Book: Почти правдивая история



Пискунов Олег

Почти правдивая история

Олег Пискунов

Почти правдивая история

Не знаю, к какому разряду отнести данную историю. Это история о любви? Или рассказ о неизвестной спецслужбе? А может быть и о том и о другом ? Судите сами.

После института я получил распределение в небольшой сибирский городок. Я радовался, как щенок радуется куску мяса. Наконец-то вырвался из-под опеки родителей. Я цвел как подснежник и не знал, что делать с обретенной самостоятельностью...

Город встретил мой самолет ночными огнями. В голове витали радужные мысли. Вот она долгожданная свобода! Утром, я явился на свое предприятие и получил место в рабочем общежитии. Осталось пройти всего лишь мед комиссию - и я инженер! Наверное, каждый выпускник ВУЗа, испытывает нечто подобное.

Мои приключения начались с того, что хирург больно уколол меня в шею.

- Что это ?- Спросил я.

- Ничего,- ответил он,- я посмотрел ваши шейные позвонки. Вы здоровы как лось.

Затем здесь же в кабинете врача, мне поставили укол, не объяснив его назначения. Жидкость в шприце была странного синего цвета. Я быстро забыл про инцидент в больнице. Через неделю, я уже работал инженером стажером. Мне очень нравилась моя работа. Компьютеры тогда еще черепашьим шагом входили в нашу жизнь.

Это были теперь уже допотопные IBM-ХТ. Я чувствовал себя компьютерным асом.

Еще через две недели, я собрался со своими новыми друзьями, в заводской бассейн. Конечно, я не мастер спорта по плаванию, но плаваю прилично. Пять раз, я переплыл искусственный водоем от одного края до другого, на шестой раз тело мое внезапно свело судорогой, и я стал захлебываться...

Последнее, что осело в памяти - это слова кардиолога:

- Дифибрилятор уже не поможет, его мозг мертв. Везите в морг.

- Умер,- произнесла симпатичная медсестра,- а ведь такой молоденький...

Мое сознание понеслось в огненный туннель, в конце которого меня ожидало светящееся существо...

Очнулся я на неудобной кушетке, тело болело, такое сложилось ощущение, что меня разобрали по органам и склеили вновь. Но сделал это неопытный специалист. Голова жужжала как ненастроенный радиоприемник. Я попробовал пошевелить руками, затем ногами. Ничего не вышло, конечности мои были привязанными. На голове у меня был надет шлем и я чувствовал, что электроды из него вживлены в мой мозг. "Где я,- подумал я,- в реанимации ? Тогда почему у меня на голове этот проклятый шлем ?" Вокруг меня находилось множество приборов явно не медицинского назначения. И таинственная надпись на металлической стене: "Бастион Духов". И еще я обнаружил, что мои мысли материализовались на огромном дисплее. "Вот влип",- подумал я.

"Вот влип",- отозвался дисплей. Интересно может быть это и есть ад ?

Но нет же. Человеческая душа не чувствует физической боли, а я чувствовал, как ныли руки от наручников.

Мои размышления нарушила вошедшая в палату девушка. Легкая походка, воздушный накрахмаленный халатик, точеная фигурка, правильный овал лица с чуть пухленькими губками и усталые зеленые глаза. Медсестра поставила мне укол со знакомой синей жидкостью, и я упал в небытие...

Я видел девушку каждый день. Она появлялась внезапно, ухаживала за мной и бес словно исчезала как тень. Через три дня я понял, что влюбился как мальчишка, если так можно сказать о "мертвеце". И уже догадался, что нахожусь в какой-то закрытой лаборатории под названием "Бастион Духов". Каждый день, я ждал прихода своей богини. Я хотел многое ей сказать, но говорить не мог, только монитор облагал мои мысли в знаки кириллицы. Но на него, она никогда не смотрела...

Я пытался снять с себя свои путы, но тщетно - меня привязали на совесть. Черт! Наверное, тот врач пометил меня. И из-за него я попал в этот подвал. Что будет со мной ? И почему, я не могу говорить ? Что ОНИ со мной сделали ? Ой, мама, мама, зачем я тебя покинул...

...Вот снова появилась она - моя таинственная незнакомка. В палате расцвело, словно солнце взошло.

- Как тебя зовут ?- Мысленно спросил я.

На этот раз она взглянула на монитор.

- Нам нельзя разговаривать, милый,- одними губами ответила она,- я Катя.

Милый! Значит, я ей нравлюсь ? Или это жалость ?

- Где я ?- Опять спросил я.

Но Катя промолчала и легким движением коснулась моей щеки, в ее глазах стояли не явившееся слезы. "Можешь не говорить,- подумал я,- мое тело после смерти досталось какой-нибудь Конторе. Но как ты сюда попала, девонька ?".

Она отвернулась, поставила мне капельницу и вышла из палаты. На следующий день она не пришла. Зато меня посетила целая женская делегация. Пять молоденьких девчушек в черных комбинезонах и "старая крыса". Девушки называли ее Клавдией Ивановной. "Старая крыса" носила обычный армейский пятнистый костюм без знаков различия и огромный "Стечкин" на боку. Она казалась большим начальником.

- Что вы со мной сделали ? - спросил я через монитор, но на меня не обратили внимания, как будто, я был мебелью.

Я мысленно дернулся и забыл про свое положение, так как считал себя красивым. В институте ко мне липли многие девушки и по красивее этих солдаток.

- Идеальный образец,- сказала Клавдия Ивановна,- через месяц можно снять с него шлем и отправить в лабораторию "Z". Мы его почти запрограммировали. Теперь перейдем в следующую комнату, там вы увидите еще более интересный материал.- "Старая Крыса" махнула рукой, и делегация покинула мое помещение.

На следующий день ко мне пришла Катя. На этот раз она тоже, как и вчерашние девушки, была одета в униформу. И даже пистолетная кобура, явно не пустая, была на ремне. Под левым глазом Катюши сиял огромный синяк. И еще девушка перекрасилась: из блондинки превратилась в брюнетку. Катя поцеловала меня в щеку и развернула перед моим лицом записку: "Меня побили за разговоры с тобой. Теперь я переведена на оперативную работу. Я люблю тебя!

Может, увидимся. Прошай.". Девушка сжала мою руку и с болью в сердце вышла из палаты...

...Теперь за моим телом ухаживала старушка - "божья коровка". Она не разговаривала со мной, а просто приходила, шаркая ногами, делала свое дело и уходила.

Через какое-то время с меня сняли шлем и отвязали от кровати. Самое главное, что я мог снова говорить.

Катеньку с тех пор, я больше не видел. Может она погибла на оперативной работе ? Я был счастлив от того, что она любит меня и несчастлив, что не мог видеться с ней. Катя, где ты ? Иногда необходимо умереть, что бы повстречать свою любовь...

Мне поставили в палату телевизор. Это была моя односторонняя связь с внешним миром. Интересно, сколько еще "мертвецов" томилось в этом таинственном Бастионе Духов ?

Еще через неделю старушка передала мне записку от Кати: "Доверься старушке. Скоро тебя переведут в лабораторию "Z", там ты перестанешь быть человеком. Будь счастлив.

Люблю. Е.". Я чуть не взлетел от счастья до самого потолка, моя любимая была жива. Старушка заговорнически приложила палец к губам и протянула вторую записку: "Спрячешься в мусорном контейнере секции "3А. Дождись ночи. Когда залезешь в контейнер, выпей таблетки. Помни меня.". Она скомкала записки и протянула мне две перламутровые таблетки. Затем выскочила из палаты не закрыв дверь на замок. Мир, оказывается не без добрых людей, из-за меня может пострадать старушка. Хотя она такая старая, что ей и терять наверное не чего. Я дождался, когда центр перейдет на ночной режим и выскользнул из палаты. Дважды пришлось прятаться от женщин часовых. Тоже мне - "новые амазонки". Странно, мужчин в этом центре не было. Может быть, здесь изучали что-нибудь связанное с мужским началом ? Слава богу, что хоть мой "аппарат" не отрезали. Я с трудом нашел мусорную секцию "3А", залез в полупустой контейнер, заткнул нос, чтобы не умереть от зловония и принял таблетки...

...Очнулся в мусорной куче на городской свалке. Еле-еле выбрался из-под объедков и обрывков бумаги. Почистил, как мог, свою больничную пижаму и направился в город. Раньше приходилось бывать на этой свалке. Я еще не мог поверить в свою удачу. Шел пешком, стараясь не попадаться людям на глаза. Кто поверит в мою историю ? Главное добраться до общежития, там меняприютят, затем пойду в КГБ. Вот и первые дома видны. Город, люди, как я давно не видел свободы. Я вошел во двор. И вдруг мне наперерез выскочил желтый "москвич" с синей полосой на дверцах. "Милиция",- обрадовался я, но ошибся, так как рядом с женщиной водителем сидела вездесущая Клавдия Ивановна. Машина затормозила, и из нее выскочили две девушки с пистолетами. Одна из них была моей Екатериной. Она с таким сожалением смотрела на меня. Вот и приплыли, скоро меня вернут в лабораторию "Z".

Я, не раздумывая, кинулся к Кате и вырвал у нее пистолет.

- Возьми меня заложницей,- прошептала она,- они не посмеют в меня стрелять.

Я загородился ее телом, как рыцарским щитом и приставил к виску пистолет.

- Дайте уйти,- заорал я,- или она умрет.

Вторая женщина опустила свой "Глок".

Вокруг накапливались утренние зеваки. Это еще лучше. При свидетелях стрелять не посмеют. Мы отошли с Катей метров на пятнадцать от "москвича" и я выстрелил в Клавдию Ивановну. Но что это? На лобовом стекле не осталось и следа. Я был в армии не плохим стрелком и не мог с такого расстояния промахнуться. Значит, в Катином пистолете были холостые патроны. Я еще раз выстрелил во вторую оперативницу, результат оказался таким же. "Старая крыса" не торопясь, вылезла из машины, картинно подняла пистолет и выстрелила в Екатерину.

- Сука,- Клавдия Ивановна зло сплюнула,- ты предала Бастион.

Машина уехала.

- Я люблю тебя,- произнесла, оседая на землю девушка,- и из-за тебя предала контору. И вот расплата. Прощай!

Я л...

- Нет,- дико закричал я, да так, что зеваки попятились,- не умирай. Вызовите кто-нибудь скорую.

Быстрее...- И уже шепотом,- Ты поправишься, обязательно поправишься.

Мы будем вместе.

Я тряс ее, а из красной дырочки в комбинизоне в области сердца, медленно сочилась алая кровь.

Я сидел на асфальте, с мертвой любимой на руках и тупо прислушивался к приближающемуся вою милицейских сирен...




home | my bookshelf | | Почти правдивая история |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу