Book: Ветер в ничто (Стихотворения)



Пригодич Василий

Ветер в ничто (Стихотворения)

ВАСИЛИЙ ПРИГОДИЧ

ВЕТЕР В НИЧТО

СТИХОТВОРЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Письмо Юрия Нагибина {январь 1991 г.} "Снегирь, клюющий ягоды с куста..." 1. Сыну 2. "Изранен, зол и непокоен..." 3. "Белых мушек круженье в венцовых пазах..." 4. "Колдует над темой..." 5. "Я скоро умру натурально, как вошь..." 6. "Погиб отец. Безбожно. Дико. Глупо." 7. "Летних басен множество." . 8. "Бог посеял в землю семя..." 9. "На цивильной кухне возле бака..." 10. "В Петергофе светит солнце." . 11. "Старый барин на печи..." 12. "Я мнил: на жизненном застолье..." 13. Комаровская элегия 14. Герману Гессе 15. "Я горько думал о тебе..." 16. "Чадит в клубах тумана..." 17. "Изнежен, зол, медоточив..." 18. "Песенка, зашедшая..." 19. "Безумец, вор и скупердяй..." 20. "Бля, как не впасть в истерику..." 21. "Друзей старинных страшно хоронить..." 22. "Я вернулся из колхоза..." 23. "Я спал. Проснулся, вздрогнув вдруг..." 24. "Я раздерган расторгнут расторкан..." 25. На полях статьи 26. "Гипертонической кровянкою налиты..." 27. "Нас неумело воскресили..." 28. "Психозные тени..." 29. Александру Исачеву 30. "Ночь осенняя тиха..." 31. "И вновь родные пустоплясы..." 32. "Развалившись нагло на попоне..." 33. "И в обморочном зыбком помраченье..." 34. "Трухлявых венцов сладковатая прелость..." 35. "А все ж Россия не погибла..." 36. "По залетейским пастбищам Европы..." 37. На рождение сына 38. "За что Господь меня сподобил..." 39. Грибоедов в Москве 40. "Господи! Я не Magister Ludi..." 41. Владимиру Соловьеву 42. "Не бормотушник, самогонщик..." 43. Андрею Белому 44. "Мы - перед тем, как онеметь..." 45. "Прав собачьих яростный поборник..." 46. "Грязнили ватных мыслей клочья..." 47. "Я умер для мира и саван надел." 48. Михаилу Кузмину 49. "Русь. Захолонувшая равнина..." 50. "Сей мир переперчен, но пресен." 51. "Прогорклой взрослостью подступит седина..." 52. "Тревожно в мире. Запах гари..." 53. "Сегодня встали мы с тобой..." 54. Эллису 55. Марфиньке 56. "Над заштопанным прошлым..." 57. Максимилиану Волошину 58. "Мой путь неизвилист, но кляузен." 59. Письмо Андрея Белого к Нине Петровской 60. "Кукленок, позер, ходя-ходя..." 61. Николаю Клюеву 62. "Вас распустили по указу..." 63. Осипу Мандельштаму 64. Чудак - в Судак... 65. "Напьюсь в сосиску, начудачу..." 66. Юрию Живаго 67. "В хрущевско-блочную беседку..." 68. "Соседка гремела в тазы..." 69. "В суете и кутерьме..." 70. "Был вечер *********... Телевизор..." 71. "Плодящаяся деревенщина..." 72. Константину и Звиаду Гамсахурдиа 73. "Из всех вероятностных множеств..." 74. "Ветер свищет, рыщет, вертит..." 75. "Художник полубог мальчишка златокудрый..." 76. "Как мышь, залезу в перепревший стог." 77. "У меня в деревне утро." 78. "Я отравлен и затравлен." 79. "Я сумрачно схожу с ума..." 80. "Как жулика влечет за ворот..." 81. "Россиянские игрушки..." 82. Поэтам проклятым 83. "Верю тысячекратно..." 84. "Мне снилось: будто я... - еврей..." 85. "Милорд не скинуться ли нам по рублику..." 86. "Мне истина разверзлась в Слове." 87. "Жизнь - тусовка и тщета." 88. "Национальный спорт: горелки..." 89. "Во всем мне хочется дойти..." 90. Двадцать два послания 91. "Я довел себя до точки." 92. "Пленка Волги. Ощипанный бор." 93. "Зачем, естествоиспытатель..." 94. "Я торчу в избе-пенале..." 95. Десять лет - ресниц смеженье Шивы." 96. "Боль становится терпимой..." 97. "С годами прошлое видней..." 98. "Построили зеки..." 99. "Витальной силы остов тонок..." 100. "Вздорной мамкой онемечен..."

"...Мое ничтожество-высочество..."

Приложение I. Виктор Кривулин. Маска и лицо Приложение II. Ольга Малышкина. "Я вырываюсь из плененья..." Приложение III. Виктор Кривулин. Келья, книга и вселенная Приложение IV. Николай Голь и Геннадий Григорьев. Поэтерий."Гамбургский счет". Приложение V. Михаил Кузьмин. "Поверх барьеров, стран и вкусов..." . . Приложение VI. М. Л. Иначе - Ничто

...ветер в ничто...

Андрей Платонов

Рви сердце, как письмо, на части,

Сойди с ума, потом умри.

Владислав Ходасевич

Иногда банальность - хороший щит или надежная

уловка от разговора с дураками.

Владимир Набоков

Я много прожил, много перепил и продумал - и

знаю, что говорю.

Венедикт Ерофеев

...какое дело Богу до культуры! ... Бог не

выбирает благо, потому что благо, но благо то,

что выбирает Бог.

Борис Парамонов.

Проснись, моя Кострома...

Б.Г.

Ей...

...Картонные рьяные хари

Заполнили избу и двор.

Зовут, умерщвляют, смеются,

Щекочут отростками вил...

Я жизни богемское блюдце

Шутя, сапогом раздавил.

Сие получило огласку...

ПИСЬМО ЮРИЯ НАГИБИНА

К ВАСИЛИЮ ПРИГОДИЧУ (С.С. Гречишкину)

[январь 1991 г.]

Дорогой Сергей Сергеевич!

Спасибо за книгу. Прочел в один присест. Впечатление сильнейшее. Я даже как-то обалдел. Не стоило бы, наверное, писать сейчас, стоило бы отойти, чтобы членораздельнее высказаться, но я уезжаю завтра в санаторий и не верю, что из санаториев письма доходят до адресатов, - было бы это не по-советски, поэтому решил сразу написать. Жестокая у Вас Муза, но какая смелость души наверное, только так и надо сейчас писать стихи. От авангардной гладкописи тошнит. А ведь у Вас и любовь настоящая и о смерти друга - высоко. И хорошо, что столько крови, гноя, гнили - это наша истинная жизнь. Дай Бог Вам здоровья, бодрости и сил так бесстрашно делать свое поэтическое дело.

Искренне Ваш ЮРИЙ НАГИБИН.

Снегирь, клюющий ягоды с куста, Я - красногрудый воин Параклета Печалуюсь, что жизнь моя пуста, Безвидна - инфузория из Леты.

Жена бездвижна. Все никак, не так. Мать помирает. Худо все до рвоты. Державин - фанфаронистый мудак Его бы к Пахану в штрафные роты.

Жизнь званская. От пуза жри да пей... Жизнь самозванская оплачена в рассрочку. Ямбической поэзии репей Не вырвать с мясом - прорастает в строчку.

Устал я с Богом воевать впотьмах. Дыхалки нет, силенки на пределе. Дуркует бес, лупцует в зверский мах. Стишок пишу - и будто я при деле.

Стихи - фуфло, да не мои, а все. Нет смысла в сочинительстве сокрытом. Я - василек в налившемся овсе, Раздавленный животного копытом.

Смешно, когда пузатый господин, Уподобляясь птичке и цветочку, Сказать боится: тяжко, я один, Я помогу... Не надо ставить точку.

Не ломанусь. Спасение от бед В пленительной осознанности чуда: Все есть, как есть. Советской власти нет. А в арабесках - демонов причуды.

11 апреля 1997 года

1.

Сыну

Сочится водица в стропильный зазор. Тоска... как монгольский дензнак. "Искусство не доблесть, а грех и позор", Гнусаво провыл Пастернак.

Пропел. Прорычал с содроганьем кишок; Обломен провиденья вал: Тех ждет кошкодава блошистый мешок, Кто ангелам в лад подпевал.

Препон для стихов - не петля, не наган: За гробом рифмуется всласть... Когда зазвенит звукоряд-ураган, Скрипит Вседержителя власть.

Когда сочинитель словесный кульбит В тетрадку срисует и рад, Планеты слетают с предвечных орбит, И сыпятся звезды, как град.

Лихая потеха Христа щекотать, Шутейно валтузить Творца... Ан бес стережет, как прохожего тать, И схватит, как кошка скворца.

Когда расклубится кармический шок, Добро обмарается злом, Рифмач ощутит: инфернальный мешок Завязан плебейским узлом.

Безумия плаха - вселенский удел, Кровавая кара за грех Тому, кто расшибся, взлетев за предел, Башку расколол, как орех.

Соблазн первородства, как муха, жужжит. Тщеславье чадит и дымит. Поэт - не библейский цветаевский жид, А пакостник и содомит.

Подлец. Мастурбатор. Садист из скопцов, Вотще возопит к небесам... И нет ему чаши на пире отцов, И сын его выгонит к псам.

И хлебовом песьим утробу снабдив, На тысячу разных ладов Поэт проскулит незапетый мотив Насельников райских садов.

...Беснуется дождь. Осыпается куст. Приладожской осени свист... Я чую оси мироздания хруст, И строфы ложатся на лист.

В избе захороненный заживо труп, Галактика - печь да крыльцо, Я слышу орган серафических труб И Господа вижу в лицо.

19 сентября 1988 года

2.

Д., А., Ш., Х., Я., М.

Изранен, зол и непокоен Молюсь, чтоб прекратился ад, Как яростный чеченский воин, Как русский яростный солдат.

Я знаю все и все приемлю, И не предам и не продам. Братки, штыки вонзайте в землю И разъезжайтесь по домам.

Братва, довольно крови, боли. Серп притупился, - хватит жать. Чеченской - дикой - гордой воли Не надломить, не избежать.

Неколебимо, твердо, прямо Стоят с крестом и без креста Лихие воины Ислама, Лихие воины Христа.

Надменны, горестно свободны Колеблете небесный кров Вы одинаково угодны Творцу - часовщику миров.

Он тоже яростный мужчина, Он также любит воевать... Но нет причины без почина, Чтоб вам друг друга убивать.

Смирись, Аллах, спаси, Мессия. Миритесь, други и сыны. Ичкерия-Чечня... Россия... Две духоносные страны.

Штык - в землю. Расходитесь, братья. Добудьте мед из Божьих сот... Потом откроете объятья Друг другу лет через пятьсот.

В раю - меж ангелов и гурий Помянете слезой в крови Тех, кто погиб в нелепой буре Во имя правды и любви.

На небе - мир... Упрямо, прямо Стоят с крестом и без креста Святые воины Ислама, Святые воины Христа.

12 августа 1996 год

3.

Д.

Белых мушек круженье в венцовых пазах. Сладкий иней. Октябрьский мороз. Я проснулся недужно в соплях и слезах, Встал впотьмах и к окошку прирос.

Первый снег, - как удар кулачищем меж глаз, Как стакан первача в один вздох... Открывает зима инвалидный танцкласс Для тех ссыльных, кто в зоне не сдох.

Мир - как лагерь, узилище - Логос и свет; Мир - казарма, ночлежка, дурдом... Тот, кто яро отринул завет и совет, Не судим человечьим судом.

Сколь изрядно напилено дров у бобров, Аж завидки пекут до нутра. Ходуном ходит ветром колеблемый кров. Я в печи жгу стихи до утра.

Солнце грозное грянет в окно кирпичом: Выходи, лежебока, на бой... Мне и слабость, и боль, и недуг нипочем; Лишь бы быть невозбранно с тобой.

Мне серебряный Дядька толкует Закон, Злоречив, как пророк Даниил... Все по ветру пустив, все поставив на кон, Лишь тебя я в себе сохранил.

Затрапезен и горек изгнанья сухарь. Жду могильной лопаты зимы. Я с волками живу, чтоб смеющихся харь Не увидели в ужасе мы.

Для колдуньи-ворчуньи варю я обед В преисподней темнице котла. Ожиданье земных поражений, побед Со стихами сгорело дотла.

Холодает. Я в катанки милые влез, Рукотворное чудо ума... Мне кивает в окно прохудившийся лес. Хлеб сороки воруют. Зима.

Керосиновой лампы подрежу фитиль, Будет свет, как в Господнем раю... Я разбился, как чашка, - осколки - в утиль, Раз не смог устоять на краю.

...Приволок два ведерка воды дождевой В тихом сне избяной маеты; Накормил псов и кошек, - куражный, живой, Молодой и бессмертный, как ты.

Наше бедное счастье, как беличий след, Присыпает пороша снежком... Нас навеки сковал полицейский браслет. Не жалей ни о чем, ни о ком.

13 октября 1988 год

4.

А.П., В.К.

Колдует над темой Смещенья эпох Банален, как демон, И грустен, как Бог, Суров, стоеросов Костер между льдин Прелестник-философПровидец Ильин... Темно. Незадача. Зажгите фитиль, Чтоб "Наши задачи" Пред тем, как в утиль Списать, пролистала Надменная Русь... Свобода настала. Молись и не трусь. В стране негодяев И ВКП(б) Пришелся Бердяев По вкусу толпе. В земле живоглотов, Убийц и воров Булгаков, Федотов Смердят, будь здоров. Газетных лохмотьев Прорвав пелену, Катков и Леонтьев Морозят страну. Крамола. Кручина. Кто враг мне, кто брат. Сия мертвечина Идет нарасхват. Болею, седею, Радетель и сноб, Я - русской идее Привержен по гроб. Идея убога. Бессмыслен напор. Идея у Бога... Свинцовый набор, Станок линотипа Как пена в устах Лишь клюква и липа В бумажных листах... Идея - на шелке Надмирных небес. Отнюдь не в кошелке, Что ловко сплел бес. Идея России, Идея Руси В приходе Мессии... Не плачь, не проси Ни жизни богатой, Ни смерти во сне... Пусть ангел крылатый Придет по весне Засеять равнины Духовных болот... Не рви пуповины. Богат умолот.

13 сентября 1993 года

5.

К. Аз.

Я скоро умру натурально, как вошь От жизни, от сердца, от ногтя Господня. Я - плут и забавник, но это не ложь; Я - грустен, серьезен и честен сегодня.

Снаряжен исправно: изысканный смерд Шнырял я проворно по аду и раю Наивен, участлив, учтив, милосерд, Попил, поплясал - господа - помираю.

Какую муру сочинил Пастернак О нежной аорте иль там аневризме... Господь-охранитель и дьявол-кунак Скрестились в моей непристойной харизме.

Я стар, от инфарктов, как пень, обалдел. Давление прет красным танком на Прагу. Неловкий мне жребий достался в удел. Лакаю, как пес, мутнопенную брагу.

С напрягом и болью строка сложена. Я кровью набух - не умыт и угарен. Прощай, златоустая муза-жена. До встречи... все знает и ведает барин.

Клянусь оперенною рифмой строкой, Биением пульса, разрывом предсердья: Нам будет дарован вселенский покой В мещанской стандартной квартире бессмертья.

Пусть дух легковейно уходит из жил, И смерть заполняет прорехи-лакуны... Сподобил Христос, я допел и дожил До смрадного краха бесовской Коммуны.

А что будет в сносках - судить не берусь, Ведь робкая власть в полный рост не окрепла. Пусть сгинет в пожарище красная Русь, А белая Русь воссияет из пепла.

Немало блудил я - мудак-диссидент, Таился, как вор, но востер был и прыток... Да здравствует мой господин Президент И слабая власть без расстрелов и пыток.

Недурно прожить бы десяток годов При новом режиме, в любую погоду... Коль душу отдать - так я к смерти готов Хоть пошло звучит, но в бою за свободу.

1 августа 1994 год

6.

Погиб отец. Безбожно. Дико. Глупо. Неплох сюжет для выспренных стишков. Курю.., а он валяется меж трупов, Зальдевших пластикатовых мешков.

В мертвецкой батька мой. Ему там место Негодник уготовил, пустозвон... Возмездия дымящееся тесто Из кадки мозга выползает вон.

Я был в больнице. Гнусная дерюга Отца перерезала поперек... Какой-то неумеха-шоферюга Убил его и пакостно убег.

В беспамятстве отец лежал так тихо. Был бел, как мел, как ангела перо... Безносое всамделишное лихо Разлило кровь, как пацанва ситро.

Двадцатый век старик прошил, как пуля. Сломал две бойни. Казни. Голод. Мгла. Какая ж стоеросовая дуля В конце пути его подстерегла.

Ох, жизнь отца бессмысленно пустая: Без веры, упований, скрипа сфер. Пропел петух. Последний вздох истаял. У изголовья - Бог и Люцифер.

Как жаль отца... Заплакать да заохать. Вся жизнь его - невыразимый крах. Он, бедный, думал: миром правит похоть, Тщеславье, чистоган, топор и страх.

Какая гиль... Непониманье смысла. Глухой безблагодатности сосуд... Качается златое коромысло. Уходит мой отец на частный суд.

Когда его душа рассталась с телом, Вернулась мысль, исчез бесовский мрак, Испуганно, смятенно, отупело Он понял, что Христос ему не враг.

Господь, Ты - путь, скала, первопричина. Склонив главу, пою Тебе хвалу... Молю Тебя: за жуткую кончину Прости отцу бездумную хулу.

14 февраля 1993 год

7.

Летних басен множество. Пиво - из горла. Что-то мне не можется. Мама померла. Истина полезная, Мол, все будем там... Умерла, болезная, Вздорная мадам. Жизнь ее невинную Стоимостью в грош Вместе с паутиною Тряпкой не сотрешь. Гаснет в смерти кратере Облик, образ, крик... Нет со мною матери, Я теперь - старик. В неземной обители В бытии ином Ждут меня родители С хлебом и вином. Срок придет и свидимся. Зарыдает мать. Встретимся, обнимемся... Важное сказать Что-то попытаемся В сердце и в уме... И засобираемся Исчезать во тьме.

21 июля 1997 год

8.

А. Т.

Бог посеял в землю семя Перемен. Зачем... - Спроси. Замечательное время Заканало на Руси.

Пиво пей. Скандаль в охоту, Хоть на Энгельса стучи. Атлантистов-доброхотов Назидательно учи.

Отвыкая понемногу Без причины убивать, Вертухаи учат Богу Нас поклоны отбивать.

Бес! Нишкни! Хвостом, паскуда, В царстве духа не крути, Проповедуя нам чудо Уникального пути.

Русь, царевна, вымой попу От запекшейся крови, А потом учи Европу Правде, праву и любви.

Били. Пили. Били. Пили. Подрезали стремена. И откуда накатили Вдруг такие времена.

Бремя подвигов накрылось Трансцендентною м.....ой. Кончен бал. Ступай на клирос. Повышай души надой.

Стой под ливнем дикой воли Без штанов - как есть - во, бля... Отдыхай. Не надо боле Родине давать угля.

24 июля 1997 года

9.

Сыну, внуку

На цивильной кухне возле бака, Рядом с мисками воды, еды Помирает старая собака... Слишком долго не было беды.

Откатило лихо понарошку. Пульс спортсменский. Сердце не болит. Глажу кардиологиню-кошку... Русь несется в бездну, как болид.

Пес хворает долго и натужно, Держит бой, как веры паладин. Ничего уже ему не нужно. Чистый дух. Упрямство. Бог один.

Верю в то, что в Царствии небесном Есть стихи, и водка, и табак И что встречен буду я прелестным Сонмом своих кошек и собак.

Не хочу с Дзержинским я кумиться Ни на этом свете, ни в аду. Кровь курится. Зарево дымится... Выборы случились на беду.

Я учусь простой собачьей воле: Не сгибаться, подниматься в рост... Родина недужит. Много боли. Мы... Они... Не сложен выбор, прост.

Жизнью битый, я - пацан не хилый Чашу мимо уст не пронесу. Дай мне, Отче, ровно столько силы, Сколько дал Ты маленькому псу.

Повелитель бесов-хулиганов Адские врата приотворил. Серой пахнет... Но пока ******* Ничего еще не натворил.

Приснодева, думай о России, Будь к ней милосердна, не строга... Вижу: как сквозь лоб у лже-мессии Лезут вельзевуловы рога.

Красные накатывают с гулом, Корчатся, беснуются, смердят... Я умру, как дряхлый пес под стулом, Если коммунисты победят.

Шалости, побасенки и частности. Тонет все в запойной лживой мгле. Граждане, отечество в опасности: Наши танки на своей земле.

26 мая 1996 год

10.

В. С.

В Петергофе светит солнце. Плещутся фонтаны. Ошалелые японцы Прут, как тараканы.



Парадизы, клумбы, грядки, Дали, виды - дивны... Буржуазные порядки Глубоко противны.

Над Версалем светит солнце. Плещутся фонтаны. Ошалелые японцы Прут, как тараканы.

Парадизы, клумбы, грядки, Дали, виды - дивны. Большевистские порядки Глубоко противны.

Август 1996 года

11.

Старый барин на печи Чешет... репу. Не мечи в нас кирпичи Ты, Европа.

Пронизает лес и дол Вещим зраком... Завернешь ведь ты подол, Станешь... боком.

Не нахрапом, кувырком (Чай - не Стеньки) Что не взяли мы штыком, То - за деньги.

Духоносные садыВертограды Братанам из Воркуты Будут рады.

Воспаряя, воспаришь, В бездны глядя. Очень любят град Париж Наши... дамы.

Ша, Европа, тишь да гладь. Охи, смехи. Любишь деньги, то-то.., дрянь, Чуешь вехи.

...Ужасы. Напасти. Русь, свечой горишь. Нет Советской власти, На... хрен мне Париж.

Август 1996 год

12.

Я мнил: на жизненном застолье Талант - как скатерть-самобранка. Итог: в удушливом подполье Меняю жизнь на перебранку.

Казалось: бесов покорив, - мы Достигнем Царствия Господня... Растрата. Стершиеся рифмы Остались в кошельке сегодня.

Проворовались Просвистали До оглушительной болятки... Тела и души - не из стали. Мне нужно складывать манатки.

Я ухожу к Фата-Моргане, Я вырываюсь из плененья... Я поиграю на органе Божественного песнопенья.

Душа бессмертна. Дар мой тоже Не пузырек в вине искристом. Возьми меня, угрюмый Боже, В ансамбль поденщиком-хористом.

Спою Тебе стихом Давида, Как кенар в золоченой клетке, Про приключенья индивида На этой маленькой планетке.

15 марта 1982 года

13.

КОМАРОВСКАЯ ЭЛЕГИЯ

Г.М.

Мной финский берег не воспет: Залив, и сосны, и поляны, Где расточился тонкий след Былых насельников румяных.

Уж не звучит Суоми речь Над этим богоданным краем, И истлевает русский меч Во мху за дровяным сараем.

Расшвыривал так валуны Какой неведомый метатель... Я - гость полуночной страны, Пришелец, не завоеватель.

Сюда бегу я, словно тать, В оцепененье, в пароксизме, И тут со мной не совладать Ни откровению, ни схизме.

С собачкой дряхлой, спи, жена, И не спугни стихотворенья. Вокруг такая тишина, Как за мгновенье до творенья.

Луна сквозь стекла метит в лоб Виршеслагателю угрюмо, Ведь здесь опущен в землю гроб Равноапостольной Акумы.

На кладбище - учителя Магистры ангельских ликеев... Благословенная земля Богов, титанов и пигмеев.

Пол долгой ночи печь топлю. Дрова чадят. Стихи - насмарку. За что я родину люблю? За комаровскую хибарку.

14 октября 1978 год

14.

ГЕРМАНУ ГЕССЕ

Опять над литою строкою Качаю башкою седой. Оставьте меня в покое Вдвоем с неизбывной бедой.

Придурок, я думал: нас двое. Осечка. Один я. Один. Беззвучно утробно завою И выгрызу дырки дробин.

Свистела, взрывалась и крепла Фонемная звонкая вязь. Сгорела. А горсточку пепла Сдул ветер в житейскую грязь.

Поэт изрешечен навылет. В чем теплится душка-душа? Проклятые бесы, не вы ли Сценографы всех антраша.

Я в волчьем колледже задачник Любви не сумел одолеть И сдуру кусал, неудачник, Судьбы костоломную плеть...

Один я. Беззубый и лысый. Мех вытерся. Нечем жевать. Торопятся жирные крысы Живого меня свежевать.

Как лист из разорванной почки, Я выну из шкуры скелет... Господь мне за странные строчки До рая даст лишний билет.

24 января 1982 года

15.

Т.К.

Я горько думал о тебе В дыму мишурных кривотолков. Курил, ощеривал судьбе Оскал слюнявый полуволка.

Седая осень. Льда крупа Сечет прохожих злые лица. Тобой протоптана тропа Наискосок моей, сестрица.

Сквозь пелену чумных годов, Как песенку твою услышу, Я над тобой раскрыть готов Крыло свое летучей мыши.

Нева привычно бьет в гранит. Заледенелый сон в колодце. Сырой шутихой век трещит, Чадит и пламенем плюется.

Никто - тверезый иль пьян По-водолазному, до крика Не смеет бедных россиян Костить, что мы не вяжем лыка...

Сестра, ничто не стоит грош В стране, где деньги пахнут калом... Но кровью вмиг не изойдешь, Свинцовым поперхнувшись жалом.

26 ноября 1977 год

16.

Чадит в клубах тумана Небесный уголек... Я выпал из кармана Судьбы, как кошелек.

Дно прохудилось струга, И треснуло весло. Я выскочил из круга... И круто понесло.

Из стебля выгнал почки Мой сумасшедший ген. Я выпрыгнул из бочки, Как смрадный Диоген...

Не оплатив рассрочки, Обманщик и банкрот, Рифмованные строчки Тащу в нору, как крот.

19 ноября 1983 года

17.

Н. и А. Ос.

Изнежен, зол, медоточив, Я изменил карандашу. Косу отбив и наточив, Кошу траву, траву кошу.

Крестьянский труд. Мужицкий пот Слепит глаза. Свистит коса... Бегу от суетных хлопот В леса, как старая лиса.

Присев на пень, пою пэан Христу грибов и комаров. И мне внимает ветхий Пан Космат, угрюм, зеленобров.

Тут плоть с душой всегда в ладу, И полны счастьем туеса... Надеюсь, в каменном аду Я вспомню, как поет коса.

Когда траву косой косил, Когда репьи топтал, как слон, Напору инфернальных сил Я ставил дерзостный заслон...

Благословенный сенокос, Поверь ребячьей похвальбе: Я выпрямляю перекос В душе, в себе, в судьбе, в мольбе...

Толку словесный порошок, Несу в бревенчатую клеть... Здесь так вселенски хорошо, Что можно взять да помереть.

28 июня 1983 год

18.

Песенка, зашедшая В ухо невпопад: Мама - сумасшедшая. Папа - психопат.

**** - доносчик, висельник, Жлоб-антисемит Как змея завистливый, Как свиньях, хамит,

Продолжая арию (Композитор - бес) Не для пролетариев Для КПСС.

Лажа россиянская. Расы чистота. Спесь неодворянская. Скука. Пустота.

Мерзости родимые. Камни-валуны. Куст неопалимыя Божьей купины.

Хорошо при Рюрике Сладили страну... В Питере, не в Цюрихе Лаю на луну.

Поселиться в Кинешме? Жизнь была б ровней... Никуда не кинешься: Индия - во мне.

Накренилась маковка Церкви до земли... Не печалься, Марковна, Горестно внемли

Голосу утробному, Льющемуся всласть Из гелиотропного Рая, где Бог - власть

Жесткая, тотальная: Благодать - не гнет... Лишь болезнь летальная Родину спасет.

2 сентября 1995 года

19.

Безумец, вор и скупердяй, Пристойно мину сохраняя, Я получаю нагоняй От записного негодяя.

В чем виноват я? Вот те раз... Подхвостье рьяно чешут черти, В том, что я мать удачно спас От гноегнильной быстрой смерти.

Меня колхозный свиновод Когтит, терзает, раздражает И опрокинуть небосвод Мне на затылок угрожает.

Неймется пасынкам ума. Болезни насылают звери, Мечтая, чтоб судьба-тюрьма Передо мной отверзла двери.

Неутомимая *****: Проклясть, забыть и веки смежить... Вот наказанье для меня: Шизофреническая нежить.

Мой утлый челн на абордаж Берут, но в битве я суровей... Не ваш, паскудники, не ваш Я и по духу и по крови.

Мне быль внушил преступный ****, Что я тевтон в российском поле... Коль так, то так. Сильней в сто крат Я стал, щитом прикрывшись боли.

На чужеродном языке Слагаю робкие эклоги... Силенок мало. Я, к клюке Припав, хромаю в эпилоге.

День. Пустота. За окоем Летим с женой, бежав от гнета, И шепчем сладостно вдвоем: Германия... Порядок... Гете...

5 июля 1995 года

20.

И. Коз.

Бля, как не впасть в истерику, Штык приравняв к перу... Россия - не Америка, Не Конго, не Перу.

В душе в и в небе трещины. Смердит кровавый пал. От Божеской затрещины Колосс, рыгнув, упал.

Не пробежаться - бедному (Он - русич, а не панк) По торжищу победному, Где вместо храма - банк.

Россия - одурелая Бананы с киви съест, А после - озверелая Затребует на съезд

Отцов бессмертной партии: Верните все назад, Либерализма хартией Нам подотрите зад,

Ведь мы, как дети малые, Без вас - как есть в говне... И ухари удалые Скомандуют: равне...

нье... Шпоры взбрякают. Лежи, чтоб не упасть. А сукам тем, что вякают Заткнем портянкой пасть.

Оскомину смородины Эстонец помнит, лях... Особый путь у родины: В тифу, в бреду, в соплях.

Народу богомольному Господь простит грешки. И автору крамольному Статейки и стишки.

Плевать, к чему причислю я Свой строкопулемет... Луна единомыслия Над Русью восстает.

27 августа 1995 год

21.

Друзей старинных страшно хоронить Вальяжных, молодых и полупьяных... Оборвана узорчатая нить Ковра судьбы Леона Карамяна.

Откуролесил баловень небес. Ревнивы, как халифы, наши боги К тем, кто хотя б на полчаса залез В их пыльные гаремы и чертоги.

Ты - Дягилев несносной кутерьмы Людей и женщин, что тебя пленили. Те - за кордоном, здесь остались - мы. Как чемпион, ты первым лег в могиле.

А помнишь, как дурачились взахлеб, Вскрывали вены, гужевались, пили. Ребяческий полузабытый треп. Скандальные побасенки и были.

Где юность комаровская твоя? Где девочки щебечущие наши? Зачем ушел ты в горние края И вспомнил что, отпив из смертной чаши?

С тобой уже беседует Харон, Забыв про немоту и озверелость... И я пойму в тумане похорон, Что молодость ушла, приходит зрелость.

Насельник многочисленных стихов, Приятель сумасшедшей моей музы, Во отпущение твоих грехов Помолятся в церквах всего Союза.

Каких грехов! Ступайте, бесы, вон. Слетайтесь, ангельские легионы. Звездой взошла душа на небосклон Раба Христова, отрока Леона.

Ты был, как черный лебедь, одинок В кудахчущей куриной белой стае... Ты ведал все: и свой короткий срок, И жег свечу, и ярый воск истаял.

7 сентября 1980 год

22.

Я вернулся из колхоза Злой, печальный и больной, Отупевший от наркоза, От утраты роковой.

Друга мы похоронили В легком цинковом гробу, Вместе с ним в песок зарыли Нашу прежнюю судьбу.

На поминках ели, пили, Кто-то плакал, кто-то лез... Отвратительные были Нам подсунул мелкий бес.

Грудь - продавленная клетка. Сердца тихие шажки... Прозвенел звонок. Соседка Принесла свои стишки.

Я сказал: мне дурно, горько, Дел к тому ж невпроворот. А она в ответ мне: - Борька Мой нажрался, идиот.

Русская - оно - неплохо. Понимаю, грешен аз. Прогрессивная эпоха, Символ оной - смертный газ.

Сразу призвуки металла Утерял мой робкий глас... Мне стихи она читала Про рабочий класс, про нас,

Про такую гнусь и гадость (И за родину в бою), Что я сразу понял радость От того, что ты в раю.

Белоснежные воскрылья. Бесконечности веков. Воплощенные усилья Вековечных дураков.

В завершенье пантомиме Прочитала - мудаку "Реквием по дяде Фиме", Коий вставил я в строку:

"Ефима Львовича не стало Его обратно не вернешь Хоть сердце биться перестало Природу вспять не повернешь

Горит огнями крематорий От ветра стонут провода Ефимыч ты ушел из жизни Но из сердца никогда"

Проводив соседку Софку (В помраченье-наяву) Думал крепкую текстовку Как-нибудь переживу...

Завтра буду я в колхозе Смертный, старый, молодой И повешусь на березе "Над серебряной водой".

11 сентября 1980 год

23.

Я спал. Проснулся, вздрогнув вдруг Как при ударе грубом тока... Два тесных года в гробе друг. Беспечное дитя Востока.

Нет, не засох и не поблек Под плугом Мнемозины вздорной Твой судьбоносный стебелек На тощей ниве стихотворной.

Русак в бешмете. Армянин, Затянутый в колет жилета, Как офицер и дворянин Ты принял смерть в младые лета.

Неизъяснимый пируэт Судьбы, отнявшей жизнь в рассрочку, Тобой обласканный поэт Прилежно втискивает в строчку.

Фотографический фантом Двоится над столом на даче... В мой деревенский утлый дом Войди, порадуйся удаче.

Свеча погасла. Ночь тиха. И внятен залетейский голос. Тобой взращенного стиха Проклюнулся зеленый колос.

3 сентября 1982 года

24.

Г.С.

Я раздерган расторгнут расторкан Словно щука попав на кукан Из соломинок сделав распорки Обряжаю в хитон истукан

Истукан истомлен и истыкан Клювом грифа кинжалом штыка Поезд быта грохочет на стыках Кошмарный сон: я кровью истекал

Пст... пст... надменно Пастернак Целует лапку нежной Беатриче Бредут босые ноги по стерням "Устав от грозного Ея величья"

О Господи сподобь на подвиг Косноязычен стих мой нем Я словно густопсовый Хлодвиг Врубаюсь в заросли поэм

Вечная память верно помяты Будут бока от наскоков Мичиганский запах русской мяты Гуггенхайм Спас-на-крови Набоков

Сергей Михалыч отче падре Ты в Бозе горестно почил Твои пометы я почал О как тебя терзали падлы Не вспомню всуе палача

"Не расстреливал несчастных по темницам" Человечьим мясом не кормил свиней В девий рот не заливал свинец Не вязал носков из женских кос на спицах

Нимфа в нимбе нимфетка в нирване С золотистым пушком на спине Будто на полковом барабане Порвалась моя кожа на мне

О коричневая роза на берегу Беломорканала

имени В.И. Ленина

Борис Константинович Зайцев Строчите в угаре В России охота на зайцев В разгаре

Бьют бутсы по сердцу ну точно в футболе Вон правый защитник стремится заехать в аорту Спортсмен-активист-публицист наивысшего сорта Мне больно мне больно мне больно мне больно

Жена моя кровью я плачу карминные слезы клопиными пятнами виснут на звездах и кранах болят мои губы и лоб мой от терний в порезах Осанна осанна осанна осанна осанна

Ло - губ моих выдох Ли - грань в ипостаси Та - грех я не выдам Спасаюсь

"Лейся песня над лугами" Ти-ти-ти и те-те-те "AMD ея руками Начертал он на щите"

Вольному - воля Спасенному - рай Музей-сарай Долли

Красный свист проводов зеленые звуки тамтама День рыбака отмечают в Щигровском районе Огненный пульс рокового лингама Йони нимфетки йони

Йоги бредут по гвоздям и бутылочным стеклам Дервиши с плачем уходят из Хайдарабада Млекообильная супердебелая Фекла Грудью питает будущих нимф толстозадых

Анна Андреевна ! Вы помните мои слезы над вашим гробом

Русские бабы мясистые потные бабы Салом налиты до глаз словно пивом угрюмые швабы Где вы: лютик сосков и ягодиц нежных упругость Грубо

Девочки русские русые Нимфы нимфетки феи Кос златопадных бурнусы Офейра

Борис Николаевич где ваша милая Ася Ась... не расслышал щелкает счетами в булочной в кассе Статуей стынет в храме Блаватской в Мадрасе Спит с проходимцем на вшивом матрасе

Где Вы Борис Николаевич где Вы Голубем зерна клюете с ладони у радостной Девы

Лолита - лифчик на лопатках Полоска тела на бедре Твои базарные ухватки Мне

Я - Гумберт - губы твои пацанка О зверя ранка американка

Словесный изыск был мне чужд Запах твоей кожи Лолита Я в стихотворстве безобразен Золото волос твоих нимфетка Готов налить для ваших нужд Руки твои прозрачны как мед в сотах Своей я крови целый тазик

Я надену робу металлурга Нацеплю шахтерскую звезду Завтра праздник - День Демиурга Я на демонстрацию пойду

Лолита умывайся культпросветом

19 июля 1969 года

25.

НА ПОЛЯХ СТАТЬИ

I.

А. Л.

Лавр благовонный осенил чело Аякса благородного под Троей Ворочая тяжелое весло Разбил корабль славнейший из героев О Боги ! сколь ужасно наказанье Влекомому к бессмертному признанью

29 января 1969 года

II.

И. Б.

И ты пройдя рядами острых пик И опершись на бердыш полуржавый Чекань в скале серебряный родник Откуда пей Орланда славу

Напившись губы нежно осуши Об мох растущий из расщелин И в белой мантии души Найдя прореху знай - ты эллин

26 февраля 1969 года

26.

Гипертонической кровянкою налиты Белки безумных вежд. Занудная мигрень. Я вою, будто пес, над искусом "Лолиты": Прикушенный язык - из пасти - набекрень...

И бешеной слюной коричневую розу Облив, я налетел на преисподней дверь: Нечеловечески смастряченную прозу, Сожрав, как людоед, и, выблевав, как зверь.

Чумной прелестницы все ж прелести убоги. Нет в томе музыки скрипучей горних сфер. Меж изощренных фраз и вздоха нет о Боге. Текст диктовал писцу развязный Люцифер.

Недужится мне. Ночь. Разнузданные стопы Не сосчитать: я туп и сален, словно бек... Ишь окультуренный дичок в садах Европы К секвойе был привит и славный дал побег.

Ударом кулака я налагаю вето На свиток дивный сей, перекрестивши лоб. Здесь слишком холодно: нет Господа, нет света И вечной жизни нет - лишь пагуба и гроб.

В сей книге сатана, крылом плешивым вея, Нашептывает нам: предайтесь князю тьмы... Распятье раздавив гудронами хайвея, Сильна рогатых рать, но не склонимся мы.

Ведь с нами юный Царь и ангельские стаи: Архангелов мечи, апостолов дрючки... И с содроганием наборный смрад листая, Я плачу о себе и рву стихи в клочки.

Читатель возопит, что спятил я - наверно. Я с этим соглашусь, давно сойдя с ума... Творца "Лолиты" ждет бессмертие в инферно. Изыди, чаровник... Где трость твоя? Сума?

19 июля 1989 год

27.

В.К.

Нас неумело воскресили. Кто воскресил - не в этом суть. Мы дети страшных лет России. Пережитое - не вернуть.

Гробы разверсты, из могилы Встаем, шатаясь и оря. В бою мы сдали Фермопилы. Сложили головы зазря.

Опять пишу высоким слогом, А для чего, а на хрена. Надеюсь: прощены мы Богом, Но презирает нас страна,

Которой мы нескладным штилем Благие вести принесли... Народ бунтует перед штилем. Кровавый обморок вдали.

Бравады наши, эскапады Шутейно вызвали разгром Империи... И камнепады Разрушили вселенский дом

Евразии. Ведь в нем со свистом Разбойничьим - на тыщу лет Обосновались коммунисты... И вдруг ни стен, ни окон нет.

Читатель Розанова вспомнит И будет прав, и будет глуп... Из этих разоренных комнат Не выстроишь Английский клуб.

А мы - художники-балбесы, Нас крайне мало, но мы - рать Пойдем, когда вернутся бесы, Опять под стрелы умирать.

Спаси, Господь, мою Россию. Свободы тяжкой рвется нить... Нас неумело воскресили. Нас снова не похоронить.

Перо дрожит, и сердце рвется, И поступь дьявола тиха... Все, может, как-то обойдется: Есть все же магия стиха.

13 мая 1993 год

28.

Д.Л.

Психозные тени Клубятся гуртом. Поэт-неврастеник Сдается в дурдом.

Все неотвратимо. Не я - так другой. Прощай, Диотима, Ребенок драгой.



Коварство лекарства Надломит калам. Венчался на царство, Поехал в Бедлам.

Собрат-искуситель Не скажет: налей... Спаси, искуситель, Святой Пантелей.

Созвучий грибницу Сгубил я, изгой... В больницу-гробницу Ложусь я - нагой.

В узилище страха Ступаю стопой... Восстану из праха И буду с тобой.

Прости, королевна, Печальна, строга, Не слишком напевна Выходит строка.

Уколы, облатки Положенный пай. А ты - шоколадки Себе покупай.

В трясучке, впросаке Шепчу - боль в губах Нас будут писаки Ворочать в гробах.

Обмеривать станут С морозцем в висках Дрожание стана В любовных тисках...

В свинцовое время Под адской пятой Мы подняли бремя Любови святой.

Пилюли глотая И муки терпя, Плету, золотая, Стихи про тебя.

11 января 1984 год

29.

АЛЕКСАНДРУ ИСАЧЕВУ

Смерди под скальпелем витийства, Косноязычия киста... Умочитаем грех убийства Развоплощенного Христа.

Десятилетия разгула Невероятной бесовни... Вострят ножи, наводят дула И чревобесятся - распни!

В спесиво-костоломном танце Под скрип мелодии простой Кружатся Ленин, вольтерьянцы, Великий Петр и Лев Толстой.

Толклись вчера, бегут сегодня Соревновательная злость В иссохшую ладонь Господню Всадить по шляпку медный гвоздь.

Кто палача тяжелый молот За черенок не ухватил, Тот утоляет духа голод Костьми насельников могил.

Родные сердцу пустоплясы И пиротехники идей, Рыгнув, блюют Христовым мясом В болота родины моей...

Сорви картонную личину С лица, повязку с гноем - с век: В тлетворной ненависти к Сыну Твоя загадка, чумный век.

Очнется ль Индия родная Дурманным сном опоена... Не знаю, Господи, не знаю, Поведай тайну, сатана.

12 декабря 1977 год

30.

Ночь осенняя тиха. Плеск волны озерной. В хилом колосе зерна Набухают зерна.

Болен, жалок, одинок, Выгоревший, ржавый Сумасшедший рашинок Выблеван державой.

Бородатый и нагой, Склонный к пустословью, Омерзительный изгой, Раненный любовью.

Изругавшийся над той, Что роднее Бога, Я наказан немотой Сбивчивого слога.

Бес подуськивал: зарежь Кроткое созданье... Как теперь заткну я брешь В шатком мирозданье.

Смоляной фонемный лес Накренился косо. Господи, зачем я влез В шкуру кровососа.

Одиночество вдвоем Заступом зарыто... Флегетонтов водоем Ветхое корыто.

...Деревенский хулиган На исходе лета Во вселенский балаган Потерял билеты.

31 августа 1982 года

31.

Дем. Бедн.

И вновь родные пустоплясы Вещают без обиняков. Звенят отточенные лясы, Как тесаки у мясников. Опять меня обстали бесы, Щекочут, говорят мне "ты"... Как сбросить ветхие завесы И вырваться из темноты Туда, где Господа лампада Незримым пламенем горит, Где за оградой вертограда Цветут деревья Гесперид, Где Вакх с Христом бредут в обнимку С Мо-цзы и Буддой наугад, Где сквозь лазоревую дымку Просвечивает Божий Град, Где херувимы и амуры Пьют залетейский оранжад... И где за собственные шкуры Высокомерно не дрожат.

7 марта 1981 года

32.

Марф.

Развалившись нагло на попоне, Стряхивая пепел на штаны, Говорю с тобой на понял-понял Лучшая жена моей страны.

Нет в тебе сноровистой ухватки Подличать, рожать, злословить, шить. Складывай убогие манатки Нарисую остров - будем жить.

Синдиком республики звериной Выберем бесхвостого кота. Песнопеньем "Книги голубиной" Мы заменим хартию кнута.

Дуновеньем умственным зефира Рассосется мерзостный туман. В хрустале безгрешного эфира Зазвенит библейское ман-ман.

Нет на нас управы - лишь расправа (Безголовым не носить чалмы). Бедная, благодарю за право Быть собой, с тобой и петь псалмы.

16 января 1982 года

33.

Ей

...И в обморочном зыбком помраченье Звенела жизнь, как мерная строка... И я хотел сложить стихотворенье, И в нем тебя оставить на века.

Ты - не умрешь - горенья плоти тленной Ты убежишь - печальна и светла... Чтоб растопить предвечный лед вселенной Достанет животворного тепла.

Я - сумасшедший, гаер и мечтатель, Житейский геометр и рифмоплет Клянусь, что мой негаданный читатель Нас вспомнит, содрогнется и поймет.

И, отложив стихов нелепых томик, В которых я, как слон посуду бил, Подумает: какой был автор комик, И как он эту женщину любил.

Я не виновен: не дал Бог таланта... Натужно слезы крокодильи лью. Люблю тебя, как любят эмигранты Двоящуюся родину свою.

Я бросил стыд, смиренье и гордыню В упавший с неба яростный огонь, Поцеловав надменную рабыню В мартышечью, но властную ладонь.

7 ноября 1978 год

34.

Д.Л.

Трухлявых венцов сладковатая прелость. Дырявая крыша. Чахотка стропил... Прощай, моя радость. Прощай, моя прелесть. Харону обол я сберег, не пропил.

Прощай... Мое счастье. Мой ангел кудрявый. Я в душу нырнул, как в колодезный сруб. Я - сильный и слабый, литой и дырявый, Крылатый бессмертный разрубленный труп.

Прощай... Мое солнце. Любимая. Душка. Медвяного тела вселенский пустяк... Могильной плитой навалилась подушка На хрупкий, звенящий, как флейта, костяк.

Прощай... Эвменида. Рабыня. Тиранка, Прогрызшая в сердце гноящийся лаз. Банален, пахуч, как сухая таранка, Вишу на веревке, продетой сквозь глаз.

Прощай... Златоперстая вестница рая. Прости запоздалый нелепый кульбит. Никто не поверит... Но я - умираю: Мой череп стрелой Аполлона пробит,

И мозг вытекает прогорклым кефиром На склизкие доски, Творца осрамив... Я правил бездумно фонемным эфиром, И, как пластилин, мне податлив был миф.

Прости - мое утро - любви заморочки. Мой дар судьбоносный - лишь студень из жил... Бездарные строчки, бездарные строчки С тугой и натугой тебе я сложил.

8-9 января 1984 год

35.

С. Б., бар.

А все ж Россия не погибла, Как под подошвою змея, Хоть много мерзкого прилипло К державной хартии ея.

Под верноподданное: "nihil !", Под торжествующее: "нет !" Молились в смрадных кельях мнихи, Спасая Русь от новых бед.

В глухих кармических пожарах Прожарены, как смерть, тихи, В тюремных камерах на нарах Шептали узники стихи.

Рубашки не отжав от пота, Не смыв кровавой мокроты, Вели неспешную работу Духовной Индии кроты.

В бесовском мороке и чаде, Где ест глаза зола и дым, Не забывать о Божьем чаде Дано убогим и седым.

...Горит в миру Руси лампадка, Где вместо масла - гной и слизь... Когда очнешься от припадка, Вставай и Господу молись.

26 марта 1988 год

36.

Г. М.

По залетейским пастбищам Европы Придуманной, загаженной, чужой, Тупым скотом протоптанные тропы Нас выгнали, пыля, на водопой.

И в жижу погрузив свиные лица, Зачавкали мы, всасывая ил. Не суждено омыться и креститься. Иссяк источник. Нас не напоил.

Не остудив пылающей утробы, В коросте, что отчаянно саднит, Вернулись мы в российские чащобы, Не залечив растресканных копыт.

И распираемы кишечным газом От выращенных в парках желудей, Мы обрели, почесываясь, разум И обратились, хрюкая, в людей.

5 марта 1978 год

37.

НА РОЖДЕНИЕ СЫНА

I.

Не думал, что

на медном ложе бытия лаская теплый остов девы возлягу может быть и я чтоб семенем стать для посева

жизнь - некий двуединый знак ab ovo - синтез и анализ зачем мы Господи старались нарушить светом вещий мрак

бессилью сбивчивого слога не перейти сей Рубикон нет в мире Бога - кроме Бога субстанция Его суть Он

и черти - что меня забыли как черви - гробовую тьму Им сублимированы были и имманентны лишь Ему

II.

рожденья таинство скоромно как первородный хамский грех оно - огромно и погромно оно - единое для всех

о чудо Божьего мгновенья во влажноматочной глуши звук нежного сердцебиенья проклевывания души

потом безмирно и безмерно разверзнув лоно - хил и слаб бессмысленно и суеверно в игру вступает Божий раб

благослови - прошу - Господь се - отпрыск кровь моя и плоть

24 декабря 1970 год

38.

За что Господь меня сподобил Понять загадку тихих снов О том что мир наш лишь подобье Иных неведомых миров

Где вне времен пространств материй И вне логической игры В огне космических мистерий Клубятся новые миры

И где не в нашей тесной сфере А в холоде эфирных гроз Сразятся ангелы и звери Когда восстанет в плоть Христос

24 марта 1966 года

39.

ГРИБОЕДОВ В МОСКВЕ

В.Б.

Взять извозчика поехать в клоб сесть за ломберный стол - комедь-эскиз проиграться в прах - и пробку в лоб вьюжным утром в кибитке в Тавриз

у английских карет облучки крыты красным добротным сукном господин Грибоедов очки протирает голландским сукном

дом Тверская клубный угар дверь распахнута нервным рывком и бобровую шубу швейцар принимает с галантным кивком.

Ночь морозная ветер пурга ужин кончен газета диван... дома верный усталый слуга запаковывает чемодан

24 марта 1967 год

40.

Д.

Господи! Я не "Magister Ludi" Болен... поправимо одинок. Так за что ж насупленные люди В душу мне готовы дать пинок.

Я почти готов в ногах кататься Не у них, а лишь перед Тобой. Скоро ли горнисту-святотатцу Ты позволишь протрубить отбой.

Кончен пир. И вымыты тарелки, Спрятаны бокалы, пол натерт. Можно ехать... На часах лишь стрелки Подведет мне вышколенный черт.

Худо мне. Я - неисправный воин, Ранивший в крестец посла послов. Стало быть, предатель недостоин Человечьих, а не рабьих слов.

Я не буду жаловаться больше Никому, хоть стану жрать навоз, Как не плачется в жилетку Польша Голая - в златом плаще волос.

Буду сам всегда за все в ответе. Полечу.., но только по прямой. Я один такой на белом свете: Колченогий, гордый и немой.

Будьте изощренны, целокупны, Не уподобляйтесь палачу. Мне такие радости доступны... Не скажу под пыткой, промолчу.

Я такое видел в поднебесьи И такое в сумрачном аду... Мне смешны повадки ваши песьи. Успокойтесь, я не пропаду.

Тихий свет слезою застит взоры... Сломанный клинок вернув судьбе, Я плету фонемные узоры Намертво. И плачу о тебе.

4 февраля 1983 года

41.

ВЛАДИМИРУ СОЛОВЬЕВУ

Камо грядеши народ мой камо грядеши Народ мой печальный в тоске изначальной Короб небес проломился И в огненной бреши Отрок грядет сребролицый В порфире венчальной

Было: крамола и глад и кромешная смута Казнь духовидцев побитие жен-мироносиц В бархатном рубище С нищей клюкой и разута Корчилась Русь за решеткой своих чресполосиц

С утра России до света как Эос с востока Ждали тебя и грызли железные хлебы Ты воплотившись На краткие годы в пророка Вновь отлетел на свое недоступное небо

25 октября 1966 года

42.

С. В.

Не бормотушник, самогонщик И не коричневая пьянь, А друг мой старый, автогонщик, Пришел ко мне в крутую рань.

Принес дурацкие пластинки, Сел, закурил, затосковал... И дымной юности картинки Нескладно перетасовал.

Я вспомнил все до боли резко Таимой памятью нутра: Мальчишеская газорезка, Фрондерство, шалости, игра...

Ведь сквозь браваду благородства, От коей всякий полупьян, В нас прорастало первородство Небитых первороссиян.

Мы были чистыми, как вата, В простреленном паху страны. Какая ж курва виновата, Что нет в нас прежней белизны?

Года исчиркались, как спички, Предложенные холуем, Но по мальчишеской привычке Все балагурим, водку пьем.

Глотаем зелие на вдохе И вырубаемся навзрыд, Седые скауты эпохи, Утратившие стыдный стыд.

А прежние друзья, товарки, Почти ушедшие во мрак, Нам ставят банки и припарки Словесные... им проще так.

Как горько верить... быть мне пусту, Пусть пробкой вылетит душа, Что променяли на капусту Былое наши кореша.

Дорога номер два: ухабы, На финише - гробы в венках, И наши жалостные бабы И в ссадинах, и в синяках.

Пили вперед, жизнестроитель, Неистовый Автомедон, Я - сочинитель, ты - водитель, А после нас - Армагеддон.

А ужли будет передряга: Мираж, мандраж, кураж и блажь Я, твой надежный штурманяга, По карте подскажу вираж.

6 августа 1979 год

43

АНДРЕЮ БЕЛОМУ

"Божественен и вечен Дух" Неизреченно грозен Логос В переплетенье этих двух Глаголов Бога слышен голос

Ты горним светом осиян "Поверх барьеров стран и вкусов Толкнул в астральный океан Ковчег сколоченный Исусом

В тебе и Запад и Восток Соединились в перекрестье Ты - новоявленный пророк Под ипостасным сверхсозвездьем

Пронзающий и вещий зрак Подъял к ты Богу из темницы Ты - Воскресенья гордый знак В венке из терний в багрянице

Крыло архангела простер Ты над эфирным землепадом Возжег мистический костер В стенах искуемого Града

Софиология - скрижаль Отбрасывая смерти путы Иду к тебе и мне не жаль Души своей в годину смуты

15 июля 1969 год

44.

В. К.

Мы - перед тем, как онеметь, Сухую истину постигли: Стих - взбунтовавшаяся медь, Перекипающая в тигле... Вдруг с переплеском потекла Все сожигающая лава. Сквозь копоть колкого стекла Глядят на диво смерть и слава. Вот запылал бумажный лист, Испакощенный письменами, Что неумытый стрекулист Между виденьями и снами, Востря перо, запечатлел Счастливый, как баран в кошаре... Столетья огнь подспудно тлел, Став искрой в бешеном пожаре... Той самой, что зажгла костер, Где черт печет в золе картошку... И к пламени Господь простер Свою зазябшую ладошку.

31 августа 1989 год

45.

Прав собачьих яростный поборник, Кошаками избранный в хурал, Я хочу хотя б обнюхать сборник Текстов, что небрежно намарал.

Смрадный черновик дороже ока... Длани, вязкой кровью налитой... Почему наказан столь жестоко Я строконаборной немотой.

Вялые бесовские смешинки. Мания рифмовки наугад. Звяканье трофейной пишмашинки Жалкий словолитни суррогат.

Лживы утешительные бредни, Мол, брульоны втуне не горят... Словно пьяный поп слова обедни, Забываю прежний звукоряд.

25 декабря 1982 год

46.

К. А.

Грязнили ватных мыслей клочья Паркет коробки черепной. Я болен был пасхальной ночью И коротал ее с женой.

Свистело радио Монако Пел православный русский хор: Под чуждым знаком Зодиака С Христом негромкий разговор.

Распластывали мирозданье, Как мясника стальной секач, Забеглых дискантов страданье, Басов-невозвращенцев плач.

Печаль России. Горечь дыма Неостывавших пепелищ... Соотчичи и побратимы, Я, как и вы, бездомен, нищ.

Приязнь к неласковой державе Заноза в мышце кровяной... Вас не зафлажили в облаве А я не жду судьбы иной.

22 апреля 1979 год

47.

К. А.

Я умер для мира и саван надел. Я взял во владенье крестьянский надел. И заступом ржавым плебейской судьбы Я напрочь схоронен под крышей избы... Из бревен крестовых изба сложена. Со мною в могиле: собаки, жена, Садовая нечисть, болтун-огород, По-русски смышленый крысиный народ.

Я прежние сны предаю забытью, Варю на плите для поминок кутью. Дрова не чадят, и плита не дымит. Я сам запалил под собой динамит... А мой стихотворный рассыпчатый дар Клубится в избе, как бесцветный угар. И жду я, опасливо веки прикрыв, Когда же раздастся пленительный взрыв.

21 августа 1982 год

48.

МИХАИЛУ КУЗМИНУ

Рютбеф ростбиф - на крайний случай шницель совсем некстати: аз есмь Бог бутылка белой в полпивной и Шницлер а на закуску - устриц и Рембо

халда Халдея Александра миф полтинник за бритье бородки ночевка в грязном околотке и запах бактрианских слив

Шабли поджаренная булка на Невской башне бьют куранты прохаживаются в закоулках накрашенные дилетанты

французской речи милый плен из "Вены" счет - на честном слове и в голубом сплетенье вен постукиванье вязкой крови

брусчатый лоб того моста где продают горячий сбитень... О мэтр над сению креста благословляю Вас... и спите

7 ноября 1967 года

49.

В. Ш., А. З., Д. Р. Русь Захолонувшая равнина. Виселицы. Снежные заносы... Бродят по страницам Пу Сун-лина С посохами мудрые даосы; Феи-лисы дарят людям ласки, Нежные, одна другой пригожей... Господи, да за такие сказки Я готов расстаться с белой кожей, Стать шеньши в замызганном халате, Складывать стихи витиевато. Чем поэт бедней и бесноватей, Тем его искусство больше свято... Мозг кусают злые мысли-трутни И зудят в болезненном круженье: Перетрутся скоро струны лютни; Дао призывает к погруженью. Отложу я томик Пу Сун-лина, Разболелись тусклые гляделки. Жизнь моя - бездарная картина, Копия, базарная поделка.

Вешают такие в сельских чайных; Густо их засиживают мухи. По заслугам. Карма. Не случайно Подшутили оборотни-духи. А ведь не был я обижен Богом, Суемудрый ласковый повеса, И владел неповторимым слогом, Людям верил, не боялся беса. Но явился черт, увы, бес серы, И не в мефистофельском обличье... Испугался я вне всякой меры, Потеряв последнее приличье; Кирпичом упал на дно болота, Ускользнув от лап, завыл, как сука, И в трусливом пароксизме рвоты Шкурой понял тайную науку. Никогда я не имел привычки Обращать вниманье на воззванья: "Не давайте детям в руки спички!"... Правильно... сгорят без покаянья.

7 февраля 1981 год

50.

Т. П., А. Л.

Сей мир переперчен, но пресен: Тусовки, разборки, туше... Ошметки хасидских песен Смердят в моей темной душе.

Я, выломившийся из строя Гоплит, убиенный копьем. Сгорев, моей юности Троя Забита бурьяном, репьем.

Иначе: я - Божья коровка С мечом и щитом на ремне. Страдающая полукровка: Татарин и русич во мне...

С торжественностью иерея Стиха воздымая потир, Печалуюсь: крови еврея Нет в жилах... Печеночный тир

Подвергнут обстрелу таблеток, Господь костерит подлеца, Приди, корешок-однолеток, И кровь промокни мне с лица.

Заносчивое мессианство Поганых равнин и болот, С чужого плеча окаянство, Россия, твой блуд и оплот...

Разверста и выбита рама Сквозняк и осколки - тот свет. Дорога, ведущая к Храму, Лишь Ветхий и Новый Завет.

Отчизны веселая тризна. Топор неподъемно кровав... Палачеству - стих - укоризна И знак неотъемлемых прав,

Которые Бог на скрижали Занес, заповедав сынам... Так тяжко нас мяли и жали, Что трудно очухаться нам.

Молюсь.., но о чем ни проси я, Мечтаю: пусть сгинет Конь Блед, Чтоб в славе Христовой Россия Горела бы тысячу лет.

Как молния, бьющая свыше, Летит изречение к вам: "Имеющий ухо да слышит, Что Дух говорит церквам".

Нас вера избавит от тленья, Нас сладкие слезы спасут... Надеюсь, мое поколенье Не узрит Господень Суд.

10 февраля 1989 год

51.

М. Генд.

Прогорклой взрослостью подступит седина к виску души и вытечет из уха пеньковый хлеб души зальдевшая страна бесовское смещенье духа

одических стишков хромающая рать телесное непостиженье Бога читатель-слушатель мне хочется сказать и про тебя и о себе немного

серьезный разговор с эпохой тет-а-тет противен мне как ремесло хирурга паясничал я целых тридцать лет под вымышленным небом Петербурга

я сопричастен мороку скорбей когтивших шкуру Индии духовной посечены мечом и не собрать костей в воспоминаниях греховных

развеян склизкий тлен убитых мотыльков сданы в утиль позорные страницы но посещают снятый мной альков теней и душ ощерившихся лица

ведь с кровью выблевав жемчужное зерно державной мамой данное в сиротство я в ужасе почувствовал... оно вновь прорастает в гены первородства

никто России не бежал... увы не перегрыз дубовый лак конуры одни далече... их пожрали львы другие здесь... их поклевали куры

24 июня 1977 год

52.

Т. К.

Тревожно в мире. Запах гари Пороховой. Мертвячий смрад... И в этом дьявольском пожаре И я безвинно виноват.

Спокойно в мире. Плотской гнили Пласты удобрили поля. О русичи, что тайно сгнили В тебе, афганская земля.

Чу... красноперые фантомы. Вон - Пентагона ястребки. "Чума на оба ваши дома". Разбей вас Бог на черепки.

Поэт подобен Пенелопе В строковязанье... Афоризм: Глумливо мчится по Европе Кровавый призрак: терроризм.

Ислам гяуры нынче славят. У европеянок - приязнь К стране, где чалмоносец правит И громоздит на казни казнь.

Перед вселенской гекатомбой, Пред воздаяньем за грехи, Как мне запрятать в катакомбы На грифельной доске штрихи,

Где строчки с рифменной полудой Моих кощунств, удач, обид Валяются нелепой грудой... Опять катрена край отбит.

Червонец ставлю с роком в фанты На кон... Ведь я в игре неплох. Прилежно, франты-сикофанты, Выискивайте в рифмах блох.

Душа моя - эфемерида Бежит сетей, плетей, оков К вратам Олимпа, как Ирида Благая вестница богов.

18 августа 1982 год

53.

Б. П.

Сегодня встали мы с тобой Изрядно рано. Дождь за стеной играл с листвой, Лил, как из крана.

Я думал: Боже упаси Нас от запретов. Когда ж родятся на Руси Опять поэты.

Чтобы писали наугад И без оглядки, Как каменщики знали б лад В фонемной кладке...

Они придут, они взойдут Лет через тридцать И нас за пазуху заткнут, Как рукавицы.

Я им шепну, я им скажу, Я им отвечу: Я метил первую межу, Я - ваш предтеча.

Я изблевал гортанный гной В бреду, в задохе... Пусть я всего лишь перегной Для той эпохи.

Я - пьяница и дурачок В своей отчизне. Но все же я - первотолчок Для новой жизни.

Стишки мои на чердаке Бегут от смерти И на "чужом черновике" Свой путь отчертят.

27 июня 1980 года

54.

ЭЛЛИСУ

Скрипят миры под властью Божества Юродствуют в истоме смертной твари О вечность - знак Христова торжества

С тобою смерть у изголовья - в паре... Поставлен духу яростный препон Душа во мне как фитилек в нагаре

Эфирный хлад объял со всех сторон Утеряны взыскуемые нити Уходит ввысь глаголов вещих звон...

Я отдохну, а вы друзья плывите... Куда мне плыть... куда ни кину взор Везде свинья копается в корыте

О слабый дар мой радость и позор Стихов моих тяжеловесных влага... Сужается кубический простор

О слабый дар мой горе или благо? Я верую в Господне Естество Горячей веры в сердце бродит брага

Я чую над собою Существо Простершее над сирым миром крылья Тебя не принимает большинство

Я знаю тщетны все мои усилья В тисках терцин о Боге возвестить... Хоть проползи десятки тысяч миль я

Себя винить - да - некуда мне плыть Суровый Бог не примет святотатца Хоть я готов скулить рыдать и выть

И в ужасе в ногах его валяться О черный искус инобытия Всяк думает: кто знает... может статься...

Я в вере тверд и твердо знаю я Смерть - Воскресенье в радуге Сиона Расколот дух и в страхе плоть моя

Господь... молю коленопреклоненно: Дай силы мне... яви Себя... подвинь Меня на подвиг Твоего Закона

Очисти душу дьявола отринь Дай насладиться ангельским покоем Сопричаститься таинств и святынь

В стигматах небо видеть голубое И научи меня любить людей... Триипостасья знаменье простое

Раскрой страницей Библии Твоей

5 мая 1968 года

55.

МАРФИНЬКЕ

Кудель косматую годов Расчешет глупой Мойры гребень. Гортанный переплеск ладов Поглотит пламенная темень...

И с инфернальным багажом Ты выскочишь на полустанке, Свернешься на земле ужом, Угрев собой мои останки...

Я в трубку выйти дам листу, Колючки пробужу от лени, Чертополохом прорасту И обовью твои колени,

Смешно заухаю совой, Взлечу ночной эфемеридой, Заплачу мышью полевой, Прощу посмертные обиды.

14 марта 1978 год

56.

Кс.

Над заштопанным прошлым Ни к чему мудровать, Коль стал глупым и пошлым, Как тройная кровать.

В суете муравейной, В одиночке избы С вязкой смазкой портвейной Я сорвался с резьбы.

Ненавистная служба: Что ни день, так удар. Живописная дружба: То проклятье, то дар.

В горле рвотные крошки Сдобной булки земной. Лишь собаки и кошки Безраздельно со мной.

Моя бедная Ора (Я - неправедный муж) Скандальезного ора Не стесняется уж.

Человечка б, словечка... Фитилек мой погас. Рвет траву, как овечка, У крылечка Пегас.

4 июня 1983 года

57.

МАКСИМИЛИАНУ ВОЛОШИНУ

Прожив неполную неделю Под Кара-даговой грядой, Я уезжал из Коктебеля С такой щемящею тоской, Что увлажнялось сердца око Слюною с кровью вперемеж... Под дуновеньем нежным рока Я ощутил такую брешь В себе, в судьбе, в житейской вере... Самокопание - чума! Вот и воздалось в полной мере Мне за прельщение ума... Как сладкопевец Сирин, вежды Я закрывал, болтая дичь, Свои нелепые надежды Пытаясь коротко обстричь. Каким-то полоумным теткам Читал с листа крутую ложь, Соображая очень четко, Что пропадаю ни за грош... И словно желтохвостый кенар Чего-то верещал, свистал, И как провинциальный тенор Автографы я раздавал. Кому-то мерзко улыбался Все невпопад: то да, то нет... Каким я был, таким остался, А мне почти что тридцать лет.

1 июня 1977 года

58.

А. Б.

Мой путь не извилист, но кляузен. Судьбы незатейлива лепка. Как тот пресловутый Мюнхгаузен, Я спутан тенетами крепко.

Барон, мы теперь в обороне. Как Вы, я - бездельник и псих. Веди же меня, чичероне, По саду видений своих.

Барон, мы сейчас в нападенье. Остроты опасней клинка. Что толку в паденье, в раденье Скулящего нервно щенка.

Барон, мы на пире... - В сортире Вонючем и тесном, как гроб. Сбренчать бы на лире, но в тире Мне кто-то прицелился в лоб...

...Обрушится снежной лавиною Заемное лживое кредо И станет для нас с половиною Эрзацем шотландского пледа.

27 декабря 1981 года

59.

ПИСЬМО АНДРЕЯ БЕЛОГО К НИНЕ ПЕТРОВСКОЙ

Д.

Все бросив и уехав в Нижний Забыться в площадной гульбе Я - хулиган и трутень книжный Скучал и думал о тебе

Как ни играй с собою в прятки Как ни юродствуй и ни лги Приходят святки - взятки гладки Помилуй мя и помоги

Мороз и толчея у стойки Похмелье... вьюга над Венцом Я еду к Метнеру на тройке С глухим до боли бубенцом

В багете в кабинете Гете Сияет рамой золотой Хозяин в бархатном жилете Нальет мне рюмочку простой

Нальет мне рюмочку... я выпью... Как Валтасарово кольцо Над пьяной и угарной зыбью Возникнет милое лицо

Ну - бес - загадочно и лестно Беду мне новую сули... Звучи - единственная песня В метельной иглистой пыли

Пусть пляшет в сердце ретивое Где тонко - там порвется нить Есть нечто роковое, злое В том что нельзя соединить

Все бросив и уехав в Нижний Забыться в площадной гульбе Я - хулиган и трутень книжный Скучал и думал о тебе

8 ноября 1972 год

60.

Кукленок, позер, ходя-ходя На нитке висит, не дыша. Витальная сила уходит. В потемках и струпьях душа.

В трясучке бумажное тельце. Песчинки в картонной башке. Какое нехитрое дельце: Сломаться в неверном шажке.

Забавник с сердчишком-игрушкой, Китайчик с мочальной косой Тягаться решил со старушкой, Владеющей ловко косой.

Премьер нитяного театра Отравленный, битый, хромой Пиеску сыграл психиатру И еле отпущен домой.

И в ящике душном из досок, Смиряя тошнотную дрожь, Ругает себя, недоносок, За силу, за слабость, за ложь.

28 января 1983 год

61.

НИКОЛАЮ КЛЮЕВУ

К. А.

О, христотерпец, выговский вещун, Запечник каргопольский, щур нарымский, Омыть стопы твои тебя ищу. Сымай суму, ставь посох пилигримский.

Не сигом по Сухоне лупит рок, Литою гирей бьет под вздох и насмерть... Вертайся вниз, ступи на мой порог, Как в струпьях нищий на резную паперть.

Что видел в белой Индии своей? Что насбирали анделы в котомку? Словес-смарагдов горсть не пожалей Безбожному и скучному потомку.

Апостол Петр, наверно, насушил Тебе в дорожку сладкую морошку. Ты жил, как умер, и, как умер, жил. Попей чайку, погостевай немножко.

Повой, родимый, вьюгою в трубе, Как кот запечный, поскребись о стены, Поведай, замогильный гость: в судьбе Какие ожидать мне перемены.

Перекрести набрякшею рукой, Не хмурься на табачный запах пыли. Помолимся вдвоем за упокой Тех, что свое уже давно отжили...

Встает, рукою опершись на стол. В глазах - огонь, всесветно бьющий с неба. Уходит тихо, смачно плюнув в пол... Под скатертью - в тряпице - пайка хлеба.

11 августа 1977 год

62.

Вас распустили по указу, Смастряченному холуем, Чтоб чумоносную заразу Вы унесли за окоем.

Приказ был дан шагать не в ногу Нерастолкованно нелеп Вам не прогатили дорогу, Не испекли с изюмом хлеб.

И, сняв с довольствия поротно, Дав благодарно по рогам, Вас обрекли бесповоротно Апостолическим трудам.

И тронулись, и побежали, Крича на птичьем языке, Неся заветные скрижали Брошюркой тоненькой в руке.

И растеклись по Ойкумене Тьмы жен, манипулы мужей, Чтоб тесто душ кроваво пенить Чужими пачками дрожжей.

И клеветать, и лицемерить, Пытать, прощать, казнить, плясать, Принудить всех к животной вере И руку грязную лизать...

Чтоб над ликеем и амбаром На вековечные года Прореял дьявольский лабарум Алчбы и рабского труда.

25 октября 1978 год

63.

ОСИПУ МАНДЕЛЬШТАМУ

"И у костра читает нам Петрарку..."

Тень улыбки пробежала по губам О туманный пророческий зов Обвиняется коллега Мандельштам В сочинении прелестных стихов

Мандельштам - златоуст Искупительная жертва людей В имени Вашем слышу хруст Переламываемых костей

Жизнь - неразгаданная молвь Смерть - немота пустота Ваша немецкая кровь Падает в гётев стакан

Вы рассорились с грубым веком На него замахнулись стеком Сочинитель пророк педант

Вы под милой фебовой аркой Там где ворон зловеще каркал Наизусть читали Петрарку Рифмоплет трясогузка талант

На балу в салоне в охранке В Петербурге в тюрьме на Лубянке Вас хранил белокрылый архангел От безумья коварства лжи...

"Я в мир вхожу и люди хороши..."

Из прихожей Вам калоши Принесет век-волкодав И вальяжный Макс Волошин Вас потреплет за рукав

Наше русское раздолье Наш загадочный народ "Баратынский из подполья" Вас в "Собаку" поведет

Там роскошные таланты Инсценируют грехи Там Вы выпьете "Спуманте" И попишете стихи...

И если мне придется у костра Мечтать о миске нищего приварка То Мандельштама вспомню я сперва И лишь потом Торквато и Петрарку

1 мая 1966 год

64.

ЧУДАК - В СУДАК,

КОБЕЛЬ - В КОКТЕБЕЛЬ,

А ДУРАК - НА КАРА-ДАГ.

Коктебель.

А. М. Р.

Полынный ветер скалами согрет, Сомкнувшимися будто бы на спевке. Здесь выспренно дурил жиреющий поэт, И сбрасывали вес писательские девки.

Библейские проплешины холмов Излюблены туристами в туниках. Зов Киммерии. Пыль ристалища богов... И лом бутылочный на кара-дагских пиках.

Ржаное ржанье краснорожих крикс-варакс. Желе медуз, сияньем облитое. Шепните на ухо, ясновельможный Макс, Не зябко ли лежать под новенькой плитою...

И я там был, и салом прел нутра, Пил корвалол - не старокрымский допинг... По вечерам не надевает Пра Свой молью траченый, Но импозантный смокинг.

Судак.

Б. Н. Б. (А. Б.)

Бесстыдно светоносное тепло В подсиненном желе воды и неба. Слепящий пляж, как тертое стекло, Глоток вина и вес буханки хлеба.

Прибою монотонному внемли, Держась лопатками за лоб скалы покатой... Се - заповедный уголок земли, Где плачут тени скифов и сарматов.

Скатившись в море, наг и бездыхан, Разуй глаза на золотое пламя. Здесь некогда немытый крымский хан Шитьем шатров тягался всласть с богами.

Воззрись окрест: старухи и скопцы Дно боронят хвостом, копытом, рылом. Когда-то итальянские купцы Тут девок тискали с галантно-потным пылом.

Зри: генуэзской крепости излом, Дерзнувший в прах рассыпаться по скалам... Внизу торгуют розовым вином И дамских прелестей перегорелым салом.

Кара-Даг.

А. В. Л.

Смири гордыню. Помолись. Судьба слепа. Доверься инстинктивному уменью. Уходит в небо горная тропа. Ступай, держась за ветви и каменья.

Три тысячи шагов в палящий зной. Неверная щебенка колет ноги. Из-под надбровных дуг смахни рукой Слепящий пот, упав на пол-дороге.

Тропа теряется в камнях, ползи туда. Зажмурь глаза на круче перевала: Внизу, в полуверсте, кипящая вода Бесшумно бьет в обугленные скалы.

Запомни диво это. Поиграй, Побалансируй на ветру над миром... Невероятен первобытный рай, Расчерченный парящих птиц пунктиром.

Не выбирай проторенных дорог, Спускайся вниз по горному распаду... Колючки терна. Сухо пахнет дрок. И под тобой поют в траве цикады.

Лето 1977 год

65.

Напьюсь в сосиску, начудачу В последний раз и напоказ, Войду в нетопленую дачу И отверну на кухне газ.

Балонный окисел метана Вдохну, как наркоман дурцу, Пока посмертная сметана Не растечется по лицу.

Небрит, кромешен, неприятен, Как черт горячечный, в углу Я в диадеме трупных пятен Валяться буду на полу.

Разбухну жижей разложенья. Впитают стены трупный яд. Мне мыши в сытом возбужденье Глаза и уши отъедят.

Сухие легкие сугробы Мой склеп убогий занесут, Пока истлевшего без гроба Не призовет Господь на суд.

И я скажу: Всевластный Претор, Не верь, не бойся, не проси Меня, - я - шелудивый ретор, Немытый пасынок Руси.

Махнет Господь ладонью старой, Даст кипятку и табаку, Укажет тесаные нары, Где я угреюсь на боку...

И с губ сотру собачью пену, Стопы пречистые лизну, Осознавая постепенно Немыслимую новизну.

11 мая 1979 год

66.

ЮРИЮ ЖИВАГО

"Я гордый римлянин эпохи апостата..."

Во сне свинцовой яростью метнутся На нежный берег алые валы Из чадной пещи хмурых революций Приветливо рукой махнете Вы

Стальной ланцет стального катаклизма Взносила ввысь державная рука Вы спрятали останки гуманизма Под саваном Ванятки-дурака

Исторгнув искры грозное кресало Зажгло пожар неслыханнейших смут В огне шипело человечье сало Вы шли - как Он - на каиафов суд

Брат на врага кретин на супостата Поднялись закружившись в вихре бед Как римлянин эпохи Апостата Все понимая Вы сказали "Нет"

Кровавый пух разрубленных воскрылий Припудрил Ваш батистовый хитон Когда надменно топоры рептилий Долбили среброглавый Киферон

Сегодня мы - печальные потомки Как крысы в отгоревших закромах Обшариваем пыльные котомки Оставленные Вами впопыхах

8 ноября 1968 год

67.

В хрущевско-блочную беседку С женой дорожку проторив, Я коммунальную соседку Боготворил, обматерив.

Подныривая в чье-то ретро Булгаковский ажиотаж Делил на кухне дециметры, Уверовав в благую блажь.

За коридорную картошку, За лампочку в пятнадцать ватт Взаправду, а не понарошку Орал я родине виват.

Гиньольно-фарсовая сценка (Жиличек театральный зал), Когда пробойником я стенку И дюбелями пронизал.

В саду бухие крикс-вараксы Бутылки чмокали взасос. На нашу рыженькую таксу Писала бабушка донос.

Кондовый новый участковый Под хруст наглаженных манжет Усваивал сей бестолковый, Но не бесхитростный сюжет...

Как в коммуналке нашей мило... Не дай мне, Господи, пропасть! Ведь и отдельные могилы Отменит скоро эта власть.

8 июня 1979 год

68.

Соседка гремела в тазы На кухне и харкала в мойку. А я листал Чжуан цзы, Развратно улегшись на койку.

Старуха жарила корки И хрумкала их потом. Я строчек-раковин створки Разламывал пером.

Шизоидные торосы Раскалывая с трудом, Не пишет она доносы: Ее напугал дурдом.

Чернильно-словесную жижу Не льет намеченным в пасть... Господи, я ненавижу Ее, как фашистскую власть.

Откуда такое чудо? Богатый какой типаж! Не может меня, паскуда, Взять на свой карандаш.

Заржавели трупные крючья, Обрызганные слюной. Повадка осталась паучья, Но яд превратился в гной.

Не можешь меня повесить, Распять и колесовать. Приятственно мне, повесе, Стиха звукоряд ломать.

Мерзоидна и убога, Постигшая Дао и дэ, Должно быть, народу много Спровадила в НКВД.

Распухших костей бряцаньем Косую спугнуть сумей. Я - жизни твоей отрицанье А ты - поруганье моей...

28 октября 1979 год

69.

Т. - Ю. - К. - И.

В суете и кутерьме Не до слез и смеха. Друг в могиле, друг в тюрьме, Друг туда уехал...

И печальный, и седой, Трезвый, не похмельный Я кумекал над бедой Долгий срок недельный.

Хоть беда и не моя, Рвет на части душу... Ледяная колея Сквозь метель и стужу.

Ласковые господа, Братики-сестрички, Натуральная беда... Не испить водички,

Водочки не полакать... Ангелы и беси ! И Господня благодать Ничего не весит.

Стелит жесткую постель Пакостное лихо. Обморочная метель Подпевает тихо.

Вьется сухонький снежок. Горюшко подперло. Мне железный сапожок Наступил на горло.

Застят взор из-под бровей Льдистые иголки. Алчут кровушки моей Человековолки.

Не пробиться никуда. Нет того разбега... Настоящая беда, Как дольмен из снега.

Воют черные ветра Зло и одичало. Надо ехать со двора, Начинать сначала.

6 января 1981 год

70.

Был вечер *********... Телевизор Его, как шведский стол, сервировал Поэт куражился: капризные репризы, Как рыночная баба, выдавал; Манерничал продуманно пластично, Плескался омулем в цензурном котелке, С улыбкой скорбной женщины публичной И с кукишем, зажатым в кулаке. Вийон сибирский, хлопчик, сучий потрох. А ведь ему уже под пятьдесят... Все так же порошок зубной за порох Нам вольнодумцы принимать велят... Как распинался он луженой глоткой За родину, за вольность, за народ. И как полосовал словесной плеткой Процеженный блатной московский сброд. Бард малограмотный, всея Руси заступник, Печальный страстотерпец-потаскун, Сознательный растлитель и преступник, Дозволенной поэзии сегун Хрипел и приседал, и задыхался, И, в раж входя, себя колесовал, И под конец так гнусно обмарался, Что даже зал в ладошки заплескал. Мишень и средоточье русской боли, Советский кривогубый соловей, Что знаешь ты о нашенской юдоли? Ты пой и пей, да дело разумей. Лакей и лицедей, ты столь нескромен, Что микрофон краснел, как светофор. Квасно, красно, неслыханно погромен, Надменной музы язвенный позор... Слагай свои убогие эклоги, Печатай миллионным тиражом. Российские поэты-полубоги Прирезаны разбойничьим ножом. А вы, ценители словесных исхищрений, Гурманы соловьиных языков, Внимайте: се - национальный гений Вам за грехи и до конца веков.

23 марта 1979 года

71.

Плодящаяся деревенщина В словесности... Ажиотаж. Дозволенная экривенщина. Вольнолюбивый эпатаж.

Плуты, кликушеньки базарные, Расхристанные апаши... Не за кредитки гонорарные, Писатель, для души пиши.

Горит медаль лауреатская, Как сатанинское клеймо... Оставь свою повадку ********, Провравшееся дерьмо.

К чему натужно россиянина Вздымать на шаткий пьедестал, Уэллсовского марсианина, Что кровь лакать не перестал.

Аксессуары: водка, воблочка, Душевный говор закута... Шовинистическое облачко Вокруг имперского кнута.

Хмельные слезоньки бесстыжие: На торге каяться не трусь... Глумливо - ряженые-рыжие Оплакивают труп твой, Русь.

Национального достоинства Ревнители, ступайте вон. Христово ангельское воинство Не пустит вас на тот амвон,

Где мученики и угодники С собой и с Господом в ладу... Отступники и греховодники Исчахнут в пепельном аду.

2 сентября 1982 год

72.

КОНСТАНТИНУ И ЗВИАДУ ГАМСАХУРДИА

Как-то зябко мне, душно и плохо. Сквознячок инфернальный, как пар... В кабаке свою пховскую чоху Я оставил вчера за динар.

Нас принудить к неправедной вере Возмечтал исламит Альф-Арслан. Азнауры мои, хевисбери, Неспокоен опять Лазистан.

Царь царей, Авшанидзе Глахуна, Бог и раб кровожадных химер, Уплачу смертоносную куну Я за душу твою, Чиабер.

У Христа моя кроткая Тихе... Собирает войска спасалар. За победу мы пьем в Уплисцихе Под узорчатой тенью чинар.

Ждет в веках несказанная слава Тех, кто в битвах положит главы. Мандатуры мои, эриставы, Харалужные латные львы.

Чтоб в бою вы не осоловели, Подниму я за вас турий рог... Стой незыблемо, Светицховели, Осиянный Господень чертог.

Сельджукиды, язычники-твари Да склонятся под игом мечей... Пусть купается каменный Джвари В водопаде незримых лучей.

25 октября 1980 год

73.

Из всех вероятностных множеств, Стасованных веком в пасьянс, Я выбрал: шестерку ничтожеств В системе людей де сиянс.

Пишу ахинею и дичь я (Снедает тщеславья азарт), Меняю частенько обличья, Как шулер рубашки у карт.

Суконный колпак лжепророка Надежно мне уши закрыл. И, право, какая морока Выдергивать перья из крыл.

Из крыльев, как учит учебник Такого, как я, дурака. Плевать: тупорылый нахлебник Не знает азов языка...

Безжалостны, злы и летучи Виденья. Я ими томим. На Ладожском озере тучи Клубятся над домом моим.

Там лоси живут и еноты. Там рыбой сверкает канал. Иные, мажорные ноты В себе я впервые узнал.

Душа - полигон червоточин Здорова всего лишь на треть. Мой дом удивительно прочен, И в нем я хочу умереть.

5 мая 1981 год

74.

Ей.

Ветер свищет, рыщет, вертит Листьев ржавое рыжье. На сто верст один, поверьте, Я - две кошки, пес, ружье.

Лупит дождь в огрызки ставен Утомительно не нов. И ревет всю ночь "Коль славен..." Хор озерных бурунов.

Размышляю о Плутархе, Разводя зубцы у пил. А гадючью мысль об Архе Я в канаве утопил.

Бесы, когти берегите, Уползайте за кордон... Медитации по Гите Рвут небес сырой картон.

Огнедышащая сфера Фейерверком рухнет в ад, Коль любовь, надежда, вера Не задержат камнепад...

Допотопная коптилка Освещает белый лист. Жив пока еще курилка, Виршеплет и стрекулист.

Простучал мотором глиссер По каналу, вдоль куртин. Я нанизываю бисер Снов, видений и картин.

Принцепс - в избяной державе Повелитель мух и крыс Я бубню: - Осанна, Аве Тем, кто чрево мне изгрыз...

Одинок, я прячусь в лузу, Как бильярдный верткий шар, Страстно жду ворчунью-музу, Ворошу поленьев жар.

Сероглазая планета Всходит над печной трубой... Никого на свете нету: Ты да я... и я с тобой.

4 ноября 1983 год

75.

А. Ис.

Художник полубог мальчишка златокудрый Тебе я приношу стихов несносных сор Возлюбленный мой брат смиренно богомудрый Прими мой тайный грех гордыню и позор

О сколь кровопотлив труд памяти Господней Как страшен чистый лист и белизна холста Обстали бесы нас хохочут в преисподней Под тяжестью креста идем путем Христа

22 апреля 1977 года

76.

Как мышь, залезу в перепревший стог. Видения, таблетки, переплясы. Меч отзвенел, я подвожу итог. Не все ж точить неугомонно лясы.

Я жрал и пил на жизненном пиру, Тянулся к вологодскому стакану. Не изменив ни другу, ни перу, С подмостков жизни хрустко в Лету канул.

Пошли круги по бешеной реке. Я выплыл, как гнилая половица. Но ангелы в разбухшем старике Не узнают пророка и провидца.

Мне повезло. Я не пошел ко дну, Обматюгав Гермеса и Харона. Я б отдал сорок жизней за одну Обычную - без плахи и короны...

Ночь на излете. Зенки утомив, Строчу стихи в тетрадке без оглядки. Переводной картинкой сохнет миф: Я - несравненный капитан Лебядкин.

Бог посылает содомитам СПИД, Проказу - тем, кто песенки слагает. Но Беатриче десять лет не спит, Меня спасает и оберегает.

Живя в раю морозных вьюг и хляб, Бежав от суесловья и злословья, Я допустил непоправимый ляп, Брульон судьбы испачкав жирной кровью.

Сорвав лекарств узорный капюшон, Стучусь виском простреленным в ворота, Самонадеян, жалок и смешон, На обормота нету укорота.

Фуфайка. Табачок. Сольцы щепоть... Грехов тугих весомая гирлянда. Возьми меня на общие, Господь, Я отслужу и пайку, и баланду.

Стихов моих одическая рать. Дурдомские хворобы и заботы. Аз верую: не тяжко умирать, Но смерть - такая нудная работа.

5 декабря 1986 год

77.

М. М.

У меня в деревне утро Дождь прошел, и ветер стих Многомудрое, как сутра, И прелестное, как стих.

У меня в канале - рыбы, Крысы-нутрии, бобры. На лугах - гранита глыбы, Что волок ледник с горы.

У меня в болоте - утки, Лоси, клюквенный распад... Сочиняет прибаутки Неудавшийся комбат.

У меня в лесу - обабки, Мухоморы, комары... Я купил избу у бабки, Улетел в тартарары.

Я иду тропинкой древней Меж каналов над водой. Я горжусь своей деревней, Как любовницей - Годой.

В огороде - космы ветра. Ласточки над головой. Усладительное ретро. Я - счастливый и живой.

17 апреля 1983 года

78.

Я отравлен и затравлен. Сон утратил и покой. На тот свет почти отправлен Черта праведной рукой.

Демонический экслибрис На невышедших стихах. Омерзительная гибрис. Воспаленье. Боли. Страх.

Неизбывного позора Загустевшая волна. Что себя убить, что Ору... Заплатить за все сполна.

Был услужлив я и важен, И талантлив, как лиса... Крест поставлен. Я спроважен В залетейские леса.

Никогда мне не собраться. Не отмыться от дерьма. Неприятнейшая, братцы, Получилась кутерьма.

Без запинки, без заминки Всех прошу - я - хулиган Превратить мои поминки В непристойный балаган.

Инфернальная причуда В утомительном бреду... Верю в чудо, верю в чудо: Я воскресну и приду.

Из-под маски лицемера, Подлеца и прихехе Зазвенит упруго мера В хореическом стихе.

16 апреля 1983 года

79.

Я медленно сходил с ума...

Александр Блок

Я сумрачно схожу с ума. Брезгливо руку жму мильтону. Тюрьма, бесчестье и сума Просроченный билет в Ментону.

Таблеток ржавый шкворень в мозг Вколочен, фармацевтом мерян. Меняю масть, теряю лоск, Как запаленный сдуру мерин.

Белохалатный мажордом Приветно кланяется в пояс. Я побарахтаюсь... в дурдом Не сдамся и не успокоюсь.

Я побреду наверх, где свет Назойливый и незакатный. Бонжур, станичники. Привет! Оттуда нет пути обратно.

А на прощальный посошок (Мила мне вялая беспечность) Приму снотворный порошок На шаг ноги, на бесконечность.

Но все ж строку я сладить смог, Отрезать ломоть каравая... Январский сатанинский смог. Не сплю, хвораю, умираю.

И обморочное забытье Мне кровью заливает бельма. Мигрень. И в сердце колотье. И пляшут огоньки Сент-Эльма.

11 января 1983 года

80.

**** бояться...

Иосиф Бродский

Как жулика влечет за ворот В кутузку узколобый мент, Меня насильно тянут в город В неподобающий момент... Мои приладожские Веды, Моих брульонов строй и стать Не удосужась полистать, Меня засудят блоковеды... Вострят ученые мужи Ножи мясничьи и гужи, Беспечной вольности взамен Мне предлагая В.М.Н.1

Чадит соляркою лампада. В лесу - двустволок канонада. Под горький шелест листопада Спрошу негромко: **** надо? Невмоготу мне в Петрограде, Так отпустите, Христа ради: Пусть сумасшедший Робинзон Вкушает сон, пистон, озон. Помилосердствуйте, дружки... Стреляй! Он дунул за флажки.

Как вольнодумцы-гверильясы, Адепты пятьдесят восьмой По мою душу точат лясы И обшивают ложь тесьмой... Неповоротен, как верлибр, Мне метит в лоб большой калибр, Что поднял тихий ангелок (И ворошиловский стрелок). Браток, где ж вольные хлеба? Пальба. Пальба. Пальба. Пальба.

Тропинку проторив лихую, Я ухожу... Ступайте к ***. В паху колючки, в ягодице... Мой мех на шапку не сгодится. Я - плотояден. Простокваша Для вас, не для таких, как я. Моя душа - душа не ваша. Моя судьба - судьба моя.

9 октября 1983 года

81.

Т. К. Россиянские игрушки: То раденье, то погром... Я орудую в избушке То пером, то топором.

Видел ангела и беса. С Достоевским чай варил... Злоречивого балбеса Бог поэтом сотворил.

Стырив тютчевский чинарик, Затянусь на полный вдох... Керосиновый фонарик Почадил, да и подох.

Тяжко мне и худо, братцы.. Растоплю вещунью-печь: Надо бы в избе убраться, Да пожрать чего испечь.

Деревенские работы, Незатейливый уют Прогоняют прочь заботы, Душу греют и поют.

Ленинградских чистоплюев, Кукловодов рабьих склок Презираю, словно Клюев, И жалею, будто Блок.

Эмигрировав из клира Потом пахнущих творцов, В огород повешу лиру, Как скворечник для скворцов...

18 сентября 1983 года

82.

ПОЭТАМ ПРОКЛЯТЫМ

...Мещанская драма. Холуйский смешок. Судьба Мандельштама Барак и мешок. Морщины. Седины. Скандальная гнусь. Гортанью Марины Пред Богом клянусь. Партийных буржуев Имперские сны. Бугаев и Клюев Молитесь за ны. Как майская пчелка, Зароюсь в песок. Ахматовой челка Щекочет висок. Подобие знака Мне выжег палач. Шаги Пастернака. Шушуканье. Плач. Приятель, налей... так На четверть стопца. Кузминская флейта Да славит Творца. Наветы. Запреты До Судного дня. Большие поэты, Простите меня. Хоть ростом я вышел, Умом не дошел. Позвольте, как мыши, Проникнуть в подпол Дворцов химеричных, Что грезились вам В трудах горемычных... Российский бедлам Дурдом вездесущий Советский Парнас, Где райские кущи Взрастили для нас... Где нож и веревку В изящный букет Сплести с поллитровкой Сумеет поэт.

2 мая 1979 год

83.

Р. В.

Верю тысячекратно В тождество: бубна, тамтама, Троицы и Триратны, Мухаммеда и Гаутамы.

Верую: троглодиты Станут полубогами, Если ушей их Гита Коснется златыми слогами.

Верю: в подземной штабе Вне распорядка и правил Руку подаст Амитабе Грозный апостол Павел.

Дао с путем на Голгофу Могут связать воедино Только неровные строфы В горле стальном муэддина.

Бешеный гений Ислама (Меч и Коран - все пожитки) Вязью арабской калама Вытеснил эллинов свитки.

Друг наступает с Востока. Благостно пламя дракона. Майя духовного тока Плавится в цепи закона.

Истина - горше лимона, К подвигу зависть лелеем: К мученику Пантелеймону, Что врачевал лишь елеем.

17 марта 1984 год

84.

Мне снилось: будто я... - еврей... Стою у храмовой калитки, Из-за распахнутых дверей Я вижу ризы и накидки, Платки и колыханье свеч, Скользящие в проеме тени, Мерцанье глаз, смещенья плеч У падающих на колени. И я стою, потупив взор, В задохе, в судороге, в страхе. Озноб: поет церковный хор... Пот проступает по рубахе.

Чужому Господу хвалу Поют в неведомом мне храме. Я на Распятого хулу Шепчу кровавыми губами. Вдруг возглас: "Смертью смерть поправ" Взмывает над кадильным дымом. Как вор дрожу я, свет украв... И горе в сердце недвижимом. Гляжу входящим в храм вослед От слез незрячими глазами. Из храма бьет незримый свет Невероятными снопами. О как мне хочется войти Туда, в лучи, в Христову славу... Но нет... Заказаны пути Тем, кто несет в себе отраву. И я разбил души сосуд, Зашедшись в истеричном плаче... Меня иначе погребут И отпоют меня иначе.

1 июня 1977 года

85.

А. Жид.

Милорд не скинуться ли нам по рублику Купив спуманте пить из боккара В холщовом фраке выходить на публику Пора мой друг рога трубят пора

Судьба - в вощенке кислая ириска Лизни сорви обертку и потом Ты будешь обезглавлен и изыскан Осыпан цветопадом хризантем

Какая гиль! Весна набиты конки Звон цепи ржа щебечущий галдеж И на шнурке гайтанном у иконки Ты вздрогнешь конвульсивно и замрешь

А впрочем - нет! Оплеванная Фея Грядет разбитой лирою грозя Душа твоя - небритого Орфея Распята на серебряных гвоздях

5 мая 1967 года

86.

Г. Л.

Мне истина разверзлась в Слове. Возликовал телесный прах. В славянской, грязной, вязкой крови Мой храм, мой стыд, мой грех, мой страх.

Бунтует, черная, и жаждет Себя спесиво расплескать. Душа изъязвленная страждет Молиться, каяться и лгать.

Мой род глумлив, талантлив, мрачен Погромы, войны, мятежи И я, последыш, молью трачен, Иной судьбы не заслужил.

И я, как вы, питаю в сердце Страх перед Господом Живым , Презрение к единоверцам И ужас расовый к чужим.

И мне воздастся полной мерой За вашу кровь, за ложь, за блуд, Когда меня в тумане сером На виселицу повлекут.

И я, в петле забившись гнусно Марионетка-арлекин Подумаю о том, как грустно, Что я не сын родных осин.

1 июня 1976 года

87.

Т. К., Я.С.

Жизнь - тусовка и тщета. Такова эпоха. Жажду прочности щита Зевса Эгиоха.

Боль пронзительно остра. Прет навылет вертел. Расстаемся мы, сестра, Может быть, до смерти.

Мировая требуха В дьявольском желудке. В интонации стиха Старые погудки.

Ночь. Мороз. Метель и лед. Болен я и жуток. До посадки в самолет Меньше полусуток.

С поэтических котурн Шмякнусь мордой в лужу. Улетаешь на Сатурн, Оставляешь душу.

Стали детские стишки Яростной балладой. Из моей седой башки Вышла ты - Палладой.

Вурдалаки, псы-дружки: Пасти, когти, лапы. Осторожные шажки Направляешь к трапу.

Человечьих сальных стай Маята убога. Улетаешь, - улетай... Только веруй в Бога.

Разгрызай судьбы гранит, Не журись на долю Он спасет и охранит, Даст покой и волю.

Не печалуйся, прости Тех, кто сбоку, между. Мы хотим тебя спасти, Подарить надежду.

Трудно спрясть в стальную нить Волокно любое... Нас нельзя разъединить, Мы всегда с тобою.

2 января 1982 года

88.

Национальный спорт: горелки, Застолья злая чехарда, Изысканные посиделки, Разысканные господа...

И в этой зыбкой круговерти, В бенгальском чадном колесе, Я забывал совсем о смерти И был талантливей, чем все.

Метель с дождем пороли воду Моих Фонтанки и Невы. Я пил стаканами свободу И был свободнее, чем вы.

Я не боюсь хулы и славы: В запасе вечности мешок. Плесни мне, Антиной, отравы В щербатый кратер на вершок.

Высоколобые клевреты, Хоть я - отступник-ренегат, Надеюсь, русские поэты Меня возьмут с собою в ад.

Пусть я привержен к странной влаге, Но попадаю в колею... Ведь я умею на бумаге Творить вселенную свою,

Где бродят смутные светила, Где Бог смеется и грустит, Где Матерь Божья приютила Своих подружек Аонид.

8 ноября 1980 года

89.

И. З.

Во всем мне хочется дойти До оболочки.., А не до сути... Все пути Без проволочки.

Я - раб разнузданной молвы, Царь суесловья. "Если угодно" и "увы" Мои присловья.

Долил Господь стакан вина Мне, недоумку. Ничья вина? Моя вина. Стакан не рюмка.

Я получил свое сполна. Желта монета. Ничья вина? Моя вина. Прощай, планета.

Туман кровавый застит мозг. Живуч я - гнида. Теряю сон. Теряю лоск. Прощай, планида.

Мой ангел бодрствует в ночи, Роняя перья. Ты знаешь все, но промолчи Из суеверья.

Стою с протянутой рукой У двери рая. Бью кулаком, стучу клюкой И обмираю.

И у меня, как у крота, Закрыты вежды... Не вдруг откроются врата На зов надежды.

27 апреля 1993 года

90.

ДВАДЦАТЬ ДВА ПОСЛАНИЯ

I.

В. К.

Возликовала духа плоть. Намокла нижняя рубаха. Ослобонил меня Господь От разъедающего страха.

В извивах пакостных словес, Шизоидных и лучезарных, Страх стушевался и исчез, И я захныкал благодарно.

Набрякших век подъемный мост, Скрипя, открыл картину мира. Ответ на все вопросы прост: Не сотвори себе кумира.

Запей духовный бутерброд Глотком воды чужого моря, Забудь народ, оплот и род, Вдохни соленый воздух горя.

Я - пассажир, а не судья В не мной сколоченном ковчеге... Вонзись, харонова ладья, В песок на залетейском бреге.

24 февраля 1978 года

II.

В. Т.

Сними мишурное обличье. Побудь в раздумье недвижим. Яви таимое величье Не только близким, но чужим.

Ведь маска площадного мима Навек не скроет хитреца. Картон в чаду огня и дыма Пронижет аура лица.

И все увидят, холодея, Что, нарушая общий строй, Под балахоном лицедея Бредет трагический герой.

За ним на фуре в пестрых лентах Везут нехитрый гардероб, И серебро для монумента, И эшафот, и тесный гроб,

Ведро чернил, полпуда грима, Реприз дубовый поставец, Тугие крылья серафима, И поэтический венец...

Друзья склонятся горделиво. Враги рассеются, как дым... И ты уйдешь неторопливо На небо вечно молодым.

9 августа 1978 года

III.

Г. М.

Щеголеватый поползень, артист, Артикул разучивший под сурдинку, Гнетет тебя факира тяжкий свист И загоняет выспренно в корзинку. В норе из прутьев - теплое гнилье: Труха, трава, вода и даже пища. Ползи в свое предвечное жилье, В дарованное утлое жилище.

Перевари несбывшийся пленер, Сжав челюсти в неумолимой муке, Пока фигляр не бросит на ковер Перед толпой выделывать кунштюки.

Очковой кобры неподъемна роль Для поползня-ужа, художника-придурка... Укрой от всех надуманную боль, Фальшиво размалеванная шкурка.

Толпа зевак топорщит бельма глаз, Перстами тычет и гогочет гадко. Не умирай от гордости, сейчас Очнешься от сердечного припадка.

Раздуй свой бестелесный капюшон, Облей слюной вспухающее жало... Гляди: факир от ужаса смешон, А рыночная мразь бежала.

11 февраля 1979 года

IV.

А. Ст.

Глухонемой меж кукол хора, Усталый, нежный и хромой Любовник дряблой Терпсихоры Идет в метро. Пора домой.

Зал пуст, как пошлая бутылка. Нога болит. Спектакль не впрок. От пропотевшего затылка Клубится в сумерках парок.

Отхаркались аплодисменты. Привычный грим небрежно стерт. Затасканные комплименты Нашептывает грустный черт.

Где композитор, балетмейстер? Жрецы, завистники в душе... Ушли варить невкусный клейстер Для будущих папье-маше.

Шестнадцать полных рюмок пота Он выплеснул сегодня в зал, Такую дерзкую работу, Валясь с катушек, показал.

Толчками перла боль, помногу, Как водка в глотку с утреца. Он грыз прокушенную ногу... Никто не понял хитреца.

Ночь сладострастно бархатиста. Он едко шутит чуть живой... И обаяние артиста Как нимб, чадит над головой.

5 апреля 1983 года

V.

Дм. Шар.

Скандинавист, фразер, кирюха, Педант, авантюрист, жуир... Не воскресит уж бормотуха Тебя и не вернет в сей мир.

Прожил как вешний одуванчик Ты жизнь забавную свою. Нальет Господь тебе стаканчик Вина церковного в раю.

Ты не чиновен, и реляций Костлявых стук не канет в гроб. Соавторы твоих фелляций Перекрестят в кармане лоб.

Какая черная обида До судорог, до немоты: Урчат в утробе кровью гниды, А Богу душу отдал ты.

Столь благостен и деликатен Опохмелявшийся святой Ты был им, сукам, неприятен Своей повадкой и судьбой.

Завою в голос, будто прачка, И разобью об стол кулак. Ну, где ж она, твоя удачка, Новопреставленный чудак.

1 декабря 1978 года

VI.

Г. Мих.

В кого ударит гром копьем, Тот не умрет в мгновенье века, Растекшись по траве живьем Кипящей шкурой человека. Он гул трескучий ощутит Расплавившимися ушами, И всаженный до плеч в аид Заплачет черными слезами. И волдырями узрит глаз Чужих галер крутые груди, Пока горячечный экстаз Загробный ветер не остудит. И пыточное колесо По млечной полетит дороге... И он поймет, что с ним в серсо Играли люди, а не боги.

31 марта 1978 года

VII.

М. Люб.

Забавен рифменный нарядец Тугих полуребячьих строк. Я - прирожденный тунеядец, Хвастун, нахлебник, шут, игрок.

Мои бездумные проказы В водоразделе свето-тьмы Страшней прилипчивой проказы, Опасней легочной чумы.

Ступайте с миром, человеки, Не суйте в кал и гной носы. Рифмованные чебуреки Дешевле конской колбасы.

Купите пузырек портвейна (Покойник выпить не дурак). Смиренно и благоговейно Я вам желаю всяких благ.

Мои сомнительные связи... Но несомненно, что друзья Не понимают: им из грязи Не выйти никогда в князья.

Безоговорочно владею Пространством писчего листа... Богопротивная идея Избранничества и креста.

Я, хлопцы, леноват немного... Не всякий примет и поймет Престранную привычку Бога Копить для трутней горький мед.

Самодоволен, туп и сален Вместилище для потрохов Бездарен я и генитален Приборчик для таких стихов.

29 марта 1981 года

VIII.

А. Лав. Ты Логос сочетал и Эрос Под знаком нового креста Сшибая с нас и спесь и серость Ты свят и жизнь твоя чиста

Тебе орлу доступно небо К тебе склоняется Христос А мы для хлева и для хлеба Закапываемся в навоз

Наивный плут князь Мышкин в сбруе Нас ужасая и дразня Искариотских поцелуев Беги воскликнув Чур меня

Но помни: в суетности мира Держать пред господом ответ Смертельно смертному... Секира Над головой твоей грядет

Врунишка с вечностью в обнимку Дурашка книжный том и гном Накрывшись трансцендентной дымкой Ты растворяешься в фантом

Лети... Тебя века искала Твоя безумная стезя На грани кала и астрала С тобой помолятся друзья

29 января 1969 года

IX.

Г. Мар.

Есть в тайном творчестве опасный привкус тленья, Навеянный поветрием чумы, Ведь может метастаз стихотворенья Разъесть навылет детские умы...

И живописца кисть неумолимо Ударами загонит на костер, Коль он пыльцу божественного грима Еще со лба и пухлых щек не стер.

Распни Христа и счастлив будь, безбожник. Поэт, заткни гугнявых губ сортир. Зарежь в себе художника, художник, Перекрестись и важно выйди в мир.

Теург, переболей шизофренией, Зиждительным горением творца... Взлети над мглисто-пепельной Россией И мудро жди амнистии конца.

8 ноября 1977 года

X.

Друзьям

Оплеван я и завербован Тоской, раскаяньем, стыдом. Мой путь давно предзнаменован На выбор: кладбище? Дурдом?

Я жить устал. Сладчайший Боже, В свои нескучные сады Возьми меня, пусть я ничтожен, Но знал фонемные лады.

Смерть-избавительница, ныне Приди... сочтемся за труды. Я, словно туарег в пустыне, Хочу испить твоей воды.

Мне ничего уже не надо. Я понял все и испытал. Моя посмертная награда Мной недописанный хорал.

Я - полутруп живой и тленный. Рассейся, Майи пелена. Потустороннею вселенной Моя душа полонена.

Моя затейливая совесть Фальшивит звонким бубенцом. Жизнь - утомительная повесть, К тому ж с разгаданным концом.

Прощайте, господа и дамы! Счастливо бегать по Руси! Исчерпана земная драма, А эпилог - на небеси.

Рифмованным чревовещаньем Гневлю я Господа, дурак. Храни, Христос, по завещанью Жену и всех моих собак.

28 сентября 1980 года

XI.

Д.

Не обижаясь на смешки Друзей, родителей, знакомых, Я собирал свои стишки, Как новобранцев военкомы.

Угрюмой ватничной гурьбой, Дыша портвейным перегаром, Они бредут, как на убой, По петербургским тротуарам.

Несут заплечные мешки, Где спички, мыло, поллитровка, Мои нелепые стишки, Обкарнанные под нулевку.

Тот кривоног, тот лопоух Кретины с блоковской ухмылкой Сыны мои... У крайних двух Шестнадцать глаз и семь затылков.

Ваш бестолковый командир Вас не расставил по ранжиру, Стащил и заложил в трактир Обувку, каски и мундиры.

Клоповоняющая рать Приказу моему послушна Идет Россию воевать Грязна, больна и безоружна.

18 апреля 1979 года

XII.

Вен. Ероф.

Что есть поэзии сакральное зерно Российской, перемазавшейся, странной... Поэты водку пьют, а не Перно, Портвейн, дешевый вермут, не Чинзано.

Куда им до германских метафизик, Французских шуток, аглицких затей. От века русский сочинитель - шизик, Крамольник, шут, опасный прохиндей.

Когда писака огненную воду Привычным жестом заливает в пасть, Какую ощущает он свободу, Неправедно божественную власть!

Взрываются кометные химеры, Огонь бесовский, серный камнепад... Никео-сталинградский символ веры: "Кубанская". "Колхети". "Айгешат".

Святая Русь, похмельная держава, Уснувшая в придурочных сынах, Твоя неукоснительная слава Не оскудеет в диких временах.

28 марта 1979 года

XIII.

О. и В. П.

Короновался свежий русский Дарий Тиарой беззакония и зла... Простреленная печень Государя Истлела в трупном пламени дотла.

Корвет державы наклонился жутко. Повеял вольнодумства сладкий бриз... И в нерасстрельное подполье промежутка Мы высунулись мордочками крыс.

Срамно ложатся на бумагу строфы. Господень серп преуготован жать. И бешеной вселенской катастрофы Нам не дано, как Делии, бежать.

Повремени, Отец, пусть наши внуки Не узрят твой топор и Страшный Суд, Отбросив азбуку глухой земной науки, К твоим стопам пречистым припадут.

И пусть во мгле родного бездорожья Меж виселиц, бараков и ракит Их осенит надеждой Матерь Божья, Заплачет, задохнется и... простит.

Идем к Тебе, Христос, в крови и гное, В хитросплетеньях дьявольских тенет... И пусть на нашем вещем перегное Растет иная поросль и цветет.

15 февраля 1989 года

XIV

Ей.

Читал "Деревню"... Жил в деревне. Чернику ел. Грибы искал. И чайке - выспренной царевне Носил огрызки на канал.

Мои смешные пустолайки Смущали тявканьем быков. Я, уподобившись всезнайке, Усердно слушал мужиков.

Заря над озером косила Серпом лучей тугой камыш... Какая яростная сила. Какая сладостная тишь.

Луна чадила над болотом. Звезда ныряла, как бобер. А за оконным переплетом Неслышно ткался трав ковер.

В лугах возились перепелки. Грыз дом вульгарный таракан. Нагие девственные елки Укутывал фатой туман.

Русалки плакали и пели. Лешак валежником хрустел. На мшисто-глинистой постели Сверкала нежить слизью тел.

Немой придурок Пашка Дунин Мне самовар разжечь помог. Как с родиной Ивашка Бунин, Я вел с ним странный диалог.

Попробуй Пашке поперечь я, Господь на суд и скор, и лих. В дырявой сетке просторечья Тяжелым сигом бьется стих.

Плач похоронный над крестьянством Стрелой татарскою в боку... С невыразимым окаянством Я нижу рифмы на строку.

9 августа 1981 года

XV.

Ей.

Поет военная труба С латинским мерным напряженьем... Не по закону, по рожденью Я - сын, отец и брат раба.

Завербовавшись в солдатню За горсть истершихся монеток, Как несмышленыш-малолеток, Сто раз, смеясь, реву на дню.

Мой путь осознанно неплох... В злодейских поисках покоя Пою, опершись на древко я, Как бравый эллин Архилох.

Меня сжевала без слюны Разноязыкая фаланга... Но не хочу, чтобы до Ганга Дошли имперские слоны.

Бежать бы марсовых забав, Форель ловить на Тразимене... По обвинению в измене Боюсь лишиться рабьих прав.

И Лесбия не верещит То яростно, то усмиренно... Приветствуя центуриона, Стучу мечом в свой медный щит.

9 марта 1982 года

XVI.

Н. С.

Кинжала трупную победность Вновь восславляет исламит. Армения, Мадонна Бедность, Твоя лампадка чуть дымит.

О, Господи, Тебе укоры: Почто ты на своих рабов, На внуков Гайка, двинул горы, Похоронив тех без гробов?

Почто Армению без срока Терзаешь тяжко и когтишь?.. Склонись, зеленый стяг пророка, Покрыв кладбищенскую тишь...

Христос - армян оплот и твердость Маштоц к стопам Твоим приник... Армяне, стержень ваш и гордость Крест досточтимой Шушаник.

Отец, я буду пререкаться: Пока достанет жалких сил... Неужто вещий Нарекаци Тебя в слезах не умолил

Не отверзать ворота ада... Державу храмов и полей Сберечь... Армении лампада Чадит: в ней кровь, а не елей.

Армяне! Грозные хачкары Не отразили бесов рать. Под ятаганом Божьей кары Вам не учиться умирать.

...Зима. Покойницкая бледность Гор исполинских и равнин... Армения, Мадонна Бедность, С Тобой я - в Духе - армянин.

12 декабря 1988 года

XVII.

М. Л.

Одарен чужой судьбой немало Выспренной гортанностью стиха, Ну-с, я уродился шестипалым, Спрячу руки в рыбии меха.

В косности приличного уродства Пакостил, любил да водку пил. Забубенной сладостью юродства Жизнь свою я , чай, пересластил.

Холодно, душа болит, и черти Водят туповатый карандаш. Только ты одна меня от смерти И спасешь, и Господу предашь.

Пусть я кособокая химера, Вылепленная Бог весть из чего. Радостна пленительная вера В Господа и воинство Его.

Пахнет подозрительно паленым. Век перевалил кровораздел. По каким кармическим законам Шкуру человека я надел.

Крикну гладкошерстным чистоплюям, Птицам, насекомым и скотам: Я, как ухмыляющийся Клюев, Чувствую родство свое к котам.

А шестой мой палец бестелесный, Нужный, как стихам упругий метр, Даден, чтобы было мне известно: Где, какой, откуда дует ветр.

Дабы я, как спорттурист бывалый, Послюнив, высовывал бы перст... Ну-с, я уродился шестипалым, Чую ветер, Господи, норд-вест.

25 января 1976 года

XVIII.

Г. Б.

Со страстью пьяницы в запое, Пьянеющего от воды, Я, как Дюпен Эдгара Поэ, Усердно тасовал ходы.

Приди на помощь мне, удача, Скандальный пересвист молвы. Удар. Противника подача. Он в нападении, увы.

Летит волан подобно пуле. Ракетку сжав, я весь в игре. Я дурака валял в июле И мало думал в сентябре.

Ревут трибуны. В мертвой зоне Идет игра, под дых, под вздох. Оказывается, в обороне И я, по-своему, не плох.

Неправеднейшему судейству, Обманным пассам и финтам Я возражаю лицедейством И лишних пол-очка не дам.

Ах ты, проказливая сука, Как метко лупишь по углам... Ну что же, будет мне наука Бежать спортивно-нервных драм.

Подобно банковскому счету Растут очки то вверх, то вниз. Идет игра не по расчету: Здесь жизнь и свет главнейший приз.

Пока что я в полуфинале, Удачлив в общем до поры... Пока меня не наказали Мне нужно выйти из игры.

23 сентября 1980 года

XIX.

Коту Дисе

Хвостатый брат, кошачий гений, Магистр непознанных наук, Адепт пленительнейшей лени, Мой ангелоподобный друг, К тебе мой стих неоперенный Взлетит надломленной стрелой, Двойник, судьбой пресуществленный, Ты важно шествуешь за мной По хлипким планкам огражденья, Что отсекают полигон Души, где в огненном сраженье Христос и бесов легион. Ты - Лар несбывшегося дома, Ты - бог предавшего жреца, Ты - плоть астрального фантома, Сын блудный блудного отца. Тебя ласкаю суеверно, Боясь расстаться снова, впрок. Ты - воплощенное инферно, Мурлыкающий сыто рок. Четырехлапый Гаутама, Побудь со мной, не уходи... Сверхчеловеческая драма Не разорвет твоей груди. Ведь в зыбком сне перерожденья Ты станешь мной, а я - тобой, Тогда с животным наслажденьем Меня потрогаешь рукой... Потрись еще щекою лысой Об мой заношенный бушлат, Пока меня, как злую крысу, Не стащит черт за шкирку в ад.

6 ноября 1978 года

XX.

Гар. М.

Спешу в деревню, как семиты в Мекку. Мой дом стоит на силурийском дне. Ведь надобно когда-то человеку С душой своей побыть наедине...

Мне тридцать три. Сопилку скомороха Стащил на торг, за тугрик заложил. Курносая похмельная эпоха Развешивает макраме гниющих жил.

Друзья мои на дыбе и в успехе Невнятно тягомотину несут. Вострю перо и штопаю доспехи, Ведь скоро выходить на Божий суд.

Мне некий первозванный соплеменник На поединке кишки пустит вон... Пора вам знать, что я не современник, А соучастник, гад и пустозвон.

Стихов моих невкусные купаты (Что шпиговал и жарил тупо сам) Сиятельнейшие куропалаты Швырнут брегливо туголапым псам.

1 октября 1981 года

XXI.

Д. Л.

Жизнь - крушенье. Песнь - свершенье. Медитации ЗК. Поварское потрошенье Внутренностей языка.

Сила. Слабость. Напряженье. То в поту, а то - продрог. Обморочное круженье Юрких рифм и скользких строк.

Философский склад и звучность Хлещут пеной из мехов... Неуемная сургучность Пожирателей стихов.

Нет, брательник и подельник, Коль писать - так наповал Про того, кто в понедельник Бога с чертом срифмовал.

Не забава, не игрушка Вирши... Круче наркоты, Раз за эти безделушки Возят аж до Воркуты.

Беспечален и беспечен Что ни взлет, то пируэт В свою жареную печень Вилкой тыкает поэт.

Из простреленных воскрылий Каплет кровь и лезет пух... И в венок загробных лилий Приплетается лопух.

27 апреля 1983 года

XXII.

N N.

Поэзия - глупая драка Меж тьмой, волхвованьем, бедой. Поэт умирает от рака, Обрюзгший и немолодой.

Щелкунчик, трескучие фразы Не сможешь дотла расколоть. Разлапистые метастазы Разъели трухлявую плоть.

Запроданное бормотанье Слюнявого рта и пера Не скрасит, увы, ожиданья Спасительного топора.

Завистлив ты был и портачлив, Неряшлив, похабен и лжив. Однако ж сметлив и удачлив По части различных нажив.

Отменная штука капуста В любой из возможных валют. Что ж так тебе горько и пусто, Что ж так ты кромешен и лют.

И верные други, на дроги Прилежно твой гроб возложив, Не скажут, что в Господе Боге Ты вечно покоен и жив.

Бесспорным и щедрым талантом Некролог тебя обзовет. А скольким Барковым и Дантам Успел надломить ты хребет.

Ты станешь - воздастся сторицей Тебе до скончанья веков Чтецом в преисподней столице Тобой смастеренных стихов.

17 сентября 1980 года

91.

Ст. Коб.

Я довел себя до точки... Пепел серный, дым и чад. Огненные молоточки В голове моей стучат.

Окрылен, смешон, ничтожен На линованных листах Я пою одно и то же В утомительных стихах.

Ангелочки, тихо рея, Снегом кроют огород. Под настырный лязг хорея Водят рифмы хоровод.

Взявшись за цевье двустволки, Подзываю свистом сон. За каналом воют волки Вразнобой и в унисон.

Сатанинское уменье Рифмовать житейский сор Будит страх, недоуменье, Омерзенье и позор.

Но истершийся до ниток, Как помойное тряпье, Оголтелый недобиток Все вострит перо-копье.

Не умывшись, спозаранку (Что сегодня, что вчера) Протыкаю в небе ранку Грязным кончиком пера.

Не заплачу и не охну, Не приму ничей совет. Поболею, да издохну... Чую, чаю вечный свет.

Костоломная эпоха Воровски из-за угла Идиота-диадоха Приласкала, как смогла.

Пусть зудит утробный зуммер, Что порвалась жизни нить. Я пока еще не умер! Рано жабу хоронить!

От несносной заморочки (Утомлен я, нездоров) Исцелят пилюли-строчки Без рецептов докторов.

Побарахтаюсь... а надо ль? Хлопну дверью... что взамен? Как в лесном овраге падаль, Я валяюсь, супермен.

Обезумевший и жуткий, Выползаю из гнезда. Тучи. Снег... Но в промежутке Вифлеемская звезда.

25 ноября 1983 года

92.

Пленка Волги. Ощипанный бор. Лакированный теплоход. Чебоксары. Введенский собор. Дурно кормленный тихий народ. Пиджаки, шушуны и платки. Джинсы здесь у людей не в чести. Под иконой с лампадкой - лотки Для даров: ведь сюда принести Может каждый, что может, и тут Хлеб и яблоки, сахар и лук. Денег Богу совсем не кладут. Он - не мытарь - защитник и друг. Чуваши по-славянски поют, Вряд ли вдумываясь в смысл слов. Стародавний церковный уют. Обездоленных отчий кров. Заскочил я в собор, турист, На каких-нибудь десять минут. Богородицын взор лучист. Фрески черные: Страшный Суд. Странный день. Четверток. Первый Спас. Иисус со взглядом судьи... Что ж Ты, Господи, их не спас, Это - братья и сестры Твои. Иисусе, во славу Твою Они бьются башкой об пол. После смерти Ты им в раю Предоставишь жилплощадь и стол... Велелепен посмертный венец Бессловесной земной туги. Умоляю Тебя, Отец, В жизни этой им помоги... Хора жалоба не слышна. Взял юродивый свой костыль. Как Россия моя страшна. Человечий серый ковыль.

17 августа 1980 года

93.

Зачем, естествоиспытатель, Ты мнишь, что с Господом - ничья... Просеиваешь, как старатель, Песок научного ручья. Знай, филозоф и математик, Ботаник, химик и теург, Что оловянный ты солдатик, Который вынул Демиург Кипящей лужицей металла Их чрева матери твоей И бросил остывать в Валгаллу Шизофренических идей... Бунтующая протоплазма В сыром галактики углу, Не тщись в словесные миазмы Облечь на Господа хулу. Экстраполируй, неумеха, Естественно-научно смерть. Узришь: от дьявольского смеха На части разлетится твердь. Несчастный раб гниющей плоти, Природы каверзный отброс, Поймешь: надежда лишь в оплоте, А имя оному - Христос. Науки капища служитель, Улитка дерзкая и царь... Ведь всепрощающ Вседержитель, А ты - обоженная тварь... Склони жиреющую выю Пред животрепетным крестом, Услышишь: ангелы живые Играют в салочки с Христом.

16 сентября 1979 года

94.

Внукам

Я торчу в избе-пенале, Как чернильный карандаш... Воют волки на канале, Полоумный раскардаш.

В пасть кладу печи-толстухе Скользкие охапки дров. Ночью демоны и духи Навещают утлый кров.

Сквозь немытые окошки Вижу дождь и снегопад. Псы блошистые и кошки Колготятся невпопад.

В атмосферной мешанине: То тепло, то снег и лед. Я строчу на пишмашине Дни и ночи напролет.

С жирной важностью гусыни, С обреченностью ножу Тупо думаю о сыне И молитвы возношу.

Дай, Господь, ему стократно То, что Ты не додал мне... Не пойми меня превратно, Я - как бритва - на ремне.

Боже, не бывать мне Крезом, Императором в строю... Пусть мой мальчик хлеборезом Будет в зоне и в раю.

Господи, не будь педантом, Перст простри на молодца, Одари его талантом, Как беспутного отца.

Отче, юноша сгодится, Переборет немоту, Дай ему Твоей водицы Налакаться, как коту.

Опьяни безумным хмелем, Дай избранничества знак... Мы с дитятей перемелем Терпкий Твой и горький злак.

Дай ему любви, покоя... Длани, душу, как врачу... И за это я такое Про Тебя наворочу,

Что слетят ворота ада С густо смазанных петель... Больше ничего не надо. Утро. Обморок. Метель.

13 ноября 1988 года

95.

Д. Л.

Десять лет - ресниц смеженье Шивы. Прежнее - как вишня в сентябре. Десять лет - беззубый и плешивый Я бренчу уныло на домбре Стихотворства, буйства, окаянства. Милая - в рыданьях и в соплях... С тобой в юдоли постоянства, Как с коханой пани юркий лях. Жизнь - такая пакостная штука (Головопроломен пируэт), Но непоправимого кунштюка Все еще не вытворил поэт. Ктесифон - священный город Кеев. Глух свинец начитанных страниц. В государстве пьяниц и лакеев Стерегут засовы у границ. Споловинив жизнь, ушел из мира, Толком ничего не возлюбя. Кособоко сотворил кумира: Праведную, мутную - тебя... Протяни ладонь - булыжник брошу, Вытру слезы, опахну крылом. Улыбнись щербатому Гаврошу. Марш вперед - не думай о былом.

23 декабря 1982 года

96.

Боль становится терпимой. Мозг из глаза не пролей. Тяжко женщине любимой Притворяться Лорелей.

Раздосадован навеки, Жабой плюхнувшись в кювет, Не могу размежить веки, Посмотреть на белый свет.

С хамской спесью Чингизида Глотку рифмами деру... В ветхой мантии Изиды Я проделаю дыру.

Что молчанка, что волчанка Коль такая полоса: Пропадай, моя тачанка, Все четыре колеса.

13 февраля 1983 года

97.

Л. Щ.

С годами прошлое видней, Отчетливей и откровенней. Пишу. Струится рой теней. Витает череда мгновений.

Брутальный привкус новизны Набил оскомину до рвоты. Боюсь полярной белизны Новооткрытого блокнота.

Мои умершие дружки, Мои угасшие подружки... Червонцев звонкие кружки, Обмененные на полушки.

И в чьей-то памяти и я Шутом остался, пьяной рожей, Хоть посвист инобытия Не слухом чуял я, но кожей.

Сомнительный христианин, Обрюзгший юноша конторский, Я обречен катить один Сизифов камень бутафорский.

Филосемит и мизантроп С прилипшей к мясу грязной маской, Рукой ощупываю гроб, Повапленный дешевой краской.

22 августа 1982 года

98.

Построили зеки Роскошный канал Плывут человеки Плюют на причал...

Недетские игры На ужин - икра Над пристанью Кимры Гудит мошкара

На сваи причала На солнце и дождь Глядит с пьедестала Насупленный вождь

Понижены цены Повышен удой Разрушена церковь И смыта водой

Избушки косые Некормленный скот Мальчишки босые Любезный народ

Не суйся к ним Запад Гнилое нутро Не лучше ли лапать Софию Бардо

Мусью диссиденты Скажи пуркуа Сосут экскременты Твои - буржуа

Хоть брюхом не слабы Да дело их швах Спросили б у бабы О ейных правах

А что им ответит... Сказать не берусь! Одна на планете Надменная Русь

9 августа 1974 года

99.

Витальной нити остов тонок Локтем заденешь и - убит. Я не подарок, не подонок Я - гуру - не бандит - пандит.

Я болен пакостною хворью: В болячках мозг, душа смердит. Как Кот бреду по Лукоморью Меж раком съеденных ракит.

Я сдох душой, но тело живо Очаровательный кадавр Людей прельщаю, жду наживы Наук оккультных бакалавр.

Штиблеты, брюки и подтяжки, Надменный взор, пристойный вид. На фотокарточке Смертяшкин С супругой суженой сидит.

Она прелестные рацеи Ему о благостном поет И в Императорском лицее Достойно курс преподает...

Пора сдыхать, да нет силенок. Копейка брошена на кон. Помог бы мне какой бесенок Перескочить сей Рубикон.

Господь, прими в дыму, в кровище, В блевоте, кале и моче... И пропуском в свое жилище Дай целованье на мече.

18 марта 1984 года

100.

Вздорной мамкой онемечен, Пьяно горд, хорош собой, Благодетельно отмечен Был я скаредной судьбой.

Ловко складывал эклоги, Рвал подметки, клал в суму.., Перышком, как бисер, слоги Собирая на тесьму.

Словно радиоприемник Выборматывал я стих, Добродетельный наемник, Воровавший у других.

А потом кнутом и палкой Как коню британский грум Муза - дряблая весталка Мне вколачивала ум.

И с тех пор пою по нотам Не заемным, а своим... Тихим счастьем идиота И виденьями томим.

Горьким даром измочален Ни навара, ни двора Стал я, робок и печален, Опасаться топора.

Коль придется лечь на плаху И уйти в крови во тьму... Лишь тогда стихов рубаху Вместе с кожей я сниму.

26 мая 1982 года

А. Ос., Д. Ющ.

Мое ничтожество-высочество, Усевшись гузном на диван, Подумало, что дар пророчества Не спрячешь - кукишем в карман.

Оно болезнью венерической Разъест и душу, и костяк, Поманит властью химерической Ценой в горячку, в дым, в пустяк.

Оно сродни падучей с корчами Поэт, как Соломон, не лжив... Вы что такие хари скорчили Се аксиома: Сталин жив

И будет жить... У бесов с магами Непрекращающийся секс, Что слаще войн и игр с бумагами. Абракадабра. Бре-ке-кекс.

Люблю я Господа с лампасами. Приму достойно смертный час. Простив убийства с прибамбасами, Бог ждет нас, думая о нас...

...Люблю, жалея, человечество. Глотаю правды мумие. Мое единое отечество Поэзия... Я враг ее.

26 июля 1997 года

ПРИЛОЖЕНИЕ I.

ВИКТОР КРИВУЛИН

МАСКА И ЛИЦО Классическое наследие в современной артикуляции

Советская критика более всего преуспела на поприще раскрытия литературных псевдонимов. Она вполне усвоила полицейские навыки, позволяющие, орудуя в веселящейся толпе, ловко и безнаказанно срывать все и всяческие маски, хотя не всегда под масками оказывались искомые лица. Балаганное же оживление на маскараде словесности всякий раз после таких вторжений стихало, возникала заминка, паспортные данные угрюмо торжествовали над игрой воображения. К псевдонимам прибегали все реже и реже, их предпочитали выбирать лишь для маскировки - в армейско-разведывательном, а не в театрально-площадном смысле. А между тем псевдоним как словесная маска остается частью великой ярмарочно-карнавальной культуры. Маски на Руси издревле именовали "личинами", их вырезали из картона в ожидании рождественских колядований, пестро раскрашивали и запирали в чулан до наступления Святок, до времени, когда личина ненадолго становится реальнее лица. Еще недавно мне бы в голову не пришло раскрывать псевдоним "Василий Пригодич", под которым издана небольшая книжка стихов с названием, игриво указывающим на маскарадное происхождение авторского имени: "Картонные личины". Но что-то в самом воздухе времени обнаруживается картонное, нереальное, карнавально-кровавое, этакий праздник навыворот, не дозволяющий человеку, у которого развито чувство стыда, появляться на людях в костюме оскорбленного Арбенина. Когда какой-нибудь Лукьянов мог позволить себе явиться перед читающей публикой под личиной элегического Осенева и, лишь потеряв пост парламентского дирижера, как бы ненароком выглянуть поверх опереточной вуалетки, следует ли вообще относиться всерьез к игре с именами. Думаю, следует, потому что Василий Пригодич - это псевдоним, возникший в ином понятийном и нравственном климате. Он принадлежит С.С.Гречишкину, ведущему специалисту по литературе русского "серебряного века", весьма уважаемому в филологических кругах, члену Союза писателей Санкт-Петербурга. Именно сфера профессиональных интересов определила для него выбор поэтического псевдонима, а не какие-либо иные соображения, поскольку как раз в начале нашего века маска осознается как ключевая стилистическая категория - и вольная игра с авторскими именами приобретает эстетическое по преимуществу измерение. У декадентов литературные маски начинают срастаться с лицами. Если в прошлом веке критик Н.Добролюбов ничтоже сумняшеся прячется в своих поэтических опусах под пародийными вымышленными именами, меняя их, как шейные платки, купленные в галантерейной лавке, то поэт Ник.Т.О., выпустивший в 1904 г. сборник "Тихие песни", не столько скрывается под псевдонимом, сколько дает шанс проницательному читателю (в античернышевском смысле) узнать по псевдониму род занятий анонимного автора: вы помните, конечно, что под именем Никто хитроумный Одиссей представился Полифему. А ежели это имя нарисовать как небрежно-торопливую роспись должностного лица на поздравительном листе начальству или в ведомости, или в кондуите нерадивого гимназиста, то мы узнаем учителя-античника, озабоченного не герметическим сохранением анонимности, но, напротив, проблемой внутреннего понимания. Речь идет об Иннокентии Анненском, чье культурное влияние ощутимо до сих пор. Поэтические имена в XX веке значимы как никогда прежде, ибо выступают в роли концептуального ключа к той или иной авторской системе, и их побочные, предметные лексические значения активизируются необыкновенно, как если бы они оказались включенными в напряженный поэтический контекст. Символиста Бориса Бугаева быть не могло - вместо него явился Андрей Белый со своей пародийной тенью - Сашей Черным. Любопытно, что фамилия "Бугаев", подобно замаскированному подковообразному магниту, охватывает временные полюса русского авангарда: предавангард связан с именем Белого, тогда как постмодернизм нашел своего, современного нам Бугаева (Сергея), известного публике под кличкой "Африка". Сейчас культура начала века реанимируется, воскресает "почерному", и только подлинное, глубинное понимание происходивших в ней процессов поможет нам обрести самих себя, не повторить дедовских ошибок, приведших известно к каким последствиям. Вот тут-то и может пригодиться богатейший профессиональный опыт Василия Пригодича опыт интенсивного осмысления "серебряного века", уроки тех непрестанных и полупотаенных штудий, которые велись два десятилетия, вопреки идеологическим запретам и фобиям застойного времени. Этот опыт мог так никогда и не выразиться в художественных формах, если бы не произошло радикального слома всей нашей прежней системы ценностей. Пришло кризисное время, и аналитический холодок исследователя сменился поэтическим жаром. Обычно бывает наоборот, но мы живем в перевернутом мире. Явление прекрасного, тонкого и, может быть, поэтому не замеченного критикой поэта - лишнее доказательство тому. Впрочем, стихи Василия Пригодича публикуются не впервые. Это имя появилось в 1982 году на страницах эмигрантского журнала "Грани" (№ 126), где были напечатаны 9 стихотворений из книги "Картонные личины", причем ни один из девяти текстов не вошел в советское издание. То были другие стихи, да и автор словно бы другой человек - избравший псевдоним, скорее в конспиративных, нежели в эстетических целях.

"Картонные личины", изданные в 1990 году Ленинградским отделением "Художественной литературы", - книга замечательная прежде всего подкупающим сочетанием высочайшей поэтической культуры, мощного филологического багажа и поразительной наивности, почти инфантильности видения. В подлинном поэте всегда есть нечто подростковое, тинейджерская ранимость, "ранняя раненность", но когда поэтическое отрочество преломляется сквозь возрастную мудрость и литературоведческую искушенность, возникает странный эффект двоения смыслов. У подростка нет трепета перед чужим словом, ему кажется, что он может сказать лучше, сильнее, чем кто-либо до него, но если поэт при этом еще и ориентирован филологически, то значимость любого собственного высказывания будет казаться для него тем более спорной и сомнительной, чем тверже он убежден в своей правоте. Стыд словесный - вот чего не хватает нашей поэзии по причине ее полной филологической безлюбовности. И это ощущение стыда словесного, переводящего в разряд артикуляционной гримасы любую цитату, которая осознанно включается в оригинальный текст, само по себе спасительно. Нельзя человеку, влюбленному в Слово, жить без чужого слова, но нельзя жить и чужим словом, как собственным. Вслушаемся же в современные нам стихи, держа в уме другие, написанные за десятилетия до нашего появления здесь:

Десятилетия разгула

Невероятной бесовни

(Пригодич)

Испепеляющие годы!

Безумья ль вас, надежды ль весть?

(Блок)

Или:

Сорви картонную личину

С лица, повязку с гноем - с век...

(Пригодич)

Сотри случайные черты,

И ты увидишь: мир прекрасен...

(Блок)

Или:

Ты не умрешь - горенья плоти тленной

Ты убежишь - печальна и светла...

(Пригодич)

Нет, весь я не умру. Душа в заветной лире

Мой прах переживет и тленья убежит...

...печальна и светла

Адмиралтейская игла

(Пушкин) "Картонные личины" построены на постоянном внутреннем диалоге автора с классическими текстами, книга читается как дословная черновая запись горячечного спора все о том же - о судьбе России, "о приключеньях индивида на этой маленькой планетке", - сколько об этом было говорено в 70-е годы во время бесконечных кухонных застолий, ставших в те годы единственной формой свободного выражения общественного мнения! Но то, что активными и непосредственными оппонентами, собеседниками (едва ли не собутыльниками) Пригодича оказываются Г.Державин, А.Пушкин, Ф.Тютчев, К.Случевский, А.Блок, Андрей Белый, В.Ходасевич, Н.Клюев, Б.Пастернак, А.Солженицын, придает речевой атмосфере сборника высоту, недосягаемую для большинства современных русских поэтов. Одический строй речи, то и дело перебиваемый хлестким, только что не бранным словцом, заставляет вспомнить не столько Мандельштама, сколько какофоническую стилистику шутовских казней, которыми развлекался Петр Великий, отдыхая от казней реальных:

Подлец. Мастурбатор. Садист из скопцов (Это о поэте)

Вотще возопит к небесам...

И нет ему чаши на пире отцов,

И сын его выгонит к псам. Грань между измывательством и подлинной патетикой в этих стихах необнаружима. Они слишком серьезны для того, чтобы видеть в них торжество пародийного, смехового начала, и в то же время их серьезность какая-то ненастоящая, карнавальная. Но тем более приложимы они к нашему сегодняшнему состоянию, когда трудно признаться, что ты населяешь пространство фарса. Каждый из нас предпочел бы видеть в себе персонаж трагический, а свое время - как Время Апокалиптическое, и только стыд словесный удерживает от такого соблазна. Словесный стыд не позволяет поэтизировать собственные беды и садистически любоваться бедами Отечества. Нас спасает горечь, а не сладкоязычие, боль, а не красота. Бог распятый, а не "серебряный Дядька", который на свой лад "толкует Закон". Слова Достоевского о том, что "Красота спасет мир", годные сегодня разве что для рекламы третьесортной рижской косметики, обретают прежний высокий смысл лишь в мучительно-иронической артикуляции, будучи произносимы как бы в момент нервного тика с вываливающимся наружу языком. Именно так эти слова

произносит Василий Пригодич, и я не сомневаюсь, что значимость их в его устах будет возрастать по мере обнаружения беспочвенности иных способов современной артикуляции великого классического наследия.

НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА. 1993, № 21 ( 4 февраля). С. 7.

ПРИЛОЖЕНИЕ II.

ОЛЬГА МАЛЫШКИНА "Я ВЫРЫВАЮСЬ ИЗ ПЛЕНЕНЬЯ..."

Поэзию издавна и до недавних пор чтили в России, чтили настолько, что даже русские философы (Вл.Соловьев и многие другие) были на самом деле поэтами и мечтателями, точно так же, как и российские политические деятели, революционеры и нереволюционеры. Неумеренное потребление поэзии с ее неизбежными головокружительными полетами фантазии и неуемной возвышенностью вызвало теперь в стране болезненный рецидив - пресыщенность словом. Поэзии не верят, не верят слову как таковому. В такой ситуации представлять нового или малознакомого поэта непросто. Однако имя Сергея Гречишкина (поэтический псевдоним - Василий Пригодич) известно в Ленинграде-Петербурге уже давно. Историк русской литературы "серебряного века", автор многих ярких статей и публикаций, некогда сотрудник Пушкинского дома, он отдал немало сил и поэзии. Естественно, в коммунистические времена о публикации его стихов не могло быть и речи - это были "не те стихи": в них не было ничего жизнеутверждающего, светлого или хотя бы детски трогательного и наивного, что мог стерпеть официоз. В итоге Сергея Гречишкина как поэта хорошо знали лишь в относительно нешироком культурном кругу. Теперь - совсем новые и весьма "лихие" времена. Повсеместная занятость "боями за выживание" не оставляет в сознании значительного места для поэзии, даже сохранившиеся до сих пор духовные искания стали прагматичнее - интересуют не "туманные стихи", а конкретные религиозные организации и миссионеры, обещающие смертным что-то осязаемое - несомненное успокоение или "точный" идеал. Тем не менее сохранился интерес к истории, в том числе к истории культуры, а настоящие стихи - это ведь летопись духа или, если угодно, своего рода "кардиограмма души", "снятая" в определенной стране и эпохе. В этом качестве поэзия Сергея Гречишкина, бесспорно, ценна, она - поэтическая исповедь питерского интеллигента 70-80-х годов, честная и не раскрашенная гигантскими претензиями, как это нередко бывало в "подпольной" литературе. Доминирующее настроение Гречишкина-поэта - горечь, слитая воедино с угрюмой самоиронией. В этом нет ничего удивительного таковым было и время, в которое довелось поэту жить, время тихого внутреннего саморазложения огромной страны, бурный финал которого, перепутанный с фантастическими надеждами и полный неслыханных событий, мы с вами и видим ныне. Есть старое мнение, согласно которому художник должен быть выше времени и, в сущности, "превыше всего". Мы так не думаем. Здесь, на земле, человеку не избавиться от времени, и неспособность чувствовать и выражать его - как слепота. Не интересно читать романы или, тем более, стихи, которые "превыше всего" - они всегда надуманны. Этой последней черты, надуманности (кстати, вовсе не редкой) в поэзии Сергея Гречишкина решительно нет. Он - не творец вымышленных миров, не создатель напыщенной "зауми", а тонко чувствующий человек, создавший относительно простыми поэтическими средствами выразительную и (подчеркнем!) чуждую позы лирическую исповедь в стихах.

НОВЫЙ ЖУРНАЛ. № 1. 1994. С. 48.

ПРИЛОЖЕНИЕ III.

ВИКТОР КРИВУЛИН КЕЛЬЯ, КНИГА И ВСЕЛЕННАЯ (фрагмент)

... строки стихов В.Пригодича (С.Гречишкина) озарены кровавыми отсветами мистических закатов, сопровождавших пророческие бдения младших символистов, этих, по слову Андрея Белого, "первых большевиков духа", чьих ошибок мы не только не изжили, но до конца и не осознали еще. И поэзия Пригодича - не что иное, как новейшая версия поэтического осмысления мистикобольшевистской утопии, это полемика, выдержанная в стилистике русского символизма, но взрывающая ее изнутри, это актуальное продолжение горячечного спора, затеянного еще Вл.Соловьевым и подхваченного лагерными дискуссиями на Соловках и Колыме, в русском Берлине, Праге и Париже...

АРИОН. Журнал поэзии. № 3. 1994. С. 53.

ПРИЛОЖЕНИЕ IV.

НИКОЛАЙ ГОЛЬ И ГЕННАДИЙ ГРИГОРЬЕВ ПОЭТЕРИЙ. "Гамбургский счет"

? Когда Сергей Гречишкин принес в поэтерий стихи, я, поверь мне, ничуть не удивился. ? Почему? ? Потому что известно, что Василий Пригодич пишет - и даже издал в 1990 году книгу стихов "Картонные личины". ? Логика совершенно убийственная. А когда ты увидел, что поэзия Василия Пригодича полна цитат, литературных отсылок и аллюзий, ты не удивился тоже? ? Нимало! Поскольку знаю, что член Союза писателей СанктПетербурга Сергей Сергеевич Гречишкин много лет занимается исследованиями и публикациями литературы серебряного века. ? Тогда приходится признать, что Гречишкин и Пригодич - одно физическое лицо. ? Да, и лицо, нисколько этого факта не скрывающее. ? А когда ты прочел стихи, окунулся в эти, прости за каламбур, волны высокого штиля, не показалось ли тебе купание затруднительным и слегка, что ли, несвоевременным? ? Отнюдь! Потому что реминисценции естественно растворены в ткани современного стиха, и приподнятый тон совершенно органичен. ? А когда, читая эти высокие стихи, ты обнаружил в них, что Пастернак "гнусаво провыл", А Булгаков и Федотов "смердят", это тебя тоже не смутило? ? Нисколько! Потому что, по мнению автора, выраженному куда как определенно, в мире есть вещи, более заслуживающие молитвенного преклонения, чем литература или философия. ? И все-таки он стихотворствует и философствует? ? Все-таки! ? Но что же это за вещи, которые "более заслуживают"?.. ? Иди и читай!

СМЕНА, 1994, № 219-220 ( 8 октября ). С. 6.

ПРИЛОЖЕНИЕ V.

МИХАИЛ КУЗЬМИН "ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ, СТРАН И ВКУСОВ..."

"ПРИШЕЛЕЦ ЗЕМЛИ" - хорошее название для книги, почти целиком состоящей из поэтических кроссвордов. Ее автор, Василий ПРИГОДИЧ издал свое детище тиражом в двести экземпляров. И этого по нынешним временам вполне достаточно. Если стихам суждено выжить, то бессмертный экземпляр всегда найдется. В ОБЫЧНОМ кроссворде слова пересекаются по геометрическим законам. В поэтическом кроссворде логика пересечения гораздо более странная и прихотливая:

В извивах пакостных словес,

Шизоидных и лучезарных,

Страх стушевался и исчез... Даже в этих трех строках вопросов больше, чем ответов. Зато сочетание "шизоидного и лучезарного" дает такой поразительный эффект, что страх исчезает. И это действительно можно назвать победой поэта. Когда исчезает страх, поэт начинает творить чудеса, сочиняя новые, еще более немыслимые кроссворды:

Где нож и веревку

В изящный букет

Сплести с поллитровкой

Сумеет поэт. Василий Пригодич прекрасно понимает, что четыре строки - это не только четыре стороны света, но и четыре стороны тьмы, восемь сторон полумрака, шестнадцать черно-белых окон... И если смысл "торчит" из слов во все стороны, то из кроссвордных строк смысл вырывается как лава из вулкана. Хорошенькая перспектива для читателя: не успел он прикоснуться к строке, а она уже обожгла его!.. Впрочем, и сам автор тоже постоянно рискует:

Поэт изрешечен навылет.

В чем теплится душка-душа.. Во имя чего Василий Пригодич проделывает такие опасные эксперименты? Стоит ли овчинка выделки? Наверное, стоит, если:

Стих - взбунтовавшаяся медь,

Перекипающая в тигле...

Сквозь копоть колкого стекла

Глядят на диво смерть и слава.... Конец XX века - ужасное время для поэтических поисков и стихотворного строительства. Все, что ни напишешь, уже было. Сотни подражателей и тысячи эпигонов наступают на пятки классикам. Василий Пригодич не участвует в этой игре. В своей алхимической лаборатории он смешивает поэтические строки, написанные Державиным и Пастернаком, Блоком и Мандельштамом. И еще десятком известных поэтов. Для того, чтобы выяснить, "что есть поэзии сакральное зерно" (стр. 108). Кто знает, сколько строк (чужих и своих) надо смешать, сколько кроссвордов надо составить, чтобы получились просто стихи. Обыкновенные, но живые:

...Беснуется дождь. Осыпается куст.

Приладожской осени свист.

Я чую оси мироздания хруст,

И строфы ложатся на лист. Автор может и не знать рецепта. Он творит по вдохновению. Но пришелец земли наверняка знает. Он их и оценит.

СМЕНА, 1995, № 265 ( 16 ноября ). С. 6. ПРИЛОЖЕНИЕ VI.

М. Л. ИНАЧЕ - НИЧТО

...Воспринимать такие стихи трудно и страшно. Для этого необходимо мужество: "Ведь может метастаз стихотворенья // Разъесть навылет детские умы". Для этого необходима "взрослость" - взрослость современника, который хочет, способен, имеет мужество осознавать себя в мире, не оправдавшем оптимистические посулы европейского гуманизма. Приготовьтесь к восприятию отражения в поэзии мук и конвульсий сегодняшней цивилизации, катаклизмов и неврозов современного общества. Сквозная и ведущая тема поэтического творчества Василия Пригодича - тема Смерти и Воскрешения. Это - тема "Смерти Бога", повлекшей за собой и смерть (самоубийство) Человека. "Отпадение" человека от Бога означает конец самого Человека, превращение "мира человека" - в "казарму, ночлежку, дурдом". Старый европейский гуманизм с его гипертрофированным человеческим "Я", с его детскинеосмотрительной иллюзией "историко-земного" рая ныне развенчан. Поэт не щадит гуманистические идеалы прошлого именно потому, что они обнаружили в XX веке свой утопически-агрессивный и тоталитарный дух, обернулись против Человека, почти неузнаваемо обезобразили его божественный лик. Вместо "земного рая" надвигающаяся катастрофа, реальность Страшного Суда... Но не угасает надежда на возвращение Бога, на воскрешение Человека. Поэт ждет возвращения Бога после почти целого столетия забвения его Человеком: "Дорога, ведущая к храму, // Лишь Ветхий и Новый Завет". На пути к Богу каждому предстоит нелегкий поединок "с самим собой". И все же: "Идем к Тебе, Христос, в крови и гное..." Как ни мучителен путь, но крепнет вера: над нами Бог, с нами Бог. Иначе Ничто.

1 Высшая мера наказания.


home | my bookshelf | | Ветер в ничто (Стихотворения) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу