Book: Талисман Седара, или Не исполнившееся проклятие



Пискунов Олег

Талисман Седара, или Не исполнившееся проклятие

Олег Пискунов

Талисман Седара,

или не исполнившееся проклятие.

Повесть

1.

Чужой мир

Окружающий меня мир был чужим и в то же время смутно знакомым, как будто я здесь, когда-то бывал, может быть даже в далеком детстве...

Или это у меня "дежа вю"? Так называемые ложные воспоминания и я здесь никогда не был? Понять я этого никак не мог.

Оранжевое солнышко медленно проплывало над горизонтом, иногда отбрасывая золотистые отблески на редкие, почти призрачные облака. Изумрудно-голубое небо нежно окутывало своей волшебной вуалью столичный город Анторс. Зеркальное дерево, посаженное в самом центре столицы, метко стреляло в разные стороны разноцветными зайчиками. Говорят, что это дерево бессмертное. Оно возвышалось почти на сто метров в высоту и имело огромные зеркальные листья, похожие на круглые металлические пластинки. Это чудесное растение посадил тысячу лет назад первый император Таиры. Или быть может первый монах? Теперь уже об этом никто не помнил, не сохранилось его имя и в летописях. Вокруг дерева раскинулась огромнейшая, центральная площадь, выложенная аккуратно подогнанными малахитовыми плитами. Такая расточительность меня очень удивила. Малахит на Земле, хоть и считался полудрагоценным камнем, все равно очень ценился. А здесь его под ногами лежали целые тонны. Листья Зеркального дерева давали столько ярких бликов, что без темных очков на главной площади находиться было абсолютно не возможно. Слава богу, что у меня были с собой солнцезащитные очки, иначе я бы ослеп еще в первый день пребывания в этом мире...

Странное дело, но я без проблем понимал местных жителей. Сначала мне казалось, что они тоже говорят по-русски, но потом я обнаружил, что сам говорю на каком-то, явно не земном, певучем языке и прекрасно понимаю его. Вот только читать я не умел. Первая же вывеска привела меня в дичайший шок. Я абсолютно не мог разобрать странные иероглифы, очень похожие на обозначения радиотехнических элементов из земного справочника по электронике. Когда я спросил у случайного прохожего о своем местонахождении, он буквально уставился на мою кожаную куртку и бегом затрусил по мостовой, иногда с опаской оглядываясь на меня...

Как я попал в этот мир? Попробую рассказать по порядку...

Воспоминания

...Этот странный сон преследовал меня почти третью неделю...

Я уже давно закончил роман "Бастион спиритов" и взялся за продолжение. Но, вдохновения окончательно покинуло меня, и роман стал как-то постепенно умирать. Два предложения в неделю. Вот это была скорость! С таким темпом "Драконий Дождь" мне не закончить и за пятилетку. А тут еще этот навязчивый сон. Вроде бы сюжет продуман до мелочей, герои те же, что и в "Бастионе спиритов", с уже готовыми и проработанными характерами. Садись и работай. Но нет же...

Стоило лишь немножко прикимарить, как сон сразу же появлялся. Именно он и отвлекал меня от работы...

Прекрасная незнакомка в огненном платье протягивала ко мне свои загорелые руки и умаляла:

- Павел, помоги мне, я скоро погибну, я уже почти умерла.

Вымученная улыбка, потухающий свет карих глаз, черные вороньи волосы, в общем, внешность у нее была необычной и очень даже знакомой, я бы даже сказал, идеальная внешность. Таких людей в природе не бывает. Впрочем, сон, он и есть сон. Где во сне летает наше подсознание? На этот вопрос пока не может ответить современная наука. Может быть, наши сны - это отголоски посещений других измерений? И то, о чем пишет писатель, где-то там, в этих самых измерениях, уже давно происшедшие события? И там, наши мысли приобретают материальную форму? Кто знает, что происходит за гранью нашего сознанья или бытия...

Полгода назад расстроилась моя свадьба...

Моя бедная Анечка воспитывалась без родителей. Они погибли в автокатастрофе, когда девочке исполнилось всего лишь пять лет. Кроме бабушки у Ани никого больше не осталось. А бабушка коротала свою старость в далекой сибирской деревеньке, где жили почти одни старики - староверы. В семь лет, когда девочка пошла в первый класс, она знала наизусть "Новый завет". Аня была молчаливой и набожной девочкой...

Училась Анна в интернате и лишь лето могла проводить у бабы Марфы...

Познакомились мы с ней в институте. Я тогда подрабатывал чтением лекций по информатике, так как в то время меня очень редко печатали, и не хватало денег на жизнь. Мне тогда очень понравилась черноволосая и зеленоглазая, очень застенчивая девушка. Она внимательно слушала мои лекции, сидя на первом ряду и старательно записывала их в свою синюю тетрадку. И почти никогда не улыбалась. Подруги говорили про нее, что Анна - самая наивная девушка во всем институте. Постепенно, я стал оказывать ей маленькие знаки внимания и, удивительное дело, Анна ответила мне такой же взаимностью. Потом, через полгода, когда у нее возникли финансовые сложности, девушка согласилась переехать ко мне, но при одном условии: до свадьбы мы будем жить в разных комнатах. К величайшему несчастью, моя квартира была двухкомнатной. После двух месяцев совместной жизни (если считать ее таковой, когда твоя любимая спит в другой комнате), я понял, что из нее получиться почти идеальная жена. Единственным ее недостатком, как я считал, была ее чрезмерная набожность. Девушка тратила почти половину своей стипендии на милостыню нищим. Часто пропадала в церкви...

Я продолжал упорно трудиться на литературном поприще. Постепенно меня признали как писателя, посыпались договора из различных издательств, гонорары можно было грести маленькой совковой лопаткой. В то время Аня стала как-то постепенно отчуждаться. Целыми днями ходила без настроения, молчаливо упрекая меня.

- Тебя портят деньги, - говорила она, - когда их у человека много, он совершенно не видит бед других. И его душа черствеет.

Я же был категорически не согласен с ней и считал, что деньги не каждого могут испортить. Мне тогда казалось, что я совсем не изменился. Я, так же как и раньше тратил огромные суммы на Аниных нищих, церковь и другие благотворительные мероприятия.

Она отказывалась от моих подарков, не пользовалась украшениями и косметикой, носила простенькую одежду. А когда я купил подержанный "Жигуль", наши отношения и вовсе разладились.

Теперь во мне ее раздражало почти все. Анна старалась придраться почти к каждому моему слову. До поздна общалась с набожными старушками у ближайшей церкви. Иногда она могла не разговаривать со мной весь день.

Я ее очень любил, и как мне казалось, вел себя по отношению к ней вполне благопристойно. К тому же еще и воздерживался почти три месяца. Причиной нашего разлада было ее воспитание и мировозрение - человека целиком ушедшего в религию. Я тоже верил в бога, но как-то по-своему. Эх, баба Марфа, что же ты наделала?

В один из таких пасмурных дней наших отношений, Аня заявила:

- Павел, я с тобой жить больше не могу. Понимаешь, я встретила хорошего парня и ухожу от тебя, он меня понимает и через месяц, мы с ним распишемся.

Я тогда просто пожал плечами, что ж, насильно люб не будешь. Пусть уходит. Я не собирался ее задерживать, просить и умалять. Анна собрала небольшую сумку и ушла, даже не взяв предложенных денег и остальных своих вещей. Я же в тот день напился и утешил себя в объятиях рыженькой девушки по вызову.

С ее уходом разладилась и моя писательская карьера, все мои музы одновременно покинули меня. Все меньше и меньше моих произведений теперь принимали и издатели. Словно кто-то порчу навел.

Как-то случайно я встретил на улице Анечку и ее парня. Потом я узнал, что он - довольно известный скульптор-реставратор. Сергей Смирнов собирал по всему Подмосковью разрушенные старинные скульптуры, реставрировал и затем безвозмездно передавал в музеи.

Они были счастливы, но жили очень бедно и почти впроголодь. Он все заработанные деньги вкладывал в свою реставраторскую деятельность. И, странное дело, она поддерживала его и понимала. Эх, Аня Анечка... Да, чужая душа - поистине потемки!

Наконец, со скрипом пера, я написал роман: "Драконий дождь". Он получился вроде бы даже очень не плохо. Раньше, когда Анечка жила в моей квартире, она читала мои творения и порой давала очень ценные советы. Но теперь ее не было. И я решил, пусть роман полежит немного в столе, затем я его заново перечитаю, как говорится со свежим взором...

А совсем недавно я снова встретил ее на улице. Сердце забилось, как маленький паровой молоточек. О, боже, как она похудела и была все в том же старом, своем любимом платьице. Довел тебя Сергей до ручки. Я не рискнул подойти к ней. Боялся, что она не станет со мной даже разговаривать. А через два часа, я нашел мастерскую Смирнова. Помещение мастерской располагалось в цокольном этаже старинного дома. Запах свежеразведенного гипса непривычно защипал ноздри. Кругом валялись, стояли и лежали сотни гипсовых и мраморных человеческих фигур. У одних не было голов, другие не имели рук или ног. Смирнов стоял посреди мастерской, медленно перемешивая лопаткой какой-то раствор в большой бадье. Иногда он подходил к одной из скульптур, аккуратно перебирая в руках обломки. Я окликнул Сергея и передал ему большую сумму денег.

- Это для Анечки, - сказал я. - От близкого друга. Передай ей.

Странно, он кивнул головой и бессловесно принял деньги. Глаза его при этом как-то не по-человечески загорелись.

- Хотя нет, скажи, что сам заработал и купи ей новое платье. Договорились?

Он снова кивнул. Может быть, я зря передал ему деньги? Но, ведь Анечка у меня бы их не взяла. Может быть так будет лучше? С этими мыслями я покинул мастерскую. Смирнов со мной даже не попрощался, отвернулся, продолжая колупаться в мраморных осколках своего нового шедевра.

Анна, зачем ты ушла, разве я мало уделял тебе внимания? Разве я тебя не любил? Ты ушла и забрала с собой ту часть меня, которая есть у каждого писателя. Ты забрала мою тягу, тягу творить...

Через неделю Сергей нашел меня сам.

- Ты извини, виновато сказал он, - но у нас сейчас плохо с деньгами, может быть, ты нам еще раз поможешь.

- Как ты меня нашел? - удивился я.

- Язык, говорят, до Киева доведет. Только ты Анечке ничего не говори, ладно. А я скажу, что заработал. Потом тебе отдам все сразу.

- Ты купил ей платья? - Спросил я.

- Да, - как-то странно ответил он, - и не одно.

Я опять дал ему большую сумму. Он муж Ани и должен о ней позаботиться, пусть даже с моими деньгами...

Через неделю я прочитал в местной газете о шикарнейшей выставке Смирнова. Сергей умудрился за свой счет восстановить огромное количество мраморных фигур восемнадцатого века. Ему рукоплескали. После выставки его коллекция безвозмездно останется в краеведческом музее.

Через два дня я встретил Анну около магазина. Она была в том же, так хорошо мне знакомом, голубом платьице. Счастливая улыбка на лице.

- Привет! Радостно воскликнула она, пожимая мою руку, - ты слышал по Сережину выставку? Ты на ней не был? Я так счастлива! Представляешь, он заработал много денег и на эти деньги восстановил старинные скульптуры. Боже мой, какой он молодец!

Кажется, я знаю, откуда он взял деньги на скульптуры. Я сам дал ему их. И он пустил их мимо своей семьи.

- Нет, и не пойду! - Я вырвал у нее свою руку и бегом кинулся домой. Слезы душили меня. Она променяла меня на этого сумасшедшего, блаженного Сережку. Да, они вместе, через год с голоду помрут!

Вечером этого же дня ко мне снова приперся Сергей. Наглость его не знала границ. Он снова пришел "занимать" денег.

- Я тебе ничего не дам, - я почти кричал на него, - как ты мог довести до такого Анну?

- Она бы меня поняла, я не пропил твои деньги, а истратил их на благое дело. Ты что меня не поддерживаешь? - Он удивленно посмотрел на меня. - Дай еще денег, пожалуйста, мне не к кому больше обратиться. Я такую скульптуру откопал. Я делаю дело, угодное богу! Неужели, ты не понимаешь?

- Ты меня не понял, - я указал ему на дверь, - убирайся, я давал тебе деньги на одежду для Ани. На ваше питание. А не твои увлечения.

- Значит, ты денег мне не дашь? - Он как будто не слышал меня, находясь за своей прозрачной непробиваемой стеной. - Тогда я зайду завтра, а потом послезавтра.

Я посмотрел в его глаза и ужаснулся, это были глаза сумасшедшего. Он не слышал меня и не понимал. Мир для него был прост. Видимо Сергей считал, что раз я два раза дал ему денег, то потом буду давать постоянно. Ведь он их ТРАТИЛ НА КРАСОТУ!

Я развернул его на сто восемьдесят градусов, открыл дверь и пинком отправил в коридор. Затем с размаху захлопнул дверь.

- Я завтра за деньгами зайду, - крикнул он на прощание и спустился вниз.

Бедная Анечка! Смирнов был болен, он даже не блаженный, а самый обычный фанатик, или даже сумасшедший. Не ужели она ничего не видит? Или она сама такого мужа искала и поэтому счастлива с ним? Я должен срочно переговорить с ней. Я схватил куртку и бросился на улицу, затем вспомнил, что не знаю их адреса. А в мастерскую я больше не пойду...

Да, полгода назад расстроилась моя женитьба. Аня теперь жила с сумасшедшим скульптором. Я потерял вдохновение. Может "Драконий дождь" вернет мне тягу писать?

Вряд ли!

Теперь еще этот странный сон...

...Прекрасная незнакомка в огненном платье протягивала ко мне загорелые руки и умаляла:

- Павел, помоги мне, я скоро погибну, я уже почти умерла.

Вымученная улыбка, потухающий свет карих глаз, черные вороньи волосы, в общем, внешность у нее была необычной, это идеальная внешность. Таких людей в природе не бывает. Впрочем, сон, он и есть сон. Иногда мне казалась, что она очень похоже на мою Анну. Вот только Аня ко мне больше не придет...

Или это я сам вычеркнул ее из моей жизни?

Ну и бог с ней!

Я сел за компьютер и вызвал файл с "Драконьим дождем"...

А сон - это так, идеализация моей мечты. Такие прекрасные незнакомки бывают лишь во снах и сказках.

Куда деваться писателю без вдохновения...

...Долго Сергей не беспокоил меня и вот, наконец, нарисовался ранним утром. Я еще даже куртку снять не успел, вернувшись с утренней прогулки.

- Я за деньгами, - просто сказал он, - понимаешь, такую скульптуру реставрирую. Увидишь, в обморок упадешь.

Последний раз он заходил ко мне очень давно, неужели решил все заново повторить? Я оттолкнул его и хотел закрыть дверь, надо же пришел, блаженный, с утра пораньше.

- Значит, денег не дашь?!

Я покачал головой и замахнулся рукой, но ударить наглеца не успел, Сергей опередил меня. Он достал из-за спины бумажную трубку и выдул ее содержимое мне в лицо.

"Это яд, - подумал я, - отравил меня, ублюдок". В глазах все поплыло. Окружающий мир превратился в маленькую щелочку...

- Тебе там хорошо будет, писатель, - голос скульптора исчез вместе с моим сознанием...

Открыл я глаза уже в совершенно чужом мире...

...Теперь, я сидел на холодной, каменной мостовой, прислонившись к шершавой, прохладной стене городской водокачки, и молча злился, я ведь пессимист по натуре. Как было не страдать, как было не злиться? Ведь этот гад закинул меня в незнакомый мир, так непохожий на родную Землю. Редкие прохожие изредка бросали на меня мимолетные, косые взгляды, полные недоумения. Их интересовал вовсе не я, а моя странная по их меркам одежда. Кожаную куртку в этом мире мог позволить себе лишь ужасно богатый человек. Даже местные воры на нее не позарились, продать кожаную куртку на черном рынке Таиры было ужасно сложно, точнее сказать просто невозможно. Что бы, не мозолить глаза горожанам, я вывернул куртку наизнанку. Теперь, я походил на зачуханного оборванца: затертые "в ноль" по таирянским меркам штаны, именуемые у меня на родине джинсами и старые давно нечищеные, бывшие когда-то черными туфли. Теперь, мою одежду покрывал небольшой слой пыли. Трехдневная щетина на лице, доканчивала созданный образ. Некоторые сердобольные люди даже бросали мне под ноги алюминиевые грошики. (Интересно, как они его производят, этот проклятый алюминий, в своем средневековье?) Я не брал их, это было выше моего достоинства, так как никогда ни у кого в жизни не клянчил денег. Вот, весело галдя, протопал мимо меня отряд местной стражи. Мускулистые высокорослые ребята в сияющих голубизной доспехах. На головах металлические шлемы с забралом из прозрачного пластика. На груди стилизованное изображение Зеркального дерева, на поясе - длинные мечи в матовых ножнах, инкрустированных драгоценными камнями и маленькая кожаная кобура. Командир стражников, когда поравнялся со мной, бросил мне под ноги целую горсть мелких монеток и даже как-то радостно подмигнул. У солдат, сегодня, похоже, был день получки. И они, таким образом, предлагали выпить за них стаканчик местной "бармотухи". Пить, конечно, я не буду. Может мне стоит собрать все эти деньги? Ведь никто не знает, сколько я проторчу в этом мире? Даже местной валюты у меня было немного, вчера удачно удалось продать на барахолке свои "командирские" часы. Правда, у меня остались еще одни - электронные, встроенные в карманный калькулятор.



Что мне теперь делать? Подойти к стражникам и попросить помощи? Но что, я им скажу? Что я пришелец из другого мира и сам не знаю, где теперь мой дом? Да, я - писатель, зарабатывал себе на жизнь тем, что "стряпал" конъюнктурные НФ боевики. Вот и до стряпался, сам попал в другой мир. Что со мной сделал этот подонок Сергей? Я потом, когда вернусь, дам ему прикурить! Что это было за магия такая? А может, это всего лишь наркотик, и я потом, снова проснусь в своей квартире, рядом со своим компьютером? Как бы не так! Это все по-настоящему. Тут уж бесполезно себя за ухо щипать. Я уже пробовал, вон мочка правого уха все еще до сих пор красная. И я никогда не увижу мою Анечку. Все мое прошлое, осталось где-то там, за непонятным горизонтом...

Я задумался и не успел поймать за руку чумазенького мальчугана, который почти молниеносно сгреб монетки у моих ног и канул в подворотню ближайшего дома, затем также быстро перелез через забор и скрылся из виду. Вернее сказать, я и не пытался его поймать, просто вздрогнул от неожиданности и стукнулся головой о холодную стену водокачки. Ведь сам не хотел брать эти грошики. Интересно сколько там накопилось? Наверняка целый кант. В местной валюте я научился разбираться, ведь цифры на Таире были такие же, как на Земле, то есть арабские. Видимо, древние арабы позаимствовали их у какого-нибудь меж пространственного скитальца. (На самом деле арабы переняли их у индусов.) Я еще раз тяжело вздохнул и встал, необходимо было поменять место. Солнышко немного ушло в сторону, и приютившая меня стена оказалась в тени. Я вывернул куртку назад, нет уж, пусть прохожие смотрят на нее, пусть думают, что я выживший из ума богатей, который от нечего делать сидит на мостовой и просит милостыню. (Их богатых не понять!) И перешел улицу. Улицы здесь были широкими, хоть на танке катайся. Теперь буду сидеть вот у этой нагретой стены жилого дома и страдать дальше, а когда настрадаюсь и назлюсь вдоволь, найду выход из сложившегося положения. Тоже мне странник-страдалец и пессимист. Это меня Анечкин уход так выбил из жизненной колеи.

В большинстве фантастических романов, земляне попадают в другие миры и становятся судьбоносными личностями. С ними всегда присутствуют суперземное оружие и конечно же компьютер. В реальной жизни все всегда по-другому. Поверьте, я успел уже в этом убедиться на собственной шкуре...

Мимо прошуршала обтянутая в черную кожу особа женского пола. Богатая, стерва! Если бы не портивший ее лицо шрам от уха до подбородка, ее можно было бы назвать вполне симпатичной. Даже очень! Черные, как беззвездная ночь, волосы, раскосые, карие глаза, небольшой восточный носик и очаровательная улыбка. Женщина моего вкуса. Она с огромным любопытством посмотрела на меня и бросила мне под ноги серебряный кант. Ее глаза как-то необычно вспыхнули, женщина улыбнулась. Я покачал головой и отодвинул его рукой в сторону. Длинноногая незнакомка пожала плечами и явно разочарованная моим поступком, пошла дальше, туда, где улица постепенно переходила в аллею Центрального парка. Ах, как она покачивала бедрами! Загляденье! Редкие прохожие поворачивали в ее сторону головы, когда незнакомка проходила мимо. Ей завидовали, жители этого мира, как и любого другого, сильно мечтали о богатстве. По этому и на мою куртку так странно пялились.

Мимо прогрохотал доспехами командир отряда стражников, уже успел бедняга набраться спиртного по самое горло. Он пытался состряпать на своем лице серьезную мину, но это у него никак не получалось. Вот так гримасничая, он и подошел ко мне. Это был довольно рослый мужчина, с огромными, можно сказать непропорциональными глазами на своем квадратном лице. Его огромный нос картошкой, настолько покраснел от спиртного, что его можно было сравнить с сигнальной, красной лампочкой.

- Э, - стражник осоловело посмотрел на меня, - ты не был в этой куртке, кого раздел? Признавайся, а не то хуже будет. У кого "кожу" стянул?

- Это моя куртка, - просто сказал я, пусть меня заберут в караулку, так даже лучше будет, может, пристроят куда-нибудь. Это все-таки хоть какое-нибудь разнообразие. Надо с чего-то начинать, пусть этим самым начинанием и станет местный полицейский участок. "Постепенно накапливается прекрасный материал для новой книги. - Подумал я, - тогда зачем же страдать".

- Это мы скоро проверим, - Старший стражник отстегнул от пояса золоченые наручники и ловко захлопнул их блестящие кольца на моих запястьях. - Пойдем, пойдем голуба.

Я осмотрел наручники, странное дело, они были изготовлены из золотого сплава. Сплошное расточительство. У нас бы такие наручники, терялись бы сплошь и поперек.

Внезапно мой конвоир запнулся о расшатавшийся камень мостовой и упал пластом, увлекая меня за собой. Я немного замешкался и упал на него сверху.

- Ты еще шопротивляться всдумал, - зашипел он. Ты...

- Это вы сами упали, - перебил его я.

- Шам снаю, - захрипел он, выплевывая выбитый об мостовую зуб. - Если я тепя отстегну, ты не убежишь? - Старший стражник смешно хрипел. - А то ты меня вниз почему-то тянешь.

Я хотел сказать, что это тянет вниз выпитое вино, но промолчал. С таким заявлением можно на большие неприятности нарваться. Пусть куражится.

- Я никуда не убегу.

Он молча отстегнул золотые наручники и достал из своей кобуры маленький фиолетовый пистолетик. Такой и в руку-то еле-еле помещается. Интересно, чем он стреляет?

- Теперь точно не убежишь, - я понял, что нормально говорить с выбитым зубом ему очень сложно, просто мужик марку держать хочет.

В моем мире таких порядочных "ментов" было ой как мало...

В караульном помещении местной стражи я пробыл всего лишь несколько минут. Мое имя даже не успели внести в толстенную книгу допроса. Как только мы вошли, сразу же следом за нами появилась незнакомка с огромным шрамом на лице, та, что бросила мне монетку большого достоинства.

- Я готова выкупить его, - с ходу выпалила она, еще не отдышавшись. Сколько я должна заплатить?

- Мы пока его ни в чем не обвиняем, - ответил сидевший за столом писарь, он даже головы не поднял, продолжая что-то усердно писать.

Кого-то он мне напоминал, я внимательно присмотрелся и понял, что это двойник очень известного в моем мире американского актера. Надо же, так похожи.

- Этот тип украл куртку, - гримасничая зашипел мой провожатый.

- Ты это видел? - Наконец писарь поднял седую голову, глаза у него были такие добрые, как у соседского кокер спаниэля.

- Нет! - Ответил схвативший меня стражник, но раньше на нем ее не было. Я видел!

- А так, - я снял куртку и вывернул ее наизнанку.

- Да, так ты и выглядел. - Смутился стражник, он теперь понял свою ошибку.

- Если напился, не мешай жить другим, - поучительным тоном сказал писарь, - такую куртку украсть просто не возможно. Уже бы весь город знал. А ты, - он погрозил захмелевшему стражнику, - если не исчезнешь прямо сейчас, я отправлю тебя протрезвляться в имперские ледники - протрезвители. Понял?! Полгода у меня вина не увидишь, получки, соответственно, тоже. Урод.

Мой бывший конвоир моментально покинул караулку. Как говорят, в таких случаях - мгновенно испарился.

Седой писарь посмотрел на женщину со шрамом. Решившая выкупить меня незнакомка выглядела чуточку смущенной. Она с такой заинтересованностью смотрела на меня, что этого невозможно было скрыть. Так смотрят только близкие друг другу люди.

- Вы что-то говорили про деньги? - Удивленно сказал он. - Если вы дадите три канта, я и вовсе про все забуду. Никого из вас никогда не видел.

Женщина протянула ему три монеты, затем обернувшись схватила меня за локоть.

- Уходим, - прошептала она, - пока стражник не передумал.

Я смотрел на нее широко раскрытыми от удивления глазами. Незнакомка дернула меня за руку и вытащила на улицу из полутемного помещения караулки.

- Вот вы-то мне и нужны, - она очаровательно улыбнулась, - долго я к вам присматривалась. Теперь знаю - вы, это вы. Очень похожи...

- Я вас не понимаю, - я внимательно смотрел на свою спасительницу.

- Что ж, тут не понятного, я тоже из другого мира...

2.

Ковер-самолет

- Вы сильно голодны? - Вдруг спросила меня незнакомка.

- Нет, - помотал головой я, - я кушал два часа назад, у меня еще остались деньги от продажи часов. - Хочу вас поблагодарить....

- Тогда вам пора, там сами разберетесь, обязательно найдите талисман Седара, без него, у вас не будет билета домой, - перебила меня женщина со шрамом, она взмахнула руками и...

...Мир дико исказился и завернулся в огромную спираль. От яркого всплеска разноцветных вспышек ужасно зарябило в глазах. А в носу все еще ощущался запах проклятого порошка, того самого, что мне Сергей выдул в лицо из своей бумажной трубочки.

Затем вспышки исчезли, и под ногами возникла мягкая, ворсистая и трепещущая ткань. Я резко открыл глаза, ноги мои подогнулись, и я плюхнулся на самый обыкновенный персидский ковер. Ткань как-то неестественно прогнулась под моим телом...

- Как вы сюда попали? - Послышался из-за спины ворчливый голос, немедленно покиньте мой летающий ковер! Я сказал немедленно.

Я обернулся. Сзади меня сидел старик в голубом халате с множеством разноцветных звездочек. Длинная борода как вымпел развивалась на ветру, на голове пристроилась смешная шапочка, как у конькобежца. На лице, с орлиным носом, нарисована злейшая гримаса. Глаза словно два вращающихся с бешенной скоростью сверла, так и готовы продырявить меня насквозь. Я еще раз огляделся. Боже мой! Я действительно восседал на самом взаправдашнем, сказочном ковре-самолете. Вот почему ткань ковра так странно подо мной прогнулась. Но как я сюда попал? Неужели это не сон? И меня снова отправили в другой мир? Или это та же планета с благозвучным именем Таира? Проклятая незнакомка, даже ничего не объяснила.

- Вы что совсем меня не слышите? - Старец подполз ко мне на четвереньках и вцепился своей костлявой заготовкой в мою шею, - Я не могу тратить на вас свою магию, так что добровольно покиньте мое транспортное средство.

Я посмотрел через край летающего чуда. Мы летели примерно на высоте пятидесяти метров над бескрайним скалистым массивом. Только редкие, одиночные и кривые деревца или ползущий кустарник украшали этот неприметный каменный пейзаж. Небо близилось к закату, укрывшись блестящим оранжевым покрывалом облаков.

- Я же разобьюсь, если спрыгну с такой высоты.

- А меня это не касается, - заскрипел колдун, - сюда смогли прицелиться, теперь немедленно прицеливайтесь обратно.

- Может, вы меня высадите где-нибудь, - предложил я, - и забудем об этом инциденте?

- Нет, нет и еще раз нет, - старик продолжал сжимать сзади мою шею. Я не могу тратить на вас свое колдовство. Каждый мой "дюй" на счету. Я лечу драться с волшебником Сегейзманом и мне самому нужно все мое колдовство. В битве пригодится. Если вы не хотите добровольно покинуть мой ковер, я вас скину вниз.

Он всем своим телом навалился на меня. Вроде бы небольшой старичок, а такой тяжелый. Просто страшно тяжеленный. Я оказался под ним, только успел на спину перевернуться. Изо рта колдуна ужасно воняло, видимо в этом мире еще не знали зубной пасты или он ею не пользовался.

- Значит, один из нас должен покинуть ковер-самолет? - Уточнил я.

- Несомненно, но, вы сильнее меня и я распылю вас с помощью своего нового заклинания. Истрачу немного "дюев". - Колдун как-то странно вытянул губы и принялся что-то усердно нашептывать.

Дело приобрело нешуточный оборот. Мне не хотелось превращаться в пыль. Я мгновенно сграбастал противного старикашку в охапку, рывком вскочил на ноги и отправил беднягу вниз, прямо на огромный валун. Колдовства на посадку пожалел. Вот и лети вниз, старый уродец.

- Сумку мою отдай, - колдун зацепился одной рукой за бахрамистый край ковра, - там мой порошок. Иначе разобьюсь. Пожалей старика, добрый молодец.

Я сильно пнул его по руке и проклытый волшебник с воплем полетел вниз, словно тряпичная кукла отскочил от валуна, застряв между двух соседствующих камней. Извини, старик, но выбора ты мне не оставил. Его смерть почему-то совсем не растрогала меня.

Вот так, я совершил свое первое убийство. Может, я был отправлен в этот мир, что бы изменить себя? Убрать, накопленный на земле багаж огромного эгоизма? Должен подобреть? Если так, то не с убийства нужно было начинать. Но этот, с виду безобидный дедуля, совсем не оставлял мне выбора. Не оставил!

Когда тело колдуна достигло земли, с ковра исчезли все таинственные, рунические узоры, теперь летающее средство приобрело алый цвет. Цвет крови...

...Сумка лежала недалеко от меня. Я осторожно притянул ее к себе, мало ли что можно ожидать от скрытого там. И еще раз посмотрел по сторонам. Небо точно такое же, как в моем мире, точно такие же облака, знакомое дуновение ветра. Можно было бы даже подумать, что я на Земле, если бы не летающий ковер. Что ж, Павел, ты был писателем, творил собственный вселенные, жаждал приключений и путешествий. Вот тебе выдался такой шанс. И если я смогу выбраться из этого мира будет написана еще одна потрясающая книга. Если смогу...

Я осторожно открыл сумку колдуна. Внутри лежала огромная книга в кожаном переплете, выполненным, может даже из человеческой кожи, множество скомканных пергаментных кусочков и развязанный мешочек с разноцветным, переливающимся на солнце песком. Я осторожно взял небольшую щепотку и развеял ее по ветру. Летающий ковер как-то странно вздрогнул, словно был живым и внезапно увеличил скорость. Не надо мне было трогать этот порошок. Не надо.

Умерший колдун хотел драться с другим колдуном. Значит, ковер летит к этому таинственному Сегейзману.

- Сумку я все равно заберу, - над ковром появилось полупрозрачное изображение умершего старика. - Она моя!

Призрак замахнулся на меня и схватил сумку с волшебными снастями.

- Ты никогда не попадешь домой! Тебя убьет любовь. Ты, обескровленный, навсегда останешься в этом мире. Будешь ходячим трупом, вот мое проклятие. - Призрак протянул ко мне свои уродливые руки и растворился в воздухе вместе с сумкой...

Многовато для начала. Плюс только что полученное проклятие. Я лег на спину, а то как-то непривычно летать на плоском летающем средстве, не имеющем поручней...

Волшебный ковер сделал плавный разворот и медленно пошел на снижение. В воздухе запахло грозой. В небе сверкали длинные грозди молний. Здесь молнии не голубые, как на Земле, а малиновые. Я зачарованно смотрел в небеса. Небесные электрические разряды проскакивали и между облаков. Но эти небольшие молнии имели ядовито желтый цвет. Иногда возникали изумрудные молнии. Эта небесная цветомузыка завораживала и притягивала взгляд. Я посмотрел вниз. Теперь ковер летел на небольшой высоте. Он шел на посадку к полуразрушенному зданию, одиноко расположенному среди каменной пустыни. Строение напоминало полуразрушенный дворец Цезаря времен Римской империи. Не здесь ли живет таинственный Сегейзман? Примет меня за своего врага и спалит в небе без разбору? Кто их колдунов разберет? Около упавшей колонны стоял лысый человек, облаченный в огромный кожаный плащ до пят - признак огромного богатства хозяина. Его левая рука была поднята над головой, правой Сегейзман сжимал рукоять огромного двуручного меча. Блики от молний так и искрились на его зеркальном лезвии. На лбу волшебника была вытатуирована спираль. Глаза колдуна сияли зловещим, оранжевым цветом.

Когда ковер подлетел вплотную к парадному входу, челюсть волшебника в буквальном смысле отвисла, а меч со звоном упал на мраморные плиты. Он ведь ждал не меня. Ковер резко затормозил и приземлился на голову Сейгезмана. Теперь волшебный ковер стал обычным половиком, и мы оба покатились на мраморные плиты...

3.

Талисман Седара

- Быстренько слезьте с меня, - заорал колдун, - вы мне палец, кажется, сломали. Идиот!

Мы оба пулей вылетели из под ковра. Сегейзман схватил упавший меч, я инстинктивно выставил вперед сжатые в кулаки руки.

Колдун медленно опустил свое оружие и минут пять разглядывал мое уставшее лицо.

- Вы кто? А где Жарстелл? - Лукавые, проницательные и живые, как ртуть оранжевые глаза лысого волшебника скользили по моему лицу. - Вас можно не бояться, я вижу, вы пока далеки от магии.

- У нас говорят так: сначала накорми, напои, в баньке попарь, спать уложи, а потом и вопросы задавай. - Нагло сказал я. Нельзя же показывать этому человеку, что я его испугался.

У меня коленки легонько подрагивали и зубы начинали выстукивать странную дробь. Я не должен бояться, успокаивал себя я.

- У нас тоже так говорят, но я сделаю наоборот. Кстати, мне не терпится узнать, куда вы дели хозяина ковра? Тот ополоумевший старик все время прилетал со мной драться. И я всегда его побеждал. Он каждый раз, еле-еле уносил отсюда ноги и потом снова возвращался. Я никогда не воспринимал его слишком серьезно. Пойдемте в дом, там вы мне все и расскажите. Пока могу предложить лишь стакан вина. А может, я убью вас, каким-нибудь экзотическим способом или просто замурую в стенах своего дворца.



С коленками я справился, а зубы продолжали слабо постукивать.

- Жаль старика, - сказал Сегейзман, выслушав мой рассказ. Но, увы, он мог распылить вас в течение одной минуты. Так что в данной ситуации вы поступили вполне разумно. Вот только мне совсем не понятно, зачем вас в наш мир закинули? Повторите, что сказала незнакомка со шрамом?

- Обязательно найдите талисман Седара.

- Возможно, ваше появление здесь, связано с этим самым талисманом. Когда вы разгадаете эту загадку, обязательно со мной поделитесь открытием. А теперь я вас накормлю, напою, в баньке вы сами попаритесь, и спать уложу. Потом расскажу про интересующий вас талисман и покажу вам свое хозяйство. Раньше я не встречал пришельцев из других миров и поэтому, я прощаю вам свой сломанный палец, любому другому уже давно бы голову с плеч снес. Так что не стучите зубами, убивать вас не буду. - Сегейман проводил меня в небольшую комнату. - Ну, а с проклятьем будьте поосторожней, если избегать того, что сказано, его можно обойти. Так что не спите с женщинами этого мира, - он нехорошо засмеялся. - И не влюбляйтесь.

У стены стоял небольшой, застеленный топчан. Посреди комнаты - стол из черного дерева с резными ножками, покрытый красной скатертью без узоров и одинокая резная табуретка рядом. Я оглядел комнату. Стекол в огромных окнах не было, ветер свободно играл пурпурными занавесками. Небольшой умывальник висел на стене, около топчана. Пол наборный, мозаичный узор собран из маленьких разноцветных камушков. На потолке огромнейшая фреска: Обнаженная рыжеволосая, мускулистая девушка с арбалетом на коленях, присела, видимо, отдохнуть на поваленное дерево. У ее длинных и прекрасных ног сидел маленький тигренок, а дикие голуби так и вились над ее огненной головой. Девушка смотрела на прекрасный замок вдали и накручивала на палец свои чудные локоны. Позади нее возвышался огромный металлический столб со странной выемкой. На шее рыжеволосой валькирии висел огромный золотой диск, украшенный множеством разноцветных, драгоценных камней.

Я помыл руки и решил поискать колокольчик, так, кажется, раньше вызывали слуг. Должен же кто-нибудь принести мне еду? Я повернулся к столу и обомлел. Стол был уже прекрасно сервирован. И тут я догадался - на столе, та самая, сказочная скатерть-самобранка. И чего тут только не было. Четыре салата, заливное, бутерброды с черной икрой, маленькие пельмешки с бульоном и огромный графин с местным вином изумрудного цвета. Это вино я уже попробовал во время беседы с Сегейзманом. Просто волшебное вино с приятным, терпким вкусом. На Земле - такого нет...

Я не смаковал, просто набросился на пищу и моментально набил себе желудок. Надо будет бумагу и карандаш раздобыть, что бы записывать впечатления об этом мире. Прекрасный материал для будущей книги...

Интересно, почему хозяин этого дворца, так любезен со мной? Ему что-то определенно от меня надо. Все меня в этом мире используют. Хорошо, что хоть не убили пока.

Банный домик располагался во внутреннем дворе и был просто великолепным. Как из рекламного журнала, бревнышко к бревнышку подобрано. А может быть, мне просто приятно было попариться в прекрасной русской баньке, так знакомой с детства. Колдун ее наверняка позаимствовал с Земли. Я выдержал три захода в парилку. Совершенно не запомнил, как добрался до своего топчана и провалился в сон.

На утро, после обильного завтрака (на убой, он, что ли меня кормит?), Сегейзман повел меня по своему дворцу.

- Когда-то тысячу лет назад, - рассказывал он, - в этом здании обитал великий Седар и назывался дворец Большой лабораторией.

- Видимо здесь проводились какие-то эксперименты. - Перебил его я.

- Да, проводились, - согласился он, - здесь занимались высшей магией. Только от инструментов Седара, за тысячу лет ничего не сохранилось. Я в подвалах нашел лишь этот странный медальон.

Колдун мне протянул небольшой металлический кружечек. Я взял его, и чуть было не закашлялся от неожиданности. На моей ладони лежал самый обыкновенный, правда, чуть затертый советский рубль с изображением некогда любимого пролетарского вождя. Черт, что тут за эксперименты проводились? Они играли со временем и пространством. Седар смог бы вернуть меня домой. Я решил промолчать про назначение кругляшка и вернул его волшебнику.

- Больше ничего нет, - просто сказал он. - Завтра ты мне поможешь в одном очень деликатном деле. После Седара здесь долго никто не жил. Боялись этого здания как огня, затем какой-то умник, триста лет назад устроил здесь тюрьму с пыточной камерой для особо опасных заключенных. Хотите посмотреть пыточную? - Необычные глаза талисмана загорелись каким-то подленьким огоньком.

- Нет, спасибо, - вежливо отказался я. - Как-нибудь в другой раз.

Я вспомнил, какое у меня было отвратительное настроение, после посещения выставки "Орудия пыток средневековья" в Петропавловской крепости. Не люблю человеческие страдания.

- Тогда вам осталось посмотреть лишь мою библиотеку. Кое-что в ней есть даже от самого Седара. Но, увы, эту чудесную книгу, я не могу прочитать. Она написана на непонятном языке.

Помещения дворца были ужасно захламлены. Старая, разломанная мебель вперемешку с крысиным пометом, тут же обрывки каких-то книг или журналов.

- Я живу в библиотеке, - поймав мой взгляд, смутился Сегейзман, - там чисто. Да и комната для гостей, где вы остановились, тоже прекрасна, не правда ли?

Я кивнул. Что еще можно сказать, на его месте, я бы давно очистил этот дворец со странным названием Большая лаборатория, даже не будучи колдуном. А с его-то способностями и подавно.

Библиотека была поистине прекрасна. Никаких обвесшалостей здесь не было. Огромные трехметровые стены драпированы красным бархатом. Пол собран из прекрасно подогнанного орехового паркета, покрытого прозрачным лаком. Окна закрыты тяжелыми черно-бархатными шторами. Вдоль стеллажей с десятками тысяч книг стоят серебряные подсвечники, выполненные в виде замысловатых, магических птиц. Свет от зажженных свечей давал какой-то полу мрачный настрой этому помещению. На потолке прекрасная фреска. Изображена очаровательная девушка в обычном земном строгом костюме темно-синего цвета с очень знакомой внешностью. Но я никак не мог вспомнить, где я мог ее видеть. Черные, как беззвездная ночь, волосы, раскосые, карие глаза, небольшой восточный носик и очаровательная улыбка. Девушка стоит на фоне огромного водопада.

- Нравится, - волшебник щелкнул пальцами, и свечи разгорелись, еще ярче. - Здесь изображена жена самого Седара. Эту фреску я восстанавливал сам. Сейчас покажу тебе великую книгу.

Он протянул мне небольшую сильно замасленную брошюрку.

- Представь, Павел, эту книгу держал сам Седар. Представляешь, какая там магия заключена?

Я взял книгу, открыл первую станицу и обомлел. Там было написано по-русски: "Рекомендации по борьбе с мелкими грызунами. Ядохимикаты".

Я мысленно засмеялся. Значит, Седар часто бывал и в России. Не буду огорчать моего гостеприимного хозяина. Я промолчал и про название книжицы.

- Да действительно, сколько магии в этой книге, - ответил я, еле-еле сдерживая смех. - Это великая книга.

- Пойдем поедим, - предложил колдун. - Я уже проголодался и у меня нет больше ничего интересного. Так одни книги с миллионами заклинаний.

- Да, - кивнул я и еще раз посмотрел на фреску - боже мой, какая там изображена красавица...

Потом я лег спать, когда у меня еще будет время отоспаться?

- Вставай, - Сегезман больно вцепился в мое плечо. - Тебе надо срочно уходить. Скоро за талисманом прибудет верховный маг. Это призрак Жарстела, наверняка, протрепался. И ты должен взять его первым. Талисман тысячу лет хранится в секретном лабиринте, и будет подчиняться лишь тому, кто первый его возьмет в руки после тысячелетней спячки. Я не успел, пусть этим самым человеком будешь ты. Я же задержу верховного мага Таиры. Мы опережаем его на целых полдня.

...Мы вскочили на летающий ковер и помчались к огромной скале, расположенной в тридцати километрах от замка. В небе бушевал дождь, все еще сверкали странные молнии. Ветер лохматил мои волосы. Я замерз и закутался в свою кожаную куртку. Дождевая вода лужицами собиралась на летающем ковре, затем ручейками стекала вниз.

- Что это за талисман, - спросил я у лысого колдуна.

- Павел, этого никто не знает, говорят, он управляет демонами, но не рекомендую пользоваться их услугами. Потом боком обернется. Бесплатный сыр бывает только в мышиловке. Если хочешь вернуться домой, разыщи старинный железный столб, в четвертое полнолуние он исполняет сокровенные желания. Множество паломников собирается вокруг столба в это полнолуние, и уходят счастливыми. Это полнолуние будет через месяц.

Мы как-то незаметно перешли на "ты".

- Почему ты, сам не взял этот странный талисман?

- Я же говорю тебе, что не успел. Хотя, он, наверное, мне не нужен, я ведь занимаюсь философскими аспектами магии. Жаль, что побеседовать нормально не смогли. А про талисман, я узнал лишь год назад и хранил это как великую тайну. Нашел старинный манускрипт с картой. Жарстел тоже знал про талисман, ведь мы его раньше достать вместе хотели, потом вот разругались...

- Может быть, ты вернешь меня домой прямо сейчас? - С надеждой спросил я.

- Нет, только не тебя, твоя судьба как-то связана с этим талисманом. Без него тебе и железный столб не поможет. Да и не в моих скромных силах это сделать. Ладно, мы уже прилетели. Лабиринт начинается вон в этой скале.

И почему этого лысого я так слушаюсь?

Я слез с приземлившегося ковра, посмотрел на причудливую скалу, в недрах которой хранился таинственное изделие Седара и не поверил своим глазам. У подножья утеса стоял самый обыкновенный российский турбинный танк Т-85.

- Эту повозку притащил магистр Жарстел. Так в лабиринт не войти, множество различных ловушек уже поджидают тебя. А эта повозка их легко должна преодолеть, ведь ловушки рассчитаны на обычного человека или всадника. Мы не смогли ее заставить двигаться. Ты сможешь - она ведь с твоего мира. Видишь каменную кладку?

Все еще пораженный, я кивнул. Значит, Сегейзман знает координаты моего мира, просто он хочет, как и девушка со шрамом, использовать меня в своих непонятных целях.

- Это и есть вход в лабиринт. Садись в эту повозку и ломай кладку, я ее потом аккуратно заделаю и верховный маг Таиры, не о чем не догадается. Все, прощай, до четвертого полнолуния мы еще увидимся.

Вдруг, одна из разноцветных молний ударила прямо в нашу скалу, сверху на танк посыпались каменные крошки. Мелкий камешек больно ударил меня по спине.

- Возьми ключ, - Сегейзман протянул мне рукоятку-ключ от люков танка. - Удачи.

- Может быть ты со мной?

- Я не могу, у меня много обязанностей...

Теперь, я был уже уверен, что и этот хитрый человек с лукавыми, оранжевыми глазами, и незнакомка со шрамом, просто использовали меня. Их цели, по-видимому, пока совпадали. Ох, как я тогда оказался прав. Ладно, найду, этот чертов талисман и тогда поторгуюсь с ними. Всем им нужен талисман. И главному магу Таиры тоже. Может я какой-то особенный, другой не может взять этот предмет? И потом я смогу выторговать у них себе дорогу домой? Странно все это. Отдам талисман тому из троих, кто сможет вернуть меня в мою, уютную двухкомнатную квартирку. Может быть, я еще Анечку вернуть смогу...

Колдун уже почти добрался до своего дворца, зараза, реквизировал, принадлежащий мне по праву ковер-самолет. Я запрыгнул на броню танка и открыл люк механика водителя. Танки, конечно, я не водил, но на гусеничном тракторе катался. В стройотряде. И это было очень давно.

Сев в неудобное армейское сидение, я покрутил головой по сторонам, управление было более-менее знакомым. Запустил двигатель пускач, затем включил турбину. Надо же и аккумулятор заряжен и баки полные. Может быть, действительно эти двое прохвостов не смогли танк запустить? Вот бы узнать, где покойный старикашка этого монстра раздобыл?

Я включил мощные фары. Танк протяжно заворчал. Как там сказал Гагарин: "ПОЕЛАЛИ!"

Т-85 с легкостью разнес каменную кладку и въехал в лабиринт. Фары вырвали из темноты кусок длинного коридора. От затхлого воздуха меня чуть не вытошнило. Вдруг, что-то со свистом пролетело у меня над головой и отскочило от башни бронированного монстра. Видимо, я наехал на скрытый рычаг, и в танк выстрелили самострелы. Лучше закрыть люк и включить монитор. Но как он включается? Я почти полчаса щелкал различными тумблерами. Чуть было ПТУРСы не запустил.

Глядя на жидкокристаллический дисплей, сложнее управлять такой тяжелой машиной. Но постепенно я привык. Где же этот чертов талисман? Иногда фрагменты пола лабиринта проваливались, но эти ловушки были рассчитаны на обычного человека, ну может быть мага, но никак ни на такого монстра, как мой танк. Гусеницы Т-85 прекрасно справлялись с внезапно появившимися провалами, они просто-напросто не замечали их. Спустя полдня, я решил метить стены, ведь в лабиринте возможно по одному и тому же участку ездить множество раз и даже не подозревать об этом. В тесной кабине нашелся почти новый АКМ с множеством уже заполненных патронами рожков. Иногда я останавливался, осторожно открывал люк и стрелял по стенам - оставлял такие своеобразные метки. Один раз сверху на моего железного коня упала огромная плита. Я остановился и выскочил из люка, как ужаленный. Плита танк почти не повредила, только пушку немного погнула и рассыпалась на множество металлических кусочков. Может быть, ловушек было и больше, только я их не заметил. От такой езды с непривычки у меня разболелись руки, и заломило спину, глаза сильно слезились.

Хорошо, что Сегейзман дал мне запасы провизии, потому что плутал я в лабиринте больше двух дней. Естественно с перерывами на сон и обед. Полчаса назад танк, урча турбиной, как разъяренный лев, выехал в идеально прямой коридор и загрохотал, ломая гусеницами прекрасный, выложенный нефритовыми плитками пол. Еще через полчаса, я остановился, одел найденную в танке каску и осторожненько вылез из люка, повернув башенный фонарь на стену. Через каждый метр на стене были прикреплены огромные факела с рукоятками из чистого золота, на рукоятках выгравированы небольшие спирали. Такие же как на лбу оранжевоглазова колдуна. Приятная желтизна драгоценного металла будоражила сознание. Я осторожно подъехал к стене и поднес огонь зажигалки к факелу. В этот же миг все факелы этого длинного коридора одновременно зажглись. Вдруг, что-то сильно ударило сверху по каске и упало к моим ногам. Я посмотрел на броню и увидел огромный кривой кинжал.

- Подними кинжал и скажи своему железному коню, что бы, не фыркал так громко. - Голос над головой почти оглушил меня. - Иди сюда и возьми талисман Седара.

Я с превеликой осторожностью посмотрел по сторонам, но никого не увидел, на всякий случай выключил двигатель и закрыл люк на ключ. Хорошо хоть каску и бронежилет додумался одеть. На плече закинул, ставший уже почти родным АКМ. "Современные земные технологии против таирянской магии". Заманчивый заголовок для одной из глав моей будущей книги. Я отошел метров на двадцать от осиротевшего танка. Внезапно, впереди вспыхнул свет и появилась рыжеволосая девушка. У меня создалось такое впечатление, что где-то, я ее видел. Лицо было очень знакомым. Но где мы могли встречаться? Стоп, вспомнил я, она с одной из потолочных фресок Сегейзмана. В жизни она было точно такой же, как на картине, только еще более стройной и очень желанной. И тигренка сейчас не было с ней. И голуби не вились, над ее прекрасной рыжей головой.

Обнаженная красавица подняла арбалет и выстрелила в меня. Но тяжелый арбалетный болт не смог пробить бронежилет, только отбросил меня метра на два назад и уронил на спину. Я еле-еле встал на ноги. Теперь синяк в пол груди будет.

- Прекрасная магия, - откровенно восхитилась рыжеволосая стерва. Попробуем еще один раз, но с другим заклинанием.

Она снова подняла свой арбалет. Я же упер в плечо приклад автомата. Мы выстрелили одновременно. Звук выстрела испугал рыжеволосую девушку, болт сильно взвизгнул и отскочил в сторону. Произошло чудо. Пуля попала прямо в арбалетный болт.

- Ну, хорошо, - просто сказала красавица, - не действуют против тебя мои чары, значит, ты человек из предсказания, сначала давай с тобой позабавимся, потом получишь свой талисман. А ты похож на того, кого мы давно ждали.

- Стой не отдавай ему талисман, - послышался голос из-за спины. - Я, верховный маг и более достойный, чем этот пришелец. Я должен быть хранителем талисмана Седара. Я буду спать с тобой, ты не пожалеешь, я учился науке любви на острове Эроса.

Я обернулся. Позади меня стоял пожилой, но еще крепкий мужчина с великолепными мускулами. Одет он был в огроменный, еще больший, чем у Сейгезмана кожаный плащ. На большой голове восседала приличных размеров серебряная корона. Его карие глаза, словно сварочные электроды, прожигали меня насквозь. Крылья носа судорожно двигались. Не отдышался еще бедняга.

- Нет, - рыжеволосая подошла ко мне и обняла меня за шею, - ты прошел по сломанным, уже не действующим ловушкам. Я тысячу лет ждала не тебя, а его - человека из другого мира... Ты должен помнить легенду. Теперь он хранитель талисмана. Предсказание должно сбыться. Оно уже сбылось. Уйди отсюда свободный демон.

- Я сейчас вас обоих...

- Испугалась, - перебила верховного мага рыжеволосая, потом протянула мне золотой кружек с блесками. -Ты не тот, за кого себя выдаешь.

- За тобой час любви, красавчик, запомни - меня зовут Дара. Как будешь готов отдать долг, подумай обо мне, и я появлюсь. С этим магом-демоном, я разберусь как-нибудь сама, а тебе уже пора...

Через секунду я стоял на центральной площади Анторса. В кулаке у меня был зажат загадочный талисман. Сзади блестело Зеркальное дерево. Солнышко близилось к закату, и листья дерева не так сильно сияли. Теперь на это чудо можно было смотреть без темных очков. Автомат, каска и бронежилет бесследно исчезли.

Может быть, Дара и есть мое проклятие? Мне нельзя спать с женщинами в этом мире. А впрочем, не об этом сейчас думать надо.

4.

Снова незнакомка со шрамом

Я осторожно засунул талисман в карман и еще нащупал там мешочек с двумя пригоршнями серебряных кантов. Интересно, это чей подарок, рыжеволосой Дары, или лысого Сегейзмана? Впрочем, какая разница, надо бы комнату в таверне снять и помыться не мешало бы, два дня все-таки в танке ночевал. Уже и неприятный запашек проявился. Я побрел к недалеко расположенной таверне с изображением поросенка. Так как по таирянски читать я так и не научился, то не знал ее названия.

По пути к таверне мне попался знакомый старший стражник, тот, что сдал меня в караулку и обвинил в краже кожаной куртки.

- Извините, меня, пожалуйста, - пробасил он, протягивая мне руку. - Я тогда пьяный был. Надеюсь, вы не обиделись? - Во рту стражника блестели новые золотые зубы.

Уж не наручники ли он переплавил?

- Нет, - я пожал протянутую руку, - не обиделся. А где ваш пистолет?

- Забрали, я тогда с пьяну попал перцем в глаза племяннику бургомистра Анторса. Выпить со мной не хотите? За мой счет.

Я вежливо отказался. Интересно, пистолеты у стражи здесь водяные, заряжаются сильно концентрированным раствором перца и предназначены для стрельбы по глазам. После подземелья, мир мне казался необычно ярким и цветным. Как будто я век провел в темноте согнутый в три погибели. Меня радовало все, детишки, бегающие по площади, одинокие торговцы пирожками и снующие туда сюда местные домохозяйки. Постепенно я добрался до таверны.

Толстый, одноглазый хозяин этого заведения, в грязном халате, самолично принес мне тушеный свиной окорок. Как же, ведь к нему сегодня пожаловал кожаный богатей. Положил на стол полбуханки хлеба и поставил графин с чудесным изумрудным вином. Его беззубая дочь с давно нечесаными и засаленными волосами заискивающе улыбалась мне, задирая выше колен свою застиранную и уже потерявшую цвет юбку.

- Простите господин, - сказала дурнушка, принеся мне тарелку с аппетитно пахнувшей картошкой, - больше ничего нет, понимаете, конец вечера, - потом нагнулась к моему уху, - не хотите со мной на сеновале покувыркаться? Я дешево беру.

- От такого заявления меня чуть не вытошнило, я очень сильно икнул. Дурнушка расценила это по-другому и с усердием похлопала меня по спине.

Если этой дурнушке помыть волосы, расчесать их и вставить зубы, она будет, даже, пожалуй, симпатичной. А пока - ужас и никакого сеновала.

Я поел и подошел к стойке, хозяин ласково улыбнулся. Таверна была довольно большим помещением. Самые простые столы из не струганных досок, длинные деревянные лавки. А какой запах копченого мяса стоял в воздухе! На стенах виднелись остатки штукатурки, видимо таверна знавала и лучшие времена. Несколько медвежьих шкур на стене.

- В молодости охотой баловался, - сказал с гордостью одноглазый, проследив за моим взглядом, - теперь уже и глаз не тот, и руки трясутся, и арбалета нет. Что пожелает еще, господин? Вам еще вина?

Я положил на стол две серебряные монеты.

- Мне нужна комната на ночь. Надеюсь, денег хватит? - От усталости я еле держался на ногах.

- Конечно, господин, хватит, - он повернулся к беззубой дочери, Матильда, иди проводи господина в лучшую комнату. Завтра у нас будет прекрасная копченая домашняя колбаска, господин. Не опаздывайте на завтрак.

Я поднялся по шаткой лестнице на второй этаж, вслед за липнувшей ко мне девчонкой в предложенную мне комнату. Помещение было небольшим, но довольно уютным. Скрипучая кровать с большой периной у стены. Столик с цветами у окна и единственный стул в центре комнаты, предназначенный видимо для одежды. Выставил надоедливую девицу за дверь, я задвинул щеколду и бросился на кровать. Да, это не армейское сидение танка. Какая перина. Ох, я даже был не в силах раздеться. Уснул прямо в одежде.

- Раздевайтесь, мой господин, - ангельский голосок пропел где-то рядом, над самым ухом. - Я сейчас тебя помою.

Я открыл глаза. О, да, конечно, это Дара пришла. Как кстати. Но надо мной стояла уже раздетая дочка хозяина таверны. Тело у нее было красивым и крепким, под длинной юбкой такие ноги скрывала. Хоть бы волосы в порядок привела. Почему такие божественные фигуры достаются дурнушкам? Ужасная несправедливость. Я закрыл глаза, а когда открыл их, передо мной была уже Дара.

- Павел, ты ждал меня, пропела она тем же ангельским голоском, вставай, я тебя раздену и помою Ты должен мне час любви. И береги талисман...

Моментально, я забыл про проклятие. А утром обнаружил, что вся моя шея в засосах, спину ломит от царапин и одежда разбросана по всей комнате. Кто же это был? Дара или хозяйская дочь? Я, похоже, сам догадаться не смогу. Я кинулся к куртке. Золотой круг и мешочек с деньгами были на месте. Я быстро оделся, и сел на кровать. Вот он Талисман Седара. Я разжал кулак. Я так и не удосужился его рассмотреть раньше. Золотой диск, толщиной в мизинец, довольно гладкий и без узоров. Тринадцать разноцветных драгоценных камней по окружности и один огромный бриллиант в середине. Я перевернул диск, с обратной стороны, напротив каждого камня выдавлено тринадцать рунических надписей. А напротив бриллианта надпись тщательно стерта, причем каким-то левым инструментом, типа гвоздя. Просто взята и тщательно зацарапана.

В дверь настойчиво постучали, я быстро оделся, открыл ее и от неожиданности широко раскрыл глаза. Передо мной стояла незнакомка со шрамом, та, что вытащила меня из караулки, та, что забросила меня на ковер-самолет.

- Ты не ждал меня? - Она очаровательно улыбнулась, - о, да ты, я вижу, времени не теряешь даром. Провел ночь Большой любви?

- Вам, какое дело? Кто вы такая, черт побери? И я хочу знать, что происходит? Почему меня все используют?

Незнакомка прошла к окну, поскрипывая кожаной одеждой, и уселась на единственный в комнате поющий стул.

- Понимаешь, ты не случайно попал в наш мир. Есть древнее предсказание, что талисман Седара взять сможет только мужчина пришелец из другого мира. В вашем мире долго искали претендента и вот - нашли тебя. Ты достойный хранитель талисмана.

- Мне помогали и еще этот танк.

- Ну, совсем немного, - нам, магам необходимо было вытащить талисман из подземелья. Ведь этот талисман может влиять на основы нашего мироздания. Но раз Дара передала его тебе, значит, только тебя он и будет слушаться. Зря верховный маг кинулся за тобой. А в этом виноват дух трепливого Жарстела. Пока старик был жив, мы были спокойны, за сохранение тайны. А после смерти он все разболтал. Идиот чертов.

Вот, даже как, меня искали. Сергей - подлец, наверняка маг из этого мира.

- Вы меня специально к нему на ковер отправили? - Я все еще стоял у входа.

- Нет, тут, как говорится, воля случая, ты должен был попасть к дворцу Сегейзмана. - Незнакомка сегодня выглядела еще более очаровательно, чем в прошлый раз, ее, черные, как смоль волосы были уложены в замысловатую прическу - корону.

- Я и Сегейзмана в лицо не знаю. Мы стали союзниками после их размолвки с Жарстелом, общались с помощью кристалла даль-связи.

- Получается, - я почти кричал, - что я и домой попасть не смогу? Буду хранить, ваш чертов талисман в вашем мире до самой смерти?

- Через месяц, в четвертое полнолуние ты сможешь пойти к старинному железному столбу, вставить талисман в специальный паз и попасть домой. Талисман останется в пазе столба, и только ты сможешь его снова вытащить. Если в этом мире будут проблемы, тебя вызовут. Чуть позже я научу обращаться тебя с ним.

- Почему, сюда меня так легко закинули, а назад, мне необходимо ждать, так называемого, четвертого полнолуния? И кто такая Дара?

- Честно говоря, ты меня уже замучил своими вопросами. Не кричи на меня. Я не знаю этого. Так расположены стебли наших миров. Ваш мир основной, наш - его первая тень. Так что от вас легче перебрасывать массы. Вот и все, что я могу тебе рассказать. А Дара - огненная фея. Кто увидит ее, хоть раз в жизни - будет очень удачливым до конца своих дней. Тебе повезло. Она тебе ничего не предлагала?

Буду удачливым до конца дней, может теперь и проклятие не сбудется?

Я покачал головой, нечего ей знать подробности, уже и так накуролесил.

Мне, вдруг, показалось, что ее глаза постепенно увеличиваются в размерах, а тело раздувается, занимая собой все пространство комнаты. Вот я уже зажат в угол, этим странным воздушным, магическим шаром....

Очнулся я голым на своей кровати, а обнаженная незнакомка сидела рядом, и курила ароматизированную сигарету. Тело у нее было, как у земной фотомодели, очень красивое, почти такое же, как у Дары. Или Матильды? И очень приятно пахло. Запах таких духов, должен сразу сразить любого мужчину наповал.

- А ты хорош в постели, укатал меня. - Она лукаво улыбнулась, Извини, что с помощью магии овладела тобой, но у меня тысячи лет не было мужчины. Хотелось, аж до ломоты в зубах. Повторим Павел. Я думаю, ты не против. Кстати, меня зовут Ксеной. И ты очень похож на моего бывшего мужа. Такой же как он, только очень молодой.

"А может она и есть мое проклятие?", - подумал я, блаженно потягиваясь, на Земле я не пользовался такой популярностью у женщин. Может, правда, остаться здесь и наслаждаться жизнью? А как же Аня? Но ведь она сама бросила меня и я ни в чем перед ней не виноват. Иногда, правда, я вел себя по отношению к ней довольно черство. Но это было лишь тогда, когда я садился за компьютер. Она должна была понимать, что ее друг писатель. Да, я иногда напивался вдрызг, но никогда не поднимал на женщину руку. Лишь плакался иногда. И обманывал немного. Совсем немного. Видимо Анна это чувствовала...

5.

Нападение

Утром мы спустились на первый этаж таверны. Посетителей было очень мало. Лишь два худых крестьянина сидели за столом напротив и медленно жевали какую-то кашу, с опаской поглядывая на нас. Мали ли чего можно ожидать от людей в кожаных одеждах. Остальные столы пустовали. Хозяин, увидев меня, расцвел как огромный тюльпан. Он сотворил на своем лице заискивающую улыбку и затем пулей примчался к нашему столу.

- Богатые люди не питаются в подобных тавернах, - сказала Ксена. - Это признак дурного тона.

- Ну, извини, - просто сказал я. - Не догадался.

Ксена мне была приятна, теперь нравился даже ее большой шрам. Я решил довериться ей, должны же быть у меня в чужом краю друзья? О, какими она пользовалась духами. Голова кружится. И лицо такое знакомое...

- Что пожелаете? - Хозяин стоял рядом с нашим грубо сколоченным столом, с растянутой до ушей улыбкой.

- Вы вчера, что-то про домашнюю колбаску говорили, - напомнил я, принесите две порции картошки, колбаски, мясной пирог и немного вина. Кстати, где ваша дочь?

- Простите, - он недоуменно посмотрел на меня, - у меня нет дочери. И пошел на кухню, что-то бормоча себе под нос.

- Вино замените пивом, - крикнула вслед Ксена. - Лучше овсяным.

Я запутался еще больше. Где же тогда Матильда, или это была Дара?

- Не помнишь, с кем спал до меня? - Усмехнулась девушка, коварное вино ты видимо пил. После еды научу тебя пользоваться талисманом. В этом талисмане заключены тринадцать демонов, их имена написаны на обороте. Для вызова демона необходимо прочитать его имя и нажать на драгоценный камень. После выполнения задания, нажатием камня демона загоняют опять в талисман, снова произнося его имя. В общем, это не совсем демоны, а жители других миров, стволы этих миров под такими большими углами расположены к нашим мирам, что для нас они являются, как бы сказать попонятнее, не совсем материальными существами с огромными способностями. Как сказочные чудовища...

- Я ведь не умею, по-вашему, читать.

- Это не беда, для вызова демона достаточно запомнить его руническое имя визуально и при вызове просто представить символы перед глазами, имена я тебе прочитаю, после еды ты попробуешь кого-нибудь вызвать. А заключил демонов в талисман великий волшебник Седар. Он жил более тысячи лет назад...- У Ксены в глазах проскочила едва заметная искорка давней боли.

- А для чего нужен четырнадцатый камень? - Я уже порядком проголодался, а хозяин таверны все еще не принес наш заказ. - И имя на другой стороне затерто.

Ксена как-то странно вздрогнула, в ее глазах на мгновение промелькнул дикий ужас, или мне это почудилось?

- Вот этого я не знаю, может быть там заключен могущественный демон, но без имени, его вызвать не возможно. Лучше не экспериментировать, - голос у нее как-то предательски дрогнул. - Я бы не советовала.

"Она что-то знает, подумал я, - вон как бедняга запереживала. Потом все равно узнаю, у меня до четвертого полнолуния почти целый месяц". Сегейзман мне говорил, что демонов вызывать нельзя. Кому верить? Остановлюсь на Ксене. Она, по моему, скрывает какую-то тайну, связанную с золотым кругом, лежащем в моем кармане.

Наконец-то нам принесли заказанную еду и два большущих бокала местного овсяного пива.

Но поесть, как следует, мы так и не успели. Дверь таверны сорвалась с петель и внутрь валились двое головорезов. Один был очень худой. Его можно сравнить с оглоблей. Одет он был в поношенную кольчугу, драные штаны, совсем превратившееся в лохмотья и шлем, похожий на чайник с отпиленным днищем. В руке громила держал большой перцовый пистолет. Второй головорез, скорее всего, походил на гнома. Маленький коренастый мужичонка в огромном не по размеру тулупе с гигантским топором в руках.

- В пистолете кислота, - заорал худой, - кто двинется, вмиг дырку в теле прожгу. А ну деньги на стол. И побыстрее.

- Гляди Хлоп, - сказал второй бандит, - тут двое кожаных. А ну деньги живо гоните. И никакой магии. У меня топор самого Седара. Куртки ваши забирать не будем, только располосуем немного.

- Вот врет, - прошептала Ксена, - от Седара кроме золотого кругляка ничего не осталось. Положи его на стол, увидишь, что будет. Они не смогут его взять. Ну же!

- А с красоткой, Хил, - длинный от удовольствия зачмокал беззубым ртом, - мы потом позабавимся.

Я встал и положил талисман на стол. У грабителей глаза на лоб полезли при виде такой добычи. Хлоп отодвинул в сторону пистолет и потянулся к талисману. Когда до золотого кругляка осталось всего лишь несколько сантиметров, мощная искра проскочила между его пальцами и талисманом. Головорез скорчил ужасную гримасу и упал к моим ногам.

- Что за шутки! - Хил подскочил к лакомому золотому кругляку и получил такой же заряд в голову и тоже свалился рядом со своим мертвым компаньоном.

- Я же говорила! - Ксена, казалось, ликовала.

Заорали сидевшие рядом крестьяне. Они от страха полезли под стол, который сами и опрокинули. В этот момент, стена лопнула как старый лист ДВП и в таверну просунулась огромная когтистая лапа, покрытая серой чешуей.

- Дракон, - в один голос заверещали крестьяне и хозяин таверны.

Значит, эти двое были лишь отвлекающим маневром и коротышка, и дылда ничего не знали про дракона. Лапа схватила Ксену и потащила прочь из таверны.

- Нажми красный камень и вызови Натаэля пусть тебе поможет, за меня не беспокойся, я сама... - Договорить она не успела, дракон ее уже вытащил из таверны.

На улице раздался грохот гигантских крыльев.

Хозяин таверны лег за стойку. На кухне все еще визжали повара. Я молча взял таинственный талисман Седара, нашел красный гранат и надавил на него.

- Натаэль появись!

Ничего сверхъестественного не произошло, просто возле стола появился очень уставший мужчина в странном комбинезоне, так похожем на снаряжение летчика. Мужчина был полностью седым. В его голубых глазах светились не дюжий ум и огромная воля.

- Ну, наконец-то я на воздухе, тысячу лет так не дышал. Он посмотрел на меня, - что нужно господину моему?

- С драконами ты не воюешь? - спросил я.

Он отрицательно покачал головой.

- Но я могу исправить бардак в этой таверне. Или защитить тебя от твоих врагов.

Тело его мгновенно растворилось в воздухе и возникший, довольно сильный ветер прокрутился по обеденному залу. Все вернулось на свои места. Все, как было до нападения, и дверь на место встала, и стена восстановилась. Только трупы на полу остались.

- Извини, - сказал появившийся Натаэль, - я мертвых оживлять не умею. Можно я с тобой пообедаю? Не ел целую тысячу лет.

- Да, пожалуйста, кушайте на здоровье.

- Вашей жизни ничего не угрожает?

- Теперь нет.

Этот демон не дерется с драконами, а жаль, впрочем, Ксена сказала, что сама выпутается.

Крестьяне и хозяин таверны, наконец, пришли в себя и с диким воплем кинулись вон из таверны. С первого раза у них ничего не получилось, так как они все сразу одновременно пытались протиснуться в узкий дверной проход. Им это удалось лишь с третьей попытки. Со стороны, эти испугавшиеся люди походили на цирковых клоунов.

Когда я повернулся к демону, он уже все съел. Лицо у него было счастливое - пресчастливое. Натаэль просто сиял от счастья.

- Расскажи мне о талисмане. - Попросил я его.

- Нам это запрещено, - просто сказал он, - сейчас его пленниками являются двенадцать избранников. Тринадцатый перед тобой.

- Почему избранников? - Перебил его я.

- Тебе не понять.

- Ладно, а где четырнадцатый избранник из центрального камня?

- Его вызвали тысячу лет назад, потом стерли имя на обороте талисмана, не зная имени избранника, его не возможно вернуть назад в талисман. Я не могу, сказать тебе это имя, такое заклятие на нас наложено, мы, кроме четырнадцатого демона, не можем говорить о других избранниках. У меня к тебе огромная просьба.

- Какая? - От усталости у меня заломило голову.

- Может, вы не на долго отпустите меня домой, я так давно не видел своих родных. А захотите вернуть меня назад, просто нажмете на мой камень и назовешь мое имя. Я снова окажусь в талисмане. Я по детям своим соскучился. Ну, пожалуйста, всего на один денек.

- Ты можешь отправить меня в мой мир?

Натаэль отрицательно покачал головой.

- Никто из оставшихся избранников талисмана этого выполнить не сможет.

- Хорошо иди.

Опять ветерок пробежал по таверне и демон - избранник пропал. С исчезновением демона, я заметил, что талисман в руке заметно полегчал. Интересно, кто выпустил демона из центрального камня? Седар или Дара? А может быть до меня, был еще один хранитель?

6.

Появление Сегейзмана.

Я прожил в таверне "Жареный поросенок" еще один день безо всяких приключений. Ксена так и не вернулась, мальчишка посыльный передал от нее записку: "Не волнуйся, я на свободе, увидимся позже". Хозяин "поросенка" меня теперь сильно побаивался, считая ужасным колдуном. Я попытался вызывать еще парочку избранных демонов, но у меня ничего не вышло, уж такими сложно запоминающимися оказались их рунические имена. Вот появится Ксена и прочитает их мне. Весь этот день от безделья, я слонялся по Анторсу. Посетил императорские фонтаны. Фонтаны по сравнению с Питергофскими, оказались так себе, поражала только их высота. Самый высокий фонтан поднимался на целых сто метров и был немного выше Зеркального дерева. Около фонтанов развернулась огромная ярмарка. Тут можно было купить все, что производилось в этом мире, за исключением предметов, связанных с магией. Я купил себе на память огромный букварь с прелестными картинками. Может быть, уже у себя дома, я освою таирянскую грамоту. И две книги по магии. Наелся вдоволь различных Анторских сладостей. И еще, я освоил местную игру, очень похожую на домино. Вечерами напролет играл в нее с другими обитателями таверны, теми, трусливыми крестьянами. Что бы их ни пугать, я не надевал свою кожаную куртку. Проиграл целый серебряный кант, зато выиграл небольшой водяной фиолетовый пистолетик, заправленный концентрированным раствором перца. Такие пистолеты носила местная стража, таким пистолетом угрожали нам погибшие головорезы.

Про металлический столб мне ничего не удалось узнать, никто не слышал, не про него, не про паломников. Никто в городе не знал и про верховного мага. Странное дело, как будто вообще не существовало такой личности.

На следующий день, когда я сидел на скамейке перед таверной и курил местные, дрянные сигареты, похожие на земную "Приму", рядом уселся Сегейзман. Теперь он был в обычном суконном халате и деревянных башмаках, этакий беднячек. И лысина как-то странно поблескивала. Чем ее намазал? И самое главное - зачем? Понятно, он скрывал свою наколотую эмблему.

- А ты молодец, достал талисман, только не протягивай его мне, я не хочу окочуриться прямо тут. Рассказывай, что с тобой произошло за последнее время. И как можно кратче, ты сам знаешь, что краткость - младшая сестрица таланта.

Я с трудом уложился в пять минут.

- Да, - улыбнулся колдун, - круто, нечего сказать.

- Ты знаешь, что с Ксеной? - Спросил я

- Нет, я и в глаза-то ее никогда не видел. Она тебе понравилась. Мы общались с помощью кристалла даль-связи, а познакомились заочно, через знакомых магов, но я ей относительно доверяю, пока она меня не обманывала. Я ее тоже.

- Я ничего не смог узнать про столб. Да, еще, как ты смог справиться с главным магом?

- Придет время, встретимся у столба. Ты видел его на фреске в моей библиотеке. Когда ты заехал в лабиринт, я запаковал вход с помощью четырнадцати заклинаний и убежал с помощью твоего ковра самолета, Мои заклинания тебе немного помогли, ты опередил главного мага на целых пять минут. Слушай, - колдун хлопнул меня по плечу, - у меня появилась идея, давай остальных демонов отпустим по домам, зато потом они лучше служить будут. И тебе про свои миры расскажут. Ты же писатель. Представляешь, какую книгу сможешь написать по возращению домой.

- Я не против, - его идея мне понравилась, пусть до четвертого полнолуния отдохнут избранные. Кто знает, сколько времени им еще в талисмане сидеть?

- Тогда слушай и запоминай: 1) красный - Натаэль, 2) желтый, - Битоль, 3) зеленый - Котиль, 4) синий - Женал, 5) белый - Укина, 6) коричневый Зенуэль, 7) черный - Олопль, 8) малиновый - Цара, 9) голубой - Дорпам, 10) светлозеленый - Этор, 11) серый - Букена, 12) сиреневый - Абория и 13) пурпурный - Люметап. Имя четырнадцатого демона не знает никто. Его просто-напросто позабыли, оно стерто на талисмане. Он на свободе, но вернуть его, сам понимаешь, без имени не возможно Ты готов?

- Да.

Что бы, нас не видели жители города, мы зашли за таверну. Сильно разросшийся кустарник, скрывал этот закуток от людского взгляда. Я нажал поочередно тринадцать разноцветных камней и произнес имена избранных.

Передо мной возникло двенадцать различных существ. Странное дело, но я сам теперь, без посторонней помощи мог сказать имя каждого. Как будто знал их тысячу лет.

- Приветствуем тебя о, хранитель. - Хором сказали демоны.

Битоль был старым сгорбленным старичком с огромными черными крыльями на спине и ужасным синим лицом. Его, пожалуй, можно было бы сравнить с упырем. Котиль очень напоминал гигантскую жабу с большими зелеными бородавками и пронзительно голубыми почти по собачьи преданними глазами. Женал была красавицей, ее от обычных женщин отличали лишь длинные мочки ушей. А фигура у нее была такая же как у Ксены и Дары. Укина походила на огромного крокодила приятного розового цвета с маленьким хохолком на голове и огромными когтями на коротких лапах. Зенуэль была самой обыкновенной старушкой - "божим одуванчиком", на такую, на улице и внимание не обратишь. Тоже мне демон. Олопль походил на самого обыкновенного страуса нанду с разноцветными, как павлиний хвост перьями. Цара имела человеческую фигуру и лицо огромной самки -гориллы. Ее телу тоже могли позавидовать многие земные фотомодели. Внешность Дорпама вообще меня очень удивила, это было огромная анаконда с головой трехлетнего ребенка и взглядом ангела. Этор был человеком, самым обыкновенным тринадцати - четырнадцатилетним сорванцом, Букена была самой обыкновенной, большой разноцветной медузой. Абория обладал каменным телом и совсем не имел лица. Просто набор неизвестно как скрепляющихся между собой камней, издали напоминающий человеческую фигуру. И наконец - Люметап. Этот избранный походил на классического земного демона. Копыта, хвост с кисточкой, рога и конечно же сложенные за спиной огромные, черный перепончатые крылья. Фигура как у атлета и вампирьи клики на настороженном лице.

- Я пока отпускаю вас по домам, - я картинно поднял правую руку, когда понадобитесь - вызову. Отдохните.

- Спасибо господин, - опять хором ответили демоны и исчезли безо всяких эффектов, просто растворившись в воздухе.

- Ты молодчина, - лысый колдун еще раз похлопал меня по плечу, демоны очень устали за тысячу лет. Кстати, ты хочешь поговорить с Ксеной?

- С помощью твоего кристалла? Конечно хочу!.

Сегейзман снял с пальца огромный перстень с сине-зеленым кристаллом и протянул его мне.

- Просто потри камень и назови ее имя.

Я взял, протянутый мне кристалл даль-связи. Перстень был золотым, а вот какого цвета был загадочный кристалл, сказать сложно. Он переливался и манил. Таким камнем хотелось обладать. В этот момент Сегейзман хуком справа ударил меня в челюсть и схватил выпавший из руки талисман. (А ведь Ксена говорила, что никто другой кроме меня не сможет к нему притронуться?) Я среагировал мгновенно, выстрелив ему в лицо из перцового пистолета, того самого, что я выиграл в домино. Колдун взвыл, закрыв глаза обеими руками, и выронил талисман. Я резко ударил его ногой в живот и поднял золотой круг. Колдун сложился пополам. А я ведь его почти другом считал. Я еще раз пнул его, на этот раз в лицо. Пусть с синяками ходит, Вот тебе награда за твое предательство. Я пинал его почти полминуты.

- Я еще с тобой разберусь недочеловек, - наконец взвыл лысый колдун и сотворил пальцами в воздухе сложный образ, после чего исчез, так же безо всяких эффектов, как и демоны.

Теперь знаю одного из своих врагов. Интересно, что скажет по этому поводу Ксена? Я надел на указательный палец кольцо и потер кристалл.

- С кем вас соединить, - спросил заспанный женский голос.

Господи, как обычный коммутатор.

- Мне нужна Ксена.

- Минуточку, абонент Ксена сейчас будет подключена.

- Алё, кто это? - Из кристалла послышались трески, ну прямо, как земная телефонная линия.

- Это я - Павел, Ксена, рад тебя слышать, как ты выпуталась из той истории?

- Где ты взял кристалл связи? - В голосе ее сквозило полное удивление.

Сегодня я встретился с Сегейзманом и он попытался выхватить у меня талисман.

- У него получилось? - Ксена удивилась еще больше.

- Почти, сначала он уговорил отпустить всех демонов по домам, назвав мне их имена, потом выхватил у меня талисман.

- Он у него, - голос девушки от напряжения дрожал.

- Нет, я забрал его назад, но почему, он смог к нему спокойно прикоснуться?

- Да потому, Павел, что талисман стал пустой, ты почувствовал, как он полегчал? Кстати, Натаэля ты тоже отпустил домой?

- Да, талисман стал намного легче. А Натаэля я отпустил в день нападения на тебя. Я же в любой момент могу их всех вернуть. Ты не ответила на мой вопрос, как ты выпуталась из той истории, что произошла с нами в таверне?

- Верни Натаэля, этим ты обезопасишь талисман, никогда не думала, голос Ксены все еще дрожал, - что Сегейзман пойдет против меня. Я думала мы с ним союзники. Интересно что бы он потом стал делать с талисманом? Демонов вернуть он сам бы не смог. Выпуталась, я из той истории без проблем, я же маг не из этой тени. Стебель моего мира расположен по отношении к стеблю этого мира так, что все колдовство этой тени ко мне нейтрально. Мое же искусство здесь действует без проблем. Я спокойно добралась вместе с драконом в цитадель верховного мага и убила его. Это, поверь, не составило особого труда, этот верховный маг оказался самым обычным демоном самозванцем. Так что подробности можно опустить. Теперь слушай меня внимательно. Послезавтра с Зеркальной площади отправляется караван, идущий в город Вабир. Ты должен присоединиться к нему. На пол дороге к Вабиру незаметно отстанешь от каравана и пойдешь к развалинам. Эти развалины видны с караванной тропы. Как раз поспеешь к четвертому полнолунию. Встретимся там. Хотя нет, я хочу быть с тобой, ты мне очень дорог, Павел. Встретимся завтра в таверне. Целую, - из камня послышались короткие гудки...

Я сильнее сжал в руке проклятый талисман и пошел в свою комнату...

- Натаэль, позвал я, - вернись...

7.

Сокровенная тайна Ксены

- Я здесь, - передо мной снова стоял седой мужчина в летном комбинезоне. - Огромное вам спасибо, господин, я увидел своих детей, они уже совсем взрослые. Время в моем стволе течет по-другому, здесь прошло тысячу лет, у меня дома в десятки раз меньше. Что вы хотите?

- Кем ты был в своем мире и как стал пленником талисмана?

- Про то, как я попал в талисман, я сказать не могу, я уже говорил вам, что почти вся информация про нас, избранных - полное табу. А до того, как стать избранным, я был пилотом разведывательного корабля. Какое прекрасное было время. Мы открывали новые миры и наносили их на звездную карту. Во время Большой войны, я служил стрелком двухместного истребителя. На моем счету есть даже подбитый линкор. А сколько вражеских истребителей я расстрелял, не перечесть. Что вы еще хотите знать мой господин?

- Про четырнадцатого демона ты тоже мне ничего не сможешь сказать?

- Только то, что он на свободе. Имя назвать не могу, уж извините.

- Ты можешь постоянно находиться со мной и оберегать меня?

- Нет, в стволе этого мира действуют другие законы, очень отличимые от моих и я не могу долго быть вне талисмана. Так же, как ты не можешь полностью освободить избранных. Давай, я сам буду появляться в моменты опасности. И еще, господин, рядом с вами ходит беда.

Мне очень нравился этот рассудительный и обаятельный демон. Хотел бы я иметь такого друга. Или опять ошибусь? Наверное, нельзя дружить с демонами.

- Ты можешь меня перенести к металлическому столбу? - Я ждал ответа, затаив дыхание.

- Нет, я демон охранник, Хочешь, дам хороший совет: не прибегай к услугам других избранных. Мы с тобой люди, по крайней мере, я раньше был человеком, и всегда поймем друг друга. Они же из таких стволов - страшно себе представить. А за любое желание потом обязательно придется платить. Больше я тебе ничего не скажу...

Вот так предостережение. Или он их, просто-напросто, не любит? Хорошо, время еще есть, отправлюсь с караваном.

- Скажи, Натаэль, проклятия этого мира сбываются?

- Да, сбываются, но не обязательно скоро. Проклятие может сбыться и после твоего возращения домой. Смотря, какое проклятие, но я не специалист в этой области. Когда пойдете к караванщику, не говорите, что отстанете от них раньше, могут подумать, что вы - разбойник. Впрочем, со мной - вам бояться нечего, но береженого, как говорится, дух бережет. Я могу быть свободным?

Я кивнул. Натаэль растворился в воздухе, словно утренний туман. Я спустился в обеденный зал, и меня опять пригласили поиграть в местный вариант домино. Через полчаса я продул полканта и ушел от игроков за отдельный столик.

Тут же подскочил хозяин таверны.

- Вам все как обычно? - Он заискивающе смотрел на меня.

- Да, только вместо пива принеси кары.

Кара - крепкий спиртной напиток, попросту говоря самогон, настоянный на местных, душистых травках. В малых дозах очень благотворно влияет на организм. После принятия кары в больших количествах, отсутствует утром похмельный синдром. Земные любители спиртного, от зависти умерли, попробовав этот чудесный напиток.

- Сею минуту, господин колдун, - он исчез за стойкой.

Сегодня надо хорошо подкрепиться и выспаться, так как завтра ко мне придет Ксеночка. Небольшая доза кары поможет приобрести хороший аппетит и подействует как снотворное.

Картошка в этот раз была приправлена острым соусом, а домашние колбаски, оказались такими вкусными, что я заказал еще две порции. Всё таки таирянская кухня могла бы занять достойное место, наряду с китайской и итальянской, в огромном ряду моих гастрономических пристрастий. С возвращением домой, мне придется забыть все эти чудесные блюда, ведь на Земле не растут таирянские специи. И вряд ли без волшебства приживутся.

Утром настроение было отменным, вот за что я и люблю кару. Жаль, что на Земле и ее невозможно будет получить, кроме специальных травок, в кару добавляется капелька гастрономической магии (антипохмельное заклинание).

Не успел я до конца одеться, как в мою дверь постучали. Я бегом кинулся к двери и не ошибся. Это была Ксена. Моя Ксена.

- Милый, ты ждал меня? - Они кинулась мне в объятья. - Вижу, ждал. И я ждала. Ой как ждала. Я хочу быть с тобой.

- Ждал. - Я поцеловал ее. - Очень ждал.

Не успел, я опомнится, как снова оказался в постели. Мы летели к ней раскидывая на ходу свои одежды. И мы любили друг друга, любили, любили не переставая. Наши дыхания сливались в один прекрасный внутренний ветерок, а тела переплетались, как корни райского дерева.

Ксена была воистину прекрасна. Иногда мне казалось, что я мог поменять ее на свою странную Анечку. Вот только оставаться в этом незнакомом, чужом мире мне совершенно не хотелось. Может позвать ее с собой? И мы там будем счастливы? Но захочет ли она, поменять благополучие этого мира (или своего, ведь Ксена маг из другого ствола) на мою неуютную двухкомнатную квартиру?

- Милый, - шептала, она мне, - останься со мной. Брось все, впервые за многие столетия, я полюбила снова. Я счастлива. Я очень счастлива. Я очень долго думала и теперь хочу открыть тебе свою тайну. Пашечка, я бессмертная. Но если ты будешь со мной, я смогу сделать таким и тебя. Потом, я расскажу тебе свою историю. Единственная проблема, что у нас не может быть детей. Но ты не волнуйся, мы усыновим какого-нибудь мальчишку.

- И сделаем его бессмертнышем?

Она шутит? Или серьезно? В этом мире, наверное, такое возможно. Меня ее слова не удивили. Главное, что она мне доверяла. Я ей тоже.

- Пашечка, не издевайся надо мной. Я бы пошла с тобой в твой мир, но не могу, я привязана к этому стволу навсегда. Ты согласен?

- Я не знаю, Ксеночка, я понял, ты нужна мне, но я не могу так сразу все решить. - Я поцеловал ее в щеку.

- Я дам тебе времени подумать. Там, за день до действа у столба, ты дашь мне ответ...

Не знаю, это заявление для меня, конечно, не как снег на голову. Ксена мне очень нравилась. Но бессмертие!? Это уже слишком! А если остаться с ней и отказаться от бессмертия? Она будет всегда молодой, я же - очень быстро состарюсь и одряхлею. Бессмертие! Очень заманчиво! Каждый когда-то думал об этом! Не это ли моя мечта? Стать бессмертным, как великий Горец, быть свидетелем и летописцем многих эпох. Тогда можно будет повидать мир и сделать все свои дела, времени на все хватит. Но тогда быстро состарятся и умрут друзья и родные. Ох, Ксеночка, ну и задала ты мне задачу. Хорошо, что ответа сразу не требуешь и у меня есть время подумать.

- Я подумаю, милая...

Обязательно подумаю. Я теперь у развилки дорог. В конце одной дороги стоит моя странная Анечка и родной дом, в конце другой Ксена и бессмертие. Что выбрать? Куда пойти?

8.

Караванная тропа

Я под струей умывальника почистил свою куртку, пусть караванщик немного удивится, увидев меня. Анторских денег у меня осталось еще достаточно. Нам с Ксеной хватит. А потом, в моем мире, они мне не понадобятся, если только как сувениры...

Ксена нарядилась в кожаный комбинезон, видимо она тоже хотела произвести впечатление на караванщика.

- А мы не можем отправиться ковром - самолетом? - Спросил я свою подругу.

- Ха, ковер - самолет, Пашенька, очень большая редкость. - Так что придется топать на своих двоих. Перенести я нас тоже не смогу. У меня сейчас идет период накопления энергии "дюев". Много сил пришлось потратить, когда я боролась с демоном, который объявил себя верховным магом. Иногда мне кажется, что этого самозванца вызвал и натравил на меня наш общий знакомый, да, да, вижу ты киваешь. Правильно, это Сегейзман. Он разлучил нас, потом уговорил тебя выпустить избранных и попытался утащить, ставший пустым талисман.

- Интриги, - вздохнул я.

- О, духи, у тебя даже жесты такие же. - Она тяжело вздохнула. Почему так...

- Как у кого?

- Обещала же, потом все рассказать. Вот и жди этого момента. Сначала дай согласие или отказ. - Она зло отвернулась.

Я тоже отвернулся. Я, черт возьми, напоминаю ей другого человека, может она не меня любит?

Главного караванщика мы нашли сразу. Это был худой и очень высокий старик лет шестидесяти с длинной, почти седой бородой. Мне не понравилась его страдальческая улыбка. Левый глаз караванщика закрывало большое бельмо. Не знаю, по внешности, говорят, не судят, но мне главный караванщик сразу, почему-то не понравился. Конфеткой его точно не назовешь.

Вот бы найти ковер самолет, да где ж его взять, такие ковры не продаются на ярмарках. Ксена, говорит, что они очень дефицитны в этом мире. Это товар штучного производства и очень дорого стоит. Зачем свой ковер Сегейзману оставил? Сейчас бы мы преспокойненько летели.

Около старика крутился богато одетый четырнадцатилетний мальчишка, очень громко выкрикивающий одну и туже фразу:

- Берем попутчиков до Вабира.

- Нас возьмете? - Мы подошел вплотную к старику.

- Мечем пользоваться - умеешь? - Прошипел старикашка, подозрительно глядя на меня. Видимо его удивила моя куртка.

- Только кинжалом.

- Хорошо, лишний охранник нам не помещает, с тебя кант. Продукты бери с собой сам.

- Целый кант? - Удивился я.

- А что, это - много? Если бы ты не владел кинжалом, я бы с тебя целых три канта содрал. Вон там, у водокачки, - старик тыкнул своим корявым пальцем в конец площади, - стоят люди с лошадьми. Найди Сина и скажи ему, что ты от меня и не забудь мне кант отдать...

Я остался ждать свою подругу.

- А ты, что умеешь? - Караванщик похотливо посмотрел на Ксену.

- Что угодно? Меч, лук, арбалет или кинжалы. - Ксена, казалась, готова была растерзать похотливого старика.

- А не врешь?

- Хочешь на себе испытать?

- Верю, с тебя тоже кант, Идите найдите Сина. Как я понял, вы вместе? - Взгляд старика караванщика все еще гулял по Ксениной фигуре. Комбинезон очень хорошо подчеркивал линии ее тела.

- Она моя жена. - Сказал я.

Ксена с такой благодарностью и радостью посмотрела на меня, что я покраснел. Она наверное подумала, что я уже принял ее предложение. Увы, я пока размышлял. И как всегда, мысленно страдал.

Так мы стали пассажирами этого каравана, везущего в соседний город Вабир шелка и пряности. Странный этот мир. Средневековые устои и сильно развитая магия. Но магия, как я понял, только для избранной кучки людей. Так что караванщики не могут себе позволить купить даже самый маленький ковер-самолет, из-за его огромной дороговизны. Не могла себе этого позволить и моя подруга.

В мои обязанности входило обязательное двухчасовое, скучное, ночное дежурство. Ксена помогала женщинам каравана готовить пищу. Иногда она ходила в караул вместе со мной. Спали мы с ней под одной из телег, так, как в переносном шатре было мало места. Это были прекрасные ночи, занятия любовью под светом звезд и страстные поцелуи. Тихий шепот и страстные ласки.

Караван двигался по равнине с редкими, почти карликовыми деревцами. Как говорится - без приключений. Ночи были прохладные, днем и вечером, нас доставала мошка. На Ксену обращали внимание все мужчины каравана. Ее внешность не портил, как я уже говорил и большущий шрам на лице. Когда один из купцов попытался уложить ее под телегу, Ксена острым как бритва кинжалом отсекла ему уши. Бедный купец орал целых три часа, пока лекарь Апкен не обработал ему раны. После этого инцидента, никто из людей каравана больше не приближался к ней ближе чем на метр. Так, из дали, мозолили глазами ее прекрасное тело, обтянутое великолепным кожаным комбинезоном. И что, самое странное сочувствовали мне, все видимо решили, что я Ксенин муж подкаблучник.

Три дня мы шли без приключений. На четвертую ночь умер мальчишка помощник старика караванщика. Глупыш хотел украсть у меня талисман. Ночью, когда мы с Ксеной спали после совместного дежурства, он залез во внутренний карман куртки и прикоснулся к талисману. В эту же секунду, у маленького воришки остановилось сердце. Я раньше видел, как это происходит. Раньше этот золотой кругляк уже убил двух грабителей. Я осторожно отодвинул его от себя и положил под ближайшую телегу. Слава богу, что меня никто не видел, иначе могли бы обвинить в убийстве этого негодника...

- Его убил демон, - утром поставил диагноз карлик Апкаен, караванный знахарь. - Больше ничего сказать не могу.

Старик-караванщик повалился на землю и долго стонал, дергая ногами. Бил по земле кулаками. Ругал создателя и дьявола.

- Это был его единственный внук, - сказал караванный воевода Син, - но мне не жаль этого воришку, он давно уже всем надоел. Вот и поплатился. Почти каждый караванщик пострадал от него. Давно бы сорванца убили бы сами, но старик - хозяин всегда покрывал его. Тут уж не попляшешь. Случайно, не ты его грохнул? А то смотрю я, не нашенский ты, странный какой-то. Да и жена у тебя, вроде бы баба, а дерется как мужик. Может, печатку с демоном имеешь? Или такая есть у твоей жены?

- Имею, - просто сказал я, - Син мне также сразу не понравился, скользковатый какой-то мужик с причудами, но сравнительно честен. Правда, иногда лобызит перед хозяином каравана, но это его дело.

- Тогда старик похоронит вас заживо, и я к этому руку приложу. Надо свою пайку отрабатывать. Хотя, врешь ты все, откуда у вас печатка с демоном? Украсть такую штуку просто не возможно, а купить - денег не хватит. Несмотря на вашу "кожу" Так что не городи глупостей, а то попадете хозяину под горячую руку...

...Когда до нашей цели осталось два дня пути, а до четвертого полнолуния три дня, на нас напали. Место нападающие выбрали прекрасное голая равнина, ни деревца, один редкий кустарник торчит. Вдали небольшой холм виднеется. Вот из-за этого холма они и выскочили. Огромная неорганизованная толпа оборванцев с разномастным оружием. Кто был с вилами, кто с топором, а некоторые бежали вперед с обычными кольями в руках.

- Стойте, - дал команду Син, - ставьте телеги в кольцо, - лучники и воины ко мне.

- Этого еще не хватало, - Ксена взялась за кинжал, потом опять засунула его за пояс, - пойду лук себе выберу.

По тому, как четко воевода отдавал команды, я понял, что Син раньше был профессиональным военным, чином не ниже сержанта.

Караванщики быстро установили телеги в кольцо, лошади, товары и люди оказались в середине, воины заняли свои места по окружности. Я лег под телегу рядом с Сином. Мне выдали целую кучку метательных кинжалов. Я ножи с детства кидать учился и постепенно достиг почти циркового совершенства. Когда ножи метать начну, из-под телеги, все равно вылезать придется.

"Мне вмешаться? Хотя твоя подруга сама многое умеет и я не хотел бы при ней появляться телесно". - Мысленно спросил демон. "Мне пока ничего не грозит, - ответил я, - повремени пока, я скажу".

- Это кочевники, - сказал мне Син, но странное дело, они редко нападают на караваны. Наверное, у них большой падеж овец и совсем нечего есть. Вот и рыскают по дорогам, ища себе пропитание. Но не на тех нарвались. А твоя бабенка молодчина, видишь какой лук себе выбрала. Завидую тебе, мне б такую.

- Не стоит, пожалеешь.

- Что, под каблуком сидишь? - Притворно удивился воевода. - Сочувствую парнишка, ой как сочувствую.

Кочевники неорганизованной толпой хлынули со стороны холма. Но арбалетчики и лучники Сина тоже не дремали. После двух залпов на земле осталось лежать несколько десятков трупов. Ксена тоже приложила к этому свои прекрасные ручки. Стрелы летели из ее лука почти молниеносно, всегда попадая в выбранную цель. "Вот бы еще Дару с ее арбалетом сюда, - подумал я, - в миг бы, эта мистическая дева со всеми врагами расправилась. А у меня есть Натаэль, так что бояться не чего. Да и Ксена, баба не промах, раз ее демон побаивается. Выкрутимся". Кочевники снова кинулись на караван, загородившись большими щитами, сколоченными из толстенных необструганных досок. Четыре человека несли такой огромный щит. За ним пряталось около десятка воинов.

- А договорится с ними никак нельзя? - Спросил я Сина.

- Раньше пробовали, - ответил он, - но наши парламентеры не возвращались, им отрубали руки и ноги, затем одевали на кол. Такой кол несли вместо знамени. Бесполезно договариваться и в этот раз. Мне становится плохо, когда я вспоминаю предсмертный крик наших послов.

Стрелы не пробивали деревянные щиты, а наточенные арбалетные болты свободно прошивали доски. Но арбалетчиков у нас было всего четверо, да и запас болтов уже подходил к концу.

- Лежи пока под телегой, - сказал воевода, - а я к хозяину схожу, - до твоих кинжалов еще не скоро очередь дойдет. Пусть твоя баба стрелами пуляет.

- Если ты не хочешь, что бы про меня знали, - шепнул мне на ухо демон. - То недалеко отсюда, у развилки дорог, что находится впереди, расположился отряд анторской стражи. Они уже проводили вабирского посла и теперь возвращаются назад. Я могу сделать так, что командиру отряда вдруг срочно захочется поскакать сюда, вместе со своим отрядом. И стража здесь будет через час. И не говори Ксене, что я помогал вам.

- Действуй!

- Стреляйте в щиты горящими стрелами, - закричал кто-то из караванщиков. Но почему-то голосом моего демона.

Лучникам принесли горшки с нефтью, а женщины принялись обматывать наконечники стрел паклей. Женщины были, как и мы - примкнувшими к каравану за деньги путниками.

Первые десять стрел воткнулись в самый ближайший щит и зачадили.

Может вернуть оставшихся двенадцать демонов? Натаэль говорил, что не стоит с ними связываться, странное дело, но я ему почему-то верил.

Внезапно кочевники, державшие щит с горящими стрелами, упали. А щит взорвался, только щепки в разные стороны разлетелись.

- Здорово я их, - Натаэль теперь шептал в другое ухо, - еще один взорвать? Ксена, кстати метче всех стреляет. Ну ей и положено, мы бессмертные, все такие меткие. --Как-то странно заявил демон.

- Пусть его сначала стрелами напичкают, а то подозрительно выглядит.

- Хорошо, - вздохнул демон, - так и сделаю...

Еще один щит разнесло на мелкие кусочки. Потом еще один. Кочевники пытались стрелять по каравану из луков. Но из-за шквального огня не могли нормально прицелиться из-за своих щитов. Потом они отступили и перегруппировались, выстроившись в длинную цепь. Впереди шли "щитовики", за ними воины вооруженные кольями и топорами. Чуть далее показалась небольшая катапульта.

- Ого! - выдохнула, подползшая ко мне Ксена, - кочевники математику освоили.

- Да нет, дорогая, - я обнял ее, теперь мы вдвоем лежали под телегой. - Они просто украли ее.

- Паша, даже такой маленькой катапультой, они разобьют наше кольцо с десяти неприцельных выстрелов. - Ксена почему-то улыбалась. - Придется колдовать. Но я еще не готова. Мне много энергии может скоро потребоваться. И дорог каждый "дюй".

- Может и не потребуется. Среди них не может быть хороших наводчиков. А давай за помощью к талисману обратимся.

- Нет, только не это, - встрепенулась она, - не люблю я всяких там демонов.

Вот где-то недалеко послышался конский топот, это возвращалась обещанная Натаэлем стража.

- Есть бог, - кричал, тиская нас в объятиях Син, - есть.

Орда кочевников, не дожидаясь развязки, драпанула к своему холму. Видимо, там существовали пещеры, где она могла, несмотря на огромное количество воинов, спокойно укрыться. Всадники еще долго преследовали и рубили отставших врагов. Так что равнина была залита кровью основательно. Мы же, благодаря демону, выкарабкались без потерь...

9.

Металлический столб,

или длинная дорога домой.

За спасение каравана, начальник стражи запросил десять серебряных кантов. Хорк, противный старик с бельмом на глазу - хозяин каравана долго ворчал, проклиная всех на свете святых, затем все-таки расстался с запрошенной суммой. Как известно, с имперской стражей спорить бесполезно, живо головы лишить могут. Когда стража ускакала в сторону Анторса, противный караванщик нашел выход из положения, он поднял еще на один кант цену для попутчиков каравана...

На отдых, мы расположились недалеко от развалин. Осторожно, чтобы не попасть под подозрение, когда Ксены не было рядом, я пытался расспрашивать про железный столб и паломников. Никто, почему-то даже не слышал об этом. Может, обманул меня лысый колдун? Может, обманула меня и Ксена? Мы сбежали из каравана ночью, сразу же после совместного дежурства. Моя подруга отвела глаза Сину, а именно он сменил нас, так что мы ушли не замеченными. Прощаться нам было не с кем, среди караванщиков, мы не заводили себе знакомых. Даже свою Анну забывать стал. Ох, Анна, Анечка. Как ты там?

То, что я увидел перед собой, и развалинами-то назвать было нельзя. Так огромные кучи камней. Может быть тысячи лет назад, тут и стоял какой-нибудь богатый замок. А сейчас остались лишь следы от фундамента, да тёсаные камни, из которых, может быть и были сложены стены и башни. Сохранились лишь каменная мостовая, кое-где поросшая небольшим кустарником и вьющейся травой, и железный столб в центре.

- Извини, милый, - почти пропела Ксена, ее глаза почему-то светились огромной радостью, - Мне нужно отлучиться по своим надобностям...

Она чмокнула меня в щечку и словно растворилась среди огромных каменных куч.

Я подошел к железному столбу и потрогал его. Странное дело, но столб не был холодным, каким обычно бывает железо, он был довольно теплым. Я поднял голову и посмотрел на верхушку столба. Приличная высота - метров двадцать. Вот и паз для моего талисмана на высоте плеча. Но где же следы паломников?

- Тут давно никого не было, - сказал Натаэль, - он опять был в бестелесном виде. - Это столб Седара, я хорошо помню его, мы, избранные, несли его из магической кузницы и устанавливали здесь. Но я не знаю, что произойдет, если ты вставишь талисман в паз. Этого никто никогда не делал. Даже великий Седар. И еще, я не знаю, выполняет ли этот столб человеческие желания. Но я на всякий случай загадал одно для себя. Говорят в этом столбе обитает душа его создателя.

- Что ты можешь сказать про Ксену, - спросил я, - почему ее сюда так влечет.

- Нечего пока не могу сказать, - вздохнул демон. - А ты обещал ничего ей не говорить про меня.

- Значит, меня обманули, не будет никаких паломников, - расстроился я.

- Четвертое полнолуние наступит только завтрашней ночью, может, еще кто-нибудь и придет. А пока мы единственные паломники. Ладно, мне пора в талисман. Раньше, лет двести назад, когда имя Седара еще не совсем забыли, здесь даже ярмарки проводили.

Он исчез, оставив меня одного наедине с металлическим колосом.

- Привет, - меня окликнули со спины. Я обернулся и увидел Ксену. - Я вернулась.

Лунный свет делал ее загадочной и недоступной. Неужели, все время пребывания в этом мире, я был рядом с этой красивой женщиной. Смогу ли я принять ее предложение? Стать бессмертным и бросить мою милую Анечку. Черт, мое сердце разрывалось надвое. Да я люблю их обеих. Почему, я не смогу быть сразу с двумя? Но не Аня, не Ксена не захотят такого счастья. Каждая из них собственница. Кого же мне выбрать? Господи, скажи кого? Но небеса молчали...

- Действо наступит завтра, Паша, а сегодня... - Она на миг замолчала, - Давай поставим палатку. Она лежит в моей дорожной сумке. Ты готов завтра вставить талисман в паз?

Я кивнул. Вставить-то вставлю, но будет ли от этого хоть какой-нибудь толк? Завтра Ксену вопросами замучую.

Небо в эту ночь, очень низко висело над головой. Словно просило меня, сделай эту женщину счастливой, не оставляй ее одну, а твоя Анечка ушла к другому, из-за которого ты попал сюда. Созвездия были другими, не знакомыми. Жаль будет покидать этот мир. Может быть, я еще сюда вернусь... И тогда Ксена будет моей. Сгонять в свой мир и если Анна не вернется ко мне, прибыть сюда и броситься к ногам Ксены? Нет этот номер не пройдет. За двумя зайцами погонишься не одного не поймаешь...

- Я жду ответа милый? - Ксеночка так смотрела на меня, как будто решается моя судьба: Буду я жить или меня убьют. - Пришло время решать.

Я растерялся и не знал что сказать. У Ксены в этом мире есть все. У Анечки - только один придурковатый скульптор Сережка. Ее бабушка уже давно умерла. Я должен вернуться и быть с ней. А как же тогда мечта - быть бессмертным? Стать летописцем двух миров? Я не мог принять верного решения. Ксена ведь сильная, она без меня справится. Конечно справится, сколько еще будет у нее, бессмертной, в жизни мужчин.

- Я жду, - грустно произнесла женщина, которая была моей спутницей и подругой в этом мире.

В ее глазах стояли слезы.

- Я вернусь домой, - сболтнул мой язык, словно сам за меня принял решение, - но потом мы опять встретимся, ведь так?

- Нет! Сегодня будет наша последняя ночь, - в глазах у нее стоя черный ужас, такой, что даже я даже испугался.

Потом она вытерла слезы и дикая боль отразилась на ее восточном лице. Глаза стали похожи на два черных, отполированных камушка.

- Давай палатку ставить. И не меняй своего решения. Потому, что я уже для себя все решила.

А может я сделал неправильный выбор? Но Ксена сказала, что она тоже все решила, Это может означать только одно - назад нет дороги. Я потерял такую женщину.

Палатку мы поставили очень быстро. С помощью моих, крепких рук и Ксениных маленьких хитростей. Шутили, смеялись и даже не заметили, как все сделали. Только веселье было каким-то натянутым и ненастоящим. Потом вкусно поели. Ксена захватила с собой мои любимые, местные блюда. Как в таверне, а может быть, она там их и заказала, заморозив с помощью магии. Впервые, за все время пребывания в этом мире, я ощутил дикую усталость. Мне очень сильно захотелось спать, как будто, я не спал целую вечность. Нервы были на пределе, казалось, тронь их и они лопнут, как перетянутые гитарные струны. За размышлениями, я как-то незаметно провалился в сон...

...Прекрасная незнакомка в огненном платье протягивала ко мне загорелые руки и нежно просила:

- Павел проснись. Ты должен проснуться или умрешь. - Ее хорошо знакомая вымученная улыбка очень расстроила меня. - Паша проснись...Незнакомка почему-то очень походила на Ксену.

...Проснулся я оттого, что у меня сильно болело горло, тело ужасно ныло, в голове, лопались гигантские, воздушные шарики. Неужели Ксена что-то подсыпала в вино? Но зачем?

- Прости, - шепнул мне на ухо Натаэль, - я против нее совершенно бессилен. Я понимаю, что подвел тебя, но поверь, помочь тебе не было никакой возможности. Прости! Я не могу соперничать с ней. - Он ушел.

Я поднялся на ноги. Боже мой, я лежал у самого столба. Рука нащупала в кармане талисман. Поднялся и снова упал.

- Ого - го! - А ты силен, я ведь у тебя столько крови выпила. - Потряс ты меня, Павел, одним словом - силен! И не только в постели. Не пытайся встать, береги силы, до четвертого полнолуния остался всего час. А мне еще потребуется твоя кровь. Извини, Пашенька, но я должна была тебя предать. Просто не могло быть иначе, ведь ты отказался остаться со мной... Ненавижу! Если бы согласился быть моим, я бы все бросила. Ради тебя. Но ты отверг мою любовь. Ты совсем разочаровал меня. Теперь ты получишь свое гад, последнее она почти выкрикнула, - Гад, все вы мужики гады. Ненавижу!!!

Значит, она -это и есть мое проклятие и демон Натаэль против нее бессилен.

Тут догадка осенила меня.

- Значит ты... - Язык не подчинялся мне.

- Правильно догадался. Я - ГЛАВНЫЙ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ ДЕМОН! И у тебя нет на до мной никакой власти! И ни у кого нет! Имени моего не знаете. Скоро ты умрешь. Я выпью у тебя оставшуюся кровь, спокойно смогу взять твой талисман и управлять им. Твоя кровь - даст мне твою силу. Сегейзман - молодчина, со всем справился. По его подсказке, ты, дубина, отправил демонов по домам. Я потом собрала их, и мы решили захватить этот мир! Этот поганый мир. Затем все остальные миры, также покорятся нам. Я вынашивала этот план почти тысячу лет. А идиота Натаэля, правдолюбца несчастного, ты сам отпустил раньше и он не знал наших планов. Очень скоро я вставлю талисман ублюдочного Седара в паз и мир будет моим. Но ради тебя, о духи, я готова была все бросить.

- Ты все это подстроила. Ну, и сволочь ты Ксена. - Я опять попытался встать. - Маньячка. Наверняка и главный маг, был вашим человеком? Или демоном, как ты сказала, самозванцем? Вы отвлекали мое внимание.

- Да, маньячка. - Ксена ликовала. - Главный маг - это выдумка для правдоподобия. А Сегейзман, лысый дурак, мне больше был не нужен, и я отправила его на дно с кормом для рыб. Скоро умрешь и ты, мой милый. Но видят духи, я любила тебя по настоящему.

Она подошла и опустилась рядом со мной на колени.

- Потерпи, Паша, - сейчас, я твою кровушку допью. Когда-то я была женой самого Седара.

Теперь, я вспомнил, где видел ее. Там на фреске в библиотеке Сегейзмана. Она почти не изменилась за тысячу лет. Правда, раньше шрама не было.

Я понял, что проиграл. Проклятие Жарстела сбывается. У меня не было сил оказать ей сопротивление. Я был слишком слаб. Все - это конец. Анечка прости меня!

- Дурочка, - я знаю твое имя. - Рядом неизвестно откуда, появилась Дара. - Ее зовут... - рыжая красавица подошла к столбу.

- Молчи, закрой рот сестра. Не смей мне мешать, я ведь в твою жизнь не лезла.

- Все равно тебя терпеть не могу, ты же у меня жениха отбила. Седар тогда правильно поступил, загнав тебя в этот талисман. И зачем-то выпустил потом. За это, ты убила его. Мне, между прочим, он тоже очень нравился, красивый и порядочный был мужчина. Хотя и бабник. Таких теперь нет.

- Это произошло более тысячи лет назад. Не мешай мне, когда этот мир будет моим, мы будем править вместе, неужели тебе не хочется властвовать? В глазах лжеКсены искрились маленькие молнии. - Скоро придет черед четвертого полнолуния. Помоги мне.

- Ее зовут, - казалось, что Дара специально издевается и это приносит ей немалое наслаждение.

- А-А-А, - завыла Ксена. В гневе она тоже была прекрасна.

- Ее зовут, зовут - Сенигальда.

- О-О-О, - еще громче завыла Ксена - Сенигальда. - Дура, ты только что дала ему власть надо мной. Сестра, ты - полная идиотка. Немедленно убей его. Убей, я теперь не могу. Он, он предал меня...

- Я ухожу, прощайте, я счастлива, потому что отомстила тебе. О сколько лет, я ждала этого прекрасного момента! - Дара медленно растворилась в воздухе, как дымок от потухшей свечки.

Наконец мне удалось встать. Я оперся спиной о волшебный, металлический столб. Это в нем по приданию обитает душа Седара? Может быть, этот человек из прошлого, Ксену не просто так загнал в камень талисмана и она это заслужила? Я поднял талисман к глазам, затем назвал имена всех тринадцати демонов и почувствовал, как он сильно потяжелел.

- Слушай, Пашенька, - Сенигальда продолжала стоять на коленях, в ее глазах застыл черный ужас, - если ты загонишь меня в талисман, это ведь навсегда, Паша. Понимаешь, навсегда! Ведь никто кроме тебя и Дары не знает моего имени. Я люблю тебя, тебе ведь было хорошо со мной? Будем вместе править миром. Я дам тебе клятву на талисмане. Ее нельзя нарушить, а Паша? Я люблю тебя, милый мой. Нам ведь было хорошо вдвоем? - Она валялась в моих ногах и целовала мои пыльные ботинки, прижималась своим очаровательным личиком к моим коленкам.

Она плакала, умаляла меня и обещала алмазные горы. Но после всего случившегося, ей нельзя было верить. Даже бессмертие теперь мне было не нужно. Бедняжка, она так унижалась. А мне было приятно...

Я еле-еле стоял на ногах, смотря свысока на Ксену - Синегальду, и почему-то радовался. Я тоже растягивал удовольствие, проклятие Жарстела не сбылось...

- Не нужно мне мировое господство, - Вдруг, Синегальда встала с колен и отряхнулась, размазала по лицу свои слезы, - загоняй меня обратно в камень. Я хочу, что бы ты знал, что мой муж Седар был великим ученым, тогда в этом мире еще не было магии. Он ради эксперимента загнал меня в этот большой камень с помощью своего искривителя пространства. Потом опомнился и выпустил, но я уже перестала быть человеком. За это, я убила его. Я сама стерла свое имя с талисмана. Я живу тысячу лет, я не могу иметь детей. У меня не осталось человеческих чувств и желаний. Одна лишь злоба и месть. Я хотела воскресить Седара и его самого загнать в камень. Но Дара помешала мне. А мировое господство я хотела отдать тем двенадцати болванам, что со мной были заключены в талисман, взамен за их помощь в моем мероприятии. Дара - проклятая дура, тоже результат его поганых экспериментов, раньше она была моей двоюродной сестрой. Но теперь все кончено, меня не возможно убить, так что лучше отправь назад в камень. Извини, но я действительно любила тебя. И мне было очень сложно решиться на этот поступок. И если бы ты согласился остаться со мной, я бы отреклась от своей затеи, ради тебя. Мне было хорошо с тобой. Ты так похож на Седара. Я была с тобой, а вспоминала его. Прощай Павел, я заслужила смерти...

- Прощай Ксена, - просто сказал я, горло мое душили слезы, - прощай, и мне было хорошо с тобой. Исчезни Сенигальда! Пошла вон, подлая обманщица и кровопийца.

И нажал центральный камень. Сенигальда пронзительно вскрикнула, улыбнулась мне напоследок и превратилась в страшную тварь, напоминающую птеродактиля, рассыпаясь на множество разноцветных искорок. Я достал из кармана проклятый талисман, с трудом опустился на землю у столба и долго, долго кинжалом стирал все магические руны с золотого диска. Демоны замурованы. Теперь как мне домой вернуться? Может вставить талисман в паз столба?

- Натаэль, - позвал я. - Ты свободен.

- Спасибо вам, извините, что вам не смог сегодня помочь. - Мы с ним обнялись. - Я пошел. Всегда к вашим услугам, мой господин.

Теперь руны стерты, только я и Дара знаем имена избранных. Уже полночь, я потянулся к пазу.

- Не смей, - перебила меня Дара, она опять появилась у железного столба, - ты свою задачу выполнил, теперь отдай талисман мне.

- Почему я. - Я повернулся к Даре. -Почему вы из меня пешку сделали? Почему никто не спросил моего согласия?

- Эх, Паша, Пашка, все дело в том, что ты сын Седара. Он бывал в твоем мире и встречался с твоей матерью. Понимаешь, только ТЫ мог спасти наш мир. И нам с Сергеем не хотелось тебя уговаривать. Так было проще. Ты должен был или остаться с Синегальдой, мы знали, что ты понравишься ей, ведь ты копия отца. Или загонишь ее в талисман. Нас устраивали оба варианта. Я же не могу вызывать избранных, так как сама являюсь демоном. Раньше была человеком. Она забрала у меня талисман и выковыряла своим кинжалом красный камешек. Возьми, это камень Натаэля. Если он тебе понадобится, потри камень и назови его имя. Или просто выброси камень в воду, чтобы никто не достал. Тогда, красный демон останется на свободе, ведь он раб камня. А если кто и найдет, то не поймет, что это за камень. Натаэль хороший демон, он заслужил твоей дружбы. А теперь тебе пора. - Она поднесла правую ладошку к лицу и дунула с нее в мою сторону. - Лети, не оборачиваясь, к тропе странников...

- Я хочу быть твоим другом, - услышал я голос Натаэля, красного демона, или мне это почудилось?

Так вот почему мать никогда мне не рассказывала про отца, он исчез, когда я был совсем еще маленьким. Боже мой, моим отцом был Седар, а Ксена моей мачехой. Трудно в это поверить. Может, мне надо было ее простить? Теперь уже поздно...

Я потом сюда вернусь и обязательно освобожу свою мачеху, я ведь ее тоже по настоящему любил. Ксена, моя Ксеночка, моя милая предательница...

...Я лежал на песке, между двух желто-красных барханов. Пустыня! Скоро я умру здесь от жажды. Все равно проклятие сбывается. Ох уж, этот колдовской мир! Хотя нет, у меня же остался камень Натаэля. Он не даст мне погибнуть. Но Натаэль не лекарь, чем он мне поможет, этот старый пилот? Я попрошу у него огромный кувшин с водой. Услышав чьи-то шаги, я поднял голову. В мою сторону, не спеша, шел Сергей Смирнов. Да, тот самый Сергей, что мою невесту увел. Сумасшедший скульптор и колдун, отправивший меня в этот, проклятый мир. Сейчас я встану и попрошу его вернуть меня домой. А потом... Потом набью его довольную физиономию. И совсем не важно, что он ходит между миров по тропе странников...

Я попытался встать, но у меня ничего не получилось, слабость лавиной разливалась по моему телу. Сначала, я провалился в небытие, затем перед моими глазами проплыли события тысячелетней давности...

Лаборатория Седара

Около гигантского, старинного дворца, примыкающего к площади Науки, сегодня было не особенно людно. Дворец был выстроен в римском стиле и имел множество прекрасных колон, вытесанных из розового мрамора. В позапрошлом веке его занимала городская ратуша. Первый мэр Анторса очень любил роскошь, именно по его приказу и построили это удивительное строение. Теперь же дворец принадлежал Объединенному комитету таирянской науки, а городских бюрократов уже давно переселили в ультрасовременную, двадцатиэтажную овальную башню, выполненную из стекла и бетона. Перед дворцом Науки, там, где заканчивалась одноименная площадь, ученые лет двадцать назад, разбили небольшой парк, привезя экзотические деревца практически со всей Таиры. Сюда очень любили приходить поболтать молоденькие мамы. Они ставили рядышком разноцветные колясочки, садились на чугунные скамейки, выполненные под старину и долго чесали свои острые язычки. Обсуждали погоду, своих мужчин и множество своих мелких и крупных проблем. Или же просто сплетничали.

Сегодня был выходной день и поэтому, на ее величество Науку, здесь работала всего одна лаборатория. Два человека. Начальник лаборатории Седар и его очаровательная, молодая лаборантка. Рыжеволосая и длинноногая Дара была не простой лаборанткой. Она приходилась двоюродной сестрой жене начальника лаборатории. И подавала определенные надежды на поприще науки, имея математический склад ума. Кам Седар даже планировал помочь ей защитить диссертацию первой ступени. Раньше, он пытался уложить под себя рыжеволосую родственницу, но получил такой сильный отпор, что потом целую неделю украдкой нянчил свою побитое и униженное мужское достоинство. На отсутствие внимания со стороны женского пола, Седару было жаловаться грешно. Он имел красавицу жену со звучным именем Синегальда и возможность путешествий по другим стволам соседних пространств. Там-то наш герой, наверняка и отрывался на полную катушку. Экспериментальная аппаратура для перемещений всегда была, слава богу, под боком.

Господь не обидел его внешностью. Седар был высоким мускулистым мужчиной с грустными глазами. Его правильные черты лица, словно созданные рукой великого художника, очень нравились женщинам. Седар старался лишний раз не изменять своей жене, зная ее крутой нрав. Синегальда была очаровательной женщиной. Черные, как беззвездная ночь, волосы, раскосые, загадочные карие глаза, небольшой восточный носик и очаровательная улыбка. К тому же, даже Дара, при своих почти идеальных внешних данных, сильно завидовала Синегальде. Такую фигуру, говорили про нее подруги, может иметь только богиня. Жена Седара была очень милым и отзывчивым существом, но стоило ее разгневать, вот тут-то и просыпался ее таинственный восточный характер. Синегальда превращалась в не прирученную горную кошку. Правда, не надолго, она была очень отходчивой женщиной.

- Что-то Сини опаздывает, - Кам Седар выжидающе посмотрел на свою помощницу, - Дара, ты бутербродов не захватила?

- Нет, мой дорогой босс, - помощница вяло улыбнулась, - я тоже на сестру понадеялась. Ой, как кушать хочется.

- Начнем эксперимент сейчас, - Седар прислушался к ворчанию в своем животе, - или еще подождем?

- Подождем, потом некогда будет отвлекаться. - Дара уселась в кресло, картинно положив ногу на ногу. - Она скоро придет.

- Ты не забыла цель эксперимента, моя милая родственница?

- Обижаешь начальник, я же не школьница, какая, - Дара скривила свой болтливый ротик, - Мы должны пробиться в отдаленные стволы пространств, другой вселенной, используя уже имеющиеся оборудование. Сфокусирует луч ваша новая призма - искривитель пространства. - Девушка кивнула на небольшой золотистый кружек, в который были вкраплены четырнадцать разноцветных кристаллов. Тринадцать небольших по окружности и один большой в середине. - Если все произойдет согласно вашим расчетам, мы получим координаты четырнадцати новых стволов. А я чувствую, что скоро у меня диссертация будет. А вот, кстати, и Сини пришла.

- Проголодались экспериментаторы, - жена Седара положила сверток с едой на лабораторный стол, - не сидится в выходной вам дома. Кам Седар, ты грозился сегодня меня в театр сводить. Забыл про свое обещание?

- Сини, ты вовремя. А в театр сходи одна. У нас важная работа. У меня эксперимент, у твоей сестры тема для диссертации. - Кам Седар нахмурился. Ты же знаешь, мне некогда.

- Может мне любовника завести? Я с ним в театр ходить буду. - Пошутила Синегальда. - Ведь у тебя совсем нет свободного времени, о, мой покоритель пространств.

- Давно пора, - отмахнулся начальник лаборатории, - ты поможешь нам в нашем эксперименте?

- Как всегда, мне придется настраивать призму? - Синегальда вяло улыбнулась.

- Я рад, что ты согласилась, - перебил ее Седар, - ты же знаешь, это абсолютно безопасно.

- Но у вас сегодня другая призма. - Сини недовольно обвела взглядом помещение.

Кам Седар нежно взял свою жену за плечи и легонько притянул к себе.

- Все просчитано и проверено на сотни раз. Если мы быстро завершим нашу работу, еще и в театр успеем...

Все шло как по накатанному. Компьютер запустил генератор искривителя пространства.

- Если не будет сбоев, через пятнадцать минут мы получим новые координаты, - ликовал начальник лаборатории.

Внезапно завыла сирена, над главным пультом, за которым стоял Седар, зажглась красная надпись: "Перегрузка".

- Поверни призму на 15 градусов, - крикнул Седар своей жене.

Эксперимент пошел наперекосяк, видимо в расчетах была допущена небольшая ошибочка.

- Дара увеличь мощность приемника!

Вдруг, сине-голубая молния проскочила между призмой и пультом, за которым стояли Дара и Синегальда. Циферблаты приборов окутались змейками вышедшего из под контроля электричества. Второй разряд проскочил между призмой и женой Кам Седара. Сини дико заорала и растворилась в воздухе, исчезла, словно выключенная голограмма. В этот же миг над все еще работающим оборудованием возникли тринадцать разноцветных сгустков. Они образовали в воздухе небольшой хоровод. Сгустки походили на отражения самых обычных людей. Отражения из комнаты кривых зеркал. Седар с полубезумными глазами стоял около главного пульта, он все еще не мог поверить в то, что собственноручно погубил свою прекрасную жену. А хоровод из сгустков увеличил скорость и направился к призме. И постепенно растворился в ней.

- Боже мой! - Голос Дары вывел Кам Седара из оцепенения, - я стала призраком, где мое тело? Куда ты, идиот, девал мое тело!?

- А-А-А, - закричал Седар и схватился за аварийный рубильник...

Реальность постепенно вернулось ко мне, теперь я видел барханы словно через колышущуюся дымку тумана...

- Ну что, писатель, - нагнулся надо мной Сергей, - ты спас этот мир и заслужил билет домой. Ты выбрал свою дорогу. Тебя Аня заждалась...

Но я думал о Ксене...

А мне почему-то показалось, что я - умер...

Или еще жив?

Мир поплыл в моих глазах

И в горьких утонул слезах...


home | my bookshelf | | Талисман Седара, или Не исполнившееся проклятие |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу