Book: Последний артефакт



Олег Пискунов

Последний артефакт

(Из цикла "Бастион Духов")

Воспоминания

Истребитель неумолимо падал на Сардай. Тормозные двигатели отказали после первого же попадания. Вышло из строя практически все вооружение, только генератор защитного поля еле — еле справлялся с защитой пилотской кабины. Мне перебило правую руку, сорвавшимся верхним монитором. Когда я пытался выполнить крутой вираж, он выпал из крепления и винтом полетел на меня. Невесомость не спасла. И я с огромным трудом удерживал машину. Одно неверное движение и сгорю в атмосфере Сардая. Компьютер отказал после пятнадцатого залпа. Надо же, я и не думал, что «Копан-3» сможет выдержать такую огневую мощь. Впрочем, теперь какая разница. Если я не сгорю в атмосфере, то разобьюсь при посадке, или… Об этом лучше не думать. Сардай всегда отличался удивительной дипломатией. Хорошо будет, если меня просто расстреляют. А если нет — местные медики — палачи так исскустны, что могут разобрать организм человека по частям, при этом жертва будет в полном сознании. А если они еще и узнают, что я член Имперского Дома….

Идиотская война и я, недоносок — геройства захотел. Я записался в эскадрилью «Золотая молния» под псевдонимом. И отец — Император ничего об этом не узнал, официально — я уехал в круиз. Так что никто из моих сослуживцев не знал правду обо мне… И конечно же меня сбили в первом же бою. Хотя это была не война, а так пограничный конфликт первого уровня. Конфликт с Империей Инсектов. Мой эскорт погиб мгновенно. Я же сбил восемь вражеских истребителей. Последних двоих фактически на ручном управлении. Девятый истребитель, судя по боевой раскраске, командир эскадрильи, всадил в мой «Копин-3» целую очередь скортерных снарядов. Мои двигатели захлебнулись. Я пытался уйти в гипер-космос, но назойливый инсект достал меня и там. Он мог разделаться со мной почти сразу же, но похоже игра больше забавляла его. Конечно, меня бы тоже забавляла, если бы я был хищником.

Еще один скортерный удар выбросил мой несчастный кораблик из гиперкосмоса радом с Сардаем. Инсект зашел мне в хвост и с помощью гравизахватов направил израненный истребитель в атмосферу планеты. После этой операции, его сктрекозовидный корабль помахал мне на прощание прозрачными крылышками и ушел в портал гиперкосмоса. Почему он меня не добил? ДА ПОТОМУ, ЧТО ЗА НЕГО ЭТО СДЕЛАЮТ САРДАЙЦЫ — потомки японцев, переселенцев первой волны. На Сардае царил строй, напоминающий строй средневековой самурайской Японии. Кроме того планета имела мощнейший технологический потенциал восьмого уровня (наивысший показатель — десятый уровень). Все имперские попытки вступить с Сардаем заканчивались неудачей. Единственной достоверной информацией о Сардае было то, что там уже четырнадцать лет мучил местных жителей, культ директора Сахиото. На этой планете человеческая личность ставилась намного ниже общественных интересов. Точнее совсем не ставилась. Люди там были расходным материалом директората Сахиото. Подробнее о строе Сардая никто не знал. Опыты на людях, по сообщениям Посредников были на Сардае обычным делом. Что-то типа того: государству безвозмездно нужна твоя жизнь, и ты отдай ее. Эта планета не поддерживала дипломатических отношений ни с одной из звездных рас. Пушки — были ее дипломатией. Пушки были ее ответом на любой приближающий к планете транспорт. Империи некогда было разбираться с этим загадочным государством, тем более, что Сардай находился в дали от основных звездных трасс. Другим расам тоже. И вот я рядом с загадочной планетой.

Уж лучше покончить с собой! Я откинул защитный колпачок кнопки самоуничтожения корабля. Палец замер над красно-черной кнопкой. Нажатие — и моя жизнь полетит в ТАР-ТАРы. Лучше умереть так, чем стать пленником Сардая. Я вздохнул. Прости меня отец, Империя остается без наследника, ну в общем, это дело поправимое. Не стоит тянуть, а то я не смогу решиться. Я нажимаю проклятую кнопку.

«Внима…»-проговорил автомат самоуничтожения и заткнулся. И система самоуничтожения не пережила этого боя. Я расстегнул кобуру ручного скортера, положил его на разбитую панель управления. Черт как же его не удобно держать левой рукой. Трижды приставлял его к своему виску, но все безрезультатно, палец отказывался нажимать на спусковой крючок.

«Черт, черт, черт» — мысленно проругался я. И застрелиться не могу. Воздух со свистом выходил из разбитой кабины. Нет, и смерть от удушья страшна. Смерть страшна сама по себе. Я одел гермошлем. «Черт, черт, черт!». И Сатана услышал мои чертыхания.

— Неопознанный корабль, — женский голос в наушниках показался мне манной небесной или брошенной золотой монеткой, — вы нарушили воздушное пространство Сардая. Немедленно сдавайтесь. Я командир, Кемура, приказываю вам.

По кабине истребителя скользнул ярко голубой луч.

— Я не могу управлять, — я почувствовал, что теряю сознание, — машина не подчиняется мне…

…Сознание возвращалось ко мне постепенно и не все сразу. Окружающий меня мир то проявлялся расплывчатыми пятнами, то исчезал…

…Наконец, я понял, что лежу в автоматической госпитальной палате. Окружающая меня аппаратура явно былы медицинского назначения. Да техника Сардая действительно была на высоте. Надо мной склонился старик восточной внешности. Его морщинистое лицо никак не гамонировало с атлетически сложенным телом. На голове старика гордо восседал пилотский шлем с виртуальными очками.

— Ты, воин? — Спросил меня старик.

Я кивнул, не в силах говорить.

— Это хорошо, очень хорошо, — Старик гордо вышел из комнаты.

Электронный медик присосался к моей руке и впрыснул мне в вену снотворное.

В следующий раз я обнаружил над собой очаровательную женщину с раскосыми глазами. Ее идеальная по имперским меркам фигура была затянута в серебристый комбинезон. Такой женской красоты, я еще не встречал. Мне всегда нравились черненькие дувчушки.

— Командир Кемура, — представилась она, но я не успел с ней поговорить, так как опять провалился в небытие.

Потом я вспомнил, что это именно она взяла меня в плен. Командир Кемура, женщина с такой внешностью — была мечтой любого имперского мужчины.

Через две недели, я поправился. За это время меня посещали всего два раза. Первый раз приходил интересный старик, во второй раз меня посетила моя пленительница. Я встал с койки и обнаружил, что что-то не так с моим организмом. Неужели меня переделали? Я ощупал свою голову, посмотрел в зеркало и обнаружил чуть выше виска золотой кружек. Так и есть — меня переделали. Нужно было сорвать гермошлем и задохнуться. На мгновение, я потерял над собой контроль, сорвал со стены какой-то медицинский приборчик и со всего маху ахнул его об пол. Потом принялся топтать его ногами. А в горле, перехватив дыхание стоял огромный ком.

В эту же минуту дверь открылась и в комнату вошел мой знакомый старик.

— Что ты психуешь? — Сказал он. — Тебя модифицировали. Теперь по имперским меркам ты супермен. Такой же как и любой сардаец. У тебя в голове суперкомпьютер с возможностью внешнего подключения. Местным такую операцию делают в течении пяти дней и все это время, человек находится в сознании, испытывая сильнейшую боль. Иначе нельзя — компьютер должен настроиться на характеристики твоего тела. На тебе испытана новейшая самонастраиваемая система. Если с тобой будет все хорошо — эту систему можно будет прививать нашим руководителям.

— У вас все с компьютерами? — Я не верил своим ушам.

— Все население, компьютер помогает реализовать человеку все возможности организма. Так что ты теперь — сардаец и тебе дико повезло. Ты влился в нашу семью сверхлюдей.

— Что вы от меня хотите? — Я еще не отошел от шока.

— За время сна твой компьютер был соответствующе запрограммирован. Короче ты выступишь на своем, уже починенном и модифицированным корабле против командира Кемуры. Мы хотим знать потенциал имперцев. Затем ты получишь наше гражданство.

(В будущем почти целый год лучшие медики Империи выковыривали с меня компьютер, присосавшийся к моим нервным окончаниям.)

Вот, оно что, теперь ясно — я сардайская подопытная морская свинка.

— Все отдыхай, — старик повернулся к двери, — компьютер завтра во время боя с Кемурой сам тебе все подскажет, так что вы будете на равных…Отказаться ты не можешь, у тебя просто нет выбора, иначе долгая и мучительная смерть.

Я кивнул… Что еще я мог сказать?..

На следующий день меня облачили в мой восстановленный скафандр и провели на взлетную площадку. Я не поверил своим глазам — техномаги Сардая умудрились за такой короткий срок заново воссоздать по обломкам мой истребитель. Значит это цивилизации десятого уровня и наши эксперты ошибались.

— Приветствую вас командир, — Кемура протянула мне свою изящную руку. — Можете не волноваться, я убью вас быстро. Если вам представится такая возможность — тоже прошу быстрой смерти.

Да что, все Сардайцы помешались, что ли. Идеальные из них, наверное, получаются солдаты.

— Я оставлю вас в живых, уважаемая Кемура, — сказал я. — У меня рука не поднимется стрелять по кораблю такой очаровательной женщины.

— Нет, — еле-еле слышно прошептали ее губы, — я хочу умереть. Убейте в этом бою меня и погибните сами.

Нас посадили в орбитальный челнок. Истребитель Кемуры был уже на орбите, мой же должны были поднять через два часа. Провожал нас лишь знакомый мне старик.

— Кто он, — спросил я.

— А он разве не представился, понятно, это сам — директор Сардая.

Да, наше испытание имело для этой планеты огромную роль. Я хотел спросить ее о странной просьбе, произнесенной шепотом, но Кемура оглянулась по сторонам, обнаружив что мы в отсеке челнока одни прошептала:

— Если ты не убьешь меня и не погибнешь сам, нас запытают. Моим родителям, когда они выступили против Директората, ввели в вену препарат ААА и они умирали двадцать дней мучительной смертью. (Тогда компьютеры были не у всех). Ты мой — шанс погибнуть быстро. До сегодняшнего момента, я всегда была под контролем.

Бедная девочка, я обнял ее и она ответно прижалась ко мне. Она даже не подозревает, кто сидит с ней рядом. Может быть это и к лучшему. Если мой аварийный буй добрался до границы Империи, отец пришлет помощь. Я в донесении ему признался во всем. Я бы на тебе женился не раздумывая.

— Компьютер не мешает нормально жить?

— Иногда, когда организм утомляется, ты на несколько недель становишься мягким и безвольным. В рабочем состоянии один может справиться в рукопашной с десятью обычными хорошо тренированными бойцами…

Стоп, я нащупал в комбинезоне, две таблетки антигравитационного ускорителя. Странно их не нашли или это подвох? Стоп и пуговицу-резак не нашли. За пять минут работы пуговица может прожечь обшивку любого челнока.

Я молча оторвал пуговицу и прожег в обшивке огромную дыру. Заорали корабельные сирены. Я схватил женщину и вместе с ней вывалился в пространство. Нажатие кнопки и таблетки отнесли нас от челнока на приличное расстояние.

— Спасибо, — наушники немного исказили колос Кемуры. — Давай откроем гермошлемы и погибнем вместе. Спасибо тебе за все.

— Почему ты хотела умереть? — Спросил я.

— Я иногда подпольно смотрела имперские передачи. Я знаю как вы живете. Мы же живем как скоты. Слава богу, что хоть компьютер тотально за нами не следит. ОН — супердопинг. Но новые модели наверняка будут. Я жалею, что родилась на Сардае. Ты меня понимаешь? Я кажется. Нет, я люблю тебя.

— Любовь, возникшая в экстремальных обстоятельствах, долго не длиться, Кемура.

— А мы скоро умрем. Скажи, я нравлюсь тебе?

Ответить я не успел. Я хотел ей рассказать, о том, что я принц Имперского Дома. Недалеко от нас открылся голубой портал. По трубе портала выскользнул огромный имперский крейсер. Значит мой сигнал дошел до отца. Кемура, вздрогнула, вырвалась из моих объятий, и ее мгновенно засосало в закрывающийся портал. Я потерял ее… Где ты, в каких пространствах?



Настоящее время

Я сидел в захолустном баре и просто напивался. Да и что еще делать бывшему тирану, который был Императором Великой Земной Империи? Слава богу, что меня еще не узнавали на улицах. Я теперь был без грима и красной мантии. Кто в пьяном мужике узнает бывшего властелина, несмотря на внешнее сходство? Ровно месяц назад, я добровольно отрекся от трона. Нет, не подумайте, меня никто не вынуждал на такой шаг. Я так поступил сам. Мне просто до чертиков надоел Дворец, похожий на наполненную интригами клоаку. Говорил, мой покойный батюшка, что трон — не мой конек. Но я был единственным наследником, тут уж не посопротивляешься, пришлось возглавить Имперский Дом. Десять лет я управлял Империей. И мои подданные, несмотря на мою природную жесткость, были счастливы. Я снизил налоги, поднял на неописуемую высоту науку и быт. Именно рог науки и наполнял бюджет Империи. Секрет прост — я нашел доступ к артефактам Древних. Но об этом знали лишь единицы. Мои «яйцеголовые» считали, что все новые открытия, они выносили сами. Главное уметь вовремя подкинуть нужные знания, нужному человеку. Да, я был прирожденным администратором. Но одно дело управлять планетой, другое — государством. Впрочем, отрекся — не то слово. Я просто ушел, оставив вместо себя своего клона. Клонирование я позаимствовал из знаний Древних. У нас в Империи был всего один клон — мой. Я запрограммировал его так, что бы он не мог мне причинить вреда. А если честно, клон даже не подозревал о моем существовании. Все мои воспоминания были имплантированы ему. Так что, он считал, что он — это я. Казуистика, ей богу. Клон остался вместо меня, а я подался на волю. Мои неограниченные кредиты на предъявителя, позволяли жить припеваючи. Я интенсивно наслаждался свободой первые две недели, затем превратился в обычного пьяницу. Я искал приключений, а нашел бутылку…

Мой бывший Премьер министр Пьер Линар-бей тоже был волевым человеком, но после того, как я отправил его в отставку, стал последним алкашем. Да так пропил свои мозги, что через год стал полным дебилом, у которого была всего одна радость в жизни — бутылка обыкновенной сивухи. Увы, мне это не грозило. По крайней мере, я так считал. Просто за время своего царствования, я почти не пил спиртного, а тут решил оторваться…

Кибернетический медик-автомат уже два дня не пропускал меня на космодром, к моему кораблю, из-за огромного содержания алкоголя в крови. Что ж, я сам издал этот проклятый Закон. Все равно, я когда-нибудь протрезвею и покину Метрополию. Я заказал еще порцию двойного виски и прислушался к разговору завсегдатаев бара.

— Идиот, — сказал здоровяк, кивая в мою сторону, — имеет такой прекрасный крейсер и пьет как последний алкаш.

Крейсер дальнего радиуса действия я купил, еще когда восседал на троне, через подставных лиц. Крейсеров такого типа было в Галактике всего сорок. Они имели новейший комплект вооружения и Звездный двигатель, который позволял «допрыгнуть» до туманности Андромеды, а может быть и дальше, без дополнительной заправки. И тут конечно же не обошлось без технологий Древних.

— Да, — подтвердил его собеседник, — В Галактике полно чудаков и мудаков.

— Это я — мудак? — Встрял в разговор я.

— Ты, — просто сказал здоровяк, — других не наблюдается. Подсаживайся к нам.

— И угости нас, — сказал второй.

Я пересел за их столик и заказал им по двойной порции дорогой водки «Мустанг».

— Скатик, — представился здоровяк и протянул мозолистую руку.

— Ланг, — его собеседник пожал мою руку, — ты чего западаешь?

— Меня зовут Грег (Императора звали Грен, я чуть-чуть изменил имя.), просто вошел в штопор.

— Бывает, — сочувственно кивнул Скатик, — Это твой крейсер затмил собой другие корабли?

— Ага, а вам какое дело?

— Где взял? — Спросил долговязый Ланг.

— Что за дурной вопрос, — я пожал плечами, — украл конечно.

— Шутишь? — Ланг аж привстал.

— Шучу, понимаешь, бабки кончились. Топливо не на что купить. — Соврал я.

Мне очень хотелось влезть в какую-нибудь авантюру. Что еще может пожелать скучающий экс-Император?

— Э нет, — здоровяк исподлобья посмотрел на меня, — так дело не пойдет. Я прекрасно знаю, что твой крейсер заправляется Илуном всего один раз при сборке, этого ему хватает на пятьсот лет.

Что-то подозрительно много он знает, может быть он из Имперской Конторы? Это даже еще интересней.

— Не могу попасть на космодром из-за пьянок, — сказал я.

— Это ближе к истине. Чертов Император, наиздавал глупых Законов.

— Закон может быть и правильный, — сказал Ланг, — только он мешает работать. Хочешь попасть на борт?

— А вы можете помочь? — Я криво улыбнулся.

— В общем да, — Скатик лукаво посмотрел на меня. — Мы давно за тобой наблюдаем. Не знали, на какой кобыле к тебе подъехать, а тут ты сам подошел. Это просто везение. У нас есть для тебя предложение. Деньги тебя по видимому не интересуют?

Я кивнул.

— Мы можем предложить тебе работу. — Ланг заказал еще водки.

— Мы знаем, что Император нашел доступ к древним технологиям. Но, увы, не ко всем, — Скатик нарочно сделал паузу.

Но я молчал, потрясающе, откуда они могли об этом узнать? Видимо во Дворце есть канал утечки. Что ж, я готов ввязаться в их авантюру. Хоть я уже и не Император, связи у меня обширные. Не дождавшись реакции с моей стороны, Скатик театрально взмахнул руками и продолжил:

— Есть еще один артефакт, о котором не знает Император. Мой покойный брат работал в Имперской поисковой команде, денег получал уйму. Даже тебе, денежному мешку, такие бабки не снились. Братан кое-что приберег и для себя. Вот для этого нам и нужен твой корабль. Плата — доля в нашем мероприятии, ну скажем тридцать пять процентов. По рукам?

— А если я откажусь?

— Тогда ты не выйдешь из бара живым. Будет поножовщина, в которой ты обязательно погибнешь. Тайна такого масштаба, сам понимаешь.

— Я согласен, — сказал без раздумывания я.

Я не боялся поножовщины, так как был прекрасным бойцом, как и все представители Имперского Дома. Интересно, что же утаил от меня покойный Барт? А я так ему доверял. Слава богу, что эти кадры не из разведки. Я спецов за километр чувствую, раньше просто растерялся. Эти двое — самые обыкновенные «щипачи». Когда найдем последний артефакт, я найду способ как завладеть им полностью. Ведь я — интриган со стажем. Ну и «щипачей» конечно не обижу. Дам им по тридцать тысяч галактов. На такие деньги можно безбедно прожить двадцать лет, несмотря на растушую инфляцию.

— Тогда мы проведем тебя к твоему кораблю, там ты и выспишься. Пожалуйста больше не пей. — Скатик взял меня за руку…

И действительно они обманули кибермедика. Ланг поднес к нему маленький приборчик с множеством лампочек и автомат признал меня абсолютно трезвым.

Через двадцать минут мы простились у люка моего крейсера.

— Высыпайся, — Ланг похлопал меня по плечу, — послезавтра с

утречка мы зайдем к тебе. Мы очень надеемся, что ты никуда не улетишь…А если что… Из под земли достанем!

Они ушли, а я поднялся в свою каюту. За погоном своего комбинезона, я обнаружил небольшого «жучка», это долговязый Ланг мне его засунул, когда по плечу хлопал. Что ж, хотите меня прослушивать — пожалуйста. Я засунул микрофон за унитаз. Слушайте на здоровье! Я радовался новому приключению. Я прекрасно проведу время и кроме того приобрету новый артефакт Древних. Интересно, что мы найдем в этот раз? А Скатика нужно опасаться, может быть я его не правильно оценил, посчитав «щипачем»? С ощущением внутреннего подъема, я увалился на койку и моментально провалился в сон…

Скатик и Ланг нарисовались вовремя. Я как раз успел проспаться и отойти от пьянок. Теперь попивал минеральную водичку. Координаты планеты с артефактом Древних, Скатик дать наотрез отказался.

— Я дам вам координаты, — сказал он, — когда мы прилетим на Ризау. Там я сделаю свои дела и сразу же дам вам расчеты.

«На Ризау, что-то ты темнишь братец, — подумал я, — или хочешь ко мне присмотреться? И правильно делаешь, у меня через каждые десять метров спрятан в стене боевой робот, стоящий в режиме ожидания. Стоит лишь нажать кнопку…» Об этом знал лишь я. Это был индивидуальный и очень дорогой заказ. Впрочем, император может позволить себе все, или по крайней мере, почти все. Пульт управления роботами — бойцами был имплантирован в мое тело. Интересно, зачем им на Ризау? Припасы нам не нужны, на крейсере есть абсолютно все, включая новинку нынешного сезона «Виртуальный сексодром — 51».

Ризау — планета почти на самом краю левого спирального рукава Галактики. Самая обычная захолустная планета, естественно с более мягкими законами. Там не так сильно чтят Императора, одним словом — провинция. Здесь нет стоянок Древних, этот рукав я исколесил вместе со своими поисковыми группами. Видимо Скатик задумал изобразить «честного таксиста», который возит своего пассажира окольными путями, а потом сдирает кругленькую сумму, хотя цель была совсем рядом — рукой подать. Может быть наша цель находится в Магелановых облаках? Я давно хотел исследовать Магелановые облака. Только на это потребуется более миллиона жизней…

Скатик и Ланг постоянно шлялись по кораблю. Их интересовало буквально все: «…а что это за провода? Для чего нужна эта линза? откуда у вас такой шикарный крейсер». Я уходил от многих вопросов, а на некоторые отвечал односложно. Потом я понял, что Ланг превосходный пилот.

— Вы зря сделали стартовый ключ, — говорил он, — настроенный на ваше биополе. Такой сигнал легко сымитировать.

Бедняга не знал, что у стартового ключа моего крейсера — восемь степеней защиты, так что настройка на биополе, самый безобидный «финт». Не устранить ли они меня собрались? Если так, то ничего у вас не выйдет, дорогие мои! Я даже стал прослушивать их разговоры. Но, увы, ничего стоящего не услышал, так пустые беседы. Если они о чем-то договорились, то это произошло заранее. Так что мне необходимо быть всегда на чеку.

— Можно осмотреть ваш арсенал? — Попросил меня как-то Скатик. — Мало ли с чем можем столкнуться при поисках артефакта.

— Это не возможно, — соврал я, — корабельный арсенал блокируется автоматически до посадки на планету. В космосе его разблокировать можно лишь сигналом тревоги.

Жаль, я очень люблю держать в руках хорошее оружие, особенно скортеры.

«Оружие тебе вдруг понадобилось, — подумал я, — а вот фиг тебе с маслом». Может быть меня преследовала какая-нибудь «мания», но мне показалось, что они плетут против меня заговор. Уж я, как Император, заговоров насмотрелся по самые уши. Пусть только попробуют…

Через две недели мы добрались до пограничной планеты Ризау. Столичный космопорт встретил нас старинными небоскребами, от строительства которых уже давно отказались в Империи. Говорят, что небоскребы пришли к нам с захолустной планеты под названием Грязь, более пятисот лет назад. Не понимаю, чего может быть хорошего в жилище, поднятом под облака? Места в Империи хватит всем.

Как только мы прошли таможенный контроль, Скатик и Ланг куда-то исчезли, я же решил побродить по местным магазинам. Конечно, ничего нового я не нашел, продается тот же хлам, что и во всей Империи. Вот только магических лавок, раньше я не встречал. Заглянул в одну под названием «Лавка Суликена третьего».

Странное существо-инсект, похожее на огромного жука-богомола, продало мне за астрономическую сумму, флакончик волшебной краски. Стоило лишь этой краской нарисовать дверь или окно на любой поверхности, как они моментально проявлялись. Жаль, что краски было очень мало. Существо божилось великим именем Императора, что это один из артефактов Древних. Но я не поверил, наша наука далеко шагнула вперед и без артефактов. Мест в захолустном отеле для нас не оказалось и мне пришлось купить весь отель, посредством компьютерной сети «Глоботек». Это я сделал зря. Мне нельзя было выделяться. Я выбрал для нас лучший номер.

Я в миг уволил управляющего и нанял другого. Попутно изучил бухгалтерские книги отеля «Крысиный хвост», обнаружив двойную бухгалтерию.

Мои партнеры яились только вечером. И привели с собой худющего человека неопределенного возраста. У меня создалось впечатление, что бедняга не ел больше недели. По внешнему виду — самый настоящий узник концлагеря.

— Вот, — сказал Скатик, — мы нашли его.

— Кто это? — Не понял я.

— Этот человек бесмертен. — Ланг прищурившись посмотрел на меня.

— Ой ли?

Вот по ушам втирают. Хотя может через руки этого задохлика и прошел какой-нибудь артефакт Древних, давший ему бессмертие. Я сделал вид, что поверил им. Чтож, пусть будет бессмертие. Если это так — то это самый потрясающий Артефакт. И конечно же он будет моим. Представляете: Грен — бессмертный Император!

— Ой ли, — передразнил меня Скатик, — стали бы мы связываться, если бы дело было не стоящим. Он последний узник межгалактического концлагеря.

Значит на счет концлагеря я угадал. Интересно, где у нас в Галактике остались концагеря? Может быть существуют подпольные? Последний такой лагерь всепроникающий Патруль накрыл около ста сорока лет назад. Хотя… Впрочем богатых извращенцев хватало во все времена.

— Это был лагерь Древних, — наконец заговорил бывший узник, — автоматический. Назывался он…

— Неважно, — Ланг закрыл рот узника рукой. Там наш друг и приобрел бессмертие.

— Почему же раньше не искали сей артефакт?

— Хм, — Агапону никто не верит, считают его факиром и пропойцем. Но мой брат Барт тоже знал об этом, — Скатик развел руками, — И Агапона мы исследовали, его ткани не стареют.

— Значит он вечно будет этаким задохликом. — Подъитожил я.

— Сам ты задохлик, — обиделся бывший узник, — я жертва политического пр-р-р-роизвола.

Ноги его подкосились и он упал на пол гостиничного номера, что-то напевая себе под нос.

— Пьян, — просто сказал Ланг, — как всегда. Ему не надо жалеть свою печень.

— Он с нами полетит? — Спросил я.

— Боже упаси! — Скатик нахмурился, мы владеем полной информацией, я у него еще в прошлую встречу все выведал, а до этого Барт с ним беседовал. Положи этой жертве произвола пару кредиток в карман на опохмелку. А я пойду вызову портье, пусть вытащат этого засранца на улицу и номер нужно проветрить. Ой как воняет.

— Его что нельзя убить? — Спросил я. — И где находится этот Артефакт?

— Ну что ты, как маленький, — Ланг пинками поднимал Агапона (имя-то какое странное), — конечно можно. Просто у него никогда не будет биологической старости. А координаты узнаешь когда взлетим. Больше посадок не будет. Завидуешь ему?

— Нет, знаешь, быть пьяным целую вечность, — я сморшился. — У меня был знакомый, так у него в кищечнике поселилась уникальная микрофлора, перерабатывающая мясные продукты в алкоголь. Хочешь опьянеть, сьешь котлету и все, вот тебе и градусы и закуска сразу.

— Чего только не бывает, — долговязый Ланг посмотрел на меня так, как будто искал изъяны на моем лице, — а мы раньше не могли встечаться?

Я помотал головой, может быть ОН УЗНАЛ МЕНЯ? Нет не может быть, не надо было покупать этот чертов отель. Ладно недвижимость всегда в цене. В следующий раз буду осмотрительнее…

В дверь постучали.

— Это Скатик, — Ланг подошел к двери и щелкнул замком. В этот же миг, он сложился попалам от удара между ног и упал на бессмертного.

В номер ворвались трое молодчиков, разкаченных до безобразия. Один был одет в добрый костюм тройку, остальные затянуты в кожу.

«Мне нейтрализовать их» — спросил мысленно мой виртуальный Защитник. Защитник — очень уникальное устройство. Оно находится за приделами нашего измерения. Как оно устроено я не знаю, но силенок у нее хватит для уничтожения целой армии. Защитник всегда со мной с самого моего рождения. Если я им воспользуюсь, то раскрою себя. Придется выкручиваться без него. «Не надо» — мысленно ответил я.

Видимо отель служил прикрытием для деяний местной мафии. Что там — наркотики?

— Кто купил отель? — Спросил детина в костюме.

— Вот он, — за спинами вышибал появился бывший управляющий отелем.

— Ты покойник, — вышибала вытащил огромный лазерный «Терминатор».

— Стоп ребята, — мои мысли беспокойно забегали, ища выхода, — я ничего менять не собираюсь, пусть все идет как шло раньше. Только этого человека, — я кивнул на старого управляющего, — я назад на работу не возьму.

Услышав мое заявление, детина в костюме замялся и опустил лазерный пистолет.

— Все, говоришь, по старому?

— Да, — подтвердил я, — по старому.

— Ну это другое дело, — он обернулся к коженным болванчикам, — тащите самую дорогую водку и закуску, мы это обмоем.

Бывший управляющий в момент испарился вместе с двумя вышибалами.

— Меня зовут Коренг, — громила протянул мне свою огромную ручищу. — Только мы тебе своего управляющего рекомендуем, ладно. И извини, что твоего друга немного пнули.



— Я — Грег. — От такого поворота событий я открыл рот и кивнул.

— А что делает в твоем номере Агапон? — Он указал на вечного пьяницу.

— Пристал к моим друзьям, привели его в номер, что бы дать несколько кредиток. Отель вам нужен из-за распространения наркотиков?

— Да, из-за них родимых. Он опять про бессмертие гундосил? — Коренг ловко поднял обоих, как буд-то они были не весомыми и бросил на диван.

Я кивнул и присмотрелся к своему новому знакомому. Прическа «площадка», как у спецназовцев, наколотый на бицепце арлекин, узкие всегда прищуренные глазки и нос картошкой. В добавок еще огромный волевой подбородок. Классическая внешность майора Имперских войск. Да и наколочка знакомая, только вот не помню, что она обозначает…

— А, наколка, — перехватил мой взгляд Коренг, — по молодости служил в Имперских войсках. Ныне капрал запаса космической пехоты. Теперь вот свой доходный бизнес имею. Все-таки Агапон здесь неспроста, похоже его сказочка былью обернулась. Где там эти олухи, едрена мать?

Это твой крейсер на космодроме красуется, можешь не отвечать и так знаю что твой. Богатеи просто так в это захолустье не заглядывают. Значит сказочка верна. Существует где-то артефакт Древних, дающий бессмертие. Ну и с негодяями ты связался, знаю я одного, того что вышел. Скатик, восемь лет назад, меня кинул на восемнадцать кусков. Я думал он сюда больше не заявится и вот гляди — возник, да еще в обществе богатея…

— Ты здесь не из-за отеля, — сказал я, — хочешь влезть в долю?

— А ты догада, впрочем и из-за отеля тоже. Мне мои восемнадцать кусков вернуть хочется, сумма, сам понимаешь, приличная. Скатик ее просто так не вернет. Придется за ним присмотреть. Короче, — он лукаво посмотрел на меня, — я набиваюсь к тебе в телохранители. Мое дело ты можешь запросить по «Глоботеку». По рукам, в долю вашего предприятия я не лезу. Или ты можешь мне отдать мои деньги за Скатика?

Восемнадцать кусков, да за такие деньги можно целую планету купить. Это какими суммами тогда ворочает Скатик? Уму не постежимо. Козел! Куда я влип? А может быть это подставка Скатика? Если что, Защитник их почикает на маленькие кусочки. Терять не чего.

— Денег я тебе таких дать не могу, подумаю до утра над твоим трудоустройством, — я вздохнул, дело становилось более интересным, конечно же я соглашусь, — а мне понравилась твоя инсценировка.

— Это не инсценировка, а умелая импровизация… — Коренг договорить не успел, потому что в комнату ворвался запыхавшийся Скатик.

Увидев бывшего капрала, Скатик посерел и опустив голову, сел на пол.

— Нашел меня все-таки, ублюдок, — сквозь зубы процедил он.

Нет, друзья мои, вы не играете, все понастоящему. Это не подставка ловкача Скатика. Или я не психолог. Но как-то все гладко получается… Впрочем, я же сам хотел развлечений. Вот их тебе — полный баул… Меня, Императора, выкормыша Имперского Дома, уже ничего не удивляет.

— Нашел. Это ты, казел, набрался наглости сюда прилететь…

На диване застонал бессмертный, а Ланг приподнял голову. Я решил их удивить:

— Господа, позвольте мне представить вам моего телохранителя, — я положил руку на плечо Коренгу, — вот он. В долю он не лезет.

— Нет, — заорал, вскочив Скатик и выхватив из кармана небольшой стилет, перерезал горло бессмертному, — без меня вы ничего не узнаете.

Кровь брызнула фонтаном из перерезанной артерии Агапона и залила лицо Ланга. Тот завизжал как недорезанный Хрюк. Вот так глупо погиб, единственный бессмертный человек в Галактике. А может быть не единственный?

— Ты что, — рявкнул Коренг, — зачем местную достопримечательность убил, Иуда?

Бывший капрал так посмотрел на моих компаньонов, что они свои буйные головушки опустили. Их планы летели ко всем чертям. Теперь нас было двое на двое, если конечно не считать Защитника. В этот момент в номер вошли коженные болванчики с огромными пакетами.

— Срочно похороните Агапона и уберите кровь, — распорядился Коренг, — а мы обмоем наше новое дельце. Все равно скажете координаты, вот Агопона жалко, хороший был мужик.

Он победоносно улыбнулся. Теперь Скатику нет пути назад, придется ему согласиться со мной и взять капрала на борт. Ланг возражать не станет, он всего лишь шестерка Скатика.

А мне Коренг очень понравился, в нем чувствовалась военная выправка. Жаль, что Армия теряет таких людей. Некоторые спиваются, а такие, как капрал находят себе занятие «по душе». Мне даже показалось, что я до определенной степени могу ему доверять.

Я оказался прав — наша цель находилась в Большом Магелановом облаке. Скатик и Ланг очень долго сопротивлялись, но под нажимом капрала все-таки дали примерные координаты артефакта Древних. Взамен Коренга заставили подписать договор, по которому он отказывался от доли нашего мероприятия. Скатик же написал долговую записку. Все документы пришлось заверять мне, как командиру корабля.

Коренг оказался прекрасным собеседником и мы целыми днями вели с ним философские разговоры. Скатик и Ланг сторонились его, пытаясь делать вид, что они хозяева положения.

— Наш Император черезчур груб и жесток, — говорил бывший капрал, — но с другой стороны — мягкотелые монархи долго не засиживались на троне. Народ нуждается в сильных пастухах.

— Я хотел вас спросить, почему вы ушли из Армии? — Я давно хотел задать Коренгу этот вопрос, — или вас выперли?

— А вы что, не интересовались моим личным делом?

— Да, у меня как-то не было времени, — соврал я (мои источники говорили, что его дело в «Глоботек» — липовое), — я привык верить людям.

— Странное, скажу я вам, качество. Я раньше был лейтенантом. Мой взвод по ошибке забросили к мирному городу. Мы приступили к заданию, а когда обнаружили, что уничтожаем мирных жителей, я дал приказ — отступать. Потом был трибунал. Так я стал капралом. Не люблю это вспоминать.

— Извините!

— Ничего страшного с… сэр. Вот мы уже две недели в космосе и все две недели, я приглядываюсь к Вам, сэр. Ваша внешность кажется мне знакомой, и даже очень знакомой.

— Это вряд ли, — отшучивался я, — мне говорили, что с похмелья я похожу на Императора.

Ему нравилась шутка, он довольно похлопал меня по плечу.

— Да, но сейчас вы трезвы, трезвехоньки. — Блеск его лукавых глаз мне не нравился.

Вдруг, он все знает? Нет этого не может быть, успокаивал себя я…

Скатик и Ланг почти две недели не показывались мне на глаза, маясь дурью в своей каюте. Судя по показаниям следящих приборов — они играли в карты, незаметно готовя какую-нибудь пакость. Но со мной был Коренг, я ему доверял, даже сам не знаю почему…

Вдруг заревели корабельные сирены, я как раз находился в рубке управления, хотел перевести свой крейсер в режим автопилотирования. Я взглянул на сканер: черт, навстречу нам шла Имперская эскадра с личной яхтой Императора во главе. То есть с моей яхтой. И клон купался в данный момент в ее роскоши. Я даже немного позавидовал ему. Если они нас заметят — остановят и разоблачат меня. А вот этого я как раз и не хотел. Развлекаться — так до конца. У меня есть прекрасный прибор-артефакт Древних, делающий мой корабль невидимым для любых имперских сканеров. Я уже вам говорил, что артефактов у меня очень много. Самый первый артефакт достался мне от отца. Это мой виртуальный Защитник. Я выключил сирену и включил артефакт. (Скажу вам по секрету — я собрал все известные науке артефакты, или почти все. Это у меня хобби такое.)

Со стороны визуально корабль нельзя было заметить. А сканеры фиксировали лишь повышенное содержание водорода в вакууме, что в принципе не так уж и редко встречается в межзвездном пространстве. Теперь можно подойти поближе к эскадре и «поглазеть на себя» со стороны. Я сделал резкий маневр и приблизился к имперской яхте. В командную рубку вбежали Скатик, Ланг и Коренг.

— Ты что рехнулся? — Заорал Скатик. — Нас же сейчас в щепки разнесут.

— Не бойся, — Я похлопал его по его огромному брюху, — у меня лучшая в Империи защитная система. А теперь покиньте пожалуйста рубку, иначе я могу устроить столкновение, причем не специально.

Коренг выпроводил моих незадачливых загаворщиков и вышел сам. Они нехотя покинули рубку. «Черт, — подумал я, — и зачем я выкаблучиваюсь?». Мои сканеры принялись искать лжеимператора. Спустя минуту, я обнаружил, что клон занимается любовью с моей любимой фрейлиной в бассейне яхты. Как он похож на меня. Ну и пусть тешится. Я когда-нибудь вернусь на свое место, а тебя отправлю спать в анабиозную ванну на какой-нибудь захолустной планетке Переферии. Клон вонючий. Ты уже наверное переспал со всей женской половиной дворца. И с моей любимой фавориткой Ксеной. Нет, с начало я тебя кастрирую…

Крейсер медленно отошел от имперской яхты и взял прежний курс. В этот момент мне показалось, что что-то покинуло меня, внутри возникла небольшая пустота, как будто малюсенькая черная дыра залезла мне в голову. Тогда я еще не знал, что произошло со мной… А если бы знал, бросил бы к черту эту дурацкую затею — искать бессмертие… Мне кажется, каждое разумное существо хотело бы знать, что же там за границей жизни?

Еще через неделю, после того, как я получил окончательные координаты, мы прибыли к гигантскому старинному межзвездному памятнику. Памятник был гигантских размеров — три километра в длину и километр в ширину. Мы вчетвером стояли на смотровой палубе с разинутыми ртами. Памятник изображал четверых существ, борющихся с огромной змеей. Два мужчины втыкали в змею свои гигантские копья, но змея увивалась от их ударов. Узкоглазая женщина восточной внешности била змею прикладом разряженного скортера. Она кого-то мне напоминала, но кого, я понять не мог. Четвертое существо походило на демона преисподней, оно держало в руках магический талисман, видимо с помощью магии пытаясь уничтожить змею-монстра.

Тут до меня дошло — это же легендарные борцы с завоевателями, они полторы тысячи лет назад смогли остановить экспансию Бастиона Духов. Даже по именам их помню. Женщину зовут Путаной, мужчины — великие воины: Славин и Кастрицки. И с ними демон с потустороннего мира, Кажется его звали ЛАН-гу. Демон был страшный. Может быть страшный даже не то слово. Ужасно страшный. Его кости располагались снаружи и глаза были как у рака на палочках. Пасть, нет такая во сне приснится — умрешь. Даже в каменном виде он был ужасен. Но ведь это же сказка! Никакого Бастиона Духов никогда не существовало. Этой легенде как минимум около тысячи пятисот лет. Хотя это очень большой промежуток времени. Любая сказка станет былью. И ведь памятник кто-то же поставил. Да еще такой гигантский… А Бастион Духов по преданию — планета Древних Магов, пришедших в нашу вселенную из других пространств. Им была чужда любая мораль. Они были злом в чистом виде, неужели они смогли оставить нам артефакт, дарующий бессмертие?

— Скоро будет планета, где Агапон нашел бессмертие, — Скатик почесал свой массивный живот, — и согласно нашему договору Вы на планету не спускаетесь. Мы найдем артефакты и вернемся.

— Да, я уверен, — Коренг демонстративно встал в боевую стойку, — вы возьмете артефакт и смотаетесь, оставив нас с носом. Вас не планете наверняка ожидает корабль с сообщниками. Нас же вы использовали как таксистов.

— Можешь пойти с нами громила, но командор останется на корабле, должен же в случае чего кто-то нас выдернуть с этой проклятой планеты. Кстати, где ваш планшет Шеф? — Он обернулся ко мне. — Я записал вам координаты орбиты.

— Я знаю об этой планете, — сказал я, — там жили таинственные маги, похищающие разумных существ со всего Обитаемого Мира. Эти несчастных затем использовали в своих играх и экспериментах. Но я всегда думал, что это просто сказочки для молодых курсантов. Коренг, сходи пожалуйста в мою каюту и принеси мой электронный планшет.

Бывший капрал неохотно покинул рубку, словно не хотел оставлять меня без своей защиты.

— Откуда знаешь, — спросил вошедший Ланг, — это редкая информация?

— Я был в Большой Имперской библиотеке… — Сказал я и тут же пожалел об этом. Черт, я чуть сам себя только что не спалил.

— Он подстава, — заорал Ланг, — Скат, мочить их надо.

И они оба достали карманные скортеры. Где они их взяли? Как смогли пронести на борт? Теперь это было уже не важно. И Коренга рядом не было. Но у меня есть два козыря. Я хотел активизировать пульт управления боевыми роботами, спрятанными в стенах крейсера. Но мои кибербойцы почему-то не появились. Как они меня, интригана с огромным стажем так легко обыграли? Видно старею я, старею… Теряю хватку… Император хренов!

— Не волнуйся, — Скатик лукаво улыбнулся, — Ланг роботов отключил, пойми мы не лохи какие-нибудь. Все предвидели, только одного не знаем — кто же ты на самом деле? А? Убивать тебя не будем! Мало ли какие сюрпризы есть на твоем крейсере. Может быть ты и свою жизнь выторгуешь чуть позже. А? Высадим тебя на необитаемой планете, мы ведь не звери, понимаешь, не звери… Но с начало ты нам скажешь кто ты такой.

— Достанем бессмертие, — Ланг еле-еле сдерживался, что бы не рассмеяться, — и высадим тебя на Бастионе, может быть еще чего-нибудь найдешь и для себя. А я пойду разделаюсь с твоим телеком.

«Защитник, — мысленно позвал я, — Защитник». Но Мой виртуальный охранник не появился. Этого просто не могло произойти, но тем не менее это случилось. Защитник бесследно исчез, растворился. Все, я пропал.

— Что разочарован, — Скатик привязал меня к пилотскому креслу. — Пойду помогу убрать Коренга.

И вот в рубке я остался один, да в добавок еще и привязанный к креслу.

Внутренние, мужские слезы досады застряли у меня в горле. Я их всех, да они у меня на дыбе погибнут, сгнюют на рудниках вместе с моим клоном. Чтоб всем им не ладно было. Сам виноват, хотел приключений — вот их полный крейсер и планета в придачу. А я корчил из себя супермена, оказавшись обычным слизняком. Ладно хватит самокопания. Больше меня интересовал вопрос — куда делся мой Защитник. Впрочем, я понял куда. Когда я близко подходил к кораблю с клоном, Защитник мог растеряться и из нас двоих выбрать клона. Биополя и другие характеристики у нас были одинаковыми. Все-таки нынешний, то есть сиюминутный Император, был моей копией.

На нижней палубе громыхнуло. Потом кто-то заверещал. Затем послышались глухие скортерные выстрелы.

— Громкую обзорную связь, — сказал я автомату. Пытался развязаться, но чем сильнее я ерзал, тем сильнее хитроумные узлы затягивались на моих запястьях.

Включились динамики. Они усилили свист пуль. и грохоты выстрелов. Беспорядочная канонада продолжалась около получаса. Потом резкая тишина и чей-то слабый стон.

— Коренг, — ты жив, — крикнул я в пустоту, — жив?

В ответ из динамиков прилетело слабое шуршание и легкий стон.

Еще через час в рубку вполз окровавленный Коренг. Он приподнялся и отдал мне честь. Голова его была разбита, в левой части груди сияла розочкой смертельная рана.

— Майор Седаг — имперская разведка, ваше величество, я их обоих убил, вы вне опастности.

— Ты все знал?

— Да, ваше величество, знал. Что тот — клон! Имперская разведка раскусила ваш маневр и меня сразу же послали на ваши поиски.

— Мне показалось, что ты был знаком с обоими бандитами?

— Да у меня служба такая, личин много было. Я умираю, мой император, сейчас я вас развяжу.

Он подполз ко мне, оставляя на полу кровавую линию. Приподнялся пачкая меня. В ослабевшей руке майора появился ножик. Одно профессиональное движение и веревки отпустили меня. Я вскочил и поддержал Коренга — Седага. Господи, побольше бы Империи таких людей — я бы горы своротил, навел бы порядок в государстве.

— Мой император, — изо рта майора шла кровь, — я всегда вас уважал, пожалуйста уничтожьте Бастион Духов, человечеству не нужно бессмертие. Это мое последнее жела…

Трупы Скатика и Ланга я просто выбросил за борт. Собакам — собачьи похороны! Тело Коренга обернул в Имперский флаг и похоронил, как хоронят астронавтов — выстрелил ракетой. Великая почесть — его хоронил сам Император. А Бастион…

Заключение

На следующий день я летел к памятнику с чемоданчиком в руке. Легкий скафандр с ракетной тягой мешал мне. Чемоданчик с тактическим ядерным зарядом оттягивал руку. Памятник оказался полым внутри. Вчера я набил его КЕ-8 — мощнейшей взрывчаткой, ее объем как раз позволял разнести в дребезги планету с такими характеристиками, как у Бастиона Духов. Ну, а чемоданчик будет детонатором. Думаю, те кому полторы тысячи лет назад построили этот чудесный памятник — простят меня. Они сами боролись с Бастионом. На планете наверняка осталось множество различных артефактов. И они могут быть использованы во зло…

Я посмотрел на памятник в последний раз. Что-то беспокоило меня. Вдруг я понял. Боже мой, Путана, изображенная в героической позе, неизвестным скульптором, как две капли воды походила на мою потерянную Кемуру. Вот, значит ты куда попала, девочка моя. Ты всю свою жизнь посветила борьбе с Бастионом Духов. Я тем более, должен взорвать его. Нас с тобой разделяет столько лет (Путана — Кемура — главная героиня первой книги.) А твою планету мы поставили на колени. Директората уже давно нет. Сардай входит в состав Империи и является лучшим галактическим курортом… Кто бы мог подумать, что легендарная Путана и моя Кемура — одно и тоже лицо…

Я вернулся на крейсер. Сейчас нажму на кнопочку пульта, памятник изменит свою орбиту и постепенно упадет на эту проклятую планету. Ну а бессмертие… Человечество до него еще не доросло. Представляете, все бессмертные… Нет тяги к жизни, нет… Впрочем, вы сами знаете… Хотя как хочется попробовать этого бессмертия… Я скрипнул зубами и нажал на кнопку… Кемура меня бы поддержала…



home | my bookshelf | | Последний артефакт |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу