Book: Умереть первым



Умереть первым

Джеймс Паттерсон

Умереть первым

Хочу выразить признательность моим друзьям, чей самоотверженный труд и большой опыт помогли мне в написании данной книги. Доктору Грегу Зорману, главному врачу нейрохирургического отделения госпиталя Лейкленд, Форд-Лодердейл, штат Флорида, который очень поддержал меня в трудную минуту. Обаятельным и талантливым Ферну Гальперину, Мэри Джордан, Барбаре Грошевске и Ирен Маркоски.

Пролог

Инспектор Линдси Боксер

Несмотря на необычно теплую для июля ночь, я дрожу, стоя на большой террасе из массивного серого камня, находящейся позади моей квартиры. Я смотрю вниз на величественную панораму Сан-Франциско и прижимаю к виску холодный ствол служебного револьвера.

— Боже мой, черт бы тебя побрал, — прошептала я, подумав, что фраза получилась глупой, сентиментальной, но в то же время вполне справедливой и подходящей для такого случая.

В этот момент я услышала слабое ворчание Марты, повернулась и увидела, что она пристально наблюдает за мной из-за ведущей на террасу стеклянной двери. Марта знает: что-то случилось.

— Все нормально! — прокричала я ей сквозь стекло. — Со мной все в порядке. Ложись и успокойся, девочка моя.

Марта не ушла и даже не отвернулась. Она моя хорошая, добрая и преданная подруга, которая никогда не забывала пожелать мне спокойной ночи на протяжении последних шести лет. Глядя в глубокие глаза колли, я вдруг подумала, что, может быть, мне стоит вернуться в квартиру и позвонить подругам. Клэр, Синди и Джилл окажутся здесь еще до того, как я положу трубку. Они обнимут меня, успокоят и найдут нужные слова. «Ты замечательный человек, Линдси, — скажут они, — и все любят тебя».

Только я абсолютно уверена, что завтра вечером или послезавтра я снова приду на эту террасу с револьвером в руке. Просто я не вижу выхода из этого жуткого тупика, несмотря на то что обдумывала данную ситуацию сотни раз. Конечно, я могу быть предельно логичной и разумной, но в то же время я чрезмерно эмоциональна, и это редкое сочетание является моим главным преимуществом в качестве инспектора полицейского департамента Сан-Франциско. Именно поэтому, вероятно, мне удается добиться большего успеха в своей работе, чем многим мужчинам из отдела по расследованию убийств. Разумеется, никому из них и в голову не придет выйти на террасу с целью вышибить себе мозги собственным служебным оружием.

Я провела холодным стволом по щеке, а потом снова приставила его к виску. О Господи! Это напомнило мне Криса и его мягкие руки, отчего я чуть не расплакалась. Все эти воспоминания пролетают в моем сознании так быстро, что я просто не могу совладать с ними. Эти ужасные убийства во время медового месяца, которые потрясли весь наш город, непостижимым образом смешались с воспоминаниями о моей маме и даже об отце, хотя последние были довольно смутными. И конечно, о моих лучших подругах — Клэр, Синди и Джилл. Я даже себя часто вспоминала в том возрасте, когда никто еще не мог представить, что я действительно работаю в полиции, в отделе по расследованию убийств и являюсь единственной женщиной-инспектором во всем полицейском департаменте Сан-Франциско. Мои друзья часто говорили, что я больше похожа на Хелен Хант, жену Пола Рейзера из фильма «Без ума от тебя». Но я не была Хелен Хант, когда вышла замуж, а мой супруг тем более не был похож на Пола Рейзера.

Как все это тяжело, плохо, несправедливо. И так не похоже на меня. Я вспоминала Дэвида и Мелани Брандт, первую пару, которая была убита в «Мандариновом номере» отеля «Гранд Хайатт». Видела тот ужасный номер, в котором они умерли так бессмысленно и безвременно.

И это было только начало.

Книга первая

Дэвид и Мелани

Глава 1

Превосходные красные розы на длинных стеблях заполняли почти весь гостиничный номер. Это действительно был прекрасный подарок, как, впрочем, и все, что происходило в тот день.

Конечно, где-нибудь в мире и найдется более счастливый человек, думал Дэвид Брандт, нежно обнимая свою невесту Мелани, но только не в Сан-Франциско. Более счастливым может быть лишь какой-нибудь житель Йемена, крестьянин и ревностный поклонник Аллаха, да и только потому, что судьба послала ему вторую козу.

Они посмотрели из окна «Мандаринового номера» отеля «Гранд Хайатт» на мерцающие вдали огоньки Беркли, на мрачные очертания острова Алькатрас и на изящные контуры ярко освещенного моста «Золотые Ворота».

— Это невероятно! — просияла Мелани. — Я бы не изменила ни единой секунды в сегодняшнем дне!

— Я тоже, — прошептал Дэвид. — За исключением, может быть, того, что не пригласил бы своих родителей.

Они весело рассмеялись.

Несколько минут назад они распрощались с последним из трехсот гостей, которые собрались в банкетном зале отеля отпраздновать их свадьбу. Теперь все это позади — многочисленные тосты, поздравления, пожелания самых невероятных благ, танцы, праздничная суета, вспышки фотоаппаратов и бесконечные поцелуи над свадебным тортом. Теперь они остались наедине и могли насладиться общением друг с другом. Им было всего лишь по двадцать девять лет, а впереди их ожидала долгая и счастливая жизнь.

Дэвид потянулся за парой наполненных до краев и запотевших бокалов шампанского, которые оставил на небольшом, сверкающем лаком столе.

— У меня есть тост! — торжественно объявил он. — За второго самого счастливого человека на свете.

— Второго? — с искренним удивлением переспросила Мелани и хитро улыбнулась. — А кто же первый?

Они сделали несколько глотков из кристально чистых бокалов.

— Арабский кочевник со своей второй козой, о котором я расскажу тебе позже, — шутливо пояснил Дэвид и вдруг поднял вверх руку, припомнив нечто важное. — У меня кое-что есть для тебя.

Он уже подарил Мелани превосходное свадебное кольцо с бриллиантом в пять карат, но помнил, что она надела его только для того, чтобы умилостивить его родителей. Дэвид подошел к твидовому пиджаку, висевшему на спинке стула, и вернулся с небольшой коробочкой для драгоценностей.

— Нет, Дэвид! — запротестовала Мелани. — Самый лучший подарок для меня — это ты.

— И все равно открой, — настойчиво попросил он. — Тебе это понравится.

Мелани открыла красивую коробочку и увидела на фоне зеленого сукна великолепные сережки, выполненные из серебра и украшенные парой сверкающих бриллиантов.

— Они такие же прекрасные, как и ты, — тихо шепнул Дэвид.

Мелани приложила их к мочкам ушей и просияла от счастья. Он прав, они действительно так же прекрасны, как она.

— Нет, меня ты волнуешь больше, чем они, — пробормотал Дэвид, поцеловал невесту и стал расстегивать молнию на ее шикарном свадебном платье. Затем поцеловал Мелани в шею и наклонился над грудью, но в этот момент в дверь номера громко постучали.

— Шампанское! — послышался из коридора чей-то грубый голос.

Дэвид недовольно поморщился и хотел крикнуть, чтобы шампанское оставили перед дверью. Весь вечер он мечтал поскорее уединиться с невестой и сбросить платье с ее белоснежной груди.

— О, забери его, — тихо прошептала Мелани, внимательно рассматривая серьги. — А я тем временем надену их.

Она вырвалась из его объятий и направилась в ванную комнату, радостно сверкая огромными карими глазами. Боже, как Дэвид любил эти глаза!

Приближаясь к двери, он улыбался и думал, что никогда не променял бы свое место мужа этой очаровательной женщины на что-либо другое.

Даже на вторую козу.

Глава 2

Филлип Кампбелл много раз пытался представить этот момент, эту волнующую сцену. Услышав шаги, он сразу догадался, что дверь откроет жених.

— Мои наилучшие поздравления, — пробормотал Кампбелл, переступая порог номера и протягивая шампанское.

Перед ним стоял высокий красивый мужчина в расстегнутой рубашке и небрежно болтающемся на загорелой шее галстуке.

Дэвид Брандт бросил на него быстрый взгляд, а потом уставился на перетянутую яркой лентой коробку с шампанским. «Кло дю Месниль», 1989 года изготовления.

— Интересно, что самое ужасное из всего, что только случалось в этом мире? — тихо пробормотал Кампбелл себе под нос. — Способен ли я на такое? Обладаю ли я качествами, которые необходимы для этого?

— А открытки здесь не было? — поинтересовался Дэвид, шаря по карманам в поисках чаевых.

— Нет, сэр, только это, — решительно произнес Кампбелл и, шагнув вперед, глубоко вонзил нож в грудь жениха, стараясь попасть между третьим и четвертым ребром, где проходил самый короткий путь к сердцу. — За человека, у которого все есть, — добавил он в ту же секунду и, подхватив на руки обмякшее тело Дэвида, осторожно захлопнул за собой дверь. После этого он прислонил его к двери и еще глубже воткнул нож в тело.

Лицо Дэвида перекосилось от боли, а в глазах застыло недоумение, смешанное с ужасом. Он отрывисто дышал, а из груди вырывались хриплые звуки, напоминающие сиплое бульканье сдавленной и с трудом прорывающейся наружу жидкости. Для Кампбелла это было восхитительное зрелище. Он почти физически ощущал, как вместе с хрипом уходят последние жизненные силы человека, который только что испытал самые радостные чувства в своей жизни. И вот теперь он медленно умирает.

Кампбелл отступил, и бездыханное тело жениха рухнуло на пол. Комната поплыла перед его глазами, все запрыгало, завертелось, как в раскачивающейся на волнах лодке, и происходящее стало напоминать Кампбеллу привычные сцены из телевизионных новостей. Поразительное, ни с чем не сравнимое ощущение! Ничего подобного он и представить не мог.

Кампбелл услышал донесшийся из ванной комнаты голос жены, стряхнул с себя наваждение и вынул нож из окровавленной груди Дэвида. Он бросился к ванной комнате, чтобы перехватить жену в тот момент, когда она будет выходить оттуда.

— Дэвид? — позвала Мелани, мило улыбаясь и поправляя свадебное платье. Увидев перед собой незнакомого человека, она остановилась как вкопанная и с недоумением уставилась на него. — А где Дэвид? Кто вы такой?

Мелани медленно оглядела незваного гостя, задержав взгляд на его лице, потом посмотрела на окровавленное лезвие ножа и только после этого с ужасом уставилась на неподвижно застывшее тело мужа.

— Дэвид! — вскрикнула она, заламывая руки. — Боже мой! Дэвид! Дэвид!

Кампбелл подумал, что больше всего хотел бы сохранить в памяти этот эпизод, запечатлевший застывшие, преисполненные ужасом и широко открытые от безумного страха глаза. Еще мгновение назад они были полны надежды и радости, а сейчас покрылись мутной пеленой отчаяния и неописуемого ужаса.

— Вы хотите знать, почему я это сделал? — нарочито мягко спросил он. — Я тоже хотел бы это знать.

— Что вы наделали?! — закричала Мелани, все еще не осознавая трагичность ситуации.

Ее потемневшие от страха глаза блуждали по комнате, безуспешно пытаясь найти выход из этого кошмара. В конце концов она бросилась к двери гостиной, однако Кампбелл был начеку и, схватив ее за руку, притянул к себе и приставил к горлу окровавленное лезвие ножа.

— Пожалуйста, — едва слышно прошептала она, — не убивайте меня. Умоляю вас.

— По правде говоря, Мелани, — ухмыльнулся Кампбелл, — я пришел сюда, чтобы спасти вас.

С этими словами он медленно опустил лезвие к ее груди и вонзил его до самой рукоятки. Мелани дернулась, издала громкий крик и посмотрела на него безумными глазами, которые вспыхнули на мгновение, как яркая электрическая лампочка, навсегда запечатлев так и не прозвучавший вопрос: за что?

Кампбеллу понадобилась минута, чтобы прийти в себя после этого волнующего момента агонии и смерти. В носу слегка щекотало от терпковатого запаха жертвенной крови Мелани Брандт, а он все еще не мог поверить в реальность того, что только что свершилось. Справившись с волнением, Кампбелл подхватил на руки легкое тело невесты, отнес его в спальню и осторожно положил на широкую кровать. Мелани была прекрасна в этот момент. Изящные и тонкие черты лица, нежная кожа и молодая кровь на груди. Он вспомнил, как впервые увидел Мелани и был поражен ее красотой и изяществом. А она была недоступной для него и думала, что теперь весь мир будет у ее ног.

Кампбелл провел пальцами по ее нежной щеке, а потом прикоснулся к сверкающей лунным светом сережке. Интересно, что самое ужасное из всего, что только случалось в этом мире, снова подумал он, прислушиваясь к гулкому биению сердца. Именно то, что он только совершил? Может ли быть нечто более ужасное, чем смерть этой супружеской пары?

Нет, это еще не самое ужасное, ответил ему внутренний голос. Пока еще не самое, но все впереди.

Филлип Кампбелл оглядел Мелани с головы до ног, а потом стал медленно поднимать ее прекрасное белоснежное свадебное платье.



Глава 3

В то прохладное июньское утро, которыми обычно славится летнее время в Сан-Франциско, часы показывали почти половину девятого. Был понедельник, не предвещавший мне ничего хорошего. Стало быть, и вся неделя окажется такой же неприятной и тяжелой. Я сидела в приемной своего врача, доктора Роя Орентхолера и рассеянно перелистывала старые номера «Нью-йоркера», думая только о том, чтобы поскорее освободиться и поехать на работу.

Доктор Рой, как я его иногда называла, был моим лечащим врачом еще в студенческие годы, когда я изучала социологию в государственном университете Сан-Франциско. С тех пор я раз в год регулярно навещала его для рутинного осмотра, однако этот визит вызывал у меня некоторое беспокойство. К моему удивлению, доктор сам позвонил мне в прошлый вторник и попросил заехать к нему в понедельник перед работой. А мне предстоял трудный день, в течение которого нужно было разобраться с двумя незаконченными делами, а потом совершить весьма утомительную поездку в окружной суд. Поэтому я очень надеялась, что быстро освобожусь и к девяти часам буду на рабочем месте.

— Миссис Боксер, — наконец пригласила меня медсестра, — доктор готов принять вас.

Я проследовала за ней в кабинет врача. Обычно доктор Орентхолер приветствовал меня с добродушным юмором и очень старался, чтобы он хоть чем-то походил на полицейский. «Если вы здесь, — к примеру, говорил он, — то кто же тогда охраняет наши улицы от преступников?» Доктор знал, что мне уже тридцать четыре года, из которых последние два я работала ведущим инспектором в отделе по расследованию убийств и в этом качестве часто выступала на судебных процессах во Дворце правосудия.

Но сегодня он был настроен совсем по-другому, встал мне навстречу, молча кивнул и указал на стул. До сих пор мое поведение на приеме у врача было довольно простым: если он воздерживается от шуток, мрачно смотрит и молча указывает на стул, то из этого следуют три вывода, из которых только один может оказаться действительно печальным. Остальные ограничиваются текущими и совершенно неопасными болезнями или просьбой вести правильный образ жизни и заботиться о своем здоровье.

— Я хочу вам кое-что сказать, — осторожно начал доктор Рой, рассматривая на свет какие-то слайды. Он показал на едва различимые пятна сферической формы. — Это сгустки крови, которую мы взяли у вас на анализ некоторое время назад. Вот эти пятна называются эритроцитами, или красными кровяными тельцами.

— Они выглядят довольно симпатичными, — пошутила я, нервно ерзая на стуле.

— Да, Линдси, они действительно симпатичные, — ответил доктор без тени улыбки на лице. — Однако проблема в том, что их у вас очень мало.

Я пристально посмотрела ему в глаза, не зная, что и думать. В душе я надеялась, что он сейчас улыбнется и посоветует мне больше отдыхать и меньше терзать себя сверхурочной работой.

— Это очень серьезно, Линдси, — угрюмо продолжал доктор. — Довольно редкое заболевание, в результате которого ваш организм больше не может вырабатывать достаточного количества эритроцитов. — Он взял другое фото и протянул мне. — А вот так выглядит нормальная кровь.

Я посмотрела на фотографию и убедилась, что она значительно отличается от моей. На ней темных пятен было гораздо больше, и они чем-то напоминали мне нашу городскую площадь примерно в пять часов вечера, когда на ней просто не протолкнуться. Моя же фотография удручала своим пустынным пространством, которое больше напоминало избирательный участок после завершения выборов.

— Но ведь это же поддается лечению? — поинтересовалась я, не сомневаясь в том, что получу желанный ответ.

— Да, Линдси, поддается, — мрачно подтвердил доктор и тут же добавил: — Но все же это очень серьезно.

Неделю назад я пришла к нему проконсультироваться по поводу глаз, которые в последнее время сильно слезились и чесались. А заодно поделилась своими опасениями насчет того, что на нижнем белье иногда остаются пятна крови, и к трем часам каждый день я чувствую себя так, словно внутри поселился какой-то страшный гном, высасывающий все мои силы. Мне приходится работать по четырнадцать часов в день, а то и две смены подряд.

— Доктор, — собралась я с духом, — скажите откровенно, насколько это серьезно? — Последние мои слова прозвучали с каким-то скрипом.

— Красные кровяные тельца играют исключительно важную роль в процессе окисления крови, — терпеливо пояснил Орентхолер. — Короче говоря, без них жизнедеятельность организма становится практически невозможной…

— Доктор Рой, — прервала я его, — мы же не на конференции медиков. О какой степени серьезности вы говорите? Что вы имеете в виду?

— Что вы хотите услышать от меня, Линдси? — уклонился он от прямого ответа. — Диагноз или возможные последствия?

— Я хочу услышать от вас правду.

Орентхолер молча кивнул, встал, обошел вокруг стола и взял меня за руку.

— Хорошо, пусть будет так. Линдси, правда заключается в том, что ваша жизнь в серьезной опасности.

— Это опасно для жизни? — опешила я и с замиранием сердца уставилась на него. Во рту мгновенно пересохло, а перед глазами поплыли темные круги.

— Смертельно опасно, Линдси.

Глава 4

Эти холодные, леденящие душу слова прозвучали как удар молотком промеж глаз. «Смертельно опасно, Линдси». Некоторое время я ждала, что доктор Рой осознает свою ошибку и признается, что это была всего лишь неудачная шутка, не более того. Или по крайней мере скажет, что произошло недоразумение и он просто-напросто перепутал мои анализы с чьими-то другими.

— Я хочу направить вас к специалистам-гематологам, — продолжал как ни в чем не бывало Орентхолер. — Как и у любой другой болезни, у этой свои стадии развития. На первой просто уменьшается количество эритроцитов, что можно поправить в течение нескольких месяцев интенсивного лечения. На второй стадии наблюдается их хроническая нехватка, что тоже в большинстве случаев поддается лечению. А вот на третьей стадии требуется немедленная госпитализация и пересадка костного мозга.

— Так на какой же стадии я сейчас нахожусь? — с трудом выдавила я, чувствуя, что задыхаюсь от нехватки воздуха.

— Ну, если судить по количеству эритроцитов в вашей крови, то вы сейчас пребываете в промежутке между второй и третьей стадиями.

В жизни каждого человека бывают моменты, когда все рушится и на карту поставлено буквально все. В привычное течение жизни врываются катастрофические перемены, а человек натыкается на непреодолимую стену отчаяния и горя. Мне эти чувства были тем более понятны, что я наблюдаю подобные ситуации практически каждый день. И вот теперь настал мой черед. Добро пожаловать в ад.

— И что же это все означает? — слабо спросила я, чувствуя, что кабинет врача поплыл у меня перед глазами.

— Это означает, Линдси, — подчеркнуто спокойно ответил доктор, — что вам придется пройти весьма продолжительный и напряженный курс интенсивной терапии.

Я решительно покачала головой.

— А как же моя работа?

Я работаю в отделе по расследованию убийств почти шесть лет и к тому же два года назад стала ведущим следователем по наиболее важным делам. А это означало, что если повезет и моего начальника повысят в должности, то я займу его место. Тем более что я — единственная женщина-следователь во всем полицейском департаменте и до сих пор не сомневалась, что вскоре возглавлю отдел.

— В данный момент, — продолжал доктор, — я не думаю, что это каким-то образом повлияет на вашу карьеру. Пока вы чувствуете достаточно сил для продолжения работы и будете придерживаться строго режима в лечении, никаких серьезных препятствии для исполнения служебных обязанностей я не вижу. Более того, это может послужить для вас превосходным терапевтическим средством.

Мне вдруг показалось, что стены кабинета быстро сжимаются, сдавливают меня со всех сторон и не дают дышать.

— Я направлю вас к хорошему специалисту, который самым подробным образом проинструктирует вас, — сказал в заключение Орентхолер и стал долго расписывать все достоинства рекомендуемого специалиста, но я уже не слушала его.

Я думала о том, что будет с работой и кому можно рассказать о случившемся. Мать умерла десять лет назад от рака груди, отец исчез из поля зрения, когда мне исполнилось тринадцать лет, а моя сестра Кэт жила тихой, спокойной жизнью в местечке Ньюпорт-Бич и вряд ли обрадуется, если на нее свалится эта неприятность.

Доктор Орентхолер пододвинулся ко мне и прикоснулся к руке.

— Я хорошо знаю вас, Линдси. Сейчас вы наверняка полагаете, что решите эту проблему посредством еще большего погружения в свою работу. Но это было бы очень серьезной ошибкой, если не сказать — трагической. Это действительно очень серьезно, Линдси, и я хочу, чтобы вы позвонили ему сегодня же.

Неожиданно прозвучал сигнал пейджера. Я порылась в сумке и посмотрела на номер. Звонили из офиса, скорее всего Джейкоби.

— Мне нужен телефон, — сообщила я доктору.

Рой посмотрел на меня с нескрываемым неудовольствием и сокрушенно покачал головой, словно хотел сказать, что выполнил свой врачебный долг, а дальше хоть трава не расти.

— Я все поняла, доктор. — Я постаралась успокоить его и нервно улыбнулась. — Мне нужна интенсивная терапия.

Он кивнул на телефонный аппарат на своем рабочем столе, встал и вышел из кабинета.

— Шутки кончились. Боксер, — послышался в трубке взволнованный голос моего напарника. — У нас тут двойное убийство в отеле «Гранд Хайатт».

В моей голове все еще звучали последние слова доктора, и я просто не успела перестроиться на серьезный разговор с напарником.

— Ты слышишь меня, Боксер? — повторил Джейкоби. — Пора приступать к работе. Ты уже едешь?

— Да. — Наконец я сообразила, о чем идет речь.

— И надень что-нибудь приличное, — угрюмо проворчал Джейкоби. — Как если бы собиралась на свадьбу.

Глава 5

Не помню, как я добралась от офиса доктора Орентхолера через весь город до отеля «Гранд Хайатт». Все это время в голове гулко стучали слова доктора о том, что у меня серьезная болезнь, которая в случае крайней запущенности может привести к летальному исходу. Помню только, что минут через двенадцать после звонка Джейкоби мой десятилетний «бронко» скрипнул тормозами и остановился перед парадным входом в отель. Вся прилегающая к нему улица была заполнена полицейскими. Черт возьми, что же там стряслось?

Квартал вокруг отеля был оцеплен полицией, и повсюду мелькали фигуры людей в белой и голубой униформе. Вход в отель был прочно заблокирован, старательные полицейские тщательно проверяли всех, кто входил или выходил из него, некоторые из них тщетно пытались отогнать любопытных зевак, столпившихся у дверей.

Я показала полицейский значок и с трудом протиснулась в вестибюль отеля, где наткнулась на парочку знакомых сотрудников. Одним из них был толстопузый Мюррей, которому остался год до пенсии, а рядом суетился его молодой напарник Васкес. Подойдя к Мюррею, я попросила его коротко изложить суть дела.

— Насколько мне известно, — удрученно начал тот, — на тридцатом этаже убили парочку важных персон. Все следователи сейчас уже там и занимаются делом.

— Интересно, а кто всем командует? — поинтересовалась я, чувствуя необыкновенный прилив энергии.

— Думаю, в данный момент руководство расследованием возложено на вас, инспектор.

— В таком случае я хочу, чтобы все выходы из отеля были немедленно перекрыты. И возьмите у менеджера список всех гостей и обслуживающего персонала. Никто не должен входить или выходить из отеля, если его нет в одном из этих списков.

Через секунду я уже поднималась в лифте на тридцатый этаж. Толпа полицейских и сотрудников отеля подсказала мне, где именно случилось убийство. Я прошла по коридору и остановилась у двери с надписью «Мандариновый номер». Из коридора я сразу же увидела Чарли Клаппера, начальника группы обследования места преступления. Само присутствие этого человека говорило о важности произошедшего. Он возился в своей сумке, окруженный двумя техническими специалистами. Через открытую двойную дверь я заметила огромное количество роз, которыми был уставлен весь номер.

Только после этого я обнаружила в одной из комнат своего напарника Джейкоби.

— Осторожно, инспектор, — предупредил он меня, жестом приглашая к себе.

Моему партнеру было сорок семь лет, но он выглядел минимум лет на десять старше. На большой голове уже выделялась лысина, а оставшиеся волосы заметно поседели. Мы проработали с Джейкоби два с половиной года, но я была старше его по званию, хотя он имел более богатый и продолжительный опыт работы.

Я вошла в номер и чуть не наступила на распростертое на полу тело мужчины. Он лежал у входной двери и, судя по всему, был женихом, который стал первой жертвой неизвестного преступника. Об этом можно было догадаться по его дорогим твидовым брюкам и белоснежной рубашке, на которой уже засыхали пятна крови. Он лежал, скрючившись на полу и прижимая руки к ране на груди. Я глубоко вздохнула и выжидающе посмотрела на Джейкоби.

— Разрешите представить вам мистера Дэвида Брандта, — сказал Джейкоби с грустной улыбкой. — А вон там находится миссис Брандт, — добавил он и показал на спальню. — Думаю, все произошло очень быстро, и они не успели насладиться своим медовым месяцем.

Я наклонилась и долго рассматривала мертвое тело жениха. Он был красив, с черными короткими волосами и мягкими чертами лица, искаженными лишь предсмертной гримасой ужаса и боли. Глаза были широко открыты и застыли с выражением крайнего недоумения. Рядом с телом лежал черный свадебный смокинг.

— Кто их обнаружил? — спросила я Джейкоби, роясь в карманах жениха в поисках бумажника или каких-нибудь других предметов.

— Помощник менеджера, — ответил он. — Они должны были сегодня утром отправиться на Бали, и тот пришел разбудить их и предупредить, что все готово. Бали — это остров, а не казино, инспектор, — объяснил Джейкоби.

Наконец я отыскала бумажник погибшего. Там была всякая всячина: водительские права, выписанные в Нью-Йорке, несколько платиновых кредитных карточек и стодолларовых купюр. Осмотрев содержимое бумажника, я встала и внимательно оглядела номер. Он был оформлен в стиле музея восточного искусства: драконы, картины, фигурки восточных мудрецов, стулья и диваны, украшенные сценами имперского суда. Теперь понятно, почему этот номер люкс получил название «Мандаринового». Он действительно был похож на миниатюрный китайский дворец.

Но больше всего меня поразили розы. Повсюду стояли огромные букеты красных и белых роз на длинных стеблях. Я всегда придерживалась скромности в быту, но если человек хотел произвести впечатление на свою невесту, то обязательно должен был поселиться с ней именно в таком номере и с огромным количеством роз.

— А сейчас давай познакомимся с невестой, — предложил Джейкоби.

Я последовала за ним в спальню и остановилась на пороге. Комната была обставлена в таком же восточном стиле, а на широкой кровати лежало тело молодой красивой женщины. За время службы мне доводилось видеть немало убийств, и я давно уже научилась сразу определять характер преступления, но то, что предстало перед моими глазами сейчас, повергло в состояние шока. Я не была готова к этому и почувствовала, как по спине пробежал холодок.

Невеста лежала на спине в своем прекрасном белоснежном свадебном платье.

Глава 6

Даже наглядевшись по долгу службы на большое количество жертв жестоких убийц, человек никогда, вероятно, не привыкнет к возникающей при этом боли, но это зрелище произвело на меня особенно жуткое впечатление. Невеста была молодой и красивой: спокойной, умиротворенной и совершенно очаровательной, даже несмотря на три красных кровавых пятна, расплывшихся на ее белой груди, как три огромные распустившиеся розы. Она чем-то напомнила мне спящую красавицу из детской сказки, которая терпеливо дожидается своего принца. Однако ее принц находился в другой комнате и в таком же состоянии.

— А что ты хотела за триста пятьдесят баксов в сутки? — пожал плечами Джейкоби. — Прекрасную волшебную сказку?

Я собралась с силами, чтобы не нагрубить напарнику, но так посмотрела на него, что он даже поежился.

— Боже мой. Боксер, что я такого сказал? — сконфузился Джейкоби. — Это была просто шутка.

Его перекосившееся от неловкости лицо вернуло меня в нормальное состояние. Я снова посмотрела на невесту. На пальце правой руки ярко сверкало кольцо с большим бриллиантом, а в ушах виднелись еще более прекрасные серьги почти с такими же крупными бриллиантами. Непонятно, какие мотивы толкнули преступника на столь жестокое убийство, но совершенно ясно, что это было не ограбление.

— Похоже на три удара острым предметом, предположительно ножом, — сказал эксперт из бригады медиков, закончив предварительное обследование. — Однако для нее было достаточно и одного, так как уже первый удар оказался смертельным.



В этот момент я вдруг подумала, что 90 процентов всех убийств происходят на почве секса или денег. В данном случае деньги, кажется, ни при чем.

— Когда их видели живыми в последний раз? — поинтересовалась я.

— Вчера вечером после десяти часов. Именно в это время закончилось их свадебное торжество в банкетном зале.

— И никто не видел их после этого?

— Я знаю, что тебе это трудно понять, — ехидно ухмыльнулся Джейкоби, — но все нормальные люди стараются не тревожить жениха и невесту после окончания свадебного торжества. Во всяком случае, хотя бы некоторое время.

Я понимающе улыбнулась, встала и еще раз внимательно осмотрела огромный номер отеля.

— Это может удивить тебя, Джейкоби, но мне интересно, кто может снимать здесь такой дорогой номер?

— Отец невесты — какая-то большая шишка на Уолл-стрит, — со знанием дела пояснил тот. — Сейчас он вместе с женой приходит в себя в одном из номеров на двенадцатом этаже. Как мне сообщили, свадьба была более чем роскошной. Ты только посмотри на совершенно немыслимое количество этих чертовых роз.

Я вернулась к жениху и обратила внимание на коробку, в которой обычно хранят бутылки с шампанским. Она стояла на небольшом мраморном столике у двери и была обильно полита кровью.

— Первым ее заметил помощник менеджера, — поспешил объяснить Джейкоби. — У меня такое впечатление, что преступник принес ее с собой.

— А они не видели здесь посторонних людей?

— Ну как же? — удивился он. — Здесь было множество посторонних в смокингах, фраках и твидовых костюмах. Кроме того, все они были с цветами в руках. Надеюсь, ты не забыла, что вчера здесь состоялась грандиозная свадьба?

Я внимательно осмотрела коробку с шампанским. «Кло дю Месниль», 1989 год.

— Тебе это говорит о чем-нибудь? — снова съязвил Джейкоби.

— Только то, что у убийцы неплохой вкус, — ответила я и стала рассматривать пиджак от костюма.

Он был безупречен, и только на левой стороне можно было заметить небольшой разрез, куда, вероятно, и был нанесен смертельный удар ножом.

— Насколько я могу судить, — прокомментировал Джейкоби, — убийца нанес ему удар ножом, а потом зачем-то снял с него пиджак. — Он пожал плечами и замолчал.

— Зачем он это сделал, черт возьми? — громко пробормотала я.

— Не знаю, — снова пожал плечами тот. — На этот вопрос может ответить только он сам.

Чарли Клаппер остановился неподалеку от меня и вопросительно смотрел в мою сторону, выжидая момент, чтобы приступить к осмотру тела. Я кивнула ему и снова направилась в спальню. Все это время меня не покидало странное чувство. Если это не ограбление, то, стало быть… секс. Не долго думая я приподняла платье невесты и оторопела. Подтвердились мои худшие опасения. Ее кружевные трусики были спущены почти до колен и держались только на одной ноге. Я чуть не задохнулась от возмущения. Значит, он изнасиловал ее, а потом убил, или сначала убил, а потом изнасиловал. Я посмотрела в потухшие глаза невесты. У нее впереди была вся жизнь, прекрасные надежды, чудные мечты. И вот теперь она превратилась в бездыханное тело по вине какого-то жуткого маньяка. Мне вдруг показалось, что я вот-вот расплачусь, и я направилась к напарнику.

— Уоррен, — обратилась я к Джейкоби, — я хотела бы поговорить с родителями жениха и побеседовать со всеми участниками вчерашней свадьбы. Попытайся составить список гостей и их местонахождение. А также список всех сотрудников, дежуривших в отеле вчера вечером. Только все это надо сделать срочно, Уоррен, — добавила я и отвернулась, стараясь не смотреть ему в глаза.

Я знала, что если не уйду отсюда немедленно, то могу не совладать с собой. Не говоря ни слова, я бистро покинула номер.

— Черт возьми, что это с Боксер? — недоуменно спросил Чарли Клаппер.

— Ты же знаешь женщин, — услышала я приглушенный ответ Джейкоби. — Они всегда плачут на свадьбах.

Глава 7

Филлип Кампбелл шел по Поуэлл-стрит по направлению к площади Согласия, за которой виднелось высокое здание отеля «Гранд Хайатт». Полиция уже оцепила все подходы к отелю, а вокруг собралась огромная толпа зевак. В воздухе постоянно раздавались громкие возгласы полицейских и сирены «скорой помощи». Это было так непохоже на цивилизованный и респектабельный облик Сан-Франциско. И это ему нравилось.

Кампбелл не мог поверить, что возвращается на место преступления. Конечно, опасно, но он ничего не мог с собой поделать. Вчера Кампбелл ощутил необыкновенный прилив сил и теперь надеялся снова пережить нечто подобное. По мере приближения к отелю в кровь выбрасывалось все больше и больше адреналина, а сердце от волнения готово было выскочить из груди.

Подойдя поближе, он протиснулся сквозь толпу зевак к краю полицейского кордона и стал прислушиваться к разговорам. Здесь собрались в основном весьма солидные люди в деловых костюмах, которые изредка обменивались мнениями и сокрушенно качали головами. Говорили о возникшем в отеле пожаре, настаивали, что кто-то выпрыгнул из окна, доказывали, что в отеле было совершено убийство. Но никто из них даже не догадывался о том, что там на самом деле произошло.

Кампбелл протиснулся еще ближе и наконец увидел за работой городских полицейских. При этом два человека стояли чуть поодаль и пристально изучали собравшихся людей. Не было никаких сомнений, что они искали его! А он совершенно не волновался из-за того, что может быть обнаружен. Это невозможно, просто невероятно. Вряд ли кто-нибудь заподозрит в совершении преступления именно его. Кампбелл знал, что принадлежит к тем пяти процентам людей, на которых в последнюю очередь может пасть подозрение полиции. Это обстоятельство успокаивало его и одновременно волновало.

Господи, он сделал это, и вот сейчас по его вине здесь собралась толпа и цвет городской полиции. И это только начало. Кампбелл никогда еще не испытывал подобного чувства, как, впрочем, и город Сан-Франциско.

В этот момент из отеля вышел какой-то бизнесмен и репортеры бросились к нему с расспросами, словно это была кинозвезда. Это был мужчина чуть больше тридцати лет, на его лице блуждала ухмылка человека, посвященного в какую-то страшную тайну. Он знал, что располагает информацией, за которой они все охотятся, и наслаждался этим.

— Это была супружеская пара, — медленно проронил он, почти не останавливаясь. — Их убили в пентхаузе почти сразу же после свадьбы. Ужасно, не правда ли?

Толпа вокруг Филлипа Кампбелла охнула и замерла, а у него заныло в душе от переполнивших его чувств.

Глава 8

Какое событие! Синди Томас с трудом пробралась сквозь плотную толпу зевак, собравшихся перед отелем «Гранд Хайатт», но удрученно застонала, увидев, что все подходы к отелю перекрыты плотным кордоном полиции. Там собрались не меньше сотни человек, которые отчаянно кричали, размахивали руками и пытались прорваться внутрь. Там были туристы с фотоаппаратами, бизнесмены, направляющиеся по своим делам, и многочисленные журналисты, сующие полицейским свои служебные удостоверения. А на противоположной стороне улицы стоял телевизионный фургон, вокруг которого расставляли аппаратуру журналисты.

После двух лет работы в отделе местных новостей газеты «Кроникл» Синди уже научилась с первого взгляда определять события, подробное освещение которых могло бы положить начало ее успешной профессиональной карьере. Более подходящего случая и представить невозможно. Синди была так взволнована, что, казалось, даже волосы шевелились на голове.

— Убийство в отеле «Гранд Хайатт», — сообщил ей редактор городских новостей Сид Гласе после телефонного разговора с представителем полицейского департамента. Сюзи Фицпатрик и Том Стоун, главные специалисты «Кроникл» по криминальным делам, были в отъезде, поэтому босс сразу же обратился к ней. — Немедленно туда! — рявкнул он Синди, и ему не пришлось повторять дважды, так как она мгновенно выскочила из редакции и помчалась в отель.

Однако сейчас, увидев толпу людей и плотный полицейский кордон, энтузиазм Синди заметно поубавился. То, что сначала показалось ей редкой удачей, обернулось полным провалом. Вход в отель перекрыт, а через несколько минут сюда сбегутся репортеры из других изданий и все будет кончено. Если она не найдет выхода из этого тупикового положения, то вскоре сюда приедут Стоун и Фицпатрик, и тогда Синди не на что будет надеяться. Значит, нужно во что бы то ни стало прорваться внутрь, а не стоять здесь, на тротуаре, и ждать у моря погоды.

Синди увидела на обочине длинную вереницу лимузинов и направилась к первому. Окна автомобиля были затемнены, и она постучала в стекло.

Водитель оторвался от газеты, а это была, естественно, «Кроникл», и опустил стекло.

— Вы ждете мистера Стидмена? — спросила Синди, назвав первую случайную фамилию.

— Нет, — медленно ответил тот, — Эддлсона.

— Какая жалость, простите, — пролепетала Синди и приветливо махнула рукой, но в душе зародилась слабая надежда.

Это была единственная возможность проникнуть в тайну отеля. Не долго думая Синди врезалась в толпу и стала расталкивать локтями собравшихся, медленно продвигаясь к парадному входу.

Изрядно намяв бока, она с трудом протиснулась к двери, но тут на ее пути выросла крупная фигура полицейского.

— Извините, — невинно пролепетала Синди с видом человека, который опаздывает на важное дело, — у меня встреча в отеле.

— С кем?

— С мистером Эддлсоном. Он уже ждет меня там.

Полицейский посмотрел в распечатанный список имен.

— Вы знаете номер комнаты?

Синди покачала головой.

— Он сказал, чтобы я ждала его в гриль-баре ровно в одиннадцать.

Она знала, что гриль-бар в «Гранд Хайатт» часто используется бизнесменами Сан-Франциско для проведения важных встреч за завтраком.

Полицейский пристально осмотрел Синди с ног до головы и засомневался. Конечно, ее затрапезный вид — старый кожаный пиджак, потертые джинсы и покрытые пылью сандалии — не давал оснований считать, что она действительно идет на важную встречу.

— У меня важная встреча, — напомнила она полицейскому, постучав пальцами по часам, — с мистером Эддлсоном.

Полицейский немного подумал, а потом взмахом руки пропустил Синди внутрь. Это был первый шаг к победе. Ворвавшись в вестибюль, она огляделась вокруг, а потом обернулась к дверям и усмехнулась. На улице толпились люди, мелькали знакомые лица растерянных журналистов, а она, Синди Томас, была уже внутри. Теперь надо сообразить, что делать дальше. Огромное пространство вестибюля было заполнено полицейскими, туристами, бизнесменами и служащими отеля в кремовых костюмах. Босс сказал, что произошло убийство, причем не простое, а чрезвычайное, учитывая безупречную репутацию отеля. Но Синди не знала, где именно оно произошло и когда. Она даже понятия не имела, кто оказался жертвой убийцы. И что толку, что она прорвалась в отель? Что теперь делать?

Синди посмотрела в дальний угол вестибюля и обратила внимание на чемоданы и сумки, возле которых никого не было. Похоже, кто-то собрался в дальнее путешествие, а носильщик выносил их на улицу. Синди подошла к вещам и наклонилась над сумкой, словно проверяя прочность застежек.

— Вам нужно такси? — услужливо поинтересовался неизвестно откуда взявшийся второй носильщик.

Синди покачала головой.

— Нет, меня заберут отсюда. — Затем она изобразила искреннее удивление и обвела взглядом переполненный вестибюль. — Я только что проснулась. Что здесь стряслось? Неужели я проспала что-то невероятно интересное?

— Как, вы ничего не знаете? — удивился носильщик. — Вы, наверное, единственный человек, который еще не в курсе дела. У нас тут такой кошмар!

Синди выпучила глаза и приготовилась слушать.

— Два убийства сразу, — продолжил носильщик, понизив голос. — На тридцатом этаже. — Он наклонился к ней, будто собираясь открыть какую-то страшную тайну. — Неужели вы не видели вчера вечером грандиозную свадьбу в нашем банкетном зале? Так вот, убили жениха и невесту. Кто-то ворвался к ним в «Мандариновый номер» и зарезал обоих.

— Господи Иисусе! — вскрикнула Синди и попятилась.

— Мадам, вы уверены, что не хотите вынести свои вещи на улицу? — спросил носильщик.

Синди слабо улыбнулась.

— Нет, благодарю, я подожду здесь.

В этот момент на противоположной стороне вестибюля бесшумно открылась дверь лифта и оттуда вышел еще один носильщик, толкая перед собой большую тележку с вещами. Синди сразу догадалась, что это служебный лифт, возле которого не было ни единого полицейского. Собравшись с мыслями, она медленно направилась в сторону лифта, вошла внутрь и нажала кнопку с цифрой «30». Слава Богу, он был пустой. Дверь закрылась, и лифт стал быстро подниматься. Синди чуть не запрыгала от радости. Если ей и дальше повезет, то она напишет репортаж о двойном убийстве в «Мандариновом номере» отеля «Гранд Хайатт». И это будет ее репортаж!

Глава 9

Когда лифт остановился на тридцатом этаже, Синди затаила дыхание и приготовилась к самому неожиданному повороту дел. Сердце колотилось в груди, а в ушах гудело. Лифт открылся в самом дальнем конце коридора. Синди выглянула наружу и поблагодарила Бога, что рядом не оказалось полицейского. С противоположного конца доносились какие-то голоса и звуки. Она собралась с духом и быстро направилась по коридору. Голоса становились все громче. Мимо нее прошли два человека в желтых куртках, а чуть дальше стояла группа полицейских и следователей. Синди была уже так близко, что могла прочитать надпись на двери — «Мандариновый номер». Итак, она не только прорвалась в отель, но и оказалась в самом центре взбудоражившего город события.

Синди решительно направилась к двери номера. Полицейские даже не взглянули на нее. Они знали, что внизу выставлен надежный кордон, и проверяли только тех, кто выходил из гостевого лифта. Синди подошла к двери и заглянула внутрь. Шикарный номер, весь уставленный огромными букетами роз. И тут взгляд Синди уперся в нечто такое, от чего ее чуть не стошнило. У порога на полу лежало окровавленное тело мужчины. Ноги у нее подкосились, и она прислонилась к стене. Синди никогда еще не видела так близко жертву нашумевшего убийства. Ей хотелось наклониться и запомнить каждую деталь, но тело отказывалось подчиняться ей.

— Кто вы такая, черт возьми? — прозвучал над ухом чей-то грубый голос.

Синди подняла голову и увидела перед собой уставившегося на нее полицейского. Он был огромного роста и с перекошенным от злости лицом. В следующее мгновение полицейский схватил ее за плечи и сильно прижал к стене. Так сильно, что у Синди даже в глазах потемнело от боли и страха. Во рту мгновенно пересохло, и она молча показала на сумку, где хранилось служебное удостоверение. Сердитый коп порылся в сумке, а потом долго рассматривал ее документ с цветной фотографией.

— Боже милостивый, — недовольно поморщился он, как верный и преданный хозяину доберман. — Она журналистка.

— Как вы сюда попали, черт возьми? — не менее сердито спросил его коллега.

— Убери ее отсюда ко всем чертям! — рявкнул ему похожий на добермана полицейский. — И забери удостоверение. Надеюсь, что в течение ближайшего года ее ноги не будет рядом с полицией.

Полицейский схватил Синди за руку и потащил к лифту. Она обернулась и бросила последний взгляд на труп мужчины. Это было ужасно. Причем настолько, что она дрожала как осиновый лист.

— Проводи ее до выхода, — приказал полицейский одному из тех, кто дежурил возле лифта, и помахал перед носом Синди конфискованным удостоверением. — Надеюсь, ваш удачный прорыв компенсирует потерю этого документа.

Когда дверь лифта уже почти закрылась, снаружи послышался громкий крик:

— Задержите лифт!

Дверь снова отворилась, и в лифт вошла высокая женщина в голубой майке и с прикрепленным к поясу полицейским значком. Она была недурна собой, со светлыми волосами песочного цвета, но с обеспокоенным выражением лица. Женщина грустно вздохнула и посмотрела на сопровождавшего Синди полицейского.

— Ну что, инспектор, самый настоящий кошмар? — поинтересовался тот, сочувственно глядя на нее.

— Да, — ответила женщина и отвернулась.

Слово «инспектор» произвело на Синди впечатление разорвавшейся бомбы. Она не поверила своим глазам. Что же могло там случиться, если даже видавшая виды инспектор полиции оказалась в расстроенных чувствах? Пока лифт спускался на первый этаж, эта женщина тупо смотрела на дверь, не проронив ни слова. А когда дверь наконец открылась, инспектор быстро вышла и направилась вдоль по вестибюлю.

— Видите вон ту дверь? — показал ей полицейский на выход. — Убирайтесь прочь и не попадайтесь мне больше на глаза.

Дверь лифта снова закрылась, и Синди с облегчением заметила, что полицейский не стал дожидаться, пока она покинет отель. Оглядевшись, Синди увидела, что инспектор скрылась за дверью женского туалета. Не долго думая она последовала за ней.

Инспектор стояла перед зеркалом и устало смотрела на свое отражение. Она была стройной и весьма привлекательной, несмотря на высокий рост. Но самое удивительное заключалось в том, что инспектор плакала. Синди даже опешила от неожиданности. Что же там, черт возьми, случилось? Что довело эту женщину до слез?

— С вами все в порядке? — вежливо поинтересовалась Синди, надеясь завязать разговор.

Женщина даже вздрогнула, обнаружив, что не одна в туалете. Однако через секунду она уже взяла себя в руки и повернулась к Синди.

— Все нормально. А вы та самая журналистка, которой удалось проникнуть в номер?

Синди молча кивнула.

— Ну и как вам удалось это сделать?

— Сама не знаю, — откровенно призналась Синди. — Просто немного повезло, вот и все.

Инспектор вынула из сумки бумажную салфетку и приложила к глазам.

— Ну что ж, такое бывает, но сейчас ваше везение закончилось. От меня вы ничего не узнаете.

— А я и не собиралась вас расспрашивать, — соврала Синди. — Просто увидела слезы у вас на глазах и решила поинтересоваться, не нужна ли вам помощь.

Женщина резко повернулась к ней и гневно сверкнула глазами, словно подтверждая, что действительно ничего не скажет о случившемся. Однако Синди показалось в этот момент, что в них было и нечто другое. Такой взгляд обычно бывает у людей, которые испытывают ужасную боль, но не могут ни с кем поделиться своими горестными чувствами. Синди чувствовала, что за суровой внешностью инспектора скрывается нечто странное, не совсем понятное, но вполне для нее доступное. Если ей и на этот раз повезет, то, возможно, удастся разговорить ее.

Синди вынула из сумки свою визитную карточку и положила на край раковины.

— Если вам вдруг захочется с кем-то поговорить…

Симпатичное лицо инспектора покраснело. Она долго смотрела на визитку, потом взяла ее и едва заметно улыбнулась.

Синди тоже ответила ей улыбкой.

— А пока я еще здесь… — Она подошла к женщине поближе и протянула косметичку. — Вам это пригодится.

Глава 10

Полицейский департамент Сан-Франциско расположен в большом десятиэтажном здании из серого гранита, где находятся и другие ведомства правоохранительной системы, включая офис окружного прокурора. Здесь же содержатся камеры предварительного заключения для людей, вина которых должна быть доказана в установленном порядке.

Здание департамента находится почти в центре города, а вокруг него расположено огромное количество магазинов, стоянок и небольших кафе, что еще больше подчеркивает неказистость и грубость нашей громадины.

После окончания напряженной и до предела изматывающей пресс-конференции мы с Джейкоби договорились встретиться в отделе и снова обсудить сложившуюся ситуацию. В нашем отделе работало двенадцать человек, которые занимались расследованием тяжких преступлений по всему городу, и все мы сидели в нескольких небольших комнатах, ярко освещенных лампами дневного света. Мой рабочий стол находился в наиболее удачном месте и к тому же рядом с окном, выходившим на центральную часть города. Он всегда был завален стопками бумаг, папок, файлов, фотографий и официальными документами департамента. Единственным частным предметом на столе был большой куб из плексигласа, подаренный мне первым напарником несколько лет назад. На нем были написаны знаменательные и дорогие для меня слова: «Глядя на железную дорогу, никогда не узнаешь, в каком направлении пойдет поезд».

Я сделала себе чашку чая и встретила Джейкоби в комнате предварительного допроса номер один. На прикрепленной к стене доске я провела вертикальную линию, разделив ее на две равные части. На первой я написала все, что мы узнали об убийстве супругов, а на второй — что еще предстоит выяснить.

Первый разговор Джейкоби с родителями молодоженов практически ничего нам не дал. Отец невесты был большим человеком на Уолл-стрит и руководил солидной фирмой, которая занималась международной торговлей. Он сообщил, что они с женой оставались в зале до ухода последнего гостя, а потом «проводили детей в их номер». У них никогда не было врагов, долгов, дурных пристрастий, и они не получали никаких угроз. Другими словами, в их жизни не было ничего, что могло бы спровоцировать такое немыслимо жестокое убийство.

Что же до общего списка гостей, приглашенных на свадебное торжество, то здесь их усилия оказались более успешными. Супружеская пара из Чикаго обратила внимание на незнакомого человека, который несколько раз появлялся около «Мандаринового номера» в половине одиннадцатого. Они даже припомнили, что он был среднего роста, обычного телосложения, с короткими темными волосами, в темном костюме или смокинге. Кроме того, в руках молодой человек держал нечто, отдаленно напоминающее коробку с бутылкой.

Мы долго обсуждали этот эпизод, задавали друг другу множество вопросов, выпили чаю и закончили свой рабочий день в начале восьмого, хотя формально наша смена заканчивается ровно в пять часов.

— Ты сегодня встречаешься с кем-нибудь? — поинтересовался Джейкоби.

— Я уже вдоволь насытилась этими свиданиями, Уоррен.

— Значит, я был прав, и у тебя действительно нет сегодня никаких свиданий, — продолжал хитро ухмыляться Джейкоби.

В этот момент в нашу комнату без стука заглянул лейтенант Сэм Рот, которого мы между собой называли Весельчаком.

— Ты видела это? — спросил он тоном, не предвещавшим ничего хорошего, и швырнул на стол последний номер газеты «Кроникл».

В глаза бросился набранный крупным шрифтом заголовок: «КРОВАВАЯ БРАЧНАЯ НОЧЬ В „ГРАНД ХАЙАТТ“». Я взяла газету и прочитала первую строчку: «Под покровом ночи и в обстановке, доступной только очень богатым людям, у двери роскошного номера отеля лежал скрюченный труп двадцатидевятилетнего жениха».

Сэм Рот еще больше насупился.

— Интересно, кому это пришло в голову пригласить репортера на место происшествия? Ей известны все имена и почти все подробности происшествия.

Автором статьи была Синди Томас. Я вспомнила про ее визитную карточку и тяжело вздохнула. Черт бы тебя побрал, Синди Томас!

— Может быть, мне позвонить ей и поинтересоваться, кто дал ей такую наводку? — грозно допытывался Сэм Рот.

— Очевидно, ты хочешь сам подключиться к расследованию? — парировала я и показала на доску. — Нам твоя помощь была бы очень кстати.

Некоторое время Сэм Рот молча стоял у двери, покусывал верхнюю губу, а потом повернулся и вышел.

— Линдси, — бросил он с порога через плечо, — я жду тебя в своем кабинете завтра утром без четверти девять. Нам нужно самым тщательным образом обсудить это дело. Пока еще твое дело, — ехидно добавил Рот и исчез, прикрыв за собой дверь.

Я встала, прошлась по комнате, а потом присела на край стола, ощущая тяжесть во всем теле. День прошел, а я так и не поделилась с кем-нибудь своей печальной новостью.

— Ты в порядке? — заботливо спросил Джейкоби.

Я посмотрела на него и подумала, что могла бы ему рассказать обо всех своих проблемах или даже просто расплакаться на его плече.

— У нас был ужасно трудный день, — сказал Джейкоби уже у двери. — Тебе нужно поехать домой, принять ванну и все такое прочее.

Я благодарно улыбнулась и кивнула. Не ожидала от него такого сочувственного отношения. Когда он ушел, я уставилась на доску и долго смотрела на пустую графу наших достижений. Слабость и нервное истощение лишили меня сил, а в голове снова всплыли печальные подробности моего визита к доктору: «Это смертельно, Линдси». И тут я вдруг вспомнила о совете доктора немедленно связаться со специалистом. Поздно, скоро уже восемь часов.

Я так и не прислушалась к совету доктора Орентхолера.

Глава 11

Впрочем, в тот вечер я все-таки выполнила некоторые из советов доктора. Прежде всего я вышла прогуляться со своей очаровательной Мартой. Обычно в течение дня за ней присматривают мои сердобольные соседи, но Марта всегда рада погулять со мной поздно вечером. После прогулки я сбросила с себя одежду, швырнула на кровать кобуру с пистолетом, а потом долго наслаждалась под мощной струёй теплой воды. Только после продолжительного и успокаивающего душа я выбросила из головы события прошедшего дня и воспоминания об окровавленных телах Дэвида и Мелани. Однако от рекомендаций доктора Орентхолера так и не смогла до конца избавиться. А больше всего меня мучила совесть, что не решилась позвонить специалисту-гематологу.

Подставляя лицо под струю воды, я все время думала о том, что отныне моя жизнь круто изменилась. Теперь я вынуждена бороться не только с убийцами и садистами, но и с собственной болезнью, то есть сражаться не только за жизнь жителей нашего города, но и за свою собственную.

Выйдя из ванной комнаты, я долго приводила себя в порядок и придирчиво оглядывала в зеркало. Только сейчас меня посетила странная, никогда ранее не приходившая в голову мысль, что я совсем недурна собой. Не красавица, конечно, но весьма симпатичная — высокая, стройная, прекрасно сложенная, с живыми, выразительными и, как мне всегда казалось, достаточно глубокими глазами. Во всяком случае, не хуже многих других женщин.

И почему это, собственно говоря, я должна умереть?

Однако сегодня мои глаза были другими — испуганными, что ли. Да и все сегодня казалось мне иным. Нереальным. И как я ни старалась успокоить себя, вновь и вновь вставал этот жуткий вопрос: почему я?

Набросив на себя домашний халат, я завязала волосы в пучок и отправилась на кухню, чтобы отварить макароны и сосиски, которыми запаслась пару дней назад. Пока вода закипала, я поставила компакт-диск с Сарой Маклоклан и уселась за стол с бокалом прохладного красного вина. А в такт музыке похлопывала по голове вилявшую хвостом Марту. После моего развода с мужем два года назад я жила в гордом одиночестве и страшно ненавидела это состояние. Я всегда любила людей, друзей, а когда-то любила и своего мужа Тома. Причем любила самозабвенно, больше жизни. Правда, до тех пор, пока он не ушел от меня со словами: «Линдси, я не могу объяснить это, но вынужден покинуть тебя. Не знаю, что случилось, я по-прежнему люблю тебя, но больше так не могу. Мне нужен кто-то другой, и больше мне нечего тебе сказать».

Полагаю, что Том говорил правду, но это была самая неприятная и печальная правда в моей жизни. Его слова разбили мое сердце на миллион мелких кусочков, и оно остается разбитым до настоящего времени. И поэтому даже сейчас, пребывая в постылом одиночестве, если не считать, конечно, мою любимую Марту, я все еще опасаюсь связывать судьбу с любимым человеком. А если он вдруг перестанет любить меня? Я этого больше не вынесу. Именно поэтому я отталкиваю от себя любого приблизившегося ко мне мужчину.

И все же. Боже мой, как я ненавижу одиночество!

В особенности сегодня вечером.

Моя мать умерла от рака груди, когда я только окончила колледж. Из Беркли я перевелась в школу, чтобы быть поближе к матери, помогать ей, а заодно присматривать за младшей сестрой Кэт. Мама слишком поздно обратилась к врачам, и помочь ей было уже практически невозможно. Она все делала слишком поздно. Даже с отцом мама попыталась наладить отношения только тогда, когда было слишком поздно.

После того как мне исполнилось тринадцать лет, я видела отца лишь дважды. Он был полицейским и почти двадцать лет носил форму. Говорят, он был хорошим копом. А после дежурства часто заходил в свой любимый бар и иногда брал с собой меня, «свой маленький талисман», как отец меня часто называл. У парней это вызывало такой восторг, что они боготворили меня.

Когда макароны с сосисками были готовы, я вывалила их на тарелку, обильно полила острым соусом и пошла на террасу в сопровождении радостно виляющей хвостом Марты. Колли стала моей тенью с самого начала, с тех пор, как я приобрела ее в местном обществе собаководов. В то время я уже жила в этом доме на Потреро-Хилл, окна которого выходят на залив. Конечно, это не тот шикарный вид, который открывается из окна «Мандаринового номера», но все же весьма неплохо для человека моего уровня.

Я уселась на стул, положила ноги на другой, а тарелку с едой поставила на колени. На противоположной стороне залива ярко мерцали огоньки Окленда, как будто тысячи глаз с завистью наблюдали за моим вечерним пиршеством. Я посмотрела на эти огни, часто заморгала и вдруг поняла, что уже второй раз за сегодняшний день на глазах появились слезы. Марта сочувственно завиляла хвостом, потерлась о мою ногу и в конце концов доела вместо меня все то, что осталось на тарелке.

Глава 12

На следующее утро ровно без четверти девять я постучала в дверь кабинета лейтенанта Сэма Рота. Он часто говорил мне, что любит меня как свою вторую дочь. Не знаю, правда это или нет, но я тоже любила его, но только как дедушку.

Я ожидала, что в его кабинете будет толпа начальников, по крайней мере кто-нибудь из министерства внутренних дел или даже сам капитан Уэлтин, осуществляющий контроль над деятельностью всех полицейских инспекторов. Но когда я вошла, в его кабинете находился лишь один неизвестный мне человек. Это был высокий симпатичный мужчина с короткими темными волосами, интеллигентным лицом и в белоснежной рубашке, с которой приятно гармонировал галстук с узкими полосками. Он был широкоплечий, физически сильный и с безупречной улыбкой, что означало только одно — этот тип представляет высокое полицейское ведомство или по крайней мере пресс-службу всего полицейского департамента штата. Они о чем-то говорили, и у меня возникло смутное подозрение, что предметом разговора была именно я.

По пути на работу я неоднократно прокручивала в голове свой разговор с начальством и придумывала самые различные объяснения того, почему опоздала на место происшествия и как сведения о преступлении просочились в печать. Однако Сэм Рот удивил меня новым сообщением в газете.

— Они назвали это «Блюзом свадебных колоколов», — отрывисто процедил он, швырнув в мою сторону утренний выпуск газеты «Кроникл».

— Я уже видела это, — спокойно отреагировала я, стараясь сфокусировать внимание на существе дела.

Сэм посмотрел на своего гостя.

— Теперь мы будем читать об этом убийстве каждый Божий день. Оба они были очень богатыми, известными и состояли в Лиге плюща, куда входят выпускники самых престижных университетов страны. Что-то похожее на молодого Кеннеди и его красавицу жену. Там тоже была подобная трагедия.

— Мне совершенно все равно, кем они были, — парировала я. — Послушай, Сэм, то, что произошло вчера…

Он жестом остановил меня.

— Забудь про вчера. Мне уже звонили из министерства по этому поводу. Это дело находится под непосредственным контролем мистера Мерсера. — Сэм посмотрел на сидевшего молча молодого человека. — Как бы то ни было, он хочет быть в курсе дела и надеется, что оно находится в крепких и умелых руках. У нас не должно случиться того, что иногда случается во всех делах с высокопоставленными и известными персонами. — Он сделал многозначительную паузу и повернулся ко мне. — Мы меняем правила в отношении всего этого дела.

В кабинете воцарилась гробовая тишина. Незнакомец встал и подошел ко мне.

— Мэр Сан-Франциско и мистер Мерсер, — продолжал Сэм Рот, — пришли к выводу, что это дело является настолько неординарным и важным, что следует объединить усилия двух департаментов. Если, конечно, ты согласна продолжить работу с новым коллегой, — заключил он, поворачиваясь к гостю.

— Новым коллегой? — удивленно переспросила я, переводя взгляд с одного мужчины на другого.

— Да, Линдси, познакомься со своим новым коллегой, — повторил Сэм, снова посмотрев на гостя.

Я тупо уставилась на него, не зная, что сказать. Ничего подобного я и представить не могла.

— Крис Роли, — представился молодой человек и добродушно улыбнулся, протягивая мне руку.

Я даже не пошевельнулась.

— В течение последних лет, — продолжал как ни в чем не бывало Сэм Рот, — капитан Роли отвечает за взаимодействие всех общественных организаций в канцелярии мэра и специализируется по расследованию самых важных и щекотливых дел.

— Расследованию?

Роли удивленно уставился на меня и впервые за время встречи на мгновение утратил уверенность в себе.

— Да, расследование нанесенного ущерба, контроль над исполнением постановлений, решение самых болезненных проблем в деятельности штата…

— А, ну теперь все ясно, — бесцеремонно прервала я его. — Иными словами, вы занимаетесь маркетингом рынка общественных услуг.

Он улыбнулся и снова обрел столь привычное для него чувство собственного превосходства, каким и должен обладать опытный чиновник в администрации мэра.

— А раньше, — продолжал Сэм Рот, — Крис служил капитаном полиции в северной части города.

— То есть в дипломатическом квартале, не так ли? — не без ехидства спросила я.

В полиции всем было хорошо известно, что представляет собой работа в районе от Ноб-Хилл до Пасифик-Хейтс, где проживают преимущественно дипломаты. Наиболее серьезными преступлениями там считаются жалобы нервных женщин на уличный шум или громкая музыка запоздавших и хорошо отдохнувших туристов.

— Мы также занимаемся контролем за дорожным движением вокруг района Президио, — добавил Роли с неизменной ухмылкой.

Я проигнорировала его замечание и повернулась к Сэму Роту.

— А как же Уоррен? Мы с ним расследовали все важные дела в течение последних двух лет.

— Джейкоби получит новое задание, — отмахнулся тот. — У меня есть для него весьма интересное предложение.

Я очень не хотела оставлять коллегу и уж тем более менять его на этого чиновника, но знала, что у него есть слабые места.

— Вы согласны с таким предложением, инспектор? — неожиданно спросил Роли.

Я молча кивнула, не видя перед собой другого выхода.

— Но только в том случае, если вы не будете вмешиваться в мои дела и нарушать привычный ход расследования. Кроме того, ваш галстук намного лучше, чем у Джейкоби.

— Подарок на День отца, — гордо объявил Роли, чем еще больше разочаровал меня.

Боже мой, что же теперь делать?

— Я снимаю с тебя все остальные обязанности, — начальственным тоном объявил Сэм Рот. — И никаких конфликтов на этой почве. Джейкоби может помогать вам, если хочет заниматься этим делом.

— А кто же будет руководить расследованием? — поставила я вопрос ребром, имея в виду, что до сих пор держала все под своим контролем и вообще привыкла вести дела по-своему.

Сэм заметно смутился.

— Он работает в офисе мэра и является капитаном полиции. Как ты думаешь, кто должен возглавить расследование?

— А как насчет того, что вы будете руководить расследованием всех обстоятельств дела, а я беру на себя ответственность за использование его результатов? — неожиданно предложил Роли.

Я замолчала, раздумывая над этим предложением. А все-таки он хитер и ловок.

— Может, ты хочешь, чтобы я сделал подобное предложение Джейкоби? Думаю, он не станет так долго раздумывать.

Роли повернулся ко мне.

— Послушайте, если мы не сработаемся, я сразу же сообщу вам об этом.

В конце концов я пришла к выводу, что это было лучшее предложение, которое только могло поступить в подобной ситуации. По крайней мере я сохраняла за собой весь ход расследования.

— Как я теперь должна вас называть? Капитан?

Роли облегченно вздохнул, набросил на плечо плащ и направился к двери.

— Попробуйте называть меня по имени, — бросил он через плечо. — Ведь последние пять лет я был гражданским лицом.

— Ну что ж, Роли, договорились, — сказала я с легкой усмешкой. — Вы когда-нибудь видели окровавленные трупы за все время работы в дипломатическом квартале?

Глава 13

В нашем отделе по расследованию убийств уже давно ходила шутка, что, несмотря на благоприятный климат, наилучшим местом для работы является морг. Здесь не было ни малейшего намека на невыносимый запах формальдегида или угнетающую обстановку местных больниц, которая отбивает всякую охоту наведываться туда без особой надобности. Однако в морге хранились мертвые тела, и это само по себе уже накладывало определенный отпечаток на обстановку в данном заведении.

Я ни за что на свете не зашла бы туда, если бы там не работала моя лучшая подруга Клэр. О ней трудно сказать что-либо определенное. Клэр Уошберн — превосходный специалист, образованный человек и моя самая лучшая подруга. В течение шести лет она является главным медицинским экспертом, что, по мнению многих сотрудников нашего отдела, было явной недооценкой ее таланта. Впрочем, Клэр фактически руководила работой всего отдела, а ее начальником был Энтони Ригетти — властный, честолюбивый, амбициозный человек. Однако Клэр смирилась со своим положением и никогда не жаловалась на начальника.

Для нас же она была главным судебно-медицинским экспертом, который всегда охотно откликался на наши просьбы и никогда ни в чем не отказывал. И это несмотря на то, что она была женщиной и к тому же темнокожей.

Когда мы с Роли пришли в морг, нас сразу же препроводили в ее кабинет. Клэр была в своем обычном белом халате с игривой надписью «бабочка» на левом нагрудном кармане. Первое впечатление, которое складывается о ней у всех, кто ее посещает, — Клэр носит на себе лишние пятьдесят фунтов веса.

— Я в форме, — всегда отшучивалась она по этому поводу. — А форма у меня круглая.

А второе впечатление зарождалось только после непродолжительной беседы и состояло в том, что это была умнейшая женщина, прекрасно знающая свое дело. Словом, у Клэр было тело брахмана, ум орла, а элегантность и изящество порхающей бабочки.

Когда мы вошли к ней, она окинула меня придирчивым взглядом. Немного усталым, но тем не менее добродушным и ласковым. Я представила ей Роли, а Клэр хитро улыбнулась и подмигнула мне. Она была мудрой женщиной, но на этот раз ошиблась. У нее было двое чудных детишек, и Клэр давно подсказывала мне, что нужно раз и навсегда покончить с моим одиноким существованием и обзавестись семьей. А ее муж Эдмунд, который стучал на барабанах в симфоническом оркестре Сан-Франциско, был настолько добрым, покладистым и хорошим человеком, что постоянно поддерживал во мне надежду, что еще не все потеряно и можно найти хорошего человека.

— Я уже давно жду тебя, — сказала Клэр после формальных приветствий. — Даже звонила тебе вчера вечером. Ты не получила мое сообщение на автоответчике?

Она крепко обняла меня, и мне вдруг стало намного легче. Даже позабылись неприятности сегодняшнего утра. Мне так хотелось поделиться с подругой своими мыслями, но присутствие Роли не давало такой возможности.

— Вчера я была как выжатый лимон и с трудом добралась домой, — откровенно призналась я. — Сумасшедший был день.

— Еще бы, — понимающе кивнула она.

— Такое впечатление, что вы не виделись целую вечность, — заметил Роли.

— Все нормально, — улыбнулась Клэр. — Просто это стандартная подготовка к вскрытию трупа. Неужели вас этому не учили в офисе мэра?

Роли молча развел руками.

— Ага, все ясно, — ехидно сказала Клэр, сжимая мои плечи. — Значит, у вас все еще впереди. — Ее лицо стало серьезным, и она перешла к делу: — Я только сегодня утром закончила всю подготовительную работу. Хотите посмотреть на тела?

Я молча кивнула.

— Но только предупреждаю: это совсем не похоже на рекламу свадебного обряда из журнала «Современная невеста».

Клэр повела нас по длинному коридору до большой комнаты, где обычно держали все недавно поступившие трупы. Я шла впереди рядом с Клэр, которая, улучив момент, шепнула мне на ухо:

— Насколько я понимаю, ты распрощалась с Джейкоби и подыскала себе этого красавчика? Удачный выбор, ничего не скажешь. Он похож на сказочного принца.

— Он работает в офисе мэра, Клэр, — остудила я ее энтузиазм. — Думаю, они прислали его, желая убедиться, что я не упаду в обморок при виде крови.

— В таком случае, — посоветовала подруга, толкая тяжелую дверь морга, — тебе лучше держаться поближе к нему.

Глава 14

За последние шесть лет мне довольно часто приходилось видеть мертвые тела, однако то, что предстало перед моими глазами в морге, повергло меня в состояние шока. Окровавленные трупы молодых супругов лежали рядом с застывшими лицами и остекленевшими глазами, в которых запечатлелся предсмертный ужас. Дэвид и Мелани Брандт, Их обезображенные тела были еще одним свидетельством того, что жизнь людей далеко не всегда управляется справедливыми или по меньшей мере разумными законами.

Мой взгляд задержался на лице Мелани. Вчера, когда она была в белоснежном свадебное платье, ее вид производил хоть и трагическое, но все же какое-то умиротворяющее впечатление. Сегодня же ее обнаженное и уже изрядно побледневшее тело оставляло лишь впечатление застывшего и оттого еще более гротескного ужаса. И все чувства, которые так и не прорвались вчера, сегодня неожиданно вышли наружу. И мне пришлось отвернуться, хотя это был первый случай за всю шестилетнюю практику в качестве следователя.

Я ощутила дружескую руку подруги и невольно прильнула к ней. К моему удивлению, это была не Клэр, а Роли. Густо покраснев от смущения и злости, я отпрянула от него.

— Спасибо, — вяло промямлила я, — все нормально.

— Я работаю здесь уже более восьми лет, — поддержала меня Клэр, — но на этот раз даже мне захотелось отвернуться и ничего больше не видеть. — Она взяла папку со стола рядом с Дэвидом и показала на глубокую рану на левой стороне его грудной клетки. — Удар был один, и нанесли его прямо в сердце между четвертым ребром и грудиной. После такого удара наступает немедленная смерть. Повреждения не совместимы с жизнью.

— Он умер от сердечного приступа? — решил уточнить Роли.

Клэр надела резиновые хирургические перчатки.

— Электромеханический паралич сердца. Только так можно объяснить то, что происходит, когда удар наносится прямо в сердце.

— А что ты можешь сказать насчет орудия убийства? — поинтересовалась я.

— На данный момент я могу сказать лишь то, что это был самый обыкновенный нож с длинным прямым лезвием. Края раны ровные, и нет никаких признаков того, что убийца применил какое-то особое орудие. Могу также добавить, что убийца был среднего роста, удар наносил правой рукой, о чем свидетельствует угол наклона. Другими словами, жених был гораздо выше убийцы, а у невесты угол удара и края раны совсем другие.

Я внимательно осмотрела руки Дэвида в поисках хоть каких-нибудь царапин или порезов.

— И никаких следов борьбы?

— Их и не могло быть. Беднягу застигли врасплох, и он даже не успел сообразить, что к чему.

Я кивнула и посмотрела на лицо Дэвида. Клэр покачала головой.

— Нет, там ты ничего не увидишь, — сказала она. — Парни Чарли Клаппера самым тщательным образом исследовали все его тело и одежду и в туфлях обнаружили крохотные капли жидкости.

Она продемонстрировала небольшой сосуд с мутными каплями. Мы с Роли с недоумением уставились на него, ничего не понимая.

— Моча, — коротко объяснила Клэр. — Бедолага от страха и боли обмочился. — Она накрыла лица трупов белым покрывалом и покачала головой. — Думаю, это небольшой секрет, который нам следует держать при себе. К сожалению, — добавила Клэр, тяжело вздохнув, — для невесты все кончилось намного хуже. — Она повела нас к другому краю стола, где лежала Мелани. — Не исключено, что невеста изрядно удивила его. Во всяком случае, на ее руках есть немало свидетельств того, что она отчаянно боролась за свою жизнь. Вот, например. — Она показала на потемневшие царапины на ее шее. — Я попыталась извлечь хоть какие-то частицы из-под ее ногтей, но не знаю, что из этого получится. Результаты будут известны еще нескоро. Первый удар был нанесен в грудь и попал в легкие. Даже этой раны для Мелани было бы достаточно. Она могла умереть от потери крови.

Клэр сделала паузу и показала на другую рану, а потом на третью. Обе находились под левой грудью и были смертельны. Клэр подробно объяснила, что происходит, когда кровь заливает внутренние органы. Человек просто задыхается и погибает.

Эти слова произвели на меня такое жуткое впечатление, что даже в глазах потемнело.

— Похоже, что он специально наносил такие удары, чтобы продублировать раны.

— Я тоже подумала об этом, — согласилась со мной Клэр. — Он наносил удар точно в сердце.

Роли насупился и молча смотрел на труп.

— Вы хотите сказать, что убийца был профессионалом? — высказал он догадку.

Клэр пожала плечами.

— Если судить по техническим характеристикам ран, то не исключено. Но я так не думаю.

В ее голосе прозвучали едва заметные сомнения. Я уловила их и посмотрела на нее испытующим взглядом.

— А мне бы хотелось знать, был ли он сексуальным маньяком?

Клэр напряженно сглотнула и посмотрела на меня.

— Трудно сказать, но есть совершенно четкие свидетельства того, что он пытался проникнуть в нее после смерти. Ее вагина была серьезно повреждена, и я собрала там крохотные частицы вещества, похожего на сперму.

Меня захлестнул приступ ярости.

— Значит, она была изнасилована!

— Если это и так, то это было не совсем обычное изнасилование, — сухо заметила Клэр. — Ее влагалище было растянуто до таких размеров, что мне даже трудно представить, что это было. Честно говоря, у нас сейчас нет никаких оснований говорить об изнасиловании в общепринятом смысле слова.

— Какой-нибудь тупой предмет? — спросил Роли.

— Да, и к тому же довольно широкий. — Клэр немного подумала, тяжело вздохнула и продолжила: — Анализ вагины и всех повреждений дает основание предположить, что это мог быть кулак.

Меня снова охватил гнев. Значит, Мелани была не просто убита, но и лишена девственности почти сразу после свадебной церемонии. Этот подонок хотел не просто убить ее, но и обесчестить самым постыдным образом, унизить, опозорить. Но почему?

— Если вы еще не лишились сил, прошу за мной, — сказала Клэр и повела нас по коридору в лабораторию.

Там на стерильном листе бумаги лежал окровавленный смокинг жениха. Клэр осторожно подняла его за воротник.

— Клаппер отправил его мне, чтобы я определила принадлежность содержащейся на нем крови. Левая сторона смокинга была порезана, а вокруг повреждения расплылось темное пятно крови. Я стала проверять кровь и обнаружила, что здесь не только кровь Дэвида Брандта.

Мы с Роли удивленно вытаращили глаза.

— Кровь убийцы? — спросил Роли.

Клэр покачала головой:

— Нет, кровь невесты.

Я мгновенно вспомнила место преступления. Жених был убит у входной двери номера, а его жена — совсем в другом конце, в спальне, то есть минимум в тридцати футах от него.

— Интересно, как могла кровь невесты попасть на смокинг жениха? — выпалила я.

— Я тоже терзала себя подобным вопросом, — откровенно призналась Клэр. — А потом взяла этот смокинг и приложила его на тело убитого жениха. Оказалось, что порез на смокинге не совпадаем с раной на теле. Вот, посмотрите, рана на теле находится под четвертым ребром, а порез на смокинге находится на три дюйма выше. Более того, дальнейшая проверка показала, что этот смокинг вообще не совпадает по качеству материала с брюками.

Клэр остановилась, видя, что мы с Роли уже ничего не понимаем. Значит, смокинг принадлежит не жениху? А кому? Неужели убийце?

Клэр окинула меня торжествующим взглядом.

— Ни один настоящий профессионал не оставил бы без внимания такую подробность.

— Вполне возможно, что убийца воспользовался свадьбой в качестве прикрытия, — неуверенно пробормотал Роли.

А в моей голове уже зародилась еще более поразительная мысль.

— Он мог быть гостем на этой свадьбе.

Глава 15

В редакции газеты «Сан-Франциско кроникл» Синди Томас напряженно стучала пальцами по клавиатуре компьютера, набирая текст своего нового репортажа. До последнего срока сдачи материала оставалось не больше часа, и она изо всех сил старалась успеть к этому моменту. От одного из носильщиков в отеле «Гранд Хайатт» Синди узнала имена двух гостей свадебной церемонии, которые все еще находились в отеле. После продолжительной беседы с ними вчера вечером она попыталась составить трагическую картину убийства, причем с массой интересных подробностей — тостами, поздравлениями, танцами и поведением жениха и невесты в конце свадебной церемонии.

Все другие репортеры заметно отстали от нее и довольствовались скудными сведениями, которыми облагодетельствовала их полиция. Синди обогнала всех и имела реальную возможность закрепить за собой лидерство. Ей было очень приятно осознавать это, и она не без гордости говорила себе, что данный материал — лучший из всего, что она написала за время работы в газете. А может быть, даже с того момента, когда Синди еще училась на последнем курсе в Мичигане.

Удачный прорыв на место преступления в отеле сделал ее знаменитой среди многочисленных сотрудников. Люди, которых Синди раньше не знала, останавливались и поздравляли ее. Даже издатель, которого она видела на самых торжественных мероприятиях, специально приехал в редакцию, чтобы узнать, кто она такая.

В самый разгар работы к ее столу подошел редактор городских новостей Сидни Гласе, которого сотрудники часто называли просто Эл Сид. Он остановился перед Синди и подождал, когда она сделает паузу и обратит на него внимание.

— Нам нужно поговорить, — сказал он сдержанным тоном.

Синди удивленно уставилась на него.

— Ты знаешь, что у меня есть два амбициозных сотрудника, которые уже много лет специализируются на криминальных делах. Они хотят во что бы то ни стало проникнуть в это дело. Сюзи сейчас сидит в муниципалитете и ждет официального заявления начальника полиции и мэра города. А Стоун рыщет в отеле в поисках новых сведений. Они проработали в этом отделе более двадцати лет и получили две Пулитцеровские премии. Надеюсь, ты понимаешь, что это значит?

Синди почувствовала, что сердце вот-вот остановится.

— Ну и что вы им сказали? — спросила она, пристально глядя ему в глаза.

А там она видела только одно — желание редактора любой ценой закрепить лидирующее положение газеты в городе. И для этого все средства хороши. Конечно, он симпатизировал ей и сам направил на это дело, но сейчас его интересовал только конкретный результат, а он мог оказаться не у нее, а у более опытных и напористых соперников.

— Покажи, что там у тебя есть, — сказал наконец редактор и уставился в экран монитора. Прочитав несколько строк, он удовлетворенно хмыкнул. — Ну что ж, в целом это неплохо. «Невыносимые страдания» лучше поставить вот сюда. — Он ткнул пальцем в конец текста. — Это определяет существительные «отец невесты». Знаешь, ничто так не злит Иду Моррис, как смешение определений и инверсий.

Синди неловко заерзала и густо покраснела.

— Да, я знаю, но у меня еще есть немного времени. Последний срок сдачи…

— Я знаю, когда последний срок, — прервал ее редактор, — но лучше все делать правильно с самого начала, а не дожидаться последнего срока. — Он повернулся к ней и так долго рассматривал, что Синди не выдержала и смущенно заерзала на стуле. — В особенности если ты намерена и дальше заниматься этим делом, — добавил он наконец и едва заметно улыбнулся. — Я сказал им, что это твое дело и ты будешь заниматься им до конца расследования.

Синди с трудом удержала себя от желания вскочить и крепко обнять коренастого и грубоватого редактора на глазах у всех сотрудников.

— Вы хотите, чтобы я поехала в муниципалитет?

— Нет, самый интересный материал находится не там, а в номере отеля, — назидательно ответил тот. — Отправляйся туда и посмотри, что еще можно сделать.

Эл Сид повернулся и быстро зашагал прочь, засунув руки в карманы брюк, однако через секунду вернулся. — Надеюсь, ты понимаешь: для того чтобы успешно раскрутить это дело, тебе придется поискать надежный источник информации среди тех полицейских, которые непосредственно расследуют это дело. И как можно быстрее.

Глава 16

Покинув помещение морга, мы с Роли молча направились в полицейский участок, погруженные в свои мысли. Мне не давали покоя некоторые детали убийства. Почему преступник забрал смокинг своей жертвы? Для чего оставил в номере бутылку шампанского? Я не находила в его действиях никакого смысла.

— Думаю, мы имеем дело с преступлением на сексуальной почве, — сказала я Роли после продолжительного молчания. — Причем самым отвратительным, которое только можно представить. Я хочу прогнать все результаты вскрытия через компьютерные банки данных полицейского управления и ФБР. Кроме того, надо обязательно поговорить с родителями невесты. Установить всех людей, с которыми она имела дело до Дэвида. И к тому же тщательно проанализировать список приглашенных на свадьбу гостей.

— А почему бы нам не подождать появления хотя бы некоторых признаков подтверждения этой версии, — заметил мой новый коллега, — прежде чем мы начнем полномасштабное расследование?

Я остановилась и удивленно посмотрела на него.

— Вы хотите подождать, пока кто-нибудь не обратится за своим окровавленным смокингом в бюро находок? Не понимаю, какой в этом смысл. Чего вы хотите этим добиться?

— Прежде всего, — рассудительно начал Роли, — чтобы полиция не вторгалась в частную жизнь убитых горем родителей с весьма гипотетическими предположениями. Нам нужны более веские доказательства, которые полностью раскрыли бы картину преступления. А сейчас у нас нет уверенности в том, что именно убийца забрал с собой смокинг жениха, оставив взамен свой. И вообще не ясно, был ли преступник среди приглашенных гостей.

— Кому же, по-вашему, принадлежит этот смокинг? Местному раввину?

Роли снисходительно ухмыльнулся.

— Его могли оставить там специально, чтобы ввести нас в заблуждение.

Его тон показался мне странным.

— Вы хотите оставить это дело?

— Нет. По крайней мере до тех пор, пока мы не выясним, что в этом деле не замешан кто-либо из ближайшего окружения жениха или невесты. Нам нужны твердые доказательства, прежде чем мы приступим к допросу кого-либо из Их близких. А до тех пор мы должны исключить их из числа подозреваемых.

Теперь понятно, почему Криса Роли прислали ко мне. Большая политика требует бережного отношения к репутации столь важных персон, какими являются семьи Брандтов и Уэйлов. Другими словами, от меня требуют поскорее найти преступника, но начальство опасается, как бы деятельность полиции не бросила тень на кого-нибудь из близких родственников этих несчастных жертв.

— А я уверена, что мы должны проверить список приглашенных гостей, — упрямо повторила я. — Во всяком случае, вероятность того, что преступник находился в числе гостей, весьма велика.

— Не возражаю, Линдси, — дипломатично согласился Роли, — но все же предлагаю немного поработать и получить более веские доказательства правильности вашей версии. Очень рискованно вторгаться в частную жизнь таких людей, не имея на то достаточных оснований.

Я молча кивнула, внимательно наблюдая за выражением его глаз.

— Ладно, Крис, — наконец согласилась я, — немного подождем, а тем временем займемся другими деталями этого преступления.

Некоторое время мы шли молча, обдумывая ход дальнейшего расследования.

— А почему вы считаете, что убийца поменялся с женихом смокингами? — спросила я после продолжительной паузы.

Роли остановился и задумался.

— Мне просто пришло в голову, что он был в смокинге, когда вошел в номер и нанес первый удар. Но потом он обнаружил, что забрызгал его кровью. А ему нужно было покинуть отель, не вызывая никаких подозрений. Смокинг жениха лежал рядом с телом, и поэтому преступнику не составляло большого труда надеть его и незаметно покинуть номер.

— Крис, вы серьезно полагаете, что убийца таким образом надеялся нас обмануть? Надел смокинг жертвы и оставил свой, специально продырявленный? Смокинг, сделанный из совершенно другого материала и размера? Другими словами, надеялся, что все следователи — полные идиоты и не догадаются проверить одежду? Нет, Роли, тут что-то не так. Почему бы ему не забрать окровавленный смокинг с собой? Ведь он мог положить его в сумку или просто запихнуть под тот смокинг, который надел.

— Ладно, — согласился со мной Роли, — сдаюсь и признаю, что не знаю ответа на этот вопрос. А вы сами что думаете по этому поводу?

Я не знала, что ответить. Мне и в голову не приходило, почему убийца вел себя так глупо и оставил нам весьма существенную улику. И тем не менее в голове стали роиться самые жуткие предположения.

— Вариант первый, — осторожно начала я. — Убийца мог допустить такую оплошность в состоянии паники. К примеру, зазвонил телефон или кто-то постучал в дверь и спугнул его.

— И это в первую брачную ночь? — недоверчиво хмыкнул Роли.

— Вы говорите как мой бывший напарник, — недовольно поморщилась я и быстро зашагала в сторону полицейского участка.

Роли поспешил за мной и услужливо распахнул массивную стеклянную дверь. А когда я вошла внутрь, он нагнал меня и схватил за руку.

— А вариант второй?

Я остановилась и пристально посмотрела ему в глаза, пытаясь понять, насколько откровенной я могу быть в своих догадках с этим человеком.

— Вы действительно хорошо знаете, что делают люди в первую брачную ночь?

Роли самоуверенно усмехнулся.

— Когда-то я сам прошел через это.

Я ничего не ответила и решила не продолжать разговор, поскольку второй вариант мог показаться ему маловероятным. К тому же мне было страшно высказать вслух подобное предположение. Неужели убийца решил пометить свои жертвы, оставить какие-то вполне очевидные следы? Он решил начать с нами своеобразную игру и с этой целью оставил нам ключ к разгадке? По опыту я знала, что случайные убийцы никогда не оставляют таких важных улик. И уж тем более этого не сделают профессионалы.

Такое могли сделать лишь серийные убийцы.

Глава 17

Из окна открывался прекрасный вид на залив, но Филлип Кампбелл ничего не замечал, погруженный в свои мысли. Наконец-то все началось, и в этой игре все действующие лица заняли свои места. Отныне этот город на берегу чудесного залива никогда не будет прежним, никогда не вернется к бывшему безмятежному состоянию. «Да и я стал другим, — думал он. — Конечно, это трудно и все произошло не так, как хотелось бы, но по-своему прекрасно».

Он запер дверь офиса, как делал всегда, когда был поглощен своими исследованиями. А недавно перестал тратить драгоценное время на беседы с сотрудниками. Они стали казаться ему слишком скучными и надоели до смерти. Их жизнь наполнена какими-то никчемными заботами, фондовыми рынками, курсами акций, супермаркетами, спортом и прочей ерундой. Да еще пустыми разговорами о том, куда они собираются поехать в отпуск. Такие мелкие, примитивные мечты, столь характерные для простых обывателей среднего класса. И его планы некоторое время назад были столь же мелочны и печальны. Кампбелл тоже тратил время на всякую ерунду и ломал голову над тем, как завоевать Силиконовую долину.

Впрочем, все это в прошлом, а сейчас у него появилась своя тайна. Самая большая тайна в мире.

Он отодвинул деловые бумаги на край стола и подумал, что наступило новое время, когда можно не корпеть над бумагами, не заниматься скучными вещами и не изображать рабочую пчелку.

Филлип открыл верхний левый ящик письменного стола, где среди всяких личных вещей была припрятана небольшая серая коробочка, в которой он хранил пакет с карточками размером три на пять дюймов. Теперь это — его единственный мир.

Мысли Кампбелла вновь вернулись к отелю «Гранд Хайатт». Невеста была прекрасна в своем свадебном наряде, с фарфоровым лицом и ярко-красными кровавыми цветами на груди. Он до сих пор не мог поверить, что все это действительно случилось — удар острым лезвием ножа, хруст костей и брызги крови. А еще ее последний вздох перед смертью. И его тоже, конечно.

Как же их звали? Господи Иисусе, как же он мог забыть? Ах да, Брандт. О них сейчас сообщают все газеты и телевизионные программы. Достав из кармана ключ, Кампбелл открыл коробочку, откуда наружу вырвался очаровательный и пьянящий запах его новой мечты. Все персональные карточки были аккуратно сложены в алфавитном порядке. Он стал перебирать их, произнося новые, пока еще никому не известные имена: Кинг… Мерсед… Пассено… Питерсон…

И все они были женихами и невестами.

Глава 18

Когда я вернулась из морга, на моем рабочем столе уже лежало несколько срочных сообщений. Именно срочных, другого слова и не подберешь. Чарли Клаппер прислал предварительные результаты судебно-медицинской экспертизы. Несколько репортеров из газет и телевидения слезно умоляли принять их в связи с расследованием громкого преступления. И даже та женщина из газеты «Кроникл», которая оставила мне свою визитную карточку.

Я быстро перекусила зажаренным в гриле цыпленком и салатом, которые прихватила с собой по пути на работу, а потом позвонила Клапперу.

— Только хорошие новости, — сразу предупредила я, услышав в трубке его бодрый голос.

— В таком случае могу дать тебе номер «900», и за каких-нибудь пару баксов они скажут тебе все, что только пожелаешь услышать.

— Ты хочешь сказать, что ничего нового для меня нет? — догадалась я по его голосу.

— Много мелочей, Линдси, — ответил руководитель группы медицинских экспертов, имея в виду огромное количество отпечатков, которые были извлечены его группой из номера. — Невесты, жениха, помощника менеджера, горничных и так далее и тому подобное.

— А ты проверил тела жертв? — настойчиво допытывалась я, зная, что убийца расправился с Мелани в одном месте, а потом отнес ее в спальню. — И коробку с шампанским?

— Разумеется. К сожалению, ничего такого, что могло бы помочь следствию.

— А на полу? Неужели там не осталось никаких волос, отпечатков обуви?

— Ничего, кроме мочи. — Клаппер рассмеялся. — Линдси неужели ты думаешь, что я пытаюсь скрыть от тебя какие-нибудь улики? Ты же умная женщина, но я больше видел подобных дел и знаю, как поступать в таких случаях. А смокинг я уже отправил на экспертизу и сразу сообщу тебе, как только появятся первые результаты.

— Спасибо, Чарли, — разочарованно промолвила я и положила трубку.

После этого разговора на глаза мне попалось имя Синди Томас. Обычно я никогда не звоню репортерам, пока следствие еще не закончено, но эта женщина настолько поразила меня своей настырностью и желанием обязательно прорваться на место преступления, что я изменила своему правилу. Тем более что я была благодарна ей за сочувствие, которое она выказала мне в туалетной комнате.

— Спасибо, что позвонили, инспектор, — ответила Синди, не скрывая радости.

— У меня небольшой должок перед вами, Синди, — сказала я, напомнив ей о нашей встрече в туалете. — Спасибо за поддержку, сочувствие и косметику.

— Ничего, такое случается со всеми. Однако потом у меня возник неожиданный вопрос: вы всегда так реагируете на преступления? Ведь вы же инспектор и не должны принимать все близко к сердцу.

У меня не было ни времени, ни желания объяснять ей все подробности моего отношения к этому делу, поэтому я воспользовалась испытанным приемом Джейкоби.

— Это была свадьба, а я всегда плачу на свадьбах. Чем могу помочь, миссис Томас? — быстро перешла я на официальный тон.

— Синди, — напомнила мне она. — Хочу оказать вам услугу, надеясь, что и вы отплатите мне тем же.

— Речь идет об убийстве, — строго предупредила я. — Ужасном убийстве, Синди. Ни о каких сделках сейчас и речи быть не может. А если мы все-таки встретимся когда-нибудь, то вы убедитесь, что я не стану делать никаких скидок на то, что нахожусь перед вами в долгу.

— Нет, я просто надеялась услышать от вас более подробную историю о трагической судьбе жениха и невесты.

— А разве не Том Стоун освещает криминальную хронику в вашей газете? — поинтересовалась я.

В трубке послышался тяжелый вздох.

— Не будут врать, обычно я занималась освещением местных новостей, — призналась Синди.

— Ну что ж, зато теперь у вас самая настоящая сенсация, — не без ехидства заметила я. — «Брак, заключенный на небесах, завершился в аду», — процитировала я один из ее заголовков. — Вы очень быстро схватываете суть дела.

— По правде говоря, инспектор, — откровенно призналась Синди, — ничего подобного я прежде не видела. Увидев Дэвида Брандта, лежавшего на пороге своего номера… сразу после свадьбы… — Она сделала паузу, вероятно, чтобы успокоиться. — Я знаю, что вы подумали обо мне, но дело вовсе не в моем репортаже. Мне бы очень хотелось вам хоть как-то помочь.

— Я ценю ваше желание помочь, но это возможно только после того, как мы закончим все необходимые расследования. Поэтому самая лучшая помощь для нас — это не мешать нам. Ваш отчаянный прорыв на тридцатый этаж доставил мне массу неприятностей от начальства. Ведь за проведение расследования отвечаю именно я.

— Скажу откровенно, — потухшим голосом произнесла Синди, — я даже представить не могла, что у меня это получится.

— Итак, мы установили, что еще не известно, кто кому больше должен. Но поскольку это моя…

Но Синди не дала мне договорить, прервав более решительным и официальным тоном:

— Я позвонила вам с единственной целью узнать вашу реакцию на материал, который появится сегодня в вечернем выпуске. Вам, вероятно, известно, что отец жениха руководит большой торговой фирмой. Наш редактор из отдела бизнеса выяснил у Блумберга, что эта фирма в самый последний момент отказалась подписывать соглашение с компанией — третьим по величине производителем автомобилей в России. А Брандт готов был выложить почти двести миллионов долларов за этот контракт. Фирма является одним из тех российских конгломератов, которые были захвачены новой волной полулегальных капиталистов, контролирующих черный рынок страны. Как мне объяснили, без наличных денег эта компания будет объявлена банкротом. Мои источники сообщили, что настроения там далеко не самые радужные.

— Не самые радужные? — засмеялась я. — Вы бы знали, миссис Томас, какое у меня сейчас настроение.

— И все же для меня совершенно очевидно, — продолжала фантазировать Синди, — что некоторые русские остались с носом и могут сейчас надеяться только на своего дядю Ваню.

Это меня еще больше развеселило.

— Заговор с целью совершения убийства является преступлением федерального масштаба, — пояснила я. — Если у вас действительно есть серьезные основания для подобных подозрений, советую позвонить в министерство юстиции.

— Я просто подумала, что вам это будет любопытно, — извиняющимся тоном произнесла Синди. — Но сейчас меня интересует другое. Вы не могли бы дать мне хотя бы несколько версий случившегося?

— Разумеется, почему бы и нет? Могу, например, сообщить, что их действительно несколько и все они самым тщательным образом изучаются.

— Благодарю вас, — облегченно вздохнула Синди. — А вам удалось сузить круг подозреваемых?

— Вас именно это просили узнать в редакции? — охладила я ее пыл. — Вы же знаете, что я не могу сейчас говорить об этом.

— Ну хорошо, не для печати, а просто так, по дружбе, — взмолилась она.

Пока я слушала Синди, мне припомнились аналогичные факты из своей биографии, когда я, молодая выпускница университета, так же настырно работала локтями, продираясь вперед сквозь плотную толпу соперников. А мир полицейского ведомства был еще более жестким и закрытым, чем городская газета. Именно поэтому мое отношение к этой женщине смягчилось.

— Я уже сказала, миссис Томас, что не могу дать вам никаких обещаний.

— Меня зовут Синди, — снова напомнила она. — Если не можете мне помочь, то хотя бы называйте меня по имени. И когда в очередной раз вы окажетесь в ванной комнате наедине со своими слезами, может так случиться, что рядом с вами никого не будет.

— Хорошо, Синди, я непременно буду иметь вас в виду.

Глава 19

Я не хотела идти домой и не могла больше оставаться на работе. В конце концов я схватила сумку, спустилась в подземный гараж и завела свой старенький «бронко», еще не зная толком, куда именно направлюсь. Выехав из гаража, я без колебаний повернула налево и поехала по центральной улице по направлению к набережной Эмбаркадеро. Мимо мелькали яркие огни кафе и ресторанов, освещенные окна фешенебельных домов и празднично украшенные витрины торгового центра. Возле залива я повернула направо, обогнула парк и поехала вдоль набережной. Я не знала, куда еду и зачем, но руки сами крутили руль, словно подчиняясь какому-то инстинкту. В голове стоял шум, перед глазами мелькали окровавленные тела невесты и жениха. А в промежутках между этими ужасными картинками в памяти всплывали слова доктора Орентхолера. Кстати сказать, я все же позвонила доктору Медведю, которого Орентхолер рекомендовал как крупного специалиста-гематолога.

Тем временем на горизонте появились высокие шпили супермаркета. Я машинально повернула влево и вдруг сообразила, куда меня влечет неведомая сила. Вскоре я пересекла площадь Согласия и остановилась перед ярко освещенным парадным входом в отель «Гранд Хайатт».

Предъявив менеджеру полицейский значок, я вошла в лифт и поднялась на тридцатый этаж. Перед дверью «Мандаринового номера» маячила одинокая фигура полицейского. Я сразу же узнала Дэвида Хейла из центрального отдела.

— Вам больше некуда поехать, инспектор? — удивился он, увидев меня.

Поздоровавшись с Хейлом, я взяла ключ, перешагнула через желтые ленты полицейского ограждения, открыла дверь и вошла в номер. Если вы никогда не находились на месте недавнего преступления, то вряд ли поймете, какие странные чувства беспокойства и тревоги всегда охватывают человека, который оказывается в таком месте. Я почти физически ощущала присутствие призраков Дэвида и Мелани. Но еще большее волнение вызывала у меня мысль, что во время осмотра я пропустила нечто важное, без чего наше расследование будет обречено на провал. Но что это может быть?

Весь номер был точно в таком же состоянии, когда я осматривала его в последний раз. Огромный восточный ковер увезли в лабораторию Клаппера, однако положение тел и пятна крови были аккуратно очерчены голубым мелом.

Я пристально посмотрела на то место, где находилось тело Дэвида Брандта, и снова представила картину его гибели. Было ясно, что молодожены решили выпить немного шампанского. На столике у выхода на террасу остались два полупустых бокала. Может быть, незадолго до этого жених подарил Мелани серьги с бриллиантами. Именно поэтому на полке в ванной комнате стояла открытая коробка из-под ювелирных изделий. Потом раздался стук в дверь. Дэвид идет в прихожую и открывает. На пороге стоит человек с шампанским в руке. Не исключено, что Дэвид хорошо знает этого человека или видел его на свадьбе. Тот делает шаг вперед и наносит удар жениху ножом в грудь. Дэвид поражен в сердце, сползает по двери на пол и мгновенно умирает. Все произошло так неожиданно, что он даже не успел вскрикнуть. «Этот бедняга даже обмочился в брюки», — вспомнила я слова Клэр.

А где же в это время находилась невеста? Почему не закричала и не позвала на помощь? Вполне возможно, что она была в ванной комнате и надевала подаренные ей серьги (открытая коробка). А убийца тем временем идет по номеру и наталкивается на невесту, которая, ничего не подозревая, выходит из ванной комнаты. Я живо представила Мелани Брандт — яркая, красивая, радостная, пылающая от счастья. Убийца тоже видит это. Могло ли так случиться, что Мелани знала его? Например, встречалась с ним раньше, а потом прекратила всякие отношения? У индейцев навахо есть, кажется, интересная поговорка: «Даже у тихого ветра — свой голос».

Я остановилась и прислушалась, словно пытаясь получить ответ на свой вопрос. «Скажи мне, Мелани, я слушаю тебя. Я пришла сюда ради тебя, слышишь?»

Реконструкция тех трагических событий, которые произошли в этом номере некоторое время назад, была настолько четкой и ясной, что у меня мороз по коже пошел. Мелани отчаянно сопротивляется, пытается убежать, о чем свидетельствуют многочисленные синяки на ее руках и шее. А убийца преследует ее и наносит удар ножом неподалеку от кровати. Он охвачен ужасом и вместе с тем болезненно возбужден тем, что натворил. Мелани не умерла после первого удара, и ему пришлось еще дважды вонзать в нее лезвие ножа.

А когда все было кончено, убийца подхватил ее на руки и понес к кровати. Если бы он тащил ее, то непременно остались бы следы на полу. И это очень важное обстоятельство. Преступник проявляет к ней «нежные чувства», из чего можно сделать вывод, что он знал ее раньше. Очевидно, он любил ее когда-то? Он кладет Мелани на кровать и аккуратно складывает на груди ее руки, придавая выражение спокойствия и умиротворенности. То есть в тот момент она была для него спящей красавицей, сказочной принцессой, которая наконец-то дождалась своего принца. Может быть, он воспринимает все случившееся как дурной сон?

Я еще раз осмотрела весь номер и не обнаружила абсолютно никаких признаков того, что здесь поработал профессионал или наемный убийца. Они ведут себя по-другому. У меня даже появилось ощущение, что это был человек, который прежде никогда не убивал. Он разъярен, понимая, что никогда больше не увидит свою принцессу. Он охвачен гневом и жаждет овладеть ею, хочет быть рядом с ней, ощутить уходящее тепло ее тела.

Но не может этого сделать, так как это осквернит ее. И вместе с тем он не может без нее. И тогда убийца задирает платье Мелани и использует для этого кулак.

Во мне все кричит от гнева и досады. Я чувствую, что чего-то не понимаю, что-то пропустила. И не только я, но и остальные, кто здесь работал все это время. Но что?

Я подошла к кровати и представила лежащее на ней тело Мелани. Она вся в крови, но на лице удивительное спокойствие. Во всяком случае, убийца оставил ее именно такой и даже не снял с ее пальца огромное кольцо с бриллиантом.

И тут на меня обрушилась внезапная догадка, как поезд, выскочивший на огромной скорости из темного тоннеля. Боже мой, как я раньше об этом не догадалась. Кольца!

Я снова представила Мелани на этой кровати. Она лежит спокойная, со сложенными на груди белыми руками, на пальце сверкает бриллиантовое кольцо. Господи! Возможно ли это?

Я бросилась в прихожую и попыталась вспомнить скрюченное тело Дэвида. Они поженились за несколько часов до этого, поклялись в верности и обменялись кольцами.

Обручальные кольца!

Убийца не взял с собой дорогие серьги и кольцо с бриллиантом Мелани. Он забрал только обручальные кольца.

Глава 20

На следующее утро ровно в девять я была в кабинете доктора Виктора Медведя, приятного человека невысокого роста, с узким интеллигентным лицом, который сразу же до смерти напугал меня своим откровенным признанием.

— Это очень опасное заболевание, — заявил он с легким восточноевропейским акцентом. — Оно лишает организм возможности снабжать его кислородом. Первые симптомы проявляются в легком недомогании, головной боли, быстрой утомляемости и общем ослаблении иммунной системы. А заканчивается все серьезным нарушением мозговой деятельности, частыми приступами невыносимой головной боли и полной потерей способности к мыслительному процессу.

Он встал, подошел ко мне, обхватил голову обеими руками и пристально посмотрел в глаза сквозь толстые стекла очков.

— Вы уже начали чахнуть.

— Знаете, у меня по утрам всегда слабость, а кровь лучше циркулирует только к обеду, — слабо улыбнулась я, пытаясь заглушить охвативший меня панический страх.

— Так вот, моя дорогая, — сурово продолжил доктор Медведь, — месяца через три вы будете похожи на призрак, если мы, конечно, не остановим этот процесс. — Он вернулся к своему столу и взял мою медицинскую карту. — Если не ошибаюсь, вы — инспектор полиции.

— Да, отдел по расследованию убийств, — подтвердила я.

— В таком случае пока нет необходимости переходить к крайним мерам. Не хочу вас расстраивать, но эта болезнь чрезвычайно коварна. Только тридцать процентов больных положительно реагируют на интенсивное лечение и в конце концов полностью излечиваются. Остальных ожидает нелегкая судьба, включая пересадку костного мозга, болезненную химиотерапию и все такое прочее.

Я застыла и молча слушала приговор. Значит, все кошмары Орентхолера становятся явью.

— Скажите, доктор, есть ли надежный способ узнать, кто реагирует на лечение, а кто нет?

Доктор сложил ладони и покачал головой.

— Единственный способ узнать это — приступить к лечению. А потом посмотрим, какова будет реакция.

— Дело в том, что сейчас я занимаюсь очень важным делом, — с замиранием сердца промолвила я. — Доктор Орентхолер сказал, что я могу продолжать работать.

Доктор скептически поджал губы.

— Вы можете продолжать работать ровно столько, сколько у вас хватит сил.

У меня заныло в груди, а перед глазами поплыли темные круги. Как долго я смогу скрывать это от сослуживцев? С кем мне поделиться своим горем?

— А если мы начнем лечение, — с надеждой в голосе спросила я, — сколько понадобится времени, чтобы определить улучшение?

Доктор еще больше насупился.

— Понимаете, это лечение не имеет ничего общего с тем, что вы глотаете таблетку аспирина от головной боли. Думаю, что оно будет долгим и весьма обременительным.

Долгим и обременительным. А я уже начала мечтать о чине лейтенанта в случае продвижения по службе Сэма Рота.

— Да, Линдси, — мрачно подытожил доктор, — ничего не поделаешь. Это самый серьезный вызов вашей жизни.

— А если лечение не поможет, — едва слышно произнесла я, — то сколько времени…

— Не надо думать об этом, дорогая, — подбодрил меня он. — Давайте ополчимся против болезни всей мощью нашего оптимизма и надежды на лучшее. А все детали обсудим по ходу лечения.

Теперь мне все стало ясно. На карту поставлена не только моя карьера, работа, но и жизнь. Отныне мне придется ходить и работать с бомбой внутри, сознавая, что ее пусковой механизм уже запущен. Остается только слабая надежда на те тридцать процентов, которым удается окончательно поправиться и предотвратить взрыв этой бомбы.

— Когда мы начнем? — спокойно спросила я.

Доктор нацарапал на бумаге номер процедурного кабинета, который находился в том же здании на третьем этаже, но не указал дату первой процедуры.

— Оставляю выбор за вами, Линдси, — сказал он на прощание. — Я бы хотел начать прямо сейчас.

Глава 21

История о деловых отношениях Джералда Брандта с русскими наконец-то выплыла наружу и запестрела крупными заголовками практически во всех газетах. «ОТЕЦ ЖЕНИХА ВЫЗВАЛ У РУССКИХ ПРИСТУП ЯРОСТИ». А газета «Кроникл» также сообщила, что этим делом занялись специалисты из ФБР.

Обогащенная гемоглобином кровь напряженно пульсировала в моих венах, когда я в половине одиннадцатого наконец добралась до своего рабочего места. Немалых усилий мне стоило выбросить из головы процесс перекачки чужой крови в мои вены.

Не успела я приступить к работе, как услышала возбужденный голос Сэма Рота.

— Линдси, ты читала, что написали в «Кроникл»? — сообщил он мне. — Это сделали русские! А ФБР, по-моему, не спешит опровергнуть эту версию. — Он наклонился над моим столом и подсунул свежий номер газеты!

— Да, я видела, — сказала я, кивнув. — Думаю, ни в коем случае нельзя допускать сюда ФБР. Это наше дело, и мы сами должны довести его до конца.

Я рассказала ему о вчерашнем посещении «Мандаринового номера» и о всех своих соображениях относительно сексуальных мотивов убийцы, окровавленного смокинга и исчезнувших обручальных колец.

— Не думаю, что все это сделали какие-то русские профессионалы, — закончила я на оптимистической ноте. — Этот мерзавец обесчестил невесту кулаком и сделал это в ее первую брачную ночь.

— Ты хочешь, чтобы я отверг услуги федеральных органов на основании твоих зыбких убеждений? — не без ехидства заметил Сэм.

— Это убийство, — упрямо повторила я. — Гнусное, мерзкое, отвратительное, но всего лишь убийство на сексуальной почве, а не международный заговор.

— А почему не предположить, что русский убийца искал какие-то доказательства или вообще был сексуальным маньяком?

— Доказательства чего? — продолжала напирать я, отказываясь верить в этот бред. — О деле сейчас говорят все телевизионные программы и пишут все газеты. И потом, разве русские киллеры не отрезают палец своей жертвы в качестве доказательства выполненного контракта?

Сэм Рот успокоился и тяжело вздохнул. По всему было видно, что ему не хотелось расставаться с этой глупой версией, но чувство реальности взяло верх.

— Мне пора бежать, — сказала я и шутливо взмахнула кулаком в воздухе, надеясь, что тот поймет мою шутку.

Джералд Брандт все еще находился в отеле, дожидаясь, когда можно будет забрать тело сына. Я сразу же отправилась в его номер и громко постучала в дверь. Брандт был один и сразу пригласил меня внутрь.

— Вы видели сегодняшние газеты? — спросила я, когда мы уселись на террасе за небольшим столом, укрытым от солнца ярким зонтом.

— Да, мне тут всю ночь звонили из газет, из офиса Блумберга и даже какая-то журналистка из газеты «Кроникл», — угрюмо проворчал он. — Все, что они пишут, — это полное сумасшествие.

— Смерть вашего сына тоже была результатом сумасшествия, мистер Брандт, — в тон ему добавила я. — Вы хотите, чтобы я была предельно откровенной с вами, когда дело дойдет до расследования обстоятельств вашей семейной жизни?

— Что вы имеете в виду, детектив? — всполошился он.

— Вас уже спрашивали недавно, знаете ли вы кого-нибудь, кто хотел бы причинить вам вред…

— Да, и я ответил вашему детективу, что только не в этом смысле и не таким образом.

— А вам не приходит в голову, что некоторые круги в России очень недовольны тем, что вы отказались от их предложения?

— Мы не имеем дела с такими кругами, миссис Боксер. Крупными акционерами этой фирмы являются весьма влиятельные люди России. Однако ваши вопросы создают у меня неприятное ощущение, что я нахожусь под подозрением. Это были чисто деловые отношения, не более того. Обычные переговоры, которые нам приходится вести практически каждую неделю. Я абсолютно уверен, что смерть Дэвида не имеет никакого отношения к русским.

— Мистер Брандт, — продолжала упорствовать я, — почему вы так уверены? Ведь в конце концов речь идет о смерти вашего сына и его жены.

— Потому что деловые переговоры никогда не срываются, детектив, — назидательно заключил он. — Этот термин мы использовали специально для средств массовой информации. Что же до переговоров, то вчера мы успешно завершили их. — Брандт встал, и я поняла, что пора завершать беседу.

После разговора с убитым горем отцом я позвонила Клэр. Мне хотелось обсудить с ней результаты вскрытия и вообще немного поболтать. Но ее секретарша попросила меня подождать: Клэр в это время общалась с кем-то по телефону.

— Знаешь, чем я сейчас занимаюсь? — весело спросила подруга, когда нас соединили. — Какой-то парень мчался на машине, превысил скорость и в конце концов врезался в припаркованный автомобиль, в котором старик ждал жену из магазина. Теперь он подал в суд на старика и хочет доказать, что тот неправильно припарковал машину и должен уплатить ему стоимость ремонта своей. Бред какой-то. Ну ладно. Бог с ним, как дела? — закончила она тараторить.

— Ничего, все идет своим чередом.

— Я соскучилась по тебе, дорогая, — сказала Клэр и грустно вздохнула. — Сейчас ты тоже по делу?

Я тоже вздохнула, и мне вдруг захотелось рассказать ей обо всем, что случилось со мной за последнее время. Но это не телефонный разговор, да и вообще вряд ли нужно говорить об этом. Вместо этого я спросила ее, не было ли у супругов Брандт свадебных колец на пальцах, когда их доставили в морг.

— Насколько мне известно, ничего подобного у них не было, — ответила Клэр, немного подумав. — В журнале инвентаризации помечены дорогие серьги и кольцо с огромным бриллиантом, но никаких обручальных колец у них не было. Знаешь, я тоже обратила на это внимание и даже хотела поговорить с тобой вчера вечером, но так и не дозвонилась.

— Великие умы идут сходным путем, — пошутила я.

— Пытливые умы, точнее сказать, — поправила она меня. — Как идет расследование?

Я вздохнула.

— Пока никак. Сейчас нам предстоит допросить почти триста гостей и выяснить, не было ли у кого-нибудь из них оснований для убийства. Но тут масса проблем. Ты же видишь, какая шумиха поднялась в прессе. Даже русский след отыскали. ФБР грозится отобрать у нас дело, а Мерсер требует, чтобы убийством занялись «настоящие» детективы. Правда, Сэм Рот пока сопротивляется, но давление на него усиливается с каждым днем. Кстати, я попросила Джейкоби заняться поиском смокинга, но результатов пока нет. Так что пока ничем не могу порадовать.

В трубке послышался смех.

— Не волнуйся, дорогая, никто не отнимет у тебя это дело. Если кто и может его распутать, так это ты, и никто другой.

— Если бы проблема была только в этом… — начала я, но вовремя остановилась.

— А что случилось? — озабоченно спросила Клэр. — По правде говоря, последнее время ты ведешь себя странно. Да и голос у тебя отнюдь не бодрый.

— Мне нужно поговорить с тобой, Клэр. — Я сделала паузу и призадумалась. — Может быть, встретимся в субботу?

— Конечно, почему бы и нет? — обрадовалась она. — О, черт возьми, в субботу у Регги выпускной вечер. А если в воскресенье? Я могла бы подъехать к тебе к полудню.

— Прекрасно, — согласилась я, хотя и не без огорчения. — Здесь нет ничего срочного. Значит, договорились, жду тебя в воскресенье.

Я положила трубку и улыбнулась. Даже простой разговор с Клэр принес мне некоторое облегчение. Будто гора свалилась с плеч. Хорошо, что встреча перенесена на воскресенье. У меня будет больше времени подготовиться к важному разговору. Надо же как-то бороться за свою жизнь. Да и насчет работы тоже нужно поговорить.

В этот момент возле моего стола появился Роли.

— Хотите чашечку кофе?

Мне показалось, в его вопросе прозвучал упрек, что я пришла на работу слишком поздно. И вообще создается впечатление, что он что-то чувствует.

А Роли между тем вынул какой-то стандартный конверт, помахал им у меня перед носом и пожал плечами.

— Здесь список всех гостей, приглашенных на свадебную церемонию. Думаю, тебе будет интересно познакомиться с ним.

Глава 22

Мы отправились в небольшое, европейского стиля кафе с романтическим названием «Рим», расположенное напротив полицейского департамента. Я бы, конечно, предпочла «Пит», но это — намного ближе. Я заказала чашку чая, а Роли попросил кофе с поджаренным хлебом и пирожным, которое он положил передо мной.

— Вы не задумывались, как делают деньги в таких заведениях? — неожиданно спросил он.

— Что? — откликнулась я, погруженная в свои мысли.

— Таких кафе сейчас огромное количество, и стоят они на каждом углу. Во всех готовят одно и то же, подают одно и то же, и за среднюю покупку они получают примерно два доллара и тридцать пять центов.

— Мы с вами не на свидании, Роли, — недовольно фыркнула я. — Давайте лучше просмотрим список гостей.

— В лучшем случае три доллара или три с половиной, — как ни в чем не бывало продолжал он. — А за год их оборот не превышает четырехсот тысяч.

— Роли, умоляю вас, — проворчала я, теряя всяческое терпение.

Он протянул мне конверт.

Я открыла его и обнаружила восемь или девять листов, испещренных огромным количеством имен, фамилий и адресов и украшенных шапкой главного офиса Джералда Брандта. Некоторых гостей со стороны жениха я узнала мгновенно. Берт Роузен, бывший секретарь казначейства Соединенных Штатов, Самнер Смит, миллиардер, сколотивший огромное состояние на нефти в восьмидесятые годы. Чип Стейн, близкий друг Стивена Спилберга, Мэгги Сонтеро, знаменитая модельерша из нью-йоркского района Сохо, и так далее и тому подобное. И все они — большие шишки или знаменитости, с которыми очень трудно будет иметь дело.

Со стороны невесты тоже было несколько известных имен из района Сан-Франциско. Мэр города Фернандес, например, или знаменитый прокурор Артур Эйбрамз. С последним мне неоднократно приходилось встречаться в зале суда, давая показания по совершенным преступлениям. Или взять хотя бы Вилли Антона, который уже много лет надзирает над всеми общественными школами штата.

Роли пододвинулся ко мне и тоже заглянул в список. Вместе мы посмотрели его до конца и окончательно убедились, что состав гостей внушает священный трепет. Почти перед каждой фамилией стояло либо «доктор», либо «профессор», либо «почетный», либо «почтенный». Весьма впечатляющее зрелище представляла эта свадьба!

Впрочем, ничего другого я и не ожидала. Правда, надеялась, что из всего этого списка хоть что-то бросится в глаза или вызовет подозрение. Но все эти надежды оказались тщетными. Ни единой зацепки или фамилии, за которую можно было ухватиться.

Роли издал вздох крайней обеспокоенности.

— На меня это список производит угнетающее впечатление. Не знаю, что теперь делать. Предлагаю вам взять пятьдесят фамилии, и я возьму столько же. А остальных отдадим Джейкоби. А потом встретимся через пару недель и посмотрим, что из этого получилось.

Перспектива встречи с каждым из этих известных, амбициозных и чрезвычайно обидчивых людей меня нисколько не радовала. Ведь каждый начнет качать права и возмущаться, что полиция посмела подозревать его в каких-то жутких преступлениях.

— Как вы полагаете, наш мэр Фернандес может оказаться сексуальным маньяком? — пробормотала я, обращаясь скорее к себе, чем к Роли. — Как бы не так!

Взглянув на Роли, я поняла, что ему сейчас не до шуток. И тут меня посетила неожиданная мысль.

— Помнится, вы сказали, что были женаты? — С одной стороны, мы должны были больше знать друг о друге, раз уж нам предстояло вместе работать. А с другой — во мне разыгралось чисто женское любопытство.

Роли грустно улыбнулся и после небольшой паузы кивнул. Мне даже показалось, что в его глазах промелькнула боль.

— С формальной точки зрения я все еще женат. Бракоразводный процесс будет только в следующем месяце. После семнадцати лет совместной жизни.

Я сочувственно подмигнула ему.

— Простите, не думала, что это неприятные воспоминания.

— Ничего страшного, — натянуто улыбнулся Роли. — В жизни всякое бывает. Просто мы вдруг обнаружили, что вращаемся в разных кругах и никак не можем сойтись вместе. А если говорить откровенно, то Мэрианн влюбилась в парня, который владеет тем зданием, в котором находится ее офис. В общем, это давняя история и я никогда даже не пытался понять ее до конца.

— Да, но судя по всему, для вас это болезненный развод, — посочувствовала я. — А дети у вас есть?

— Два превосходных парня, — оживился он. — Четырнадцати лет и двенадцати. Джейсон очень подвижный и физически крепкий, а Тедди отличается недюжинным умом и увлекается компьютерами. Я навещаю их каждые выходные и считаю самым светлым лучом в моей жизни.

Я легко представила Роли в роли заботливого и любящего отца. Он гуляет с сыновьями, играет с ними в футбол, возится с компьютерами и так далее. Кроме того, у него были на редкость красивые глаза, и вообще я пришла к выводу, что он отличный парень и не враг мне.

— Линдси, — сказал Роли и хитро усмехнулся, — вы умная женщина, которая все знает и понимает, но, насколько я могу судить, вам тоже не удалось избежать развода? Вы ведь не замужем сейчас, правда?

— О, какая проницательность, — попыталась отшутиться я, но поняла, что придется ответить ему откровенностью за откровенность. — Да, я только закончила полицейскую академию, а Том был на втором курсе юридического факультета в Беркли. Сначала он хотел стать следователем, но потом все круто изменилось, и в конце концов Том перешел в крупную корпорацию.

— А потом? — потребовал продолжения Роли.

— Мне это не понравилось. — Я улыбнулась и покачала головой. — Мне не нравилась светская жизнь, частные клубы и все такое прочее. Короче говоря, разошлись на почве профессиональных разногласий. Точнее сказать, Том ушел от меня. Я очень переживала по этому поводу, но сейчас боль понемногу утихла.

— Похоже, у нас с вами много общего, — деликатно заметил Роли, а я снова подумала, что у него действительно красивые глаза.

— Если хотите знать, — решилась я довести разговор до конца, — в течение последних шести месяцев я встречаюсь со своим коллегой Уорреном Джейкоби.

Роли засмеялся и сделал вид, что удивлен.

— Боже мой, Линдси, никогда бы не подумал, что Джейкоби в вашем вкусе. Чем объяснить вашу привязанность к нему?

Мне почему-то вспомнился мой бывший муж, а потом и другой человек, с которым у меня когда-то были близкие отношения. И все они обладали одним общим качеством.

— Мягкие руки и мягкое сердце.

— Что вы имеете в виду? — воодушевился Роли. — Если вы возьмете чашку кофе и назовете его каким-нибудь сексуально привлекательным именем, то от этого вырастет средняя продажа напитка?

— Почему вы завели этот разговор? — недовольно поморщилась я.

Роли окинул меня странным взглядом, в котором было некоторое смущение и одновременно какой-то вызывающий блеск, отчего его голубые глаза заметно потемнели.

— Я работаю в полиции более шестнадцати лет и немалого достиг, если получил это место. А вы, вероятно, думаете, что все дело в связях или личных отношениях.

— Извините, но ничего подобного мне и в голову не приходило.

— Ну что ж, это самые приятные слова, которые я услышал от вас с момента нашего знакомства.

Я встала, спрятала конверт и направилась к выходу.

— Могу сказать еще кое-что приятное, — бросила я через плечо. — Похоже, вы хороший отец и любите детей.

— Ответ на любой случай, — съязвил он, догоняя меня. — Мудрые люди всегда имеют ответ на любой вопрос.

— Если хотите знать, — добавила я уже на улице, — я тоже довольна своей работой и считаю, что заслужила ее.

— Хотелось бы поближе познакомиться с вами и вашей работой.

— Не исключаю такой возможности.

Откровенно говоря, я была немало удивлена тем, что узнала о Роли. Он оказался довольно простым человеком, непосредственным и достаточно образованным. И вообще он, кажется, неплохой парень. Интересно, какие у него руки, мягкие или нет?

Глава 23

Глядя на свое великолепное свадебное платье, Ребекка Пассено вдруг подумала, что с этого момента она уже перестала быть маленькой девочкой своей мамочки. «Ты моя маленькая девочка», — часто повторяла мать. Ребекка слышала эти слова с первых дней своей жизни и так привыкла к ним, что сейчас не могла поверить, будто все это уже позади.

Конечно, нетрудно понять, почему мать обращалась к ней с такой нежностью. Три старших сына не доставляли ей ничего, кроме хлопот и неприятностей, а она всегда хотела иметь девочку. Отец тоже, хотя со временем стал ладить с сыновьями. Правда, старшего брата Бена к этому времени уже не было в живых. Он погиб еще до рождения Ребекки.

— О, малышка, — послышался за спиной нежный голос матери.

— Мама, какая я тебе малышка? — запротестовала Ребекка, но все же добродушно улыбнулась.

Сейчас ее больше занимало свадебное платье. Оно было действительно чудесным, а Ребекка в нем — еще более прекрасной. Никогда прежде она не ощущала себя такой красивой и счастливой. И Майкл тоже будет в восторге. Наконец-то наступил этот долгожданный день, когда их отношения будут официально оформлены и они станут мужем и женой.

— Ты сразишь всех гостей наповал, — просияла миссис Перкинс, оглядывая горы цветов и последние приготовления к свадьбе.

Ребекка быстро обернулась, словно опасаясь, что та просто пошутила.

— Правда? Вы не шутите?

— Мы с отцом решили подарить тебе одну вещь, — сказала мать и вынула из сумки небольшую коробочку с потертыми краями.

Осторожно открыв ее, она достала чудное ожерелье из речного жемчуга, украшенное массивным бриллиантом примерно в четыре карата. Это сокровище досталось ей по наследству от матери, и теперь она решила подарить его дочери. Сделав шаг вперед, она надела его на изящную шею Ребекки.

— Боже мой, какая прелесть! — воскликнула дочь и радостно захлопала в ладоши. — Спасибо, мамочка!

— Это ожерелье мне подарила мама в день свадьбы, — утирая слезы, сказала мать. — Оно принесло мне много счастья в семейной жизни. Теперь оно твое.

Бекки повернулась к зеркалу и восхищенно прикоснулась рукой к бриллианту. Такое прекрасное платье, да еще жемчуг с бриллиантом. О чем еще может мечтать счастливая невеста? Насладившись драгоценным подарком, она повернулась к матери и крепко обняла ее.

— Я люблю тебя, мама. Ты самая лучшая мама в мире!

— Была самой лучшей, — со слезами на глазах проворчала мать. — Теперь все кончилось. Ты уже взрослая, и у тебя будет своя семья.

— Нет, нет, — попыталась успокоить ее миссис Перкинс, — не совсем так. Мать нужна не только младенцам, но и взрослым детям.

С этими словами она побежала в комнату и вскоре вернулась с огромным букетом цветов. Букет был обыкновенный, но сейчас он выглядел как самый красивый в мире. Она вручила его Бекки, и та, поблагодарив миссис Перкинс, снова вернулась к зеркалу, прижимая цветы к груди.

— Вот теперь все в полном порядке, — подытожила миссис Перкинс, благословляя невесту.

Когда Бекки вышла к гостям, все дружно зааплодировали, восхищаясь красотой невесты и ее свадебным нарядом.

А больше всех радовался стоявший неподалеку Фил-лип Кампбелл.

— Твой главный день в жизни уже почти наступил, — еле слышно прошептал он. — Ты выглядишь прекрасно.

Глава 24

На следующее утро ко мне явился Милт Фаннинг из отдела по сексуальным преступлениям ФБР. В его компьютерной базе данных отыскалась дюжина подобных преступлений, но он сразу признался, что ни одно из них так и не раскрыто по сей день. Из всего количества зафиксированных преступлений он выбрал те, в которых женщины были изнасилованы с помощью кулака, однако большинство из них было связано с активностью гомосексуалистов. И только одно дело почти полностью совпадало с нашим. Еще в 1992 году в городке Комптон подобным образом были изнасилованы и убиты две проститутки, но виновник трагедии Николас Чито был арестован, осужден и сейчас отбывал двадцатипятилетнее заключение в городе Сан-Квентин.

Было также несколько дел, связанных с убийствами в гостиницах, причем в одном из них жертвой стала невеста, жених которой зарезал ее, узнав, что был далеко не первым в ее жизни.

Разумеется, я была разочарована, но не удивлена. Все в этом деле подсказывало мне, что, когда Дэвид и Мелани столкнулись со своим убийцей в «Мандариновом номере» отеля, это была не первая их встреча.

В этот момент я увидела Джейкоби, медленно ковыляющего в полицейский участок. В течение последних дней он всячески избегал встречи со мной и постоянно ссылался на неотложные дела, связанные с изучением шампанского и смокинга. После двух лет совместной работы я уже понимала, что если он не пристает ко мне, значит, с ним что-то не так.

— Как идут поиски? — с нарочитой беззаботностью спросила я, когда он вошел в отдел.

Джейкоби посмотрел на меня и натянуто улыбнулся.

— Чин и Мерфи обзванивают каждый чертов винный магазин в радиусе сорока миль. Но разве можно проследить, кому, когда и при каких обстоятельствах продали эту чертову бутылку шампанского? Правда, они сказали, что такую бутылку нельзя было заказать в другом месте, но от этого не легче. К тому же ее могли заказать по телефону, по почте или вообще по Интернету.

Я знала, что это потребует много времени, но не столько же. Да и сколько людей в нашей округе могли заказать бутылку шампанского стоимостью две сотни баксов?

— И все же, — наконец порадовал Джейкоби меня своей улыбкой, — нам удалось установить несколько имен. — Он стал медленно листать свою записную книжку, причем делал это так неспешно, словно хотел специально позлить меня. — Да, вот здесь, — сказал Джейкоби, остановившись где-то на тридцатой странице. — Винный магазин «Голден стейт», что на улице Криссент. «Кло дю Месниль». — Джейкоби тщательно выговаривал французские слова и явно был доволен своей находкой. — Тысяча девятьсот восемьдесят девятого года выпуска. Некто Рой С. Шун заказал у них в марте целый ящик этого шампанского.

— Ты проверил, кто это такой?

Он кивнул.

— Этот парень никогда не видел Брандтов и даже не слышал об их существовании. Он дантист, причем работает неплохо. Если судить по его склонности к дорогому шампанскому. — Джейкоби перевернул несколько страниц. — Следующий магазин находится в Милл-вэлли. — Он посмотрел на меня и широко улыбнулся. — Самое интересное, что этим магазином занимался Мерфи и когда узнал, что шампанское в этом магазине покупал тоже какой-то Мерфи, то чуть со стула не свалился. Этот Мерфи является завсегдатаем магазина и закупил шампанское на день рождения жены. Если ты отпустишь меня завтра утром, я поговорю с ним, но думаю, будет лучше, если туда поедет наш Мерфи. Надеюсь, однофамильцы быстро найдут общий язык.

— А что насчет смокинга?

— Да, мы обзвонили всех производителей, а их в нашем штате около пятнадцати. И все они производят подобные товары. Так что проследить движение этого смокинга будет очень нелегко, но мы этим занимаемся.

— Хорошо, а пока ты будешь там работать, — решила я немного позабавиться, — посмотри, нет ли у них более приличного галстука.

— Ну, сейчас это уже неактуально, — с нескрываемой грустью сказал Джейкоби. — Да, кстати, как ты без меня? — Он пристально посмотрел мне в глаза, и я пожалела о неудачной шутке. По всему было видно, что он тяжело переживает эти перемены.

— Все нормально, Уоррен, — сказала я серьезно. — Мне очень жаль, но ты же знаешь, я не просила, чтобы мне прислали этого парня.

Он молча кивнул и посмотрел в окно.

— Ты хочешь, чтобы я проверил всех, кто покупал это чертово шампанское?

Я покачала головой, встала и протянула ему список гостей.

— Нет. Уоррен, я хочу, чтобы ты сверил свой список с этим и выяснил, нет ли каких-нибудь совпадений.

Джейкоби пролистал длинный список фамилий и даже присвистнул от удивления.

— Плохи наши дела, Боксер, — подытожил он. — Здесь нет никого из тех, кто был замечен в покупке шампанского. Боюсь, нам придется подождать, пока не появится вторая пара несчастных.

— Уоррен, как ты можешь так говорить? — возмутилась я, хотя сознавала, что полностью исключать такую возможность преждевременно.

Джейкоби — отъявленный грубиян, но отличный сыщик, обладающий прекрасным чутьем на преступников.

— Насколько я понимаю, мы ищем отъявленного подонка, который любит грязно поиздеваться над мертвыми невестами?

Я молча кивнула и вспомнила своего первого напарника, который часто повторял, что нельзя бороться со свиньями, так как сам запачкаешься. А свиньям грязь по душе.

— Думаю, этому парню нетрудно будет найти вторую невесту, — грустно сказал Джейкоби.

Глава 25

Кажется невероятным, но уже прошел целый месяц нашего расследования трагической гибели жениха и невесты. Группа Джейкоби почти полностью завершила изучение шампанского и смокинга, но до сих пор так ничего интересного не выяснила. А мы с Роли опросили более двадцати гостей, от мэра города до лучших друзей жениха, примерно с таким же результатом. Все они очень переживали эту трагедию и всячески старались нам помочь, но не могли указать ни единой возможной причины их смерти.

У меня с каждым днем становилось все тревожнее на душе. Нужно было предпринять что-то срочное, пока этот мерзавец не натворил других бед. А между тем я прошла второй этап лечения, но так и не поняла, помогает мне это или нет. Правда, меня с самого начала предупредили, что быстрых результатов ждать бессмысленно. А часы упрямо отсчитывали время. Мое и начальника полиции, который торопил с расследованием дела.

В субботу в шесть часов вечера Джейкоби убрал в стол все бумаги, надел спортивную крутку, повесил кобуру с пистолетом и направился к двери.

— Пока, Боксер.

Вслед за ним стал собираться и Роли.

— Я должен вам кружку пива, — бодро сказал он. — Могу угостить вас сегодня.

Пиво было бы совсем неплохо, подумала я и поймала себя на мысли, что привыкаю к компании Роли. Но внутренний голос подсказывал мне, что если я пойду с ним сегодня, то все потеряю — и мое лечение, и расследование, и даже тот страх в душе, который все время удерживал меня от опрометчивых поступков.

— Нет, благодарю, — решительно отказалась я и покачала головой. — Мне еще нужно немного поработать.

— А на завтра у вас какие планы? — не унимался он.

— Встречаюсь с Клэр, а потом приеду сюда. А вы что собираетесь делать?

— Джейсон завтра играет в футбол в Пало-Альто, так что придется мне везти туда своих парней.

— Прекрасный отдых, — искренне позавидовала я ему.

У меня никогда не было подобных забот, и я понимала, что пропустила нечто очень важное в своей жизни.

— Я вернусь завтра вечером, — сообщил он. — Я буду в часе езды от Сан-Франциско, поэтому звоните, если что случится. — Он с первого дня дал мне номер своего пейджера, но у меня не было повода воспользоваться им.

После ухода Роли в отделе воцарилась непривычная тишина и только из дальнего конца коридора доносились приглушенные голоса двоих дежурных. Никогда еще я не чувствовала себя такой одинокой. А дома тоже делать нечего. Я знала, что, вернувшись домой, все равно буду думать об этом деле.

Зачем убийца забрал обручальные кольца?

Во всем теле ощущалась какая-то страшная истощенность. Казалось, силы покидают меня вместе с дыханием. Но я уже знала, что это мои здоровые кровяные тельца борются за свою жизнь, спасая и мою. Нет, больше так нельзя.

Я сложила бумаги в папку и положила ее на полку с надписью «неоконченные дела». А рядом было много других папок с такими же результатами. Потом я долго сидела в темной комнате и в конце концов заплакала.

Книга вторая

«Женский клуб»

Глава 26

Бекки Диджордж вышла из вестибюля гостиницы, держась за руку мужа. Это был ее первый день в качестве жены Майкла, и она чувствовала себя безумно счастливой. Они вдохнули прохладный вечерний воздух — первый глоток свежего воздуха за весь день.

В первый день их совместной жизни они с Майклом несколько раз занимались любовью и даже дважды принимали вместе душ. А потом, проводив гостей и родственников, поспешили в свой номер, открыли последнюю бутылку шампанского, а Майкл поставил кассету с откровенно эротическим фильмом. Во время просмотра каждый из них играл свою роль, по-своему необычную и чрезвычайно возбуждающую. При этом Майкл демонстрировал свои изощренные фантазии и постоянно переодевался в женскую одежду.

Завтра они отправятся на Мацатлан, где в течение целой недели будут наслаждаться общением друг с другом и всячески совершенствовать свои навыки в искусстве любви. А в свободное от любовных утех время станут наблюдать за играми дельфинов и строить планы на будущее. Так что пока все идет прекрасно.

Тем более что сегодня вечером они собираются отметить это торжество в шикарном французском ресторане, самом лучшем в их городке Нейпа. Все в один голос говорят, что там прекрасно готовят и хорошо обслуживают. Ресторан оказался настолько популярным, что им пришлось заказывать столик за шесть месяцев до этого дня. У Бекки даже слюнки потекли, когда она представила французские салаты, запеченную и фаршированную лесными ягодами дикую утку — и все это под прекрасное французское шампанское.

Выйдя из гостиницы, они направились к машине, но дорогу им преградил неожиданно остановившийся перед ними черный сверкающий лимузин. Стекло со стороны водителя опустилось, и оттуда высунулся человек в униформе.

— Мистер и миссис Диджордж? — спросил он, добродушно улыбаясь.

Они недоуменно переглянулись, явно застигнутые врасплох, а потом радостно просияли.

— Да, это мы.

— В таком случае я к вашим услугам, — торжественно объявил шофер. — Маленький подарок нашей гостиницы. Бекки всплеснула руками.

— Вы хотите сказать, что для нас? — переспросила она, все еще не веря своим глазам.

Однажды, когда она еще работала секретарем адвоката, ей приходилось ехать в таком лимузине на какую-то вечеринку. Но тогда она сидела на заднем сиденье, со всех сторон стиснутая четырьмя толстыми адвокатами.

— Лимузин оплачен и находится в вашем распоряжении всю ночь, — добавил шофер и многозначительно подмигнул.

Счастливые молодожены снова недоверчиво переглянулись.

— Но нас почему-то никто не предупредил, — сказал Майкл, не без удовольствия подумав, что все-таки приятно ощущать себя важной персоной.

Бекки заглянула внутрь лимузина и ахнула.

— О, Майкл, ты только посмотри!

Она едва не потеряла дар речи, увидев отливающие матовым цветом кожаные сиденья и отделанный красным деревом бар, манящий сверкающими хрустальными бокалами. В полумраке приятного освещения все это казалось ей пределом романтических мечтаний. Тем более что из ведерка со льдом торчало горлышко «Шардоне». Бекки живо представила, как они подъезжают к ресторану в этом шикарном лимузине, а потом он ждет их у входа и мчит назад.

— Ну что, Майкл? — повернулась она к мужу с такой решительностью, что, казалось, готова была насильно втолкнуть его в машину. — Это же будет наше свадебное путешествие!

— Не волнуйтесь, я подожду вас возле ресторана, — сказал шофер, пытаясь развеять их последние сомнения. — К тому же вы имеете дело с человеком, который знает все живописные места в нашем городке. Так что вполне можете совершить небольшое путешествие.

Бекки снова посмотрела на мужа и увидела, что тот все еще колеблется, но уже готов согласиться на такой неожиданный подарок.

— Дорогой, неужели ты не хочешь порадовать свою принцессу такой поездкой?

Майкл долго посмотрел на сверкающий капот лимузина и странно улыбнулся. Бекки хорошо знала эту улыбку. Она появлялась каждый раз, когда Майкл оказывался перед быстрым и решительным выбором. Так было во время их первой встречи в его офисе, а потом когда он стал снимать с нее одежду. Майкл вообще был чрезвычайно осторожным и предусмотрительным, что, впрочем, вполне соответствовало его профессии бухгалтера. И вместе с тем он всегда находил в себе силы преодолеть неуверенность и согласиться с разумным решением.

— Ладно, твое желание для меня закон, — сказал Майкл и махнул рукой.

Глава 27

— Молодожены? — с невозмутимым видом спросил Филлип Кампбелл, с трудом подавляя охватившее его волнение. Огни фар встречных машин пронизывали его насквозь, словно пытаясь высветить потаенные желания.

— Двадцать шесть часов, двадцать две минуты и… сорок пять секунд, — весело отрапортовала Бекки, посмотрев на часы.

Сердце Кампбелла застучало еще громче. Она была прекрасна в этот момент. Впрочем, они оба были прекрасны и счастливы. Даже в гораздо большей степени, чем он мог представить.

Дорога была пустынной и казалась совершенно бесконечной, но Кампбелл хорошо знал, куда они поедут.

— Можете расслабиться и немного выпить, — бросил он через плечо. — В ведерке со льдом не просто «Шардоне», а «Палмейер». Говорят, это лучшее вино в нашей долине.

Несмотря на видимое спокойствие, его нервы были напряжены до предела, а возбуждение достигало порой такой степени, что даже дорога терялась из виду. «Что может быть самым ужасным из всего, что происходило в этом мире? — вспомнилась ему знакомая фраза. — Способен ли я совершить это снова? Точнее сказать, смогу ли я когда-нибудь не делать этого?»

Кампбелл посмотрел на молодоженов в зеркало и увидел, что они уже налили себе по бокалу вина, звонко чокнулись и выпили все до дна. А потом стали неистово целоваться, откровенно наслаждаясь каждой секундой счастья. Как он ненавидел их в эту минуту! «Дорогой, неужели ты не хочешь порадовать свою принцессу такой поездкой?» — вспомнил Кампбелл слова Бекки и интуитивно погладил пальцами холодный металл пистолета, который лежал на его коленях. Он решил изменить орудие убийства, чтобы не искушать судьбу. Через некоторое время Кампбелл свернул с главной дороги и вырулил на небольшой холм.

— Куда мы едем, водитель? — послышался сзади встревоженный голос Майкла.

Тот посмотрел на них в зеркало и снисходительно усмехнулся.

— Я хочу показать вам самые живописные места в нашем городе. С этого холма открывается чудесный вид на долину. А у ресторана мы будем ровно в восемь часов.

— Имейте в виду, что мы не должны опаздывать на свадебный ужин, — сказал Майкл и смачно зевнул. — Заказать место в этом ресторане намного сложнее, чем в гостинице.

— Не волнуйся, дорогой, — сонно пролепетала Бекки, уронив голову на его плечо, — все будет в порядке.

— Совершенно верно, — успокоил их водитель, — все будет нормально. Все только начинается, и впереди вас ждут прекрасные минуты счастья и покоя. Это я вам гарантирую. А сейчас расслабьтесь и отдохните. Можете включить музыку, а я тем временем познакомлю вас с самыми романтическими и живописными местами.

Не дожидаясь ответа, он нажал кнопку, и салон лимузина наполнился необыкновенно приятной и мелодичной музыкой, мгновенно превратившей их поездку в романтическое приключение.

— О, как это прекрасно! — томно простонала Бекки, всем телом прижимаясь к мужу.

— Я опущу стекло, чтобы обеспечить вам наибольшую интимность, — предупредил шофер. — Ведь молодоженами становятся только раз в жизни. Это ваш праздник, делайте здесь то, что вам только заблагорассудится.

Кампбелл действительно опустил стекло, но не до конца, чтобы видеть и слышать, что происходит за перегородкой. А лимузин тем временем взбирался вверх по холму, все дальше унося их от оживленной трассы. Молодожены целовались, обнимались, томно вздыхали, а руки мужа то и дело тянулись к бедрам Бекки. А она не только не возражала, но и делала все возможное, чтобы он мог проникнуть к ней с наименьшими усилиями.

Дорога стала неровной, грязной и напоминала проселочную, с многочисленными колдобинами и рытвинами. Машина взбиралась все выше и выше, оставляя за собой глубокую колею. Кампбелл прислушивался к доносившимся из салона звукам и понял, что молодожены наконец-то перешли к серьезному делу. Отрывистый смех Бекки сменился глубоким и ритмичным выдохом, перемежавшимся страстными стонами и вскриками. И все это происходило в нескольких дюймах от него. Все было так близко и так страстно, что у него внезапно разлилось тепло в нижней части живота, точь-в-точь как тогда, в отеле «Гранд Хайатт». Через некоторое время Кампбелл понял, что Майкл овладел Бекки и она громко вскрикнула. И все же что может быть самым чудовищным в этом мерзком мире?

Вырулив на небольшую поляну, он остановил лимузин, взял пистолет, взвел курок и опустил защитную стеклянную перегородку. В смутном свете луны Кампбелл увидел полулежавшую на сиденье невесту, с поднятым до пояса вечерним платьем.

— Браво! — громко воскликнул он, напугав до смерти молодоженов.

Те застыли на мгновение и с недоумением уставились на него. Кампбелл приподнял пистолет и увидел вспыхнувший в глазах невесты страх. Она дернулась, пытаясь защитить себя, но это был уже порыв отчаяния. Только сейчас Кампбелл понял, почему он ощутил тепло внизу живота. Это была его собственная моча.

В следующую секунду он разрядил пистолет в Бекки и Майкла.

Глава 28

В то воскресное утро впервые за всю неделю я проснулась с надеждой. Погода была превосходная, а спокойная вода залива отражала ранние лучи солнца. Кроме того, в этот день должна была состояться встреча с Клэр, на которой я хотела во всем ей признаться.

Быстро собравшись и позавтракав, я отправилась на свое любимое место, которое посещала почти каждое воскресенье. Спустившись на машине к причалу Грин, я пробежалась в тени огромного моста, любуясь его ажурными арками и крутыми берегами острова Алькатрас. Как обычно, я пробежала почти три с половиной мили по направлению к гавани, а потом поднялась вверх в парк Форт-Мэйсон, преодолев двести двенадцать каменных ступенек и ощутив прилив радости оттого, что пока моя болезнь дает мне возможность выносить такие физические нагрузки.

Добравшись до конечного пункта моей утренней пробежки, я встретила на самом верху горы группу китайцев, которые всегда собирались по воскресеньям в этом месте и занимались своей гимнастикой. Часы показывали без четверти восемь.

Никто здесь не знал меня, и никого я не интересовала. Как всегда, я присоединилась к китайцам, а их старый учитель лишь слегка кивнул мне в знак приветствия. Старательно выполняя все восточные упражнения, я вспомнила знаменитые слова Торо: «Время похоже на речку, в которой каждый ловит свою рыбу. А когда я наклоняюсь испить прохладной водицы, то вижу ее песчаное дно и понимаю, насколько она мелка. Течение уносит ее вперед, а вечность остается навсегда. И в этот момент мне хочется выпить ее до дна, а потом ловить рыбу в небесах, чье дно покрыто яркими звездами».

Мне кажется, я читала эти слова сотни раз и вспоминаю их всегда, когда оказываюсь в этом чудном месте и ощущаю себя частицей этой речки. И никаких болезней, убийств, перекошенных в предсмертных муках лиц, женихов и невест.

Я упивалась свободными и расслабляющими движениями «Дракона», глубоко вдыхала свежий утренний воздух и чувствовала себя так же хорошо и свободно, как до того жуткого разговора с доктором Орентхолером. Учитель закончил гимнастику и поблагодарил всех присутствующих. А мне он кивнул с едва заметной добродушной улыбкой. И никто не приставал ко мне с досужими расспросами о моих делах, жизни или работе. А я просто радовалась наступающему дню и была уверена, что он пройдет прекрасно.

Да, это действительно мое любимое место. Я бы осталась здесь на весь день, но время уже поджимало. Домой я вернулась почти в одиннадцать, сварила чашку кофе и уселась на террасе с воскресным номером «Кроникл» в руках. Мне нужно было посмотреть, нет ли чего интересного от моей новой подруги Синди Томас.

В начале двенадцатого в комнате зазвонил телефон. К моему удивлению, это был Роли.

— Вы уже одеты? — почему-то спросил он.

— Да, а что? — опешила я.

— Боюсь, вам придется изменить свои планы, — решительно сказал он. — Я заеду к вам через несколько минут, и мы отправимся в городок Нейпа.

— Нейпа? — машинально повторила я, еще не понимая, что происходит. Сначала мне показалось, что Роли шутит, но в его голосе не было даже намека на это. — А что случилось?

— Сегодня утром я заскочил в отдел. Просто так, на всякий случай. И в это время позвонил какой-то полицейский по имени Хартвиг. Он сказал, что работает в полицейском участке этого городка и уже несколько часов ищет пропавших молодоженов, которые вчера вечером отправились отмечать свой медовый месяц.

Глава 29

Я позвонила Клэр и отменила нашу встречу, потом приняла душ, насухо вытерла волосы и оделась. В это время снизу прозвучал сигнал из машины Роли. Спустившись, я обратила внимание, что он пристально разглядывает меня — мокрые волосы, потертые джинсы и кожаную куртку.

— Вы неплохо выглядите, Боксер, — улыбнулся Роли, встречая меня у машины.

Он тоже выглядел превосходно, но я не собиралась отвечать ему комплиментом на комплимент.

— Мы не на свидании, Роли, — недовольно проворчала я, раздосадованная из-за испорченного воскресного дня.

— Вы повторяете эту фразу уже несколько раз, — хитро подмигнул он, и машина тронулась с места.

В городок Нейпа мы приехали примерно через час с небольшим, в то самое время, когда я планировала излить душу Клэр. Городок располагался высоко в горах, а в самом его центре находилась старая, но вполне приличная гостиница с огромными лоджиями и массивными дверями. Именно в такой гостинице в каком-нибудь тихом городке мне всегда хотелось провести несколько дней. У входа уже стояли две зелено-белые патрульные машины и несколько полицейских. Нас сразу проводили в офис менеджера, где мы увидели еще двоих полицейских и юного рыжеволосого управляющего, который, казалось, только вчера окончил колледж, а сегодня приступил к исполнению своих обязанностей.

— Хартвиг, — представился высокий молодой человек в гражданской одежде с бумажным стаканом в руке. — Очень сожалею, что нарушил ваши воскресные планы. — Он протянул нам свадебную фотографию исчезнувших молодоженов. — Мистер и миссис Диджордж, Ребекка и Майкл, — сказал он. — Сочетались законным браком в пятницу, а потом отмечали медовый месяц в этой гостинице. Оба работали в Сан-Франциско, в одной крупной бухгалтерской фирме.

Фотография получилась удачной. Невеста была в длинном свадебном платье, с густой копной длинных темных волос и сияющими от счастья глазами. А жених казался сдержанным, чрезвычайно серьезным, в очках в большой роговой оправе. Господи, неужели снова убийство?

— Когда их видели в последний раз? — спросила я, продолжая рассматривать фотографию.

— Вчера вечером в пятнадцать минут восьмого, — отрапортовал Хартвиг. — Сотрудники гостиницы говорят, что именно в это время они отправились во французский ресторан, где у них был заказан столик. Причем консьерж самым подробным образом написал, как туда добраться, но в ресторане они так и не появились.

— Значит, они уехали в ресторан и не вернулись?

Хартвиг потер рукой подбородок.

— Менеджер говорит, что они прибыли сюда в своей машине марки «лексус» и несколько раз выезжали в город.

— И что? — потребовала я продолжения.

— Но их машина осталась на стоянке.

— А какие-нибудь сообщения они получали?

Хартвиг подошел к столу и вручил мне несколько открыток. Я быстро просмотрела их, но ничего странного не обнаружила. Самые обычные поздравления и пожелания счастливого отдыха.

— Мы тщательно исследовали близлежащую территорию, а потом расширили поиск, но пока безрезультатно. Боюсь, у нас произошло то же самое, что и у вас. Роскошная свадьба, много цветов, многочисленные поздравления — и вот теперь молодожены исчезли.

— Да, похоже на то, — грустно подытожила я, оглядываясь по сторонам. — Правда, у нас были тела, а у вас нет ничего.

Добродушное лицо местного полицейского внезапно напряглось.

— Поверьте, я позвонил вам вовсе не для того, чтобы оформить протокол об исчезновении людей, — извиняющимся тоном пролепетал он.

— Почему вы так уверены, что их постигло несчастье? — вмешался в разговор Роли.

— Потому что вчера вечером в гостиницу звонили из ресторана и подтвердили, что место забронировано.

— Ну и что?

Хартвиг замялся и отхлебнул кофе из бумажного стакана, стараясь не смотреть нам в глаза.

— А то, что из ресторана вчера им никто не звонил.

Глава 30

Молодая супружеская пара не принимала никаких нежелательных гостей и не планировала рискованных поездок. Они заблаговременно заказали столик во французском ресторане, но только на двоих. И все бы ничего, но они не явились на самолет, который должен был отправить их в свадебное путешествие в Мексику.

Пока Роли рыскал около гостиницы, пытаясь найти хоть какие-нибудь следы исчезнувшей пары, я тщательно проверила их номер. Огромная двуспальная кровать из красного дерева была аккуратно заправлена, дорожные сумки стояли наготове, а вся одежда и туалетные принадлежности столь же аккуратно сложены и подготовлены для быстрого отъезда. И еще много цветов, в основном роз. Скорее всего Бекки Диджордж принесла их с собой после свадебного торжества. Словом, не было никаких доказательств того, что молодожены передумали и не собирались успеть на самолет на следующее утро.

Я нашла Роли на улице. Он разговаривал с привратником, который последним видел молодых супругов. А когда мы остались одни. Роли грустно вздохнул.

— Никаких следов. Мы с двумя местными полицейскими обследовали все окрестности и прочесали лес. — Он покачал головой. — Я обследовал их машину — и с таким же результатом. Никаких признаков крови, борьбы или чего-нибудь такого, что свидетельствовало бы о похищении. И вообще она была заперта. Но чутье подсказывает мне, что с молодоженами что-то случилось, кто-то ждал их здесь, у гостиницы, в нескольких ярдах от входа.

Я молча оглядела пространство вокруг гостиницы и остановила взгляд на автомобильной стоянке. Полицейская машина находилась за пределами территории гостиницы.

— Нет, Крис, это маловероятно. Слишком рискованно. Все пространство здесь хорошо просматривается. Их могли подобрать только за пределами гостиничного двора.

— Однако столик был заказан только на двоих, — возразил он. — А привратник утверждает, что они направились к своей машине.

— Значит, они просто растворились в воздухе?

В этот момент наше внимание привлек огромный черный лимузин, свернувший в сторону гостиницы и остановившийся прямо перед парадным входом. Дверь гостиницы открылась, и носильщик стал выносить из нее огромные дорожные сумки и чемоданы. А водитель тем временем вышел из лимузина и открыл багажник. Это настолько поразило нас обоих, что мы невольно перетянулись.

— А это мысль, — обрадовался Роли и хитро подмигнул.

— Вполне возможно, — ответила я, вдруг осознав, что мы стали понимать друг друга с полуслова. — Но все равно нужно доказать, как такая машина могла забрать молодоженов, не привлекая к себе внимания. Думаю, следует проверить, не пропал ли какой-нибудь лимузин за последнее время.

Не успела я договорить, как во двор гостиницы въехала серебристого цвета «мазда» и остановилась в дальнем конце. Из нее вышла женщина в брюках грузчика и светлой майке с надписью «Мичиганский университет».

— Роли, вы однажды сказали, что всегда боролись с преступными элементами, не так ли?

Он посмотрел на меня так, будто я спросила доктора Кеворкяна, умеет ли он смешивать химические элементы.

— Ну ладно, — быстро сменила я тему разговора, увидев приближающуюся к нам фигуру, — попробуйте справиться с этой персоной.

К нам быстрыми шагами приближалась Синди Томас.

Глава 31

— Либо вы напишете нечто совершенно невиданное и неслыханное, — с нескрываемым раздражением сказала я, обращаясь к Синди, — либо я начну подозревать вас в причастности к последним преступлениям. — Она уже второй раз вмешивалась в расследование, причем в самом его разгаре.

— Надеюсь, вы не станете подозревать меня во вмешательстве в служебный роман? — парировала Синди.

Я чуть не задохнулась от возмущения. Следствие по этому делу только началось, и если что-нибудь попадет в печать, все может быть испорчено с самого начала. Мы просто-напросто потеряем контроль над расследованием и ничего больше не сможем сделать. Я даже представила все ужасные последствия подобных заголовков: «Убийца молодоженов наносит новый удар!» А Сэм Рот вообще с ума сойдет. Ведь я второй раз теряю контроль над местом преступления, причем с одним и тем же репортером.

— Кто это? — насторожился Роли, обращаясь ко мне.

— Синди Томас, — поспешила представиться она, протягивая руку. — А вас как зовут?

— Синди работает в газете «Кроникл», — быстро предупредила я напарника.

Роли оторопело посмотрел на нее, неуверенно пожал руку, а потом быстро ретировался, не проронив ни слова.

— Послушайте меня внимательно, миссис Томас, — твердо произнесла я. — Я не знаю, как долго вы здесь находитесь и что уже выяснили об этом деле. Но если вы собираетесь совать свой нос в наши дела, то у вас будут большие неприятности. Советую вам быстренько собрать свои вещи и покинуть место преступления. Но прежде я хотела бы знать, откуда вам стало известно об этом происшествии.

— Меня зовут Синди, — в очередной раз напомнила она. — Но все же позвольте спросить, почему я снова наталкиваюсь на вас в этом городке?

Роли вернулся к нам, и мы молча уставились на нее, явно теряя всяческое терпение.

— Сначала вы ответите на мой вопрос, — настойчиво потребовала я.

— Ну хорошо, — сказала Синди и упрямо поджала губы. — Двое следователей из отдела по расследованию убийств проводят свой воскресный день в тихом городке неподалеку от Сан-Франциско. При этом капитан Роли рыщет по окрестным лесам, а потом тщательно обследует автомобильную стоянку, в то время как вы опрашиваете служащих гостиницы. И оба вы производите впечатление растерянных и озадаченных сыщиков. Кроме того, место преступления еще не оцеплено и не ограждено полицейскими лентами. Стало быть, вы все еще сомневаетесь, что произошло именно преступление, а не что-либо другое. Из всего вышесказанного легко сделать вывод, что здесь исчезли какие-то люди. Таким образом, зная, чем именно вы занимаетесь в последнее время, нетрудно предположить, что снова пропали молодожены. Похоже, наш убийца молодоженов нашел себе вторую парочку.

Я удивленно вытаращила глаза, пораженная ее информированностью.

— Либо я ошибаюсь, — с усмешкой продолжила Синди, — и вы решили просто немного отдохнуть в местном ресторане и отведать их вина.

— И все эти выводы вы сделали, наблюдая за нами? — недоверчиво спросила я.

— Если честно, то нет, — призналась она и кивнула з сторону гостиницы. — Почти всю информацию я получила от того огромного полицейского, которого, вероятно, никто и никогда не учил держать язык за зубами.

Я облегченно вздохнула, а Роли еще больше насупился.

— Давайте поговорим серьезно, — произнес он. — У вас все равно ничего не получится. Из этого вы не сделаете сенсацию.

— Правда? — хитро улыбнулась Синди. — Значит, по-вашему, смерть очередной пары молодоженов не тянет на сенсацию? Ошибаетесь, вот это-то и будет самой настоящей сенсацией.

Я начала понимать, что ситуация складывается отнюдь не в нашу пользу.

— Настоятельно рекомендую вам сесть в машину и вернуться в город.

— А что вы скажете, если сюда приедет Фицпатрик или Стоун? — не без ехидства заметила она.

— Если вы сейчас же вернетесь в город, то я действительно предоставлю вам некоторую информацию.

Синди снова улыбнулась.

— Вы шутите? Я должна вот так просто взять и уйти?

— Да, взять и уйти, — решительно повторила я свое требование.

Синди столь же решительно покачала головой.

— Простите, но это невозможно. Во-первых, меня уволят, а во-вторых, я просто не могу оставить это дело.

— А если я поеду вместе с вами? — предложила я после некоторых раздумий. — Вы получите многое из того, что ищете, и всегда будете в курсе дела, освободив меня от вашего назойливого присутствия во время расследования.

У Роли даже челюсть отвисла от неожиданности, но я так на него посмотрела, что он успокоился.

— Если эта история получит широкую огласку, — настаивала Синди, — то события выйдут из-под вашего контроля.

— И вот тогда-то вы и получите всю необходимую информацию.

Она хитро прищурилась. По всему было видно, что Синди лихорадочно обдумывает мое предложение и прикидывает, можно ли мне доверять.

— Вы имеете в виду эксклюзивную информацию лично от вас? — недоверчиво переспросила она.

Я ждала от Роли отчаянного протеста, но он, к моему удивлению, продолжал хранить молчание.

— Все сообщения для прессы находятся под контролем мистера Мерсера? — продолжала допытываться Синди.

— Да, но только публичные.

Я посмотрела на Роли и почувствовала, что сейчас все это дело находится в его руках. Если он не поддержит меня, то потом у меня будут крупные неприятности, вплоть до отстранения от дела. Но у меня все же было ощущение, что этого не произойдет и Роли не выдаст меня.

— Значит, договорились, — наконец сказала я, все еще поглядывая на напарника, — я еду с миссис Томас в город.

— Синди! — упрямо напомнила она с воодушевленным выражением.

Роли посмотрел на меня, потом перевел взгляд на Синди и кивнул.

— Тем временем я закончу беседу с Хартвигом, а потом расскажу вам о результатах. Миссис Томас, очень приятно было познакомиться.

Я благодарно улыбнулась, взяла под руку Синди и повела на стоянку.

— Пошли, а все детали и правила нашего соглашения мы обсудим в пути.

Глава 32

Я не знаю, почему сделала это. Довольно рискованный шаг и к тому же противоречил всем правилам, которых я придерживалась в последние годы. Очевидно, я просто хотела послать подальше начальство, и в особенности Сэма Рота и Мерсера, и хотя бы раз в жизни сыграть по-своему. А может быть, я интуитивно понимала, что это дело получает широкую огласку, и хотела создать иллюзию, будто оно все еще находится под моим контролем.

— Прежде чем мы отправимся в город, — сказала я, схватив Синди за руку, когда она заводила мотор, — мне нужно кое-что выяснить. Откуда вам стало известно, что здесь произошло?

Она глубоко вздохнула.

— Могу сказать только то, что до сих пор вы всячески старались устранить меня от дела и помешать моей карьере. А теперь хотите, чтобы я выдала вам еще и свои источники информации?

— Все, что мы собираемся предпринять с этого момента, зависит от вашего ответа.

— И все же я бы предпочла не раскрывать свои карты. Можете строить любые догадки, но я не открою вам свои секреты.

— Если мы собираемся сотрудничать, — резонно заметила я, — то обязаны доверять друг другу.

— В таком случае доверие должно быть обоюдным, не правда ли, инспектор?

Мы еще долго сидели в раскалившейся от жаркого солнца «мазде», салон которой был забит пустыми банками из-под прохладительных напитков, и спорили насчет правил игры.

— Ну ладно, — наконец уступила я и кратко пересказала Синди все, что нам было известно о случившемся в этом городке. Молодая супружеская пара Диджордж справила свадьбу, а потом решила отметить ее во французском ресторане. И внезапно исчезла, не оставив ни следа. — Надеюсь, это не будет опубликовано в вашей газете завтра утром, — предупредила я. — Во всяком случае, до тех пор, пока мы не получим хоть какое-то подтверждение этой версии. Я дам вам знать, когда это произойдет.

Глаза Синди заблестели от волнения, а потом в них появилось некоторое сомнение.

— А теперь ваша очередь, — перешла я в наступление. — Здесь не было прессы, и никто в принципе не мог знать о случившемся. Как вы узнали об этом?

Синди включила радио и выехала с территории стоянки.

— Я же сказала, что тесно связана с репортерами из отдела городских новостей, — уклончиво ответила она, выруливая на основную дорогу. — И к тому же я всеми силами стараюсь удержаться в этом деле. Повторяю, что для меня это вопрос карьеры и дальнейшей жизни. Мои шеф дал мне эти выходные, чтобы я могла достать хоть какой-то материал по делу о молодоженах. Мне ничего не оставалось, как припарковать машину возле вашего дома и терпеливо дожидаться, когда что-нибудь произойдет.

— Вы следили за мной? — опешила я.

— Опрометчивый поступок, не правда ли? Но к сожалению, другого более эффективного способа вычислить вас у меня практически не было.

Я прокрутила в голове обстоятельства двух последних дней.

— Значит, вы следили за мной, когда я ходила в кино? А сегодня утром ездили на вершину горы?

Синди густо покраснела.

— Я хотела уже бросить это дело, когда ваш коллега приехал к вам сегодня утром. А потом решила все-таки проследить, куда вы направляетесь в воскресный день.

Я откинулась на спинку сиденья и громко рассмеялась.

— Ничего отчаянного я в этом не вижу. Многие преступники занимаются этим годами.

Конечно, мне было неприятно от такого открытия, но все же наступило некоторое облегчение. Так всегда бывает, когда человек осознает причины происходящих событий. На полпути в город я изложила Синди все принципы и правила нашего соглашения. Откровенно говоря, я уже делала нечто подобное и раньше, когда настырные репортеры слишком приближались к расследованию того или иного преступления. Главное из них — не давать материал в печать, пока не получено мое согласие. А в нужный час я даю Синди добро и делаю все возможное, чтобы ее публикация оказалась первой и наиболее полной. Другими словами, я позволяю ей держаться впереди других, но только отчасти и ненадолго.

— Здесь есть одна важная вещь, — твердо заявила я в заключение. — То, что мы сейчас делаем, называется приоритетными отношениями. И они не касаются больше никого — ни ваших друзей, ни сослуживцев, ни начальства. То есть все то, что я вам сообщу, остается исключительно между нами и не получает освещения до тех пор, пока я не дам добро на публикацию.

Синди согласно кивнула, но я хотела получить от нее более надежные доказательства того, что она правильно меня поняла.

— Если ваш босс спросит вас, откуда такая информация, вы просто пожмете плечами и ни слова обо мне, понятно? Даже если вас начнет допрашивать высшее полицейское начальство или кто-нибудь из прокурорских работников, вы ответите, что просто не понимаете, о чем идет речь.

— Ясно, — охотно согласилась Синди, и на этот раз я была уверена, что она действительно усвоила правила игры.

Оставшуюся часть пути мы говорили о своих проблемах, о личной жизни, об увлечениях, и в конце концов я пришла к выводу, что эта женщина мне определенно нравится. Я рассказала ей о том, как начала работать в полиции, чем занималась в первые годы. Рассказала даже о своем отце, когда он оставил меня в возрасте тринадцати лет.

Синди порадовала меня тем, что, оказывается, тоже училась на факультете социологии в Мичиганском университете, а перед въездом в город выяснилось, что у нас вообще много общего. Кроме того, ее младший брат родился 5 октября, то есть в один день со мной. Синди также занималась йогой, и сейчас ее тренировала та же женщина, которая учила меня много лет назад. Мы обе любили книги о путешествиях и загадочных событиях, много раз перечитывали Сью Графтон, Патрицию Корнуэлл, Элизабет Джордж и других писателей и просто обожали «Дом изящной еды» Гордона. К тому же у Синди тоже не было отца. Он умер семнадцать лет назад, когда ей было чуть более тринадцати, то есть столько же, что и мне, когда я потеряла отца.

Однако больше всего меня поразило другое совпадение — отец Синди умер от лейкемии, то есть почти от той болезни, которая угрожала мне. Я уже хотела рассказать о своем несчастье, но одумалась. Об этом нужно рассказать Клэр, а не репортеру, который может воспользоваться информацией в своих целях. Правда, когда мы уже подъезжали к «Золотым Воротам», у меня было такое чувство, что мы знаем друг друга целую вечность и вообще очень близки по характеру и жизненным устремлениям. Мне даже показалось, что Синди — это именно тот человек, с которым мне хотелось бы поддерживать дружеские отношения.

Непосредственно перед городом я позвонила Клэр в надежде, что она все еще хочет встретиться со мной. Правда, прошло уже немало времени с момента нашей предполагаемой встречи, но мне очень хотелось поговорить с ней по душам.

И я не ошиблась. Клэр радостно согласилась встретиться в небольшом кафе, где мы могли бы пообедать и побеседовать. Она все пыталась выяснить, какие обстоятельства помешали мне встретиться с ней в условленное время, но я не стала объяснять, пообещав все рассказать позже.

А потом я неожиданно задала вопрос, который удивил меня еще больше, чем близкое знакомство с Синди. Я спросила, не станет ли Клэр возражать, если я приеду с подругой.

Глава 33

Когда Клэр появилась в кафе, мы с Синди допивали второй стакан коктейля «Маргарита». Увидев нас, она широко улыбнулась, а я встала и крепко обняла подругу.

— Вы не могли подождать свою старую мамочку? — с нарочитой серьезностью спросила Клэр, посмотрев на наши пустые стаканы.

— У нас был долгий и трудный день, — попыталась я оправдаться. — Познакомься, это Синди.

— Очень приятно, — ответила Клэр, крепко пожимая руку Синди.

Она ничуть не обиделась на то, что я привела на встречу совершенно незнакомую женщину. Клэр вообще очень легко вступала в контакт с незнакомыми людьми, считая это качество величайшим достоинством.

— Линдси как раз рассказывала мне о вас, — сказала Синди, усаживаясь на свое место.

— Думаю, что большая часть ее рассказа является сущей правдой, — весело подхватила Клэр, — за исключением, может быть, того, что я являюсь самым крутым патологоанатомом во всем штате.

— Нет, она говорила о том, что вы являетесь ее лучшей подругой, — пояснила Синди.

Кафе «Сюзи» было одним из наших любимых заведений, где всегда можно спокойно посидеть, побаловать себя острыми карибскими блюдами, выпить хорошие коктейли и насладиться традиционным джазом или зажигательной карибской музыкой. Кроме того, здесь можно вести себя раскованно, говорить, смеяться, танцевать и даже орать во всю глотку, чего мы никогда не делаем, но радуемся, когда так поступают другие.

Пока мы обменивались дежурными фразами, подошла наша официантка Лоретта, мы заказали еще по стаканчику «Маргариты» и поджаренные до хруста и чрезвычайно острые куриные крылышки.

— Как прошел выпускной вечер Регги? — спросила я.

Клэр облегченно вздохнула и покачала головой.

— Знаете, все-таки приятно видеть, что после стольких лет мучений в школе человек начинает что-то понимать и даже может произнести несколько вполне осмысленных слов. Словом, все нормально, а директор школы даже сказал, что этих ребят ждет неплохое будущее. Впрочем, он всем так говорит.

— Ну, если у них что-то не получится, то всегда можно поступить в полицейскую академию, — пошутила я.

Клэр усмехнулась.

— Мне нравится, что ты сегодня такая веселая и беззаботная. А когда мы виделись с тобой в последний раз, было такое впечатление, что Весельчак наступил тебе на горло кованым армейским башмаком.

— Весельчак? — удивилась Синди.

— Да, это мой босс, — пояснила я. — Мы прозвали его так, потому что он всегда заставляет нас вести себя дружно, не ругаться и вообще демонстрировать максимум человеческих чувств. Он действительно похож на жизнерадостного живчика, от которого, правда, даже во рту становится приторно.

— А мне показалось, что вы говорите о моем редакторе, — захихикала Синди. — Правда, мой босс любит всем угрожать, стращает всяческими карами и вообще грозится отнять у нас льготы. Но он даже не понимает, насколько это мерзко и неприятно для сослуживцев.

— Синди работает репортером в газете «Кроникл», — объяснила я Клэр, видя, что она с нескрываемым удивлением посмотрела на нашу новую подругу.

Вообще между представителями прессы и силовых структур всегда существовали некоторая подозрительность и взаимное недоверие, и я решила сразу же все прояснить, чтобы не было никаких недоразумений.

— Ты собираешься писать мемуары? — сразу насторожилась Клэр, услышав про «Кроникл».

— Возможно, — коротко ответила я, решив, что сейчас не время для подробных объяснений.

Официантка принесла коктейли, и мы дружно подняли наши стаканы.

— За неиссякаемую силу наших ведомств! — торжественно провозгласила я тост.

Синди весело рассмеялась.

— За ту силу, в которой так много дерьма, идиотов и лизоблюдов и которая все время пытается поставить нас на свое место.

Клэр очень понравились слова Синди, и она охотно поддержала тост. Мы громко чокнулись и дружно выпили, как старые добрые друзья.

— Знаете, — сказала Синди, вгрызаясь в куриное крылышко, — когда я впервые появилась в редакции газеты, один из сотрудников сообщил, что я пришла как раз в день рождения главного редактора. И мне пришлось посылать ему по электронной почте поздравления, хотя я его в глаза не видела. Я, конечно, надеялась, что ему будет приятно получить поздравление и это с самого начала улучшит наши отношения. На следующий день он вызвал меня к себе, нахмурил брови и сказал, что очень рад моему появлению у него на работе.

Клэр весело рассмеялась, а я допила свой коктейль.

— Так вот, — весело продолжала Синди, — после такого многообещающего вступления этот подонок прищурился и заявил, что, кроме меня, в его редакции еще почти шестьдесят придурков, которые не знают, чем себя занять и как осчастливить мир своими сенсационными открытиями. Так что у меня есть немало шансов проявить себя и сделать что-нибудь путное. В конце концов он поручил мне сочинить очерк о школьниках пятого класса, которые пишут сочинение на тему «Почему я хочу стать журналистом».

Я закашлялась от смеха и посмотрела на пустой стакан.

— Очень хороший мог бы получиться очерк под заголовком «Ни одно хорошее начинание не проходит безнаказанным». Ну и что же ты сделала?

Синди хитро подмигнула.

— Рассказала об этом всему отделу, после чего разослала план интервью по электронной почте. Босс взбеленился и целый день ходил бледный как смерть.

В этот момент к нам подошла Лоретта, и мы заказали более существенную еду: цыплят в остром соусе, жареный картофель и огромный салат на всех. А в добавление ко всему этому попросили принести по бокалу хорошего красного вина.

— Это похоже на обряд инициации, — заметила я, когда официантка удалилась. — Теперь мы можем быть более откровенными и перейти на неформальные отношения.

Синди радостно поддержала мое предложение, а Клэр добавила, что этот вечер напоминает ей, что самым важным условием обряда инициации является острый соус или татуировка.

Синди огляделась вокруг, а потом обнажила руку и продемонстрировала две маленькие буквы "С" на левом предплечье.

— Последствие классического образования, — промолвила она с усмешкой.

Мы с Клэр многозначительно переглянулись и одобрительно закивали.

После этого Клэр смущенно приподняла кофту. На ее коричневом упругом теле чуть пониже груди красовалось изображение небольшой бабочки.

— Это мне Линдси когда-то сделала, — призналась она с улыбкой. — После окончательного разрыва с одним прокурором из Сан-Хосе мы пошли в ресторан, чтобы выпустить накопившийся пар. Одни девчонки. Неплохо посидели, а потом сделали друг другу небольшие наколки.

— А где же ваша татуировка? — повернулась ко мне Синди.

Я решительно покачала головой.

— Не могу продемонстрировать здесь.

— Да ладно, Линдси, — продолжала настаивать она. — Мы же все свои.

Я вздохнула, наклонилась влево и похлопала себя по правой ягодице.

— Редкая ящерица гекко величиной с один дюйм и с замечательным хвостиком. Когда кто-то из подозреваемых доводит меня до белого каления, я хватаю его за грудки, прижимаю к стене и говорю, что сейчас так сильно прижму эту ящерицу к его роже, что она покажется ему размером с Годзиллу.

Все громко рассмеялись и вдруг ощутили необыкновенно приятное родство душ. Это был настолько волнующий момент, что мы мгновенно позабыли о молодоженах, о своих жизненных проблемах и даже о болячках. Нам было очень хорошо. Я вдруг почувствовала, что в это мгновение произошло что-то важное, нечто такое, чего всем нам так не хватало уже много лет.

Лично я впервые ощутила себя частицей единого и очень важного для меня целого.

Глава 34

— Итак, теперь, когда мы стали друзьями, — сказала Клэр, покончив с едой, — расскажите мне, как вы познакомились. Насколько я знаю, вы обе отправились в Нейпу проверить поступившее из местной полиции сообщение о таинственном исчезновении пары молодоженов.

В моей голове снова завертелись имена Майкла и Бекки Диджордж. Мне хотелось так о многом рассказать Клэр, но день получился настолько сумбурным и непредсказуемым, что все планы пошли кувырком. Я сбивчиво поведала ей обо всем, что узнала на месте происшествия, опустив лишь незначительные детали.

Клэр молча выслушала меня и задумалась. Ее острый ум напряженно работал, пытаясь слепить из столь скудных сведений хоть какую-то картину. Она была главным медицинским экспертом в нескольких крупных делах и имела огромный опыт.

Пока Клэр думала, у меня появилась неожиданная мысль, причем настолько необычная, что даже голова закружилась. По правде говоря, нечто подобное мне уже приходило в голову и я хотела обсудить это с Клэр, но обстоятельства помешали мне. И только сейчас я снова вернулась к своей идее.

— Как вы отнесетесь к тому, чтобы оказать мне посильную помощь? — спросила я, обращаясь к подругам.

— Помощь? — воскликнула Клэр и удивленно заморгала. — Какую?

— Понимаешь, Клэр, — начала я после непродолжительной паузы, — скоро это дело взорвется и наделает много шума. Если у нас действительно появился серийный убийца молодых супружеских пар, то это непременно вызовет широкий резонанс по всей стране. А все мы так или иначе заинтересованы в расследовании этого дела. Так вот, я предлагаю регулярно встречаться в неформальной обстановке и обсуждать наши дела. Я имею в виду всех троих.

Клэр посмотрела на меня с недоумением и ухмыльнулась.

— Другими словами, ты предлагаешь нам расследовать это дело самостоятельно?

— А почему бы и нет? — решительно ответила я, все больше убеждаясь в разумности такого предложения. — Мы втроем представляем здесь самые важные функции расследования. Я веду следствие от имени закона и власти, ты занимаешься судебно-медицинской экспертизой в качестве патологоанатома, а Синди берет на себя освещение этого дела в печати. Во время наших встреч мы могли бы обмениваться мнениями и предпринимать какие-то шаги для скорейшего завершения этого дела. Таким образом нам удастся избежать ненужной огласки, многочисленных бюрократических проволочек и многих других препятствий. К тому же мы могли бы доказать мужчинам-ортодоксам, что чего-то стоим и ни в чем не уступаем им.

Эта идея вдруг стала для всех ясной и понятной. Правда, Клэр нерешительно покачала головой, но по всему было видно, что она тоже согласна со мной.

— Клэр, — продолжала настаивать я, — ты считаешь, что из этого ничего не выйдет? Думаешь, мы такие дуры, что не сможем разобраться в этих преступлениях и наказать убийцу?

— Нет, дело вовсе не в этом, — улыбнулась она. — Я знаю тебя уже почти десять лет, и за все это время ты никогда не обращалась ко мне за помощью. Никогда и ни при каких обстоятельствах.

— Значит, это будет сюрприз, — сказала я, пристально глядя ей в глаза. — Сейчас я прошу тебя об этом. — Мне очень хотелось намекнуть ей, что у меня есть проблемы помимо расследования убийства, но я не уверена, что она поняла меня.

Клэр немного подумала, а потом просияла.

— Истина в «Маргарите», — перефразировала она известное выражение. — Я согласна.

Я благодарно пожала ей руку, потом повернулась к Синди.

— А ты что скажешь? Вступаешь в наше общество?

Она застыла на мгновение, затем махнула рукой.

— Не знаю, что сказал бы на это Сид Гласс, но… ну его к черту! Согласна.

Мы в едином порыве сдвинули наши стаканы с коктейлем и выпили.

Так появился «Женский клуб».

Глава 35

На следующее утро я пришла на работу сразу же после процедур и чувствовала себя превосходно, хотя иногда кружилась голова. Первым делом я просмотрела утренний номер «Кроникл» и с облегчением вздохнула, убедившись, что в газете нет ни слова о вчерашнем событии. Значит, Синди умеет держать язык за зубами.

Вскоре из кабинета Сэма Рота вышел Роли и сразу же направился ко мне. Он был возбужден, энергичен, а закатанные до локтей рукава обнажали сильные мускулистые руки. Роли сдержанно улыбнулся, и я сразу же поняла, что он не одобряет мою вчерашнюю сделку с Синди. Он молча кивнул в сторону лестницы и вышел из отдела. Я последовала за ним.

— Нам нужно поговорить, — сказал Роли, когда мы остановились в самом дальнем углу.

— Послушайте, Роли, — решила я упредить его упреки. — Я очень сожалею о том, что произошло вчера, но мне показалось, что таким образом мы выиграем немного времени и не допустим широкой огласки в печати.

Его глаза заметно потемнели.

— Может быть, вы все-таки объясните мне, почему именно она должна держать под контролем все это дело?

Я равнодушно пожала плечами.

— Она умеет держать слово. Вы видели в сегодняшней газете хоть слово о событиях в Нейпе?

— Вы нарушили прямой приказ начальника полиции, — назидательным тоном промолвил Роли. — Если вы в конце концов отделаетесь легким испугом, то мне они влепят на полную катушку.

— А вам не кажется, что нам влепили бы еще больше, если бы в сегодняшнем номере появилась обширная статья о новом серийном убийстве молодоженов в окрестностях Сан-Франциско?

Роли облокотился на стенку.

— Это уже проблемы Мерсера, а не наши.

Мимо нас прошел знакомый полицейский и поздоровался со мной. Я молча кивнула, раздумывая над словами Роли.

— Ладно, а как бы вы поступили на моем месте? Предпочли бы, чтобы я пошла к Сэму Роту и выложила все начистоту? Я могу это сделать.

В его глазах промелькнуло сомнение. Я видела, что Роли опасается последствий и не хочет, чтобы это дело провалилось с самого начала. Он думал почти минуту, а потом покачал головой.

— Нет, я не хочу этого. В этом нет никакого смысла.

Я облегченно вздохнула, прикоснулась к его руке и благодарно улыбнулась.

— Спасибо.

— Линдси, — быстро добавил Роли, — я проверил все патрульные подразделения штата. Никаких сообщений о пропаже черного лимузина к ним не поступало. Во всяком случае, за последнюю неделю.

Эта новость окончательно добила меня. Рухнула последняя надежда ухватиться за единственную ниточку.

В этот момент из отдела донесся громкий голос:

— Где Боксер?

— Я здесь! — крикнула я и поспешила назад.

Меня встретил Пол Чин, студент-практикант, приписанный к нашему отделу.

— Вас просит к телефону лейтенант Фрэнк Хартвиг. Говорит, что вы знаете его.

Я схватила трубку, надеясь на хорошие новости.

— Мы нашли их, инспектор! — надтреснутым от возбуждения голосом произнес лейтенант.

Глава 36

— Их обнаружил ночной сторож, — продолжал Хартвиг, собравшись с духом. — Ужасное зрелище, ничего подобного я в жизни не видел. Они были убиты в то время, когда занимались любовью.

После этого он сбивчиво объяснил нам, как проехать на место преступления, и мы с Роли немедленно помчались туда.

— Ночной сторож приходит сюда дважды в неделю, — рассказал нам Хартвиг, когда мы добрались на место. — А сегодня он пришел в семь утра и обнаружил их в заброшенном здании винного завода.

Место действительно производило впечатление фантастической разрухи. Стены здания были еще целыми, но повсюду валялись куски железа и огромные бочки, а одноколейная железная дорога давно уже заросла травой.

— Вы, вероятно, привыкли к подобным убийствам, — оправдывался Хартвиг, когда мы подошли к руинам. — А я вижу такой кошмар первый раз в жизни.

Возле огромного стального пресса, который некогда использовался для давки винограда, стояли полицейские из местного участка и разглядывали небольшой серый холмик на земле. Когда мы подошли поближе, меня чуть не стошнило. Этим холмиком оказались сплетенные и уже изрядно посеревшие тела Майкла и Бекки Диджордж.

— Боже мой, Линдси! — брезгливо поморщился Роли.

Глаза Майкла были мутными и уже остекленевшими. Он был в блейзере, на лбу зияла дыра от пули, из которой тянулась засохшая струйка крови. Бекки лежала в черном вечернем платье, причем нижний его край был заброшен Майклу на грудь. Бюстгальтер спущен до пояса, а полная грудь залита кровью. Трусики тоже спущены и находились на коленях.

Это действительно было кошмарное зрелище, от которого к горлу поднималась тошнота.

— Вы установили примерное время их гибели? — спросила я Хартвига и отвернулась от обезображенных тел.

У лейтенанта был вид человека, которого вот-вот вырвет.

— Медики говорят, что если судить по характеру ран, то они мертвы уже минимум двадцать четыре — двадцать шесть часов. То есть были убиты в ту ночь, когда исчезли. Господи, они же совсем еще подростки!

Я снова посмотрела на окровавленное тело жены, а потом перевела взгляд на руки. Как и в предыдущем случае, обручального кольца на ее пальце не было.

— Вы сказали, что их убили во время полового акта? — поинтересовалась я. — Почему вы уверены в этом?

Хартвиг кивнул на стоявшего неподалеку помощника главного судмедэксперта. Тот подошел поближе и снял с мужа тело жены. Из расстегнутых брюк Майкла торчал прекрасно сохранивший эрекцию пенис.

Меня охватил гнев, смешанный с тошнотой. Они были так молоды и непосредственны, как супруги Брандт. Кто же это сделал? Каким ублюдком надо быть, чтобы пойти на это?

— А вот по этим следам можно легко обнаружить, как их тащили сюда, — сказал Хартвиг, показывая на потемневший след крови на грязном бетонном полу.

Следы тянулись до небольшой поляны перед зданием, где люди из офиса шерифа уже снимали отпечатки протекторов машины, на которой молодожены сюда приехали.

Роли наклонился к земле и внимательно изучил следы от машины.

— Следы широкие, не менее четырнадцати футов, покрышки в хорошем состоянии. Да, похоже, это был огромный и роскошный автомобиль.

— А я думала, что вы кабинетный полицейский, — шутливо промолвила я, присматриваясь к следам.

Он усмехнулся.

— Однажды во время учебы в колледже я целое лето работал в автомастерской и с тех пор неплохо разбираюсь в автомобилях. Могу заменить покрышку быстрее, чем любитель пива выпьет двадцатую кружку. Если говорить точнее, то это может быть «кадиллак» или «линкольн».

Мне вспомнились слова Клэр о том, что нужно связать эти два убийства. А как их связать, если это убийство совершенно не похоже на предыдущее? По опыту я знаю, что серийный убийца, как правило, не меняет методов совершения преступления. Сексуальные маньяки всегда предпочитают такие средства, которые дают возможность прикасаться к жертве, — петля на шее, нож в теле или что-нибудь в этом роде. Они хотят видеть, как жертва борется за жизнь, страдает, умоляет о пощаде. А тут совсем другое. Выстрел на расстоянии практически ничего не дает убийце, не доставляет наслаждения и не вызывает столь желанного возбуждения. Я вдруг подумала, что убийц могло быть двое, но потом отбросила эту мысль.

И пока еще никто не обратил внимания на исчезнувшие обручальные кольца.

Когда доктор стал застегивать черный мешок с телом Бекки, я подошла поближе и посмотрела в ее застывшие глаза. Мне почему-то показалось, что я обнаружу в них нечто, напоминающее удивление, однако в глазах застыл только страх.

Значит, этот сексуальный маньяк и психопат имеет склонность постоянно менять методы убийств. Другими словами, мы имеем дело с преступником, который любит оставлять после себя загадки.

Какую же он оставил здесь?

Чего недостает в этой жуткой картине?

Глава 37

Когда мы вышли из полуразрушенного здания, мои легкие наполнились свежим воздухом. Крис Роли, лейтенант Хартвиг и я медленно спускались по грязной грунтовой дорожке, глядя на раскинувшуюся перед нами долину с длинными рядами виноградников. Мы молчали, подавленные увиденным, и не испытывали ни малейшего желания обменяться мнениями.

Внезапно меня поразила одна странная мысль. Сейчас мы находились на высоте почти тысячи футов над уровнем моря и к тому же в полной изоляции от внешнего мира.

— Лейтенант Хартвиг, — попыталась я развеять свои сомнения, — почему он выбрал именно это место?

Тот пожал плечами.

— Это совершенно пустынное место, куда давно уже никто не заглядывает.

— Нет, я имела в виду другое, — уточнила я. — Мне интересно, почему преступник выбрал именно это место, а не какое-либо другое, которых немало в здешних окрестностях. Кому известно об этом конкретном месте?

— Все окружающие эту долину склоны являются частной собственностью, и именно поэтому здесь практически не бывает посторонних людей, — объяснил лейтенант. — Консорциум поглотил эту долину и выжал из нее все соки. А сейчас эта земля требует больше труда, чем денег, и работающие здесь люди любят труд больше, чем деньги.

— Первое убийство произошло в городе, — рассуждала я. — И убийца хорошо знал, куда он идет и в каком месте совершит свое гнусное преступление. Но здесь? Кстати, кто является владельцем этого участка?

Хартвиг покачал головой.

— Понятия не имею.

— Ну ладно, сама выясню, — пообещала я. — А заодно еще раз проверю их комнату в гостинице. Меня не оставляет ощущение, что кто-то или что-то навело убийцу на цель. Надо просмотреть их туристические карты, кредитные карточки, квитанции и, что самое важное, хоть какой-то документ, подтверждающий вызов лимузина.

Внизу послышался натужный рев автомобиля. Вверх по грязной дороге медленно взбирался автомобиль судебно-медицинской экспертизы, за рулем которого сидела Клэр. Я специально пригласила ее сюда, чтобы с ее помощью составить представление о сходствах между двумя преступлениями.

— Спасибо, что приехала, — сказала я подруге, когда машина поравнялась с нами.

Клэр сокрушенно покачала головой.

— Очень надеюсь, что не увижу кошмара, подобного тому, который был в отеле. — Несмотря на свои пышные формы, она легко спрыгнула на землю. — Откровенно говоря, у меня сегодня в городе очень важная встреча, но я не думаю, что осмотр места преступления отнимет слишком много времени.

Я представила Клэр лейтенанту Фрэнку Хартвигу.

— Если не ошибаюсь, с вами работает Билл Толл? — спросила Клэр со знанием дела. — Неплохой патологоанатом.

Лейтенант густо покраснел и растерянно замигал. Нас с Роли он вызвал сам, а что сюда приедут специалисты из отдела судебно-медицинской экспертизы, он и представить не мог.

— Не волнуйся, — по-дружески успокоила его Клэр. — Я уже созвонилась с ним по мобильному телефону, и он должен ждать меня на месте происшествия.

Она увидела возле разрушенного здания группу людей в белых халатах и поспешила к ним. Хартвиг торопливо зашагал следом.

Я посмотрела на Роли и вдруг впервые за последние дни заметила, что он выглядит крайне усталым.

— С вами все в порядке? — спросила я.

Роли покачал головой и посмотрел на то место, где лежали упакованные в черные мешки тела погибших. А мне вспомнилось, как он успокаивал меня в морге.

— Первый раз вы вели себя более стойко, — заметила я, пытаясь хоть как-то поддержать его.

— Нет, дело совсем не в этом, — возразил он. — Я просто представил, какой поднимется шум в городе. А власти начнут клевать нас и обвинять во всех грехах. Линд-си нам нужно во что бы то ни стало найти этого ублюдка. И как можно скорее.

Я выразила свое согласие кивком. Разумеется, мы должны остановить этот кошмар, иначе нам не поздоровится. Городские власти спустят на нас всех собак и припомнят даже малейшие огрехи.

Некоторое время мы стояли молча, обдумывая план дальнейших действий.

Первым прервал молчание Роли.

— Конечно, это не разрушит институт брака в нашей стране, — заметил он с грустной улыбкой, — но многие в нашем городе серьезно задумаются, прежде чем устраивать свадебную церемонию.

Глава 38

Филлип Кампбелл выехал на рассвете, нервно поеживаясь в арендованном лимузине. Он все еще испытывал приятное возбуждение, которое притуплялось в этот ранний час лишь некоторой усталостью. Ему нравилось это странное ощущение, которое он испытывал после удачного завершения столь важного для себя дела.

Через некоторое время он свернул на шоссе, проехал по длинному мосту, пересекающему залив, и двинулся в город. В районе Валледжо он вклинился в интенсивный поток машин и с тех пор следил, чтобы скорость движения не превышала положенные для этого шоссе шестьдесят миль в час. Надо быть предельно осторожным на этом участке, чтобы не попасться на глаза дорожной полиции. Все газеты единодушно называли его чудовищем, монстром и вообще психопатом с нарушенными социальными связями. А эти умники и эксперты, выступая по телевидению, то и дело анализировали его мотивы, поступки, предполагаемое прошлое и вполне возможные будущие убийства.

Все эти кретины ничего не знают и ни о чем не догадываются. Их скудных мозгов достаточно лишь для того, чтобы повторять те версии, которые он специально для них приготовил, и видят лишь то, что он оставил на поверхности.

Вскоре движение стало менее плотным, и Кампбелл спокойно пересек границу штата, оказавшись на территории Невады. Через некоторое время его лимузин медленно въехал в небольшой ковбойский городок Рено, который всегда оставлял у него самые неприятные впечатления. Однако у городка было одно неоспоримое преимущество — здесь Кампбелла никто ни о чем не спрашивал. Именно в таких тихих городках можно было без особых проблем купить оружие, отремонтировать машину или продать ее случайному покупателю.

В самом центре городка Кампбелл остановился на парковке, заглушил мотор, открыл бардачок и еще раз просмотрел все бумаги на автомобиль. Лимузин был в отличном состоянии. Вчера он самым тщательным образом почистил салон, ликвидировал все пятна крови, натер до блеска металлические детали и аккуратно вымыл пол. Теперь лимузин был чист, как в тот день, когда он взял его напрокат.

Через минуту Кампбелл облегченно вздохнул, словно Майкла и Бекки никогда не существовало, расплатился за арендованный автомобиль, вызвал такси и отправился в аэропорт. Там он зашел в кафе, купил бутылку фруктового сока и большой бутерброд, просмотрел утренние газеты и удовлетворенно хмыкнул, увидев, что никаких сообщений о смерти Майкла и Бекки в газетах еще не было. После этого Кампбелл зарегистрировался на рейс до Сан-Франциско, прошел в салон самолета, уселся в мягкое кресло и стал с удовольствием поглощать купленную еду.

Рядом с ним сидела симпатичная женщина с золотистыми волосами, упругим стройным телом, с бриллиантом на пальце и массивной золотой цепочкой на шее, на которой Кампбелл без труда прочитал ее имя: Брэнди. Он широко улыбнулся ей, показывая, что всей душой рад такой компании.

Женщина выпила несколько глотков минеральной воды, а потом достала из сумки книгу Киплинга и стал увлеченно читать «Мемуары гейши». Последнее обстоятельство заинтересовало Кампбелла больше всего. Он увидел в этом добрый знак, так как речь шла о закрепощенной женщине, оказавшейся в положении рабыни.

— Хорошая книга? — расплылся он в улыбке.

— Еще не знаю, но все говорят, что очень интересная, — сдержанно ответила женщина, не отвергая его предложение завязать знакомство. — Я только начала читать.

Филлип наклонился к ней и с удовольствием вдохнул дурманящий запах ее духов.

— Трудно поверить, что эта книга была написана мужчиной, — сказал он.

Она перевернула несколько страниц, а потом многозначительно посмотрела на него.

— Эту книгу подарил мне жених.

Филлип Кампбелл вжался в кресло и почувствовал, как по телу пробежал приятный холодок, а тонкие и короткие волосы на руках вздыбились и стали покалывать. С трудом сдерживая волнение, Кампбелл провел рукой по горлу и жадно сглотнул.

— Правда? — прошептал он. — А когда же ваша свадьба?

Глава 39

Роли вернулся в город в нашей машине, а я еще немного походила вокруг, а потом поехала домой вместе с Клэр. Мне нужно было поговорить с ней и рассказать о своей болезни. Ведь она уже много лет является моей лучшей подругой, с которой я встречалась практически каждый день. Я хорошо понимала, почему так долго не могла поведать Клэр о своих неприятностях. Просто не хотела причинять ей боль и обременять проблемами.

Пока машина спускалась по грязной дороге, постоянно подпрыгивая на кочках и ухабинах, я спросила Клэр, что ей удалось обнаружить на месте преступления.

— Нет никаких сомнений, — ответила она после небольшой паузы, — что непосредственно перед убийством они занимались сексом. Это видно по состоянию половых органов и остаткам спермы на бедрах жены. Кроме того, могу сказать, что мужа застрелили первым. Он умер мгновенно, так ничего и не поняв. Разумеется, о сопротивлении и речи быть не может. А с женой гораздо больше загадок. Характер раны свидетельствует, что она была убита сзади. Причем пули прошли сквозь лопатку и шею. Выстрелы были сделаны на определенном расстоянии, примерно от трех до пяти футов. Если они действительно занимались любовью перед смертью, то нетрудно предположить, что жена находилась сверху, то есть сидела у мужа на коленях. А из этого сделать вывод, что убийца не наблюдал за ними. Во всяком случае, они его не стеснялись. Если следовать твоей теории, что они ехали в ресторан не в своей машине, а в арендованной, то можно предположить, что убийца находился на переднем сиденье и скорее всего за рулем.

— И это все? — разочарованно спросила я и улыбнулась, всем видом показывая, что надеялась на большее.

— Я же сказала, что у меня было лишь несколько минут. К тому же это твоя теория, а я нашла ей лишь некоторое подтверждение. И если она окажется правильной, то мне останется лишь связать воедино некоторые факты.

Несколько минут мы ехали в полной тишине. Я лихорадочно подыскивала нужные слова, чтобы начать разговор о болезни.

— Как тебе твой новый напарник? — неожиданно спросила Клэр.

Я пожала плечами.

— Неплохой парень. Во всяком случае, не мешает мне и во всем поддерживает перед Ротом и Мерсером.

— А ты все это время была уверена, что он выступает в роли цепного пса из офиса мэра, который хочет во что бы то ни стало погубить тебя?

— Да, это была моя ошибка.

— Тебе не кажется, дорогая, — не без ехидства заметила Клэр, — что ты уже далеко не первый раз ошибаешься насчет мужчин?

Я притворилась обиженной, насупила брови и проигнорировала ее слова.

— Впрочем, это совершенно не важно, — продолжала с усмешкой Клэр. — Важно то, что он чертовски хорош и производит гораздо лучшее впечатление, чем твой Джейкоби.

— И умнее, — согласилась я.

— Значит, — многозначительно подвела итог она, — между вами что-то произошло?

— Ты имеешь в виду что-то еще, кроме четырех невинно убитых людей?

— Я имею в виду Криса Роли, Линдси, — нетерпеливо взмахнула она рукой. — Он хорош собой, умен и к тому же работает в офисе мэра. И у тебя соответствующий социальный статус. К тому же на этот раз ты не можешь сказать, что он не в твоем вкусе.

— Клэр, — недовольно поморщилась я, — мы сейчас с головой заняты расследованием этого дела.

— Да, конечно, — хмыкнула она. — Он ведь не женат, не так ли?

— Клэр, оставь эти глупые мысли, — взмолилась я. — Сейчас я просто не готова к таким вещам.

Пока Клэр отчаянно крутила руль, пытаясь избежать крупных выбоин, я представила, о чем мы говорили бы, если бы в воскресенье я возвращалась из Нейпы не с Синди, а с Роли. Мы вполне могли бы заехать ко мне домой, выпить по чашке кофе, посидеть на террасе и обменяться мнениями по поводу расследования. У Роли действительно красивые глаза — глубокие, чувственные и необыкновенно умные. Да и мне он неоднократно делал комплименты, хотя характер наших отношений этого вовсе не предполагал. Однако все мои мечты рассеялись в тот момент, когда я вдруг вспомнила о своей болезни и о том, что жизнь постепенно уходит из моего тела. Да, в такой ситуации нечего и думать о каких-то отношениях с Роли или кем бы то ни было.

Когда машина вырулила на шоссе, я посмотрела на Клэр и тяжело вздохнула.

— Ты что-нибудь слышала об апластической анемии Негли?

Глава 40

Мои слова прозвучали как гром среди ясного неба. Все произошло так неожиданно, что Клэр поначалу даже не поняла, в чем дело.

— Нарушение структуры крови, — ответила она спокойным тоном, которым обычно отвечала на вопросы полицейских в своей лаборатории. — Болезнь редкая и очень опасная. Организм прекращает вырабатывать достаточное количество эритроцитов.

— Да, красные кровяные тельца, — тихо сказала я.

Клэр удивленно посмотрела на меня.

— А почему ты спрашиваешь? Надеюсь, это не Кэт? — уточнила она, имея в виду мою сестру.

Я покачала головой и уставилась вдаль невидящим взглядом. На моих глазах появились слезы. Пауза, вероятно, была настолько долгой, что Клэр побледнела.

— Линдси, ты хочешь сказать… Неужели?..

Мое напряженное молчание подтвердило ее страшную догадку.

— Боже мой! — всплеснула она руками и мгновенно остановила машину на обочине шоссе. — А что сказал врач?

— Что это серьезно и может закончиться летальным исходом, — с трудом произнесла я.

Лицо Клэр перекосилось от боли и сострадания. А ведь она была патологоанатомом и уже давно привыкла к человеческой боли. Я поспешила успокоить ее и сообщила, что уже прохожу курс лечения и регулярно посещаю лабораторию, где мне переливают кровь.

— Вот почему ты хотела встретиться со мной в прошлое воскресенье, — задумчиво протянула Клэр. — Боже мой, Линдси, ну почему ты мне ничего не сказала?

Обстоятельства, которые помешали мне сделать это показались сейчас совершенно никчемными.

— Я очень хотела рассказать тебе, но испугалась. А потом произошло второе убийство, и я снова с головой окунулась в это дело.

— А кто еще знает об этом? Джейкоби? Рот?

Я молча покачала головой.

— Роли?

Я глубоко вздохнула.

— Ты все еще думаешь, что после всего этого у меня могут быть с ним какие-то отношения?

— Бедняжка, — простонала Клэр, крепко обнимая меня.

По мелкой дрожи в ее теле я поняла, что она плачет. Я не выдержала и тоже расплакалась. Мы сидели в машине и плакали навзрыд, утешая друг друга и освобождаясь от негативных эмоций. Слезы заметно облегчили мне душу и укрепили в мысли, что я не одинока на этом свете.

— Я с тобой, дорогая, — с трудом произнесла сквозь слезы Клэр. — Я люблю тебя, малышка, и готова оказать любую помощь.

Глава 41

Убийство в Нейпе все изменило. Ситуация накалялась, и впервые прозвучали упреки в адрес полицейского департамента по поводу медлительности и отсутствия конкретных результатов расследования. В прессе чаще стали появляться крикливые заголовки о неуловимом садисте, который все еще находится на свободе и терроризирует город, а в программах новостей местного телевидения мелькали фотоснимки погибших молодоженов и заплаканные лица их родственников.

Наша группа расследования, которую я возглавляла, собиралась дважды в день, а в последнее время к ней добавили еще двух инспекторов из федерального ведомства и психолога, занимавшегося проблемами преступности. Кроме того, к нам зачастили агенты ФБР, которые потребовали показать им все материалы расследования и предупредили, что будут контролировать каждый наш шаг.

Тщательное изучение прошлых контактов и связей погибших не дало результатов. Мы не нашли абсолютно никакой связи между гибелью несчастных молодоженов и их прошлым. Джейкоби к этому времени закончил изучение всех винных магазинов, выявил еще несколько имен, но и это не дало ничего нового. Неудачей закончилось и исследование окровавленного и продырявленного смокинга. Оказалось, что он был сшит лет пять-шесть назад, а за это время все следы производства и продажи одежды, как правило, безвозвратно исчезают.

В конце концов Мерсер разозлился и пригрозил, что утроит количество следователей по данному делу и это будет означать признание нашего бессилия перед преступником.

Я же за время расследования пришла к единственному выводу: убийца выбирал своих жертв с необыкновенной тщательностью и просчитывал все до последних мелочей. Оба убийства произошли в день свадьбы и свидетельствовали о близком знакомстве убийцы со своими потенциальными жертвами. Он знал всю их подноготную: адреса, привычки, наклонности, место жительства, планы на ближайшее будущее. У всех жертв остались их дорогие украшения: часы, перстни, бумажники, драгоценности. Словом, при них осталось все, кроме обручальных колец.

Убийство молодой супружеской пары Диджордж произошло в пустынном месте, но с таким умыслом, чтобы их отыскали в кратчайшие сроки. Не исключено, что убийца оставил какие-то важные следы преступления, которые могли послужить ключом к разгадке, но пока их выявить не удалось.

Ясно было одно: убийца хорошо знал, что делает, и был осведомлен о наших шагах. Нужно обязательно найти связь между этими двумя преступлениями, отыскать тот общий знаменатель, который поможет нам напасть на след преступника. А таким знаменателем может быть только метод знакомства убийцы со своими жертвами и способ получения информации об их жизни.

В конце концов мы с Роли решили разделить обязанности. Он взял на себя задачу проверки бронирования гостиницы, туристического агентства, аренды лимузина и всех прочих предприятий сферы обслуживания. А я вплотную занялась методикой планирования и осуществления обоих преступлений. После этого мы должны были сверить полученные результаты и попытаться обнаружить сходство между двумя убийствами.

— Если мы не добьемся хотя бы малейшего прогресса, — угрюмо заметил Роли, — то скоро в нашем городе появится толпа священников и раввинов, которые поднимут такой шум по поводу конца света, что все остальные упреки в наш адрес покажутся детским лепетом. Чего же он добивается, этот мерзавец?

Я не ответила, хотя, как мне казалось, знала ответ на этот вопрос. Он добивался своеобразно понимаемого счастья, удовольствия, осуществления болезненной мечты и своих развратных ожиданий. И вместе с тем преступник всеми силами пытался разрушить надежду, то есть то главное, что заставляет нас всех жить, работать и двигаться.

Глава 42

В тот вечер Клэр Уошберн налила себе чашку крепкого чая, отнесла ее в спальню, заперла дверь и снова расплакалась.

— Черт тебя побери, Линдси, — проворчала она сквозь слезы, — почему ты не доверилась мне раньше?

В это время ей хотелось побыть одной. Весь день она ходила как неприкаянная и никак не могла сосредоточиться на чем-либо другом. Тем более что ее муж, Эдмунд, был дома по понедельникам и всегда возился на кухне, готовя обед и ужин. Это был их обычный ритуал — в понедельник папа готовит еду, дети убирают квартиру, а мама отдыхает.

Однако сегодня все пошло кувырком. Клэр не находила себе места и все время думала о том, что должна хоть как-то помочь своей подруге. Но как? Конечно, она дипломированный врач, но всегда имела дело исключительно с мертвыми, а не с живыми. Словом, она была врачом, который никогда никого не лечил.

Допив чай, Клэр пошла в ванную, приняла душ, а потом долго смотрела на свое смуглое и довольно симпатичное лицо в зеркало. Конечно, она не была красавицей в общепринятом смысле слова — высокая, толстая, мягкая, с огромной грудью, которая переходила в живот, а тот превращался в массивные бедра. И на этом фоне явно выделялись большие толстые руки, которые так умело обращались с медицинскими инструментами.

Однако при всем при этом Клэр обладала одной прелестной особенностью, впервые обнаруженной ее мужем. Она умела прекрасно и легко танцевать, завораживая всех настолько энергичными телодвижениями, что все ее недостатки казались мелкими и совершенно несущественными. Да и глаза у Клэр были просто очаровательными, излучающими какой-то странный привлекательный свет. Именно эта неиссякаемая энергия позволила неприметной чернокожей девочке из бедного негритянского квартала Сан-Франциско получить медицинское образование и добиться немалого успеха в своей профессии. А главным источником энергии для Клэр всегда было чувство, что она способна любить, дарить людям свою любовь и быть любимой.

Конечно, это было не совсем справедливо. Линдси была намного лучше и, уж во всяком случае, более достойна лучшей участи. А в результате у нее нет семьи, детей, да еще и эта зараза приключилась. А ведь Клэр знала, что означает болезнь, высасывающая из человека все силы и обрекающая его на медленное угасание. Конечно, еще есть надежда на улучшение, но далеко не каждому светит такая радужная перспектива. А Клэр находится рядом с подругой, но практически ничем не может помочь ей. «Доктор, который не лечит», — какая горькая правда скрыта в этих жутких словах!

После ужина Клэр отправила детей в их комнату, быстро убрала со стола и ушла в спальню.

— Тебе нездоровится, моя кошечка? — заботливо поинтересовался Эдмунд, присаживаясь на край кровати и обнимая жену. — Ты можешь сколько угодно прятаться от меня, но я же вижу, что с тобой что-то происходит.

— Нет, со мной все в порядке, — отмахнулась она.

— Тогда в чем же дело? — продолжал допытываться он. — Какое-то ужасное дело? Неприятности на работе?

Клэр подняла руку, понимая, что теперь от него не отвяжешься.

— Нет, Эдмунд, вчера вечером я узнала от Линдси, что она серьезно больна. Настолько серьезно, что я до сих пор не могу прийти в себя. У нее редкая и очень опасная болезнь крови, которая довольно часто заканчивается летальным исходом.

— Неужели? — не поверил Эдмунд.

Клэр молча кивнула и снова заплакала.

— Да, человек теряет силы и умирает.

— Господи, — тихо проворчал Эдмунд. — Вот бедняжка. — Он взял жену за руку, и несколько минут они сидели в полной тишине.

— Я же врач, Эдмунд, — произнесла Клэр, посмотрев на мужа сквозь слезы. — Я каждый день сталкиваюсь со смертью, знаю все ее признаки и симптомы, но сейчас ничего не могу сделать. Понимаешь? Я ничем не могу помочь своей лучшей подруге. Я не могу лечить и избавить ее от этой напасти.

— Ты лечишь всех нас, дорогая, — попытался утешить ее муж. — Каждый день лечишь меня и детей. Однако рано или поздно наступает момент, когда даже твоя безграничная любовь не может помочь людям. С этим надо только смириться.

Клэр прильнула к мужу, положила голову на его плечо и улыбнулась.

— Ты слишком умен для простого музыканта, который стучит на барабанах в своем оркестре. Что же нам теперь делать?

— Только любить друг друга, — сказал Эдмунд, крепко обнимая жену.

Они еще долго сидели на кровати, и Клэр была абсолютно уверена, что он по-прежнему считает ее самой прекрасной женщиной в мире. И это помогло ей.

Глава 43

На следующий день я наконец-то получила первые более или менее надежные сведения о внешнем облике убийцы. Крис Роли в это время занимался людьми, которые имели отношение к свадебным путешествиям молодоженов, а я проверяла показания тех, кто так или иначе принимал участие в организации и проведении брачного торжества. Правда, ничего конкретного так и не добилась. Две совершенно разные свадьбы, которые проводились по разным программам и разными агентствами. Последняя пара вообще справляла свадьбу по своему усмотрению, а брачной вечеринкой супругов Брандт занималась некая Мириам Кампбелл, беседа с которой не дала мне абсолютно никакой ценной информации.

И когда я сидела за рабочим столом, не зная толком, к чему теперь подступиться, дежурный полицейский позвал меня к телефону. Это была Клэр. Она только что вернулась из лаборатории, где вместе с судебно-медицинским экспертом городка Нейпа завершила обследование тел погибших. Она была возбуждена и не скрывала этого.

— Приходи ко мне, — сказала Клэр. — Только поживее, пожалуйста.

— Неужели ты нашла признаки сексуального насилия в отношении Бекки Диджордж? — осторожно предположила я, надеясь на положительный ответ. — Ведь именно этого звена нам и недостает.

— Линдси, мы имеем дело с законченным и совершенно больным извращением. Они действительно занимались любовью в момент смерти, — сообщила мне Клэр через несколько минут, когда я спустилась к ней в лабораторию. — Сперма, обнаруженная нами в теле Бекки, полностью совпадает с той, которую я соскребла с тела ее мужа. И анализ раны на ее теле подтвердил мою прежнюю догадку. Бекки действительно была застрелена сзади. Она сидела у мужа на коленях и именно поэтому обрызгала его своей кровью. Но я пригласила тебя вовсе не для этого.

Клэр уставилась на меня своими огромными карими глазами, по выражению которых я сразу же поняла, что она обнаружила нечто чрезвычайно важное.

— Я подумала, что будет лучше, если мы пока воздержимся от широкой огласки. Об этом сейчас знают только медицинские эксперты и я.

Я напряглась и от нетерпения заерзала на стуле.

— Что это, Клэр? Ради Бога, не тяни!

Она повернулась к столу, на котором стояли микроскоп и специальные подставки, знакомые мне еще со студенческих времен, когда мы проводили опыты в биологической лаборатории.

— Если ты помнишь, — загадочно улыбаясь, сказала Клэр, — в деле первых жертв убийства были обнаружены дополнительные сексуальные улики. Убийца изнасиловал невесту с помощью кулака. Но в последнем случае такое вторжение в тело жертвы не столь очевидно. У Бекки нет разрывов, никаких внешних повреждений, но это легко объясняется ее расслаблением в момент полового акта. Я долго возилась с ней и в конце концов обнаружила в ее вагине нечто такое, что проливает свет на характер преступления.

Она взяла со стола коробочку и протянула мне. Внутри лежал один-единственный рыжий волосок длиной в полдюйма.

— Это волос мужа? — спросила я.

Она покачала головой.

— Посмотри сама.

Я посмотрела в микроскоп и увидела на ослепительно белом фоне два волоска. Один из них был длинный, блестящий, темно-коричневого цвета, а другой — короткий, толстый, изогнутый в виде серпа.

— Сейчас ты видишь волосы Майкла Диджорджа, — прокомментировала Клэр. — Длинный волосок из его головы, а короткий — из области гениталий.

После этого она положила на подставку другой волосок. Я посмотрела в микроскоп и ахнула. Он был рыжевато-коричневый и почти в два раза толще обоих волосков Майкла. Было совершенно ясно, что этот волос принадлежал другому человеку.

— Самое интересное, — возбужденно пояснила Клэр, — это его происхождение. Он не из головы и не из области гениталий. — Она сделала многозначительную паузу и пристально посмотрела на меня. — Этот волос — из бороды.

Я отпрянула от микроскопа и с недоумением посмотрела на подругу. Как мог волос из бороды убийцы оказаться в половом органе жертвы?

— Да, да, дорогая, — подтвердила мою догадку Клэр, — это сексуальное извращение, совершенное над уже мертвой женщиной.

Глава 44

Как сказала Клэр, мы постепенно складывали по кусочкам образ предполагаемого убийцы — его вес, рост, цвет волос, тип лица и все такое прочее. Теперь мне предстояло выяснить, каким образом он находил себе очередную жертву. Роли уже заканчивал исследование всех предприятий сферы обслуживания, куда по тем или иным причинам могли обращаться погибшие. А я снова просмотрела всех гостей, пытаясь выяснить, не было ли среди них человека с рыжей бородой. Теперь я уже не сомневалась, что рано или поздно мы выйдем на след преступника. В конце концов, человек с такой редкой бородой не мог остаться незамеченным.

На следующее утро позвонил Хартвиг.

— Мне удалось выяснить, кому принадлежит тот полуразрушенный винный завод. Это группа парней, известных в местных кругах под названием «Черные ястребы». А возглавляет их адвокат Эд Лестер.

— Вы узнали, где он находился в прошедшие выходные?

— Да, я все проверил. Лестер был в Портленде по делам своей конторы. Я разговаривал с ним в его офисе и выяснил, что он действительно был там в воскресенье.

И все же я была уверена, что убийца не случайно выбрал для реализации своего жуткого плана винный завод. Это намек. Данное место имеет для него какой-то тайный смысл. Но какой?

— А документы на право собственности у них в порядке? — спросила я.

— Да, эти ребята являются законными владельцами и никаких нарушений не допускают. Кроме того, все внешние финансовые поступления тоже проходят без нарушений. У них имеется довольно широкий круг спонсоров, а в роли главного менеджера выступает сам Лестер.

— А кто именно дает им деньги?

— Не знаю, они отказались сообщить мне.

— Отказались? — возмутилась я. — Почему?

— Понимаете, инспектор, этот Лестер — неплохой юрист и доходчиво объяснил мне, что инвесторы имеют право сохранить в тайне свои имена. Думаю, что у него ничего больше не выудишь. Да и незачем это делать, так как вряд ли эти люди имеют хоть какое-то отношение к убийству.

Я провела трубкой по щеке и посмотрела в окно.

— Послушайте, лейтенант, это самое громкое убийство в наших краях. И к тому же самое ужасное. А винный завод находится в трех милях от оживленной трассы. Человек, который ночью проделал такой путь, наверняка должен хорошо знать окрестности. Не исключено, что он часто бывал там раньше. Правда, я не думаю, что это мог быть кто-либо из местных жителей. Надо быть идиотом, чтобы привезти своих жертв поближе к дому. А наш убийца далеко не идиот, в чем мы уже убедились. Поэтому настоятельно прошу вас выяснить имена партнеров Лестера и немедленно сообщить мне.

Я положила трубку и почувствовала, что от былого оптимизма не осталось и следа. Дело опять зашло в тупик. Роли закончил работать с туристическими агентствами, но так ничего толком и не выяснил. Супруги Брандт воспользовались услугами респектабельного агентства «Трэвел венчерз», которое обслуживает весьма состоятельных клиентов, а последняя супружеская пара обратилась к фирме «Джорнитайм», находившейся в небольшом городке Лос-Альтос. Мы проверили весь персонал обеих фирм, но они не имели между собой ничего общего. Правда, менеджер последней фирмы откровенно признался, что любой человек может без особого труда получить всю информацию о предстоящих планах их клиентов, но отыскать такого человека практически невозможно.

Мои собственные усилия тоже оказались безрезультатными. Я собрала все данные о музыкантах, фотографах, официантах и так далее, но ничего интересного не обнаружила. Кроме того, эти две пары были выходцами из совершенно разных миров, которые редко пересекаются. Однако убийца каким-то образом вышел именно на них. Вот в этом-то и кроется главный ключ к разгадке.

Глава 45

Я позвонила Клэр и Синди и договорилась с ними о втором заседании нашего клуба. Правда, на этот раз настроение было совершенно другим. Нам было не до веселья, и даже коктейль мы решили не заказывать. С момента нашей первой встречи появилось еще два трупа, а мы не имели даже более или менее четко очерченного круга подозреваемых. Да и собранные нами улики не приносили желаемого результата. А давление на полицию усиливалось с каждым днем.

Первой в кафе вошла Клэр. Она крепко обняла меня и поинтересовалась, как я себя чувствую.

— Не знаю, — откровенно призналась я и махнула рукой.

Три этапа лечения пока не дали никаких результатов. Правда, иногда я чувствовала себя более или менее сносно, но во второй половине дня силы иссякали, а я все больше походила на призрак.

— Доктор Медведь сказал, что пересчитает мои кровяные тельца на следующей неделе.

Вскоре появилась Синди в потертых джинсах и куртке, наброшенной поверх белой мужской рубашки. Я не разговаривала с ней с понедельника, когда поделилась некоторыми обстоятельствами второго убийства.

— Сегодня я всех угощаю, — торжественно заявила она и небрежно швырнула на стол новую визитную карточку с ярким логотипом на глянцевой стороне: «„Кроникл“. Синди Томас, репортер криминальной хроники».

Мы дружно поздравили ее с новым назначением, а потом немного покритиковали, чтобы слишком не зазнавалась. Для чего же еще существуют в мире друзья?

После этого я коротко объяснила подругам, что вся наша работа по изучению сферы обслуживания и туристических агентств никаких результатов не дала.

— Откровенно говоря, — перешла я к самому главному, — меня беспокоят некоторые проблемы. Во-первых, оружие. Сексуальные маньяки, как правило, не меняют единожды выбранный способ убийства. Причем этот способ является неотъемлемой частью сексуального возбуждения.

— Да, это довольно странное сочетание, — согласилась со мной Клэр. — Убийца тщательно готовится к нанесению удара, держит все под контролем и получает полную информацию о своих жертвах, включая место, где должна состояться свадьба, гостиничные номера и планы молодоженов на ближайшие после торжества дни. Кроме того, он прекрасно знает место, где запланировал совершить убийство, а также пути отхода. Однако в момент убийства преступник приходит в неописуемую ярость и частично теряет над собой контроль. По всему видно, что ему мало убить ни в чем не повинных людей — ему надо еще поиздеваться над ними и осквернить невесту.

Я кивнула и продолжила:

— Да, именно в последнем обстоятельстве содержится ключ к разгадке. Он приходит на свадьбу и видит там что-то невыносимое для себя. Причем все его внимание сосредоточено на невесте, а женихи его совершенно не интересуют. Их он убивает сразу и без колебаний. А невесты… Они представляют для него наибольший интерес.

Над нашим столом повисла мертвая тишина. Все напряженно думали над моими словами.

— Итак, — снова заговорила я, — куда должен направиться этот ублюдок для выбора очередной жертвы? Если вы хотите убить невесту, где вы можете узнать о ней все подробности?

— Молодожены должны обменяться кольцами, — предположила Клэр, — а купить их можно в ювелирном магазине.

— Или в муниципалитете, — неожиданно добавила Синди. — Именно там все молодожены получают свидетельства о регистрации брака.

Я посмотрела на нее и рассмеялась.

— Вот будет хохма, если за всем этим стоит какой-нибудь государственный чиновник.

— Почтовые служащие! — одновременно воскликнули Клэр и Синди.

— Фотографы, — добавила через секунду Клэр, а я живо представила серийного убийцу за объективом фотоаппарата.

Все эти варианты можно тщательно проверить, если, конечно, получить в распоряжение достаточное количество людей и времени.

— Хочу откровенно сказать, — грустно улыбнулась я, — что не являюсь большим знатоком всех тех проблем, с которыми обычно сталкиваются невесты. Именно поэтому я собрала вас здесь.

— А что же происходит с нашими мужчинами? — неожиданно спросила Клэр. — Неужели они совсем нюх потеряли?

Мы весело рассмеялись и выпили немного пива. Действительно, наш «Женский клуб» начинает работать в полную силу, и мы не допустим в него никого из представителей противоположного пола.

— Но где же эта чертова связь? — напомнила я о главной теме разговора. — Нет никаких сомнений: убийца специально оставляет нам ключ к разгадке, чтобы мы нашли его. Другими словами, он хочет, чтобы мы обнаружили связь между этими двумя убийствами.

Все снова погрузились в свои мысли.

— Я чувствую эту связь, — продолжила я после небольшой паузы. — На свадебной церемонии он долго наблюдает за невестой, и она по какой-то непонятной пока для нас причине приводит его в ярость. Но почему? Что лежит в основе его выбора? Надежда в ее глазах? Невинность? Счастливое лицо? Мужа он убивает сразу, с ним все понятно. А невесту? Что толкает его на тот или иной выбор?

— Если он живет в искаженном мире болезненных фантазий, — резонно заметила Синди, — то непременно должен тянуться туда, где эти фантазии проявляются наиболее ярко и почти физически ощутимо. А наблюдение за физическими страданиями и предсмертными муками невесты доставляет ему странное удовлетворение, без которого он жить не может.

В этот момент Клэр окинула нас взглядом, в котором промелькнули искорки радости.

— На месте убийцы я бы не стала ломать себе голову, а отправилась туда, где все невесты обычно покупают свадебные платья. Именно там я бы наметила очередную жертву.

Глава 46

Когда я на следующее утро пришла на работу меня уже ожидал факс от Хартвига с подробным списком всех спонсоров и инвесторов того винодельческого завода, где нашли трупы супругов Диджордж. Я сразу же отдала его на проверку Джейкоби, а сама позвонила в фирму «Белое кружево» и Мириам Кампбелл, которые, по моим сведениям, занимались организацией и проведением свадебных церемоний.

Разумеется, я не ждала никаких особых результатов, но, к моему удивлению, и «Белое кружево», и Кампбелл подтвердили, что Мелани Брандт и Бекки Диджордж покупали свадебные платья в одном и том же месте. Это был бутик для невест в универмаге «Сакс».

Я даже подпрыгнула от возбуждения. Ведь это был первый намек на связь между двумя убийствами. Конечно, это направление расследования могло закончиться ничем, но интуиция мне подсказывала, что тоненькая ниточка приведет нас хоть к каким-то результатам. Не долго думая я сразу же поехала в бутик и была там незадолго до его открытия в десять часов. Он находился на третьем этаже, рядом с магазинами «Подарки» и «Китайский фарфор».

Заведовала бутиком Мэрианн Перкинс, которую я неожиданно встретила у входа с чашкой горячего кофе в руке. Это была красивая женщина лет пятидесяти, стильно одетая и с тем безупречным видом, который неизбежно вырабатывается за двадцать лет работы в таком деликатном бизнесе. Мы прошли в ее небольшой кабинет и уселись за стол, заваленный кипами журналов и фотографий со свадебными нарядами.

— Я была просто в шоке, когда услышала о смерти миссис Брандт, — тихо сказала она, потягивая кофе. — Мелани была здесь всего лишь пару недель назад и произвела наилучшее впечатление. Она была так прекрасна. Знаете, инспектор, я отношусь ко всем своим невестам как к собственным детям. И теперь у меня чувство, будто я потеряла своего ребенка.

— Ребенка? — удивилась я и пристально посмотрела ей в глаза. — Почему одного? Вы ничего не знаете?

— Что вы имеете в виду? — с таким же неподдельным удивлением переспросила Перкинс.

Я рассказала ей о печальной судьбе Бекки Диджордж.

Ее лицо мгновенно исказилось болью и состраданием.

Огромные зеленые глаза потемнели и затянулись тонкой пеленой слез.

— Боже мой, какой ужас, — пролепетала она. — Мы с мужем находились в нашем загородном домике в Модесто. А она как раз в этот момент… Господи, что же у нас происходит, инспектор?

Я немного помолчала, а потом забросала Мэрианн Перкинс вопросами: кто мог получить информацию о ее клиентах, кто из продавцов вызывает у нее подозрение, как поступают заказы в бутик, работают ли в бутике мужчины…

Каждый из этих вопросов вызвал у миссис Перкинс негодование, смешанное с недоверием. Весь ее персонал работает вместе не менее восьми лет и никогда не давал повода для подозрений. К тому же мужчин в ее заведении нет и никогда не было. Тоже своеобразный женский клуб, подумала я.

Миссис Перкинс откинулась на спинку кресла и попыталась припомнить все обстоятельства тех дней, когда они обслуживали Бекки Диджордж.

— Мы восхищались этой девушкой, — тихо сказала она. — Бекки была очень милой, скромной, такой невинной. У меня сложилось впечатление, что она даже не мечтала, что когда-нибудь ей улыбнется счастье. А как она радовалась, что платье получилось удачное. Ее мать подарила ей дорогое ожерелье из жемчуга с бриллиантом, а я тут же побежала на улицу за цветами. И вот тогда-то я обратила внимание на одного странного типа. Он стоял напротив нашего магазина и внимательно наблюдал за Бекки. Я еще подумала тогда, что даже посторонние люди любуются такой прелестной невестой. Да, да, именно так я тогда и подумала.

Я воодушевилась и попросила ее описать этого человека.

— Я не очень хорошо рассмотрела его, — промолвила Мэрианн Перкинс. — На первый взгляд ему было лет сорок или чуть меньше. И у него была борода.

Я едва не подскочила на стуле. Борода! Теперь уже не осталось сомнений, что это был убийца. Значит, Клэр права, обратив внимание на один-единственный волосок из его бороды. А из этого следует, что своих жертв он выбирал именно в этом бутике.

— Миссис Перкинс, — решительно потребовала я, — как может посторонний человек узнать о подробностях предстоящей свадьбы? Я имею в виду конкретную дату, место свадьбы и место проведения медового месяца?

— Не знаю, — задумалась она. — Подобная информация не подлежит разглашению. Собственно говоря, она нам и не нужна. Мы просим невесту сообщить нам только то, что помогает нам наилучшим образом выполнить заказ, не более того. Обычно это касается последнего срока, к которому должно быть готово свадебное платье. Все остальное нас мало интересует. Кроме того, нам нужна информация о личных пристрастиях невесты, чтобы понять, какое именно платье ей подходит больше всего.

— А кто имеет доступ к такой информации? — продолжала допытываться я.

Она покачала головой.

— Только мы, то есть я и мои ассистенты. Вы же знаете, у нас маленький бутик. Правда, иногда мы делимся впечатлениями с нашими соседями — персоналом магазинов «Подарки» и «Китайский фарфор».

Я почувствовала, что впервые так близко подошла к разгадке этой страшной тайны. От волнения у меня даже мурашки по телу пошли.

— Мне нужны копии всех документов, которые имеют хоть какое-то отношение к погибшим женщинам. Кроме того, мне потребуются сведения обо всех клиентах, с которыми вы работаете в данный момент.

Я была абсолютно уверена, что убийца находится где-то рядом, и кто знает, не явится ли он сюда снова за своей очередной жертвой. А эта жертва вполне может оказаться в списке нынешних клиентов.

Миссис Перкинс вдруг вытаращила на меня свои огромные глаза и даже привстала от неожиданности.

— Знаете, инспектор, думаю, есть еще кое-что, о чем вы должны знать.

— Что? — напряглась я всем телом.

— После очередной инвентаризации, которая была у нас примерно месяц назад, мы обнаружили пропажу папки, где хранилась вся информация о наших клиентах.

Глава 47

Вернувшись на работу, я сразу же позвонила Клэр и Синди и кратко сообщила им о своем визите в бутик. После этого я нашла Криса Роли, и мы договорились, что немедленно отправим туда симпатичную сотрудницу из отдела сексуальных преступлений. Кроме того, я предложила послать к миссис Перкинс нашего художника чтобы тот с ее слов составил как можно более полный портрет предполагаемого убийцы.

Крис тоже поделился со мной новостью, от которой у меня даже лицо перекосилось от злости. Оказалось, что рот и Мерсер отправили наше дело агентам ФБР. Услышав это, я почувствовала приступ тошноты, побежала в туалет, заперла за собой дверь и устало прислонилась спиной к холодному кафелю. «Черт бы их побрал, этих пройдох из ФБР! А заодно с ними Рота и Мерсера!»

Я посмотрела на свое отражение в зеркале. Щеки покрылись нездоровым румянцем, а кожа горела. Только ФБР здесь недоставало! Это же мое дело. Оно значит для меня больше, чем любое другое. В ногах появилась какая-то странная слабость. Неужели болезнь берет свое и свалит меня в самый ответственный момент? Нет, только не это, не сейчас. Кстати, сегодня вечером у меня очередная процедура. Не забыть бы.

Господи, как это ужасно! Как раз в тот момент, когда наметились первые положительные сдвиги, вдруг появятся эти кретины в черных костюмах и с высокомерными физиономиями. Я снова посмотрела на себя в зеркало. Лицо стало мертвенно-бледным, а глаза даже потемнели от злости и досады. Ничего, как-нибудь прорвемся. Я всегда выигрывала в подобных ситуациях. Главное сейчас — не упасть без сил в самый разгар расследования.

Я плеснула в лицо горсть холодной воды, вытерлась, сделала несколько глубоких вдохов и вернулась на рабочее место. К моему удивлению, Роли ждал меня у стола.

— Ну что ж, теперь вы можете торжествовать победу, — съязвила я, даже не посмотрев в его сторону.

— Я не знал об этом, — тоном оправдания произнес он. — А как только узнал, сразу же пошел к вам.

— Да, да, — кивнула я, понимая, что зря набросилась на него.

Роли обошел вокруг моего стола и присел на край, пристально наблюдая за мной.

— Что-нибудь случилось? — спросил он. — Линдси, что с вами происходит?

Я посмотрела на него, но ничего не ответила. Откуда Роли все знает? Может быть, он действительно неплохой сыщик? Внезапно мне захотелось рассказать ему о своей болезни, поделиться с ним самыми сокровенными мыслями и вообще излить душу. Но Роли вдруг совершил совершенно неожиданный поступок, от которого у меня челюсть отвисла. Он взял меня за руки, поднял со стула и крепко прижал к себе. Я даже опомниться не успела, не говоря уже о каком-то сопротивлении. Ничего сексуального в таком объятии не было, но я почувствовала такой прилив страсти, что даже в глазах потемнело.

Роли держал меня в своих объятиях ровно столько, сколько мне хватило времени прийти в себя. И все это в отделе, на глазах десятка изумленных сотрудников. Я не знала, что делать, но мне определенно не хотелось уходить от него.

— Я напишу докладную о вашем непристойном поведении, — едва слышно пробормотала я ему в плечо.

Он даже не пошевелился.

— Хочешь, я дам тебе ручку?

Медленно и крайне неохотно я отодвинулась от него и пристально посмотрела в глаза.

— Спасибо за поддержку.

— Пустяки, — улыбнулся он. — Просто мне показалось, что ты сейчас не в своей тарелке. Рабочий день почти закончился. Может, поговорим за чашкой кофе? Я не напрашиваюсь на свидание, Линдси, просто выпьем по чашке кофе.

Я посмотрела на часы и с ужасом обнаружила, что уже почти пять. Мне нужно срочно бежать в лабораторию.

— Сейчас не могу, Крис, — сказала я с нескрываемым сожалением и таким тоном, в котором содержался намек на следующий раз. — У меня сейчас срочные дела.

Глава 48

Симпатичная, вежливая и постоянно улыбающаяся женщина в отеле, ведающая бронированием номеров, добродушно кивнула, приглашая очередного клиента.

— Добро пожаловать в «Лейкфрант-Хилтон», сэр.

Филлип Кампбелл подошел к ее столу и натренированным взглядом прочитал ее имя — Кейлин. Миловидная, с огромной копной волос и сверкающими задорными глазами. Растянув рот в улыбке, он протянул ей квитанцию на подтверждение брони.

— Вы первый раз у нас, мистер Кампбелл? — поинтересовалась она.

Он едва заметно кивнул, подтверждая ее догадку. Пока женщина оформляла документы, он внимательно следил за каждым ее движением и задумчиво поглаживал свою рыжую бороду. Причем делал это нарочито торжественно, чтобы она надолго запомнила черты его лица и в особенности жесткую, коротко подстриженную бороду. А потом, когда сюда заявятся обеспокоенные агенты ФБР и начнут расспрашивать ее о подозрительных клиентах, она непременно вспомнит его — во всяком случае, самые важные черты. Точно такую же операцию он проделал в том самом бутике, который продавал невестам свадебные платья. Все эти женщины настолько наивные и непосредственные, что было бы глупо не воспользоваться их способностью запоминать все необычное, неординарное.

— Вы приехали к нам посетить музеи? — между делом поинтересовалась Кейлин.

— Нет, на свадьбу Воскул, — откровенно признался он.

— Да, сейчас почти все наши гости прибывают на свадьбу, — подтвердила она с неизменной улыбкой на губах.

Филлип внимательно посмотрел на ее пальцы, которые ловко бегали по клавиатуре компьютера. Они были длинные, с такими же длинными ногтями, выкрашенными в абрикосовый цвет.

— Я дам вам прекрасный номер с живописным видом на залив, — проворковала Кейлин, протягивая ему ключи. — Желаю хорошо повеселиться на свадебном вечере. Надеюсь, вам у нас понравится.

— Не сомневаюсь в этом, — таким же вежливым тоном ответил Кампбелл, а потом как-то странно посмотрел на нее и на мгновение замер. — Кстати, о свадьбе, — промолвил он после небольшой паузы. — Мне очень понравилось ваше кольцо.

Поднявшись в свой номер, Кампбелл раздвинул шторы и убедился, что Кейлин его не обманула. Перед ним открылся действительно прекрасный вид на окрестности Кливленда, штат Огайо.

Глава 49

Я видела его, этого подонка с рыжей бородой. Что он здесь делает? Почему затесался в огромную толпу на рыночной площади и пробирается к магазину? Кровь застыла в моих жилах. Он был в голубой рубашке с расстегнутым воротом и бежевом пиджаке и напоминал профессора. В другое время я прошла бы милю, не обратив на чего никакого внимания. Все в нем было привычно, традиционно, за исключением единственной детали — рыжей бороды.

Его голова то и дело мелькала из толпы, а я спешила за ним и никак не могла сократить расстояние.

— Полиция! — закричала я во всю глотку, безуспешно пытаясь нагнать его.

Толпа в панике бросилась в разные стороны, а мне в этот момент показалось, что я навсегда потеряю его. Я не знала его имени, но хорошо знала имена его жертв — Мелани Брандт и Ребекка Диджордж.

Внезапно он остановился, посмотрел на меня, а потом повернулся и направился в мою сторону. Его лицо сияло от удовольствия и чем-то напоминало знаменитые святые лики древних русских икон. На мгновение наши взгляды встретились. И от этого меня всю передернуло. Я поняла, что он знает обо мне все, что ему нужно. А самое главное, он знал, что я преследую его.

А потом, к моему ужасу, он мгновенно исчез, растворившись в плотной толпе обезумевших от страха людей. Холодный пот покрыл все мое тело. Не теряя ни секунды, я вынула пистолет и навела его в ту сторону, где он только что стоял.

— Стой! — закричала я. — Стой, или буду стрелять!

Но толпа была неуправляема. Люди бросались мне под ноги, мешали продвигаться вперед, и я вдруг с ужасом поняла, что вот-вот потеряю его. Тогда я подняла пистолет, прицелилась в его рыжую бороду, но он вдруг остановился, повернулся ко мне и хитро ухмыльнулся. И не только он. Толпа тоже повернулась ко мне, и на меня уставились тысячи пар невинных глаз. Я отступила и опустила ствол пистолета. Я не могла выстрелить, так как все эти люди были рыжебородыми.

И все это мне померещилось в тот момент, когда я сидела на кухне и тупо уставилась в почти пустой стакан, на дне которого виднелись остатки «Шардоне». А возле ног вертелась Марта, требуя внимания. На плите громко булькала кипящая в кастрюле вода, в которой я собиралась приготовить свои любимые сосиски, а в комнате изо всех сил надрывался записанный на компакт-диск Тори Эймос.

Только сейчас я осознала, что произошло. Чуть меньше часа назад у меня взяли из вены большое количество крови, и вот сейчас организм таким странным образом отреагировал на ее нехватку. Именно поэтому в голове звучал какой-то странный метроном, мерно отбивающий тяжелые ритмы пульсирующей крови. Господи, как мне хотелось в этот момент вернуться к прежнему, нормальному образу жизни и не думать о своих болезнях! Я мечтала видеть рядом переполненного сарказмом Джейкоби, занудного до невозможности Рота, бегать по утрам к своей любимой вершине, а больше всего хотелось слышать в своей квартире детские голоса. Правда, я не собиралась снова выходить замуж, но ведь все эти проблемы можно решить и по-другому.

Мои грустные мысли были неожиданно прерваны настойчивым звонком из парадного входа. Кого там еще черти несут?

— Кто это? — недовольно крикнула я в трубку.

— Мне показалось, — послышался в трубке приятный голос Криса Роли, — что ты хочешь немного прогуляться.

Глава 50

— Что ты здесь делаешь? — удивленно спросила я.

Конечно, мне было приятно, что Крис так неожиданно решил навестить меня, но я не готовилась к приему гостей. Волосы были взлохмачены, а на теле болталась огромных размеров тенниска, в которой я обычно сплю. В квартире невообразимый беспорядок, а настроение такое, что хочется упасть на диван и больше никогда не подниматься. После вечерней процедуры по переливанию крови я была похожа на выжатый лимон и не хотела предстать перед Крисом в таком виде.

— Я могу войти? — деликатно напомнил он о своем существовании.

— Ты по делу или просто так? — спросила я, чувствуя всю глупость своего вопроса. — Надеюсь, нам не придется сейчас ехать в какой-нибудь город, где снова пропали молодожены?

— Нет, нет, — засмеялся он. — Во всяком случае, не сегодня вечером. На этот раз я решил просто навестить тебя.

Я, конечно, так ничего и не поняла, но все же открыла ему дверь, а сама опрометью бросилась в спальню, подобрала с пола подушки, убрала нижнее белье, а потом прибежала на кухню и выключила кастрюлю с кипящей водой, в которой собиралась варить сосиски и макароны. После этого я заскочила в ванную, пару раз провела помадой по губам, слегка поправила волосы, придав им вид небрежной домашней прически, и хотела переодеться, но прозвучал дверной звонок.

Роли был в светлой рубашке с расстегнутым воротом и свободного покроя брюках защитного цвета. В руках он держал бутылку вина.

— Надеюсь, ты не выгонишь меня за то, что пришел без приглашения? — спросил он извиняющимся тоном.

— Из этой квартиры еще никого никогда не выгоняли, — ответила я, широко распахивая дверь. — Входи. Откровенно говоря, — добавила я, чтобы развеять всякие недоразумения, — совершенно не понимаю, что ты здесь делаешь.

Крис весело рассмеялся.

— Ничего особенного, просто был в этих краях и решил зайти, вот и все.

— В этих краях? — удивленно хмыкнула я. — Странно. Если не ошибаюсь, ты живешь на другой стороне залива.

Крис кивнул, даже не пытаясь отрицать очевидный факт.

— Плачу откровенностью за откровенность. Просто хотел удостовериться, что с тобой все в порядке. Когда я увидел тебя на работе, мне показалось, что с тобой происходит нечто странное.

— Очень мило с твоей стороны. — Я пристально посмотрела ему в глаза и убедилась, что он не шутит.

— Итак, как ты себя чувствуешь? — спросил Крис Роли нарочито небрежно.

— Все нормально, — отмахнулась я. — На работе меня достали все эти проблемы с начальником и агентами ФБР, но сейчас все позади.

— Я рад за тебя, — промолвил Крис, неловко переминаясь с ноги на ногу. — Во всяком случае, голос у тебя по-прежнему бодрый.

— Да, я тут немного подумала, собралась с мыслями и пришла к выводу, что не стоит волноваться из-за каких-то пустяков. — Я замолчала, лихорадочно соображая, что еще сказать в такой обстановке. — Ты уже ужинал?

Он решительно покачал головой.

— Не беспокойся.

— Значит, ты не хочешь беспокоить меня и именно поэтому явился с бутылкой вина?

Крис покраснел, а потом расплылся в своей неотразимой улыбке.

— Если бы тебя не было дома, я зашел бы в кафе на улице Бреннана и выпил бы вино. Я часто захожу в это заведение.

Я улыбнулась, развела руками и отступила, приглашая его войти. Крис сделал несколько шагов, остановился и огляделся по сторонам. Ничто в моей квартире не впечатляло его больше, чем чудесный вид на залив. Он протянул мне бутылку, а сам подошел к стеклянной двери террасы и стал смотреть вдаль.

— В баре уже есть початая бутылка такого же вина, — сказала я, направляясь на кухню. — Налей себе стакан, а я тем временем приготовлю что-нибудь поесть. — С этими словами я поспешила на кухню, пододвинула еще один стул, добавила свежих макарон и сосисок и вообще навела там небольшой порядок.

— Спортивная куртка игрока номер двадцать четыре команды «Гигант»? — донесся до меня его голос из гостиной. — Она действительно настоящая?

— Да! — крикнула я из кухни. — Это отец подарил, когда мне исполнилось десять лет. Он хотел сына, а родилась дочь. Вот он и подарил мне эту куртку. Я храню ее все эти годы и ни за что не расстанусь с ней.

Крис вошел в кухню, сел на стул и налил себе стакан вина.

— Ты всегда себе так готовишь?

— Да, по старой привычке, — ответила я, поворачиваясь к нему. — Моя мать много работала и возвращалась домой очень поздно. А у меня еще была сестра, на шесть лет моложе. С тех пор я почти всегда сама готовлю ужин, хотя не скажу, что делаю это с удовольствием.

— А где же был твой отец?

— Он оставил нас, — тихо промолвила я, подмешивая в салат горчицу, виноградный сок и кусочки лимона, — когда мне было тринадцать лет.

— Значит, тебя воспитывала только мать?

— Да, хотя у меня часто возникало ощущение, что я сама себя воспитывала.

— Пока не вышла замуж?

— Да, а потом стала воспитывать мужа. — Я улыбнулась, надеясь, что Крис правильно меня поймет. — Ты задаешь слишком много вопросов.

— Детективы всегда задают слишком много вопросов, разве не так?

— Да, конечно, настоящие детективы именно так и поступают.

Роли обиженно поджал губы, но проигнорировал мое едкое замечание.

— Линдси, я могу тебе чем-нибудь помочь?

— Натри сыр, — ответила я, стараясь обратить все в шутку и пододвигая к Крису кусок пармезана и терку.

Некоторое время мы сидели молча, занятые своими делами. Я следила за макаронами, Крис старательно перетирал сыр, а Марта терлась о его ногу и добродушно виляла хвостом, когда он поглаживал ее.

— Линдси, — первым заговорил Крис, — сегодня после обеда ты выглядела странной. Что случилось? Ведь обычно ты очень спокойно реагируешь на всякую чушь, которую несет наш босс. У меня сложилось впечатление, что с тобой что-то произошло.

— Нет, все нормально, — солгала я. — Во всяком случае, сейчас. Впрочем, это не имеет отношения к делу.

Я внимательно посмотрела на гостя. Крис был моим напарником, но не только. Он был человеком, которому я могла полностью доверять. Давно уже у меня не складывались такие отношения с людьми, тем более противоположного пола. Для заполнения паузы я поставила компакт-диск с Тори Эймосом.

— Ты любишь танцевать? — неожиданно спросил Крис.

— Примерно так же, как и готовить, — пошутила я.

— Значит, ты хорошо танцуешь, — вполне серьезно сказал он, потирая подбородок.

— Ты сначала попробуй, что я приготовила, а потом будешь говорить.

Крис огляделся вокруг.

— И все-таки я думаю, что ты хорошо танцуешь, — настаивал он, намекая на желание испытать меня в танце. Музыка была мягкой, приятной и очень мелодичной. Через минуту я была уже готова принять его приглашение.

Крис почувствовал это и, взяв за руку, повел в гостиную. Я хотела вырваться и оттолкнуть его, но внутренний голос подсказал, что это будет глупо и по-детски наивно. Да и почему бы не потанцевать с человеком, которому полностью доверяешь?

Несколько мгновений мы стояли на месте, лишь слегка покачиваясь в такт музыке, потом я неожиданно для себя положила голову Крису на плечо и позабыла обо всем на свете.

— Крис, мы же не на свидании, — едва слышно пробормотала я, чувствуя, что все теснее прижимаюсь к нему. Как приятно ощущать себя в руках надежного и преданного друга!

— Да, — шепнул мне на ухо Крис, — я очень рад, что ты оказалась дома.

— Я тоже.

После этого он прижал меня еще крепче. Я напряглась всем телом, а по спине пробежал давно уже забытый холодок. Я хорошо знала, что это означает, и радовалась, что наконец испытала это чувство после стольких лет.

— У тебя есть то, что мне так нравится в мужчинах, — призналась я.

— Что именно? — не понял тот.

— Мягкие руки.

Глава 51

Кати и Джеймс Воскул старательно исполняли свой первый свадебный танец. Причем танцевали ламбаду, что противоречило общепринятом традициям. Громкие ритмы зажигательной музыки заполняли весь огромный и ярко освещенный танцевальной зал в Кливленде.

— А теперь рок-н-ролл! — громко объявил жених, приглашая гостей. — Присоединяйтесь к нам!

Вскоре весь зал заполнился шумной молодежью в ярких одеждах в стиле шестидесятых годов. Молодожены специально устроили этот ретромаскарад, чтобы придать свадебному торжеству некий налет оригинальности. И сами переоделись по такому случаю, чтобы не выделяться на фоне остальных гостей и с легкостью выделывать сложные фигуры этого зажигательного танца.

«Это может разрушить все мои планы», — подумал Фил-лип Кампбелл, с недовольным видом наблюдая за невестой. Он хотел видеть ее в белом свадебном платье, а не в какой-то старомодной хламиде. Да и ее торчащие во все стороны рыжие волосы не добавляли ей элегантности, в особенности на фоне идиотских очков, напоминающих по форме кошачьи глаза. «На этот раз, Кэти, ты зашла слишком далеко».

Филлип оглядел присутствующих. В зале было не менее сорока столов, и на каждом находился какой-нибудь символ прошедшей эпохи рок-н-ролла. А со стеклянного потолка свисал огромный флаг с надписью «Джеймс и Кати».

Музыка закончилась та же неожиданно, как и началась. Десятки потных и взъерошенных гостей стали рассаживаться за столики, с трудом переводя дыхание. Невеста подошла к пожилой паре в нарядных костюмах и крепко обняла их. Филлип догадался, что это ее родители, и все это время не спускал глаз с невесты. Она была прекрасна даже в таком необычном наряде, а в свадебном платье выглядела просто великолепно.

В этот момент к ней подошел жених и шепнул что-то на ухо. Кати смущенно улыбнулась в ответ и даже слегка покраснела. Потом жених ушел, а она сделала жест, который означал только одно: «Я сейчас приду, дорогой».

Джеймс тем временем немного поболтал с друзьями, а затем направился к выходу из зала. У двери он снова посмотрел на невесту, и та приветливо помахала ему рукой.

Кампбелл решил последовать за ним, но предпочел держаться на безопасном расстоянии. Джеймс прошел по длинному, хорошо освещенному коридору, обернулся, а затем открыл дверь и вошел в туалет. Филлип быстро зашагал в том же направлении, вошел в туалет и, нащупав в кармане пистолет, взвел курок. В этот момент он уже не контролировал свои поступки. В голове навязчиво стучала единственная мысль — найти жениха и сделать свое дело.

В туалете не было ни души. Осторожно продвигаясь вперед, Кампбелл остановился у одной кабинки и втянул носом странный запах: марихуана.

— Это ты, дорогая? — послышался из кабинки возбужденный голос жениха.

Кампбелл напрягся и пробормотал что-то невнятное, стараясь, чтобы голос звучал как женский.

— Давай живее, — поторопил Джеймс, — а то останешься ни с чем.

Филлип Кампбелл решительно распахнул дверь кабинки. Джеймс вытаращил на него глаза и даже забыл вынуть сигарету изо рта.

— Эй, парень, чего тебе надо, черт возьми?

— Я один из тех, кто убивает таких мерзких червей как ты, — с брезгливой миной прорычал Кампбелл и выстрелил ему в голову.

Джеймс на мгновение застыл, а потом рухнул на унитаз, несколько раз дернулся в предсмертной судороге и затих. Эхо выстрела громко разнеслось по пустому помещению туалета, в нос ударил резкий запах порохового дыма.

Филлип почувствовал странное облегчение, от волнения не осталось и следа. Он приподнял бездыханное тело жениха, прислонил его к стене и стал дожидаться невесту. Через минуту в туалете зазвучала музыка, доносившаяся из зала. Невеста не заставила себя долго ждать.

— Ты где, Джимми? — спросила она, приближаясь к кабинке. — Боже мой, ты там куришь солому, что ли?

Кати захихикала и, подойдя к зеркалу, открыла кран с водой. Кампбелл наблюдал за ней сквозь узкую щель в кабинке. Она внимательно посмотрела на свое отражение в зеркале, потом вынула из сумочки расческу и стала приводить в порядок растрепавшиеся волосы. Кампбелл закрыл глаза и живо представил, что обнаружат здесь полицейские. Ему потребовалось немало усилий, чтобы взять себя в руки и не выскочить к ней из кабинки. Нет, надо подождать, когда она зайдет к нему.

— Джимми, не увлекайся, — предупредила его невеста. — Оставь мне пару затяжек.

Бросив на себя последний взгляд, она танцующей походкой направилась к кабинке. А когда открыла дверь, Кампбелл наконец-то увидел тот взгляд, ради которого и пришел на это торжество. Мгновение Кати оторопело смотрела на застывшее лицо мужа, на стекающую из его рта струйку крови и только после этого взглянула на знакомое лицо с рыжей бородой. Это удивление, смешанное с ужасом и страхом, так и осталось на ее лице.

— В белом платье ты мне нравилась больше, Кати. Это была последняя фраза, которую она услышала. В следующую секунду прогремел выстрел, и на лбу женщины образовалась красная точка, из которой брызнула кровь.

Глава 52

В понедельник утром я сидела за столом и обдумывала свой первый опыт близкого общения с Крисом Роли. Этот вечер доставил мне множество приятных минут, и даже приготовленный на скорую руку ужин не испортил хорошего настроения.

— Линдси, — раздался за спиной голос инспектора Пола Чина, — в комнате для допросов сидит женщина, с которой, как мне кажется, тебе следует поговорить.

С тех пор как мы разослали фоторобот предполагаемого убийцы, в полицию стали звонить люди, которым казалось, что они видели или знают этого человека. Конечно, большинство сообщений не выдерживало никакой критики, а Пол Чин как раз и занимался сортировкой всех этих сообщений.

— Еще одна сумасшедшая старушка, страдающая манией преследования? — усмехнулась я, не испытывая никакого желания выслушивать очередной бред.

— Нет, на этот раз, думаю, что-то серьезное, — ответил Пол. — Она присутствовала на первой свадьбе.

Я вскочила из-за стола и последовала за ним. На пороге отдела я столкнулась с Роли, который в одной руке держал чашку кофе, а в другой — свежую газету. Я остановилась перед ним и вновь подумала, что мы чудесно провели вечер. Я даже о своей болезни забыла в тот момент.

Только одно меня смущало весь тот вечер — странное чувство щемящей боли и тревожного ожидания. Я знала, что это означает, и опасалась, что наши отношения зайдут слишком далеко. Эх, если бы мы встретились немного раньше, лет хотя бы на пять!

— Линдси, привет! Как дела? — приветливо поздоровался Крис, глядя мне в глаза.

— Все нормально, — ответила я. — Вот хочу поговорить с женщиной, которая была на первой свадьбе. — Я схватила его за руку. — Ты пойдешь со мной? Пол Чин утверждает, что она видела убийцу.

Не дожидаясь ответа, я помчалась вниз по лестнице, а Крис, швырнув на стол газету и допив кофе, последовал за мной.

В комнате для допросов я увидела весьма привлекательную и со вкусом одетую женщину лет пятидесяти. Пол Чин представил ее как Лори Бернбаум. Она нервно ерзала на стуле и все время поправляла рукой волосы.

— Миссис Бернбаум, — обратился к ней Пол, усаживаясь на соседний стул, — расскажите, пожалуйста, инспектору все то, о чем вы только что говорили мне.

Женщина была чем-то напугана и долго собиралась с мыслями.

— Я вспомнила его лишь потому, что у него была борода, — неуверенно начала она. — То есть о бороде я вспомнила только сейчас, когда увидела его фоторобот в газете.

— Вы были на свадьбе четы Брандт? — уточнила я, желая дать посетительнице возможность успокоиться.

— Да, я была приглашена семьей невесты, — быстро проговорила она. — Дело в том, что мой муж работает в университете вместе с мистером Уэйлом. — Она сделала паузу и отхлебнула немного кофе. — Я видела его только один раз, но и этого было достаточно. У меня даже мурашки по коже пошли от его взгляда.

Пол Чин незаметно нажал кнопку портативного магнитофона.

— Продолжайте, пожалуйста, — сказала я, с трудом преодолевая волнение — ведь я снова напала на след этого подонка с рыжей бородой.

— Так вот, я стояла рядом с ним и неплохо рассмотрела его внешность. У него была отвратительная рыжая борода с проседью, как у козла. Примерно такая, какую обычно носят в Лос-Анджелесе. Он выглядел немолодо, хотя, как мне показалось, ему не больше пятидесяти лет. Но дело даже не в этом. В его облике было что-то странное, необычное. Я говорю не совсем понятно?

— Вы беседовали с ним? — спросила я, стараясь поощрить ее откровенность.

— В этот момент я только что вошла в зал после танца и сразу же наткнулась на него. — Она задумалась, припоминая детали этой встречи. — Да, я что-то сказала ему. Не помню точно, но что-то вроде «приятная свадьба, не правда ли?» Потом, кажется, спросила, кто его пригласил, жених или невеста. А он смотрел на невесту как-то странно, потом повернулся ко мне. Я даже попятилась от страха и подумала, что скорее всего он один из тех жутких и безжалостных банкиров, приглашенных мистером Брандтом.

— А что он вам сказал? — допытывалась я.

Миссис Бернбаум потерла рукой лоб, припоминая подробности той сцены.

— Он сказал каким-то неприятным голосом, что молодоженам повезло.

— Повезло? — переспросила я. — Кому именно?

— Обоим, Мелани и Дэвиду. Он так и сказал: «Им очень повезло, не правда ли?» Они действительно производили впечатление вполне счастливой пары. — Она подняла голову и посмотрела на меня с легким смущением. — Да, еще он назвал их… кажется, избранными.

— Избранными?

— Да, он посмотрел на них, а потом произнес: «Им повезло… можно даже сказать, что они избранные».

— Вы говорили, что у него козлиная борода?

— Да, и в этом было что-то странное. Эта рыжая борода делала его гораздо старше своих лет, но все остальное подсказывало, что он не такой уж и старый.

— Все остальное? — насторожилась я. — Что вы имеете в виду?

— Его лицо, голос и все такое прочее. Я понимаю, что это звучит несколько странно, но у меня сложилось именно такое впечатление. Правда, я видела его только несколько минут.

В конце концов мы выжали из нее все, что могли: рост, вес, цвет волос, одежду. Самое важное заключалось в том, что женщина подтвердила все наши прежние сведения. Убийца действительно был с короткой рыжей бородой, одетый в темный смокинг. Вероятно, тот самый, который он оставил в «Мандариновом номере» после убийства.

Эти совпадения взволновали меня больше всего. Я уже не сомневалась в правдивости показаний миссис Бернбаум.

— Вы можете что-либо добавить? — обратилась я к ней с последним вопросом. — Нечто такое, что бросилось вам в глаза? Например, в его внешности или манере поведения?

Она покачала головой.

— Все произошло так быстро… Я вспомнила об этом, только когда увидела фоторобот в газете «Кроникл».

Я посмотрела на Чина, намекая, что нужно пригласить художника и дополнить новые детали к описанию преступника. Потом я поблагодарила свидетельницу и поспешила в отдел, обдумывая попутно свои дальнейшие действия. Прежде всего надо сверить данные показания с показаниями Мэрианн Перкинс.

С этого момента расследование вступило в новую фазу. Мы шаг за шагом приближались к разгадке нашумевших убийств, хотя до завершения следствия было еще далеко.

Резко прозвучавший на моем столе телефон заставил меня вздрогнуть.

— Да, это Боксер, — ответила я, все еще просматривая длинный список клиентов свадебного бутика.

— Меня зовут Макбрайд, — прозвучал в трубке глубокий мужской голос. — Я детектив отдела убийств полицейского департамента Кливленда.

Глава 53

— У меня тут произошло убийство, — взволнованно продолжал Макбрайд. — Оно по многим признакам напоминает те, которыми вы сейчас занимаетесь. Застрелены молодожены, причем пули в обоих случаях попали между глаз.

Он быстро, но достаточно подробно описал все обстоятельства убийства Кати и Джеймса Воскул, тела которых были обнаружены в туалете знаменитого танцевального зала в Кливленде. На это раз преступник даже не дождался окончания свадебного торжества.

— Какое оружие использовал убийца в последнем случае? — спросил Макбрайд, закончив рассказ.

— Девятимиллиметровый револьвер, — ответила я.

— Здесь то же самое.

Я внимательно слушала полицейского, а сама никак не могла понять, почему эти трагические события перемостились в штат Огайо. Только мы приблизились к разгадке действий Рыжей Бороды, как он снова спутал все наши карты. Неужели он знает о ходе нашего расследования? Если да, то как? А может быть, это простое совпадение? Такое случается довольно часто. Среди сумасшедших немало тех, которые тщательно копируют серийные убийства. Впрочем, все нужно выяснить на месте.

— Вы сфотографировали место преступления? — спросила я после долгих раздумий.

Макбрайд снисходительно хмыкнул.

— Да, разумеется. Снимки сейчас передо мной. Ужасное преступление, должен вам сказать. Причем с несомненным сексуальным подтекстом.

— Послушайте, Макбрайд, — не выдержала я, — вы не могли бы описать мне их руки?

— Конечно, но не понимаю, почему именно руки.

— Что было у них на пальцах? — продолжала допытываться я, не обращая внимания на его вопросы.

В трубке послышался шелест от перелистываемых фотографий.

— Вы имеете в виду обручальные кольца? — догадался полицейский.

— Да, детектив, именно их.

Пока он рассматривал фотографии, я молилась, чтобы это был не наш парень. Кливленд… только этого нам недоставало. Почему он оказался там? Неужели Рыжая Борода будет странствовать по стране, оставляя везде трупы несчастных молодоженов?

— У них нет обручальных колец, — наконец подтвердил мои худшие предположения детектив Макбрайд.

Значит, этот подонок действительно покинул свой штат, оказался на расстоянии почти двух тысяч миль и снова убил молодую супружескую пару. На этот раз в Огайо. Черт возьми, когда же все это кончится?

— Макбрайд, — с нескрываемым разочарованием проворчала я, — вы сказали, что это убийство имеет несомненную сексуальную подоплеку?

Тот долго молчал, а потом ответил:

— Да, но это только предположение. Дело в том, инспектор, что жениха нашли на унитазе и со спущенными брюками, а невеста сидела у него на коленях, и ее голова находилась у него между ног. Правда, мы установили, что ее застрелили в тот момент, когда она вошла в кабинку, но что произошло потом, можно только догадываться.

Я напряженно думала, пытаясь представить картину преступления. Этот мерзавец весьма изобретателен и изощряется как может.

— Знаете, инспектор, — продолжил после долгой паузы Макбрайд, — она находилась в той позе, которую обычно принимают, чтобы… — Он замялся, не находя нужных слов. — Ну, в общем, вы меня понимаете. Есть несколько вопросов, которые вам хотели бы задать наши следователи.

— Завтра у них будет такая возможность, — решительно заявила я. — Я приеду к вам.

Глава 54

На следующее утро ровно в половине седьмого мы с Роли вылетели в Кливленд. Макбрайд встретил нас в аэропорту и произвел на меня совершенно неожиданное впечатление. Я представляла его толстым коренастым ирландцем-католиком средних лет, а он оказался высоким, стройным мужчиной лет тридцати восьми, к тому же черным.

— А вы намного моложе, чем я предполагал, — поделился он аналогичными догадками и добродушно улыбнулся.

— А вы оказались далеко не ирландцем, — ответила я улыбкой на улыбку.

По пути в город мы забрасывали его вопросами относительно всех подробностей убийства, пытаясь хорошо подготовиться к осмотру места преступления.

— Жених родом из Сиэтла, — вводил нас Макбрайд в курс дела. — Имел отношение к музыкальному бизнесу и работал со многими популярными рок-группами в качестве продюсера. Кроме того, он занимался изучением рынка шоу-бизнеса и устраивал концерты известных музыкантов.

Он сделал паузу и посмотрел в окно.

— А невеста родилась и выросла в Огайо. Умная, симпатичная, рыжеволосая, носила очки. Ее отец работает адвокатом в одной из юридических контор. — Он достал из «бардачка» конверт и небрежно швырнул на заднее сиденье.

Я открыла конверт и вынула несколько черно-белых фотографий размером восемь на одиннадцать, которые напомнили мне времена моего детства. Мужчина сидел на унитазе с выражением крайнего удивления на лице. Верхняя часть головы была снесена выстрелом. Невеста сидела у него на коленях, уткнувшись головой в его промежность. Оба были залиты кровью и производили жуткое впечатление.

Сложив фотографии, я передала их Роли, а сама уставилась в окно. Пока все события разворачивались в северной Калифорнии, мне казалось, что рано или поздно мы его поймаем, а сейчас, когда он добрался до Огайо, такой уверенности у меня уже не было. Убийца расширил географию преступлений, и это неизбежно внесет дополнительную путаницу в ход расследования.

Мы еще долго терзали Макбрайда вопросами о том, почему молодожены оказались в мужском туалете, как охраняется здание и так далее. И каждый раз я все больше убеждалась в том, что это именно тот человек, за которым мы охотились. Непонятно было только одно — почему он выбрал этот штат.

Въехав в город, машина свернула с главного шоссе, миновала бульвар Лэйк, а потом остановилась возле высокого здания, расположенного в центре Кливленда.

— Вот мы и приехали, — объявил Макбрайд, выходя из машины.

Я огляделась по сторонам и поняла, что здание танцевального зала было жемчужиной местной архитектуры на фоне старых и довольно обшарпанных домов городского центра. Вероятно, убийца специально выбрал именно это здание для своего очередного преступления. Он был эстетом и искал для своих злодеяний самые известные места. Где же он сейчас? Вернулся в Сан-Франциско? Или сидит у окна расположенного напротив отеля и с усмешкой наблюдает за нами? Впрочем, с таким же успехом он может находиться в Чикаго, Нью-Йорке или любом другом городе страны.

Да, сейчас уже ясно, что Рыжая Борода может появиться в любом месте.

Глава 55

Уже третий раз за последние две недели мне приходилось осматривать место преступления. Макбрайд провел нас по пустому, гулко отражавшему наши шаги залу, где совсем недавно состоялась свадебная церемония, потом по длинному коридору на втором этаже и наконец подвел к туалету, уже огороженному желтой лентой полицейского оцепления.

В туалетной комнате уже не было окровавленных тел. Трупы отвезли в морг, а на месте преступления остались лишь обведенные мелом контуры да черно-белые фотографии, которые давали довольно полное представление о случившемся. После непродолжительного осмотра я сразу же восстановила трагические события. Жениха убили первым, о чем свидетельствовали пятна крови на стене за унитазом. Рыжебородый терпеливо дожидался невесту, немало удивил ее, когда она открыла дверь кабинки, выстрелил ей в лоб, а потом придал ее безжизненному телу такое положение, которое, по его замыслу, символизировало смысл убийства. Словом, маньяк снова оставил свой знак, обесчестив невесту.

— Почему молодожены оказались в мужском туалете в самый разгар свадьбы? — недоумевал Роли, рассматривая кровавые пятна на стене.

Макбрайд показал на черно-белые фотографии.

— Мы обнаружили окурок сигареты с марихуаной. Он лежал прямо у ног Джеймса. Судя по всему, жених пришел сюда немного побалдеть, а его молодая жена решила присоединиться к нему.

— И никто ничего не видел? — удивленно переспросил Роли.

Макбрайд покачал головой.

Я вновь ощутила приступ злости, уже хорошо знакомый мне по предыдущим делам. Я ненавидела преступника все больше и больше. Этот ублюдок совершенно откровенно издевался над нами. Он каждый раз оставлял нам свой тайный шифр и наглел от своей безнаказанности.

— А какая была охрана в тот вечер?

Макбрайд пожал плечами.

— Обычная. Все входы и выходы, кроме главного, были заперты и надежно охранялись. А у дверей дежурила бригада охранников. Все гости пришли точно в назначенное время и не вызывали никаких подозрений. Конечно, кто-то из охранников немного выпил, но при этом не было никаких нарушений.

— Я вижу, что здесь повсюду установлены видеокамеры, — сказал Роли. — Наверное, там остались какие-то записи.

— Я тоже надеюсь на это, — сказал Макбрайд. — А сейчас я представлю вас начальнику охраны. Надеюсь, он сообщит вам что-то важное.

Эндрю Шарп, начальник службы безопасности, был сухощавым мужчиной с усталыми глазами, квадратным подбородком и узкими, почти бесцветными губами. Он выглядел испуганным и сбивчиво объяснил нам суть дела. Было заметно, что он переживал о случившемся и не находил себе места от такого количества следователей и агентов ФБР. Через несколько минут Эндрю Шарп достал пачку сигарет и вопросительно посмотрел на Роли.

— Через восемь минут у меня встреча с исполнительным директором.

— Скажите, — решила подвести я итог разговора, — неужели ваши охранники не заметили ничего странного, необычного?

— Мадам, здесь было не меньше трехсот гостей, — резонно заметил он. — И вся эта огромная толпа собралась в относительно небольшом зале. Мои охранники, как правило, никогда не вмешиваются в торжество, а все свои силы направляют на охрану входа и недопущение подвыпивших посторонних людей.

— А как же преступник покинул это здание?

Эндрю Шарп нервно заерзал на стуле и развел руками.

— Как вошел, так и вышел — через главный вход. Кроме того, он мог уйти через заднюю веранду, которая была открыта, хотя и надежно охранялась. А оттуда уже легко попасть в летнее кафе, расположенное на берегу озера.

— Значит, никто ничего не видел и не слышал?

— Да, мадам. К тому же не забывайте, что здесь собралась не молодежная тусовка, а первоклассное общество которое не любит, когда охранники мешают ему веселиться. Наша задача заключалась преимущественно в том, чтобы не допускать подгулявших гостей в те места, которые были для них закрыты. Неужели я должен был выставить патрульные бригады по всем коридорам и туалетам? Да и что можно украсть в этих туалетах? Туалетную бумагу?

— А что осталось на ваших видеокамерах? — напомнил Роли.

Эндрю Шарп тяжело вздохнул.

— Разумеется, у нас есть все записи торжества в главном зале, на входе и даже в некоторых отдаленных местах здания. Однако никаких съемок коридора и уж тем более туалета мы не вели. Впрочем, сейчас наша полиция изучает пленки вместе с членами семей погибших молодоженов. Проблема в том, что мы не знаем, кого искать.

Я открыла сумку и вынула оттуда фоторобот предполагаемого преступника с узким подбородком, зачесанными назад волосами и рыжей бородой.

— Почему бы вам не начать с этого человека?

Глава 56

Пока Макбрайд отчитывался перед начальством, я размышляла над ситуацией и попыталась понять, почему убийца приехал именно в Кливленд. И вообще есть ли какая-то связь между этим убийством и двумя предыдущими, произошедшими в Сан-Франциско. Но прежде всего надо было побеседовать с родными и близкими погибших молодоженов. Роли поехал к родителям жениха, а я направилась в дом невесты.

Район Шейкер-Хейтс представлял собой типичный пригород большого мегаполиса, украшенный многочисленными ветвистыми деревьями и небольшими садиками перед каждым домом. Дом невесты был выстроен в колониальном стиле, напоминал старые нормандские постройки и поражал своей ухоженностью и благополучием, о чем свидетельствовали вековые дубы, огромные ветви которых почти полностью прикрывали фасад здания.

Дверь открыла старшая сестра невесты, которая представилась как Хиллари Блум. Она усадила меня в удобное кресло в гостиной, и я некоторое время рассматривала камин, книжные полки, огромный телевизор и многочисленные детские фотографии сестер.

— Кати всегда была восторженной натурой и к тому же довольно своенравной, — начала свой рассказ Хиллари. — Она любила свободу, была упрямой и именно поэтому так долго выбирала будущую профессию. Мы очень переживали, что она никак не определит свое место в жизни. В конце концов все уладилось, и Кати нашла хорошую работу рекламного агента в одной из крупных и надежных фирм в Сиэтле. Именно там она и познакомилась с Джеймсом.

В этот момент в гостиную вошли родители невесты — Хью и Кристин Когут. Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, как сильно они страдали из-за трагической гибели дочери.

— Да, Кати тщательно выбирала друзей и подруг, — подтвердила мать. — Она очень любила жизнь и всегда находилась в гуще событий.

— Кати была очень юной и совершенно неискушенной, — скорее возразил, чем подтвердил ее муж. — Может быть, мы испортили ее чрезмерной опекой и безграничной любовью. А она с детства мечтала быть самостоятельной и испытать на себе все прелести жизни.

Я еще раз посмотрела на фотографии Кати и вдруг поняла, что в ее глазах была та же страстная жажда жизни, что и у предыдущих жертв. Неужели убийца выбирает только тех, кто радуется жизни и способен ощутить все ее прелести? От этой мысли мне стало еще хуже на душе.

— Вы уже знаете, почему я приехала к вам?

Отец молча кивнул.

— Да, хотите убедиться, что это убийство имеет какую-то связь с теми ужасными преступлениями в вашем штате.

— В таком случае попрошу вас подумать и ответить мне на один вопрос: имела ли ваша дочь хоть какое-то отношение к Сан-Франциско?

Их лица мгновенно потемнели, а на глазах проступили слезы.

— Она действительно жила там некоторое время после окончания колледжа, — с трудом промолвила мать.

— Да, она поступила в Калифорнийский университет и примерно год проживала в Лос-Анджелесе, — добавил отец. — Но долго там не задержалась. Вскоре начались проблемы с учебой, а потом Кати получила хорошее место в Сан-Франциско и переехала туда. Вот там-то все и началось: пьянки, вечеринки, презентации… Мы, конечно, были страшно недовольны, но Кати считала, что это и есть настоящая жизнь.

Значит, она все-таки жила в Сан-Франциско. Немного подумав, я спросила, слышали ли они о Мелани Уэйл или Ребекке Пассено.

Они покачали головами.

— А как насчет сомнительных связей, которые вызывали у вас подозрение? — допытывалась я, прекрасно понимая, что доставляю родителям излишнюю боль. — Возможно, она была связана с каким-то человеком, который хотел отомстить ей за что-то?

— Конечно, Кати была безрассудной, поэтому могла завести подобные связи, — откровенно призналась Хиллари.

— Я тоже предупреждала ее, — добавила мать и сокрушенно покачала головой. — Но она всегда делала все по-своему.

— А она никогда не упоминала о каких-то неприятных событиях, которые случались с ней в Сан-Франциско?

Родители одновременно посмотрели на старшую дочь.

— Нет, нет, ничего такого она нам не сообщала.

— Ничего? — засомневалась я. — Никаких имен? Неужели Кати за это время ни с кем не общалась, не встречалась, не имела друзей?

— Да, я помню, что она однажды сказала, что все еще наведывается в Сан-Франциско. — Отец сделал паузу и снова взглянул на старшую дочь. — Но только по делам.

— От старых привычек трудно избавиться, — угрюмо усмехнулась Хиллари и недовольно поджала губы.

Теперь я отчетливо понимала, что у Кати действительно были тайные связи в Сан-Франциско. Нет никаких сомнений, что там у нее остался человек, которого она неплохо знала и который приехал сюда, чтобы отомстить ей за какие-то прошлые грехи.

— А кто из ваших гостей приехал из Сан-Франциско? — спросила я на всякий случай.

— Была там одна ее подружка, — задумался отец, потирая подбородок.

— Да, да, Мерилл, — вспомнила мать. — Мерилл Коул. Теперь у нее фамилия Шортли. Она остановилась в отеле «Хилтон» и, вполне возможно, еще не успела уехать.

Я вынула из сумочки фоторобот преступника и протянула им.

— Это слишком приблизительное изображение, но, может быть, вы видели на свадьбе этого человека?

Семейство Когутов посмотрело на фоторобот и решительно отвергло свое знакомство с ним.

Мне ничего не оставалось как закончить разговор, я поблагодарила их за помощь, попросила немедленно связаться со мной, если вспомнят что-либо важное, и направилась к двери. Хиллари последовала за мной.

— Да, еще одно, — сказала я, остановившись на пороге. — Вы, случайно, не знаете, где Кати заказывала свое свадебное платье? В Сан-Франциско или в каком-нибудь другом месте?

Хиллари посмотрела на меня мутным взором и покачала головой.

— Нет, она купила его в одном из магазинов Сиэтла. Ее ответ разочаровал меня, но, подумав немного, я пришла к выводу, что это именно та связь, которую я так долго искала. Первые два убийства были совершены человеком, который наблюдал за своими жертвами издалека и отыскал их по уже известной нам схеме. Он просто выследил их.

А Кати он выбрал совсем по другому принципу. Теперь уже нет никаких сомнений, что преступник хорошо знал ее по прежней жизни и долго вынашивал план этого убийства.

Глава 57

После встречи с родителями невесты я направилась в отель «Хилтон» на бульвар Лейк и застала Мерилл Шортли в тот момент, когда она собиралась в аэропорт. Это была весьма привлекательная женщина лет двадцати семи, хорошо одетая, с большой копной темных волос, затянутых в пучок на затылке.

— Мы всю ночь не спали, — сказала она, словно извиняясь за темные круги под глазами. — Конечно, я бы хотела остаться на похороны, но кто знает, когда они отдадут ее тело. А у меня дома годовалый ребенок.

— Родители Кати сообщили мне, что вы живете в Сан-Франциско.

Она присела на край кровати.

— В Лос-Альтосе. Я переехала туда пару лет назад, когда вышла замуж.

— Мерилл, — осторожно начала я, — мне нужно знать некоторые подробности пребывания Кати в Сан-Франциско. Я имею в виду ее любовные связи, размолвки, конфликты и все такое. Короче говоря, меня интересует, кто мог желать ей зла.

— Вы хотите сказать, что Кати знала этого ненормального? — спросила она без видимого удивления.

— Не исключено, но в этом деле только вы можете нам помочь. Я могу рассчитывать на вашу помощь?

Мерилл надолго задумалась.

— Кати легко и часто вступала в контакт с мужчинами, — промолвила она после продолжительной паузы. — И вообще была очень свободной в выборе партнера.

— Вы хотите сказать, что она была развратной женщиной?

— В общем, да, — неохотно согласилась Мерилл. — Кати нравилась мужчинам и не упускала случая пообщаться с ними. К тому же она была энергичной, любила кино, музыку, вела довольно раскованный образ жизни, свободный от всяческих предрассудков, разумеется. Словом, делала все то, что позволяло ей в наибольшей мере ощущать полноту жизни.

Картина стала постепенно проясняться.

— Не исключая и наркотиков?

— Я же сказала, Кати делала все, что придавало ей смысл жизни, — повторила Мерилл. — Она часто употребляла легкие наркотики, которые повышали ее жизненный тонус.

— Мерилл, а вы не могли бы вспомнить кого-нибудь из ее прежних знакомых, желающих отомстить ей? Ну например, мужчину, который был без ума от нее, а Кати изменила ему? Может быть, он ревновал, когда она уехала в другой город и вышла замуж?

Мерилл задумалась, а потом покачала головой.

— Нет, вряд ли кто-либо способен на это.

— Вы были близкими подругами?

Она кивнула, но в ее глазах промелькнула досада.

— Почему она уехала из Сан-Франциско?

— Нашла прекрасную работу, которая открывала перед ней неплохие перспективы. Ее родители были очень довольны этим обстоятельством, так как всегда упрекали дочь в нежелании заняться делом и остепениться. Послушайте, я опоздаю на самолет! — спохватилась Мерилл, нетерпеливо посмотрев на часы.

— А вдруг Кати просто убежала от кого-то или чего-то? — продолжала допытываться я, не обращая внимания на ее спешку.

— Все возможно, — уклончиво ответила она. — Вам ли не знать, что каждый человек убегает от кого-то или от чего-то. — Мерилл пожала плечами и отвернулась, демонстрируя явное нежелание продолжать разговор.

Я пристально посмотрела на нее и вдруг подумала, что в ее поведении есть нечто такое, что настораживает, какая-то холодность, недоброжелательность и откровенный цинизм. Кроме того, меня не покидало чувство, что Мерилл что-то скрывает.

— А чем вы сейчас занимаетесь, Мерилл? Удачно вышли замуж за магната из Силиконовой долины и сидите дома с ребенком?

Она недовольно поморщилась и покачала головой.

— Нет, за менеджера одного финансового фонда.

— Значит, вы не помните никого, кто мог бы желать Кати смерти? Очевидно, она боялась кого-то?

— Знаете, — украдкой посмотрела она на меня, — я вообще плохо помню те времена. И уж тем более всех ее любовников.

— Но она же была вашей лучшей подругой! — напомнила я, невольно повысив голос. — Хотите посмотреть, что он с ней сделал?

Мерилл резко вскочила, подошла к шкафу и стала небрежно швырять в сумку оставшиеся вещи. Затем она бросила взгляд на свое отражение в зеркале, обернулась и посмотрела на меня.

— Был у Кати один мужчина, с которым она долго встречалась. Он был намного старше ее и вообще какая-то большая шишка. Она однажды рассказывала мне о нем, но никаких имен не называла. Думаю, они познакомилась на работе. Если не ошибаюсь, он был женат, но никаких подробностей не знаю. К сожалению, не помню, чем все это кончилось. И кончилось ли вообще.

Я взволнованно привстала.

— Кто это был, Мерилл? Вы понимаете, что это мог быть тот самый человек, который убил вашу подругу?

Она покачала головой.

— Вы когда-нибудь видели его?

Та же реакция.

— Мерилл, — продолжала настаивать я, — вы единственный человек из ее прошлого, которого она пригласила к себе на свадьбу, и хотите сказать, что не видели его и не знаете его имени?

Она холодно усмехнулась.

— Кати всегда была очень осторожной и предпочитала не болтать лишнего. Инспектор, я ничего не знаю, честное слово. Помню только, что он был большим человеком и занимал какой-то важный пост.

— А вы часто видели Кати в последние годы?

Мерилл снова покачала головой, давая понять, что не желает продолжать разговор.

— Ее отец сказал, что она довольно часто бывала в Сан-Франциско по делам. Это так?

Мерил равнодушно пожала плечами.

— Не знаю. Мне пора, инспектор.

Я открыла сумку и вынула оттуда несколько фотографий с места преступления. На одной из них была снята окровавленная голова Кати, покоившаяся на коленях жениха.

— Мерилл, это сделал человек, которого она знала раньше. Подумайте об этом. Ведь вас могут снять с трапа самолета и доставить в камеру предварительного заключения, где вы просидите минимум пару дней. Конечно, ваш муж пришлет своего адвоката, но даже он не сумеет освободить вас в течение этого времени. А как отреагируют на это сослуживцы вашего мужа? Я абсолютно уверена, что эта информация непременно появится на страницах газеты «Кроникл».

Мерилл отвернулась и закрыла лицо рукой.

— Я не знаю, кто это такой и как его зовут. Помню только, что он был намного старше, женат и занимал высокий пост. А еще Кати говорила, что он любит всякие сексуальные игры. Больше она ничего мне не рассказывала. Извините, ничем не могу помочь.

— Она встречалась с ним все это время? — продолжала я нажимать на нее. — Даже после того, как переехала в Сиэтл и познакомилась со своим будущим мужем?

Мерилл слабо улыбнулась.

— Вы очень догадливы, инспектор. Она встречалась с ним до конца.

— До самого конца? — уточнила я.

Мерилл Шортли сняла телефонную трубку.

— Это из четыреста второго номера. Я сейчас уезжаю, поторопитесь с бумагами. — Она встала, повесила сумку на плечо, подхватила свой дорогой плащ и направилась к выходу. — Да, до самого конца, — бросила она через плечо, даже не обернувшись.

Глава 58

— Стоит ли после этого удивляться, что невеста была не в белом свадебном платье? — угрюмо буркнул Роли, когда я рассказала ему о своей беседе с Мерилл Шортли.

Мы сидели в небольшом итальянском ресторане, расположенном на берегу озера неподалеку от нашей гостиницы. Что же касается беседы Роли с родителями жениха, то она почти ничего нам не дала. Джеймс Воскул был неплохим музыкантом и преуспел в организации и проведения концертов в Сиэтле. Однако он не имел никаких контактов с Сан-Франциско и даже никогда не бывал там.

— Убийца хорошо знал Кати, — подытожила я. — Иначе как он мог отыскать ее здесь? Они поддерживали связь вплоть до последнего дня.

— До дня свадьбы? — удивился Крис.

— Да, до самого последнего дня, — повторила я. — Мерилл сообщила, что он был намного старше, женат и довольно странный, если не сказать — эксцентричный. Это вполне соответствует хрестоматийному образу серийного убийцы. Не исключено, что ее знакомые в Сан-Франциско видели этого рыжебородого подонка. Мерилл также утверждает, что Кати всячески скрывала своего любовника и держала в тайне его имя. Вероятно, он действительно был какой-то местной знаменитостью.

— Ты хочешь сказать, что Мерилл Шортли рассказала далеко не все, что знает?

— Да. Впрочем, у меня сложилось впечатление, что и родители Кати знают гораздо больше, чем говорят.

Крис заказал два стакана кьянти, а когда официант принес их, высоко поднял свой.

— Давай выпьем за светлую память Дэвида и Мелани, Майкла и Бекки, Джеймса и Кати.

— Нет, лучше выпьем за них, когда поймаем этого мерзкого типа, — возразила я.

Мы впервые оказались в Кливленде наедине, и я вдруг ощутила некоторую нервозность. Впереди у нас был целый вечер, который нужно было чем-то заполнить. Конечно, мы могли обсуждать все перипетии последнего убийства, но все равно наступит момент, когда мы окажемся в гостиничном номере… Я опасалась этого момента, хотя в душе ждала его. Не случайно же я сбросила рубашку и джинсы, в которых ходила весь день, и вырядилась в ярко-голубой свитер и замечательного покроя слаксы.

— Возможно, это был кто-то из ее прежних сослуживцев? — продолжал рассуждать Крис, когда нам принесли заказ. — Кто-то из тех, с кем Кати работала или кто был связан с ее работой?

— Я попросила Джейкоби навести справки о ее фирме в Сиэтле, — ответила я, приступая к еде. — Кстати, ее отец тоже подтвердил, что Кати иногда наведывалась в Сан-Франциско по делам фирмы. Надо проверить, что это за дела.

— А если никаких дел у нее там не было?

— В таком случае либо она что-то скрывала от родителей, либо они что-то скрывают от нас.

Крис сделал глоток вина.

— Почему же она тогда решила выйти замуж, если все еще встречалась со старым любовником?

Я пожала плечами.

— Все они в один голос твердят, что Кати наконец-то остепенилась и стала вести нормальный образ жизни. Очень хотелось бы узнать, что она вытворяла раньше, если сейчас остепенилась.

Я уставилась в свою тарелку и подумала, что надо бы еще раз переговорить с ее сестрой Хиллари. Она наверняка что-то знает. Ведь не случайно же она упомянула, что со старыми привычками трудно расстаться. Тогда мне показалось, что Хиллари имеет в виду наркотики или вечеринки, но сейчас я поняла, что это вполне мог быть ее старый любовник с рыжей бородой.

— Макбрайд сказал, что завтра утром мы сможем просмотреть некоторые видеозаписи из танцевального зала.

— Да, Роли, убийца присутствовал на этой свадьбе, — твердо заявила я. — Он был там в тот вечер, и Кати хорошо знала его. Остается только выяснить, кто он и как выглядел.

Он налил мне немного вина.

— Мы сейчас с тобой настоящие напарники, не так ли, Линдси?

— Разумеется, — ответила я, не скрывая, что удивлена его вопросом. — Ты ведь доверяешь мне?

— Я хочу сказать, что мы с тобой расследуем уже третье двойное убийство, немало повидали за это время, я поддержал тебя перед Мерсером и даже помог помыть посуду после того памятного ужина.

— Да, ну и что? — удивилась я еще больше.

Сначала мне показалось, что он шутит, но по выражению его лица я поняла, что все это Роли сказал вполне серьезно. К чему же он клонит?

— Может быть, настало время называть меня просто Крис?

Глава 59

После ужина в ресторане мы с Крисом направились пешком в гостиницу по обсаженной высокими деревьями набережной. Прохладный ветер трепал мои волосы, а мелкие брызги освежали лицо. Мы почти все время молчали, думая каждый о своем. Возникшая еще в ресторане нервозность относительно моих чувств к Крису не только не покидала меня, но и еще больше усилилась. Иногда наши руки соприкасались, и тогда по всему телу покалывали иголки. Крис снял куртку, и я увидела его загорелые сильные руки и широкие мускулистые плечи.

— Еще рано, — тихо промолвил он, оглядываясь по сторонам.

— Половина шестого, — уточнила я, — наше время. Может быть, я еще успею застать Сэма Рота и доложить ему о проделанной работе.

Роли снисходительно усмехнулся.

— Ты уже звонила Джейкоби, а уж он-то не упустит возможности доложить боссу о ходе расследования.

Чем ближе мы подходили к гостинице, тем сильнее меня тянуло к Крису. Я сопротивлялась из последних сил, и иногда мне это удавалось, но я сознавала, что силы могут покинуть меня в любой момент.

— Да, ты прав, — согласилась я. — Тем более что мне не хочется звонить ему.

— А что тебе хочется? — хитро улыбнулся он.

— Просто пройтись по берегу озера.

— А может быть, ты хочешь потанцевать?

— Нет, — твердо заявила я. — Танцевать не хочу. — Я понимала, что каждое его слово наполнено особым смыслом и несет в себе чрезвычайно мощный электрический заряд. — Я почему-то все время забываю, что должна называть тебя по имени.

— А я все время пытаюсь забыть, что между нами что-то происходит. — Он остановился и посмотрел мне в глаза.

— Да, я знаю, — тихо сказала я и покраснела. — Мне очень жаль, Крис, но я не могу сейчас.

Это прозвучало ужасно глупо, но я ничего не могла с собой поделать. Чем больше я хотела остаться с ним наедине, тем сильнее росло во мне сопротивление. Я понимала, что это может завести нас слишком далеко, чего мне очень не хотелось.

— «Я знаю, но не могу», — повторил он мои слова. — Что это значит?

— Что я тоже испытываю подобные чувства, — призналась я. — Часть моей души рада этому и приветствует их, однако другая все время предупреждает о поспешности таких действий. Знаешь, Крис, все это очень сложно. — Мои нервы были на пределе, перед глазами замелькали темные круги.

— Ты хочешь сказать, что все сложности возникают из-за того, что мы вместе работаем?

— Да, — соврала я и еще больше покраснела. За время работы в полиции я несколько раз встречалась с сослуживцами, не испытывая при этом угрызений совести.

— А что еще? — допытывался Крис.

У меня даже голова кругом пошла от нахлынувших чувств. Мне хотелось уступить ему, но внутренний голос подсказывал, что это сумасшествие, от которого следует быстрее избавиться.

— Понимаешь, Крис, мне очень хочется быть с тобой, но сейчас я не могу. — Я прикоснулась к его руке и заглянула в голубые глаза, в которых можно было утонуть навсегда.

— Линдси, ты не говоришь мне всю правду, — с упреком сказал он.

В этот момент я приложила немало сил, чтобы не броситься ему на грудь и рассказать обо всем, что со мной происходит. Не знаю, почему не сделала этого. А он был так близко. Я почти физически ощущала его сильное тело, а исходивший от него жар просто сводил меня с ума.

— Нет, Крис, я сейчас не могу, — снова повторила я глупую фразу и отвернулась.

— Линдси, ты же знаешь, что я не все время буду твоим партнером.

— Да, знаю. Я тоже не все время буду говорить тебе «нет».

Когда мы дошли до гостиницы, я испытала одновременно радость и разочарование. Я уже представила, как войду в свой номер, распахну настежь окно и глубоко вдохну вечерний прохладный воздух, но Крис чуть не разрушил мои планы. Он неожиданно наклонился и поцеловал меня в губы, причем сделала это очень нежно и ненавязчиво, словно хотел спросить, не стану ли я возражать. Его губы были такими мягкими и нежными, что я невольно прильнула к ним, боясь прервать это мгновение счастья.

Конечно, нечто подобное я уже не раз представляла, но реальность превзошла все мои ожидания. В этот момент я была готова отдать ему всю себя, но коварный внутренний голос снова предостерег меня. Я понуро опустила голову и отпрянула.

— Это было прекрасно, — тихо промолвил Крис. — Во всяком случае, для меня.

Я кивнула, но потом отвернулась.

— Не могу, Крис.

— Почему ты всегда сторонишься меня, Линдси? — с недоумением и огорчением спросил он.

Я хотела сказать, что все это из-за того, что обманываю его, скрывая правду о своем здоровье, но промолчала.

— Сейчас не время, Крис. Сейчас для меня самое главное — поймать и посадить за решетку Рыжую Бороду.

Глава 60

На следующее утро детектив Макбрайд позвонил в гостиницу и сообщил, что ждет нас в кабинете начальника охраны танцевального зала. Мы сразу догадались, что они обнаружили на видеопленке что-то интересное.

В небольшой комнате уже сидел начальник службы безопасности Шарп, детектив Макбрайд и еще несколько полицейских из отдела убийств.

— Прежде всего, — многозначительно начал Шарп, — мы просмотрели пленку вместе с родителями молодоженов, останавливаясь каждый раз, когда они видели незнакомых людей. А ваш фоторобот помог нам сузить круг гостей и обнаружить подозрительных типов. Сейчас мы посмотрим на тех, кого видеокамера зафиксировала при входе в здание.

Он нажал кнопку на пульте дистанционного управления, экран монитора засветился, и на нем появилось черно-белое изображение парадного входа. Первые гости произвели на меня ошеломляющее впечатление. Многие из них были настоящими двойниками всемирно известных рок-певцов и музыкантов. Среди них я сразу же узнала Элтона Джона с выкрашенными в разные цвета волосами, Синди Лоперстайл в огромных очках, могучую фигуру Чака Берри, субтильного Майкла Джексона, две изящные копии Мадонны, заводного Элвиса Пресли и такого же примерно Элвиса Костеллоса.

Шарп решил прокрутить пленку, чтобы остановить ее на самых важных местах. На мониторе появилась пожилая пара в традиционном вечернем наряде, а за ними, крадучись и пряча лицо от видеокамеры, шел какой-то мужчина.

— Вот здесь! — торжественно объявил Шарп, хотя я уже и сама узнала его. У меня даже сердце заколотилось от волнения. Это был человек с рыжей бородой.

Я привстала и уставилась в экран мон-4тора. Да, никаких сомнений, это он! Он шел быстро, опустив голову и почти уткнувшись лицом в спину пожилого мужчины. Он знал, где находится видеокамера. Но откуда? Может быть, он пришел сюда раньше и все выяснил? Или просто оказался достаточно умным и пронырливым, чтобы обнаружить объектив камеры на таком расстоянии? Как бы то ни было, но он явно скрывал лицо и мгновенно исчез, растворившись в толпе гостей.

— Не могли бы вы прокрутить этот эпизод еще раз? — попросила я Шарпа, с трудом сдерживаясь, чтобы не закричать от радости. — Я хочу разглядеть его физиономию.

Он направил пульт на экран, щелкнул пару раз, и я снова увидела в толпе зловещее лицо убийцы. Правда, не все лицо, а только одну часть, без глаз и без определенных черт. Видна была только часть рыжей бороды да нижняя челюсть.

— Это все, что можно сделать? — спросил Роли, напряженно вглядываясь в экран.

— Да, на этой допотопной аппаратуре больше увеличить нельзя. Если бы у нас было что-нибудь более современное, то сделали бы многократное увеличение.

— Мы еще вернемся к этому эпизоду, — успокоил меня Шарп и стал быстро прокручивать пленку, остановив ее только тогда, когда на экране появился празднично убранный зал.

Вскоре мы снова увидели того же человека в смокинге и с рыжей бородой. Он стоял почти у самого края толпы гостей и внимательно наблюдал за происходящим. Попытка Шарпа увеличить изображение ничего не дала. Он вообще расплылся, а черты лица стали совершенно неразличимыми.

— Смотри, он специально старается не смотреть в сторону видеокамеры, — шепнула я Роли. — Этот подонок наверняка знает, где она находится.

— Мы показали эти кадры обоим семьям, — прокомментировал Шарп. — Никто из них так и не узнал его.

Похоже, его здесь никто прежде не видел. Может быть, это вообще не убийца, хотя если судить по вашему фотороботу, то это, несомненно, он.

— Да, это он, — твердо заявила я, уставившись в экран монитора.

Более того, я была абсолютно уверена, что сейчас мы смотрим не только на убийцу, но и на таинственного любовника Кати.

Глава 61

Хиллари знала о его существовании. Теперь у меня не осталось никаких сомнений. Но почему она скрывает этот факт, имеющий непосредственное отношение к гибели ее сестры? Последний раз Хиллари сказала, что от старых привычек трудно отказаться. Что она имела в виду? Чем дольше я думала об этом, тем больше убеждалась в необходимости снова поговорить с ней.

— Я побеседовала с Мерилл Шортли, — сказала я Хиллари, когда наконец дозвонилась к ней домой. — А сейчас мне нужно уточнить некоторые детали у вас.

— Инспектор, вы понимаете, что это очень болезненная тема для моих родителей? — недовольно произнесла Хиллари. — Мы рассказали вам обо всем, что знали.

Мне не хотелось оказывать на нее давление, но и отказаться от разговора я не могла. Конечно, Хиллари потеряла сестру, а убитые горем родители все переживали о смерти дочери, но расследование требовало завершить это дело.

— Мерилл сообщила мне некоторые подробности жизни Кати в Сан-Франциско, — настойчиво продолжала я. — Ее образ жизни…

— Мы рассказали вам обо всем, — упрямо повторила она. — Даже о том, что после знакомства с Джеймсом Кати остепенилась и стала вести себя по-другому.

— Именно об этом я и хотела с вами поговорить, — успокоила я Хиллари. — Мерилл упомянула о человеке, с которым Кати продолжала встречаться в Сан-Франциско.

— Мы сказали вам, что Кати встречалась со многими мужчинами.

— Да, но эта связь продолжалась у нее очень долго. Мужчина был старше ее, женат и занимал высокое положение в обществе. Не исключено, что он вообще был местной знаменитостью.

— Я не сидела с сестрой в качестве няни, — недовольно проворчала Хиллари.

— Мне нужно знать его имя, миссис Блум, — решительно заявила я. — Вполне возможно, что это тот самый человек, которого мы разыскиваем за многочисленные убийства.

— Мне очень жаль, инспектор, но я не понимаю, чего вы от меня хотите. Я уже рассказала все, что знала. Моя сестра никогда не доверяла мне полностью. Мы с ней вообще очень разные люди и по-разному относились к одним и тем же вещам. Мне кажется, вы уже немало знаете о моей сестре и догадываетесь, что я была не в восторге от ее похождений.

— Хорошо, Хиллари, — попыталась я зайти с другой стороны, — во время нашей встречи вы обронили загадочную фразу о том, что от старых привычек трудно отказаться. Какие привычки вы имели в виду?

— Не понимаю, о чем вы, — снова заупрямилась Хиллари. — Насколько я знаю, этим делом занимается полиция Кливленда. Почему бы вам не позволить им выполнять свою работу?

— Я просто пытаюсь помочь вам, миссис Блум. Почему Кати уехала из Сан-Франциско? Мне кажется, вы знаете ответ на этот вопрос. Кто ей угрожал? Ответы на эти вопросы помогут нам поскорее найти убийцу.

Голос Хиллари задрожал от страха.

— Я признательна вам за помощь, инспектор, но не хочу больше разговаривать на эту тему.

— Хиллари, — продолжала я, — рано или поздно все тайное становится явным. Так бывает всегда. Ведь дело же не только в Кати. Ранее погибли еще четыре человека в Калифорнии. Они, как и ваша сестра, тоже хотели жить, быть счастливыми и иметь семью. Они заслужили все это, а преступник лишил их жизни.

Хиллари была на грани срыва. В ее голосе послышалось громкое всхлипывание.

— Поверьте, я не знаю, о ком вы говорите, — почти плача, пробормотала она.

Я поняла, что у меня остался последний шанс.

— Во всех этих убийствах есть одна жуткая вещь. Если нам не удастся вовремя остановить убийцу, он снова нанесет удар. Поэтому, скрывая от меня важные факты, Хиллари, вы тем самым берете на себя огромную ответственность за жизнь других людей.

В трубке воцарилось гнетущее молчание. Хиллари напряженно соображала, а я понимала, что для нее действительно очень трудно сделать выбор. В конце концов она его сделала, и в трубке прозвучал сигнал отбоя. Хиллари так и не решилась на откровенный разговор.

Глава 62

Наш самолет вылетел в Сан-Франциско в четыре часа. Мне очень не хотелось покидать Кливленд, не узнав имя убийцы. Тем более что мы были так близки к разгадке. Кто же этот отъявленный мерзавец? И почему семья Кати так рьяно прикрывает его?

И все же нам удалось немало сделать за эти два дня. Теперь у меня уже не осталось никаких сомнений в том, что все три убийства были совершены одним и тем же человеком. Кроме того, мы получили дополнительные аргументы в пользу версии, что все нити так или иначе ведут в Сан-Франциско. Теперь остается сузить круг расследования и в конце концов выйти на преступника. Полиция Кливленда уже сделала запрос в Сиэтл с просьбой провести обыск в доме погибших. Может быть, они найдут записную книжку Кати, телефонный справочник, компьютерную базу данных или что-нибудь в этом роде.

Незадолго до вылета из Кливленда я позвонила на работу и поинтересовалась, кто мне звонил в последнее время. Синди и Клэр спрашивали, когда я вернусь, а какие-то репортеры просили предоставить информацию о преступлении в Кливленде. Самое любопытное сообщение ждало меня в конце. Звонила Мерилл Шортли и оставила свой калифорнийский номер. Я не стала дожидаться возвращения домой и сразу же позвонила ей. Трубку сняла служанка, а издалека доносился громкий плач ребенка.

— Я подумала, — начала Мерилл своим хрипловатым голосом, — что не все рассказала вам вчера.

— Да? Рада слышать это.

— Помните того парня, о котором я рассказывала? Так вот, я много думала, но так и не вспомнила, как его зовут. Я действительно не знаю этого.

— Ну ладно, я слушаю вас, — спокойно сказала я, сгорая от нетерпения.

— Но я вспомнила некоторые подробности, которые могут вам пригодиться. Я говорила вам, что он плохо с ней обращался. Ну, в общем, он заставлял Кати заниматься всякими грязными сексуальными играми. Она говорила, что он снимает ее на пленку и так далее. Так вот, дело в том, что Кати не только не возражала против этого, но и позировала с большим удовольствием.

Мерилл надолго умолкла, словно размышляя над тем, стоит ли продолжать свой рассказ.

— Короче говоря, — сказала она наконец, — мне кажется, что потом он стал заставлять ее делать нечто такое, что уже не доставляло ей никакой радости. Я помню, как Кати иногда появлялась с синяками на лице и ногах. Думаю, он дошел до такой степени, что испугал ее до смерти. Я уверена, что она решила прервать их отношения и сбежала подальше от Сан-Франциско. Конечно, на каждую женщину не напасешься красавцев типа Тома Круза, но все же должны быть какие-то приличия.

— Значит, вы считаете, что она уехала именно из-за него? — уточнила я, сообразив, к чему она клонит.

Мерилл тяжело вздохнула.

— Да, именно так.

— Тогда почему же Кати продолжала встречаться с ним даже тогда, когда переехала в Сиэтл? Вы же сами сказали, что она встречалась с ним вплоть до последнего дня.

— Да, но я никогда не говорила, что Кати хорошо понимала, что делает. Она всегда была способна на всякие глупости.

Мне было ясно, что самостоятельная жизнь юной Кати стала постепенно обретать форму трагического тупика, поразившего ее своей безысходностью. Оказавшись в западне, она сбежала в другой город, но так и не смогла избавиться от мертвой хватки своего любовника. Другими словами, она не обрела желанную свободу. Неужели нечто подобное произошло и с другими погибшими невестами?

— Миссис Шортли, мне нужно знать его имя, — твердо потребовала я. — Этот человек может оказаться убийцей не только Кати, но и еще пятерых людей. Чем дольше он будет находиться на свободе, тем больше вероятность, что он снова совершит преступление.

— Я уже сказала, что не знаю, как его зовут.

— Мерилл, — повысила я голос, — если не знаете вы, то должен знать кто-то другой. Вы же дружили несколько лет, вместе ходили на вечеринки, отдыхали.

Мерилл на мгновение задумалась.

— Кати была откровенной со мной и доверяла всякие тайны, но его имя она мне не назвала, заявив, что это известный человек. Конечно, она прикрывала любовника, защищая не только его, но и себя.

— Она должна была хоть что-то сказать вам, — продолжала настаивать я. — Кто он такой, чем занимался, где жил, где они обычно встречались. Ведь вы же были как сестры.

— Клянусь, инспектор, ничего не помню, — взмолилась Мерилл. — Я всю ночь ломала голову, но так ничего и не вспомнила.

— В таком случае скажите, кто может знать это. Кто, Мерилл?

В трубке послышался хриплый вздох.

— Спросите у ее сестры.

После этого разговора я позвонила детективу Макбрайду и оставила на его автоответчике настоятельную просьбу еще раз встретиться с Хиллари и попытаться выудить у нее имя любовника Кати. А в самолете я все время думала о том, что мы очень близки к разгадке. Роли сидел рядом со мной, а когда самолет начал набирать высоту, я невольно прижалась к нему и положила голову на его плечо. Мне было так хорошо, что я позабыла о своей болезни. Однажды я сказала Клэр, что поиски преступника стали для меня самым главным делом жизни и именно это помогает мне бороться с трудностями и не думать о возможной опасности.

— Мы непременно поймаем его, — тихо сказала я Крису. — Мы не позволим этому ублюдку убить очередную пару молодоженов.

Глава 63

В восемь часов утра я была уже на работе и размышляла о возможных вариантах продолжения расследования. Наиболее верным и быстрым был вариант разработки Хиллари Блум. Только она знала имя предполагаемого убийцы и могла сообщить его нам. Было ясно, что Хиллари не хочет этого делать только по одной простой причине — чтобы не травмировать и без того убитых горем родителей. Если дело получит широкую огласку, то Кати предстанет перед многочисленными родственниками и знакомыми в качестве жертвы сексуального маньяка, которая обманывала своего жениха вплоть до свадьбы и трагической гибели. Конечно, в этом был свой резон, однако Хиллари никак не хотела понять, что рано или поздно имя убийцы все равно станет известно.

Вспомнив про лечение, я позвонила доктору Медведю, чтобы перенести сегодняшний сеанс переливания крови на пять часов вечера, но медсестра вдруг сообщила, что доктор желает меня видеть. Ну что ж, может быть, у него есть для меня хорошие новости. Откровенно говоря, я чувствую себя немного лучше, но хотелось бы получить подтверждение от самого доктора.

ровно в десять у меня назначена встреча с бригадой следователей нашего отдела, а до этого времени я решила просмотреть все сообщения о результатах работы в бутике для невест, которые подготовил Джейкоби. Странно, но наиболее важные улики — рыжий волосок и бутик для невест — поступили ко мне от моих лучших подруг, Клэр и Синди. Не долго думая я позвонила Клэр.

— Введи меня в курс дела, — взволнованно попросила она. — Мы же все-таки с тобой коллеги.

— Непременно, — пообещала я. — Найди Синди, и мы встретимся за ленчем.

Глава 64

Мы встретились у выхода из полицейского участка, купили в соседнем магазине несколько бутербродов и отправились в близлежащий парк. «Женский клуб» приступил к очередному заседанию.

— Ты была права, — сказала я, обращаясь к Клэр и протягивая ей фотографию, на которой был изображен рыжебородый гость на свадьбе в Кливленде.

Она пристально посмотрела на фотографию и улыбнулась.

— Только я разгадала тот знак, который оставил после себя убийца, — скромно заметила она.

— Возможно, — подмигнула я ей, — но Ригетти обязательно пропустил бы такую деталь.

— Да, это верно, — согласилась она и мечтательно вздохнула.

Этот июньский день выдался прохладным, а ветер с Тихого океана насыщал воздух солоноватым запахом. Собравшись с мыслями, я пересказала подругам все, что произошло в Кливленде, опустив лишь свои взаимоотношения с Роли.

— Может быть, тебе следовало задержаться там и довести все до конца? — спросила Синди, когда я закончила свой рассказ.

Я решительно покачала головой.

— Этим делом занимается полиция Кливленда, а я приехала туда в качестве консультанта, не более того.

— Ты считаешь, что Мерилл Шортли знает намного больше, чем говорит? — поинтересовалась Клэр.

— Нет. Если бы она знала его имя, то непременно назвала бы.

— У невесты, надо полагать, здесь осталось немало друзей, — заключила Синди. — Она все время была на виду, и если этот негодяй действительно является местной знаменитостью, то их могли видеть вместе. Очевидно, это каким-то образом связано с ее работой.

Я кивнула.

— Да, мне надо поработать над этим. Кроме того я попросила полицию Сиэтла тщательно осмотреть ее квартиру.

— А где она работала, когда находилась здесь? — посмотрела на меня Клэр.

— В одной фирме с романтическим названием «Яркие звезды». Похоже, это одно из модных предприятий, которое занимается музыкальной культурой и раскручивает местных исполнителей.

Синди сделала глоток чая со льдом.

— Почему бы мне не попробовать прорваться к ним?

— Так, как ты это сделала в отеле «Гранд Хайатт»? — усмехнулась я.

— Нет, это слишком грубо. Примерно так, как я это сделала в Нейпе. Я же репортер, в конце концов, и работаю в отделе, сотрудники которого могут найти грязь на ком угодно.

Я откусила бутерброд и задумалась.

— Ладно, попробуй, — согласилась я через минуту.

— А что я могу опубликовать сейчас? — потребовала Синди, хитро улыбаясь.

— Пока ничего особенного, — ответила я. — Конечно, ты можешь написать о событиях в Кливленде, что это было очень похожее убийство, поскольку были обнаружены тела молодоженов и все такое прочее. Но при этом никаких упоминаний о Мерилл Шортли.

Я подумала, что такая информация может оказаться полезной. Убийца почувствует, что мы приближаемся к нему, и десять раз подумает, прежде чем наносить новый удар.

Когда Синди ушла за мороженым, Клэр, воспользовавшись ее отсутствием, озабоченно повернулась ко мне.

— Как ты себя чувствуешь? Все нормально?

Я выдохнула и пожала плечами.

— Вроде нормально. Конечно, бывает слабость, но мне сказали, что так и должно быть. Сегодня пойду на переливание крови и поговорю с доктором.

— Всех угощаю манговым мороженым! — торжественно объявила Синди.

Клэр приложила руки к груди и поморщилась, как от сердечного приступа.

— Мне только мороженого недоставало. Оно мне нужно, как техасскому ковбою горячий ветер в августе.

— Мне тоже, — поддержала я, но все же взяла мороженое. С детства обожала манго.

Клэр немного подумала и присоединилась ко мне.

— Так, все понятно, — сказала она, хитро улыбаясь. — Ты рассказала почти все, за исключением самого интересного.

Я удивленно взглянула на нее.

— Почему ты не говоришь, что произошло у тебя с мистером Крисом Роли?

— Потому что ничего не произошло, — скромно потупилась я и равнодушно пожала плечами.

— Мне нравится в полицейских, — вмешалась Синди, — что они умеют складно врать.

— Не больше, чем журналисты, — парировала я со смехом. — Ты перешла в отдел городских сплетен?

Подруги впились в меня жадными до подробностей взглядами, и я вдруг почувствовала, что покраснела до кончиков ушей. Мне ничего не оставалось, как поделиться некоторыми соображениями относительно моих отношений с напарником. Я рассказала им о его неожиданном визите ко мне, о нашем ужине, о прогулке на берегу озера в Кливленде, а также о возвращении домой самолетом. К этим фактам я добавила свои сомнения, колебания и другие эмоции, которые, на мой взгляд, препятствовали перерастанию этих отношений в нечто большее.

— Если откровенно, — нарочито беззаботно засмеялась я, — то мне стоило немалых усилий, чтобы не броситься ему на шею, когда мы гуляли в Кливленде.

— Боже мой, почему же ты этого не сделала? — изумленно спросила Клэр и захлопала длинными ресницами. — Это пошло бы тебе на пользу.

— Не знаю, — ответила я и развела руками.

Конечно же, я знала, и Клэр тоже, если судить по ее обеспокоенному взгляду. Она взяла мою руку и крепко сжала ее. Синди молча наблюдала за нами, не понимая, что происходит.

— Если бы у вас все получилось, — пошутила Клэр, — я бы согласилась сбросить фунтов двадцать. Представляю, какое выражение лица было бы тогда у моего мужа.

— «Два полицейских из Сан-Франциско, — объявила Синди привычным тоном телерепортера местных новостей, — которые занимались расследованием убийства молодоженов, были застуканы в чем мать родила в живописных кустах Кливленда».

Все зашлись в громком смехе, а я чуть не подавилась мороженым.

— Вот этот материал, Линдси, — задыхаясь от смеха, сказала Синди, — я бы опубликовала с превеликим удовольствием.

— С этих пор, — добавила Клэр, — в нашем полицейском департаменте начнут твориться чудеса.

— Не думаю, что Крис допустит это, — попыталась я защитить его. — Это не его стиль. Не забывайте, кто он и откуда пришел в наш отдел.

— Ах вот оно что, — еще громче рассмеялись они. — Значит, теперь это Крис, а не мистер Роли? И не стоит заблуждаться на этот счет, — добавила Клэр. — Мой Эдмунд — тоже очень серьезный мужчина, играет на трех инструментах, знает всю историю музыки и тем не менее иногда такое вытворяет, что даже голова кругом идет.

— Что, например? — обрадовалась я возможности сменить тему разговора.

Она сокрушенно покачала головой.

— Не думай, что мужчины с обостренным чувством собственного достоинства ведут себя так и в постели. Иногда они способны на самые невероятные поступки.

— Что ты имеешь в виду? — стала подначивать ее я. — Клэр, ты сама начала этот разговор, так что продолжай.

Она посмотрела на меня так, словно хотела удостовериться, не упаду ли я со скамьи.

— Ты была в моем заведении, не правда ли? Так вот на том столе лежали не только окоченевшие трупы.

У меня чуть мороженое не вывалилось из рук.

— Ты серьезно! Ты и Эдмунд? В морге?

Клэр осталась довольна тем впечатлением, которое ей удалось произвести на нас. Синди вообще потеряла дар речи и некоторое время лишь растерянно хлопала глазами, позабыв про мороженое.

— Ну ладно, раз уж я так разоткровенничалась… Однажды мы занимались любовью в симфоническом зале, в партере. После репетиции, разумеется.

— Боже мой, и часто вы этим занимаетесь? — оторопело воскликнула я. — Вы с ума сошли? Разве можно ходить по городу и совокупляться при первом же удобном случае?

— Ну, во-первых, это было много лет назад, — все еще смеясь, пояснила Клэр. — А во-вторых, это доставляло нам обоим много удовольствия. В особенности в последнем случае, когда мы трахались в офисе главного судмедэксперта во время рождественской вечеринки. Кстати, это случилось не так уж давно.

— А вот у меня был случай, — неожиданно вмешалась Синди. — Когда я только пришла в «Кроникл», то познакомилась с парнем, который работал в отделе городской хроники. Дело дошло до того, что мы стали встречаться в библиотеке, укрывшись в самом дальнем углу сектора городского имущества за массивными стеллажами. И все было прекрасно. Никому и в голову не приходило заглянуть туда. — Синди слегка покраснела от смущения, но Клэр одобрительно похлопала ее по плечу.

А я сидела молча, глядя на своих подруг, и не знала, как реагировать на их откровения. Они вдруг предстали передо мной в совсем ином свете. Нет, не в плохом, з просто в неожиданном для меня. А самым огорчительном для меня было то, что мне самой практически нечего было добавить к этим веселым рассказам.

— Итак, — сказала Клэр, пристально глядя мне в глаза, — чем нас может порадовать инспектор Боксер? Что она вытащит из своего шкафчика?

Я лихорадочно пыталась вспомнить хоть один подобный случай из своей жизни, но так ничего и не придумала. Ни сумасшедшего поступка, ни романтического случая, ни отклонения от нормы. А половой акт с мужчиной я представляла только под простынями и в своей постели. В конце концов я грустно вздохнула и развела руками.

— Ну что ж, это, конечно, большое упущение, — назидательным тоном произнесла Клэр, — но не все еще потеряно. Пора начинать. Знаешь, в жизни каждого человека бывает всего лишь несколько по-настоящему очаровательных мгновений, когда он полностью расслабляется и может позволить себе нечто такое, чего никогда бы не совершил в обычном состоянии. Зачем же лишать себя таких чудных мгновений?

В моей душе зародилось щемящее чувство сожаления о том, что было упущено в Кливленде. В этот момент я даже не знала, чего хочу больше — найти достойное место в перечне проделок моих подруг или поскорее отыскать Рыжую Бороду. Вероятно, я страстно хотела и того, и другого.

Глава 65

Через пару часов я уже сидела в гематологической клинике.

— Доктор Медведь хочет поговорить с вами перед процедурой, — сообщила старшая сестра Сара, которая обычно занималась со мной переливанием крови.

Я нервно заерзала, наблюдая за ее приготовлениями. Вообще мне было намного лучше, но встреча с доктором сулила всякие неожиданности.

Доктор вошел в лабораторию быстрым шагом, с папкой в руке. Он был настроен дружелюбно, как, впрочем, и всегда, но тем не менее сдержанно.

— Надеюсь, вы принесли мне хорошие новости? — слабо улыбнулась я.

Он присел на край стола и внимательно оглядел меня с ног до головы.

— Как вы себя чувствуете, Линдси?

— Не так плохо, как во время нашей первой встречи, — уклончиво ответила я.

— Усталость?

— Да, бывает иногда. В особенности под конец рабочего дня.

— Тошнота? Головокружение?

Я откровенно призналась, что несколько раз испытывала острые приступы тошноты, а пару раз меня просто вывернуло наизнанку.

Доктор сделал какие-то пометки в своей карте, а потом пролистал несколько страниц и снова посмотрел на меня.

— Я вижу, вы прошли четыре сеанса лечения…

Мое сердце екнуло и замерло, как от дурного предчувствия. Он немного помолчал, а потом закрыл папку и снова посмотрел на меня.

— Очень хотелось бы вас порадовать, но оснований для этого практически нет. Анализ эритроцитов показывает, что положение продолжает ухудшаться, хотя и не такими быстрыми темпами, как прежде. Вот, посмотрите на диаграмму.

Он протянул мне листок с кривой линией, а сам достал из бокового кармана карандаш и показал ту часть кривой, которая все еще склонялась вниз.

— Значит, мне становится хуже, — с отчаянием обреченного сказала я. В глазах мгновенно помутнело, а в голове пронеслись самые кошмарные мысли.

— Откровенно говоря, — продолжал доктор, — это совсем не то, чего мы ожидали.

Я сидела молча, судорожно вжавшись в кресло, и решила больше не задавать глупых вопросов насчет своих перспектив. И так все ясно. Мне становится хуже, и дело, судя по всему, идет к летальному исходу. Какой кошмар! А как же расследование, моя работа, мое будущее?

— Ладно, доктор, — тяжело вздохнула я, — что меня ждет в ближайшее время? — Последние слова я не проговорила, а скорее прошептала.

— Я намерен продолжать лечение, — решительно сказал он. — Более того, усилить его. Иногда требуется немало времени, чтобы избавить человека от этой болезни.

— Суперсовременные методы, — угрюмо пошутила я, намекая на достижения новейших технологий.

Он кивнул, даже не оценив моего юмора.

— Я хочу, чтобы с этого момента вы приходили на процедуры три раза в неделю. А дозу мы увеличим до тридцати процентов. — Он слез со стола и подошел ко мне. — Линдси, сейчас еще нет никаких серьезных оснований для паники. Работайте, как и прежде, но не переутомляйтесь.

— У меня просто нет другого выхода, — с трудом проговорила я.

Глава 66

Я ехала домой в состоянии полной растерянности. Мне уже казалось, что все худшее позади, — и вот тебе, пожалуйста, снова надо бороться с этой проклятой напастью. А работа не ждет. Надо во что бы то ни стало узнать имя убийцы. Причем сделать это как можно быстрее, пока не появились новые трупы. А для этого потребуется немало сил и времени. Интересно, сколько мне еще осталось? А о таких понятиях, как счастье, успех, карьера, любовь и дети, вообще придется забыть. В лучшем случае на время. А в худшем — навсегда. И как все-таки обидно что все это приключилось именно сейчас, когда рядом со мной появился Крис, с которым можно было бы получить все эти блага.

В квартире меня уже ждала Марта. Она виляла хвостом, бросалась мне под ноги, и мне пришлось отбросить дурные мысли и повести ее на прогулку. Вернувшись домой, я сразу же отправилась на кухню, чтобы приготовить поесть и хоть на время забыть о неприятностях. Достав из ящика луковицу, я разрезала ее на две половинки и вдруг подумала, что все это бессмысленно и глупо. В этот момент мне ужасно захотелось хоть с кем-то поговорить, поделиться своим горем и услышать столь необходимые в таких случаях слова утешения.

Конечно, больше всего мне хотелось повидаться с Крисом и ощутить тепло его сильных рук. Стоит только набрать номер — и он появится здесь через несколько минут. Но вместо этого я позвонила Клэр. По моему голосу она сразу же поняла, что случилось что-то ужасное.

— Мне плохо, Клэр, я боюсь, — только и смогла выговорить я.

Мы говорили с ней больше часа. Точнее сказать, говорила преимущественно я, а она внимательно слушала, лишь иногда прерывая меня утешительными репликами. В конце концов я сказала, что только расследование и поиск убийцы дают мне хоть какие-то силы продолжать жить и бороться.

— Ты не оставила этой надежды? — спросила Клэр.

— Нет. Более того, я еще сильнее хочу достать этого подонка.

— В таком случае мы с Синди в твоем полном распоряжении. Можешь на нас рассчитывать, Линдси. Только не пытайся все делать сама. Это слишком тяжкая ноша.

Примерно через час я немного успокоилась и попрощалась с Клэр, поблагодарив ее за помощь и поддержку. Свернувшись калачиком на диване, я включила видеомагнитофон, но фильм смотрела только Марта, а я лежала, закрыв глаза, и старалась ни о чем не думать. Вскоре я уснула, утешив себя надеждой, что в конце концов все будет хорошо.

Глава 67

На следующее утро я с утроенной энергией взялась за расследование. И с тех пор меня не покидала уверенность, что мы очень скоро узнаем имя убийцы. С этой целью я позвонила в Сиэтл и поинтересовалась, как там идут дела. Джим Хикин, близкий друг Сэма Рота, сообщил мне, что они делают все возможное и он немедленно проинформирует меня о результатах обыска в квартире невесты. А в последнем месте работы Кати мне заявили, что за три годы работы в Сиэтле у них не было никаких официальных командировок в Сан-Франциско. Во всяком случае, никаких денег Кати за это не получала. Ее профессиональные обязанности ограничивались работой с клиентами в Сиэтле, а если она и наведывалась в Сан-Франциско, то только по личным делам и в нерабочее время.

В конце концов я позвонила Макбрайду, надеясь хоть от него услышать что-нибудь интересное. Он сообщил, что Хиллари по-прежнему упорствует в своих показаниях и отрицает какую-либо связь погибшей сестры с рыжебородым любовником. Но вчера он встретился с их отцом, который, как ему показалось, готов пойти на уступки, Макбрайд был абсолютно уверен, что в семье знают об амурных похождениях дочери, но скрывают, чтобы не компрометировать память погибшей.

Кроме того, Макбрайд высказал предположение, что женщине было бы гораздо легче расколоть их и вызвать на откровенность. Я согласилась с ним и сразу позвонила Кристин Когут, матери невесты. Услышав ее голос, я сразу поняла, что сейчас она ведет себя более раскованно и, возможно, расскажет какие-то важные подробности.

— Убийца вашей дочери, миссис Когут, все еще разгуливает на свободе и вынашивает планы очередных преступлений. — Я сделала многозначительную паузу, чтобы она прониклась важностью этого момента. — А вместе с вами сейчас страдают две другие семьи, чьи дети стали жертвами этого ублюдка. У меня нет сомнений, что вы знаете имя человека, который преследовал вашу дочь и в конце концов погубил ее. Пожалуйста, помогите мне остановить его.

Я слышала, как она глубоко вздохнула, а потом заговорила дрожащим от волнения и горя голосом.

— Знаете, инспектор, как больно потерять дочь, которую растишь, воспитываешь, безумно любишь ее и надеешься, что она станет хорошим человеком. А потом…

— Да, миссис Когут, — сочувственно прервала я ее, очень надеясь, что она действительно знает имя убийцы.

— Кати была такой симпатичной, — продолжала всхлипывать мать. — Ее все любили, она всех радовала своей непосредственностью и добротой. Она была такой раскованной, свободной, независимой. Мы всегда надеялись, что в один прекрасный день найдется такой же свободный и раскованный человек, и вместе они будут счастливы и добьются в жизни успеха. Все эти качества мы всегда воспитывали в наших детях. Мой муж сейчас упрекает меня в том, что я потакала слабостям дочери, баловала ее и в конце концов испортила до такой степени, что это привело к трагедии.

Я предусмотрительно промолчала. Да и что тут скажешь? Эта женщина безумно страдала и, похоже, только сейчас получила возможность излить душу. Мне хотелось, чтобы она сама подошла к той теме, которая интересовала меня сейчас больше всего.

— У вас есть дети, инспектор? — неожиданно спросила она.

— Пока нет, — ответила я.

— Очень трудно поверить, что моей дочери больше нет на свете, — продолжала плакать миссис Когут. — Мне так больно, что нет сил больше выносить эту тяжесть. Мы умоляли ее оставить этого мерзавца и даже подыскали новую работу в другом городе. Фактически мы ее насильно перевезли в Сиэтл. Тогда нам казалось, что достаточно оторвать Кати от него и все станет на свои места.

Я продолжала напряженно молчать, боясь спугнуть ее вопросом.

— Она была больна, инспектор, очень больна. Настолько, что уже не могла остановиться. Но я не понимаю, почему он держал ее в своих цепях, а потом решил убить. Он отнял у Кати все самое чистое, самое невинное, что только чожет быть у неискушенной юной девушки. Он отнял у нее все, но и этого ему показалось мало.

Я терпеливо дожидалась того момента, когда миссис Когут назовет его имя, и молила Бога, чтобы она вдруг не передумала.

— Кати благоговела перед ним, боготворила его и вообще теряла рассудок при каждой встрече с ним. Она пошла на бесчестье и опозорила не только себя, но и всю нашу семью. И даже сейчас… — ее голос стал тише, — даже сейчас я никак не могу понять, как можно убить человека, которого любишь и с которым провел много времени. Я этого не понимала и никогда не пойму. Именно поэтому я не рассказала вам о нем в прошлый раз.

— Скажите сейчас, — настойчиво повторила я. — Еще не поздно.

— Я думаю, что Кати познакомилась с ним на презентации его нового фильма. Он сказал ей, что давно мечтал найти героиню для своего фильма с таким прелестным лицом.

И миссис Когут выложила мне всю правду о жизни дочери в Сан-Франциско. Я была в шоке и до боли сжимала трубку телефона, чтобы не закричать от злости. Разумеется, я знала этого человека, как, впрочем, знали его почти все в нашем городе. Он действительно был знаменит, но кто мог подумать, что именно он скрывается за рыжей бородой убийцы?

Глава 68

Я сидела за своим рабочим столом и мысленно складывала фрагменты единого и уже более или менее ясно вырисовывающегося целого. Он был одним из совладельцев винного завода в Нейпе, где была обнаружена вторая пара молодоженов. Он хорошо знал Кати Когут, которая несколько лет прожила в Сан-Франциско. Он был намного старше ее и к тому же женат. Ну а о его известности и говорить не приходится. Все совпадает. Однако само по себе имя предполагаемого преступника еще ровным счетом ничего не доказывает. Его связь со вторым и третьим убийствами просматривается, но не является доказанной. А вот при помощи показаний Мерилл Шортли и Кристин Когут все становится ясным. У него был жестокий нрав и, возможно, какие-то важные для него мотивы убийства несчастных молодоженов.

Я схватила за руку проходившего мимо Роли.

— Что случилось? — удивился он. — Ты нашла преступника?

— Да, почти нашла! — выпалила я и потащила его в кабинет Рота. — Во всяком случае, сейчас я знаю, как его зовут.

Услышав эту новость, Рот и Роли удивленно вытаращили на меня глаза. Насладившись произведенным впечатлением, я громко произнесла:

— Николас Дженкс!

— Что? — опешил Роли. — Писатель?

Я кивнула и принялась объяснять:

— Николас Дженкс был любовником Кати Когут здесь, в Сан-Франциско. Об этом мне рассказала ее мать. — После этого я быстро ввела их в курс дела и поведала о последнем разговоре с Кристин Когут.

— Господи, это же знаменитый писатель! — воскликнул ошарашенный Рот. — Он сценарист почти всех наиболее известных фильмов.

— Вот в том-то все и дело, — подтвердила я. — Именно поэтому Кати тщательно скрывала его имя. И этот, с позволения сказать, писатель имеет непосредственное отношение к двум последним убийствам.

— Хорошо, он имеет к ним отношение! — почти закричал Сэм Рот. — А нам теперь что делать? Дженкса и его жену приглашают на все светские мероприятия и городские вечера. Я только недавно видел фотографию, где он стоит в обнимку с мэром города. Ты представляешь, что теперь будет?

В кабинете босса воцарилась гробовая тишина. Казалось, даже воздух вдруг наполнился опасными испарениями от мыслей о возможных последствиях и скандалах.

— Ты бы послушал, как о нем отзывается мать Кати, — настойчиво сказала я. — По ее словам, это вообще не человек, а какое-то мерзкое, похотливое животное. Самый настоящий хищник. Думаю, сейчас надо внимательно изучить его возможную причастность ко всем предыдущим убийствам.

— Линдси права, — поддержал меня Крис.

Мы долго наблюдали, как Сэм Рот мучительно переваривал полученные факты и пытался определить дальнейший ход событий. Николас Дженкс не просто знаменит, это фигура общенационального масштаба. Такие люди издавна относятся к категории неприкасаемых. Лицо лейтенанта перекосилось от сомнений.

— Ладно, посмотрим, — наконец сказал он. — Но сейчас у вас нет ничего серьезного, что можно было бы предъявить ему. Пока все построено на очень шатких уликах и не вполне достоверных предположениях.

— Сэм, — решила не сдаваться я, — мы докажем его причастность к двум последним убийствам. Думаю, с этим можно смело обращаться к окружному прокурору.

Сэм Рот в ужасе вскинул руку. Николас Дженкс был одним из самых известных жителей города, и выдвижение обвинений в убийстве может произвести эффект разорвавшейся бомбы. Надолго задумавшись, Сэм вдруг облегченно вздохнул, а потом в отчаянии махнул рукой и тихо выругался.

— Ладно, черт с вами, идите к прокурору, только предварительно свяжитесь с Джилл Бернардт. — После этого он повернулся к Роли. — Но помните, что все это остается строго между нами, пока мы не получим более веские доказательства его вины.

К сожалению, Джилл Бернардт, помощник окружного прокурора, была занята в это время в суде, а ее секретарша сообщила, что она не вернется до конца рабочего дня. Я неплохо знала Джилл, и мне не терпелось поделиться с ней своими соображениями. Она была твердой, решительной и совершенно бескомпромиссной в вопросах борьбы с преступностью.

Мы с Роли вышли из кабинета шефа и решили выпить по чашке кофе, а заодно обсудить дальнейшие действия. Конечно, Сэм Рот был прав относительно весомости собранных улик. К такому делу нужно подготовиться более тщательно. У таких людей, как Николас Дженкс, как правило, очень хорошие адвокаты, которые положат нас на лопатки и погубят все дело.

В этот момент к нам подсел запыхавшийся Уоррен Джейкоби с мрачным выражением лица.

— Сегодня у нас настоящий дождь из шампанского, — угрюмо буркнул он, недовольно покосившись на Роли.

Поначалу я восприняла его ворчание как очередной саркастический выпад в адрес Криса.

— За последние несколько недель, — продолжал он в таком же тоне, — я позабыл не только вкус, но и запах этого чудного пузырящегося напитка. — Он снова недовольно зыркнул на Роли. — Нелегкая работа, не правда ли, капитан?

— Да уж, — усмехнулся тот, явно понимая прозрачный намек.

— А вчера наконец-то появились первые сюрпризы, — продолжал Джейкоби. — Дженнингс выявил три места, где продали несколько бутылок шампанского. Один из покупателей работает бухгалтером в городке Сан-Матео. Самое любопытное, что его имя уже имеется в нашем досье. Привлекался за хулиганство пару лет назад. — Джейкоби сделал паузу и многозначительно посмотрел на меня. — Во втором магазине бутылку этого дорогого шампанского «Кло дю Месниль» купила какая-то женщина, которая работает менеджером и, вероятно, поднакопила денег на свой сороковой день рождения. С тех пор о ней никто ничего не слышал.

Джейкоби снова умолк, а я нетерпеливо заерзала на стуле, ожидая продолжения. Я неплохо знала Уоррена и уже не сомневалась, что он пришел не с пустыми руками, а с важной для нас информацией.

— Ну и наконец, третий покупатель, в связи с которым я и вспомнил о дожде из шампанского. Три года назад на одном из винных аукционов было продано две бутылки коллекционного шампанского восемьдесят девятого года по двести пятьдесят долларов за каждую плюс комиссионные. В качестве покупателя выступил частный коллекционер, имя которого нам очень долго не хотели раскрывать. Пришлось надавить, и оказалось, что это чрезвычайно интересная личность, от которой до сих пор сходит с ума моя жена. Она читает все его книги от корки до корки.

Мы с Роли на мгновение застыли, а потом подались вперед.

— Кто это, Уоррен? — не выдержала я.

— Я знал, что это вызовет у вас такой интерес, — засмеялся он, явно польщенный произведенным впечатлением. — Вы читали когда-нибудь «Львиную долю» Николаса Дженкса?

Глава 69

Слова Джейкоби сразили как удар в солнечное сплетение. Впрочем, ничего неожиданного в этом не было, но все же приятно, что все мои подозрения стали постепенно обрастать дополнительными аргументами. Кати Когут. Винный завод, шампанское «Кло дю Месниль». Теперь можно с полным основанием сказать, что Дженкс имеет отношение ко всем трем убийствам. Рыжая Борода оказался у нас на крючке. Меня так и подмывало рвануться к нему и выложить все улики, но это была глупая мысль, хотя и приятная. Нужно подобраться к нему поближе, заглянуть в его гнусную физиономию и заставить поволноваться, чтобы он полностью раскрыл свою мерзкую сущность. В то же время что-то сдавливало мне горло, и я никак не могла понять, что именно: приступ ярости или проявление болезни. В любом случае я была так возбуждена, что не могла сидеть на месте.

— Я ухожу, — сказала я Крису, еще толком не зная, что буду делать в следующий момент.

Он удивленно посмотрел на меня и хотел что-то сказать, но я уже выбежала из комнаты.

— Линдси, ты куда? — прокричал вслед Джейкоби. — Я сказал что-то не то?

Я выскочила на улицу, перед глазами замелькали темные круги, а по спине пробежал неприятный холодок. Пройдя несколько кварталов, я вдруг поняла, что не знаю, куда иду, и вообще ощущаю себя туристкой, которая впервые оказалась в нашем городе. Надо мной мелькали яркие неоновые названия фирм «Старбакс», «Кинко», «Экспресс трэвел», а мимо спешили люди, не обращая на меня внимания. Вскоре я оказалась перед входом в книжный магазин «Бордерз» и решила зайти внутрь. Огромный зал магазина был уставлен книжными полками и стеллажами, и я ходила вдоль них, никого ни о чем не спрашивая. Наконец я нашла то, что искала, — книгу в яркой суперобложке с названием «Львиная доля». Я взяла книгу в руки и внимательно посмотрела на обложку — так и есть, Николас Дженкс. На обратной стороне была его фотография. Я долго вглядывалась в его лицо, безуспешно пытаясь понять, что его толкнуло на столь чудовищные преступления. Острое, словно вырезанное из камня, лицо, серые глаза, насупленные брови. И наконец, самое главное — небольшая, аккуратно подстриженная рыжая борода с проседью.

Книга третья

Рыжая Борода

Глава 70

Джилл Бернардт, помощник окружного прокурора, которую совсем недавно назначили куратором по делу об убийстве молодоженов, сидела за своим столом в высоком кожаном кресле и пристально смотрела на меня проницательными голубыми глазами.

— Давайте разберемся во всем по порядку, — сказала она, явно озадаченная услышанным. — Вы хотите сказать, что убийцей молодоженов является Ник Дженкс?

— Да, я уверена в этом, — подтвердила я без колебаний.

Джилл была высокой, стройной, обезоруживающе привлекательной и к тому же необыкновенно умной. Ее курчавые темные волосы обрамляли узкое овальное лицо, а его благородные черты еще сильнее подчеркивали красоту этой женщины. К своим тридцати четырем годам она добилась немалого успеха в жизни и сейчас не без оснований считалась яркой восходящей звездой на поприще юриспруденции. Достаточно сказать, что именно Джилл, являясь обвинителем по делу о мошенничестве в корпорации «РИКО», раскрутила его, придав ему общественно значимый характер, и фактически посадила за решетку всех организаторов этой преступной группы. А главный виновник, который был не только влиятельным человеком в штате, но еще и другом мэра, получил двадцать лет и надолго исчез за тюремными решетками. С тех пор Джилл Бернардт пользовалась непререкаемым авторитетом и репутацией неутомимого и бескомпромиссного борца с акулами преступного мира.

Мы с Роли еще раз изложили свою позицию, стараясь доказать причастность Николаса Дженкса ко всем трем убийствам. В качестве бесспорных аргументов мы привели шампанское, смокинг, финансовое участие в винном производстве, любовные похождения с последней жертвой и даже зафиксированное на пленке участие в свадебном торжестве в Кливленде, где была убита последняя пара молодоженов.

В ответ Джилл вскинула голову и рассмеялась.

— И вы хотите прищучить этого парня только на этих зыбких основаниях? Не смешите меня. Ничего из этого не получится. Боюсь, он просто рассмеется вам в лицо и пошлет куда подальше.

— Джилл, — упрямо повторила я, — мы действительно можем доказать его причастность к трем двойным убийствам.

Она скептически поджала губы и покачала головой, словно говоря: «Извините, дураков нет».

— Ваша пресловутая бутылка шампанского может сыграть определенную роль в системе доказательств только тогда, когда будут обнаружены более надежные и бесспорные улики, и их у вас сейчас, насколько я понимаю, нет.

А его участие в финансировании винного производства? Это что, улика? Смешно. Ни одно из ваших доказательств не дает оснований напрямую уличить его в совершении всех этих убийств. С такими людьми, как Николас Дженкс, нельзя справиться посредством нескольких и к тому же весьма неубедительных улик. — Джилл сделала паузу, поправила стопку бумаг на столе и грустно вздохнула. — Вы хотите поймать крупную рыбу и сделать на этом имя и карьеру? Тогда потрудитесь обзавестись более крепким крючком, чтобы рыба не сорвалась с него.

У меня даже челюсть отвисла от такого пренебрежительного отношения к нашему делу. Я ожидала от нее чего угодно, но только не этого.

— Послушайте, Джилл, вы же знаете, что я не впервые расследую громкие убийства.

Ее непроницаемое лицо стало еще тверже.

— И у меня это далеко не первое одностраничное дело, — решительно заявила она, но потом немного смягчилась: — Простите, Линдси, это одно из самых излюбленных выражений моего шефа Беннета. Я слишком много времени провела с акулами и усвоила их нравы.

— Вы, несомненно, правы, — вмешался Роли, до того молча наблюдавший за нашей перепалкой, — но речь идет о серийном убийце, который терроризирует все население штата. — В его тоне мне послышались нотки разочарования результатами беседы.

Однако Джилл требовала более прочных доказательств и не собиралась сдавать свои позиции. Я дважды встречалась с ней по итогам расследования важных убийств и прекрасно знала, как долго и тщательно она готовится к каждому делу в суде. Однажды, когда я выступала в качестве свидетеля на одном из процессов, Джилл сорок пять минут терзала меня такими вопросами, от которых у меня голова шла кругом. И все это без запинки, без перерыва и без подсказок. Еще бы, получить должность главного помощника окружного прокурора в таком возрасте может только исключительно талантливый и трудолюбивый человек.

У меня оставался последний аргумент. Я вынула из сумки две фотографии Дженкса, сделанные в разное время и по разному поводу. На одной из них он был изображен на презентации своей книги, а другая представляла собой один из видеокадров службы безопасности танцевального зала в Кливленде.

Джилл внимательно посмотрела на них, сравнила, а потом пожала плечами.

— Вы знаете, что сделают с этим эксперты по рекламному бизнесу? Они скажут, что это чушь собачья, и будут правы. Если полицейские Кливленда считают, что могут обвинить в убийстве человека только по этим фотографиям, то им вообще не место в полиции.

— Я не намерена ограничиваться только событиями в Кливленде, — попыталась возразить я, понимая, что переубедить ее мне не удастся.

— В таком случае продолжайте работать и приходите ко мне с такими уликами, которые не стыдно будет показать моему шефу.

— А как насчет химической экспертизы? — робко поинтересовался Роли. — Мы могли бы сопоставить шампанское, обнаруженное в отеле «Гранд Хайатт», с тем, что он купил три года назад.

— Это правильный ход, но этого мало. — Джилл немного подумала и добавила: — Давайте посмотрим на это дело с точки зрения судьи. Предположим, судья внял доводам следователей, встал на вашу точку зрения и вообще недоволен теми экспериментами, которые Дженкс проводит в нашей литературе. Ну и что из того? Не забывайте, что его будут защищать лучшие адвокаты штата. Нет, так не пойдет. На этих основаниях можно осудить только какую-нибудь дешевую проститутку, а не известного писателя.

— Клэр обнаружила рыжий волосок в теле второй жертвы, — все еще продолжала сопротивляться я. — Так вот, мы сумеем доказать, что он полностью идентичен волосам из бороды Дженкса.

Джилл снова покачала головой.

— Нет, дорогая, вы можете рассчитывать только на его добровольное признание, не более. К тому же не забывайте о том, что вы потеряете в случае, если проиграете дело.

— Вы имеете в виду ход расследования? — не поняла я.

— Нет, не только. Я имею в виду политические последствия вашего провала. Вы же знаете правила игры, Линдси. — Она буквально пригвоздила меня к спинке стула своими проницательными голубыми глазами.

Только сейчас до меня дошел истинный смысл ее слов. Все газеты запестрят крупными заголовками вроде тех, которые часто появлялись во время знаменитых процессов над О. Дж. Симпсоном и Джоном Беннетом Рэмзи. В обоих случаях возникла ситуация, когда судили скорее полицейских, а не обвиняемых.

Джилл встала, поправила юбку цвета морской волны, а потом наклонилась над столом.

— Послушайте меня внимательно. Если этот парень действительно виноват, я собственноручно разорву его на части, не сомневайтесь. Но сейчас вы не можете это доказать. Во всяком случае, убедительно и бесспорно. Вся ваша версия строится на шампанском, каком-то волоске и показаниях свидетеля после третьей рюмки водки с тоником. Конечно, полиция Кливленда старается придать этому делу определенную окраску, но вы же понимаете, что это дело пока, к сожалению, не стоит выеденного яйца.

Джилл грустно вздохнула и взмахнула рукой.

— Если откровенно, — призналась она, — то в нашем городе найдется немало въедливых репортеров, которые следят за каждым моим шагом и не упустят возможности напакостить мне. Неужели вы думаете, что окружной прокурор и наш мэр хотят спустить это дело на тормозах? У вас есть та лакмусовая бумажка, которая позволяет вам верить в свою версию? Вы убеждены в том, что это именно он?

Джилл озадачила меня столь неожиданным вопросом. Мне уже казалось, что ее невозможно сломить.

— Да, абсолютно. Он убийца. — Мои последние слова прозвучали как крик отчаяния Кристин Когут.

Джилл выпрямилась, обошла вокруг стола, а потом посмотрела на меня с едва заметной улыбкой.

— Я заставлю вас заплатить по самому высокому счету, если ваша авантюра сорвет мои планы написания мемуаров к сорока годам.

Несмотря на сарказм Джилл, мне вдруг показалось, что в ее глазах промелькнул озорной огонек, такой, как я видела во время одного из судебных процессов.

— Ну ладно, Линдси, давайте раскрутим это дело.

Я чуть не рухнула на пол от неожиданности. Не знаю, что заставило ее пойти на уступки. Ощущение власти? Потребность в торжестве справедливости? Маниакальная страсть к риску? Как бы то ни было, это то чувство, которое всегда сжигало меня изнутри и заставляло доводить до конца однажды начатые дела. А пока Джилл подробно объясняла, что нам следует сделать в ближайшее время, меня не покидала сумасшедшая мысль, что было бы неплохо вовлечь ее в наш «Женский клуб» и познакомить с Клэр и Синди.

Глава 71

Синди Томас сидела за огромным металлическим столом в подвальном помещении библиотеки газеты «Кроникл» и тщательно просматривала микрофильмы четырехлетней давности. Было уже восемь часов вечера, и в безлюдном помещении она ощущала себя маститым египтологом, который пытается расшифровать древние иероглифы таинственного и давно исчезнувшего народа. Синди просмотрела лишь часть опубликованных за последние годы статей и все еще надеялась, что ее кропотливый труд не пропадет даром. Чутье подсказывало, что рано или поздно она найдет что-нибудь интересное. Надо только смахнуть пыль с этих микрофильмов и обнаружить нужный материал.

Февраль… март 1996 года. Ничего особенного. Никаких интересных сведений о местных знаменитостях. Обычная светская хроника. Синди продолжала прокручивать пленку, устало вглядываясь в нее. Не зря же сотрудники газеты называют этот подвал «склепом». Здесь вообще невозможно работать.

Некоторое время назад она звонила в отдел по связям с общественностью той самой фирмы «Яркие звезды», в которой когда-то работала Кати Когут. К сожалению, они узнали о трагической гибели своей бывшей сотрудницы только сегодня. Что же касается тех рекламных фильмов, которые вышли при участии Кати, то их оказалось совсем немного. И вообще эта фирма, как правило, не занимается рекламными фильмами. Сама же Кати имела дело исключительно с концертным залом «Кэпитол».

Синди внесла название концертного зала в поисковый файл банка данных редакции и получила несколько обнадеживающих сведений, однако все статьи были сняты на микрофильмах и хранились в библиотеке. Вот она и сидит тут уже несколько часов, пытаясь отыскать хоть какие-нибудь данные о связях Кати с известными шоуменами.

И только в начале десятого Синди наткнулась на нечто интересное. Статья была датирована 10 февраля 1995 года и помещена в рубрике «Искусство сегодня». Синди быстро пробежала глазами весьма убористый текст статьи и остановилась на фразе "Завтра местная рок-группа «Сьерра» исполнит новую песню в концертном зале «Кэпитол», посвященную выходу фильма «Колючая проволока».

Синди застыла на мгновение, а потом стала лихорадочно искать сопровождающие статью фотографии. Перед глазами мелькали обрывки фраз: «…состоялось в зале „Кэпитол“… Крис Уилкокс… звезда посетила…» К сожалению, опять ничего интересного. Она пролистала еще несколько страниц и вдруг наткнулась на ряд фотографий, имеющих непосредственное отношение к делу. А под каждой из них мелким шрифтом была набрана фамилия фотографа — «Сол Эспозито, фотограф газеты „Кроникл“. Собственность редакции».

Синди выскочила из-за старомодного металлического стола и почти побежала по коридору в другой конец здания, где находилось хранилище фотодокументов. Она никогда не была в этом хранилище и даже не знала, в каком порядке там содержатся фотографии. Войдя в темное помещение, Синди включила свет и сообразила, что все документы разложены в хронологическом порядке — это значительно облегчало поиск. Отыскав на полке «Февраль 1995 г.», она вынула папку и стала быстро просматривать фотографии. Вскоре она увидела фамилию Сола Эспозито и погрузилась в изучение досье. Кипа черно-белых копий и цветных фотографий, на обратной стороне которых кто-то аккуратно написал ручкой имена изображенных на них людей.

А вот и то, что Синди искала. Четверка радостно улыбающихся людей позировала фотографу с бокалами шампанского в руках. И среди них она сразу узнала знакомое лицо Кати Когут. Она была в красивом платье и больших очках, на которые спадали непослушные рыжеватые кудри.

А рядом с ней стоял тоже хорошо известный человек. Он широко улыбался и высоко поднимал свой бокал. Наконец-то Синди расшифровала эти загадочные иероглифы. А самый главный из них заключался в том, что у этого человека была аккуратно подстриженная рыжая борода. Он улыбался, странно прищурив глаза, словно знал, что через много лет за ним будут внимательно наблюдать. Да, теперь нет никаких сомнений в том, что это был известный писатель и сценарист Николас Дженкс.

Глава 72

Когда Синди появилась на пороге моей квартиры в половине одиннадцатого, моему удивлению не было предела. Она вбежала с горящими от возбуждения глазами и сразу же выпалила:

— Я знаю, кто был любовником Кати Когут!

— Я тоже знаю, — спокойно отреагировала я. — Николас Дженкс. Успокойся, Синди. Марта, на место! — приказала я собаке, которая выбежала на звонок.

— Боже мой, — разочарованно произнесла Синди, не успев отдышаться. — А я как дура неслась к тебе, чтобы поделиться своим открытием.

Это действительно было открытие. Во всяком случае по сравнению с результатами Макбрайда и полиции Сиэтла, которые до сих пор ничего не нашли. Кстати сказать, Синди утерла нос не только им, но и двум бригадам многоопытных следователей из ФБР, которые тоже пока ничем не порадовали.

— Ну и как же тебе удалось это установить? — спросила я, усаживая ее в кресло.

Синди села, потом снова вскочила и принялась расхаживать по комнате, попутно рассказывая о своих изысканиях.

— Все-таки я неплохой репортер, Линдси, — заключила она, посмотрев на меня сияющими от удовлетворения глазами.

— А я в этом никогда не сомневалась, — поддержала ее я. — Просто ты сейчас не можешь описать все это.

Синди остановилась и недовольно поморщилась, осознав, что вся эта работа не найдет своего воплощения в газете.

— Господи, какой кошмар! А я так старалась. Это все равно что находиться под одним душем с Брэдом Питом и не иметь возможности прикоснуться к нему. — Она посмотрела на меня тоскливым взглядом и насупилась, как ребенок, у которого отобрали любимую игрушку.

— Синди, — сказала я, схватив ее за руку, — ты бы понятия не имела, кого и где искать, если бы я не рассказала тебе об убийстве в Кливленде. Хочешь чаю? — спросила я, направляясь на кухню.

— Чаю? — уныло повторила она. — Я бы сейчас выпила немного пива. А еще лучше пару глотков бурбона.

Я показала ей рукой на бар возле террасы. Синди налила себе немного виски, я уселась с чашкой чая, а Марта пристроилась возле наших ног.

— Я горжусь тобой, Синди, — успокоила я ее. — Ты действительно превосходный репортер. Ты раскрыла имя убийцы, показав профессиональным сыщикам, как надо работать. А когда это дело завершится в суде, я сделаю все возможное, чтобы пресса сообщила о твоей роли в этом деле.

— Я сама работаю в прессе, — напомнила мне Синди, радостно улыбаясь. — Но я не понимаю, что означают твои слова «если дело завершится в суде». Ты хочешь сказать, что дело может не дойти до суда?

— Нет, дойдет, но не так скоро, как нам хотелось бы. — Я сделала паузу, подыскивая необходимые слова. — Нужны дополнительные улики.

Я вкратце рассказала ей о разговоре с помощником окружного прокурора и о том, что собранные нами доказательства не являются достаточно убедительными.

— Что же нам теперь делать? — последовал резонный вопрос.

— Доказать бесспорную причастность Николаса Дженкса к первому убийству.

— Мне непременно нужно написать об этом, — взмолилась Синди.

— Нет, — решительно отрезала я, — еще рано. Сейчас никто не должен знать о наших подозрениях, иначе мы спугнем его. Только Сэм Рот и Крис Роли и еще один человек…

— Кто? — растерянно замигала Синди.

— Джилл Бернардт.

— Помощник окружного прокурора? — опешила она. — Да ты знаешь, кто там работает? Это же настолько дырявая контора, что в ней ничего не может удержаться. Все утечки происходят именно оттуда.

— Да, но только не от Джилл, — уверенно заявила я. — Она умеет держать язык за зубами.

— Почему ты так уверена?

— Потому что Джилл Бернардт не меньше нашего хочет прищучить этого мерзавца.

— Только и всего? — еще больше удивилась Синди.

Я отхлебнула глоток чаю и посмотрела на нее.

— А еще потому, что я пригласила ее в наш клуб.

Глава 73

На следующий день после работы мы собрались в кафе, чтобы выпить, поболтать и познакомить Синди и Клэр с новым членом нашего клуба — Джилл Бернардт. Весь прошедший день я не могла сосредоточиться на работе и все время думала о том, как и когда предстать перед Николасом Дженксом и задать ему парочку вопросов. Мне очень хотелось, чтобы он знал: мы напали на его след и скоро придем с ордером на арест.

Пока мы ждали выпивку и салаты, я подбросила своим подругам пару новых идей. Обыск в квартире Кати в Сиэтле принес нам еще одно подтверждение, что речь идет именно о Дженксе. Там нашли его письмо и номер телефона, а на телефонной станции корпорации «Нортуэст Белл» обнаружили три звонка по его номеру за последний месяц. Причем самый последний звонок был сделан буквально за три дня до ее свадьбы. Эти данные еще раз подтвердили показания Мерилл Шортли, придав им больше веса.

— Значит, они общались до самой свадьбы, — подытожила Клэр. — Это не делает им чести.

Кроме того, мы показали Мэрианн Перкинс фото Дженкса, и та узнала его, хотя и долго раздумывала над фотографией.

— Да, это он, — наконец объявила она. — Хотя полной уверенности у меня нет. Все было так быстро и давно.

Я знала, что подобные сомнения не понравятся Джилл, и не ошиблась. Та действительно сказала, что таким показаниям доверять нельзя. Во всяком случае, безоговорочно.

Джилл чувствовала себя спокойно, но полностью освоилась с нашей компанией только после первого коктейля. Она рассказала, что окончила юридический факультет Стэнфордского университета, а ее отец был известным адвокатом в одной из корпораций в Далласе. Сама же Джилл не проявляла интереса к корпоративному праву, чего нельзя сказать о ее муже, который руководит венчурным фондом в «Бэнк оф Америка».

Кроме того, мы узнали, что она живет в небольшом пригороде Берлингейм, в прекрасном кирпичном доме, без детей.

— Мне сейчас не до этого, — отмахнулась она.

Как и мы все, Джилл жила полноценной жизнью, добилась немалого успеха, но чего-то ей все же не хватало.

Когда нам принесли по второму стакану коктейля, я предложила тост за Синди, которой удалось самостоятельно установить имя Рыжей Бороды, причем за очень короткое время. Это был серьезный удар по репутации сыщиков из ФБР.

— Ты, безусловно, добилась успеха, — поздравила ее Клэр, — но только не зазнавайся, это еще мелочи.

— Я тоже поздравляю тебя, — присоединилась к нам Джилл и оглядела присутствующих, — однако у меня такое впечатление, что вы пригласили меня сюда вовсе не для этого. Похоже, здесь собрались представительницы важнейших сфер деятельности — прессы, полиции и судебно-медицинской экспертизы. Мне кажется, это не простое совпадение. Что вы замышляете?

— Ничего особенного, — первой ответила я, так как Джилл пришла по моему приглашению. — Просто здесь собрались женщины, которые взбираются вверх по служебной лестнице и хотят доказать, что не зря едят свой хлеб.

— А заодно утереть носы своим высокомерным боссам, — задиристо добавила Синди.

— Да, интересно, — хитро усмехнулась Джилл. — И как-то так получилось, что все вы так или иначе связаны с расследованием дела об убийстве молодоженов.

Я затаила дыхание, ожидая самого худшего. Джилл могла разогнать всю нашу компанию, но я надеялась, что она этого не сделает.

— Мы просто собираемся вместе после работы и обсуждаем свои дела.

Затем я рассказала ей, как мне пришла в голову идея проведения таких встреч. При этом я всячески доказывала, что именно благодаря такому неформальному сотрудничеству мы добились неплохих результатов.

— А вы делитесь своими результатами с другими следователями? — спросила Джилл, удивленно вскинув тонкие брови.

— Разумеется, — поспешно ответила я. — В известной мере.

Я снова стала объяснять ей преимущества именно неформального подхода к расследованию. Впрочем, Джилл прекрасно знала, сколько бюрократических препятствий встречается порой на пути добросовестных следователей.

— Конечно, — подвела я итог, — если вы чувствуете себя неловко в нашей компании…

Я не договорила, и мы все с тревогой уставились на нее, ожидая приговора. К счастью, в этот момент подошла наша официантка, и мы заказали еще по одному коктейлю, что немного разрядило обстановку.

— Если я почувствую себя неловко в вашей компании, — сказала наконец Джилл, — то непременно сообщу вам об этом. А до того момента могу сказать лишь одно: если вы хотите довести это дело до логического завершения, то есть до суда, вам следует немного поднажать.

Мы втроем облегченно вздохнули и дружно сдвинули свои полупустые стаканы с почти полным стаканом Джилл.

— А как же, интересно, называется ваше сообщество? — поинтересовалась Джилл.

Мы переглянулись, немного подумали, а потом ответили, что это нечто вроде «Женского клуба».

— Да это все Линдси придумала, — пояснила Клэр.

— Я бы назвала это «Клубом любителей „Маргариты“», — усмехнулась Джилл. — В этом больше романтики.

— А я бы предпочла «Общество стервятников», — захихикала Клэр.

— Наступит время, когда мы добьемся своей цели и будем заправлять всеми делами в городе, — мечтательно произнесла Синди. — И это могло бы быть общество цыплят, которые расследуют самые крупные убийства. — Она самодовольно усмехнулась и подмигнула. — Вот кто мы такие и что собираемся делать.

— Если я сейчас закричу, заткните мне рот, — предупредила Джилл и весело рассмеялась.

Мы огляделись по сторонам и заметили любопытные взгляды мужчин. Ничего, пусть смотрят. Мы действительно крутые женщины, веселые, умные, и не исключено, что в один прекрасный день действительно будем управлять городом.

Официантка принесла очередную порцию коктейля. Мы высоко подняли четыре больших стакана и громко чокнулись.

— За нас!

Глава 74

Я ехала домой, с удовольствием вспоминая нашу встречу и радуясь тому, что нам удалось заполучить Джилл. С ней нам будет намного легче и проще, не говоря уже о ее поддержке на этапе судебного разбирательства. Мои мысли были прерваны неожиданным звонком.

— Что ты сейчас делаешь? — послышался в трубке бодрый голос Криса.

— Еду домой.

— Ты можешь поговорить со мной немного? — предложил он. — Я сейчас в кафе «Маони». — Это было хорошо известное полицейским кафе, которое находилось неподалеку от департамента и всегда было заполнено свободными от дежурства копами.

— Не знаю, я уже поужинала.

— И все же давай встретимся, — настаивал Роли. — Это имеет непосредственное отношение к нашему делу.

Я посмотрела на часы. Если мне сейчас повернуть назад, то когда же я приеду домой? Впрочем, дело вовсе не в этом. Я снова стала опасаться, что наши отношения незаметно перерастут в нечто большее, а это было бы слишком рискованно на завершающем этапе расследования. Не зря же существует давнее правило: не вступать в интимные отношения с коллегами. К тому же я прекрасно понимала, что если мы проведем вместе ночь, то я уже не смогу чувствовать себя нормально на следующий день. Эти отношения окажутся для меня слишком обременительными.

Увидев, что Роли ждет меня на улице, я облегченно вздохнула. Мне очень не хотелось заходить в бар и оказаться на глазах любопытной толпы сослуживцев.

Роли подошел к машине и наклонился над моим окном.

— Спасибо, что не заставил меня заходить в бар, — сказала я, даже не предложив ему сесть в салон.

— Я тут кое-что выяснил насчет Николаса Дженкса — без предисловий сказал он. — Сорок восемь лет. Когда-то учился в юридическом колледже, но так и не закончил его. Начал писать романы на первом курсе. Первые две книги получились неудачными и не были опубликованы. А потом появился этот хит сезона под названием «Колючая проволока», который наделал много шума. — Крис сделал паузу, огляделся по сторонам, а потом снова наклонился ко мне. — Есть еще одна любопытная вещь. Примерно семь лет назад в его дом был вызван наряд полиции для разборки домашнего конфликта.

— А кто вызвал полицию? — воодушевилась я.

— Его жена. Первая жена, — добавил он и наклонился еще ниже. — Я прочитал отчет об этом деле. Там написано, что он избил ее до потери пульса. Она была покрыта синяками и ссадинами. Причем больше всего синяков было на лице и руках.

В этот момент мне вспомнились слова Мерилл Шортли о том, что любовник Кати очень любил жестокие игры и часто оставлял на ней ссадины и синяки.

— Жена подала на него в суд?

Крис покачал головой.

— Нет, она не сделала этого и никогда больше не вызывала полицию. Тем более что с тех пор он стал большой шишкой и выпустил шесть бестселлеров. Кроме того, он написал много сценариев, по которым были сняты нашумевшие фильмы. Да и жена у него теперь другая.

— Вот и хорошо. Это значит, что мы можем отыскать его первую жену и расспросить ее о всех подробностях того дела. Не исключено, что она захочет поделиться нами интересной информацией.

Крис удовлетворенно кивнул.

— Ладно, так и сделаем. А сейчас я хотел бы угостить тебя чем-нибудь.

Холодные капельки пота скатились по моей шее. Его предложение прозвучало так внезапно, что застало меня врасплох. Но ясно было одно: если я выйду из машины…

— Крис, я уже ужинала. У нас была важная встреча.

— Джейкоби, — тихо промолвил он и грустно улыбнулся.

— Нет, Крис, это была компания моих старых подруг. Мы встречаемся раз в месяц и болтаем о всяких пустяках. Ты же знаешь, у каждой женщины есть проблемы, которые практически не с кем обсудить.

— Я знаю кого-нибудь из них? — спросил он, удивленно подняв брови.

— Может быть, я когда-нибудь познакомлю тебя с ними.

Крис наклонился так низко, что я почти физически ощущала тепло его тела, а от его волосков на руке у меня даже голова кругом пошла.

— Крис, — тихо прошептала я, — скажи откровенно, зачем ты позвонил мне?

— Из-за Дженкса, — соврал он. — Я еще не все рассказал тебе. Мы обнаружили, что у него есть оружие, купленное им в Сакраменто. Охотничье ружье системы «Браунинг» двадцать второго калибра, винтовка «ренфилд» тридцать третьего калибра и «ремингтон» сорок пятого калибра.

Я поняла, что Крис хочет непременно заманить меня в бар.

— Кроме того, у него есть пистолет системы «Глок» девяностого года выпуска. Девять миллиметров.

Я ерзала как на раскаленной сковородке.

Крис нахмурился и посмотрел мне в глаза.

— У него целый арсенал, Линдси. Мы должны обязательно найти этот пистолет.

И тут меня пронзила внезапная мысль. Я сжала пальцы в кулак и шутливо ткнула в его грудь. Улики стали постепенно выстраиваться в единую цепь.

— Что ты делаешь завтра днем?

— Ничего, а что? — удивился он.

— Думаю, настало время поговорить с этим подонком с глазу на глаз.

Глава 75

Дом Николаса Дженкса стоял высоко на холмах, возвышаясь над ажурной аркой «Золотых Ворот». Это был огромный дворец из камня, сооруженный в испанском колониальном стиле, с металлическими воротами и посыпанной цветным гравием площадкой перед парадным входом. А вокруг площадки ярким цветом полыхали кусты ухоженных роз. Неподалеку от входа возвышалась выполненная в современном стиле металлическая скульптура Ботеро «Мадонна с младенцем». Даже не верилось, что именно здесь находилось логово наводившей ужас на округу Рыжей Бороды.

— Похоже, романы приносят ему неплохой доход! — присвистнул от удивления Роли, оглядываясь вокруг.

Мы подошли к двери и позвонили. О встрече с хозяином дома мы договорились с его личным помощником, сообщившим, чтобы мы приходили ровно в полдень. А Сэм Рот строго-настрого предупредил, чтобы мы ни в коем случае не давили на него.

Дверь открыла приятной наружности служанка и, гостеприимно пригласив нас в просторный холл, проинформировала, что мистер Дженкс выйдет к нам через несколько минут. Залитый ярким солнцем холл больше напоминал большой антикварный магазин, а не жилье писателя. Вдоль стен изящные скульптуры из бронзы и мрамора, восточного стиля кресла, ажурные книжные полки, стены украшены картинами и фотографиями, а почти посреди холла кофейный столик из красного дерева. Два больших окна выходили на Тихий океан, открывая совершенно потрясающий вид на покрытое голубой дымкой побережье. Я прожила в Сан-Франциско всю свою жизнь, но даже не представляла, что в окрестностях города может быть такой чудный вид на океан. Трудно вообразить, какое удовольствие испытывает человек, который каждый вечер возвращается домой и может сколько угодно любоваться такой неописуемой красотой.

Чтобы не терять времени, я решила посмотреть на многочисленные фотографии, которые еще раз подтвердили высокий социальный статус хозяина дома. На них Николас Дженкс был изображен в кругу еще более известных личностей, включая знаменитых голливудских актеров Майкла Дугласа и Билла Уолша. Однако на большинстве фотографий он был изображен рядом с красивой женщиной с сияющим лицом и в изящной соломенной шляпке. Нетрудно было догадаться, что это была его новая жена. А в самом центре хорошо освещенной ротонды стояла большая фотография в серебряной рамке. Подойдя поближе, я поняла, что это — их свадебное фото, сделанное на фоне Дворца изящных искусств, расположенного в самом центре города.

Именно в этот момент в холл вошел Николас Дженкс. Я сразу узнала его, поскольку просмотрела уже немало фотографий. Он был высокий, более стройный, чем я предполагала, в белой рубашке с широко расстегнутым воротником и в изрядно потертых джинсах. Однако больше всего меня интересовала его короткая с проседью рыжая борода.

— Извините, что заставил вас ждать, инспектор, — произнес он с мягкой улыбкой на губах. — Пока не прочитаю утреннюю почту, чувствую себя не в своей тарелке. — Он протянул руку и, заметив мой интерес к свадебной фотографии, еще шире улыбнулся. — Похоже на сцену из «Свадьбы Фигаро», не правда ли? Откровенно говоря, я не люблю шумных церемоний, но Чесси сказала, что если не увидит меня в смокинге и в кругу светских друзей, то ни за что на свете не поверит в искренность моих чувств.

Странно, но на первый взгляд этот человек производил довольно приятное впечатление. Он был красив, аристократически воспитан и к тому же прекрасно держал себя в руках. Теперь понятно, почему многие женщины были от него без ума. Он указал на широкий кожаный диван.

— Мы хотели бы задать вам несколько вопросов, мистер Дженкс, — начала я, погружаясь в мягкую кожу.

— Да, да, мой помощник уже предупредил, что речь пойдет об убийствах молодоженов. — Он развел руками. — Ужасные события, других слов просто не нахожу. К счастью, они пробуждают в нас не только отчаяние и гнев, но и благородное сочувствие.

— К жертвам, — многозначительно добавила я, снова посмотрев на свадебную фотографию.

— Знаете, инспектор, в наше время почти каждый человек так или иначе, рано или поздно становится жертвой, — не смутившись, ответил он. — Но в расчет приходится брать только те соображения, которые бродят в воспаленном мозгу убийцы. Кстати, многие люди считают эти жуткие убийства актом возмездия. И не просто возмездия, а гнусной мести со стороны психически нездорового человека. Или результатом тяжелых сексуальных расстройств, но в правильности последнего предположения я не уверен.

— Мистер Дженкс, а каково ваше мнение на этот счет? — спросил Крис тоном благоговеющего перед знаменитостью почитателя.

Тот указал на сервировочный столик.

— Хотите что-нибудь выпить?

Мы решительно отказались, а я открыла сумочку, вынула папку, положила ее на колени и вновь вспомнила слова Рота о том, что ни в коем случае не следует давить на него и уж тем более выражать в его адрес открытое подозрение.

А хозяин тем временем налил себе большой стакан чаю со льдом и уселся напротив нас.

— Если судить по той информации, которую я прочитал в наших газетах, все эти убийства представляются мне формой изнасилования, причем на почве маниакального бреда невинности. Во-первых, его жертвами всегда становились невесты до первой брачной ночи. А во-вторых, его действия были направлены на то, чтобы люди потом долго не могли забыть этого кошмара. Другим словами, он наносил удар по самым священным основам нашего общества. Лично я рассматриваю эти убийства как последовательный акт очищения.

— К сожалению, мистер Дженкс, — сказала я, стараясь не обращать внимания на этот бред, — мы пришли к вам вовсе не для того, чтобы выслушивать ваши профессиональные суждения. У нас есть к вам конкретные вопросы на которые хотелось бы получить столь же конкретные ответы.

Дженкс откинулся на спинку кресла и изобразил крайнее удивление.

— Это прозвучало как-то чересчур официально.

— Ну, это вам судить, — недовольно поморщилась я и положила перед собой портативный магнитофон. — Не возражаете, если я запишу нашу беседу?

Он подозрительно посмотрел на меня, хитро прищурился, а потом махнул рукой, будто его это совершенно не волновало.

— Итак, мистер Дженкс, — начала я, нажав на кнопку записи, — я хотела бы вернуться к этим ужасным убийствам. Вам известно о них что-нибудь такое, о чем еще не писали в газетах?

— Что именно? — встрепенулся он, нервно заерзал, но быстро овладел собой. — Нет, нет, ничего такого мне не известно.

— Вы знаете, что недавно в Кливленде было совершено третье убийство молодоженов? На прошлой неделе?

— Да, я читал об этом в газетах. К вашему сведению, я прочитываю каждый день пять-шесть газет.

— А вы не обратили внимания на то, кто именно стал последней жертвой убийцы?

— Какая-то парочка из Сиэтла, если не ошибаюсь, — спокойно отреагировал Дженкс. — По-моему, кто-то из них занимался организацией концертной деятельности.

— Жених, — подтвердила я, внимательно наблюдая за ним. — Джеймс Воскул. А невеста некоторое время проживала в Сан-Франциско. Ее девичья фамилия Когут. Вам о чем-нибудь говорят имена этих людей?

— Нет, а почему вы спрашиваете?

— Значит, вы никогда не встречались с ними? — продолжала допытываться я. — И весь ваш интерес к этому делу объясняется лишь болезненным любопытством?

Он впился в меня пронзительным взглядом, словно готовился проглотить без остатка.

— Именно так, мадам. Болезненное любопытство является неотъемлемой частью моей профессии.

Я открыла папку и вынула оттуда верхнюю фотографию. Дженкс играл с нами так, как привык это делать раньше, когда оставлял на месте убийства таинственные знаки, своеобразные ключи к разгадке.

— Это может освежить вашу память, — сказала я, небрежно швырнув фотографию на стол. — Это Кати Когут, та самая невеста, которую убили совсем недавно в Кливленде. А рядом с ней, если не ошибаюсь, вы.

Глава 76

Николас Дженкс медленно взял фотографию и недоуменно уставился на нее.

— Да, это я, — наконец произнес он. — Очень хорошая фотография, но, моя дорогая, я не могу вспомнить, при каких обстоятельствах фотографировался с этой женщиной. Подскажите, откуда у вас она?

— Это было сделано в Сан-Франциско во время презентации фильма «Колючая проволока».

— Ах да, — глубоко вздохнул он, как будто действительно вспомнил эту презентацию.

Я пристально наблюдала за Дженксом и видела, как он лихорадочно ищет нужный ответ. Он, определенно, очень умен и к тому же превосходный актер.

— Знаете, инспектор, на таких тусовках я обычно знакомлюсь с огромным количеством людей. Именно поэтому я так не люблю многолюдных мероприятий. Вы говорите, что это та самая женщина, которую убили в Кливленде?

— Да, и мы очень надеялись, что вы непременно узнаете ее.

Дженкс покачал головой.

— Нет, не помню, к сожалению. У меня слишком много почитателей и мало желания помнить о каждом из них. Даже о такой симпатичной особе, как эта.

— Ну что ж, — ехидно улыбнулась я, — неизбежные издержки популярности. — Я взяла у него фотографию, некоторое время смотрела на нее. А потом снова показала ему. — И тем не менее я вынуждена вернуться к этой особе, мистер Дженкс. Поразительно, что вы не помните ее. Во всяком случае, не выделяете из числа сотен других поклонников. — С этими словами я вынула из папки счет на оплату телефонных переговоров компании «Нортуэст Белл» и протянула ему. — Надеюсь, свой номер телефона вы можете узнать?

Дженкс взял копию квитанции и тупо уставился на нее.

— Да, это мой телефон, — неохотно признался он.

— Она звонила вам, мистер Дженкс, минимум три раза за последние несколько недель. А в последний раз она разговаривала с вами двенадцать минут. Я обвела кружком этот счет. И это было буквально за три дня до свадьбы, на которой Кати убили вместе с мужем.

Дженкс растерянно заморгал, а потом снова взял у меня фотографию. На этот раз он вел себя совсем по-другому. Он был нарочито серьезен, вдумчив и предусмотрительно уступчив.

— Да, инспектор, — сказал он с глубоким вздохом, — признаю свою ошибку. Но мне было так горестно слышать об этой трагедии. А она была так мила в последнее время, так надеялась на успех. Я виноват, что невольно ввел вас в заблуждение. Конечно, это было глупо с моей стороны. Я действительно знал Кати, мы познакомились в тот самый вечер, когда фотографировались. Мне довольно часто встречаются весьма привлекательные особы, которые производят неизгладимое впечатление. Кати была одной из них. Если говорить откровенно, то и я сам могу иногда производить на людей аналогичное впечатление. К сожалению.

В этот момент мне вдруг захотелось перегнуться через стол и врезать по его физиономии, чтобы сбить гнусную спесь. Теперь я была абсолютно уверена, что он виноват во всех этих трагедиях, но совершенно откровенно издевается над нами, насмехается, чувствуя свою полную безнаказанность. Черт бы побрал этого ублюдка!

— Значит, вы признаете, мистер Дженкс, — вмешался Роли, — что у вас действительно была связь с этой женщиной?

— Да, но только не в том грязном смысле, который вы пытаетесь мне приписать, — спокойно отреагировал тот. — Кати относилась к категории женщин, которым нужно утвердиться в этой жизни и удовлетворить свои мнимо духовные потребности посредством общения с людьми творческих профессий. Она сама хотела сочинять, и ей казалось, что ничего сложного в этом нет. Кати глубоко заблуждалась. Если бы это было так просто, мы бы все имели на полке множество бестселлеров, разве не так?

Мы с Роли благоразумно промолчали.

— Мы несколько раз говорили с ней и даже встречались, но не более того. Еще раз повторяю, что было бы глупо с моей стороны отрицать этот факт.

— Значит, вы выступали в роли своеобразного наставника? — высказал предположение Роли.

— Да, что-то в этом роде, — охотно согласился Дженкс. — Вы выбрали подходящее слово.

— А в тот субботний вечер, когда ее убили в Кливленде, — я наклонилась вперед, не в силах больше контролировать себя, — вы тоже были ее так называемым наставником?

Лицо Дженкса мгновенно превратилось в серый непроницаемый гранит.

— Это смешно, инспектор. Потрудитесь подыскать более соответствующие выражения.

Я снова открыла папку и протянула ему снимок, который сделали с видеопленки во время свадьбы.

— Это было зафиксировано видеокамерой непосредственно перед началом свадебной церемонии. Вы узнаете себя, мистер Дженкс?

Тот даже глазом не моргнул.

— Да, вполне похоже на меня, — спокойно сказал он. — И я бы признал себя в этом человеке, если бы действительно был там в тот вечер, что я самым категорическим образом отрицаю.

— Хорошо, а где вы были в тот субботний вечер?

— Насколько я понимаю, — сказал он, сохраняя удивительное спокойствие, — вы подозреваете меня в совершении этого преступления?

— Об этом говорят совершенно очевидные факты, — с трудом сдерживала я себя. — Кати Когут рассказала обо всем своей сестре и самым близким подругам. Нам известно, мистер Дженкс, как вы обращались с ней, в результате чего она вынуждена была покинуть Сан-Франциско и уехать в Сиэтл. Нам также известно, что ваши отношения продолжались вплоть до того трагического дня, когда Кати была убита.

Я замолчала и неотрывно следила за реакцией Рыжей Бороды. В холле воцарилась гробовая тишина.

— Меня не было в Кливленде в тот вечер, — твердо заявил он, тщательно выговаривая каждое слово. — Я был здесь, в своем доме.

Я не выдержала и выложила ему всю цепочку событий, начиная от бутылки шампанского «Кло дю Месниль», оставленной убийцей в отеле «Гранд Хайатт», до того момента, когда полицейские обнаружили в туалете два трупа с пулевыми ранениями из пистолета девятого калибра, зарегистрированного на его имя.

Выслушав меня, Дженкс громко рассмеялся.

— Надеюсь, вы не собираетесь строить свое обвинение только на этих сомнительных данных, инспектор? Я купил это шампанское бог знает когда. — Он пожал плечами. — Даже не помню, где оно сейчас находится.

— Но вы можете нам его продемонстрировать? — деликатно поинтересовался Роли, после чего спокойно объяснил, что на самом деле мы проявляем к нему величайшее уважение и всего лишь просим показать, что шампанское в целости и сохранности.

— Кроме того, мы хотели бы получить у вас образец вашей рыжей бороды, — добавила я через минуту.

— Что? — Он посмотрел на меня так яростно, что у меня даже мурашки по телу пошли.

Вероятно, именно с таким взглядом столкнулась бедная Мелани Брандт в последние минуты своей жизни. Да и Кати Когут видела эти ужасные глаза в тот момент, когда он наставил на нее ствол пистолета.

— Полагаю, — опомнился Дженкс через секунду, — что наша удивительная и полная романтических догадок беседа подошла к концу. — Он протянул руки вперед. — Либо вы меня увозите с собой и предъявляете официальное обвинение, либо я попрошу вас покинуть мой дом. Обед уже готов, и я не намерен тратить время на пустую болтовню.

— Да, у нас тоже есть важные дела, — ответила я. — Нам еще предстоит проверить ваше алиби и провести экспертизу вашего пистолета.

— Разумеется, я не считаю вас бездельниками, — промолвил Дженкс, поднимаясь с кресла. — Желаю удачи и прошу без стеснения обращаться ко мне в любое время, но только через моего адвоката.

Я собрала все фотографии и положила их в папку. Мы с Роли встали и направились к выходу.

В этот момент в холл вошла ослепительная блондинка, которую я сразу же узнала по многочисленным фотографиям. Она была необыкновенно красива, стройна, величественно-грациозна и вообще производила впечатление неземного чуда. У нее была белоснежная кожа, прекрасные золотистые волосы, яркие и в то же время мягкие глаза аквамаринового цвета. А двигалась она как профессиональная танцовщица, поражая совершенством своих форм и изяществом фигуры, что еще больше подчеркивалось облегающими брюками из тонкого материала и яркой майкой с красиво оформленным логотипом «Найк».

— Чесси! — воскликнул Дженкс. — Это офицеры из полицейского департамента Сан-Франциско. А это моя жена, — повернулся он к нам.

— Извини, Никки, — мило улыбнулась Чесси Дженкс, — но сейчас придет Сюзен. Я не знала, что у тебя гости.

— Они уже покидают нас.

Мы молча кивнули и подошли к двери.

— Если вы что-нибудь вспомните, мистер Дженкс, будем рады выслушать вас.

Он посмотрел сквозь меня и ничего не сказал. Мне ужасно не хотелось оставлять его на свободе, но для его ареста нужны были более весомые аргументы.

— Значит, мой муж все-таки совершил какое-то убийство? — шутливым тоном произнесла Чесси с неизменной улыбкой на красивых губах. Она подошла к мужу и игриво обняла его. — Я всегда говорила ему, что это неизбежно с его жуткими и совершенно невыносимыми героями, которых он так страстно описывает в своих романах.

Эта женщина живет с ним, спит с ним, общается с ним. Можно ли исключить вероятность того, что она знает о его любовных похождениях? Известно ли ей о том, что творится в болезненном сознании мужа?

— Я совершенно искренне надеюсь, что это не так, миссис Дженкс, — ответила я, переступая порог дома.

Глава 77

— Что она хотела этим сказать? — потребовала Чесси от мужа, когда полицейские покинули их дом. Она явно была озадачена последней фразой инспектора.

Дженкс отмахнулся от нее, как от назойливой мухи, и направился на террасу, с которой открывался чудесный вид на Тихий океан.

— Идиоты, — презрительно проворчал он по пути. — Недоумки. Они даже не понимают, с кем имеют дело. — Его даже передернуло от негодования. Тупые, безмозглые людишки, которые лишь потому и стали полицейскими, что ни на что больше не способны. Если бы у них были мозги, то они жили бы сейчас, как он, на побережье Тихого океана, а не рыскали по чужим домам. — Именно поэтому они пытаются поймать рыбку на суше, — сказал он, не известно к кому обращаясь. — Эти тупые копы только так могут ощутить собственную значимость.

Чесси взяла со стола их свадебную фотографию и поставила ее на привычное место.

— Что ты там натворил. Ник? — ехидно спросила она, исподтишка наблюдая за недовольным ворчанием мужа.

Он молча повернулся к ней, не зная, что ответить. Зачем она все время лезет не в свои дела? Почему ей все надо знать?

Чесси подошла к нему и покорно опустила глаза. Он, как всегда, не почувствовал, когда ярость охватила его и лишила способности соображать и контролировать свои поступки. Размахнувшись, Дженкс сильно ударил ее по лицу, Чесси упала на пол, прикрывая рукой лицо. Кофейный столик опрокинулся, и фотография отлетела к камину.

— Неужели ты так до сих пор и не поняла, когда можно подходить ко мне, а когда нет? — заорал он во всю глотку. — Что тебе надо от меня, стерва?

— Ой, Ник, не надо, не сейчас! — завопила Чесси, прикрываясь руками.

— Что не сейчас? — кричал он, зная, что теряет самоконтроль и могут услышать многочисленные слуги, но уже ничего не мог с собой поделать.

— Пожалуйста, Ник, — взмолилась Чесси, поднимать с пола. — Скоро придет Сюзен, что она подумает? Мы же пригласили ее на обед.

Дженкс больше всего ненавидел жену за то, что она постоянно ссылалась на какие-то дела, чтобы потом сидеть в сторонке и судить его. Неужели она не понимает, кто она на самом деле? Блондинистая сучка с веснушками на лице, которую он выбрал из скотного стада и превратил в шикарную куклу.

Дженкс схватил ее за руку и притянул к себе так близко, что почти уткнулся носом в ее щеку.

— Ну, говори же! — Его руки дрожали, а в глазах появился недобрый огонек.

Чесси с ужасом смотрела на мужа, тихо всхлипывала а из носа потекла тонкая струйка.

— Боже мой, Ник… — Она была ужасно напугана, и это нравилось ему больше всего. Он любил видеть страх в ее глазах, хотя на людях позволял ей не показывать этого.

— Чесси, — грозно зарычал Дженкс, — скажи это!

Он вывернул ей руку, а потом завел ее за спину. Чесси дышала так глубоко, что ее небольшая грудь высоко вздымалась под майкой, а на шее появились первые капельки пота, которые стекали по ложбинке вниз.

Не дождавшись от нее нужной реакции, он еще сильнее заломил ей руки и потащил в спальню, дверь в которую распахнул ударом ноги. «Что она себе позволяет, эта сучка из полиции? — подумал он, с трудом сдерживая накопившуюся ярость. — Пришла сюда в своем задрипанном платье из дешевого магазина и еще пытается обвинять в чем-то меня! Проститутка несчастная!»

Он потащил Чесси к небольшому чулану, где хранилась ее одежда, и затолкал внутрь. Там было темно. Ему нравилась эта темнота, а еще больше нравилось слушать ее всхлипывания и вдыхать приятный аромат дорогих духов. Дженкс прижал Чесси к стене, провел рукой по ее бедрам, расстегнул молнию, сорвал с нее брюки вместе с ажурными трусиками, а потом, раздвинув ягодицы, резко вонзил в нее свою упругую плоть.

Чесси вскрикнула от боли и еще громче заплакала.

— Никки, не надо, пожалуйста.

— Ты знаешь, что нужно сделать, чтобы я прекратил это, злобно прошипел ей на ухо муж.

— Гав, — тихо пробормотала она охрипшим голосом.

Дженкс удовлетворенно хмыкнул, продолжая терзать Чесси своими ритмичными движениями, погружаясь в нее с такой силой, что, казалось, вот-вот разорвет ее на части. Он знал, что ей нравится грубая сила, нравится быть беспомощной и слабой. Им всем это нравится, хотя далеко не все женщины признаются в этом. А он знает все их слабости и может удовлетворить их скрытые наклонности. Именно поэтому они и липнут к нему.

— Гав, — снова повторила Чесси, но уже громче, — гав, гав… Ты этого хочешь. Ник?

Да, он хотел именно этого. Правда, не только этого, но этого прежде всего. Все остальное потом.

— Тебе нравится это, Чесси, — прошептал он. — Нравится, я знаю. Именно поэтому ты и находишься здесь.

Глава 78

Мы установили за Дженксом наружное наблюдение и с помощью трех служебных машин следили за каждым его шагом. Если бы ему вдруг вздумалось закопать где-нибудь свой пистолет, мы бы мгновенно обнаружили его, а если бы он решил снова отправиться на поиски очередной жертвы, то тут же оказался бы в наручниках. И даже его извращенный ум не помог бы ему в этой ситуации.

А я решила отыскать его бывшую жену и поговорить с ней. Не исключено, что она окажется более словоохотливой и расскажет что-нибудь интересное о похождениях бывшего мужа. Найти ее оказалось совсем нетрудно. Просмотрев компьютерный банк данных нашего департамента, я нашла ее обращение в полицию, в котором был зафиксирован домашний адрес. Вскоре после развода Джоанна Дженкс вернула себе девичью фамилию и теперь проживала под именем Джоанны Уэйд на Филберт-стрит 1115, что почти на вершине Рашн-Хилл.

Это был симпатичный дом из красного кирпича, приютившийся на одном из самых крутых склонов холма. Позвонив в дверь, я представилась служанке, но та сообщила, что миссис Уэйд сейчас нет дома. Оказалось, что Джоанна ведет довольно активный образ жизни и в данный момент находится в тренажерном зале на площади Согласия.

Я отправилась прямо туда и через некоторое время уже была в зале "С", где усердно потели восемь молодых женщин. Среди них была только одна блондинка, что позволило мне безошибочно определить Джоанну.

Я подождала окончания занятий и подошла к ней в тот момент, когда она вытирала с лица пот.

— Неплохая нагрузка, — со знанием дела сказала я, добродушно улыбаясь.

— Да, это лучший зал в нашем городе, — охотно поделилась Джоанна, замедлив шаг. — Хотите записаться?

— Возможно, но прежде мне хотелось бы задать вам несколько вопросов.

— Обратитесь к Дайан, — мимоходом бросила Джоанна. — Она сидит у входа и ответит на все ваши вопросы.

— Нет, меня сейчас интересует не ваш зал, а нечто другое. — Я показала ей полицейский значок. — Меня интересует Николас Дженкс.

Джоанна остановилась, удивленно посмотрела на меня, а потом недоверчиво хмыкнула.

— А что с ним? Убил кого-нибудь или украл из книжного магазина одну из своих знаменитых книг?

— Где мы можем поговорить? — спросила я, оглядываясь по сторонам.

Она равнодушно пожала плечами и повела меня в ту часть раздевалки, которая была еще не занята.

— Интересно, что я могу рассказать о нем такого, чего еще нет на суперобложках его бестселлеров?

— Миссис Уэйд, — начала я со всей серьезностью, на которую была способна, — несколько лет назад вы обратились в полицию с просьбой защитить себя от посягательств мужа.

— Да, но это действительно было давно, я уже не являюсь его женой, а то заявление я вскоре забрала из полиции.

Я пристально посмотрела на нее и увидела, что Джоанна нервно заерзала и даже попыталась скрыть от меня внезапно вспыхнувший в ее глазах страх.

— Послушайте, миссис Уэйд, никто не собирается ворошить прошлое и уж тем более поднимать ваше заявление. Мне просто хотелось бы получить некоторую информацию о вашем бывшем муже, не более того.

— Он снова взялся за старое? — настороженно спросила Джоанна и смерила меня вопрошающим взглядом.

А я лихорадочно пыталась найти нужный подход и определить, друг она мне или враг.

В конце концов Джоанна тяжело вздохнула, отбросила все сомнения и с готовностью махнула рукой.

— Если вы по поводу Чесси, то я, конечно, могла бы предупредить ее о возможных последствиях, но она сама во всем виновата. Нельзя быть такой глупой, чтобы не видеть вполне очевидных фактов. К тому же она была от него без ума и ничего не хотела слышать. Вы когда-нибудь читали его романы, инспектор? — неожиданно спросила Джоанна. — Ей вовсе не обязательно было анализировать все его поступки и манеру поведения. Нужно было всего-навсего снять с полки его книги и вдумчиво прочитать их. Кстати, знаете, где они познакомились? В туалетной комнате одного из ночных клубов.

— Миссис Уэйд, — остановила я ее, — меня больше интересует характер Николаса Дженкса. Точнее сказать его склонность к физическому насилию. Вы можете рассказать мне что-нибудь по этому поводу?

Она грустно улыбнулась, и я увидела в ее глазах странный блеск, словно она вот-вот расплачется.

— Послушайте, инспектор, минуло столько лет, а вы вдруг приходите ко мне и вынуждаете снова пройти через этот ад. Что вы хотите узнать? Что его в детстве не любила собственная мать? Что он чрезвычайно грубый и жестокий человек? Моя жизнь с Ником… это так ужасно. В его душе есть нечто страшное, и никто не может сказать, когда оно прорвется наружу. Я задавала себе этот вопрос: почему? за что? что я ему плохого сделала? Ведь я тогда была совсем ребенком. — Ее глаза увлажнились от слез.

— Простите, — сказала я, искренне сочувствуя ей. Впрочем, не только ей, но всем жертвам этого мерзавца, всем его женам и женщинам. Я даже представить не могла, как вообще можно проснуться утром и увидеть рядом с собой его отвратную физиономию.

— Миссис Уэйд, скажите, пожалуйста, как это происходило, как раскрывались его худшие черты?

Она посмотрела на меня с тревогой.

— С Чесси все в порядке? С ней ничего не случилось?

— Пока ничего, — успокоила я ее и намекнула, что случилось с другими и еще может случиться.

Джоанна долго смотрела на меня, а потом покачала головой.

— Значит, речь идет о чем-то более серьезном, чем кража книги в местном магазине?

Я молча кивнула, обрадовавшись, что теперь разговор пойдет в нужном русле, как и должно быть между женщинами.

— Миссис Уэйд, я хочу задать вам несколько очень серьезных вопросов.

Глава 79

Первый мой вопрос заключался в том, способен ли Николас Дженкс в принципе убить человека. Я не стала объяснять ей причину, по которой задала именно этот вопрос, но Джоанна и так уже догадывалась, если судить по состоянию, в котором она находилась.

Немного успокоившись, она посмотрела на меня полными слез глазами.

— Вы читали его книги, инспектор? — снова спросила она.

— Да, одну, — призналась я. — «Роковое обаяние», если не ошибаюсь. Круто написано, ничего не скажешь.

— Понимаете, Ник всегда живет жизнью своих героев. Иногда мне казалось, будто он просто забывает, что сам придумал их, чтобы заработать на жизнь.

По выражению ее глаз я поняла, что она осуждает себя за такое легкомыслие.

— Миссис Уэйд, — сказала я, подавшись вперед, — мне очень не хотелось причинять вам боль, но я должна знать всю правду.

— Мог ли он убить? — повторила Джоанна мой вопрос и задумалась. — Я знаю только то, что он способен полностью и без угрызений совести уничтожить человеческую личность. А ведь это тоже убийство, не так ли? Если откровенно, то он самый что ни на есть сексуальный садист. Насколько я знаю, отец Дженкса жестоко избивал жену, причем делал это в темной комнате-гардеробе и сопровождал издевательства разнообразными сексуальными извращениями. Ник делал то же самое и всегда искал для своих утех слабых и беспомощных женщин. Да, тот самый знаменитый и популярный писатель и любимец публики Николас Дженкс измывался надо мной, всячески унижал и пытался уничтожить как личность. Но это, инспектор, не самое ужасное. — Она сделала паузу и посмотрела мне в глаза. — Самое ужасное заключалось в том, что не я ушла от него, а он от меня.

Джоанна откинулась на спинку стула и загадочно улыбнулась.

— Я несколько раз встречалась с Чесси. Это было совершенно случайно, на вечеринках, презентациях, благотворительных вечерах и так далее. Мы даже говорили с ней. За все это время Николас ничуть не изменился. Я прекрасно знаю, как они живут и через что ей пришлось пройти за эти годы. Правда, сама Чесси мне об этом не говорила, но я видела страх в ее глазах и знаю, отчего он появился. Думаю, что и она, глядя на себя в зеркало, не узнает ту женщину, которой была когда-то.

Мне показалось, что кровь закипает от волнения. Эта женщина вдруг предстала передо мной совершенно юной, цветущей и необыкновенно скромной. Я невольно взяла ее руку и пожала. Выразив таким образом свое сочувствие, я встала, решив, что не следует больше терзать ее, но Джоанна неожиданно остановила меня.

— Думаю, это был он, — сказала она, глядя мне в глаза. — Знаете, когда я услышала об этих кошмарных убийствах, мне сразу вспомнились обстоятельства своей жизни, эта гнусная книга и я подумала, что это мог сделать только Ник.

Я оторопело уставилась на нее, не сразу осознав смысл ее слов.

— Какая книга?

— Первая книга, которую он написал много лет назад, — пояснила Джоанна. — «Подружка невесты». Я с самого начала подумала, что вы пришли именно из-за нее. Ведь именно в ней он описал все свои убийства.

Я продолжала таращить на нее глаза и лихорадочно приводить в порядок неожиданно появившиеся мысли.

— Миссис Уэйд, объясните, пожалуйста, что вы имеете в виду.

— Я уже не помню книгу, так как Дженкс написал ее задолго до нашего знакомства. К счастью, я появилась в его жизни во время его второй неопубликованной книги, которую он недавно продал за два миллиона. А первую я напрочь забыла и вспомнила о ней совсем недавно, когда начались эти кошмарные убийства. В ней рассказывалось о студенте юридического факультета, который застал жену в постели со своим лучшим другом. Он убивает их обоих, а потом начинает мстить всем остальным.

— Мстить? — переспросила я. — Кому именно и каким образом?

То, что я услышала от нее, повергло меня в шок.

— Он стал регулярно убивать всех женихов и невест. Точно так, как это произошло в действительности совсем недавно.

Глава 80

Это была самая главная тайна, разгадка которой могла напрямую вывести нас на убийцу и доказать его вину. Если Николас Дженкс действительно задумал эти преступления много лет назад и даже описал их в своей первой книге, значит, доказать его вину в суде будет намного легче. Собственно, сейчас мне требовалось только это, поскольку остальных улик было вполне достаточно для привлечения его к ответственности.

— Где можно найти эту книгу? — спросила я у Джоанны, надеясь на успех.

— Не знаю, — покачала та головой. — Книга получилась не очень удачной и никогда не была опубликована.

Мои нервы в этот момент напряглись, как струна.

— А у вас, случайно, нет экземпляра?

— Если бы и был, — ответила Джоанна с твердой решимостью, — я бы сожгла его сразу после развода. Но у Ника был литературный агент, Грег Маркс, который вытащил его на белый свет и которого он потом бросил, став известным. Думаю, у него должен быть экземпляр рукописи.

Мне так не терпелось поскорее достать эту книгу, что я позвонила Грегу Марксу прямо из машины. Телефонистка быстро соединила меня, и после нескольких гудков я услышала сухой голос автоответчика: «Вы позвонили Грегу Марксу…» Я выругалась от злости, но потом подумала и оставила ему номер своего пейджера.

— Дело чрезвычайной важности, — продиктовала я напоследок и хотела положить трубку, когда раздался голос самого хозяина.

— Грег Маркс, — представился он, — чем могу служить?

Я объяснила, что мне нужно срочно повидаться с ним готова подъехать в его офис, который находится в десяти минутах езды от полицейского участка.

— В пятнадцать минут седьмого, — не дал он мне договорить, — у меня важная встреча на Маркет-стрит. Но если вы подъедете сюда…

— Хорошо, ждите меня дома, — поспешила предупредить его я. — Но имейте в виду, что имеете дело с полицией и, если вы уедете, я вас арестую.

Грег Маркс жил в Пасифик-Хейтс на втором этаже большого элитного дома, окна которого выходили на мост «Золотые Ворота». Он открыл дверь и сразу же попятился, настороженно глядя на меня. Грег Маркс был маленького роста, толстый, лысый, в белой рубашке с расстегнутым воротом.

— Думаю, вы действительно приехали по очень важному делу, инспектор, — сразу предупредил он, посмотрев на часы. — Николас Дженкс уже больше шести лет не является моим клиентом. Он ушел от меня в тот день, когда в списке бестселлеров газеты «Кроникл» его книга «Колючая проволока» вышла на первое место.

— А сейчас вы поддерживаете с ним связь? — спросила я на всякий случай, хотя уже знала ответ.

— Нет, а зачем? Чтобы напомнить, как я ухаживал за ним, словно за маленьким ребенком, когда он двух слов связать не мог и все время путал существительные с прилагательными? А ночами выслушивал его бредовые идеи и жалобы на то, что никто в этом мире его не понимает и не ценит?

— Нет, меня интересуют его ранние произведения, — объяснила я. — Когда Дженкс еще не был известным писателем. Его бывшая жена сообщила, что он написал несколько книг, которые до сих пор так и не опубликованы.

— Джоанна? — воскликнул Маркс с удивлением.

— Да, она сказала, что он написал первую книгу под названием «Подружка невесты» или что-то в этом роде.

Маркс закивал головой.

— Это был неудачный литературный опыт. Насколько я помню, я даже не дочитал ее до конца.

— У вас есть экземпляр рукописи? — с замиранием сердца спросила я.

— Нет, я завернул ее и отослал ему сразу же, как просмотрел последнюю страницу. Думаю, сейчас она может быть только у самого автора. Дженкс вообще считал ее шедевром и намеревался опубликовать без меня.

— А можно достать ее в другом месте? — спросила я. — Чтобы не обращаться к нему? — Я подалась вперед. — Скажите откровенно, где можно взять экземпляр этой книги?

— А у Джоанны разве нет ее? — еще больше удивился он и поскреб пальцами затылок. — Дженкс всегда дарил свои произведения женщинам, с которыми поддерживал хоть какие-то контакты. Кстати сказать, он вполне мог получить на нее авторские права. Почему бы вам не проверить этот вариант?

Я посмотрела на него и подумала, что он прав. Надо проверить в соответствующих организациях и поручить это дело кому-нибудь из моих подруг.

— Хотите отыскать в его книге нечто ужасное? — поинтересовался любопытный Маркс. — Могу поделиться с вами некоторыми впечатлениями.

— Пожалуйста, — попросила я.

— У Дженкса всегда была навязчивая идея, которую он стремился воплотить в виде литературного произведения. — Маркс сделал многозначительную паузу, а потом продолжил: — Он считал, что писатель должен все знать и все испытать на себе, чтобы потом изложить это в книге.

Ну, примерно так, как это делает Стивен Кинг. Словом, чтобы получилась настоящая книга, нужно пережить все самому. Так вот, в его первой книге начинающий писатель убивает людей, чтобы почувствовать, что это такое и как это случается в реальной жизни. Думаю, вы ужаснетесь, проникнув в темные закоулки сознания Николаса Дженкса.

Глава 81

Именно такие обстоятельства предопределили выбор моей профессии — детектива по расследованию убийств. Получив от Маркса столь ценную информацию, я сразу же бросилась в отдел и стала ломать голову над тем, как достать рукопись Дженкса. В самый разгар моих лихорадочных размышлений позвонил Макбрайд.

— Вы прочно сидите на стуле, инспектор? — бодро и загадочно начал он. — Николас Дженкс действительно находился в Кливленде в день убийства. Этот сукин сын был в нашем городе!

Значит, Дженкс врал мне прямо в лицо, причем даже глазом не моргнул. Теперь у меня не было никаких сомнений в том, что человек с рыжей бородой, запечатленный видеокамерой службы безопасности, и есть Николас Дженкс.

А Макбрайд тем временем долго и нудно объяснял, как его люди обошли все отели в городе и наконец нагнулись на гостиницу «Уэстин», в которой и был зарегистрирован человек по имени Николас Дженкс. Причем зарегистрировался под своим именем и даже не пытался изменить внешность. Портье сразу признал в нем постояльца с рыжей бородой, который съехал сразу же после убийства. Еще бы ему не узнать знаменитого писателя почитателем которого он является!

Я лихорадочно сопоставляла факты. Последнее убийство произошло в Кливленде. Местная полиция стала распутывать это дело и вышла непосредственно на Дженкса. Значит, она может и предъявить обвинение.

— Завтра я собираюсь встретиться с окружным прокурором, — словно прочитав мои мысли, сказал Макбрайд, — и потребовать предъявления обвинения. И как только мы такое разрешение получим, то сразу арестуем мерзавца.

Эти слова обрушились на меня как удар молота. Перед моими глазами со всей серьезностью замаячила перспектива потерять дело и отдать пальму первенства Кливленду. А ведь я собрала почти все доказательства, множество неопровержимых улик, провела сотни бесед со свидетелями — и теперь все это коту под хвост. Теперь мне остается только поучаствовать в процессе и в лучшем случае организовать второе слушание по первым убийствам. Таким образом, на первое место выйдет убийство Кати Когут, а супруги Брандт и Диджордж отойдут на второй план. Мерсер будет взбешен и выместит свою злость на мне.

После разговора с Макбрайдом я осталась перед абсолютно деморализующим выбором: либо самой арестовать Дженкса и препроводить его к Макбрайду, либо немедленно подготовить материал для завершения собственного дела. Разумеется, я остановила свой выбор на последнем варианте. Но для этого нужно скорее найти эту проклятую книгу. А выполнить эту задачу можно было только с помощью моих верных и преданных подруг.

Глава 82

Через час я собрала их всех в нашем кафе.

— Кливленд готов предъявить Дженксу обвинение, — сразу же перешла я к делу без предисловий. А после этого поведала подругам о книге «Подружка невесты» и объяснила, что без нее нам не стоит соперничать с настырным Макбрайдом.

— Да, ты права, — поддержала меня Джилл, — эту книгу надо обязательно разыскать. Только с ее помощью мы свяжем воедино все три убийства и докажем причастность к ним Николаса Дженкса. В крайнем случае я смогу инициировать еще одно дело против него. Если мы найдем книгу, Линдси, то непременно посадим Дженкса за решетку. На всю оставшуюся жизнь.

— Но как это сделать? — в отчаянии воскликнула я. — Джоанна Уэйд назвала имя литературного агента, я пошла к нему, он сказал, что книги у него нет, но, возможно, экземпляр есть в хранилище, если Дженкс зарегистрировал свои авторские права. Замкнутый круг.

Синди покачала головой.

— Думаю, что это может быть только в Вашингтоне.

— Но на поиски уйдет много дней, — не выдержала я. — В нашем распоряжении нет столько времени. — Я повернулась к Джилл. — Может быть, мы получим ордер на обыск? Черт возьми, должен же быть хоть какой-то выход из положения! Мы могли бы найти в его доме оружие и эту книгу. Причем надо сделать это немедленно.

— Если мы сделаем это сейчас, — остудила она мой пыл, — то погубим все дело.

— Джилл, ты хочешь отдать это дело Макбрайду? — с негодованием воскликнула я.

— А кому еще известно об этом деле? — спросила она.

Я покачала головой.

— Только первый круг общения, то есть мы вчетвером. Но если об этом узнает Мерсер, он немедленно потребует подробный отчет и вскоре об этом узнают все остальные. Тут же появятся телекамеры, микрофоны, журналисты, агенты ФБР и так далее и тому подобное.

— Если мы допустим хотя бы малейшую оплошность, — предупредила Джилл, — Дженкс подаст на нас в суд и выиграет процесс. Я даже думать об этом не хочу.

— А Кливленд, естественно, не будет ждать и оставит нас с носом, — подытожила Клэр. — Они выставят нас идиотами и превратят в кучу дерьма.

Джилл немного подумала, а потом тяжело вздохнула.

— Ну ладно, я с вами, Линдси. Если нет другого выхода, то надо действовать быстро и решительно.

Я обвела взглядом подруг, словно желая убедиться, что все мы заодно.

— Вы можете дать мне двадцать четыре часа? — неожиданно воскликнула Синди.

Я даже вздрогнула от неожиданности.

— Не знаю, а что?

— Ну хотя бы до завтрашнего утра? — взмолилась она. — А еще мне нужен номер карточки социального обеспечения Николаса Дженкса.

Я покачала головой.

— Ты же слышала, что затеял Макбрайд! А что ты хочешь сделать?

У Синди был такой же безумный вид, как и тогда, когда она ворвалась в мою квартиру с известием об успешном поиске связей Дженкса.

— Дайте мне время до завтрашнего утра, — повторила она, не вдаваясь в подробности. С этими словами она встала и быстро вышла из кафе, даже не попрощавшись с нами.

Глава 83

На следующее утро Синди подошла к зданию, где находилась гильдия писателей Сан-Франциско, сонно огляделась вокруг, толкнула стеклянную дверь и направилась к женщине средних лет, которая сидела за небольшим столиком на приеме посетителей.

— Чем могу помочь? — спросила та, удивившись ранней посетительнице.

Синди глубоко вздохнула и стала сбивчиво объяснять ей цель своего визита.

— Мне нужно найти одну рукопись, которая была написана много лет назад.

Она специально избегала слова «копирайт», зная, что это сразу вызовет настороженность у сотрудников подобного учреждения. Еще в студенческие годы Синди упражнялась в написании небольших рассказов и даже пыталась публиковать их в местной газете, но ей отказывали. Тогда мать, многоопытная в подобных делах, посоветовала ей зарегистрировать авторские права на свои сочинения. Синди идея понравилась, но потом выяснилось, что на это весьма дорогостоящее удовольствие уйдет по меньшей мере несколько месяцев. К счастью, ее близкий друг, который уже имел опыт общения с подобными организациями, посоветовал ей местную регистрацию прав интеллектуальной собственности, которая намного дешевле и к тому же производится довольно быстро.

Так она пришла к выводу, что если Николас Дженкс хотел закрепить за собой права собственности на свое произведение, то должен был поступить именно таким образом.

— Понимаете, — начала она сбивчиво объяснять женщине, — эта рукопись представляет собой семейную ценность. Ее написал мой брат и изложил там историю нашей семьи. Но сейчас у нас не осталось ни единого экземпляра.

Женщина решительно покачала головой.

— Это вам не библиотека, дорогая. В нашем учреждении все произведения зарегистрированы в установленном порядке и выдаются на руки только в исключительных случаях. Если хотите получить книгу, то направьте сюда своего брата.

— Я не могу этого сделать, — печально заметила Синди. — Ник недавно умер.

Женщина сразу же смягчилась и развела руками.

— Простите.

— А его жена сказала, что у них не сохранилось ни единого экземпляра этой семейной книги. Вот я и подумала, что только вы можете мне помочь. Мне так хотелось сделать подарок отцу на шестидесятилетие.

Синди чувствовала себя глупо и отвратительно из-за того, что приходилось врать напропалую, но другого выхода она просто не видела. Только так можно было получить эту проклятую книгу.

— У нас существует строго определенный порядок выдачи рукописей, — продолжала объяснять женщина. — Если автор умер, то родственники должны представить свидетельство о смерти и доказательство своего родства. Думаю, семейный адвокат прекрасно знает, как поступать в подобных случаях. А я не имею права пустить вас в хранилище.

Синди лихорадочно соображала, что делать. Если она нашла способ проникнуть на место преступления в отеле «Гранд Хайатт», а потом столь же успешно выследила Линдси и обнаружила второе место преступления, то должна найти выход из положения и здесь. В конце концов, это же не корпорация «Майкрософт», а обычное городское учреждение. Тем более что на нее возложены такие надежды. Она просто не имеет права подвести своих подруг.

— Должен же быть хоть какой-то выход из положения! — взмолилась Синди. — Пожалуйста, разрешите мне взглянуть на рукопись.

— Нет, моя дорогая, не имею права, — упрямо твердила женщина. — Только с соответствующими документами. А почему вы решили, что ваша рукопись находится именно здесь?

— Моя невестка уверена в этом.

— И все равно я не могу выдавать зарегистрированную рукопись по первому требованию и без соответствующих документов. — Женщина встала, показывая, что разговор окончен.

— Может быть, вы просто проверите, здесь ли она, — предложила Синди.

Женщина немного подумала, а потом смилостивилась.

— Ну ладно, думаю, что окажу вам такую услугу. Вы говорите, это было несколько лет назад?

Синди едва не подпрыгнула от радости.

— Да.

— Имя?

— Мне кажется, это называлось «Подружка невесты», — радостно сообщила Синди, даже не поняв сути вопроса.

— Я имею в виду не название рукописи, а имя автора, — недовольно проворчала женщина.

— Дженкс! — выпалила Синди, затаив дыхание. — Николас Дженкс.

Женщина подняла голову и удивленно посмотрела на нее.

— Это тот самый знаменитый писатель?

Синди поспешно покачала головой, чтобы развеять все ее сомнения.

— Нет, он был страховым агентом, — безразличным тоном промолвила она.

Женщина окинула ее подозрительным взглядом, но все же продолжила поиск нужного автора.

— А чем вы можете доказать свое родство с этим человеком?

Синди порылась в сумочке и протянула ей карточку с номером социального страхования, на которой было обозначено имя Николаса Дженкса. — Эти данные должны быть на его регистрации.

— Нет, это не подойдет, — запротестовала та.

Синди стала лихорадочно рыться в сумочке, понимая, что удача ускользает из рук.

— Вы мне просто скажите, здесь эта рукопись или нет, — вкрадчиво попросила она. — Если здесь, то завтра я принесу вам все, что нужно.

— Дженкс, — проворчала женщина, просматривая базу данных. — Похоже, ваш братец был гораздо более удачливым человеком, чем вы думаете, — наконец сказала она. — На его имя зарегистрировано три рукописи, а не одна.

Синди всплеснула руками.

— Меня интересует только одна, под названием «Подружка невесты».

Прошло еще несколько долгих минут.

— Не знаю, почему я это делаю, — недовольно поморщилась женщина. — Если вы принесете мне нужные документы, то я выдам вам подробное описание этой рукописи, включая ее содержание.

Синди поблагодарила ее и стремглав бросилась к выходу. Слава Богу, рукопись здесь. Теперь остается лишь выудить ее из этого хранилища.

Глава 84

— Я нашла ее! — воскликнула Синди в трубку. — Нашла эту рукопись!

Я радостно хлопнула руками по столу. Отлично! Теперь мы сможем сделать последний шаг в нашем деле.

— О чем в ней говорится, Синди?

— Я нашла ее, — пояснила та, — но у меня нет ее на руках.

Она сбивчиво рассказала мне о своей тщетной попытке прорваться в хранилище гильдии писателей и о том, что для изъятия рукописи нужны соответствующие документы.

Мне понадобилось не менее двух часов, чтобы дозвониться до Джилл, ввести ее в курс дела и убедить в необходимости немедленного обыска в доме Дженкса. Джилл спокойно выслушала меня, потом вызвала судью из зала заседаний и получила у него ордер на обыск и на изъятие рукописи. После этого мы с Джилл встретились с Синди, а по пути к гильдии писателей я позвонила Клэр. Мне очень хотелось, чтобы в этот ответственный момент вся наша команда была в полном составе.

Через двадцать минут мы все были у двери гильдии.

— Вот я и вернулась, — торжественно сообщила Синди опешившей от неожиданности женщине. — Причем с очень важными документами.

— А кто это с вами? — подозрительно покосилась она на нас. — Ваши двоюродные сестры?

Я показала ей полицейский значок, а потом положила на стол ордер на изъятие рукописи.

— Господи, чем вас привлекла эта рукопись? — удивилась женщина, захлопав глазами.

С этими словами она быстро засеменила в офис заведующего хранилищем и вскоре вернулась с ним. Тот долго рассматривал подписанный судьей ордер, поглядывая на нас.

— Должен предупредить, — наконец сказал он, — что мы храним рукописи не более восьми лет.

Он исчез в хранилище, а мы, сгорая от нетерпения, нервно расхаживали по небольшому вестибюлю здания. И все мы молилась, чтобы рукопись оказалась на месте.

Заведующий вернулся минут через десять с большой пыльной папкой в руках.

— Я отыскал ее в самом дальнем углу хранилища, — с довольной улыбкой сообщил он.

Я взяла у него папку, и мы вышли из здания. В самом конце улицы мы отыскали небольшое кафе, уселись за столиком и приступили к работе. На титульном листе крупным шрифтом было написано: «„Подружка невесты“. Роман Николаса Дженкса». С трудом сдерживая волнение, я пробежала глазами первую страницу. Этот триллер был написан от имени человека, который находится в тюрьме и вспоминает о совершенных им преступлениях. Звали этого человека Филлип Кампбелл. Роман начинался словами: «Интересно, что может быть самым ужасным из всего, что только случалось в этом мире?»

Глава 65

Для большего удобства мы разделили рукопись на четыре части и стали внимательно просматривать каждую страницу в поисках деталей или сцен, которые совпадали бы с реальными убийствами.

Мне попалась та часть, где описывалась жизнь главного героя Филлипа Кампбелла. Я дочитала до момента, когда он застал свою красавицу жену с другим мужчиной и убил их обоих, что в корне изменило всю его дальнейшую жизнь.

— Нашла! — неожиданно воскликнула Джилл и вслух зачитала эпизод, в котором Филлип Кампбелл осторожно, затаив дыхание, пробирался по безлюдному коридору отеля «Гранд Хайатт» по направлению к тому номеру, который снимали только что отпраздновавшие свою свадьбу молодожены. — Вы только послушайте! — сказала Джилл, продолжая читать: — «Безотчетно повинуясь странному инстинкту, он напрочь отбросил горькое чувство предательства, мгновенно заменив его свежим, неизвестным доселе чувством неописуемого блаженства. Ему понравилось убивать».

Мы молча переглянулись. Это было выше нашего понимания. Значит, Дженкс не только извращенец, но и сумасшедший. Но действительно ли он очень умен и хитер, как кажется?

Следующей зачитала свой отрывок Клэр. Там речь шла о второй свадьбе, а само преступление было совершено за пределами церкви, в которой проходило венчание. Жених и невеста спускаются по лестнице, их по обычаю осыпают рисом, раздаются поздравления и громкие аплодисменты. А на обочине их ждет шикарный лимузин, за рулем которого сидит уже знакомый нам Филлип Кампбелл. Молодожены весело прощаются с гостями, садятся в лимузин и уезжают.

Мы снова переглянулись, ошарашенные точностью деталей. Именно так было совершено второе убийство.

— Господи Иисусе, — тихо пробормотала Джилл.

А Клэр сокрушенно покачала головой. Она выглядела мрачной и подавленной. Впрочем, мы все были настолько поражены, что на некоторое время просто потеряли дар речи. А в моей душе нарастало злорадное удовлетворение. Наконец-то мы раскрыли тайну этих кошмарных убийств Вот теперь он попляшет у нас!

— Интересно, чем все это заканчивается? — едва слышно прошептала Синди после продолжительной паузы.

— Чем же еще? — удивилась Джилл. — Арестом убийцы.

Глава 86

К Николасу Дженксу мы отправились вместе с Крисом Роли. Всю дорогу мы напряженно молчали, словно предвкушая торжественность момента. Во дворе дома нас встретил Чарли Клаппер со всей своей командой специалистов. Они должны будут провести тщательный обыск всего дома и подвалов после ареста хозяина.

Позвонив в дверь, я с нетерпением ждала, когда ее откроют. Эти минуты показались мне вечностью. И это происходит каждый раз, когда расследование завершено и остается лишь надеть наручники на изобличенного преступника.

Дверь открыла служанка, которая встречала нас в прошлый раз. Правда, сейчас она не успела произнести ни слова, а только молча попятилась, с ужасом наблюдая за полицейскими машинами и людьми в голубой униформе.

— Нам нужен мистер Дженкс, — сказала я, протягивая ей полицейский значок.

Не дожидаясь ответа от оторопело глядящей на нас служанки, мы прошли в холл, где беседовали с хозяином накануне. Там нас ждала не менее удивленная Чесси Дженкс.

— Инспектор, — промямлила она, вытаращив на нас глаза, — что происходит? Почему в нашем дворе столько полицейских машин?

— Мне очень жаль, миссис Дженкс, — совершенно искренне сказала я. — Ваш муж дома?

— Ник! — закричала она во весь голос, с ужасом начиная осознавать происходящее.

Мы направились в глубь дома, а Чесси бросилась к нам, словно пытаясь преградить путь.

— Что случилось? Почему вы врываетесь в наш дом? Что вы позволяете?

— Успокойтесь, миссис Дженкс, — отмахнулся от нее Роли.

Я была так взволнована, что с трудом остановилась посреди холла, решив дождаться хозяина дома внизу. Он появился через минуту в белой майке и полосатых шортах. В руках он держал клюшку для гольфа.

— Я же сказал, чтобы вы по всем вопросам обращались к моему адвокату, — недовольно проворчал он.

— Вы сами это сделаете, — сказала я с нескрываемым злорадством. — Николас Дженкс, вы арестованы по обвинению в убийстве Дэвида и Мелани Брандт, Майкла и Ребекки Диджордж, а также Джеймса и Кэтлин Воскул.

Я тщательно выговаривала каждое имя, чтобы он слышал и, возможно, представил все обстоятельства их зверского убийства.

— Вы с ума сошли! — уставился он на меня мгновенно потемневшими от злости глазами.

— Ник! — вскрикнула Чесси, заламывая руки. — Что все это значит? Что происходит? Почему они в нашем доме?

— Вы отдаете себе отчет в своих поступках? — прорычал Дженкс. На его шее проступили вздувшиеся вены. — Я спрашиваю вас, вы понимаете, что делаете?

Вместо ответа я зачитала ему его права.

— Инспектор, — продолжал неистовствовать Дженкс, — вы совершаете непростительную ошибку! Вы подумали о последствиях?

— Чего им надо от тебя. Ник? — недоумевала Чесси, смертельно побледнев от страха. — Что происходит, черт возьми?

— Заткнись! — злобно прошипел Дженкс, а потом зыркнул налившимися кровью глазами, сжал кулаки и бросился на меня.

Я была начеку, отпрыгнула в сторону и одновременно сделала ему подсечку. Дженкс потерял равновесие и рухнул на край стола, рассыпав по всему полу фотографии.

Чесси громко закричала, а потом замерла, не веря своим глазам. Крис Роли ловко надел на лежащего Дженкса наручники, помог ему подняться и потащил к выходу.

— Позвони Шерману, — бросил Дженкс жене. — Скажи ему, что произошло и где я нахожусь.

Он продолжал оказывать сопротивление, но мы с Крисом настойчиво подталкивали его к полицейской машине. Я не церемонилась с ним, выкручивая руку за спину.

— Интересно, какую теорию убийств вы теперь придумаете, мистер Дженкс? — спросила я, запихивая его в машину.

Глава 87

Когда закончилась последняя пресс-конференция и погасли яркие огни юпитеров, а сияющий от удовольствия Мерсер нырнул в машину и укатил прочь, я крепко обняла Клэр, Джилл и Синди. Наконец-то мы закончили это трудное дело. Выпив еще по бокалу пива, мы распрощались, и я отправилась в отдел, чтобы забрать вещи и уехать домой.

Был уже девятый час вечера, и в отделе находилась только ночная бригада полицейских. Я села за стол и попыталась вспомнить, когда в последний раз мне было так хорошо и легко на душе. Это был удивительный момент. Преступник задержан и готовится к защите. А завтра с утра мы войдем в свой обычный ритм жизни — допросы, улики, доказательства, обличения, обвинения… Конечно, Николас Дженкс будет сопротивляться до последнего и привлечет своих лучших адвокатов, но все равно вынужден будет признать свою вину под бременем доказательств. Мы поймали его, причем почти так, как я и представляла пару месяцев назад. Таким образом, я исполнила то обещание, которое дала мертвой Мелани Брандт в ту ужасную ночь в отеле «Гранд Хайатт».

В этот момент я имела все основания гордиться собой. И что бы со мной ни случилось в ближайшее время, никто уже не сможет отнять у меня эту победу. Даже если я не получу повышения по службе и звания лейтенанта или умру от болезни крови, все равно эта победа навсегда будет связана с моим именем.

Я встала и подошла к доске, на которой были помечены все дела, которыми в данный момент занимался наш отдел. Под графой «Незаконченные дела» было записано имя первой жертвы — Мелани Брандт. Я взяла влажную тряпку и стерла его, а потом, немного подумав, удалила все остальное, записанное в этом столбике.

— Приятно видеть, с каким удовольствием ты стираешь каждую строчку, — прозвучал позади меня веселый голос Роли.

Я повернулась и радостно ответила улыбкой на его сияющий взгляд.

— Что ты здесь делаешь? В такое позднее время?

— Ничего особенного, — ответил он, рассмеявшись. — Навел порядок в кабинете шефа, а потом решил проверить, что тут происходит. — Он укоризненно посмотрел на меня. — Линдси, что за глупый вопрос? Неужели ты не понимаешь, что я остался здесь из-за тебя?

В отделе в этот момент не было ни души, но я знала, что Крис никогда не сделает первый шаг. Этот шаг — мои. И я его сделала. Я поцеловала Криса, причем легко, непринужденно И с огромным удовольствием. Словом, я поцеловала его так, как мечтала в тот чудный вечер на берегу озера в Кливленде.

А когда я отодвинулась от него, он понимающе улыбнулся и произнес:

— Значит, я не ошибся: тебе действительно приятно.

Не то слово. Мне было не просто приятно, я была готова кричать от восторга, прыгать от радости и творить бог знает что. В этот момент мне все казалось милым и приятным.

— Какие у тебя планы? — спросила я, широко улыбаясь.

— Что ты имеешь в виду?

— Что ты сейчас собираешься делать? Ну, если не сейчас то сегодня вечером? Короче говоря, в течение следующих нескольких часов?

— Никаких особенных планов у меня нет, — откровенно признался он. — Просто я хотел привести в порядок дела, а потом отвезти тебя домой, если у тебя не будет никаких серьезных возражений.

— Прекрасно, я только заберу свою сумочку.

Глава 88

Я не помню, как мы ехали к моему дому, о чем говорили в дороге и что собирались делать в моей квартире. Помню только, что с трудом сдерживала переполнявшие меня эмоции, и как только мы переступили порог квартиры, все накопившиеся чувства наконец-то прорвались наружу. Мы крепко обнялись и успели добраться лишь до большого ковра в моей гостиной, лихорадочно расстегивая друг другу молнии, пуговицы и все прочее, что мешало нам насладиться друг другом.

Давно уже я не ощущала себя такой счастливой. Руки Криса были мягкие, нежные — именно такие, о которых я мечтала с юности. Мне безумно нравилось, как он целовал меня, ласкал мое тело и вообще делал все возможное, чтобы мне было приятно.

Я знаю, что говорю избитые фразы, но в ту ночь мы занимались любовью так страстно, как в последний раз. Крис оказался весьма искусным любовником и не сделал мне ничего такого, в чем его можно было бы упрекнуть. Он был сильным, ловким и вместе с тем необыкновенно нежным и деликатным. Я отдалась ему полностью и без остатка, причем не только телом, но и душой, чего никогда не случалось со мной ранее.

Когда я вскрикнула от внезапного взрыва блаженства и застыла, пытаясь хоть на мгновение продлить это неописуемое ощущение неземного счастья, Крис осторожно приподнялся и лег рядом со мной на ковре.

— Ну и что теперь? — спросила я, имея в виду наше обозримое будущее.

Он посмотрел на меня и улыбнулся.

— Теперь я хотел бы познакомиться с твоей спальней.

Глава 89

Прохладный ветерок с океана освежал мое лицо. Какая чудная ночь! Я сидела на террасе, завернувшись в теплое одеяло, и смотрела на мерцающие вдали огоньки бухты Сан-Леандро. Был уже третий час ночи. Крис крепко спал, а я никак не могла успокоиться после всего того, что произошло между нами. Слишком долго я ждала этого, чтобы так просто уснуть после долгожданной разрядки.

Двадцать седьмое июня. Я улыбнулась и подумала, что надо запомнить этот чудесный день. Он действительно оказался для меня на редкость удачным. Сначала мы нашли книгу, потом арестовали Дженкса, а завершился этот день любовной близостью с Крисом. Никогда прежде я не чувствовала себя такой счастливой, как сейчас.

И только одно обстоятельство мешало мне в полной мере насладиться этим счастьем — моя болезнь. Самое ужасное заключалось даже не в ней, а в том, что я скрыла это от любимого человека. Конечно, я сделала это непреднамеренно. Просто я никак не могла решиться на этот шаг. Даже представить трудно, как можно сказать Крису о смертельно опасной болезни в самый разгар нашей взаимной любви. Тень смерти на торжествующем празднике жизни. Как обидно, что все может закончиться для меня трагически. Я этого не заслужила. А он не заслужил моего недоверия.

— Что ты здесь делаешь? — неожиданно прозвучал позади меня голос Криса.

Он обнял меня за шею и прижал к себе. Я охотно подалась назад и уткнулась головой в его упругий живот.

— Нам будет трудно вернуться к прежней жизни, — откровенно призналась я.

— А кто сказал, что нам обязательно нужно вернуться к ней?

— Я хотела сказать, что трудно будет вернуться к тому состоянию, когда мы снова окажемся напарниками. Сегодня утром мы снова придем в наш отдел, сядем друг против друга, а потом вместе начнем допрашивать Дженкса. И так целый день. Я этого не вынесу.

Пальцы Криса игриво теребили мои соски.

— Не надо думать об этом, — шепнул он мне на ухо, продолжая ласкать меня. — Расследование практически закончено, и я могу с чистой совестью вернуться на прежнюю работу. А приходить буду только на время допроса.

— Крис… — тихо сказала я и даже вздрогнула от холода.

— Линдси, — прервал он меня, — я же сказал тебе, что мы не всегда будем коллегами. — Он наклонился и уткнулся лицом в мои волосы. — Во всяком случае, коллегами в обычном и общепринятом смысле слова.

— А кем же мы можем быть? — грустно улыбнулась я, снова вспомнив о своей болезни.

Что же делать? Рассказать ему всю правду? Нет, не хочется омрачать такую приятную ночь.

Крис подхватил меня под руки и повел в спальню.

— Я чувствую себя все лучше и лучше, — прошептала я, охотно поддаваясь его настойчивому желанию.

— Правда? — усмехнулся он. — Интересно, а что же будет дальше?

Глава 90

Когда я на следующее утро приехала на работу и развернула газету «Кроникл», чтобы прочитать продолжение очерка Синди об аресте Николаса Дженкса, зазвонил телефон. В трубке послышался взволнованный голос Чарли Клаппера. Его группа экспертов всю ночь провела в доме арестованного Дженкса в поисках дополнительных доказательств его причастности к нашумевшим убийствам.

— Ты нашел что-нибудь интересное для меня? — спросила я, надеясь, что Клаппер все-таки отыскал орудие преступления или по крайней мере обручальные кольца погибших молодоженов. Мне нужны были твердые и неопровержимые улики, которые заставили бы Дженкса признать свою вину.

Клаппер устало вздохнул.

— Думаю, тебе необходимо срочно приехать и посмотреть на все это своими глазами.

Я схватила сумочку, ключи от служебной машины и выскочила из отдела, чуть не сбив с ног Джейкоби.

— Прошел слух, что я уже перестал быть мужчиной твоей мечты, — угрюмо буркнул он.

— С каких это пор ты стал так внимательно прислушиваться к сплетням? — отшутилась я, отводя взгляд.

— Да как не прислушиваться, если об этом говорит вся ночная смена?

Я остановилась как вкопанная. Только этого еще не хватало. Значит, кто-то видел нас с Крисом вчера вечером. Я растерянно огляделась, словно пытаясь понять, кто мог растрезвонить об этом, и вдруг почувствовала, что краснею.

— Успокойся, — продолжал ухмыляться Джейкоби. — Ты же знаешь, что ничто так не выдает человека, как краска смущения. Тебе нечего опасаться и уж тем более стесняться.

— Спасибо, Уоррен, — пробормотала я и направилась вниз по ступенькам. Хорошо, что Джейкоби свой человек и не требует от меня совершенно невыносимого вранья.

— И не забывай, — крикнул он мне вдогонку, — что твой успех в этом деле во многом объясняется моим шампанским!

— Да, я помню об этом, Уоррен, и благодарна тебе за это.

Через полчаса я уже была во дворе дома Дженкса. Все подходы к нему были огорожены желтой лентой, а двое полицейских усердно отгоняли наседавших репортеров с видеокамерами и фотоаппаратами. Чарли Клаппера я нашла в гостиной. У него был усталый вид, а на щеках проступила щетина.

— Вы нашли орудие убийства? — спросила я.

— Нет, только это. — Он показал на пластиковый пакет с целым арсеналом оружия.

Там были охотничьи ружья, небольшой пистолет системы «Минелли» и «кольт» 45-го калибра. Одного взгляда было достаточно, чтобы убедиться: никакого пистолета калибра 9 миллиметров там не было и в помине.

— Мы обшарили весь его офис, но и там не нашли никаких вещей, которые могли бы принадлежать жертвам. — Клаппер развел руками. — Похоже, никаких трофеев в этом доме нет.

— Я очень надеялась, что вы найдете обручальные кольца, — произнесла я, растерянно оглядываясь по сторонам.

— Тебе нужны кольца? — удивился он и со вздохом поднялся со стула. — Все они находятся в комнате его жены. Их там немало, но я хотел бы показать тебе кое-что более интересное.

Он повел меня на кухню, где в пластиковом мешке с надписью «улики» лежала упаковка от шампанского «Кло Дю Месниль».

— Это нам уже известно, — уныло проворчала я.

Клаппер продолжал смотреть на меня так, словно я оскорбила его профессиональное достоинство. Затем он вынул из упаковки бутылку и протянул мне.

— Посмотри на номер партии, Линдси. Каждая бутылка такого вина имеет собственную маркировку. Вот посмотри: четыре-два-три-пять-пять-девять. А теперь взгляни на номер шампанского, которое было обнаружено в отеле «Гранд Хайатт». — Он протянул мне описание вещей, сделанное во время первого убийства. — Тот же номер. — Впервые за время нашего разговора Клаппер удовлетворенно улыбнулся.

Бутылки действительно были одинаковыми, что являлось безусловным доказательством причастности Николаса Дженкса к убийству супругов Брандт. Конечно, лучше бы иметь в своем распоряжении орудие убийства, но и это шампанское является прямым доказательством, а не косвенным. А ведь именно в косвенных уликах упрекала меня Джилл. Я приветливо помахала всем экспертам из команды Клаппера, выразив свою благодарность за отличную работу.

— И это еще не все, — скромно заметил Чарли. — Я не стал бы вызывать тебя на место преступления ради какой-то бутылки шампанского.

Он повел меня по прекрасно обставленной гостиной к спальне хозяина дома. Спальня представляла собой огромную, превосходно обставленную комнату, окна которой выходили на знаменитый мост «Золотые Ворота». В дальнем конце спальни находилась темная комнатушка, что-то вроде чулана, где хранились личные вещи и одежда хозяина.

— Ты помнишь тот окровавленный смокинг, который мы нашли в отеле? — загадочно улыбаясь, спросил Чарли и, не дожидаясь ответа, вытащил из гардероба небольшой пластиковый мешок. — Так вот, мы нашли недостающую часть костюма. — Он вынул из мешка небольшой пакет и протянул мне. В нем лежали брюки от смокинга. — Я уже все проверил, — продолжал Чарли. — Полное соответствие с тем смокингом, который мы нашли в отеле. Тот же производитель, та же модель и совершенно идентичная ткань.

Я смотрела на брюки так, словно видела перед собой миллион долларов одной купюрой или по крайней мере тонну конфискованного героина. Я даже представила реакцию Николаса Дженкса на эту находку. Теперь ему трудно будет отрицать свою причастность к этому делу. Да, Клэр права. Впрочем, она всегда права. Тот смокинг принадлежал не жертве, а убийце, то есть Дженксу.

— Ну и что ты теперь скажешь, инспектор? — торжествующе улыбнулся Клаппер. — Теперь ты можешь закрыть это дело или нет? — Он хлопнул себя по лбу. — Ах да, чуть не забыл. — Порывшись в карманах, Клаппер вынул маленький прозрачный пакетик и повертел у меня перед носом. — А вот это я извлек из электробритвы хозяина дома.

В пакетике виднелось несколько коротких рыжих волосков.

Глава 91

— Я уже давно ожидала твоего прихода, — сказала Клэр и, взяв меня за руку, повела в лабораторию. На столе стояли какие-то химикаты, а рядом с ними два больших микроскопа. — Чарли уже сообщил мне о своих находках, — продолжала она. — Думаю, шампанского и брюк будет вполне достаточно, чтобы навсегда посадить его за решетку. Поздравляю, Линдси, ты добилась своего.

— Да, а если ты докажешь идентичность вот этого — сказала я, протягивая ей небольшой пакетик с волосками, — он окажется не только за решеткой, но и, возможно, в газовой камере.

— Правда? — удивилась Клэр, вертя перед глазами пакетик. — Очень любопытно, сейчас посмотрим. — Она открыла конверт с надписью «наиболее важные улики» и вынула оттуда волосок, который был обнаружен после второго убийства. Затем она положила два образца под микроскоп и прильнула к окуляру. — Как ты себя чувствуешь, дорогая?

— Что ты имеешь в виду? — не поняла я. — Мою болезнь?

— А что же еще я могу иметь в виду? — удивилась та, не отрываясь от микроскопа.

В суете последних дней, связанной с арестом Николаса Дженкса, я напрочь забыла о своих проблемах.

— Ничего хорошего. На прошлой неделе у меня была очередная встреча с врачом, и он сказал, что качество крови продолжает ухудшаться.

Клэр оторвалась от окуляра и посмотрела на меня.

— Очень плохо.

Я рассказала ей об интенсивном курсе лечения, о переливании крови и всяких медикаментах, которые мне приходится глотать во время сеанса, и даже упомянула о возможности пересадки костного мозга.

К моему удивлению, она радостно улыбнулась.

— Думаю, мы найдем способ активизировать твои кровяные тельца. Мы их так встряхнем, что мало не покажется.

Я сделала вид, что ничего не поняла, но густо покраснела.

— Ну так что? — спросила Клэр, ехидно ухмыляясь. — Почему ты скрываешь от меня такое важное событие? Ты же знаешь, что в нашем учреждении в принципе не может быть никаких тайн.

— Ничего я не скрываю, — пробормотала я.

— Весь департамент гудит о том, что между тобой и мистером Роли что-то происходит. И только твоя лучшая подруга все еще не в курсе дела. Линдси, как тебе не стыдно? Разве можно быть такой скрытной? Ты забыла, что нам нечего скрывать друг от друга?

Я вдохнула, еще больше покраснела и рассказала ей все от начала, то есть от первого поцелуя, до самого конца, опустив лишь самые интимные подробности.

Как только я дошла до того места, когда мы занимались любовью на ковре, Клэр схватила меня за руку и восхищенно замигала.

— Вот это класс! А что было дальше?

— Дальше? — рассмеялась я. — Дальше было то же самое, но только в другом месте и с гораздо большим удовольствием. — Закончив рассказ, я понуро опустила голову. — Знаешь, Клэр, я до сих пор не уверена, что поступила правильно. Я люблю его, сейчас в этом нет никаких сомнений. И он меня тоже. Но что делать с моим здоровьем? Как сказать ему об этом?

Мы уставились друг на друга, собираясь с мыслями. Собственно, никаких особых мыслей у нас не было. Мы уже все сказали друг другу.

— Ну ладно, — промолвила Клэр, возвращаясь к микроскопу, — давай посмотрим, что тут у нас. Волосики из бороды-бородочки-бороденки. — Она покрутила ручку, наводя резкость, а потом неожиданно хмыкнула.

— Ну что там? — не вытерпела я. — Что ты скажешь?

— Думаю, ты сама можешь догадаться, — ответила она.

Я отодвинула ее в сторону и прильнула к окуляру. Даже мне, неспециалисту, было совершенно ясно, что волосок извлеченный из половых органов Бекки Диджордж, был абсолютно идентичен тем, которые выудил из электробритвы Клаппер в доме Дженкса. Они были толстые, рыжие, жесткие, загнутые у основания, как хвост ядовитой змеи. Да, вряд ли можно подумать, что они принадлежат разным людям. И это было еще одним доказательством того, что все убийства совершил один и тот же человек — Николас Дженкс.

Глава 92

Николас Дженкс находился в камере предварительного заключения, расположенной на десятом этаже Дворца правосудия, и дожидался официального предъявления обвинения. Рядом с ним был его адвокат Шерман Лефф, который чувствовал себя спокойно и вообще держался так, словно речь шла о простой формальности, которая должна благополучно закончиться в любую минуту.

Джилл Бернардт встретила нас с Крисом у входа, и мы вместе направились к Дженксу, чтобы ознакомить его с вещественными доказательствами, обеспечив этим официальное предъявление обвинения.

В комнате для допросов я уселась напротив Дженкса и посмотрела ему прямо в глаза, наслаждаясь каждым мгновением заключительного этапа следствия.

— Это помощник окружного прокурора Джилл Бернардт, — сказала я, продолжая разглядывать невозмутимое лицо Дженкса. — Она будет вести ваше дело и станет вашим обвинителем.

Он снисходительно ухмыльнулся, не проронив ни слова. Меня поразила его уверенность в себе. Почему он ведет себя так, словно принимает нас в своем доме? Отчего так самоуверен?

— Если у вас нет возражений, — приступила к своим непосредственным обязанностям Джилл, — я начну допрос.

— Как угодно, — с такой же самоуверенностью ответил Шерман Лефф. — Лично я ничего не имею против.

Джилл глубоко вздохнула, собралась с мыслями и начала:

— Мистер Дженкс, через час вам официально будет предъявлено обвинение в убийстве первой степени, жертвой которого стали Дэвид и Мелани Брандт. Вы обвиняетесь в том, что пятого июня сего года проникли в их гостиничный номер отеля «Гранд Хайатт» и убили ударом ножа. Вскоре после этого суд Кливленда предъявит вам аналогичное обвинение в убийстве Джеймса и Кэтлин Воскул. Кроме того, вам могут предъявить обвинение в убийстве еще одной супружеской пары, которое вы совершили на территории винного завода в городке Нейпа. — Она сделала паузу, подчеркнув значимость момента. — Мы собрали достаточно большое количество вещественных доказательств, дающих нам основание считать вас причастным ко всем этим убийствам. Сейчас мы предъявим вам все эти улики, чтобы вы могли ознакомиться с ними, сэкономить время для суда, уменьшить степень страдания родителей жертв и избежать ненужного унижения для членов вашей семьи.

— Благодарю вас, миссис Бернардт, — наконец вмешался Шерман Лефф. — Поскольку у нас сегодня день откровенных признаний, я хочу выразить от имени своего клиента глубочайшее сожаление по поводу эмоционального срыва, который произошел в его доме во время ареста. Его оскорбительная выходка по отношению к инспектору Боксер явилась результатом потрясения, которое было вызвано внезапностью ареста и чудовищностью предъявленных обвинений. Не сомневаюсь, что все вы понимаете глубину шока, который пережил мой клиент и сочтете возможным простить его за неподобающее поведение.

— Я действительно сожалею о случившемся, инспектор, — присоединился к адвокату Дженкс. — Представляю, как это выглядело со стороны. Но я был так возмущен вашими предположениями относительно мой причастности к этим преступлениям, что просто потерял контроль над собой.

— Безусловно, — продолжил адвокат, — у вас были какие-то основания для допроса моего клиента, но ваше вторжение в его частное владение я считаю неоправданным и в высшей степени бесцеремонным.

— Ордер на арест и обыск является абсолютно обоснованным, — спокойно отреагировала Джилл.

— Обоснованным? — ухмыльнулся Шерман Лефф. — Чем же именно, позвольте спросить?

— Тем обстоятельством, что ваш клиент дал ложные показания и пытался ввести следствие в заблуждение. Речь идет о его неподтвержденном алиби во время убийства Кати Воскул.

Адвокат замер от неожиданности и растерянно посмотрел на Дженкса.

— Ваш клиент, — вмешалась я, — находился в Кливленде в момент убийства. Вы были зарегистрированы в гостинице «Уэстин», мистер Дженкс, — обратилась я к нему. — Вы находились там два дня, что полностью совпадает со временем убийства супругов Воскул. А вы пытались убедить меня, что находились в это время в Сан-Франциско. Вы были там, мистер Дженкс, причем не только в городе, но и в том зале, где проходила свадьба.

Ухмылка мгновенно исчезла с лица Дженкса, а глаза быстро забегали в поисках ответа. Он тяжело сглотнул, отчего его кадык дернулся вверх, а потом так же быстро опустился на прежнее место. Я видела, как Дженкс лихорадочно ищет оправдание своей лжи.

— Да, я был там, — уныло признал он через минуту и виновато посмотрел на адвоката. — И попытался скрыть это. Но я категорически возражаю против обвинений в убийстве. Я был приглашен на встречу со своими читателями, которая проводилась администрацией книжного магазина «Аргоси». Можете проверить. Не знаю, как получилось, что это совпало по времени со свадьбой Кати, но я не имею к этому ни малейшего отношения. Я не был на ее свадьбе.

Я покраснела от возмущения и злости. Этот наглец продолжает врать даже в присутствии помощника окружного прокурора!

— Встреча с читателями? — ехидно переспросила я. — Когда именно состоялась эта встреча?

— В субботу после обеда, — не задумываясь, ответил Дженкс. — В четыре часа. Это была небольшая группа читателей, которые давно уже просили о встрече со мной. А поскольку владелец магазина «Аргоси» сыграл важную роль в распространении моей первой книги, я не мог отказать ему.

— А после встречи?

— После встречи я вернулся в гостиницу и занялся своим обычным делом, то есть сочинял новый роман. А вечером я поплавал в бассейне, рано поужинал и лег спать. Это может подтвердить моя жена. Знаете, во время поездок я всегда провожу вечера в гостинице. Это моя давняя привычка, о которой писали даже в журнале «Пипл».

Я наклонилась к нему через стол.

— Значит, все это было лишь трагическим совпадением, я правильно вас поняла? Женщина, сексуальные отношения с которой вы так настойчиво опровергали, была убита во время вашего пребывания в Кливленде. А вы совершенно случайно оказались в этом месте и в это время. Почему же вы отрицали сам факт пребывания в этом городе и свое знакомство с жертвой преступления? Мистер Дженкс, ваше присутствие на свадьбе зафиксировано видеокамерой службы безопасности. Что вы на это скажете?

Шерман Лефф предупредительно положил руку на плечо Дженкса.

— Нет! — выпалил Дженкс, утрачивая контроль над собой. Но усилия адвоката не прошли даром. Он успокоился и стал нервно вытирать пот со лба. — Я соврал вам насчет Кати… чтобы сохранить семью, — сказал он дрогнувшим голосом. — Я сделал это ради Чесси. Инспектор, — он выпрямился и запрокинул голову, — вы уже, вероятно, знаете, что я далек от совершенства. У меня много прегрешений. Я соврал вам, но из лучших побуждений. Простите меня за это малодушие. Я действительно знал Кати и имел с ней очень близкие отношения, но я не убивал ее! И всех остальных я тоже не убивал!

Дженкс встал, и я впервые увидела, что он испуган. Только сейчас до него стала доходить суть предъявленных обвинений.

Я подалась вперед, решив окончательно добить его.

— Мистер Дженкс, в номере люкс отеля «Гранд Хайатт», где произошло убийство супругов Брандт, была обнаружена бутылка шампанского. Она полностью совпадает с той, которую мы нашли в вашем доме. Несколько таких бутылок вы купили в магазине «Батерфилд энд Батерфилд» в ноябре тысяча девятьсот девяносто шестого года.

Шерман Лефф замахал руками в знак протеста.

— Нам известен этот факт, но должен вас предупредить что печальное совпадение вкусов моего клиента со вкусами других людей вовсе не является доказательством его вины. Он даже не знал этих людей. Шампанское можно купить где угодно и по любому поводу.

— Да, совершенно верно, — согласилась я. — Шампанское можно купить где угодно, однако потрудитесь объяснить, каким образом регистрационный номер на бутылке, найденной на месте преступления, полностью совпадает с номером той, что была обнаружена на кухне мистера Дженкса?

— Это похоже на какой-то абсурд, — угрюмо проворчал Дженкс. — Даже в моих худших книгах нет такого бреда.

— Может, это и к лучшему, — язвительно заметила я и вынула из-под стола сумку с брюками от смокинга. — Вы узнаете эту вещь? Надеюсь, не станете отрицать, что она принадлежит вам?

— Брюки… — растерянно произнес Дженкс. — Да, это мои брюки, но я не понимаю, какое это имеет отношение к делу? Вы затеяли какую-то странную игру, инспектор.

— Мы нашли их в вашем доме вот в этой сумке. Она лежала в дальнем углу вашего гардероба.

— Ну и что? — удивился Дженкс. — Это действительно мои брюки. Было бы глупо отрицать. Но какое это имеет отношение к делу?

— Самое непосредственное, мистер Дженкс, — улыбнулась я. — Дело в том, что в номере отеля был обнаружен смокинг, который полностью совпадает с вашими брюками. Это был костюм, мистер Дженкс.

— Костюм?

— Да, костюм, пиджак от которого вы оставили на месте преступления в «Мандариновом номере» отеля «Гранд Хайатт». Они полностью совпадают: тот же размер, тот же покрой и тот же материал.

Лицо Дженкса перекосилось от страха.

— Но и это еще не все, мистер Дженкс, — продолжала наступать я. — Если проблему смокинга вы еще можете хоть как-то объяснить, то как вы объясните столь же полное совпадение волос из вашей бороды с теми, что были обнаружены в теле несчастной Ребекки Диджордж? Эти волосы принадлежали вам, мистер Чудовище! — воскликнула я, с трудом сдерживая себя. — Вы сами обвинили себя!

Джилл наклонилась вперед и вперилась взглядом в обвиняемого.

— Вы полностью изобличены, мистер Дженкс. Ваша вина практически доказана, и нет никаких сомнений, что ваша апелляция будет отклонена. А после этого вам введут иглу с ядом, что и положит конец вашим гнусным преступлениям.

— Вы с ума сошли! — воскликнул Дженкс, снова вскакивая с места. Его лицо покраснело, а на шее вздулись вены, придавая ему еще более угрожающий вид. — Ах ты, сука, — прошипел он в мой адрес, — ты подставила меня! Я никого не убивал! Это подлог! Ты еще поплатишься за это, мать твою…

Я вдруг почувствовала, что не могу пошевелиться. Перед глазами поплыли темные круги, а искаженное злобой лицо Дженкса стало раздваиваться. Я знала, что все дело не в страхе перед этим мерзавцем, а в моей болезни. Это был один из самых сильных приступов за последнее время, с которым я не могла справиться. С трудом поднявшись со стула, я медленно поплелась к выходу, делая все возможное, чтобы не рухнуть на пол на глазах присутствующих. Перед дверью мои ноги подкосились, и я непременно упала бы, если бы не крепкие руки Криса. Он подхватил мня под руки и в буквальном смысле вытащил из комнаты.

— Линдси, что с тобой? — спросил он тихо. — Тебе плохо?

— Что случилось, Линдси? — задала тот же вопрос подоспевшая Джилл.

Я прислонилась к стене и закрыла глаза.

— Ничего, сейчас все пройдет, — едва слышно прошептала я, ухватившись за руку Криса. — Я ненавижу этого подонка, — добавила я через секунду.

Крис осторожно повел меня вдоль коридора по направлению к туалетной комнате. Перед туалетом он остановился, а я вошла внутрь и наклонилась над раковиной. Меня мгновенно стошнило. Я плеснула в лицо холодной водой, глубоко вдохнула, открыла глаза и ужаснулась увиденному.

Вся раковина была залита кровью.

Глава 93

Через четыре часа я чувствовала себя достаточно хорошо, чтобы выслушать в зале окружного уголовного суда официально предъявленные Николасу Дженксу обвинения в совершении убийства. Гудящая толпа репортеров сгрудилась у двери, с нетерпением ожидая окончательного решения судьи Стивена Боуэна. Повсюду сверкали вспышки фотоаппаратов и стрекотали видеокамеры. Это была самая настоящая сенсация. В жутком убийстве обвинялся не кто-нибудь, а популярный писатель, автор множества триллеров, которые читали практически все жители нашего штата.

Мы с Роли с трудом протиснулись в зал и уселись рядом с Джилл в первом ряду. Я вновь обрела прежнюю силу и радостно предвкушала вынесение окончательного решения. В этот момент мне больше всего на свете хотелось, чтобы Дженкс видел меня в этом зале.

Неподалеку от меня в ложе для прессы я увидела сияющее лицо Синди, а в самом конце зала мелькали грустные лица родителей погибших.

Через несколько минут в зал суда ввели Дженкса. Лицо было серым от страха, и на его фоне отчетливо выделялись темные круги под глазами. Наконец-то он осознал всю серьезность своего положения, а от прежней самоуверенности не осталось и следа. Секретарь суда зачитал текст обвинения и попросил обвиняемого встать. Тот медленно поднялся и хрипло произнес, что не считает себя виновным. Потом в дело вступил адвокат Шерман Лефф. Он всячески доказывал недостаточность улик, неубедительность свидетельских показаний и апеллировал к широкой известности своего подзащитного, который, по его словам, пользуется безупречной репутацией в городе. В конце концов адвокат попросил освободить своего подопечного под крупный залог. Мне чуть не стало плохо от такой наглости.

В качестве обвинителя выступала Джилл. Она весьма убедительно и очень подробно рассказала о совершенном обвиняемым преступлении и заявила в конце своей речи, что обвинение располагает достаточно вескими вещественными доказательствами для вынесения самого сурового приговора.

Я с тревогой ожидала решения судьи и даже подпрыгнула от радости, когда тот огласил свое решение: «В освобождении под залог отказать».

Глава 94

Настало время отпраздновать победу. Был конец рабочего дня, того дня, которого я с нетерпением ожидала все это время. Собрав вещи, я направилась в кафе, где мы договорились встретиться. Мы заслужили этот маленький праздник. Николас Дженкс арестован и скоро предстанет перед судом. И никакого освобождения под залог. Четверо умных женщин засадили за решетку мерзавца, который презирал и оскорблял их.

— Предлагаю выпить за «Женский клуб»! — весело воскликнула Синди, высоко поднимая кружку с пивом.

— Неплохо для женщин, решающих серьезные проблемы, — поддержала ее Клэр.

— Как там Дженкс назвал меня? — задумалась я и ехидно улыбнулась. — Сукой?

— Теперь он и меня может так назвать, — добавила Джилл.

— В общем, за нас! — снова подняла кружку Синди. — А также за тех мужчин, которым не под силу обогреть нас!

— Говори за себя, — вмешалась Клэр. — Мой Эдмунд может так обогреть меня, что мало не покажется.

Мы весело рассмеялись и дружно сдвинули бокалы.

— И все же, — сказала я, тяжело вздохнув, — я должна во что бы то ни стало найти орудие убийства. И доказать его причастность ко второму преступлению.

— Когда я покончу с ним по первому делу, — заверила меня Джилл, — у тебя не будет никаких проблем на этот счет. Его накажут и за второе убийство.

— А вы видели, как Джилл отшила его адвоката, который настаивал на освобождении под залог? — восхищенно воскликнула Синди. — Вы помните выражение его лица? — Она засмеялась и изобразила пальцами ножницы. — Чик-чик-чик-чик-чик — и она обрезала его по самые яйца. И остался он стоять перед нами в своем шикарном костюме и с обрезанным до двух дюймов членом.

Эта шутка нам так понравилась, что мы долго смеялись, не забывая потягивать пиво.

— И тем не менее, — продолжала я гнуть свою линию, — без орудия убийства нам не удастся выяснить мотивы его поведения.

— Ну и черт с ними, этими мотивами! — воскликнула Клэр. — Ему и без мотивов сидеть там минимум всю оставшуюся жизнь.

Джилл согласилась с ней.

— Какие мотивы могут быть у психически ненормального человека? Он уже много лет занимается сексуальным садизмом и погубил трех женщин. И это только то, о чем нам стало известно. А сколько еще гнусных поступков он совершил? Думаю, на суде все выяснится до конца. — Она посмотрела на меня и развела руками. — Ты же видела этого подонка, — продолжила она. — Он сумасшедший. Придумал себе свой маленький уютный мир и творил там черт знает что. А сегодня утром от ненависти был готов перегрызть тебе глотку. — Она улыбнулась всем остальным. — А Линдси так посмотрела на Дженкса, что у него даже рожа перекосилась.

Они были готовы предложить тост за меня, за крутого полицейского инспектора, который прищучил этого мерзкого маньяка. Но я вдруг подумала, что все мои усилия без их помощи оказались бы совершенно бесполезны. А то, что случилось со мной в комнате для допросов, означало лишь обострение болезни, которую я так тщательно скрывала от сослуживцев.

— Это не имело никакого отношения к Дженксу, — пояснила я.

— Нет, нет, имело, причем самое непосредственное! — хором возразили они.

— Я имею в виду не наш конфликт, а то, что случилось со мной позже, — сказала я и сделала паузу. — Когда я едва не упала в обморок. Это действительно не имело к нему никакого отношения.

Все засмеялись, кроме Клэр, но постепенно смысл моих слов стал доходить до них. Они умолкли и с тревогой посмотрели на меня.

Я огляделась по сторонам и, убедившись, что нас никто не подслушивает, рассказала подругам о своей болезни, которая терзала меня в течение последних трех недель, об этих жутких кровяных тельцах и о возможных печальных последствиях. Поначалу мой голос был твердым и уверенным, но к концу рассказа я даже испугалась того хриплого стона, который вырывался из моей груди. А самое ужасное, что на глаза навернулись слезы, чего я больше всего опасалась.

Синди и Джилл сидели молча, потрясенные услышанным. Через минуту они опомнились и потянулись ко мне с сочувствием. Они ничего не говорили, а просто пожали мне руку. Слова здесь были не нужны.

Я овладела собой, смахнула слезы и грустно улыбнулась.

— Разве это не похоже на того полицейского, который решил прекратить вечеринку в тот момент, когда она была в самом разгаре? — Мои слова немного разрядили обстановку, и напряжение постепенно спадало. Я была очень благодарна подругам, что они не стали утешать меня и жалеть, приговаривая «мы с тобой, Линдси, все будет нормально».

— Мы собрались здесь, чтобы отметить нашу победу, — бодро напомнила я и хотела предложить тост за наше общество, но Джилл неожиданно прервала меня.

— Когда я была маленькой, — сухо сказала она, — то часто болела и провела в больницах большую часть своего детства. По крайней мере с четырех лет и до семи. Это разбило нашу семью, разрушило брак моих родителей а когда мне стало лучше, они развелись. Думаю, именно тогда у меня появилась навязчивая мысль быть сильнее других умнее и всегда полагаться только на свои силы. Другими словами, я решила, что всегда должна побеждать, а не ждать милости от других людей. — Джилл замолчала и посмотрела в сторону. — А потом у меня появились сомнения на этот счет. Я училась тогда в старших классах. Мне вдруг показалось, что я не смогу выполнить эту задачу и все закончится провалом. Короче говоря… — Она снова замолчала, расстегнула пуговицы на рукавах блузки и закатила рукава до локтей. — Я никогда и никому этого не показывала, кроме Стива.

На ее руках отчетливо выделялись крупные шрамы от порезов. Я сразу же догадалась, что они означают. Она неоднократно пыталась покончить с собой.

— Я хочу сказать, — продолжала Джилл, — что надо всегда бороться со своими невзгодами и ни в коем случае не поддаваться минутной слабости. Бороться до конца и при любых обстоятельствах. Бороться до тех пор, пока не почувствуешь себя сильнее обстоятельств. Только так можно избежать беды.

— Да, ты права, — приглушенно прошептала я. — Я пытаюсь это делать. Иногда из последних сил. — Я замолчала и посмотрела ей в глаза. — Но как можно победить обстоятельства, которые от тебя не зависят?

Джилл сочувственно пожала мне руку. На ее глазах тоже были слезы.

— Это как с Дженксом, Линдси, — сказала она. — Ты же все-таки победила его, несмотря ни на что.

Глава 95

Николас Джейкс нервно расхаживал по бетонному полу холодной тюремной камеры, поглаживая грудь. У него было такое ощущение, что в груди накопился динамит, который может взорваться в любую минуту. Почему все так случилось? Ведь он ни в чем не виноват! Почему они разрушили всю его жизнь, навесили эти гнусные обвинения и опозорили честное имя?

Было ужасно холодно. Все его тело покрылось гусиной кожей, а кончики пальцев мелко дрожали. Он был в той же одежде, в которой его увезли из дома в наручниках. Но самое ужасное заключалось в том, что, несмотря на холод, все его тело покрывается холодным потом. Это невыносимо.

Нет, он этого так не оставит. Он заставит эту полицейскую суку заплатить за его унижение. Причем заплатить по самому высокому счету. Ей не уйти от ответственности.

А что делает его чертов адвокат? За что он получает деньги? Когда же Лефф вытащит его отсюда? Черт возьми, кажется, весь мир сошел с ума. Что же в конце концов происходит?

Такие невеселые мысли бродили в голове Филлипа Кампбелла, героя многочисленных романов. Точнее сказать, Должны были посетить Николаса Дженкса во время его пребывания в тюремной камере. Именно так должен был рассуждать этот негодяй.

Филлип Кампбелл сел перед зеркалом и пристально посмотрел на свое отражение. Вылитый Дженкс. Жаль, что приходится расставаться с таким чудным образом, но ничего не поделаешь. Последняя глава романа дописана, и надо заканчивать всю эту историю.

Он взял полотенце и смочил его теплой водой. «Ну и как ты себя чувствуешь, Николас? Тебе нравится то унижение и стыд, которым ты всегда подвергал других? Теперь ты все испытаешь на своей шкуре, дорогой».

Кампбелл еще раз посмотрел на себя в зеркало, а потом стал осторожно снимать рыжую, коротко подстриженную бороду. Еще минута, и в зеркале отразилось совершенно другое лицо — мягкое, нежное, без каких бы то ни было признаков растительности. Затем он расстегнул рубашку Николаса и посмотрел на себя в зеркало. Вместо рыжебородого Дженкса в зеркале появилось отражение красивой женщины с изящными формами, длинными стройными ногами и упругой грудью.

Она грустно вздохнула, вынула из плотно зачесанной прически многочисленные заколки и распушила густую копну мгновенно рассыпавшихся по плечам волос.

«Ну, что скажешь, Николас? Приятно чувствовать себя униженным и оскорбленным? Приятно, когда тебя трахают все кому не лень и в хвост и в гриву?»

А ей было очень приятно осознавать, что теперь этот подонок получит сполна. Он был весьма изобретателен в своих романах и вот теперь попался в расставленные им сети. Пусть испытает на себе судьбу своих героев. Он всегда любил насмехаться над другими — так пусть теперь посмеется над собой. Хорошо смеется тот, кто смеется последним. И ты, Ник, к ним не относишься.

Книга четвертая

Сущая правда

Глава 96

На следующий день после ареста Дженкса наш шеф Мерсер купил билеты на бейсбольный матч и пригласил меня. Роли и Рота на игру «Гигантов». Мне не хотелось тратить время на бейсбол, но я вспомнила, что это была любимая команда моего отца, и к тому же там играл знаменитый Марк Макгуир, о котором так много говорили в городе. Поэтому я надела ветровку и отправилась на стадион.

Весь этот вечер мы с Крисом постоянно переглядывались, желая только одного — поскорее убраться отсюда и где-нибудь уединиться. На стадионе стоял невообразимый шум. Все вокруг орали как сумасшедшие, а когда Макгуир наконец-то поразил ворота противника, болельщики взорвались диким криком.

Крис воспользовался замешательством, подмигнул мне и показал на выход.

— Хочешь выпить чего-нибудь?

Мы отошли, и он, убедившись, что за нами никто не следит, украдкой поцеловал меня.

— Давай немного прогуляемся, — неожиданно предложил он, оглядываясь по сторонам.

— Пиво поджимает? — пошутила я.

Крис прижал меня к себе и слегка притронулся к моей груди. Меня охватила дрожь, а лицо покраснело от жара. Его руки по-прежнему были мягкими и теплыми. Крис снова поцеловал меня в губы.

— Не могу больше ждать, — прошептал он.

— Я тоже, — ответила я. — Давай уйдем отсюда.

— Нет, — решительно покачал он головой, — я же сказал, что не могу больше ждать.

— Боже мой, — засмеялась я, только сейчас сообразив, что он имеет в виду.

Откровенно говоря, я тоже не могла больше ждать, но не представляла, где можно уединиться на этом людном стадионе. Тем более, когда рядом находятся два моих начальника. Но когда все сходят с ума от бейсбола, то почему бы и нам не сойти с ума от любви? В такой ситуации кажется, будто весь мир перевернулся и всем наплевать, что происходит вокруг.

Не дожидаясь ответа, Крис потащил меня в небольшую душевую кабину, расположенную в самом конце раздевалки. Я не могла поверить, что все это происходит на самом деле. Войдя в душевую, мы заперли дверь и крепко обнялись. Кабина была настолько тесной, что мы могли стоять только плотно прижавшись друг к другу. После нескольких поцелуев Крис стал расстегивать мою кофту, а я лихорадочно пыталась справиться с его брючным ремнем. Когда все было готово, он поднял меня и прижал к себе. А сам прислонился к стене, удерживая меня за бедра.

В этот момент за стеной раздался оглушительный рев трибун. По всей видимости, снова отличился неугомонный Марк Макгуир. Словно подчиняясь навязанному извне ритму, Крис вошел в меня, и мы стали ритмично покачиваться, ускоряясь с каждой минутой. Я с трудом контролировала дыхание, все мое тело покрылось капельками пота. Крис тоже вспотел, но не обращал на это внимания. Наши движения становились все более порывистыми и напряженными. Я крепко держалась за его сильную шею и старалась не сбиться с ритма. «Два героя местной полиции», — подумала я. Вот бы кто увидел нас со стороны!

Это были самые удивительные и чудесные минуты в моей жизни. Никогда еще мне не приходилось заниматься любовью в тесной душевой кабине стадиона во время матча, на который пригласил собственный шеф. Через несколько минут мы оба достигли наивысшего напряжения и громко вскрикнули от восторга. Крис уткнулся потным лицом в мою шею, а я стала жадно целовать его солоноватую щеку.

Немного успокоившись, я взглянула на Криса и громко рассмеялась. Он удивленно посмотрел на меня, а потом тоже захихикал. Все происходящее казалось нам настолько невероятным, что удержаться от смеха было просто невозможно.

— Ты почему смеешься? — все же решил выяснить Крис.

Я вспомнила Клэр и ее чудный рассказ, как она занималась любовью с мужем на столе в морге, повинуясь тому же неизбывному чувству счастья, которое мы сами только что испытали.

— Я подумала, что наконец-то открыла свой список безумных приключений, — сказала я, не утруждая себя дальнейшими объяснениями.

Глава 97

На следующий день Дженкс с утра потребовал встречи со мной. Мы с Джилл отправились в камеру для допросов, ломая голову над его неожиданным поведением. На этот раз мы уже не играли в кошки-мышки. Дженкс вел себя совсем по-другому и не пытался оказывать на нас давление и уж тем более угрожать самыми немыслимыми карами. Похоже, он понял всю серьезность положения и решил спасать свою шкуру.

Шерман Лефф сидел рядом с ним и тотчас же вскочил, увидев нас на пороге. От былой спеси не осталось и следа.

— Мой клиент хочет сделать заявление, — сказал он, когда мы уселись напротив.

Значит, Николас Дженкс одумался и хочет предложить сделку. А это уже почти признание своей вины. Но то, что произошло в следующую минуту, превзошло все мои ожидания.

— Меня подставили, — решительно заявил Дженкс. — Это всего лишь грязная, хотя и весьма умелая, инсинуация.

Мы с Джилл удивленно переглянулись.

— Я еще раз хочу услышать от вас объяснения по сути дела, — твердо сказала Джилл, посмотрев сначала на Дженкса, а потом на его адвоката. — Мы предъявили вам обвинения в убийстве трех супружеских пар, — продолжала она. — Мы доказали ваше присутствие на месте преступления в Кливленде. Мы уличили вас во лжи относительно вашей сексуальной связи с погибшей Кати Когут. А всю схему преступлений мы обнаружили в вашей первой неопубликованной книге. Экспертиза доказала, что волосы из вашей бороды полностью совпадают с волоском, обнаруженным в теле одной из погибших невест. И после всего этого вы смеете утверждать, что вас подставили и вы невинная жертва злого умысла?

— Да, я настаиваю, что меня специально подставили! — с нескрываемой злостью выпалил Дженкс.

— Послушайте, мистер Дженкс, — остановила она его жестом и посмотрела на адвоката, — я занимаюсь подобными делами уже восемь лет. Мне приходилось иметь дело с сотнями преступников, и все они оказывались за решеткой. Причем не менее пятидесяти из них по обвинению в убийстве первой степени. Так вот, никогда еще мне не доводилось встречаться со столь убедительными доказательствами вины. Ваше дело практически обречено на успех.

— Я понимаю все это, — вдруг сник Дженкс и тяжело вздохнул. — Понимаю также, что сам дал некоторые основания для этого. Я солгал относительно своих связей с Кати Когут, соврал, что не был в Кливленде в момент ее убийства и все прочее. Но я не убивал ее и не имею никакого отношения к другим убийствам. Я писатель и прекрасно знаю, что такое подстава. Меня подставили, поверьте. Кто-то хочет засадить меня за решетку.

Я недоверчиво покачала головой.

— Кто именно, мистер Дженкс?

Тот глубоко вдохнул и растерянно пробормотал:

— Понятия не имею.

— Значит, вы считаете, что кто-то настолько сильно ненавидит вас, что совершил все эти преступления от вашего имени? — недоверчиво хмыкнула Джилл. — Если бы я знала вас не так хорошо, мистер Дженкс, то, возможно, приняла бы ваши домыслы за чистую монету. — Она повернулась к Леффу. — Насколько я понимаю, вы с нетерпением ждете судебного разбирательства?

— Миссис Бернардт, пожалуйста, выслушайте моего клиента до конца, — взмолился адвокат.

— Послушайте меня, — снова вмешался Дженкс, — я прекрасно знаю, что вы обо мне думаете. Я действительно виноват во многих прегрешениях. Я эгоистичен, жесток груб, непостоянен, неразборчив в связях. У меня совершенно несносный характер, с которым я не всегда могу справиться. В особенности по отношению к женщинам… Я охотно верю, что вы можете найти дюжину женщин которые настрадались из-за меня и готовы отомстить, повесив на меня все эти убийства и упрятав за решетку. Но я еще раз повторяю, что не совершал этих жутких убийств. Я никого не убивал! Кто-то все так ловко подстроил, что я действительно выгляжу преступником, но это не так. На меня пытаются взвалить чужую вину.

Глава 98

— И ты веришь во всю эту чушь? — недоверчиво хмыкнула Джилл, когда мы дожидались лифта после встречи с Дженксом.

— Я верю только в то, что он сам верит в эту чушь, — ответила я, размышляя над словами Дженкса.

— А я так не думаю. Уж лучше бы он притворился сумасшедшим, чем морочить нам голову своими небылицами. Если Николас Дженкс действительно захочет составить список людей, которые, по его мнению, пытаются его подставить, то он может начать с тех, с кем когда-то переспал.

Я рассмеялась, живо представив этот гипотетический список. Он окажется очень длинным.

Когда перед нами отворилась дверь лифта, я с удивлением увидела выходящую оттуда Чесси Дженкс. Она была в длинном летнем платье, прекрасно подчеркивающем все достоинства ее стройной фигуры. Я снова подумала, что она очень красива и вызывает восхищение у мужчин.

На мгновение наши глаза встретились. Я арестовала ее мужа, перевернула все вверх дном в ее доме, и Чесси имела все основания смотреть на меня как на злейшего врага. Но к моему удивлению, ничего подобного не произошло.

— Я приехала навестить мужа, — мягко проворковала она.

Я представила ее Джилл, а потом показала на комнату для свиданий. В этот момент Чесси показалась мне совершенно одинокой и даже какой-то смущенной.

— Шерман сказал, что вы представили множество доказательств его вины, — тихо промолвила она, вкрадчиво заглядывая мне в лицо.

Я кивнула, решив не распространяться на этот счет. Не знаю почему, но мне стало жаль ее. Конечно, Чесси и раньше производила впечатление юной и очень ранимой особы, которая влюбилась в этого мерзкого и грубого монстра. Но сейчас в ней было что-то другое, чего я раньше не замечала.

— Ник не делал этого, инспектор, — тихо произнесла она.

Ее слова удивили меня.

— Вполне естественно, миссис Дженкс, — сказала я сдержанно, — что жена выгораживает мужа, каким бы он ни был. Но этого мало. Если у вас есть конкретные доказательства его алиби…

Чесси решительно покачала головой.

— Никаких доказательств у меня, к сожалению, нет Просто я хорошо знаю Николаса, вот и все.

Пока мы беседовали, двери лифта закрылись, и нам пришлось снова ждать его. Как и во многих учреждениях, лифт работает очень медленно. Он долго опускается, а потом так же долго поднимается. А Чесси Дженкс не подавала признаков того, что хочет оставить нас в покое.

— Знаете, инспектор, — продолжала она, заламывая руки, — мой муж очень сложный человек. Порой он бывает чрезвычайно грубым и жестоким, постоянно наживая себе врагов. Я видела, как он налетел на вас с кулаками. Но он не всегда такой. Я понимаю, что в это трудно поверить, но иногда он бывает удивительно нежным, любящим и необыкновенно добрым.

— Мне не хотелось бы казаться вам слишком строгой, миссис Дженкс, — вмешалась Джилл, — но при сложившихся обстоятельствах вам не следует делиться с нами такими подробностями.

— А мне нечего скрывать от вас, — с наивной улыбкой ответила Чесси и отвернулась. — Тем более что я прекрасно знаю все то, что стало известно вам совсем недавно.

Я удивленно посмотрела на нее. Что она хотела этим сказать?

— Я недавно разговаривала с Джоанной, — продолжала Чесси. — Она сказала, что на днях вы побывали у нее и расспрашивали о моем муже. И догадываюсь, что она рассказала вам о нем. Конечно, она затаила на него обиду и имеет для этого все основания, но Джоанна не знает его так хорошо, как я.

— Вы можете пересмотреть свои показания, миссис Дженкс, — произнесла я официальным тоном, желая поскорее прекратить этот пустой разговор.

Чесси отмахнулась от моего предложения.

— Может быть, только насчет оружия, инспектор. Что же до всего остального, мне нечего вам сказать. Я не знаю, где находится нож, и вообще не поверю в то, что Ник может искромсать на куски этих несчастных в отеле. Если откровенно, то он и рыбу-то не может разделать как следует.

Мое первое впечатление о том, что Чесси еще очень молода и неопытна, еще больше усилилось. Как Дженкс называл таких людей? Чересчур впечатлительными? И вместе с тем в ее словах и манере поведения было нечто загадочное и необъяснимое.

— Вы сказали, что разговаривали с Джоанной? — уточнила я.

— Да, совсем недавно, — охотно подтвердила она. — А в прошлом году мы общались довольно часто. Я даже принимала ее у себя дома несколько раз, но только в том случае, когда Ник отсутствовал. Я знала, что она обиделась на него и горько переживала из-за развода. Мне также известно, что он часто причинял ей боль и даже избивал, но это только сближало нас. Мы просто поддерживали друг друга, делясь впечатлениями о его проделках.

— А ваш муж знал обо всем этом?

Она вымученно улыбнулась.

— Он не возражал против наших встреч. Могу сказать откровенно, что Джоанна до сих пор влюблена в Ника и пользуется определенной взаимностью.

В этот момент отворилась дверь лифта, и мы поспешно распрощались. А когда дверь закрылась, я вопросительно посмотрела на Джилл. Она стояла с широко открытыми глазами, задумчиво вздувая щеку языком.

— Эта чертова семейка приводит меня в недоумение, — сказала она, передернув плечами от негодования.

Глава 99

Я все поняла без слов в тот момент, когда доктор Медведь вошел в комнату.

— Боюсь, что ничем не могу порадовать вас, Линд-си, — сказал он с серьезным выражением лица, — К сожалению, ваши кровяные тельца продолжают убывать, Значит, болезнь прогрессирует со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями — слабостью, головокружением, кровотечением и так далее.

— Прогрессирует? — зачем-то переспросила я. Доктор молча кивнул, стараясь не смотреть на меня.

— Да, третья стадия.

Его слова гулким эхом отозвались в моей голове. Значит, мне не избежать самой ужасной и болезненной стадии лечения.

— Ну и что же теперь будем делать?

— Думаю, что можем предоставить вам еще один месяц, — ответил доктор после долгих раздумий. — А если за это время не наступит улучшение, то придется вас госпитализировать.

Я с трудом понимала, о чем он говорит. Казалось его слова просто не доходят до меня. Всего лишь месяц. Один месяц. Очень мало времени. Слишком быстро приближается развязка. А ведь именно сейчас, после ареста Дженкса, начинается самый ответственный этап работы. Как не хочется уходить в тот момент, когда можно своими глазами увидеть результат кропотливого труда. Что такое месяц? Четыре недели!

Вернувшись в отдел, я сразу обратила внимание на многозначительно ухмыляющихся и подмигивающих друг другу сотрудников. На моем столе стояла ваза с огромным букетом полевых цветов. Я уткнулась в них лицом и жадно вдохнула давно забытый аромат поля, леса, лугов и солнца. Внутри букета была открытка. «Таких цветов у меня море, — прочитала я уже знакомый мне почерк Криса. — Ими покрыты все окрестные холмы в Хивенли, где у меня есть небольшая хижина. Завтра пятница. Возьми отгул, и поедем туда».

Это было именно то, в чем я сейчас нуждалась больше всего. Горы, свежий воздух, полевые цветы… А самое главное — несколько дней беспрерывного общения с Крисом. Сейчас, когда болезнь продолжает свою разрушительную работу, его поддержка была бы весьма кстати.

Мои мечты были прерваны неожиданным звонком. К счастью, это был Крис.

— Ну что? — без предисловий спросил он, прекрасно зная, что я уже вернулась. Впрочем, ничего удивительного в этом нет. В нашем отделе никогда не было никаких секретов.

— Еще не прочитала твою открытку, — соврала я. — Голова кругом идет от срочных дел.

Крис тяжело вздохнул и надолго замолчал.

— Но если ты имеешь в виду нашу поездку в горы, — засмеялась я, — то ответ положительный. Это было бы прекрасно, Крис. Предлагаю выехать не позже восьми.

Крис радостно рассмеялся.

— В восемь? Долго спишь, дорогая. Лично я предлагаю выехать на рассвете.

— Ты меня не понял. Я имела в виду сегодня вечером.

У меня остался всего лишь месяц, так зачем его тратить на пустяки и нежиться в постели? Мне теперь все надо делать быстро, чтобы успеть как можно больше. А для этого необходим свежий горный воздух, чистая вода в речном ручье и полевые цветы на склонах гор.

Глава 100

Следующие пару дней мы провели как в прекрасном сне. Хижина Криса представляла живописный и очень уютный домик из дерева, примостившийся на склоне горы, откуда открывался прекрасный вид на городок Хивенли. Мы долго бродили по лесу вместе с Мартой, поднимались на вершину горы, правда на фуникулере, а потом спустились пешком, наслаждаясь чудной природой и собирая полевые цветы. А вечером жарили рыбу и долго сидели на свежем воздухе, глядя на мерцание костра.

А между делом занимались любовью на огромной деревянной кровати Криса, украшенной собранными нами полевыми цветами. Впрочем, этим мы занимались не только на кровати, но и в душе, на ковре, да и просто на свежем воздухе. Мы веселились, как беззаботные подростки, освободившиеся на короткое время от назойливой опеки родителей. Правда, иногда я вспоминала, что мое время истекает, и это портило настроение.

В субботу Крис пообещал мне день, который я никогда не забуду. Рано утром мы поехали на озеро Тахо, оставили машину на стоянке, а потом пересели в катер, который Крис взял в аренду на целый день. Мы затоварились бутербродами, сандвичами, присовокупили к ним несколько бутылок «Шардоне» и отправились на середину озера, где долго загорали, веселились и вообще наслаждались полным одиночеством. Мне порой казалось, что мы находимся в центре огромного и безмолвного мира, окруженного со всех сторон абсолютной пустотой.

— Нет, нет, не пойдет! — запротестовала я, когда Крис попробовал рукой холодную воду. — Вода очень холодная.

— Да, но это сухой холод, — улыбнулся он, подмигивая мне.

— Конечно, сухой, — эхом отозвалась я, недоверчиво глядя на озеро. — Купайся, если хочешь, а меня туда не заманишь. Здесь даже рыбки попрятались подальше от холода.

Он подошел ко мне с хитрой усмешкой на устах.

— Рыбки попрятались? — переспросил Крис. — Если пойдешь со мной, то можешь собственными руками поймать парочку.

— Нет, нет! — замахала я руками и побежала в каюту. Он настиг меня на пороге и крепко обнял за плечи.

— Линдси, ты должна пройти процедуру инициации, — продолжал уговаривать он меня.

— Инициации? Для чего?

— Для того, чтобы считать себя полноправным членом эксклюзивного клуба любителей озера. А для этого нужно прыгнуть в воду и проплыть несколько ярдов.

— В таком случае я отказываюсь от членства в клубе, — сказала я и попыталась вырваться, но Крис крепко держал меня за руки, потом подхватил и понес на верхнюю палубу.

— Крис, что ты делаешь? — закричала я.

— Обряд инициации, не более. — Он поднес меня к краю палубы, и мы вместе плюхнулись в воду.

— Крис, негодяй, что ты себе позволяешь! — орала я, жадно хватая ртом воздух. Вода действительно была холодной, причем настолько, что у меня дух захватывало. — Черт бы тебя подрал! Не хватало мне заболеть.

Крис долго смеялся, а потом поцеловал меня, и, как ни странно, я перестала ощущать холод. Сначала я держалась за Криса, чтобы согреться, а потом просто не хотела отпускать от себя. А когда он стал насмехаться надо мной, я оттолкнулась от него и изо всех сил заработала обеими руками. Крис был крайне удивлен этим, попытался догнать меня, но потом оставил эти надежды.

— Где ты научилась так хорошо плавать? — спросил он, когда мы были уже у нашего катера.

— В спортклубе Сан-Франциско, — рассмеялась я. — В возрасте четырнадцати лет. Помнится, тогда меня никто не мог опередить.

Ближе к вечеру мы подплыли к берегу, Крис заглушил мотор, и мы снова предались нашим утехам. Мы занимались любовью до позднего вечера, причем делали это с такой страстью, словно виделись в последний раз. А потом долго лежали молча, наслаждаясь каждой минутой неописуемого счастья. Мне очень хотелось, чтобы все это длилось вечно, но я знала, что скоро всему наступит печальный конец. К сожалению, суровая реальность всегда одерживает верх над нашими мечтами, даже такими сладкими и приятными.

Глава 101

Однако был в тот вечер момент, когда мне вдруг захотелось расплакаться. Я приготовила спагетти с сыром, и мы ужинали на палубе при лунном свете, запивая еду хорошим вином. Крис поставил камерный концерт Дворжака, но через некоторое время мы переключились на джаз.

Во время ужина Крис попросил меня рассказать о детстве и родителях. Я рассказала ему о своей матери и о том, как и когда нас оставил отец. Мне было тогда тринадцать лет и пришлось фактически одной воспитывать младшую сестру. А мама лет двадцать работала бухгалтером в одной фирме.

— Она умерла от рака груди, когда ей было пятьдесят лет, — грустно промолвила я, заканчивая рассказ.

— А отец? — поинтересовался Крис. — Линдси, я хочу знать о тебе как можно больше.

Я пригубила вина и сообщила, что видела его с тех пор лишь пару раз. Первый — на похоронах мамы, а второй — когда стала работать в полиции. Помню, я была очень возмущена внезапным появлением отца и не хотела с ним разговаривать.

— Ты не хотела видеть его? — спросил Крис.

Я не ответила. Все мои мысли в тот момент были поглощены другим. Я лихорадочно пыталась сообразить, стоит ли быть откровенной до конца и рассказать Крису о своей болезни. Я понимала, что лучшего момента для этого просто не найти. Но мне очень не хотелось портить этот чудесный вечер.

Словно почувствовав мои сомнения, Крис взял меня за руку и сочувственно пожал ее.

— Извини, я не должен был…

— Нет, Крис, — решительно прервала я его, — дело вовсе не в этом. — Я посмотрела ему в глаза, тяжело вздохнула и решила, что тянуть больше нельзя. В конце концов, сейчас нас связывает нечто большее, чем простая дружба. — Я должна сказать тебе кое-что, Крис. Мне тяжело это сделать, но я не имею права больше скрывать от тебя.

Он насторожился и еще крепче пожал мне руку.

— Помнишь, когда я чуть не упала в обморок во время беседы с Дженксом?

Крис молча кивнул. На его лбу появилось несколько глубоких морщин.

— Так вот, всем, вероятно, показалось, что я просто испугалась угроз этого негодяя, но дело было совсем не в этом. Я больна, Крис, и, возможно, через месяц меня положат в больницу.

Лицо Криса внезапно помрачнело, а глаза стали темными. Он начал что-то говорить, но я остановила его жестом.

— Крис, ты сначала выслушай меня, хорошо?

— Ладно, — согласился он. — Извини.

Я выложила ему все о своей болезни, о безрезультатном лечении и о ближайших перспективах, включая возможную операцию по пересадке костного мозга. Именно в этот момент мне захотелось расплакаться, но я этого не сделала. Хотелось казаться сильной, мужественной, то есть женщиной, достойной любви и уважения. А потом я взяла его за руки и тяжело вздохнула.

— Самое ужасное, Крис, что я могу скоро умереть.

Он крепко обнял меня и прижал к себе. Он ничего не говорил, а просто держал меня в своих объятиях, сочувственно поглаживая по щеке. И я не выдержала. Все накопившееся напряжение неожиданно прорвалось наружу, и я зашлась в надрывном плаче. Крис еще сильнее прижал меня, пытаясь хоть как-то успокоить.

— Не плачь, дорогая, все будет нормально. Все будет хорошо, вот увидишь.

— Я должна была сказать тебе раньше, — прошептала я сквозь слезы.

— Ничего, я понимаю, почему ты этого не сделала. Когда ты впервые узнала о болезни?

— На следующий день после нашей первой встречи. Мне было стыдно признаться в этом.

— Не надо стыдиться этого. Да и откуда ты могла знать, что мне можно доверять?

— Нет, Крис, я сразу поверила тебе, но не доверяла себе самой.

— Ну что ж, — тихо произнес он, — теперь ты доверяешь и себе, и мне.

Глава 102

Так мы провели с ним всю ночь. Иногда плакали, иногда смеялись, но всегда ощущали себя единым целым. А на следующее утро мы проснулись поздно, и меня весь день не покидало приятное ощущение того, что я в полной безопасности. Впервые за последнее время я не боялась за свое будущее, и даже мысли о болезни отошли на второй план.

В воскресенье вечером Крис отвез меня домой. Мне было тяжело расставаться с ним, но следовало побыть одной и собраться с мыслями относительно ближайшего будущего.

Переступив порог квартиры, я распаковала вещи, выпила чашку горячего чая, а потом свернулась калачиком на диване вместе с Мартой. Мои мысли вновь вернулись к расследованию убийств. Николас Дженкс продолжал настойчиво твердить, что его подставили, но я не верила ему.

Но было в этом деле что-то странное, постоянно настораживающее меня. Да и Джейкоби посеял некоторые сомнения. Во время нашей последней встречи он грустно вздохнул и напомнил, что именно обнаруженное им шампанское вывело меня на след убийцы. А потом вдруг спросил, почему я так уверена, что шампанское в номере отеля оставил именно Дженкс.

Тогда я не обратила на его слова должного внимания а сейчас они обрели особый смысл. Действительно, почему Дженкс не забрал компрометирующую его бутылку шампанского? И почему не унес смокинг? Ведь не мог же он не понимать, что рано или поздно полиция обнаружит улики в его доме? Я тогда отмахнулась от Джейкоби как от назойливой мухи и предположила, что Дженкс должен был выйти из отеля, не привлекая к себе внимания. Сейчас я поняла, что мое объяснение вряд ли можно считать достаточно убедительным.

Я хотела попрощаться с Джейкоби, но он остановил меня еще более странным вопросом, поинтересовавшись, прочитала ли я до конца книгу Дженкса. Получив отрицательный ответ, он снисходительно усмехнулся и сказал, что главный герой книги по имени Филлип Кампбелл совершил убийство, а потом удачно свалил его на совершенно невинного человека. И вот сейчас слова Джейкоби стали терзать мою душу. Если Дженкс действительно прав, то все наше дело может развалиться на мелкие куски.

— Нет, я, наверное, сошла с ума, — громко произнесла я, вставая с дивана. — Дженкс сейчас придумывает любую чушь, чтобы выпутаться из этого дерьма и выйти сухим из воды.

Я налила себе еще чашку чая и отправилась в ванную комнату. Завтра утром надо поговорить с шефом, рассказать ему о своей болезни и поделиться мыслями насчет Дженкса. Приняв душ, я вытерлась насухо, пошла в спальню и надела новую майку, подаренную Крисом.

Засыпала я под впечатлением от чудесного уик-энда и приятных мыслей о том, как я расскажу обо всем этом своим подругам. И вдруг меня поразила одна неожиданная мысль, которая, словно ослепительная молния, ударила в самое больное место. Я застыла на мгновение, а потом громко вскрикнула:

— Нет, только не это! Боже мой!

Я вспомнила, что во время ареста Дженкс набросился на меня с кулаками и попытался ударить. Но делал он это левой рукой. А во время нашей первой встречи Дженкс предложил мне выпить и держал графин тоже в левой руке. Этого не может быть! Значит, он левша, а Клэр была абсолютно уверена, что убийца действовал правой рукой.

Глава 103

Джилл, Клэр и Синди смотрели на меня так, будто я только что сошла с ума. А я с трудом выдавливала из себя слова.

— А если Дженкс действительно не лжет? — убеждала их я. — Если кто-то пытается подставить его и засадить за решетку?

— Чушь собачья! — недоверчиво покачала головой Джилл. — Дженкс сейчас в отчаянном положении и делает все возможное, чтобы выгородить себя. Мы обязательно докажем его вину.

— Не могу поверить своим ушам, — поддержала ее Синди. — Ты же сама нашла убийцу, Линдси. Доказала его вину и практически завершила это дело.

— Да, — уныло ответила я. — Знаю, что это звучит как бред сумасшедшего. И хотелось бы надеяться, что это именно так. И все же постарайтесь прислушаться к моим аргументам.

Я вкратце рассказала им о своей беседе с Джейкоби, о его настоятельной рекомендации прочитать до конца первую книгу Дженкса, а также о своих мыслях относительно его левой руки.

— Ну и что? — удивилась Джилл. — Это еще ни о чем не говорит.

— А я привыкла полагаться исключительно на научные данные, — поддержала ее Клэр и решительно покачала головой. — Нет, дорогая, мы получили образцы его ДНК прямо на месте преступления.

— Послушайте, — отчаянно замахала я руками, — я не меньше вашего хочу наказать этого мерзавца. Но сейчас, когда в нашем распоряжении оказались все улики, у меня появились первые сомнения. Ведь он далеко не дурак и ни за что на свете не забыл бы в номере отеля свой смокинг и бутылку шампанского. Почему он оставил нам вещественные доказательства своей вины?

— Потому что мы имеем дело с психически больным маньяком, Линдси, — спокойно ответила Клэр, хотя и без прежней уверенности. — Лично у меня нет никаких сомнений, что этот ублюдок имеет непосредственное отношение ко всем трем убийствам.

Джилл кивнула в знак согласия.

— К тому же он писатель, а не профессиональный убийца. Писатели вообще мало в чем разбираются, кроме своих сочинений.

— Нет, Джилл! — запротестовала я. — Ты же видела его реакцию на наше обвинение. В его поведении было нечто большее, чем простое отчаяние. Я видела немало убийц, которые все отрицали даже на суде, но они вели себя по-другому. А у Дженкса в глазах было странное выражение, отдаленно похожее на уверенность в несуразности предъявленных обвинений.

Джилл встала и впилась в меня своими голубыми глазами.

— Линдси, в чем дело? Почему ты вдруг стала основывать свои доводы на эмоциях, а не на конкретных фактах?

Впервые за последнее время я ощутила себя одинокой и не понятой людьми, которым всегда и во всем доверяла.

— Еще раз повторяю, что ненавижу этого человека не меньше, чем вы, — твердо заявила я. — Я охотилась за ним почти два месяца и собственными глазами видела, как он обращается со своими женщинами. — Я сделала многозначительную паузу и повернулась к Клэр. — Ты говорила, что убийца наносил удар правой рукой?

— Да, вероятней всего, — уклончиво ответила она.

— А если он специально взял нож в другую руку? — воодушевилась Синди.

— Синди, — посмотрела я на нее, — если ты собираешься убить человека, тем более такого, который сильнее тебя и выше ростом, то вряд ли возьмешь нож не в ту руку.

— Да, могу с тобой согласиться, — вмешалась Джилл, — но и ты согласись со мной, что все факты говорят не в его пользу. Линдси, мы основываемся только на фактах и бесстрастных доказательствах, и все они говорят о его бесспорной вине. А ты сейчас пытаешься противопоставить им какие-то домыслы и предположения. «Дженкс держал графин левой рукой!» Ну и что? Разве это меняет суть дела? «Филлип Кампбелл свалил всю вину за убийство на кого-то другого». Какое отношение имеет Дженкс к своему герою? Линдси, мы собрали достаточно убедительные доказательства причастности этого подонка к убийству трех супружеских пар, и я хочу, чтобы ты твердо придерживалась этого. — Она так разволновалась, что даже губы задрожали. — Линдси, я хочу, чтобы ты выступила в суде с доказательствами его вины.

Я не знала, что делать дальше и как обосновать свои сомнения. Конечно, совсем недавно я была абсолютно уверена в своей правоте, но сейчас меня донимали сомнения, от которых невозможно было избавиться. Для меня самое страшное сейчас заключалось в том, что мы можем обвинить в ужасных преступлениях невиновного человека.

— Мы до сих пор не нашли орудие убийства, — напомнила я Джилл, используя последнюю возможность.

— Нам это не нужно, Линдси! — возразила Джилл. — Зачем нам орудие убийства, если мы обнаружили его волосы в теле одной из жертв?

Мы вдруг замолчали, заметив, что сидящие за соседними столиками люди внимательно наблюдают за нами. Джилл растерянно потупилась и села на место, а Клэр улыбнулась и обняла меня за плечи. Я сделала глубокий выдох и откинулась на спинку стула.

— Послушай, Линдси, — первой нарушила затянувшееся молчание Синди, — все это время мы были рядом с тобой и не оставим на произвол судьбы. В особенности в такую трудную минуту.

Джилл упрямо покачала головой.

— Ты хочешь, чтобы я отпустила его на свободу, пока мы будем продолжать расследование? Нет. Даже если я это сделаю, то за него тут же ухватится Кливленд.

— Джилл, я не хочу, чтобы ты выпускала его. — Я сделала паузу и взмахнула рукой. — Но я хочу быть уверенной на все сто процентов, что мы задержали настоящего убийцу, а не подставное лицо.

— А я уверена в этом, — снова повторила она.

Я посмотрела на Клэр, но она скептически похлопала меня по плечу.

— Линдси, у нас и так достаточно доказательств его вины. Зря ты кипятишься.

— Если мы его упустим, — продолжала Джилл, — то можно будет поставить жирную точку на всей моей карьере. Беннет жаждет крови и требует, чтобы мы уничтожили его в зале суда.

— Давайте посмотрим на это дело с другой стороны, — неожиданно предложила Синди. — Если Линдси права, а ты посадишь его за решетку, то это дело растянется лет на двадцать.

Мы молча переглянулись и вдруг осознали, что от былого единодушия не осталось и следа. Так обычно смотрят на разбившуюся вазу, которую уже невозможно склеить.

— Ну ладно, если это не он, — уступила Клэр, тяжело вздохнув, — то что нам теперь делать? Кого мы будем искать и как докажем, что все эти молодожены были убиты кем-то другим?

У меня возникло ощущение, что мы вновь вернулись в исходное состояние, откуда начали расследование много дней назад. Это было невыносимо. Столько сил потратили — и все впустую.

— Давайте вспомним, с чего все началось, — предложила я. — Что заставило нас подозревать именно Дженкса?

— Волосок, — без колебаний ответила Клэр.

— Не совсем так, — поправила ее я. — Мы стали подозревать его еще до этого злополучного волоска.

— Мерилл Шортли, — подсказала Джилл. — Ты думаешь, это каким-то образом связано с ней?

Я покачала головой.

— Думаю, нам следует вернуться к началу этой истории. И только потом решать вопрос о его виновности.

— К его первой жене? — догадалась Синди. — И «Подружке невесты»?

Я молча кивнула, вздохнула и медленно побрела к выходу.

Глава 104

В течение следующих дней я тщательно собирала всю информацию о первой жене Дженкса. Прежде всего я перечитала ее заявление в полицию по поводу скандала и избиения. Там хранились фотографии, на которых она была изображена с синяками на руках и лице. Далее я ознакомилась с отчетом полицейских, которые осматривали место происшествия. Он был подписан двумя офицерами из северного участка — Сэмом Дельгадо и Энтони Фаззиолой.

На следующий день я вновь отправилась к Грегу Марксу, бывшему литературному агенту Дженкса. Тот удивился еще больше, чем во время моего первого визита.

— Джоанна? — переспросил он с загадочной ухмылкой. — О, инспектор, это весьма интересная личность. Трудно сказать, кого она больше ненавидит — мужчин или свое отношение к ним.

Далее он рассказал, что они развелись месяцев за шесть до того, как вышла первая нашумевшая книга Дженкса «Колючая проволока». Она принесла ему успех и стала бестселлером. Только в твердом переплете таких книг было продано более миллиона экземпляров.

— Представляете, какой это был удар для Джоанны? — подытожил Маркс. — Она возилась с Дженксом много лет, провела с ним наиболее трудный период жизни, а потом вынуждена была уйти ни с чем. А он стал получать свои первые миллионы. — Он покачал головой. — Если бы она не поспешила, то получила бы огромную сумму денег.

Его рассказ окончательно убедил меня в том, что мои первые впечатления об этой женщине оказались ошибочными. Было ясно, что Джоанна была со мной не очень откровенной и многое утаила.

— Она чувствовала себя обманутой, оскорбленной, обиженной — словом, использованной и брошенной за ненадобностью, — продолжал Грег Маркс. — Джоанна помогала Дженксу все те годы, когда он учился в юридическом колледже. Помогала деньгами, когда он только начал писать, и даже вернулась на прежнее место работы, чтобы поддерживать его материально.

— А после развода она по-прежнему ненавидела его?

— Да, думаю, что ненавидела и не могла простить его предательства. Более того, все это время Джоанна пыталась отсудить у него какую-то часть доходов, но так и не добилась своего.

Откровенно говоря, мне было жаль эту женщину. Но я сомневалась, что все эти неурядицы толкнули ее на чудовищные преступления. Неужели она могла пойти на это, чтобы отомстить бывшему мужу? Вряд ли.

Вскоре после этого я получила копию судебного протокола по делу о разводе супругов Дженкс. Это действительно было тяжелое дело, вызвавшее немало сплетен. Джоанна требовала от супруга три миллиона долларов в счет его будущих доходов, но суд отказал ей в этом, назначив выплаты в размере пяти тысяч в месяц с дальнейшим повышением до десяти тысяч в соответствии с будущими доходами Дженкса.

Изучение этого дела окончательно убедило меня в том, что у Джоанны действительно были веские основания ненавидеть бывшего мужа. Она ощущала себя обманутой и, вероятно, стремилась потрепать нервы Дженксу. Именно поэтому, видимо, она упомянула ту злосчастную книгу, в которой было так много совпадений с реальными убийствами. К тому же Джоанна была сильной, натренированной и вполне могла свалить крепкого мужчину ударом ножа. Кроме того, она имела беспрепятственный доступ в дом своего обидчика.

Конечно, все эти мысли были похожи на бред сумасшедшего, но я никак не могла от них избавиться.

Глава 105

На следующий день я пригласила Криса перекусить в кафе, расположенное напротив полицейского участка, и рассказала ему о своих последних сомнениях и новых открытиях. Как я и ожидала, он смотрел на меня как на сумасшедшую и не мог поверить своим ушам. Правда, в отличие от моих упрямых подруг Крис не упорствовал, хотя и сопротивлялся до последнего.

— Понимаешь, Джоанна действительно имела веские причины мстить ему, — горячилась я. — Она знала о его неопубликованной книге, знала, чем она заканчивается, и специально навела нас на нее. Кроме того, ей были известны вкусы своего бывшего мужа, включая шампанское, манеру одеваться, его финансовое участие в производстве вина… И что самое важное — она имела свободный доступ в его дом, где могла оставить все нужные улики.

— Это звучит убедительно, Линдси, — улыбнулся Крис, — но все эти убийства были совершены мужчиной. Его рыжая борода даже на видеопленке запечатлена.

— Это еще не доказательство, — настаивала я. — Это мог быть другой человек, загримированный под Дженкса. Ведь мы не имеем в своем распоряжении достаточно четкого и ясного изображения.

— А как же анализ на ДНК, Линдси? — снова улыбнулся он.

— Я разговаривала с полицейскими, которые ездили к ним домой во время семейного скандала, — не унималась я. — Они говорят, что Джоанна была похожа на разъяренную львицу, рвала и метала, а когда они пытались увезти его с собой, она чуть не сбила их с ног. Словом, та еще штучка.

— Но потом она все же отказалась от обвинения, — напомнил Крис. — Думаю, Джоанна просто устала от оскорблений и побоев и решила покончить с этим раз и навсегда. Возможно, она не получила от Дженкса, что хотела, но нашла в себе силы подать на развод и начать новую жизнь.

— В том-то и дело, Крис, — обрадовалась я, — что на развод подала не она, а он. Это Дженкс ее бросил, понимаешь? Джоанна всем пожертвовала ради него, помогала, когда он учился, а потом он занялся сочинительством, и все закончилось крахом. Грег Маркс считает ее образцовой моделью взаимозависимости. Она любила его и не могла простить предательства. И до сих пор не может.

Я видела, что Крис хочет поверить в мои слова, но все еще сомневается в их истинности. Да я и сама не могла до конца поверить в свою правоту. В тюрьме сидит человек, против которого имеется полный набор вещественных доказательств, а я вдруг сомневаюсь в его виновности. Что со мной происходит? Что вообще происходит вокруг?

В этот момент я вдруг припомнила слова Лоры Бернбаум, одной из свидетельниц по делу об убийстве супругов Брандт. Это было давно, но я не забыла их. Правда, почему-то вспомнила только сейчас. Она стояла рядом с предполагаемым убийцей и с трудом могла описать его. «В нем было что-то странное, — говорила Лора. — Рыжая борода делала его намного старше своих лет, но все остальное выдавало в нем молодого человека».

Джоанна Уэйд среднего роста, сильная, работала тренером по восточным единоборствам… Все сходится. Она вполне могла справиться с мужчиной, даже если он был выше ее. А девятимиллиметровый пистолет Дженкса? Он говорит, что не видел его уже много лет. А в документах значится, что он купил его десять лет назад, то есть именно тогда, когда женился на Джоанне.

— Крис, ты должен побеседовать с ней, — решительно сказала я, чувствуя, что все сомнения постепенно отпадают. — Она настолько сильна, что без труда справится с каждым из нас. К тому же Джоанна является единственным человеком, который знает обо всем — о вине, смокинге, книге и так далее. И только она может объединить все эти детали в единое целое. Что же до фотографий и видеопленки, то там все слишком расплывчато. А если это действительно она, Крис?

Я держалась за его руку и вдруг почувствовала легкое головокружение. Вслед за этим в груди что-то сжалось, а перед глазами поплыли темные круги. И невыносимый приступ тошноты в горле.

— Линдси, что с тобой? — донеслись до меня слова Криса.

— Не знаю, какая-то слабость, — пробормотала я, покрываясь холодным потом.

— Линдси? — снова повторил Крис, обхватывая меня за плечи.

Я прислонилась к его плечу и почувствовала, что силы покидают меня. А в голове проносились какие-то невнятные картинки — Крис, Дженкс, Джоанна, снова Крис. В этот момент мои ноги подкосились и я стала медленно оседать на тротуар.

Глава 106

Очнулась я на деревянной скамье на руках Криса. Он крепко держал меня за плечи и поглаживал по щеке. Орентхолер предупреждал, что на третьей стадии болезни у меня будут приступы слабости вплоть до полного обморока. Не знаю, что пугало меня больше: химиотерапия и операция по пересадке костного мозга или ощущение постоянно убывающей силы, когда жить уже не хочется. Но сдаваться ни в коем случае нельзя.

— Ничего, все нормально, — едва слышно сказала я. — Меня предупреждали, что такое может случиться в любой момент.

— Линдси, ты слишком много работаешь, — заботливо взглянул на меня Крис. — Ты столько сил потратила на это расследование, а теперь хочешь начать все с самого начала.

Я глубоко вздохнула и кивнула:

— Да, я хочу довести до конца это дело и избавиться от мучающих меня сомнений.

Некоторое время мы сидели молча, думая каждый о своем. Крис нежно прижимал меня к себе, а я с удовлетворением ощущала постепенное возвращение сил. Со стороны мы могли показаться страстными любовниками, которые пытаются укрыться от любопытных взоров зевак.

— Линдси, — первым нарушил молчание Крис, — ты действительно считаешь, что Джоанна Уэйд могла убить шесть человек, чтобы отомстить Дженксу?

Я подумала о том, что сейчас не могу ни доказать, ни опровергнуть эту версию. Джоанна не врала насчет своего разрыва с Дженксом и откровенно призналась, что продолжает поддерживать связь с Чесси и бывшим мужем.

Если что и утаила от меня, то только свою глубокую ненависть к Дженксу, но это доказать невозможно.

— Могу сказать только то, — тихо промолвила я после долгих раздумий, — что убийца все еще разгуливает на свободе.

Глава 107

В конце концов я решилась на отчаянный шаг, прекрасно понимая, что в случае неудачи потеряю все. Я решила поделиться своими сомнениями с самим Дженксом и с этой целью вызвала его в комнату для допросов. Как и принято в подобных случаях, его сопровождал адвокат Лефф, который не желал этой встречи и вообще отказывался от беседы по вопросу, который интересует прежде всего полицию. А мне, в свою очередь, очень не хотелось передавать Дженксу свои соображения в письменном виде, лишая себя возможности уточнить некоторые детали.

Николас Дженкс был подавлен и поначалу не проявлял никакого интереса к моим вопросам.

— Что еще вам надо от меня? — недовольно проворчал он, когда я уселась напротив него.

— Мне хотелось бы узнать, — осторожно начала я, — кто именно желал бы посадить вас в тюрьму.

— Забить последний гвоздь в крышку моего гроба? — спросил он с едкой ухмылкой.

— Да, что-то в этом роде, — согласилась я, отдавая должное его находчивости. — А если говорить совсем откровенно, то я хочу предоставить вам последний шанс повернуть ход дела и инициировать новое расследование.

Дженкс скептически хмыкнул.

— Шерман уже убил во мне всякую надежду, сообщив, что мне предъявят обвинение еще в двух убийствах. Какая, в сущности, разница, сколько человек я убил? Если адвокат предлагает мне сделку, то, может быть, мне самому заняться своей защитой?

— Мистер Дженкс, — остановила я его жестом, — я пришла сюда вовсе не для того, чтобы загнать вас в ловушку. Я просто хочу выслушать вас и развеять неожиданно возникшие сомнения.

Шерман Лефф наклонился к Дженксу и стал энергично нашептывать ему что-то. Мне показалось, что он советовал клиенту не упираться и выложить все начистоту.

Дженкс немного подумал, а потом посмотрел на меня затуманенным взглядом.

— Хорошо, я согласен. В результате мучительных размышлений я пришел к выводу, что кто-то пытается меня подставить. Этот человек тщательно гримируется под меня, знает мои привычки, наклонности и неплохо знаком с моим первым романом. Думаю, этот человек затаил на меня обиду и хочет непременно жестоко отомстить. Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю?

— Понимаю, мистер Дженкс, но мне этого мало. Я хотела бы услышать от вас более конкретные предположения. Имена, например.

— Грег Маркс, например, — не задумываясь, ответил он.

— Ваш бывший литературный агент? — опешила я.

— Да, он почему-то считает, что я разрушил всю его чертову карьеру и вообще надул на несколько миллионов долларов. Доля правды в этом, конечно же, есть. После моего ухода у него так и не появилось сколько-нибудь серьезных клиентов. К тому же Грег Маркс чрезвычайно агрессивен и много лет состоит в оружейном клубе.

— Предположим, это он, — согласилась я, — но как он мог получить ваш смокинг, шампанское или выдернуть волосок из вашей бороды?

— Это уже ваша задача, — усмехнулся он. — Вы же следователь, а не я.

— А он знал, что вы будете в Кливленде в день свадьбы Кати Когут? И вообще — ему известно о ваших с ней отношениях?

— Ник просто высказал свое предположение, инспектор, — вмешался Лефф. — Он говорит, что есть люди, которые могли бы желать ему зла, вот и все.

Я нервно заерзала на стуле.

— А кто еще знал о содержании вашей первой книги?

Дженкс удивленно развел руками.

— Никогда не распространялся об этом неудачном опусе. Может быть, пара старых друзей, моя первая жена Джоанна…

— А кто-нибудь из них хотел бы вас подставить? — прервала я его.

Дженкс поежился и тяжело вздохнул.

— Вы, наверно, уже знаете, что мой развод с первой женой трудно назвать нормальным бракоразводным процессом, когда все стороны остаются довольны исходом дела. Думаю, в тот трудный период Джоанна действительно ненавидела меня и могла бы решиться на самый отчаянный шаг. Но сейчас она живет своей жизнью, имеет неплохой доход и вообще производит впечатление вполне довольного собой человека. Тем более что она неплохо знает Чесси и часто общается с ней. Нет, не думаю, что Джоанна способна на это. Нет, нет, только не она, поверьте мне.

Я проигнорировала его последние слова и пристально посмотрела в его глаза.

— Вы говорили, что ваша первая жена бывала в вашем доме.

— Да, но не часто, — подтвердил Дженкс. — Может быть, пару раз, не больше.

— Значит, она имела доступ к вашим вещам, не исключая также шампанское и смокинг?

Дженкс призадумался на мгновение, а потом решительно покачал головой.

— Нет, ну что вы, это невозможно! Кто угодно, но только не Джоанна.

— Почему вы так уверены?

Он посмотрел на меня так, словно я сошла с ума.

— Джоанна всегда любила и до сих пор любит меня, — заявил он. — Именно поэтому вертится возле моего дома и часто общается с моей новой женой. Вы считаете, что это просто ностальгия по прошлому? Ничего подобного. Она никак не может найти достойную замену тому, что я так щедро давал ей. Я безумно любил ее, и вот сейчас она ощущает эту пустоту.

Дженкс самодовольно ухмыльнулся и посмотрел на адвоката.

— Вы думаете, что она отыскала волосок моей бороды и с тех пор хранила его в стеклянной банке? Мне было бы лестно слышать это, но думаю, что это не так. Если хотите знать, Джоанна была мелким клерком, когда мы познакомились. Тогда она не могла отличить Ралфа Лорена от Джей-Си Пенниса. — Он рассмеялся от удачной шутки. — Я научил ее хорошим манерам, привил ощущение собственной значимости, был безгранично предан ей, а она мне. Причем Джоанна жертвовала ради меня гораздо больше, чем я ради нее. И даже устроилась на две работы, когда я только начал сочинять.

Мне было трудно представить, что Дженкс не имеет никакого отношения ко всем этим преступлениям, но я решила продолжать допрос.

— Мистер Дженкс, вы сказали, что ваш смокинг был частью давнего костюма, о существовании которого вы уже забыли. И девятимиллиметровый револьвер вы тоже не видели несколько лет. Потом вы вспомнили, что он хранился в вашем доме в штате Монтана. Вы уверены, что все эти вещи не были использованы против вас?

Дженкс надолго задумался, а его выражение лица свидетельствовало, что такой уверенности у него нет.

— Дальше. Вы сказали, что Джоанна устроилась на вторую работу, чтобы поддержать вас материально. Если это так, то на какую именно работу она устроилась?

Дженкс уставился в потолок, а потом вдруг вспомнил:

— Она стала работать в свадебном салоне «Сакс».

Глава 108

Я ощущала себя как в самолете, летящем в неизвестном мне направлении. Вопреки всякой логике я все больше и больше убеждалась, что Николас Дженкс — не убийца. Но кто же тогда преступник и что теперь делать? Дженкс сидел в камере предварительного заключения и все еще оставался главным обвиняемым, о чем так красноречиво и шумно объявили такие общенациональные издания, как «Тайм» и «Ньюсуик». Может быть, мне остаться в этом неизвестном самолете, улететь черт знает куда и никогда больше не показываться в Сан-Франциско?

Ощутив всю безысходность своего положения, я собрала подруг и кратко изложила им суть дела, пытаясь из этой бессмысленной мозаики выложить хоть какую-то картину. Получилось, что только Джоанна могла мстить своему бывшему мужу, так как он бросил ее на произвол судьбы и лишил значительной части дохода. Кроме того, она имела доступ к его вещам, посещала его дом и работала в том салоне, который обслуживал невест.

— Она была там помощником заведующей магазином, — сообщила я, надеясь, что это произведет на них нужное впечатление. — Это простое совпадение?

— Предоставь мне доказательства ее вины, — упрямо повторила Джилл. — Сейчас я имею доказательства только против Дженкса. Причем достаточно надежные и в нужном количестве.

В ее голосе я отчетливо уловила нотки раздражения. Еще бы, вся страна с напряженным вниманием следила за развитием этого дела, за каждым нашим шагом, и теперь трудно будет объяснить такой резкий поворот. Да и начальство, которому мы с Джилл так усердно доказывали вину Николаса Дженкса, не разделит наши сомнения. Ведь сейчас нам придется доказывать обратное, то есть выдвигать новую версию и искать иных подозреваемых.

— Дай мне санкцию на обыск, — предложила я. — Возможно, в доме Джоанны Уэйд мы найдем что-нибудь интересное. Обручальные кольца, например, орудие убийства или что-нибудь в этом роде. Думаю, только так мы сумеем объяснить свое поведение и повернуть ход дела в нужном направлении.

— Обыск? — возмутилась Джилл. — На каком основании? С целью поиска новых улик? Нет, дорогая, я не могу пойти на это, не отменив все результаты предыдущего расследования. А для этого тоже нет никаких оснований. Да и как я объясню столь радикальный поворот событий? Тем, что у тебя появились какие-то сомнения?

— Мы можем проверить, чем она занималась во время работы в свадебном салоне, — предложила Синди. — Наверное, она имела доступ к информации о новобрачных.

— Но это не имеет непосредственного отношения к делу! — раздраженно воскликнула Джилл. — Все это чушь собачья, а не улики! Одна из моих соседок тоже работает в этом салоне, но это не дает мне никакого права подозревать ее в убийстве!

— Но мы не можем подводить под суд человека, в виновности которого есть серьезные сомнения, — резонно возразила Синди.

— Это у тебя есть сомнения, — парировала Джилл, — а у меня их нет. Собранных нами доказательств вполне достаточно, чтобы завершить это дело в суде и добиться обвинения. Для тебя это всего лишь материал для очередного очерка на криминальную тему, а у меня на карту поставлена карьера.

Синди опешила от такого натиска и недовольно поморщилась.

— Ты думаешь, я сижу здесь лишь для того, чтобы выудить интересную информацию для своего очерка? Думаешь, мне легко было сидеть и ждать удобного момента для написания статьи? И все лишь для того, чтобы моя информация, не дай Бог, не противоречила твоей еще не написанной книге воспоминаний?

— Ну ладно, девушки, — попыталась урезонить их Клэр, — хватит ссориться. Было бы глупо разругаться именно сейчас, когда дело разваливается и нужно принимать срочные решения.

Джилл медленно оттаяла и пожала Синди руку.

— Прости, я не хотела тебя обидеть. Я разозлилась оттого, что если все наши сомнения станут известны адвокату Дженкса, то он развалит в суде дело. А это вызовет грандиозный скандал, последствия которого коснутся всех нас.

— И тем не менее мы не можем допустить судебного разбирательства при таких обстоятельствах, — поддержала Клэр Синди. — Ведь все наши сомнения означают, что настоящий убийца находится на свободе и не известно, что замышляет.

— Джилл, — решительно вмешалась я, — ты должна дать мне санкцию на обыск. И не волнуйся, все будет нормально.

Никогда прежде я не видела ее такой расстроенной. Все, чего Джилл добилась за многие годы юридической практики, зависело сейчас от ее решения.

— Нет, — покачала она головой, — давайте сделаем так, как предлагает Синди. Тщательно проверим деятельность Джоанны в свадебном салоне «Сакс», а потом посмотрим, что делать дальше.

— Спасибо, Джилл, — сказала я и благодарно пожала ей руку.

Та отмахнулась от меня и недовольно насупилась.

— Прежде всего надо выяснить, не имела ли Джоанна какого-либо отношения к тем людям, которым была доступна информация о предстоящих свадьбах. И если результат окажется положительным, то поищем связь между Джоанной и будущими жертвами. И только после этого я смогу дать тебе санкцию на проведение обыска в ее доме и даже на арест в качестве подозреваемой. В противном же случае будь готова к выступлению на судебном процессе против Дженкса.

Я снова пожала ее руку, и Джилл ответила мне тем же, после чего мы скрепили свой договор взаимными улыбками.

— И все же я надеюсь, — пошутила она, заканчивая нашу беседу, — что полученные тобой результаты могут оказаться полезными только к следующему Рождеству.

— В таком случае, — рассмеялась Клэр, — этот кропотливый труд нельзя признать полностью бесполезным.

Глава 109

На следующий день, когда Николасу Дженксу должны были предъявить обвинение в убийстве супругов Ребекки и Майкла Диджордж, я приступила к поиску нового убийцы. Я разумеется, не собиралась объяснять Дженксу, что мы подозреваем его первую жену Джоанну, не хотела, чтобы Джоанна знала о наших намерениях, и очень боялась попадаться на глаза Мерсеру или Роту и уж тем более объяснять им причины такого резкого поворота в расследовании данного дела.

Кроме того, в этот день мне предстояла полная тревоги и волнений встреча с доктором Медведем. После того как я упала в обморок в парке три дня назад, я еще раз сдала кровь на анализы, а вскоре после этого позвонил доктор и сказал, что хотел бы поговорить со мной. Не скрою, что этот звонок напугал меня еще больше, чем тот обморок. Теперь я вообще не жду от врачей ничего хорошего.

В то утро доктор Медведь ждал меня в своем кабинете, но не один, а с другим человеком, которого представил как опытного врача и своего хорошего друга. Это был пожилой мужчина с седыми волосами и кустистыми бровями по имени Роберт Ятто.

Присутствие нового доктора вселило в меня еще больший страх. Я сразу догадалась, что на этот раз речь пойдет о проведении операции по пересадке костного мозга.

— Доктор Ятто возглавляет отдел гематологии в крупной клинике, — пояснил Медведь. — Я попросил его ознакомиться с вашими последними анализами и высказать свое мнение относительно дальнейшего лечения.

Ятто улыбнулся.

— Как вы себя чувствуете, Линдси?

— В целом ничего, но иногда меня одолевает слабость, — уклончиво ответила я, подумав, что не следует откровенничать с незнакомым человеком, даже если он опытный врач.

— Расскажите, что случилось с вами в тот день, когда вы потеряли сознание.

Я собралась с мыслями и сообщила ему обо всем, что произошло в тот день, закончив на своей неудачной прогулке в парке.

— У вас было кровотечение? — поинтересовался он.

— Нет, в последнее время ничего подобного не было.

— А тошнота или рвота?

— Нет.

Доктор Ятто встал и подошел ко мне.

— Так, позвольте осмотреть вас, — сказал он и, обхватив мое лицо руками, надавил на обе щеки.

— Я знаю, что мне становится хуже, — тихо промолвила я, ожидая его сурового приговора.

Доктор отпустил меня и кивнул Медведю. Тот, к моему удивлению, расплылся в улыбке.

— Нет, Линдси, не хуже, — радостно объявил он. — Я специально пригласил Роберта, чтобы он подтвердил мою догадку. Количество эритроцитов в вашей крови постепенно нормализуется.

Сначала я просто не поверила. Мне показалось, что я ослышалась. Неужели это не сон?

— А как же мои обморок? — неуверенно пробормотала я. — Слабость, головокружение? В тот день мне показалось, что пришел конец.

— Да, Линдси, это и был конец, — улыбнулся доктор Ятто, — но только не вашей жизни, а болезни. Ваш организм снова начал воспроизводить красные кровяные тельца, а обморок означает, что вы окончательно победили болезнь.

Я сидела, боясь пошевелиться. В горле мгновенно пересохло, и первое время я даже губы облизать не могла.

— Что вы сказали? — с трудом выдавила я.

— С вами все нормально, — подтвердил доктор Медведь. — Я обнаружил это по результатам вашего последнего анализа, но очень боялся ошибиться и пригласил доктора Ятто. К счастью, он подтвердил мои выводы.

Я не знала, смеяться мне или плакать.

— Это правда? Вы не шутите?

— Правда, — рассмеялся доктор Ятто, — с этим не шутят.

Я встала и шагнула вперед. В моем сознании сразу же промелькнули картинки успешного расследования, продвижения по службе, мои отношения с Крисом и все то, что могло еще доставить мне радость в этой прекрасной жизни. Еще сегодня утром я боялась и мечтать об этом, а сейчас все эмоции выплеснулись наружу.

Доктор Медведь наклонился вперед и предупредительно поднял руку.

— Только не думайте, Линдси, что все уже позади. Ваше лечение еще не закончилось, и вы должны по-прежнему приходить к нам два раза в неделю. Просто я хочу сказать, что появились первые обнадеживающие результаты.

— Не знаю, что и ответить, — растерянно пробормотала я. — Что же мне теперь делать? — продолжила я, беспомощно глядя то на одного доктора, то на другого.

— На вашем месте, — посоветовал доктор Ятто, — я бы вспомнил что-нибудь важное, упущенное вами в последнее время, и принялся немедленно наверстывать.

Из клиники я вышла, не чувствуя ног и не вполне осознав значимость происшедшего. Небо поражало своей голубизной и казалось гораздо более приятным, чем прежде. Да и изрядно надоевший прохладный ветер с океана теперь не раздражал, а ласкал, нежно перебирая волосы. Некоторое время я стояла на тротуаре, наслаждаясь прекрасной погодой и вдыхая полной грудью свежий воздух. В моей жизни появилось давно забытое и оттого еще более приятное чувство, которого мне так не хватало в последнее время.

Надежда.

Глава 110

— Я должна тебе кое-что сказать, — взволнованно сообщила я Крису. — Ты не мог бы подойти ко мне во время обеденного перерыва?

— Разумеется, — обрадовался он. — Где мы встретимся?

Голову готова дать на отсечение, что Крис связал мой звонок с новым расследованием.

— Каса Боксер, — пошутила я, имея в виду собственную квартиру.

— Это что-то срочное, насколько я понимаю? — догадался Крис и громко рассмеялся в трубку. — Похоже, я начинаю оказывать на тебя дурное влияние. Когда я должен быть там?

— Я жду тебя уже сейчас.

Он появился минут через пятнадцать после моего звонка. По пути домой я заскочила в булочную «Нестор» и купила там несколько свежеиспеченных булочек с изюмом. А заодно достала бутылку хорошего шампанского, которое хранилось у меня в холодильнике. За шесть лет работы я никогда не приезжала домой во время рабочего дня, но сегодня был особый случай, ради которого я решила сделать исключение. Мне показалось, что именно здесь я должна сообщить Крису столь радостную для меня весть.

Когда он позвонил в дверь, я открыла ему, обвернувшись белой простыней. Он удивленно вытаращил на меня свои огромные голубые глаза и некоторое время не понимал, что происходит.

— Могу я взглянуть на ваше удостоверение личности? — нарочито серьезным тоном спросила я.

— Ты уже выпила чего-нибудь?

— Нет, но мы сейчас же приступим к этому. — Я потащила его в спальню и показала на бутылку шампанского.

Крис покачал головой и удивленно посмотрел на меня.

— Ну и что же ты хотела мне сообщить?

— Потом, — отмахнулась я, налила два бокала вина и без лишних слов стала расстегивать его рубашку. — Не волнуйся, это приятная новость. Во всяком случае, для меня.

— День рождения? — улыбнулся он.

Я развела руками, позволив простыне упасть на пол. Увидев меня обнаженной, он даже присвистнул от удивления.

— Вот это номер!

— Крис, неужели ты думаешь, что я стала бы устраивать все это из-за какого-то тривиального дня рождения?

— Значит, речь идет о моем дне рождения, — засмеялся он, все еще недоуменно оглядывая меня с головы до ног.

— Нет, не угадал. Ну да ладно, узнаешь позже.

— Понял! — радостно воскликнул он. — Ты отыскала важные улики и начала новое расследование. Неужели это действительно Джоанна?

Я приложила палец к его губам, чтобы он замолчал и не говорил глупостей.

— Лучше скажи, что по-прежнему любишь меня.

— Само собой разумеется, — еще больше удивился он. — Люблю.

— Нет, ты скажи это так, как говорил в своей хижине в Хивенли, — запротестовала я. — Скажи, что любишь и никогда не бросишь меня.

Крис пристально посмотрел на меня и хитро улыбнулся. Похоже, он понял, о чем идет речь. Либо я сошла с ума, либо наметились положительные сдвиги в моем лечении.

— Я никогда и ни за что на свете не брошу тебя, — тихо сказал он и крепко обнял меня. — Тем более сейчас, когда я уже здесь.

Удовлетворившись таким ответом, я сняла с него рубашку, а потом стала стаскивать брюки. Крис, должно быть, чувствовал себя мальчиком по вызову, который растерялся в трудную минуту. Когда брюки упали на пол, я увидела его вздувшиеся трусы. Да, он уже готов к любви. Протянув ему бокал с шампанским, я сделал глоток и посмотрела в глаза.

— Ну ладно, не буду тебя больше терзать своими расспросами, — уступил он. — И так ясно, что поводом для такой встречи послужило что-то необыкновенное.

Не говоря ни слова, я допила шампанское, а потом потащила Криса в постель, где в течение почти двух часов мы занимались тем, чего мне больше всего не хватало в последнее время. Другими словами, я всеми силами стремилась выполнить мудрое предписание, полученное от доктора Ятто.

В самый разгар наших любовных утех я вдруг ощутила странные толчки. Сначала это были едва заметные колебания, но с каждой минутой они усиливались и в конце концов стали настолько мощными, что даже посуда на кухне загромыхала. Послышался далекий гул, а висевшая над моей кроватью картина, раскачавшись, рухнула на нас.

— Боже мой, Крис, землетрясение! — воскликнула я в ужасе, беспомощно оглядываясь по сторонам.

Мне уже не раз приходилось испытывать на себе этот разгул стихии, и я всегда молилась, чтобы землетрясение не было слишком сильным.

К счастью, вскоре толчки стали затихать. За окном послышались крики перепуганных насмерть людей, а мимо моего дома промчалось несколько машин «скорой помощи», огласив окрестности мощным ревом сирен. Я подбежала к окну и посмотрела вниз. Никаких разрушений я не увидела.

— Что будем делать, Крис? — спросила я.

— Думаю, надо вернуться на рабочее место, — спокойно ответил он. — Мы же полицейские, в конце концов. — Крис подошел ко мне, обнял за плечи и крепко прижал к себе.

Ощутив его мягкие руки, я повернулась к нему лицом и поцеловала в губы. Нам было так хорошо сейчас, что ни о чем другом думать не хотелось.

— Правда, из отдела расследования убийств, — добавил Крис, намекая, что нам вовсе не обязательно срываться с места и мчаться на работу.

Мы весело рассмеялись и снова повалились на кровать. Я решила продолжать свой список безумных поступков. Мы открыли его на стадионе, в непосредственной близости от своего начальства, а теперь готовы продолжить во время землетрясения.

В этот момент послышался пиликающий сигнал пейджера. Я выругалась, потянулась за ним и посмотрела на крохотный экран. Звонили из полицейского участка.

— Черт возьми, звонят по коду 1-11, — сообщила я Крису.

— Это сбор по тревоге, — спокойно пояснил он. — Значит, что-то срочное.

— Черт бы их подрал! — возмутилась я. — Какое отношение мы имеем к этому землетрясению?

Недовольно ворча, я встала с постели и быстро набрала телефон своего отдела. Там мне сообщили, что звонил Сэм Рот, он рвет и мечет, и мне нужно немедленно переговорить с ним. Теряясь в догадках, я перезвонила Сэму и сразу же услышала его возбужденный до неузнаваемости голос.

— Ты где сейчас? — сурово потребовал он.

— Разбираю старые завалы, — уклончиво ответила я и весело подмигнула Крису. — А что стряслось?

— Приезжай сюда! — закричал он. — Немедленно!

— Что происходит, Сэм? — оторопело спросила я, сообразив, что случилось нечто невероятное. — Это связано с землетрясением?

— Хуже, — прохрипел он в трубку. — Николас Дженкс сбежал.

Глава 111

Николас Дженкс находился в полицейской машине, прикованный наручниками к спинке переднего сиденья, и искоса поглядывал на охранника, который сидел напротив и пристально следил за ним. Некоторое время назад он предстал перед судом в Нейпе, где ему предъявили еще одно обвинение в убийстве, и сейчас они возвращались в полицейский участок. Бросив быстрый взгляд на мелькающие за окном деревья, Дженкс без труда определил, что ехать им осталось не так уж много. Интересно, за какую сумму можно было бы купить этого парня? За миллион баксов? За два миллиона? Для него это были бы неплохие деньги, учитывая, что полицейские получают не больше сорока тысяч в год.

Дженкс еще раз посмотрел на полицейского и ухмыльнулся. Неприступная поза, стальные глаза и непоколебимая уверенность в себе. Нет, это крепкий орешек, такого дешево не купишь. Миллионов пять, не меньше. Если бы он сочинял сейчас очередной роман, то посадил бы рядом с собой именно такого неприступного и преданного своему делу копа.

Да, если бы сочинял… Он грустно улыбнулся, мысленно повторив этот приятный глагол. К сожалению, его сейчас можно употреблять только в сослагательном наклонении. Теперь только одному Богу известно, когда он напишет новый роман. Дженкс вспомнил молодую женщину, которая выступила в роли обвинителя и обрушила на него такие чудовищные обвинения, придумать которые сумел бы только самый изощренный ум. А он смотрел на нее и думал, что если бы она попалась ему при других обстоятельствах, то он вполне мог бы затащить ее в темный угол и показать, на что способен.

Дженкс снова посмотрел в окно, увидел мелькающие вершины холмов и понял, что они уже миновали небольшой городок Новато и свернули к заливу. Нет, надо что-то придумать. Такой возможности больше не будет. Все-таки в романах все намного проще. Там можно придумать любую хитроумную комбинацию и незамедлительно осуществить ее, а здесь такие штучки не проходят.

— Вы женаты? — обратился он к охраннику, решив для начала завязать обыкновенный разговор.

Тот недовольно посмотрел на него и кивнул.

— А дети есть?

— Двое, — неохотно проворчал полицейский, но Дженкс успел заметить живой интерес в его глазах.

Ничего удивительного. Полицейские тоже люди, и им интересно пообщаться с жутким монстром, которого обвиняют в убийстве нескольких пар молодоженов. А потом он будет рассказывать об этом своим друзьям и знакомым, пытаясь хоть как-то возвеличить себя в их глазах. А что им остается делать, если за неделю они приносят домой не более шестисот долларов?

— Жена работает? — продолжал допытываться Дженкс.

Тот кивнул.

— Учительница старших классов.

— Моя жена тоже когда-то работала, — поделился с ним Дженкс. — Первая жена, конечно. Нынешняя тоже работает, но это уже совсем другая работа. Она числится на телевидении и приходит туда только для того, чтобы пообщаться с друзьями и сняться в каком-нибудь бездарном рекламном ролике.

Эти слова произвели на полицейского должное впечатление. Он хмыкнул и улыбнулся. Значит, еще не все потеряно. С этим парнем можно иметь дело. Дженкс посмотрел в окно и увидел дорожный знак, извещавший, что до «Золотых Ворот» осталось не более двадцати минут езды. Надо спешить. Времени очень мало, а положение практически безвыходное. Впереди ехала патрульная машина охраны, и позади них такая же. Даже если он уговорит этого парня, то остальные полицейские не дадут ему возможности уйти. Нет, все кончено. Это только в книгах можно придумать какое-нибудь невероятное событие, в результате которого герой оказывается на свободе. А в жизни таких чудес не бывает.

В этот момент их полицейский фургон стал как-то странно раскачиваться, а потом резко подпрыгнул и чуть не врезался в переднюю машину. Черт возьми, это же землетрясение! Охранник выругался и удивленно посмотрел на водителя. Тот отчаянно крутил баранку, стараясь избежать столкновения со встречными машинами, которые виляли из стороны в сторону. Дженкс вжался в сиденье и крепко уцепился за поручни. Только этого еще недоставало.

Идущая впереди машина еще несколько раз вильнула, потом подпрыгнула вверх и резко затормозила. Охранник заорал, чтобы водитель остановился, но было поздно. Их машину резко бросило в сторону, после чего она съехала на обочину и врезалась в большой фонарный столб, стоявший неподалеку от заправочной станции. Удар был такой силы, что водитель вылетел в окно, а охранник оказался зажатым между сиденьями и громко стонал.

— Сиди спокойно, — приказал он Дженксу, пытаясь освободиться.

А тот и не думал бежать, так как был прикован к сиденью и даже не мог пошевелиться. В этот момент над их головами раздался оглушительный треск. Они одновременно посмотрели вверх, но ничего не увидели.

Только потом Дженкс сообразил, что на крышу их фургона обрушилась стальная верхушка фонарного столба, которая была такой мощной и тяжелой, что почти надвое разрезала крышу. Дженкс был абсолютно уверен, что эта махина его раздавит, и вжался в сиденье, прикрыв голову руками. Когда грохот стих, а пыль рассеялась, он увидел перед собой страшную картину, придумать которую не смог бы даже в самом жутком своем романе. Полицейские были раздавлены столбом и не подавали признаков жизни. В стенке фургона зияла огромная рваная дыра, а сиденье, к которому он был прикован, разлетелось в щепки.

Дженкс осторожно пошевелился, проверяя степень повреждения. К счастью, он практически не пострадал, если не считать легких ушибов ног и сильную боль в голове. Мимо их разбитой машины, в панике размахивая руками и испуганно оглядываясь по сторонам, бежали какие-то люди. Вероятно, все стремились уйти подальше от зданий и столбов, опасаясь усиления подземных толчков.

Дженкс с трудом протиснулся между сплющенными сиденьями и выглянул наружу сквозь образовавшуюся дыру. Никаких полицейских поблизости не было. Неужели чудо действительно произошло? И если это так, то нельзя терять ни минуты. Если он не воспользуется этой возможностью, то до конца жизни не простит себе. Собравшись с силами, Дженкс вылез из машины и огляделся вокруг. Вдоль дороги лежали перевернутые машины, из которых с трудом выбирались люди. Одни в панике бежали куда глаза глядят, а другие пытались помочь тем, кто еще находился внутри своих машин. Не долго думая Дженкс присоединился к первым и быстро заковылял прочь от искореженного полицейского фургона.

— Я свободен! — невольно вырвалось у него.

Да, это было настоящее чудо. Теперь он на свободе и уже понимает, как распорядиться этой удачей. Уж он-то знает, кто его подставил, а тупоголовые полицейские и за миллион лет не раскроют эту тайну.

Глава 112

Нам с Крисом понадобилось не более трех минут, чтобы одеться, привести себя в порядок и помчаться на работу. В спешке я даже не успела сообщить ему неприятную новость насчет Дженкса. По нашим стандартам это землетрясение было отнюдь не самым разрушительным, но ситуация осложнялась тем, что мы потратили пять недель на поимку преступника, который теперь снова оказался на свободе.

По пути в полицейский департамент я машинально оценила последствия толчков. В некоторых домах вылетели стекла, вдоль дороги покосились фонарные столбы, но наибольший ущерб понесли владельцы автомобилей. Вся дорога была забита перевернутыми машинами и теми, которые столкнулись во время колебания почвы. Перед зданием полицейского департамента царила обычная для таких случаев суета. Повсюду сновали люди в голубой униформе и назойливые репортеры, которые, вероятно, уже узнали о бегстве знаменитого преступника и пытались получить хоть какую-то информацию об обстоятельствах этого происшествия.

В отделе мы узнали, что Николас Дженкс бежал из полицейского фургона в тот момент, когда машина врезалась в фонарный столб и была разрушена упавшей на нее стальной конструкцией. Две другие машины сопровождения опрокинулись, а многие полицейские получили тяжелые травмы и сейчас находились в больнице. Причем наиболее тяжкие повреждения у того охранника, который сидел напротив арестанта.

Все полицейские нашего департамента пребывали в шоке от случившегося, а наведением порядка и организацией поиска бежавшего преступника занимался сам Сэм Рот. Он неплохо знал свое дело, но понаехавшие многочисленные начальники постоянно отвлекали его и надоедали глупыми расспросами.

Мы сразу же разослали ориентировку по поиску преступника, в которой подробно описывались его характерные признаки и прилагались фотографии. Разумеется, все выезды из города были закрыты, а по обеим сторонам «Золотых Ворот» выставлены полицейские посты. Кроме того, мы предупредили все аэропорты, вокзалы и гостиницы, не упустив даже фирмы по прокату автомобилей. И первым делом выслали группу полицейских к дому Дженкса. Впрочем, у меня не было никакой надежды на быстрое задержание преступника. Я уже убедилась, что он далеко не дурак и, стало быть, не бросится домой и уж тем более не отважится проникнуть в аэропорт или еще куда-нибудь, где можно нарваться на полицейский патруль. Но инструкция требовала от нас решительных действий, и мы не должны нарушать ее. Тем более что в подобных делах самыми важными и решающими являются первые шесть часов. Если Дженкс успеет навестить своих многочисленных и чрезвычайно влиятельных друзей, то наше дело очень быстро развалится. С другой стороны, деваться ему практически некуда. У него нет денег, одежды и надежного места, в котором он мог бы укрыться на длительный срок.

Это происшествие вызвало у меня очень сложные чувства. С одной стороны, я потратила много времени на расследование этого дела, а с другой — все еще не рассеялись сомнения относительно того, является ли Дженкс настоящим убийцей.

Как и следовало ожидать, многие коллеги осаждали меня своими предположениями относительно того, где именно может скрываться Николас Дженкс. Одни считали, что он может уехать в какой-нибудь загородный дом, другие уверяли меня, что он направится в соседнюю Неваду, а то и вообще попытается пересечь мексиканскую границу, но я относилась к подобным версиям весьма скептически. У меня было собственное мнение на этот счет. Дженкс слишком умен, чтобы не догадаться о наших действиях. Не вдаваясь в подробности, я попросила Рота выделить мне на некоторое время двоих полицейских — Джейкоби и Пола Чина.

— Уоррен, — обратилась я к Джейкоби, получив согласие шефа, — не сомневаюсь, что ты готов сделать мне одно одолжение.

Он весьма неохотно откликнулся на мою просьбу, и мне пришлось поделиться с ним своим планом. Нужно установить тщательное наблюдение за домом Джоанны Уэйд и за прилегающими к Рашн-Хилл улочками. А Пол Чин должен был установить такое же наблюдение за квартирой Грега Маркса, бывшего литературного агента Дженкса. Если Дженкс действительно уверен в том, что его подставили, то подозрение падет прежде всего на этих людей.

Джейкоби в целом одобрил мой план, но посмотрел на меня так, словно я доверяла ему еще одну операцию с шампанским.

— Послушай, Линдси, — недовольно проворчал он, — в твоем распоряжении сейчас все полицейские департамента. Почему ты выбрала именно нас?

Я доверительно наклонилась к нему.

— Потому что только вам я могу доверить столь сложное и щекотливое дело. К тому же я полностью разделяю твои сомнения относительно всех этих убийств и до сих пор помню твой вопрос: почему Дженкс оставил в номере отеля свой смокинг. Думаю, ты был прав, и Дженкс теперь первым делом отправится к Джоанне для выяснения отношений. Именно поэтому я решила доверить это дело тебе.

Отправив Джейкоби и Чина на задание, я осталась в отделе отслеживать всю поступающую информацию. Однако после шести часов напряженной работы никаких сведений о Дженксе я в тот день так и не получила.

Глава 113

Примерно в четыре часа дня я услышала в коридоре какой-то шум. Это Джилл с трудом пробиралась сквозь плотную толпу журналистов и сотрудников полиции. Она была вне себя от злости и, как мне показалось, готова была растерзать всех, и в первую очередь меня.

— Джилл, рада видеть тебя, — пролепетала я, обнимая подругу. — Джилл, я здесь ни при чем, поверь мне.

— Внизу нас ждет Синди, — холодно промолвила она. — Нужно поговорить.

Мы выбрались из отдела и спустились в холл, где не без труда обнаружили Синди, окруженную плотным кольцом журналистов. Они уже знали, что только у нее можно получить хоть какую-то информацию о происходящем. Нам оставалось позвонить Клэр, и через полчаса мы сидели в нашем кафе за привычным столиком. Побег Дженкса был для всех нас полной неожиданностью, а я вообще пребывала в шоке и никак не могла собраться с мыслями. Этот побег, по мнению моих подруг, окончательно доказывал ошибочность всех моих предыдущих предположений и почти автоматически закреплял вину за беглецом.

— И ты все еще веришь, что он не виноват? — набросилась на меня Джилл, как только мы заказали коктейль.

— Теперь все будет зависеть от того, где он объявится в последующие дни, — уклончиво ответила я и рассказала, что выставила надежные посты по месту жительства Джоанны и Маркса.

— Значит, ты до сих пор веришь в то, что он не виноват? — продолжала наседать Джилл, явно теряя присутствие духа. — Так вот, моя дорогая, запомни раз и навсегда: невиновный человек никогда и ни при каких обстоятельствах не станет убегать от полиции.

— Нет, ошибаешься! — возразила я. — Как раз невиновные и сбегают. Хотя бы для того, чтобы доказать свою невиновность. В особенности в тех случаях, когда не могут надеяться на справедливое полицейское расследование!

Клэр нервно заерзала на стуле и попыталась нас успокоить.

— Послушайте, мне кажется, мы сейчас вторгаемся в очень тонкую сферу отношений. Давайте не будем ссориться, а лучше подумаем, где и как нам отыскать этого мерзавца. Я абсолютно уверена, что никуда он не денется. А между тем надо хорошенько подумать насчет других версий и попытаться обосновать необходимость нового расследования. Лично я уже заинтересовалась этим делом и скоро поделюсь с вами своими соображениями.

— Линдси, — как ни в чем не бывало продолжила Джилл, — если ты действительно считаешь Дженкса невиновным, то должна немедленно сообщить об этом своему непосредственному начальству.

— Сейчас не время, — возразила я. — Мерсер отсутствует, а Рот занят поисками преступника. Да и не поверят они мне, черт возьми! Ты же сама сказала, что у меня сейчас нет ничего, кроме нескольких идей.

— А Крис Роли знает об этом? — поинтересовалась Клэр.

Я молча кивнула.

— Что он думает по этому поводу?

— Какая разница? — отмахнулась я. — Сейчас действительно не время предлагать новую версию расследования. Как и все. Роли сейчас занят поисками Дженкса — ведь без него все мои версии распадаются на глазах.

— Я всегда знала, что в этом парне что-то есть, — сказала Клэр и многозначительно подмигнула мне.

Я благодарно улыбнулась, хотя предпочла бы услышать от нее более серьезные предложения.

— Линдси, теперь я вижу, что с тобой трудно спорить, — сказала она после непродолжительной паузы. — Думаю, мы можем вполне доверять твоей интуиции.

— В таком случае давайте вплотную займемся Джоанной, — воодушевилась Синди. — Если Линдси права, то только так мы можем выйти на след настоящего убийцы.

Меня обрадовал такой поворот дела, и я повернулась к Клэр.

— Скажи, пожалуйста, мы не могли упустить что-нибудь, свидетельствующее против Джоанны? Например, улики или что-либо подобное?

Она немного подумала, а потом покачала головой.

— Вряд ли. Мы все изучили самым тщательным образом. Так или иначе, но все улики против Николаса Дженкса, а не против его первой жены.

— Клэр, — остановила я ее нетерпеливым жестом, — я имею в виду нечто такое, что мы могли просмотреть, упустить, не заметить, понимаешь?

— Линдси, — сочувственно улыбнулась она, — я очень хотела бы быть на твоей стороне, но, к сожалению, ничем не могу помочь. Абсолютно все доказательства указывают именно на Дженкса.

— Не может такого быть, — разочарованно пробормотала я. — Должны же быть хоть какие-то признаки, указывающие на пол преступника. Если все убийства совершила Джоанна, то она должна быть похожей на всех тех убийц, с которыми я имела дело раньше. Идеальных убийств не бывает. Думаю, она непременно должна была оставить какие-то следы, которые мы почему-то упустили. Другими словами, мы обнаружили только те улики, которые были оставлены для нас специально. И вряд ли это сделал сам Дженкс. Не идиот же он, в конце концов.

— В общем, — решительно вмешалась Джилл, — сейчас нужно искать его, а не другого гипотетического убийцу. Иначе мы получим еще пару трупов.

Я чувствовала, что она мне не верит, но решила не сдаваться. Мне очень хотелось завершить это дело громким судебным процессом, но больше всего я боялась обвинить невинного человека.

— Клэр, — взмолилась я, сложив на груди руки, — просмотри еще раз все собранные нами доказательства. Я все больше убеждаюсь, что мы гоняемся совсем за другим человеком.

Глава 114

Она сидела перед зеркалом, глядя на голубые глаза, которые необходимо превратить в зеленые, и щурилась при тусклом свете небольшой лампы. Но прежде нужно сделать лицо. Она аккуратно зачесала назад светлые волосы, придав им желаемую форму.

— Ты вынудил меня к этому, — тихо промолвила блондинка, обращаясь к своему отражению в зеркале. — Заставил еще раз выйти на тропу войны. Впрочем, этого вполне можно было ожидать. Ведь ты же любишь такие игры, Николас, не правда ли?

Она взяла ватный тампон, выдавила на него липкий бальзам, тщательно нанесла его на щеки, а потом стала приклеивать на эту основу короткие рыжеватые волосы. Вскоре ее лицо было практически готово, однако глаза все еще оставались прежними. С такими глазами нельзя выходить на дело, так как ее сразу же узнают. Она вынула из коробочки зеленые контактные линзы и ловким движением вставила их в глаза. Часто заморгав, она придала линзам нужное положение, а потом удовлетворенно посмотрела на себя в зеркало. Вот сейчас все нормально. Сходство просто поразительное. Теперь уже никто не усомнится в том, что это Николас Дженкс.

Глава 115

Клэр позвонила мне в тот момент, когда я еще крепко спала.

— Немедленно приезжай ко мне! — без предисловий скомандовала она.

Я протерла глаза и сонно посмотрела на часы. Было десять минут шестого.

— Куда я должна приехать? — проворчала я.

— В мою лабораторию, куда же еще? — недовольным тоном произнесла она. — Охранники предупреждены и пропустят тебя. Только живее!

Я чувствовала, что Клэр чрезвычайно взволнована, но не могла понять, в чем, собственно, дело.

— Ты сейчас в лаборатории?

— Да, соня несчастная, с половины третьего ночи, — ответила она. — Линдси, речь идет о Николасе Дженксе, так что не мешкай. Дорога каждая минута. Кажется, я нашла разгадку этой тайны.

Я вскочила с постели, быстро умылась, оделась и помчалась в морг. В такой ранний час мне понадобилось не больше десяти минут, чтобы добраться до лаборатории Клэр. Подъехав к зданию судебно-медицинской экспертизы, я припарковала машину на служебной стоянке и поспешила внутрь, приглаживая непричесанные волосы и поправляя изрядно помятый тонкий свитер.

Охранник вежливо поздоровался со мной и беспрекословно впустил в здание. Клэр уже ждала меня на пороге лаборатории.

— Ну, вот и я. — Мы крепко обнялись. — Собственной персоной. Надеюсь, ты не зря подняла меня в такую рань.

Вместо обычного приветствия или объяснения она втолкнула меня в лабораторию и плотно прикрыла за собой дверь.

— Так, — деловито начала Клэр, усаживая меня на стул, — мы вновь возвращаемся в отель «Гранд Хайатт». Первое убийство. Дэвид Брандт слышит звонок в дверь и подходит, чтобы открыть ее.

Она сделала паузу и положила руку на мое плечо.

— Вот представь, пожалуйста, что ты жених, а я убийца. Ты открываешь мне дверь и удивленно отступаешь в комнату. А я делаю шаг вперед и наношу тебе удар ножом в грудь. Правой рукой, хотя сейчас это не имеет никакого значения. — Она ткнула кулаком чуть пониже моей левой груди. — Ты падаешь на то место, где потом тебя обнаружит полиция.

Я молча кивнула, давая понять, что внимательно слежу за ходом ее мыслей.

— Итак, что мы находим на месте падения? — спросила Клэр, широко открыв глаза.

Я представила место преступления.

— Бутылку шампанского и смокинг.

— Верно, но я имею в виду совсем другое.

— Кровь… много крови.

— Это уже ближе, но не совсем то. Не забывай, что жених умер от разрыва сердца. Именно поэтому мы пришли к выводу, что он был жутко напуган.

Я встала со стула, посмотрела на пол и вдруг вспомнила, что еще было обнаружено на теле убитого.

— Моча.

— Вот теперь правильно! — радостно воскликнула Клэр. — Мы обнаружили небольшое количество мочи. Она была на полу и на обуви Дэвида. Совсем немного, несколько мутных крошечных капель. Разумеется, мы следовали обычной логике и пришли к выводу, что она принадлежит жениху. И это вполне естественно. Непроизвольное мочеиспускание — вполне нормальное явление в состоянии страха перед смертью. И до вчерашнего дня я была абсолютно уверена в своей правоте. Но вчера вечером я вдруг вспомнила, что следы мочи были обнаружены также и в Кливленде. А потом мне вдруг пришло в голову, что я никогда не проводила анализ этой мочи. Да и зачем его проводить, когда и так все было ясно? Ведь я ни минуты не сомневалась, что это моча Дэвида Брандта. — Клэр замолчала и посмотрела на пол. — Но если жених лежал на полу, а убийца стоял над ним, — она показала рукой на пол, — то чья же это могла быть моча?

Некоторое время мы смотрели друг на друга.

— Убийцы! — воскликнула я и даже всплеснула руками.

— Молодец, — обрадовалась Клэр, довольная своей ученицей. — История судебной медицины полна случаев, когда у убийц происходит непроизвольное мочеиспускание во время убийства. И это тоже вполне естественно. Их нервы на пределе, а многие даже испытывают в этот момент настолько острое удовлетворение, что фактически утрачивают над собой контроль. И это можно без особого труда проверить, проведя тщательный химический анализ.

— Проверить? — не поняла я. — Что именно? Ведь и так ясно, что это моча.

— Пол предполагаемого убийцы, — торжественно объявила Клэр. — Да, да, моя дорогая, по составу мочи можно определить пол человека.

— Господи Иисусе! — изумленно прошептала я.

Клэр взяла меня за руку и подвела к двум большим микроскопам, установленным на другом конце стола.

— В моче есть вещества, дающие возможность безошибочно определить пол человека. Для начала я взяла капельку сохранившейся мочи и прогнала ее через центрифугу, чтобы отделить одни химические вещества от других. Вот, взгляни, — сказала она, подтолкнув меня к первому микроскопу. — Видишь там крошечные красные клеточки, связанные между собой, как гроздь винограда?

Я посмотрела, обнаружила там какие-то пятна и вопросительно повернулась к Клэр:

— Ну и что?

— Это дрожжевые клетки, дорогая, — загадочно улыбнулась она. — В моче я обнаружила большое количество дрожжевых клеток. А они бывают только у женщин.

Я улыбнулась и хотела спросить, что это значит, но Клэр опередила меня и крепко обняла за плечи.

— А потом я провела анализ другого образца. Вот, посмотри.

Я наклонилась над окуляром микроскопа.

— Видишь темные крестообразные клетки, которые двигаются по кругу?

— Да, — пробормотала я.

— Это красные кровяные тельца, — пояснила Клэр. — Их там достаточно много.

Я снова посмотрела на нее, ожидая дальнейших объяснений.

— Так вот, дорогая, они никогда не встречаются в мужской моче. Во всяком случае, в таком большом количестве. Если, конечно, у пострадавшего нет кровотечения в мошонке, что обычно бывает в результате очень сильного удара или пореза. А подобных повреждений, насколько мне известно, ни у кого из наших женихов не было и в помине.

— Значит, — медленно произнесла я, покачивая головой, — эта моча принадлежит женщине в период менструации.

Глава 116

Эта мысль была такой неожиданной, что я долго смотрела на Клэр, поражаясь собственной догадливости. Значит, Николас Дженкс говорил правду. Его действительно не было в «Мандариновом номере» отеля «Гранд Хайатт» в момент убийства. Скорее всего его не было и в Кливленде. Я так ненавидела этого человека, что долго не могла смириться с этой мыслью. И не только я. Все мы были настолько уверены в его вине, что ни о чем другом даже думать не хотели. Тем более что все улики свидетельствовали против него. Дженкс был мастером детективных триллеров, но все же нашелся человек, который обошел даже его, только уже в реальной жизни.

Я встала и благодарно обняла Клэр.

— Ты совершила настоящее чудо.

— Да уж, — охотно согласилась она, — мне это стоило немалых трудов. Не знаю, что это доказывает, но с уверенностью заявляю: человек, который стоял над убитым женихом в отеле «Гранд Хайатт», был женщиной. Могу также предположить, что именно она убила жениха, а потом и невесту. Причем сделала это правой рукой, чего никак не мог сделать левша Дженкс.

Я облегченно вздохнула. Если Николас Дженкс не имеет к этому делу никакого отношения, то его поиски сейчас теряют всяческий смысл. Если его и следует поймать, то только для того, чтобы объявить о его невиновности.

— Ну, что скажешь? — посмотрела на меня Клэр и улыбнулась.

— Это вторая приятная новость, которую я услышала за последнее время, — призналась я.

— Вторая? — искренне удивилась Клэр.

Я взяла ее за руку и рассказала о своей последней встрече с врачами. Узнав, что моя болезнь пошла на спад, Клэр крепко обняла меня и закружила по всей лаборатории. Вдоволь нарадовавшись этой приятной новости, мы расстались, окунувшись в повседневные заботы.

Глава 117

Приехав на работу, я сразу позвонила Джейкоби, чтобы узнать, как у него дела. Бедняга все еще сидел возле дома Джоанны Уэйд и чертыхался на чем свет стоит.

— Как ты, Уоррен? — спросила я, невольно чувствуя вину перед ним.

— Хуже некуда, — проворчал тот. — Мне бы сейчас душ принять и прикорнуть пару часов.

— Уоррен, что там происходит?

— Что происходит? — возмущенно переспросил он. — Ничего интересного. Вчера вечером в пятнадцать минут пятого объект вышел из дома и направился в гимнастический зал. В десять минут седьмого она зашла в кафе «Паскуа», откуда вскоре появилась с пластиковым пакетом в руке. Затем заглянула в небольшой бутик, вышла без пакета и сразу же двинулась домой. Через некоторое время загорелся свет на третьем этаже, а из кухни стал доноситься запах жареного цыпленка. Извини за такие подробности, но я так проголодался, что ни о чем другом и думать не могу.

Джейкоби сделал паузу и жадно сглотнул, вероятно, представив жареного цыпленка.

— В двадцать пять минут одиннадцатого свет в ее квартире погас, после чего она, вероятно, делала то, о чем уже давно мечтаю я, — проворчал он в трубку. — Линдси, какого черта я здесь торчу? Неужели нет какой-нибудь более подходящей работы?

— Уоррен, — попыталась я успокоить его, — Николас Дженкс сейчас на свободе и наверняка попытается наведаться к своей бывшей жене. Думаю, он подозревает ее во всех грехах и считает, что именно она его подставила.

— Линдси, ты хочешь подбодрить меня и придать смысл моему глупому занятию?

— И это тоже, — засмеялась я. — Но дело не только в этом. Понимаешь, Уоррен, я думаю, что он прав. В общем, гляди в оба и сразу же дай знать, как только увидишь Дженкса.

Примерно в восемь часов в отделе появился Крис. Он удивленно посмотрел на меня и задержал взгляд на растрепанных волосах.

— Линдси, куда ты так спешила сегодня утром, что даже не успела причесаться как следует?

— Клэр позвонила в начале шестого, а в половине шестого я уже была в морге.

Крис еще больше удивился:

— Что ты там забыла?

— Это трудно объяснить в двух словах, — ответила я, настороженно оглядываясь вокруг. Мне очень не хотелось, чтобы в отделе знали о существовании нашего женского общества. — Знаешь, Крис, давай я познакомлю тебя со своими подругами.

— С подругами? — удивленно повторил он. — В восемь часов утра?

— Да, думаю, тебе будет интересно побеседовать с ними. Откровенно говоря, это не просто подруги, а в некотором роде сообщницы.

Мои слова потрясли его.

— Я ничего не понимаю, Линдси.

— Крис, — перебила его я, схватив за руку, — не хочу опережать события, но мне кажется, мы можем начать новое расследование по вновь открывшимся обстоятельствам.

Глава 118

Через час все были в сборе, и я быстро ввела их в курс дела относительно Николаса Дженкса. Правда, на сей раз мы собрались не в кафе, а в комнате для допросов полицейского департамента.

— Я вижу, вы решили разбавить наше женское общество, — сказала Джилл, увидев в комнате Криса Роли.

Для Криса присутствие Джилл тоже было сюрпризом.

— Надеюсь, вы не станете возражать, — улыбнулся он. — Тем более что я здесь не как представитель противоположного пола, а по делам службы.

— Вот и вся наша команда, — повернулась я к нему. — Джилл Бернардт представляет офис окружного прокурора, Клэр — судебно-медицинскую экспертизу, а Синди — редакцию газеты «Кроникл».

Крис медленно обвел взглядом всех присутствующих, а потом посмотрел на меня.

— Значит, вы работаете над этим делом независимо от официальных органов правопорядка?

— Не надо лишних вопросов, — строго предупредила Джилл. — Просто послушайте, о чем идет речь.

Все выжидающе посмотрели на меня, а я повернулась к Клэр.

— Может быть, ты начнешь?

Она пожала плечами и посмотрела на всех так, словно мы собрались на очень важную медицинскую конференцию.

— По просьбе Линдси прошлую ночь я провела в своей лаборатории и попыталась соединить воедино три убийства. Короче говоря, я искала доказательства того, что все преступления были совершены не Дженксом, а другим человеком. Сначала ничего не получалось, и только под утро я сделала потрясающее открытие. Во-первых, оказалось, что удар ножом в отеле был нанесен правой рукой, а Дженкс, как известно, левша. — Клэр сделала многозначительную паузу и, собравшись с мыслями, продолжила: — Во-вторых, я обратила внимание на то, что на месте первого и третьего преступлений было обнаружено небольшое количество мочи. Поначалу никто из следователей не обратил на это внимания. Все были абсолютно уверены, что моча могла принадлежать только жертвам преступления. Однако у меня зародились некоторые сомнения, и сегодня ночью я провела тщательный анализ этих находок.

Тишина в комнате достигла крайнего напряжения.

— В моче, — медленно рассказывала Клэр, — которая была обнаружена в отеле «Гранд Хайатт», я нашла много дрожжевых клеток и непомерно большое количество красных кровяных телец. Причем такое их количество может быть только в моче женщины во время менструации. Таким образом, я установила, что молодых супругов Брандт убил не Николас Дженкс, а какая-то молодая особа. Думаю, она же убила и молодоженов в Кливленде.

Джилл растерянно заморгала, а Синди застыла с раскрытым от удивления ртом. Крис немного подумал, почесал подбородок, а потом покачал головой.

— Дженкс не убивал этих людей, — произнесла я, оглядывая присутствующих. — Скорее всего это сделала Джоанна. Он долго издевался над ней, избивал, оскорблял, а потом нанес самый страшный удар, который только можно представить, — ушел к другой женщине. Причем ушел в тот момент, когда обрел популярность, а вместе с ней и громадное количество денег. Джоанна дважды пыталась добиться через суд выплаты ей значительной суммы в счет морального и материального ущерба, однако суд посчитал ее претензии чрезмерными и удовлетворил лишь малую часть требований. Это был еще один удар по самолюбию Джоанны, которой ничего не оставалось, как страдать, наблюдая за растущим богатством бывшего мужа и его счастливой жизнью с юной и красивой женой. Крис недоверчиво посмотрел на меня.

— Ты действительно считаешь, что женщина способна на подобные преступления ради мести? Но даже если это и так, то могла ли она совершить такое убийство? Я имею в виду ее физические способности? Ведь первых жертв убили ударом ножа, а вторых пришлось тащить много ярдов до развалин винного завода.

— Ты не видел ее, Крис! — возразила я. — Джоанна очень сильная физически, ненавидит Дженкса, знает его привычки, имеет доступ в его дом и даже работала одно время в свадебном салоне «Сакс».

— Кроме того, — поддержала меня Синди, — она была одной из немногих, кто подробно знал содержание первого романа Дженкса.

Я повернулась к Джилл:

— Таким образом, Джоанна имела мотивы отомстить бывшему мужу и знала, как это сделать наилучшим образом.

В комнате воцарилась гробовая тишина.

— Ну и как же ты собираешься расследовать это дело? — поинтересовалась Синди. — Ведь вся полиция ищет именно Дженкса, а не кого-то другого.

— Прежде всего я хочу объяснить ситуацию Мерсеру и Роту, — твердо заявила я. — Потом попытаюсь отыскать Дженкса, пока его не убили. Он нам нужен в качестве свидетеля. И только после этого намерена приступить к изучению всех обстоятельств, связанных с жизнью и деятельностью Джоанны. Надо проверить все ее телефонные звонки, письма, записки, установить маршруты передвижения… — Я сделала паузу и повернулась к Джилл: — Надеюсь, на этот раз ты не станешь возражать. У нас вполне достаточно оснований для начала официального расследования.

Джилл молча кивнула, сначала неуверенно, а потом более решительно.

— Просто невероятно, что мы вынуждены защищать этого мерзавца.

Неожиданно кто-то громко забарабанил по стеклу нашей комнаты. Не успели мы ответить, как к нам ворвался возбужденный Джон Керести из оперативной группы.

— Нашли Дженкса, — запыхавшись, сообщил он. — Его только что видели в районе Пасифик-Хейтс.

Глава 119

Мы с Крисом вскочили и помчались на диспетчерский пункт. Там нам сообщили, что Дженкс был обнаружен в вестибюле небольшой гостиницы под названием «Эль Дриско». Причем портье утверждал, что он был без наручников и вел себя совершенно спокойно. А потом вышел на улицу и скрылся в толпе.

Мы с Крисом никак не могли понять, почему именно там. Я стала лихорадочно перебирать в памяти все обстоятельства дела, и внезапно меня осенило. Ведь именно там жил его бывший литературный агент Грег Маркс.

Не теряя ни минуты, я позвонила Полу Чину, который вел наружное наблюдение за его домом.

— Пол, держи ухо востро, — предупредила я. — К нам поступило сообщение, что Дженкса видели в твоем районе. Не исключено, что он направляется к Марксу.

В следующую минуту мне позвонил Джейкоби:

— Линдси, только что в район Пасифик-Хейтс проехало несколько полицейских машин. Это всего в миле от меня. Я еду туда.

— Не надо, Уоррен! — взмолилась я. — Оставайся на месте.

Меня не покидала уверенность, что настоящим убийцей является Джоанна и было бы глупо оставить ее без присмотра в этот ответственный момент. Тем более что Дженкс сейчас на свободе и, вероятно, захочет свести с ней счеты.

— Думаю, ты ошибаешься. Боксер, — ухмыльнулся Джейкоби. — Здесь все спокойно, а там назревают серьезные события. Я позвоню тебе позже и все объясню.

— Джейкоби! — закричала я, но тот уже повесил трубку. — Крис, — повернулась я к Роли, — Джейкоби оставил Джоанну и поехал к дому Маркса. Что делать?

Не успел он ответить, как меня снова позвали к телефону.

— Линдси! — крикнула одна из сотрудниц. — Тебе звонят.

— Мне некогда, — ответила я, пристегивая наплечную кобуру с пистолетом. — Кто там?

— Не знаю. Говорит, что тебе будут интересны некоторые подробности дела Дженкса. Представился Филлипом Кампбеллом.

Глава 120

Я застыла от неожиданности и вопросительно посмотрела на Криса. А потом бросилась к телефонному аппарату, показывая Крису, что хорошо бы проследить, откуда звонят. Сделав несколько глубоких вдохов, я немного успокоилась и сняла трубку.

— Вы, вероятно, уже догадались, кто звонит, — послышался в трубке хриплый голос Николаса Дженкса.

— Еще бы мне не догадаться, — сдержанно ответила я. — Где вы сейчас?

— Нет, инспектор, так не пойдет, — захихикал он. — Я просто хочу сообщить вам еще раз, что никого не убивал. Вы ошиблись, инспектор, ищите настоящего убийцу.

— Я знаю, мистер Дженкс, — спокойно произнесла я.

Он был настолько удивлен, что на мгновение потерял дар речи.

— Знаете?

Я не могла рассказать ему о своих подозрениях, тем более когда сам он был на свободе.

— Мистер Дженкс, мы сумеем доказать вашу невиновность, — попыталась убедить его я. — Обещаю вам. Где вы сейчас?

— Нет, нет, не держите меня за идиота, инспектор, — засмеялся Дженкс. — Я вам не верю. К тому же уже слишком поздно. Теперь мне остается самому взяться за это дело и фактически выполнить за вас работу. Я непременно доберусь до настоящего убийцы.

Я понимала, что Дженкс может в любую минуту положить трубку и мы снова потеряем его. Это был мой единственный шанс.

— Дженкс, предлагаю вам встретиться со мной. В любом месте, которое вы сами укажете.

— А зачем мне встречаться с вами? — последовал недоуменный вопрос. — Я и так уже предостаточно насмотрелся на вас за последнее время. На всю жизнь хватит.

— Хотя бы потому, что я знаю настоящего убийцу, — заявила я, затаив дыхание.

Его реакция повергла меня в шок.

— Я тоже, инспектор, — сказал Дженкс и положил трубку.

Глава 121

Мы мчались к дому Джоанны под звуки мощной сирены и под яркие сполохи мигалки, установленной на крыше полицейской машины. Мимо мелькали деревья, дома и удивленные лица пешеходов. Минут через десять мы были уже на Рашн-Хилл, где на пересечении Филберт-стрит и Хайд-стрит находился дом Джоанны Уэйд.

Я была абсолютно уверена, что рано или поздно Дженкс наведается сюда, чтобы окончательно выяснить отношения с бывшей женой. Оставалось лишь надеяться, что еще не поздно предотвратить новое убийство. Ее дом был без присмотра минут пятнадцать, не более. К тому же мы не знали, где сейчас находится Джоанна. А тем более Дженкс.

Крис свернул на обочину и притормозил возле небольшого кирпичного дома. Мы проверили оружие и стали размышлять, что делать дальше. Впрочем, события развивались так стремительно, что оставалось лишь следовать за ними. В конце аллеи, примерно в двухстах ярдах от нас, я заметила невысокого человека с рыжей бородой и в спортивной куртке.

Крис тоже посмотрел в ту сторону и даже подпрыгнул от удивления.

— Боже мой, это же Дженкс! — Он вынул пистолет и потянулся к дверной ручке, собираясь выйти из машины. А я прищурилась, напрягла зрение и схватила его за руку.

— Крис, погоди минутку, это невероятно! — воскликнула я, удерживая напарника.

Мы оба застыли от изумления. Этот человек очень походил на Дженкса, с такой же рыжей бородой и красновато-коричневыми волосами, но это был не Дженкс. Фигура более тонкая, изящная, ноги гораздо длиннее, а волосы не короткие, а просто плотно зачесанные назад. В следующую минуту меня осенило. Это была женщина!

— Это Джоанна, — тихо шепнула я, все еще не веря своим глазам.

— А где же Дженкс? — с недоумением проворчал Крис. — Только этого недоставало! Что за маскарад?

Не успела я собраться с мыслями, как Крис включил мотор.

— Я поеду за ней, а ты поднимись в ее дом и посмотри, что там происходит. Мы должны быть абсолютно уверены в том, что это Джоанна. Если что, я позвоню тебе по мобильнику. Живее, Линдси, не теряй времени, сейчас дорога каждая минута.

Я вышла из автомобиля, пересекла улицу и направилась к дому. А машина Криса тем временем стала медленно спускаться по улице.

Войдя в подъезд, я повернула налево и стала нажимать все кнопки дверных звонков. В одной из квартир мне ответили, потом на пороге появилась пожилая женщина с седыми волосами. Я показала ей полицейский значок, а она представилась домовладелицей. Я взяла у нее запасные ключи от квартиры Джоанны и поднялась на третий этаж, попутно достав пистолет и спустив предохранитель. Никогда еще я так не волновалась, как сейчас. Эта женщина казалась мне настолько непредсказуемой и опасной, что даже поджилки тряслись от страха.

Вставив ключ в замок, я повернула его несколько раз, потом резко распахнула дверь. В квартире было тихо. Я сделала несколько шагов, вошла в гостиную, потом проверила спальню и кухню. Ни души. На столе стоял кофейник, на стуле лежал недавний номер газеты «Кроникл». Я растерянно огляделась вокруг и не обнаружила абсолютно никаких признаков психически неуравновешенной хозяйки. Обычная обстановка, незастеленная кровать, кипа модных журналов на столике и прочие вещи, которые можно найти в каждом доме. А ведь я по опыту знала, что убийцы всегда сосредоточены на своих жертвах и редко когда не оставляют следов.

Еще раз осмотрев квартиру, я направилась в ванную комнату и застыла от ужаса. На полу сидела Джоанна, уставившись на меня огромными от страха глазами. Она была в тренировочном костюме и сидела, прислонившись спиной к ванне.

— Боже мой! — воскликнула я и бросилась к ней.

Однако в помощи она уже не нуждалась. На ее груди расплылось большое пятно крови. Я опустилась перед Джоанной на колени и внимательно осмотрела рану. Даже одного взгляда было достаточно, чтобы определить причину смерти. Рана была глубокая и по характеру напоминала те, которые обнаружили на телах первых двух жертв.

Но если это Джоанна, то кого же сейчас преследует Крис?

Глава 122

Через несколько минут перед домом, громко скрипнув тормозами, остановились две патрульные машины. Я спустилась и отправила полицейских в квартиру Джоанны. Меня очень беспокоило невыносимо долгое молчание Криса. Я была в квартире минут десять — пятнадцать, и за это время он ни разу не позвонил. Самое ужасное заключалось в том, что Крис даже не подозревает, что преследует настоящего убийцу, который недавно зарезал Джоанну.

Теряясь в догадках, я подбежала к патрульной машине и доложила дежурному о случившемся. Неужели это Дженкс? Если так, то Джилл была права и этот подонок обвел нас вокруг пальца. Он морочил нам голову и почти убедил в своей невиновности. Как же ему удалось так ловко все подстроить? И кого в таком случае засекли в г