!

– Элли, иди ко мне на ручки, на, на, мои похватай. Можешь даже за уши.

Простодушная маленькая Элли с удовольствием меняет мамины локоны на папины уши, в то время как Жан уже большой, он уже понимает мамины святыни и скромно сидит у нее на коленях; но мамин холеный указательный пальчик крепко зажат в его кулачке: мама теперь его и ничья больше.

– Мне кажется, неровно цвет положили...

– Где? Да нет, ровно же! И вообще суперски получилось!

– Правда?

– Да-а. Как всегда. А почему такой колер для маникюра выбрала? – Я указываю своим грубым толстым пальцем на ее тоненькие, ухоженные, оканчивающиеся длинными жемчужными акриловыми коготками.

– Потому что все продумано и подобрано. Чем тебе не нравится?

– Нравится. Но я люблю, когда у тебя ногти ярко-алые.

– В совокупности со всем остальным это смотрелось бы вульгарно. Нет, похоже, тебе не нравится, как я выгляжу.

– Да нравится мне! Ты и до парикмахерской была лучше всех телок на свете вместе взятых, а сейчас и вообще эльфийская принцесса!

Жан заливисто хохочет и начинает подпрыгивать на маминых коленях:

«Мама принцесса, мама принцесса!» И Элли за ним – она любит подражать старшему брату: «титета! Мама титета!'

Но моя подруга, вместо того, чтобы удовлетвориться изысканным комплиментом моего приготовления, ринулась в атаку:

– Господи! Боже мой! С кем я связалась! Кому отдала руку и сердце!..

– И лучшие годы.

– ...и лучшие годы! Я никогда, заруби себе на своем медвежьем носу, никогда не хожу в парикмахерскую! Меня обслуживает мой постоянный куафер. Не в парикмахерской, понимаешь? В хорошем дорогом салоне. Где также бывает первая жена мэра, внучка премьер-министра, даже Ванда Вэй посещает... иногда...

– Ну, если Ванда Вэй... – Я бережно отдираю от себя протестующую Элли и иду целоваться к супруге. Та мгновенно тает и спохватывается только, получив звучный поцелуй в щеку.

– Ну, все. Весь макияж насмарку... Элли, не плакать, мама принесла тебе подарок. Вот кому куколка-малышка?

– А мне-е-е...

– И тебе. Сабелька-малышка.

– А мне?

– Тебе-то за что? За то что свез с лица мэйкап? Какой кошмар – эта семейная жизнь. Что вы ели, дети? Не морил вас папочка голодом?

– Себя морил, их – нет. По конвертику с повидлом, по кусочку сыра и по две конфеты.

– Погоди мой дорогой, сейчас я надену фартук, косынку и чего-нибудь приготовлю посущественнее... А вам обязательно! Маленьким зайчикам в самую первую очередь!

– Перед вечеринкой? Да я потерплю.

– Нет уж. Это твои сослуживцы пусть чавкают как свиньи, мажут щеки кетчупом и горчицей, макают галстуки в жир и в майонез, а мой муж должен быть самым элегантным и самым воспитанным в мире! Поешь, как следует дома, а там пощипывай себе кусочками, запивай маленькими глоточками. Хочешь мясо по-аргентински?

– Еще бы! А не хлопотно будет?

– Что ты, Ричик (при этих ее словах мое сердце немедленно окунается в мед)! Я уже все заранее приготовила, и картошечку, и говядину, и лучок, и майонез, и травки, только на противень положить и на огонь поставить. А деткам – кашки! Кто будет сладкую кашку с ягодками?..

– Может, лучше в микроволновку? Скорее будет? – Шонна мечет в меня такой силы взор, что я теряю дар речи и, совершенно уничтоженный, бегу, пошатываясь, к спасительному креслу, где меня ждут нечитанные с утра газеты. В ближайший час деткам будет нужна только мама. Это не значит, что я до самого обеда буду беспрепятственно бить баклуши, семья в шесть глаз бдительно следит за тем, чтобы меня не настигла гиподинамия, но я умею довольствоваться малым: первую газету, первые десять минут у меня даже Всемирный потоп не отнимет!

Фирме нашей двадцать пять лет исполнилось, четверть века, с ума сойти. По этому замечательному поводу руководство устраивает грандиозное торжество в одном из хороших кабаков, сняв его на весь вечер: банкет, непринужденно перерастающий в полуночную пьянку. Мужчины в смокингах и в костюмах-тройках (чур, я в смокинге!), дамы в платьях для коктейля или для званого обеда, – большой свет, да и только! Но народ у нас – по большей части простой и очень простой, не обремененный воспитаниями да образованиями: есть бывшие полицейские, есть бывшие гангстера, бывшие военные из боевых подразделений... Всякой твари по паре, некоторые попадаются и с высшим образованием, вроде нашего Карла, который у нас юрист на все руки, старший юрист, со степенью магистра, и вашего покорного слуги, который увы, всего лишь бакалавр гражданского права... Но я не купил это гордое звание, а честно вымучил вечерними лекциями и бессонными кухонными посиделками за конспектами и учебниками... А у остальных-то, как правило, и этого нет. Дипломированных юристов – самый минимум, плюс парочка выпускников технических университетов. Народ у нас больше полагается на силу, на опыт, на звериную хитрость, на связи, на сложившуюся репутацию... Образование у нас в фирме скорее уважается, нежели ценится. Мне за мою бакалаврину хоть бы сотню прибавили – да куда там...

Если бы не Шонна, мне бы на корпоративных вечеринках было бы вполне терпимо: там выпил, тем закусил, с той перемигнулся, с этими байки потравил, – вот и вечер прошел не напрасно, на хорошо и отлично. Шонна держится несколько чопорно, безумно раздражая более зрелых и бесформенных жен наших сотрудников. Мне это тоже в Шонне весьма нравится, не хуже флирта и анекдотов, но – через полтора-два часа, вскорости после окончания здравниц и тронных речей, в самый разгар веселья, мы с нею уходим. И жалко становится: ждешь-пождешь праздника, а вот он уже и закончился. И понятно, что дальше там будет пьяно и не менее тупо, однако все равно грустно уходить, оставляя за спиной крики, смехи, звон бокалов и музыку...

А дома нас будет ждать моя матушка, которую я очень люблю. Жалко, что они с Шонной не могут найти общего языка. Я бы не возражал, чтобы кроме холодного уважения, они испытывали друг к другу приязнь, чтобы им было тепло в общении, как мне тепло в компании с любой из них. Но только не когда они вместе.

Да, тут иной раз приходится быть плохишом. Как только я чую, что холодная война между моими любимыми женщинами начинает набирать градус, я становлюсь резким и почти грубым. Сходу могу заткнуть и маму и Шонну, за мной не залеживается. И они четко понимают, что я не шучу, что меня на слезы или на игнор не возьмешь и бойкотом не испугаешь... И вот ведь смех: совместное недовольство мною – это единственное, что может их на короткий миг примирить и объединить. Они начинают терзать меня, бедолагу, вонзать в меня клыки и когти... К счастью, мне это нипочем: зыркну, рыкну, зуб оскалю – смирились. А как разошлись в стороны, по домам, – то и на меня уже совсем-совсем не сердятся.

Вот и сегодня так вышло: после вечерины – легонький серпентарий, на тему позднего детского укладывания в неправильно подготовленные кроватки ( позднее укладывание – вечный мамин просчет, кроватки – вечное неумение Шонны), потом дружные синхронные наскоки на зловредного и тупого маминого «Ричарда» и Шонниного «Рика», потом фальшивые прощальные поцелуи...

А потом уже настоящие и горячие, наши с Шонной. И непременный мамин звонок, который я всегда с нетерпением жду, но который раздается в самое невовремя... Гм... И мама – тоже уже прежняя мама, которую если и можно в чем-либо обвинить, то разве что в чрезмерной заботливости ко мне и внукам.

Отшумел юбилей, вернулись будни. Спихнули на меня, как на самого молодого из детективов, довольно глупое дело: защищать школьника. Нет, ну в самом-то деле! Как будто ни на что иное, более толковое, я не гожусь! Обычная школа, муниципальная, в винегретном районе. В винегретном! Если у них есть деньги нас нанимать – какого хрена, тогда, взамен этой дыры – не отдают парня в нормальную частную в хорошем районе???

Оказывается – Бобби меня просветил – бывшая давняя пассия нашего генерального, живет неполною семьей в самом низу социальной лестницы: брошенная когда-то мать-одиночка, беднота, сумела дотянуться звонками до нашего босса, напомнила былое, попросила о помощи... Все они люди, даже высокие и богатые...

Вот меня и послали – защищать ее четырнадцатилетнего сына от местной околошкольной шпаны. Дешевле было бы заплатить за парня в частную нормальную школу, я так думаю, но... И что мне с ними со всеми прикажете делать? Бодигарда изображать? На переменках в драки вступать на стороне моего питомца? Что реально делать-то?

Тем не менее, вышел я из ситуации с блеском, не побоюсь этого слова, и удостоился высочайшего одобрения. Но не столько за выполненный заказ, как...

Да... Сижу, такой, перебираю варианты: с чего начать? С визита директору? Или к квартальному забежать да подмаксать его чуточку в натуральной форме, чтобы просветил насчет местной обстановки? В пределах пары сотен талеров бухгалтерия без скрипа оплатит мне чек на коньяк и колбасу... Это ехать туда вечером и пить вне дома... Может быть, в том районе квартальный – трезвенник, это было бы удобнее, но пока я с такими не сталкивался... Да, начнем с квартального... Так решил я, однако начал со знакомства с подзащитным...

Мама – черная, парень – кофе с молоком, полукровка, мулат, памятник неизвестному солдату. Четырнадцать лет, ни то, ни се, неглупый, худощавый, невысокий, не широкий...

– Ты не похож на труса, – говорю ему. – Но если тебе понадобилась посторонняя защита – значит, дело не в одних кулаках, а? Чокко? Ты же не собираешься в одиночку справиться с целым миром? В чем там загвоздка, если твои кулаки – не аргумент? Старшие посторонние?

Кивает. Парень не ломался, видимо потому, что вдруг проникся ко мне доверием, и рассказал ту самую необходимую правду. Сцепился он еще в позапрошлом году с одним парнишкой, Перейрой, выходцем из Колумбии, тот на год старше, второгодник из параллельного класса. И с тех пор у них стычки, но Перейра весь в старших братьях, три брата у него. Самый старший сидит, двое – своей очереди дожидаются, а пока, чтобы не скучать – хулиганствуют на улицах и помалу приторговывают марафетом. Пока еще легкой дрянью – марихуаной, ноксироном, экстази... Но уже хвастаются кокаиновыми и героиновыми связями... Непосредственно в драки они пока не вмешивались, но своим присутствием и авторитетом давят и младшего с приятелями неустанно подзуживают... Он же один против них, и в регулярных драках ему достается.

– А чего им надо в конечном итоге?

– Ясно чего. Чтобы прогнулся перед ними и шестерил. И дань платил. Только мне нечем, да если бы и было чем – все одно не стал бы. Западло.

– Мать все детали знает? Про наркоту, братьев?

– Почти ничего не знает. Только то, что ей подруги напели и классная чего-то рассказала...

Парень не трус – и это уже хорошо. Тем хорошо, что есть для кого стараться, что он готов защищать свою честь и хотя бы в этом меня не подведет.

Ну, думаю, что-то нам квартальный поведает... разыскал я у нас в «Совиных» дебрях, через пятые руки, подводки к местному квартальному, чтобы не шиш с горы к нему нагрянул, а как бы не чужой, хотя и не близкий... Квартальный оказался, вопреки всем моим знаниям человеческого естества, малопьющим ирландцем, я не шучу: тяпнули по стохе и он крышечку завинтил.

– Не хочу, Рик. Хочешь – допивай, хочешь – забирай, а я за весь день устал как собака и завтра будет не легче. Спрашивай, что надо и выметайся. Извини брат, но вымотался, спать хочу.

Мужик золото! Без лишних выгибонов дал мне полную раскладку по интересующему меня делу – а знает он много. Вот это, я называю, талант в человеке и совесть! Такой квартальный – клад для населения. Но когда он такой – не место бы ему там, гораздо лучшей участи заслуживает. Надо будет запомнить, да при случае к нам сманить... Берет – но в самую меру, по малости: типа, чашку кофе пропустит в кафешке забесплатно... (это я уже позже узнал), мелкий ремонт по дому даровыми силами местной коммунальной фирмешки, пол отциклевать, горшок починить... И никогда деньгами, и никогда от гангстеров. Принципы у него. Малопьющий, любопытный, толковый... ну, я ему и пообещал, что с этой школой мы проблему уладим и тем самым чуть разгрузим его заботы. Ухмыльнулся он недоверчиво, но спорить не стал и даже поблагодарил авансом...

Оказия выпала в четверг. Оказия – это не чистая случайность, а совокупность ожидаемых факторов, которые отнюдь не каждый день совокупляются. Мне Чокко, парнишку, из школы встречать, а я уже приметил драндулет с открытым верхом – на улице начало апреля, но, на удивление, все еще по-летнему тепло. В моторе том сидит теплая компания в три жала, без девушек, один из них старший брат обидчика, Пако Перейра, начинающий марафетный барыга. Я, естественно, ничего этого не знаю, просто случайно прохожу мимо. Одет я буднично: джинсы, кроссовки, легкий свитер на голое тело, без ствола (нож, однако, под джинсами над лодыжкой прикреплен, на всякий случай).

Парни чего-то там регочут ублюдочными голосами меж собою, а я уже рядом. Дальше было как по нотам.

Вдруг чувак, который проходил мимо теплой компании, словно бы споткнулся, замер. Парни смотрят на окаменевшую спину, машинально, без особого интереса, а чувак медленно разворачивается и вытаращивает глаза. И смотрит прямо на Пако. Потом разевает рот и сипит:

– Э, ты это кому сказал?

Ребята в непонятках, Пак в свою очередь пытается вылупить пошире свои полуиндейские глазки и спрашивает:

– Это ты мне? – Чувак также не отвечает на поставленный вопрос, а повторяет свой и видно, что – да, к Паку обращается.

– Ты что сказал, гондон, ну-ка повтори, что ты про меня тут тявкнул?

Мужик явно псих, либо обкурок, но не местный, по обличью – не при делах и думает, что если перед ним парни на несколько лет помладше, то можно борзеть... Это он зря так... Пак не трус, но втроем махаться проще, и Пак с приглашающей улыбкой смотрит на друзей... Друзья видят, что в мужике ничего такого особенного нет и согласны ассистировать...

Вот тут-то самый тонкий момент и наступает...

Я ведь не собираюсь избивать всех троих, не потому что мне кого-то из них жалко, а просто из целесообразности: мне нужна победа в войне, а не в отдельной битве. Но раньше надобно аккуратно развязать эту самую войну, и чтобы она не на мне одном замыкалась, и чтобы сулила выгоды, по крайней мере, одной из сторон, то есть – нам, мне. Я бью этого Пака в челюсть – и он падает. Драться ребята, быть может, и умеют, но скрывают свои умения: второй типчик почти рядом, стоит столбом, вместо того, чтобы двигаться и нападать. Я его бью кулаком в живот, в скромной надежде, что правильно соразмерил силу удара... Я – молодец, ювелир и замечательный умница: парень остался на ногах, но только потому, что задницей уперся в дверцу мотора. Вот он стоит, такой, и мучительно пытается не обосраться и не согнуться пополам, но внешне – просто осторожничает и не рвется в бой. А третий – на самом деле испугался, он младший, лет шестнадцать ему. Тем же двоим – около двадцати.

Пако начинает вставать, я за шиворот помогаю ему принять вертикальное положение, отхожу на шаг и опять бью в рыло, прицельно. Потому, как клацнула челюсть и заныло в костяшках, я угадываю: как минимум один зуб я выбил. Это превосходно. Конечно, руки свои, не дядины, – их следовало бы обуть в перчатки или в бинты, но ради такого результата можно и потерпеть разок. Пак, Пако, опять валится, не забывая при этом громко мычать, я же озираю поле битвы. Соратники его смирно стоят в двух метрах от меня. Звонок прозвенел за минуту до начала моего движения вдоль мотора и на улице довольно много школьной детворы средних классов. Наблюдатели и будущие рассказчики.

Горько, стыдно мне браниться при детях, даже в винегретном районе, уши и щеки у моей совести пылают от смущения, но посторонним этого не видно, а интересы дела требуют:

– И заруби себе на носу, пидорус латини! Еще раз на меня хвост поднимешь – вырву вместе с кишками! А вас по-настоящему накажу. Прочь, шакалы. Прочь, я сказал, падлы!

Один пинок попадает под ребра лежащему Пако, другой – посильнее – по автомобильной фаре. Всегда надо знать, куда и как сунуть ногой, тогда и результаты будут требуемые: фару разбить, Пака взбодрить, этих двоих вывести из ступора. Так оно и получается. Который цел и невредим, втаскивает поднявшегося Пака на заднее сидение, другой восстановил дыхалку и уже на водительском месте, ключом терзает зажигание...

Как бы не вознамерились они поутюжить меня мотором... Но – нет: дают по газам – и сгинули... Струсили конкретно. Мне все же урок: надо предусматривать, обязательно держать в поле зрения и в пределах досягаемости какую-нибудь полосу препятствий для автомобильных колес.

Они уехали, а я неспешным шагом продвигаюсь к зданию школы, ко внутреннему двору, через внешний, здоровенный пришкольный двор. Хоть этим хороши новостройки, что пространства много; а в центральных районах Бабилона, даже у престижных лицеев пришкольные участки крохотные, размером с местную баскетбольную площадку. Но там действительно учат, и там безопасно.

– Чокко, привет, Чокко! Как дела, как оценки?

– Нормально. – Чокко в некоторой досаде, что за ним пришли, типа как гувернант к недееспособному... Погоди, дорогой Чокко, это еще до тебя вести с полей не дошли... А как дойдут – одна твоя досада сменится другою, не сказать чтобы более легкой... Хотя, в первый момент, приятной, видимо...

– Погоди, дорогой Чокко, подожди меня здесь минут десять-пятнадцать, ибо мне назначено у вашего директора. Я быстро.

Мне действительно назначено, совместными стараниями Карла, нашего юриста, Джека, квартального полицейского, и моими скромными, как координатора усилий тех двоих... Руководству «Совы» лучше бы пока не знать о моих инициативах, поскольку они любят только удачные авантюры, а на неудачные – гневаются.

Поговорили. Директор, зрелый, вполне сложившийся алкоголик, мечтает только об одном: дотянуть оставшиеся пять лет до пенсии и выйти на нее. Да, он слышал о целевом внебюджетном финансировании муниципальных школ, он не против такого распределения внутримуниципального благотворительного гранта, да, и он не против взаимовыгодного сотрудничества с нашим агентством. Чудно. О том, как я прогнал мелких гангстерят, я ему не стал докладывать, это и без меня случится.

А Чокко, судя по горящему взору, уже в курсах: пока он ждал меня внизу, в вестибюле, свидетели неравной битвы все ему рассказали. Теперь он смотрит на меня совсем иначе, нежели полчаса назад, но тревога закрадывается в его юную душу...

– Они теперь на злобе.

– Да ты что, правда?

– Точняк. У этого Пака еще братья есть и все они в банде «Два окна». Мы их колумбийцами зовем. Наркотой торгуют, ну я рассказывал.

– И что?

– Пожалуются, вот чего. Сначала брату, а там не знаю...

– Пожалуются... Что ж, таковы реалии, друг мой Чокко. Средняя школа испокон веку немыслима без второгодников, стукачей и дипломов о неполном среднем образовании... Узнаешь чего – держи меня в курсе. Да, еще, вникни в одну интеллектуальную тему и не бойся: до тех пор, пока они не разделаются со мной – тебя и пальцем никто не тронет. Врубился?

– Точно? А... вы как же?

– Точно. А я? Я очень не люблю, когда меня избивают и ставят на ножи. Прорвемся.

И мы идем, себе, по двору, по улице, сопровождаемые взорами... Да... Прорвемся... Игру я затеял серьезную и мне тоже страшновато... Перед любым заданием, перед любой стычкой, даже если это обычная кулачная махаловка, мне становится не по себе, дрожат поджилочки... Когда все понеслось – тогда азарт, жажда крови и почти весело, а перед «экшеном» – всегда тоска на сердце. Не знаю как у других – а у меня с детства так. Я об этом никогда никому и ни гу-гу, только Шонне одной. Но она, по-моему, не очень-то мне верит в этом пункте.

Первая стычка случилась в четверг, и потом до вторника все шло тихо. Но уже в понедельник по небу низко-низко пролетели две ласточки...

Я, как обычно, приехал не в своем моторе, а на такси, которое оставил за два квартала от школы, и иду, такой, четко выработанным, заранее продуманным маршрутом. Стоят двое, газетный киоск подпирают. Может быть, они ухаживают за газетной торговкой? Но ей за семьдесят, а им на двоих полста, мне почти ровесники. Взглянули на меня, переглянулись, отделились от подпорки... Здоровые ребята. Мне таких отметелить – еще не трудно, но уже почетно. Однако, конфликта не получилось: осень потихонечку наступала и я утеплился, был в пиджаке. Вот расстегнул я пиджак, чтобы из брюк мелочь на газету достать, а у меня за поясом ствол торчит, совершенно случайно забыл за спину сунуть. Эти двое – шлеп, шлеп толстыми жопами обратно, в еще неостывшие стенки... Ошиблись, видимо.

– Парни, как тут к пятьсот пятьдесят первой школе проще пройти?

– Не знаем.

– Вон, два квартала прямо и налево.

– Спасибо, друзья, дай вам Бог долгого телесного здоровья.

Вечная, неистребимая гадость в мире – это торговцы марафетом. Хоть в ведре их топи, хоть стреляй без суда и следствия – новые и новые подрастают... Сами коматозят и других за деньги угощают... И в этом бизнесе им, уличным маркетологам, не нужно никого выслеживать, да на иглу специально подсаживать, как об этом в умных и желтых газетах пишут, этим никто и не занимается. А только каждый, кто распробовал, спешит поделиться своим счастьем с друзьями и товарищами: круто, улетно, приятно и недорого! На первых порах оно действительно приятно и недорого... Но, опять же, не потому недорого, что коварные торговцы новичка вовлекают низкой ценой, а потому, что наркота имеет свойство давать привычку а-ля Мидас: прежняя доза постепенно теряет силу кайфа и ее надо увеличивать... В случае, например, с героином, увеличение необходимой дозы доходит до пятидесятикратного. А то и выше. Но удорожание удовольствия произойдет не сразу, чуть попозже... Подсевший агитатор пока еще сохраняет пристойную внешность и уверенность в своих силах, как такому не поверить и самим не попробовать? Это потом уже «сирена» теряет человеческий облик и за дозу продаст себя самого и с себя все, кроме штанов, потому что они не раз уже обоссаны и обосраны, потеряли торговый вид... Но тем, кого он сагитировал, поздно показывать и его, и штаны, в виде наглядного пособия, потому что слушатели уже сами подсели крепко-накрепко, ломом не сковырнуть... И сами агитируют новобранцев. И торгуют, наваривая себе на дорогой раскумар.

Но у каждой медали есть своя оборотная сторона: мир этот гнилой, зыбкий, и любая конкретная шайка торговцев наркотиками – слаба, ибо состоит из наркоманов, подонков, трусов и иных дешевых личностей. Каждую по ветру развеять – невелика проблема. С явлением же справиться – извините, это не моя задача. Но и мне одному, без помощи «Совы», данную конкретную тему не поднять, все-таки – банда, это не один и не два трухлявых торчка.

Да я и с самого начала не собирался в одиночку геройствовать.

Итак, вторник. Я иду четким, изученным недругами маршрутом, и слегка мандражирую: вдруг они сразу возьмут быка за рога и не мстя, не тешась, – просто завалят меня из длинного ствола с большого расстояния... Вероятность этому весьма невелика, но все ж таки отлична от нуля и я беспокоюсь... Хотя, с другой стороны, квартальный наш предупредил, что в этот час никаких полицейских патрулей в округе не будет, за это хорошо заплачено. И его не будет, но по другим причинам. Бюрократического свойства. Тем не менее, он все же постарается побыстрее разделаться с управленческими крысами и хотя бы сегодня подстраховать. Но все дни он быть на стреме не в силах, дел – реально по горло. Мне хочется верить в его причины бюрократического свойства и я верю. Более того, я постарался убедить, что именно его присутствие сегодня было бы лишним. Все ништяк, господин старший лейтенант, все учтено. Все что обещано – сбудется. Удачи всем нам.

На том и поладили.

Так вот, раз полицейского патруля не будет, значит, немедленной заказной смерти тоже не должно бы быть, потому что подкупленные патрульные без колебаний превратятся, как минимум, в осведомителей следствия, а то и в свидетелей, если запахнет жареным... А вот показательная расправа с гражданином, не принадлежащим к лягавскому сословию, она может быть списана в обычную уличную хулиганку, которая ни на волос не способна ухудшить печальную статистику винегретного района. На его улицах каждый день и каждую ночь повреждается столько членов всяких-разных...

Иду я, минут за десять до звонка об окончании занятий, а там, возле баскетбольной площадки, уже два мотора меня дожидаются: один старый знакомый драндулет «Север» с подбитой фарой, другой, конечно же, Кадиллак. Но не тот, который я однажды видел на заправке, из-под двух избитых мною гангстеров, а другой, тоже гангстерский. (Кто и когда, кстати, ввел среди ганстерья кичливую моду на «кадиллаки» – наверное тайна, не ведомая даже Богу...) Набитый как пушерский бумажник, только вместо мелких купюр в нем – мордовороты, пять экземпляров. Я их сосчитал, когда они из мотора повылазили: четверо битюгов с битами и стволами и один невысокий чернявый, морда широкая и плоская, Перейра старший. Стволы – это чтобы мой ствол нейтрализовать на стадии извлечения из недр одежды, а биты, чтобы, понятное дело, меня ими избивать. У самого Перейры в руке пистолет-пулемет системы ПАСАМ (это я уже потом рассмотрел), довольно хреновенький, но кашляет настоящими пулями...

Все это, конечно, ни от кого не скрывается, все напоказ, чтобы смотрели и боялись, и восхищались, и думали, прежде чем...

Они направляются ко мне, зловещие негодяи, явно с нехорошими, а то и преступными намерениями, я же, напротив, замедляю шаг и даже останавливаюсь. Кровь в висках не шумит – ревет!.. Но я сдерживаюсь, я спокоен...

В это время, из-за угла, со скромным урчанием выезжает джип и деликатно тормозит как раз посередке между нами. Но не так, чтобы загородить обзор, а чуть сбоку. Из него выходят трое сотрудников «Совы», под руководством Джорджа Кохена, двое держат по пистолет-пулемету М-11 «шорт» с глушителем, а сам Джордж муляж автомата АК-47. Муляж исполнен мастерски, от настоящего не отличить. Почему именно муляж, спросите вы? Как же, как же... У нас выправлены все необходимые лицензии на хранение и ношение, однако, случись «тяжелая» стычка с «последствиями», по результатам ее любой прокурор и любой суд очень доходчиво объяснят подсудимым разницу между серьезной автоматической винтовкой и безобиднейшим пистолет-пулеметом, из которого простому неискушенному человеку даже при полном рожке и в людном месте не накрошить без тренировки более двух-трех покойников. В то время как...

– Ну-ка стоп! – Это Джордж. Нос у него перебит и этот дефект отдается в голос, когда ему доводится брать слово. У меня – и то от его резкого, несколько гнусавого голоса душа в пятки уходит, а гангстера в момент уморозились: стоят смирно и глаз от чужих стволов не отводят. – Выронили волыны, быстро. Повторять не буду.

Выронили, и сами, без дополнительной команды, руками к небу потянулись.

– Дубины то же самое...

Стук, стук – и обе дубинки пали на асфальт. Я еще подумал, помню, что дубинкам-то ничего не сделается, а железки-стрелялки и повредиться могут от неосторожного обращения. Кто мы такие, зачем мы здесь, почему с оружием? – Джордж даже и не подумал им представляться.

– Рик, твоя очередь. Разберись с ними. – Это Джордж мне бразды правления передает, как и условились. Самый темный момент миновал – гангстера не осмелились ввязываться в лай и перестрелку, хотя – нет, Перейра пасть разинул. Но голос негромкий, не провоцирующий.

– Вы чо, парни, вы хоть знаете, на кого тянете?

– На кого же? – Это я, такой вежливый, полюбопытствовал.

– «Два окна» – слыхали, может?

– Слыхали. – Это я опять отвечаю. – В основном там пидоры. – Запускаю вербальный пробный шар – но никто не шевелится, не реагирует аффектно на полученное оскорбление. Кроме Перейры, который также неподвижен, лицо безучастное, но языком чешет:

– Напрасно ты так сказал. – Это он мне.

Что же мне было – терпеть такую неслыханную наглость? И плохо замаскированные угрозы? Я подошел и пнул его в пах, а он упал. Все Перейры какие-то слабоногие оказались, неустойчивые на удары. Тем временем, зрителей из школы на улицу вывалило совсем немного, и все они жмутся довольно далеко. Зато окна в школе и окрестных домах битком забиты, в три этажа головы торчат... Ни одного телефонного звонка в полицейский участок от местных жителей не поступило, это мы позже выяснили. Впрочем, кто бы сомневался...

Чувство удара и времени у меня развиты неплохо – и Перейра старший встал сам, минуты не прошло. Хотя, справедливости ради, я подбодрил его настойчивой просьбой встать вертикально.

– Господа гангстеры! Вы сами видите, как переменчива судьба: обидчики превращаются в обиженных, те в обиженку...

Молчат гангстера, паузу не рушат, так что мне приходится продолжать.

– Короче говоря, у нас с вами есть все шансы уладить наши разногласия мирным путем: я вызываю на драку любого из вас присутствующих. Кто, чей представитель, победит в поединке – того и поле битвы, того и район. Без кастетов и ножей, до первого нокаута. Откажетесь – всех замесим беспощадно, с последствиями для здоровья – от больничной койки и далее. Перейра, хочешь со мной один на один?

Перейра щупловат, я уже нацелился на одного верзилу, самого крупного из них, но, по-моему, немного неуклюжего. Это именно он, один из двоих, сказал «не знаю», в ответ на мою смиренную просьбу показать дорогу к школе... Надо только вычленить именно его...

– Откуда ты меня знаешь?

– Готовились, – простодушно отвечаю я Перейре. Но не вслух, при всех, а шепотом в ухо, подойдя к нему поближе. И тут же толкаю ему дальнейшую вязанку из слов, чтобы внешне была видимость диалога.

– «Сову» знаешь? Это мы. Департамент нам дал спецзаказ насчет очистки этого конкретного микрорайона от марафетчиков. Контора попросила.

Вполне возможно, что он слышал про нашу фирму, она довольно известна, и делами, и рекламой, но уж про Контору, министерство внутренних дел, он точно слышал. Сразу подобрался. А я, когда ему шептал, сам поглядел на верзилу, но не сразу, а подождал, пока Перейра буркнул вопрос:

– Чего им надо? – Вот тут-то я и поглядел на верзилу, типа, оценивая кандидатуру Перейры.

– Не твое дело. Ладно, я вон того выбираю, с зелеными татуировками. – все это прежним шепотом. Потом киваю и уже громогласно, выманивая пальцем верзилу:

– Я согласен, мне по фигу, пусть он выходит, раз так! Драться всерьез, щадить не буду. Готов?

Провокация – мать предательства. Они потом замучаются доказывать друг другу, кто что говорил и как действовал, кто кого вместо себя подпихивал и в чем трусил. Вместо единого фронта – будет ощущение у каждого, что другие его предали. Вернее, опять предали, потому как в их гнилом мирочке нет места верности, дружбе и благодарности. Я ему, который уже топчется на асфальтовом ристалище, предложил перемотать носовыми платками кисти рук и он отказался. А я согласился, поскольку руки стараюсь беречь, а носовые платки предусмотрительно положил в свой карман и в карман Джорджа.

Верзила – куда деваться, если старшие за него договорились – вышел против меня, типа, на поединок, ну и я тут же его крепко побил, не щадя, руками и ногами, в голову, в пах, под ребра, в живот. Но я честный человек, и как только он потерял сознание от побоев, я тотчас же остановился и позволил затащить его в кадиллак, с целью дальнейшей госпитализации. Сопляки в другом моторе сидят, ни живы, ни мертвы, своими глазами видят, как выглядят мелкие дежурные разборки. На фоне стволов, готовых к бою. Это им полезно для выбора будущей профессии. Пришлось подойти и пинком добить оставшуюся фару.

– Парни, уж не знаю, как вы без фар собираетесь избегать дорожно-транспортных происшествий, но я бы вам порекомендовал следовать вон за тем «кадильником», они дорогу знают...

Сопляки без единого слова упрека и возражения, тотчас же, послушно тронулись вслед за кадиллаком, дурачки. Я когда потом ребятам на работе рассказывал концовку, они уржались, представляя, как молодая поросль приедет, вслед за кадиллаком, «на точку», и там попадет «под раздачу»... Обязательно попадет, уж на этот счет сомневаться не приходится. Кто-то должен быть крайним? А они, во-первых, старших под унижение подставили и были тому свидетелями, сами засветились, да еще неизвестно чей глаз на банду навели... Непременно их отволтузят, больно, быть может, даже, так же интенсивно, как я громилу ихнего лупцевал... пусть привыкают, в лягавке и на зоне бьют еще больнее и гораздо чаще...

А мы, тем временем, собрали на поле брани деревянный и железный мусор, побросали его в багажник (предварительно разрядив стволы и магазины) и отчалили победителями к себе, на набережную. Так я удостоился короткого служебного триумфа. Но не за мордобой и геройство, как можно было бы подумать человеку несведущему в порядках нашей фирмы, отнюдь нет. Нам в муниципалитете, на разных уровнях, постоянно намекают на те или иные формы благотворительности, которые мы могли бы добровольно осуществлять. Это помимо взяток чиновникам, разумеется. Принять, например, материально-техническое шефство над детским домом, музею подарить новый кипятильник, разбить на городском пустыре уютный скверик... Это все замечательно, однако, скверик – не взятки, необходимостью не воспринимается...

Вот тут-то и сверкнула идея: взять под охрану среднюю школу, но не за просто так, а по гранту, муниципальному же, внебюджетному гранту в русле расходов на бесплатное школьное образование. В мире существует огромное количество обеспеченных людей, которые сбиваются в стаи и в складчину финансируют добрые дела, как они их себе абстрактно понимают. Поясняю, почему абстрактно. Скажем, наш верховный босс моими руками решил осуществить конкретное доброе дело в пользу малой группы физических лиц, а именно для неполной семьи Морсоу, Джоанны и Пачеко, который Чокко. За счет фирмы, которую он возглавляет и почти единолично владеет, но не из своих личных средств, – оно бы вышло ему намного дороже. Это конкретная благотворительность, пусть и с ограниченной финансовой ответственностью. Она иногда приносит добрые плоды. А всякие благотворительные фонды – расшвыривают собранные денежки обезличенно, по «целевым» направлениям: борьба с наркоманией, борьба с блохами, программа реабилитации для маньяков и тому подобное... Не знаю, сколько там из собранных средств доходит до маньяков, но народу возле фондов крутится и кормится – тьма тьмущая. И тут обнаружился вдруг и завис невостребованный грант в системе школьного образования... так почему бы и нет?.. Это мне жена случайно подсказала, у нее подруга в городском комитете работает и знает тамошние проблемы. А одна из проблем – недораспределенный грант. Вот «Сова» по моей наколке срочно подсуетилась, в лице Карла и больших начальников, договорилась, чтобы грант сей (довольно небольшие деньги) достался «нашей» средней школе. А та уже, в лице директора, заключила договор с «Совой» на охрану объекта, на два года. Имеют право. И им хорошо, потому что отныне у них – как у «больших», богатых частных школ, есть своя охрана, и нет проблем (в пределах самой школы) с маньяками и наркоторговцами. И нам замечательно, поскольку мы, с одной стороны, укладываемся в рамки сугубой благотворительности, ибо деньги действительно невелики, а с другой – на зарплату посту охраны – хватает. И мы получаем фактически бесплатный форпост в новом для нас микрорайоне, а также большую и добрую, и тоже бесплатную, рекламу среди населения. Вы скажете – какой профит от нищего и неблагополучного «винегретного» населения? О-о-о... Любое население тратит деньги, обувается, одевается, покупает продукты и елочные украшения, стрижется, ремонтирует электроприборы, ходит на танцы и в кино.... И все это в окрестных заведениях, которые страдают от непременных грабителей и хулиганов и нуждаются в защите. «Сова» обязательно предоставит им такую защиту, твердою рукой, но уже на взаимовыгодной основе. Тем более, что мы берем ощутимо меньше, чем гангстера из мелких уличных банд, а выглядим не в пример солиднее. И вообще мы честные люди, а они бандиты. Хотя, не так уж мало ситуаций в деловой жизни, когда внешнее различие между нами не бьет в глаза окружающим. Как, например, в случае с Чокко и его школой, где по мнению всех аборигенов, сильная банда вытеснила слабую. С этой их точки зрения разница – чисто умозрительная, но опросите обывателей через несколько месяцев: все население горой за нас встанет, потому что убедится: наркоты в их микрорайне реально поубавилось (наркоторговцы, конечно же, не перековались, но переползли трудиться в другие места), а школа стала практически безопасным местом для их чад, детские драки не в счет. Так оно и получилось через полгода, когда из муниципальной чиновничьей банды пошли на школу и на «Сову» проверки и протряски, с целью поборов... Хрен им вышел!

И вот стою я, такой, посреди школьного двора, окровавленные носовые платки в урну побросал, кисти обеих рук в суставах ноют, кожу на костяшках преизрядно щиплет, но улыбаюсь навстречу нашему Чокко.

– Привет, Чокко, как дела, как жизнь? – здороваемся за руку.

– Нормально. – В глазах у парня понятная робость, но рот уже до ушей: ни фига себе, с таким лихим зверюгой запанибрата, да еще при всех, при всей школе, при девчонках... Ух, ну теперь...

– Я попрощаться. Дела, брат. – Обнимаю его за плечо, но не как мелкого ребенка, а как равного, как друга. – Телефоны мои у тебя есть. Есть?

– Есть, конечно! – по карману хлопает. – А...

– Научу. Драться научу, стрелять научу. Ты только школу не мотай, расти, знания получай, аттестат о среднем образовании... И если что... – Тут я оглядываюсь неспешно по сторонам, пытаюсь поглядеть в глаза кому-либо из окружающих... Как нарочно, ни один ребенок или подросток мужского пола взглядом со мной не пересекается, но зато у старшеклассниц – через одну глаза полыхают словно военно-морские прожектора, пытаются меня ослепить... Нет, нет, нет, это не по моей части: я женатый человек. Кроме того, младше девятнадцати – для меня телок не существует... Да и некогда сегодня...

– ... и если что – только позвони! Понял?

– Ладно.

– Все, брат, поехал я. Видишь, бибикают. – Никто не бибикал, просто Джордж за рулем шумел, подавливал на газ, поторапливал меня... Все дела на тот день были окончены, оставалось заехать в фирму, сообщить об успешном выполнении, заприходовать и сдать под расписку захваченные стволы, потом – отмечалово, пьянка до глубокого вечера, но не на рабочем месте, а в излюбленном кабачке. Все наши пережрутся, кроме суперстойкого к выпивке Джорджа Кохена, и меня, малопьющего, а когда вернусь домой – Шонна обнюхает на предмет компрометирующих запахов, попилит в меру, расскажет про свежие детские подвиги и покормит ужином.

Вот подобные инициативы – да, это вам не бакалавриат, они награждаются: бымс – пятнадцать тысяч как с куста, внеплановая премия мне лично! Оно и не так много, вроде бы, но когда семейный быт устаканен, то бюджетные возможности распределны на многие месяцы вперед под семейные потребности, и внезапные пятнадцать тысяч очень напоминают короткий золотой дождь с неба. Не ливень – но все равно хорошо. Я, после высочайшего одобрения и хлопанья по плечу в тот день, сразу бы мог забрать причитающиеся мне денежки, наличными, однако предпочел, чтобы кинули на счет, но завтра: не фиг такую сумму в карманах по кабакам таскать. Подробности разборочной драки и денежных расчетов я от Шонны утаил, сказал, что всю наградную «пятнаху» завтра на счет переведут, сегодня не успели... А она смотрит на мои руки, на ссадины по кулакам, и глаза у нее на мокром месте.

– Ричик, давай, я тебе смажу и перевяжу, ну пожалуйста!

– Нет, Это же ерунда, Ши, птичка моя! (я ее называю Ши, в домашних условиях). Это же не махаловка была, а так, пару раз мазнул по щекам, да и все. Просто джинсовая клепаная пуговица подвернулась и кожицу свезла.

– И на эту руку – тоже пуговица напала?

– А... Это я о дверцу, когда в мотор садился... Ну правда, ни сколечко не болит...

Дети уже спят давным-давно, на этот раз – не дождавшись папу с работы, в семейной жизни у нас начались разгрузочные дни: у Шонны все болит по этому поводу, и она пораньше нырнула в подушки и перины; я же – к столу.

Дело в том, что у меня свой кабинет, который я, с разной степенью бестолковости, пытаюсь применять по прямому назначению. Зачем он мне – Шонна настояла. Она уверена, что быть мне по жизни большим начальником и что привыкать надо с младости.

Одна комната у нас – кухня, которая же и домашняя столовая, одна комната – детская, одна комната – спальня, самая маленькая и самая уютная... Одна – гостиная, в ней даже пианино стоит, дожидается, пока наши моцарты подрастут... И одна – мой кабинет, размером чуть больше спальни, квадратов одиннадцать, если я правильно помню. В нем кресло, письменный стол, книжные полки, наполовину заставленные каким-то бумажным хламом, никогда мною не читанным... И все. Окно, довольно узкое, лампа на потолке, лампа на столе. Ковер... Ох, не люблю я ковры! У нас, в Бабилоне, у обывателей существует самая отвратительная мода в мире: каждую зиму жены допиливают своих благоверных до такого состояния, что те добровольно выносят на улицы и раскатывают в снегу рулоны ковровые, а потом их забрасывают снегом, а снег сметают вениками, а ковры бьют палками и, кто побогаче, теннисными ракетками... Господи, Боже мой! И я такой же слабохарактерный хлюпик: «Ну, пожалуйста, ну Ричик, ну ради меня и детей! Ты же не хочешь, чтобы они дышали пылью... Не возьмет, конечно... Глубокую пыль пылесос не возьмет, в том-то и беда...» Прямо-таки беда, неумолимая, ничем кроме снега не одолимая беда, надо же! И, уже чувствуя, что победа близка: «...в остальном мире они пусть себе как знают, а у нас – так. У них не бывает зимы, а у нас бывает. Я тебе помогу, ты только вынеси: один ковер твой, а два – я сама выбью».

Угу, знаю я. На деле же ее помощь заключается в том, что моя Ши бдительным оком выискивает все новые и новые гнездовья пыли, которые следует повторно выколотить и вымести... и еще раз. И еще...

Выходили мы на белейшее в мире поле, устланное первым нежным снегом, а оставили после себя грязно-серое послековровое лежбище... И соседи такие же идиоты.

Как передать белый цвет на белую бумагу?

Я сижу, чиркаю простым карандашом по ватману формата А-4, а в чугунной моей голове плещется все что угодно кроме вдохновения: выпитое пиво, шум-гам-ор от чужих детей на школьном дворе, «вы одинаково хорошо владеете головой и обеими руками, господин Ричард»... Это босс меня похвалил, или как? Надо думать, похвалил, раз премию подписал. Карандаш вышивает по листку жуткие каракули, не слушается распухших пальцев. И вообще – мое ли это дело, рисовать, когда жизнь требует от меня совсем иного?.. Об этом моем увлечении только Шонна знает и больше никто. Она в меня верит, хотя и не слишком-то следит за моими успехами на рисовальческом фронте...

Ну а почему нет? Взять хотя бы Чарли Уоттса из Роллинг Стоунз: тридцать лет уже в группе барабанит, мультимиллионер, возрастом не мальчик, всемирная слава, – а рисует чего-то там, дизайнерские примочки выдумывает... Ронни Вуд, младший Роллинг, – тот вообще довольно известный художник, с выставками, с галереями... Может, он и не Рубенс, но над его упражнениями в живописи никто не потешается как над бездарной мазней, напротив, говорят о вкусе и таланте... Правда, у них руки в драках не часто бывают разбиты... Но и у меня не часто. А если уж в совокупности говорить о руках, рисунках и Роллинг Стоунз, то сам великий и славный Киф, Кейт Ричардс, не только в гитаре толк знает, но и рисует презабавно! Пусть и не всерьез, но и не детский лепет; у меня хранятся фото с его рисунков. Отлично! При этом руки у него такие, что даже и не клешни. Вы когда-нибудь обращали внимание на кисти рук гитариста Кейта Ричардса? Непонятно, как он вообще ухитряется ими гитару держать, а он играет, он ведущий гитарист и композитор величайшей рок-группы всех времен и народов!

Вдохновленный великими образцами современности, я порчу лист за листом, с одной и другой стороны, и под конец мне даже чудится, что у меня что-то там начинает получаться, но... В глаза как толченого стекла подсыпали... Вчера не выспался, сегодня до половины третьего досиделся... А завтра вставать, хотя и попозже на часок против обычного, но все равно... Деток надо потетешкать, в ванне побултыхаться... Завтра новый день, пусть он будет не хуже нынешнего.

Глава третья

В ней главный герой в который раз уже убеждается, что уродливее чужого скотства разве что чужая правота.

Боб Бетол, по прозвищу Жук, не раз и не два разглагольствовал перед нами в том смысле, что самая лучшая смерть – внезапная, в подпитии, на сытый желудок и в жгучих объятиях красотки. Еще круче, если она при этом – любимая женщина.

Да, коль скоро никому из живущих не дано избежать смерти, то логично предположить, что расставание с жизнью, как и любой процесс, любая сущность – имеет некую субъективную шкалу привлекательности, либо, наоборот, непривлекательности – от нуля до ста процентов. Пожрать и выпить напоследок... Наверное... Почему нет? Предположим также, что и с сексом Бобби Жук угадал для себя, для конца своего бытия, правильно, оптимально... Однако, он забыл одну малюсенькую детальку: а партнерше-то его – каково будет? Во время внезапной смерти в ее объятиях? Если ему безразличны ее судьба и ощущения – тогда одно возражение снимается, но заменяется другим: что же это за любимая женщина такая, если тебе на нее начхать и ты готов подвергнуть ее подобным испытаниям ради одного последнего мгновения собственного бытия?

А если нелюбимая и чужая, чьи эмоции тебе по барабану, то... сами понимаете... Умереть в обществе случайного человека, не успев никому ничего... из твоих близких... Кому как, конечно...

Потенциально, Бобби Жук, Боб, – проклятие моих дней на ближайшие две недели. Необременительное и веселое, мужик-то он неплохой, и в работе, и в общении, но – проклятие: Рафаель Сантапаоло изволят проводить отпуск на исторической родине, в Италии, и кроме меня, Карла и Рика Жирного, тезки моего, вроде как в это время года подменить Рафаеля некому. Но Карл отдувался в прошлом году, Жирный в больнице, в реанимации – очень «удачно» желтуху подцепил, остаюсь я.

Сантапаоло – тоже с высшим образованием, его работа – как бы диспетчером у нас в офисе: реагировать и разруливать лучшим образом кадровые и ситуационные проблемы... «Карл, езжай бегом в мэрию, там опять с лицензией морока... Боб, ноги в руки – и в сорок первое, в лягавку, пиши объяснительную. Не забудь литровую для ихнего летехи взять, вот деньги. Кохен, где Кохен??? Какой еще отгул за прогул? На дачу собираешься? Срочно, сукин ты сын, бери ребят и на кондитерскую, там опять кипеш с китаезами».

Его работа – вечный аврал. Не в том смысле, что он с утра и до вечера бьется в истерике и всех торопит, а в том смысле, что по рутинным поводам его не трогают, зато все «узкие места» в нашей повседневной работе – его, ему тотчас докладывают о них и он обязан мгновенно придумать – кого и куда назначить для решения возникших непредвиденных обстоятельств. Тут уж раз на раз не приходится: бывает, он, к концу дня, весь из себя очумевшая, задерганная в корень обезьяна-неврастеник, а в иной день, когда все у всех нормально и хорошо, спит себе, в кресле развалясь, заполняет слюнями ямочку на широченном подбородке...

И все это на людях, посреди просторного рабочего зала, уставленного стеклянными перегородками, потому что признано было по опыту многих лет работы: диспетчеру отдельный кабинет не положен, – как бы доступность его общественным нуждам и оперативность реагирования понижаются... Платят ему хорошо, больше чем мне, намного, но...

Ох, неохота мне на его место, да куда денешься?

Ну, вот, а Бобби Жук, глава нашего «адюльтерного» отдела, все время околачивается в офисе. У него, в силу специфики его профессии, нет нормированного и ненормированного рабочего дня, нет выходных, нет семьи, у него круглые сутки – трудовые будни. Зато ему положены многие вольности: приходит, когда хочет, уходит, когда хочет... С запахом может прийти – никакой из боссов ему и не рыкнет на нетрезвость. Но это потому только, что хочет он по большей части работать, а в остальное время болтаться на работе. Своей семьи у него нет, так он чужие разрушает и делает это с превеликим энтузиазмом. Философия же собственных семейных отношений у него предельно проста и он любит делиться ею с первым встречным слушателем: «Ваша неверная жена при определенных обстоятельствах вновь может стать вам верной. А вот неверной быть она уже никогда не перестанет». То же и с мужьями. Отсюда вывод: незачем жениться, чтобы никого не искушать. Нет, нет, совсем не то, что вы подумали: ему абсолютно плевать на отсутствие и наличие семейного счастья в нашей с вами действительности, просто он трудоголик, а плоды его профессиональных усилий ну никак не укрепляют семейные узы обратившихся к нему заказчиков.

Жена дает, например, заказ: проследить за ее муженьком, следить в течение уик-энда, куда он ходил, с кем встречался, что делал. Особое внимание обратить не на пивные с ресторанами, а на особей женского пола. Протокол, хронометраж, видеосъемка, все такое... Предположим, накрыл их Бобби с поличным и доложил жене. В результате семейная катастрофа, с разводом, с разделом, с битьем по щекам... Но предположим, что не накрыл. Муж ездил к старенькой маме, потом выпил чашечку кофе в кафе, где не было ни одной женщины младше семидесяти, потом читал газету на бульваре, ни с кем ни разу не переглянувшись, потом поехал домой. По пути кормил уток в пруду. Ни с кем из посторонних не разговаривал, ни так, ни по телефону. И что? Свалился камень с сердца у бдительной супруги?

Как бы не так: либо мы плохо за ним следили, либо он искусно шифруется, зная за собой вину и подлость, «что еще хуже, чем если бы он честно во всем ей признался'... От себя скажу: дурак он будет, если захочет терпеть все это беспочвенно, и вдвойне дурак, если признается. Проверки следуют за проверками, с нашим участием, либо кустарно, либо еще как, но хорошей жизни у них не будет: бред ревности не хуже туберкулеза справляется со своими носителями, разве что быстрее... Для продуктивной деятельности фирмы и отдела, в таких случаях, как цинично шутит Боб, отсутствие результата – худший из результатов.

Боб превеликий бабник, сколько он перетрахал заказчиц и подруг заказчиков – кошмар! Другой бы за аморалку давно вылетел с работы на бреющем полете, Бобу все с рук сходит, ибо он талантлив, как в труде, так и в своем паршивом кобеляже: нет на него хоть сколько-нибудь существенных жалоб и поклепов, никто его не пытается шантажировать разоблачениями, и он никогда и никого не пытался «прижать» с помощью своей информации. Он не доставляет хлопот своей альма-матер, фирме «Сова», предан ей душой и телом, приносит ей успех и деньги. То, что он при этом шалопай и похотливая скотина – так его личное дело: слава Богу и Господину Президенту – в свободной стране живем.

Сижу я в «тронном зале», помаливаюсь помалу, без конкретной адресации, в пустоту, чтобы и третий «диспетчерский» день прошуршал также тихо, как и два предыдущих, пытаюсь нарисовать в блокнотике характерный профиль Боба, но тот вертится, лицом торгует: шевелит бровями, губами, ушами и даже кончиком здоровенного носа, весь увлеченный рассказами о «случаях» из личной и служебной жизни.

Я сижу в кресле перед пультом, он – за барьером, чуть внизу, пьет десятую, наверное, чашечку чая. Чай он пьет очень и очень странно: вместо того, чтобы просто наливать его в чашку, сверху на горячее молоко, Боб наливает из чайника на дно пустой чашки, примерно с четверть ее объема, крепко заваренного чаю, а сверху заливает все это отдельно согретым кипятком, и такое разбавленное пойло присыпает сахарным песком, «чтобы сладко было». Боб утверждает, что так пьют на зонах и в тюрьмах, когда не хотят чифиря, а хотят послабже, альвеолы пополоскать, это называется: чай купеческий «с заваркой». И то, как все нормальные люди употребляют, – это, по его словам, профанация: и не чифирь, и не чайный вкус. Пьет и рассказывает, а я слушаю, конечно.

Совратил он по ходу одного из дел молоденькую домохозяйку, воспитанную, стеснительную девушку. Замужнюю. Мало что оттрахал, так начал приучать ее к радостям всяких там сексуальных ухищрений. Девица по-страшному смущается, но поддается потихонечку на все его предложения, потому как все мы люди-человеки, особенно женщины, все подвержены греху любопытства. Но девица воспитана в строгой протестантской вере и ни в какую не желает вслух произносить табуированные слова, вслух высказывать те или иные желания. И вот засек Боб, что оральный секс все больше и больше притягивает нашу красотку, но она так для себя обставляет его применение, что она как бы ни при чем, что это партнер ее принуждает, железной рукой хватает ее за шею и ушки, вот она, мол, и вынуждена подчиняться... И волки с обеих сторон сыты, и нравственность на высоте...

«Ну, подогрелись оба по самое не хочу, я два раза кончил, она раз восемь... Да не вру я, достал ты уже! Восемь, я всегда считаю. И по двадцать бывало... Вот... Еще как бывало, под нормальным мужиком, не под импотентом, это норма... Лежим, такие, я на ней, глажу, трусь об нее... и нашептываю. Ну, говорю: сосешь или даешь? Молчит. И так я, и эдак, только хихикает, но не сдается, не отвечает... Хорошо, думаю... „Роза, – говорю, – давай так: когда созреем, дай знать: левую руку на спину мне кладешь – отсос, правую кладешь – просто трахаю. Согласна?“ Хихикает, лицо под локоть прячет... Я ее так-сяк, то-се, задышала... Но руки прячет, совестится. И тогда я – беру – правую ее руку – и начинаю – заводить себе на спину... И она вдруг упирается! Не хочет правую руку! А-а, – говорю, левую хочешь!? И вдруг она понимает, что попалась!.. Попалась – вперед! И вот она, такая, трудится, почмокивает, все хорошо, но мне уже мало. Я ее хвать за уши, аккуратно валю на тахту и уже засаживаю как надо и куда надо. А ты думала, – говорю, – что этим одним обойдется? Какая же ты наивная!.. А она мне – слышишь, что говорит? – Это еще кто из нас наивный!..»

Тут уж я не выдержал и засмеялся. Врет, небось, Боб, но зажигательно врет.

–... Как мы с ней потом ржали!

– А не хрюкали, а Боб?

– Сам дурак! Не хочешь – не буду рассказывать.

– Не хочешь – не рассказывай.

– А тебе самому не любопытно, что ли?

– Любопытно, врать не стану. Только я этого добра успел насмотреться и наслушаться, ты же помнишь, я в твоем отделе начинал.

– Ну а что ты, тогда?..

– А что я? Я как раз никогда, никому и ни о ком. Но то, что ты ничьих имен и обстоятельств не называешь – уже хорошо. Хотя все равно – неправильно. Ты же о реальных людях треплешься, если не выдумываешь их самих и истории с ними, представь, если бы они узнали?

– Ты кто, священник? Лучше поди налей чайник да вскипяти, этот опустел.

– Ни фига себе??? Боб? Ты это кому пытаешься поручения давать? Ты забыл, что я давным-давно не твой подчиненный? Может, мне помещение очистить от посторонних? Это реально будет.

– Подумаешь... Ты салабон и всегда будешь салабон передо мною. Тебе сколько – двадцать семь? Рик? А мне тридцать пять... ладно, я сам поставлю, мне не в гордость.

– Поставь, поставь, дорогой. Заодно и я кофейку выпью. Ох, чтой-то разморило меня от твоих рассказов... Опа! Алярмы, Боб! Начальство катит, чайник тырь!

Наш Сантапаоло не привратник, но вытребовал для себя монитор, следящий за входом: «чтобы быть в курсе». Ну, вот, нам с Бобом пригодилось, тотчас приняли донельзя деловой вид: оба очень строгие и очень хмурые, как это и положено серьезным людям с немалой ответственностью на трудовых плечах.

– ...хм-с-с-ш... – Эдгар Вилан, по прозвищу Эдгар Гувер, один из самых главных наших начальников, повел носом и принялся оглядываться... – Эге. Пахнет чаем, кофе, только не работой. Ну что, парни, нос повесили? Как вам тут, тепло или жарко?

Я благоразумно смолчал, а Боб – он наглый, вдобавок, любимчик – осклабился и даже первый потянулся своей пятерней – здороваться:

– Как прикажете, господин генеральный директор!

Эдгар Гувер руки не заметил, но и шутить перестал.

– Боб, давай за мной. Где тут свободный кабинет? А где Санта? А, в отпуске, я забыл... – Он остановился передо мной и вглядывается в упор... Глазки медвежьи, глубоко сидят. Ну, гляди, гляди, дыру не протрешь... Я даже и вставать не стал, поэтому, быть может, он так меня и разглядывал... Мне не положено вставать, сидючи за пультом, Рафаэль мне четко эти примочки объяснил, тем более, что селектор закудахтал...

– Первый пост. Да? В каком именно квартале двадцать четвертой? Понял. Але? Пит? Два мотора на выезд, угол Среднего и двадцать четвертой, там «страховой случай». И адвоката с собой. Вперед.

Гувер продолжает на меня смотреть, но уже сквозь меня, лоб наморщил, думает.

– А где госпожа Шпильбаум? (это наша заведующая хозяйством, и вообще – наша хозмамочка. Наш кадр, из драгоценных и вечных)

– У себя в кабинете. Позвать?

– Да... э-э-э... Ричард. Позовите. Пусть она посидит вместо вас и кое-как отпинывается от публики, а мы пока в ее кабинете потолкуем, втроем: я, Боб и вы. Нет возражений?

Возражений ни у кого не оказалось, даже у госпожи Шпильбаум. Она вообще безотказная для работы тетка и, в свои шестьдесят с километром лет, преданностью работе может состязаться с самим Бобом. Какое счастье, что я не такой, как они... Задача госпожи Шпильбаум поддержать рабочий процесс за диспетчерским пультом, покинутым мною по высочайшему приказу, и по мере сил отклонять все попытки связаться с нами троими.

Сели. Босс нагружает нас с Бобом проблемой, важнючей и вонючей. Между прочим, проблема возникла не вчера и особо важною до поры до времени не воспринималась. Начальник вполне разумно решил освежить нашу общую память и повел речь издалека. Дескать, некий Альберт Моршан, заместитель нашего мэра, имел глупость не только воровать непомерно и открыто, но еще и завести себе молодую любовницу.

– Ей двадцать один, жене сорок один, а ему шестьдесят один, гы-гы-ы...

– Парни, не перебивайте меня. Ты идиот, что ли?

– Никак нет.

– Ну так и сотри со своей физиономии свою сальную улыбочку. Вот... с мысли сбил...

Жена, которая была на двадцать лет моложе мужа, но на двадцать лет старше новой пассии своего ветреного государственного мужа, была очень глупа и весьма подозрительна. Ее глупость наша фирма подкрепила своею, гораздо менее простительною: приняла заказ от госпожи Моршан и проследила за внерабочим времяпрепровождением ее супруга, заместителя мэра господина Моршана...

Эдгар Вилан, по прозвищу Гувер, рассказывает нам все это, а я примерно догадываюсь, про себя, конечно же, кто как и зачем принял такое опасное решение – отслеживать чиновника столь высокого ранга... Наверняка руководство, быть может и в лице самого Гувера, решило подстрелить нескольких зайцев одним махом: соскрести приличных деньжат, очень больших, видимо, укрепить свои позиции клиентурой такого уровня, завести, если получится, компру на кого-нибудь из них... Одним словом, супруга мы уличили, деньги получили, руки умыли... Да не тут-то было! Эта идиотка, обманутая госпожа Моршан, не нашла ничего лучшего, как заложить своего муженька по служебной линии, кумовство и взятки, мол, такие-то и там-то... Уж неизвестно, чем она там думала, стуча: быть может, посчитала, что его наругают как следует, что Господин Президент лично надерет ему уши, вернет в лоно семьи и тем закончится? Привыкла, небось, что все берут и обо всех все знают... Но общие слухи – это далеко не письменное заявление, с числом и подписью, зарегистрированное в канцелярии мэра и Господина Президента...

Цап нашего Альберта Моршана – и в «Конторские» подвалы, в гости к генералу Сабборгу, министру внутренних дел. Самого мэра, согласно табели о рангах, в этих обстоятельствах допрашивала бы уже «Служба», департамент разведки и контрразведки под руководством министра, некоего господина Доффера... Но в застенках Конторы не многим слаще. Сам я не бывал ни там, ни там, но ходят такие небеспочвенные слухи...

Госпожа Моршан в шоке, «она же не знала...». Мы, вернее наше начальство, тоже в шоке, но по причине прямо противоположной, ибо мы, вернее наше начальство, при полном сознании и в тягостном предчувствии, когда кто-нибудь из Конторы, либо Службы дотянется своим вниманием до нас, вернее до нашего начальства. Но и до нас.

Штатный состав фирмы вполне даже может пострадать, лишиться работы, огрести нечто вроде «волчьей» трудовой книжки, с которой и в говночисты не возьмут...

– Трудности и последствия мы отлично понимаем, но... какова наша задача? – Это я беру слово и Боб активно трясет головой, показывает, что мой вопрос – это и его вопрос. Боб взопрел не напрасно, ибо я, на данную секунду сложившегося положения вещей, могу лишиться только работы, а Боб – зубов, почек на допросах и свободы, потому что он лично принимал пожелания у госпожи Моршан и организовывал слежку.

– Сделать так, чтобы она не полоскала языком о нашем заказе.

– Убить ее, что ли? Не, я не подпишусь.

«Сова» не занимается откровенным криминалом, это главное отличие наше от гангстеров, но я бы не удивился, если бы в данной бубновой ситуации начальство закрыло глаза на самоуправство кого-нибудь из нас... А потом, в случае чего, немедленно открестилось бы от нас с легким сердцем... Боб отказался, и правильно сделал. А уж я тем более никогда не соглашусь. Как я потом этими же руками детишек своих подхвачу и обниму? В мужской серьезной драке, там, или в бою – это куда ни шло, это со всеми бывает, но ни за деньги, ни из зависти – нет, я не убийца. Однако же, в отличие от Боба, я молчу совершенно нейтрально, поскольку выдался редкий шанс заглянуть поглубже в чужое мурло и грех этим не воспользоваться... Но Гувер наш также не шилом деланный, в ту же секунду скривился, будто червя раскусил, зырк в меня колючим карим глазом...

– Ты что, Боб, совсем уже осел? Я тебя сейчас сам убью вот этим пресс-папье!.. – И убьет ведь: босс здоровенный малый, а пресс-папье из мрамора. – Я сказал: сделать так, чтобы не болтала. Даже вырывать язык при этом вовсе не обязательно. Уговорить, подкупить, запугать, убедить, отвлечь... Что угодно, лишь бы не болтала дальше, ни «конторским», ни подругам. Понятно?

– Понятно. А как это сделать?

– Ну а я откуда знаю, Боб??? Ты и Ричард в курсе дела, я вам даю такое поручение, исполняйте. Откажетесь – вылетите с работы, но не по злобности моей, а потому, что оказались «холостыми» носителями важной служебной информации. Я к вам обоим отлично отношусь, очень ценю, но земля дымится, некогда милосердствовать. Если беретесь – награжу по-царски.

– Это как? – Я по-прежнему помалкиваю, лишь глазами и мелкой жестикуляцией подтверждая свой большой интерес к разговору, весь вербальный диалог пока ведет Боб.

– Если управитесь в ближайшие трое суток, пока не определится дальнейшее направление следствия, по двадцать пять тысяч на брата сразу и недельный отпуск за счет фирмы на северах. Отпуск внеплановый дополнительный – попозже, зимой.

– А как и к какому сроку мы узнаем, что все обойдется? Если повяжут – сразу узнаем, а если все тихо будет? – Боб перестал валять дурака и занялся делом. Уважаю.

– Гм... Посмотрим. Не знаю. Примерно трое суток, плюс туда-сюда еще столько же, для верности. Но честью обещаю: не напарю и уворачиваться от сказанного не буду. Полагаю, через неделю все станет ясно. Ну?

– Я готов.

– Э-э... Если Рик согласен, то я тем более. А как же наши дела?

– Вот вам ручки, вот... по листку бумаги. Чистые, с обеих сторон? Пишите увольнение по собственному желанию. Датируйте сегодняшним числом, проставьте время. Поясняю, зачем это нужно: если что – я от вас откажусь с легким сердцем и покажу бумажки, а госпоже Шпильбаум даже не придется лжесвидетельствовать: пришел, поговорил и уволил. Если что в другую сторону – вы наотрез отказались от моих служебных распоряжений и написали заявления. Через недельку все порвем и сожжем на ваших глазах. Разумно?

– Не маленькие, не впервой. Разумно-то разумно... – Это опять Боб говорит, а я молчу. – А... деньги, средства?

– Деньги – вот, налом, по две с половиной тысячи, на мелкие расходы. Боб, всякие разные спецсредства... используй свои, не казенные. Есть у тебя? Аппаратура, смотреть, слушать...– Боб оттопыривает нижнюю губу, задирает белесенькие брови и с понтом дела задумывается...

– Найдутся.

– Кто бы сомневался. Парни, надеюсь на вас очень. Валите из офиса, я сам здесь подежурю. Никому больше, все работы вдвоем, не привлекая третьих и четвертых лиц. Моторы свои...

– ... «моторы свои»! Нет, скажи, Рики! Как будто мы казенными хоть раз пользовались!

– Пользовались и не раз. Что предлагаешь, начальник?

– Ага! Я тебе говорил: не плюй в колодец! Я опять твой начальник, понял?

– Понял. Я уже сто раз на свободу выйду, а ты будешь лишний «командирский» пятерик тянуть.

– Тьфу на тебя!

– Пройдешь за паровоза. Меня, госпожу Шпильбаум и Гувера пристегнул втемную, за деньги, а сам – главарь, мозговой центр.

– Чтоб твоему языку горилле в жопу провалиться! Накаркаешь... Ну? Давай, предлагай. Все знают, что ты у нас умник с высшим образованием. Как думаешь?

– Я...

– Может, скажем ей, что опубликуем про нее подслушанные высказывания ее мужа? Типа, такая она в постели и рассякая?

– А он говорил?

– Нет, не зафиксировано.

– Тогда не пойдет, ненадежно. Что она дура – это понятно. А вообще как?

– Милая дамочка. С морщинками, но вполне боевая кобылка. Я, грешным делом, в свое время даже подумывал...

– Босс был прав.

– Насчет чего?

– Насчет осла. Однако, вернемся к делам и перестанем чесать волосы на теле. У меня дома народу полный комплект, совещаться негде, Шонна и дети, да еще ее подруга с дочкой, даже в кабинете не спрячемся. А у тебя? Где будем совет держать?

– У меня?.. Почему у меня, давай поедем в дальний оф... Запрещено же, черт. У меня свинарник, не прибрано со вчерашнего.

– Один хрен. Поехали, не в моторе же канцелярию раскладывать, и не в пивной.

Боб слегка прилгнул, утверждая, что «не прибрано со вчерашнего». Там конь месяц не валялся: всюду пыль, кухонное умывальное корыто по самый кран грязной посудой заросло, на столе полная пепельница окурков, даром что Боб не курит...

– Как ты сюда баб-то водишь? Не стыдно тебе?

– Да ну. Я же их не в музей вожу. Домработница уехала в деревню на похороны, вот и запущено. Послезавтра вернется, кляча старая, и все отдраит. Ну, чайку?

– Кофейку.

– Как скажешь. Давай думать, брат Рик, давай крепко думать...

Думали мы думали, чего-то там придумали.

Дома-то Шонна сразу учуяла, что я не в своей тарелке, давай меня пытать: что случилось да как, да где? Угу, так я сразу ей и выложил, что на грани вылета с работы и на пороге всяких иных забавных приключений с деньгами и свободой... Сказал, что кадровая болтанка, и что прибавка к жалованию проблематична, и что я на это надеялся... Отоврался, вроде бы, но подруга моя все же в сомнениях осталась... Все равно утешает, и одеяло под бочок подтыкает, как маленькому... Говорит, что я стонаю во сне... Стоню? Издаю стоны? Вполне возможно, думаю, это оттого, что мне рисовать некогда.

– Госпожа Моршан?

– Да, алло?

– Из бухгалтерии ЗАО «Сова» вам звонят... ЗАО «Сова». Вы, четвертого ноября, оплатили заказ 7/4/11 сего года на определенную сумму...

– Я? Так, и что?

– С вас по ошибке удержано более, чем полагалось. Вам предлагается на этой, либо следующей неделе, подъехать к нам в офис, чтобы мы могли принести вам извинения и вернуть эти деньги. Когда вы сможете заехать? Когда вам удобнее?

– Извинения? А какая сумма?

– Я всего лишь бухгалтер и передаю то, что велено. Мы не говорим по телефону о суммах, но поскольку деньги сравнительно небольшие... Триста сорок пять талеров. Либо, если хотите, пришлем к вам курьера прямо на дом, но тогда накладные расходы на вас.

– На дом? А сколько это будет стоить?

– Пятнадцать талеров ровно. Мы бы вам просто перечисли на счет, но деньги возвращаются по расходному ордеру, нам нужен корешок, квитанция.

– А всего сколько, триста сорок?

– Да, триста сорок пять. Вы заедете?

– Да. Нет... Пусть лучше курьер.

– Завтра, от двенадцати тридцати пополудни до тринадцати пополудни вам удобно?

– Завтра?.. Да, да, мне будет удобно, хорошо.

– Тогда до завтра. Извините за беспокойство, всего доброго, до свидания...

– До свидания...

Это Боб мамашу свою задействовал под бухгалтера, наврал ей что-то насчет огрехов... Она у него дрессированная. Все время его бабам врет, что он велит, отмазы всякие.

На следующий день, мы с Бобом, в костюмах, выбритые, благоухающие, подкатываем к их особнячку в указанное время. Скромненький такой, уютный двухэтажный домишко, миллиончика этак на четыре, с обширным двориком, с газонами... Эх, хороши оклады у простых чиновников, а в газетах пишут, что спартанские.

Госпожа Моршан выходит на порог, навстречу ей мы: Боб с улыбкой и конвертом в руках, я с крохотным букетом фиалок.

– Сударыня! Мы с коллегой Ричардом хоть и не курьеры, но были счастливы вильнуть по пути и завезти вам оговоренное. И принести извинения от лица фирмы. Глубочайшие и искренние извинения.

Госпожа Моршан почти не смотрится на свои сорок один, невысокая, вполне ухоженная, чуть шире в талии, чем ей наверное хотелось бы, но очень даже миленькая, я бы сказал уютная. Даже и не верится, что именно она заложила своего благоверного, отдала в лапы правосудия. Лицо у нее вовсе не глупое, но грустное, и это очень даже понятно, однако нам она улыбнулась.

– Ах, господа... Спасибо вам, конечно... Это мне? Какие чудные фиалки. Я... что должна сделать?

– Вы? Ничего. Проявить великодушие и принять наши извинения, принять и пересчитать деньги, поставить роспись на расходном ордере, корешок отдать нам, а мы его в конце рабочего дня забросим в бухгалтерию...

– Да, сейчас... Что же вы стоите, давайте пройдем в дом... Кофе?

– С удовольствием бы, но... Рабочий день, сами понимаете...

Госпожа Моршан приняла наши кровные представительские триста сорок пять талеров, расписалась в липовом ордере... Я смотрю на Боба, и он начинает.

– Ох, забыл представить: Ричард, светило юридической мысли, за ним и Карлом мы как за каменной стеной, они следят, чтобы рамки законности приносили нам спокойствие и выгоду.

– Очень приятно.

– Взаимно. Госпожа Моршан, мы с Робертом вас покидаем и поскольку мы с вами, наша фирма, все-таки, не совсем посторонние, позволю себе и сугубо от себя – подчеркиваю – некоторую доверительность, тем более, что я ничего такого не выбалтываю...

– Да, да? – Госпожа Моршан вежливо изобразила легкое любопытство, однако, волшебное слово «выбалтываю» и впрямь ее заинтересовало.

– Мы знаем о вашем несчастье и от всей души сочувствуем вам, вашему мужу и мы... Вернее я, я, как частное лицо, считаю долгом предупредить, что вас, возможно, захотят допросить люди из контрразведки, из службы безопасности. Имейте в виду.

– Меня? За что? Меня уже допрашивали. Сам этот... генерал... генерал... из внутренних дел... Не помню.

– Да. Но контрразведка – совсем другое ведомство, и вполне возможно дублирование вопросов.

– И что дальше?..

– Все. Просто имейте в виду и требуйте, чтобы они четко представлялись вам, кто они, какое ведомство представляют. Вы же сами знаете, какие они бывают жесткие, держите с ними ухо востро. На этом позвольте откланяться, думаю, что ничего тайного и предосудительного я не выболтал.

– Нет, нет, нет, подождите... Голова кругом... А что мне делать, что им говорить?

– Да ничего. Не волнуйтесь, они хоть и строгие господа, но их будет интересовать узкий аспект проблемы, связанный с безопасностью государства, а не с деньгами или адюльтером. Честному человеку тут совершенно нечего бояться, ибо именно они нас всех защищают от внешних и внутренних врагов. Вот если бы вы были шпионкой, или состояли в террористических и экстремистских организациях, тогда да... А так – вы для них неуязвимы. Просто знайте для себя, и только.

За двое суток подготовительной работы нам удалось вылущить из всякой разной прессы намеки, что в ранней юности госпожа Моршан была во Франции, в Париже, где успела поучаствовать в левацких молодежных волнениях, вместо того, чтобы мирно осматривать Лувр и Елисейские поля. Бедовую туристочку досрочно выпроводили из страны домой, где она получила пятно в биографию... Из очень благополучной и благонамеренной семьи была девчонка, поэтому более-менее обошлось... Вот на это пятнышко мы с Бобом понадеялись... если бы она не клюнула, пришлось бы вынимать из рукавов заготовленные другие, столь же дохленькие козыри...

– Ну как это... ничего не говорить... Они же спросят... А это обязательно? Что они придут?

– Вовсе не обязательно. Просто возможно. Да не бойтесь вы, это на самом деле не так уж и страшно. Если они встали на след – они звери, умные, но беспощадные. А если обычная служебная профилактическая беседа... Ерунда. Просто знайте, что этих господ лучше не искушать собственным страхом и долгими беседами. То есть, не бойтесь их, и не будьте с ними чересчур словоохотливы. Они спросят – вы отвечайте в самых необходимых пределах. Они вам только спасибо скажут за сдержанность, чтобы не грузить себя лишними пустыми раскопками. Вот и все. Это я вам как юрист говорю, чтобы вы имели возможность защищать себя и свои интересы в рамках закона, не нарушая закона.

– Я... Я не хочу ничего нарушать... А адвокат? Я могу пригласить на ту беседу адвоката мужа?

– Можете, имеете абсолютное право. Но эти парни не любят в доверительные беседы впускать посторонних лиц. Кроме того, адвокат мужа... Он... Ваши интересы защищает?

Госпожа Моршан замерла, пораженная ужасной мыслью: адвокат мужа, посаженного ею, получает деньги отнюдь не от нее... И наверняка зол на нее... А имущество... А конфискация...

– Господи, Боже мой, что же мне делать? – Госпожа Моршан вцепилась побелевшими пальцами в воротничок блузки, но что толку – и воротничок задрожал.

– Так. Спокойно, госпожа Моршан. Давайте-ка мы, действительно, выпьем по чашечке кофе и прикинем, что к чему. Абсолютно не о чем здесь волноваться. Мы с Робертом сейчас дадим вам кратенькую квалифицированную юридическую консультацию, естественно безо всякой оплаты, и все. И выкиньте в форточку все ваши переживания. Мы вам обещаем. Это же наша профессия: защищать интересы наших клиентов. Да.

Я улыбнулся, Боб улыбнулся, оба мы кивнули синхронно... Выпустила воротничок.

– Сейчас я велю принести... – Но тут Боб повел свою партию.

– Да ну... Ни к чему лишние уши прислуги, лучше отведите нас на кухню и мы сами справимся со своими чашечками. Или это будет чересчур интимно – показывать нам кухню, святая святых всякого порядочного бабилонского дома?

– Нет, отчего же, пойдемте, если вас не пугает... Мне даже проще... Извините заранее за беспорядок...

'Учись, Боб, учись, сукин ты сын: вот что такое «беспорядок» у чистоплотных людей» – захотелось мне сказать Бобу, когда мы на кухне оказались... Светлая, просторная, ни пылинки, ни пятнышка... Чашечки по три мы опрокинули, спины аж мокрые от напряженного труда. Ошибиться и сфальшивить никак нельзя...

–... совершенно верно! Господи, я всегда говорю: умная женщина – это дар небес! Или проклятье, – смотря кому достанется. Сами, да, вы сами, лично, собственными глазами их увидели вдвоем... Это не ложь, вы же видели фото... Это если спросят. А не спросят – ничего вы не видели. Здесь имеет место быть ваша с ним личная драма, а не потеха посторонним. Далее. Вот корешок... Где ваш корешок? Ага. Никто не мешает вам взять и выкинуть его в ведро, за окошко, в унитаз... Ну такой вы человек, безалаберный к ненужной канцелярщине... « У вас есть какие-нибудь бумаги, подтверждающие это? – У меня? У меня нет никаких бумаг!» И вы говорите чистейшую правду, поскольку все бумаги, все эти квитанции, все эти справки и отчеты, вы давно выбросили, утилизовали... Но если вас спросят: «А были ли?..» Вы легко и с чистым сердцем отвечаете утвердительно. И немедленно ссылаетесь на нас, потому что у нас вся документация, наши экземпляры, все в порядке, все до буковки и мы немедленно предъявим ее хоть Господину Президенту! Смело на нас ссылайтесь, мы подтвердим! Понимаете?

– Кажется, да, начинаю понимать... То есть, я как бы и не вру...

– Без «как бы». Вы вообще не врете. Но отвечаете именно на те вопросы, которые вам задали. Это как в суде: судья немедленно оборвет говоруна, если тот затеет вместо фактов строить предположения, пусть даже самые умные и ценные в мире.. Вот. Далее. Поскольку вы честно выполнили свой гражданский долг, а не мстили и не ревновали, то велика вероятность, ну никак не менее девяноста процентов (я врал насчет девяноста, но, как выяснилось позже, угадал результат), Господин Президент, даже в случае обвинительного вердикта суда, не позволит подвергнуть конфискации совместно нажитое имущество. Честный человек – не виноват в том, что он честный.

Ф-фу-ух... Я встаю из-за стола, делаю это естественно, потому как дважды уже вставал и прохаживался по кухне, возникла вдруг у меня такая привычка – прохаживаться. В кино детективы часто прохаживаются, так им думать легче...

– У вас есть возражения? – Это я вдруг, с чашечкой в руках, всем корпусом разворачиваюсь к слушателям и задаю очередной пустой вопрос. Слушателей двое: госпожа Моршан и Боб, так вышло, что они сидят бок о бок, и вопрос получается как бы общий для них. В какой-то мере он их и объединяет, для того и задан. Они переглядываются и пожимают плечами, и коротко смеются над синхронностью жестов. Да... Боб в своей области высокий профессионал, гроссмейстер. Лишь бы не напортачил от азарта, но – нет: левой рукой трет левый глаз, то есть – уверен, что все в полном порядке. Продолжаем тогда.

– Все! Госпожа Моршан, великодушнейше прошу меня извинить, но еще четыре минуты в этом раю – и я точно опоздаю на встречу. Вот, ставлю чашечку, кланяюсь, благодарю за снисходительность и великолепный кофе... Пора.

Боб спохватывается и начинает совершать беспорядочные движения корпусом и руками – вставать собрался, но я тотчас гашу его поползновения уехать вместе со мною.

– Роберт, дружище, а ты куда? Твоя задача, как хорошего и надежного юриста, еще раз внятно и по пунктам проконсультировать госпожу Моршан по всем вышеупомянутым ею темам, имущественным и иным. Чтобы госпожа Моршан... – делаю поклон в ее сторону – ... могла четко ответить на все твои проверочные вопросы. Будь уж так добр. Потом возьмешь такси и в офис. Корешок – вот он, со мной, я взял.

Они вновь переглядываются, Боб как бы извиняется за навязчивость и спрашивает взглядом согласия. Госпожа Моршан, Марианна для друзей, такое согласие дает, пока только взглядом...

Ах, почему мне бывает так тошно от моей работы? Постоянное ощущение, что я неправильно живу, делаю не то, к чему предназначен от рождения...

Девять вечера, десятый. Я возвращаюсь с работы домой. В бумажнике у меня тоненькая «котлетка» из десяти тысячных купюр. Да на счет свалились пятнадцать, итого обещанные боссом двадцать пять тысяч гонорара. Плюс через три дня получка с плановой «новогодней» премией. Плюс в не очень далекой перспективе полностью оплаченная зимняя поездка на северные курорты, по типу «все включено», на неделю, на две персоны. Если мы затеем и детишек с собою взять, а видимо придется так сделать, то доплачивать будем из своих. Но это вполне по-божески, мы уже согласны. Сюрприз я решил разбить для Шонны на три части: днем, после факта награждения, позвонил и сообщил ей насчет зимнего дополнительного отпуска «все включено». Ну, Шонна в полном восторге, воплей на всю кухню... Тут же стала выспрашивать об условиях, количество звездочек в отеле, предусмотрены ли дети, транспорт воздушный или наземный... Одним словом, все по высшему классу, так что расходы на детей – предельно невелики: небольшая доплата за койко-места для них и более чем скромная доплата за питание. Перелет до курорта и обратно – бесплатно для детей их возраста, на руках у родителей, если посадочные места будут заняты... Вторая часть сюрприза у меня в бумажнике, десять тысяч, которые я ей и преподнесу торжественно, «на булавки» и в честь рождества. Завтра у нас короткий день, сочельник. Даже и лучше, что я сегодня высыпаю рог изобилия на домашний стол, потому что Рождество, и хотя христианин из меня никудышный, но – некрасиво деньги под елку класть. Иное дело – шкатулочка из индийской бирюзы, неслыханной красоты... Но это будет маленькая скромненькая и сугубо личная четвертая часть моего сюрприза. А третья – пятнадцать тысяч... Я думаю, про нее после ужина рассказать и спросить у Ши совета: хочу компьютер прикупить. Я присмотрел один «Макинтош», поглядел, как на нем с графикой обращаются... Вот это была бы игрушечка по мне!

И все деньги: там нужны деньги, там требуют денег, это стоит денег, и то... А работа – она и есть тот волшебный инструмент, посредством которого я обеспечиваю наш маленький мирок: Шонну, Элли, Жана и меня. И морскую свинку Тоби, которую Жан выпросил у мамы себе и Элли в подарок. Да, деньги. Работа. Работа... Какая же это работа – мытьем и катаньем заткнуть рот не очень практичной женщине, чтобы она не болтала о предыдущей нашей работе, которая заключалась в извлечении на свет чужого грязного белья?

«Рик, это самум в пустыне! – Да ты что? – Да. Африканский темперамент, жажда и полнейшая неосведомленность о сексуальной жизни современного общества! Если этот ее Моршан всегда таким был, а оно на то похоже, судя по ее рассказам, то не понимаю, на кой черт ему нужна была молоденькая? – Как честный человек ты теперь обязан жениться на ней. – Еще чего! Я срочно кинулся женатиком и строгим баптистом. Типа, мол, потерял голову от внеземной, внезапно вспыхнувшей страсти, которая как пожар... Ну и так далее... А теперь, типа, буду лить слезы, замаливать перед собою и супругой страшный смертный мой грех и лишь изредка позволять себе, как о величайшей драгоценности в моей жизни, вспоминать о встречах с НЕЮ... – Скотина ты. – Скотина. А деньги поровну получим...'

Тут он, Боб, меня конечно же, начисто умыл: действительно поровну, равные деньги и равная ответственность за содеянное. Все что нужно было совершить «в интересах дела», мы с ним выполнили. Документы, свидетельствующие о факте слежки за бывшим заместителем столичного мэра, она уничтожила, вернее, передала на уничтожение Бобу... И «Сова» уничтожила, оба комплекта, свой и заказчицы. Язык она завязала намертво, даже для подруг, древние страхи – они очень стойкие... Она, оказывается, всю жизнь помнит тот ужас, который навели на нее и на ее родителей дяденьки из государственной службы безопасности, а ведь те только вежливо, «профилактически», беседовали с юной бунтаркой, почти не запугивая... В общем, Боб и я задание выполнили и получили заслуженную награду. Господи помилуй, куда девать это поганый осадок, что упал на душу, чем его растворить? Коньяком? – Я даже и пробовать не собираюсь. Как вспомню своего папашу, нашу с ним тогдашнюю встречу в полицейском участке, так у меня пиво, не то что коньяк, колом в горле становится... Наркотики я никогда не пробовал и вряд ли буду. В молитвы и раскаяние не верю. Шонне бы я рассказал, но, боюсь упасть в ее глазах... Что делать-то? Нет, нет, никакая совесть меня не мучает, а просто... Неправильная у меня жизнь. То же и рисование возьмем... Зачем я рисую? Сто или двести миллионов рисовальщиков жили и живут, до меня и сегодня, все музеи, отхожие места, газеты, заборы и письменные столы битком забиты их творениями, а я что? Самоучка, мои каляки-маляки карандашом и шариковой ручкой – совсем не похожи на Монну Лизу. Когда тебе скоро под тридцатник – поздно учиться рисовать, с первых классов надо было навыки-то получать. Но тогда я презирал уроки пения и рисования, только и мечтал о футболе, да о боксе. Говорили потом, что я неплохо «баскетболил», но мои «шесть футов ровно» – маловато для чемпионских мечт, я и в детстве понимал, что не больно-то вырасту, до двух метров не дотяну... Рисую. Купил пастель, мелки, хорошие карандаши, гуашь, тушь... теоретически уже знаю как темперу готовить и холст грунтовать... Но Рафаэль был гением в мои годы, а я собаку как следует нарисовать не могу. То есть, могу, получается прикольно, как бы карикатурно, дети визжат от восторга и Шонна хвалит, но... по моему глубокому убеждению, художник, помимо великого множества всяких иных умений, должен мочь нарисовать желаемое. Скажем, затеял он нарисовать собаку. Рисует – получает на бумаге именно то, что хотел. А не так как я, скажем, у которого собака получается похожей на собаку, но лапы, хвост, рот, живот – все это вырисовывается как бы само, иначе, нежели я планировал. Рука водит мною, а не наоборот. Извините, нет, это не уровень. Получившийся рисунок может понравиться хоть тысяче зрителей и критиков, разбирающихся в этом деле и полных профанов, но я-то знаю, что хотел изобразить такую лапу, а не этакую, которая в результате получилась. Почему она задрана, когда должна быть согнута? Потому что мои мускулы рисовальческие жиденькие, потому что вильнул контур не туда, и я вижу, что этой задней ноге уже не быть упертой в землю, а быть ей задранною. Тогда уж и столбик пририсуем. Она и задранная не совсем того... Так мы ее чуть удлиним и утончим, либо утолщим, чтобы видно было, что гротеск... Вот, вот нам и рисунок: премиленькая собачка, которая не фокстерьер и не гризли, а просто собака. Дрянь рисунок, для простофиль. Мастер тоже может следовать за рукою, фантазировать на ходу, импровизировать; допускаю даже, в утешение себе, что подобного рода ослабление удил – необходимо для творчества, но не в обыденность, а для разнообразия, для разминки перед серьезным делом. Если же ты постоянно рисуешь что получится, а не то что построил в воображении, то не художник ты, а дилетант, будущий шарлатан. До этого я сам додумался. А бывают истины, которые для меня открытие, а для младшего подмастерья помощника художника-профессионала – всего лишь таблица умножения, которую он знает чуть ли ни с самого рождения. Помню первый свой позор. Нарисовал я как раз собаку, писающую у какого-то столбика, показал своему учителю рисования. Дело было года два назад, случайно он мне попался на пути, а точнее в кофейне. Что же я ему буду – о работе своей рассказывать? Так, потрепался о жене, о детях, посетовал, что дурак был и бегал с его уроков, о чем теперь жалею. И чтобы не принимал мои слова за дежурную лесть бывшего ученика – показываю ему канцелярский лист, а на нем свежий «тогодняшний» рисунок, плод трехчасовых моих бдений на курсах повышения квалификации, которые все наши сотрудники обязаны посещать раз в два или три года... Показываю, спрашиваю его мнение и, естественно, жду похвалы, поскольку был еще совсем еще лопоухим новичком и не представлял океана, который мне предстояло переплыть... Он похвалил, четкость линии похвалил, удивился, что мне так хорошо удается передать движение, которое застыло, представленное в рисунке одним-единственным мгновением, но которое наличествует в моем рисунке... А дальше принялся меня бомбить.

Что за столбик? Без понятия я, что за столбик. Рисовал, стало быть, а не знаю, ни предыстории вопроса, ни природы столбика... Неужели обязательно? Выясняется, что да, иначе я рисовал безыдейно, абстрактно, абы как и абы что. Почему абы что, когда собаку? С натуры собаку? Не с натуры. Какой она породы? Никакой. Так нельзя.

Вот, примерно, как шел наш разговор.

Тут уж я не выдержал и начинаю подбешиваться (внутренне): это почему, мол, я должен знать про столбик и породу, когда это совершенно не важно в данном рисунке. Я никогда в жизни не видел живьем этого столбика и этой беспородной косматой твари, и мой зритель не увидит, а будет оценивать только сам рисунок, по принципу «нравится, или не нравится». Не так что ли? Тут мой учитель ухмыльнулся, потряс плешивой головой, для разгона мысли, и выдал мне по первое число, загнал в лужу по самый пупок, а небось мог бы и поглубже. Если мне доведется когда-нибудь по жизни найти повод и отблагодарить – горы для него сверну, ибо открыл он мне горизонты, до которых сам я вряд ли бы допетрил...

– Поясняю, – говорит, – про столбик и породу, хотя буду говорить сейчас не о столбике и не о собачьей породе, Ричард. Но ты слушай и экстраполируй... знаешь значение этого слова?.. Молодец, извини старика за вопрос. Вот у тебя некая собака брызгает на некий столбик. Эта собака – мальчик, кобель, хотя мы с тобой причиндалов не видим. Почему именно кобель, а не девочка? Правильно, потому что кобели как правило задирают лапу, а сучки всегда полуприсаживаются. Если бы ты сквозь ее косматую шерсть сумел бы пририсовать вымя, соски, то вышла бы чушь, которая бы всем резала взор. Так? Так. Теперь смотрим на тени. Обрати внимание, Ричард, на тени: эта сюда смотрит, а эта сюда, а эта вообще странная... Нет, разве? Ну-ка взгляни. Собака косматая, вся «в перьях», в буграх, от каждой неровности образуется своя тень...

Тот рисунок я сохранил, и иногда, во время «мазохистических» творческих припадков достаю его и... краснею, один на один со своею стыдобушкой. Тени действительно беспорядочные, а рисунок слабейший, почти беспомощный. Не разместить источник освещения так, чтобы он давал эти тени. Столбик стоит на улице, и, вероятно, освещение естественное. Или искусственный свет, или смешанный, от фонарей и луны, если дело было вечером. Но даже специально, в голливудской постановке, не расставить осветительные приборы таким образом, чтобы они дали нарисованные мною тени. Стало быть, чушь. Невидимая глазу подавляющего числа зрителей чушь. Но на подсознательном уровне ощущение неправды все равно сохраняется, проникает в зрителя. Здесь и проходит один из важнейших водоразделов между подлинным искусством и бездарной пачкотней. Требуются долгие годы жизни посреди окружающей фальши, чтобы мозг и «художественное ощущалово» привыкли мириться с этой фальшью и даже радоваться ей, как подлинному искусству и нарекать гениальною. Увы, наша обывательская среда преотлично справляется с данной проблемой, что мы и видим на примере автора и его рисунка. Автор же – это я, с позволения сказать, художник.

Да, спасибо старому хрычу, господину Смиту, тихому гению от педагогики. Вот, почему, ну почему я не ходил на его уроки??? И тени как таковые тут ни при чем.

Конечно же, не обязан я и не буду придумывать предысторию столбику моему, и то, какой марки мотор у хозяев нарисованной собачки, этим пусть господин Станиславски в театре занимается, но я должен, обязан мыслить в творчестве своем, и мысль эта должна быть внутренне логичной, ибо только из логичных мыслей рождаются идеи, глубокие, яркие, безумные, необычные... Новые... Источник света в картине всегда изначально должен быть ясен ее автору, мерцание ли это одинокой свечи, рассеянный ли свет со всех сторон... И не о буквальном источнике света речь... Интересно, а если подобные рассуждения применить к чему-нибудь иному? Взять хотя бы Роллингов. Ну что в них может быть нового и глубокого, как в музыкантах?

Биттлз раньше начали носить длинные волосы, еще раньше Мадди Уотерс проложил основы направления «ритм энд блюз», Бах с Бетховеном еще до рождения Билла Уаймена стали классиками и успели умереть...

Странный вопрос я сам себе задал... Пожалуй, я не стану загонять мотор в гараж, лениво будет с утра туда бежать, да и спешить надо, семейство изнывает без папочки... Оставлю на платной стоянке, могу себе позволить. Музыку выключаем, я и так знаю, наизусть помню, что ты не современна, бейба, рядом с крутым и брутальным сердцеедом Миком Джаггером... Вот, кстати говоря, и ответ на мой вопрос о «новой музыке», хотя это хулиганский и несерьезный ответ: Роллинги самые первые сделали ставку на имидж «плохих парней», грубых, нечесаных, черт те как одетых... Ответ? Ответ. Но пойдем дальше и зайдем в универсам, Шонна просила ананасик... И еще дальше зайдем в рассуждения, за серьезными ответами... Нонконформизм! Так не свойственный поп-музыке и ее идолам, он им, Роллингам, всегда был и есть неотъемлемо присущ ( я и это слово знаю, вот я каков!), но не простой, а с двойным дном. Они чутко следили и следят за модой, в одежде и в музыке, всегда держат нос по ветру, всегда на гребне... Вы спросите, где же, в таком случае, нонконформизм? А вот где: Роллинги никогда не позволяли захлестнуть себя моде, шоу-бизнесу, общественному мнению, требованиям поклонников, женщинам... Причем, по уши бултыхаясь во всем этом! Они – сами мода, они – сами Большой Бизнес, они сами – музыка... И сами себе – остров посреди бесконечного океана перемен. Мало ли что о них говорят родители юных и неиспорченных дочерей, а также, священники, политики, панки и полиция... Взяли да и забросили на вершины хит-парадов слюнявую «Энджи», самую нелюбимую мною роллинговскую песню... Да еще и розы в гитары повтыкали на одном из ранних клипов по этой вещице... Все тогда думали: окончательно «спеклись» роллинги, скурвились, уторчались и ожирели... А им чихать: р-раз и на следующий год потрясный альбом записали, четкий, мужской. Впрочем, и тот, в котором «Энджи», тоже очень хорош... Что хотят, короче, то и делают, например, деньги. Но «стервинги» у них на третьем месте, а на первом – музыка. Вот их главный источник света. Что на втором? На втором по-разному: когда бабы, когда свобода, иногда агитация за какие-то общественные идеалы, типа борьбы с апартеидом... Апартеид – это политика, поощряющая раздельное проживание рас и племен в многонациональной стране. Если говорить об Африке – я на все сто с подобной политикой согласен, иначе, лишенные барьеров и оград, они с превеликим увлечением режут друг друга, настолько горячо и беззаветно, что хоть в Европу или Австралию беги, или еще куда на край света... Между прочим, если судить и по нашим винегретным районам – то эксперимент по совместному проживанию рас... ну... не то чтобы удался. У нас в Бабилоне, тем более в винегретных районах, нет расовых меньшинств и большинств, все равны в Большом бабилонском «винегрете», хоть ты бразильянец, хоть кореец, хоть негр, всем без разницы. Но посторонним, неподготовленным людям, в это интернациональное братсво гопников, в винегретный район, без сопровождения полиции лучше не соваться. А взять ирландский район, или китайский, где даже граффити на стенах бывают с «ихними» иероглифами, или тольтеккский, или даже «черный» – гораздо более мирные люди живут... Куда что девается, откуда что берется... Мы живем в «белом» районе, где обитают, в основном, потомки выходцев из Европы, всякие там итальянцы, скандинавы, англосаксы, евреи, немцы, поляки, французы... Тоже стены домов и гаражей граффити изгажены, тоже наркотиками из подворотен торгуют, но у меня днем душа не болит за жену и детей, когда они во дворе или в соседнем сквере гуляют, потому что – безопасно. Всякое бывает – но, в общем и целом, безопасно на дневных улицах. Вот даже и сейчас, поздно вечером, иду я домой, со свертками в руках, хорошо одетый господин с приветливым лицом (у Шонны на этот счет совсем иное, превратное мнение... я имею в виду, насчет выражения лица), на мне не написано, что у меня ствол в кармане и тяжелые кулаки, но никто не набрасывается на меня из-за угла, с целью ограбить, никто не просит на бутылку...

Дети восстали и объявили маме, что не будут спать, пока папа не придет! Я и тороплюсь, поэтому и с гаражом заморачиваться не стал. Взял и купил в универсаме юлу, ни с того ни с сего. У меня в детстве такая же была. Сейчас придем и после бурных приветствий и четырехсторонних объятий, запустим.

...Елка мигает, свет погашен, дети мечтают и строят планы про себя, чем бы обхитрить этих взрослых и дождаться, хотя бы одним глазком посмотреть, как Дед Мороз укладывает подарки под елку... Элли почти не помнит прошлого Рождества, а Жан опытный, он ей все объяснил, и нынче нам с Шонной терпеть, пережидать, пока засада уснет...

Но это завтра.

Я сижу, ноги калачиком, на краю ковра, вновь и вновь запускаю, завожу нехитрый механизм юлы и она с тихим печальным звоном крутится на одной и той же плиточке паркета... Ши ерошит мне волосы на затылке и еле слышно вздыхает: она права, мне бы на нее смотреть, глаз не сводить, но – подвернулась под руку юла, точь в точь как из моего наполненного радостями детства, в котором взрослые такие родные и хорошие, и никого ни с кем не надо делить.

Глава четвертая

В которой главному герою и нам наглядно продемонстрировано: на кулак плюют гораздо реже, чем в открытую ладонь.

Зимы в Бабилоне мягкие и тяжелые, как намокший снег. Они и есть, в основном, намокший снег. До середины мая еще жить можно: осень у нас красива, дворники многочисленны, а хнычущие то и дело небеса – все-таки достаточно высоки для дневного света, не препятствуют. Но чуть только забрезжит июнь в календарях, как со стороны знойной Антарктиды валят в нашу сторону караваны туч, и все гуще они, все ниже, все чернее... Навстречу тучам и гусиным крикам бросается Эль Ниньо, течение, подтянувшее с далекого экваториального севера теплые потоки Атлантики... Оно, быть может, как лучше хочет для Бабилона, от лютого холода пытается спасти... И спасает, конечно, спасибо ему... Короче говоря, начинается многомесячный метео-шизофренический шабаш под прикрытием темноты и сумерек. Редко, редко когда появится над городом зимнее солнышко, и почти обязательно выбирает при этом стужу. Солнце есть – тепло пропало, оттепель пришла – солнца не дозваться.

Вот тут-то зимний отпуск в самую жилу мне придется: располовинит сезон снегов и сумерек, передышку даст, да еще одну зимнюю неделю заменит летней. К черту зиму, долой метели, мы с Шонной на море едем! У нас в Бабилоне – в какую сторону ни ткни – море за горизонтом, вернее, океан. И не просто океан, а всюду Атлантический: восточный атлантический, южный атлантический, западный атлантический и северный атлантический. Но морем принято называть лишь ту его часть, которая омывает северное тропическое побережье, где каждый день и круглый год – лето. Наш городской «бабилонский» океан – он рядом: вышел из дому, сел в мотор и через полчаса на побережье. Но он «неправильный», океан столичный, мелкий и пресный. Словно стихия, ставшая бомжом, – сер, некрасив и грязен.

Юго-западную часть Бабилона облизывает залив « Бабилонский Язык», или, по-простому: Заливной язык. Бывает, что и купаются там горожане, и загорают, и под парусами ходят на полуигрушечных плавсредствах... А все же морем называют северное побережье... Картагенцы очень любят именовать настоящим океаном только свои, восточные прибрежные воды, пустынные и штормовые, но провинция – она всегда такая: что в ней есть – тем и пыжится. Иневийцы неплохо освоили кроткое западное побережье, но кроме расписных купеческих дворцов и умеренного климата – там не слишком много достопримечательностей. Зато север... Я буду нырять. Я буду глубоко нырять! С маской, в ластах, с подводным ружьем... Поохочусь, для Шонны поищу всякой разной красивой подводной дребедени... Эх, вот бы жемчужину... Я, когда представляю море, всегда мечтаю найти и подарить Ши какую-нибудь невообразимо уникальную жемчужину... Почему нет – находят ведь люди?

Странное дело: наши два мелких отпрыска, возглавляемые Жаном, легко согласились пожить всю неделю с бабушкой и дедушкой, с моими тестем и тещей, покамест мы с Ши будем отдыхать на северном побережье. Видимо, романтики им захотелось, разгильдяйства, постоянных конфет и булочек, в противовес детскому саду и правильным, но строгим папе с мамой. Погодите, милые детки, вы еще – ох, как соскучитесь по нам, вы очень быстро поймете и прочувствуете разницу между эпизодическим сюсюканьем с подарками от бабушек-дедушек и постоянным родительским долготерпением... И мы с Шонной соскучимся по нашим зайчикам, суток не пройдет. А уж к концу недели... Бедные дорогие крошки, брошенные легкомысленными предками на произвол бабушек и дедушек! Но, с другой стороны, мы, осененные молодостью и премиальными, тоже имеем право на красивую бездельную жизнь среди пальм и слуг, под балдахинами, укрывающими нас от золотого тропического солнца!

Мышцы у меня не то чтобы совсем уж чемпионские – но имеются в достаточном количестве, и всегда подкачаны, поэтому я легко, почти без остановок, допер оба чемодана к стоянке такси (решили не строить себе лишних хлопот с мотором и долгой парковкой в аэропорту), а от стоянки к билетной стойке. В чемоданах наши вещи, мои и Шонны, потребные для недельного путешествия. С моей стороны это бритвенный прибор, зубная щетка, несколько пар носков, трусы-футболки, двое джинсов, две рубашки, скакалка, пистолет. Впрочем, пистолет в кобуре, а кобура на мне, под пиджаком, рядом с билетами и документами. А, еще шлепанцы и полотенце. Все. Остальное – предметы первой женской необходимости. Помню, дети уже спали, а я смирно следил, как Ши укладывает вещи. Все шло чудесно, да я не удержался и спросил: не подогнать ли, типа, грузовик, вместо чемоданов? О-о-о, это была коррида! Сначала она меня, мою презренную сущность, окончательно изобличила энергичными эпитетами, а потом добила морально, предметно доказав и показав, что все до единой тряпки жизненно потребны в нашем походе, и что из всех известных в мире женщин, меньшим количеством барахла довольствовалась одна лишь прародительница Ева!

– ... и Лилит.

– Что? Ты издеваться, да, измываться надо мною вздумал...

Какие там бандерильи!? А вы бы удержались на ногах, если вам в грудь на всех скоростях врезался бы кружевной бюстгальтер третьего размера? Запущенный яростной рукою практически в упор? Вот и я пал, почти бездыханный... Хорошо еще, что слабеющими пальцами, случайно, зацепился за Ши, за ее локоток; это изменило траекторию моего крушения, и я рухнул на тахту. Тахта у нас прочная, хотя и не очень жесткая, к тому же и Ши, оказавшаяся между нами, самортизировала, самоотверженно и почти добровольно пригасила тяжесть падения моих восьмидесяти трех килограммов...

«Все включено». Это когда помимо номера с обязательной пятизвездочной начинкой, и шикарного набора тупых внутригостиничных развлечений, ты можешь безразмерно пить и жрать трижды, четырежды в день, до конца недели, или покамест не лопнешь. Я всегда из-за этого переживаю, в отличие от Шонны: она себе грейпфрутик возьмет, пирожное, пирожок, помидорчик, свежевыжатый сок, пиалушку с жульеном... Это за целый день! И все, и довольна по уши, и еще перед зеркалом потом скачет как коза, ищет следы целлюлита и ожирения... Там их, следов этих, еще меньше чем от инопланетян, да что толку говорить, «у тебя всегда все хорошо, ты всегда всем доволен, а потом оказывается, что...»

– Ну, что оказывается? Что?

– То, что я недостаточно хорошо выгляжу, и что ты только и зыркаешь своими глазенышами по сторонам... На всех этих... Я за два дня тоже загорю, не хуже чем они. И сброшу лишний вес.

– Ну какой в тебе лишний вес, самой-то не смешно? Здесь, что ли? Или здесь... О... вот тут все очень даже в норме... Вот здесь худеть не надо...

– Ай! Поосторожнее, господин медведь! Мне только синяков на попе не хватало.

– Я и так осторожно. Больно?..

– Нет. Не больно... У-у-м... Пожалуй, ты не медведь.

– А кто? А здесь тоже не больно?

– Ты медвежонок. И очень-очень хороший медвежонок...

Впрочем, мы отвлеклись. Почему я переживаю? Потому что еда – одно из любимых моих удовольствий, а поскольку я не взял с собой ни плеера, ни карандашей, ни красок, то и роль пищевых утех, как минимум, не понижается в этом нашем путешествии за зимним летом... Переживаю и ем, ем и переживаю, что – вон еще сколько всего нетронутым осталось... Но на самом-то деле я не обжора. Все эти жюльены, тортики, грейпфрутики – от всего этого я отказываюсь легко и с гордою душой. Но мясо... После иных казусов, во время нашего отдыха, неопытному глазу несложно было бы спутать меня с гоблином-людоедом. Расскажу на эту тему случай, как я проголодался, вернее, мы с Шонной проголодались.

На третий же день, в полдень примерно, мы с Шонной опять рванули, как и хотели, в очередное пешеходное путешествие вдоль побережья. Сумку с принадлежностями несу я, фотоаппарат – Ши. Все честно.

Городки по Северному тропическому побережью словно бусы нанизаны вдоль бесконечного песчаного пляжа, иногда сливаются один с другим, как Солнечный и Мариано, иногда разделены острым язычками заливов и бухточек...

Путь из Мариано, где мы остановились, в Солнечный – путешествие из простейших: вышел на приморский тротуар и шагай себе на запад, по фигурным каменным плиткам, вдоль кафешек и пляжей, как раз придешь в другой город, так и не коснувшись ногой первозданной поверхности земной... Легко, однако, не сказать чтобы очень уж интересно. Другое дело – из Мариано двинуть в Парадизо, на восток, где тротуары кончаются немедленно вслед за вторым километром пути. А всего этих километров одиннадцать...

Да неужели такие крутые ребята, как мы с Шонной, не отгуляем ничтожные одиннадцать? Играючи! Вот мы и пошли. Идем, такие, лимонаду и противосолнечного крема у нас полно, энтузиазма еще больше. Пляжи – изумительные; даже если они, кое-где, черного песка, это нам нисколько не мешает. Километров за пять-шесть от населенных пунктов, цивилизация почти заканчивается, и начинаются нудистские пляжи, между прочим, запрещенные законом, как противоречащие нормам нравственности праведного нашего государства. А раз запрещены – грешно было бы не нарушить. Ну, Шонна, разумеется, и подбила меня на противозаконные деяния. Сначала я артачился, сказал свое категорическое нет, но на третьем, по-моему, пляже согласился: мужиков на нем практически не было, кроме двух старых павианов-резусов, зато молоденьких телок – целый урожай, с десяток, примерно. Придраться ко мне, на мое согласие, невозможно, хотя Ши и попыталась... Йес, голышом купаться в открытом океане – в этом что-то есть! Единственное только чудится, что сейчас под водой кто-нибудь подплывет и жадно укусит в самое святое... Как будто надетые плавки надежная защита от хищников морских. Но, в остальном, привыкаешь быть голым меж людей – мгновенно, кажется, что именно так и должно быть среди песка и волн... А если что – окунул чресла в охлаждающую воду, или перевернулся животом в дюну – и полный порядок, никто не хихикает по сторонам, и никто не шипит зловеще в покрасневшее ухо... Да, но мне было совсем не в кайф понимать, что какие-то уроды разглядывают, или хотя бы могут разглядывать мою голенькую Шонну... Я утешил себя мыслью, что они стары и некрасивы, эти двое, и что пялятся они на весь цветник, и что никогда в жизни нам с ними не встречаться больше... Моя дорогая и несравненная испереживалась гораздо сильнее, заявив напоследок, что такое несносное животное как я, даже на приличный пляж нужно выводить в штанах и с повязкой на глазах.

– Вот что, вот что ты там такое узрел, что на тебя это произвело такое впечатление?

– На меня произвело? Я узрел?

– Не на меня же! На животе он загорал, бедненький! Артезианскую скважину не пробурил ли, загорая?

– Самая голая ходишь, прелестями виляешь, меня этим компрометируешь перед благонравными девицами, а потом еще и жалуешься.

– То есть, получается, это я виновата?

– Ты, и только ты. И сейчас я тебе это докажу...

– Ричик, ну ты что... Не сходи с ума... Здесь же люди ходят...

– Пусть не ходят, где не следует.

– Нет, я так не могу...

– Что значит – не могу? Надо.

– Кому – надо? Тебе? Пусти...

– Нам. М-моя прелесть... Стоять!..

Секс на открытых просторах в безлюдных местах, пусть даже и с риском поцарапаться о кактус, или быть застуканными случайным прохожим, это... Это – впечатляет, в хорошем смысле слова. Мне, нам – понравилось.

Парадизо ничем не отличается от нашего Мариано, только родного отеля не видать. Ну, мы решили не тратить лишние деньги на лишние калории, посидели в местной кафешке за чашечкой кофе (я – кофе, Шонна – сок), пофотографировались вокруг достопримечательностей третьего и четвертого сорта, и двинулись обратно. И дернул же нас черт «срезать» «ненужную» петлю на обратном пути, пойти не вдоль кривого ландшафта, а напрямик, через невысокую гору... С горки на горку, в какую-то лощинку-лошинку – заблудились! Нет, направление-то мы знаем, конечно: океан и шумит, и временами встает на цыпочки, подмигивает нам разноцветно, да вырулить на дорогу никак не можем, все колючки, трещины в почве, обрывы... И это бы не беда, но – тропики! Солнце – только что стояло на этом вот месте горизонта: ап! – и нет его, ночь кругом! Уличных фонарей – ни одного на пустырях, месяц узенький, ни тепла от него, ни света... Шонне-то хорошо, потому что ей есть к кому обратиться за помощью и пожаловаться, а – мне каково? Влипли крепко, ни вперед, ни назад. С точки зрения Робинзона Круза, проблема смешная и никакая: остановились, приняли горизонтальное положение на более-менее удобном кусочке теплой земли, обнялись – и лежите, дожидайтесь, пока солнце взойдет... Но мы, увы, не робинзоны, а изнеженные бледные росточки городской цивилизации, нам подавай джакузи, ужин, мягкую кроватку в двух метрах от телевизора...

– Ричик, мне страшно...

– Не бойся, птичка. Максимум риска для нас – опоздать к общему ужину и есть остывшее.

– Правда? Тогда ладно... А змеи?..

– Змеи тут не водятся, – уверенно объясняю я и делаю себе узелок: проверить потом в рецепции – правду ли говорю?

– Но ты найдешь дорогу?

– Уже нашел. Плохо только, что придется возвращаться по ранее пройденному и давать кругаля в обход трещины. Устала?

– Есть немножко.

– Я бы тебя на руках понес, да боюсь в темноте уронить. Хочешь – забирайся ко мне на закорки, будешь сидеть сзади и дорогу высматривать?

– Ты же сказал, что нашел дорогу? Нет, Ричик, я своими ножками, знаешь я какая сильная?

– Конечно, знаю. Осторожнее, по-моему, сейчас будет спуск, держись за меня крепче...

Долго ли, коротко, выбрались мы на твердый и ровный тракт, однако и здесь не удержались от приключения, вломились сослепу на чужую, плохо охраняемую стройплощадку. Лучше бы хозяева не экономили на сторожах, а то пока я втолковал старому дураку, что нам от него и от этой местности нужно, он чуть ли ни обделался, в обнимку со своей рухлядью, охотничьей «вертикалкой»...

Только возле рецепции мы с Шонной поняли, насколько устали и проголодались: надо, надо, надо всего-навсего лишь взять ключ, пройти десять метров к лифту, подняться на четырнадцатый этаж, умыться, переодеться – и обратно, ужинать. Всего делов! Но – вот они ресторанные двери и запахи, четыре метра, против десяти к лифту, и мы уже не в силах потерпеть... Слабаки.

– Ладно, – говорю, – сообразим.

Короче, изложил я в двух словах администраторам историю нашей поцарапанности, засоленности и запыленности, снискав вежливое и теплое сочувствие, омылись мы в ресторанном умывальнике, и, с тарелками наперевес, рванули к шведскому столу. Ши, естественно, в своем репертуаре: ну как можно, миновав гору с котлетами, тянуться за каким-то там овощным салатиком??? Впрочем, положила она и омлет, две сосиски, тостик... Женщины, что с них взять. Я же для начала размялся счетверенными свиными котлетами, потом взял барбекю, потом пару ломтей ветчины, и только после этого поменял тарелку на чистую, положил в нее салат из помидоров и капусты, вареной картошки с укропом и печенку в соусе. Соуса – побольше, соуса всегда надо набирать вволю, чтобы не сухо было жевать. Хлебца – один кусочек, и то под соус. Вот теперь можно спокойно поужинать.

– Ричик, ты просто дикий зверь, тигра полосатая. Если бы мы не нашли дорогу, я знаю, кого бы ты съел в темноте среди кактусов.

– И кого же?

– А ты сам не догадываешься? Не шевелись, ты соус на грудь посадил... Салфеточка... Во-от... Ричик, найди мне, пожалуйста, виноградный сок, что-то я не ви... Ой! ой-ёйёйёй!.. Ричик...

– Что? Что такое?..

– Тихо... Пожалуйста, тише... смотри... вон там... не так резко поворачивайся...

Я скосил глаза направо, у стойки с напитками мужик какой-то наливает себе... Бородатый, в темных очках... На фиг ему темные очки вечером? Ши явно на него и ни на кого другого пытается обратить мое внимание, хотя бы просто потому, что кроме нас троих и обслуживающего персонала, в зале никого не осталось, все на концерте иневийских эстрадных звезд, устроенном отелем в рамках ублажения постояльцев... Я уж грешным делом подумал на миг, что Бобби Жук тоже решил отдохнуть неподалеку от нас, в соседних номерах, и Шонна его увидела... Избил бы, не колеблясь, назойливого коллегу: только знакомых по работе рож мне и не хватало на отдыхе!

– Боже... это же Чилли Чейн...

– Угу. Будет тебе Чилли Чейн в занюханном курортном городишке по шведским столам скакать.

– Тише ты... это точно он...

Если и есть на бабилонском звездном небе сверхсупермегазнаменитость, ни с кем не сравнимая, то это Чилли Чейн. Ярче его – только два светила: Солнце и Господин Президент. Вернее, в порядке убывания: Господин Президент и Солнце. Но от старины Чейна – тоже сияние исходит будь здоров! Народный любимец, герой-любовник, рыцарь без страха и упрека, воплощенная романтика целлулоидного бытия. Да еще и поет.

Смотрю – вроде, он. А может и не он.

– Соку тебе? Одну секунду. – Встаю я, такой, и расслабленно ковыляю к емкостям с жидкостями: Шонне сок наливаю, себе кофе. Чувак стоит в полуметре от меня и, похоже, размышляет, чем бы ему свой кофе заправить...

– Сливки не берите, вкус у них не тот. Жирноваты, по-моему.

– Да? И мне так показалось. Ладно, тогда какао попьем. – Точно, его голос, этот тембр спутать невозможно...

– Великодушно прошу меня извинить, но... это ничего, что я вас узнал?

– Гм... Да нет, все нормально. А что, маскарад мой неважнецкий получился? – Мужик... вернее, кинозвезда Чилли Чейн, поправляет очки, трогает бороду...

Я подумал с полсекунды, прежде чем ответить...

– Главный ваш маскарад – отнюдь не усы и не борода, и не волосы на лоб, и не темные очки. Никому в мире даже в голову не придет, что вы – и здесь!

– Но вам же пришло? – Тут я рассмеялся, но негромко, чтобы халдеи не прислушивались.

– Вы слишком хорошо обо мне думаете. Это жена моя вас первая узнала, не я. Очень ценит ваши фильмы и ваши песни. – Дернуло же меня за язык Шонну вплетать!

– Спасибо. – Тут Чилли Чейн поворачивается и отвешивает моей Ши поклон, сопровождая его своей знаменитой улыбкой, которая, даже сквозь бороду, всех женщин подлунного мира пробивает насквозь. Говорят: светский лев, будучи вырван из привычной среды обитания, более всего походит на осла. Здесь это – категорически не тот случай! В полном блеске наш Чилли, безо всякого привычного ему антуража, только за счет великолепного собственного Я. Помню, про себя подумал в тот миг: если что – мир быстро обменяет харизматическую кинозвезду на память о мученической его смерти... Но, надо отдать ему должное: не было в его улыбке и поклоне флирта и обещаний... И Шонна под стать: теплая улыбка без экстаза и сдержанный кивок.

– Свободных мест масса, но, быть может, составите компанию нам с Шонной? Или вы уже поужинали? – Чейн опять царапнул пальцем дужку очков, потер переносицу...

– Не привык носить эту заразу... купил какие попроще, и вот мучаюсь. С удовольствием составлю вам компанию, одичал... Ужинать почти не хочу, я просто заскочил, полюбопытствовать, мясца вот отведал. А вы почему не на концерте?

Мы ему в двух словах рассказали – почему, а он про свое нежелание даже и объяснять ничего не стал, и так все понятно.

– А... Пишут... я слышала, что вы не едите животную пищу?

– Было дело, увлекался, в Индию даже ездил, за светом истинных знаний. Однако и сейчас я не просто поедаю фауну, но спасаю флору от травоядных! Кстати, судя по запаху и виду, это не кофе, дамы и господа.

– Но и не чай, – возражаю ему я, не с целью защитить вкусовые свойства весьма посредственно приготовленной бурды, а чтобы не терять нити разговора. Ши приторможена слегка, молчит, растерянная, не помогает, но я-то понимаю, что в любом случае сейчас мы раскланяемся, улыбнемся друг другу – и знакомство наше будет завершено... Так, поболтали ни о чем, называется... Все равно – событие. Уже не даром съездили!

– Может, если не возражаете, поднимемся ко мне, и я угощу вас своим? У меня в номере смонтирована моя личная кофеварка, я ее из дому захватил, единственная уступка моей изнеженности?..

Сам пригласил! Кр-р-руто! Как в кино! Ну, будет Шонне о чем подругам рассказать! Да и мне тоже! Не поверят ведь. Фотоаппарат, правда, есть, даже со свободными кадрами, но... посмотрим...

– Хм. От такого предложения грех отказываться. Ты как, дорогая?

Дорогая, конечно же, не против, но у нее свои резоны, которые иногда сильнее воли целого пантеона богов и триллиона соблазнов...

– Вот так прямо? В таком виде? Я... в затрапезе, нечесаная, лицо...

– Я тоже без грима, – смеется, – делов-то – по чашечке кофе пропустить.

«Делов»... Шонна потом призналась, что эти невеликосветские «делов» и решили вопрос:

– Ну, если и вы без грима, и если Рик не против, пойдем как есть. А вы где остановились?..

Чилли Чейн в три раза дольше его варил, кофе своего приготовления, нежели мы его пили, но за первой чашечкой пошла вторая, а потом по бокалу шампанского... Как-то так – разговорились все вместе, расслабились... Кофе отличный, даже я ощутил.

Чилли охотно поведал нам тайну своего здесь пребывания. Оказывается, временами ему во что бы то ни стало требуется выскочить из привычной среды обитания, «глотнуть воздуха свободы». Иногда он выезжает для этого за границу, но чаще остается дома, в Бабилоне и его окрестностях. В восточных горах есть у него имение (Еще бы! Знаем, конечно, телевизор-то смотрим: шале и пятьсот гектаров дикой, но ухоженной природы), на западном побережье еще одно, не хуже, да под Бабилоном-городом вилла... Но и там иногда все его достает, а вернее – напротив: он как в вату закутан, окруженный всеми этими секретарями, поварами, охранниками, коллегами... А когда и достает, даже сквозь вату: туристами и фанами, которые стаями бродят по окрестностям... Тоже ведь проблема не из приятных – фаны эти. В общественный туалет не зайти: организм отказывается очищаться на глазах у публики! Поэтому Чилли Чейн выбегает инкогнито в мир, в гущу народную, чтобы знать, как простые люди живут, и чувствовать то, что они чувствуют... Очки и борода, вполне этого хватает. Особенно, если забраться куда-нибудь в глушь несусветную, засесть, без челяди и охраны, в каком-нибудь захолустном отельчике без претензий...

Н-ну да, вообще-то говоря, все ведь от точки зрения зависит: это для нас волшебные пять звездочек, а для него – захолустье без претензий...

– Я третью зиму так сбегаю, и вы первые, кто меня узнал. Горячо надеюсь, что вы меня не выдадите!

Мы все дружно рассмеялись... Так вот почему он нас к себе-то позвал! Чтобы уговорить нас молчать... Но – резонное ведь желание, очень даже.

– Ни за что! Слово даем.

– Скажите, Чил... А... Потом? Когда мы вернемся? Было бы очень жестоко продолжать держать слово и в Бабилоне, у меня же подруги... – Ши такого жалобного тона в голос подлила, что мы с Чейном – опять в хохот.

– Помилуйте, ведь я не изувер какой, чтобы заставлять вас хранить вечное молчание по столь ничтожному поводу. Просто, пока я здесь, пока вы здесь – пусть только мы втроем и знаем. Хорошо?

– О, конечно, не сомневайтесь в нас.

– Да. – Тут я вылез из кресла и внимательно посмотрел на часы. – Дорогие гости, а не надоели ли вам хозяева? Пора, пора, пора. И так мы, как в голливудской сказке: целый день мечемся от приключения к приключению, одно другого ярче. У меня – и то мышцы ноют, а Ши завтра просто не встанет.

– Еще посмотрим, кто не встанет, это ты у нас сонюшка-сова. Я утренний бассейн ни за что не пропущу. Но это правда, нам пора.

И вот мы уже у дверей, отблагодарили друг друга как следует, самыми теплыми словами, и я уже за дверную ручку взялся...

– Послушайте... Боюсь показаться настырным, навязчивым... – Я оборачиваюсь, нет все в порядке: он смотрит на меня, а не на Шонну. – Есть просьба...

– Бросьте вы, дорогой наш Чили Чейн! Навязчивым... Если мы хоть чем-то можем помочь – всегда и на ура.

– Спасибо. Гм... А вы собираетесь еще куда-нибудь в поход, или ваша программа этого не предусматривает?

Мы с Шонной переглянулись... Черт возьми! Сам Чилли...

– Собираемся. Да, Ши? Не напугали тебя нынешние страсти?

– Напугали. Но я уже снова ничего не боюсь. Завтра у нас плановая экскурсия в аквапарк и в ботанический сад, и бездна покупок родственникам, а послезавтра мы с Риком именно что собирались попутешествовать. Но мы пешком, не на моторе.

– Вот-вот-вот, в том-то и прелесть, что пешком! Знаете, с телохранителями по бокам не больно-то погуляешь по нетронутой природе... Не расслабиться, как под конвоем.

– Местная природа дикая и нетронутая довольно условно, однако нам с Ши понравилась рассекать посреди нее. Если вы не возражаете составить нам компанию послезавтра – будет просто зашибись.

– Рик! Что ты несешь?

– А что я такого сказал?

– Не возражаю и даже буду счастлив. Это будет действительно, как вы изволили выразиться, зашибись!

– О, Боже! И вы! Великий Чилли Чейн – и выражается словно... словно... Никогда не ожидала. О-о, мужчины...

– Виноват, однако же герои моих ролей выражаются в некоторых фильмах куда как более кудряво.

– То – фильмы. Впрочем, мужчины – всегда подростки с маргинальным уклоном. Боже, неужели я доживу до ванны и душа?

– Да... Пора, идем. До послезавтра!.. Чил.

– Непременно, Рик! Ваш номер четырнадцать двадцать пять? Я позвоню.

– До свидания. – В самое последнее мгновение я спохватился и успел его тормознуть вопросом:

– А как же вы умудрились избавиться от телохранителей? Им же запрещено подчиняться вам в этом вопросе?

– Вы правы, да, запрещено. Очень просто: я дал расписку в том, что временно прошу исключить исполнение пункта такого-то из нашего контракта номер такой-то с охраняющей меня фирмой такой-то. Вы даже не представляете, как хочется иногда побыть простым человеком.

– Иногда? Иногда – да...

Следующий день мы с Шонной провели как и собирались, в экскурсиях и покупках, а ближе к вечеру задумались: позвонит, или не позвонит?

– Может, сами позвоним?

– Нет, Ши, не хочу. Кроме того, с «люксом» внутри отеля соединяют только через коммутатор, мы же не знаем, под каким именем он в «ключарне» зарегистрирован. Забыл если – значит забыл, имеет полное римское право. Он ведь звезда, суперзвезда, представляешь, сколько в мире есть желающих свести с ним знакомство?

– Да, Ричик, конечно же ты прав. Но в любом случае – он был с нами очень мил и прост.

– И мы были очень милы и просты по отношению к нему. Не вздыхай.

– Да уж! Особенно ты. Надо же: «зашибись». Так подворотней и пахнуло.

– А ты сама только что повторила это невеликосветское слово.

– Повторить – вовсе не значит держать его в своем активном лексическом запасе... Рик! Возьми скорее!

– Але? – поворачиваюсь к Шонне и киваю: он!

– Да... Чил. То есть абсолютно. Угу... Мы тоже так думаем. Да, Ши? К десяти ноль-ноль соберемся? Хорошо. А, быть может, тогда не у рецепции, а прямо на улице, у тех двух пальм, возле парковки? Отлично. До завтра... Передам, она вам тоже...

Положил я трубку, да как хлопну я ладонью об ладонь: не забыл!

– Порядок.

– Что, согласился?

– Ты же слышала. Привет тебе передает. – Ши тоже в ладоши захлопала и даже подпрыгнула.

– Слушай, – говорю, – Шонна, а не из-за тебя ли он так с нами суетится? Знакомство, походы, то, се...

Я почти в шутку так сказал, но смотрю – порозовели щечки у жены, похоже, и она не исключает эту версию. О, как меня вдруг кольнула ревность! Впервые в жизни по-настоящему пробила. И сразу понял я, почему в истории человечества любовь непременно отождествляется с сердцем: прямо под левый сосок меня ужалило, острым и холодным.

– Если что – убью обоих.

– Господи, Рик, ты просто сумасшедший! Боже ты мой! Как ты мог подумать даже... Рик!

– Как мог, так и подумал. Была бы ты мне никто – не подумал бы, небось.

– А я тебе – кто?

– Да, кто. Ты и дети – смысл моей жизни, и я вас всех люблю. В том числе и тебя.

– «В том числе»! Ты неисправим, Ричик... «В том числе»... надо же... какое большое женское счастье...

– Ладно, извини. Люблю. Дорожу. Ревную, вот.

– В таком случае, закрой глаза.

– Не буду.

– Ну, пожалуйста...

– Зачем это?

– Ричик... – Я, по опыту прошлых размолвок, провижу дальнейшее, но послушно закрываю глаза и тут же получаю несколько чмоков в нос, в щеки, в губы...

– Я тебя очень люблю и никого в мире мне больше не надо. Никаких Чилли Чейнов.

– Ага! Испугалась!

– Нет, ты все-таки ненормальный. Да, представь себе: испугалась. Да, и все равно очень тебя люблю. Если бы я ревновала тебя с такой же силой и по таким же поводам, я бы давным-давно сгорела как спичка.

– А ты не сгорай.

– А ты не давай повода.

– Хо! – я еще и виноватым остался!

– А кто из нас пошел знакомиться? Кто на меня кивал и ручкой махал?

– Он. Я только сказал, что это ты первая его рассмотрела под маской и бородой.

– Почему – маской?

– Потому. Под очками. Хватит отвлекающих дискуссий, марш в кровать. Завтра рано вставать, а у нас еще секс впереди...

– Ричик, ну почему ты такой неромантичный? Секс... Ну разве так можно?

– Хорошо. У нас впереди половина ночи, напоенная ароматом цветов, любовью и фрикциями. Примерно до часу. Пойдешь в душ, или я первый туда?

– Ты неисправим. Давай, ты сначала, а то я долго...

Если интересно знать, первым на место встречи, под пальмы возле отеля, пришел Чилли Чейн, однако же и мы с Шонной ни на миг не опоздали, явились ровно, под бой часов, как говорится.

Идти мы решили все-таки в Солнечный, на запад: и путь проще, и расстояние восемь километров вместо одиннадцати. А пляжи и там попадаются на пути. Вот только перспектива купаться голышом на диком пляже – сегодня – ну совершенно меня не вдохновляла. Впрочем, как раз и Шонна...

– Но ты точно в порядке?

– Точно, Ричик. Ты же знаешь, у меня легко это все проходит, плюс я таблетку выпила. Клянусь, я в полном порядке.

– Тогда вперед, времени без трех минут десять. Некрасиво будет опоздать.

– Я готова.

– И я готов.

Мы изложили Чилли цель и структуру путешествия, он был в полном востороге. Ну, мы и пошли: у меня заплечная сумка, у него заплечная сумка, поменьше моей, что естественно, у Шонны фотоаппарат. Но моя девочка и безо всяких грозных взглядов с моей стороны не торопится щелкать виды окружающей природы на фоне Чилли Чейна, хотя в фотоаппарате именно с этой целью заряжена чистая пленка, да другая, ей на смену, в сумке дожидается. Все должно быть естественно. Да оно и было естественно: в отсутствие всей этой журналистской братии из великосветских «гламурных» изданий, вне досягаемости орд сумасшедших фанов, человек иначе держится, иначе выглядит, иначе говорит. А Чилли обаятелен, спору нет. Ну, идем, такие, обсуждаем сотни всяких пустяков, Шонна взялась за фотоаппарат, но – корректно, не придерешься... Пляж по пути попался – мы туда. Шонна отказалась купаться, хотя, коза такая, не преминула раздеться до купальника... А мы с Чилли нанырялись вволю: он тоже любит это дело. Странно, что маска-очки у него ничуть не лучше моей, такого же класса. А почему бы и нет, спрашивается? По здравому размышлению, оно бы и естественно, у меня маска очень даже качественная, не из дешевых, да эти проклятые великосветские хроники все кости проели: так и представляется нечто невообразимое, сшитое на заказ из лучших в мире кусков резины, украшенное жемчугами и расписанное покойным Энди Уорхолом...

Оделись, дальше пошли. Тут только Чилли и решился меня спросить, почему я в джинсах хожу? Сам-то он, и Шонна, как положено, – в легких шортах...

Да, а я в джинсах, длинных, даже по колено не обрезанных... Я никогда шорты не носил и не ношу, в любую жару – в длинных штанах. Черт его знает – почему так. Может, с детства засело мне в голову представление, что короткие штанишки – удел маленьких маменькиных сынков... Может, еще что. Чилли выслушал мои невнятные объяснения и захохотал: он, грешным делом, посчитал, что я скрываю с помощью длинных штанин какой-нибудь физический или косметический дефект, но до поры корректно не обращал на это внимания... Нет, ноги у меня в полном порядке, без дефектов: до земли достают, почти прямые, мускулистые, волосатые, без выбоин и татуировок – все что надо. И у Чилли ноги не хуже моих, хотя и не столь заросшие. Зато у него грудь волосатая, а у меня – ни фига. Впрочем, может быть, и у меня прорастет когда-нибудь... Чилли постарше меня лет на десять, в этом смысле у него передо мной фора... А Шонна, утверждает, что наоборот, что ей нравится, что у меня грудь гладкая... Утешает, наверное...

Да, из-за нее, а главное, из-за Чилли Чейна, сегодня день не для нудистских пляжей, оно и к лучшему. Километров пять мы прошли, и опять на долгий привал, торопиться-то некуда. Тем более, что обратно мы дружно решили возвращаться на такси. Но зато не сразу, как в Солнечный придем, а когда захотим, вероятнее всего – ближе к вечеру, после ресторана, а еще лучше прибрежной таверны.

Пляж пустынный, посреди него здоровенный каменюга из песка метра на три высится, тень дает. Мы расположились в теньке, а сами купаться. Ши отказалась, понятное дело, и мы с Чилли не настаивали. Зато сами нанырялись до синих пупырей в чреслах под трусами, хотя океан-то теплый. А все-таки в детстве все немножко не так: и купаться интереснее, и мерзнешь дольше после купания... Здесь же, северное солнышко нас очень быстро согрело и высушило, так, что мы с Чилом буквально через четверть часа в тень запросились, поближе к Шонне. И только тогда, наконец, мы взялись за Чилли Чейна вплотную: расспрашивать. Но, несмотря на любопытство, нас с Шонной обуревавшее, мы знали меру и приличия, не наглели с вопросами. Зато подробно отвечали сами: его все интересовало в мире простых людей, живущих без слуг, телохранителей и пресс-атташе. Надо отдать должное Чилю: он хорошо понимал наше любопытство и отвечал охотно, без спеси и с юмором. Вероятно, мы обоюдно казались наивными, с нашими вопросами друг-другу.

– ...говорит один мой друг: «Без мужчин мир был бы не полон, а без женщин не нужен.» Просто мы, наша актерская братия, на виду, и наша личная жизнь тоже получается вся в огнях рампы. А на самом деле драм и сцен – в любой жизни навалом.

– Чил, а вы... довольно хорошо знакомы с Вандой Вэй (Еще бы! Таблоиды и глянцы до сих пор вспоминают их с Чилом бурный и скандальный роман, случившийся несколько лет тому назад). Это правда, что она очень необычная особа в общении и в быту? – Чил с улыбкой кивает Шонне, в знак того, что понял вопрос и осторожно отвечает:

– Она хорошая женщина, хотя и не без странностей в личной жизни. Большинство слухов про нее – откровенная ложь: никогда она не была замешана ни в торговле наркотиками, ни тем более не начинала свой путь с уличных проституток. Хотя знакомства у нее... бывали довольно оригинальные. Она кое-что мне рассказывала о некоторых своих мужчинах, у которых были нелады с законом... Но сама она – никогда ничего не преступала, это точно.

– А странности... вы имеете в виду... – Чил опять усмехается и подмигивает.

– Что бы я ни имел в виду, сударыня Ши, Ванда – реальный человек, наш с вами современник. На ней и так живого места нет от всех этих щелкоперов, поэтому позвольте мне придержать при себе кое-что из того, что касается лишь ее, меня и тех, с кем ее сводила судьба... Понимаете?

– О, конечно! Я вовсе не хотела...

– Бросьте, нормально все, я же не о себе забочусь и не вас укоряю. Скажу лишь: да, мужчина, в ее понимании, должен походить на первобытного мужчину, сурового, решительного, резкого... А когда надо – то и нежного, внимательного... Но примат все же за сугубой маскулинностью, «пещерностью». Мужчина-зверь. Иногда я соответствовал этому критерию, но чаще – нет. Все же, фильмы – это одно, а жизнь – совсем иное.

Я тоже давно держал наготове вопрос, конечно же, по поводу Роллингов. Несколько лет назад, как раз после ошеломляющего турне Роллинг Стоунз в поддержку «Стальных колес», Чилли Чейн, в рамках этого же турне (иначе бы черта с два они вместе собрались!), принимал их у себя в далеком восточном имении, где они знатно оттянулись в компании узкого, но довольно многочисленного круга бабилонской шоу-знати. Расстались они, Роллинги с Чилом, хорошо, друзьями, и с тех пор помнят друг о друге, взаимно выказывают издалека знаки внимания...

– Понимаете, наш Господин Президент, что бы мы о нем ни говорили на кухнях, довольно здравомыслящий человек... или был таковым еще недавно. Роллинги – группа изначально британская, но давно уже воспринимается всем миром как штатовская. Кроме того, культура английская, шотландская, ирландская... британская, словом, музыка, живопись ее и кино – нам отнюдь не враги, гм... в отличие от британских политических кругов. Но я не политик, так что не рвусь обсуждать все эти тонкости. Ни малейших проблем с визами – не было, я вас уверяю, никаких слежек за нами, исключая обычный «спецслужебный» набор, – не было. Ну, и я особо позаботился, чтобы на наших вечеринках не пахло гашишом и кокаином. Впрочем, для роллингов это давно уже не «больная» тема... Что?.. Билли Уаймен. Безоговорочно. С ним у меня проскочила самая горячая искра. Они – особый народ, и все вместе, и по отдельности. Мик – хороший человек, душевный, но он мозг группы, менеджер ее, ответственность за жизнь и судьбу группы отчеканила его таким, как он есть, жестким, решительным и недоверчивым. В общении он доброжелателен, однако изначально насторожен, и немало надо вместе соли съесть, чтобы он потеплел к собеседнику. Нам удалось, я считаю... Что?.. Чему больше всего? Хм... Тому, что они... ну... такие невысокие... – Чил поворачивается к Шонне: – чуть выше вас, ей Богу! Это, пожалуй, удивляет прежде всего и больше всего... Что?.. А, да, продолжаю. Кейт, Киф, он – музыка, он дух группы, он не думает о бизнесе, о деньгах, потому что есть Мик, его дело – музыка, он ее творит. Деньги и слава сами собой сыплются ему на грудь и в карманы. Он очень открыт в общении, я бы сказал – доверчив, но он большую часть времени смотрит в себя, и ему для этого не нужен героин. Он – весь твой в общении, если, конечно, ты ему ровня, но отошел на три шага – и нет тебя. Привык, что все подстраиваются к нему, а не наоборот... как все мы, грешные. Чарли – большой оригинал, симпатяга, ироник, далеко не такой холодный и отстраненный, как это кажется внешне, но даже внутри группы – он сам по себе. Рон Вуд – вот кто по кайфу чувак! Вот кто умеет веселиться. Обаятельный – сил нет, хотя и зашибает лишнего иногда. Характер у него неплохой и рисует отлично. А Билл... Боюсь, он уходит из группы.

– Он уже сто лет уходит, – это я встрял. Чил сначала кивнул согласно, а потом покачал головой:

– Нет. Похоже, оно всерьез. Он мне сам сказал, что эта двоица, Мик с Кифом, не дают проходу его композициям. Одна за тридцать лет? И что, все, еще тридцать лет ждать, пока вторую разрешат? И что толку, мол, дальше там высиживать? Деньги всего не решают, Биллу хочется самому определять, что и как играть, какую музыку творить... Им всем уже за полтинник, а Билл к тому же немного постарше остальных, он не такой шебутной и светский, хотя скандалов и баб... прощу прощения... женщин за ним – не менее, чем у Кифа с Миком... Но, вот, считает бесперспективным гонять по миру и наяривать «сатисфэкшн» миллионный раз...

– Как же так? Почему «сатисфэкшн», они же новые альбомы регулярно пишут.

– Пишут. Но – песни в них почти исключительно «свои», авторства Мика и Кифа. Биллу там тесно, а денег, как он говорит, у него довольно, а потом и пенсия не за горами, не пропадет с голоду. Короче, с Биллом у нас теплее всего отношения получились, хотя – все они мне – ох, как приглянулись! Надеюсь, я тоже их не разочаровал.

– Судя по прессе, они от вас, от ваших песен, были в восторге.

– Восторг – женская эмоция, сударыня Ши. Да и что мои безделушки-песенки рядом с бессмертными «Литтл беби». Однако, Мик никогда не забывает поздравить меня с Новым Годом. И я его тоже. Но мне проще, – Чил снова усмехается, – мне секретари подсказывают.

Мы с Шонной поняли прикол и рассмеялись: уж наверное, у Роллингов также секретарская служба на высоте.

Да, мне было суперинтерсно расспрашивать Чилли по поводу Роллингов, и я вынужден был себя сдерживать: Чилли Чейн дал в своей жизни слишком много интервью, чтобы по-прежнему почерпывать в них удовольствие. Я и Шонне мигнул, чтобы «прореживала». Но она у меня умница, и без моих советов соблюдает меру и такт... В отличие от меня, который, все-таки, то и дело возобновлял, пусть и мелкими порциями, вопросы на светские околомузыкальные темы.

Пляж отличный, погода превосходная, компания теплая – но, увы, куда в этой жизни без приключений? Привязалась к нам компания парней, пляжных не то оборванцев-попрошаек, не то просто «баклажанов», которым кажется, что численное превосходство в глухом месте – отличная причина безопасно позабавиться, похулиганить.

А не будет ли у нас закурить? Но мы трое не курим. А который час? Не проблема ответить, когда часы на руке. А можно посмотреть фотик? Нельзя. А откуда мы приехали?...

– А какое ваше собачье дело, откуда мы приехали? – Это я, вконец истомленный собственной отзывчивостью, задал им встречный, но все еще вежливый вопрос. Их семеро – нас трое. Трое – это без Шонны, потому как женщине в драке не место: трое – это я, мой любимый служебный ствол (если кому интересно – почти антикварный «парабеллум», девять мм), Чилли Чейн. Но ствол у меня в сумке, сумка аккурат возле правой ноги, хотя, что-то мне подсказывает, что с этими шакальчиками вполне можно управиться без ствола, – потому как нет при них дубинок, бит, цепей и иных длинных увечащих предметов. Разве что камни, но тут уж... Они замерли на пару секунд, переваривая мой вопрос, и, наконец, самый здоровый и старший из них возразил:

– Ты чего, мужик? Мы же по-доброму. Нельзя так обижать парней. У нас на севере такое никому не прощают.

– Я пока никого не обижал.

– Короче, если хочешь, чтобы все мирно было, выкатывай литровую, или дай денег, мы сами пошлем. И тогда все будет нормально, будет мир.

– Я очень подозреваю, братцы, что у нас с вами и без литровой сейчас все будет абсолютно нормально. – В одних трусах и босиком, у меня не шибко-то грозный вид, но многоопытную Ши моя кротость и безобидная внешность никак не успокаивают:

– Ричик, я тебя умоляю. Не надо никого бить, мы не для того сюда приехали. Я тебя прошу. Мы в отпуске, ты должен это помнить. – И уже к оболтусам обращается:

– Господа. Ради Бога, в такой день, чего нам делить? Вы такие хорошие ребята. Мы сейчас уйдем, и все, и пожалуйста...

Обормоты слушают ее и переводят вытаращенные глаза с Шонны на меня, и обратно. Но в драку пока еще не лезут, поэтому и я веду себя паинькой. Тут откашливается Чилли Чейн.

– К-хм... Молодые люди. Прежде чем мы начнем чистить друг другу морды, попрошу посмотреть на меня, ибо я хочу показать вам маленький пляжный фокус.

Чилли Чейн вдруг подпрыгивает и с места делает обратное сальто! Вот это да, только песок брызнул! Чил повыше меня сантиметров на пять, чуть потяжелее, да плюс постарше, и «упражнялся» на вязкой песчаной поверхности, без подготовки... Вот уж удивил: я, грешным делом, полагал, что он только в фильмах способен демонстрировать физические кондиции... Почему я так думал – даже не понимаю, сам ведь видел, что с «мышцой» у него более-менее нормально, жировых отложений самый минимум, простительный человеку, которому так далеко за тридцать, что почти под сорок...

Прыгнул в сальто господин Чилли Чейн и вызвал тем самым немую сцену среди всех нас. Господа хулиганы переглянулись молча и уставились на своего старшего, по имени Хозе, если верить вытатуированным буквам на фалангах пальцев правой руки.

Тот – тоже не Атилла и не Наполеон по таланту, с полководческими обязанностями не вполне еще освоился: стоит, глазами хлопает в великом умственном напряжении. Двое мужиков против них, но – здоровенные, страха не выказывают, на изнеженных городских слюнтяев с юга не похожи. Смотрят в упор, не суетятся...

– Денег мы вам не дадим, надеюсь, это понятно, чувак? – Я говорю это, стоя почти в упор «ихнему» Хозе. – Если понятно – расстанемся дружно. Понятно?

– Ну, а чего?.. – выдавил из себя чувак Хозе несколько междометий и стоит, не знает, о чем дальше думать, что говорить и как действовать. К счастью для всех нас, у меня уже созрел план выхода из создавшегося положения, и неловкой паузы не случилось.

– Решено? – говорю, и с размаху, от плеча вперед и вниз протягиваю ему пятерню, ладонью вниз, для рукопожатия. Он ее послушно берет, хотя и чуть подтормаживает, а я делаю захват кулаком его оттопыренного большого пальца и нажимаю, как на джойстик, только понастойчивее. Этот самый Хозе ойкает и садится передо мной на корточки, из последних сил стараясь не встать на четвереньки. Вот тут-то я отпускаю его палец и бью коленом в рыло. Разбил, конечно, а колену хоть бы что, я даже боли не почувствовал. В отличие от Хозе, который сел на шорты, распахнул колени пошире, держится за рот и мычит на песке. У остальных баклажанов оцепенение, однако, поскольку приступ медвежьей болезни никого из них не свалил, они вполне могут опомниться и первыми спровоцировать драку. Это же негодяи, маргиналы, у них вечно кулаки чешутся вместо языков, они не понимают, что значит жить, никого не задевая и не обижая...

– Эй! – говорю, – да, ты, с шаром. Ну-ка, дай его сюда!..

Главное – все делать уверенно и не давать им опомниться. У одного парня-полуиндейца, из шпаны, прыгал в руках круглый стеклянный буек, с маленький арбуз размером, он мне его покорно отдал. Привык, сучонок, что это ему трясущиеся обыватели бумажники суют, лишь бы не били их и отпускали обратно в цивилизацию...

А Хозе-то не прост: примолк и шевелится на песке, очухивается постепенно... Сидит, такой, кровь сплевывает, не торопится разговаривать, а сам уже зыркает на нас, прикидывает, кто как стоит... Может, булыжник нащупывает...

Но зачем мне второй раунд тупого кулачного кровопролития, да еще с риском повредить мировому кинематографу в лице великого Чилли Чейна? А тем более, Ши здесь, мало ли... Она одна мне дороже всей остальной половины мира... Лучше я нагнусь, мне не трудно, и выну парабеллум из сумки... Как я люблю, иной раз, эффектные, пусть и дешевые развязки! Короче, подбросил я стеклянный шар в воздух, в противоположную от Ши и Чилли сторону, да и выстрелил. К счастью, не оплошал, первой же пулей расколотил его вдребезги.

– Встал. Скоренько. Грабли врозь. – Встает. Ай, да Хозе, ну и Хозе, не даром главарь! Поднимается осторожно, обе руки на виду, пальцы врастопырку, чтобы видно было отсутствие песка и камней в коварных ладонях. Ну, явно ходка-другая к «хозяину» у него была.

– Построились по шестеро в ряд. Хозе впереди... Тебя ведь Хозе зовут? Вот так. Осторожнее, братцы, на осколки не наступите. Мальчик, да-да, с ирокезом, как тебя зовут? Том? Том, я тебя запомнил: встречу в следующий раз – коки отстрелю. И средний палец обязательно. Понял, да? Остальных тоже касается, но первую пулю – Тому. А вот Хозе – его последним задавлю, вручную, без милосердия. Всем внимание: по моему выстрелу – бежать до горизонта. Кто устанет в пути, либо осмелеет – не поленюсь и догоню. Да, да, догоню, что же я буду пули в молоко-то посылать с далекого расстояния? Патроны денег стоят... Сами знаете: местные собаки людей едят редко, но охотно. На старт... Внимание... Марш!

По-моему выстрелу они побежали... Могли бы и порезвее, честно говоря, да мне уж некогда было дисциплину им подтягивать, потому как женская половина человечества взялась мне выговоры делать. Все же я успел, выстрелил и в третий раз, и ребята подбавили ходу будьте нате! – им же не видно, что я в воздух палил.

– Рик! Ты испортил нам весь день.

– Я испортил? Я его спас.

– Чил, я прошу прощения за нас, вы не представляете только, что я с ним вынесла. Обычно он человек как человек, но иногда... Он хотел как лучше...

– Ни в коем случае! – Чилли Чейн даже остановился и картинно, эдак, взметнул руки в небо, как в том фильме про черного колдуна. Получилось забавно и несколько странновато, но – подействовало: Ши сразу же замолкла. А Чилли Чейн продолжил:

– Ни в коем случае. Уж чего-чего, а конфликтов на своем веку и домогательств от наглой черни я насмотрелся предостаточно. Ваш муж и мой друг – если мне позволено будет вас так называть (позволено, чего уж там... через несколько дней забудет, небось, как и звать сегодняшнего друга... Но – приятно, конечно же, я ведь тоже человек, со своим тщеславием...) – великолепно справился с ситуацией. Великолепно. Рик... Простите за нескромность, ваш пистолет зарегистрирован?

– Да, конечно. С работы взял, лицензия на него действительна по всей территории страны, не только в Бабилоне. Я же вам рассказывал...

– Тем более. Если вдруг на шум выстрелов прибудет полиция – остальное я утрясу, это не проблема. Госпожа моя, сударыня Шонна, вы должны быть счастливы, имея такого обаятельного и находчивого мужа. Равно как и он должен быть счастлив в браке с вами.

– Это точно. Но и она не жалуется, на самом деле. Обычно не жалуется, только иногда по пустякам, вроде этого. – Я вгоняю в Шонну такой взглядец, что она проглатывает ответ. Впрочем, даже самые грозные мои слова и взоры слабо на нее действуют, недолго, не внушают благоговейный страх передо мною, ибо никогда в жизни я не обижал ее грубостями и невниманием.

– А почему у пистолета ствол такой длинный? Я, честно говоря, всегда думал, что у парабеллума... Какой он странной формы...

– Это так называемая артиллерийская модель, антиквариат, трофейный. В нем специальный ствол на двести миллиметров. Магазин – не восемь, как обычно, а под двенадцать патронов.

– Ой, класс!.. Вы не сфотографируете нас с Риком? На память?

Ах, великолепная фотография получилась! – в этот день Шонна вообще была в ударе: те снимки и сейчас занимают почетное место в альбоме. А особенно эта – где мы с Чилли стоим рядом, на фоне океана, обнявшись за плечи... Нет, это был отнюдь не испорченный день.

– Но вы так чудно сделали сальто-мортале, это поразительно! Вы просто гений, Чил!

– Что вы, Ши, гениальность ни при чем, мы, актеры, обязаны поддерживать себя в форме. Наши тела, голоса и лица – это товар, который мы продаем, и торговля им – единственное, что мы умеем делать. Обыкновенное обратное сальто, любой выпускник спортивного класса способен закрутить его несравнимо лучше.

– Не скромничайте.

– Да я и не скромничаю, но говорю голимую правду. Я ведь больше ничего не умею, кроме как лицедействовать, изображать чужие судьбы и жизни. А акробатике я с детства учился и стараюсь не забывать элементарное. К слову сказать, стреляю я плохо.

Я смотрю: Чилли впадает в покаянное настроение, того и гляди – в унисон загрустят, спелась парочка... надо разрядить атмосферу, вернуть ей тонус и градус.

– Я тоже не снайпер, повезло да и все. Вон, видите бочки? Хотите потренироваться? Поставим одну, положим на нее другую – вот и мишень. С десяти метров популяем, у меня с собой две обоймы, кроме початой.

– Нет! Ричик! Ну не надо. Громко, люди прибегут...

– Ого!

– Что не надо? Ничего не громко, звук в волнах утонет. Чил, а что «ого»?

– Пистолет и три обоймы на пляже – вы не на войну ли собрались?

– Да нет, в номере оставлять неохота, я с собой и таскаю. Обычный боезапас. Так что?..

– Не надо никакой стрельбы! Пойдемте лучше в Солнечный, мне здесь надоело.

На самом-то деле, никакой это не обычный боезапас, я на серьезные выезды по работе больше двух обойм не беру, просто я предполагал и надеялся, что мне удастся пострелять на диком побережье. Может, акулу бы подстрелил в волнах. С берега... Но что я буду молоть языком понапрасну, разъясняя никому не нужные подробности?..

– Ши, я умоляю вас разрешить нам с Риком сделать по нескольку выстрелов. Это так романтично!

– О-о-о... Маленькие детки... Вот и Жан, боюсь, таким же вырастет. Ставьте уж ваши бочки... Ну, тогда я, чур, первая выстрелю! Куда нажимать?...

Короче, расстреляли мы две с половиной обоймы, да минус те три «представительских» – осталось у меня боезапаса – ровно три патрона на все оставшееся время. Но не на войне ведь мы, в отпуске. А грохоту наделали!.. Думаю, напуганные дельфины с акулами до сих пор плывут к северному полюсу, спасаются от бабилонских идиотов.

Потом была таверна в Солнечном, где мы втроем до вечера отплясывали под живую музыку в компании таких же как мы балбесов-курортников, потом такси по ночному побережью...

– А хорошо сегодня день прошел, да, крошка? Ши? Заснула уже?

– Нет еще... Да, неплохо, если не считать некоторых кошмарных ковбоев с пистолетами...

– Ну, уж...

– У, уж... Ричик, а что тебе Чил насекретничал тогда, на пляже?

– Когда это?

– Когда вы бочки громоздили. Он тебе что-то прямо в ухо нашептал, а ты в ответ так заухмылялся...

– А, вспомнил, ерунда. Он сказал, что для мишени было бы не худо поставить кое-кого из Дворца.

– У-у, а то я подумала, что вы насчет меня прохаживались.

– Ага! Буду я с кем-то секретничать про свою любимую жену. Все, вырубаюсь.

– Чмоки, дорогой. Только не храпи.

– Постараюсь.

Нет, конечно же, не стал бы я обсуждать с кем бы то ни было мою Шонну, даже с Чилли Чейном. Здесь я чистую правду ей сказал, а в остальном бессовестно соврал, ибо Чил прошептал мне на ухо совсем иное: «Ванда Вэй была бы от вас без ума».

Глава пятая

В которой главный герой восклицает про себя и по поводу ревности: не пляши, танцуя!

Увы, увы мне и ах: не сумел я добыть для Шонны жемчужину из глубин Атлантического океана. А ведь так старался! Можно было бы купить втайне, благо вокруг без счета магазинчиков, торгующих подобными «трофеями», потом подсунуть в створки раковины, но это было бы совсем не то, да и не честно.

Общества Чилли Чейна мы лишились на следующее, после совместного похода, утро: вышел я на балкон – а внизу мигалки полицейские, люди с кинокамерами, всюду фотовспышки... Я к горничной, а она мне – глаза по блюдцу – преподносит величайшую сенсацию: оказывается, у них в отеле, в люксе на пятнадцатом этаже, четыре дня и ночи жил сам великий Чилли Чейн, инкогнито! Под именем Элистер Лестер! Сегодня, сейчас, он покидает отель, вот-вот, все ждут у выхода.

Да, это уровень. Вот что значит – хорошие деньги в хороших руках, при умной голове! Уж если горничные ничего не знали, не ведали, то – да, господин Чилли Чейн не только знаменит и богат, он, как оказалось, умен, и неплохо умеет пользоваться в быту своими возможностями. И если бы не острый глаз моей лапушки...

– Пойдем, – говорю, – Ши, – хоть издалека попрощаемся, вприглядку.

– А... может, он нам сам позвонит?

– Может быть, но вряд ли, у него сейчас в номере челядь, суета и пресса . Пойдем, не будем чваниться напоследок, он ведь вполне по-человечески себя проявил. Пойдем, Ши?

Спускались в дотесна заполненном лифте: все вокруг только ахают и «чи-чирикают», обсуждают невероятную новость... Повезло отелю, неслыханно повезло, отныне и на несколько сезонов вперед, проблемы постояльцев и незаполненных номеров для него не существует.

Холл, естественно, забит людьми едва не под потолок, – и откуда все они понабежали в таком беспокойном количестве? Обычно в девять утра холл пустынен, а сейчас – не продохнуть, не протолкнуться... Мы уж было решили не дожидаться и уйти куда-нибудь на природу... но тут с грохотом скатывается по лестнице местный герольд в ливрее: "Идут!'

Большой лифт ползет, гудит, световые окошечки с цифрами все ниже... Стоп. Двери лифта открываются и... вот он!!! Вой, визг, фотовспышки, давка... Секьюрити, местные и пришлые, вероятно, люди Чейна, оттеснили зевак, сделали небольшую аллею сквозь толпу, от лифта до входных-выходных дверей...

Наш красавец стоит, такой простой и рослый, во вчерашнем «походном» прикиде, в шортах, в мятой «гавайке», в кроссовках, но чисто брит и без очков, волосы назад зачесаны... Шонна говорит – уложены. По бокам у него две японочки-секретарши в строгих деловых костюмах, за десять тысяч каждый, и с атташе в ухоженых ручках... Высоченные, в метр семьдесят одна и другая. Это очень модно нынче – секретарши-азиатки, да сам Чилли и ввел эту моду в большой бабилонский свет... Обязательная остановка у стойки портье, попрощаться, поблагодарить. Чего, чего?.. А, это он, с понтом дела, спрашивает счет за проживание, чтобы оплатить... Вроде бы и не специально позирует публике, но – законная пауза: расторопный репортер успеет отщелкать его во всех видах и ракурсах... По поводу оплаты проживания: даже мы с Шонной не нуждались бы в том, чтобы лично стоять перед портье и отсчитывать ему купюры, все это иначе теперь делается, милые мои... А!.. Понятно. Управляющий нашего отеля «Ацтек», совершенно случайно здесь оказавшийся в это утро с книгой посетительских отзывов в руках, громогласно возражает Чилли Чейну и пресекает все его попытки заплатить за себя: «Отель... в лице... великая честь... абсолютно бесплатно... в книге посетителей...».

Чилли расписывается... долго чего-то корябает... аплодисменты, естественно...

И вот тут-то свершилось чудо: Чилли идет по проходу, процарапывается сквозь заросли жадных рук и пальцев... Как он нас заметил? – черт его знает...

Но и охрана у него – с опытом ребята, надо отдать им должное: стоило Чилли замереть и жестом обозначить смену маршрута – мгновенно парни сориентировались, пробили дорогу прямо к нам.

– Рик! Сударыня Ши! А я вам звоню в номер, а никто не подходит!

– Да... вот...

– Срочно на пересъемки меня дергают, житья от них нет. Важнейшую сцену запороли, оболтусы, я же – отдувайся! – Наконец, Чилли расцепляет рукопожатие со мною и лезет в задний карман шорт.

– Вот визитка, там телефон моего личного секретаря. Скажите – кто, она всегда будет наготове и тотчас свяжет со мною. Увидимся! – Наклонился к уху:

– Очень надеюсь на фото «от Шонны»...

Опять жмет мне руку, потом с деликатным полупоклоном целует ручку Ши...

– Бегу! Самолет...

– Пока, Чилли!

– Чилли, вы чудо! Счастливый путь!

Вслед за нами и толпа подхватила прощальные выкрики...

Да... Завтра и нам собирать манатки, возвращаться в зиму.

– Общественное телевидение «Иневия-2» Представьтесь, пожалуйста?

– Ричард, по прозвищу «Инкогнито».

– Очень приятно, господин «Инкогнито». Зрители хотят знать: что вам шепнул на ухо господин Чейн?

– Собирается переехать в Мариано на постоянное место жительство. Дворником.

– Серьезно?

– Как нельзя более.

– А...

– Никаких комментариев больше. С дороги. Прочь, я сказал, у меня частная жизнь через минуту начинается! Ши, ни слова никому, идем. Уберите камеру с моих глаз, сударь, иначе я сам это энергично сделаю...

Вот... Такой отпуск у нас был... Последние сутки с лишним – так... меж пальцев просочились, вспомнить совершенно нечего. Скучали, спали, тупо смотрели на горизонт, потом в телевизор... Полдня наши соседи, гостиничные постояльцы, при встрече пялились на нас с Шонной, как на чудей заморских, а к вечеру привыкли: мало ли с кем из малых сих великий Чилли Чейн перекинулся парой слов?

– А действительно, что он тебе сказал?

– Очень надеется на твои фото.

– Правда??? Так и сказал?

– Да.

– Что надеется на мною сделанные фотографии?

– Да.

– А как он точно сказал?

– Очень надеюсь на фото, сделанные вашей супругой.

– Супругой? Фи, какое ужасное слово. Он так и сказал – супругой?

– Или женой. Какая, хрен, разница! Очень надеюсь на фото, сделанные вашей женой.

– Не сердись. Разница большая, потому что супруга – какое-то очень мещанское слово. От твоей мамы я еще готова его услышать, но от Чилли...

– Слушай, Ши, давай хоть в отпуске не будем обсуждать с тобой мою маму... Пойдем лучше... Ну, в бар спустимся, пива выпьем.

– Бедненький, ты хочешь пива? Ты устал, разнервничался...

– А... Черт его знает, чего я хочу... На месте не сидится; вот чего я точно не хочу – так это сидеть в четырех стенах, ни здесь, ни в баре, ни в кино. Пойдем к морю, на луну, что ли, полюбуемся.

– Пойдем, ты прав, нечего здесь высиживать в последний вечер.

Мы сидим на скамеечке в обнимку, перед нами во тьме шумит-пыхтит океан, но вряд ли он, подобно нам, взволнован и огорчен предстоящей разлукой. Я не знаю, о чем сейчас молчит Шонна, я просто гляжу во тьму, мне достаточно запахов и звуков, чтобы ощущать – он там, огромный, свободный, бессмертный, бесстрастный... О, если бы его можно было запечатлеть как он есть, даже невидимым... И взять с собою...

Летний отпуск посреди зимы оказался похож на целую вечность, промелькнувшую в одно мгновение: тот же июль, те же сугробы вдоль шоссе, та же ватная ночь без звезд...

– Что обещают-то? – Наш таксист смышлен и приветлив, потому что я сел, не торгуясь, только кивнул на его «сто пятьдесят». Но чемоданы уже волок он, и в аэропорту к мотору, и к лифту в парадной. Правда, третий, на месте купленный под подарки и сувениры, достался мне, но как раз такой груз – ничуточки не тянет.

– Синоптики? Послезавтра потепление, потом опять похолодание, но уже не надолго, потому что август на носу. Надо же! Даже вечером, при фонарях, загары ваши заметны. Завидую.

– На прошлой неделе надо было завидовать, а теперь поздно: нынче мы, так же как и вы, в матушке-зиме по самые гланды...

Дети не спят, дети изнывают, они уже дома, ждут нас вместе с тещей. Тесть приболел, но ничего серьезного, легонький приступ радикулита, и врачи присоветовали пригасить его на дальних подступах, не провоцировать активным образом жизни. Ладно, на днях нагрянем к ним в гости, с тестем у меня отношения не хуже, чем с тещей, а с ней мы не ругаемся и ничего ни разу не делили.

Все же активное безделье в комфорте – лучший отдых на свете! Вроде бы и молод пока, тридцатника не разменял, и на работе кайлом не махаю, у станка не стою, а вышел после «курортной» недели трудиться – и ощутил, что отдохнул. Больше сил стало, энтузиазма, хорошего настроения... Плюс еще детки... О-о, как мы друг по другу соскучились, оказывается! Крики, взвизги, подарки, бесконечные чмокания... Куда там фанатам Чилли Чейна!... Сначала мы с Жаном держались дружно и твердо, как индейцы на допросе у бледнолицых собак, а потом я один остался в компании расчувствовавшихся детей и женщин: шепчут чего-то, носами хлюпают, слезами заливаются... «Они нас больше никогда и никуда не отпустят». Это угроза или обещание, интересно знать?..

Потом, самая желанная и трепетная минута для собравшихся по обе стороны чемодана: вручение и получение подарков! Чтобы счастье было полным и протяжным – подарков должно быть много, они вынимаются, один за другим, и вручаются, то одному, то другой, потом опять другой, а это – опять Жану... Теще, теще для тестя... Да, да, этот коралл тоже вам... И эта тарелочка на стену... Мама, тебе нравится? Я искала всю неделю, чтобы она подошла именно к вашим обоям... Между прочим – да, она действительно искала, я свидетель. А-а-а-а... Вы что, кр-р-рошки мои? Думали, что все? Нет, у папы для вас еще есть кое-что... Рик! Боже мой, Рик! Куда же на ночь?... Нет, нет, нет, правильно! Ура! Папа молодец!.. Ладно уж, один раз в жизни и конфеты можно перед сном, после чистки зубов... Не шумите, женщины, не сердите меня в это прекрасное мгновение, дайте ему остановиться в этом помещении...

Но, честно говоря, на следующий день и мне тяжко было выходить на грязные утренние снеги, покидать уютнейший из маленьких миров, не дождавшись, пока они глазенки раскроют, мои дорогие детишки, Элли и Жан.

Эта зима одарила меня нежданною проблемой, которая, впрочем, нисколько мне не досадила: опять позвонил мне папахен. То, что проблема сия не в досаду моей жизни, – выяснилось позже, а в первый момент глюкнуло мне, что он в больнице, или в тюрьме. Или, для разнообразия, в тюремной больнице. Ни того, ни другого: на воле, в относительном здравии, не пьян, не побит, документы решил восстанавливать... С моей помощью. Японский бог мне в селезенку! Всю жизнь только и мечтал! Но, с другой стороны, кто, кроме прямых родственников, подтвердит в инстанциях его личность, кто поручится за истинность, кто, наконец, деньги заплатит, сборы-поборы?.. Мать, обычно, резко настроена против любых упоминаний об отце и любых моих телодвижений по данному поводу, но тут уж я был невыносимо черств и сердит, и она смирилась, взялась помогать, добросовестно и подчеркнуто неохотно. С деньгами вышла великая странность, близкая к чуду, а в остальном мы с матушкой спроворили что могли: она у себя по архивам кое-какие документарные свидетельства нашла, я по юридической линии пошустрил, Карла, магистра нашего, по-дружески, за могарыч, припряг – восстановили бате документы, удостоверяющие личность! Весь необходимый и достаточный комплект, чтобы ему без ограничений ощущать себя свободным гражданином свободной страны. Надолго ли – вот вопрос... По пьяной лавочке опять все растеряет... Хотя... И раз, и два, и три раза мы с ним встречались по этому поводу – трезвый ходит! Одет беднейше, выглядит ужасно, но – трезвый, и глаза чистые.

– Хочешь внуков посмотреть? Давай, заедем, что ли?

– Хочу, но после. Ладно?

Ладно, что же, я его понимаю. Стесняется Шонны, а больше – внуков, которым он не более чем чужой и некрасивый дядя. Надо будет ему фотографии, что ли, подарить. Честно говоря, и внук с внучкой для него – скорее абстракция, нежели родная кровь, я так думаю... Конечно же, я не обольщаюсь на его счет: в свое время врачи мне объясняли, что у таких застарелых алкашей периоды ремиссии, «просветления», долгими не бывают, но хотя бы так, хоть на мгновение... Да, о финансовом чуде: все «формальные» деньги папаша выложил из собственного кармана, все двести, или даже триста талеров. Поразительно. Может, он, подобно неосторожной мухе, запутался в тенетах какой-нибудь зловещей секты, коли не пьет отныне, восстанавливает документы и деньги зарабатывает?.. Не знаю и знать не хочу. С меня достаточно того внутреннего откровения, знания о грядущем: однажды, похоже что и ждать не придется долго, все хлопоты по его земному содержанию (или погребению) лягут на мои плечи, и в этих моих обязанностях не будет у меня союзников в лице жены и матери. Но он мой отец. Отец. Всё. Конец дискуссии.

Хотел я ему сотню сунуть – не взял, хотя по глазам видно было, как... Алчный взор – его ведь не спутаешь с голодным блеском... Что такое алчный человек? – Это жадина-фетишист, человек не просто неравнодушный к благам, но ярко повернутый именно на любви к материальным благам, бескорыстно повернутый, ибо из всех полезных свойств ему принадлежащего имущества, он почти исключительно предпочитает самую радость обладания... Не взял, хотя я был и убедителен, и настойчив, и... ну... не свысока совал, а как бы «потом при случае отдашь, ты чего, пап...»

Не взял. Точно, куда-нибудь в «Праведный круг», в прозелиты угодил, по карманам книжицы, небось, и брошюры... Если что, если сам начитается и мне начнет проповедовать – осажу моментально, я сектантов-энтузиастов по уши насмотрелся, в быту и на работе... Но – нет, папахен мелькнул и исчез, а я остался. И мои проблемы со мною остались, и действительность, вокруг нас с ними.

Некий универсам, вернее, сеть универсамов отстегивает нам приличные деньги за комплексную систему охраны одного из них. Мы там наружный и внутренний мониторинг поставили, физическую охрану, чтобы воришек прихватывать и честных скандалистов подпугивать, плюс гангстеров отгоняем, чтобы не искушались налагать дань на законопослушных магазинщиков... Хлеб свой не даром едим, я имею об этом представление, хотя и не моя непосредственная епархия – работа с торгующими объектами. Но в нашем деле порою возникают проблемы, и подчас очень «плечепожимательные», чуднЫе, которые, тем не менее, следует решать. Вот, меня и бросили на одну такую. В универсам.

Когда все налажено – все и катится, как по смазанным рельсам, кажется, что безопасность сама собою обеспечивается, без участия «Совы». И если мы сами вовремя не подсуетимся, и не обозначим перед заказчиками очередную опасность, либо угрозу, которую сами же и преодолеем, с присущей нам решительностью, с блеском, заказчик начинает фырчать, выражать недовольство нашим трудовым вкладом в их процветание, выдумывать претензии... В отделе мясных субпродуктов пошла утечка товара. Сначала крохотная, едва заметная, а потом уже побольше... А если тенденция сохранится – то и на сотни талеров ежедневно счет пойдет... Кошмар и ужас... Мелкая и досадистая заноза, которую следует вынуть как можно скорее. Камеры слежения, те что есть, ситуации не проясняют, переоборудовать всю систему слежения – неоправданно дорого, не по причине... Клиент ропщет, кадры на местах переругались, все во взаимных обвинениях и подозрениях...

«Ричард, вы весьма толковый сотрудник. Езжайте и разберитесь. Дело копеечное, однако, через месяц нам с ними договор продлевать, в то время как по агентурным данным они, их руководство, посматривают в сторону „Алмазного щита“. Будет неприятно лишиться постоянного клиента в пользу этих дегенератов, ну вы понимаете. Постарайтесь подтвердить наше доброе имя, укрепить лояльное их к нам отношение... Ждем вас с победой, удачи!»

Спасибо, господин вице-директор, преагромадное, за добрые слова и важное поручение. Хорошо хоть, не на тот же день назначили подробный отчет и победные реляции... Я у наших маршалов неделю срока истребовал, полнокровных пять дней рабочих, да два выходных «сверхурочных», вдвойне оплачиваемых, – дали без скрипа. Уже что-то полезное для моего ленивого организма наклюнулось: так я к девяти в офис приезжал, а теперь, находясь в местной командировке, всю неделю буду к десяти, а то и позже наведываться. Но зато – я обязан буду либо дать результат, либо неубиенную отмазу – сиречь причину: для себя и «Совы» – перед клиентом, для себя лично – перед «Совой», причину, по которой ни я, ни Господь Бог на моем месте, не в состоянии был бы эту проблему решить. Лучше – выдать «на гора» первое, то есть результат. И второе неплохо, но первое – хоть всю жизнь его показывай – никому не надоест, ни начальству, ни клиентам, а «отмаза», какая бы ни была убедительная, она – приедается со временем любому адресату и, увы, повторенная многократно, исподволь пятнает репутацию.

'Всем бы хорош этот Джонни Пупс, умен, не отнять, с опытом – тоже никто не спорит, да только реальных результатов от него не дождешься, одни отговорки. А мне не надо объяснять, почему нельзя, ты – сделай так, чтобы можно было, а не объясняй! Нет, я думаю, это не наш кадр».

Понедельник и вторник я присматривался к обстановке, а больше – халявничал, лодыря гонял с умным видом: «Покажите мне архив записей, будьте добры? Где статистика тех „потерь“? Мне придется съездить в другие универсамы вашей фирмы, к „близнецам“ вашего, чтобы сравнить кое-что... Кто и когда первый заметил пересортицу?»..

В среду ко мне уже привыкли, персонал на местах перестал меня «стрематься», видеть во мне соглядатая и застукивателя, я ведь бываю очень добродушен и незлобив, когда конкретно припрет, а тут имеет место быть именно такой пустой и неприятный случай: я обязан перед начальством во что бы то ни стало пресечь довольно несущественные потери продукта, доказав тем самым, на малом примере, эффективность фирмы «Сова», обеспечивающей безопасность универсама и собственную квалификацию перед вышеупомянутою фирмой. Не думаю, что моя родная «Сова» при случае остановилась бы перед расходами на масштабную «постанову»: на пресечение, типа, угрозы, которую сама бы и организовала, – липовой, то есть; но, во-первых, и в универсаме не дураки сидят, правила игры понимают, а во-вторых... Короче говоря, и нашим маршалам хочется время от времени «изнутри» убеждаться, что их фирма не шарашкина очковтирающая контора, а солидное, современное, высокоэффективное предприятие... И «Стандарт Ойл» когда-то через это осознание проходила...

Среда, четверг... Как всегда, когда ищешь и стараешься долгое время подряд, всерьез, без душевной прохлады, на тебя нисходит некое просветление, ты начинаешь врубаться в тонкости изучаемых процессов, отличать шелуху от зерен, фон от изображения, умных от дураков... Бабье – лучший помощник в делах, если ими не увлекаться на рабочем месте и направлять их усилия жесткой, но теплою рукою – послушные, улыбчивые, нередко толковые, заботливые, исполнительные... Непьющие, как правило, в отличие от «универсамных» мужчин: грузчиков и экспедиторов... И кассиршы мне кое-что полезное слили про местные особенности, и менеджерицы по залу... Утечку я нашел в среду, а в четверг уже отдыхал душою от дамоклова меча неудачи, шустрил-бродил по всему универсаму и мысленно писал отчет. А также нагонял себе авторитету, демонстрируя уверенность в собственных силах и в будущем успехе. Во вторник это было бы еще непростительной глупостью, а в четверг, когда ответ в кармане, – оправданной тактической уловкой. Кроме того, получив точку опоры, я немедленно взялся подрихтовывать под нее окружающую действительность: прикинул, как перестроить камеры слежения, не нагружая нас дополнительными тратами, что изменить в зале, не вводя при этом в расход магазинщиков...

Ларчик просто открывался, на удивление просто, я и сам поразился на собственную тупость, что не вдруг сообразил, не в первый же день и час обхода по универсаму...

Равиоли! Универсам издавна торгует мясными равиолями, это одна из фирменных универсамных «фишек», одна из особенностей, благодаря которым каждое торговое заведение стремится выгодно отличаться от коллег-конкурентов. Равиоли – это маленькие кусочки мясного фарша, завернутые в тонко раскатанные кусочки дрожжевого теста и замороженные. Домохозяйка набирает их должное количество, оплачивает, приносит домой и бросает в кипяток. Потом их едят, с приправами и без. Одни люди предпочитают равиоли с «говяжьей» начинкой, другие с «бараньей», третьи вообще ищут и покупают лишь рыбные равиоли... Продаются они, как правило, расфасованные в фирменные коробки, но наш универсам «Монте», звено торговой сети «Альпы», славится развесными равиолями; их тут подвозят каждый день и засыпают в специальные открытые лотки на витринах-холодильниках: сорвал себе прозрачный пакетик из рулона, взял специальный ковшик-черпачок, с его помощью набрал, сколько душе угодно, – и на весы. Там тебе их взвесили в пакетике, шлепнули ценник на прозрачный бочок, – следующий! Отмечу меленький факт, к нашему делу не относящийся: «тарный» пакетик абсолютно бесплатен, однако попадает на весы вместе с товаром и на вес оплачивается покупателем по цене же товара. Гроши? Конечно. Но покупателю подсознательно приятно, что пакетик в свободном доступе и не имеет ценника, а если взять общий вес использованных за день рулонов и умножить на средневзвешенную цену проданного за день товара – то, уверяю вас, получится неплохая сумма. Как прибыль за вычетом затрат на рулоны, она, быть может, и несущественна, а вот как недопущенный убыток – очень даже ничего. Называется сия мудрость – бесплатный сервис за счет покупателя. И я не против, ни в качестве детектива, ни как покупатель: удобно? – удобно; не дорого? – нисколько.

Так вот, стоят несколько таких лотков в ряд, на одной витрине, на каждом свой ценник. Отличаются они по цене в разы, а по внешнему виду – не так чтобы очень, хотя и заметно. И стоят-то, как я уже говорил, бок-о-бок! Взял смышленный покупатель дешевых равиолей в пакетик и чуточку притрусил туда тех, что подороже. А на кассе расплатился по единой дешевой цене, которую тебе доверчиво пришлепнули на весах. Работникам ведь, на весах и на кассе, «шкурного», лично их касающегося дела, до этого нет, кто там будет присматриваться? Конечно, всюду имеются свои очевидности: если ты к весам подошел, назвав цену самых дорогих равиолей, внутрь точно никто не заглянет с проверками, потому как нет в подобной махинации коммерческого смысла, а если ты подносишь взвесить полпуда каких-то равиолей и объявляешь их самыми дешевыми – несомненно заглянут и проверят. Но и тогда оценят вприглядку, а не будут переворачивать и рассматривать каждый равиоль... на это и расчет. Более того, хитрый покупатель возьмет чуточку тех, других и третьих и размешает меж «соседей». Если его прихватят – всегда скажет, что брал не глядя, а там так и лежала пересортица. Да еще и обвинит в этом персонал магазина, всех этих мошенников, кровососов, обдирал и обвесчиков... Мое личное открытие – оно не сказать, чтобы открытие для продавцов и менеджеров, на эту Америку они уже ступали... Но я-то вскрыл и придумал контрмеры, а они приняли как реальность, и приспосабливаются к ней! Пишут отчеты, что в результате пересортицы возникли те и иные потери, на такие-то суммы. И пытаются списать по ним те «утруски», которые для них загадка, «посторонние», типа, украденные на этапе поставщик-перевозчик-приемщик-продавец-кассир... Пытаются отслеживать самых хитрожопых покупателей из постоянных, выявить преступную цепочку: кассир-менеджер-весовщик... При этом и сами не упустят случая сдернуть талер-другой в свою пользу... Но поскольку универсам – это очень живой и очень сложный организм, любая атака левой руки на правую ногу, печенки на селезенку, – больно отдается и в голове, и в ягодицах... Поэтому иногда бывает проще обратиться к постороннему знахарю, спихнуть на него ответственность за собственное здоровье. А тот уж пусть лечит, отрабатывает полученные денежки. Или уступит место другому, более опытному шаману.

– Да мы сами знаем, что покупатели «шалят». Мы пресечь этого никак не можем. Либо человека ставить, стоять целый день над ними, но тогда покупатель почти перестает подходить. Либо камеру снять вон оттуда и сюда присобачить, но тогда там площадь в слепой глаз попадет... Да и толку нет от этой камеры, это ж надо в нее одну целый день глядеть и следить...

– Камеры мы слегка переустановим, согласно вашим чаяниям и нашим расчетам. Но здесь такого радикализма вовсе не потребуется, госпожа Лесси. Разведите лотки с равиолями по краям витрины. Все.

– Как это? Погодите... как это – по сторонам? Вот этот...

– Этот как раз на месте оставьте. А другой и третий...

– А-а-а... Понимаю! Тогда они перестанут из одного лотка попадать в другой! Они же не рядом будут стоять!

– И четвертый тоже отодвинуть... Вы как бритвой режете! Только я подумал, а вы уже сказали. – Госпожа Лесси, удачно крашеная блондинка, очень польщена похвалой и оценкой ее сообразительности, но я, на всякий случай, сугубо для отчета, – не то чтобы я не верил в людскую благодарность – вдоволь нафотографировал эти витрины и лотки в их прежнем состоянии, дабы у «местных» не возникло искуса присвоить результаты моей скромной мыслительной деятельности...

– Да. Все гениальное просто. Покупатель уже не побежит с ковшиком в руках на другой конец витрины, специально досыпать дешевые равиоли в дорогие и наоборот, устраивая таким образом искусственную пересортиуцу. Но и вашим сотрудникам уже не удастся ту же пересортицу спихивать на бедовых покупателей. И на весах, по обе стороны их, резко поубавится желающих ошибиться в понимании ценника... Но это еще четверть дела. Вот почему мы с вами, госпожа Лесси, стоим здесь вдвоем, после окончания рабочего дня, и беседуем очень и очень негромко... Не для привата и задушевности, как можно было бы подумать, глядя на вашу эффектную внешность, но исключительно для решения важных производственных проблем, чему вполне может помешать подслушивание со стороны заинтересованных лиц из числа персонала. Для флирта же и тепла мы выберем одну из кофеен в старом городе, но это попозже и если оба захотим.

– Какой вы... напористый молодой человек, господин детектив... С чего это вы взяли, что я соглашусь флиртовать с вами в «одной из кофеен», и вообще где бы то ни было?

С чего, с чего... С того, что она с поводом и без повода крутится подле меня со среды. Укладку сделала посреди недели, неоднократно поправляет ее при мне. Случайность, да? Красные пятна на шее, стоит мне лишь приблизить свою голову к ее голове и понизить голос, обозначить им возможное будущее воркование... С чего я взял... Уж тут-то не ошибусь, хотя я далеко не Бобби Жук с его талантами...

– С того я взял, что вы симпатичная и умная женщина, что дело наше почти завершено, успешно завершено, и нуждается в обмывании чашечкою кофе, и что легкая беседа на приятные и невинные темы уместна в нерабочее время, особенно если учесть, что нравственность каждого из нас вполне защищена семейным положением: я, как и вы, семейный человек, не ветрогон, у меня двое детей.

– Ой, и у меня двое. Ну... с одной стороны вы конечно правы, и в этом нет ничего плохого... А с другой стороны... Вот только что сказать мужу? Он явно не поймет этих ваших объяснений. Впрочем, если хотите, я у него спрошу разрешения. Не возражаете?..

Я не возражаю, но и не верю в обозначенную угрозу, потому что с ее стороны имеет место быть элементарная пробивка: не отступлю, ли, мол, со своими заигрываниями? Нет, эта в миг порозовевшая шейка пока ее не портит и не старит, даже несколько возбуждает, я бы сказал... Сколько ей – тридцать три, тридцать пять? Может, действительно, трахнуть ее для пользы дела?.. Проблем с ухаживанием и продолжением не будет, это очевидно...

– Не возражаю, но и вы ничего никому не говорите. Да и на самом-то деле, что говорить, ведь наше с вами распитие кофе будет частью нашей с вами работы... разве что наиболее приятной ее частью. Или говорите, если считаете нужным, тоже неплохо. Однако, мы отвлеклись, давайте пока вернемся к остальным трем четвертям решаемой проблемы...

Мы вернулись, но в деловой разговор я вложил, между делом, уверенность, убежденность мою в том, что мы с нею ровесники, а годы мои я еще раньше ей обозначил, женщины такое мимо ушей не пропускают... И даже самые умные из них никогда не остаются равнодушными к лести по поводу их вида, и в особенности – возраста. Обязательно – на всю ли дистанцию «грехопадения», или хотя бы на шажок, но – всегда ведутся. Или не трахать, не плодить лишние сущности?..

Да, совершенно элементарная моя находка, видимо, так понравилась представительнице заказчика, что и дальнейшие мои «находки» она приняла всерьез, отдельно от моих мурлыканий:

– Это любопытно... Нет, нет, я не про апельсины, хотя – спасибо, мы их тоже, весь сортамент, завтра же, с самого утра отведем подальше друг от друга. Я о проблеме с мелочью на кассах. Очень даже, но... Вы наобум считаете, или проводили хронометраж?

– Нет, не проводил, однако, пробуксовка и без хронометража очевидена. Давайте возьмем любую пятничную, субботнюю телезапись возле кассы и посмотрим...

Посмотрели мы с госпожой Лесси: убойно! Каждому второму покупателю кассирша предлагала поискать мелочь, чтобы ей было легче давать сдачу. Это при том, что в каждую кассу стояла очередь, и народ, каждый конкретный элемент его, состоящий из покупателей, наверняка нервничал, становясь звенышком незапланированного «хвоста»...

– Не легче, госпожа Лесси, не легче, а проще. Да, бывают моменты, когда в кассе истощается мелочь. Но я сам, лично, четырежды за неделю, проверочно отоваривался через ваши кассы, из них три раза они просили купюры поменьше, и при этом в двух случаях монетные и «мелкокупюрные» ячейки, так называемые «монетницы» и купюриницы», были изрядно заполнены. Проще им эдак, и только потом уже, в отдельных случаях, легче. Я буду писать в отчете рекомендации, хотя и не мое это дело, так, побочно, в виде рацпредложения, чтобы под страхом расстрела на месте – девицы ваши не вымогали мелочь из покупательских карманов. Заведите себе специальный постоянный «мониторинг» содержимого касс и оперативно их пополняйте.

– Разумно... На первый взгляд. Но не дорого ли встанет?

– У вас же сеть универсамов? Сделайте единую службу контроля и обеспечения касс разменным материалом – себестоимость новации резко упадет, а финансовая эффективность от нее заметно повысится. Телефонный звонок в «диспетчерскую»: «Где? В „Монте“? Сколько? Пятнадцать килограммов одними пенсами? Через четверть часа, ждите.» Инкассаторов не понадобится, по крайней мере, на этапе развозки, ибо мало кто решится на вооруженный захват сотняги весом в пудовую гирю.

– Сотня талеров медной мелочью весит десять килограммов ровно.

– Все равно тяжело.

– Мы подумаем. Ричард... Только уж вы пожалуйста, не отвлекайтесь в отчете на данную тему. Ладно? – Госпожа Лесси совершенно по-дружески кладет трепещущую ручку мне на мускулистое предплечье. Или мне чудится этот трепет? Надо пошевелить мышцой, проверить.

– Ага! Хотите присвоить идею!

– Ой, не смешите. Просто, если есть возможность, лучше не давать лишнего повода начальству обрушиваться с критикой на нас, грешных. И без того меня ждет служебная «пропесочка» по итогам вашей работы.

– Да, но... Во-первых, вы сами, лично, госпожа Лесси, заказали наши, мои услуги, то есть – пресекли, а не попустительствовали. А во-вторых, как я случайно слышал, ваш муж не последний человек в руководстве вашего торгового холдинга?.. Не даст, надеюсь, в обиду. – Во-от, вот эти красные пятна, этот румянец на щечках, – совсем уже другого, отнюдь не эротического свойства. Я же говорил: одно с другим не спутаешь, если умеешь понимать разницу.

– А... кто вам?.. как вы узнали?

– Да вы же наши постоянные клиенты, а мы по роду своей деятельности обязаны много знать. Ок, не будем смешивать отчет с рацпредложениями. Но тогда, чур, я плачу за оба кофе, мой и ваш.

– Вы все еще не оставили эту нелепую мысль о совместном распитии кофе?

– А вы?

– Я подумаю.

Отчет мой был принят на хорошо и отлично, клиент не убежал к конкурентам и продлил с нами договор, подписал аж на три года, начальство мое решило, что и без того я наполучал много премий в последнее время и напоен деньгами, ограничилось устной благодарностью. Рутина.

Да, кстати, госпожу Лесси я трахнул на нейтральной территории, в небольшом отельчике «Узалива», один разок, и мы расстались навсегда, вполне довольные друг другом. Мне, правда, потом было чуточку не по себе: все время ожидал, что Ши заметит неуверенность в моих глазах, почует запах чужих духов, обнаружит на одежде следы моей супружеской ветренности... Обошлось. Зачем я это сделал? Сам дивлюсь. Шонна и моложе, и привлекательнее, и... Такого уж нестерпимого сексуального голода я не испытывал и не испытываю с самого дембеля, дома в этом отношении мне более чем хорошо, а оценка результатов моей работы никак не зависила от глубины, быстроты и количества фрикций, потому что трахнул я ее, госпожу Лесси, уже после подписания отчета...

Нет, я не ловелас, не искатель постельных приключений: за все годы моего супружества я пренебрег святостью семейных уз всего лишь четырежды, хотя возможностей были сотни. И ни разу из этих четырех раз не посещала меня мысль... тень мысли... намек на тень мысли, о том, чтобы расстаться с семьей, с Шонной, и поменять ее на другую... Да ни за что на свете! Нет, с Лесси считать – это пятый раз получается.

Бобби Бетол авторитетно утверждает, и я по собственному скромному опыту склонен согласиться с ним, что женщины воспринимают своих мужчин чем-то вроде – ослов не ослов – но домашнего скота, на который, стоит лишь не доглядеть за ним хозяйским глазом, всякая наглая бабища может накинуть аркан либо уздечку и увести в другое стойло. В этом основной концепт женской традиционной ревности, в то время как мужской концепт: воспринимать своих подруг кошечками, которые так и норовят интимно, без хозяйского догляда, погулять сами по себе, в компании посторонних, сладко мяукающих мерзавцев. Где тут заблуждения, где зерна истины – бог ведает, у каждого из нас одна отдельная жизнь, слишком приватная и чересчур короткая, чтобы на собственой судьбе успеть выявить весь спектр вариантов, составляющих основную закономерность...

Шонна моя стала чуточку другой после нашего внепланового отпуска, словно бы отстраненной, погруженной в себя... Вот, как мне прикажете реагировать на ее увлечение песенками Чилли Чейна? Накупила компактов, слушает и по плееру, и так... Ревновать более чем глупо, не замечать невозможно, устраивать задушевные аналитические беседы по этому поводу – бессмысленно и столь же глупо, как и ревновать.

– Все нормально, Ши, крошечка моя? – только и решился спросить, но она умница, темное подспудное во мне поняла.

– Да, Ричик, все нормально. Пожалуйста, не волнуйся, это все само собой пройдет в скором времени, я тебе обещаю. Я тебя люблю, мой дорогой, и только тебя! Говорю, хотя и знаю, что ты не ценитель всяких громких клятв и вербального выражения бурных чувств. Ты мой медвежонок. Нет, ну правда...

– Эх... Иногда очень даже ценитель. Короче, я тебя тоже...

Это же надо? Я взял за попу совершенно постороннюю даму, перепихнулся с нею «от нечего делать», без любви и долга, а Шонна еще передо мною и оправдывается. С другой стороны, я ведь мужчина, мне можно. А с другой стороны – почему можно мужчинам и нельзя женщинам? Нам в университете, помню, читали курсы по общей биологии, из которых я немедленно усвоил, что мужчине положено ощущать себя «полигамным», то есть самцом, который инстинктивно стремится окружить себя гаремом из самых привлекательных самочек. И у слонов так, и у львов, и у шимпанзе... И у ослов. А у волков и медведей – не так! Ну? И к кому я ближе: к волку или слону? Внутренний голос нашептывает мне, что – к шимпанзе и ослу, и зеркало с совестью против этого не слишком возражают...

Однажды вечером, когда дети уже уснули, валялся я на супружеском ложе, читал по диагонали какой-то дамский гламурный журнальчик с картинками и ждал Шонну, когда она с кухни придет и возляжет рядышком... А она не приходит и не приходит... Жду, такой, десять минут, пятнадцать... Потом бес подпихнул меня в бок – я и пойди на цыпочках, подсматривать: что она там делает одна, не включая воду, не гремя кастрюлями? Уж и не помню, что я там рассчитывал увидеть – сидит спокойно, в халатике, спиной к дверям, на голове дешевенькие наушники «ПИОН», слушает плеер. Естественно, с песнями Чилли Чейна... Я уж издалека научился отличать, чуть ли ни по комариному писку. Голову отсунул за дверь и точно так же, потихонечку, вернулся – и в кровать, дожидаться... И еще проходит и десять, и пятнадцать, и двадцать минут... Нет Шонны. Вдруг во мне, в сердце моем, словно плотину прорвало: кипящим потоком хлынула в меня классическая ревность... Такая обжигающая, настолько яркая, что даже в армии по ночам не доводилось подобной испытывать... Я думал, что это во время отпуска на море у меня был жестокий приступ ревности – нет! Оказалось, то была прохладная росинка на лепестке левкои, в сравнении с теперешним гейзером... Лежу... пот во все лицо... кулаки дрожат... Дышу – чуть ли ни в крик дышу, а воображение услужливо подсовывает разномастные живые картиночки из пока еще не наступившего будущего: как моя Шонна вживую, наедине, встречается с Чилли Чейном... Любящая меня, своего мужа, но не в силах оказавшаяся противостоять своему увлечению и его обаянию... Почему, почему именно не в силах? Песни слушать – одно, а измена – совсем другое... Какая измена? Если она меня любит – какая тут может быть измена? Физическая – вполне даже может. Да, может, ведь я трахал посторонних замужних женщин, будучи женатым и обвенчанным?.. Стоп, все не так просто... Трахал, а изменой не считал. Какая это может быть измена, когда я больше всего на свете люблю ее и малышей? Я трахнул – а в сердце холодно, сердце мое только для нее одной горит... И у нее вполне может быть так же: меня любить, со мною жить, а с Чилли с этим, или еще каким хмырем, – потрахиваться для разнообразия... Ну, и, там, подругам на ушко похвастаться, что, мол, сам Чилли Чейн... Я его убью!!! Погоди... Чилли класный парень, хороший человек, он ни в чем пока не виноват, за что его убивать?.. Он не то что ее не трахал, он с нею никогда даже по телефону тет-а-тет не разговаривал, а после отпуска и вообще про нас думать забыл... И тогда, когда мы ходили-бродили по пляжам и тавернам – никаких «маяков» в ее сторону, никакого воркования, никаких взглядов с поволокой... Уж я следил. Хорошо, хорошо... пусть так... Не было физической измены... А мысли? А чувства? Она же меня любит... Что значит – любит?.. Я – здесь, вот он, не сплю, жду... Ее жду, и уснуть не могу... А она любит – и сидит на кухне, с ним, не со мною. С его голосом, с ее воспоминаниями о нем... Обоих убью. Его и ее... А за что? Что за слово такое дурацкое – убью? Я ведь не жлоб низколобый, не тупица, не убийца... Как плохо мне... О, как... Идет. Она идет, сейчас я ее обниму, бережно, нежно-пренежно... Нет, не идет... Я слышу и наизусть понимаю: Шонна заглядывает в детскую, наверное, одеяла поправляет, потом шаги обратно пошли... В туалет. В ванную. Вода урчит-шумит... И нет ее, опять на кухню... Что же делать? Еще немного – и не выдержу, побегу звать... Нет, дождусь! Завтра вставать рано, вот елки-палки... Позову. А плеер к чертям собачьим в форточку выброшу, вместе с диском. Остальные переломаю... Предположим, что физически она мне остается верна, более того, не собирается искать другого спутника жизни, кроме меня, отца ее детей, ее мужа, любовника и друга, но... мечтает о романтических отношениях с... кем-то. Предположим, с нашим дорогим Чилли Чейном. Устраивает меня это? Ни под каким видом! Пусть только попробует заикнуться об этом!.. Хорошо... все то же самое, но она переживает это внутри себя и не собирается посвящать меня в фантазии, которые она призывает во время наших супружеских игр и объятий. И волки сыты и овцы не волнуются. Так гораздо лучше? Н-нет, не лучше. Резоннее задуматься: что хуже, а не что лучше... Нет, в таких делах надобна башка и мысли, а не только кулаки сжимать и разжимать под зубовный скрежет... Ну-ка, ну-ка, почеши себе репку – не растут ли уже рога? Нет, шутки шутками, но я не знаю, что я сейчас с нею сделаю. Возьму для начала за волосы и сдерну со стула... Спокойно, ты в засаде. Лежи, жди... Идет.

– Ричик, спишь? Не спишь? Что с тобой, тебе плохо?

– Ой, плохо.

– Боже мой, ты весь мокрый, что случилось, что болит? В неотложку, может быть?.. Давай, позвоню!..

– Не-е-ет, не волнуйся на этот счет, здоров я. Шонна, не суетись, все нормально с организмом. То, что у меня заболело – никакой врач не лечит. Просто мне стало обидно, что я тебя жду, жду, а тебя все нет и нет...

– И все? Ах, ты бедненький. Но почему же ты меня не позвал? А я сижу, сижу, музыку слушаю, да о своем о чем-то думаю. Я была уверена, что ты уже пятый сон видишь, ты ведь мгновенно засыпаешь, как выключаешься.

– Я? Правда, что ли? Но вот видишь, сейчас-то не спал?

– Да, чистая правда. Только что в ушко целовал, всякие непристойные глупости шептал... – и вдруг уже спишь, похрапываешь. Мне поначалу было непросто к этому привыкнуть, чтобы не обижаться. А почему же тебе сейчас не спалось?

– Ну... Я же сказал: обидно стало мне, что я тебя так долго и безуспешно жду.

– Бедненький. Надо было позвать, я бы сразу же прилетела, на крылышках.

– Вот, не догадался. А что ты там за музыку слушала?

– Всякую разную, даже не помню. Чилли Чейна альбомчик слушала. Песни из «Пяти друзей».

– Так это же старый сериал? И не сказать чтобы удачный. Тупое мыло с пеной.

– Но песни там все равно замечательные.

– Все равно... и песни пустяковые.

– А что мне прикажешь слушать? Роллингов твоих?

– Почему бы и нет? Ты же раньше тоже их любила?

– Никогда! Как начнет этот твой Джаггер мяукать гнусавым голосом всякие скабрезности, а то и откровенный мат, так все мое желание вслушаться и что-то там понять в твоих предпочтениях – намертво отлетает, ну намертво. И вообще они какие-то грубые женоненавистники. Но если бы я только знала, что ты меня ждешь, я бы никаких песен не слушала бы, а пришла бы, прибилась к тебе под теплый бочок и слушала бы, как ты храпишь и стонешь.

– Кто стонет, я, что ли?

– Ах, для тебя новость! Я тебе всю жизнь об этом говорю, а ты по-прежнему не веришь. Но стонешь ты редко, зато храпишь всегда, гр-розно, р-рычишь, не храпишь. Но я никогда не боюсь, а наоборот.

– Э, э... А что это у тебя такое интересное и теплое?.. Ближе!

– Ричик, мне нельзя сегодня, прости пожалуйста.

– Ни фига себе! Сегодня нельзя, вчера нельзя...

– И завтра будет нельзя. А послезавтра можно. Теперь закрывай глазки и спи. Я тебе вытру лоб, горлышко, ушки, потому что ты весь в поту. Может, смерим тебе температуру? Как печка ведь горячий? Нет? Точно нет? Ладно, тогда ты будешь спать, а я об тебя греться, что-то вся замерзла я на кухне. В детской хорошо, тепло, но потому что там еще и обогреватель. Ты не мог бы позвонить и сказать коммунальным службам, чтобы они как следует сделали нам батареи? Прочистили, а может, заменили бы?

– Я скажу, но это просто отопительный сезон близится к концу, вот они и мудрят, наверное, экспериментируют, плохо тепло подают. Я читал об особенностях жилищного теплоснабжения в том смысле, что муниципальным службам важнее всего не горожан обогреть, а правильно выбрать лимиты на топливо, чтобы не перебрать и не оставить лишнего, но чтобы тютелька в тютельку. Холодные, что ли, батареи?.. Ши? Алё-о...

Ага. Это не я, это моя Ши уснула посреди фразы. Неужели и я так делаю? Забавно. А у меня сна нет ни в одном глазу, разогнал переживаниями.

Странно, мне всегда казалось, что Шонна вполне благосклонна к моему увлечению музыкой Роллингов, пусть сама и не является горячей их поклонницей. Хотя... Хм... Если вспомнить как следует – я при ней давно уже ничего не ставлю на громкий звук, либо в наушниках слушаю, либо в моторе, либо когда ее и детей дома нет. Ведь это что-то значит, если я так поступаю, пусть и неосознанно? Чем они ей не угодили, спрашивается, недостаточной гламурностью, галантностью, лоском? Впрочем, не только она: другая Ши, супруга Чарли Уоттса, госпожа Ширли Уоттс, на дух не переносит ничего, что связано с легендарной группой «Роллинг Стоунз», в которой ее легендарный муж служит ударником вот уже много десятилетий... Делает исключение для мужа, но и только. Она считает, что в этой кошмарной банде мультимиллионеров все как один отъявленные Роллинги, кроме ее дражайшего Чарли. От души надеюсь, что на глаза ей никогда не попадется пиратский документальный фильм о «закулисье» гастрольных поездок «Роллинг Стоунз» на рубеже шестидесятых-семидесятых: «Отсос-блюз» называется, где рефреном звучит одноименная отвязная песенка...

Пойти к «Маку», да порисовать на сон грядущий? Лениво, да и в самом деле вставать ранехонько, начальство назначило так. Не одному мне, всем юристам, детективам и начальникам отделов буду шею мылить. Ежемесячная профилактика, называется. Это с тем, чтобы мы вытерпели все удары начальства, сделали выводы, отдышались – и вперед, трудиться, не потеряв ни секунды из основного рабочего дня.

Я знаю, что так оно и будет. А если вечером еще останутся силы – вот тогда к «Маку», а сейчас – кончились силы, спать пора.

«Мак» – это «Макинтош» – роскошный, с наворотами, персональный компьютер фирмы Эппл, на котором я повадился рисовать, врочем, не отринув окончательно карандаши, бумагу, мелки и краски. Мы с Шонной все-таки не пожалели денег, купили мне забаву. Если говорить о научаемости – она почти мгновенно наловчилась бить по кнопкам и клавишам, орудовать мышью, открывать и закрывать так называемые «окна», мне же пришлось попотеть, прежде чем эта чертова мышь стала незаметным приспособлением в правой руке. Но Ши довольно скоро пресытилась виртуальной реальностью программ и игрушек, а я наоборот: запал на них крепко-накрепко. Настоящие игры, все эти квесты-шуттеры, шарики-шмарики, надоели мне так быстро, что я и распробовать их толком не успел, но зато программы, позволяющие мне чертить, рисовать, да раскрашивать... О-о-о, вот где колдовской мир сказочных мечтаний, сотворенный из магических миражей и волшебных грез! Заманная, короче говоря, штука-дрюка... Во-первых, мне пришлось переучиваться с реальных кисточек на виртуальные, во-вторых – полугода не прошло – ударило мне в голову озарение, что не мышка мне нужна, а плоттер с планшетом...

– Плоттер? А что это такое, Ричик?

– Сейчас разверну и покажу... Видишь, это планшет, нечто вроде поля, холста, и при нем специальный карандаш вместо мыши, указка, с помощью которой я смогу более четко и тонко, каллиграфически проводить линии, как настоящим пером. А надо если – так и толсто! Вот смотри...

– Ой, нет, нет, нет и нет! – Шонна в притворном ужасе зажимает указательными пальчиками уши, а большими – глаза. – Ричик, я тебе верю. А можно, пока ты рисуешь, я фильм посмотрю?

– С Чилли Чейном, небось?

– Не-е-ет, мой дорогой. Зарубежный, режиссер Тарантино. С Ума Турман.

– Не слыхал про таких.

– Это довольно новый фильм. Как устанешь рисовать – приходи, и поскорее приходи, ладно? Я честно-честно буду ждать, и не засну, подобно некоторым...

Чем и как мне на нее сердиться за ее невинные увлечения, когда я сам не в силах отслеживать время? Либо она разъяренной пантерой врывается, далеко за полночь, в кабинет, и выдергивает меня из моего нарисованного мира, либо я сам, движимый чувством вины и желанием поспать, возвращаюсь в спальню, когда моя обожаемая подруга уже видит пятый и десятый сон...

И пришло тогда утро, и пришло производственное совещание с головомойками, и на нем, кроме всего прочего, были до нас доведены последние сводки «с фронтов».

Ввязалась наша «Сова» в войну компроматов между наследниками одного финансового туза, который взял да помер, оставив у нотариуса две версии дележки своего наследства, одного единственного, но очень уж здорового, на миллиарды. Одна ветвь Лаубов стала воевать другую ветвь, от первого брака. Не успел старикан определиться, которую версию считать последней и окончательной, ибо создал оба проекта одновременно, в присутствии одного и того же нотариуса, в расчете, что успеет выбрать и освятить, так сказать... А разница в вариантах чувствительная: одна четверть состояния против трех четвертей состояний – принцип симметрично отображен в обоих завещаниях, только с переменой пропорций. И, как это изредка бывает в нашей непредсказуемой жизни, ошибся господин Лауб, не успел, помер от сердечного приступа. Наследники не нашли ничего лучшего, кроме как уличать друг друга в неблаговидных и антиобщественных поступках, должных воспрепятствовать склониться чаше весов на суде в пользу маразматиков, наркоманов, гомосексуалистов, мошенников, незаконнорожденных, проституток, серийных убийц, отравителей, агентов зарубежных разведок...

Ураган разразился тот еще, с промежуточными бурями, беспощадный, все сметающий на своем пути, ибо компромат и доносы напоминали столкнувшиеся на всем ходу циклон и антициклон.

И чуть было нашу «Сову» не подхватил на свои широкие крылья, ибо одно подразделение «Совы» принялось трудиться на «старшую» ветвь Лаубов, потомков первой его жены, госпожи Мосс, а другое, под руководством нашего Бобби Бетола, взялось обслуживать «младшую» ветвь, потомков госпожи Робладо.

Вовремя заметило руководство, не соблазнилось удобством и пикантностью ситуации: Роберту Бетолу, который подключился позже, в пользу «младших», – строгий выговор и представление о неполном служебном соответствии, с подмигиванием, правда; Байраму Лидсу – просто приказали немедленно завершить текущий этап работы на «старших», получить деньги и свернуть заказ, свернуть, даже под угрозой разрыва с нами клиентских отношений. Всем нам, правым, виноватым, причастным и непричастным, «поставили на вид», попугали апокалипсисом и вышвыриванием за ворота, выразили надежду на умение извлекать уроки, на наше повальное благоразумие и верность интересом фирмы, да так и спровадили отеческими пинками на рабочие места, ибо часы показывали десять, время, когда утро окончательно стряхивает с себя остатки сна и благодушия, превращается в нервы и дневные хлопоты.

– Боб, ты куда?

– А... Пойду, пивка попью, да домой, отдохну, не спал всю ночь.

Ему можно. Бобу не впервой: походит с пару-тройку месяцев, с полгодика, «прокаженным», а потом, когда все утрясется и забудется, выговорешник и «неполное служебное» ему тихонечко снимут, самым наглым образом изымут из внутреннего документооборота все упоминания об этом наказании. Думаю, Боб в нашей фирме единственный, для кого с таким постоянством делаются подобные чудеса, а с другой стороны – редко кто согласится под честное слово быть дежурным козлом отпущения, предохранителем для разных административных обстоятельств. Я лично, когда мы с Бобом окучивали жену бывшего заместителя мэра, чуть весь не изошел на язву и седины, все боялся, что моему заявлению об уходе «по собственному желанию» дадут ход и я внезапно окажусь за воротами, обремененный семьей, семейным бюджетом и долгами с процентами, по невыплаченным кредитам...

Нашему Бобби Жуку – хоть бы что, а мне нет. Я достаточно повидал людей, выброшенных за борт жизни, – по своей ли безалаберности и склонности к порокам, или просто ужаленным по прихоти судьбы... У меня трое на груди, о себе-то я меньше всего на свете беспокоюсь, а для них – на все пойду, ничего и никого не пожалею.

Но – прочь страхи, жизнь идет своим чередом, чаще густо, чем пусто, главное – поменьше лениться и почаще радоваться ей.

Глава шестая

По поводу которой главный герой, будь он постарше, мог бы высказаться так: «Гордец, это человек, которому труднее поцеловать чужую жопу, чем собственную.»

У нас на Земле, один рассчитанный календарный год включает в себя четыре времени года, двенадцать месяцев, пятьдесят две с хвостиком недели, триста шестьдесят пять дней, восемь тысяч семьсот шестьдесят часов, пятьсот двадцать пять тысяч шестьсот минут, тридцать один миллион пятьсот тридцать шесть тысяч секунд. Тридцать один с половиной миллион секунд, с ума сойти!

Ну и что? Зачем, спрашивается, из-за этого разноуровневого набора числительных сходить с ума? Сейчас попробую объяснить, зачем и почему, хотя сам «свихиваться» пока еще не собираюсь.

Когда-то давно, в глубоко сопливом детстве, еще до школы, я выучился считать. Сначала до десяти, потом до двадцати. Произнеся вслух «двадцать один, двадцать два...», я понял, что умею и до сотни... Но дальше мои детские озарения побежали куда-то в другую сторону, и к проблеме счета до тысячи и больше, я вернулся уже в школе. Труднее всего было запомнить количество нулей в числах тысяча, миллион и миллиард, но усвоив эти знания крепко-накрепко, я вообразил, что могу считать до миллиарда! Не вычисления производить, а именно считать: «один, два, три... сто шестьдесят пять тысяч двести тридцать семь...». Однажды, по-моему, во втором классе, я и попытался, было, но стал сбиваться и уставать уже на третьей тысяче... И вот тогда-то, впервые в моей жизни, усвоенные знания об абстрактном счете сослужили мне практическую службу. Я предпринял попытку самостоятельно разобраться, сколько времени может понадобиться мне, чтобы досчитать до миллиарда: вслух, или про себя, – не важно, лишь бы честно... Если делать один счет в секунду... А если быстрее... Короче, я был изумлен, поняв, что метроном отщелкает миллиард секунд за тридцать с лишним лет, а мне, если скороговоркой, то лет десять понадобится, без перерывов на сон и отдых... И что от Рождества Христова до наших времен прошло гораздо менее миллиона дней... Считал я в столбик, на листке из школьной тетрадке, шариковой ручкой, а потом, для верности, проверил калькулятором... И с тех пор с легкой душой перестал считать вслух и про себя «на большие расстояния», сэкономив при этом бездну сил и временных отрезков. Короче говоря, наша жизнь состоит из ограниченного, довольно скромного количества дней, часов, минут и секунд. Отними отсюда сон, еду, туалет, время, чтобы сто раз на дню переместиться из пункта А в пункт Б, работу, чтение, беседы с людьми, далекими и близкими... Для «вечного», несуетного, остаются крохи... Как при этом человеку из плоти и крови удавалось стать Леонардо Да Винчи, или Гомером?.. Вот я и говорю: с ума сойти легче. А хочется ведь в Ньютоны, в Тайсоны...

Да нет, я вполне доволен своей нынешней судьбой, хотя и не собираюсь останавливаться на достигнутом, вопрос вопросов в другом: чего я хочу от жизни? Куда я намерен дальше тратить положенные мне секунды и годы?

На семью? – Безусловно, без счета и вне всякой очереди, ибо на свете нет ничего важнее семьи, той, в которой ты супруг и родитель.

На работу? – Конечно, ибо моя работа – единственный источник существования моего маленького мира, хотя Шонна порывается – и чем дальше, тем чаще – найти себе оплачиваемую работу, а не ту, которая бывает в рамках добровольно взятых обязанностей при клубе домохозяек... Я, пожалуй, сочувствую ее стремлениям, представляю, как бедным женщинам осточертевает годами сидеть в четырех стенах, но и оба мы при этом понимаем, что пока дети – крошки, о выходе на работу даже думать бессмысленно. Придет пора – Ши умна и образованна – подыщет себе работу по душе, и будем мы вдвоем ковать дальнейшее общее благополучие. Так мы с Шонной решили на заре семейной жизни. Но, покамест, зарабатываю один я, и зарабатываю на вполне приличную жизнь семьи из середины среднего класса. Другое дело, что я не вижу себя выходящим на пенсию в системе детективного агентства «Сова», то есть, не собираюсь трудиться там целую вечность... Нет... Да вот только – что взамен? Ведь я не инженер по образованию, и не адвокат по складу характера, и не киноартист, как Чилли Чейн, личной секретарше которого я все не соберусь с духом позвонить... Кстати. Да, стесняюсь позвонить, испытываю неловкость, если хотите... Да, он сам предложил, сам телефон дал, но... Тогда в Мариано, все казалось простым и естественным: подумаешь, Чилли Чейн! Такой же человек, с такими же радостями и тараканами, свой в доску... Но стоит лишь отойти подальше, разойтись во времени и пространстве, и становится понятна принадлежность его и наша к совершенно разным мирам... И дело вовсе не в голубой крови и количестве таланта в ней... Социальное, имущественное неравенство – вот причина причин, вот перегородка, прозрачная и неодолимая. При наличии удачи и доброй воли сторон, можно вывести осознание этого различия за скобки, в течение короткого периода общения, где-нибудь в специально отведеннных для этого местах, вроде спортзала или курорта, но замешкайся чуть, прояви беспечность, и это отодвинутое на время неравенство проявит себя самым жестоким по отношению к тебе образом. Унижение – чем его потом замажешь? Будет грызть безжалостнее совести...

"Да, господин Чейн очень благодарен и просит оставить то, что вы хотите передать, у меня. Сам он, к сожалению, отсутствует в данный момент, но сразу же свяжется с вами, я ему обязательно передам». Реально такое развитие событий? Реально и без обид реально. Фотографий собственных, что ли, ему не хватает? Или желающих продолжить внезапно вспыхнувшую дружбу? Или даже любовь?.. «Дорогой Чил! Пишут тебе Кармен и маленький Джанго. Помнишь тот прекрасный лунный вечер в Фибах, куда ты приезжал на съемки, и нашу внезапно вспыхнувшую любовь? Ты шептал, что я дерзкая и упоительная, и мы были счастливы. Любимый, я до сих пор берегу в сердце каждый миг, каждое мгновение той незабываемой встречи. Мне ничего более не надо от жизни, потому что наш малыш Джанго – взгляни на фото! – так напоминает мне тебя, твои глаза, твою обворожи...» Любой звезде шоу-бизнеса мешками носят подобные письма с фотографиями плодов внезапной мимолетной любви, якобы вспыхнувшей прямо на сцене или в гримерке... Чилли мне сам рассказывал. А уж просто закадычных друзей у суперзвезд... Полагаю, столько их возле каждой крутится, что... Так зачем же сказку разрушать? Лучше уж слушать завистливые завывания коллег и подруг, и скромно отмахиваться от подзуживаний возобновить знакомство... Итак, кто я? И не политик, и не строитель, и не менеджер... Рисую, вот... В домашних условиях, после работы, когда свободная минутка выпадет. С ленью борюсь, а чаще – ленюсь, и вы себе просто не представляете, как мало бывает на свете свободных минуток, способных справиться с приступами лени. Рисую. Все мои скромные компьютерные экзерсисы ровным счетом никого не интересуют, даже Шонну. Поначалу дети любопытствовали, но и их быстро утомили бесконечные разноцветные беспорядочные пятна и кубы с шарами, вместо зверушек и цветочков с человечками... Мой кабинет постепенно захламился альбомами, литографиями, бумагой для принтера, картриджами, програмными дисками... Это при том, что и красок с кисточками не стало меньше... Может, пылью они покрываются почаще, чем в докомпьютерную эру, но я и дедовские способы нанесения изображений на плоскую поверхность стараюсь не забывать... Короче говоря, я бы хотел, мечтал зарабатывать на жизнь как художник, но в этом качестве я напрочь никому не нужен и нигде неизвестен. На работе в фирме «Сова» меня весьма ценят, почему-то, но – не живу я работой, не горю на ней... А секунды-то... Секунды-то убегают.

Одним из побочных результатов размышлений о быстротекущем времени получился очередной контакт с отцом, а началось с того, что он мне позвонил. Если бы не позвонил, я сам, быть может, и не скоро бы о нем вспомнил... А так – сразу почувствовал укоры совести: я тут живу себе, вполне счастливо, сытый, в холе, в тепле, а он, весьма возможно и скорее всего, что... Как себя ни оправдывай, а свинство в образе мыслей – всегда свинство. Дело было на работе, и хорошего я не ждал от его звонка, это понятно. Однако, не пристало мужчине быть малодушным и трусливым. Поздоровались, и я сразу быка за рога:

– У тебя все в порядке?

– Да, все нормально.

– Точно?

– Да. Просто, вот, позвонил... Узнать, как вы там? Шонна, дети?

– Все отлично. Знаешь, по служебному на эти темы неудобно болтать, давай встретимся сегодня после работы и поговорим очно.

На работе у меня не труд в эти дни, а сплошная писанина: по итогам квартала я обязан создать, во-первых, итоговый отчет, а во-вторых и в главных – покрыть бумажками все оперативно сделанное ранее. Знаете, как это бывает: работаешь, даешь результаты, а письменные обоснования все откладываешь «на потом», копишь за собой должок, вместо того, чтобы сходу сопровождать писульками все, тобою содеянное за каждый рабочий день. Не мною выдуман сей порядок: даже самое высокое наше начальство не может отменить для себя рутинную писанину, ибо принято на государственном уровне и обязательно для «силовых» организаций. От руки, между прочим! Никаких тебе секретарш в этом вопросе и типовых, на компьютере созданных «отмаз»... Хранится вся эта бредовина пятнадцать лет ровно и только потом уничтожается согласно заведенному в государстве Бабилон, также до колик забюрократизированному порядку.

Я, за годы работы, два раза получал выговорешники за несвоевременность написания отчетов, и это еще по-божески: Бобу Бетолу, например, дважды-трижды в год по «строгачу» вкатывают. Когда-нибудь ему это обязательно аукнется по-серьезному, но он принципиально не задумывается о будущем, надеется «сдохнуть молодым». Ну-ну...

Это я первый предложил отцу встретиться, хотя, повторюсь, не испытывал к этому ни малейшей душевной склоннности. Но... Если у меня, молодого и здорового, количество отмеренных мне секунд ограничено, то это еще не повод, чтобы пожадничать и не потратить некоторое их количество на человека, который дал мне жизнь, и у которого этих секунд осталось... поменьше чем у меня. Я безо всяких обиняков собирался усадить его в мотор и покатать по городу, никуда не приглашая и ничего не объясняя... Ну, и помочь наличными слегка, тем более, что был в этот момент при деньгах. Поэтому мы сбили в телефонном разговоре общее время, место встречи и до вечера прервались.

Унылый и строгий Бабилонский натюрморт: осень, сумерки, дождь. Иногда я ловлю себя на мысли, что вот такое вот мгновение, я бы с превеликим удовольствием растянул бы на пару-тройку часов, так уж оно мне, моему душевному настрою, в унисон ... Из всех четырех времен года, я предпочитаю осень, на втором месте весна. Потом лето, а уж зиму терпеть не могу, за ее оттепели, морозы, сугробы, черно-белые пейзажи... Не сугробы в Бабилоне – а серые бисквиты с черными грязевыми прослойками: бац оттепель! – подтаяло. Хрясь мороз! – застыло. Потом сверху свежим снежком – и цикл повторяется... И еще ковры чистить... Не люблю я это время года! Доводилось мне бывать зимою в провинции, почти на наших же, бабилонских широтах, ну, может, чуточку севернее... Не знаю... То ли это впечатления туриста, то ли в самом деле, как сказал поэт: «В провинции и климат простоват: зимою стужа, летом пыль да солнце...» Если уж зима континентальная, так это мороз, синее небо, бодрость, свежесть, даже лыжня под ногами повизгивает и похрюкивает от удовольствия... Снег сахарный, чистый, дети с горок катаются... Все румяные, веселые. А у нас Шонна не успевает грязь с вещей счищать, с моих и с детских. Сама же каким-то образом умудряется всегда чистой оставаться...

Осень в Бабилоне чище, строже зимы и бесконечно красивее. Кленовый красный листище – шлеп крылами! и прилип к ветровому стеклу справа, напротив пассажирского сидения. Здоровенная такая бабочка, в две моих ладони, мне даже сметать его со стекла показалось жалко, раз не мешает обзору. «Сиди, отдыхай, – говорю, – со мною покатаешься'... Но – нет: сдернуло его на повороте и унесло куда-то. Даже усилившийся дождик меня сию секунду не достает, не раздражает, а как бы наоборот... Дома все более-менее, на работе – пока без приключений и нервотрепки, если не считать пролитых ведер чернил и пота, матушка здорова, отец в относительном порядке, если не врет... Во всяком случае, номер телефона по-прежнему помнит и голос трезвый. То есть, состояние духа у меня ровное, и я, разбавив легкую меланхолию легкой же улыбкой, готов был бы часами кружить на моторе в бабилонских сумерках, подрезать и давить колесами дождевые спелые колосья... Но всегда на пути этому случается помеха: либо настроение быстро заканчивается, либо маршрут, либо дождь. А чаще – самые сумерки: слишком уж они мимолетны. Фонари постепенно, словно бы спросонок, зажглись навстречу ночи, прохожих мало, до зимы далеко. Отца я не сразу узнал: стоит в условленном месте мужичок в легкой курточке, кепка с коротким козырьком, зонт в руке...

– А где, – думаю, – папахен?

Вдруг мужичок зашевелился, очки протирает в мою сторону... А это он и есть! В очках. Ну дела. То есть, он явно так и не запил с момента нашей последней встречи и даже приоделся как-то... по-человечески. Ни дать ни взять – малоимущий пенсионер, не мот, и не кутила, но и не голытьба... Я моментально сориентировался и, вместо того, чтобы прятать себя и его от дождя и глаз людских в личном моторе, повез его, будто бы так и собирался с самого начала, в кофейню, но не в ту, где я ворковал с госпожой Лесси из универсама, а в другую, попроще и подемократичнее.

Мотор я успел закрыть, а зонтик-то в багажнике, ну, мы вдвоем под отцовским – хоть он и, прямо скажем, не вполне зонт... – благополучно добрались до кафешки, благо идти было всего метров тридцать. Да... черт побери... Время... Он идет, такой (зонтик я перехватил), пониже меня ростом, заметно поуже в плечах, седой, сутуловатый... А ведь когда-то я за его руку цеплялся и она, такая громадная, едва помещалась в моей ладошке...

Там мы заказали чаю по полной программе: горячее молоко, черный особый чай, пузатые уютные чашки...

– Есть будешь, пап?

– По вечерам стараюсь не есть, желудок...

– Тогда и я не хочу.

Беседуем, а беседа-то не клеится. Да, у каждого все «окей», все из нас здоровы, никто ни в чем не нуждается... И чувство неловкости, еще с телефонного разговора, никак не хочет меня покидать. А у меня с собой уже была сотовая трубка, снабдили от работы, как весьма ценного сотрудника. Ладно, – думаю, – следует быть логичным. Отлучился на минутку и прямо из туалетной кабинки звоню домой:

– Але, Ши? Птичка моя, как дела?

– Ура, Ричик, ты где? Я уже детей укладываю. Почему так поздно?

– Я с отцом. Нет, все окей, просто встретились, без насущных проблем. Дети спят, или еще нет?

– Укладываю. Элли баиньки, а Жан без сказки не засыпает. Так ты когда будешь?

– Скоро. И не один, с отцом. Короче, пирожных я сам куплю, а ты чаек, то, се...

– Ой-й-й, Ри-и-ичик...

– Все, моя крошка. Едем. – Черствость и бездушие – это весьма ценные мужские привилегии семейной жизни, если, конечно, ими не злоупотреблять. Повздыхает – и примет как надо, нечего тут хныкать. Если же только и делать, что «подстилаться» под женские чаяния и капризы, то никакого житья не будет, а тем более уважения, со стороны тех же мам, жен, сестер и дочерей. Природа «евина» такова. Тем более, что мои Богом данные женщины: Шонна, матушка и даже цветочек-лепесточек Элли, – преотлично знают-понимают, когда можно ныть, пилить, капризничать, выпрашивать, настаивать на своем, без малейшего риска грозы и отказа с моей стороны. Положено им быть такими время от времени, а мне положено – всячески их ублажать, да терпеливо сносить любые глупости. Всячески, любые – но не всегда. В балансе интересов сторон – залог счастливой семейной жизни.

Между прочим, отец довольно сильно изменился к лучшему: я смотрю, как он говорит, пьет, улыбается... Зубы у него новые, вот в чем дело. Понятно и заметно, что «благотворительные», наидешевейшие, из пластмассы, но все-таки совсем иное дело, чем гнилая дырина с грязными пенечками. Хотел было похвалить, да постеснялся, очень уж фальшиво бы получилось. Сообщаю папахену, что едем ко мне, продолжать чаепитие, а он – ни в какую! Нет и все! И подарков он-де внукам не купил, и печенка со спиной у него ноют именно сегодня вечером... Но все же таки вышло по-моему: а иначе какой же я детектив, если не умею вовремя убалтывать собеседника, склонять его к своей точке зрения...

Мы приехали – дети спят. Как только отец понял, что спят, так у него словно гора с плеч: приободрился, даже оскалился пару раз.

–... утиль, неликвид с мусорной свалки, всякие такие дела утилизуем, да продаем... – Это он не додумался ни до чего лучшего, чем так ответить на вопрос Шонны о своих занятиях. Какой вопрос, такой и ответ, все справедливо. Интересно, а что она думала: что отец мой теперь координирует внешнюю политику республики Бабилон, вместо недавно ушедшего на пенсию министра Дьюлы Вандора?

Шонна пристроилась возле кухонного телевизора и старалась нам не мешать, ни вниманием, ни разговорами, так только: чайку подлить, подогреть, на вопрос ответить. Между прочим, предложила нам с папахеном выпивку: у меня в холодильнике шотландский вискарь стоит и початая литровая бутыль с вином, местным, что мы с севера привезли. Мы оба поблагодарили и отказались, Большой свет с церемониями, да и только! Но я-то знал про себя, что подтверди отец свое согласие на виски – я бы все равно за двоих отказался, ничуть не смущаясь своей неделикатностью. Однако, отец помотал головой – и я вслед за ним. Вискарь и вино я ведь могу потом, никого не искушая, в любое удобное для меня время продегустировать, если захочу. Вино – кислятина жуткая – активно мне не понравилось, я его матушке наперстками скармливаю, когда в гости приходит, она уксус обожает, а вискарь я за полгода так и не попробовал ни единой капли, но ведь будут еще поводы: с тестем раскатаем, например, при удобном случае... Тестю можно, и мне тоже.

Иногда я себя мню и вижу совершенно особенным человеком, абсолютно непохожим на окружающих, а иногда, в некоторых бытовых вопросах, – наоборот, совершенно типичным обывателем. Вот что обязательно сделает типичный бабилонец у себя дома со своим доверчивым и неосторожным гостем? Правильно, заставит рассматривать семейные фотографии! Отец оба альбома просмотрел, так и не задав ни единого вопроса! Хотя, я готовы был поклясться, что рассматривает он наши фото, особенно внуков, с превеликим интересом. Все-таки он странноватый стал. Или всегда таким был, да я не всматривался?

Время – за девять. Папаша мой проявляет удивительную деликатность и спрашивает: не мог бы ли он дождаться у нас в гостях окончания часовой новостной передачи и послушать прогноз погоды на завтра? То есть, обозначает, что к десяти ровно он уже уйдет. Мы с Шонной, естественно, не против, это для нас не напряжно и звучит вполне естественно. Туда-сюда – шахматишки расставили. А надо сказать, что мы с отцом за шахматной доской ни разу в жизни не встречались, потому как я проявил интерес к этой пустой игре уже после папашиного ухода из семьи. Почему пустой? Да потому что – потому! Никчемной, глупой, и абсолютно оторванной от реальности, если на деньги не играть.

Короче, я довольно скоро привык обыгрывать окружающих, и так, и «на интерес», когда подрос. Единственно, где остерегался ввязываться, после пары неудачных заходов, это в центральном городском скверике имени королевы Виктории. Сия английская королева окончательно, хотя и не вполне охотно, позволила нам, Бабилону, жить своею независимой государственностью, за что и сохранилась в виде бронзового памятника посреди неистово антибританской страны. В этом скверике такие ухари до сих пор собираются, что только за карманы держись: хоть в блиц, хоть в «миди» – делают технично любого, вплоть до гроссмейстера... Туда я не лез, потому как денег жалко, а в миру, вообще, – сравнительно хорошо шпиляю до сих пор.

Ну, сели мы с отцом, расставили, решили обойтись без часов. Первая партия – ничья, а вторую и третью с четвертой – он меня обыграл. На лоскутья размел, если точнее! Даже и пятую играть не стали, тем более что прогноз погоды прозвучал. Мда-а... Папаша мой сидит, довольный, и рот у него разъезжается до ушей. А я – в шоке, тупо гляжу на улыбку, которую до сегодняшней встречи, нашей с ним, я тоже ни разу в жизни за ним не наблюдал и думаю: э... э... э... А больше ничего связного не в силах был промыслить.

– Слушай, пап, неплохо ты молотишь! Часто тренируешься? – Папаша словно бы очнулся, услышав мой вопрос, но улыбаться не перестал, разве что улыбка из хищной вдруг стала... грустной, что ли... как бы виноватой.

– В этой жизни – впервые за доской.

– Что значит – в этой жизни?

– А... Не важно. Лет двадцать, наверное. Я тут, некоторое время тому назад, когда болел, изобрел в уме новый способ игры в шахматы.

– По другим правилам, что ли?

– Нет, правила те же...

– Ричик! Элли!..

Это наша Элли заплакала, проснувшись, и мы с Шонной разбежались «по номерам»: я в детскую спальню – предварительно, до подхода тяжелой артиллерии – тетешкать и умурлыкивать ребеночка, Шонна к холодильнику и плите: размешивать и подогревать специальный отварчик, потому что у девицы нашей с самого раннего детства проблемы с горлышком, которые должны закончиться к подростковому возрасту, если мы с Шонной будем последовательны и внимательны в лечении и профилактике.

Ну, такое дело – отец засобирался, и мы распрощались. Но на этот раз наше прощание не напоминало расставание навсегда либо на неопределенное время, потому что отец сунул мне листок из записной книжки с номером его «домашнего» телефона.

И откуда у него домашний телефон? Черт его знает. Может, он стал жертвой благотворительных инстинктов со стороны какой-нибудь бездетной стареющей дамочки и живет с ней на правах любимого шорт-пинчера? А может, и...

– Ричик, ты что, ему деньги дал?

– Я? Нет. Это он мне подарил бумажку с его домашним телефоном. Но я – да, собирался дать ему пару сотен, но он не взял. А что? Ты против, чтобы я давал ему денег?

– Я не против. Я бы только не хотела, чтобы ты бросал их в прорву.

– Почему – в прорву?

– Ты же сам все хорошо понимаешь. Потому что ты этим не помогаешь ему, а... а... Вот если бы его вылечить... Кроме того, у нас с тобой тоже лишних нет. Ты хоть помнишь, что Жана пора уже в школу устраивать? Это, между прочим, стоит приличных денег.

– Слушай, а точно! Жану-то в школу следующей осенью! И при чем тут деньги? Тем более, что отец не пьет.

– Это он сегодня не пьет. Нет, я конечно, только бы счастлива была... А деньги при том. Ты уже подумал, где Жан будет учиться?

– Ну... какая особая разница? Где-нибудь поблизости.

– Ричик! Иногда я тебя просто не понимаю. Может быть его еще в шестьдесят восьмую отведем, туда пристроим?

– Хотя бы. Чем она плоха? Я в ней учился и выучился. Между прочим, и ты тоже.

– А дети наши будут учиться в нормальной школе, в частной школе, без всего этого маргинального отребья на задних партах. Получать нормальное, Ричик, образование!

– Так, а...

– Это ты в каждой бочке был затычка, со своими дурными кулаками, а для Жана, и тем более для Элли, я такого – не – хо-чу.

– Ну что ты так раскипятилась? Ну, хорошо, отдадим их в частную, проблем-то. Хотя я считаю, что и в обыкновенной такие же люди...

– Ты считай себе как хочешь, но мы отдадим детей только в нормальную, престижную, хорошо зарекомендовавшую себя частную школу. А это стоит денег, и нам лучше думать о них сейчас. Ведь я же пока не работаю, не зарабатываю, Ричик. Все что я могу – это экономить и разумно распоряжаться теми, что у нас есть. А они есть только благодаря тебе.

– Не беда. Сколько надо, столько заработаем.

– Кстати, что там насчет повышения по службе слышно? Ты же говорил, что ходили слухи насчет тебя?

– А, это... Знаешь, какова цена этим слухам? Думают, короче. В любом случае, я тебе обещаю: добуду денег и на школу, и на модельные платья, и на северные курорты... Ши, только не сомневайся во мне, остальное я улажу! Папаша, между прочим, денег не взял, хотя я предлагал.

– Я никогда в тебе не сомневаюсь! Ни вот ни на мизинчик, ни на кончик ногтя! – Шонна отмеривает крохотный кусочек алого акрила и показывает его мне. Я же в ответ цинично ухмыляюсь и языком подбираю слюни, свободною левою рукой почесывая грудь, пах и подмышки. Шонна пищит и двумя руками безуспешно пытается разжать пальцы моей правой, но я уже деликатно, предельно бережно, перекинул ее через плечо и несу, придерживая за попу, в спальню. Вот с чего, спрашивается, она решила вслух, что я грубое неотесанное животное?

А на работе у меня... Сложно у меня на работе, хотя и просто. Не знаю, Ши меня растерзала бы, скажи я ей все мои новости с трудового фронта. Короче говоря, мне ведь с месяц тому назад предложили пост начальника отдела... Назовем его: оперативный отдел. Это такое подразделение нашей фирмы, без которого было бы весьма трудно рассчитывать на уважение и опаску со стороны конкурентов и криминальных элементов. Это – решение конфликтных ситуаций силовым путем, либо с угрозой применения силы. Денег платят много, в разы и разы больше, нежели я сейчас получаю, или когда там орудовал, рядовым сотрудником, но. Текучесть кадров – изрядно высока, в отделе том. Погибают насмерть – редко, врать не буду, в калеки по инвалидности – тоже не так уж часто переходят из здорового состояния... И под отсидку не каждый месяц попадают... Чаще вылетают с работы, как запятнавшие себя... Хотя тоже – довольно редко. Ну, фирма «Сова» своих старается не бросать, подыскивает им что-то... Был начальник, стал ночной сторож... Или, там, диспетчер в гараже... Я думал-думал, думал-думал над предложением высокого начальства... И размышлял-размышлял, аж голова дымилась... Не нашел ничего лучшего, чем отказаться. Ну если я не гангстер в душе и по профессии, на хрена мне из себя полутакового изображать??? «Ты парень резкий, быстрый и умный, отдел знаешь изнутри, ну кто как не ты?"

Ага! Именно я самый быстрый и резкий, и очень умный. Фитсиммонс тоже был резкий и умный, и еще далеко не факт, что адвокаты «Совы» докажут его невиновность и собьют с него нависший «червонец». Нет, короче. Если уж я оттуда сдернул благополучно в свое время, то мне пока и в детективах хорошо.

Отказался-то я под благовидным предлогом: не справлюсь, говорю. Дураком и трусом себя не считаю, но нет во мне таланта руководить людьми, не созрел еще, мол... Когда сам за себя думаю – все, вроде, неплохо получается, а когда за других – становлюсь тупым и медленным... «Ладно, – говорят, – работай как есть, автономно и в той же должности. Как созреешь и подрастешь – скажи, сообщи, подумаем насчет тебя».

Н-да. Я ведь и сам понимаю, что карьера и работа – чаще всего равновесие динамическое, а не статическое: пока бежишь, карабкаешься, барахтаешься – ты в порядке, а как только остановился, замешкался, призадумался – так сразу и увяз по щиколотку. Еще чуть помедлил – по пояс провалился... Надо будет для начала дать себе зарок крепчайший: всю канцелярию писать вовремя, ни на час не откладывая. И с парнями на работе языки чесать в меру, не болтать лишнего, не мыть кости начальству. И вообще быть поосмотрительнее... И обязательно придумать нечто реабилитирующее. И понять для себя – куда расти?

Можете назвать это излишней подозрительностью, но я словно бы ощутил висящее в воздухе начальственное раздражение – именно по моему поводу. Человек, который отказывается от повышения по службе, а паче – от благодеяния со стороны начальства – подозрительный человек, странный человек. Бояться громоизвержений и санкций вроде бы рано мне, да и не за что, но и беспечничать глупо...

Однако, ангел мой хранитель, видимо, не до конца устал от моих порывов и своевольностей: с помощью людей и обстоятельств взял, да загладил до поры до времени мои вины перед родной «Совой». А поводом избрал мое посещение банка. Элли – ох и бедовая девица у нас растет! – сумела раздобыть из недр одежды мою кредитную карточку, взяла мамины маникюрные ножнички и славно поработала над всеми этими штрих-кодами и магнитными покрытиями. Так разделала – что любо-дорого! Маникюрные ножнички, впрочем, тоже пришлось выбросить, так что мы с Шонной поровну поделили внимание нашей милой крошки. Ну, мне нетрудно заехать да поменять, я и заехал. И нарвался на ограбление.

– Всем стоять! Это налет! Кто дернется – пулю съест. Деньги на бочку! Всех касается!

Мне бы рухнуть, по просьбе налетчиков, рылом в ламинат, да высунуть бумажник с мелочью (талеров сорок-пятьдесят там оставалось), и спокойно дождаться конца этой комедии. Я же вместо этого щелкнул кулаком в пятак, вернее – в маску сопляку, что поближе стоял, и, пока тот летел к полу, я вынул ствол из кобуры подплечной да и прострелил правое плечо его напарнику, чтобы тот пистолетом перед людьми не размахивал. Дело плевое, заняло секунды. А вот потом потребовалось включить всю свою квалификацию и опыт, иначе – герой не герой – костей не соберешь, когда подоспеют доблестные органы правопорядка.

– Всем оставаться на местах до прихода полиции! Налет закончен. Эй, касса! Срочно вызывайте полицию, на кнопки жмите. Ты, охрана, к двери! Никого не впускать и не выпускать, кроме тех, кому положено. Ты (это я второму охраннику)! Ремень, веревки есть? Вяжи уродов. Еще лучше: браслеты на здорового надень, дырявый и так в шоке пребывает. А того свяжи. Всем оставаться на местах, дамы и господа, страшное позади, остались свидетельские обязанности. Кто где сидит и лежит – советую там же сидеть и лежать.

Ствол я сунул на место, в кобуру, а сам про себя прикидываю, что делать дальше... Время уже на секунды раскладывается... Трубка! Все никак к ней не привыкну...

– Карл? Але? Карл? Это я. Я в банке, в «Золотом кредите». Замолчи и слушай, времени для шуток очень мало. Тут была попытка ограбления, я вмешался. Пришли юридическую поддержку, либо сам приезжай, а то меня заметут на весь день и на всю ночь. Что? На Президентском 24, угу. Чао, спасибо, поторопись.

Ствол в кобуре, трубка в кармане, а сам к столику присаживаюсь, руки вытянуты перед собой, в руках удостоверение открытое, но тиснением вверх, чтобы видна корочка была. У ребят из силовых ведомств, взгляд, как правило, наметанный, хотя, если в азарте и с испугу...

– Всем стоять! Не двигаться! Стоять!...

Началось... Бедного охранника, что у дверей караулил, за волосы и мордой в стенку. Побежали, побежали... Грозные такие, все в касках, в панцирях, с автоматическими винтовками в руках, не иначе на штурм собрались... Того охранника, который грабителей вязал, не тронули. Поверх его наручников пристегнули свои на чуваков-разбойничков, ноги к рукам привернули, как положено. И потащили на улицу, кровавую полосу за собой оставляя...

– Что это? Это ваше?

– Да. Детективное агентство «Сова».

– Оружие?

– Ствол на мне. Разрешение с собой. Применил только что, вон – по тому хухрику, ранил.

– Поедете с нами.

– Очхор.

– Что?

– Да, говорю.

Смотрю: тетка, наверное, начальница офиса местного, шепчет в мою сторону офицеру... Подходит.

– Оружие имеется?

– Да, зарегистрированный ствол. В кобуре, под пиджаком.

– Руки за голову! Не шевелиться! Изъять! Наручники – и в мотор!

– Господин капитан! Там адвокат и юрист из какой-то фирмы. Настаивают на...

– Вот и пошли их на... Некогда нам с ними разбираться. Этого в мотор, я сказал. Так, Лонжи, садись за протокол. Что вызывают? – Капитан рукой нам всем показывает, чтобы замерли. Я – так только с радостью остановился, похоже, это наши успели включиться. – Какой еще... А-а... Ну, дай сюда. – Берет наш бравый офицер рацию, слушает... – Так точно! Да, они уже идут, я их как раз пригласил, сейчас поговорим, так точно!

Господин капитан демонстрирует всем нам предельное хладнокровие и недюжинную выдержку: только что отданные распоряжения он нейтрализует новыми, гораздо более человеколюбивыми. И глазом при этом не моргнет перед свидетелями, плутишка.

– Пит, давай, пропусти сюда этих... адвокатов. Ваши? – Это он уже ко мне обращается с коротким вопросом, в котором ни грамма металла, а только деловое любопытство.

– Наши.

– Оперативно реагируете. Так это вы их в одиночку повязали? Налетчиков?

– Угу. В одном дырку сделал, он и растерялся. Другой – сам в штаны наложил.

– Просто герой... Да, господа? Капитан Малтон. Ваши документы, будьте добры...

Долго сказка сказывается... Успели меня наручниками попотчевать, успели и снять, то туда поведут, то там пригласят присесть... А немного погодя и банковские службы подоспели, силовые и административные. Сдерживать натиск любопытствующих представителей масс-медиа и просто набежавших со всех сторон зевак. Одним словом, не минуло и трех часов с момента неудачного налета, как меня уже освободили, по ручательству и за всякие там подписки... По единодушному согласию всех заинтересованных сторон, выбирались мы из банка через служебный вход, чтобы не мелькать потом на экранах телевизоров. Имена для прессы также договорились не называть.

Приезжаем всей компанией в центральный офис, а там уже руководство ждет не дождется, директор, два его зама, три начальника отделов... Душа у них горит – мои рассказы слушать, без них не естся им и не пьется, и не дышится.

Да... Уж каких только эпитетов я от них не наполучал: и идиот я, и безответственный мальчишка, и кандидат в мертвые герои... Только в самом конце генеральный вроде как похвалил через силу, в том смысле, что «Сова», в лице своих сотрудников, кое-чего стоит и растютяев, да всяких там смирных баранов не держит...

Между прочим, остался-то я без карточки на сегодняшний день. И на завтрашний, как выяснилось. И на послезавтрашний. Хорошо, что я дома всегда держу запас в пару тысяч наличными. Но зато в последующие дни добродетель в моем лице скромно восторжествовала: банк вручил мне карточку с повышенным кредитным лимитом, которым, к слову сказать, я практически никогда не пользуюсь больше чем на день-два, да и то в крайнем случае, а помимо кредита – десять тысяч премии. Да «Сова» немножко подсыпала, но не сразу – жмоты проклятые – а неделю спустя, когда истинный масштаб моего гражданского подвига отсиял для моей альма-матер всеми оттенками радуги... Дело в том, что иневийский банк «Золотой кредит», точнее его бабилонский филиал, предложил мне место заместителя начальника их службы безопасности, а я отказался, потому как – скучная и тупая работа, не по мне. Но доложил об этом предложении по команде, как полагается. Плюс к этому, банк, восхищенный бравым детективом Ричардом, вообразил, что «Сова» вся сплошь состоит из героев и умниц, а вообразив – подписал контракт с «Совой» на небольшой, но хорошо оплачиваемый перечень охранных услуг, в том числе и на техническое перевооружение всех трех бабилонских отделений банка...

А кто послужил поводом? Я и только я, со своим «ненужным геройством». Тык-с пять тысяч от «Совы»! – будет моей Ши новый маникюрный наборчик и много всяких других приятных и полезных мелочей совместному домашнему хозяйству. А первые десять тысяч, которые от банка, мы сообща решили уронить в счет погашения кредитов, за квартиру, за мотор... Но эти радости случились позже, а тогда, вечером, наступившим после трудного дня, я получил грандиозную домашнюю баню...

Мне бы сразу догадаться, в тот же миг, когда я только в квартиру зашел, что тут что-то не так: детишек нет, а Шонна просто сочится молоком и медом, лучится ангельскими улыбками... Такая вся мурлыкающая и добрая-предобрая...

– А зайчики где?

– Зайчики на морковной полянке у бабушки и дедушки. Проголодался? О, мой дорогой...

– Целый день не жрал. А с чего бы им к бабушке с дедушкой? Я не знал, что...

– Очень уж попросились, я их и отвезла, завтра заберем. Ну, как твои дела, чем занимался? Много писанины?

А я расслабился, такой, ничего над собой не чую, и умываться пошел. И уже из-под полотенца фантазирую вслух:

– И не говори! Пол шариковой ручки, наверное, извел, и дубовую рощу целлюлозы вдобавок. Скоро совсем офисным работником стану. Канцелярской крысой.

– Карточку поменял?

– А?.. Что, карточку?.. Нет, знаешь... Не успел. Собирался, да потом завертелся с текучкой и забыл. В понедельник поменяю. Но у нас же есть нал, до понедельника более чем хватит. Что у нас на ужин?

– Сейчас подогрею, мой милый. Так ты же с утра собирался заехать в банк?

– Д-да... Я же говорю: что-то так закрутился и забыл...

– А где твой банк расположен? На Президентском?

– М-м... угу.

– Что? Извини, мой дорогой, плита шумит, я не раслышала? Где твой банк находится?

– Да, на Президентском. Мы же там были, я тебя возил.

– Ах, да, точно, точно... Президентский проспект, дом номер двадцать четыре.

– Во дела! Верно! Я забыл, а ты помнишь, что значит отличная память, поздравляю тебя, мое солнышко. Иди сюда, я тебя поцелую.

– Твое солнышко сейчас тебя заколет вот этой вот вилкой! Истыкает всего, словно дуршлаг! Как тебе не стыдно??? Как ты мог?

– Ты чего? Лапушка? Что с тобой?

– Ничего!

– Погоди, как ничего, когда у тебя глаза на мокром месте? И кричишь, вилкой грозишься.

– Где ты был сегодня утром?

– Н-ну... На работе, я же гово...

– Врешь! Зачем ты мне врешь, Рик? Я как чувствовала! В дневных новостях передавали, что один отважный сотрудник одного детективного агентства в одиночку вступил в перестрелку с целой бандой налетчиков!.. Боже мой! Ты бы только знал, как я... как мне...

– А с чего ты взяла, что это был я?

– Да??? А кто же? Я ведь позвонила, догадалась, к тебе на работу.

– На работу? И что?

– И ничего. Я сделала вид, что все знаю – и они, как ты любишь выражаться, «раскололись по полной»: «Успокойтесь, сударыня, ваш муж цел и невредим, на нем ни одной царапинки... Сейчас он в полиции, дает свидетельские показания..."

– Вот видишь: цел и невредим. Чего плакать-то?

– Господи, Боже мой! Какая же ты, все-таки, бесчувственная скотина, мой милый! Как ты мог? Ну как ты мог так поступить?

– Как – так? О чем ты? Ну, было дело. Среагировал по ситуации. И что теперь рыдать и орать? Сказано же: ни царапины!

– Ричик, ты на меня голос не повышай, я этого не заслужила. Ты... Но если бы что-то с тобой случилось... Ведь не один ты на свете, у тебя есть я, Жан и Элли, мама твоя, наконец... Ума не приложу, в толк взять не могу, не в силах я понять: как ты мог ради минутного лихачества подвергать угрозе все наши судьбы? Ты же не мальчик уже, солидный взрослый тридцатилетний мужик... ну ладно я, а дети?

– То есть, как это – тридцатилетний?

– Н-не цепляйся к словам, Рик. Я тебя прошу... Я... я... – Тут моя ненаглядная Ши бросается ко мне на грудь и начинает заливать горючими слезами грудь и новую рубашку, которую сама же и выбирала, очень придирчиво выбирала, кстати говоря, запытала меня примерками. Плачет и при этом что-то говорит, говорит сбивчиво, сквозь рыдания, а я не в силах ни одного слова разобрать, и тоже чувствую, что на глаза нечто такое бабское слякотное наворачивается... Эмпатия, называется... Беда с женщинами, ничего им нельзя серьезного говорить и выдавать, ибо утонешь в «ихних» эмоциях. Нет, ну вот же сволочи, а? Какие продажные гады! Заложили в один момент, свои же заложили! И кто, интересно? Я узнаю. Сейчас, когда все успокоится, я ничего не буду выяснять у Шонны и расспрашивать, дабы не спугнуть и не насторожить. Но позже, через год, а если понадобится, то и через два, три года, я заведу разговор на эту тему, со смехом, между делом, вспомню, как элемент забавного прошлого. И Ши непременно расколется, выболтает мне имя того, или той, кто ее «успокаивал» и меня закладывал... Они не могли не понимать... В конце концов, есть корпоративная этика и правила, которые, хотя и не писаны, но весьма желательны к исполнению. Узнаю – и этот человек будет мне врагом. Может быть, и не навсегда врагом, но до той поры, покамест я не почувствую себя достаточно отмщенным. Это моя семья, это самое ценное и дорогое, что у меня есть – и никому постороннему не позволено вносить в нее раздор и горести! А может и раньше узнаю, если повезет... Сударыня... сударыня... кто же мог так обратиться к жене одного из сотрудников??? И кто был в это время в офисе? И в какой из офисов она звонила? Маловато инфы для анализа...

– Да полное вранье, ничего не опасно! Ты, вместо того, чтобы в слезах меня топить, лучше бы выслушала, как дело было.

– Я думать об этом боюсь, не то что слушать! Как ты мог?..

– Так и мог. Там вся банда состояла ровно из двух тщедушных сопляков, с женскими чулками на мордах, старшему из которых двадцать, а младшему и восемнадцати не минуло. Банда!.. Я как двинул в сопло одному...

– Замолчи! Замолчи, я тебя умоляю!

– Ты же сама просила рассказать?

– Я просила? Я умоляла избавить меня от описания твоих дурацких, никому не нужных подвигов! Горе ты мое! Они были с оружием, Ричик! Одно нажатие грязного наркоманского пальца на курок...

– На спусковой крючок.

Да, черт... трудно с женщинами, даже с лучшими из них. Я ведь только уточнил термин, без издевки, «на автомате», потому что неправильно говорить «курок», а Шонна в ответ просто в истерике забилась... Ну что ты будешь делать!

– Они ведь убить тебя могли... Убить!..

– Чем убить? У них один ствол на двоих был, и тот не пистолет, а пукалка. Калибром 6.35! Еще бы конфетти с собой взяли!

– Любым калибром убить можно, ты сам мне когда-то рассказывал. Они были вооружены, одно движение пальцем – и тебя нет! Боже!..

– Хватит истерик! Не убили же. Лапушка, ну ты пойми...

– Убери руки! Вот как, истерика, да? Не трогай меня, н-не прикасайся ко мне! Дай мне спокойно побыть наедине со своей истерикой. Вот твой ужин, ешь его. Вот твой кофе, молоко, хлеб, соль, перец, тарелка... Вилка!.. – Тут моя Ши закрывает лицо руками и в рыданиях убегает в спальню... Угу. Предполагается, что я сейчас облизнусь, засучу рукава, присяду к столу и буду чавкать, пока моя жена вдалеке исходит на горькие слезы... Ой-й-й... Ситуация... Еще секунд десять... Пусть забеспокоится, что я действительно за жратву принялся... Пора идти мириться. Тем более, что у меня от этих криков и упреков враз аппетит отшибло... Надо что-то такое сентиментальное ей вкрутить, авось поможет...

– Ши, заюшка... Выслушай меня... – Молчит, не отвечает, а все же всхлипы стали чуть потише.

– Ши, я бы никогда не полез дуром во всякую фигню, уверяю тебя, но там дети были...

– Что?.. Где там, о чем ты? – Повернулась ко мне. Ах бедная: все прекрасное личико моей Шонны покраснело и припухло от нешуточных слез. Мне впервые за вечер стало перед нею по-настоящему совестно...

– В банке. Там мамаша молодая была, чуть тебя постарше, с двумя детьми, мальчиком и девочкой. Помладше наших будут. Налетчики заорали, стволами машут, а дети в слезы... Стали кричать, этих уродов раздражать... Ну, некогда было предполагать, что они там дальше затеют и на чем начнут злобу срывать...

– У тебя тоже дети... и я...

– Вот именно, о вас-то я и подумал в тот миг! Не дай бог, думаю, если где-нибудь когда-нибудь с ними...

– Правда? Ричик, ты правда о нас подумал?

– Честное слово! – Ну, тут-то я ей не соврал, действительно думал о них, о Шонне и детях... Правда, буквально пару секунд, потому что когда пальбу начал – то уже переключился на реалии.

– Ты же говорил, что у них один пистолет был на двоих? А теперь, что «стволами», в множественном числе?

– Один пистолет, и один муляж пистолета. Только я говорю, что калибр у «ихнего» ствола был никудышний.

– А какое это имеет значение, если он в упор мог выстрелить?

– Не скажи. Вот когда я в него пальнул из своего девятимиллиметрового «беллума», так у него мгновенный шок случился, а из плеча аж брызнуло во все ст...

– Ай!!! Умоляю! Не надо подробноостей, Ричик, я тебя прошу... Меня сейчас стошнит...

– Вот... А у них – ерунда, короче. И все, и забыли. Да? Мир? Миримся, Ши?

– Не знаю...

– Ну, Ши...

– Только ты обещай, что не будешь больше так делать!

– Как?.. Нет, я обещаю, обещаю! Только скажи – как так?

– Не ввязывайся в ненужные переделки.

– В ненужные не буду.

– И вообще не ввязывайся.

– Погоди, лапушка. Но я же детектив? Это моя работа.

– Детектив должен головой работать, как сыщик Пуаро. А не дубинкой и не пистолетом.

– Какой еще Пуаро?

– Это герой многих книжек одной английской писательницы.

– Первый раз слышу. (Угу, с понтом дела, я про Агату Кристи ничего не знаю. Зато – чужое вопиющее невежество отлично отвлекает собеседника от переживаемых страданий)

– Боже мой!.. Ты не человек, а монстр, Ричик. Горюшко мое. Вместо того, чтобы рисовать всякую дурь и кулаками махать, лучше бы книжку лишний раз почитал...

– Книжку? Книжка выпадет из моих исхудалых ослабевших рук, так что сегодня лучше и не пытаться ее держать.

– А-ах, я забыла... Ты же голодный, мой бедный... Идем скорее на кухню. Там же все остыло... Идем, давай свою исхудавшую руку и я тебя донесу до кухни. Знаешь, как сестры милосердия носили раненых бойцов на полях сражений?

– Нет, не видел. Но я сам дойду, поскольку не хочу, чтобы моя сестра милосердия надорвалась. А хочешь, я тебя на руках до кухни донесу?

– Ты же вконец ослабел?

– Но не настолько же...

Это был непростой для пищеварения ужин: Шонна то и дело соскакивала с улыбок в слезы и переживания. Соответственно, я делил свои силы по двум направлениям: ужин и утешения.

– Ричик, а где твой револьвер?

– Пистолет?

– Ну да. Где он у тебя сейчас?

– В одежном шкафу. В спальне, на своей полочке, в глубине. В кобуре.

– А он заряжен?

Я призадумался, потому что навскидку было не вспомнить, очень уж вечер был горяч.

– Надо посмотреть... А!.. Нет, не заряжен. Я обойму вынул, затвором два раза щелкнул. А что?

– А вообще как? Обычно он заряжен?

– Ши, детка моя, я не совсем врубаюсь... Когда как. По работе и вечерами на улице – всегда заряжен, всегда на предохранителе. А дома – разряжен, конечно. Пружину-то из обоймы надо беречь, не то подведет когда-нибудь в неурочный момент.

– Но в самом пистолете ни одной пули не остается? А то в фильмах часто показывают...

– В фильмах покажут. Нет, только неграмотный осел может дослать патрон в ствол и там оставить. Я так никогда не делаю. Так, а в чем дело, почему ты спрашиваешь?

– А ты не догадываешься? Дети. Они уже достаточно выросли, чтобы забираться во все места и все находить. Ты никогда об этом не задумывался? Элли девочка – и то сумела натворить дел. А Жан может найти пистолет и затеет поиграть папиной игрушкой. Понимаешь?

– Гм. Понимаю. Но у меня все разряжено и хранится отдельно. Кроме того, пистолеты сами не стреляют, стреляют люди. Если парень сызмальства научится понимать что к чему и правильно обращаться с оружием...

– Наш Жан???

– Да, а что? Сейчас ему рановато, конечно... А ты вспомни: Марлон Ричардс, сын Кифа Ричардса, в середине семидесятых когда, всегда папиным пистолетом игрался, особенно если папа весь был переширянный героином и за себя не отвечал...

– Ой, мама! Лучше бы ты этого не говорил!..

– А что? Все знали, что когда пистолет у Марлона, можно не беспокоиться о папиных «вольтах». И парень-то был немногим старше Жана...

– Рик! Ты... сегодня целенаправленно надо мною издеваешься. Ты так и скажи: решил меня уморить, свести в могилу. При чем тут твои вонючие наркоманы из «Роллинг Стоунз»? Это наш сын. Я не допущу, чтобы...

– Тихо. Шонна, умерь пыл. Я тоже не допущу. Но парень не должен играть в куклы и носить платьица, понятно? Понятно?.. Я все учту, что ты сказала, и трижды утрою все меры предосторожности. Так?

– Ты очень часто в последнее время стал повышать на меня голос, Ричик.

– Извини. Если я и говорю сегодня громче обычного, то это из-за нервов и обилия впечатлений. Но мои крики никак, ни в коем случае не направлены на тебя. Понимаешь? Ну... Вытри слезки.

– Я и сама, Ричик... Ты только не сердись на меня... Я разве что с ума не сошла сегодня. Я сразу папу попросила, чтобы они к нам заехали и детей забрали...

– Погоди, а почему они не в садике были? – тут моя Шонна покаянно вздыхает и вновь начинает истекать слезами.

– Я... как услышала по радио... сразу помчалась их забирать... Сначала к тебе на работу позвонила...

– Понятно. Вирус паники называется. Между прочим, благодетельный материнский инстинкт подсказал тебе оптимальнейшую линию поведения. Ты молодец.

– Как это? – Шонна смотрит на меня недоверчиво, не взялся ли я ее прикалывать на сон грядущий? Нет, конечно. Я не прикалываю, а убалтываю, снимаю с моей дорогуши напряжение.

– Императив природный: при угрозе, или намеке на угрозу – все семейство под крыло, в поле зрения и в пределы досягаемости. Когда угроза миновала – сделала следующий правильный шаг: детишек на микроканикулы к дедушке и бабушке, подальше от маминых переживаний. Ты поступила как положено. Дай я тебя поцелую.

– Ричик, можно мы не будем сегодня, я просто никакая.

– Я же только поцеловать. В щечку, без развратных намерений. Ну-ка... Во-от. И все. И пойдем в кроватку. Включим телевизор и ты заснешь. Пойдем...

Шонна заснула, а я нет. Раньше всегда я первый засыпал, но с некоторого времени пошли подвижки в издавна заведенном порядке: меня стала посещать бессонница.

Вспомнился почему-то кленовый лист, прыгнувший на ветровое стекло моего мотора... Я собирался, собирался его нарисовать, да так и не собрался. С работы меня не выгнали, по-моему, даже и не собирались этого делать, а теперь я подтвердил свою ценность, хотя бы тем, что частенько приношу заказы от новых и старых клиентов. Папахен мой сохранил в себе человеческое и живет, нашел в себе силы чего-то хотеть и добиваться... Шонна постоянно где-то учится, какие-то работы пишет, мечтает стать журналисткой, писать для модных глянцевых журналов...

Я – тоже не промах, но... Какой-то я нерешительный. Да, болтаюсь, плыву по течению, которое, между прочим, всегда вниз, а не вверх. Шонне вру, детей почти не вижу, работой не живу, не горю, в рисовальческом деле застрял на одном месте, разместил его в системе предпочтений – «по остаточному принципу»...

Раньше-то я думал, что одиночество – это выдумки поэтессок и поэток, не вышедших из прыщавого возраста, а теперь – как-то так, что-то, где-то, в чем-то – начинаю осознавать реальность подобного ощущения. Вроде бы, весь я, все двадцать четыре часа в сутки нахожусь среди людей – вот и сейчас обнимаю одного очень хорошего человека женского пола – и в то же время...

Бобби Бетол – тот одиночка классический: бездетный холостяк, без семьи, без друзей... Но он-то терпеть не может оставаться один, лучше будет на работе круглые сутки торчать, чем дома, один и без людей... Собутыльники, любовницы, партнеры по покеру – лишь бы не одному! А я-то – как раз по-другому: во мне проснулся вкус быть наедине с собой, со своими мыслями... И на фиг, спрашивается, они мне нужны, мысли эти? Если их не воплощать в события и поступки? А я как Бобби Жук почти: занимаюсь чем угодно, только не собой. Перед Шонной-то я бравировал, но сам ведь понимаю: попади мне в лоб пуля этого мелкого «гражданского» калибра – и нет меня! Странно: меня – и нет...

Над вопросами собственного бытия и небытия невозможно не задумываться, и я после тщательного размышления понял для себя: я очень боюсь смерти.

Но – не сочтите за браваду – не потому что я трус, а потому что... Как бы это объяснить... Все мы смертны, тут уж, в этом осознании, можно поднапрячься и быть смиренным, но – смертный смертному рознь! Этот... который в Париже башню построил: инженер Эйфель, и Моцарт – тоже были смертные, но не зря ведь жили. Понимаю, что звучит довольно пошло, а все-таки для меня сей аргумент – отнюдь не пустой звук!

Со всех сторон я смерти боюсь: просто как человеческая биоединица, как отец моего маленького семейства, обеспечивающий жизнь и безопасность тех, кто мне дороже меня самого, как представитель человечества, способный что-то такое сделать для всего мира, оставить свой след в истории...

И получается, что по всем трем основным параметрам – рано мне покидать юдоль земную, не готов я к этому, просто не готов.

Впрочем, я не собираюсь, в ближайшие сто лет.

Глава седьмая

В которой главный герой постепенно учится понимать, что мудрость – это выживший из ума цинизм.

Наш Жан повадился таскать из школы одни пятерки. И по арифметике у него пять, и по природоведению пять, и даже по чистописанию!

– А по пению-то у него за что пятерка???

– Потому что пел хорошо. Наш сын старается на всех уроках, не только на арифметике, у него отличный слух, и учительница его хвалит.

– Наш сын! Не-ет, я таким не был.

– Да уж, знаем, каким ты был. Насмотрелись.

– Плохим разве? Шонна, птичка, разве я был плохим?

– Ну... Что бы ты хотел услышать: горькую правду, или сладкую ложь?

– Сладкую ложь.

– Тогда ладно: редко, иногда, но видны были в тебе проблески чего-то приличного и хорошего.

– Ах, вот как? Проблески? За кого же ты замуж вышла, интересно знать?

– Да, Ричик. А теперь пойди и объясни Жану, что тебя не устраивают его школьные успехи и хорошее поведение. Угу, так и скажи: хватит пятерок, сын, неси в дом единицы и «пары»! Будь как все отбросы общества.

– А где он, кстати?

– На внеклассных. Учится танцам и этикету.

– С ума сойти! Времена пошли... В нашей муниципальной школе, простой и бесплатной, ничего подобного не бывало, и жили при этом. И хорошая школа была. Этикету и танцам!

– А у него есть. Но папа недоволен, папе нужно, чтобы дети не танцам учились, а курению и дракам в туалете. Учись у папы, сынок.

– Но я же так не говорил.

– Тогда незачем лицемерно вздыхать и качать головой. Твой сын – один из лучших во всех начальных классах. Дай Бог, чтобы и Элли взяла с него пример, когда в школу пойдет.

– Мне очень забавно слушать, когда ты начинаешь говорить с расстановкой, отделяя одно слово от другого. Точь в точь, как моя классная руководительница, в приступе большого и плохо скрываемого гнева. Элли? А Почему бы ей не быть примерной? Во-первых, она девочка, ей положено быть опрятной и благонравной, а во-вторых, она читать и считать научилась еще раньше Жана.

– Ну, я бы так не сказала, что раньше... Они одинаково начали по-настоящему понимать счет и буквы, и Жан и Элли, почти в четыре года.

– Без разницы: гены отца свое берут, оба великолепны. Вот бы нам еще пару-тройку детишек?

– Ричик, не шути так.

– Я не шучу.

– Тогда успокойся. Ты сколько раз рожал? Ни разу? Вот и молчи в тряпочку, а с меня хватит кесарева сечения.

– Что ты, дорогая, я же понимаю...

– Вот и молодец. Лучше скажи, как тебе моя статья? Только честно?

– Круче не бывает. Да еще и денег заплатили! Я дважды перечитывал, хотя ровно ничего не понимаю в женских клубных обычаях.

– Ты вот смеешься, а мне эти сто двадцать пять талеров гонорара дороже любых бриллиантовых диадем, потому что я сама, понимаешь, чуть ли ни первый раз в жизни сама их заработала!

– Еще бы не понимать! Я горжусь тобою, дружок, и с этого дня обещаю начать копить на бриллиантовую диадему для одной прелестной телки!

– Как сейчас дам за телку!

– Дай, конечно. Дай же...

– Нет, ты неисправим. Отпусти... Ну, пожалуйста... Любого другого я бы уже сто раз назвала идиотом, а тебя зову обедать. Мой руки и пойдем.

– Я уже мыл.

– Когда ты мыл?

– Как пришел, так сразу и помыл.

– Но ты же после этого пылесос разбирал? Марш, марш. Я и сама что-то не ко времени проголодалась, только боюсь, передержала я котлеты, баранина очень уж капризное мясо...

– Бараньи котлеты? Ура-а!

– С обжаренной картошкой по-французски. Салатик из помидоров, салатик из огурцов. И еще просто салат, веточками, хрум-хрум. Грушки, сливы... Чай с птифюром.

– Так что же ты сразу не сказала? Бегу мыть!..

– Надеюсь, твой обеденный перерыв позволит нам попить чаю не у дверей, не в два глотка, а как положено, не спеша. Ты же так редко дома обедаешь.

– Если не позвонят с работы и не выдернут – конечно попьем, что же я – враг себе? Вот, теперь ты снова заговорила как нормальный человек.

– Что значит – снова?

– Гм... «Ричик! Пойди – и – объясни – Жану, – что он – должен – быть – двоечником!'

– Неужели я говорю таким мерзким голосом?

– Нет, дорогая, ни в коем случае! Это я передразнивал, утрировал. Тихо!.. Да? Он самый. Котлету жую. Что?.. Потому, что мне положен обеденный перерыв, и иногда, раз в два месяца, я им пользуюсь, как ни странно. А?.. А что, Карлик один справиться не может?.. Когда это он успел?.. Слушай, Санта, через... сорок пять минут – это не смертельно будет?.. Сенкс... Спасибо, говорю! Доедаю и выезжаю. Чао.

– Ну вот, накаркала...

– Ши, лапушка, никогда не говори на себя такими словами, ничего ты не накаркала. Мы отлично успеем попить чаю, я все рассчитал. Карл наш ногу сломал, прямо в офисе, на лестнице споткнулся. В то время как наши уважаемые клиенты заплатили вперед и нуждаются в оперативной консультации специалиста с высшим юридическим образованием; вот меня дежурный и выдернул, как самого крайнего. Проклятые трубки! Раньше, когда с пейджерами, все же таки проще было мотать служебные обязанности, теперь – всюду достанут. Пьем!

– А ты не обманываешь меня? Ричик, тебя не на стрельбу зовут, не на перестрелку с оголтелыми наркоманами?

– Не-ет. Здесь все куда серьезнее: помотают нервы будь здоров!

– А в чем дело?

– Две ветви семейного клана не могут поделить доставшийся в наследство особняк с единственным парадным входом, в котором оба этих клана живут и размножаются, и сам парадный вход. Мы представляем интересы одной из сторон. Вот они и нагрянули к нам: выть на луну, жаловаться на обидчиков-захватчиков и качать права, потрясая нотариально заверенными фрагментами частной переписки. Ловкий сукин сын этот Карл: сломал ногу и лежит себе в гипсе, в ус не дует.

– Что, так серьезно у него?

– Говорят, открытый перелом аж в двух местах... Все, моя птичка. Пора мне бежать. Горько – но, увы... Ты когда Элли заберешь? Она ведь просто в садике, надеюсь, не на репетиции «Гамлета»?

– Да. Мы с Жаном ее заберем. Он скоро придет, я его покормлю, и мы сразу к Элли. А ты когда вернешься? Стой, у тебя сейчас запонка убежит...

– Вот уж не знаю. Как обычно, часам к девяти. Но постараюсь раньше... Чур, в губы!

Эх... Замечательная штука: домашний обеденный перерыв. И такая короткая. Вздохнул и поехал, а как еще?..

Частная школа... Хорошее дело, если деньги есть, спорить не стану. Все, что касается качества обучения, внешнего вида детей, учителей, гигиены, гарантированной безопасности от выплесков безумного внешнего мира – в нашей школе на высоте, иначе бы мы с Шонной за это не платили. А платим-то немало... Если бы, к примеру, мне удалось перетянуть ее, школу, всю целиком, под контроль нашей «Совы» – я бы целый год считался кум королю, только бы и забот осталось – куда премию потратить... Увы, как раз в этой области нам не удается пустить корни, ибо очень уж лакомые места, конкуренция немыслима велика и «не рыночна»: там «лапа» наверху еще важнее взятки, что, впрочем, не исключает... Есть школы с раздельным обучением, где классы из одних мальчиков, или классы только из девочек... Шонна говорит, что это постепенно входит в моду. Не знаю, в «нашей» школе обучение совместное, и мы не против. Но никакая, самая передовая и высокооплачиваемая система обучения, не способна уберечь маленького человека, семи лет от роду, от неписаных законов человеческого общества, от категорических требований общества эти законы соблюдать! В любом классе, в совмещенном и раздельном, девчоночьем и мальчишечьем, есть свои альфы и омеги, избранные и парии, сильные и слабые, лидеры и ведомые – и нет инстанции на Земле, способной эти лютые законы отменить.

Жан славный парень, очень добрый, открытый, умный. Физически – нормально развит, без отклонений, росту – если верить врачам и их таблицам – чуть выше среднего... или среднего... Плечи у парня будут широкими, в папу, я точно вижу, координация движений у него на высоте, очень пластичен. Но миролюбив, мягкосердечен. И нашелся один тип, одноклассник, который взялся его задирать: пинать, за волосы дергать, за воротник... Что ни день – приходит из школы «с трофеями» на одежде, а иногда и на лице.

Я не сразу узнал об этом деле, чуть ли ни в начале второй четверти. Женушка моя по телефону обсуждала проблему с подругой, и я услышал. О, как я взбесился тогда! Единственные моменты в нашей жизни, когда Ши меня не любит и откровенно боится, если я впадаю в ярость вот такого накала! Они, черт бы всех этих ее кумушек-подруженек подрал, решили, чирьи им на клиторы, что мне об этом говорить ни к чему, топтать их всех по-страусиному, потому что, мать им коза луговая, предполагается, что я могу пойти в школу и наломать там дров, или, того хуже, отловить родителя обидчика нашего сына и побить его...

Они же, на совместных очных и заочных телефонных совещаниях, избрали путь жалоб классной руководительнице, переговоров с родителями обидчика, и, самое ужасное, задабривания обидчика с помощью мелких подарков. Нет, на самом-то деле я их не особенно и виню: хотели лучшего, думали как умели...

Боже мой... Вот в чем порок неполной семьи: ведь если маленький человечек осваивает родную речь, перенимая от старших, в общении, – «из языка в язык», то логично предположить, что и стереотипы поведения должны закладываться на родительских примерах. В животном мире, среди приматов, это так, а в человеческом – тем паче. От мамы ребенок усваивает одно, от папы – другое. При этом, физически, девочка, следуя заложенной с рождения программе, формируется по женскому типажу, мальчик – по мужскому. И естественно, что мальчику, для полноценного психологического развития, помимо основного папиного влияния, необходимо мамино, а девочке – дополнительное папино. Если же семья неполная – неминуемо возникнет перекос, ребенок, будучи мальчиком (девочкой) по набору половых признаков, просто не представляет, без наглядного ежедневного примера, как нужно оптимально себя вести по папиному (маминому) стереотипу своего пола. Ши – лучшая из всех женщин на свете, но ведь она не мужчина, она не может, даже если бы и хотела, подать сыну мужской пример. А я могу, но из виду упустил.

И ведь сам виноват: надо дольше бывать с детьми, уделять им больше конкретного тепла, играть с ними, жить их интересами, а не только любить на расстоянии... Разговаривать о высоком, когда подрастут...

Для начала я разобрался с Шонной, убедил ее не вмешиваться в данную проблему, предоставить мне ее решать. Убедил – не вполне верное слово... Вынудил, заставил, пригнул... Я был бы счастлив и здесь найти взаимопонимание – да ума у меня, наверное, не хватило, выдержки, красноречия. Но Шонна обещала потерпеть. Плакала...

– Ричик... Я же не могу притворяться, что согласна, ты пойми... Я... буду терпеть, не стану вмешиваться и «нашептывать», как ты выразился, против тебя...

– Прости, я сгоряча брякнул. Извини, пожалуйста. Я постараюсь никогда больше не пороть такую чушь. Будь я проклят, если совру!

– Ничего, я потерплю. Но ты обещаешь, что?.. Подумай о моей душе, Ричик...

– Обещаю. Долго это не продлится, и ничего глупого, чудовищного, опасного, мучительного я делать не собираюсь, клянусь сердцем! Просто потерпи, моя лапушка, просто доверься и потерпи... Или потерпи, не веря.

Поговорил с Жаном. Сын поначалу очень стеснялся мне рассказывать, что, само по себе, превосходный признак: парень не предрасположен болтать и стучать... Но – нашли общий язык, обозначили проблему. Я объяснил сыну, что он должен уметь отстаивать свои права «с оружием в руках», короче говоря – уметь драться. А умение драться отнюдь не исчерпывается знанием боевых приемов и способностью их применять! Техническая сторона «процесса», если хотите знать, только «гарнир», существенное и «вкусное» приложение к истинному знанию. Секрет настоящего, большого умения очень прост, но, в то же время, очень непрост – и описывается не будничными, но очень простыми словами: мужество, отвага.

В жизни далеко не всегда тебе попадается противник «по плечу», и уж во всяком случае, трудно предугадать заранее, кто окажется сильнее – ты, или те, кто против тебя. Страх – он... Короче говоря, никто не свободен от приступов страха. Если не пускаться в дебри абстракций, а говорить непосредственно о драках, о физическом столкновении двух или нескольких личностей, то страх неминуем: ты боишься потерять авторитет среди сверстников, передний зуб, хорошую оценку за примерное поведение, новенькую футболку, любовь девчонок (хотя девчонки, почему-то, – уж не знаю, почему, – чаще любят побитых! – прим. авт.)... Ты просто боишься, в конце концов, сжать руку в кулак и разбить им лицо чужого человека... Бойся, это твое частное дело, в которое никто не имеет право совать свой любопытный нос, но. Боясь – ты ни в коем случае не должен поддаваться страху, отдавать ему бразды правления над собою! Ты, ты, ты должен принимать решения, а не твои страхи!

Тогда, во время ограбления в банке, я мог бы не дергаться и тихо отлежать на полу несколько минут, чтобы потом буднично и мирно продолжить рабочий день. И если бы у меня были для этого достаточные стимулы – я бы умерил кураж, и спокойнехонько пережил бы ограбление в качестве потерпевшего. Вышло иначе, но в любом случае – это я, а не грабители, решал бы, как мне поступить. И решил, и ввязался, хотя, честно признаюсь, испытывал страх перед возможными роковыми случайностями.

Помню армию, первый год службы. В дворовых-то компаниях я слыл заводным и резким, умел себя ставить в «пацанском» обществе, и с помощью драк, и просто «на характер». Но в наших войсках весь народ не самый хлипкий подобрался, унтера – вообще звери... Приходилось мне, с моим норовом, весьма туго: метелили часто и серьезно. То есть, само собой, не то чтобы об меня ноги вытирали, нет. Я, по молодости службы, хотя и не владел еще боевыми приемами, но компенсировал недостаток выучки упрямством, жизненным опытом, добытым, в основном, в подворотнях да на танцульках, и врожденными способностями к драке: никогда не сдавался и никогда не отказывался «спуститься в каптерку поговорить». Не часто я побеждал оттренированных и накачанных «старичков», далеко не в каждую драку, но так и не побывал побежденным: очнулся – и опять – всегда готов к диспутам. Уже через четыре месяца службы старослужащие отклеились от меня, отчаялись «прогнуть», сосредоточились на более податливых, предоставив уминать мой характер унтерам и капралам, которым я по уставу должен был беспрекословно подчиняться. Что ж, и это было тяжко, еще как тяжко: если за тебя прицельно берутся унтера из твоей роты и начинают по полной форме, двадцать четыре часа в сутки, воспитывать в тебе воина в погонах – то это немилосердно... Есть что вспомнить, короче говоря. А все же – не сравнить с тем стыдом, который бы меня загрыз, если бы я прогнулся перед старослужащими. Мыть туалеты и казарму, выполнять бесконечные войсковые нормативы в противогазе, печатать строевой шаг вокруг деревянного столба, с отданием ему чести слева и справа, до остервенения пидорасить в оружейной комнате внутренности автоматической винтовки – все это тоскливо, но – законно, отнюдь не унизительно. Хотя и несравнимо утомительнее, чем подшить чужой подворотничок и почистить чужую бляху на ремне. Нет, мне и в голову не приходило менять под себя армейские порядки, о которых я еще на гражданке наслушался преизрядно. Я не бунтарь и не революционер, я просто решил, что на мне никто верхом ездить не будет. И не ездили, хотя в первый год я платил за это очень дорогую цену. Уважать положение старослужащего – это да, уважал и не рыпался, чужие права не качал, в ожидании будущих своих. Шестерить перед ними – фига-с! Пришло время – и я сам «постарел», «забурел», «морды набрал» и привилегий к оной. К концу службы войсковая жизнь моя расцвела и стала походить на фронтовой курорт: обязательные полевые учения, чтоб их леший съел, и спортзал в охотку, безо всяких там кухонных и иных нарядов, взысканий, битв за авторитет. Но я сохранил в себе память «молодого солдата», понимание и сочувствие к нему, «неумение» измываться, свято сохранил через все службу и унес с собою на дембель. На прощание ротный дал мне по шее (куда он такие бревна накачал?), добродушно, с сожалением даже, что я их покидаю, и наградил мудрым напутствием: «Хороший ты парень, Рик. Воин хороший, товарищ хороший. Умен, мышцы подкачал, скоростной. А все же не бывать тебе „наверху“, никогда не бывать. Ты ведь нашивку капральскую – и то выслужить не сумел, и не по борзости даже. Знаешь, почему? Ты – „вне обоймы“, сам себе патрон, не компанейский; ни командовать не умеешь, ни подчиняться, а одно без другого не бывает, брат, ты уж не обижайся (Уржаться: он мне от души сочувствовал, горькими истинами потчуя, он меня просвещал). Дай лапу и вали, не то на автобус опоздаешь...» Это я отвлекся на полковые воспоминания... Сколько лет прошло, но армия до сих пор мне снится, в качестве кошмара, естественно. С одной стороны, я много пользы извлек из службы: опыт там, плотное знакомство с изнанкой природы человеческой, полезные навыки в бою и выживании, однако полагаю, более того, я убежден, что три года «на воле», в сравнении со службой, добавили бы мне, в мою душу, гораздо больше хорошего и гораздо меньше плохого. Но – что было, того не отменить – возможностей проявить мужество армия предоставила мне в избытке.

Жан подрастет – и я ему покажу архитектуру драки, разъясню и научу: куда, чем и как, чтобы эффективно и быстро; но, повторяю, все это накрутки и приспособы, почти бесполезные в отсутствие основы, базы, имя которой – мужество. Поскольку в данной проблеме я разбираюсь довольно хорошо, то мне не составило особого труда перевести эти рассуждения на язык, понятный моему семилетнему сыну, тем более, что мы с ним хорошие и честные друзья. Из технических приемов я показал ему два основных и простейших: всегда смотреть в лицо противнику и бить в него кулаками. Все. Ну, и кулак поставил правильно, чтобы он его большим пальцем снаружи обхватывал, а не внутрь запихивал, как это склонны женщины делать.

И проводил на битву.

Таких мук, таких угрызений совести я, наверное, не испытывал с тех пор, как уже будучи женатым второй год, оттрахал лучшую подругу Шонны, да еще на нашем супружеском ложе... Случайно бес попутал; надеюсь, что Ши никогда об этом не узнает...

Но там-то я «в рассрочку» себя грыз и не сразу раскаялся, а здесь переживал остро, «на всю катушку»... Мне было невероятно стыдно и горько осознавать, что мой маленький доверчивый и беззлобный ребенок сейчас позавтракает и выйдет из под защиты семьи и дома, в большой внешний мир, где его ждет такое страшное и мучительное испытание, а я, здоровенный мужик, взрослый, может быть даже не дурак, с кулаками и с пистолетом, будучи рядом, в мирное время, не в силах защитить своего малыша, подставить себя вместо него и на себя же принять все удары судьбы, на него нацеленные. Только и могу, черт бы меня побрал, что давать советы и тихо мучиться у него за спиной. Я же отец ему, родитель, кровь родная, защита и опора, а он – мой семилетний сын – уходит в бой и, быть может, впервые в жизни понимает, что папа его не всесилен и не всевластен. Хоть плачь. Но как я могу плакать, когда мне еще нужно и Шонне глаза отвести, чтобы она не догадалась о моих конкретных шагах по урегулированию детских «маленьких бедок»?.. Все равно догадалась...

Лекарства я терпеть не могу в любых видах, а тогда, казалось, был готов глотать любое успокоительное, лишь бы унять... В тот день я даже отгул взял. В два часа пополудни смотрю в окно: подходит школьный автобус, высаживает нашего сына... Вроде бы все в порядке... Звонок в дверь... Ох-х-х... Короче говоря, этот Гэри, обидчик его, заболел и в школу не пришел. С одной стороны – передышка, всеобщее облегчение, а с другой – проблема-то осталась, не рассосалась никуда, не исчезла. Пришлось ждать. Я, грешным делом, сомневался, что сынишка выдержит столько времени и не проболтается маме. Тьфу, не то я говорю! Не проболтается – доверится маме. Нет, удержался парень! Это достойно. Да, женщин следует беречь, по возможности, от дополнительных бурь и мужских забот.

Мы с Жаном пережили три драки, мама Шонна – две, первую удалось утаить и замять от ее вопросов. Третья нам далась особенно тяжело: этот Гэри губу Жану разбил, и Шонна вышла из берегов. Как и обычно, когда гроза и слякоть в доме, детишек – к бабушке с дедушкой, а сами – ругаться. Ругаемся, такие, ругаемся по привычному сценарию: она плачет, я убалтываю и оправдываюсь... Иногда рычу и пускаю пену, а она швыряет подушками в мебель... Вдруг звонок. Телефонный, не в дверь. Шонна вскакивает и бежит к трубке, ей из журнала должны были позвонить, по поводу будущей статьи...

– Да-да, алло, слушаю вас? Да, это мы... Очень приятно... А-а-а! Это вы. Я как раз собиралась вам звонить, госпожа Памела Отин, именно по этому поводу! Вы знаете, что ваш Гэри... Что, скорая, как?.. Какая гематома?.. Ричик, там... – Я перехватываю трубку, а сам, стараясь улыбаться как можно обворожительнее и мягче, шепчу Шонне: «синяк под глазом»...

– Да, сударыня. Да, я все знаю. Имеете право. Да хоть в контрразведку, хоть в ООН! Вот именно. Вы сами-то владеете историей вопроса? Я говорю: вы владеете историей вопроса? Хорошо, если вы сбавите тон, я постараюсь сформулировать проще, доступнее для вашего материнского понимания: вы в курсе, когда это все началось и как развивалось? Ах, он молчит? А от кого же вы тогда... Чья мама?.. Я не допрашиваю, просто полюбопытствовал. А сам он что говорит? Вот как? Позвольте вас поздравить: вы растите хорошего сына, ваш парень мне все больше нравится... Я не издеваюсь... А кто вам дал наш номер телефона? Что? Уже и классная в курсе? Мне весьма по душе ваша оперативность и неравнодушие к школьным делам...

Выдерживая первый натиск разъяренных собеседников – главное не переборщить с бархатом в голосе, но и не скатиться в ответные взвизги.

Тут моя Шонна, покрутив пальцем у виска, вдруг, подобно пантере прыгает на меня, с целью вырвать трубку... Но я-то сильнее, гораздо сильнее: одной руки мне с избытком хватает, чтобы держать на расстоянии яростные Шоннины барахтания. При помощи другой же, в которой телефонная трубка, я продолжаю спокойно и взвешенно беседовать с мамой Гэри Отина. Кстати, почему с мамой, а не с папой? Мне было бы удобнее с папой, но, впрочем, я и с женщинами способен легко находить общий язык.

– Нет, сударыня, это ваш нашего всегда задирал, а не наоборот. Нет, это не мои, а ваши заблуждения. Что? Я лично? Мы все? Очень просто: я лично и мы все, включая нашего Жана, ничего не хотим, кроме как жить с вашим мальчиком Гэри в мире и дружбе, бок о бок, спокойно, без разбитых носов и порванных рубашек. Да вы что? Какое совпадение! Но если мы с вами хотим одного и того же... Что? Нет, сударыня, это ни к чему, она сейчас занята, но зато я готов подать вам встречное предложение: передайте трубку вашему уважаемому супругу, и я с ним поговорю, как глава семьи с главой семьи... Хорошо, я готов поговорить с ним, когда он вернется из командировки... Как? И это хороший вариант, да, принимается без вопросов: мы с женой готовы встретиться с вами обоими, когда ваш муж вернется из командировки... Для начала – без присутствия детей, пара на пару. Я авансом приглашаю вас в гости. А хотите – мы к вам приедем? Конечно, предлагаю. Неужели четверо взрослых и уравновешенных людей не сумеют спокойно, конструктивно во всем разобраться и договориться? Все ведь пострадали: у нашего губа разбита, у вашего нос расквашен... Что? Ну глаз подбит... Да нет, я не считаю, что это пустяки, я и сам очень не любил в школе «бланши» получать и носить... Тем не менее... Кстати, позвольте сделать комплимент вашему семейному воспитанию... Комплимент, да... Обыкновенный, мужской, по ситуации... Короче, ваш сын всегда дерется честно, хотя и задира по жизни, не кусается, не куксится и не стучит... Да, называю и считаю, нормальный мужской комплимент. Синяк большой?.. Не повышайте на меня голос, сударыня, я и не думаю издеваться, но наоборот беспокоюсь. Вы ведь не догадались спросить, как выглядит нижняя «подбитая» губа моего сына? А ведь к ней – ваш руку приложил, ту самую, которой он пишет на уроках чистописания: «...молодые мимозы моей милой маме...». Что?.. Нормально, уже не кровоточит, хотя для семейного фото она пока не годится, слишком велика, но в остальном нормально. Нет, это преждевременно. Я же предложил: когда он возвращается из командировки? Во вторник? Вот, в среду, часикам к семи, приглашаем вас с мужем к нам в гости. Для начала – без Гэри. Мы нашего тоже отправим к родственникам. Или сами предлагайте, если по времени вам... Да? Ну, так и отлично, тогда ждем. Записывайте адрес.

Фу-ух, женщин не унять в беседе: они способны спать с телефоном в обнимку и болтать прямо во сне. Утомила меня эта Памела Отин, но голосок у нее свежий, скорее приятный, нежели резкий.

– Вот видишь? А напрыгивала, трубку отнимала...

– Что – видишь?

– Договорился и уладил, пригасил все эти «ихние» крики.

– Ты природный дипломат, мой дорогой: галантный, учтивый, сверхобходительный, находчивый. Искрометен язык твой, лучисты очи твои.

– Я что-то не так сказал? Что-то не то сделал?

– Все так, Ричик, все то. У меня к тебе только один вопрос по теме.

– Какой вопрос, моя прелесть, и по какой теме?

– Не юродствуй и убери руки. Вопрос очень простой: почему ты сказал «моего сына», а не «нашего сына»?

– Когда я так сказал? Не мог я такого сказать.

– Сказал. В разговоре с этой... школьной общественницей...

– Памелой Отин?

– Не переспрашивай, будь добр. – Моя Ши покусывает губки, верный признак, что сейчас зайдется в слезах. Эх!.. Как бы мне исхитриться и не допустить рыданий? Я... Мне всегда очень тяжело и больно, когда она плачет, я не знаю что бы я сделал, лишь бы она вытерла глазки и улыбнулась мне, стала бы прежней прекрасной, нежной и счастливой Шонной.

– Припоминаю. Да, брякнул в горячке. Но это лишь оттого, чтобы отодвинуть тебя за спину, укрыть в надежном месте, от всех этих проклятий и претензий. Понимаешь, да, зайчик мой? Чтобы не дразнить гусей, я даже в малости решил не подставлять твое присутствие для этой общественницы. Видишь, я даже разговор весь на себя взял.

– Только что придумал? Ты вообще все на себя берешь, меня не спрашивая.

– Если я был не прав – скажи в чем? Хочешь, я перезвоню ей и...

– Нет. Ты прав, ты молодец, ты умница, кормилец, ты глава семьи... Боже... Кто бы знал, как я устала от всего этого...

– От чего этого, Ши?

– От всего. Чаю хочешь?

– Давай, попьем. Если ты тоже будешь, а один не хочу.

– Нет, вечером я чая не... Я кипяченого молочка попью, а ты чай, хорошо?

– Хорошо. А потом съезжу за детьми. Хочешь со мной?

– Хочу.

– А-тлична!

– Только, давай ты не будешь кричать, у меня и без этого голова раскалывается.

У нее голова болит. От меня болит, к гадалке не ходи, от наших с нею разговоров на повышенных тонах. Вроде бы и помирились, а занозы остались невыдернутыми. Такое ощущение, что раньше я лучше, правильнее вел себя в семейных интерьерах. Или Шонна стала ко мне требовательнее? Нет, наверное, все же-таки я в чем-то, как-то, где-то не дотягиваю... Бывали в нашей жизни непростые периоды, бывали, что скрывать... Когда Ши оказалась в первый раз беременна, я был абсолютно счастлив самим этим событием и готов был к любым трудностям, к любым подвигам... А трудности да сложности возникали, и со здоровьем, и с настроением... Ну, знаете, всякие интоксикозы, страхи, переживания по поводу внешнего вида... Потом бессонные ночи, бесконечные детские врачи, походы по консультациям... В Бабилоне-городе климат не самый здоровый на свете, с этим даже господин Президент не спорит, так что вдоволь хлебнули мы с Шонной радостей первого отцовства и материнства. Не успели передохнуть от одного младенчества – оп! – Шонна опять беременна. Я в нирване – она... тоже. Но уже боится. С нашей малышкой Элли не все гладко получилось во время беременности, никак не обошлось без кесарева сечения. Тоже не повод Шонне – скакать и веселиться после родов. И все же, все же... Как ни трудно доставалось нам с лапушкой в те дни и годы, как ни горячи были иной раз наши семейные боестолкновения, но все они растворялись без осадка в остальной счастливой семейной жизни. Счастливой. Без осадка. А ныне ругаемся, с одной стороны, вроде бы и реже... и короче... Однако...

– Ой, Ричик! Давай зайдем на минутку в тот магазин?

– Фотоаппараты хочешь посмотреть? Конечно. Сейчас и купим, карточка у меня с собой. Шонне хочется не только статьи писать, на которые в дамских глянцевых журналах появился, мало-помалу, устойчивый спрос, но и фотографировать. В добрый путь, уж на это мы никаких денег не пожалеем, благо ее представления о хорошем фотоаппарате вполне благоразумны и ближе «мыльнице», нежели ко всяким-разным чудовищам с объективами толщиной в руку и прочими наворотами, да приставками...

Вот ведь время наступило, а? Даже и не думай удачно самовыразиться, если в кошельке твоем пустота! Хочешь преуспеть в искусстве фотографии – готовь десятки тысяч талеров, хочешь просто рисовать, карандашом, акварелью, плоттером, кистью – то же самое. Помню, попытался я подсчитать, сколько денег я грохнул во все эти программные обеспечения, да компьютерные обновления, включающие в себя видеокарты, процессоры, принтеры... Да, принтеры. Коль скоро уж я взялся крючочки на экране рисовать и цветовые пятна размазывать, приспичило мне и «в живую» посмотреть на плоды моих безобразий. Но на экране я вижу одно – а на бумаге другое! И понеслось: видеокарта не та, картриджи не те, бумага не та, монитор не такой... Пришлось все это сопрягать, но – не бесплатно, как вы понимаете... А еще и аппетиты растут! Раньше мне передача цвета с «цифры» на бумагу (пластмассу, холст, и т.п...) казалась вполне приемлемой – теперь кажется блеклой и уродской. Вижу те огрехи, эти... Размывы, расплывы, неровности тона, яркости, контрастности... Нет, что бы талант так же стремительно рос!

– Чем тебе этот не нравится?..

– Дорого.

– Сейчас...

– Нет! Ричик, пожалуйста, ну пожалуйста. Когда я увижу подходящую штуковинку, я обязательно тебе скажу, ладно? Я хорошо представляю, что мне нужно и ищу не спеша, присматриваюсь. Как найду, как выберу – прыг! Цап-царап! И он уже моя собственность! А, может, мне и своих денег хватит, когда найду. Поедем. Пойдем, мой дорогой...

Это новость. С каких, интересно, пор поселилась в Шонне мысль делить «свои» и «наши» деньги? Я ей что – жалел когда-нибудь на что-нибудь? Не припомню такого ни единого раза. Попрекал, укорял? Никогда. Она меня то и дело удерживает он «неразумных трат», вот как сейчас, а чтобы я ее – да ни за что! Странно, хотя и забавно: видимо, ей очень понравилась мысль о том, что она самостоятельно зарабатывает. По-моему, двуединое человечество обезумело в попытках заменить равновесие равноправием. Ну-ну...

Кроме Шонны, я еще знаю одного человека, которому шибко понравилось деньги зарабатывать: мой отец! Как подменили человека на старости лет! И впрямь подменили: даже вставные зубы у него другие, вполне приличного вида, хотя он уверяет меня, что они – те же, впервые вставленные. И глаза, я уж не говорю об одежде. Глаза у отца чуть ли ни цвет и форму поменяли: белки чистые, зрачки и радуга не дрожат, не виляют, взор прямой и холодный. Осанка, осанка у него – как бы расправилась из полусогнутого состояния! Чему бы я никогда не поверил, если бы сам не видел, как оно было до и после! Он даже голову поворачивает иначе: осматривается, не озирается.

Я теперь чаще отца вижу, чем когда-то, когда он по улицам слонялся, алкашествовал: в две недели раз встречаемся – это уж точно, а бывает и чаще. Кроме того, у нас с ним появились взаимные интересы! И вот как это произошло.

Звонит мне отец на работу, потому что номер трубки я ему все не удосужусь дать, и предлагает встретиться обсудить одно дельце. Ёк! – мое сердечко: «куда-то влип папахен». Это была самая первая, когда-то ставшая привычною, мысль. Но – нет, голос бодрый, без тревоги. А!.. забыл сказать: голос у отца, голос почти не изменился, – тот же хрипловатый тенор, окончания слов временами звучат нечетко, расплываются. Гласные-то расплываются, а пожара и наводнения в его тоне и голосе нет, спокоен отец, мне уже легче. Значит, денег попросит, – это вторая мысль. Но он ни разу у меня сам не просил, если я ему и давал, то насильно впихивать приходилось, и очень давно подобное было в последний раз. Тогда что же ему от меня надо? Еду, такой, по летнему городу, давлю тополиный пух новыми шинами, гадаю. Действительность обманула и превзошла все мои (нехитрые, надо признаться) ожидания: папаша вдруг менеджерит в какой-то шарашкиной фирмошке по сбору утиль-сырья и хочет встать на юридическое обслуживание, бо его всякая канцелярская сволота-мошкара донимает и обирает.

– А ты уверен, – говорю, – папа, что вашей, гм, корпорации по карману будет обслуживание в рамках нашей «Совы»?

– Я уверен, – отвечает. – Я ваши рекламные проспекты и ценники внимательнейшим образом изучил, прежде чем взялся тебе звонить. И сравнивал с другими конкурентными «прайсами».

Надо же! Крут папаша мой: сравнивает чего-то себе, выясняет! Это приятно.

– А ты кто там, в вашей фирме?

– Директор.

– Ого! И как, – спрашиваю, – в нашу пользу сравнение?

– Нет. Такая же дребедень, что и всюду. В вашем бизнесе, я погляжу, главная задача маркетологов – нарисовать как можно более грозный лэйбл, чтобы видно было: это не простые, а королевские тигры, от одного вида которых обсираются чохом все: и клиенты, и их обидчики.

Я рассмеялся. Пожалуй. Но не соглашаться же вслух с собственным отцом...

– Ну да! У нас никакие не тигры, а просто сова.

– У вашей совы когти как у медведя. И вцепились эти когти не в томик гражданского права, а в рукоятку сабли.

– Двуручного меча.

– Тем более. А ценники всюду примерно одинаковы и наверняка лживы. Стоит только пальцем указать и переспросить, как наверняка выяснятся дополнительные обстоятельства и условия, по дополнительным, разумеется, расценкам. Я выбрал ваш прайс, потому что рассчитываю на тебя, надеюсь, что ты, на правах сына, поспособствуешь умеренному грабежу, в сравнении с другими юридическими образованиями. Лживы же?

– Слушай, пап. Неприлично взрослому сыну соглашаться с родителями, но – да, как ты догадался? Ты бы не мог не курить в салоне? Подожди, плиз, пока доедем?

– Сам такой, потому что. Я же тоже ценники создаю на свои услуги, понимаю правила игры. Ты куда меня везешь?

– В кафешку. «Ветка оливы». Там неплохо, даже поесть можно за умеренные деньги. Ты против?

– Нет. То есть, да, против. Поехали, лучше, ко мне домой, а то я у тебя был, а ты у меня – нет. Чай, кофе, вода, сахар найдутся, вроде бы и колбаса с сыром еще остались. Ты голоден?

– Н-нет, – говорю я, весьма озадаченный отцовскими словами. А самого вдруг любопытство разобрало – прямо лопнуть готов от любопытства! Ведь он же где-то физически проживает, мой отец? С кем-то, или один, в конкретных стенах, в реальном доме... Не думаю, чтобы там... – Нет, пап, не голоден, хотя могу при случае закинуться бутербродом. Поехали, командуй, кормчий, указывай путь. А... удобно будет?..

– Один живу. Ты это имел в виду? Прямо. До конца прямо... Потом направо, потом покажу...

– Угу.

Приехали мы, как я и предполагал, на самую окраину Бабилона, где за отцовским домом, вдоль улицы Тростниковой, выстроилось еще с пяток таких же многоэтажек, а дальше – лес, как бы подковой с трех сторон. Но в лес, так я понял, простой бабилонец запросто не зайдет, поскольку он, худосочный ельник с осинником, во-первых, весь в мелких болотцах, гибельных для городской обуви, во-вторых – почти со всех сторон окружен речкой, а может и каналом, и, вдобавок, считается пригородным заповедником, где костры разводить нельзя, пилить, колоть, рубить – еще строже нельзя. Почему-то мне кажется, что трудности доступа к лесу менее всего на свете колышут моего отца. Как-то при случае, я спросил его об этом и получил полное подтверждение моим урбанистическим предположениям.

Дом как дом, восемнадцатиэтажный, белый в голубую полосочку, без единого кирпича сваян, с ног до головы крупнопанельный, хотя и не самый примитивный вариант. Стоянка автомобильная есть, но далеко... Ладно, думаю... Моторы возле дома приличные стоят, один даже не хуже моего «Вольво», зайдем мы ненадолго...

– Как тут с моторами? Курочат? – Папахен словно ждал моего вопроса, ни секунды паузы в ответ:

– По ночам случается, днем – ни разу не припомню. Это благополучный микрорайон, «галльский», в основном, европейский. Да мы же ненадолго.

Лифт, на диво, не уделан подростками: самый чахлый минимум матерных надписей, да и те полустерты, вентиляционные решетки жвачкой не залеплены, кнопки этажей без сигаретных ожогов... Что за чудеса...

– Дело не в жителях, следящая камера установлена, вон торчит, под дырку от гвоздя замаскирована!.. И в грузовом лифте камера. Так что хулиганчики стремаются гадить на виду, хотя и это бывает.

Отец прочитал набор моих нехитрых пассажирских мыслей, а я – чистейшей воды ротозей! Я бы и сам мог догадаться... обязан был догадаться о камерах видеонаблюдения, если, конечно, я детектив среди тугодумов, а не тугодум среди детективов! Самое интересное в моей тупости, что видел я нарисованные на полу огромные цифры-единицы перед пассажирским и грузовым лифтами, цифры у самого входа в лифты и расположенные именно для прочтения из кабин, из под кабинного потолка, если точнее. Это же и есть классический признак скрытой камеры, мне бы ему и внять. Лифтовые хулиганы, в подавляющем большинстве, это подростки, живущие в том же доме. Либо сами, либо их друзья, которые, навещая, свинячат, а потом приглашают гостеприимного поросенка к себе и угощают тем же блюдом в своих лифтах. Соответственно, скрытая камера для них – уважительная причина терпеть чистоту и порядок, альтернатива более приемлемая, нежели штрафы и побои. Точно, вот они цифры: один и семь, семнадцать.

– Высоко забрался, смотрю. С водой, с теплом не бывает перебоев?

– Не было пока, а тепло в отоплении сверху идет, не снизу. Я хотел на самый верх, на восемнадцатый, да не случилось подходящих вариантов.

Все-таки странный у меня папаша: обычно люди в возрасте не любят высоких этажей, и тем более под самой крышей. Разве что, снимать такую немного дешевле... В этом, вероятно, и зарыт его интерес к верхотуре. Что ж, это жизнь, все нормально и логично. Парадная закрыта на код. Лестничная площадка закрыта на замок. Интересно, как они с лифтерами и пожарной инспекцией вопросы улаживают? Не они сами, конечно, а их лендлорды.

– Пап, а что пожарная охрана? За замки на лестничных площадках не достает?

– У менеджеров дома, как я понял, с ними письменная договоренность: в пожарном отделении нашего микрорайона имеются все дубликаты ключей от парадных и черных лестниц. Правда, это лишний шанс, что дубликаты с дубликатов попадут не в те руки...

– Не-е, как раз этого ты не бойся, – говорю я отцу с полным знанием дела. – Даже мало-мальски опытному скокарю, не говорю уж о домушниках, ваши замки не препятствие, а случайным бездельникам, маньякам, наркоманам, хулиганам – эти железяки с засовами вполне достаточная преграда. Опыт показывает, что и пожарные иногда раззявы, несмотря на все дубликаты. Впрочем...

– Ну, дай бог, если так. Заходи, дорогой, ботинки снимать не обязательно, оботри о коврик, и довольно будет.

Туфли я все-таки снял, и тапочки для меня нашлись, что само по себе любопытно и не случайно. Нормальные тапочки, вполне мужского размера. А женских я не заметил. У нас в Бабилоне до сих пор толком не прижились просвещенные штатовские и европейские обычаи: заходить в жилое помещение в обуви. Там, если верить фильмам, чуть ли ни спать заваливаются в кроссовках. А мы по-прежнему варвары, одни только японцы нас и понимают, те тоже оставляют уличную обувь у порога жилых комнат. Почему в Бабилоне так повелось – не знаю, социологи и прочий ученый люд, изучающий бытовые отличия наций и народов, толкуют разно и невнятно, я же склонен согласиться с теми, кто корень бабилонских «обувных» обычаев видит в традиционном качестве наших улиц и мостовых. Бабилон – столетиями считался довольно бедной страной, да и сейчас еще далек от стандартов цивилизации «золотого миллиарда». Соответственно, улицы наших городов, и сами города, почти никогда не расстаются с пылью и грязью. А грязь имеет свойство липнуть к обуви, очень любвеобильна в этом, хотя и одежду не забывает, и открытые участки кожи. Во-вторых, львиная доля бабилонцев, в отличие от тех же штатовцев, суть – пешеходы, и гораздо интенсивнее соприкасаются обувью с мостовыми, которые, в свою очередь, как я уже говорил, все еще не могут отряхнуть с себя опознавательные особенности «третьего мира». В Лондоне, мне рассказывали, тоже полно пешеходов, но, дескать, пыль на обувь не попадает вообще! Врут, конечно.

Ну и я, несмотря на относительную молодость и цивилизованность, плоть от плоти бабилонской, ретроград и патриот: терпеть не могу просовывать уличную обувь в домашнюю обстановку. Носки я каждый день меняю, Шонна бдительна, поэтому запах из под тапочек пробиваться бы не должен.

– А если кто третий придет и захочет обувь снять? Тогда что? Или у тебя есть запас?

– Ко мне никто и никогда по двое не ходит. Эти тапочки, что у тебя, обычно Яблонски надевает.

– Яблонски?

– Да. Мой партнер и сотрудник по бизнесу, вроде заместителя. Эпизодически мы вместе пьем чай и решаем на дому кое-какие проблемы, если на работе не успели. В шахматишки гоняем. Не желаешь, кстати?

– Прямо сейчас, что ли? Вместо файф-о-клока?

– Нет. При случае. А сейчас у нас дела поважнее будут. Я ставлю чайник, и пока он греется, посмотрим проект договора. Не возражаешь?

– Возражаю, – отвечаю я папахену с улыбкой, чтобы он видел шутливость моих возражений. – Дай хоть осмотреться-то?

– А, извини, дорогой. Тут и смотреть нечего, но давай поглядим.

Нормальная хатенка, гораздо более приличная, чем я ожидал. Одна спальня, одна гостиная, одна кухня, один туалет, один балкон, четыре окна, если за четвертое считать узкое балконное, две двери, обычная и «черная». Это очень ценно в моих глазах, ибо всегда люблю наличие черного хода в квартирах. В моей, к сожалению, такого нет. Обстановка – так себе. Хорошая, не нищенская, не обшарпанная и не из самых дешевых, но – как бы дипломатично выразилась моя Ши – «несколько эклектичная», сама Ши просто помешана на «вкусе» и «безвкусице», трясется над первым и панически боится любых проявлений второй. Мне бы она так и сказала на ушко: безвкусица. А мне понравилось: есть абсолютно все, что надо для жизни и скромного комфорта в ней. Разве что прокурено все насквозь, но это уж хозяин барин.

– Давай, я окно открою, не так дымно будет?

– Как хочешь, пап, мне не мешает. Вот здесь и здесь у вас разные реквизиты напечатаны, ты уверен, что так и надо?

– Где?. А... Изольда напортачила, пометь маркером, завтра поправим. А по существу?

– Это и есть по существу. Указанную сумму я берусь обеспечить, можно сказать, гарантирую, что за этот край не зайдем, никаких дополнительных шкуросдирательных ухищрений с нашей стороны не будет. Конкретные юридические судебные и внесудебные случаи – само собой, что по факту, за отдельные деньги. Договор с данными цифрами – на год, дальше не знаю. Дальше я гарантировать не могу, и никто не может.

– Конечно, Рики, я понимаю, все логично, все так.

– Платежи абонентские – вперед и поквартально.

– Ах, поквартально даже? Фантастика! Я почему-то думал, что сразу за год платить придется.

– Можешь и за год, «Сова» против не будет.

– Нет, нет! Поквартально, не стоит рушить чужие порядки. Хм, это существенный плюс, поквартально... Отвлекись, сын, пойдем, перекусим.

Пили чай по папахенской – сам он говорит, что по европейской – методе: прямо в кипяток, безо всякого молока, бросает по два пакетика так называемого чая. Получается некрепкое коричневое пойло, с некоторым привкусом веника душистого. Сойдет, я потом дома перепью эту порцию, в смысле, запью тем, который нам Шонна заваривает. Бутерброды с сыром, бутерброды с колбасой... Нормально. Сыр – дрянь, а такую колбасу и мы дома едим иногда...

Чашки – я специально обратил внимание – чистые, без темного налета на внутренней поверхности. Дома-то я расскажу о бытовом приключении, и надо будет выбрать и рассортировать те детали, о которых можно рассказать, и те, о которых лучше умолчать. О чашках теперь смело можно рассказывать, Шонна придает большое значение подобным мелочам.

– Папа, а где у тебя эти... услуги... Туалет, руки помыть?

– Где обычно, пойдем покажу.

Туалет обычный, вполне себе чистый, бумага иного сорта, чем у нас дома, но тоже не оберточная. Запах... да вроде бы... кроме табачного... Кто, интересно, ему стирает? Полотенца, белье, всю одежду?..

– А стираешь как, вручную, что ли? Смотрю – машины стиральной у тебя нет?

– Не люблю возиться. Вон там, вон туда если пройти, – отец махнул рукой куда-то за стену, как будто я мог что-то рассмотреть сквозь нее, – намечается прообраз китайского квартала, я в китайскую прачечную ношу. Дешево и прилично. Еще чайку?

– Давай. И бутербродик с колбасой, если не жалко.

– Не жалко. Можешь даже без хлеба, этим ты меня не разоришь.

– Да я же шучу. Ты знаешь, этот твой так называемый чай – хоть и не чай, но бутерброды запивать им – самое то.

– У меня от настоящего чая сердце стучит. Либо молока надо вбухивать в дополнительной пропорции, но оно почти то же и выйдет.

– Ты бы курил поменьше, тогда и стучать не будет. А лучше совсем бросил бы.

– Да, верно, я и думаю, да все собираюсь, да все никак не соберусь. Еще?

– Давай, что-то меня на жор пробило. Нет, нет, сыру не хочу.

– Слушай, Рики...

– Да, папа?

– Я... Хотел спросить... Но мы покончили с документами, да?

– Да. Учти замечания и хоть завтра к нам, я предупрежу кого надо.

– Отлично. Почему ты сказал, что неловко соглашаться с отцом? Когда мы в моторе ехали?

– Не припо... А! Я же пошутил. Это глупая шутка такая, но довольно популярная, из современных молодежных. «Неприлично взрослому сыну соглашаться с предками». Вот я как сказал.

– И почему ты так сказал?

– Ну... Шутка, я же говорю. Ты что, обиделся? Тогда извини, пожалуйста, пап, у меня не было такого намерения – обижать.

– Ничего я не обиделся. Просто, наверное, от жизни отстал. И чересчур мал мой опыт общения со взрослыми детьми. Ты давно в Иневии был?

Понятно, отец имеет в виду Молину. Молина – это моя единоутробная сестра, мамина дочь от первого брака. Вернее, никакого брака не было, отец женился на матери, когда у нее только-только родилась Молина. Неизвестно от кого, про ее отца мать всю жизнь молчит как убитая. Юридически мой отец – как бы наш общий отец, все абсолютно равноправно, фактически же... Молина при разводе безоговорочно поддержала мать, полностью поддержала...

– Года три тому назад. Живут в достатке. Племянница на год постарше нашего Жана. Все нормально у них. Иногда переписываемся, иногда перезваниваемся. Все нормально.

– Угу. Ну, ладно, коли так. Привет там передай при случае...

– Обязательно, пап.

Угу, хрена я ей передам. Хотя... А почему бы и нет? Мне доставит некоторое удовлетворение обронить пару слов в разговоре с сестрицей, что у отца все более-менее, что наладилась у него жизнь. И ведь – действительно наладилась! Прямо как сон, который вот-вот растает. Вот проект договора, вот подпись представителя нашего нового клиента «Дома ремесел»: строка «ДИРЕКТОР» – с подписью моего отца. Не «Фибнефть», конечно, и не «Восточные рудники», но – при деле человек, нормальный отныне человек. Подольше бы так...

– На месте?

– На месте. – Это я в окно выглядывал, смотрел, как там мой мотор, не поменял ли уже хозяина? Кстати говоря, подумываю об обновлении домашнего автомобильного парка: «вольво» мой хорош, но уже морально устарел, четвертый год ему. То есть, я его, конечно, берег, без единой царапинки, в анамнезе у него никаких «кузовных работ», и начинка в полном ажуре, а – тянет на что-нибудь свеженькое, с новыми наворотами... Это «что-нибудь» уже имеет конкретные очертания: опять импортный мотор мне понравился, опять европейский, он меня в самое сердце поразил: бээмвуха 5-й серии, Е39. Боже, как я ее хочу, еще с весны, как только она поступила в продажу! Всем моторам мотор: я уже побывал у дилеров, попрыгал на водительском сидении. И заряжают за нее не так уж дорого, тем более, что «вольво» мое не забесплатно уйдет. Как только я радиаторные «ноздри» ей погладил, как только фарами с «китайским разрезом» помигал, да по диагонали характеристики технические почитал... О-о-о!..

– Я же говорю: у нас спокойно. Хороший у тебя мотор.

– Ну, что, пап, тогда я поехал?

– А шахматишки?

– Потом как-нибудь, обязательно возьму реванш. А ты? Со мной, или остаешься?

– Остаюсь, посплю немного. Меня сегодня в конторе не ждут, а я притомился. Может быть, ближе к вечеру, часам к восьми, нагряну: Яблонский должен мне доложить кое о чем, а пока – посплю.

– Ладно, счастливо оставаться. Созвонимся.

– Шонне и детишкам от меня привет.

– Обязательно! Закроешь?

– Прихлопни за собой, замок английский, сам защелкнется.

Нет, все-таки мой старый добрый «вольво» честно мне послужил и немного жаль с ним будет расставаться. А не попрощаться ли нам с ним по-мужски, достойно? С тех пор, как защитную дамбу залива построили, вокруг Бабилона сомкнулось, наконец, мощная кольцевая автострада. Качество покрытия – не хуже чем в Штатах, об этом лично господин Президент наш, Леон Кутон, позаботился, чье имя, кстати говоря, и носит знаменитая кольцевая. Я иногда люблю по ней гонять, не соревнуюсь ни с кем, а так, для себя, настроение выправить, напряжение сбросить. Ограничений в скорости – практически никаких, хоть двести выжимай! Мой «скандинав» до двухсот не дотягивает, а сто семьдесят пять – лично спидометр видел, перед самым носом. Никаких тебе светофоров, никаких пешеходных «зебр», знай топи! Уверен, что господа немцы из баварских земель и по скорости всем носы поутирают. Решено, покупаю! А пока – время до вечера еще есть, много времени, вырулю на окружность, разомну колеса в последний раз! Музыку в салон! Педаль вниз! Поехали!

Пару кругов сделаю – и до дому.

И вот мчусь я по автостраде, с умеренным воем ветра за бортом, улыбаюсь вполсилы, подпеваю... Лет пятнадцать тому назад Роллинги записали симпатичнейший альбом, из моих любимых, я его и поставил... «Отложу на потом», «Черный лимузин», «Небеса»... И, наконец, та вещь, которая... которую... Нравится она мне, да, нравится, пожалуй, больше всех остальных, раньше и позже ими написанных: «В ожидании друга»... Какая роскошная музыка! Впрочем, и слова неплохи. «Ничего не хочу сейчас, ни бухать, ни трахаться, ни каяться. Я просто жду друга. Да, друга, которому можно выкричаться в жилетку, который не подведет...»

И клип у меня этот есть, на кассету записан. «Я просто жду друга...» Там сначала один Джаггер с какими-то неграми сидит на крылечке, потом подваливает к нему Ричардс, и они идут вдвоем по улице, в какой-то кабачок, где их у стойки уже ждет Ронни Вуд, а на соседних табуретах смеются Билл Уаймен и Чарли Уоттс... А у Чарли-то – плешка видна, некрупная, с коровий глаз размером... Потом они все вместе надевают музыкальную сбрую и, с понтом дела, начинают зарабатывать на жизнь, играя для местных забулдыг...

У Роллингов до черта отличных песен, которые никогда не надоедают мне, отчего же именно это – моя самая любимая? Не знаю, раньше не задумывался никогда... В самой жизни причина? Нет, жизнь у меня далеко не пуста: есть в ней работа, деньги, молодость, здоровье, любимая жена, обожаемые дети... Рисование, в конце концов... Отец вдруг прорезался... А вот друзей... Друзей никогда не было. Может, в этом все дело?

Глава восьмая

В которой главный герой старается быть скромным, ибо сказано: апломб – это уверенность, лишенная ума и сомнений.

Представьте себе картину маслом на холсте: «Пень-муравейник». В раме она висит, или без рамы, не имеет значения. И вот я в музее, хожу по залам, остановился, смотрю на... Стоп, если в музее, тогда точно рама у картины есть. А я в музее. Смотрю на картину и осознанно получаю эстетическое удовольствие.

Рама из дорогих, сама по себе – позолоченная материальная ценность, отлично загрунтован холст, краски – очень хороши, и сочетаются великолепно. А мазок! Только взгляните, как мастер кладет мазок! Я вижу ход его мысли, я понимаю идею этого мазка, я вместе с ним переживаю его эмоции, и в то же время, я восхищен его гением просто как зритель! На картине изображен полдень или около того, на картине день, жаркий день. Я ощущаю этот зной, я вдыхаю чуть кисловатый запах, идущий от молодого, не крупного пока муравейника; если тихонько постучать, поцарапать ногтем по высохшему краю высокого пня, ставшего основой муравьиного города, он глухо отзовется мне, и я едва успею отдернуть пальцы от челюстей бесстрашных маленьких защитников своего лесного удела... Смотрительница в зале приводит меня в чувство, пригрозив полицией и судом за предполагаемый вандализм: полотно вовсе не нуждается в том, чтобы каждый посетитель ковырял его пальцем...

А что это за муравьи? Какой марки?.. Э-э...то есть... какого вида? Не знаю. Вроде бы с рыжинкой, подробнее не рассмотреть. Да и зачем мне знать – «формика руфа» они, или еще какие разновидности? Картина – не фотография, не иллюстрация к учебнику по биологии.

Да. Но что значит – не фотография? Я долго, часто и кому ни попадя задавал вопрос о разнице между художественным фото и живописью – почти бесполезно, практически безответно. А те ответы, что нашлись, напичканные скудоумной болтовней о душе и вдохновении, меня не устроили. Разве что мой старый школьный учитель рисования высказал в телефонном разговоре пару дельных (в моей системе ценностей) соображений на этот счет. Смысл их в том, что художник для своей картины берет из натуры не все наличествующие в миру детали, ибо количество их почти бесконечно, а только те, из которых он конструирует замысел, ваяет произведение искусства. Скажем, два художника вместе забрались вглубь старого парка и рисуют заброшенную часовню... Пишут с натуры, маслом на холсте, бок о бок. Оба сугубые реалисты. Но если сравнить результаты их работ, пусть даже одномоментных этюдов, а не картин, дописываемых месяцами, где первоначальный замысел может измениться до неузнаваемости под толстым слоем дополнительных идей и соображений, разница будет чрезвычайна велика: живописцы-художники видят одно и то же, а к себе на холст берут разное, каждый свое, в зависимости от наблюдательности, фантазии, таланта, и потребности. В то время как фотограф-художник, если он не бесстыжий ретушер, вынужден работать со всеми деталями натуры, с жемчугом и мусором, и при помощи своего таланта, своего знания, а также с использованием многочисленных технических и природных приспособлений, способен лишь выбирать место и момент, акцентировать внимание на важнейших, с его точки творения, деталях и, по возможности, убирать в малозначащий фон остальное. Понятно, нет? Дождется белой ночи и снимет силуэт часовни на фоне робкого пред утра, потому что ему нужен силуэт без подробностей декора и игра неярких красок бабилонских рассветов. А уж какие краски ему достанутся – он может лишь надеяться и догадываться об этом, в отличие от художника, вольного придумывать, выбирать и самому решать. Гениальный живописец способен взять к себе в картину предельный минимум деталей, сохранив при этом замысел, а может и почти с фотографической точностью вобрать в нее максимум натуры, где каждый элемент ее будет логичен и необходим, в то время как гениальный фотограф-художник способен подстеречь такие моменты и ракурсы, когда на его картине будет запечатлен только замысел, только его идея, без единой посторонней «соринки». Букет ли это, бег лошади, рассвет за старой часовней – фотография никогда не угонится за живописью, живопись никогда не превзойдет фотографию, ибо они у человечества – разные органы чувств, разные способы тешить его любопытство и праздность. Я для себя так понял: художник – тигр, выбирающий саму добычу и способ ее добычи, фотограф – крокодил, ее подстерегающий. Разумеется, полная истина гораздо богаче и шире любого эффектного сравнения, но ведь и сравнение – не истина вовсе, а живописное произведение искусства, где вместо красок и холста – слова и бумага.

Если художник, в ответ на вопрос «почему так?» – отвечает: «я так вижу», то он в лучшем случае искренний глупец, что отнюдь не помеха обычной талантливой живописи, либо расчетливый шарлатан от искусства. У гения же всегда и обязательно талант облагорожен пониманием, осознанием того, что он творит и почему именно так он это делает. Одному гению достаточно того, что «просто он так хочет и без равноправия в хроматическом звукоряде не может», другой решил сделать автомобиль принадлежностью домашнего обихода в каждой семье, третий одержим идеей осчастливить человечество автоматической винтовкою, похожей на вечный двигатель... В этом смысле Пикассо и Дали, будучи потенциальными гениями по заложенным в каждом из них уровню таланта и невероятной трудоспособности, суть отъявленные аферисты-синтетики, трудоголики халявного фронта: себе, мысленно, они честно отвечали: «да потому что мне так взбрендилось!», а доверчивой кошелечной публике совсем иное, сакраментальное: «я так вижу!». Коммерчески они рассчитали верно, зато и подделать их гораздо проще, нежели Микеланджело. Почему? Потому что каждый из них строил себе мир, лично определяя в нем глубину и масштаб неба и преисподней. Вы никогда не пробовали подражать внешности популярного современника? А работам нобелевского лауреата по физике? Чувствуете разницу?

И вот он – этот самый пень-муравейник, возле которого я так долго ахал, всплескивал руками, покачивал головой и закатывал глаза. Что за тень падает на часть муравейника? Вроде бы от дерева. От какого дерева? Не знаю. А как выглядит оборотная сторона муравейника? Не видно, потому что это всего лишь двухмерная проекция на плоскости отлично загрунтованного холста, хоть пальцем в нее тычь, хоть сбоку взглядывай – ничего не увидишь. Мне это не по душе, если честно, и не так уж громко ахал я перед холстом. И вообще я молча люблю осматривать и произведение искусства, и место происшествия. Нет, мне все эти «допотопности» не годятся мне, я поэтому почти и перестал рисовать и писать на бумаге да на холсте. Чем дальше, тем плотнее западаю на чистую компьютерную живопись, с ушами в нее погружаюсь. Моя мечта и мои планы – совместить столетиями освященные законы и открытия традиционной живописи с новыми возможностями, которые предлагает нам прогресс. И дело не в способности компьютера имитировать любую структуру холста или кисточки, вернее, не только в этой мизерной, хотя и занятной способности. Но чисто концептуально, данный пень-муравйник, в качестве произведения искусства, должен в наше время выглядеть иначе. Пусть он, проект будущего, при первом осмотре и приближении будет выглядеть – чика в чику – именно как этот холст некоего господина, по имени Оу-сан. Однако, зритель, если ему вздумается, может вглядеться с помощью увеличителя и сосчитать количество усиков, торчащих из отверстий муравейника. Зритель может осмотреть муравейник сверху, снизу, сзади, сбоку... И дерево может рассмотреть, то, которое уронило тень на половину муравейника. Если, конечно, по замыслу художника, дерево является частью картины. И тень способна постепенно смещаться. А муравейник может предстать перед зрителем не только полуденным, но и вечерним, и полуночным, почему бы и нет? Если автор способен в своем замысле обыграть наличие муравьев, страдающих бессонницей, либо сумеет показать ночной муравейник без дневных муравьев? Впрочем, ему, автору, делать это не обязательно, а я не собираюсь придумывать за него всякие-разные фишки и подзамыслы. Подчеркиваю, это не было бы многокилометровой чередой кинокадров из жизни муравейника, нет, ни в коем случае. У художника, при всей масштабности и тщательности изображаемого, должна будет работать на замысел каждая деталь, все без исключения пиксели и точки. Кроме тех тупиковых и необязательных, которые сам автор решил из собственных архитектурных побуждений оставить именно тупиковыми и необязательными... Грубоватое получилось объяснение, однако, оно вполне верно отражает мое понимание той живописи, которой я пытаюсь заниматься у себя дома, в свободное от работы и семьи время. Предположим, стал я таким художником, получил признание. Жил-жил, да и оставил после себя наследие. Включающее в себя одно-единственное произведение искусства. Пабло Пикассо, вместе с жуликами-поддельщиками, тысячи работ создал, оделил ими легионы зрячих потомков, благодарных и неблагодарных, а я – одну! Компьютерную, естественно, и называется она: «Город». Оговорюсь сразу: компьютеры могут развиваться как им заблагорассудится, уже сотворенное на менее «продвинутых» – будет адекватно воспроизводиться на более поздних – и это главное. Почему нет? Почему бы и не развиваться компьютерному «железу», расчищая творящим путь к дальнейшему совершенству – в красках, в инструментах, в приемах, во всем, что только можно выдумать некосным умом художника? Сегодня я использую так называемую 3-D графику, а завтра изобретут какую-нибудь компьютерную голографию, в которой моя нынешняя 3-D будет чувствовать себя отменно, если, конечно, я талант, а не бездарь... Итак: «Город». Я всю жизнь могу писать его, населяя, по мере необходимости, групповыми и индивидуальными портретами, пейзажами, натюрмортами, бытовыми сценками и супрематическими брызгами. Могу делать это хаотично, а могу по единому плану, – ведь это мой город, мои улицы и пейзажи, мое население.

Сажусь за комп и вхожу... Я – и так все насквозь знаю, а посетители – с путеводителем.

У меня есть новенький компакт-диск, путешествие по Лувру. Вот – примитивнейший донельзя, но прообраз моего «Города». Это словно каменный топор сравнивать с Центром космических полетов, но концепт сходен. В моем Городе хватит место любой моей самой причудливой фантазии, любой идее, и тупой, и блестящей.

Посетитель гуляет по улице, мною написанной, заходит в дом, мною созданный, подходит к стене, на которой прикинулся двухмерным пресловутый этот пень-муравейник, осматривает его, позевывая, и идет дальше. Весь город к его услугам, можно выйти, а можно продолжить путешествие. Это вам не стрелялки-бродилки в тупых подвалах, не вздумайте спутать! Это Город, созданный «человекусом творящим»! Всякая деталь в нем – творение, любая ремесленная поделка – ничуть не халтура, а элемент более общего творения, пусть и несоразмерная с общим по размаху, но равно созданная с любовью и тщанием. А умрет человек – Город не пропадет и не застынет, нет! Рано или поздно появятся сподвижники и сочувствующие, которые захотят добавить в этот Город что-нибудь свое – дома, изображения людей и животных... Почему нет, если первотворец предусмотрел подобное!? Предусмотрел: всяк, разделяющий данный концепт первотворца и согласный соблюсти некий набор основных правил, вправе поселиться в этом городе, творить на его просторах. Конечно! Эклектика? Общие принудительные правила? Ха! И еще раз ха! Зайдите в любой из великих музеев мира: разве не эклектикой забиты они под потолок? Разве не соседи по зданию или этажу все эти микеланджело и эндиуорхолы? Но живут ведь и друг другу не мешают. А города? Париж, Лондон, Бабилон? Разве эти населенные пункты не есть совокупный результат усилий миллионов и миллионов жителей, творящих и разрушающий каждый свое, кто во что горазд, но по неким общим правилам, позволяющим уживаться? Никакой сумасшедший, или там, эпатажник, не сумеет возвести дворец или шалаш посреди Президентского проспекта, на его проезжей части. Никто не строит мост вдоль по течению, у каждого жилого дома должен быть вход и какой-нибудь адрес. Никто не сможет долго платить в магазинах дукатами и фунтами, если там в ходу только талеры... И так далее. И в то же время, в Бабилоне далеко не все сплошь дворцы да парки с музеями: есть и пустыри, и безликие каменные коробки, и граффити, и помойки, и иные уродства, которые также, и по праву, зовутся Бабилоном. Вот и в моем Городе, растущем со мною и без меня, будут творить другие творцы, заполнять его дворцами, сортирами и сараями, сажать цветы и мусорить... Правила моего Города просты и естественны: делай что хочешь и как хочешь, но твоя свобода не должна ущемлять и беспокоить чужую.

А пожелают если свои законы установить, дабы не жить по чужим – пусть строят собственные города и вселенные, либо живут в пустынях.

Разве это не творчество, и разве это не свобода творчества?

Я хочу строить мой Город, что означает – я хочу жить и творить. Те небольшие камешки, заложенные мною в первый из фундаментов первых строений, слишком ничтожный результат, чтобы об этом можно было бы вещать вслух, но они – уже есть, и я о них знаю. И Шонна знает, но ей не очень-то интересно, она вся в собственных делах и проектах. И отец в своих. А я – тоже в своих, но не в моих. У меня работа и я должен ее исполнять. Поезд пришел вовремя, в девять утра, но встреча назначена мне на четырнадцать часов ровно, и я решил поболтаться по городу, побродить по великолепным Иневийским музеям. Наши – лучше, конечно, однако это не повод снобствовать да игнорировать остальное, не столичное. Молина, сестричка, потребовала, чтобы я сразу же приехал к ним и у них остановился на время командировки, но я соврал, что совещания пойдут с самого утра, поэтому до начала вечера я предоставлен себе и своим профессиональным обязанностям. После музея, который мне и на четверть не удалось обежать, я вознаградил себя плотнейшим завтраком из здоровенного куска запеченной в грибах индюшатины, затем во мгновение ока вселился в скромный трехзвездочный отельчик на улице «Ранеточки», не преминув полюбопытствовать у портье, почему улице досталось такое смешное название, принял душ, побрился, сменил рубашку и галстук... А до совещания – ого-го еще! – два часа времени и пешего хода на десять минут.

У нас, у «Совы», есть нечто вроде филиала в Иневии, но обстановка и заказчица потребовали выезда столичного специалиста, на каковую роль наши вожди отрядили меня. Спасибо им за это большое, как всегда. А дело-то нешуточное: поступил заказ изгнать призрака! Место его обитания – особнячок в центре города, главным экзорсистом назначен я. Срок командировки стандартный: до полного исчерпания проблемы. До полного – это значит, в переводе со служебного на человеческий, чтобы заказ был оплачен и, во избежание возможных претензий, документально закрыт. В остальном я волен делать многое, лишь бы польза была, и в рамках бюджета. Бюджет мой состоит: а) из личной наличной карманной тысячи талеров, которая у меня всегда при себе, в потайном кармашке, б) из части командировочных денег, выданных вперед: подотчетные – три тысячи налом, три – карточкой, неподотчетные – одна тысяча налом. Естественно, что предусмотрен финансовый форс-мажор: при любых обстоятельствах я вправе ждать немедленной подпитки от наших в любых разумных пределах: деньгами, людьми и связями. Данная проблема – не тот случай, где нам грозят сверхрасходы, но каждый сотрудник «Совы» должен понимать и помнить, что за ним стоит вся мощь фирмы, которой он служит. Всему есть пределы, разумеется, и нашей верности фирме-сюзерену, и ее могуществу, но понимание того, что ты не один, что тебя поддержат, выручат, защитят – очень комфортная штучка в жизни, ух, как она нервы сберегает в иные трудные минуты... У меня в кармане контакты аж на четверых(!) иневийских экстрасенсов, ими снабдило меня все то же руководство, в лице вице-директора, на тот случай, если в особняке действительно обитает нечто трансцендентное. Будь я проклят все четыре раза подряд, если обращусь хотя бы к одному или одной из них. Даже из соображений служебной «отмазы», для прикрытия жопы – нет. Не верю в мистику, экстрасенсорику и приметы, они для глупцов и экзальтированных барышень. Зачем же тогда в кармане эти контакты с презираемыми сущностями, а не в мусорном ведре? Вернусь – там и окажутся, а пока – в блокноте побудут. Вырвать, скомкать, выбросить – легче, нежели обратно вживить, блокнотец-то служебный... Не то чтобы я совсем уж зануда жуткий и перестраховщик, но в случае успеха твои отчеты и вещдоки – почти формальность, а вот в случае неудачи – о-о... Это целое поле битвы между тобой и ревизорами фирмы... Бывали у меня «напруги» по молодости лет, бывали, странным было бы не усвоить полученные уроки...

– Здравствуйте, молодой человек. Я и есть Олга Бунаго, приятно познакомиться. А вас как прикажете звать-величать, господин детектив?

– Ричард. Просто Ричард. Но, честно говоря, я был уверен, что вы старше...

– Еще старше? Мне восемьдесят лет ровно, юноша.

– Да, но внешне...

– Вы жиголо, или детектив? – Вот сволочь. Эх, как меня раздражают все эти капризные старухи с фиолетовыми куделяшками, особенно если они вступают в права заказчиков непосредственно со мною... Надо было ей в лоб сказать: «я думал вы моложе, мне говорили, что вам всего восемьдесят».

– Второе.

– Тогда и ведите себя соответственно.

– Постараюсь.

– Ой... Вы обиделись... Вас прогневала ненормальная старуха с дурацкой прической на выжившей из ума голове... Чаю или кофе? Я не хотела вас обидеть.

– Кофе. Не обидели, но кусаетесь вы больно, сударыня, признаю.

– А что мне остается?.. Мария! Мара! Голубушка, принесите кофе этому юному господину. И не забудьте мой отвар. Пройдемте ко мне в будуар, господин Ричард, мне там всего комфортнее, да и до туалета ближе...

– Просто Ричард, сударыня.

– Да? Ну, тогда я просто Олга – и никаких графинь. Ведь я графиня, вы знаете об этом?

– Естественно, сударыня Олга, я об этом знаю, равно как и предупрежден о том, что вы не любите именоваться титулом.

– Совершенно верно. Все эти звонкие громкие титулы – они для Старого света, в крайнем случае и для Соединенных Штатов подойдут, – потрясать куцее воображение этих жирных и тупых лавочников, но у нас в Бабилоне...

– Отчего же, сударыня? И у нас в Бабилоне на титулы обращают внимание: быть бароном, или князем, престижно и всегда модно.

– Нет и нет. В Европе, при всех королевских дворах, имена моих благородных предков, маркграфов Бунаго, произносились герольдами благоговейно и с уважением почти тысячу лет подряд... Но... Даже для династий наступает рано или поздно время жить одними только воспоминаниями, и надо не упустить для себя этот момент, чтобы не стать посмешищем в глазах окружающих, чтобы не слышать комплименты, неотличимые от плохо скрытых издевательств, подобных вашему ознакомительному флирту со старой каргой из Иневии.

– Сударыня, я еще раз прошу меня простить! Но я не флиртовал.

– Олга. Попытайтесь звать меня просто Олга.

– Да, Олга. Ваш кофе великолепен – и это правда – но он в меня не лезет. Гм... Чувство вины за не совершённый проступок мешает.

– Прощаю вас, юноша. Пейте спокойно, я не умею долго сердиться. Зато способна долго бояться...

– Не такой уж я и юноша... Олга. Тридцать лет – это не восемьдесят, конечно. Однако и от восемнадцати отстоит на примерно равном от вас расстоянии...

– На равном? Вы не преувеличиваете?

– Увы, не преувеличиваю нисколько: юность так скоротечна. Какой у вас будуар стильный!.. – Тут уж я похвалил старуху с полной искренностью: если человек дворянин с тысячелетней историей предков, да денег куры не клюют – можно позволить развернуться хорошему вкусу: будуар представляет собою полуправильный восьмиугольник с четырьмя стенами, сплошь затянутыми штофом фисташкового цвета, угол каждой стены как бы подрезан, превращен в вертикальную ленту, но не настолько, чтобы плоскости, разбивающие каждый прямой угол на два равных тупых, могли именоваться стенами. Ширина каждой «стены-ленты» сантиметров сорок от силы... По миниатюре-офорту на каждой из них: «Времена года». Никаких ковров и гобеленов, только мозаичный паркет, дубовый, с редкими эбеновыми вставками, несколько пуфиков, кушеток, подушек, расставленных и разбросанных в продуманном беспорядке, возле единственного окна – зеркало на маленьком столике... На потолке непременная позолоченная лепнина, изрядных размеров люстра с висюльками, если не из бриллиантов, то, вероятно, хрустальная...

– Неплохо, да?

– Великолепно, суд... Олга, просто великолепно. Здесь-то уж у вас не будет сомнений в моей искренности?

– Самой нравится. Но перейдемте к делу, если вы уже утолили жажду. А я, с вашего разрешения, буду рассказывать и прихлебывать мой отварчик, прихлебывать и рассказывать, хотя вы и так, наверное, в курсе моей беды?

– В курсе, но я бы хотел послушать ваш рассказ, мне это может быть весьма полезным. И прежде чем мы приступим...

– Да-да?

– Я могу впоследствии рассчитывать еще на одну чашечку такого же напитка? – я кивнул на кофейник и улыбнулся. Говорят, у меня неплохая улыбка, но и комплименты женщинам никогда не стоит прекращать, надо лишь искать приемлемые формы...

– Да хоть залейтесь. Лишь бы дело сделали. Отчего-то я испытываю к вашим умственным способностям легкое недоверие. Может, оттого так, что вижу вашу привычку нравиться женщинам?

Вот ведь старая клюшка! Хотел бы я, чтобы у меня родная бабушка была такая же четкая и богатая: и наследство по ветру не развеяла бы, по шарлатанам да приживалкам, и само наследство – с габаритами. Но я ни одну из бабушек не застал, обе рано умерли, как и деды. В ответ на очередной подкус иневийской бабки-заказчицы, я улыбнулся и пожал плечами.

– Этого я за вас знать не могу. Но постараюсь, чтобы по результатам дела, ваше мнение обо мне, Олга, изменилось в лучшую сторону. Очень постараюсь, и не только из-за денег. Рассказывайте.

Бабка живет, вынуждена жить, с ее слов, на два дома: в этом – с утра и до позднего вечера, а ночевать ездит в другой, в четырех кварталах отсюда. Причуда эта родилась в ней из-за страха: в доме завелось привидение, призрак. Пока жив был ее муж, Олга Бунаго жила в своем родовом особняке и горя не знала, а как только муж умер, она стала бояться. Призрак ходит по длинному коридору второго этажа, от лестницы к ее спальне, мимо будуара, ходит почти каждую ночь, иногда и не один. Видеть его – редко кто видел, только иногда мерцала неясная тень, но шаги слышали многие. И полиция здесь дежурила, и священники кропили святой водой – ничего не помогает.

– Да??? а что мне полиция? Сидит, сопит. А то и захрапит. Один, помню, проснулся и почище моего перепугался, какой рукой креститься не знал. Что мне с его пистолета, – вот они – шаги, ко мне все ближе и ближе. Задушит и с собою заберет, в мир мертвых, никакой пистолет ему не преграда. А мне еще рано, я еще не нажилась на этом свете. Мне гадалки говорили, что это мой муж не знает покоя, ищет меня, ждет меня...

– И с каких пор вы переселились? То есть, днем вас призраки не беспокоят?

– Днем – нет.

– И все пятнадцать лет бесперебойно призрак бродит по дому?

– Три года назад, когда второй раз отец Христофор провел молебен и все освятил, вроде бы подуспокоилось в доме, я уж собиралась возвращаться с ночевками, да месяца не прошло – все опять вернулось, все тоже самое. Шаги, шаги, ближе, потом дальше, потом стихло, потом опять...

– А вы откуда знаете, Олга, вы же не ночевали здесь?

– Люди ночевали, мне рассказывали. Разные люди: священник, служанки, сторожа, полицейские.

– Показания есть?

– Чем вы слушали, молодой человек? О чем вы думаете? Вот же я вам носом ткнула: в белой папке показания свидетелей, в черной – заключения специалистов... Горе-специалистов. Задокументированные последствия вашего труда мы тоже сюда приложим, в общую копилку.

– Не будем столь пессимистичны, Олга, я не люблю толпы и рассчитываю избегнуть общей участи... Хотя, не зарекаюсь, но последствия – они разные бывают. Слова же о показаниях из меня автоматически выскочили, прошу за это прощения, знаете, чаще всего наши заказчики ведут себя безалабернее вас, не утруждая себя мыслями о том, удобно ли нам работать, или не очень.

– Я тоже не очень себя этим утруждаю. Вот вы спрашивали, почему я дом не продаю?..

– Я не спрашивал.

– Значит, хотели спросить, или спросили бы, не успей я заранее ответить. Это наше родовое гнездо в стране Бабилон, в городе Иневия, ему почти двести лет, я им дорожу как собственной жизнью, вот поэтому. Еще вопросы? Задавайте. Вы извините, но я уже утомлена, поспать хочу, я как состарилась – и днем сплю, и ночью...

– Два вопроса: Бунаго – ваши предки, или мужа? Капитальный ремонт – как давно был в доме?

– Мои. Муж-покойник тоже дворянин, но родословная у него попроще. Зато английских кровей, потому, наверное, и в призраки подался. И алкаш он был по той же причине, англичане – все как один забулдыги, даже моя любимица Маргарет Тэтчер. Ремонт капитальный... Дай Бог памяти... Лет тридцать назад. И косметический каждые пять лет. Через год опять буду косметический делать. Капитального пока не требуется: здесь все прочно, для себя строили, без гнили и ржавчины, еще триста лет простоит. Пойду я... Мара! Мария! Кофе принеси господину детективу. Комнату подготовь, если не забоится здесь ночевать.

– Не забоюсь. – Госпожа Бунаго, как истинная аристократка, изволили щегольнуть простонародным словцом в беседе с... Кем я прихожусь, кто я ей по социальному положению – смерд? Или этот... профан? Пусть буду плебей, сколько угодно. Если бы Ши присутствовала при этом разговоре – графине бы не поздоровилось. А потом и мне досталось бы на орехи, за мягкотелость...

– Мара моя еще большая трусиха чем я: всем для меня хороша, а на ночь в доме ни за что не останется. Ну так мне еще и лучше, я ей в той квартире тоже комнатку выделила, места всем хватает. Да и много ли нам, старухам, надо? Тепло есть, телевизор есть, кухня есть – и ладно. Пойдемте, покажу вам ваш временный кабинет.

Да уж... Квартирка, в которой по ночам ютятся обездоленные госпожа Бунаго со служанкой, у которой, кстати говоря, тоже есть служанка, общей площадью в двести метров квадратных, расположена в фешенебельном Речном районе, по престижности почти не уступающим Заречному, этому вот самому, где призрак облюбовал себе особнячок. Сам я не был в той квартире, но план испросил и ознакомился. По мне – так еще и лучше, что глуховатая Мария очистит мне пространство для ночных поисков и размышлений, ибо я не боюсь призраков, даже если они произошли от английских алкоголиков.

Поспав, графиня Олга Бунаго застала меня там, где и оставила: в гостиной, примыкающей к моей спальне, обложенным большим количеством испорченной канцелярской бумаги.

– Что скажете, Ричард?

– Отдых пошел вам на пользу, Олга, вы даже улыбаетесь.

– Сон освежает. Как продвигаются ваши бумажные изыскания? О, я гляжу, вы некурящий? – это она заглянула в серебряную пепельницу на моем столе. Ничего так пепельница, изящная, в форме океанского электрического ската.

– Некурящий, да. Изыскания мои – полный шлак, покамест – ноль. Сейчас поеду в город, попробую кое-что выяснить дополнительно, а ближе к двадцати трем вернусь.

– И куда вы поедете, что будете выяснять?

– Гм. Это служебные секреты, сударыня, я бы и рад проболтаться, но инструкции мне это запрещают категорически.

– Ах, вот как. Ну тогда успехов и желаемых последствий. До половины двенадцатого я смогу вас подождать, а дальше – у нас с Марой просто духу не хватит.

– Я успею, но на всякий случай не забудьте, выделите мне ключи. – Старуха словно бы окаменела, вся в усмешке, и я с запозданием увидел в застывшей руке ее сцепочку из трех ключей. А довольная!.. Не успел я слово родить, типа, а она уж заранее знала, как и о чем я буду думать. Видимо, ей нравится ощущать интеллектуальное превосходство над людьми, и меня она записала в число тех, кто звезд с неба не хватает, и на небо не смотрит. Это предубеждение, насчет умственных способностей собеседника, однажды возникнув, бывает чрезвычайно стойким, таким прочным, что его, порой, не выкорчевать даже получением нобелевской премии... Такое царапает... но я не на философский семинар сюда приехал.

– Вы очень любезны, Олга. Если ваша Мара выполняет пожелания хотя бы с половинной скоростью – она истинное сокровище среди челяди.

Старуха и нахмуриться не успела моему яду, как я продолжил деловито:

– А чего Мара-то боится? Призрак невидим, насколько я понял, Мара глуховата?

– Вам бы лучше звать ее Мария, Мара она – только для меня...

– Исправлюсь.

– Она... да. Слышать вроде как и не слышит, но чувствует. Кожей ощущает, телом. Говорит, что вроде как все дрожит, воздух, стены...

– Понятно. Очень хорошо. Разрешите откланяться, ровно в двадцать три ноль ноль я у вас. Кроме меня в доме никто ночевать не будет, я правильно понял?

– Да, правильно, ведь мы уже об этом уговорились.

– Я просто уточнил, так мне положено по инструкции – уточнять. – С этими словами я обворожительно улыбнулся, поклонился – и был таков: Молина уже накрывала праздничный стол для единоутробного младшего брата, приехавшего из столицы.

Ох, и ел я там! Густой томатный суп, мечта ночей моих! Горячий, острый, наваристый! Мама – и та чуть похуже готовит, а у Молины с детства заслуженный бренд на него. Почему это, спрашивается, супы должны быть прозрачными? Кто такие французы, чтобы нам в супах указывать? Чуши учить? Нет уж: у сестры суп темно-красный, с золотым жирком, густой, мясо непременно говядина, с мозговой косточкой. Чуть-чуть картошечки, капустки, лучок репчатый, лучок зеленый (но попозже), свёкла обязательно, помидоры, томатная паста, чеснок, укропчик, петрушка, корешками и зеленью... Главное, Ши не проболтаться потом, сколько я ел и как хвалил, сразу заревнует, губки надует. Шонна тоже отлично готовит, но Суп Томатный Свекольный Со Сметаной – древняя семейная реликвия по женской линии, и Молина – главная хранительница ее, это даже мама признает. Я нашел в себе силу воли и притормозил после второй тарелки, потому что не супом единым, а живот не резиновый. В то же время, я порадовался, что живу вдали от эдаких соблазнов: мой зять Максим, муж Молины, старше меня лет на пять всего, а весит раза в полтора побольше, что неудивительно при его животе. Кормите меня каждый день супами да бифштексами – и я таким стану, не удержусь. Плюс, он еще до пива охотник. Зять работает дилером, торгует моторами от штатовских, отечественных и европейских автомобильных фирм. Зарабатывает хорошо, а в своем деле разбирается и того лучше. Уж я его взял в оборот, уж порасспрашивал...

Племяшечку-красотулечку только и успел обнять – ускакала на ночь глядя в скаутский поход, на трое суток, в составе полусотни еще таких же мелких крикливых подростков обоего пола. Со взрослыми, разумеется, с охраной, одних детей никто бы не отпустил, не в Европе, чай, живем.

Чего я себе даже нюхнуть не позволил – это алкоголя, хотя зять душевно уговаривал. Ему очень уж хотелось отведать какой-то европейской водки, в подарок присланной, а один он, видите ли, не пьет. Договорились отдегустировать в ближайшие дни, когда у меня с работой спадет напряженка.

Так сидели мы, болтали, вспоминали и ели, ели, ели... Ладно, пережор – это пустяки, у меня ночь напряженного бодрствования впереди, успею сжечь калории.

Вспомнил об отце и Молине привет передал. Она, конечно, изумилась на отчима, что он выплыл, все-таки, из помойной ямы, но, по-моему, не очень поверила в мои новости, сделала внутреннюю поправку «на рассказчика», на преувеличения. Да и ладно, я же не убеждать ее подписывался, а просто привет передал.

В Иневии климат порезче нашего, континентальнее. Там и ночи темнее, и дни ярче. Солнце, солнышко! Вот сокровище, которое даже Господин Президент не в силах перекатить к нам в столицу. У нас в календарном году из всех дней с солнцем – от силы четверть, а в Иневии – две трети... И местные зимы покрепче наших, настоящие зимы, несмотря на то, что Иневия на несколько сот километров ближе к благодатному северу. Но в летнее время здесь даже сливы и груши вызревают, а у нас никогда, потому что нам солнышко не позволяет...

Впрочем, солнце – это привилегия дня, а такси везет меня по ночной Иневии, сквозь электрические блески и всполохи миллионов маленьких рукотворных источников света. Богатый город, деньги так и прут изо всех щелей, так и трясут телесами: всеми этими вывесками, шпилями, бамперами, проспектами, витринами... Может быть, наша столица и побогаче будет, если копнуть поглубже, но бабилонский стиль – не выпячивать напоказ, а иневийский – более купеческий, более открытый: знай, мол, наших! А что? Мне это весьма симпатично, в Иневии я улыбаюсь в два раза чаще, нежели дома, в Бабилоне. Но люблю, все-таки, больше Бабилон.

Прибыл я на работу без пяти одиннадцать пополудни, для отчета – в двадцать два пятьдесят пять, и позвонил в дверной звонок, разумеется, к ключам не прикасаясь. И меня впустили. Наверное, моим дамам, служанке Маре и госпоже Бунаго, было бы любопытно узнать, что именно я собираюсь делать, но я бы им из вредности ничего не сказал, даже если бы и сам это знал.

Я тоже хочу в аристократы! Если они все такие, как старуха Бунаго – очень хочу. Двадцать три тридцать – они в дверях, четко, без суеты, без старушечьих причитаний и галдежа, с улыбками даже. Вам когда-нибудь доводилось слышать или применять слово «осанка» в адрес горбатой старушенции восьмидесяти лет отроду? Вот, посмотрите на замшелую графиню из замшелой Европы!

До начала предполагаемой активации призрака у меня есть полтора часа. Попробую так... А, забыл сказать, все камеры слежения внутреннего я велел выключить, чтобы не сбивали настроение и не зырили за моими поступками, а они, действия мои – престранные неподготовленному наблюдателю... Наплечную кобуру я оставил на себе, верхнюю одежду поменял на обношенный спортивный костюм, на ногах – тонкие шерстяные носки без обуви. Я бы и носки убрал, но голые ступни слишком уж шлепают, хоть по кафельному полу, хоть по паркету... В носках – вполне бесшумно. Подвигал я руками, ногами, притер одежду, чтобы не шуршала лишнего, включил диктофон, устроенный в наплечный кармашек, приладил понадежнее два самодельных трикотажных наколенника с подушечками, чтобы помягче было – и на четвереньки! И в таком любопытном для постороннего глаза положении медленно-медленно побрел по коридорам и комнатам, тем комнатам, разумеется, о которых мы договорились с хозяйкой, что они будут открыты для меня. Что я делал на четвереньках? Во-первых, иногда я вставал с них на ноги или ложился на пузо, во-вторых передвигался в пространстве, а в-третьих и в-главных – смотрел и слушал с максимально близкого расстояния: где блестит, что хрустит, или шуршит. Нет ли где крысиных и мышиных дверок, прочен ли пол, живут ли в доме сквозняки, дребезжат ли оконные стекла?.. Все мне было интересно, все может скрывать в себе тайну и ответ на нее. Трижды за эти полтора часа я делал перекур: вставал с четверенек, присаживался к своему рабочему столу, кратенько заносил в блокнот впечатления, а потом возвращался к в покинутую точку пространства и на четвереньках же продолжал прерванный обход... Обычно мне нравится эта часть работы, которая осмотр и принюхивание, она умиротворяет, настраивает на философский лад, в ней отвлекаешься от всех остальных забот и хлопот и даже забываешь временами о конечном результате, ради которого, собственно говоря, и проводится сбор материала и впечатлений.

– Х-хоба! Есть! Шаги! Я едва-едва удержался, чтобы тут же не вскочить с четверенек и не выцапнуть наружу ствол из кобуры, настолько очевидно мне услышалось в коридоре, как меня кто-то настигает... неспешною походкой... Без паники. Никого сзади нет. Впереди никого нет. Ты абсолютно спокоен, совершенно спокоен, пусть твое очко разожмется... Вот так. Можешь сесть и подумать. Тут же, на полу, повернись с четверенек, прижми задницу к полу. О, молодец. Теперь думай... И опять шаги! В обратную сторону. Двойные! Одни бух... бух... бух... Другие тох-тох-тох-тох... Сквозь меня, что ли, они движутся? Кошмар! Но – занятный кошмар, главное в нем – не поддаться полуночной жути. Стихло. Когда кровь бурлит в организме, когда сердце стучит в ритме «техно», тогда не очень-то думается, в голове одна идея: вскочить и бегать кругами, изрыгая проклятья да стреляя на ходу... Я той идее отчего-то не доверяю и предпочитаю следовать выучке, опыту: перво-наперво надо улыбнуться. Да, именно, растянуть губы пошире, чуть прищурить глаза, покрутить головой... Откуда шел первый призрак? Сзади, со стороны спальни. Надо прицельно осмотреться там и ждать... Тихо, тихо, тихонечко, на цыпочках... на четверенечки... Ждем... Вполне возможно, что правильнее было бы не отключать камеры слежения, но, во-первых, качество изображения в них не ахти, а во-вторых, я готов поклясться, что ни одного отблеска или мерцания вокруг не было, только звуки, похожие на шаги и топот. В кармане спортивных штанов у меня коротенький карандаш и блокнотик, специально, чтобы делать моментальные зарубочки на память. И диктофон бы справился, он у меня включен, но грифель и бумага надежнее, ибо недосуг мне в лентоприемник заглядывать и батарейками трясти, если вдруг что... Я консерватор. Иногда бываю. Исходя из материалов, мною тщательно изученных, звуки могут повториться в ближайшие десять-пятнадцать минут, и с большой долей вероятности, повторятся через два, примерно, часа... Не надо было так основательно закидываться жратвой: одновременно и в сон клонит, и туалет усердно зазывает... Пятнадцать минут пусть мочевой пузырь подождет.

Прошло двадцать минут, прежде чем я решился передохнуть и прислушаться к природе, к ее позывам. Утих призрак. Часа полтора-два на размышления у нас есть. У меня, в смысле, и у моего внутреннего голоса.

Надо же! Только вот – обыденным был особняк, простым жилым зданием, пусть богатым, но – нормальным, и вдруг... Все такими свежими красками заиграло, словно я мальчик-с-пальчик заблудившийся в лесу маркиза Карабаса. Я же взрослый человек, какие, на фиг, призраки!? Но я их, его, ощущал, сам слышал, с описаниями все сходится.

Будем искать причины: а) вне сверхъестественных миров б) подальше от галлюцинаций и мистификаций. Если же искать в пунктах а и б, результат придет мгновенно, однако, вряд ли он кого устроит, и в первую очередь меня...

Дальнейшие два часа я провел в упорном ползании туда-сюда, заглядывал в записи и в окна, простукивал и прощупывал, а сам ждал... Ищущим везет, и я дождался повторения звуков... Но тоже не обильно толку извлеклось: первый «проход» я слушал, замерев на месте, а второй попытался сопроводить... Получилось следующее: пока я сижу на месте – шаги идут из одного конца коридора в другой. Стоило мне только пойти вдоль шагов, как они рассыпались, стали непонятными – впереди они, или позади? К тому же я и распробовать не успел, как они пропали, звуки эти, не утолив моих впечатлений... Я почти час стоял, затаив дыхание, ждал повторения, но...

– Бедный мальчик! Вы не выспались, у вас глаза красные. А может, вы плакали?

– Я старался, Олга, но, увы, не единой слезинки так и не пролилось.

– Ну, рассказывайте же скорее, рассказывайте!..

– Гм. Эффект был, я его наблюдал. Причин пока не выяснил.

– То есть, вы сами, своими глазами...

– Да, сударыня. Скорее, ушами. Я, пока вас ждал, поработал с документами. Испытываю недостаток в некоторых. Без упреков, так всегда бывает: начинаешь копать – сразу же тебя выбрасывает на целину, до тебя никем не паханную.

– А если без метафор? Чем я могу еще помочь?

– Мне нужен план, желательно покрупнее, вашего микрорайона, вашего здания и всего, что к нему прилегает.

– Хорошо. Сейчас я позову секретаря и он распорядится, свяжется с районными землеустроителями и закажет. – Старуха действительно, тотчас взяла трубку и побормотала кому-то.

– Мне нужно бы немедленно.

– Значит, будет немедленно. Это имеет отношение к поиску?

– Прямое. Далее, вы бы предупредили полицию обо мне, если сие не очень сложно, поскольку я сегодня буду обходить окрестности и расспрашивать? Мы сами, наша «Сова», уже оформили все необходимые справки, но дополнительное «масло» не повредит. Вон там – банк?

– Что? – Ольга Бунаго впервые за время нашего знакомства жестом обозначила свой изрядный возраст: наклонилась ко мне, добавив к уху ладонь.

– Там, через улицу, напротив вашего дома – банк?

– Нет, насколько я помню, это хранилища горнорудной компании «Северо-восточный комбинат». Говорят, они хранят здесь золото в слитках, но, думаю, врут. Но что-то такое ценное там хранят, потому что у них всегда в поле зрения маячит вооруженная охрана... Извините... Реджинальд, дорогой мой, добудь для молодого человека документы, какие он просит. – Старуха кивнула поочередно мне и секретарю:

– Реджинальд, – это наш новый детектив, Ричард. Ричард, это мой верный секретарь, Реджинальд. Знакомьтесь далее сами, мне же пора позавтракать, у меня все строго по часам.

Реджинальд – негр, пятидесяти, примерно, годов. Мы с ним запросто перешли на ты и еще до обеда расшили все «документальные» проблемы. Ловкий говорун этот черный Ред: язык без костей, трещит без умолку, но ни о чем лишнем не пробалтывается.

– ...льчик и девочка, необходимый минимальный комплект. А у тебя, небось, и внуки есть?

– Найдутся.

– Сколько же?

– О-о, надо посчитать... Честно говоря, не представляю, как ты способен разобраться в этих чертовых линиях, где и на какой глубине проходят все эти кабели и трубы. Святая Троица! Если бы мне предложили тройной оклад, я бы и то категорически отказался бы за него колотиться во всех этих...

– А какой у тебя, если не секрет?

– Не секрет. Но боюсь сглазить... Так вот, приходит ко мне, к графине то есть, местный муниципальщик, из говночистов, и начинает давить на психику...

Хороший мужик этот Реджинальд Фроз, толковый и не суетный. Развлекательную болтовню вкрапляет очень умело, чтобы не мешать работе, так что движемся мы с ним от вешки к вешке весело и продуктивно. И при этом – смехота, он до мелких судорог на лице страшится призраков!

– ... да брось ты, Ред! Ты же матерый мужик, тебе не пристало бабьими страхами бояться! Хочешь, я включу запись этих шагов-топотов, я на диктофон их поймал?

– Не хочу, извини. Я их однажды слышал. Извини, бабьи не бабьи, но – делай что должен и меня в это не подпрягай. – Реджинальд этот аж серым стал, до того рассердился, но иневийские – открытый народ, не то что наши в Бабилоне, две минуты миновало – оттаял Фроз, и мы с ним опять за работу...

Потом я поехал отсыпаться в отель и спал там до семи вечера.

И следующая ночь была сестра-близняшка первой, разве что паники и страха поубавилось во мне, почти до нуля. Тот же спортивный костюм с наколенниками, те же четвереньки со скрупулезным обследованием каждого доступного сантиметра коридора...

Слаб человек, глуп человек: такой уж я умный, взрослый, вооруженный и не суеверный – а стоило призраку тихо-мирно прошагать по коридору, в подколенках у меня и дрогнуло. Тьфу! Еще Вселенную хотим изучать, к Проксиме Центавра экспедиции планируем... на трехтысячный год...

Разобрался я с золотосодержащими хранилищами напротив, в которых драгметаллов содержится не больше, чем в одной позолоченной чайной ложечке, но какие-то там реагенты все же хранятся, из тех, что – попади они в городские системы жизнеобеспечения – способны наделать немало неприятностей горожанам... Аллергии, поносы, нарывы... Короче, положено их усиленно охранять, не то, неровен час, британские диверсанты выкрадут баррель-другой, да насыплют иневийцам в водопровод. Охрана круглосуточная, по ночам – с собаками. С собаками. Тох-тох-тох-тох-тох, – почему-то подумал я. И радостно заржал, поскольку родилась во мне идея, вторая за всю иневийскую командировку. Первая осенила меня, когда я изучал пучок всевозможных коммуникационных линий микрорайона.

– Что с вами, Ричард? У меня под носом непорядок, или я обмолвилась чем? – графиня вынула платок и спешно стала протирать ноздри и пучки реденьких волос под ними.

– Нет, нет, сударыня Олга, это я от невоспитанности и хорошего настроения; с носом у вас все в порядке, это я всегда оказываюсь глупее в делах, чем бы мне того хотелось.

– И мне. Ну, так поделитесь, повеселите старуху.

– Рано. Просто мне удачная мысль в голову пришла, и сразу же после завтрака я побегу проверять, насколько она удачна.

– Великолепно. И если она удачна?..

– Если удачна, этой ночью буду сдавать выполненную работу вашим представителям, с подписанием соответствующих документов. Если неудачна – буду искать и думать дальше. У меня вопрос.

– Задавайте.

– Откуда вы знаете про фирму «Северо-восточный комбинат»?

– Соседи. Кроме того, у меня там сохранился трехпроцентный пай, ибо покойный муж мой был ее сооснователем и совладельцем.

– Вы хотите сказать – акции?

– Мне все равно, как оно называется, доля, акции, лишь бы это деньги приносило.

– Так вот почему перестройка ваших с ними коммуникаций проводилась по единому плану... Это невероятно хорошо для безбедного бытия, Олга, три процента в таком гиганте! Но. Мне абсолютно нет нужды считать чужие деньги в чужих кошельках, а вот весомую пользу извлечь из этого факта я собираюсь.

– Извлекайте, я-то при чем?

– При том, Олга, что без вашей протекции мне не нагнуть будет наших соседей через дорогу, не склонить к сотрудничеству с нами ночную охрану этого всенародно-хозяйственного заведения.

– Ричард, вы постарайтесь свои мысли излагать яснее, все-таки применяясь к моему преклонному возрасту. Что вы хотите, чтобы я сделала?

– Пусть им, системе охраны, дадут распоряжение о сотрудничестве со мною, хотя бы на грядущую ночь. А само сотрудничество будет заключаться в следующем: днем я хочу осмотреть охраняемый ими объект, а на ночь оснастить меня и их представителей двусторонней связью, по типу рации, либо мобильных телефонов. На эту ночь. Все.

– Реджинальд, ты понял, что от нас хочет молодой детектив?

– Да, мэм. Не думаю, чтобы на этом отрезке пути возникли проблемы. Мой племянник там работает, кстати говоря.

– Да ты что? Кем же?

– Начальником охраны. Вы же сами его рекомендовали, мэм.

– Вот как? Я и забыла. Вас это устраивает, Ричард? Реджинальд решит все ваши запросы.

– Спасибо! Иневия – не просто город, а мегаполис чудес. Все тут родственники друг другу, солнце светит и днем, и ненастной ночью, а местные улыбки шириной в локоть. Волшебство, а не Иневия. Тогда я уже позавтракал и – пора. Ред?

– Если графиня не против...

– Я не против, ступайте оба. Мара, Мария! Где пульт, где звук? Сейчас начнется, там уже титры пошли... Скорее, скорее, Мара!.. Реджинальд, позовите Мару, пусть пошевелится!

– Да, мэм.

Через улицу мы с Редом перебрались за считанные секунды, пешком; и там, на интересующем меня объекте, также никаких проблем не возникло, все необходимое свершили в мгновение ока: один час служебных согласований и два часа беглого внутреннего осмотра. И час на небольшие интервью с начальником охраны, со старшим смены и с двумя сторожами. Сторожевых собак пришлось проигнорировать с допросами, но я угадал, есть они там на службе: две немецкие овчарки-девочки.

– Слушай, Ред, а почему ты ее называешь «мэм»? – Реджинальд смущенно поскреб тугую седину на темени.

– Да, понимаешь, нравится ей иногда изображать плантаторшу из Миссисипи, насмотрелась фильмов в молодости... А мне не жалко, я же на работе.

– А-а, понятно. Тогда последний штрих и отдыхаем, берем перерыв до вечера. Я возвращаюсь туда, к вам домой, а ты подожди здесь. Я тебе звоню на трубку, и мы проверяем качество связи – берет, или не берет? Ты прямо с трубкой возле уха пройдешь по маршруту, мы с тобой... вернее, лучше если ты будешь говорить с небольшими паузами: «проверка связи, проверка связи», а я подтверждать. Врубился?

– По всему маршруту идти? По всем боксам?

– Нет, нет, нет! Только по наружному периметру: ноги собьешь – весь маршрут обходить. Только по наружному периметру. И разбегаемся на заслуженный отдых, до двадцати двух тридцати пополудни. Ок?

– Чего? А... да, о'кей. А в пол одиннадцатого что будет?..

– Собираемся у вас, в вашей резиденции.

Реджинальд весь сегодняшний день бок о бок со мною бегал, подустал, но держится молодцом, к тому же и видит, что градус моего настроения резко вверх попер.

– Рик, ты еще раз повтори, плиз, кого пригласить, точный список?

– Через четверть часа по трубке я тебе его продиктую, а пока сам в уме уточню. Я побежал, Ред, ибо жрать хочу, сил никаких нет...

– ...все. Все, Реджинальд, порядок. Полный порядок. Передай племяшу, что я буду хлопотать перед графиней о премии для него и для дежурной смены. За помощь и содействие. Да... Как и договаривались... Угу... Записывай: графиня с Марией, ты и я, адвокат, ваш архитектор... И наш представитель, разумеется. Специально не будем нотариуса звать? Что?.. Чтобы акт составлять – хватит вашего и нашего адвокатов? Тогда мой список – весь. Племянник твой пусть там будет, на своем рабочем месте. Дело раскрыто, я побежал. Один хочу пообедать, заодно и заключительную речь обдумаю. Чао.

Собралась вся это компания в курительной комнате, в которой никто из присутствующих не курил, после чего я толкнул, как водится в телевизионных детективах, разоблачительную, все объясняющую речугу, после чего мы провели ходовые испытания призрака, после чего я попытался было подписать акт о безоговорочной капитуляции вышеупомянутого призрака, – однако, номер не вышел: мою победу признали, всем налили шампанского в знак этой победы, но материальное чествование отложили на завтра-послезавтра. Впрочем, домашний архитектор поклялся, что «уж эту проблему и за фук не считает: полчаса работы двум парням, одному каменщику и одному сварщику». Очень хорошо, до послезавтра я подожду...

А дело-то было в простом: в результате ремонтов и редчайшего стечения «строительных» обстоятельств, в коридоре особняка образовалось нечто вроде «Дионисиева уха», но не простого, а... как бы вибрационного, то есть, не всякий звук по нему передавался, лишь тот, который резонировал со стенами, полами, канализационными трубами, чугунными балками... Поэтому-то слабослышащая дуэнья нашей графини, Мария, чуяла «призрака» по вибрациям, оттого-то и мы слышали шаги охранников, а иногда собачьи топоточки, но никогда – голоса и иные звуки-не-стуки. Ровно в полночь я позвонил охраннику и взялся им руководить по телефону: «стой, иди, назад, вперед, псинку на поводок, опять один, теперь снова вдвоем...». Охранник там зарабатывает в поте лица обещанную премию, а мы все, графиня, я и остальные, затаив дыхание, слушаем как призрак бегает и ходит по нашему коридору, бух-бух и ток-ток-ток – и все это строго по моим приказам!

Минут пятнадцать, не меньше, я дрессировал охранника телефонными командами, прежде чем получил «добро» от окружающих, отпустил призрака на волю и отключил трубку.

После этого почти все с минуту смотрели на меня молча, и в этом молчании чувствовалось разочарование с гомеопатической примесью восхищения: «неужели все так просто? А почему же тогда раньше...» Все вдруг просто, когда уже понятно.

– Про звуковую перемычку я уже понял, про двух ребят с кувалдами тоже, я же согласился ждать до послезавтра. И проблема, теперь уже бывшая – она да, не спорю, проще не бывает. И все же, спрошу:

а) Решена проблема? Сударыня Олга? Решена? Да? Отлично.

б) Решил ее – в основном я? Спасибо, вы очень добры ко мне.

в) Госпожа Бунаго, вам понравились мои умственные способности? Как это – какие? Продемонстрированные и приведшие к последствиям? Я рад, что теперь вы о них нового мнения.

г) Последствия наступили? Я говорю: завтра ночью, после контрольных испытаний, мы подписываем акт? К дальнейшей оплате комплекса предоставленных услуг? Очхор, графиня. Будем ждать.

Ну, господа, тогда и мне полбокальчика плесните. Я себе разрешаю. Хотя мне бы лучше пивка... Тост? Ладно.

– Гм... Тридцать лет назад одна хорошая музыкальная группа, по имени The Rolling Stones, записала великолепный альбом «Aftermath». Вот я и предлагаю выпить за «Aftermath».

Глава девятая

В которой доказывается, что отсебятина – это просто авторство.

– ... Ши, зайчик мой!..

– Я не шизайчик.

– Тем не менее, ты прелесть, и ты, и детки. Я же вам звонил дважды в сутки!

– А мы все равно скучали. Сколько лет этой Маре, Марии?

– Ну... За семьдесят. Глухая, толстая, щеки в индейских бородавках, любит телесериалы... Вот фото из газеты, где они с хозяйкой, графинею Бунаго, позируют для интервью, случайно в кармане завалялось.

– Бородавки индейские? Я и не знала, что такие бывают. Ладно, живи. И будь добр, сядь прямо, и отодвинься, дети же еще не спят!.. Тиран... пусти...

Шонна достаточно прохладно отнеслась к моим рассказам о встречах с иневийскими родственниками, о фантасмагорических по своей калорийности пирах, которые нам с зятем задавала моя сестра Молина, зато проявила нешуточное внимание к «аристократической» теме, в лице графини Олги Бунаго, даже порывалась немедленно ехать в Иневию, чтобы взять там «роскошное» интервью «с последней представительницей родовой аристократии, древнейшей в Европе». И очень-очень была недовольна мною, когда я объяснил, что вовсе даже не подружился с графиней, а почти наоборот: уел старуху, был едва ли не дерзок с нею и ее окружением. Впрочем, аристократическая спесь, пару раз проявленная графиней в мою сторону, не понравилась Шонне еще больше, и мало-помалу она остыла к идее – с помощью интервью проникнуть в Большой Аристократический Старый Свет.

Элли, наш неугомонный колокольчик с моторчиком, пойдя в школу, взялась учиться не хуже старшего брата – откуда в них эта рьяность к образованию, в ущерб шаляй-валянию и баловству??? Неужели действительно в Шонну? А как же я? Я ведь тоже не кочка с мохом, я тоже по-своему талантлив. Меня повысили по службе, в конце-концов...

Шонна зарабатывает на журнальном поприще нешуточные деньги, реально ощутимые в нашем нынешнем семейном бюджете, хотя основа, костяк его – все же именно мои заработки. Ши у меня просто молодец и отрада моему черствому сердцу, но нет роз без шипов: иногда безумно раздражают ее новые подруги, все сплошь говорливые журналисточки с неустроенной судьбой, поголовно пьющие и курящие. Меня они не любят, считают не галантным и наверняка исподволь дуют ей в уши по моему поводу. Подозреваю, оттого это, что я ни на одну не поглядел с похотью во взоре. Правильно говорят: гарпии – это подруги подруги. Те еще сучки, но на внешность некоторые не дурны.

От руководства «силовым» отделом мне пока по-прежнему удается уклоняться, однако «следственный аналитический» пришлось возглавить. У моего подразделения от настоящего отдела – только что название, а числится в нем всего четыре человека: я, мой делопроизводитель Мелисса, и два парня, Чак и Винс. Парням по двадцать пять лет, Мелиссе тридцать восемь. Все мы – семейные, с мужьями и женами. У меня и у Мелиссы по двое детей, у парней пока по одному. У Мелиссы две десятилетних девицы-близнеца, у Винса девочка трех лет, у Чака мальчик, тоже трех лет. Почему я придаю такое значение наличию семьи и детей? Семейные лучше трудятся... Ну, не всегда, но в общей массе, чаще, нежели одинокие. И... они... как бы это сформулировать... надежнее, да. Одиноких половозрелых работников я всегда воспринимаю как группу кадрового риска. Тот же и Бобби Бетол: заслуженный и проверенный кадр, хоть куда работник, а все же – будь я самым главным – поостерегся бы на него опираться без оглядки. Якоря нет в нем, той самой основательности, без которой не бывает настоящего, большого доверия. А у семейных, разумеется, свои заморочки, куда без них: то они с благоверными ругаются до драки и собирания манаток, до бюллетенят детскими болезнями, то...

– Да? Але? Я самый. Тебе того же. Хорошо, до обеда потерпим без тебя. Но не думай, что я забуду, сверхурочно отработаешь в тройном размере. Плюс натура, Милли, готовься... Так вот и не хватало, а как ты думала: тут тебе не благотворительная богадельня.

О, как раз иллюстрация: Мелиссе нужно вести свою двойню в поликлинику, муж, видите ли, не справится... Мелисса не боится у меня отпрашиваться, несмотря на мои угрозы жестоко припахать и отхарразментить, поскольку у нас и без моих обещаний день не слишком-то нормирован расписанием. Да и я не зверствую особо и ни разу к ней не приставал. У меня в отделе сейчас, в эти дни, поселились рутина, застой и нудятина, тихие все особи, при этом они гости такого свойства, что ощутимо давят на психику одному очень хорошему человеку, доблестному начальнику маленького отдела. Мне, то есть. Нам поставили задачу: нарыть компромат на одного управляющего дружественной страховой компанией, нашего прочного клиента, которому и мы клиенты, с тем, чтобы данного компромата хватило на решение организационного вопроса, то есть, на выпинку неугодной персоны с насиженного кресла, и пообещали густые премиальные тому отделу, который первый даст требуемый результат. Мы – это три отдела: «адюльтерный» гадючник Бобби Бетола, крохотный мой, «следственный аналитический», и отдел экономической безопасности, где все дерьмо от защищаемых фирм, которое хотя бы однажды проливалось сквозь «экобезов», задокументировано и ждет своего часа, чтобы обернуться компроматом, если потребуется, или защитой от компромата, что, в конечном итоге, пахнет совершенно одинаково. Кстати, мой папаша поменял сферу деятельности, вместо утиля и мусора занялся чуть ли ни ценными бумагами, и на этом основании приостановил клиентские отношения с нами, с «Совой». В том смысле, что отныне грузовиков у него нет, уличной работы нет, защита от лягавых и от хулиганов не нужна, а по фондовым делам у нас в «Сове» квалифицированных юристов нет. Аргументировано. Не велика потеря для нашего портфеля заказов, и вообще – это жизнь: все течет, все меняется. Папаша утверждает, что временно свернулся, из экономии, а как разбогатеет – вернется щедрым клиентом. Так вот, и на него какие-то бумажки в отделе «экономической безопасности» тоже лежат, пусть мертво, но вечно.

Отделы в нашей фирме с давних пор умеренно конкурируют между собою, каждый из них владеет собственными тайнами и производственными секретами, но «внешней» информацией делятся честно, от сотрудничества не бегают, больших подлянок не подкидывают: все же-таки мы пальцы одной руки...

Не будет особой служебной оплошности для меня, если лавры и премии достанутся другому отделу, поскольку весь «профильный» объем работ, вываленный на нас непосредственно, мы выполняем исправно, а данный «непрофильный» всегда идет помимо санкций, ибо здесь, в дополнительном, противу табельных, усилии, наше обычно желчное руководство свято-святейше блюдет чистоту стимула: никаких кнутов, только пряник; но конечно же, я и без помощи кнута хотел бы забежать в первые, на этом кусочке бесконечного служебного марафона имени господина Мёбиуса. По логике вещей, в силу новой должности, на новом рабочем месте, меня отныне пореже бы должны посылать во всякие командировки, не мальчик уже... Оно так и есть, и замечательно. Оборотная сторона этой медали – в малоподвижном образе жизни, что я считаю для себя недопустимым. Исходя из такой недопустимости и будучи логиком, возобновил я регулярные походы в спортзал с качалкой и в тир, а то закисну, молодой, на сидячей работе... Не хотелось бы. Рассчитывал Жана с собою брать в спортзал, но он уже ангажирован детской спортивной школой, в футболисты метит, в нападающие. Вот это – по-моему, это отлично! Главное, чтобы увлечение спортом не превратилось в карьеру, ну а пока – пусть гоняет мяч, футбол – истинно мужская забава, это вам не этикет с политесами изучать, да ногами в ригодоне шаркать.

Вот кто меня не раздражает и никогда не выводит из себя – мои детки. Жан основательный такой мужичок, уравновешенный, строгий... Сядет напротив и по пунктам, дотошно выясняет все по интересующему его вопросу. Кто самый сильный: штангист, сумоист или боксер? Почему римляне использовали такие странные цифры вместо обыкновенных и кто их этому научил? Кто придумал части света? Почему говорят «более-менее», когда так вместе не бывает? Взопреешь отвечать на иные вопросы, но я стараюсь не уклоняться и счастлив быть многознающим папой. Кстати, этот парнишка, Гэри Отин, с которым они отчаянно дрались в первом классе, теперь его дружок, не разлей вода, я его часто у нас в гостях вижу. Ну, не часто, а чаще случайного, когда забегаю днем пообедать. Познакомились мы тогда, в разгар конфликта, с его родителями, мимолетно, не дружа: ровесники, мамочка его – так себе тетка, со всех сторон средняя, в присутствии мужа очень даже смирная, а папаша – быковатый такой, молчун, с меня ростом, но пошире будет... По-моему, из военных, я не стал уточнять; главное – что все хорошо разрешилось, для нас и для них. Элли – егоза невероятная, бывало, часами вьется в моем кабинете, и поет, и подметает, и что-то мне за шиворот льет, и причесывает, и требует отгадывать и загадывать – все мне в радость! А в дневное время, Ши рассказывала, запросто может целый табунок одноклассниц в дом привести, дескать, для заседания их женского клуба, где она председатель! Рехнуться. Но это днем, а вечером, естественно, вся энергия выплескивается в семью, или персонально на папу. Как устоять? Я свои дела и рисунки побоку – в ее выдумки с головой погружаюсь, она устали не знает – и я тоже. Тут и Жан не выдержит, подключится, и мы втроем действуем на просторах новой квартиры не хуже вулкана Кракатау. А уж если и Ши, позабыв про серьезность, оторвется от зеркала да от телефона, к нам в компанию, то конец света перестает казаться чем-то далеким и недостижимым...

Ну, правду сказать, в остальное время домочадцы дружно пеняют мне, что я слишком долго работаю, а дома – слишком часто отрешен, ничего не вижу, ни на что не реагирую... Отрешен... Нет, просто я думу думаю и рисовать ее пытаюсь. А как же мне иначе-то? Сплю я положенный минимум, работаю, сколько требуется, не пью, не хожу ни на футбол, ни на концерты, ни в сауну с пивом и сослуживцами, ни в преферанс с друзьями детства... И при всем при этом кручусь как заведенный с утра и до вечера. Когда мне рисовать-то?.. Вот и отрешен, что я в голове творю, обдумываю «живописные» идеи разного свойства и этажности.

Квартира у нас большая, гораздо просторнее прежней: детишкам по комнате, наша спальня, гостиная, запасная гостевая, чтобы, например, тестю с тещей переночевать при случае, мой кабинет, и так называемая «палата для буйных», где мы всей семьей иногда проводим вечера. Она – своего рода дублер чинной и солидной гостиной, место, где можно швыряться подушками, ронять крошки на ковер, проливать чернила и краски, включать одновременно диктофон, телевизор, плеер, телефон и музыкальный центр. Компьютера у нас четыре: два «детских», ноутбук для Шонны и мой гробина с наворотами. Общим семейным собранием постановили: «в буйной палате компьютерам не место». А для самих компьютеров Шонна установила детям лимит и расписание, чтобы, значит, не попали бедные крошки в компьютерную зависимость, не стали рабами и зомби международных злодеев, кто тщательно и планомерно подготавливает плацдарм для... Шонна и сама не очень-то верит в апокалипсические камлания всех наших троглодитов и чайников, но на всякий случай контролирует размеры увлечения... Даже меня иной раз пытается отвадить... Есть еще кухня, просторные коридоры, лоджия, балкон... Прикинуть общую сумму затрат, прошлых и будущих – так это очень дорогое жилищное удовольствие нас приютило, но мы справляемся, даже выкраиваем деньги на скромные путешествия, в пределах Отечества и зарубежные... Эх, а того чудесного северного приключения с Чилли Чейном уже не повторить... Мы с Шонной иногда вспоминаем о нем, но краешком, почти вскользь, дабы не расстраиваться лишнего... Время ушло, и даже Ши уже не подзуживает меня позвонить по заветному номеру, чтобы напомнить о нас... Эх... Зато ездили с Шонной в Париж, ходили по Монмартру, взбирались на Эйфелеву башню... Что меня больше всего поразило в Европе, до самых печенок пробрало... Нет, это не Версаль и не частые границы-загородки через два шага на третий, каждая с переменой государственных языков... В другом дело. Там-то, в Старом Свете, было весьма хорошо и любопытно для нас, впервые ставших иностранцами, но вот когда мы вернулись... Вот тогда-то, задним числом, торкнуло и меня, и Шонну самое главное и острое: пережитая и утраченная безмятежность, расслабленность. Стоило нам с Ши миновать в аэропорту досмотровые барьеры и вступить в родную действительность, как пахнуло на нас Бабилоном родимым: тревожность, настороженность, напряженность, готовность к агрессии со стороны окружающих. Если это иллюзия – то очень уж яркая. А... чушь, на самом-то деле, через день-два эти ощущения прошли бесследно, но они были, они нас захлестнули на краткий первый миг свидания с Родиной. Да, повторюсь: это самое безмятежное спокойствие, «нетревожное неожидание» европейских улиц – задело меня больше всего. А там, в Европе, я и не заметил перехода и разницы, принял как должное, разве что улыбался чаще, чем в Иневии.

Работа моя также предполагает владение компьютером на уровне уверенного пользователя и я запросто справляюсь, хотя рабочий комп – совсем иной системы, нежели домашний, он для меня уродец постылый: все время виснет, все время глючит, периодически его надо подстраивать да перенастраивать... Не то что мой добрый надежный Мак: включу – и он мне рад, а я ему, с полтычка друг друга понимаем... Но и на работе можно приспособиться к агрегату, от которого, все же, пользы гораздо больше, чем вреда.

Мальчики мои второй день в местной командировке: шарятся по библиотекам, собирают в конспекты весь славный путь страховой компании «Континентальный МегаПолис» и ее высшего руководства, все, что доступно на эту тему в открытых источниках, то есть в газетах, таблоидах, журналах, бюллетенях... Мелисса разобралась с детьми и медициной, тарабанит по клавишам в качестве машинистки-комбайнера, сводит добытые рыхлые колосья в тугие компактные снопы, а в перерывах заваривает мне кофе, бегает по моим просьбам в архив, отвечает на первичные телефонные звонки... Пасьянс раскладывать ей просто некогда. Мне тоже, хотя на любой придирчивый взгляд – сидит мужчина во цвете лет за письменным столом и тупым взглядом озирает поочередно монитор, стены, ногти на руках, толстые коленки секретарши, ничего полезного при этом не совершая. А то схватится за ручку или карандаш – и ну чертить каракули на листке формата А-4...

На самом деле – я не бездельничаю, я мыслю; этот процесс у меня с детства болезненно проходил, а с тех пор, как я пополнил когорту самых отъявленных умников славной фирмы «Сова», житья не стало мне от этих чертовых размышлений, потому что все вокруг уверены: я детектив со стажем, а теперь начальник, и мои мозговые усилия просто обязаны завершаться неким положительным результатом. Зеваки, лодыри, шерлапупы, мерзавцы, придурки, остолопы и вообще бараны! «Ну что, шеф? Как мы? Хотя бы на полкорпуса впереди?..» «А, Рик... Как дела, как семья? Ну, что, раскопал чего? Давай, давай, ребята у Жука что-то там такое нащупали, а твои отстают... Привет семье...» Вослед моей прежней должности, прилепился к моему отделу ярлык – зубами не отдерешь – хотя и неформальный он, не по номенклатуре: «детективный» отдел. Оно бы и почетно иной раз, но у руководства мозги – по крайней мере та их часть, те извилины, что направлены в сторону подчиненных, – всегда гладкие и прямые, без изысков: «детективный» – значит, по их части налет, туда всю фактуру скинь, все показания, пусть они займутся... Какой такой аналитический? Да хоть хренический: неделя сроку, об исполнении доложить.» Не шучу, прецеденты уже бывали. Терпи, либо табличку на дверь привинчивай, что следственно– аналитический, а не детективный. Но не поможет табличка. А самые юмористы еще любят говорить «дедуктивный». И первые же смеются.

Я не знаю, где и что искать на нашего фигуранта, директора крупной страховой компании. Боб может попытаться проститутку под него подложить, уличить в наркотических и азартных пристрастиях, или выследить его, рисующего скабрезные надписи в общественном туалете, в то время как персональный шофер на «Роллс-Ройсе» за углом ждет на стреме, терзает «газовую» педаль... Коллеги из «экономического» отдела могут пощупать все, связанное как с этой страховой фирмой, так и со всеми ее контрагентами из числа наших клиентов, на предмет злоупотребления служебным положением, либо халатности со стороны нашей будущей жертвы... А мне из какого воздуха прикажете наколдовывать компроматы и результаты? Только из открытых источников, при активной помощи разума, что я и пытаюсь делать, четвертые сутки безуспешно.

Вынашивание идеи – прегадостная штучка. Не было бы на свете ничего приятнее и радостнее, если бы заранее четко знать, что – да, увенчается успехом, что обязательно придет к тебе озарение и ты найдешь ключик, подходящий к замочку... Под это знание можно пахать не разгибаясь, не щадя сил и сотрудников, легко превозмогая бессонные ночи и мигрень. Но это если знать... А когда твои поиски мучительны, когда усилия велики, и, при этом, вполне возможно, не будут вознаграждены искомым результатом, а ты это понимаешь, и словно по инерции продолжаешь идти по дороге, чем дальше, тем больше напоминающей тупик, воняющий твоим же потом, тупик, в котором никто не восстановит тебе зря потраченные силы, не вернет напрасно проведенное в поисках время... Никто и никогда, не вернет и не возместит... И даже кивком не поблагодарит за все мытарства... Какой уж тут восторг?.. Хочется, взамен подобной перспективы, просто придумать превентивную отмазу и тихо сидеть, в тепле и уюте своего кабинета, переливать из пустого в порочное, и наоборот. Рождение идеи... Ну, подписался ты на подвиг внутренним голосом, начал искать и думать. Немедленно становится противно от первых движений ума: такие невыносимо куцые, серые, наидешевейшие мыслишки впору «даунам» природным, а не тебе любимому... К тому же и эти, с позволения сказать, думы, так и целятся соскользнуть в совсем иную, очень далекую от работы плоскость. Вдруг начинаешь сравнивать ценники на автозаправках от различных фирм, вспоминать, как мальчишками бегали купаться на крепостной пляж и подныривали под девчонок... Еще и еще раз прокручиваешь в голове утреннюю полуразмолвку с Шонной по поводу детского завтрака... А где же сама работа, парень? Ты что, так и будешь спать до вечера, лицо кирпичиком?.. Еще раз досье, его уже скоро наизусть можно будет выучить, и то хоть результат... Левый бок вспотел. Эти сволочи из отдела кадров, по наводке бухгалтерских гадюк, чуть было не проворонили мне продление лицензии на «нарезку», то есть на право ношения нарезного и автоматического оружия. Мол, если я в аналитическом, а не в оперативном и силовом, то фирме нет смысла нести дополнительные расходы на обновление разрешения. Усердие не по уму, вот как это называется. Если доведется мне уйти с работы – разрешение все равно при мне останется, только по истечении десятилетнего срока мне самому придется оплачивать все эти освидетельствования и перерегистрации. А пока – пусть родная «Сова» мошной трясет, ствол в работе мне никогда не лишний, даже за письменным столом.

– ...вёртом году Картагенскую академию права с отличием. Последовательно занимал посты начальника отдела, вице-директора, первого вице-директора... Награжден знаком почетного отличия за многолетнее плодотворное сотрудничество с министерством образования... Почетный гражданин города Нипур...

С чего бы это он стал почетным гражданином городишки Нипур из занюханного восточного уезда?.. Ах, простите пожалуйста, он его уроженец... Парень-то тщеславен, падок на побрякушки... Знак почетного отличия, е-мое... Может, здесь копнуть? Где, когда, от кого какие подарки получал, кто из дарящих связан со страховым делом, народным образованием и иным криминальным бизнесом... Это – к «экобезу», мне, пожалуй, не проследить... Но – тщеславен, явно тщеславен. Надо это обдумать... обдумать... А НЕ НОСОМ СТОЛ КЛЕВАТЬ!

– Милли, крошка. Завари еще, а? У тебя скакалки нет? Засыпаю...

– Вам покрепче? Секунду, мне только один абзац допечатать.

– И с сахаром.

Почему-то мне уже второй квартал подряд хочется похлопать нашу Мелиссу по заднице. Без свидетелей, разумеется, но и безо всяких серьезных вожделений: просто похлопать доброю рукой, может потрепать слегка ягодицы... Без секса, без флирта, без хамства... Прямо-таки навязчивая идея. Не будь Мелисса столь важной и солидной, давно бы выбросил из головы такую дурость... Откуда во мне эта тяга к безнравственным и хулиганским выходкам в приличном обществе? Эх, с таким же упорством бы мне о работе думать. Если самому в голову ничего не придет – просто подарить наблюдение о тщеславии коллегам, авось они... Попа у нее большая и наверняка мягкая, «киселек». Надо же – бизнесмен года! В Париж ездил... Я тоже в Париж ездил! Может, в Париже-то его и завербовали? Под видом вручения награды? Чушь, ахинея. Вот, если бы в Лондон...

– Еще четверть ложечки донеси, пожалуйста, мозги сахара просят...

Но если бы он в Лондон нагрянул, за подарками, наградами, или еще как, то господином Лосадо уже не я, не мы, – совсем другое ведомство занималось бы... Куковал бы у Службы в подвалах, выдавая всех сообщников подряд, включая покойного Черчилля... А в Париж никому из нас ездить не заказано. Тем более, бизнесмен года... в номинации... страховое дело и... Чудеса, ей-богу! Наше страховое законодательство весьма отличается от штатовского и еще больше от европейского в целом и французского в частности. Как они там определяли победителя, по каким параметрам? Делать людям нечего, деньги девать некуда... А у нас по каким? – надобно выяснить...

Вот так, рыская наобум Господа Бога, вправо, влево и наискось, пересыпая мусор из горсти в горсть, борясь с дремотой и аппетитом, я зацепился за успех... Целый день мне, сам четверо, понадобился для того, чтобы уверенно выяснить: в пределах республики Бабилон не существует устоявшегося набора критериев, по которым одна страховая компания считается лучше другой, по которым один руководитель страховой компании определяется более успешным, нежели остальные... Не знаю, как в Европе со Штатами, а у нас так. Но... Каким же образом выбор пал на нашего дорогого бизнесмена Лосадо? И вообще – кто и каким способом определял лучших? Быть может, из Парижа им все понятнее и нагляднее? Жерар Пуссон, президент Международной Ассоциации содействия Бизнесу и Прогрессу, лично вручал ему золотую медаль, диплом и книгу «Памяти и Почета»! Дважды вручал, в прошлом и позапрошлом годах! Дважды лауреат международной премии – господин Лосадо, а страна почти ничего не знает о своем герое!

Не доверяя собственным компьютерным познаниям, я припряг Чака и Винса, чтобы они дополнительно порылись в новомодной штучке, в Интернете, на предмет некоторых интересующих меня ключевых слов... И отыскали ведь кое-что любопытное, даже с картинками, молодец Интернет... Потом опять разогнал их по библиотекам, сам не погнушался: Мелиссу под мышку, кофейник под другую – и в наш «большой архив», с утра и до вечера, со среды и аж до самой пятницы! Наверху в отделе пусто, впрочем, внутренний телефон временно переведен, для возможных экстренных вызовов, в подвальный архив, а мобильная трубка – и так всегда при мне, только из подвала плохо берет звонки, надо будет нашим техникам оставить служебную жалобку, пусть чешутся. Бедные мальчики и девочки вверенного мне подразделения! А также бедная моя семья и их семьи: суббота для нашего отдела получилась исключительно рабочей, до восьми вечера все пахали не разгибаясь... Но – с результатом, с победным, как выяснилось в понедельник, результатом! Всем по три месячных оклада – не обманули. Сколько ни боюсь – ни разу не обманули, но вперед все равно не верю. Это получились честно и трудно заработанные деньги, и это было элегантное решение проблемы. Обычно в нашем бизнесе так бывает: вроде бы и сделано дело, но решающие и проверяющие – негодяи бюрократные – тянут и тянут кота за хвост, измеряют да проверяют. А случается – впрочем, не со мною – что и оспорят результат, и вместо похвалы и премиальных – шею намылят, иногда и штраф наложат, не за ошибку, разумеется, от ошибок никто не застрахован, а за очковтирательство... Но в этот счастливый раз не было ни проволочки, ни бюрократического педантизма: стоило мне в понедельник устно им доложить, да двухстраничную справочку приложить – сам генеральный, прервав собственный хохот, тотчас отдал команду о награде. Как они ржали и хрюкали... Я их вполне понимаю: получилось изящно, и ни у кого из руководства даже тени сомнения не возникло, что правильное решение найдено, что его более чем достаточно для удовлетворения партнера-заказчика...

Этого Лосадо поймали на пустой крючок и облапошили как последнего болвана и ротозея! Мошенники его вытряхнули из денег, обычные фармазоны, разве что международного пошива: этот самый Жерар Пуссон никогда и никем не проявил себя легально в подлунном мире, кроме как Президентом липовой ассоциации. Бедовый французик сумел найти себе сообщников среди наших соотечественников и взялся искать, и главное, находить повсюду тщеславных идиотов, мечтающих увековечиться в памяти потомков и увенчаться прижизненною славой... Добряк Жерар Пусон никого не оставлял в беде и безвестности, каждому подыскивал подходящую номинацию: «лучший страховщик», «лучший дизайнер», «лучший бухгалтер», «лучший организатор оптовой (розничной) торговли», «лучший градоначальник...»

Чесали они с размахом, от северных курортов до приантарктических мест заключения, от Картагена до Иневии... Клюнувший получал уведомление, что он участник конкурса, чуть попозже, что он уже победитель первого отборочного тура, прилагаются поздравления и предложение участвовать дальше... В случае согласия на дальнейшее участие, ему необходимо будет это согласие дать в письменной форме и приложить к нему крохотную сумму на почтовые расходы. Эта сумма, естественно возрастает к третьему туру, в который наш подопечный, переславший первые «проверочные» деньги, и таким, образом, наживку заглотавший, опять-таки непременно прорывается. А вот финалистам уже приходится раскошелиться чуть побольше, ибо он оплачивает свою долю выпавших на него орграсходов: почетные грамоты, публикация в прессе, статья в Малой Почетной книге... Ну и, если повезет, финалиста ожидает призовое место, а то и победа в жаркой битве высоких профессионалов своего ремесла. И победа ни в коем случае не проходит мимо! Человек победил, и его ждет незабываемая неделя в городе Париже, с церемониями награждения и вручения, с банкетом, с экскурсиями, с интервью... Можно и не ездить, а только оплатить расходы на пересылку призов, вернее, не пересылку, а доставку с персональным курьером «Большой Книги Памяти и Почета»... Но кто будет жаться на сравнительно небольшие расходы, если впереди слава, признание и всемирный почет с фотографиями!

Тем более, что оплачивает поездку и расходы – фирма, возглавляемая лауреатом фирма!

Это классические представительские затраты, не правда ли?

Гм... Может оно и так, спецы в бухгалтерии не дали мне определенного ответа, ибо у многих, обычно честных, руководителей по этому представительскому пункту рыло всегда в пуху, однако... Однако, речь вовсе не идет о представительских тратах предприятия! Нет и нет: фирма оплачивает мошенникам их «эффективный» труд по облапошиванию самой этой фирмы, в лице их глупого и тщеславного руководителя! В прилагаемой мною справке приводятся ссылки на статьи в прессе, общим количеством в пятьдесят шесть единиц, часть из которых – суть объявления о конкурсе, а часть – разоблачительные статьи журналистов из различных периферийных газет. В столице мошенники все-таки осторожничают. И кроме того, удалось разыскать восемь писем от шайки Пуссона несостоявшимся лауреатам, сделанные по одному и тому же шаблону, только имя лауреата и его номинация разнились от письма к письму.

К справке же приколота ксерокопия с переводом газетной статьи четырехлетней давности об этом самом Пуссоне, брачном аферисте, досрочно освобожденном за примерное поведение.

Итак, наш господин Лосадо, дважды лауреат международной премии имени брачного афериста, дался в обман и в два приема выложил внушительную, хотя и не оглушительную, сумму, общим объемом «весом» сто пятьдесят тысяч талеров. Не из своих собственных денег, что само по себе уже было бы предосудительно для ответственного руководителя, не увидевшего разницы между аферистами и добросовестными общественными деятелями, а из казенных, не ему принадлежащих средств страховой компании. Страховой компании, весь бизнес которой – защищать нас от финансовых неожиданностей и невзгод! А это уже убийственно, для него и для «МегаПолиса». Если только, не дай бог, широкая клиентура узнает, как работники фирмы распоряжается средствами, которые они доверили страховому обществу...

Наши боссы сразу вспомнили, как этот Лосадо на неформальных сборищах задирал нос, козыряя спьяну международными регалиями...

– Да он пикнуть, сука, не посмеет! Сразу подпишет отставку и еще будет радоваться, что жив-здоров остался. Его бы и посадить было можно, да вредно такую вонь на весь мир поднимать... заказчики и так будут по уши довольны. Кто там нарыл?.. Рик? Черт! Я был уверен, что Боб первый что-нибудь унюхает! Все равно молодцы, так держать! Всех причастных – к премии!

А у меня весь отдел причастен. Отдел невелик, поэтому никто и не протестовал и не интриговал, ни в бухгалтерии, ни в финансовом бюро.

Бобби Бетол впоследствии проболтался мне по секрету, что наши тотчас встали на след этому Пуссону, потому что он легкая и богатая добыча: сколько-нибудь мощной защиты у него нет и быть не может, а в правоохранительные органы он пожалуется, только если законченный мазохист по жизни: червонец ему сразу отломится от Фемиды республики Бабилон, – это если шпионажа и диверсии в нем не найдут. А ведь нашли бы, господа из Службы умеют искать. Исход предсказуем: если Пуссон окажется на нашей земле – «Сова» тотчас же его прихватит и выпотрошит до белья, а сухие остатки выбросит за рубеж. Или сдаст Конторе для дальнейшей посадки, но скорее всего – отпустит домой, ибо так шуму меньше. Если он за рубежом – постарается подманить сюда, а потом по плану. Но это уже пошли внутрипроизводственные секреты, вне моей компетенции, а потому мне до них и дела нет. Жалко ли мне несчастного лопоухого Лосадо, которому я поломал своими изысканиями судьбу и карьеру? И да, и нет: наверняка он любящий отец и сын, муж, брат, его беда – на его родных отразится, с этой точки зрения – да, жалко, а с другой стороны – ни капли: каким бы простаком и болваном он себя не проявил, но потерял он не свои деньги, из своих кровных он ни пенса ни тронул на Париж да медали... Дурак-дурак – а соображает... Такая сметка за чужой счет мое сердце никогда не разжалобит, уж извините.

Кредит – это тоже чужие деньги, но счет и ответственность по ним твои собственные, не упрыгнешь, посторонние плечи под них не подставишь. Разобраться, так кошмарная штука – пользование кредитом, кабала: у меня оклад вырос почти вдвое против прежнего, премии регулярно получаю, но все это запросто поглощается возрастающими потребностями семьи и ежемесячными кредитными выплатами, которым конца-края не предвидится... Шонна вздыхает и божится, что давно уже всю косметику покупает исключительно «на свои», – о-о-о, – великое облегчение для нашего бюджета, куда там, но ждем еще год-два-три – и новая потребительница косметики подрастет, а ипотечный кредит к тому времени вряд ли рассеется миражом, или самопогасится, разве что я найду большой-пребольшой клад... Ладно, не беда, все так живут. Хотя... Мой папаша утверждает, что принципиально не пользуется кредитными картами, только дебитными. Мол, что есть на счету, то и тратит, а в кредит не покупает и в долги не залезает. У меня нет никаких причин ему не верить – но... странно все это. Что же он – квартиру купил на свободные средства, мотор за наличные? Мотор у него просто угарный: наш отечественный «Имперский», шести лет от роду! Здоровенный, бензину жрет в два раза больше моей БМВ, – и это единственное, кроме линейных размеров, в чем он ее превосходит. Но отцу нравится... Руля слушается легко, я слегка поводил его драндулетину, однако это совсем не то, что моя... Квартира отцова – тоже не сказать, чтобы ах!... И все же – если и квартира, и мотор куплены единым махом: «заверните мне то и это, вот „котлета“ с наличными» – тогда уважаю! А кредиты он на дух не переносит, говорит, что в этом отношении берет пример с автомобильного короля древности Генри Форда. Угу – прямо-таки близнецы братья... одномасштабные...

Я же почему философски отношусь к кредитам – потому что верю и надеюсь. Верю в себя и надеюсь на лучшее. Буду себе жить и бороться, а остальное приложится; ведь как в молодости говорится и кажется: дальше – лучше! Вот, в виде иллюстрации, взять моих любимых Роллингов...

Молва сделала их миллионерами еще в середине шестидесятых, в то время как финансовая действительность каждого из них была несравнимо скромнее имиджа. Они уже «Суп из козлиной головы» записали и продали платиновым тиражом, а костлявая рука долговых обязательств все еще нависала над каждым из них... Они ведь, в качестве суперзвезд, просто обязаны были вставлять себе изумрудные зубы и покупать лимузины да особняки, и всяким иным «горячим» способом жить не по карману, расцвечивая настоящее и прожигая будущее. Это при том еще, что их бизнес-менеджеры «забывали» заботиться о своевременных налоговых платежах своих подопечных... У нас в Бабилонском шоу-бизнесе и за меньшее сплавляют по Тиксу с размотанными кишками... В Европе, все таки, мошенникам привольнее живется, безопаснее... А гангстерам дольше и скучнее... Роллинги же добропорядочно судились. Сколько их коллег по Олимпу свалилось в нищету, утратив популярность, а значит, и кредитоспособность? И ведь не хуже их ребята в топах стояли, тот же и Фогерти. Кейт Ричардс – вообще на героине сидел все семидесятые, развались группа – точно окончил бы свои дни на помойке. Это чудо, что они выдержали и выжили, великое и редкое чудо. Думаю, именно так и было: все, что им потребовалось от судьбы – это выдержать характер и выжить, добраться в целости и сохранности до восьмидесятых... И орать свои песни, исполняя на бис старые и неустанно записывая новые. А там уже ребятам повалили серьезные деньги, такие, что позволяли всей пятерке, оптом и в розницу, жить жизнью звезд и мультмиллионеров, без риска переехать на старости лет в картонный шалаш под мостом... И как раз в этот момент, лет десять тому назад, или чуть побольше, сразу же после «Грязной работы», вздумалось Кифу с Миком рассобачиться... Мерзавцы! Никакой ответственности перед музыколюбивым человечеством... Короче, не знаю, на что я надеюсь, на клад, на оклад, или на ослепительное будущее классика современной живописи, но будущего я не боюсь. Уж если отец мой из такой ж...пы вырулил, стал законопослушным налогоплательщиком и владельцем необремененного кредитными обязательствами недвижимого имущества, то мне...

– Але? Да, пап, я только что сам собирался тебе звонить... Мертво в пробке стою, у Южного парка, на полчаса опоздаю, как минимум. Угу... Да ладно, это не принципиально, я не сказать чтобы и голоден... Что-нибудь купить? Какие именно «лайт», я же в табаках да сигаретах не разбираюсь? Хорошо. С кем? Понял, тогда ждите.

Договорились с отцом встретиться, он меня в гости пригласил, да вот стою в пробке, ни туда и ни сюда не дернуться. Плеер осточертел, послушаю тишину, мысли в порядок соберу. В очередной раз омолодил я домашний компьютер, придал ему больше сил и памяти, соответственно – и живопись моя веселее пошла! От «плоских» картин я почти полностью оторвался, разве что декоративные узоры двухмерными делаю, или проекции невозможных фигур, по типу Эшеровских, а так – в «трехмерники» перешел. «Трехмерник» – это мною же выдуманный термин для художников нового направления в компьютерной живописи, единственным представителем которого я и предстаю перед благодарными зрителями... Зритель тоже пока один-единственный, и тоже я. Трехмерная компьютерная живопись в моем представлении отличается от скульптуры, хотя я и не определился до конца – чем именно. Но для себя – отличаю, и пишу как хочу, а хочу я трехмерную живопись. Что меня по-настоящему гложет – это статичность моих трехмерных картин. Они и в статике далеко не совершенны, однако, теоретически, в них можно бы дополнительно впрыснуть идей и таланта, подшлифовать, доработать, но... Я и впрыскиваю и шлифую, безусловно, и даже достигаю заметного для себя прогресса... Сделал шаг – делай следующий: почему бы не придать произведению искусства – истинной динамики, подлинного движения? Вместо одного запечатленного мгновения сотворить этакий блочок, мгновений этак на сотен пять-шесть, или даже восемь-десять, считая по двадцать четыре мгновения на секунду? Это отнюдь не будет рисованный мультик, да и на фиг он мне сдался, представитель совсем иного, постороннего для меня искусства? Движение в картине было бы логично. Представьте себе неоминиатюру: ворона кружится в воздухе, приземляется и начинает клевать добычу.

Приходит художник... даже три художника: реалист, импрессионист и абстракционист, начинают рисовать с натуры. Могут ли в результате получиться три отдельных произведения искусства? Почему нет? Но там сбоку присоседился скульптор-ваятель и тоже вдохновился клюющей вороной и сделал этюд, и выбил потом в пятиметровой глыбе трехмерный ансамбль: «Ворона и яблочный огрызок». Имеет право на существование? Имеет. Почему тогда и моему искусству не быть, если двухмерное изображение законно, трехмерное материальное – возможно, импрессионизм – да, реализм – да, абстракционизм – ура!, а как же трехмерное виртуальное? А трехмерное виртуальное, но уже не простое, а написанное на небольшом лоскутке Времени? Нет, последнее пока исключено. Почему? Потому что мой компьютер слишком для этого слаб. Сделайте его в тысячу раз мощнее, быстрее, – тогда, быть может, я сумею раскатать мой замысел мгновений на сто, на двести... лишь бы моих собственных сил и талантов на него достало... Если же исходить из реальности, как это делаю я в своем домашнем кабинете, то дай мне Бог поймать хотя бы одно волшебное мгновение, достойное моего будущего Города...

– Девушка, мне блок вон тех, синеньких... Нет, синеньких «лайт»... Угу... Что? Как??? Эта великолепнейшая из всех на свете одноразовых китайских зажигалок?.. В подарок?.. Мне, одному?.. Непостижимо. Впрочем, возьму, спасибо.

В этот день, в гостях у отца, я познакомился, наконец, с легендарным Яном Яблонски, о котором папахен обязательно упоминал при каждой нашей встрече. Не специально разговоры заводил, а просто к слову, видать, приходилось. Да оно и не удивительно, ведь отец живет практически одной своей работой, личной жизни у него нет, по крайней мере, регулярной, «оседлой», никаких хобби, вроде моей живописи, я за ним не знаю и никогда не знал, пить он не пьет, действительно завязал... Вот он и упоминает при мне периодически: Яблонский то, Яблонский это... Забавный старикан оказался: маленький такой, важный, как бы надутый – чисто воробей на асфальте. Папаша его зовет на ты, а он папашу на вы. Отличный получился треугольник: с отцом я на ты, с Яблонским на вы, а у них – помесь, одностороннее тыкание-выкание. Ненужное, казалось бы, чванство со стороны отца, но если их обоих устраивает – мое какое дело? Все талдычат про индексы и тенденции, так увлеченно, что даже и мне интересно становилось в иные моменты. Где-то с конца зимы, с августа, – как они мне рассказали, – у них дела с мертвой точки сдвинулись и теперь они воображают себя этакими стратегами в отечественной экономике и в мировых финансах. Это простительная слабость, пусть спорят и рядят, сколько влезет, лишь бы про кухонную плиту не забывали, и про святое обеденное время.

– Папа, сейчас подгорит.

– Да? Ой... Так. Все на кухню, еда поспела, там продолжим. – Отец нынче не только главный командир, но и повар: разогревает в духовке купленное готовое, – так называемые блюда-заморозки, для этого – недюжинное, видать, мастерство требуется... Я поинтересовался насчет микроволновки, но он как-то так вяло уклонился от ответа, мол, бутерброды с сыром туда сует, а разогревает исключительно в духовке. Дело хозяйское.

Сидим, обедаем, форточка настежь, но все равно легкий дым обволакивает холостяцкое жилище. Обстановка супермужская: полимерная скатерть, вся в лихих порезах, бифштексы с подгоревшей картошкой по тарелкам, а оливки, маринованный лук и салат из капусты – прямо в откупоренных баночках, цепляй на вилку и жуй. Кетчуп в бутылочках, горчица в тюбиках. Сок, томатный и апельсиновый, тоже прямо в бумажных пакетах на столе стоит. Видела бы Ши нашу суровую неприхотливость... Но она не видит, а нас все устраивает.

Рассказал я им недавнюю историю с компроматом, не называя имен, повеселить решил, так они сразу в стойку: скажи, да скажи название фирмы! Выдал под большим секретом, чего раньше со мной никогда не случалось. Выдал и немедленно об этом пожалел: Яблонский из-за стола и в гостиную, к телефону, чего-то выяснять, вернулся – разочарованный, аж розовый весь: «МегаПолис», оказывается, ЗАО, закрытое акционерное общество...

– Ну и что? – это я удивился, – какая, мол, разница? Такая, – отвечают, – что ЗАО в биржевом листинге не стоят, в открытых торгах не участвует, их бумагами не спекульнуть. А история, что я им под секретом рассказал – называется инсайдерской информацией. Владеющие любыми тайными новостями об эмитентах и их высшем руководстве – имеют повышенные шансы на успешную биржевую игру, поэтому инсайдерская информация – мечта каждого брокера и основание для судебного преследования лиц, попытавшихся ею воспользоваться. Логично. Когда все мы подуспокоились и приступили к чае– кофепитию, мне пришлось устроить им небольшую гражданскую казнь: как же так? – говорю, – не успел я рот захлопнуть, предупредив о совершенной секретности инфы, как вы уже помчались разносить ее, с помощью телефона, по всему свету??? Устыдились отцы, особенно Яблонски, но Яблонски клятвенно уверил, весь в покаянном поту, что он только спросил, никого и ни во что не посвящая, какая форма собственности у данной страховой компании. И не только у нее, а что он еще два названия пристегнул в вопросе, чтобы совсем чисто было...

И все равно, договорились мы отныне, пусть любой бит информации, от меня услышанный, они применяют не раньше, чем посоветуются со мной... Полное согласие. И отлично. А для меня урок прежёсткий: свои, там, не свои – думай, когда язык развязываешь.

Перебрались мы опять в гостиную, окна пооткрывали, но все равно жарко в квартире и накурено.

– Надо бы «кондишен» купить... – это отец соображает.

– Да, надо бы... – это Яблонски ему вторит, и видно, что не по первому разу сей диалог они прогоняют.

Отец включает комнатный вентилятор, немного толку от него, но все-таки...

То, се, опять у них специальные разговоры, которые успели мне наскучить, стало быть, пора откланяться, сославшись на дела... Да тут, на беду моему свободному времени, взялись старики трехминутки шахматные играть... А-а, – думаю, – пришла мне пора с папашей посчитаться! Дождался, пока он насухо сделал Яблонски во всех пяти партиях, и предложил свои услуги, блиц я гоняю особенно неплохо.

Четыре – один. Я проиграл. Ни фига себе. Еще!.. Но господин Яблонский помидорчиком скачет, реванша требует – пришлось уступить... Тут мне Ши звонит: у обоих чад температура и кашель! Я родителю не стал ничего объяснять, что толку в дополнительной суете с бесполезными волнениями, сослался, как и планировал, на неотложные дела и оставил их дальше по доске стучать... Вот черт! Как я не люблю, когда детки наши болеют... Сам бы вместо них... Лето же, чего бы им болеть? Шонна считает, что от сквозняков, но где у нас дома сквозняки? Из окон? Так, а что же, окна закупоренными круглый год держать? Нет, извините, в этом вопросе я своей вины не чувствую... Сам бы вместо них перемогся, если бы в этом деле позволительны были бы замены... Увы. Я не по скрытности не стал ничего отцу говорить, и не оттого, что его Шонна по-прежнему недолюбливает... Просто посчитал нерациональным: помочь – ничем они не в состоянии, а переживаний – до самого неба будет! Плюс обязательные расспросы с советами, а у меня и без того душа горит: скорее, скорее, домой! Там я их обниму, приглажу, утешу... Кашель... Отец постоянно покашливает, от курева своего, а я никогда. И не припомню даже, в каком году в последний раз бюллетенил. В школе – да, болел, из десяти раз – девять липовых, чтобы уроки закосить на законном основании...

– Слушай, капрал... У меня дети с температурой слегли, домой спешу. Давай без квитанции, по-братски, все ведь мы люди? Другое дело. Спасибо... Что? Ясен пень, учту. Говорю, случайно: думал, успею на желтый. Счастливо...

Мои же детишки, Элли с Жаном, не то что я в детстве: заболели – значит, действительно хворают, без хитростей. Им бы и в голову не пришло – школу закашивать: просто бы маму уговорили, хотя Шонну на это подбить – как раз не просто. Но они бы справились с этой задачей, и справлялись, благо таких просьб – на двоих за все годы – в ладонь уместятся. В сто раз чаще на дополнительные внеклассные занятия записываются. Откуда они у меня такие хорошие!?

Вспоминаю, как мы в девятом классе придумали ноу-хау: как нагонять температуру под мышкой: лоб и щеки натирали перцем, для красноты и жара, а за пазухой держали самопальный такой приборчик, в котором неправильно вставленные керамические батарейки... или элементы... что-то там нагревались... Дураки стоеросовые, несмышленыши: стоило двоим первопроходцам добиться успеха, как мы, остальные, целым стадом ломанулись в том же направлении... Угу. Был у меня приятель, Винценто, Венчик, так на нем вся наша афера и захлопнулась: увидев «сорок два» на градуснике, наша фельдшериха чуть ли ни в обморок грянулась: хвать хворого отрока за рукав и давай звонить в неотложку, с немедленной госпитализацией... Вскрылся, короче обман, и всю нашу компанию едва из школы не турнули, «за организованный саботаж учебных занятий»... Но нам еще повезло, потому что родители бросились к директору молить и отмазывать, и в результате никого не выгнали. А вот первым двоим «счастливчикам» пришлось хлебнуть позора: директор школы со школьной же врачихой – составили садистский преступный заговор против мошенников, и прямо на дому устроили бедолагам повторное освидетельствование с промером температуры, однако градусники на этот раз совали не «подмышечно», а «ректально», в задницу, то есть, обследовали на американский манер...

И на общешкольной линейке, естественно, громогласно зачитали результаты: «... поскольку повторное освидетельствование показало, что никаких температурных отклонений при замере в ректальной...» – выговор с предупреждением об исключении. До этой линейки мало кто понимал значение медицинского слова «ректальный», да и откуда бы, оно ведь – не матюги... Через день это знали все, вплоть до первоклашек... Да я бы лучше из школы вылетел, чем позволить себя парафинить подобным образом. Это же надо выдумать такое зверство: градусники в задницу вставлять? И что они себе, в Штатах, такие покорные овцы? Подмышек им мало?..

– Наконец-то! Ричик, где же ты был так долго? Знаешь, как я боюсь без тебя?

– А чего бояться-то? Как у них? По-прежнему тридцать восемь, не падает?

– Угу, с хвостиком. – уткнулась мне в грудь и слезами галстук поливает.

– Фигня, чего реветь-то? У обоих не падает? Врача вызвала? Почему не едет?

– С минуты на минуту будет, у него был очень срочный вызов, сложный случай, он уже перезванивал, извинялся.

– Не плачь, моя птичка, они ведь взрослые, сильные ребята... считай, что уже тинейджеры... Сейчас, руки вымою, кобуру сниму... Где они лежат, оба в нашей комнате? Правильно.

Эх, малыши вы мои, малыши... Шонна свила им в нашей комнате по гнездышку – естественно, они упросили, чтобы их кровати рядышком были, веселее так болеть. Температура – не температура, а первое, что я сделал, войдя в комнату, это грозным рычанием прервал драку: Жан лупцует бедную маленькую Элли подушкой, а она хохочет и завывает одновременно... Это называется – крошки ждут неотложки... Отобрал я древний пластмассовый меч без гарды, которым маленькая сестричка дразнила под бока старшего братца, вернул на место фехтовальную подушку... Горячие оба, глаза красные, кашляют... Только обнял каждого – врач, господин Альфонс Дузе. Наш, домашний, он и детишек лечит, и Шонну консультирует по женским делам, и мне пару раз ссадины на костяшках пальцев обрабатывал, не специально для этого приезжал, а так, заодно... Почти что член семьи, дети его любят и совершенно не боятся, зовут дядя Альф, а за глаза – Пузатым Эльфом. Господин Дузе – подчеркнуто старомоден, я бы даже сказал, не по эпохе: трость с набалдашником слоновой кости, пенсне, эспаньолка... Ему бы еще галоши на ботинки... Но врач отменный, несмотря на свои семьдесят, долгого ему здоровья! У меня тоже есть для него кличка, но сугубо тайная, только Шонна о ней знает: Дуче! Сама же смеялась, узнав, и сама же меня за нее укоряет! Женщины – самый легкомысленный и непоследовательный народ в мире. Но и самый многочисленный во Вселенной, с этим приходится считаться.

Тем вечером, Пузатый Эльф Дуче заподозрил в Элли воспаление легких, но на следующий день, при более детальном обследовании у него в кабинете, все страхи благополучно рассеялись: обычное острое респираторное заболевание, три дня покоя – на каждый детский нос. Уж сколько мы с Шонной пережили этих болезней детских, сколько ложных и подлинных тревог испытали, а иммунитета к ним как не было, так и нет: стоит кому из птенчиков чихнуть, кашлянуть, сразу сердце сжимается... Неужели всегда так будет? Наверное, да. Отец у меня – что доска мореная, черта с два на нем эмоцию прочтешь... Кроме того ненавистного дня, когда я из лягавки его вынимал... Вот бы навсегда забыть те его слезы и тот его голос... Да, а ныне – только щурится, да оскаливается, иногда смеется... Но зато матушка моя чувствами плещет за двоих: «Рик! Не сутулься. Ты давно проходил обследование на туберкулез? У тебя голос хриплый. Не мое это дело, разумеется, но твоей разлюбезной Шонне есть смысл не только о косметике подумать! Да, о муже! О муже и о детях. Дай пульс. Я сказала, дай немедленно руку, я посчитаю пульс. Что? Я не плачу. Это у тебя мираж. Я потому плачу, что мой родной сын не способен даже подать матери руку. Так. Это что у тебя? О какой такой почтовый ящик? Ты опять дрался... Ты же взрослый человек, ты начальник отдела, ты, в конце концов, отец дво...» О, госссподи... И так каждый мой к ней визит. Потом, правда, начинает кормить на убой, исподволь и очень хитро, как она себе думает, вдалбливать в меня мысль, что Шонне надо гораздо больше времени проводить на кухне, а не у телефона и не в сомнительных компаниях. Журналисты и модели – воистину предосудительное общество, но это уж мы как-нибудь сами разберемся, без вмешательства извне... А с другой стороны, – все узнаваемо: она мать и вечно видит во мне маленького бузотеристого сына, ее родное дитя, которое тотчас же и непременно попадет в переделку, не приди она немедленно ко мне на выручку...

Полвторого... Сесть на минутку, да обтесать светотени в лужице пейзажа? Пожалуй. Я ставлю таймер на сорок минут, тихо-тихо, чтобы только сигнал услышать... А уж завтра как следует поработаю. Плоттер надо поменять, не забыть.

Глава десятая

В которой далеко не для всех очевидно, что мирные переговоры, либо поножовщина с перестрелкой – гораздо эффективнее вульгарной кулачной потасовки, так что лучше бы ее не допускать в быту и на работе.Однако жизнь слишком богата на искушения и сюрпризы, поэтому следует помнить: согласие на драку – не для женщин, отказ от нее – не для мужчин.

Столько неубедительных алиби на своем веку я еще не видывал. А началось с пустяков: застрелили нашего любимого Господина Президента Леона Кутона. Мы с ребятами, ребята – начальники других отделов «Совы», ждали в приемной, пока триумвират из нашего директората натреплется там у себя, за закрытыми дверями, с чашечками кофе в мозолистых пальцах вождей, размышляли о том, о сем, тоже не молчали...

Вдруг – дверь настежь: всем зайти-зайти-зайти и занять положенные места, быстро, быстро, быстро! Почти сейчас же телефоны на столе и трубки в карманах заверещали на разные голоса... Впрочем, часа не прошло, как все трубки в городе отключились...

Генеральный наш откашлялся и без предисловий: покушение, мол, убит Президент Леон Кутон. В городе и стране объявлено чрезвычайное положение. Всем вести себя тихо, ждать распоряжений.

– Валите отсюда, парни, совещание переносится. Но недалеко отваливайте: рекомендую в холл, там уже ящик включен.

Мы и переместились в холл, как приказано, смотреть телевизор. Сводка новостей – каждые пятнадцать минут, практически одно и то же, но зато – абсолютно по всем каналам. Первый сообразил я: хвать трубку и Шонне:

– Крошка, ты в курсе событий?

– Да! Да, дорогой, ты где!?

– На работе и буду там неопределенно долго. Но как только – так сразу. Дети где?.. Оба? Отлично! Сидите все дома, даже гулять не вздумайте. Еда есть в доме? Что? Чай я постараюсь купить по дороге, ты даже за чаем лучше не выходи. Целую, чао.

То же, примерно, и матушке посоветовал. Там, правда, пришлось вытерпеть полторы минуты ответных рекомендаций, прежде чем я отключился, в целях экономии трафика.

Вслед за мною и остальные стали по домам названивать, каждый свое важное говорить... Но, как я уже сказал, трубки все выключились, буквально за минуту до идеи, что не худо бы и отца звонком проведать. Поздно догадался, короче. И моментально наши офисные телефоны стали в дефиците, поскольку Бабилон и его окрестности прямо-таки напичканы родственниками и друзьями сотрудников агентства «Сова». А тут еще такой фельдфебельский привет перед началом разговора: «...имание, ваш телефон поставлен на профилактическое прослушивание, запрещены все сведения, носящие подрывной характер или несущие в себе зашифр...»

И опять бежит к нам начальница канцелярии, личным посланцем от руководства, с категорическим устным приказом: «никому рабочих мест не покидать, находиться в здании...» Сидим, находимся, приобщаемся к траурной музыке самых лучших классических мировых образцов, но из сегодняшних композиторов – я знаю только Альбинони, и то, потому лишь, что Санта вслух проявил осведомленность.

В семнадцать ноль-ноль, в наш головной офис обильной струею вторгаются работники Службы, общим числом восемь человек, – не считая полутора десятков ребятишек в комбинезонах , в касках с забралом, и с автоматическими винтовками в уверенных руках, – и начинают поиск преступников, злумышленников и их сообщников.

Ну, теперь долгая беда с нами, братцы родные! Где я был ночью? Дома был, в компании жены и двоих детей за стенкой. А утром? А утром и днем, не считая дороги на работу – здесь же, в головном офисе, на виду и в компании коллег. Кто? Да кто – коллеги и подтвердят. А кроме коллег меня никто и нигде не видел почти всю первую половину дня. Что? Потому почти, что утром, выйдя из дома, я добирался до работы в своем моторе, и вполне возможно, что кто-то наблюдал меня, в нем едущего. Вот они, на связке... Эти от моего дома, а этот от мотора. Зачем вам ключи от квартиры-то? Эти, какие еще... Спасибо. А этот – этот от сейфа, служебного, в моем кабинете. С удовольствием, пойдемте. Что? Он всегда на мне, в кобуре, как положено. КУДА, сука!!! Ну-ка, спрячь лапы, б..., убери, я сказал!.. Почему – «опять я»? Они первые начали. Хорошо, господин директор... Только пусть они не потеряют ненароком...

И вот наши контрразведчики и контртеррористы из Службы рассосались по кабинетам головного офиса и в восемь смычков повели допрос всех нас, включая генерального директора и меня. Да, мне досталась долгая беседа... Чуваки, которые орудовали в моем кабинете, явно встали на след: всё во мне, и всё, что на мне, громким шепотом предупреждало их, точнее – его, офицера, который у меня ствол реквизировал: «он, он и есть главный среди всех подозреваемых, честные и невиновные люди так себя не ведут...» До сих пор уверен: им, ему, самой малости не хватило, чтобы неопровержимо доказать мою персональную вину и отвтетственность за убийство нашего дорогого Господина Президента. Впрочем, и остальные сотрудники «Совы» оказались, по результатам первых допросов, сплошь подозрительные недолояльные типы... Явился я домой ровно в полночь, как исчадие Тьмы, Шонна взялась было за упреки – но меня хоть выжми, самого впору жалеть и по головке гладить... «Что теперь будет, Ричик?» – а я откуда знаю, что теперь будет? Наладится, я думаю, на одном Господине Президенте свет клином не сошелся, тем более, что какой-то генерал Мастертон оседлал экраны телевизоров и первые полосы газет... Сроднимся, чего уж там, не впервой...

Сели ужинать, детишки уже спят, как обычно папу не дождавшись, Шонна устроилась напротив меня, только головой качает...

– Ты чего?

– Выглядишь плохо. Бледный весь, мешки под глазами, глаза красные. Досталось вам?

– А-а... Перемелется.

Досталось нам... Да уж, черт возьми! Эти самовыродки лампу мне в глаза выставили, а предварительно зафигачили в нее лампочку-светлячочек, на двести ватт, и с понтом дела наблюдают микродвижения губ, век, бровей, глаз, ждут, пока моя ложь потечет и растает перед их пристальными взорами матерых контрразведчиков. Я говорю «они» во множественном числе, но – так, для порядку: допрашивал-то меня один, двое служивых унтеров у него просто на подхвате, молчальники: подать, принести, застегнуть, «врезать»... На исходе четвертого часа огреб я, в общей сумме, с десяток ударов по шее и столько же в солнечное сплетение, а до этого приковали мне рученьки и ноженьки браслетами... Медовый месяц у них, все им можно сегодня, защитникам, во имя истины и нашего спокойного сна...

– Ну-ка, повтори теперь, кто – сука?.. Четко и ясно скажи: я сука!

– Ты – сука! О-о-о-оох-х-х... – Это он провел крюк в солнечное сплетение, очень точно и стильно, а мне даже не согнуться, потому что руки за стул заведены, а стул привинчен (мода у нас такая, на «конторский манер», когда некоторые категории посетителей приглашаются в кабинеты со «стационарными» стульями, для психологического воздействия на них)...

– Говори.

– Я... уже сказал...

Не знаю, сколько бы мы так препирались , с моим персональным дознатчиком, но в событиях случился поворотец... Нет, в Большом Мире все так и оставалось: траурная лирика по отечественным телеканалам, чрезвычайное положение, армия на каждом квадратном дециметре Бабилона, однако, в одном из маленьких бабилонских мирков родилось чудо: все мы, «совяне», оказались невиновными, более того, невинными, более того, полезными членами общества, воинами силового резерва, на который, если понадобится в лихую годину, может смело опираться мое родное государство, в лице нового Господина Президента, правительства и парламента, представителей «Службы» и «Конторы». У генерального нашего нашлись достойные случаю связи, да такие, что легко – суток не прошло – сумели они перебороть естественную бдительность органов по отношению к гражданским людям, имеющим доступ у оружию, секретам и специфической оргоснастке, потенциально позволяющей...

– Эт-то, мля... что еще такое? Э?.. Рик, они тебя били, что ли?

– Да нет, просто перепутали с этим... в Копперфилда играем... – Тут мой палач хвост поднимает на моего генерального:

– Я же четко сказал: никому не входить...

– Не п..ди. Возьми лучше трубку, это тебе звонок. – «Служивый» сечет фишку: вместо того, чтобы мешкать и возмущаться панибратским обращением со стороны подозреваемых штатских, – немедленно следует совету и подносит трубку к уху:

– Капитан Борель. Да, но... Считаю своим долг... Слушаю... Так точно. Так точно. Но... Есть через полчаса!

– Рик, я тебя распаковываю, но предупреждаю и приказываю: не вздумай трогать рыло этого мудня. Понял? Ослушаешься – с волчьим билетом вышвырну. Понял?

– Угу.

– Как вы меня назвали?

– Козлом назвал. Проваливай, ты же слышал: полчаса тебе дано, чтобы свернуться.

Капитан Борель весь в белом бешенстве: с одной стороны он – фигура, не сказать чтобы очень малая, даже в пределах его родной «Службы», а с другой – он ведь чиновник, и в этом качестве очень чуток к тому, как с ним разговаривали по обе стороны телефонной трубки.

– Я это учту, уважаемый господин директор. – Тихо сказал, почти прошептал свое обещание господин капитан Борель из «Службы», грозного, всем внушающего страх ведомства министра Доффера, но генеральный словно бы и не слышал: повернул пузо к двери и пошел, ему не отвечая, а мне предупреждений не повторяя. До этого руки мои успел расковать своим ключом, хитрым каким-то, видимо универсальным. Нам таких не выдают почему-то... К ногам нагибаться не стал.

В такое время, такой приказ – нет, не буду нарушать. Не то чтобы меня волчий билет напугал – да я бы из упрямства наплевал на угрозы, но замути я в офисе драку с представителями «Службы» – его бы по-крупному подставил, моего начальника, который за меня безоговорочно вступился. Ни одна мохнатая лапа не бывает беспредельно мохнатой, все что мог – сделал генеральный, не буду его подводить, не свинья. Но и оставлять без последствий...

– Хороший у тебя удар, четкий... – Этот Борель сноровисто собирает в портфель все свои дознавательные пожитки, аксессуары, включая теплые еще кандальчики... Ноги ему лично пришлось высвобождать, наклоняться, поскольку дрессированные унтеры – вовсе не из его команды, а приданные по расчету, они еще раньше получили приказ по рации и убежали вниз. Я загадал про себя: вспомнит про свою лампочку двухсотваттную, или забудет? Забыл, в конечном итоге.

– Времени мало было, я бы тебе настоящие показал. – Ага, отступила бледность, порозовел: парнишка-то заводной, это интересно. Парнишка он, предположим, условный: сверстник, либо на год-другой моложе... Показал бы он мне, да?..

– Ну, так а... в чем дело?.. У?.. Здесь нам нельзя драться, мне воспитание не позволяет, тебе Устав не велит, но – было бы желание и терпение с обеих сторон – договоримся...

Капитан Борель даже замер, с блокнотом в руке...

– Ты что предлагаешь, чтобы нам встретиться подраться? Тебе мало полученного?

– Гм... Ну... Маловато, готов признать. – Чувак этот швырк блокнот в портфель, клац на специальную защелку с замочком... и замирает, в упор на меня глядя.

Смотри, смотри, сексотина, смотри, да не спугнись раньше времени.

Рост у нас с ним примерно одинаковый, сложением – тоже более-менее одного уровня... Парень подкачан, с руками: удар у него, ох, хлесткий!..

– И что предлагаешь?

– Аэропарк знаешь? Бывший Удольный парк?

– Ну и?

– Там есть площадка, где со всего Бабилона старичье по выходным на гульбу собирается...

– А, неформалы прошлых веков, клуб женихи-невесты? – Борель портфельчик в руку, сам к дверям... Стоит.

– Он самый.

– И что? – дверную ручку теребит капитан Борель, но не выходит, значит, желает дослушать.

– Подгребай туда... ну, в субботу, в полдень. Сейчас военное положение, и хотя весь этот веселый листопад оно не остановит, но в полдень там не много будет народу, я уверен в этом. Найдем уголок поодаль, махнемся по-свободному, без «браслетов». Или в воскресенье.

– Со стволами?

– Зачем же нам нарушать закон, господин капитан? Так разберемся, руками.

Борель этот вздернул левую кисть, посмотрел в циферблат...

– Один на один? Идет. В полдень, в субботу, там. Адье, «котлетка».

Котлетка – это, видимо, я. Адье – это чао на французский манер. Где же во мне не так, если он не стреманулся ничуточки? Привык, что «Службу» в любом виде боятся? Да, не лишено оснований... Но я предпочитаю думать, что у него все в порядке с физподготовкой, и что именно в этом причина его смелости. Настолько все в порядке, что он ни на секунду не усомнился в себе, глядя на меня, на крепко сбитого мужика из «силовой», все-таки, структуры, каковой наша «Сова» является де-юре и де-факто.

Следовательно, было бы опрометчивым не прислушаться к сигналу... До субботы немного времени осталось, но в моих силах освежить бойцовский арсенал, припомнить разные полезные ухватки и навыки.

– Ох, Ричик... Ты так вздохнул, словно никогда не перемелется... Устал, сильно устал?

– Угу.

– Мой дорогой... А где твоя кобура? Почему ты без револьвера?

– Без пистолета.

– Что?

– Они отличаются конструктивно, я тебе миллион раз говорил. В последнее время я револьверы почти не ношу. А этот – там изъяли, на работе. Временно. Понимаешь, в городе военное положение, ну и власти решили подстраховаться: сократить число граждан, имеющих доступ к боевому огнестрельному оружию. Как все рассеется – вернут.

– Может быть, это и хорошо, Ричик? Может, правильно, что сокращают?

– Может быть. Дай мне снотворного покрепче, хочу вырубиться – чтобы сразу, не перебирая в памяти прожитые сутки...

– Сейчас мой дорогой... Износились у тебя нервы, бедный, и вообще ты усталым выглядишь...

Две таблетки подействовали, но где-то с четверть часа я все-таки вспоминал, никак не отвертеться было от работы головного мозга... Может, оно и правильно, что сокращают... Но – знаете ли... Бабилон, вечер поздний, все увеселительные заведения закрыты на неделю вперед, прохожих на улицах – самый прожиточный минимум, хотя комендантский час официально пока не объявлен. Нас всех, сотрудников с положением, от греха подальше развозит по домам служебный микроавтобус, где рядом с водилой сидит Черт-с-усами, зам генерального, вооруженный охранной грамотой. На пересечении Кольцевой и площади Победы имеем удовольствие наблюдать коротенькую пейзажную сценку: расстрел военным патрулем гражданских гангстеров на фоне промозглой весны. Вдоль белокаменного забора выстроили четверых молодцов – все в полубеспамятстве, зыбкие, окровавленные, видимо, всмятку избитые. Но гангстера легко угадываются в каждом, одеты и пострижены специфически... Накрапывает, но так скупо, что неопытный в физике человек и не поймет, откуда сырость прибывает – сверху, снизу, с запада, с востока? Залп в четыре жала и потом еще четыре россыпью – добивали в головы. Был асфальт темный и влажный, стал местами черный и мокрый. Весь город мрачен лежит, без обычного светового разгула, а там, на расстрельном месте – наоборот: частые фонари и мощные прожектора подсветки: все было нам видно, вплоть до синяков и золотых цепочек. И струйки из под мертвых, словно червяки черные, запульсировали, потянулись на проезжую часть, к стокам канализационным. Военные свое дело сделали – нам дорогу дали: проезжайте, мол... даже досматривать поленились. Но этого я Шонне рассказывать не стал, посчитал необязательным.

Зато на следующе домашнее утро было нам всем короткое приволье, не в каждое и воскресенье такое бывает: я, Шонна, Элли и Жан проснулись, никуда не спеша и, наплевав на траур, предались веселому тарараму! Телевизор весь набит мордами кисло-горькими, так мы просто музыку танцевальную включили. Все вперемешку у нас и без ранжира: танцы, умывание, завтрак, взвизги... Почти до обеда прокувыркались, и – о чудо: ни в школу, ни в редакцию, никуда никому ехать не надобно... В магазин за продуктами – я сам пошел, даже Шонну не взял. Кто бы слышал, сколько я насмешек перенес по этому поводу, от чад своих и от лучшей половины своей... Может, я и перестраховщик, но стойко встретил: не шутя наложил категорический запрет на любые, по любому поводу вылазки из дома. В лавке – оп! – сразу все цены процентов так на двадцать, двадцать пять... Нет, не упали, а совершенно странным образом поднялись! Я в универсам – проверять – там точно та же картина, и тоже – выросли все ценники, не один не упал. Я, впрочем, догадывался об этом еще вчера, еще прежде допросов сообразил... И возблагодарил всех скопом: чудо, случай, судьбу и провидение, которые послали мне наличными пятнадцать тысяч талеров оклада и премиальных, а дополнительным бонусом – лень, помешавшую мне своевременно передвинуть эти талеры в банк. Из «подшефного» автомагазина получили мы накануне законную дань, клиенты наши, те самые магазинщики, были по уши в наличных, так уж совпало, а у нас как раз зарплата... Ну я и взял большую часть налом. Чудо.

В универсаме карточки «временно не принимают», банкоматы уже обескровлены и ответственные лица не в курсе, когда их пополнят... Минус на минус... если бы не это – смели бы подчистую прилавки осторожные и видавшие виды бабилонцы... А я хуже? Килограммов двадцать пять скупленного на себе домой припер, благо всего маршрута – через дорогу перейти...

– Боже мой, Рик! Куда и откуда столько?

– Ур-ра-а!!! Папа – Дед Мороз, всем подарочки принес! Элли, сюда, скорее!..

– Из окрестных лавочек. Две с половиной тысячи грохнул, из трех с собой захваченных... Все так подорожало. Где гвардия? На! Тебе соль, а тебе макароны. Затырить в схрон, чтобы никто и никак, даже Индиана Джонс миноискателем...

– А чеки взял?

– Ну конечно, я же знаю твое хобби.

– Не хобби, Ричик, а добровольное соблюдение кодекса, разработанного обществом защиты потребителей.

– Ну да, да, точно, именно это я и хотел сказать. Ты только глянь на цены...

– О, боже, это что, мясо столько стоит?

– А ты думала – космический корабль? Оно самое. Горчица не подорожала, по-моему, одна единственная во всех трех лавках, включая универсам.

– И дальше как? Ты думаешь, еще будет дорожать? Тише, дети! Элли! Возьми веник и все смети. Вдобавок ко всему – соль рассыпали, ты погляди. Не к добру это. Ну что ты смеешься, это же не я выдумала – примета такая народная есть.

Тут уж я вплотную взялся хохотать, аж слезы на глазах, и плечи с животом заныли, накануне битые...

– Ши, птичка моя... ха-ха... о– ха-ха... Не к добру! Слышали бы нас господа из Службы!

Ши моего юмора не поняла:

– Ну, оговорилась. Дети соль просыпали, все цены выросли, на улицу нос не высунуть – вот уж потеха, смешнее не бывает. Подмели? Марш в свои комнаты... мучители мои... Прыг-прыг отсюда, – вот как... Сержусь, но умеренно... Ни на кого. На обоих одинаково... Если поцелуете мамочку и упрыгаете отсюда до обеда – перестану сердиться. И папочку своего с собою забирайте, на кухне уже не повернуться от всех этих кулей да коробок...

Но папочка в моем лице решил остаться на кухне и остался, отбил все атаки оппозиции: недаром, все-таки, я в качалку ходил и в спецвойсках обучался...

– Хорошо, но, чур, сиди смирно, как воробушек, и не вздумай помогать! И без того тут наломано, наколото, набросано, намусорено... На вот пока, поешь каротину, говорят, очень хорошо помогает от близорукости. На том мы с Шонной и поладили: я за столом сижу, морковкой хрумкаю, Шонна в фартуке по кухне рассекает, обед готовит. Дети вдалеке, если судить по крикам, кого-то линчуют, но лучше туда не ходить и правых с виноватыми не искать, бесполезно...

– Я уже звонила девочкам – практически все до единого материалы рухнули: только некрологи и специальные интервью. Все до единого, у всех! Ты представляешь?

– Я представляю. Сейчас все и у всех кувырком пойдет. Какое счастье, что я в получку наличными закинулся: иду, такой, сегодня вдоль прилавков: банки закрыты, банкоматы не работают, карточки не принимают...

– Да ты что?..

– Угу. Тринадцать тысяч у нас есть, живыми деньгами, этого вполне хватит на пару месяцев, даже если полностью кислород перекроют. Если разумно расходовать, вот как сегодня. Нет, ну скажи – я молодец?

– Молодец. У меня где-то пятьсот. И еще за прошлый месяц должны эти, гламурники...

– И мне должны всякие разные «Совы» да банки... Только, боюсь, будем спрашивать с покойного Кутона, шучу. Да нет, Ши, все нормально, это я на самый-самый дерьмовый вариант событий расчеты кладу, а так – на все у нас хватит, и еще на мороженое останется.

Сам-то я так говорю Шонне, а внутри, про себя... да и про себя точно так же думаю: выдержим!

– Что ты так морщишься все время, когда наклоняешься? Живот болит?

– Нет... Скорее, в спину... в шею надуло... там, на работе... Дай еще морковочки?

– На, зайчик, на... Ты сегодня весь день дома, с нами, так?

– Нет, пообедаю, отдохну, да надо будет в офис съездить на пару часов, типа, дежурство у нас организовали. Глупость, но...

– На моторе поедешь?

– Не знаю, надо подумать. Можно было бы и на моторе, да наверняка патрули будут доставать, я вчера насмотрелся и сегодня, пока в магазин ходил... Скорее, пёхом, или на такси.

– Но ты не допоздна, не как вчера? – Не-е-т, выруливаю я, наконец, с вранья на правдивую дорогу, – засветло вернусь, слово даю.

– Ты уж постарайся, Ричик, знаешь, как мы все волнуемся за тебя?

– И ты?

– А я самая первая!

– И дети?

– И дети самые первые. Поди, накостыляй им как следует и через умывальник веди к столу.

Ши права, надо бы им, конечно, «накостылять», развеселились уже до слез и баловства, но за всю свою отцовскую жизнь я ни разу на детишек руку не поднял, не то что Элли – Жана ни единой затрещиной не пригладил, они же дети мои... Но, само собой, в комнату к Жану ворвавшись, навел им и шороху и строгости, мало не показалось. В семье ведь как: возьмись лупцевать детей каждый божий день – они привыкнут, если не к боли, то к повадкам дурака-родителя, а уровень послушания вряд ли от этого изменится в лучшую сторону. У кого собаки есть – знают: заведешь в обычай держать пса на строгом ошейнике, – он простого перестает слушаться и только ждет повода, чтобы начать безобразничать. А дети-то – люди, не хуже нас с вами понимают и слова, и строгость. Моим, мои строгие слова, – в очень большое наказание, хотя никакого рукоприкладства за словами не стоит, просто не любят и боятся, когда папа ими недоволен. А так, в обыденной жизни – любят, меня и Шонну. Шонну больше, но это – считал и считаю – абсолютно естественно и нормально: она их мама, она их вынашивала, рожала, кормила грудью, нянчила... Мне моего хватает. Жалко, что их всего-лишь двое, а не пятеро-семеро..

– Что-о? Это ты считаешь, руки и лицо помыл?

– Считаю. – отвечает сын. Хэ... считает он. Любой другой на моем месте смутился бы перед этим уверенным и строгим взором праведника, но я, ученый долгим опытом отцовской жизни, даже и не дрогнул. Ни единым мускулом лица.

– Вот как? На-ка, полотенце, вытри... А теперь посмотри: что это за грязь, чья она?.. Элли, ау, сейчас за ухо и к лампочке! Ну-ка ты покажи? Принимается, бегом к маме. Жан остается на перемывку.

Я абсолютно не реагирую на сыновью логику, что, мол, даже если как-то и что-то – все равно грязь покинула руки и осела на полотенце...

– Полотенце ты будешь стирать позже, вручную, но лично, а сейчас перейдем к фасу. Загляни в зеркало, выстави вперед правую щеку... правую... да, и повтори насчет достаточной чистоты?.. С мылом, голубчик. Э! Да ты полотенце не тем краем взял, вытирай вот этим, которым чистые руки высушивал... О-о, брат... Помнится, ты у меня спрашивал, что такое политика двойных стандартов? Вот она и есть: для папы и мамы – руки чистые, а прикасаться к полотенцу после «чистых» рук – пусть Клинт Иствуд... А? Я уже мыл, сыночек, я чистыми руками держался за чистую морковку, чтобы ты знал. Но – изволь: беру мыло... мою... смываю... вытираю... Чисто? Что и требовалось доказать. Да идем, идем, не шумите! Мы тут в министерство иностранных дел тренируемся поступать!..

Решил я, все-таки, на перекладных до спортзала добираться, не стал рисковать мотором ради тренировки.

«Папа, а кто его убил?»

Гм... Тот еще вопросик. Да будь я проклят, если хотя бы примерно это представляю! В огромном спортзале народу – четыре человека, вместо обычных двух десятков, из музыкального сопровождения – только репродуктор, настроенный на первый общенациональный канал. По нему утверждается, что личность преступника установлена достоверно, что по тщательно подготовленному плану действовал уголовник из старинной террористической организации, но он только исполнитель, а все нити ведут за рубеж, через океан... У нас в Бабилоне, «через океан» – это всегда и исключительно Европа, как будто Аргентина и Берег Слоновой кости через речку... Или, там Вашингтон... Через океан – значит, англичане, а не греки и не поляки. Да только не похоже все это на правду, хотя бы потому, что уркам старого замеса не положено работать на государство, ни на наше, ни на чужое. Если же работал – значит, не урка. Если урка – значит, не работал, ни на наших, ни на англичан. В таких вещах мы все более-менее разбираемся, кто из «совоподобных» структур. И уж всяко в Службе и в Конторе знают об этом не хуже нашего... Говорят – значит есть у них план и резон. Но мне плевать – кто там, что там, какой резон, по какой причине... У меня в субботу свидание с одним господинчиком из Службы, мне надо кости и мышцы подразмять, точность в движениях подправить... Ой, болят мышцы-то... Хорошо, хоть, не кости...

Вернулся я домой, как и обещал, засветло. Тут меня мое семейство прихватило по полной программе, насчет того, чтобы с завтрашнего дня я снял их всех с домашнего ареста. Они осыпали меня аргументами с ног до головы, грозили и улещивали, подлизывались и обижались, а я только тряс головой и ушами... и все-таки не выдержал.

– Точно, что у них занятия в школе? Ты проверяла лично?

– С Эллиной классной разговаривала, совершенно точно. Они распорядились удвоить на эти дни школьную охрану и нас просят проявлять бдительность.

– Гм, гм... А если мы не пустим их в школу... Тихо оба. Тогда что? Нарушение дисциплины?

– Нет, Ричик. Они сказали, что до окончания траурных церемоний – на наше усмотрение, но рекомендуют не сбивать учебный процесс.

– Ну, папочка, ну пожалуйста...

– Давай, отпустим их? Ричик? Они же весь дом разрушат? И мне тоже бы надо съездить по адресам кое-каким? Ну, разреши?..

– Сговорились за моей спиной... Интриганы. Ладно... Тихо! – я сказал. После уроков сразу домой, и только вместе. Понятно?

– Понятно!

– Ур-ра нашему папочке!

– Да, дети, иначе наш папа превратится в страшного черного зубастого зверя и всех нас съест. Так... галдеж прекратили! Дети!..

– А кто их из школы встретит, если тебе тоже надо куда-то ехать?

– Я и встречу. Утром провожу, бегом в редакцию, бегом обратно. А во второй половине дня никуда не пойду, ни за хлебом, ни за соком, буду следить за их автобусом.

– Договорились.

Вот так и выпадают из времени: ума не приложу, каким медом в школе намазано, что дети туда просятся, имея возможность «откосить»? Они объясняют, что дома скучно, если нет возможности выходить в гости, или принимать гостей, или просто гулять на улице... Это весомый аргумент... Но – все-таки странные пошли времена.

На работе у нас абсолютный застой, и даже заказчики «адюльтерного» отдела не качают права, понимая форс-мажорные обстоятельства.

Расстрелы гангстеров и всяких там грабителей, насильников, злостных хулиганов, схваченных на месте преступления, стали чуть ли ни обыденностью, прямо по телевизору дважды показали сцену казни, копию той, что мы наблюдали однажды ночью возле площади Победы. В силу этого, практически невозможно проводить никакие оперативные мероприятия ни по какой из наших тем: военные, дорвавшиеся до безнаказанного судопроизводства, – озорной народ, перепутают с преступниками, за руки, за ноги раскачают – и на Луну. Заказывай потом специальные молебны по невинно убиенному имя рек. Мой отдел – мог бы трудиться, казалось бы, но заданий сверху нам не спускают, я ведь нечасто работаю всю тему «от и до», в большинстве случаев – обтачиваю какую-нибудь вспомогательную деталь из общей чужой проблемы... Это означает, в свою очередь, что в обозримом будущем рассчитывать на премии не приходится, голый оклад – д-дзынь мелко-мелко... Хорошо еще, если сам оклад будет, без задержек... Впрочем, мгла потихонечку рассасывается: мобильные трубки основных провайдеров уже включили, хотя и с предупреждением, что они могут прослушиваться, в рамках проводимых розыскных мероприятий. И то хлеб. Мало-помалу, банкоматы заработали, но цены магазинные не хотят уползать обратно в кастрюлю... Вот вам и военная диктатура: цены на хлеб примять не могут. Будем надеяться дальше: как пообещал нам новый Господин Президент Мастертон, военные патрули, комендантский час, расстрелы и тому подобные чрезвычайные прелести – ненадолго, он ручается в этом перед нацией словом Президента. Поверим же ему – лишь бы поскорее.

А тут и суббота подошла... Была у меня мыслишка – взять кого-нибудь из ребят для подстраховки, но потом я же и устыдился ее: во-первых, нечестно будет, мы же с этим Борелем один на один договорились... А во-вторых – времена лихие: за эти дни «пожар-вокзал» на улицах слегка ослаб, но военных самосудов пока никто не отменял, мало ли – загремим в непонятное с этой дракой? Я, в таком бубновом случае, за себя и по делу отвечу, а привлеченный мною конфидент – за что? Даже деньги ведь не предложишь за такое, неловко... А если и предложишь, и если возьмет – на фиг мне такой секундант и союзник?

Короче, решил я сам-один ехать, на своем моторе. Существовал шанец, что этот малый отдубасит меня так, что и мотор меня слушаться перестанет, но – пусть уж будет эта вероятность, зато сразу после драки, если она пройдет благополучно, я как бы в укрывище окажусь, почти дома, а не потрепанным уличным прохожим, на всеобщий обзор открытым.

Таким образом, я, что мог, заранее рассчитал: прямо в гараже выбросил из мотора все, могущее показаться подозрительным, если, паче чаяния, меня на месте прихватят и обыщут, с Шонной попрощался обыденным образом, как всегда перед рабочим днем, а сам к парку.

Не знаю, сколько лет этой традиции, – бабкам-дедкам в том парке женихаться и невеститься, – но еще при родителях, когда они детьми были, тот обычай существовал, они рассказывали: как выходной – так до глубокого вечера гуляет в парке лихая орда, пьет, поет и пляшет, хрустя, под баяны и дудки. Редко когда забредают в веселое общество юнцы младше шестидесяти пяти, в основном там в ходу настоящая геронтофилия.

Успел я к полудню и чуть поранее, народу на вытоптанном загоне – в самом уголку, судачат и закусывают, пока еще без музыки и танцев...

Так... Ага... А этот капитан Борель не один пришел, в компании с напарником, или кто он там ему... Тоже здоровый лось, на полголовы меня выше. Секундант, что ли?

– Это Фил. Он будет сечь по сторонам обстановку, пока мы с тобой... Не возражаешь?

– Секундант, что ли?

– Вроде того. Ты как – пустой, или с приблудами?

– Я... Видишь ли, капитан, я блатного языка не понимаю, другой жизнью живу. Кастета при мне нет, ножа и цепей – тоже. О стволах мы еще тогда договорились при той встрече. А ты?

– И я пустой. – Борель вытягивает в мою сторону растопыренные ладони и я зайцем отскакиваю.

Оба они заржали, надо мною, конечно же... Типа, что вот, мол, еще до драки перепуган... Пусть смеются, а я из того исхожу, что в важном деле не до эстетики, там результат подавай, результат всему голова и основная цель. А что отпрыгнул – мало ли... Осторожность лишней никогда не бывает.

– Вон полянка, то что надо. Отойдем туда? – Эти двое туда головы повернули, потом друг на друга глянули...

– Подходит.

– Как будем махаться? Я лично – так как есть, в свитере, в ботинках... – Борель сдвинул кепку, почесал левую залысину, потом вообще кепку снял, напарнику отдал....

– И я так же. Ну что, совенок? До первой крови будем, или пока о пощаде не взмолишься?

– До беспамятства.

– До чего, до чего? – Это они почти хором переспросили.

– До полного вырубона одного из нас. Пока рылом в землю не уткнешься, чтобы тебя твой напарник на себе волок, как мешок с костями.

– Ага. Ну, меня, предположим, отнесут – а ты как же? Ежели, не дай бог...

– Бросите так лежать. Дождя нет, луж нет, мороза нет, не замерзну и не захлебнусь.

– Принима... – Этот Борель – не из бездельников и шустряк: ха! – прямым справа в меня!

Если бы я стоял, ресницами шевелил, ожидая, пока он окончит пустую фразу, то драка на этом бы и завершилась, на обоюдопринятых условиях и совершенно не в мою пользу. Однако я был настороже: поднырнул под его коварный выпад и провел тоже правый в корпус... И все-таки он был слишком скор: от его удара-то я ушел, а свой, нацеленный в солнечное сплетение, «запозорил», вместо того, чтобы пополам Бореля согнуть – неуклюже толкнул.

Отскочили мы друг от друга, маячим в пределах прямой досягаемости, собираемся с мыслями... «Вот бы он ногой махнул» – это я про себя думаю, в надежде, что он именно это и попробует. Зачем? А вот зачем: разминки перед дракой не было, грунт, хотя и утоптанный, – неровный, неоднородный, одеты мы не по-спортивному, ожидать в таких условиях точности и скорости в ударе ногой – было бы неоправданным оптимизмом со стороны бьющего... На этом бы и поймать орла за хобот... Но он, хитрец, только руками финтит... Хорошо, я попробую... ложным ударом... Точно! Он только и ждал, когда я ногой взмахну: сразу же тык полшага в сторону и шаг вперед, чтобы встречным в челюсть меня пригладить... Но в результате сам получил, не ногой, правда, а кулаком в скулу. Башка у него – прямо из железа, кожа лопнула, а ему хоть бы хны, даже не «поплыл». Мало того – меня достал, аж бенгальский огонь в левом глазу вспыхнул! Вот такие мы оказались бойцы, что он, что я: на ринге, небось, или в спортзале – нет ребят пластичнее да изобретательнее, а тут – какая там красота с выучкой – сошлись два дурака вплотную, в грубом размене ударами, кто кого... Чуть ли ни целую минуту, считая с первого его замаха, продолжались наши игрища, прежде чем Борель «потек», потерял хлесткость в ударах и зашатался...

Ангел меня хранил, вернее земная ипостась его, тень майора Герциля, нашего армейского наставника по ближнему бою: только благодаря его дрессуре приучился я в любой драке рыскать сознанием по сторонам: этот битюг, наш секундант, бросился третьим в нашу махаловку, причем взял не мою сторону... Но я сразу же хорошо и удачно встретил его с левой, так, что он припал на карачки на несколько секунд, а когда встал – прежней силы и задора в нем уже не было... Эх, если бы я не пропускал ударов... Но я их пропускал. Боль – она даже сквозь адреналин боль, хорошо хоть, эти два героя «по-честному» дрались, без вспомогательных предметов... Н-да... Не знаю, как бы оно дальше там сложилось: только я успел еще раз поставить на четвереньки второго «лося», как – свисток! Воспоминание о свистке меня потом долго смешило, когда уже и синяки сошли... Короче: я наполовину оглушен, но держусь, а эти двое изрядно дальше моего прошли по пути в рукотворную нирвану; ан набежали военные вперемежку с лягавыми – смешанный патруль – и в таком плачевном виде всех троих повязали, повезли в лягавку.

Мне повезло несказанно: они меня практически не били, только при посадке в кунг и во время выемки, у отделения полиции. Моим коварным соперникам повезло гораздо меньше... Рассовали нас по трем разным камерам и моя аккурат возле дежурной комнаты, почти все слышно, хотя и не видно. Первого Бореля дернули в дежурку. Он там – бу-бу-бу, свиньи, поплатитесь, я капитан... Хрясь! И Матюги с обоих сторон. Хрясь еще! – половина матюгов стихла, кто-то из них стонет... Потом телефонные пол-разговора:

– Марко, ты? Короче, пузырь ставишь... Але? Дуй сюда, мы «служака» прихватили. Не, ну ты же давно мечтал... Нет, конечно, но уж два раза в рыло, даже три – позволю. И Джоху захвати, пусть тоже оттянется малость, их тут у нас много, на всех хватит...

Много? Это я – много? Да я здесь третий лишний. Хотя, если возьмутся бить – придется согласиться и потерпеть, – в чужой монастырь, как говорится...

Метелили двух капитанов «Службы» прилично; я сижу, такой, руки за спину в наручниках, прижавшись горячим ухом к стенке, слушаю и жду своей очереди. Казалось бы, с чего лягавым такую безрассудную храбрость проявлять – представителей «органов» топтать? Но они ребята ушлые, я их будущие оправдания слышал: «Скажем: некогда на месте было разбирать – кто и что. Есть приказ, есть военное положение. Они оказали сопротивление и... и!.. Парни! Всем внимание!... Они, эти уроды, не сразу нам признались... понимаете? Не сразу вынули и предъявили нам ихние „корочки“. Что же нам, жопы лизать хулиганам и убийцам? Во время военного положения, когда вся страна... и тэдэ и тэпэ... Просекаете? Только так! Третьего давайте, бабки говорили, что он, вроде, отдельно от них... Сюда его. А ты, Марко, звони в „Службу“ и срочным голосом докладывай о находке удостоверений. Пусть едут забирают. Конина с тебя, как договаривались. Как это за что, марамой? За доставленное удовольствие...'

Контора со Службой традиционно друг друга недолюбливают и уж не упустят случая безнаказанно поглумиться над соседями по силовому блоку. Если бы военные присутствовали, они, вероятнее всего, пресекли бы лягавские забавы, но те давно уже покинули отделение, оставив специалистам завершать начатое. Почему безнаказанно? В данном случае – именно так. Лягавые – далеко не всегда дураки, они сообразили, что пресекли отнюдь не спецоперацию, иначе бы косвенным образом, но были бы предупреждены, и они, и патрули в районе парка... Или не вмешиваться, или в течение такого-то времени обходить участок местности такой-то...

Только-только поставили меня под ясны очи летёхе, дежурному офицеру, как звонок: это Служба среагировала на сигнал о поимке их сотрудников... Меня спросили насчет удостоверения, но найденное их не впечатлило: главный летёха кивнул просто – этот не с ними – и меня опять в камеру, опять ждать. Четверти часа не прошло – вваливаются двое с громкими голосами и начинают наводить свои, «служебные» порядки... С ними врач... Мама дорогая! Такого шелкового и лояльного к интересам «Службы» лягавого мне лично слышать не доводилось: вот-вот бросит чувак все наслуженное и попросится в Службу, простым вахтером!.. «Как только мы узнали... так точно!.. Мы же понимаем!.. Немедленно поручил унтер-офицеру позвонить и доложить.. Конечно! Готов извиниться, единственно, что ребята не в себе, угрожают, напраслину возводят... Виноват! Господа офицеры, конечно же, я только их возраст имел в ви... Слушаюсь. Вот протоколы допросов... Да в том-то и дело, что и пальцем не тронули! Несмотря на то, что они постоянно нам угрожали... Это их тот, третий, разделал, который в камере сидит... Пойдемте, конечно..."

И повел лейтенант Каймак этих инспекторов на экскурсию, ко мне в камеру, по пути докладывая мои установочные данные... А раненых капитанов – в дежурку пока, их там врач обрабатывает на скорую руку... Зашли, глянули на меня...

– И этого что – тоже пальцем не тронули??? – Ай да вопрос! Если бы летёха посмел задохнуться от возмущения за проявленные к нему подозрения – он бы так и сделал... Да и я бы даже на Страшном суде показал чистую правду: кроме пинка и затрещины на входе-выходе из крытого кузова, кунга, не трогали они меня... Тех – да, а меня – пока нет.

– Так точно. Ваши сотрудники постарались, на месте задержания, мы ни при чем.

– А вы что скажете?

Ничего я им не сказал, кивнул, да и все.

Их мой ответ устроил, они и вышли, не говоря более ни слова в мою сторону. А я остался.

Туда-сюда, прошло где-то с полчаса – подписали они какие-то протоколы, чего-то там пробубнили в свои трубки, и уехали, захватив с собой обоих моих противников. Те, кстати уж, говорили еще меньше моего при «инспекторах», если точнее – молчали мертво. Подозреваю, напортачили они своим поведением по служебной линии.

– Уснул? Вставай, с тобой теперь разберемся.

Посадили меня напротив лейтенанта Каймака, тот за столом смирно сидит, дубинки не касается... Имя... возраст... место работы... место жительства... Все и разбрелись кто куда из комнаты, остались мы вдвоем с лейтенантом.

– А ничего они тебя разукрасили, по-новогоднему. В чем дело было? – Он спрашивает, а я пытаюсь к зеркалу повернуться, да левый глаз совершенно заплыл, не раздвинуть усилиями лицевых мышц...

– Так ты же сам объяснил этим... чайникам... Прогуливались отдельно. Напали друг на друга, на почве внезапно вспыхнувших взаимно-неприязненных отношений.

– Ты не остри, ты смирно себя веди. И я тогда передохну, чаю выпью.

– Дуэль была, один на один. А тот, Монтега, который с ним был, взял и вмешался, двое на одного.

– Из-за бабы?

– Хм... Да. А откуда ты-то прознал? Они, вроде бы...

– Оттуда. Есть у нас свои каналы, тоже не пальцем деланы, хоть и не шпики. Ну, что дальше-то думать будем, «Сова», твоим сообщим, или как?.. – Прощупывает варианты, сукин сын, в том числе и взяточные... Может, дать, может – быстрее будет, нежели ждать, пока наши вызволят? Лучше бы без них, без «Совы»... Формально-то я нарушил приказ генерального, почистил рыло Борелю... Хотя и не тогда, и не в офисе...

– Ты чего? А? Эй, сова? В голове не так?.. – Поперхнулся летёха и оглядывается кругом себя: чего это я такое узрел?

А я в один миг позабыл и про драку, и что зубы ноют, и что глаз не видит... У летёхи мыльница играет, маленький музыкальный центр, и не из радио, а от компакт-диска звуки исходят... У меня аж гусиная кожа по всему телу.

– Нет, нет... Все нормально. Слушай, лейтенант, ты в курсе, что это за песня?

– А тебе что? – удивляется лейтенант моему вопросу, но – видит как я встрепенулся, даже левый глаз чуточку виден стал; в другое, более благополучное для моего лица время, можно было бы сказать: шары на лоб. Соизволил все же ответить. – Это есть такая симпотная вещичка: «Застегни рот, ангел». Роллинг стоунз исполняют. А тебе-то что?

– Я ее три года, четвертый ищу! И вот, негаданно случайно...

– Еще бы! Это, брат, не тетины трусы, вещь коллекционная. Я ее специально оцифровывал, деньги платил. Мне брательник из Штатов привез, говорит, что краденая. Она ведь в никакой альбом не входит, знаешь об этом?

– Ха... Еще бы я не знал... Слушай, лейтенант, а? Дай мне ее записать? Или продай, я заплачу?

– А чего тебе вдруг зачесалось? Зачем? Тоже, что ли музыкой интересуешься? Типа, Роллингами?

– Да, разумеется. А ты?

– Почитаю их величайшими в мире. Я если хочешь знать, на их концерте был, в девяностом, когда они к нам приезжали с «Колесами»!

– И я был. Полный угар! Я метрах в двадцати от сцены был, не дальше.

– Точно! И я тоже, только я ближе, в оцеплении стоял. Помнишь, как Мик шваброй в надувного волка тыкал, а тот лопнул и его накрыл? – Летёха сказал – и сам же прыснул от воспоминаний.

– Конечно, помню, черт подери! И волка, и обеих баб. Роллинги сейчас в новое турне едут, «Мосты Вавилона» катать. У них ведь новый номерной альбом, в курсе?

– Погоди... Ричард, да? Погоди, Рик, я слышал немножко не так, что альбом называется «Мосты Бабилона»! И сделан он в честь нас, нашего города. И что они к нам опять специально приедут, на специальную презентацию.

– Нет, увы, в том-то и дело! Как бы нашим ни хотелось так думать... Приехать-то они, может, и приедут, нам на радость... Отстегни браслеты, я покажу написание... – Летеха чуть ли ни проворнее кенгуру ко мне прыгнул – руки высвобождать, – ...и это... ручку с листком. Ой... пальцы... Смотри, я сразу на «бабилосе» разницу показываю: они пишут на латинице как v, а мы читаем как b, и наоборот: пишут Ваbylon, а мы читаем, как Vavilon, то есть Вавилон. Просекаешь? На международных же всяких документах мы пишемся Vavilon, а читаемся как и положено: Бабилон.

– А-а... Врубился. Давай, чаю налью? Умыться хочешь? Мы сейчас быстренько протокол сообразим и... Погоди... запасное полотенце дам... Сам найдешь умывальник, там, в торце?

В служебном туалете лягавского участка я, наконец, полюбовался собою в зеркале. Блестяще! Суровая мужская красота, ничего лишнего: левое подглазье – черно-красное, кожа лопнула, правое подглазье – классическое темно-синее с прозеленью. Нос, на удивление, в полном порядке, но зато нижняя губа и левое ухо безобразно распухли. Все зубы целы – это уже супербонус сегодняшнего дня, и вообще мне везет с зубами в драках... Тьфу-тьфу-тьфу!.. На лбу царапина, длиною в две зубочистки, на правой щеке такая же... Откуда? Может кто-нибудь из этих молодцов царапается как баба? Не припомню в горячке... Руки, пальцы ноют... Как я буду ими рисовать в ближайшие дни? Что значит, оправдание? У меня семь вечеров в неделю – одни оправдания, а кто рисовать будет?... Да, разделали под орех... Конечно же, меня согревала и утешала мысль, что «служивцам» досталось ничуть не меньше моего, даже побольше, причем по отдельности каждому из них, а если суммировать с побоями, которые они огребли от лягавых... Бедолаги... Плюс им наверняка маячит серьезное служебное расследование... Ничего, ничего, будут знать, как нападать вдвоем на одного. Будь все по-честному, все бы мы успели в лучшем виде: Фил Монтега, с Борелем на плечах, – в одну бы сторону пошел, а я – в другую.. так нет же...

– Короче, пока ты мылся, да, я во всем разобрался. Полотенце прямо в урну бросай, его уж не отмоешь. Подмахни писульку, грубо говоря... вот здесь... – и свободен. Тут, по положению, мы обязаны телегу подогнать к тебе на работу, но это уж... имей в виду, короче.

– Где подписывать? Сейчас, прочитаю... Одним глазом-то неудобно... Нормально. Телега? Куда без них в наше время? Депремируют слегка, этого у нас не упустят. Но не утопят же? Выдюжим.

– Угу. А если что – посмотрим по обстановке, может и зажучим телегу, мало ли, потерялась... Хотя и не обещаю точно, учти это. Но ты знатно их отлохудрил, за обе щеки, просто молоток! А что с бабой теперь будет? Чья она, кстати?

– Какая баба? А... Гм... как и раньше, принадлежит третьему лицу. Но внесемейной благосклонностью отныне буду пользоваться только я. По очкам-то – я выиграл.

– Еще бы! Поздравляю, коли так. Бабы – они всегда такие хитрые: побитых жалеют, а к победителям льнут. Да опять же мужьям очки втирают. И что, говоришь, нет у тебя такой записи? А у меня есть. Еще подлить?

– Если не трудно, все никак не напьюсь. Молока побольше. Да, точно, нет у меня такой песни, к величайшему сожалению. Тебя как звать можно?

– Ясон мое имя, и полное оно, и сокращенное. Иногда Яз, но редко, в семье.

– Запиши, а, Ясон? Или продай? А я тебе «Циркус» запишу?

– Есть у меня «Циркус».

– Э-э-э... Да не аудио, фильм «Циркус».

– Да ты что??? Мля-а-а-а... Конечно! Ты не врешь? – Недолюбливаю жирные потные лица, но это лягавское – готов был в ту минуту если не поцеловать, то лично обтереть полотенцем, – столько счастливого предвкушения в нем было.

– Слово даю. Фильм записан на кассете, у меня их две, но качество на обеих отменное. Более того... – я заколебался на секунду: жадность коллекционера, обладателя суперраритета, боролась во мне с благодарностью, и последняя победила – ...более того, я тебе такую штуку бонусом пристегну – только за штаны держись...

– А что там?.. Извини... Слушаю, лейтенант Каймак. Занят. Занят, говорю! Позже позвони... Слушаю, лейтенант Каймак. Что, маленький, что ли? Обыщи, дай в морду, будет выступать – сюда его, не будет – пинка и доброе напутствие. Почему я вам всем должен сопли утирать, а? Ты мне не подскажешь?.. – Оборзели н-напрочь, не хотят работать, ешкин кот, хотят сидеть в патрульной машине и про баб истории травить... Под веселую музычку... Чем хорошо в эти... гм... траурные для страны дни... что сводка почти пустая, и у нас, и в других районах. За трое суток – всего два убийства. Да не по району – по городу! Вот бы всегда так. Моторы вообще перестали угонять, а всего-то лекарства – пару раз к стенке прислонили прямо на улице... Извини еще раз, отвлекся... Короче, я тебе за «Циркус» – что хочешь. Выставлюсь от и до. А еще, ты сказал?..

– «Она одна тебе нужна». – Слышал про такую песню?

– Н-не припомню.

– Ну, где: «Она и слепого ограбит, но только она..."

– А, но ее же Ронни Вуд исполняет, на сольнике. Эту-то я слышал, может быть даже она у меня есть.

– Нетттт! У меня она в исполнении всей банды, когда Ронни только-только туда вошел. Концертная запись из Висконсина, абсолютно уникальная, абсолютно единственная, двадцать два года ей.

– Рик... Ричард, ты не напаришь меня? Не забудешь, закрыв за собою двери? Ну честно скажи?

– Я же слово дал. Только ты мне справку какую-нибудь выпиши, а то я до мотора не доберусь, прихватят по пути твои же коллеги. Смотри – свитер-то не отстирать, бланши под обоими глазами.

– Сейчас сообразим... Который у нас час?.. Марко! Ну-ка, давай сюда. Марко!.. скоты, мать вашу... Только бы жрать... Ну-ка дыхни?.. Смотри у меня. Если, не дай бог, во время «чрезвычайки», хотя бы даже пива запах от кого из вас почую... Пеняйте на себя, я сказал. Сядешь здесь, я, типа, на обходе, через пару часов вернусь. Если что – по рации. Совсем аврал наступит – сам понимаешь, не экономь... – При этих словах летеха похлопал себя по нагрудному джинсовому клапану (уже и в штатское переодеться успел), где у него, я уже засек, мобильная трубка, наверняка «трофейная». Мне мою – фирма оплачивает, а им не положено. Не положено – а сверхудобно, вот лягавые и выходят из положения подручными средствами, с помощью оперативной смекалки...

– Рик, поехали. Погоди... На – диск. Бери, бери, у меня дома оригинал, такого же качества. Я тебя до мотора довезу, а уж дальше ты сам. Где ты, возле Удольного его оставил?

– Да.

– Ну... Ничего у нас не забыл? Ключи, бумажник?.. Поехали тогда.

И вот довозят они меня до парка, а я чувствую – пальчики мои плохо гнутся, глазик мой левый неуверенно открывается... Проблема.

– Слушай, – говорю, – Ясон? Идея возникла. Давай, заедем ко мне, и я тебе тотчас дам кассету и диск, на котором песня, которую я обещал?

– Хм... А что... Далеко ты живешь?

– Четверть часа от этой стоянки, если без пробок.

– Пробок не будет, по крайней мере до вторника. Тогда так: ты сейчас не водитель, я поведу твой мотор, а патрульная за нами поедет. Я тебя выгружу, диски, кассеты заберу – и на своей патрульной назад. Как?

– Идеально, я считаю. Еще и чайком ответным угощу?

– Очумел, что ли? Ты ведь женат, как я понял? Какой чаёк в такое время и в таком виде? Хренёк! Я парень опытный: не успею «здрассте» сказать, как твоя половина меня по башке шумовкой отоварит, ни о чем лишнем больше не спрашивая. Уж я за службу насмотрелся на телесериал «веселые ночные гости»... И моя такая же. Я тебя в моторе лучше подожду, в патрульном.

– Как знаешь.

И вот подхожу я к родной двери, как всегда дзинькаю условным звоночком, чтобы они там не испугались звяканья замочного... И в эту счастливую минуту – можно верить мне, а можно и не верить – напрочь я забыл, как выгляжу на чужие свежие позырки! Дверь открывается, я улыбаюсь здоровой стороной лица, в надежде на ответные радостные улыбки...

– Божже мой! Боже! Ричик! Что с тобой? Где ты был???

Дети мои, в отличие от мамы, не запаниковали, но тоже – глаза по блюдцу...

– Все нормально, Ши. Получилось так.

– Что значит – получилось так? Я тебе уже на работу звонила, там сплошная конспирация, никто ничего не знает!.. (Еще бы... хе-хехе...) Покажи руки, ты опять дрался. Нет, это невозможно!..

– Как невозможно? Но жив же, здоров. Так. Погоди, меня там на улице ждут, я должен кое-что отдать. Это быстро, минута здесь, минута вниз, минута вверх – я уже весь дома.

– А что именно ты должен передать, разреши спросить? И кому?

– Одному лягавому из отделения, куда меня днем забрали. Кассету с записью роллинговского фильма «Циркус-68» и компакт диск с записью одной редкой вещи...

– Какой циркус, какой вещи... Рик, что происходит?

– Позже объясню, Ши, позже, через три минуты... А, вот одна кассета... и вторая... второй... Я быстро.

– Ты в своем репертуаре, мой дорогой Рик. Боже... Как я от всего от этого устала, кто бы только знал...

Глава одиннадцатая

Она для событий. Говорят – в хороших руках и кнут пряник. Говорят – неожиданность всегда приходит вовремя. Люди всякое говорят...

Видимо, я дурак. Взял, и на ровном месте поругался с Ши. И не просто поцапался словесно, как это обычно случается в любой семейной жизни, а – поссорился! Редчайший случай, а в прежние годы – и вовсе невозможный. Бывало, как только размолвка случится, – получаса не пройдет, как одна из сторон – и вовсе необязательно, что именно виноватая! – ползет потихонечку, помаленечку, подползает для воссоединения с другой рассеченной половиной общей единосущности... То я предлагаю зацепиться мизинцами в знак мира, то она мне бока и уши начнет щекотать... Идиллия... А тут...

Чертов я детектив, чертовы мои дурацкие привычки во все влезать! Короче говоря, подарил я Шонне, в день ее рождения, суперский аудиоплеер, чтобы его можно было с собой в сумочке носить, диски проигрывать, радио слушать. В фирменном магазине – а они наши добрые и давние клиенты – час мне подбирали «что-нибудь этакое особенное», пока не убедили насчет плеера. И от батареек он работает, и к розетке предусмотрено подключение, и тебе меню, и программирование, и все дела, одним словом. Естественно, с наушниками, да не простыми, а «глубокого проникновения». Глубокого проникновения – это когда не плоские блямбочки ложатся на ушные раковины, а такие шишечки, резиновые коконы, вставляются прямо в уши. Моя лучшая половина была просто в восторге, она обожает дорогие и модные цацки на волне прогресса. Дети у меня – тоже оба не промах: попробовали мамину игрушку и не хуже грабителей с большой дороги взялись меня трясти, чтобы им «тоже такую же». Пришлось покупать еще два, хотя и попроще, чем Шонне. И вот, вслед за этими-то наушниками, мать их за ногу, глубокого проникновения, паралич мне в болтливый язык, пришла размолвка. Вдруг стала Шонна замечать, что качество звучания понизилось, тише звук пошел. Сначала она подумала, что показалась, но – нет, действительно упал звук! Я примерил наушники: и тихо, и неравномерно звучание, в правом ухе что-то такое музыкальное еще бултыхается, а в левом – редко-редко нота проскочит... Дело не в носителях, потому что та же картина и на кнопке радио, и на любом из дисков. Надо везти в магазин, гарантией размахивать, но мне лениво и далеко, решил сам посмотреть да разобраться, хотя и не спец я в электронике. Взялся смотреть и очень скоро вычерпал меру своей компетенции, скоро и безрезультатно. Звука нет как нет... и все бы хорошо, и сдался я, и уже решил отвезти в магазин, спуститься вниз, да сесть в мотор... А там без скрипа и тотчас же вручили бы мне комплект новых наушников, и было бы мне счастье... Напоследок, дай, думаю, посмотрю на резиновые шишечки... Ага, снимаются. Оказывается, эти шишечки – как бы стенки вокруг маленьких мембран, а сами мембранки... В чем это они?.. оказалось, в ушной сере, которая, накапливаясь постепенно, залепила звучание. Плеер надрывается как положено, подает исправные импульсы в провода наушников, а на выходе их ждут кляпы из холмиков ушной серы. Чем хуже звучание, тем глубже хочется воткнуть наушники, чем они глубже, тем легче налипать ни них ушной сере. И так я обрадовался, идиот, своей проницательности, своей пытливости, что... Мне бы очистить и промолчать. Или: «дорогая, там на них фабричный клей был не счищен как следует, сор налип, впредь приглядывай за мембранками», или что-нибудь в том же духе. А я открытым текстом ей и брякнул причину, да еще стою, такой, и жду похвалы с поцелуем! Вместо этого выключился телевизор. А дело было поздним вечером, дети уже спали. Шонна сидит как каменная, телевизионный пульт в неживых руках... Я подсаживаюсь к ней на тахту: «на-ка, испытай теперь» – она как оттолкнет мою руку, вся красная! «Не трогай меня! Не смей ко мне прикасаться!» И в слезы... Я все еще не врубаюсь.

– Да я же починил звук, – ей говорю, – надень наушники, сама увидишь!

– Сунь их себе, знаешь куда!.. – закрыла лицо руками и побежала в спальню. Я, было, за ней, а она с той стороны навалилась на дверь и не хочет меня впускать. Бум-с. Отворить дверь или выломать ее для меня было бы одинаково несложно, да я сам уже стал подбешиваться: что случилось, собственно? И что я такого накосячил? Что плеер собственноручно починил? Но я только и сделал, что обернул спичку ваткой, обмакнул в спирт, да протер... А-а-а... Она думает, что я над ней надсмеялся! Мама дорогая! Погоди, по-моему я ей брякнул, в дополнение ко всему, что, мол, ушки чаще надо мыть... Боже мой! Я же не хотел ее обидеть!..

– Ши, ну пусти меня пожалуйста. Похоже, что я виноват. – Вместо ответа – щелк щеколдой, закрыла от меня спальню. Вообще говоря, щеколда эта была от маленьких детей приспособлена, чтобы случайно в спальню не нагрянули в неподходящий момент. Дети подросли, набрались ума и воспитания, надобность запираться отпала, а щеколда осталась. От меня, значит, пригодилась.

– Ши, я же ничего такого не имел в виду... Пусти пожалуйста. У меня у самого... – Всхлипы слышу, однако движения в полупрозрачном стекле нет, – лежит в кровати и плачет. И мне отвечать не желает.

– Ши, лапушка... Что-что, не слышу я?..

– Оставь меня в покое. – И тут я вскипел: да, виноват, но пришел ведь мириться, первый пришел! Трижды прощения просил. Причина ссоры – с четверть пустяка размером, я считаю, да было бы чем заморачиваться-то... Пэмээсы у нее не вовремя, что ли?

Короче, пошел я в «сумасшедшую» гостиную, обложился тремя подушками, четвертая под голову, и – страдать невинно! Час проходит, другой проходит. Подошел опять к спальной двери – тишина. Подергал ручку – закрыта. Шуметь и проситься в спальню уже не хочу: заснула – значит, заснула. Да, есть тут моя вина, не спорю, обидел я женское самолюбие, гордость задел... Ну и подумаешь? Мало ли чего мы за долгие годы семейной жизни насмотрелись друг от друга, наслушались и нанюхались? Что же теперь – без опаски слова не скажи? Тем более, что никто из посторонних не слышал, даже деток рядом не было.

Пошел обратно, лег, злой, как перец в уксусе: если придет в ближайшие пять минут ко мне – все прощу, а не придет... Десять минут ей сроку. Сколько там... без двадцати три ночи. Жду до трех и на этом баста! Мужик я или нет? Где-то около четырех я все-таки заснул. Утром просыпаюсь, Ши уже на кухне, кипятит, разогревает... А со мною разговаривать по прежнему не стремится, хотя я и сделал пару попыток.

– Слушай, Шонна, лапушка, объясни Бога ради, ну что я такого сделал, что ты на меня скоро сутки, с вечера, зверем смотришь?

– Вот, чай, вот бутерброды. Приятного аппетита.

– Нет, ну все-таки?..

– Посуду поставь в мойку, я потом все вместе помою, заодно с детской... – И ушла опять в спальню. Интересно, что дети подумали, когда в школу собирались, почему это папа на ковре в гостиной спит? Пьяным они меня ни разу не видели, этот момент исключается... А может, они и не заглядывали сюда, что им тут делать перед школой?

Ну и ладно, пойду на работу. И завтракать не буду, пусть знает...

На работе и помирились: звонит мне в четырнадцать ноль ноль, вся в панике: в квартиру то и дело звонят какие-то люди, чего-то хотят, а скоро детей из школы привезут, она в ужасе. Ох и ох... Но я был только рад заботе: мигом отпросился на часок, по семейным обстоятельствам, и домой. И на мое счастье – как раз детки подоспели, вся семья в сборе.

Вместе пообедали, вместе пошумели, Шонна под бочок ко мне прислоняется, мною детей пугает – помирились, слава те господи... А по поводу вторжения неизвестных – абсолютная смешная фигня, кондоминиум, жилой комплекс наш, заботится о своем здоровье и с этой целью нанял эксплуатационную компанию проверить и поменять где надо водопроводные трубы с батареями. И объявление соответствующее на доске объявлений висит, и по местному кабельному теле-радиовещанию передавали, а мы всей семьей, вчетвером, дружной компанией лопухов, эти назойливые знаки внимания умудрились пропустить... Таким образом, я спас квартиру от вторжения инопланетян и сантехников, померился с моей дорогой Ши – и опять на работу! Мне почему легко отпрашиваться? Потому что никогда я не филоню и не халявничаю, сам работаю в полную силу и поблажки своему маленькому коллективу не даю. В работе не даю, а в остальном – пестую, защищаю, протек... ционирую и так далее. Забочусь о своих как о собственных. А на меня опять, черт подери, посыпались местные командировки, больше похожие на вылазки. Первый месяц-два после убийства господина Президента всем нам пришлось весьма туго, денег всюду стало в самый обрез, и то не всем хватает. А цены растут, а потребности сокращаться не желают, а ипотечные и иные кредиты – вот они, тоже есть-пить просят, «давай проценты!» – кричат, «погашай долги!» – требуют...

Постепенно-постепенно, шажок за шажком – стало-таки проясняться на бытовом небосклоне: если у Шонны почти полная труба во всех делах, то у нас, у «Совы»... Не то чтобы наоборот, но... Нежданно-негаданно дела наши пошли гораздо резвее, чем раньше. Старое правительство, отныне возглавляемое новым господином Президентом, воодушевилось необычайно, особенно во всем, что касается борьбы с коррупцией и преступностью, уличной и организованной. Представители организованной, сиречь гангстера, гибли как зайцы в охотничий сезон, их целыми выводками отстреливали во время обысков и облав, прямо на месте, не смущаясь обилием адвокатов от будущих потерпевших и представителей свободной прессы, вооруженной диктофонами, кино– и телекамерами. Впрочем, после того, как в горячке, вместе с клиентами, поставили к стенке и расстреляли одного из адвокатов (военные, что с них взять, народ в юриспруденции неискушенный, зато прямой и горячий), – то и законных защитников у организованной преступности резко поубавилось... Гангстеров в Бабилоне выкосили обильно, да так, что многие объекты, находившиеся под их платным покровительством, получили свободу, – просто некому было собирать с них дань за оказываемые услуги... А где свобода, рассудили в «Сове», там и незащищенность. Поэтому есть полный резон не дремать, сложа руки, но водить жалом по сторонам, в поисках потерявших защиту фирм, отныне могущих стать легкой добычей для гангстеров и налетчиков, чтобы за справедливую плату оберегать их от вымогателей и разбойников всех мастей. И на этой, внезапно расчищенной для нас делянке, следовало поспешить, ибо точно такая же идея, насчет расширения рынка сбыта охранных услуг, пришла в голову почти одновременно не только нам, но так же и многим другим организациям, от добропорядочных охранных агентств, вроде нашей «Совы», до уцелевших гангстерских бандформирований. Такова жизнь, она универсальна в своих законах, не особо отличая прямостоящих от копытных в их взаимовыгодном симбиотизме. Та же и свинья – взамен сала, получает от человека уверенность в завтрашнем дне.

В таком духе инструктировали нас на производственных совещаниях наши руководители, объясняя, вдобавок, необходимость мобилизации на «полевые работы» всех, уверенно владеющих наукой убеждать всех подряд в своей правоте. Я был привлечен, само собой, и как раз меня очень рьяно тянули за рукава, заманивая к себе, представители разных «убеждающих» стилей, но я всегда, категорически предпочитал скуку торговых сделок романтике пробитых черепов, и, надеюсь, меня можно в этом понять. Зато, когда речь шла о маркетинговых неурядицах с конкурентами, и возникала острая необходимость уладить разногласия с ними, меня безоговорочно выдирали из рутины будней, даже в спокойные времена: «Рик – он всегда найдется, что сказать, он у нас с высшим образованием. И рыло с любой руки почти насквозь пробивает... если вдруг что...» Ох, спасибо, братцы, за очередное доверие...

Вот, говорят, бодяга, чуть ли ни волшебное средство от синяков. Ага, как же... Две недели минуло, прежде чем незнакомые граждане обоего пола на улицах перестали заглядываться на мое лицо. Жан тогда все изобретал предлоги, чтобы заманить меня в таком виде в школу, не иначе как считая, что иметь такого «разрисованного» папашу – престижно! Ну а чем еще объяснить его хитрости? Зачем ему это было надо, я так и не понял, но взял, да и сходил разок, тайком от Шонны, уж не помню под каким предлогом. Царапины почти прошли к тому времени, губа и ухо полностью зажили, а синяки еще радовали своими переливами всех желающих зрителей. По-моему, сын остался доволен, а Элли с Шонной узнали об этом гораздо позже, настолько позже, что только плечами дружно пожали, да и все, даже не особенно расспрашивали.

Медленно, очень по-черепашьи устаканивалась обстановка в стране, особенно у нас, в столице. На северных курортах, ребята рассказывали, кто в отпуск ездил, что даже иностранцы уже появились, и отдыхающие, и артисты, а у нас в Бабилоне – все какой-то полутраур... Но – помаленечку, потихонечку... Концерт по телевизору, по первому общенациональному каналу! С чего бы так? Просто совпало с днем рождения господина Президента Мастертона. Но если национальному каналу можно, то почему бы не популярному кабаре? Можно. А если ему можно выступления возобновить, то почему бы и не подкрепить их рекламой? Можно и рекламой. Кому можно? Да всем можно, особенно, если есть поддержка и понимание со стороны официальных структур... Но понимание и поддержка данных структур – она штука малораспространенная и оттого вдвойне, втройне ценная. Хорошо, например, если вы связаны дружбой или родством с господином Цугаварой, столичным мэром, сохранившим свой пост, вопреки прогнозам скептиков, или с господином Лодди, недавно назначенным председателем комитета государственных инвестиционных программ... А если не связаны? Что же, пропадать теперь, под натиском бессовестных конкурентов? Не надо пропадать, надо наладить связи и взаимодействие, не худшее, чем у тех, кто имел предпочтительные стартовые позиции... Мне Шонна многое рассказывала, у них в женских редакциях по сарафанному радио такое, бывает, инфо совершенно свободно проходит, что три международных резидентуры шпионскими способами замучаются добывать, исполняя волю заокеанских хозяев... И у нас по работе многое доводится видеть и слышать... И даже папаша иногда рассказывает что-нибудь прикольное... Относительно прикольное, для посторонних, а не для участников.

По их бизнесу это убийство прокатилось асфальтовым катком с рифленым валиком: на фондовый рынок обрушилось цунами такой высоты, что у всех ноги промокли до самых подмышек. Многие утонули. Каждую неделю – как минимум раз – правительство заседает да решения принимает, призванные защитить отечественный фондовый рынок от несправедливостей мирового фондового... Крупняков, так-сяк, поспасали в бюджетном порядке, а мелочь – тони как хочешь, живи как можешь...

– Слышь, пап, может тебе деньгами помочь? У меня есть немного свободных?

Как захохочет папаша в ответ, клубы дыма из него, словно он маленький одноголовый огнедышащий дракон... Отсмеялся и сразу погрустнел.

– Нет, сын, очень тебе благодарен, но – нет. Мы с Яблонски тут покумекали, собрались с силами... Короче, решили из бизнеса не выходить, а просто спуститься вниз на несколько ступенек и учиться скромности.

– Если на несколько ступенек – то это не страшно.

– Или на несколько пролетов, что тоже, в конечном итоге, не катастрофа вселенская. Видишь, я даже мотор не продал, просто поставил временно на прикол, чтобы зря бензин не жечь. А у тебя что, Рики? – Отец занес было руку и убрал... Не знаю уж, что он собирался сделать – за плечи обнять, или по голове погладить... да только давно ушло то время, когда это воспринималось нормальным и естественным...

– А что у меня? Нормально. Представляешь, я уже в деньгах на докризисный уровень вышел, потому как начальство меня уважает. Но цены-то подросли! И у Шонны пока с гонорарами затор, потому что «глянец», журналы эти женские, все никак не соответствуют серьезности нынешнего момента, не отлепить, понимаешь, столице остатков траура. Но по большому счету, все это пустяки. Молине звонил. У них, у Макса, тоже чуть было весь бизнес в выхлопную трубу не улетел, но сгруппировался Макс и вырулил. Все, говорят, более менее теперь...

Про матушку отец не спросил традиционно, а я не ответил. У матери кроме пенсии были и есть всякие разные накопления, оставшиеся ей от продажи наследственной недвижимости, но она очень бережно ими распоряжается, так что и у нее благополучие.

А вот у отца и у Яблонски в глазах не весело, как бы они там не бодрились на людях. И как мне быть? Лучший путь – не замечать. Я же предложил денег – отказался. Но отказался тепло и необидно, так что если вдруг... мало ли... сам обратится, я так это понял. Если его устраивает – меня тем более. С другой стороны, отец сейчас живет в здоровенной квартире, в хорошем районе, видимо у них с Яблонски действительно хорошо дела шли. Квартира – не то что прежняя, хотя и не сказать чтобы ухоженная. Но – денег стоит, даже в наше суровое время: продаст эту – въедет в другую, поскромнее. А что у него с пенсией? Не так уж много лет ему до пенсионного возраста осталось, совершенно я не в курсе – положена она ему, не положена?

Но, как я уже говорил, траур оказался не вечен. Преступника, наемного убийцу, изобличили и арестовали, об этом вся пресса дудела, а потом как-то так все тихо погасло. Грозился господин Президент показать процесс на весь мир, но получилось с точностью до наоборот: вообще закрыли тему, наглухо, ничего нигде не узнать. Ши передавала самые что ни на есть достоверные слухи, но каждый раз иные: то сбежал преступник, то ждет суда, то расстреляли его, а то и вовсе не было никакого преступника-одиночки, а был дворцовый переворот, затеянный Самим... Да какая разница, по большому-то счету?

Гламурные журналы – вот он, главный фондовый, промышленный, идеологический и моральный индекс нашего родимого Бабилона: опять они наполнились сплетнями, рекламой и бесконечными изображениями цветных тряпок на вяленых тушках роковых полукрасоток, стало быть – живем!

Мир наш велик и огромен, и наполнен чудесами, в этой простой истине я вынужден убеждаться чуть ли ни каждый день. Просто одни чудеса большие и редкие, а другие – малые и частые. Если же большие чудеса зачастят ко мне, то я мгновенно привыкну к ним и буду считать за малые. Одно дело – вы заходите в аптеку, купить анальгин от головы, и становитесь в очередь за чихающим и кашляющим Миком Джаггером, а за вами пристраивается мэр Бабилона, господин Цугавара, с рецептом в руке... Чудо? И еще какое, мало кто в него поверит. Но представьте себя на суперэлитном голливудском пати после вручения Оскара: да на нем даже Юлий Цезарь из сумасшедшего дома почувствует себя ничтожной козявкой, да там пьяные под столом – все не ниже Нельсона Манделы рангом!

Голливуд не Голливуд, но мне довелось повторно встретиться с великим чудом, прежде чем оно постепенно трансформировалось для меня в обычные, хотя и не повседневные, но престижные знакомства и связи.

Сидим, однажды, в приемной директора вдвоем: Я и Кохен. Кохен – новоиспеченный начальник «силового» отдела, я – по-прежнему начальник аналитического. Но в моем отделе работает аж семнадцать человек, потому что мне прирезали архивные угодья и программеров. Вот так вот, это при том, что я не знаю, как руководить новыми подчиненными. Впрочем, есть у меня на это заместитель, которого я из Винса вырастил, Винс мастерски справляется с разросшимся штатным расписанием, он главный боцман у меня на корабле, в то время как я просто должен выдавать результаты «на гора». Я высказываю вслух, – что мне нужно знать или иметь от внешнего мира, а Винс выбирает посредников между мною и вселенной, из числа сотрудников моего отдела.

– А не худо бы мне посчитать динамику изменения заработной платы на текстильных складах за три последних года. Винс?

– Гм... Сделаем. Тэк... Этих туда, за справками и ведомостями, я и этот... – в архив. Мелисса пусть поднимет у себя справки за прошлый год. Я сам ей их давал...

И через два рабочих дня Винс кладет мне на стол папочку, в которой, наряду с другими бумажками, лежит справка о запрошенной средней зарплате сторожей и кладовщиков, поименно... А оттуда я уже намечаю направление поисков, связанных с внутрифирменными хищениями... Иногда я ошибаюсь, но в тот, «складской» раз, угадал. Рутина.

И вот сидим мы с Кохеном, десять минут рабочего дня, пятнадцать... Это очень долго по нашим «совиным» меркам, почти что даже и моветон... Либо весьма важные обстоятельства послужили причиною задержки. Кохен кивает мне и подмигивает, чтобы я потерпел, что именно весьма важные, и я ему верю, потому что он со вчерашнего дня в курсе проблемы.

Запускают нас под самые светлые очи в «Сове», и генеральный директор, удалив из кабинета всех, лично дает нам с Джорджем поручение весьма щекотливого свойства: надо избавить некую киностудию от профсоюза, там окопавшегося. Фирма очень старая, очень известная, кино– и телепостановки ее все мы видели, с самого детства... Разумеется, помимо известности и стажа, фирма обладает большими деньгами и немалой привлекательностью для актеров, инвесторов, гангстеров, профсоюзов, охранных фирм. Если мы «выкинем, нахрен» всех этих защитников трудового актерского люда, то тем самым обеспечим себе престижнейших клиентов и хорошие, надежные, долгосрочные прибыли. Раньше, до кризиса, вызванного убийством прежнего Президента Леона Кутона, дела делались чуть проще, а ныне – всюду приходится ухо востро держать. Дело в том, что до кризиса профсоюзы в кино и на эстраде почти всюду были под влиянием гангстеров, были их вотчиной и кормушкой, а после того, как гангстеров слегка подвыкосили без суда и следствия, многие «творческие» профсоюзы обрели свободу. Но что такое профсоюзы в современном мире? Это наемные работники, объединившиеся в общественные организации, с целью защиты своих интересов от посягательств работодателей, сиречь эксплуататоров. Или, иначе говоря, те же гангстера, шайки, которые шантажом и угрозами выбивают себе преференции и послабления из работодателей. И тормозят любой прогресс, любые новации, кроме повышения расценок на их услуги и накачивания социального пакета льготами. Первою профсоюзной организацией на свете были луддиты, если вспомнить. Я давно, с детства не люблю профсоюзы, еще со времен первых просмотров блокбастеров... Помню, все удивлялся я, почему в конце фильма чуть ли ни по десять минут подряд идут тупые титры с упоминанием всяких разных ассистентов помощника администратора... Вот поэтому, что профсоюз требует так. И не дай бог занять эти десять минут зрелищным фоном, могущим стать частью фильма, сбивающей внимание с просмотра этих самых титров! Нет, время и пленка тратится впустую, для голимого тщеславия неквалифицированной рабочей силы, или, как это теперь модного говорить: из соображений политкорректности. Но девяносто пять процентов титров все равно никто не читает и читать не будет, разве что пленку с фильмом отдать Робинзону Крузо.

Профсоюз требует платить себе, своим людям, не меньше высоко задранного минимума, но не всем, повторяю, а только работникам профсоюза, и он же запрещает работодателю нанимать кого-либо помимо профсоюза... Это, что ли, свобода бизнеса? Я потом, уже в «Сове», познакомился с деятелями профсоюзного движения, и не встретил ни одного из них, с кем бы я пожелал приятельствовать на работе и вне ее. Бессовестные и циничные люди. Впрочем, быть может, мне просто не повезло со знакомствами... Так вот: профсоюзы на телестудии обрели свободу от гангстеров, и... ничего не изменилось в лучшую сторону. Они, профсоюзные вожаки, перестали «отслюнивать» гангстерскую дань в пользу собственных карманов, а сами обленились и обнаглели, приблатнились, типа. Студия может и хочет уложиться в намеченный бюджет, а профсоюз капризничает и палки в колеса сует по каждому поводу, деньги выцыганивает... И что теперь делать? Они, все-таки, формально не гангстера, тронешь им ребра или рыло – настучат в полицию... Кохен парень жесткий и хладнокровный, с гангстерами разбирается «на раз», если они нас к этому вынуждают, но и он не любит подставлять свою голову под карающий меч Республики, особенно во имя чужих интересов. Я считаюсь импульсивным, однако, в пристяжку к Джорджу Кохену меня определили не за это, а за мою способность искать обходные пути, ведущие к цели... И Кохен меня ценит, но, подозреваю, отнюдь не за мои аналитические способности, все не теряет надежды заманить к себе в отдел.

– Рик, Джордж... Вы толковые парни, на вас надежда. Нам во что бы то ни стало надо ублажить клиентов, ну вы понимаете... Нам расти надо, расширять базу и сферы влияния. Комбинат мукомольный от нас уплыл? Уплыл, хотя и нет в том вашей и нашей вины. Но зарплаты мы должны выплачивать? Аренды-херенды, налоги-хероги... Все течет вокруг нас, все меняется, и нам нельзя тонуть. Поддержку окажем любую, в пределах разумного, от явного криминала с вашей стороны открестимся внаглую, имейте в виду.

– Это-то понятно.

– Что тебе понятно, Кока? Что тебе понятно, пыхтело красномордое? Кроме вас двоих у меня сотни человек штатного расписания, все с семьями. Мне их подставлять, если вдруг вы не туда пальбу откроете? А? Мы же не бандюганы угрюмые, вы же сами должны все понимать. А ты, Рик, чего скалишься? Тебе тоже все понятно?

– Да нет, просто меня прикалывает, что вы каждый раз объясняете нам, что с легкостью от нас откреститесь, оставите гнить на нарах.

– Гм... Ну и что? Кто-нибудь из вас может припомнить такой случай? Чтобы мы реально отказали в поддержке кому-то из своих? А? То-то же. Но вы оба должны понимать, что игрушки наши очень серьезные. Если вы откажетесь от дела, то мне-то отступать некуда, все равно не откажусь, дальше буду искать людей и способы. Я обещал клиентам, они мне верят. Итак?

– Я не красномордый, просто галстук жмет. Короче... да, Рик?.. Мы с Риком попробуем.

– Я рад. За нами не залежится, в случае успеха. Каждому хватит из премиальных на новый европейский мотор, плюс благодарность на доске приказов и по букету роз на рабочий стол.

– И руку пожмете?

– Да.

– Одному из нас, или каждому?

– Проваливайте нахрен, господа начальники отделов, все шутки после окончания рабочего дня. Стоять. Держите по авансу...

Ну и сукин сын, этот наш генеральный: побрил обоих! Мы – Кохен первый – доверчиво тянем руки за обещанным авансом, а он их поочередно пожал пустой своей рукой! Смешно получилось.

– Ну, что, Джордж, берем ребят и станковые пулеметы, поедем решать вопрос немедленно?

– Угу. Я на сегодня свое отработал, домой поеду, спать и пиво пить. И думать, что и как. А ты? – Я бы тоже был рад смотаться с работы, повод подходящий, причина уважительная, да со складами небольшие замороки, без моего участия не доделать, ибо слишком многие ниточки расследования замкнуты именно на меня... остается позавидовать Джорджу: счастливый!

– Не, я останусь, меня мое совещание ждет, в отделе. Слушай, Джордж, ты раньше меня в курс вошел, у тебя есть какие-нибудь привязки по делу, зацепки, наметки, планы? Мне ведь тоже куда-то думать надо?

– Есть, но мало. Я тебе на дом скину, по электронной почте.

– Годится. А что там?

– Три или четыре фото наших фигурантов, три странички досье.

– На каждого три странички?

– На всех вместе. Понимаю сам, что хило, но...

– ...чем богаты, тем и рады... Шли, изучим. Не забудешь за пивом, что прислать должен? – Джордж даже и отвечать поленился, пожал мне лапу и – к себе в кабинет, за шляпой и портфелем.

Это было одно из самых дохлых дел во всем моем послужном списке. Мало того, что мы должны были решить вопрос радикально, так еще и перечень планируемых мероприятий мы с Джорджем обязаны были утверждать у генерального. Старшим в нашей связке считался как бы Джордж, но мозговым центром утвердился я, что породило бюрократический парадокс из прелюбопытнейших: докладывал о планах, отдавал оперативные приказы, отчитывался о проделанном и становился под все командирские молнии – Джордж, а громоотводом служил я! «Что же ты, Рик, совсем мозги растерял? Ты хотя бы отдаешь отчет, что за ахинею ты придумал? Пьяным, что ли, записку писал? А ты, Кока, ты куда смотришь, командир, мля, из лопуха мундир? Ты чем читаешь, головой, или, извиняюсь, другим местом? Этот субчик нас втравит в беду своими прожектами, будьте нате... Идите, проект порвите напополам, поровну и подотритесь им. Через неделю жду с новым планом. Время идет, судари мои, шевелитесь, время долго ждать не будет. И думайте. Рик, не заставляй меня разочаровываться в тебе. Идите.»

Он во мне может разочароваться! Какая катастрофа! Не могу же я всегда приносить плоды, с помощью своих раздумий. Даже в природе бывают урожайные годы, а бывают голые. Если бы я был министр, или хотя бы Сократ...

Идея пришла внезапно. Но она оказалась хороша, тверда и конструктивна, весь остальной план вырос на ее фундаменте как по волшебству.

Камней преткновения, лежащие в основании фундамента нашей «профсоюзной» проблемы – два, у обоих есть человеческие имена и биографии: Урсула Пайп и Леон Ромеро, председательша местного профсоюза и ее заместитель по организационным вопросам. С заместителем все понятно: он дважды выродок, из бывших гангстеров, сначала ему захотелось безбедной и немозолистой жизни, где все его боятся и щедро отстегивают ему на лапу свое нажитое, потом, к сорока пяти, когда он заматерел и утомился романтикой свиданий с парашей, он ухватил себе кусок помягче и, вместе с пристяжью, десятком ублюдков поменьше, перековался в честного гражданина республики. Прежняя репутация и прежние связи помогали ему удерживать норовистую кинопублику в узде, а бывших коллег держать на расстоянии от своих владений. От остального внешнего мира тоже есть надежная защита, непробиваемое прикрытие: его номинальная, а пожалуй даже и фактическая начальница, госпожа Пайп.

Пятидесятилетняя Урсула Пайп – как ни странно – оказалась для нас орешком покрепче Ромеро: сама несгибаемая стерва по жизни, она еще умудрилась оказаться женой крупного «конторского» начальника, генерал-майора, начальника управления по борьбе с особо тяжкими преступлениями. Такой вот комплот. Оба малопьющие, Пайп и Ромеро, в любовной связи друг с другом не состоят, наркотиков не употребляют, азартными играми не увлекаются, извращениями не страдают и не наслаждаются, хронических опасных недугов вроде как не имеют... Воруют из профсоюзного бюджета, наверняка воруют, помимо привычных подпиток от студии, однако, факт воровства следует доказать, прежде чем предъявлять, но со стороны в те финансовые джунгли не вторгнуться...

Ромеро бездетный, живет с женщиной на шесть лет его моложе, состоят в гражданском браке, у госпожи Пайп трое детей, старшему двадцать четыре, младшей четырнадцать. Пайпы – дружное семейство, они и ее муж – католики, оба в первом и единственном браке. Он, генерал-майор Пайп, по слухам взяток не берет и будто бы даже не ворует... Слухи, оперативной проверке не поддающиеся... Жена у Ромеро некрасивая, но верная, мужа очень боится и всецело от него зависит, ибо ни дня не работала и социально нигде не защищена... С Ромеро не должно быть проблем: ожирел, обленился, наверняка потерял бойцовский характер... А вот Пайпы, Урсула Пайп... Как мне пришло в голову – не знаю, но однажды, перебирая фото, которые нам удалось добыть, я обратил внимание, что средний сын, курсант престижной Республиканской Академии, Оливер Пайп, папин любимчик, внешностью и цветом волос – ни в в маму, ни в папу: высокий, стройный, определенно блондин, хотя папа с мамой и брат с сестрой – все брюнеты. Адюльтер? Есть такая вероятность, но замучаешься доказывать задним числом и искать среди широкого круга мужчин-бабилонцев похожие черты лица... Госпожа Пайп скажет «нет» против нашего «да», и можно не гадать – кому поверит муж, и чьим лютым врагом он немедленно станет...

Неожиданно легко оказалось добыть сведения о группе крови каждого члена семьи Пайпов: у папы первая, у мамы и дочки вторая, у старшего сына первая, а у среднего – третья! Что генетически невозможно: я не поленился и собрал пять заверенных справок из самых авторитетных медицинских учреждений столицы, что не может у родителей первой и второй группы родиться ребенок с третьей группой крови...

Я не знаю строгого определения совести и морали и в ближайшие лет тридцать искать не собираюсь. Гложет ли меня совесть, когда мой поиск по тайным и стыдным закоулкам чужой судьбы оказывается плодотворным? Когда как... Обычно я не даю ей разгуляться в просторах моей души, давлю сразу, пока она голову поднять не успела, а в этот раз моя совесть и не пикнула. Может, привыкла к моей работе? Может быть, а вернее всего – я ее уболтал, показав на очевидные нравственные изъяны в облике наших противников. Но и я, в свою очередь, проявил постыднейшую слабость: когда всю диспозицию мы составили и утвердили «наверху», когда уже ничего из назначенного нельзя было остановить, а можно только исполнять, я упросил, умолил Джорджа поменяться местами: ему идти на разговор к Урсуле Пайп, а мне разбираться с Ромеро. Стоило только представить, как я ей буду говорить, смотреть в глаза, предъявлять справки, делать предположения о том, как все будет когда все всё узнают... Не могу, хоть режьте, струсил я.

– Слушай, Рик, мне по фигу, мне даже и легче, но – чем он тебя так достал, Ромеро этот, что ты к нему имеешь? Сталкивались раньше?

– Нет. Ну... Джордж... Мышцы хочу подразмять, устал от сидячей работы, еще год – и пнем стану.

– А-а-а! А я тебе говорил! Говорил ведь? Давай ко мне в отдел, я тебя первым замом сделаю... через год... А пока – сектор дам, зарплату положу почти как себе, боссов уговорю. Давай, Рик?

– Нет, не созрел еще. Так ты понял, с чего надо начинать, что ей говорить?

– Не учи ученого. Знаю я и умею, не хуже тебя. Я же тебя не накачиваю, как с тем типом обращаться? Вот и ты в мою делянку не суйся. Лапу! Тебе направо, мне налево, постарайся не шуметь пистолетами.

Пожал ему руку, твердую, теплую, надежную руку проверенного в переделках товарища, и мы разошлись: он, один, в кабинет главы профсоюза, а я, оставив нашего парня, из кохеновского отдела, снаружи у входных дверей, – в кабинет его зама. Обоим нам было назначено, в одно и то же время, и с условием конфиденциальной беседы, что было высшим «совиным» пилотажем, до которого нам с Джорджем лететь бы и лететь. Но Джордж и я – сами люди попроще, и, соответственно, задачи решаем поскромнее. Я уже плохо помню все перипетии той моей жаркой беседы с отставным бандюгой, но кое-что в памяти ярко отложилось, словно фильм записанный.

– Господин Ромеро?

– Я самый, присаживайтесь.

– Леон Ромеро, уроженец города Ур?

– Ну, да. А ты-то кто? Что за допросы? Мне сказали, что у вас конкрет...

– Сука!!! – Крикнул я от души, и очень понадеялся, что крик мой не долетит до его охранников, по совместительству офисных менеджеров. А долетит – драки будет не избежать, потому что Анджело парень крупный, но двоих-троих вооруженных – не удержит... И уже тоном ниже, зловещим шёпотом:

– Сука-а-а... Долго же я тебя искал. Моего дядю помнишь?

– Чего??? – Ромеро оказался вдрызг ошарашен моими воплями, и если бы не мой кольт у него на кадыке – проорал бы не тише моего, а так – прохрипел. – Чего надо?

– Мигеля Рваного помнишь? В восемьдесят пятом году которого ты урыл?

– Я? Что это еще за протыки? Да я его с самой посадки больше в жизни никогда не видел!..

– Это мой дядя и мне плевать, видел ты его потом, или нет. А факт таков, вернее два факта: он в тюряге помер во время следствия, без грева, без лекарств, до суда не дотянув, а другой факт – это ты его туда определил, себя выгородил... Молись, гадина. Я еще сомневался...

– Ты псих ненормальный! Убери, убери волыну, я там ни при чем! Я к твоему дяде вообще касательства не имел!

– Н-на! Еще цапнешь за ствол – помрешь на месте... Тихо. Сиди тихо, три шишку, а то еще поставлю. Успокоился? Вот что, Леон Ромеро, я не дурак и не псих, и даже, строго говоря, не убийца... Но тебя, суку!!! Сидеть. Я все проверил, я все показания читал... Это был родной брат моего отца, он мне был заместо отца... Он паровозом пошел, а ты выкрутился. Ты и покойный Доба, оба чистенькие остались.

– Погоди. Но на троих нам бы каждому еще больше отломилось, чем одному, а Мигеля все равно уже взяли... так бы каждый из нас поступил на его ме...

– Цыц, падла! Каждый из вас на воле веселился, а дядя мой подох прямо на нарах...

– Ну а я-то при чем?

– При том. Сиди тихо, я позвоню. Шелохнешься – две пули в яйца, а две в глаза. Але?.. Это я. Ну, короче, это он. Нет, я нормальный, и это – он, стопудово – он. И я имею с него получить... Еще чего! Какая еще Пайп? Что она уже подписала?.. Ничего я не забыл. Да мне хоть... Але, да... Кому передаешь?.. Я... Да, слышу. Я помню, зачем... А потому что я имею полное право с него по... Ни фига себе! Меня?.. За что? Я никого не подставляю, и я в своем пра... Погоди, шеф, но ты же сам клялся-божился, что он твоим другом был... Я не психую, я слушаю... Но... Но... да. Я понял. Чем я буду божиться по телефону? Хорошо. Лягавый буду, если я его трону без надобности. Но если он, не дай бог... Хорошо. я понял. Все, у меня трубка садится. Все....

– Слышал, сколько у тебя заступников? Старый урод... командует тут еще... Совсем нюх потеряли, все всё забыли, понятия, принципы, все всё за бабки меняют... Ничего, и без указов разберемся... Слишком много боссов развелось и все угрожают... Короче... Эта... Пайп —да? – передала, чтобы ты подписывал. Ты куда полез крыса??? Ты какую кнопку нажал (У Ромеро в кабинете не было тайных кнопок и мы об этом знали. А была бы – предварительно бы перерезали.)? Ну-ка показал... Нитро...глице..рин. Что за хрень такая? Короче: подписывай заявление и хиляй крупным хилем на все четыре стороны. Профсоюз распускается. – Ничего себе мужик ошалел, даже и про страх забыл, и про екнувшее сердце:

– То есть, как это распускается? Ты его, что ли, распускаешь?

– Не важно кто. Делай что тебе говорят и дыши. Одна твоя подпись осталась. Но помни, падла, встречу тебя в более уютном месте – тебе не жить, меня никто не остановит. Я не посмотрю... гадина! Ты еще смеяться!!!... – На этих словах я так вошел в роль, что и сам испугался пистолета в руке, так и захотелось нашпиговать до смерти перетрусившего Леона Ромеро свинцовыми цукатами.

– Я... не... тебе же приказали... – И ладонь выставил, видимо, пули ею ловить.

– Подписывай, и пожалуйста, как можно быстрее. Тебе хочется жить – и мне не меньше. Я за такую вонючую чушку как ты, в непонятное не собираюсь, но если ты еще хоть слово.... Вот здесь вот. И здесь. И здесь. И еще здесь, здесь и здесь. Все. Час тебе на сборы, тебе и твоим свиньям. Пусть тоже напишут. Или пусть рискнут остаться, это будет даже смешно. Но десять минут из конуры не выходить. Чао.

С этими словами, я покинул кабинет, моя часть работы на этом была почти завершена.

Кохен – просто супермен, еще быстрее моего управился: стоит под дверью, ухмыляется, а парня, Анджело, отослал к другой двери, ведущий в общекабинетный предбанник.

– Что, Джордж, стоишь, гримасы строишь? Порядок у меня, а у тебя?

– Как видишь. Давай, ходу отсюда. Ну-ка покажи подписи? Нормально. Эй, – Анджело, на, передай Карлу. – Я оставил пятерых ребят и Карлика на официоз, а мы – домой, в головной офис. – И, предупреждая мой вопрос о причинах спешки: – Генеральный приказал, это ему не терпится выслушать, больше ничего такого «пожароопасного».

– А Карлик что?

– Карл проследит, чтобы члены профсоюза, который пока еще есть, за сегодня и завтра написали заявления о выходе и подписали бы новый трудовой договор, каждый индивидуально, двухсторонний: работник и администрация киностудии. Там, в условиях, все не хуже, а как бы лучше для каждого, чем в прошлом договоре, но без профсоюза, что и требовалось. А уж там дальше, когда обживутся без профсоюзов... Время покажет.

– А мы? Где тут место «Сове»? – спрашиваю Джорджа, а сам думаю ну совершенно не о деньгах и не о «Сове»... Думаю и хочу спросить, и боюсь спрашивать... Поташнивает слегка, нет, не от страха...

– Мы – это весь набор юридических и охранных услуг, взамен того отребья, которое профсоюз привадил к студийной кормушке. Вот так вот. Что тормозишься, Рик, что с тобой? Может быть, этот гангстер тебя напугал? – спрашивает Кохен и ржет, зараза... Он ведь слышал там, за дверью, если не все, то основное.

– Как... ну, наша дамочка?.. Когда с компрой ознакомилась?

– Как по маслу. Боже, ты бы видел, как она рыдала... Сказала, что повесится.

– А ты?

– А я... Вы же католичка, говорю, что вы мелете, сударыня? Грех замаливают добрыми поступками, а не покрывают смертными грехами. У нас, говорю, как в банке: своего добились – и забыли навсегда, утешьтесь.

– Так...

– Вот и все... Как она рыдала... Говорила, что все двадцать лет молилась и каялась, и что нет ей прощения... А я ей говорю: есть прощение, и на Небесах, и здесь, на грешной земле. Эта подпись – первый шаг к истинному покаянию... Что-то там про гордыню приплел, ну, не мне тебе рассказывать, ты же сам у нас парень жох, язык без костей...

Бросать надо, к чертовой матери, всю эту службу поганую, эту драную «Сову»... Я не гожусь для этой работы, мне она не по плечу... Сказать, что мне стыдно было слушать похвалы Кохена в мой адрес и его похвальбу, – это ничего не сказать, благо что Кохен, весь в неостывшем азарте и в предвкушении наград, не смотрит на меня, к тому же и за рулем... Да, не гожусь. Дело не в стыде, и не в совести, и не в чем-то там таком... Цельным, увесистым человеком надо быть, а не рваным гондоном на сыром ветру. Отрыл я постыдный компромат на благонравную католичку, примерную мать семейства, с помощью этого мощного рычага развернул ее в нужную нам позу... И радуйся: молодец, справился! Если же, вдруг, ты содрогаешься от жалости за нее, представляя, каково ей будет жить дальше, низвергнутой с престижной должности, вынужденной каждый день смотреть в глаза своим любимым: незаконнорожденному сыну и обманутому супругу, не имеющей ни малейшей возможности отомстить обидчикам и свидетелям ее позора, – то, милый мой, стригись в монахи, а еще лучше – заранее стыдись последствий своих поступков и избегай их совершать. Но когда ты сначала жертву загоняешь в обеденный угол и перекусываешь ей горлышко, а потом уже начинаешь плакать горючими слезами, бессильно наблюдая, как твои слезы и слюни смешиваются в единый ручеек с ее кровью – то нет тебе уважения и оправдания, ни от хищников, ни от вегетарианцев.

Надо что-то решать...

– Чего ты там бормочешь, Рик? Мала премия?

– Нет, господин директор, премия – самая то. Это я спасибо выговорить не мог, спазмы в горле от радости.

– Да? Тогда ладно, а вид у тебя какой-то грустный. Ну, что парни, еще по кофейку врежем? Могу рому добавить, по корабельному обычаю, сегодня – всем нам можно. Молодцы... И тебе, Рик, тоже просто кофейку, без укрепления?.. Хорошо, судари мои, и я тогда простого, чтобы не отрываться от народа. Вот-вот ко мне важные гости заявятся, тогда я вас быстренько попрошу из кабинета, а пока – кофе, братцы, втрое лучше в кругу своих. С ними-то – бизнес, а с вами – отдых. – И все по плечам нас с Кохеном треплет.

Через три дня, в пятницу, опять меня посылают на студию, на этот раз – умять мелкие, чисто технические детали договора, наши со студией. Я бы мог и кого помладше прислать, но – его Величество Случай: из тех краев мне было весьма удобно заехать за Шонной, в одну редакцию, где она материал сдавала...

Секретарша выпархивает из-за стола ко мне навстречу и почтительнейшим голоском (знай наших!) просит проследовать меня в соседнюю комнату, испить чаю, кофейку, минеральной воды, горячего шоколаду, мартини – все что я захочу, но у директора киностудии в данную минуту нежданный представитель налоговой инспекции... Понятно: налоговая у нас в Бабилоне – это такая штука-дрюка, с которой не шутят. Не в том смысле, что у студии рыльце в пушку, и она чего-то боится, а в том, что у налоговой особые права на конфиденциальность, даже и «Служба» с «Конторой» без чрезвычайной надобности прерывать такое совещание бы не полезли. Отлуп ничуть не обидный, и, по уверению секретарши, недолгий, подождем. Захожу я в комнату ожидания, в которой есть все, для ожидания и отдыха, кроме обнаженной блондинки в кровати, и вижу, что комната не пустая: двое мужчин, развалясь в креслах, о чем-то негромко беседуют, тоже, видимо, ждут своей очереди к директору.

Один, ко мне лицом сидящий, лет сорока с небольшим, прямо в поношенном пальто на диване угнездился, нечесаные патлы до плеч, лицо брюзгливое, все в складках, явно что богема, другой – спиной ко мне, совсем иного замеса: пиджак – такие в сейфе хранят – сам по себе целое состояние, затылок – произведение дорогого парикмахерского искусства, ладонью в воздухе крутит – часы и запонки видны, и те, и другие наверняка дороже моей старушки БМВ, когда она еще с иголочки была... Голос... Хм... А ведь я его где-то... Затылок разворачивается к патлатому, а лицом ко мне... Мама дорогая!

– Добрый... Э-э... Рик... Рик??? Это ты? Черт подери!

– Да... я... Чилли? Чил! – точно, он! Чилли Чейн выбирается из кресла, рот до ушей, и собственной персоной неуверенно шагает ко мне, руки в стороны. И видно, что тоже растерян. Обнялись.

– Ну дела, вот не ожидал... тебя увидеть здесь.

– Да ты что, Рик! Это я тебя не ожидал здесь увидеть, а мне где еще бывать, как не на киностудиях и на съемочных площадках? Куда же ты пропал, Рик? Я ведь...

– Не пропадал я, как видишь. – Тут рефлекс светского человека перебарывает все остальные соображения и Чилли представляет нас друг другу:

– Мой старинный друг и писатель, Мак Синоби. Мой потерянный и вновь обретенный друг и товарищ, знаменитый детектив и...

– ...просто Ричард.

– Очень приятно.

– Взаимно.

– Рик, за нами будешь, мы первые.

– Да ради Бога! Но вот уж не думал, что сам Чилли Чейн, как простой смертный...

– Ха! А ты никогда не видел, как «сам Чилли Чейн» мечется перед запертым служебным туалетом на одно посадочное очко, в павильоне для съемок, когда у него понос в кишках, а за заветной дверью блондинка-флегматик с запором? Ты, брат, многого не видел в Большом Свете. Так куда ты пропал? У тебя все в порядке? Жена, дети?

– Полный порядок.

– Я пытался тебя искать, но ты же мне телефона не оставил... Сколько лет прошло...

– Не так уж и много. Да неловко было звонить, сам понимаешь...

– Не понимаю. Короче, не вздумай никуда улизнуть, сегодняшний вечер – за мной. У тебя... Шонна, да ведь? Она в городе сейчас?

– Да.

– Детей есть на кого оставить вам сегодня?

– Да, а что?

– Я вас приглашаю ко мне домой сегодня вечером. Народу – почти никого: вы с Шонной, я, Мак, Ванда Вэй, Крис Коста, из заграничных Брюс Спрингстин, Нина Хаген, Эльза... ну, ты ее не знаешь... И все. Может, еще пара-тройка приблудных гостей. Мак, ты ведь будешь? Ты же обещал.

– Буду. Только ты меня там не тормоши, ладно? Где сижу, что пью, когда уйду – не твое дело. – Какое спесивое лицо у этого Синоби. Что-то не припомню я писателя с таким именем. Да и внешность незнакомая. Чилли Чейн словно бы угадывает мои сомнения и поясняет:

– У него довольно специфическая известность в нашем мире. Кому надо – он знаком хорошо и близко. Рик, ты знаешь, что наш Мак однажды шел-шел по улице, а навстречу ему идет... знаешь кто?.. Убийца господина Президента, собственной персоной, в руках еще ствол не остыл!

– Да неужели? И что? – это я так вежливо спрашиваю, в слабой надежде, что мои собеседники не заметят насмешки.

– А ничего. Поздоровались, поговорили о погоде, о дальнейших творческих планах и дальше разошлись. Да, Мак? Так дело было?

– Ну чего ты плетешь. Не веришь – не надо. Да встретил, я шел в одну сторону, а он в противоположную. Миновали один другого, и все, и ни о чем мы не говорили. Не обращайте внимания, Рик: Чил считает своим долгом и почетной обязанностью потешаться над теми, кто его умнее его и деликатнее, то есть, практически над всеми своими знакомыми.

– И как ты, интересно, отличаешь умных от глупых, Мак? Ты же кроме своих тараканов в голове ничего не замечаешь?

– Элементарно отличаю: умные думают чаще, но медленнее.

– Опять тараканы побежали. И еще Мак считает, что десять лет знакомства и ежедневного сотрудничества – слишком мало, чтобы общаться «на ты».

– Но мы же с тобой меньше десяти лет общаемся.

– Разве?.. Да, где-то лет девять с половиной. Из них два года на ты. Это ли не излишество?

– Мне необходимы излишества.

Я сижу, не вслушиваясь в их болтологию, и перевариваю новость, внутри которой нахожусь, и не знаю, с точки зрения разума и здравого смысла, как мне к этой новости относиться, но – радуюсь, но – взволнован.

– ... почему бы и нет? Если Мак не против, я тем более, мне в великую честь быть накоротке со знаменитостями. О! По-моему, кабинет освободился. Мак, Чилли, ваша очередь.

Чилли Чейн любит изображать из себя жизнерадостного повесу, но глаза у него всегда чисты и холодны, как я успел отметить за время нашего короткого знакомства, мозг работает четко и рационально. И все это разбавлено дурачествами и шикарнейшими улыбками.

– Рик, а, Рик? У тебя долгие дела?

– Секундные, переподписать документ, поставить на него печать, а устаревший, несовершенный документ, оставить порванным в урне у вашего директора.

– Он не наш директор, он наш партнер, а директор он – киностудии. Тогда пойдем с нами, сначала ты, а потом мы. Я просто боюсь отпустить твой рукав: растворишься бесследно и ищи тебя свищи...

– Пол, привет! Мы пропускаем вперед нашего друга. Он сказал, что ему быстро.

– А-а, вы знакомы, оказывается... Тесен мир, ничего не скажешь. Где... ага... Реквизиты?... Угу... в соответствии... именуемый в дальнейшем... Все. Печать шлепните у секретарши. Еще чем могу быть полезен?

– Нет, у меня все.

– Стоп, стоп, стоп. Если у вас все, то у меня нет. Пол, Мак, вы пока начинайте, а у меня пара конфиденциальных слов нашему другу Рику...

– Но только быстро, Чил, я писатель, а не менеджер, я же поплыву на ваших дурацких пунктах и подпунктах... Рик, пока!

– Я быстро, хотя я тоже не менеджер, а всего лишь актер...

– Пока.

Вывел меня Чилли Чейн из кабинета, не за рукав, правда, держит, а под руку. Выдал мне две визитки с разными наборами телефонов, золотым карандашиком начертал на обеих номер личной трубки, взял с меня слово, что мы с Шонной сегодня его навестим, начал было подробно рассказывать, как до него добраться и что говорить охране особняка, а потом перебил сам себя и в мгновение ока уговорил меня воспользоваться его личным мотором с водителем. Мотор он пришлет прямо на дом, разумеется, «Роллс-Ройс», у него их два, поэтому он никак и ничем стеснен не будет, пусть я даже не сомневаюсь. Я, недолго размышляя, позволил себя уговорить, а сам думаю: во что будет Шонна одеваться, она же умрет от комплексов и волнений...

– Тогда адрес давай.

– Вот он, пишу. И телефон.

– Да, Рик, и об одежде. За это заранее прошу прощения: у нас сегодня «день простеца»: никаких изумрудов с брильянтами, никаких Гоше и Версаче, если придешь в «левисах» с заплатой на заднице – оно будет самое то. И ты, и Шонна. Джинсы, юбки, свитера, футболки, ботинки, кроссовки, бусы из стекла... Вот так где-то. Косметика и духи – максимально приближенные к тому, какими пользуется персонал метрополитена и общественных библиотек. Врубился? Есть рауты «без галстуков», есть «пижамные» вечеринки, сегодняшняя – «мы – простецкие!» Придете в смокингах и вечерних платьях – сгорите со стыда на фоне всех нас. Угу?

Угу-у... Смокинг-то у меня есть, и я с удовольствием его не надену, а вот как Шонне втолковать... Хотя, с другой стороны, она тоже будет рада этой игре, потому как ни с Вандой Вэй, ни даже с Ниной Хаген в одеждах и драгоценностях ей не потягаться. Я ей озвучивать подобные соображения не буду, но девочка она умная, сама все сообразит. Цветы... Брать ли цветы? По сплетням, Чилли снова матримониально свободен, стало быть, без цветов. Надо будет наши пляжные фото взять не забыть...

– Ричик? Дорогой, что-нибудь случилось? Ты почему такой...

– Какой?

– Какой-то не такой? На работе ругали? Так, извини... Сейчас нам надо будет заехать в один магазин... в два магазина, и по пути встретить Грету. Помнишь Грету?..

– Все отменяется, мы едем домой.

– Что значит... Почему? Ричик... Дети!?.. Нет?.. Не пугай меня, пожалуйста....

– Все хорошо – с детьми, работой, деньгами и здоровьем. Но все твои планы срочно и немедленно отменяются на сегодня.

– Почему это? Я не могу их отменить, это во-первых...

– Потому что у меня для тебя две новости: хорошая и плохая. С какой начать?

– Я так и знала! С любой, только поскорее. Ну что ты молчишь? Начни с плохой, Ричик, только не молчи!

– Плохая новость: тебе нельзя падать в обморок. Хорошая новость: мы сегодня приглашены на вечеринку к Чилли Чейну, лично им. Там будут Крис Коста, Ванда Вэй, Нина Хаг... Что с тоб... Ч-ч-ерт! Она же обещала не терять сознания!

Так-с, интересно, есть ли в нашей «моторной» аптечке нашатырь?

Глава двенадцатая

В которой главный герой на себе убеждается, что оргия – очень активный отдых.

– Сдаешься, Рик? Сдавайся, не высиживай цыплят, у меня ладья и пешка перевес, чего тебе еще надобно?

– Слил. Садитесь, Ян, ваша очередь.

Объем и плоскость, двухмерность и трехмерность... Эти проклятые вопросы моего «подпольного» увлечения компьютерной живописью самым неожиданным образом всплыли в самом неожиданном месте: в логове-жилище моего отца! Он, кстати, и жилье поменял, такие хоромы себе отгрохал, что... Я только задним числом, задолго после событий, связанных с покушением на прежнего Президента и последующим кризисом, узнал от отца и Яблонски, в какую глубокую они тогда провалились яму... Мне даже не по себе от этого становится, как вспомню: встречались со мною, шутили, в шахматы играли, а сами – банкроты... Слава Зевсу, Маммоне и Шиве, старики не сдались и выплыли, и даже преуспели гораздо против прежнего! Но об этом в другой раз... Трехмерность и двухмерность. В шахматы со стариками я игрываю эпизодически, а они – регулярно между собой, причем почти всегда выигрывает отец; у меня он выигрывает и у Яблонски. На втором месте я: чищу Яблонски как хочу, но против папаши – никак.

Однажды сидели мы вдвоем с отцом, у него дома, Яблонски поехал к себе, а я остался, потому что спешить мне было ровным счетом некуда: Шонна откомандирована редакцией в Иневию, за каким-то важным материалом о дамском(!) жевательном табаке, типа, новомодном элементе высокой моды, а детки – на часть каникул пристроены в специальный спортивно-оздоровительный лагерь, весьма дорогой и престижный...

Вдруг отец возьми и спроси: как, мол, ты ходы обдумываешь?..

Что значит – как? Тоже мне, спросил... Я даже и не задумывался никогда над этим. Наверное, обдумываю как-то... если я конем похожу сюда – он может ферзя двинуть, а если туда – съест коня. Если рокируюсь – короля отведу от двух атак, а если...

– Не знаю, пап, если не в блице, то стараюсь думать на два-три-четыре хода вперед, за себя и за противника.

– Ну, а поле как ты видишь?

– Не понял?..

– Поле. Вот квадратное игровое поле, шестьдесят четыре клеточки, размером восемь на восемь...

– Тридцать две клеточки черных, столько же белых, шестнадцать фигур белых, столько же... ну и что, пап? Все это видят.

– Я понимаю, что все, и что шестнадцать. Ты... только плоское поле видишь?

Тут я поусерднее задумался, в попытке сориентироваться, что именно отец хочет выковырнуть из меня своим вопросом?.. Но слово «плоское» – тотчас же затронуло некую струнку в глубинах моего сознания.

– Н-ну... иногда я способен представить объемные фигуры, идущие, прыгающие скачущие по здоровенному квадрату, расчерченному, в свою очередь...

– Не то. Понимаешь... Только, сын!.. Чур, не смеяться и никому ни гу-гу, даже Яблонски. Договорились?

– Аск.

– Что?

– Договорились, конечно, мы же оба трезвые люди. – Сказал и – кусь себя за язык! Все в моем словарном запасе, хоть как-то связанное с алкоголем, я стараюсь при отце не применять, – в доме повешенного, как говорится... Но отец – ноль внимания на мою оплошность. Зато наивно поинтересовался другим:

– А что такое ты сказал сейчас?.. ас...к? – А я и рад отбежать в другую тему.

– От детей нахватался жаргону: аск – вульгарный синоним слову «спрашиваешь!», «еще бы!».

– Угу... – Сидит папахен мой, пыхтит сигаретой, колени в пепле, лоб наморщен, а у меня, при его словах «плоское поле», и моих, связанных с объемом, как сердце застучало в полтора раза быстрее обычного, так и стучит, не желает успокаиваться... И ладони зачесались. Наконец он заговорил, вместе с дымом выпуская из себя очень странные фразы и мысли, интересные, хотя и в разрез с моими ожидан