Book: Прыжок ласки



Прыжок ласки

Джеймс Паттерсон

Прыжок ласки

Посвящается Сюзи, Джеку и еще миллионам читателей романов об Алексе Кроссе, задающим один и тот же вопрос: «А не могли бы вы писать побыстрее?»

Джеймсом Паттерсоном создан целый ряд бестселлеров: «Явился паук», «Целовать девушек», «Джек и Джилл», «Кошки-мышки», и самый последний роман «Прыжок Ласки». Книги об Алексе Кроссе – постоянном персонаже произведений Паттерсона – всегда находят своего читателя.


Энн Рул:

Алекс Кросс – созданный Паттерсоном образ детектива девяностых годов.


«Дейли Мейл»:

Ужасающе до гениальности… пришлось просидеть всю ночь, чтобы дочитать, настолько захватывает эта книга.


«Паблишит Ньюс»:

Паттерсон умеет создать невероятную сюжетную линию, постоянно обновляющуюся и поддерживающую высокий уровень адреналина в крови читателя.


Эд Макбейн:

Напряжение и ужас захватывают и не отпускают читателя. Попробуйте-ка убежать от этой книги.


«Вашингтон Постинсайд»:

Настоящим подарком Паттерсона любителям триллеров стал вашингтонский детектив по расследованию убийств и психолог Алекс Кросс.

ПРОЛОГ

Прыжок ласки

I

Джеффри Шефер, ослепительный в голубом однобортном блейзере, белой рубашке, полосатом галстуке и узких серых брюках от «Хантсмен и сын», в половине восьмого утра вышел из дома и уселся в черный «ягуар».

Аккуратно выведя машину с места парковки, он тут же вдавил педаль газа. Изящный, как ракета, спортивный автомобиль сразу же набрал скорость в пятьдесят миль и моментально оказался у знака «стоп» при выезде на Коннектикут-авеню.

Но, доехав до перекрестка, Шефер не остановился, а, наоборот, надавил на педаль акселератора еще сильней.

Скорость возросла до шестидесяти пяти миль, и Джеффри ужасно захотелось на полном ходу врезаться в каменную стену, тянувшуюся вдоль улицы. Он ехал почти вплотную к этой стене и в мыслях уже видел все последствия столкновения.

В последнюю секунду Джеффри резко вывернул руль влево, и ему удалось избежать удара. С визгом шин «ягуар» завилял по улице, оставляя за собой дымный след горелой резины.

Наконец автомобиль затормозил, развернувшись навстречу движению, и уставился подслеповатым глазом лобового стекла на надвигающийся утренний поток транспорта.

Шефер вновь вдавил педаль газа и рванулся вперед. Каждая машина, будь то легковушка или грузовик, засигналила, оглушая окрестности истошным воем клаксонов.

Не переводя дыхания и не останавливаясь, Шефер продолжал мчаться вперед по улице. Пролетев по мосту Рок-Крик, он свернул налево, потом еще раз налево и оказался на одноименном бульваре.

Едва слышный стон сорвался с его губ. Реакция была непроизвольной, быстрой и неожиданной. Момент страха, слабость.

Шефер вновь ударил по педали газа, и машина, разогнавшись до восьмидесяти, стала судорожно лавировать между легковыми автомобилями и закопченными грузовиками.

Сейчас сигналили только некоторые водители; остальные сидящие за рулем оцепенели от ужаса.

Джеффри миновал бульвар, чуть притормозил и снова прибавил скорость.

Эр-стрит в этот час была еще более запруженной транспортом, чем бульвар. Вашингтон просыпался и отправлялся на работу. У Шефера перед глазами до сих пор стояло манящее видение глухой стены вдоль Коннектикут-авеню. Не надо было ему останавливаться! Он снова принялся искать глазами крепкую, несокрушимую преграду.

При подъезде к Дюпон-серкл Шефер разогнался уже до восьмидесяти миль. Он мчался, словно ракета. Оба транспортных потока остановились на красный свет.

«Отсюда уже не выбраться, – подумал Шефер. – Не сунешься ни вправо, ни влево».

Но перспектива врезаться в зад стоящим автомобилям его не устраивала. Не таким образом ему хотелось бы свести счеты с жизнью. Слишком уж банально – расплющиться о какой-нибудь паршивый «шеви», «хонду» или обыкновенный грузовик.

Он решительно вывернул руль влево и вновь принялся лавировать между машинами встречной полосы. За пыльными стеклами автомобилей Шефер видел застывших с выражением паники и недоумения на лицах водителей. Вновь симфонией страха на высоких нотах вокруг взвыли сигналы.

Машина понеслась вниз по Эм-стрит, по Пенсильвания-авеню в направлении Вашингтон-серкл. Впереди показался Медицинский Центр Университета Джорджа Вашингтона: неплохое завершение?

Вдруг из ниоткуда возникла полицейская машина, сверкая маяками и сигналя, приказывая ему немедленно остановиться. Шефер послушно затормозил и припарковался у обочины.

Испуганный полицейский, держась рукой за кобуру, поспешил к «ягуару». Выглядел страж закона неуверенно.

– Выходите из машины, сэр, – командным тоном произнес он. – Немедленно выходите.

Неожиданно Шефер почувствовал себя спокойным и расслабленным. В теле не ощущалось ни малейшего напряжения.

– Хорошо-хорошо. Выхожу. Нет проблем.

– Вы знаете, с какой скоростью ехали? – возмущенно спросил полицейский, багровея от гнева. Шефер заметил, что коп так и не убрал руку с кобуры.

Джеффри вытянул губы трубочкой, словно обдумывая ответ:

– Ну-у-у, – протянул он, – где-нибудь миль тридцать. А может, чуть больше положенного.

С этими словами он вытащил из кармана удостоверение личности и протянул его полицейскому:

– Но вы ничего со мной не сделаете, так как я – сотрудник британского посольства. А следовательно, обладаю дипломатической неприкосновенностью.

II

Вечером, возвращаясь с работы, Джеффри Шефер почувствовал, как вновь начинает терять контроль над собой. Теперь он боялся сам себя. Вся его жизнь вращалась в фантастической игре «Четыре Всадника». В этой партии ему досталась роль участника под именем Смерть. Данная игра означала для него все, все то, ради чего следовало жить.

Опять его «ягуар» мчался по улицам в сторону северо-запада, в район Петуорт. Он осознавал, что ему, белому человеку в роскошной машине, нечего там делать. Но Шефер ничего не мог изменить и чувствовал себя не лучше, чем утром.

Немного не доезжая до Петуорта, он остановил машину, достал портативный компьютер и отправил послание другим участникам игры «Четыре Всадника»:

«Друзья!

Смерть вырвалась на свободу в Вашингтоне.

Игра продолжается».

Вновь тронув машину с места, он миновал несколько кварталов. Шокирующего вида проститутки уже выстроились вдоль Варнум и Вебстер-стрит. Из вибрирующего от громкого звука синего «БМВ» грохотала мелодия песни «Мило и медленно». Сладкий голос Ронни Маккола сотрясал наступающий вечер.

Девицы призывно замахали Шеферу руками, выставляя напоказ груди всех видов и размеров. Многие были одеты в цветастые бюстгальтеры в тон трусикам. Некоторые красовались в серебристых или красных туфельках на высоких платформах и тонких каблуках.

Джеффри остановился возле симпатичной чернокожей девушки лет шестнадцати с длинными стройными ногами. Даже чересчур длинными для ее маленького тела. Правда, на вкус Джеффри, она переусердствовала с макияжем. Но все равно, сопротивляться ее чарам было трудно, да и незачем.

– Очень миленькая машина «ягуар», – складывая ярко накрашенные губы в сексуальное «О», проворковала девица. – И вы сами такой очаровашка, мистер.

Он ответил ей улыбкой:

– Тогда запрыгивай. Покатаемся, а заодно выясним, что это: настоящая любовь или безрассудная страсть. – Шефер быстро оглядел улицу. Поблизости других девушек не было.

– Если по полной программе, то сто долларов, – сразу же сообщила девушка, вильнув своей аккуратной попкой. Запах ее духов напоминал приторную жвачку, и казалось, что она облилась ими с ног до головы.

– Я же сказал – садись. Сто долларов для меня – пустяки. Сначала он подумал, что, наверное, не стоило бы сажать ее в «ягуар», но потом все-таки решил прокатиться. С собой теперь он уже ничего не мог поделать.

Он привез девицу в маленький заросший парк в районе Шоу. Загнав машину в ельник, тут же скрывший ее от посторонних глаз, он еще раз внимательно рассмотрел проститутку и убедился, что она еще моложе, чем казалась на первый взгляд.

– Сколько тебе лет? – поинтересовался Джеффри.

– А сколько ты хочешь? – кокетливо улыбнулась девица. – Но сначала деньги. Ты ведь знаешь правила?

– Я-то знаю. А ты?

Он вытащил из кармана выкидной нож и мгновенным движением приставил лезвие к ее горлу.

– Не делай мне больно, – прошептала она. – Успокойся.

– Медленно вылезай из машины и не вздумай поднять крик. Советую успокоиться тебе.

Выйдя из «ягуара», они оказались вплотную друг к другу, но лезвие по-прежнему прижималось к шее девушки.

– Это такая игра, – пояснил Шефер. – Просто игра, дорогая. Я играю в нее вместе с тремя участниками: одним в Англии, вторым на Ямайке и еще одним в Таиланде. Они носят имена Голода, Войны и Завоевателя. Меня же партнеры называют Смерть. Тебе повезло, так как я – самый лучший игрок.

И как бы в подтверждение этого он нанес ей первый удар.

Часть первая

Убийства «Джейн Доу»

Глава первая

В тот день дела шли отлично. Жарким июльским утром я вел ярко-оранжевый школьный автобус по юго-восточному району и насвистывал что-то из Ал Грина. Мне нужно было забрать шестнадцать мальчиков из их домов, да еще двоих из детского дома. Отличная работа – лучше не придумать. Обслуживание клиентов «от двери до двери».

Прошла всего неделя, как я вернулся из Бостона после окончания уголовного дела об убийствах некоего мистера Смита. Там же оказался замешанным и еще один убийца-психопат по имени Гэри Сонеджи. Мне необходимо было отдохнуть, и этим утром я выбрал себе занятие попроще.

Мой постоянный напарник Джон Сэмпсон и двенадцатилетний парнишка по имени Эррол Мигно сидели позади водительского кресла. Джон был в неизменных черных очках, черных джинсах и черной майке с надписью: «Союз заботливых людей. Присылайте свои пожертвования прямо сейчас». В Сэмпсоне намного больше шести футов роста, а вес его перевалил за двести пятьдесят фунтов. Мы дружим с ним с десятилетнего возраста, с той поры, когда я впервые очутился в Вашингтоне.

В данный момент мы с Джоном и Эрролом обсуждали достоинства боксера Рэя Робинсона. Нам приходилось кричать, чтобы перекрыть рев и пальбу изношенного мотора автобуса. Сэмпсон приобнял Мигно своей огромной лапищей за плечи. Иногда такой физический контакт играет очень большую роль при общении с подобными детишками.

Наконец, забрав последнего из списка – восьмилетнего мальчика из района Беннинг-Террас, считавшегося крутым местом и получившим среди нас название Города Простаков, мы поехали к месту назначения.

На выезде из Беннинг-Террас красовалась надпись, из которой явствовало, что именно должен знать побывавший здесь: «ВЫ ПОКИДАЕТЕ ЗОНУ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ. ЕСЛИ ВЫ ВЫЖИЛИ, НЕПРЕМЕННО РАССКАЖИТЕ ОБ ЭТОМ ОСТАЛЬНЫМ».

Мы везли детей в Лортонскую тюрьму в Вирджинию. Сегодня был день посещений, и они могли встретиться со своими отцами. Каждую неделю члены «Союза» привозят примерно полсотни таких детей в разные тюрьмы, где школьники могут повидаться со своими отцами или матерями. Цель этих мероприятий достаточно благородна: мы пытаемся снизить уровень преступности в Вашингтоне на одну треть.

Мне приходилось бывать в тюрьме столько раз, что уже не сосчитать. Начальник Лортонской тюрьмы – мой хороший знакомый. Несколько лет назад я посещал это место так часто, будто сам провел здесь пожизненный срок. Тогда мне приходилось проводить допросы опасного преступника Гэри Сонеджи.

На первом этаже начальник тюрьмы Марион Кэмпбелл выделил большой зал, где мальчики встречались со своими отцами. Эти свидания оставляли большое впечатление в сердце каждого. Люди реагировали на свидания даже острее, чем я мог предположить. Кстати, с теми отцами, которые высказывают желание принимать участие в программе «Союза», его члены проводят специальные беседы. В основном, шаг за шагом, заключенных обучают следующим «премудростям»: как показать свою любовь к ребенку, как выразить чувство вины и ответственности за содеянное, как достичь гармонии между родителем и ребенком, и, наконец, как дать понять своему чаду, что ты готов начать новую, совсем другую жизнь.

Как ни парадоксально, но все мальчики старались и выглядеть, и вести себя «круче», чем они были в действительности. Я даже слышал, как кто-то из ребят сказал: «Ты никогда не принимал участия в моем воспитании, так почему я должен сейчас тебя слушаться?» Все отцы, в противоположность своим чадам, казались мягкими и добрыми людьми.

Нам с Сэмпсоном раньше не приходилось совершать такие поездки в Лортон. Это была наша первая проба, но я уже знал, что приеду сюда снова. В зале почти осязаемо чувствовалась острота эмоций и беспредельная надежда. Выходя оттуда, уже никто не сомневался, что теперь в жизни обязательно наступят лучшие времена. Даже если кто-то из присутствующих и не осознавал этого до конца, то, во всяком случае, они пытались что-то сделать. И в результате в их жизни непременно должны были произойти положительные сдвиги.

Но больше всего меня поразило то, что между некоторыми отцами и сыновьями до сих пор оставалась сильная связь.

Я сразу вспомнил своего сына Дэмона и подумал о том, как нам с ним повезло в жизни. А те, кто сейчас находился в Лортоне, понимали, что в свое время совершили нечто очень плохое. Они просто тогда не знали, как предотвратить то, что все-таки случилось.

В течение почти полутора часов я только прохаживался по залу и слушал. Иногда меня просили помочь, и тогда я выступал в роли психолога и старался быстро решать все возникающие вопросы. Проходя мимо одной небольшой группы людей, я услышал, как отец говорил сыну: «Пожалуйста, передай матери, что я люблю ее и сильно скучаю по ней». После этого заключенный и ребенок обнялись и горько разрыдались.

Один раз, через час после нашего пребывания на территории тюрьмы, ко мне подошел Сэмпсон. Он широко улыбался. Надо заметить, что, когда Джон улыбается, он больше походит на крокодила-убийцу.

– А знаешь что, старина? – загадочно произнес он. – Мне все это нравится. Любая благотворительность – лучшее, чем может заняться любой человек.

– Да я и сам в это уже по уши влип. Между прочим, я дал себе слово еще раз повести этот оранжевый автобус.

– Ты как считаешь, такие вот встречи отцов с сыновьями полезны? – искренне поинтересовался Сэмпсон.

Я оглядел зал:

– По-моему, сейчас им всем хорошо. И это уже замечательно.

Сэмпсон согласно кивнул:

– Старый добрый метод: потихоньку и полегоньку. Кстати, на меня все это тоже подействовало. Я буквально летаю.

Признаться, я чувствовал себя так же. Я глубоко воспринимаю подобные мероприятия, полностью вживаясь в них.

На обратном пути, когда мы развозили детей по домам, я снова сидел за рулем автобуса. И по лицам мальчиков я понял, что сегодня они узнали многое, и все пошло им на пользу. Ребята вели себя на удивление тихо. Никто не шумел и не пытался безобразничать. Сейчас никому из них уже не хотелось казаться «крутым». Они снова стали детьми.

Почти каждый мальчишка от всей души благодарил меня и Сэмпсона, выходя из автобуса. Впрочем, в этом не было никакой необходимости. Я и без того ощущал себя в тот момент куда лучше, чем когда мне и Джону приходится гоняться за маньяками-убийцами.

Последним мальчиком, которого мы доставили домой, был восьмилетний школьник с Беннинг-Террас. Он обнял меня и Джона, а потом внезапно заплакал.

– Я очень скучаю по своему папе, – признался ребенок и, не оглядываясь, побежал к своему подъезду.



Глава вторая

Вечером того же дня мы с Сэмпсоном заступили на дежурство в своем юго-восточном районе. Мы оба работаем старшими детективами по расследованию убийств. Кроме того, я являюсь связующим звеном между ФБР и столичной полицией. Примерно в половине первого ночи раздался тревожный звонок, и нам пришлось выехать в район Вашингтона под названием Шоу. Именно там произошло страшное убийство.

На месте преступления одиноко стояла единственная полицейская машина, зато местный сброд скопился в огромном количестве.

Все выглядело довольно дико: словно кто-то решил устроить пирушку среди ночи. Поблизости горели бочки с мусором, разбрасывая в стороны огненные брызги. Правда, в этом не было никакого смысла, поскольку ночь выдалась на удивление жаркой.

Жертвой оказалась молоденькая девушка, лет четырнадцати, а может, немного старше. Во всяком случае, так нам передали по рации.

Найти ее не составило труда. Обнаженное изуродованное тело бросили в кустах шиповника в небольшом парке, менее чем в десяти ярдах от асфальтированной дорожки.

Мы с Джоном приблизились к телу, и с другой стороны от полицейской ленты, огораживающей место происшествия, какой-то парень презрительно крикнул:

– Эй, там, да это же просто уличная девка!

Я остановился и внимательно посмотрел на подавшего голос. Мальчишка напомнил мне кого-то из тех детей, которых мы сегодня возили в Лортонскую тюрьму.

– Обыкновенная дешевка, – не унимался парень. – Не стоит вашего внимания, как и моего, господа де-фективы.

Я не выдержал и вплотную подошел к этому умнику.

– Откуда ты знаешь? Ты что же, видел ее раньше? Парнишка отпрянул, но тут же глупо оскалился, сверкнув золотой звездочкой, наклеенной на передний зуб:

– Так она голая валяется, да еще и на спине. Кто-то ее здорово проучил. По-моему, так можно поступить только со шлюхой.

Сэмпсон окинул мальчика пронизывающим взглядом. Парню было чуть больше четырнадцати лет.

– Ты ее знал?

– Вот еще! Конечно, нет! – презрительно хмыкнул паренек, будто обиделся, услышав такое предположение. – Я с проститутками не дружу.

Наконец он отошел в сторону, все еще поглядывая на нас и покачивая головой. А мы с Джоном направились к телу, где уже стояли двое полицейских, ожидавших подкрепления, которое прибыло в лице нас двоих.

– Вы звонили в Службу Экстренных Вызовов? – поинтересовался я.

– С тех пор прошло целых тридцать пять минут, – осуждающе произнес тот, который был постарше, лет двадцати восьми. Полицейский пытался отращивать усики и вел себя так, будто ему было не привыкать присутствовать при подобных происшествиях.

– Понятно, – я покачал головой. – Вы случайно не обнаружили где-нибудь поблизости ее документы?

– Нет. Мы обыскали кусты. Кроме тела больше ничего нет, – подхватил второй, что помоложе. – Когда-то ее можно было считать красоткой, – по крупным каплям пота на его лбу и брезгливому выражению лица я сразу понял, что полицейскому нехорошо.

Надев резиновые перчатки, я склонился над телом. Девушке действительно было немногим более четырнадцати лет. Кто-то перерезал ей горло, как говорится, от уха до уха. Множество ран имелось и на лице. Кроме того, подошвы ног были начисто срезаны, что показалось мне несколько необычным. На груди и животе также красовались следы от ударов ножа. Их было более десятка. Я нагнулся и раздвинул ей ноги.

И тут я увидел нечто такое, отчего меня самого сразу же замутило. Между ногами торчала металлическая рукоятка.

Я интуитивно догадался, что это нож, который убийца воткнул в свою жертву.

Сэмпсон присел на корточки рядом со мной:

– Что ты думаешь, Алекс? Еще одна?

Я неопределенно мотнул головой и пожал плечами:

– Возможно, но она наркоманка, Джон. Обрати внимание на следы от инъекций на руках и ногах. Вероятно, такие же есть и у подколенных сухожилий, и в подмышечных впадинах. А наш клиент предпочитает обходить наркоманок стороной. Ему по вкусу безопасный секс. Но убийство, несомненно, жестокое. В его духе. Видишь нож?

Сэмпсон кивнул. От него не ускользало буквально ничего.

– А что с одеждой? – недоумевал он. – Нам надо обязательно ее найти. Она должна быть где-то рядом.

– Наверняка ее уже снял кто-то из местных жителей, – высказал предположение молодой полицейский. Судя по следам на земле, становилось очевидным, что возле тела побывало немало людей. – Здесь такое происходит. И никому нет никакого дела. Никого эта девушка больше не волнует.

– Но теперь приехали мы, – заметил я. – А нам дело есть. Нас волнует каждая убитая безымянная девушка.

Глава третья

Джеффри Шефер чувствовал себя настолько счастливым, что с трудом скрывал от семьи свое состояние. Целуя свою супругу Люси в щеку, он чуть не рассмеялся. До него донесся приторный запах ее духов «Шанель № 5», а потом, когда он поцеловал ее во второй раз, то ощутил шероховатость ее сухих губ.

Сейчас они оба застыли как статуи в роскошном холле большого дома, выстроенного в георгианском стиле в престижном районе Вашингтона под названием Калорама. Здесь же собрались и дети, чтобы попрощаться с отцом.

Жена Шефера, урожденная Люси Рис-Кузин, пепельная блондинка, обладала удивительными ярко-зелеными глазами, сверкающими не хуже ее дорогих украшений, с которыми она предпочитала никогда не расставаться. В свои тридцать семь лет она выглядела великолепно и сохранила стройность фигуры на зависть всем подругам. Люси закончила нью-нэмский колледж в Кембридже, а через два года вышла замуж за Джеффри. Она до сих пор иногда почитывала классическую литературу и интересовалась поэзией, но большую часть своего свободного времени проводила на бессмысленных званых обедах, ходила по магазинам со своими подругами-эмигрантками, посещала соревнования по поло и любила плавать под парусом. Случалось, что и Джеффри составлял ей компанию в отдыхе на яхте. Когда-то он неплохо владел искусством управления парусами.

Считалось, что Люси была завидной партией, и Джеффри искренне полагал, что и сейчас многие мужчины не отказались бы от такой жены. Что ж, в таком случае им бы досталось ее худощавое, если не сказать костлявое тело и самый ледяной секс, который только может выдержать нормальный человек.

Шефер взял на руки своих четырехлетних дочек-близняшек Трисию и Эрику. Две уменьшенные копии их мамочки. Он продал бы каждую по цене почтовой марки. Но сейчас Джеффри прижал их к себе и рассмеялся так, как и подобает заботливому любящему отцу.

И, наконец, он уже совсем по-мужски подал руку своему двенадцатилетнему сыну Роберту. В настоящее время в доме шли споры о том, стоит ли отсылать Роберта назад в Англию, где он смог бы учиться в интернате, возможно, в Винчестере, где, в свое время, получал образование и его дед. Шефер бодро по-военному отсалютовал сыну. Когда-то полковник Джеффри Шефер был неплохим солдатом. Но теперь об этом помнил разве что Роберт.

– Я улетаю в Лондон всего на несколько дней и буду там, между прочим, работать, а не отдыхать. Я не собираюсь посещать никакие развлекательные мероприятия, – словно оправдывался Шефер перед семьей, весело улыбаясь, как того и требовала обстановка.

– Ну, что ты, папочка, отдохнуть тоже надо. Бог свидетель, ты это честно заслужил, – заметил Роберт уже ломающимся и становящимся совсем как у взрослого голосом.

– До свидания, папочка! – хором завизжали двойняшки, и Щеферу захотелось швырнуть их обеих об стенку.

– До свидания, Эрика-сан. До свидания, Трисия-сан, – серьезно произнес он.

– Не забудь, «Гнездо Орка», – настойчиво напомнил Роберт. – «Дракон» и «Дуэлянт», – мальчик надеялся, что отец привезет ему из Англии самые модные сейчас ролевые компьютерные игры и журналы.

Как это ни печально для Роберта, но в действительности его отец не собирался ни в какую командировку. На эти выходные у него были совершенно другие планы. Он сам намеревался поиграть в свою фантастическую игру здесь, в Вашингтоне.

Глава четвертая

Он мчался на восток, а совсем не в сторону аэропорта, чувствуя себя так, будто с его плеч свалился невыносимый груз. Господи, как же он ненавидел свою безупречную британскую семью. Но еще больше он не выносил жизнь здесь, в Америке, которая могла свести с ума любого человека, страдающего клаустрофобией.

Родня Шефера, оставшаяся в Англии, тоже могла считаться идеальной. У Джеффри было два старших брата, которые всегда учились на «отлично» и служили образцами для подражания всем остальным школьникам. Отец Шефера работал военным атташе, и семье приходилось много путешествовать по всему земному шару, пока Джеффри не исполнилось двенадцать лет. Вот тогда они и осели в Гилфорде, в тридцати минутах езды от Лондона. Там-то Джеффри начал совершенствоваться в своих детских шалостях, к которым имел склонность уже с восьми лет.

В центре Гилфорда располагалось несколько исторических зданий, над которыми Джеффри с непонятным рвением тренировался в проявлениях вандализма. Он начал с больницы, где лежала его умирающая бабушка. Шефер разрисовывал стены неприличными рисунками и снабжал их соответствующими надписями. Затем он перенес свое внимание на Гилфордский замок, Гилд-холл, королевскую школу и собор. Постепенно он стал писать более пространные вульгарные комментарии и рисовать огромные пенисы, раскрашивая их в яркие тона. Он не давал себе отчета в том, почему ему нравится портить по-настоящему красивые вещи, но это было так. Ему нравилось совершать подобное, но еще больше он любил испытывать то ощущение безнаказанности, которое приносили ему такие поступки.

Вскоре Шефер был переведен в школу в Рэгби, но и там его выходки продолжались. Затем мальчик посещал колледж святого Иоанна в Кембридже, где серьезно занялся философией и японским языком, что, правда, не мешало ему соблазнять всех понравившихся женщин. Когда в двадцать один год Шефер отправился служить в армию, все его друзья оказались немало озадачены. Его лингвистические способности были сразу же замечены, и Шефера направили в Азию, где он вышел на новый уровень и начал играть в свою знаменитую игру.

Джеффри остановился у ночного магазина, чтобы выпить чашечку кофе, – три чашечки, если быть совсем точным. Кофе он выпил без молока и положил в каждую порцию по четыре куска сахара. При этом, когда Джеффри направлялся к кассе, он допивал уже последнюю.

Кассир-индус бросил на него подозрительный взгляд, но Джеффри лишь расхохотался прямо в лицо этому бородатому выродку:

– Ты что же, подумал, что я стану красть кофе стоимостью в семьдесят пять центов? Идиот! Ты, жалкий, ничтожный паки!

Он швырнул деньги на прилавок и быстро вышел из магазина, чтобы не задушить урода прямо на месте, что он, Шефер, в принципе мог сделать с легкостью.

После этого он направился в северо-восточную часть Вашингтона, где обитала большая часть среднего класса, в район Экингтон. Проехав университет Галлодет, он начал узнавать улицы. В основном здесь располагались двухэтажные жилые дома с виниловой внутренней обшивкой, выстроенные из красного кирпича, зачастую выкрашенные в ярко-синий цвет, что всегда вызывало возмущение и отвращение Джеффри.

Он остановился у одного из кирпичных домов с небольшим садом, на Аланд-Террас возле Второй улицы. Здесь имелся просторный гараж, а фасад дома его предыдущий жилец украсил двумя белыми бетонными котами.

– Привет, киски, – улыбнулся Шефер, чувствуя облегчение. Сейчас он начинал «заводиться», его настроение становилось маниакальным. Но ему нравилось это ощущение, он не мог перестать наслаждаться им. Итак, наступало время продолжить игру.

Глава пятая

Изрядно потрепанное фиолетовое с синим такси стояло в гараже, рассчитанном на две машины. Шефер пользовался этим автомобилем уже четыре месяца. Такси обеспечивало ему анонимность, делая Джеффри почти что невидимым повсюду, куда бы он ни хотел попасть в Вашингтоне. Он называл такси своей «машиной кошмарного сна».

Шефер аккуратно пристроил «ягуар» рядом с фиолетово-синей развалюхой, а потом почти бегом взлетел на второй этаж. Оказавшись в квартире, он тут же включил кондиционер и первым делом выпил черного кофе с большим количеством сахара.

Затем он принял свои таблетки, как послушный и примерный мальчик. Торазин и либриум. Бенадрил, ксанакс и викодин. Он уже в течение многих лет по-разному комбинировал сочетания допингов и снотворных средств, составляя свои собственные наркотические «коктейли». Поначалу это был метод проб и ошибок, но постепенно Джеффри научился правильно подбирать ингредиенты. Ну как, Шефер, тебе уже лучше? Конечно, спасибо.

Сначала он попробовал читать свежие газеты, затем каталог всевозможных кожаных и резиновых изделий крупнейшей оптовой компании из Амстердама. Так и не сосредоточившись на тексте, Джеффри сделал двести отжиманий, потом несколько сотен приседаний, с нетерпением ожидая наступления темноты.

Без четверти десять он начал готовиться к выходу в город. Пройдя в маленькую пустую ванную, пропахшую дешевым освежителем воздуха, Шефер внимательно изучил свое отражение в зеркале.

И остался доволен. Даже очень. Особенно его радовали светлые густые волнистые волосы, которых он никогда не потеряет. Харизматическая, почти электрическая улыбка. Ясный взгляд голубых глаз, которым позавидовал бы любой киноактер. Великолепная физическая форма для сорокачетырехлетнего мужчины.

Шефер начал с контактных линз. Он так часто пользовался ими, что мог делать это практически на ощупь. Впрочем, это занятие являлось частью его искусства перевоплощения. После этого он нанес коричневый театральный грим на лицо, шею, кисти рук и запястья. Джеффри не скупился, и когда грим покрыл его шею, она стала казаться мощнее, чем была на самом деле. Темная шапочка скрыла светлые пряди волос.

Он еще раз критически осмотрел себя: из зеркала на него глядел самый настоящий черный. Особенно естественным этот чернокожий казался при тусклом освещении. Неплохо, совсем неплохо. Прекрасный образ для выхода в город, особенно если учесть, что этим городом станет Вашингтон.

Так пусть же игра начнется. Четыре Всадника…

В половине одиннадцатого Шефер спустился в гараж. Он осторожно обошел «ягуар» и приблизился к фиолетово-синему такси. В этот момент Джеффри уже мысленно представлял себя в своей фантастической игре.

Из кармана брюк он достал три не совсем обычных игровых кости. Они имели по двадцать граней с цифрами вместо точек. Такие обычно используют в фантастических играх.

Джеффри держал кости в левой руке и долго перебирал их в ладони.

В «Четырех Всадниках» существовали свои, вполне определенные правила: здесь все зависело от того, как лягут кости. В результате у человека рождалась безумная, фантастическая мысль. Четыре игрока в разных уголках земного шара как бы состязались друг с другом. Никогда раньше в мире не существовало такой игры или хотя бы отдаленно напоминающей ее.

Шефер уже мысленно приготовил для себя очередное приключение, хотя всегда можно было выбрать альтернативный вариант. Очень многое зависело от костей.

И в этом таился основной смысл: произойти могло все, что угодно.

Джеффри сел в такси и завел двигатель. Всемогущий Господь, как же ему не терпелось поскорее начать игру!

Глава шестая

Он разработал потрясающий план. Сегодня он будет выбирать только тех пассажиров, которые не только приглянутся ему внешне, но буквально распалят его воображение до предела. Джеффри не торопился. У него впереди вся ночь, а потом еще и целый уик-энд. Он с удовольствием поработает и в выходные. Маршрут был продуман заранее. Сначала Шефер направился в престижный район Адамс-Морган. Из окна машины он внимательно наблюдал за суетливыми пешеходами, будто стремившимися в одном направлении. Здесь располагалось множество ресторанов, называвшихся почему-то «кафе», куда тоже торопились десятки завсегдатаев. Такси тащилось вдоль улицы, и Шефер успевал изучить все зазывающие вывески увеселительных заведений: «Кафе Пикассо», «Кафе Лотрек», «Кафе ля фуршет», «Кафе царицы Савской»…

Около половины двенадцатого, на Колумбия-роуд, Джеффри резко сбавил скорость. Сердце его тревожно забилось в надежде. Кажется, впереди вырисовывалось что-то заслуживающее внимания.

Из дверей небольшого ресторанчика вышла симпатичная пара: мужчина и женщина, по происхождению, скорее всего, латиноамериканцы. Им было каждому около тридцати, и чувственность так и просвечивала в каждом их движении.

Шефер бросил кости на переднее сиденье: шесть, пять и четыре. Вместе выходило пятнадцать. Достаточно высокий результат.

Опасность! Да, это действительно так: с влюбленными парами всегда рискованно иметь дело.

Шефер подождал, пока пара перейдет улицу и удалится от навеса ресторана. Они направлялись прямо к нему. Удовольствие со всеми удобствами! Джеффри дотронулся до рукоятки «магнума», который он хранил под передним сиденьем. Теперь он был готов на все.



Но как только парочка собралась усесться в такси, Джеффри передумал. Он и это мог себе позволить!

Разглядев потенциальных пассажиров вблизи, он сразу же убедился, что ни мужчина, ни женщина не оказались настолько привлекательными, как он рассчитывал. У мужчины щеки и лоб покрывали оспины, а его напомаженные волосы казались сальными и грязными. Что касается женщины, то ее полноватая фигура не вызвала у Шефера особого восторга: ему нравились особы постройнее. Издалека, в льстивом свете уличных фонарей, она показалась ему куда симпатичней.

– Смена закончилась, – грубо буркнул Шефер, отъезжая на середину улицы. Обманутые в ожиданиях несостоявшиеся пассажиры оба показали ему средний палец.

Шефер не смог сдержать демонического хохота:

– Да вам просто повезло сегодня! Идиоты! Пожалуй, это самый счастливый вечер в вашей жизни!

Ни с чем не сравнимое ощущение вдруг разом охватило все его существо. Ведь сейчас он мог сделать с этой парой все, что угодно. Они целиком находились в его власти. Он, и только он управлял их жизнью и смертью.

– Возгордись, о Смерть, – негромко проговорил Джеффри. На Роуд-Айленд-авеню такси остановилось у небольшого кафетерия, где Шефер выпил еще кофе. Ему постоянно требовался допинг. На этот раз он ограничился тремя чашечками, положив в каждую уже по шесть кусков сахара.

Через час он ехал по юго-восточному району Вашингтона. Больше он не останавливался, несмотря на то что на улицах было множество пешеходов. Такси явно не хватало, и в этой части города поймать машину считалось делом непростым.

Теперь Джеффри почему-то пожалел о том, что отпустил ту латиноамериканскую парочку. Он мысленно представлял себе их именно такими, какими они показались ему издалека, в неярком свете уличных фонарей. Что ж, это приятные воспоминания из недалекого прошлого. В мозгу всплыла знаменитая строчка из Пруста: «Долгое время я имел привычку рано ложиться спать». То же самое можно было сказать и о Шефере. До того самого времени, пока он не подключился к великой игре.

И в этот момент Джеффри увидел ее – идеальную темнокожую богиню, возникшую прямо перед ним из ниоткуда. Словно кто-то свыше приготовил для него этот достойный подарок. Она шла сама по себе, вынырнув со стороны Е-стрит и, по всей вероятности, сейчас куда-то спешила. В жилах Шефера снова забурлила кровь.

Ему понравились и походка женщины, и ее длинные ноги, и стройная ладная фигура.

Он осторожно начал настигать ее, и она сразу же обернулась, вглядываясь в улицу. Может быть, ей как раз и нужно такси? Неужели?

Женщина была одета в нежно-кремовый костюм, пурпурную шелковую блузку и обута в изящные туфли на высоких каблуках. Она выглядела достаточно элегантно и строго и, скорее всего, торопилась явно не в ночной клуб. Красотка полностью контролировала свои движения: ни намека на развязность.

Шефер судорожно бросил кости и затаил дыхание, а потом быстро сосчитал полученную сумму. Сердце его наполнилось ликованием. Именно этого он и желал, являясь сейчас одним из Всадников.

Женщина тут же замахала рукой.

– Такси! – выкрикнула она. – Такси! Вы свободны?

Он аккуратно притормозил у края тротуара, и она сделала к машине осторожный шаг. Ее шелковые чулки заискрились. Да, вблизи она оказалась еще красивей. Такую встретишь не часто.

Только теперь он увидел в ее руках букет, и его сразу заинтересовало, куда же направляется это прекрасное создание. Может быть, на торжество? Скорее всего. Но теперь эти цветы были уже предназначены для ее собственных похорон.

– Спасибо вам большое за то, что остановились, – задыхаясь от быстрой ходьбы, вежливо произнесла незнакомка, усаживаясь в машину. Джеффри чувствовал, что сейчас женщина позволила себе немного расслабиться, очутившись в безопасности в салоне такси. Голос ее был таким сладким и спокойным.

– Рад услужить. – Шефер обернулся, и на губах его заиграла зловещая улыбка. – Между прочим, меня зовут Смерть. А ты – моя фантазия на сегодняшний вечер.

Глава седьмая

По понедельникам в первой половине дня я, как правило, работаю на кухне благотворительной организации при госпитале святого Антония на юго-востоке Вашингтона. Я добровольно прихожу сюда уже лет шесть, три раза в неделю. Моя смена начинается в семь утра и длится два часа, до девяти.

В то утро я почему-то чувствовал беспокойство. Конечно, я все еще переживал события, связанные с расследованием дела мистера Смита, из-за которого мне пришлось много путешествовать по всему Восточному побережью и Европе. Теперь мне нужно было отдохнуть где-нибудь вдали от Вашингтона.

Я смотрел на обычную очередь из мужчин, женщин и детей, которые пришли сюда потому, что у них не было денег на еду. Очередь разрослась до пяти человек в ряду и уходила за поворот на 12-ю улицу. Мне было очень грустно сознавать, что до сих пор в нашей столице живет так много людей, у которых нет средств на пропитание, и они имеют возможность поесть у нас всего один раз в день.

Я начал помогать на кухне несколько лет назад из-за того, что именно здесь и познакомился со своей женой Марией. Она отвечала за изучение условий жизни неблагополучных семей и лиц, нуждающихся в материальной и моральной поддержке. Мария была некоронованной принцессой: ее любили все, но она выбрала меня. Потом случилось несчастье. Марию застрелили из проезжавшей мимо машины. К тому времени мы были женаты уже четыре года, и у нас подрастали двое детишек. Преступление так и не было раскрыто, и это до сих пор мучает меня. Может быть, именно поэтому я каждый раз стараюсь довести до конца любое дело, порученное мне, неважно, какие шансы на успех у меня при этом имеются.

В столовой при больнице святого Антония я слежу за порядком. Во время приема пищи все должно проходить степенно: тут нет места никаким ссорам. Для такой роли у меня есть все данные: рост шесть футов и три дюйма и вес за двести фунтов. Я словно был рожден для миротворческой работы, и прекрасно с ней справляюсь. Как правило, при помощи двух-трех убедительных фраз и успокаивающих жестов мне удается погасить любой назревающий конфликт. А в общем, люди приходят сюда поесть, а не ради скандалов и драк.

Кроме этого, я раздаю арахисовое масло и желе тем, кто хочет получить добавку или, можно сказать, десерт. Джимми Мур, американец ирландского происхождения, который заведует столовой, причем делает это с огромной любовью, искренне верит в целительные и оздоровительные силы и арахисового масла, и желе. Некоторые завсегдатаи нашей благотворительной кухни вот уже который год упорно продолжают называть меня Мистер Арахисовое Масло.

– Что-то вы сегодня неважно выглядите, – обратилась ко мне полная невысокая женщина, которая посещала столовую уже два года. Я знаю, что зовут ее Лора, что родилась она в Детройте и что у нее есть два взрослых сына. Она работала экономкой где-то на Эм-стрит в Джорджтауне, но потом хозяин дома решил, что Лора стала стара для такой работы, и ее ласково выпроводили прочь, выдав на прощанье двухнедельное жалованье и осыпав словами сочувствия.

– Вы заслуживаете большего, – заметила Лора. – А именно – меня, – заявила она и расхохоталась. – Как бы вы отнеслись к такому предложению?

– Лора, вы, как всегда, щедры в своих комплиментах, – отозвался я, наполняя ее тарелку. – Но вы же сами видели Кристину и знаете, что мое сердце не свободно.

Лора еще раз хихикнула для приличия и обняла себя обеими руками, словно ей стало зябко. Она всегда старалась быть оптимисткой, несмотря на любые обстоятельства.

– Молодой девушке нельзя без мечты, – задумчиво проговорила она. – Было приятно повидаться, как всегда.

– И мне тоже, Лора. Приятного аппетита.

– Ну, с этим у меня все в порядке. Спасибо.

Итак, я бодро приветствовал пришедших за едой, нагружал их тарелки, но сам в это время думал о Кристине. Наверное, все же Лора была права. Вид сегодня у меня был неважнецкий. Впрочем, все последние дни я выглядел не лучшим образом.

Мне хорошо запомнилась одна ночь, хотя с той поры прошло уже около двух недель. Я только что закончил работать над уголовным делом об убийствах в Бостоне. Мы с Кристиной стояли на пороге ее дома в Митчелвилле. Я пытался изменить свою жизнь, но это оказалось делом сложным. По данному поводу есть хорошее высказывание: сердце руководит головой.

Я ощущал в ночи запах роз, которые в изобилии росли у дома Кристины. Кроме того, до меня доносился очаровательный аромат любимых духов моей возлюбленной «Страсть Гардении».

Мы были знакомы с Кристиной уже полтора года. Впервые мы встретились, когда я вел одно сложное расследование, во время которого трагически погиб ее муж. Постепенно мы сблизились, начали встречаться. Наша дружба переросла в нежные чувства, и вот мы стояли в ту ночь на пороге ее дома. Все должно было решиться именно в тот момент. По крайней мере, так казалось мне.

Еще не было случая, чтобы Кристина не выглядела потрясающе. Завидев ее, я чувствовал, как у меня начинала кружиться голова. Она была высокой стройной женщиной, и мне это очень нравилось. У Кристины очаровательная улыбка, которая могла бы осветить и осчастливить, наверное, половину всей страны. В ту ночь она была одета в потертые джинсы, плотно обтягивающие ее ноги, и белую рубашку с короткими рукавами, которую она завязала на талии узлом. Кристина вышла ко мне босая, и я сразу обратил внимание, что она покрасила ногти на ногах в красный цвет. Ее огромные карие глаза сияли.

Я протянул к ней руки и обнял ее. В этот миг все в мире стало добрым и правильным. Я сразу же позабыл и о том страшном деле, которое расследовал, и об опаснейшем убийце, скрывавшемся под именем мистер Смит.

Затем я ладонями нежно обхватил ее лицо. Мне нравится думать о том, что меня больше уже ничего не испугает, но получается иначе. Похоже, что чем больше добра ты видишь в жизни, тем ближе подступает страх. Кристина стала чем-то святым и драгоценным в моей жизни. Наверное, поэтому я и боялся за нее.

Сердце руководит головой.

Может быть, настоящие мужчины на моем месте повели бы себя по-другому, но я еще далеко не все знаю в этой жизни. Я только учусь.

– Я люблю тебя так, как никогда не любил в своей жизни, Кристина, – произнес я тогда. – С тобой я начинаю видеть и чувствовать мир по-новому. Я люблю твою улыбку, и мне нравится, как ты ведешь себя с другими людьми. Особенно с детьми, Ты очень добрая женщина. И мне нравится вот так держать в своих ладонях твое милое лицо. Я люблю тебя больше, чем можно выразить словами, даже если бы я мог говорить об этом все отпущенное мне время. Я очень люблю тебя, Кристина. Ты выйдешь за меня замуж?

Тогда она не стала сразу отвечать мне. Я почувствовал, что она отдалилась от меня. Может быть, всего на чуточку, но мое сердце замерло. Я заглянул ей в глаза и увидел в них только боль и неуверенность. Тогда я подумал, что сейчас, наверное, просто умру.

– Алекс, Алекс, – зашептала она, и в глазах ее заблестели слезы. – Я не могу ответить тебе сейчас. Ты ведь только что вернулся из Бостона. И еще не совсем оправился от расследования тех страшных, жестоких убийств. Ты снова подвергал свою жизнь опасности. Ведь этот маньяк сумел забраться в твой дом. И он угрожал твоей семье. Этого ты не можешь отрицать.

Я промолчал. Да, дело получилось запутанным, и я сам чуть не погиб, расследуя его.

– Я не стану отрицать ничего из того, что ты скажешь, – наконец заговорил я. – Но я действительно очень люблю тебя. И ты тоже не станешь этого отрицать. Если все, что требуется для нашего счастья, это уйти из полиции навсегда, я так и поступлю.

– Не надо, – ее взгляд смягчился. Кристина медленно покачала головой. – Это был бы неправильный поступок. И для тебя, и для меня.

Мы обнялись, продолжая стоять на пороге, и я понял, что мы зашли в тупик, выхода из которого я пока что не видел. Может быть, мне стоило уволиться из полиции и снова стать врачом, чтобы вести более спокойную жизнь? Может быть, так будет лучше и Кристине, и детям? Но мог ли я так поступить? Мог ли я уйти из полиции?

– Попроси меня выйти за тебя замуж еще раз, – шепнула на прощание Кристина. – Но немного попозже…

Глава восьмая

После той ночи мы продолжали встречаться с Кристиной, и наши отношения не изменились. Мы чувствовали себя легко друг с другом, нам было хорошо вместе. Но проблема сохранялась, и я не переставал думать над тем, как ее можно решить. Сумеет ли Кристина стать счастливой, если выйдет замуж за детектива, расследующего убийства? Смогу ли я оставить свою работу? Ответов на эти вопросы я пока что не находил.

Назад к реальности меня вернул резкий звук сирены полицейской машины, выезжающей с Е-стрит на 12-ю улицу. Увидев приближающийся черный «ниссан» Сэмпсона, я поморщился, словно предчувствуя что-то особо неприятное.

Сэмпсон выключил сирену на крыше, но заменил ее гудком своего обычного сигнала. Я понимал, что он приехал сюда за мной. Скорее всего, мне нужно было отправиться в такое место, куда мне сейчас крайне не хотелось бы. Но гудок не затихал.

– Там твой приятель Джон Сэмпсон, – сообщил мне Джим Мур. – Ты слышишь, Алекс?

– Знаю, – отозвался я. – Но все же надеюсь, что он сейчас уедет.

– Вот это вряд ли.

В конце концов, я вышел на улицу, минуя очередь в кухню и слыша по пути веселые и безобидные шутки в свой адрес. Кто-то высказывал предположение, что мне уже стало не под силу работать в таком месте, кто-то уверял, что я просто сбегаю с работы в середине дня.

– Что случилось? – крикнул я Сэмпсону, подходя к его черной спортивной машине.

Стекло у водительского места опустилось, и я заглянул внутрь «ниссана».

– Может быть, ты забыл, что у меня сегодня официальный выходной? – на всякий случай напомнил я Джону.

– Нина Чайлдз, – тихо произнес он мягким голосом, который я слышал только в тех случаях, когда речь шла об очень серьезных вещах. Джон старался успокоиться, сохранить бесстрастное выражение лица, но у него ничего не получалось. – Нину убили, Алекс.

Меня охватила непроизвольная дрожь. Я открыл дверцу и забрался в машину. Мне даже не пришло в голову вернуться на кухню, чтобы предупредить Джима о том, что мне необходимо уехать. Сэмпсон резко рванул машину вперед, взвыла сирена, но сейчас этот тревожный сигнал бедствия немного успокоил меня. Вернее, оглушил и просто притупил все чувства.

– Что тебе уже известно? – сразу же перешел к делу я, в то время как машина неслась по унылым улицам юго-восточной части города, а затем пересекла синевато-серую ленту реки Анакостия.

– Ее оставили в заброшенном доме, на перекрестке 18-й улицы и Гарнесвилл. Там сейчас Джером Терман. Он уверен, что она пролежала там по крайней мере все выходные. Какой-то местный торговец наркотиками обнаружил тело. На ней не было одежды, Алекс. И никаких вещей или документов, – сообщил мне Джон.

Я подозрительно посмотрел в его сторону:

– Так откуда им стало известно, что это Нина?

– Один из полицейских узнал ее. Они были знакомы по больнице. Да кто не знает Нину!..

Я зажмурил глаза, но передо мной сразу появилось лицо Нины Чайлдз, поэтому я сразу же открыл их. Нина работала ночной медсестрой в больнице святого Антония в бригаде скорой помощи. Именно к ней я как-то влетел с маленьким умирающим мальчиком на руках. Мне и Сэмпсону не раз приходилось работать вместе с Ниной. Более того, Джон встречался с ней почти год, но потом у них что-то расстроилось. Она вышла замуж за своего соседа, строительного рабочего. Теперь у них было двое чудных крошек, и когда я последний раз видел Нину, она показалась мне по-настоящему счастливой.

Я никак не мог заставить себя поверить в то, что сейчас она лежит мертвая в холодном заброшенном доме где-то в чужом районе. Кто-то убил и оставил ее там, как очередную безвестную «Джейн Доу».

Глава девятая

Тело Нины Чайлдз было обнаружено в пустующем доме одного из самых бедных и унылых районов города. На месте происшествия стояла одинокая патрульная машина и еще одна – проржавевшая и искореженная карета скорой помощи. Убийства на юго-востоке, как правило, не привлекают внимание властей. Где-то надрывно лаяла собака, и это было единственным звуком на пустой улице.

Нам с Сэмпсоном пришлось пройти мимо маленького импровизированного рынка, расположенного на углу 18-й улицы, где обосновались местные торговцы наркотиками. В основном это были молодые мужчины, но к ним сегодня присоединились еще несколько детей и две женщины. В этом районе юго-востока таких деятелей можно обнаружить практически повсюду. Молодежь в этих местах, пожалуй, ничем, кроме торговли крэком, и не занимается.

– Вы, наверное, явились на утреннюю уборку трупов? – небрежно бросил один из юношей, одетый в черные брюки на подтяжках. Ноги у него оставались босыми, а по внешности и татуировкам можно было судить о его криминальном стаже.

– Пришли за хламом? – хихикнул в нелепую седоватую бороденку другой мужчина, постарше. – Тогда уж заодно разберитесь с этой псиной: она всю ночь лаяла, спать не давала. Раз уж вы здесь, так сделайте хоть что-нибудь полезное, – посмеиваясь, добавил он.

Мы с Сэмпсоном проигнорировали эти замечания и, пройдя еще немного по 18-й улице, добрались, наконец, до трехэтажного стандартного дома, двери которого были заколочены досками. Из окна третьего этажа высовывалась голова боксера-полукровки. Собака выглядела так, как будто всю жизнь прожила здесь и по праву считала себя хозяйкой дома. Может быть, по этой причине она и не переставала лаять. Кроме этого «жильца» в доме никого не было, и он казался мертвым.

Парадную дверь взламывали уже, наверное, не менее сотни раз, поэтому она легко отворилась, впуская нас внутрь. В подъезде пахло мусором, гарью и плесенью одновременно. В потолке зияла огромная дыра, образовавшаяся в результате взрыва трубы отопления. Казалось жутким и нелепым, что Нину убили в таком страшном месте.

Вот уже год я неофициально занимаюсь расследованиями убийств в юго-восточном районе столицы, которые так и остались нераскрытыми. Жертвами в основном стали безымянные женщины, которых в криминалистике принято называть Джейн Доу. Я насчитал уже около сотни таких преступлений, хотя этим данным никак не хотят верить в нашем отделе. Многие из убитых являлись проститутками и наркоманками, но Нину никак нельзя было отнести к перечисленным категориям.

Я и Джон осторожно спустились по ненадежной спиральной лестнице с подозрительно шаткими перилами, до которых было даже страшно дотрагиваться. Я уже включил фонарь и где-то впереди заметил вспышки других фонарей.

Нина находилась в подвале заброшенного дома. Правда, кто-то здесь уже позаботился хотя бы о том, чтобы обнести место преступления официальной полицейской лентой, запрещающей заходить за нее.

Увидев тело Нины, я сразу же вынужден был отвернуться.

Меня поразило не то, что я увидел ее мертвой. Я испугался того, как именно она была убита. Мне хотелось спрятать куда-нибудь свои глаза, чтобы хотя бы немного прийти в себя и успокоиться.

На месте преступления вместе с бригадой скорой помощи оказался Джером Терман. Тут же находился и единственный полицейский, очевидно, тот самый, который и опознал Нину. Медиков-криминалистов рядом я не увидел. Впрочем, меня это ничуть не удивило: они редко выезжают на место преступления, если оно совершено на юго-востоке Вашингтона.

Рядом с телом лежал букет увядших цветов. Теперь я разглядывал каждое растение, все еще не в силах снова посмотреть на труп. И хотя эти цветы никак не соответствовали ситуации, впрочем, как и не все здесь в точности повторяло убийства прочих «Джейн Доу», я отнесся к этому достаточно разумно, поскольку знал, что у убийцы не было своего четкого «рисунка» для каждого преступления. Вот в этом-то и заключалась моя основная проблема. Получалось так, что его фантазии все еще развивались, а отсюда напрашивался вывод о том, что преступник еще не закончил своего кровавого пути, да и вряд ли собирается это сделать в ближайшем будущем.

По полу были разбросаны кусочки целлофана и серебряной фольги. Крысам нравится все блестящее, и, скорее всего, это они разорвали пакет и по кусочкам теперь пытались разнести его по своим гнездам. На потолке по всем углам разрослась паутина.

И все же мне надо было осмотреть тело и сделать это достаточно внимательно.

– Я детектив Алекс Кросс. Мне нужно осмотреть ее одному, – наконец выдавил я, обращаясь к молодым мужчине и женщине, которые представляли собой бригаду скорой помощи. – Это займет всего пару минут. Потом я больше не буду вам мешать.

– Но тело уже было осмотрено другими детективами, – возразил мужчина. Это был тощий, как жердь, тип с длинными грязными волосами, неряшливо свисающими до плеч. Он даже не удосужился взглянуть мне прямо в глаза. – Дайте мне сначала закончить свою работу. Я не собираюсь оставаться надолго в этой клоаке. Тут одна зараза повсюду. Вы только принюхайтесь.

– А ну-ка, отойди в сторону! – внезапно рявкнул Сэмпсон. – Да побыстрее, пока я сам не отшвырнул подальше твой тощий зад.

Медик выругался, но посчитал благоразумным все же подняться и отойти подальше от тела Нины. Настала моя очередь. Я постарался вести себя как настоящий профессионал и, осматривая труп, припомнить все детали и особенности, с которыми мне пришлось сталкиваться при осмотре других тел безымянных женщин, которые были обнаружены на юго-востоке. Я искал связь между преступлениями. Меня мучила мысль: неужели один человек способен совершить столько убийств? Но если это и так, то Нина стала жертвой самой жестокой и безумной его фантазии.

Тяжело вздохнув, я опустился на колени рядом с телом. И хотя над ним уже успели потрудиться крысы, все же самые страшные повреждения ей нанес убийца.

Все говорило о том, что Нина была забита до смерти. Ее били кулаками и, возможно, ногами тоже. Она получила не менее сотни сильных ударов. Я еще не встречал ничего подобного и не представляю себе, за что человека можно так жестоко наказать. Почему же все-таки это произошло? Ей только что исполнился тридцать один год, в доме этой доброй и талантливой женщины подрастали двое детишек, а сама Нина была предана своей благородной работе в больнице святого Антония.

Неожиданно в здании раздался резкий хлопок, словно где-то выстрелила винтовка. Звук эхом разнесся по подвалу. Оба члена бригады скорой помощи чуть ли не подпрыгнули на месте.

Все остальные нервно рассмеялись. Я-то точно знал, что сейчас произошло.

– Всего-навсего сработала крысоловка, – пояснил я медикам. – Привыкайте.

Глава десятая

Мне пришлось пробыть на месте преступления более двух часов, хотя я и надеялся закончить осмотр побыстрее. Я ненавидел каждую секунду моего пребывания в том странном заброшенном доме. Мне никак не удавалось обнаружить закономерности во всех убийствах безымянных женщин, и смерть Нины Чайлдз, к сожалению, ничуть не продвинула меня в раскрытии преступлений. Для чего этому чудовищу пришлось наносить ей столько ударов, причем с подобной жестокостью? С какой стати там лежал букет засохших цветов? Неужели там «поработал» все тот же неуловимый убийца?

Когда я присутствую на месте преступления и имею дело с убийством, я словно осматриваю его с высоты. И я понимаю, как много информации исходит от самого тела жертвы.

Мы с Сэмпсоном внимательно осмотрели весь дом, начиная от подвала и заканчивая крышей. Затем мы прошлись по району. Разумеется, никто не видел никаких подозрительных людей и вообще ничего не слышал. Но это меня нисколько не удивило.

А вот теперь начиналась самое неприятное. Мы с Сэмпсоном направились в дом к Нине, в район Брукленд, который расположен к востоку от Католического Университета. Я понимал, как преступление засасывает меня, как я весь начинаю словно жить им одним, пытаясь полностью вникнуть в него. Но ничего не мог поделать с собой.

День выдался на удивление жарким, и солнце беспощадно палило. Мы с Джоном молчали всю дорогу и думали каждый о своем. Итак, сейчас нам предстояло, пожалуй, выполнить одну из самых сложных процедур в нашей работе. Мы должны были сообщить семье о смерти любимого ими человека. И теперь я не мог даже представить себе, как мне это сделать.

Нина жила в ухоженном доме коричневого кирпича на Монро-стрит. В наружных зеленых цветочных ящиках росли миниатюрные желтые розы. Не было похоже, что с живущими здесь может произойти что-то плохое. Все здесь было ярким и лучилось надеждой, как и сама Нина.

Меня все больше и больше угнетала мысль о нелепом и жестоком убийстве, которое, скорее всего, так и не будет раскрыто должным образом. По крайней мере, официально. А Бабуля Нана впишет еще одну строку в свою теорию о заговоре белых верховных владык против черного населения юго-востока. Она неоднократно говорила мне, что хотя и чувствует свое моральное превосходство над белыми, но никогда бы не стала относиться к ним так, как они относятся к чернокожим жителям Вашингтона.

– Сейчас заботу о детях Нины взяла на себя ее сестра Мария, – сообщил мне Сэмпсон, когда мы выехали на Монро. – Милая девушка. Когда-то у нее были проблемы с наркотиками, но ей удалось преодолеть их. В этом ей помогла Нина. Впрочем, вся их семья словно один сжатый кулак. Как и твоя собственная. Тяжеловато нам сейчас придется, Алекс.

Я повернулся к нему. Неудивительно, что Джон воспринимал смерть Нины болезненней, чем я. Хотя демонстрировать свои эмоции для него нетипично.

– Я попробую справиться сам, Джон. А ты оставайся в машине. С семьей буду говорить я.

Сэмпсон глубоко вздохнул и отрицательно покачал головой:

– Нет, так не пойдет, Шоколадка.

Он припарковал «ниссан» у обочины, и мы оба выбрались из машины. Так как Джон даже не предложил мне поменяться ролями, я понял, что объяснение предстоит действительно тяжелое, и ему требуется поддержка.

Квартира Чайлдз занимала первый и второй этажи. Входная дверь была скромно украшена декоративными деталями из алюминия. Рядом с ней уже стоял муж Нины. Он был в рабочем комбинезоне с эмблемой муниципальной строительной компании, в которой работал, в черных, заляпанных грязью, ботинках и голубой рубашке. Один из малышей удобно устроился у него на руках. Красивая девочка при виде меня радостно улыбнулась и что-то защебетала.

– Можно нам на минутку зайти в дом? – спросил Сэмпсон.

– Нина? – сдавленно произнес мужчина, и начал оседать прямо в дверном проеме.

– Мне очень жаль, Уильям, – как можно мягче произнес я. – К несчастью, ты прав. Нины больше нет. Ее убили. Тело обнаружили сегодня утром.

Уильям Чайлдз, мощный молодой мужчина, разразился рыданиями. Он прижимал к себе ошеломленного ребенка, тщетно пытаясь успокоиться.

– О Господи, нет! Нина, Нина, крошка моя… Как же ее можно было убить?.. Кто же мог это сделать?.. О, Нина, Нина, Нина…

За его спиной появилась молодая симпатичная женщина, скорее всего, сестра Нины. Она забрала из рук Уильяма ребенка, и малышка расплакалась, словно тоже поняла, в чем дело. Мне неоднократно приходилось сталкиваться с хорошими людьми, потерявшими своих близких на этих жестоких улицах. Я понимал, что навсегда этому положить конец невозможно, хотя и надеялся, что обстановка со временем изменится к лучшему. Но этого не происходило.

Мария жестом пригласила нас в дом. В гостиной царила уютная обстановка. Все было чистым и ухоженным. Мягко мурлыкал кондиционер. На столе рядом с фарфоровой статуэткой медсестры лежала раскрытая книга. Казалось, что Нина жива и лишь ненадолго вышла из комнаты.

Я еще продолжал сортировать в уме детали преступления, пытаясь как-то увязать их с остальными убийствами «Джейн Доу». Мы узнали, что Нина должна была посетить благотворительный ужин организации по охране здоровья в субботу вечером. Уильям в тот день задержался на работе. Семья обратилась в полицию только поздно вечером. Два детектива тщетно занимались поисками Нины вплоть до сегодняшнего дня.

Мне пришлось взять на руки малыша, так как Мария собиралась разогреть детское питание. Грустный и мучительный момент: держать на руках эту бедную маленькую девочку и знать, что она никогда больше не увидит свою мать. Я тут же вспомнил своих детей, их мать и Кристину, которая боялась, что меня могут убить во время расследования очередного преступления.

Пока я держал малышку, ко мне подошла ее сестра, которой было года три от роду.

– А у меня новая прическа, – гордо заявила она, поворачивая головенку.

– Правда? Очень красиво. А кто заплетал тебе косички?

– Мамочка.

Мы с Сэмпсоном покинули дом Чайлдз через час. В машине царило молчание и отчаяние, так же как и по дороге сюда. Через пару кварталов Джон притормозил возле ветхого винного погребка, заклеенного рекламой пива и содовой.

Сэмпсон глубоко вздохнул, закрыл ладонями лицо и заплакал. Никогда в жизни, за все годы, что мы были знакомы, я не видел его в таком состоянии. Даже когда мы были детьми. Я положил ему руку на плечо, но он даже не пошевелился. Потом Джон сказал мне нечто такое, чем прежде не делился.

– Я любил ее, Алекс. Но дал ей уйти. И никогда не говорил о своих чувствах. Мы обязаны взять этого сукиного сына.

Глава одиннадцатая

Я чувствовал, что снова нахожусь в самом начале очередной путаницы с убийством. Мне не хотелось этого, но я был не властен остановить страшный ход событий. Мне нужно было хоть что-то предпринять относительно моего неофициального расследования. Не мог я просто так оставаться в стороне и бездействовать.

Хотя я был приписан к седьмому участку, как старший следователь, все же моя связь с ФБР придавала мне особый статус и некоторую свободу. По крайней мере, я иногда имел возможность работать, избегая излишнего контроля со стороны начальства. Постоянно прокручивая в голове обстоятельства последнего убийства, я все же нашел некоторую связь с другими подобными преступлениями. Во-первых, при жертвах на месте убийства не находили никаких документов. Во-вторых, тела, как правило, оказывались в пустующих строениях, где их не так-то просто было обнаружить. И, наконец, полное отсутствие свидетелей происшедшего. Никто не видел и не слышал чего-нибудь особенного, что могло бы вывести меня на подозреваемого. Но в то же время вокруг места преступления все-таки находились и люди, и транспорт, что давало мне возможность предположить, что убийцей был чернокожий, раз он так искусно растворялся на общем фоне.

Около шести часов я наконец-то отправился домой. А ведь предполагалось, что у меня сегодня получится неплохой выходной! Но я был нужен в другом месте, хотя всегда стараюсь так сбалансировать требования моей работы и семьи, чтобы оставалось время и на службу, и на родных. Итак, я придал лицу уверенное выражение, улыбнулся и вошел в дом.

Дэмон, Джанель и Нана распевали на кухне песню «Присядь, не то раскачаешь лодку». Этот бодрый мотив сразу настроил меня на более оптимистический лад. Дети выглядели счастливыми. Вообще о невинности детства можно говорить много и долго…

Я услышал, как Нана сказала: «А как насчет еще одной песенки? Допустим, „Я могу рассказать всему миру“?» Все трое весело рассмеялись, и до моих ушей донесся один из самых красивых и мелодичных гимнов. Голос Дэмона мне сейчас показался особенно сильным, чего я раньше почему-то не замечал.

– Мне кажется, что я только что очутился прямо в рассказе Луизы Мэй Алкот, – улыбнулся я впервые за этот длинный день.

Можно считать это изысканным комплиментом, – сразу же отреагировала Бабуля Нана. Ей было уже под восемьдесят, а может и больше, но она никогда не говорила о своем возрасте и старалась не показывать его.

А кто такая Луиза Мэй Алкот? – спросила Дженни, (так ласково мы называем Джанель), скорчив кислую рожицу, будто ее заставили съесть половину лимона. Эта девочка – настоящий скептик, хотя она никогда не бывает циничной. Таким образом, можно сказать, что она унаследовала эти черты и от своего отца, и от бабушки.

– Узнай сама, поройся в книгах. И если найдешь, я дам тебе полдоллара за правильный ответ, – предложил я.

– Договорились, – усмехнулась Дженни. – Можешь заплатить прямо сейчас.

– И мне тоже? – подхватил Дэмон.

– Конечно. А ты узнай что-нибудь о Джейн Остин, – продолжил я игру. – Итак, что у вас тут происходило? Мне, признаться, очень понравилось ваше стройное пение. Просто хочется узнать, есть ли какой-нибудь особый повод для хорошего настроения?

– Мы готовили обед и решили потренировать голосовые связки, – буднично объяснила бабушка, но в глазах ее заискрился веселый огонек. – Вот ты, например, частенько наигрываешь на рояле джаз или блюзы, а мы любим петь хором, как настоящие ангелы. И никакого особенного повода нам для этого не требуется. Это полезно для души и является, я бы сказала, духовной пищей. Короче говоря, плохо от пения не бывает.

– Ну, тогда и не надо было останавливаться только из-за того, что пришел я… – но было уже поздно. Пение прекратилось. А жаль. Я чувствовал, что все это происходило неспроста. Итак, в моем доме, оказывается, появилась какая-то музыкальная тайна, которую мне предстояло разгадать.

– Мы еще будем заниматься боксом? – осторожно поинтересовался я, чувствуя себя сейчас ранимым. Мне бы очень не хотелось прерывать наши занятия, которые уже стали чем-то вроде семейного ритуала.

– Конечно, – нахмурился Дэмон, будто я задал глупейший вопрос.

– Конечно, – подхватила Дженни. – А с какой стати мы будем пропускать уроки? – фыркнула дочурка и легким движением руки отмела прочь мои сомнения. – А как поживает миссис Джонсон? – неожиданно спросил она. – Вы сегодня уже разговаривали?

– Мне все равно очень хочется узнать, почему же вы тут втроем пели? – ответил я ей вопросом на вопрос.

– У тебя есть ценная информация, – с серьезным видом заявила Джанель. – И у меня тоже. Предлагаю обмен. Годится?

Чуть позже я решил пригласить Кристину к себе домой. Наши отношения продолжали оставаться такими же, какими они были еще до того, как мне пришлось взяться за расследование дела мистера Смита. Мы немного поговорили с Кристиной, а потом я предложил ей встретиться в пятницу.

– С удовольствием, – тут же согласилась она. – Что мне надеть?

Я колебался.

– Мне нравятся все твои наряды, – признался я. – Но на этот раз выбери что-нибудь особенное.

Кристина не стала спрашивать, почему я попросил ее об этом.

Глава двенадцатая

Во вторник, после знаменитого обеда Бабули Наны с жареным цыпленком, вареным сладким картофелем и домашним хлебом, я забрал детей вниз, в подвал, где у нас проходили еженедельные занятия по боксу. Мы провели настоящие соревнования, и теперь, взглянув на часы, я обнаружил, что уже начало десятого.

И тут в дверь позвонили. Мне пришлось отложить в сторону восхитительную книгу под названием «Цвет воды» и подняться со своего любимого кресла, стоящего в общей семейной комнате.

– Сейчас открою, – крикнул я. – Скорее всего, это ко мне.

– Может быть, пришла Кристина? Вот будет сюрприз, – поддразнила меня Дженни и тут же стрелой вылетела на кухню. Оба моих ребенка души не чаяли в Кристине, и это даже несмотря на то, что она работала директором в их школе.

Но я-то знал точно, кого сейчас увижу на пороге. Я ожидал визита четырех детективов, служивших в первом участке и занимавшихся, как и я, расследованиями убийств. Это были мои хорошие друзья: Джером Терман, Рэйким Пауэлл, Шон Мур и Сэмпсон.

Трое полицейских стояли у двери, и мы вместе с кошкой Рози пропустили их в дом. Сэмпсон подъехал через пять минут, и мы решили устроить наше маленькое совещание на заднем дворе. То, что нам предстояло сделать, нельзя было назвать совсем уж нелегальным, но все же наши действия не вызвали бы одобрения у начальства.

Мы расселись в летних плетеных креслах, а я поставил перед друзьями угощение: пиво и низкокалорийные сухие крендельки, посыпанные солью, что сразу же вызвало кривую усмешку Джерома. Наш приятель весит, кажется, уже за двести семьдесят фунтов.

– Только и всего? Пивка да этих сухарей? Алекс, ты что, спятил? Похоже, ты завел роман с моей женой. Только Клодетта могла подсказать тебе, как можно испортить мне настроение!

– Да-да, ты не ошибся, громила. Эти сухарики принесены специально для тебя, то есть для твоего сердца, которому иногда тоже надо давать передышку, – пояснил я, и все дружно расхохотались. Мы любим подшучивать над Джеромом и его невероятными размерами.

Мы впятером проводили такие неформальные встречи вот уже две недели, начав работать над убийствами «Джейн Доу», как мы между собой называли эти таинственные преступления. Начальство не торопилось с расследованием, так как не желало признавать тот факт, что мы имеем дело с серийным убийцей. Правда, я попытался поначалу предпринять кое-что, но меня тут же остановил мой шеф Питтман. Он объяснил мне, что я до сих пор не нашел никаких общих закономерностей в этих убийствах, а кроме того, у него попросту не имелось в наличии лишних офицеров, которых он смог бы выделить мне в помощь в юго-восточном районе города.

– Надеюсь, все уже слышали о Нине Чайлдз? – поинтересовался Сэмпсон. Разумеется, печальная весть разнеслась достаточно быстро, а Джером лично осматривал место преступления.

– Хорошие люди частенько умирают молодыми, – сурово нахмурился Рэйким Пауэлл и только покачал головой. Это очень умный детектив, а что касается работы, то тут его можно назвать одним из самых упорных и крутых полицейских. Он готов пойти на все ради правды. – По крайней мере, так происходит на юго-востоке, – глаза его стали холодными, взгляд – непроницаемым.

Я рассказал товарищам все то, что было известно мне самому, подчеркнув тот факт, что при Нине не было обнаружено никаких документов. Пользуясь моментом, я поведал им и о других похожих убийствах, отмечая печальную и ошеломляющую статистику, над которой мне пришлось поработать в свободное время.

– Если бы эти данные относились, например, к Джорджтауну или району Капитолия, то люди бы просто взбесились. И обстановка бы накалилась до предела. Все это занимало бы первые страницы центральных газет. Да и шумиха коснулась бы самого президента. Деньги тут же посыпались бы из казны. А как же! Национальная трагедия! – разбушевался Джером. При этом он яростно размахивал своими ручищами, словно передавал кому-то сообщение семафором.

– Короче, мы тут и собрались для того, чтобы начать действовать, – как можно тише произнес я, чтобы успокоить товарища. – Что касается денег, то у нас их нет. И времени, кстати, тоже. Позвольте мне все-таки рассказать вам то, что я думаю о нашем убийце, – продолжал я. – Мне кажется, кое-что о нем мне уже доподлинно известно.

– Как же тебе удалось собрать такие сведения? – удивился Шон Мур. – Мне даже странно, что ты все время можешь думать об этих психованных ублюдках.

Я пожал плечами:

– У меня это неплохо получается. Я проанализировал все случаи убийств, хотя эта работа и заняла у меня несколько недель. И не было при этом больше никого, кроме меня самого и, как ты выразился, некоего психованного ублюдка.

– Да еще он собирает помет грызунов, – заговорщицки сообщил Сэмпсон. – Я сам видел, как он складывает в мешочек их дерьмо. Вот где кроется его секрет!

Я широко улыбнулся, а потом рассказал друзьям то, что считал необходимым:

– Мне кажется, что многие убийства были совершены одним и тем же мужчиной. Я не считаю его гениальным убийцей, какими были, например, Гэри Сонеджи или мистер Смит, но он, тем не менее, умен и пока что остается на свободе. Он организован и осторожен в разумных пределах. Не думаю, что у него есть криминальное прошлое. Скорее всего, в настоящее время он занимает какой-то вполне приличный пост. Может быть, у него имеется семья. Кстати, мои друзья в Куантико вполне согласны с таким психологическим портретом.

Совершенно очевидно, что сейчас он захвачен своей становящейся все более безумной фантазией. И фантазирует этот приятель по-крупному. Возможно, он находится на той стадии, когда приходит время превратиться в кого-то совершенно иного. Не исключено, что он подбирает для себя новую личность. Но с убийствами он еще не покончил. Такая версия сразу исключается.

И вот еще несколько догадок, основанных на научном подходе. Он ненавидит свое бывшее «я», хотя даже самые близкие ему люди до сих пор не осознали этого. Вероятно, он уже готов к тому, чтобы бросить и свою семью, и работу, и давних друзей. Когда-то у него были сильные убеждения: он верил в закон и порядок, религию, правительство. Но не сейчас. Убивает он по-разному. У него нет своего «коронного» номера, нет определенного почерка. Ему многое известно о том, как надо убивать. Он использует разнообразные методы и орудия убийства. Не исключено, что ему приходилось путешествовать за океан, скорее всего, он некоторое время жил в Азии. Я считаю, что он может оказаться чернокожим, потому что несколько преступлений были совершены на юго-востоке, но на него здесь никто не обратил внимания.

– Твою мать! – выругался Джером Терман. – А хорошие-то новости есть, Алекс?

– Есть одно предположение, да и то словно вилами на воде. Хотя мне кажется, что я не ошибаюсь. Думаю, что преступник склонен к самоубийству. По крайней мере, в психологический портрет это вписывается. Он живет в постоянной опасности, рискует и может, в конце концов, наложить на себя руки.

– «Как ласка в смертельном прыжке», – процитировал Сэмпсон знакомую с детства строку.

Вот с этого момента за преступником и закрепилось прозвище Ласка.

Глава тринадцатая

Каждый четверг с девяти вечера до часа ночи Джеффри Шефер ждал продолжения игры «Четыре всадника».

Фантастическая игра стала для него всем. С ним состязались еще три мировых мастера игры. Всадник на Белом коне – Завоеватель, Всадник на Рыжем – Война, Всадник на Черном – Голод. И он сам, Шефер, Всадник на Бледном Коне, олицетворяющий Смерть.

Жена Люси и дети знали, что если он заперся в библиотеке на втором этаже, то беспокоить его нельзя ни под каким предлогом. На стене красовалась коллекция ритуальных кинжалов, большая часть которых была приобретена в Гонконге и Таиланде. Весло, висевшее рядом, напоминало о том времени, когда Джеффри в составе команды своего колледжа выиграл приз «Главы реки». Шефер, если брался за игру, практически всегда побеждал.

В течение многих лет он связывался с другими тремя игроками по Интернету. Еще в те времена, когда сеть не распространилась на весь мир. «Завоеватель» входил в игру из Доркинга в Суррее, недалеко от Лондона. «Голод», видимо, путешествовал, так как связывался из Бангкока, Сиднея, Мельбурна и Манилы. «Война» действовал с Ямайки, где у него на побережье было обширное поместье. Игра во «Всадников» продолжалась уже семь лет.

Однако комбинации не повторялись, и с каждым годом игра становилась все более захватывающей и утонченной. Целью ее было создание наиболее интересных и фантастичных приключений. Насилие являлось неотъемлемой частью игры, причем это было не обязательно убийство. Шефер первым заявил, что его рассказы не являются вымыслом. Все, чем он делится с партнерами, происходит на самом деле. Вслед за ним и остальные игроки начали время от времени поступать так же. Правда, Шефер не мог с уверенностью утверждать, что они действительно претворяли свои фантазии в жизнь. Апофеозом считалось добиться такого эффекта, который еще больше бы раздразнил остальных игроков.

На этот раз Шефер включил свой портативный компьютер ровно в девять вечера. Партнеры поступили так же: редко кто-то из них запаздывал или вообще не выходил на связь. Если же такое случалось, они оставляли друг другу пространные послания в Интернете, нередко даже с фотографиями или рисунками своих предполагаемых жертв или любовников. Иногда встречались и любительские видеозаписи. Тогда партнеры должны были решать, являются ли эти кадры подлинными или это искусный розыгрыш.

Шефер даже не представлял себе, как можно пропустить хоть одну партию в этой замечательной игре. Кстати, сам игрок Смерть считался наиболее загадочным, могущественным и оригинальным среди партнеров. Он мог не участвовать в важных встречах на работе и игнорировать задания посольства, если они падали на вечера по четвергам. Он выходил на связь даже тогда, когда болел тяжелейшим воспалением легких, а как-то раз ему днем раньше делали двойную операцию в связи с грыжей.

«Четыре Всадника» считалась уникальной игрой еще и потому, что в ней не было главного, не существовало такого человека, который бы контролировал игроков или руководил действиями партнеров. Каждый из них был независим от других и обладал полной свободой, когда описывал и иллюстрировал свой рассказ. От него требовалось только соблюдать правила, то есть действовать в соответствии с выпавшей на костях суммой очков.

В сущности, каждый из Всадников сам по себе являлся главным в игре, не сравнимой ни с чем в мире фантазии. Игра становилась настолько жестокой и потрясающей, насколько могли развить свое воображение и умение ее участники.

Итак, Завоеватель, Голод и Война подали знак для начала передачи.

Шефер принялся печатать текст:


Победа опять досталась Смерти, на этот раз снова в Вашингтоне. Позвольте поделиться подробностями, а затем я выслушаю славные истории, созданные могущественным вымыслом Завоевателя, Голода и Войны. Я живу только этим, как, впрочем, и все вы. В эти выходные я снова отправился в город на своем фантастическом такси, на «Машине кошмарного сна»…

Теперь слушайте. У меня был прекрасный выбор, попадались восхитительные жертвы, но я отвергал их как недостойные моего внимания. Но затем я отыскал свою королеву, и она напомнила мне о старых добрых временах в Бангкоке и Маниле. Как можно забыть жажду крови, которую испытываешь, наблюдая за боксерами на ринге?

У меня тоже состоялось нечто вроде боксерского поединка, джентльмены. Я забил ее до смерти руками и ногами. Прилагаю свой иллюстративный материал.

Глава четырнадцатая

Что-то замышлялось вокруг меня, и мне это совсем не нравилось. На следующее утро около половины восьмого я подъехал к полицейскому участку. Меня вызвал сам шеф, значит, беседа предстояла серьезная. К тому же, ночью до двух часов я трудился над разгадкой убийства Нины Чайлдз.

Меня посетило нехорошее предчувствие, будто день не заладится. Я ощущал внутреннее беспокойство и напряжение, чего обычно себе не позволял. И этот утренний вызов в участок не сулил мне ничего приятного.

Я нахмурился и повертел головой, пытаясь расслабить мышцы шеи. Перед тем как, наконец, распахнуть такую знакомую тяжелую дверь красного дерева, я стиснул зубы и приготовился к самому худшему. Шеф детективов Джордж Питтман с нетерпением ожидал моего появления в своем офисе, состоящем из трех смежных комнат, куда входил и конференц-зал.

Джеф, как его привыкли называть многочисленные «поклонники» шефа, сегодня вырядился в серый костюм свободного покроя, перекрахмаленную белую рубашку и серебристый галстук. Его сероватые волосы с белоснежными прядями были зализаны назад. Он походил на самого настоящего банкира, каким, в некотором смысле, и являлся. Питтман не уставал повторять, что работает с вполне установленным бюджетом, поэтому всегда заботится о стоимости человеческого фактора, учитывая переработку сотрудников, и следит за зарплатой каждого в зависимости от количества раскрытых детективами дел. Скорее всего, из него получился бы неплохой управляющий делами. Наверное, именно поэтому комиссар полиции предпочитал закрывать глаза на то, что наш начальник – задира, изувер, расист и ярый карьерист.

На стене за спиной шефа висели впечатляющие карты с воткнутыми в них булавками и разноцветными флажками. Первая наглядно демонстрировала количество насилия, убийств и разбойных нападений в Вашингтоне за два последних месяца. По второй можно было проследить динамику коммерческих и квартирных краж. Третья отражала угоны автомобилей. Судя по этим картам, да и по сводкам в центральной столичной газете, можно было смело делать вывод о том, что преступность снижается во всех районах Вашингтона, кроме того, где живу я.

– Вы знаете, почему вы здесь? Почему я хотел срочно увидеть вас? – сразу же задал вопрос Питтман. Он не привык начинать беседу с приветствий или справляться о здоровье. От Джефа доброго слова не услышишь. – Конечно же. Вам все известно, доктор Кросс. Вы же психолог. А потому обязаны знать, как функционирует человеческий мозг. Но я почему-то постоянно забываю о ваших способностях.

«Спокойней. Держи себя в руках», – уверенно приказал я себе. И сделал то, чего меньше всего сейчас ожидал от меня Питтман – добродушно улыбнулся, а затем добавил тихим, мягким голосом:

– Представьте, я не могу себе даже предположить. Мне позвонили от вас, вот я и приехал…

Питтман улыбнулся в ответ так, словно я только что поделился с ним свежим анекдотом. Но уже через секунду он повысил голос, и его шея и лицо побагровели. При этом ноздри шефа раздувались так яростно, что стали видны колючие щетинки внутри них.

Он сжал пальцы в кулак, оставляя другую ладонь раскрытой. Я успел заметить, что пальцы его были напряжены и вытянуты в струну, напоминая карандаши, торчащие из кожаного стаканчика на столе начальника отдела.

– Вы никого не обманете Кросс. Уж, во всяком случае, не меня. Мне прекрасно известно, мать вашу, что вы занимаетесь расследованиями так называемых убийств «Джейн Доу», на что вас никто не уполномочивал. Вы делаете это вопреки моим строгим указаниям и приказам. Некоторые из упомянутых мною дел были закрыты год назад. Я не оставлю все это просто так! Я не собираюсь мириться с вашим неповиновением и снисходительным отношением ко мне. Я прекрасно понимаю, к чему вы ведете. Вы намереваетесь смутить весь отдел, в особенности – меня самого. Этим самым вы демонстрируете, что заискиваете перед мэром и пытаетесь открыто подлизаться к нему. Вы стараетесь выглядеть этаким героем юго-восточного района!

Мне был ненавистен и сам Питтман, и каждое его слово, но я уже давным-давно научился кое-чему, и сейчас это было самым главным. Я прекрасно разбирался в политике внутри нашего отдела. Впрочем, все это достаточно просто, хотя и является настоящим ключом для входа в любое королевство. Знание само по себе – огромная сила. И если вы не имеете его, притворитесь, что владеете им, и побольше помалкивайте.

Поэтому я не стал ничего отвечать Питтману. Я не стал противоречить и что-то доказывать. Я просто молчал. Я и Махатма Ганди.

Пусть Питтман подумает, что я действительно все еще расследую старые преступления, совершенные на юго-востоке, хотя ничего подобного вслух я не произносил. И пускай он решит, что у меня налаживаются отличные отношения с мэром Монро и Бог знает с какими еще влиятельными людьми с Капитолийского Холма. Пусть Питтман считает, что я задумал занять его место или, да простит меня Господь, имею еще большие амбиции.

– Я работаю только над теми убийствами, которые поручены мне. Можете проверить у капитана. И стараюсь раскрыть как можно больше преступлений.

Питтман кивнул. Это было чуть заметное движение головы. Его лицо и шея все еще оставались пунцовыми.

– Хорошо. Теперь я хочу, чтобы вы по возможности быстрее закрыли и это дело. На Эм-стрит вчера вечером был ограблен и застрелен один турист, – пробурчал Питтман. – Это уважаемый немецкий врач из Мюнхена. И сегодня об этом растрезвонили в утренней газете. Я уже не говорю о немецкой и международной прессе. Поэтому я хочу, чтобы вы немедленно занялись этим убийством и, по возможности, быстрее раскрыли именно его.

– Скажите, а этот врач, он белый? – поинтересовался я, стараясь держаться спокойней.

– Я уже объяснил, что он немец.

– Но у меня пока что остается несколько убийств на юго-востоке, – напомнил я Питтману. – В эти выходные была убита медсестра.

Но шеф не пожелал даже слушать об этом. Он только покачал головой. И опять это выразилось в едва заметном движении:

– А вот теперь у вас появилось очень серьезное дело. Убийство совершено в Джорджтауне. Раскройте его, Кросс. И пока что не переключайтесь ни на какие другие дела. Это приказ… от Джефа.

Глава пятнадцатая

Как только Кросс вышел из кабинета Питтмана, там оказалась старший детектив по расследованию убийств Пэтси Хэмптон, выскользнувшая из соседнего конференц-зала через смежную дверь. Незадолго до этого, следуя инструкциям шефа, она внимательно подслушивала все происходящее в кабинете, оценивая ситуацию с точки зрения простого полицейского, чтобы потом выдать свое заключение и, может быть, что-то посоветовать начальнику.

Хэмптон вовсе не нравилось подобное задание, но таков был приказ Питтмана. Сейчас он был настолько напряжен и раскален, что если бы кто-нибудь задумал сунуть ему в задницу кусок угля, то уже через пару недель получил бы взамен самый настоящий алмаз. Питтман продолжал быть злобным, мстительным и мелочным типом.

– Ну, теперь ты поняла, с кем мне приходится иметь дело? Кросс прекрасно знает, как вести себя со мной. Поначалу он легко выходил из себя. Теперь он просто игнорирует мои слова.

– Я все слышала, – кивнула Хэмптон. – Да, он достаточно хитер. – Сейчас Пэтси была готова согласиться со всем, что скажет Питтман.

Хэмптон была симпатичной блондинкой с короткой стрижкой и самыми яркими голубыми глазами по эту сторону океана, вдали от родного Стокгольма. Ей недавно исполнился тридцать один год, но она успела сделать отличную карьеру в отделе и продолжала стремительно взбираться вверх по служебной лестнице. В двадцать шесть лет она уже была самым молодым детективом по расследованию убийств в Вашингтоне. Хотя впереди оставались еще более заманчивые цели.

– Вы не слишком хорошо играете. Ведь вы уже почти добрались до него, и мне это известно, – сообщила Пэтси Питтману то, что он хотел услышать. – И он успел это усвоить.

– Ты уверена в том, что он встречается с другими следователями? – нахмурился Питтман.

– Да. Трижды. По крайней мере, это все, что я смогла разузнать. Каждый раз встречи происходили на заднем дворе дома Кросса. Но мне кажется, что они собирались и еще где-то. Я услышала об этом от одного из приятелей Термана.

– Надеюсь, такие встречи происходят не в рабочее время?

– Насколько мне известно, нет. Эти заговорщики очень осторожны и встречаются только после службы. Питтман с сожалением покачал головой.

– Все очень плохо, – вздохнул он. – Значит, будет еще труднее доказать, что они замышляют что-то.

– Из того, что мне удалось выведать, они считают, что в отделе умышленно не выделяются имеющиеся ресурсы для раскрытия убийств на юго-востоке и северо-востоке. В большинстве случаев жертвами становились чернокожие женщины и латиноамериканки.

Питтман стиснул зубы и отвернулся от Хэмптон.

– То, чем Кросс собрался заняться – настоящее дерьмо, – сердито заворчал шеф детективов. – У него на уме одна только политика. Сколько, по его мнению, мы должны отпускать средств на этих проституток и наркоманок, которыми кишит юго-восток? Тут, по-моему, все ясно: одни преступники убивают других. И так всегда было в бедных районах, где живут, в основном, одни цветные.

Хэмптон поспешно кивнула. Поначалу ей показалось, что она потеряла нить разговора из-за того, что начала говорить правду. Сейчас Пэтси немного успокоилась:

– Они считают, что, по крайней мере, некоторые из жертв были вполне порядочными женщинами. Например, та медсестра, которую убили в выходные. Она была знакома и с Кроссом, и с детективом Джоном Сэмпсоном. Кросс полагает, что сейчас на юго-востоке действует серийный убийца, которого мы обязаны остановить.

– Что? Серийный убийца, забравшийся в гетто? Не смеши меня. Такого еще не бывало. Да эти маньяки – вообще большая редкость. Зачем бы ему понадобилось забираться так далеко? Наверное, Кроссу просто очень хочется, чтобы все поверили в его теорию. Вот и вся разгадка.

– Но они могут возразить, что мы никогда особенно и не старались поймать этого преступника.

Неожиданно Питтман яростно впился маленькими глазками в лицо Пэтси:

– И ты поверила в эту чушь?!

– Нет, сэр. Мое мнение тут не имеет никакого значения. Кому как не мне известно, что в отделе просто нет таких средств. Как, впрочем, и для других районов, исключая разве что Капитолийский Холм. А вот это уже самая настоящая политика, как ни печально.

Питтман добродушно улыбнулся. Он прекрасно понимал, что Пэтси изо всех сил старается подыграть ему, но продолжал восхищаться этой женщиной. Ему было приятно даже просто находиться в одной комнате с Хэмптон. Этакая куколка, умница, молодчина…

– Так что тебе известно о Кроссе, Пэтси?

Она сразу же почувствовала, что Питтман дал достаточный выход своей злости и теперь стал абсолютно безопасен. Сейчас ему хотелось перевести разговор в неофициальное русло. Пэтси сознавала, что нравится шефу, хотя он был чересчур скованным мужчиной и ни за что бы не осмелился следовать своим желаниям. И слава Богу!

– Я знаю, что Кросс работает в полиции вот уже восемь лет. В настоящее время он также осуществляет связь между нашим отделом и ФБР, работает над программой задержания особо опасных преступников. Он психолог с отличной репутацией, имеет степень доктора психологии. Учился в институте Джона Хопкинса. До работы в полиции занимался частной практикой в течение трех лет. Вдовец, имеет двоих детей, любит играть блюзы на рояле в собственном доме… Этого, надеюсь, достаточно? По-моему, я постаралась на славу. Ну, вы меня знаете, – закончила Хэмптон и улыбнулась.

Питтман ответил ей такой же теплой улыбкой. У него были мелкие редкие зубы, и, глядя на них, Пэтси всегда вспоминала беженцев из Восточной Европы и, в частности, русских бандитов.

Тем не менее, на лице Хэмптон светилась только улыбка удовольствия. Пэтси понимала, что шефу нравилось, когда она подыгрывала ему и всячески выражала свое почтение и уважение.

– Что-нибудь еще, что заслуживало бы внимания? – поинтересовался шеф.

«Какой же ты тупой и никчемный урод», – хотелось сказать Пэтси. Но она только отрицательно покачала головой:

– Он очарователен и имеет хорошие связи в политических кругах. Я понимаю вашу тревогу относительно этого человека.

– Так ты находишь Кросса очаровательным?

– Да, и очень хитрым. Это точно. Говорят, что он похож на молодого Мохаммеда Али. Мне кажется, что ему нравится такое сравнение, и он нередко прибегает к действиям, используя выражение самого Али: «Летать как бабочка, но жалить как пчела», – она рассмеялась, и Питтман присоединился к ее веселому смеху.

– Мы прищучим Кросса, – наконец подытожил Питтман рассказ своей сотрудницы. – Он вылетит отсюда, как миленький, и снова займется частной практикой. Подожди еще немного. Но ты должна будешь мне помочь. Ты прекрасно справляешься с любыми заданиями и хорошо видишь перспективу. Вот почему ты мне так нравишься.

Пэтси снова улыбнулась:

– Я и сама себе за это нравлюсь, сэр.

Глава шестнадцатая

Посольство Великобритании представляет собой довольно простое архитектурное сооружение, расположенное по адресу: Массачусетс-авеню, 3100. Это здание находится рядом с обсерваторией – домом вице-президента, а также резиденцией самого президента, красивым старинным особняком с высокими белыми колоннами. Само посольство располагается в бывшем здании государственного архива.

Джеффри Шефер сидел за своим столом из красного дерева и уныло смотрел на Массачусетс-авеню. В настоящее время штат посольства составлял 415 человек, но Шефер решил сократить это число до 414. Сюда входили специалисты по обороне, внешней политике, торговле, общественным связям, различные мелкие служащие и секретари.

Хотя США и Великобритания договорились между собой не проводить разведывательную работу друг против друга, тем не менее Шефер был самым настоящим шпионом. Он был одним из одиннадцати человек, служивших в Секретной Службе, известной ранее, как МИ 6, и работающих теперь в Америке. Кроме столицы, эти агенты были разбросаны по консульствам в разных городах: в Атланте, Бостоне, Чикаго, Хьюстоне, Лос-Анджелесе, Нью-Йорке и Сан-Франциско.

Сегодня Шефер заметно нервничал: он часто вставал из-за стола и принимался расхаживать по кабинету, меряя шагами ковер, прикрывавший старые скрипучие половицы. Джеффри названивал людям, которые не ожидали от него звонка, пытался заняться хоть чем-нибудь, думая о том, насколько он ненавидит свою работу и окружающие его жизнь мелочи.

Сегодня ему нужно было заняться составлением глупейшего коммюнике, посвященного абсурдной приверженности правительства соблюдению прав человека. Министр иностранных дел довольно напыщенно заявил, что Великобритания намерена продолжать осуждение режимов, которые нарушают права человека, а также поддерживать международные организации, которые пытаются хоть как-то бороться с этими явлениями, и так далее и тому подобное. До тошноты.

Шефер безнадежно проглядел список имевшихся у него компьютерных игр, которые раньше могли бы привлечь его внимание: «Механический командир», «Иная реальность», «Футбол», но сейчас ему показалось, что ни одна из них его не успокоит. Как и любое другое занятие.

Шефер начинал ломаться, и это чувство было знакомо ему до боли. Мне становится все хуже и хуже. И покончить с этим можно единственным способом: сыграть в «Четыре Всадника».

Мало того, сейчас, как назло, начал моросить противнейший дождь, и все небо затянуло серыми тучами. Столица и ее пригороды стали действовать на Джеффри угнетающе и только усугубили его депрессию. Господи, в каком же отвратительном настроении пребывал сейчас Шефер!

Он продолжал пялиться на Массачусетс-авеню, разглядывая мокрые деревья в соседнем парке, получившем имя художника-пацифиста – чтоб его! – Кахлила Джибрана. Шефер попробовал помечтать, рисуя перед мысленным взором картины одна другой слаще: в своих грезах он, как правило, насиловал женщин, работавших в посольстве.

Он позвонил Бу Кэссиди, своему врачу-психиатру, в домашний кабинет. Но к ней как раз пришел пациент, и она не могла долго разговаривать по телефону. Они договорились встретиться вечером, после работы. Шефер был не прочь быстро перепихнуться с Бу у нее дома и выпить что-нибудь для настроения. А потом можно было бы отправиться к себе, чтобы лицезреть и ненавистную Люси, и весь омерзительный сопливый выводок.

Сегодня вечером он не осмеливался снова стать одним из Всадников. Прошло слишком мало времени со дня смерти той медсестры. Но только одному Господу было известно, как ему этого хотелось! Ему почти виделось, как он совершает немыслимое убийство прямо здесь, в посольстве.

Правда, сегодня ему предстояло одно миленькое дельце, и он специально отложил его на три часа дня. Он уже посоветовался с игральными костями, чтобы принять правильное решение, снова почувствовав себя Всадником.

Незадолго до начала обеденного перерыва Джеффри позвонил Саре Миддлтон и, объяснив, что ему необходимо поговорить с ней, назначил девушке встречу у себя в кабинете в три часа.

Голос Сары по телефону прозвучал достаточно напряженно. Она сказала, что могла бы зайти к Шеферу и пораньше.

– Выходит, у тебя совсем нет работы? – поинтересовался Джеффри, после чего девушка поспешно пообещала ровно в три быть у него в кабинете.

Секретарь Джеффри, грубая и вульгарная девица по имени Бетти, работавшая раньше в Белгравии, в три часа позвонила своему шефу. Ну что ж, по крайней мере, он сумел приучить ее к пунктуальности.

Шефер выждал, пока звонок прозвучит еще раз, и только тогда снял трубку, притворяясь, будто девица отвлекла его от какой-то чрезвычайно важной работы, от которой зависела безопасность отечества.

– В чем дело, мисс Томас? Я сейчас очень занят, мне необходимо срочно подготовить коммюнике для министра.

– Простите, что потревожила вас, мистер Шефер, но к вам пришла мисс Миддлтон. Как я поняла, вы сами назначили ей встречу на три часа.

– Гм-м… Неужели? Ах, да, вы правы. Попросите Сару немного подождать. Через пару минут я сам перезвоню вам.

Шефер плотоядно улыбнулся и взял со стола экземпляр информационного бюллетеня «Красный плащ», выпускаемого посольством. Он прекрасно помнил, как бесилась Бетти, когда он называл мисс Миддлтон по имени.

Теперь его захватили дикие фантазии относительно Сары. Ему захотелось основательно заняться этой пташкой еще в тот момент, когда он принимал ее на работу, но Джеффри Шефер был весьма осторожен в отношениях с сотрудниками. Господи, как он ненавидел эту сучку! Теперь он отомстит ей за все.

Некоторое время Джеффри наблюдал за тем, как дождь неустанно продолжает стегать машины, лениво движущиеся по Массачусетс-авеню. Через десять минут Шефер решительно поднял телефонную трубку. Больше ждать он не мог.

– Впустите Сару. Я приму ее.

Он чуть коснулся игральных костей. Да, это будет замечательно. Настоящий ужас в кабинете.

Глава семнадцатая

Миловидная Сара Миддлтон вошла в кабинет и попыталась придать лицу приветливое выражение, выдавив почти искреннюю улыбку. Шефер казался ей удавом, гипнотизирующим кролика.

У Сары были курчавые рыжие волосы и симпатичное лицо, но выделяла ее потрясающая фигура. Сегодня она нарядилась в костюм с короткой юбкой, красную шелковую блузку с большим вырезом и черные чулки. По ее виду Шефер сразу же догадался, что сегодня вечером Сара задумала отправиться в город на поиски мужа.

Он почувствовал, как забилось его сердце в предвкушении настоящего удовольствия. Он сразу же возбудился от вида этой девушки. Впрочем, такое происходило при каждой их встрече. Ему захотелось взять ее прямо сейчас, и теперь он восхищался даже самим выражением «взять». Сара не выглядела неуверенной и нервной, как это было совсем недавно, что означало, конечно, то, что сейчас девушка чувствовала себя ужасно, но пыталась не показывать этого. Шефер напрягся и попробовал отгадать, о чем сейчас думает Миддлтон. И это его еще больше развеселило, хотя он был вынужден признаться, что не хотел бы оказаться сейчас на месте этой девушки.

– Нам очень не хватало дождя в последние дни, – заметила Сара и съежилась в раболепном страхе даже еще до того, как закончила фразу.

– Прошу тебя, присаживайся, – пригласил Шефер, стараясь, чтобы голос его прозвучал официально. – Что касается меня, то я ненавижу дожди. Наверное, именно из-за них я так и не смог навсегда осесть в Лондоне.

Он сложил ладони «домиком» и театрально громко вздохнул. Сейчас он подумал о том, что, может быть, Сара обратила внимание на его изящные пальцы и, скорее всего, подумала, что длинные у него не только они. Он был уверен в своем предположении, потому что именно так рассуждали все люди, хотя Сара, конечно, ни за что бы не призналась в этом.

Мисс Миддлтон прокашлялась и покорно положила ладони на колени. Костяшки пальцев у нее побелели. Господи, как же теперь Шефер наслаждался ее неуверенностью и страхом! Казалось, она была готова чуть ли не выпрыгнуть из кожи. А как насчет того, чтобы избавиться от этой ненужной кофточки и юбки?

Джеффри медленно разогнул пальцы правой руки, наслаждаясь своей ролью повелителя:

– Сара, мне кажется, что я вынужден сообщить тебе очень неприятную новость. Мне очень жаль, но я ничего не могу поделать.

Несчастная девушка подалась вперед. Да, фигура у нее была, что называется, точеная. Шефер почувствовал, как напрягается его мужская плоть.

– Что же это, мистер Шефер? Что вы имеете в виду? Вам кажется, что вы сейчас сообщите мне неприятную новость или это произойдет на самом деле?

– Мы вынуждены отказаться от твоих услуг. Вернее, я вынужден сделать это. Видишь ли, нам урезали бюджет… Я понимаю, что такое решение кажется тебе удивительно несправедливым и неожиданным. Особенно если учесть, что тебе пришлось проехать половину земного шара из Австралии, чтобы получить эту работу, и ты уже живешь в Вашингтоне целых полгода. Но, к сожалению, неприятности происходят неожиданно.

Он ясно видел, как отчаянно Сара борется с подступившими к глазам слезами. Губы ее задрожали. Она, конечно, даже и предположить не могла, что подобное может произойти. Сара считала себя достаточно умной и исполнительной девушкой, но теперь ей никак не удавалось совладать с собой.

Великолепно! Ему, наконец-то, удалось сломить ее. Жаль, что у него не было под рукой видеокамеры, чтобы навсегда запечатлеть такую замечательную сцену! Тогда бы он смог потом тысячи раз просматривать этот приятный эпизод.

Шефер видел, что девушка потеряла самообладание, и теперь с удовольствием наблюдал за ней. Он просто млел, наблюдая, как капли слез собираются в уголках глаз, а потом медленно стекают по щекам, портя с таким усердием наложенный макияж.

Он полностью ощущал свою силу, и от этого становилось еще приятнее. Правда, это была мелочная и незначительная игра, но ему нравилось наносить душевные раны, какими бы незначительными они ни казались.

– Бедняжка! – забормотал он. – Бедная моя Сара… А потом Шефер совершил самое страшное и жестокое. И одновременно достаточно опасное. Он встал из-за стола и подошел к девушке, чтобы хоть немного утешить ее. Он встал за ее спиной и прижался к вздымающимся от плача плечам. Он понимал, как сейчас отвратительно чувствует себя Сара, как ненавидит это прикосновение, но только сильнее возбуждался.

Мисс Миддлтон напряглась и отшатнулась от Шефера, словно тот был объят пламенем.

– Негодяй! – прошипела она, стиснув зубы. – Засранец! Сара выбежала из кабинета, вся в слезах, неуклюже пошатываясь, как это получается у девушек, которые носят высокие каблуки. И Шеферу это тоже понравилось. Он часто испытывал такое садистское наслаждение не только от того, что просто обидел девушку, а еще и задел ее самые чистые чувства. Ее образ теперь запомнится ему надолго, и он не раз станет прокручивать в мозгу такие милые его сердцу воспоминания. Да, он самый настоящий негодяй и засранец. С этим нельзя было не согласиться.

Глава восемнадцатая

Кошка Рози, застывшая на подоконнике, как фарфоровая статуэтка, наблюдала за тем, как я одеваюсь для свидания с Кристиной. Я немного завидовал простой кошачьей жизни: кушай мышек и ни о чем не беспокойся!

Наконец, я спустился на первый этаж. Сегодня я взял выходной на вечер и ночь, но, тем не менее, чувствовал себя более взведенным, чем на дежурстве. В этот вечер я буквально не мог найти себе места. Нана и дети понимали, что со мной творится что-то не совсем обычное, но что именно, уяснить не могли, и это сводило с ума всех трех моих верных телохранителей.

– Папочка, скажи мне, пожалуйста, что происходит? – умоляла Дженни, сложив руки, как перед молитвой.

– Пока что это тайна. Я уже сказал тебе «нет». И даже если ты встанешь на свои костлявые коленки, я все равно повторю «нет», – решительно произнес я и улыбнулся. – У меня сегодня важное свидание. Вот и все. А остальное тебе знать не положено, моя юная леди.

– А, свидание с Кристиной? – не отступала Джанель. – Ну, хотя бы это ты можешь мне сказать?

– А вот это – мое личное дело, – не сдавался я, завязывая галстук перед зеркалом возле лестницы. – И тебе этого из меня не выудить, моя любопытнейшая подружка!

– Но ты надел сегодня свой дорогой синий костюм, самые праздничные ботинки и любимый галстук. Ты сразу стал таким модным!

– Скажи лучше, хорошо ли я выгляжу? – повернулся я к дочери, которая сейчас одновременно выполняла роль и критика, и модельера. – Я имею в виду, для свидания.

– Ты выглядишь великолепно, папочка, – девочка засветилась, и я знал: ей можно верить. Глаза Дженни походили на два сверкающих зеркальца, в которых отражалась чистая правда. – И ты сам об этом знаешь. Ты красив, как грех.

– Ну уж! – я рассмеялся. Красив, как грех. Это она подцепила у Наны, не иначе.

Дэмон тут же воспользовался моментом, чтобы посмеяться над сестрой:

– Ты выглядишь великолепно, папочка, – передразнил он Дженни. – И что ты вечно суешь нос не в свои дела? Что тебе надо от папы?

– А как на твой вкус? – повернулся я к сыну.

Он закатил глаза к потолку и вздохнул, будто имел дело с полным кретином:

– Да хорошо ты выглядишь. Только к чему ты так вырядился? Мне-то уж можно сказать. Как мужчина мужчине. Что, у тебя действительно ожидается серьезное дело?

– Да ответь ты, пожалуйста, своим бедным детям! – не выдержала Бабуля.

Я взглянул в ее сторону и широко улыбнулся.

– Только не надо добавлять прилагательное «бедные». Итак, я уезжаю, – торжественно провозгласил я. – Дома буду еще до восхода. Ха-ха! – я попытался изобразить чудовище, и тут уже все трое закатили глаза и завздыхали.

Было почти восемь вечера, и когда я вышел на улицу, к крыльцу подкатил длиннющий черный «линкольн». Машина подъехала в назначенное время, и я не хотел опаздывать.

– Лимузин? – выдохнула Дженни и замерла у порога. – Ты поедешь к ней на лимузине?!

– Алекс Кросс! – Нана попыталась сделать все, чтобы ее голос прозвучал серьезно. – Что же здесь происходит?

Я не просто сбежал со ступенек, я подпрыгивал и пританцовывал на ходу, потом забрался в машину, захлопнул дверцу и велел водителю ехать вперед. Когда автомобиль мягко тронулся, у меня оставалось ровно столько времени, чтобы помахать моим домашним из окошка и торжествующе показать им язык.

Глава девятнадцатая

Последнее, что я увидел перед путешествием на роскошном лимузине – трое моих любимых хулиганов с высунутыми языками. Таков был их ответ мне. Итак, я направлялся в округ Принс-Джордж, по дороге размышляя о том, как же нам все-таки бывает хорошо вместе. Сейчас я ехал туда, где когда-то, в безумные дни расследования дела Джека и Джилл, мне пришлось столкнуться с двенадцатилетним убийцей. Но, кроме того, именно здесь жила Кристина.

На сегодняшний вечер лозунг и молитва одновременно уже звучали в моей голове: сердце руководит головой. Мне нужно было убедиться в том, что это действительно так.

– Ты нанял лимузин?! – удивленно воскликнула Кристина, когда я забирал ее возле дома в Митчелвилле.

Она выглядела еще более потрясающе, чем всегда, и это тоже имело для меня огромное значение. Сегодня на Кристине было длинное черное облегающее платье, черные шелковые туфли-лодочки с изящными ремешками, а через руку она небрежно перебросила парчовый жакет. На каблуках Кристина казалась очень высокой. Господи, как же я любил эту женщину и все то, что было связано с ней!

Мы подошли к машине и удобно расположились на мягком сиденье.

– Но ты мне еще не сказал, куда мы отправляемся, Алекс. Я знаю только, что это будет удивительное и особое место.

– Неужели? Зато я успел сообщить о нем водителю, – я осторожно постучал по перегородке, и автомобиль плавно отправился прямо в летнюю ночь. Алекс, овеянный тайной…

Всю дорогу до Вашингтона я держал ладони Кристины в своих руках. Ее лицо было немного повернуто в мою сторону, и я целовал его бесконечное число раз в этой уютной темноте. Мне нравилось ощущать ее сладкие губы, ее гладкую и мягкую кожу. Сегодня Кристина выбрала совсем новые, незнакомые духи, и их запах сразу пришелся мне по вкусу. Я целовал маленькую ложбинку на ее шее, ее глаза и волосы. Мне показалось, что если бы мне предложили делать это всю ночь, я был бы полностью счастливым человеком.

– Какая немыслимо романтическая ночь! – наконец выговорила она. – Сегодня происходит что-то невероятное. Да и ты сам какой-то особенный и немного другой… милый.

Мы продолжали обниматься, а потом даже о чем-то разговаривали, только я уже не помню, о чем именно. Мне запомнилось только, как ее грудь вздымалась и опускалась, когда Кристина прижималась к моему телу. Я даже удивился, что мы так быстро доехали до перекрестка Массачусетс и Висконсин-авеню. В скором времени нас ожидал приятный сюрприз.

Кристина больше не задавала вопросов. По крайней мере, до того момента, когда машина остановилась перед национальным собором Вашингтона, и водитель распахнул перед нами дверцу лимузина.

– Национальный собор? – только и смогла произнести моя возлюбленная. – Мы пойдем внутрь?

Я кивнул и поднял глаза на шедевр готической архитектуры, которым я восхищался еще в те времена, когда был маленьким мальчиком.

Собор возвышается над пятьюдесятью акрами лесов и лугов и расположен на самом высоком месте столицы, поэтому он кажется даже выше, чем монумент Вашингтону. Если память мне не изменяет, это вторая по величине церковь во всей Америке и, как мне кажется, самая красивая.

Я шел впереди, а Кристина послушно следовала за мной. Я вел ее, чуть касаясь пальцами ее ладони. Внутрь мы вошли с северо-западного угла нефа, который протянулся к Центральному алтарю почти на двести метров.

Все сегодня казалось очень простым, красивым и каким-то особенным. Мы проследовали под удивительным Космическим окном к огороженному месту в середине нефа. Куда бы я ни кинул взгляд, повсюду сверкали цветные стекла бесценных витражей, которых насчитывалось более двухсот.

Свет внутри был приглушенным, и душу наполняло блаженство. Стены переливались калейдоскопом цветов: красных, теплых желтых и прохладных небесно-голубых.

– Прекрасно, правда? – прошептал я. – Здесь все кажется таким грандиозным, что время как будто отступает. Вот о таких вещах, наверное, и писал в свое время Генри Адаме.

– Алекс, по-моему, это самое чудесное место во всем Вашингтоне. Космическое окно, Детская часовня… Мне всегда нравилось находиться здесь. Неужели я раньше никогда не говорила тебе об этом? – удивилась Кристина.

– Ну, может быть, – согласился я и тут же поправил сам себя. – А возможно, я догадался об этом и сам.

Мы двинулись вперед, пока не достигли Детской часовни. Это место в храме маленькое, но удивительно трогательное и интимное. Его украшали витражи на библейские сюжеты, изображавшие историю детства Самуила и Давида.

Я посмотрел на Кристину, и мое сердце застучало так, что мне показалось, что она его услышала. В мерцании свечей ее глаза лучились, словно драгоценные камни. Черное платье мягко переливалось и будто струилось по ее стройной фигуре. Я опустился на одно колено и заглянул Кристине в глаза. – Я полюбил тебя в тот самый момент, когда впервые увидел в школе Соджорнер Трут, – прошептал я так тихо, чтобы кроме нее меня никто больше не услышал. – Но только в тот момент, когда я тебя увидел, я еще не знал, насколько прекрасная у тебя душа, насколько ты мудра и добра. Я даже не подозревал о том, что сам способен на такие чувства. Я принадлежу тебе целиком и полностью. Я сделаю ради тебя все, что только ты скажешь. Каждый миг с тобой делает меня счастливым.

Я остановился, чтобы немного передохнуть. Кристина не отвела взгляда, а продолжала смотреть мне в глаза.

– Я очень люблю тебя и буду любить всегда. Ты будешь моей женой, Кристина?

В ее глазах сейчас я увидел море любви и тепла, а еще той простоты и скромности, которые являются самой сутью Кристины. Мне показалось, что она даже не может себе представить всю глубину моего чувства.

– Да. О Алекс! Мне не стоило тянуть до сегодняшнего вечера. Зато сегодня все так замечательно и особенно, что я не жалею, что дождалась этого момента. Да, я буду твоей женой.

Я достал старинное обручальное кольцо и осторожно надел его на палец Кристины. Это кольцо принадлежало моей матери, и я хранил его с девяти лет, с того самого дня, когда она умерла. Точную его историю я не знал, но оно принадлежало семейству Кросс вот уже четыре поколения и являлось моим единственным наследством.

Мы обменялись поцелуем в трогательной обстановке Детской часовни Национального собора, и наступил самый знаменательный миг моей жизни, который я не забуду никогда.

Да, я буду твоей женой.

Глава двадцатая

Прошло уже десять дней с момента последнего фантастического убийства. Теперь Шефером овладело совсем иное настроение, и он позволил этому потоку увлечь себя.

Он парил в высоте подобно воздушному змею, ощущая себя энергичным, маниакальным и биполярным, как характеризуют такое состояние врачи. Шефер по-прежнему принимал успокоительные таблетки, но они еще больше распаляли его.

Этим вечером, примерно около шести, он вывел свой черный «ягуар» с посольской стоянки. Шефер проехал мимо огромной статуи Черчилля: короткая правая рука обрубком вздымалась вверх в победном жесте, в левой – неизменная сигара.

В машине громко звучала гитара Эрика Клэптона. Джеффри прибавил мощности колонкам, постукивая в такт по рулю. Этот ритм разжигал его первобытные инстинкты. Выехав на Массачусетс-авеню, он затормозил возле первого же кафетерия и бегом кинулся внутрь. Там он заказал три чашечки черного, словно его душа, кофе с шестью кусками сахара. При этом, как всегда, первую порцию он допивал, уже направляясь к кассе.

Оказавшись в салоне «ягуара», вторую чашечку Шефер выпил уже не торопясь, наслаждаясь вкусом, не забыв добавить к напитку пару таблеток. Хуже не будет. Кто знает, может быть, даже полегчает. Джеффри вынул из кармана кости. Сегодня он обязательно должен был играть.

Если выпадет двенадцать очков или большее, он сразу же отправится развлечься с Бу Кэссиди, а оттуда – домой к ненавистной семье. Количество очков от семи до одиннадцати означало полный провал: в этом случае ему следовало немедленно вернуться к Люси и детям. Ну, а если выпадало три, четыре, пять или шесть, то он мог смело мчаться в свое тайное убежище, чтобы посвятить вечер непредвиденным приключениям.

– Ну, пускай получится три-четыре-пять. Ну, пожалуйста! Пусть будет так. Мне сегодня это нужно, как никогда. Мне необходимо немного отвлечься!

Он тряс кости в руке не менее тридцати секунд, потом замер на мгновение и, наконец, бросил их на серое кожаное сиденье машины, внимательно следя за каждым поворотом граней.

Господи, он умудрился выкинуть четыре очка! Вот это вызов судьбе! Его мозг словно охватило пламя. Итак, сегодня вечером он мог играть. Так сказали кости. Так велел рок.

Джеффри дрожащими от возбуждения пальцами быстро набрал свой домашний номер и прижал к уху маленький мобильный телефон.

– Люси… – начал он, уже довольно улыбаясь. – Как хорошо, что я застал тебя дома, дорогая… Да-да, а как ты догадалась так быстро? Мы здесь по уши увязли в работе. Поверишь?.. Нет, никак не смогу. Они считают, что я полностью принадлежу им. В общем, может быть, они и правы. Тут опять всплыла торговля наркотиками… Домой приду, как только справлюсь с делами. Ты уж не жди меня. Передавай привет детям. И всех поцелуй от меня… Я тоже тебя очень люблю. Ты самая хорошая и понимающая жена во всем мире.

«Что ж, сыграно неплохо», – рассуждал Шефер, облегченно вздохнув. Исключительное исполнение роли, особенно если учесть, сколько таблеток он уже проглотил. Шефер отключил телефон, сокрушаясь о том, что только на деньги супруги он оплачивал все счета и мог позволить себе и семье ежегодный отпуск. Кстати, и его «ягуар», и ее «рендж-ровер», тоже были приобретены, разумеется, на средства, выделенные ее отцом.

Джеффри тут же набрал следующий номер.

– Доктор Кэссиди? – он услышал ее голос почти в ту же секунду. Она прекрасно понимала, кто ей звонит. Как правило, он связывался с ней из машины, когда уже находился на подъезде к ее дому. Они оба любили перед встречей немного поболтать, чтобы заранее разогреть свои чувства. Это напоминало что-то вроде персональной службы «секс по телефону».

– Они опять сумели достать меня! – жалобно проскулил Шефер в трубку, при этом едва сдерживая злорадную улыбку. Ему нравилось преувеличивать значительность событий и из любой мелочи стряпать самую настоящую драму.

После секундного молчания Бу заговорила:

– Ты хочешь сказать, что они смогли достать нас обоих, да? И тебе, как я понимаю, никак сегодня уже не вырваться? Что ж, такова твоя работа, хотя ты ее и ненавидишь.

– Ты же знаешь, что я с радостью бы смылся, если бы имелась хоть малейшая возможность. Я ненавижу свою работу, я проклинаю каждую минуту, что провожу здесь. Правда, дома мне еще хуже, Бу. Кому же, как не тебе, знать это!

Он ясно представлял, как Бу хмурится и собирает губы в трубочку:

– Мне кажется, что ты успел принять дозу, Джеффри. Это так? Ты не забыл про таблетки?

– Ну, что ты! Разумеется, я выполняю все твои советы и рекомендации. Но я действительно сейчас чувствую себя так, будто летаю где-то под потолком. Кстати, я тебе звоню в перерыве между двумя собраниями. Черт побери, я так скучаю без тебя! Я хочу быть внутри тебя, Бу, глубоко внутри. Я хочу почувствовать твою киску, твою попку и твой ротик. Я постоянно думаю об этом. Господи! А ОН у меня уже затвердел, как камень. Но приходится сидеть в этом распроклятом кабинете! Придется ударить по НЕМУ палкой! Избить ЕГО, озорника! Вот так мы, британцы, расправляемся со своим Дружком!

Она рассмеялась, и ему даже стало жаль, что сегодня он ее подставляет просто так:

– Иди работай. Я буду дома. И если ты закончишь с делами раньше, то я к твоим услугам. А пока что мне самой надо бы немного поднять себе настроение.

Я люблю тебя, Бу. Ты так добра ко мне. Да, но мне, наверное, тоже придется сейчас использовать палку.

Он повесил трубку и направил машину к своему домику в Экингтоне. Затем он поставил «ягуар» рядом с фиолетово-синим такси и быстро поднялся наверх, чтобы переодеться и подготовиться к игре. Как же ему нравилась эта тайная жизнь, эти ночи в полном одиночестве, вдали от всех тех, кого он презирал и ненавидел!

В последнее время Джеффри стал часто рисковать, но теперь ему было ровным счетом наплевать на это.

Глава двадцать первая

Шефер завелся и теперь только и думал о предстоящем вечере, который он проведет в городе. Итак, игра снова началась. И сегодня могло произойти все, что угодно. Правда, он с удивлением отметил про себя, что пока ему больше нравилось быть медлительным и задумчивым. Впрочем, это не казалось странным: он в один миг переключался с маниакальной стадии на депрессивную.

Джеффри медленно анализировал самого себя, словно все сейчас происходило во сне. Итак, когда-то он служил агентом британской разведки. Но теперь холодная война закончилась, и его таланты уже нельзя было использовать в полной мере, как раньше. Если бы не влияние отца Люси, он мог бы и вовсе лишиться своей работы. Дункан Кузин когда-то был генералом армии, а теперь возглавлял консорциум по продаже моющих средств и мыла. Ему нравилось обращаться к Шеферу по званию, и, называя зятя полковником, он таким образом каждый раз подчеркивал свое главенство. Помимо этого, генерал при каждом удобном случае напоминал Джеффри о том, каких успехов добились оба его брата, которые теперь стали настоящими миллионерами – в отличие от самого Шефера.

Джеффри поморщился и вернулся мыслями к настоящему. В последнее время такое с ним часто происходило. Он постоянно перескакивал с одной мысли на другую, как неисправный радиоприемник, произвольно настраивающийся на разные волны. Сейчас Шефер попытался сосредоточиться, набрал в легкие побольше воздуха, потом выдохнул и решительно вывел такси из гаража. Уже через несколько минут он уверенно ехал по Род-Айленд-авеню. Снова начинался мелкий дождь, поднялся туман, и теперь уличные огни казались размытыми и почти нереальными.

Шефер притормозил у обочины, чтобы подхватить высокого худощавого чернокожего мужчину. Внешне тот смахивал на типичного торговца наркотиками, а следовательно, был, по понятиям Джеффри, никому не нужным человеком. Возможно, он попросту пристрелит черномазого, а потом избавится от тела. На сегодня такой план его вполне устраивал. Уж по мелкому наркодельцу точно никто плакать не будет.

– В аэропорт, – надменно произнес мужчина и плюхнулся на сиденье. Этот ублюдок позволил себе так неосмотрительно отряхнуть воду с плаща прямо в машине! Захлопнув дверцу автомобиля, пассажир тут же вынул мобильный телефон и быстро набрал номер.

Шефер вовсе не собирался ехать в аэропорт ради того, чтобы везти эту скотину. Но, прислушавшись к разговору, он задумался. Мужчина говорил жеманным голосом, но, как ни странно, речь его оказалась достаточно культурной:

– По-моему, я как раз успеваю на девятичасовой рейс, Леонард. Если не ошибаюсь, полетит «Дельта»? Слава Богу, мне удалось только что поймать такси! Большинство их здесь не останавливается. Я имею в виду юго-восток города, там, где живет моя несчастная мамочка. И вдруг из ниоткуда возникает эта фиолетово-синяя развалина, такой типичный рыдван, ты знаешь их. И – о чудо! – тормозит прямо передо мной.

«Вот черт, он же успел рассказать о моей машине!» – выругался про себя Шефер, кляня неудачу. Но таковы были правила игры: везение сменялось черными полосами провалов. Теперь придется везти этого козла в аэропорт. Ведь если пассажир исчезнет, то полиция сразу бросится искать фиолетово-синее старенькое такси.

Шеферу ничего не оставалось делать, как набрать скорость и устремиться в направлении аэропорта. Здесь начинались пробки уже в девять вечера. Джеффри постоянно ругался. Между тем дождь усилился, и время от времени с неба, освещаемого вспышками молний, слышались раскаты грома.

Шефер, как мог, сдерживал нарастающий гнев. Ему потребовалось почти сорок минут для того, чтобы добраться до терминала и высадить пассажира. Но к этому времени настроение его успело смениться, и теперь он придумывал новые фантазии, понемногу заводясь.

Может быть, ему действительно стоило поехать к доктору Кэссиди, тем более, что у него заканчивались таблетки. Сегодняшняя поездка больше напоминала какой-то безумный праздничный аттракцион: то вверх, то вниз. И сам Шефер чувствовал себя сумасшедшим. Он определенно терял над собой контроль.

Но именно в такие моменты могло произойти нечто непредвиденное, и в этом тоже чувствовался азарт игры, поэтому Джеффри пристроился к веренице такси, желающих подобрать попутчика до города.

Продвигаясь в очереди к ее началу, он снова услышал, как прогремел гром. Над аэропортом сверкнула молния. Теперь ему стали хорошо видны потенциальные жертвы, скопившиеся под небольшим козырьком и жаждущие нанять машину. Наверняка сейчас многие рейсы задерживались, а некоторые и вовсе отменялись. Он предвкушал приятное мгновение, когда останется один на один со своим следующим пассажиром. Причем эта жертва могла оказаться кем угодно: от важного фирмача до жалкого клерка. А может быть, ему повезет, и в салон такси поместится целое семейство, возвращающееся домой из поездки в Диснейленд.

Итак, приближаясь к заветной цели, он все чаще поглядывал на толпу, ожидающую такси. Вот он уже почти добрался до места, и впереди оставалось всего две машины. Краем глаза он продолжал изучать пассажиров. И наконец быстрый, но внимательный взгляд его остановился.

Жертвой оказался высокий мужчина.

Тогда он принялся разглядывать его в упор, не в силах отвернуться.

Белый мужчина, по всей видимости, бизнесмен, шагнул под дождь и сразу же забрался в машину. Он отчаянно ругался, проклиная начавшийся ливень.

Шефер повернул голову. В салоне находился настоящий американец лет под сорок, самоуверенный и важный. Может быть, специалист по денежным операциям или даже банкир. Что-то вроде того.

– Можно ехать! – рявкнул пассажир. – Если соблаговолите, конечно.

– Простите, сэр. – Шефер раболепно улыбнулся в зеркальце заднего обзора.

Одновременно он бросил кости на переднее сиденье. Шесть! Его сердце бешено заколотилось.

Шестерка означала немедленное действие. Но машина еще находилась на территории аэропорта. Вся площадь была запружена автомобилями, повсюду сновали полицейские, сияли фонари. Слишком опасно, даже для такого мастера, как Шефер.

Но кости сказали свое слово. Выбора не оставалось. Игра пошла полным ходом.

Впереди маячило целое море красных габаритных огней. Машины, повсюду машины. Как же поступить? Шефер почувствовал, как его лоб покрылся испариной.

Но иначе он поступить не мог. В этом-то и заключался смысл всей игры. Придется убить этого идиота прямо здесь, в аэропорту.

Он резко вырулил на ближайшую парковочную площадку. Не годится. Передумав, Джеффри направил машину в какой-то закоулок. В этот миг все вокруг озарилось вспышкой молнии, и почти сразу же за этим последовал раскат грома. Обстановка соответствовала ситуации и подчеркивала остроту момента.

– Куда ты едешь, чтоб тебя! – недовольно выкрикнул бизнесмен и нервно ударил кулаком по сиденью. – Отсюда совсем другая дорога, козел!

Шефер злобно посмотрел в зеркальце на ненавистного пассажира, чувствуя, как внутри у него все закипает от ярости. Как он посмел назвать его «козлом»?! Кроме того, этот ублюдок почему-то напомнил Шеферу его преуспевающих братьев.

– Я-то никуда не еду, – огрызнулся Джеффри. – А вот ты прямо сейчас отправишься в ад!

– Что ты сказал? – взбеленился мужчина. – Что ты только что сказал?!

Не задумываясь, Шефер выстрелил из девятимиллиметрового «Смит-Вессона», уповая на то, что выстрел будет заглушен раскатом грома, и никто не обратит на него внимания.

Джеффри изрядно вспотел и теперь начал опасаться, как бы не потек на лице грим. Кроме того, он боялся, что в любую секунду его могут остановить. Он почти ожидал того момента, когда полицейские окружат автомобиль и потребуют выйти. Ярко-красная кровь заливала заднее сиденье и стекло. Пассажир замер в углу, как будто неожиданно решил вздремнуть. Сейчас Шефер не видел, в каком месте проклятая пуля пробила машину насквозь.

Он умчался из аэропорта прежде, чем совсем потерял рассудок. Сейчас он старался вести машину аккуратно: нельзя было подвергать себя риску и попасться за превышение скорости.

Правда, он уже плохо соображал и не мог сказать наверняка, насколько правильны его действия.

Удалившись на достаточное расстояние от людного места, Шефер остановился, проверил тело пассажира и раздел его. Потом он решил бросить труп прямо на улице, стараясь, как всегда, оставаться непредсказуемым.

После этого он покинул место преступления и умчался прочь.

Шефер не оставил на улице ничего, кроме абсолютно голого тела.

Правда, на этот раз полицейских ждал маленький сюрприз: труп принадлежал мужчине. Некоему безымянному «Джону Доу».

Глава двадцать вторая

Я вернулся домой около половины третьего ночи, после того как проводил Кристину, и чувствовал себя великолепно. Пожалуй, уже много лет я не был настолько счастлив. Поначалу я даже подумал о том, не стоит ли разбудить Нану и детей, чтобы обрадовать их приятной новостью. Мне очень хотелось увидеть удивление на их лицах. И еще мне хотелось, чтобы Кристина была сейчас рядом со мной, чтобы мы смогли отпраздновать такое знаменательное событие все вместе.

Но как только я вошел в дом, зазвонил телефон. «О нет! – пронеслось у меня в голове. – Только не сегодня, не сейчас. Если кто-то вздумал позвонить мне ночью, в половине третьего, хорошего не жди».

Я поднял трубку в гостиной и тут же услышал напряженный шепот Сэмпсона:

– Это ты, Шоколадка?

– Оставь меня в покое, – так же тихо ответил я. – Перезвони утром. Я по ночам не принимаю.

– Ничуть не бывало, Алекс. Сегодня исключение. Срочно выезжай на Алабама-авеню. В трех кварталах на восток от Дюпон-парка, в канаве, было обнаружено обнаженное тело. Убит белый мужчина, и при нем нет никаких документов.

И все равно я твердо решил первым делом, как вернусь, рассказать Бабуле и детям о нас с Кристиной. А сейчас надо было поторапливаться. Место преступления находилось в десяти минутах езды от Анакостии. Сэмпсон ждал меня на углу. И убитый мужчина тоже.

Ну и, конечно, бодрая и злорадная толпа любопытных. Еще бы! Тело белого, брошенное в канаве в таком районе, вызвало самый непосредственный интерес у местного населения, словно они увидели живого оленя, разгуливающего прямо по Алабама-авеню.

– Кажется, дружелюбный призрак по имени Каспер вырвался на свободу! – выкрикнул какой-то умник дешевую шуточку, пока мы с Сэмпсоном перешагивали через желтую ленту, огораживающую подступы к телу. Где-то вдалеке высились старые заброшенные кирпичные дома. Казалось, эти развалины вот-вот начнут выкрикивать имена всех тех, кто был здесь убит и забыт навсегда.

Вонючая жижа из сточных канав образовывает здесь огромные лужи возле домов, и, надо сказать, эти водоемы никогда не инспектируются. Я опустился на корточки у скрюченного оголенного тела, наполовину высовывавшегося из одной такой выгребной ямы, наполненной водой. После дождя, разумеется, никаких следов шин остаться не могло. Я подумал о том, что убийца наверняка предусмотрел подобное.

Мысленно я начал собирать информацию об убийстве. Мне не надо было ничего записывать: я всегда полагался на свою отличную память. У мужчины были аккуратные ухоженные ногти на руках и ногах. Ни намека на рабочие мозоли. На его теле не наблюдалось также никаких следов побоев, синяков и царапин, и единственной причиной смерти стал выстрел в упор, снесший левую половину лица жертвы.

Мужчина хорошо загорел. Единственное светлое место на теле отмечало, где он носил плавки. Да еще оставалась тоненькая бледная полоска на указательном пальце, где, скорее всего, раньше находилось обручальное кольцо.

И, конечно, никаких документов. Все как в случаях с многочисленными «Джейн Доу».

То, что смерть была вызвана одним-единственным выстрелом в голову, сомневаться не приходилось. И хотя Алабама-авеню считалась основным местом преступления, поскольку именно здесь было найдено тело, что-то подсказывало мне, что существовало и второе такое место – там, где этот безымянный мужчина был застрелен.

– Ну, что ты думаешь? – поинтересовался Сэмпсон, устраиваясь на корточках рядом со мной. При этом его колени громко защелкали. – Мне кажется, наш сукин сын чего-то испугался.

– Очень странно то, что он решил приехать сюда, в Беннинг-Хайтс. Я не совсем уверен в том, что он как-то связан с нашими делами. Но если это так, то можно с уверенностью сказать, что он сам хотел, чтобы это тело нашли как можно быстрее. Если преступление происходит в этих местах, то труп надежно прячут в парке Дюпон. Наш приятель ведет себя все более странно. И, конечно, ты был прав. Он почему-то здорово зол на весь мир.

В уме я быстро сортировал информацию, а кроме того, у меня возникали все новые и новые вопросы, которые обычно задают следователи. Почему тело оставлено в сточной канаве прямо на улице? Почему на этот раз убийца не воспользовался заброшенным домом? Зачем он приехал в Беннинг-Хайтс? Неужели наш преступник и в самом деле чернокожий? Это, весьма смахивало на правду. Смущало лишь то, что уж слишком малый процент чернокожих серийных убийц насчитывала к этому времени официальная статистика. К нам подошел сержант полиции:

– Чем мы можем быть вам полезны, детектив?

Я еще раз внимательно оглядел белое обнаженное тело:

– Снимите его на видеопленку, сделайте фотографии и зарисовки места преступления.

– А нам нужно брать образцы почвы?

– Конечно. И плевать на то, что все тут давно промокло от дождя.

Сержант нахмурился:

– Неужели эта грязь кому-то пригодится? Зачем?

Алабама-авеню расположена на возвышенности, и отсюда мне был хорошо виден освещенный огнями Капитолий. Сейчас он казался каким-то далеким неземным строением, может быть, даже божественным. Я сразу же вспомнил о том, в каких районах Вашингтона что можно делать, а чего нельзя.

– Да. Образцы почвы возьмите обязательно. По крайней мере, лично я работаю именно так.

Глава двадцать третья

Детектив Пэтси Хэмптон прибыла на место преступления в четверть третьего ночи. Помощник Джефа позвонил ей домой и сообщил, что в районе Беннинг-Хайтс было совершено убийство, которое, возможно, связано с так называемыми убийствами «Джейн Доу». И хотя здесь жертвой оказался мужчина, многие детали нынешнего преступления явно перекликались с остальными, и этого нельзя было не заметить.

Пэтси внимательно следила за Алексом Кроссом, работавшим на месте преступления. Ее шокировало то, что он все же приехал сюда в глухую ночь, разбуженный коллегой-детективом, а не предпочел оставаться в постели, хотя имел на это все права. Ей давно хотелось поближе познакомиться с этим легендарным детективом. Хэмптон знала о Кроссе только через третьих лиц и по материалам тех преступлений, которые ему удалось раскрыть. Когда-то она и сама несколько недель участвовала в расследовании похищения Мэгги Роуз Данн и Майкла Голдберга.

Пока что чувства, которые она испытывала к Кроссу, можно было назвать смешанными. Он был привлекательным мужчиной представительной наружности. Высокий, атлетически сложенный и незаслуженно обойденный уважением шефа. Возможно, многие завидовали ему еще и потому, что он, кроме всего прочего, являлся и судебным психологом. Пэтси хорошо потрудилась, собирая информацию об этом человеке.

Хэмптон прекрасно понимала, что в ее задачи входит «умыть» Кросса, утереть ему нос. Но состязание предстояло не из легких. Хотя Пэтси сознавала также и то, что кроме нее, пожалуй, с такой задачей никто бы не справился. Что касается ее самой, то обычно любое задание оказывалось ей по плечу.

Она уже успела самостоятельно произвести осмотр места преступления и теперь оставалась здесь только из-за того, что неожиданно увидела подъехавших Кросса и Сэмпсона.

Пэтси продолжала наблюдать за Кроссом, пока он изучал местность, прохаживаясь взад-вперед по темной улице. Да, Кросс был, несомненно, эффектным мужчиной, равно как и его напарник, рост которого был еще больше, чем у Алекса. Кросс выглядел моложе своих лет, а ему уже исполнился сорок один год. Со стороны было хорошо видно, что патрульные уважают его и стараются всячески помочь. Кросс по очереди пожимал руки и местным стражам порядка и даже сотрудникам приехавшей скорой помощи. Кое-кого он добродушно похлопывал по плечу, кому-то просто улыбался. Видимо, все эти люди когда-то уже встречались с ним при подобных обстоятельствах.

Однако Хэмптон отнесла это, скорее, на счет игры Кросса. Ведь без этого в Вашингтоне не мог обойтись, пожалуй, уже никто. И Кросс теперь мог легко играть на своем личном обаянии.

Да что там говорить, она и сама уже не могла обходиться без игры. Ей уже не раз приходилось прикидываться слабой и беззащитной женщиной. А потом, в самый неожиданный момент, выступать в роли мужественного бойца. И тогда, как правило, мужчины, застигнутые врасплох подобной переменой, оказывались уложенными на обе лопатки. Постепенно Пэтси поднималась по служебной лестнице. И ее коллеги очень скоро поняли, что она может быть крутой, а иногда даже и жестокой. Вот так сюрприз! Пэтси могла работать сверхурочно и выдерживать невыносимые условия, которые под силу лишь немногим мужчинам. В придачу ко всему вышесказанному, она не водила дружбы с коллегами и старалась как можно меньше общаться с ними.

Но как-то раз все же допустила роковую ошибку. Она обыскала машину одного человека, подозреваемого в убийстве, не имея на это ордера. И тут же была поймана с поличным другим детективом, который уже давно приглядывался к Пэтси в надежде уличить ее в превышении служебных полномочий. Именно в результате данного случая Питтман смог воспользоваться своим положением и подцепить рыбку на крючок. Теперь он ни за что бы не отпустил столь ценного внутреннего агента и помощника.

Примерно без четверти три Пэтси подошла к своему изумрудно-зеленому автомобилю «эксплорер», с неудовольствием отметив про себя, что машину нужно срочно помыть. Хэмптон уже имела несколько догадок относительно того, кем был убитый и почему он оказался здесь. Теперь она еще раз убедилась в справедливости своих предположений: да, она, без сомнения победит Кросса и оставит его с носом.

Часть вторая

Смерть восседает на бледном коне

Глава двадцать четвертая

Роль Голода в игре «Четыре Всадника» досталась Джорджу Байеру. Он участвовал в игре вот уже семь лет, и это занятие пришлось ему по душе. По крайней мере, до недавнего времени он искренне любил эту игру. Пока Джеффри Шефер не начал выходить из-под контроля.

Физически Голод был человеком непривлекательным, невысоким и очень полным. Он облысел, отрастил животик и носил очки с толстыми стеклами. Но при этом прекрасно сознавал, насколько обманчивой была его внешность, умел пользоваться этим и частенько посмеивался над теми, кто недооценил его возможности. К таким людям он относил, в частности, и Джеффри Шефера.

Во время долгого перелета из Азии в Вашингтон Джордж внимательно изучил досье Шефера, отпечатанное на сорока страницах. В нем находились все подробности о самом Джеффри и о персонаже Смерть, который он выбрал для себя в игре. В аэропорту Даллес Байер по подложным документам взял в аренду синий «форд». Все полчаса, пока он добирался до города, Джордж пребывал в раздумьях.

Он испытывал чувство тревоги, беспокоясь о судьбе всех Всадников, и в особенности о своей. Ведь именно ему предстояло вступить в конфронтацию с Шефером, который, возможно, окончательно свихнулся и ставил под угрозу их всех.

В прошлом Байер тоже служил в МИ 6 и сталкивался с Шефером по работе. Теперь он приехал в Вашингтон, чтобы самолично проверить Шефера. У игроков возникло подозрение, что Джеффри переступил все мыслимые границы в своей игре, не соблюдает никаких правил, и это становится опасным. Поскольку Байер какое-то время жил в Вашингтоне и знал город, выбор пал на него.

Он не хотел, чтобы его видели в Британском посольстве на Массачусетс-авеню, поэтому прибегнул к помощи надежных Друзей, которые не стали бы распространяться о его появлении.

Новости о Шефере оказались ужасными, как и предполагалось. Помимо жены, он был замечен в беспорядочных связях с другими женщинами, причем вел себя крайне неосторожно. В частности, несколько раз в неделю, в рабочее время, он навещал одну из них – психолога и сексопатолога. Ходили слухи, что Джеффри здорово выпивает, а возможно не брезгует и наркотиками. Сам Байер склонялся к последней версии. Они с Шефером были давно знакомы и, когда служили вместе на Филиппинах и в Таиланде, баловались наркотиками. Конечно, тогда это можно было списать на молодость и глупость. По крайней мере, в отношении Байера.

Недавно полиция Вашингтона обратилась в посольство с жалобой на Шефера, устроившего немыслимые гонки по оживленным улицам города. Скорее всего, Джеффри пребывал тогда в состоянии наркотического опьянения. В последнее время в посольстве для него почти не находилось работы, и его давно бы уволили и отправили в Англию, если бы не его тесть – генерал Дункан Кузин. Короче, Шефер сам превратил свою жизнь в настоящую мешанину.

«Но это еще не самое худшее, не так ли, Джеффри? – размышлял Джордж Байер по дороге в один из северо-восточных районов столицы, Экингтон. – Есть нечто более ужасное, мой мальчик. Гораздо хуже, чем в посольстве могут предположить. Ты оказался центральной фигурой в скандале, который, если разыграется, станет самым грандиозным за всю историю Секретной Службы. Впрочем, как и я».

Подъезжая к светофору, Байер заблокировал дверные замки. Местность вызывала подозрение, как и весь Вашингтон в настоящее время. Какой же грустной и безумной страной стала Америка! Идеальное убежище для Шефера!

Байер посматривал на жутковатые улицы, продолжая свое путешествие по району, где проживали низшие слои населения. В Лондоне не было ничего подобного. Бесконечные ряды двухэтажных кирпичных жилых домов с крошечными участками. Почти все – в ужасном состоянии. Здесь поражало не столько разложение, сколько царившая вокруг апатия. Увидев издали «берлогу» Шефера, Байер притормозил и остановился у обочины. Он довольно хороню знал планировку убежища, так как Джеффри часто делился подробностями с другими игроками. Адрес он знал. Оставалось убедиться еще в одном: являлись ли совершенные Шефером убийства фантазией или происходили на самом деле. Действительно ли он являлся хладнокровным убийцей, орудующим в столице?

Байер подошел к двери гаража. Чтобы открыть замок и проникнуть внутрь, ему потребовалось несколько секунд.

Он так много слышал о «машине кошмарного сна» – фиолетово-синем старом такси, которое использовалось Шефером, как одно из орудий убийства. Сейчас он видел его собственными глазами. Такси существовало на самом деле. Теперь истина всплыла на поверхность. Джордж Байер покачал головой. Значит, Шефер действительно убивал людей. Игра перестала быть просто игрой.

Глава двадцать пятая

Байер осторожно поднялся по лестнице в тайное жилище Шефера. Его руки и ноги отяжелели, грудь сдавило. В комнатах было настолько темно, что ему пришлось раздвинуть шторы, чтобы хоть немного оглядеться.

Шефер несколько раз хвастливо расписывал свое такси и гараж. Он щеголял перед остальными игроками наличием подобного помещения и уверял их, что это не его фантазии в ролевой игре, а самое настоящее пристанище. Джеффри вызывающе заявил, что любой из партнеров может приехать и убедиться в его честности. Именно поэтому Байер и прилетел в Вашингтон.

«Что ж, Джеффри, твое убежище действительно реально, – согласился Джордж. – Выходит, ты на самом деле хладнокровный убийца. Значит, это был не блеф».

В десять часов вечера Байер вывел такси Шефера из гаража. Ключи тот словно в насмешку оставил в замке зажигания. Джордж почувствовал, что имеет право испытать те же самые ощущения, что и владелец такси. Если верить Джеффри, то самое увлекательное заключалось именно в подготовке к игре. Заранее рассчитать ходы и окинуть взглядом все игровое поле.

До половины двенадцатого Байер колесил по улицам города, но не подобрал ни одного пассажира, так как предусмотрительно вывесил на стекло табличку, возвещающую об окончании смены. «Что же это за игра? – рассуждал Джордж. – Что же чувствует Джеффри, разъезжая вот так по городу?»

От размышлений его оторвал старый бродяга в помятой шляпе, выкативший тележку с банками и прочим утилем прямо перед машиной. Казалось, ему было наплевать, задавят его или нет. Байер резко нажал на тормоз и тут же вспомнил Шефера. Действительно, на этих улицах грань между жизнью и смертью выглядела зыбкой, почти неуловимой.

Он снова двинулся вперед. Проезжая мимо церкви, где только что закончилась служба, Джордж увидел толпу прихожан, разбредавшихся по домам.

Байер притормозил рядом с симпатичной чернокожей женщиной в голубом платье и таких же туфлях на высоких каблуках. Ему хотелось разобраться в чувствах Смерти-Шефера. Джордж просто не мог устоять перед искушением.

– Большое вам спасибо, – поблагодарила Байера пассажирка, устраиваясь на заднем сиденье. Она казалась такой почтительной и вежливой, что Джордж не удержался и взглянул на нее украдкой в зеркальце заднего обзора. Конечно, красавицей или, тем более, богиней назвать ее было трудно. Но она оказалась довольно симпатичной и длинноногой. Джордж попытался представить себе, как бы сейчас на его месте стал действовать Шефер, но ему в голову ничего не приходило.

Джеффри постоянно хвалился тем, что убивает людей в бедных кварталах, а потому эти преступления никто не расследует, и ему не о чем беспокоиться. Теперь Байер подумал о том, что и это, к сожалению, оказалось чистой правдой. Он знал Шефера еще по тем временам, когда они вместе работали на Филиппинах и в Таиланде. И самые страшные тайны Джеффри были ему хорошо известны.

Байер спокойно довез эту воспитанную даму до ее дома и даже немало удивился, когда за поездку ценой в четыре доллара она накинула ему шестьдесят центов чаевых. Пятнадцать процентов, как ни крути! Он взял деньги и сердечно поблагодарил ее за щедрость.

– Так вы таксист-англичанин? – изумилась женщина, услышав его произношение. – Это большая редкость. Всего вам хорошего.

Байер продолжал исследовать город примерно до двух ночи. Несколько раз он останавливался, чтобы выпить чего-нибудь освежающего, но пока что никак не мог понять смысла головокружительной игры Шефера. Но вскоре ему снова пришлось остановиться. На углу одной из улиц отчаянно голосовали две молоденькие чернокожие девчонки. Этот район носил название Шоу, и, судя по указателям, где-то поблизости находился Университет Говарда.

Обе девочки оказались стройными, просто восхитительными созданиями, в туфельках на высоких каблуках и поблескивающих в темноте одеяниях. На одной из них красовалась мини-юбка, и Джордж успел разглядеть ее черные чулки, когда затормозил перед этой милой парочкой. «Скорее всего, это уличные девицы, а значит, потенциальные жертвы Шефера», – мелькнула мысль в голове Джорджа.

Вторая проститутка оказалась еще симпатичнее первой, в белых босоножках, белых в полоску шортах и голубом с разводами топике.

– Куда же мы поедем? – поинтересовался Байер, как только они, подталкивая друг друга, уселись в машину.

Заговорила девочка в мини-юбке:

– Что касается конкретно нас, то мы поедем в Принстон-Плэйс. Это в Петуорте, красавчик. А конкретно ты потом отправишься туда, куда тебе нужно, – произнесла она тоном, не терпящим возражений, а потом неожиданно закинула свою прелестную головку назад и расхохоталась, словно надсмехаясь над шофером. Байер тоже чуть не прыснул, но сдержался. Ему начинала нравиться его затея.

Он принялся разглядывать девочек в зеркальце, и сексуальная особа в мини-юбке очень быстро это заметила. В этот момент Джордж почувствовал себя школьником, которого застукали за чем-то запретным, совершенно обалдел и даже не пытался отвести взгляд.

Девица нахально показала ему средний палец, но он продолжал смотреть на нее. Сейчас Байер просто не мог совладать с собой. Вот, оказывается, какие чувства овладевали Шефером! Да, пожалуй, это была величайшая игра из всех игр!

Как загипнотизированный, Джордж все еще наблюдал за пассажирками. Сердце его громко стучало. На девушке в мини-юбке был надет плотно облегающий ее фигуру топик в полоску. Джордж успел даже заметить, что она выкрасила ногти под цвета киви и манго. На ремне у нее болтался пейджер, а в сумочке наверняка лежал небольшой дамский пистолет.

Вторая девушка скромно улыбнулась Байеру. Она почему-то показалась Джорджу совсем невинной. Возможно ли такое?

На цепочке между грудями у нее висел большой кулон с надписью: «Крошка».

Но если они действительно направляются в Петуорт, значит это самые настоящие проститутки. Да, они были достаточно молоды и привлекательны, каждой лет по шестнадцать, не больше. Байеру почему-то сразу представилось, что он занимается любовью сразу с обеими, и эта мысль полностью завладела его воображением. Он сознавал, что сейчас должен вести себя как можно осторожней, иначе вся его затея обернется провалом. Но ведь он только играл в ту игру, которую изобрел Шефер, не так ли? Надо ли скрывать, что эта выдумка Джеффри пришлась ему по вкусу…

– А у меня есть для вас одно заманчивое предложение, – обратился он к девушке в мини-юбке.

– Считай, что договорились, красавчик, – тут же среагировала маленькая бестия. – За каждую по сотне. Плюс бесплатная поездка до Петуорта. Годится?

Глава двадцать шестая

Шефер всегда интересовался перемещениями других игроков, особенно, если тем приходилось совершать путешествие в Вашингтон. Правда, для этого ему потребовалось немало потрудиться, чтобы взломать шифры на их компьютерах и доставать оттуда любую интересующую его информацию. Итак, Голод совсем недавно приобрел для себя билет до Вашингтона и уже находился в столице. Но зачем ему это понадобилось?

Как только Джордж добрался до города, следить за ним стало проще простого. В этом деле Шефер слыл когда-то отличным специалистом и имел превосходную практику во время работы в Секретной Службе. Не забыл он своих навыков и теперь.

Если признаться по-честному, то Шефер был немало расстроен тем фактом, что Голод осмелился нарушить его свободу и вторгнуться в его, Шефера, фантазии. Такое пересечение интересов иногда происходило в ходе игры, но это случалось, к счастью, крайне редко. Обычно перед этим оба игрока вели переговоры, но на этот раз Голод нарушил все привычные правила. Что же такое ему стало известно?

Вскоре Байер еще больше удивил Шефера. Он не только решился нанести ему визит в его убежище, но и рискнул забрать такси и выехать на нем в город. Что за чертовщину он еще задумал?!

В начале третьего Шефер увидел, что в такси сели две молоденькие девушки. Неужели Байер решил повторить «подвиг» Джеффри? Или он устроил какую-то хитроумную ловушку для своего партнера по игре? Не исключено, что Шефер не может отгадать его ход, и это окажется ни тем, ни другим.

Джордж отвез девушек на Эс-стрит, неподалеку от того места, где он их подхватил. Там все трое вышли из машины и, подойдя к дому из коричневого камня, исчезли внутри него.

Джордж перекинул через руку синюю куртку с капюшоном, и Шефер сразу же подумал о том, что он просто таким образом прячет пистолет. Господи! Он решил расправиться сразу с обеими! Но его могли приметить на улице! Более того, машину тоже могли взять на заметку.

Шефер припарковался вблизи таинственного дома и стал ждать. Ему вовсе не хотелось быть замеченным в таком районе, особенно сейчас, когда на нем не было обычного грима чернокожего. Да еще этот роскошный, ни с чем не сравнимый «ягуар»! В основном улица состояла из однотипных коричневых домов, некоторые из них были заколочены досками, а все стены исписаны различными непристойными лозунгами. Снаружи было тихо, ни души во всей округе.

Затем на верхнем этаже зажегся свет. Скорее всего, именно туда повел Байер девушек. Вернее, они его, так как там, судя по всему, находилась их квартира.

Шефер продолжал наблюдение почти до четырех утра, не в силах отвести взгляда от двери. Сидя в машине, он представлял себе самые различные причины, по которым Голод вдруг вздумал заявиться в Вашингтон. Может быть, другие игроки тоже успели прибыть сюда? Или Голод действует в одиночку? И чем он занимается сейчас? Что это: продолжение игры?

Шефер, потеряв терпение, только и ждал того момента, когда Джордж наконец выйдет из проклятого дома. Но он не появлялся, и Шефер нервничал все сильнее. Он ерзал на сиденье, дыхание его стало прерывистым, в мозгу возникали картины одна другой страшнее. Больное воображение рисовало жуткие сцены. Неужели он убил обеих девушек? Узнал ли он, кто они такие? Может быть, там для Джеффри уже расставлена западня? Похоже, что так. Что же еще?

А Джордж все не выходил.

Шефер не мог дольше терпеть. Он вышел из автомобиля, приблизился к дому и принялся пялиться на окна. Теперь ему показалось, что за ним тоже могут наблюдать, и он стал подумывать о том, не стоит ли ему побыстрее смотаться отсюда.

«Черт возьми, но куда же подевался Байер? Какую игру он затеял на этот раз?» – судорожно соображал Джеффри. Может быть, из дома есть еще и запасной выход? Если так, то зачем он оставил на улице такси? Улика! Будь он проклят!

Но вот, наконец, появился и Джордж. Он быстро перешел улицу, сел в такси и умчался прочь.

Шефер принял решение подняться наверх. Он бегом бросился к двери, которая, на его счастье, оказалась незапертой. Как вихрь, Джеффри взлетел вверх по винтовой лестнице. В одной руке он держал включенный фонарь, в другой нервно сжимал свой пистолет.

Очутившись на четвертом этаже, Шефер безошибочно определил, какая именно квартира ему была нужна. На двери справа был приколот большой красочный плакат популярной певицы. Девушки определенно жили здесь.

Шефер тихо повернул ручку и распахнул дверь, сразу же направив внутрь ствол пистолета.

Одна из девушек выходила из ванной. На голову она намотала пушистое полотенце, оставаясь при этом совершенно голой. Эта красотка действительно имела прекрасную грудь с нахально торчащими сосками. Боже! Голод, наверняка, заплатил им обеим. Ну и кретин! Да он просто настоящий дебил после этого!

– Кто ты такой? Откуда ты нарисовался и что тут делаешь? – сердито крикнула одна из девушек.

– Меня зовут Смерть, – ухмыльнулся Шефер и громко провозгласил: – Я пришел сюда за тобой и твоей милашкой-подружкой.

Глава двадцать седьмая

После осмотра места преступления я вернулся домой только в начале четвертого утра. Устраиваясь спать, я все же поставил будильник на половину седьмого и поднялся раньше, чем дети успели уйти в школу.

– А кое-кто вчера пришел домой очень-очень-очень поздно, – начала поддразнивать меня Дженни, когда я спускался вниз на кухню. Я сделал вид, что не обратил внимания, а На-на и дети уже устроились за столом и завтракали.

– Кое-кто выглядит так, будто действительно ночь выдалась бурной, – как бы между прочим заявила Бабуля со своего места.

– А кое-кто у меня напрашивается на хороший подзатыльник! – успокоил я всех троих сразу. – Ну, вот что. Перед тем, как вы отправитесь в школу, я должен сообщить вам кое-то очень важное.

– Я знаю, что, – начала Джанель и подмигнула. – Ведите себя в классе хорошо, слушайте учителя, даже если вам не очень интересно. А если на школьном дворе начнется драка, рабочей рукой должна становиться левая.

Я закатил глаза вверх:

– Я хотел сказать совсем другое. Сегодня вы должны быть особенно вежливы с миссис Джонсон. Видите ли, вчера вечером Кристина согласилась стать моей женой. Отсюда следует вывод, что она становится членом нашей семьи.

И тут все повскакивали со своих мест, мы начали прыгать и обниматься, празднуя это счастливое событие. Дети сразу же перепачкали меня шоколадным молоком и руками, жирными от бекона. Я давно не видел Нану такой счастливой. И мне самому снова стало очень легко и хорошо. Наверное, сейчас я чувствовал себя лучше всех остальных.

Но утром я снова взялся за работу. Во вторник я сумел немного продвинуться в расследовании дела «Джона Доу». Мне удалось выяснить, что убитым и найденным на Алабама-авеню оказался тридцатичетырехлетний исследователь-аналитик по имени Франклин Оденкирк. Он работал в исследовательском центре библиотеки Конгресса.

Мы не стали ставить в известность прессу, но я сразу же сообщил об этом шефу Питтману. Впрочем, он узнал бы все и без меня.

Как только имя жертвы стало известно, информация о ней сама полилась рекой и, как это обычно бывает, оказалась достаточно грустной. Франклин Оденкирк был женат и имел троих маленьких ребятишек. В тот вечер он прилетел из Нью-Йорка, где находился на переговорах в Институте Рокфеллера. Самолет приземлился точно по расписанию, ровно в десять часов. Что случилось после этого, пока что оставалось тайной.

Весь четверг и всю пятницу я упорно трудился над расследованием этого убийства. Я ездил в библиотеку Конгресса, затем посетил ее новый филиал на Индепенденс-авеню. Мне пришлось переговорить с дюжиной коллег Франклина.

Все они оказались довольно вежливыми людьми, охотно идущими на сотрудничество, и каждый искренне хотел мне чем-нибудь помочь. Они повторяли, в принципе, одно и то же. Хотя Оденкирк иногда казался надменным, в общем на работе его любили и уважали. Он никогда не употреблял наркотики, пил мало, азартными играми не увлекался. Всегда оставался верным своей супруге. На работе не ввязывался ни в какие скандалы и ссоры.

В последнее время он занимался проблемой государственных пособий и много времени проводил в читальных залах. Никакого явного повода для убийства этого человека я найти не мог, чего больше всего и боялся. Это убийство как две капли воды походило на все остальные, названные «Джейн Доу». Оставалось признать только то, что в районе действовал серийный убийца. Но Питтман, разумеется, об этом и слышать не хотел. Для него не существовало никакого убийцы безымянных женщин. Почему? Да все просто. Ему очень не хотелось перебрасывать несколько десятков детективов в юго-восточный район и начинать обширное расследование, взяв за основу только мои инстинкты и интуицию. Я сам слышал, как Питтман сказал шутки ради, что юго-восток вообще не относится к его городу.

Прежде чем уйти из библиотеки, я еще раз осмотрел читальный зал, где трудился Оденкирк.

Присев за один из свободных столов, я сложил ладони «домиком» над головой. По периметру зала светились красочные витражи, изображавшие печати сорока восьми штатов. В атмосферу читального зала гармонично вписывались бронзовые статуи Микеланджело, Платона, Шекспира, Гомера и других гениев. Я почти видел, как за соседним столом сидит Оденкирк и над чем-то трудится. И от этого мне даже стало нехорошо. Зачем кому-то понадобилось убивать его? Неужели снова Ласка?

Смерть Франклина стала настоящим потрясением для всех, кто работал с ним рука об руку, а две сотрудницы даже упали в обморок, когда разговаривали со мной об убийстве.

Мне не слишком хотелось видеться с миссис Оденкирк и задавать ей вопросы, но все же ближе к вечеру пятницы пришлось съездить в дом, где раньше жил Франклин. В квартире, кроме Крис Оденкирк, оказались ее мать и родители жертвы, которые срочно прилетели в Вашингтон из округа Вестчестер в штате Нью-Йорк. Ничего нового они добавить не сумели. Никто из них не мог припомнить человека, который бы желал Франклину зла. Тот был любящим отцом, заботливым мужем, внимательным сыном и зятем.

В доме убитого я уточнил, что когда Франклин уходил из дома, на нем был зеленый в полоску льняной костюм. Деловая встреча в Нью-Йорке прошла благополучно, хотя и продлилась дольше запланированного времени, поэтому он чуть не опоздал на самолет. Из аэропорта в Вашингтоне он, как правило, всегда добирался домой на такси. Скорее всего, он поступил так и на этот раз, тем более, что в тот день многие рейсы прибывали с опозданием.

Еще до того, как отправиться в дом Оденкирка, я велел двум детективам заняться аэропортом. Они беседовали с персоналом, показывали фотографии убитого, говорили с продавцами местных магазинов, носильщиками, диспетчерами такси и некоторыми водителями.

Около шести вечера я отправился в лабораторию, чтобы узнать результаты вскрытия. Оно заняло более двух с половиной часов. Все внутренности Фрэнка Оденкирка были тщательным образом изучены, и даже был выскоблен мозг из черепа.

В половине седьмого медэксперт закончила свою работу и была готова принять меня. Ее звали Анджелина Торрес, и мы были знакомы вот уже много лет, так как начали работать в полиции в одно время. Это хрупкое создание казалось крошечным и, наверное, почти вообще ничего не весило.

– У тебя, наверное, был трудный день? – обеспокоенно спросила она. – Ты выглядишь, как выжатый лимон.

– Ну, про тебя, по-моему, можно сказать то же самое. Хотя ты держишься молодцом. Маленькая, да удаленькая.

Она кивнула, улыбнулась и вытянула руки над головой. При этом Анджелина позволила себе тихо застонать, что в точности передавало и мое настроение.

– Ну, есть что-нибудь интересное для меня? – наконец, задал я свой вопрос после того, как она всласть постонала и размяла затекшие мышцы спины.

И хотя я, в общем, не ожидал никаких сюрпризов, она смогла удивить меня:

– Кое-что имеется, – сообщила мне Анджелина. – Он был изнасилован после смерти. Кто-то занимался с ним сексом, Алекс. Похоже, наш убийца не брезгует ни женщинами, ни мужчинами.

Глава двадцать восьмая

По дороге домой в тот вечер я очень остро осознал, что мне определенно требуется отдохнуть от расследования убийств. Я стал думать о Кристине, и мне полегчало: головная боль понемногу стихла. Я даже выключил свой бипер, решив хотя бы на десять или пятнадцать минут остаться наедине с собой.

Хотя мы давно не разговаривали о моей работе, Кристина по-прежнему считала ее очень опасной. Вся беда заключалась в том, что моя любимая была абсолютно права. Мне иногда становилось страшно, что Дэмон и Дженни могут остаться в этом мире одни. А теперь к ним добавилась еще и Кристина. Подъезжая к дому, я размышлял над тем, смогу ли я действительно уйти из полиции. Да, я уже задумывался над тем, не стоит ли мне снова стать настоящим психиатром и открыть частную практику. Но ведь я ничего не предпринял для этого, даже пальцем не пошевелил. Не означало ли мое бездействие, что мне вовсе не хотелось уходить со своей службы?

Я подъехал к подъезду в половине восьмого. Нана сидела на веранде и выглядела раздраженной. Это выражение ее лица мне хорошо известно. Бабуля имеет уникальную способность снова заставить меня почувствовать себя девятилетним мальчишкой. И тогда я начинаю смотреть на нее так, будто она и в самом деле – единственный в мире человек, который знает ответы на все вопросы.

– А где дети? – выкрикнул я, открывая дверцу и выбираясь из машины. В ветвях дерева до сих пор торчал поломанный воздушный змей с изображением Робина и Бэтмена, и я в который раз мысленно отругал себя за то, что до сих пор не удосужился убрать это безобразие.

– Я закабалила их, – строго заявила Нана. – Они моют посуду.

– Извини, что не успел к ужину.

– Это ты можешь сказать своим детям, – нахмурилась Нана, и я испугался, уж не разразится ли сейчас буря с грозой. Моя Бабуля капризная, как самый настоящий ураган. – И сделай это прямо сейчас. Кстати, недавно звонил твой приятель Сэмпсон. И еще твой верный друг Джером Терман. Алекс, произошли новые убийства. Если ты не обратил внимания, я использовала это существительное во множественном числе. У-бий-ства. Сэмпсон ждет тебя на так называемом месте преступления. Два тела были найдены в районе Шоу рядом с Университетом Говарда. Кто бы мог подумать! Убиты две молоденькие чернокожие девочки. Прекратится это когда-нибудь или нет? Наверное, нет. Во всяком случае, не на юго-востоке.

И в этом она была, пожалуй, права.

Глава двадцать девятая

Местом преступления оказалась квартира в старом полуразрушенном каменном доме в районе Шоу. В основном тут обитает средний класс, но много и проституток, и студентов. А в последнее время жрицы любви стали большой проблемой в Шоу. Сэмпсону удалось выяснить, что эти девушки как раз принадлежали к разряду уличных, работавших как в своем районе, так и в Петуорте.

У дома стояли полицейская машина и карета скорой помощи. Перед подъездом дежурил патрульный, занимавшийся только тем, что никого не пускал в дом. Он был совсем молодым, с нежной кожей лица. Я не помнил его и поэтому сразу предъявил свой значок.

– Детектив Кросс, – кивнул юноша, и я сразу догадался, что он уже слышал обо мне.

– Что мы имеем на данный момент? – поинтересовался я, заходя в подъезд и медленно поднимаясь по лестнице. – Что слышали лично вы, офицер?

– Там, наверху, убиты две девушки. Одна из них здесь жила. Об убийствах сообщил по телефону неизвестный. Может быть, их сосед, а может, и сутенер. Им обеим по шестнадцать лет, самое большее по семнадцать. Неприятное дело. Никто не заслуживает такой смерти.

Я понимающе кивнул, набрал в легкие побольше воздуха и быстро зашагал наверх, на четвертый этаж, по старым скрипучим ступеням. Убийства проституток, как правило, очень трудно расследовать. Сейчас я думал о том, не было ли это известно самому Ласке.

В среднем опытная проститутка, промышляющая в Петуорте, может обслужить до дюжины клиентов за ночь, а это значит, что приходится иметь дело с массой вещественных доказательств, даже тех, которые связаны только с ее телом. Дверь в квартиру 4-А оказалась открытой, и я заглянул внутрь. Это было самое обыкновенное жилище для молодежи: одна небольшая комната, крохотная кухонька и ванная. Между двумя кроватями на полу лежал белый пушистый ковер. На столике рядом с коллекцией искусственных пенисов стоял красивый стеклянный ночник в виде цилиндра, внутри которого формировались и таяли невероятные гигантские капли зеленого цвета.

Сэмпсон присел на корточки возле одной из кроватей. Со стороны он сейчас напоминал нападающего из Национальной Баскетбольной Ассоциации, который упорно пытался отыскать на полу потерянную контактную линзу.

Я вошел в комнату, пропахшую благовониями, персиковым дезодорантом и подгорелым жиром. На одной кушетке лежал раскрытый пакет с жареным картофелем, на котором была изображена красно-оранжевая символика ресторана «Макдональдс».

На спинках стульев висело грязное белье, на полу валялись пузырьки с лаком для ногтей, ацетоном и ватные шарики для снятия макияжа. Воздух был пропитан приторным ароматом цветочных духов.

Затем я обошел кровать, чтобы взглянуть на убитых. Ими оказались две молодые женщины, раздетые от пояса и ниже. Здесь успел побывать Ласка: теперь я был в этом уверен.

Девушки лежали одна на другой, словно любовники. Со стороны с первого взгляда могло показаться, будто они решили заняться сексом прямо на полу.

На одной девушке оставался голубой топик, на другой – только черная коротенькая комбинация. Обе они были обуты в банные сандалии, которые стали так популярны в последнее время. Многие из «Джейн Доу» также были раздеты, но, что касается этих двух, здесь мы, по крайней мере, смогли сразу выяснить, кто они такие.

– Настоящих документов при них, правда, не нашлось, – подчеркнул Сэмпсон, продолжая исследовать пол.

– Но одна из них снимала здесь комнату, – напомнил я.

Он согласно кивнул:

– Да, только без договора. Она платила наличными. Ты же знаешь таких девочек: все за наличные.

Сэмпсон надел резиновые перчатки и подошел к убитым.

– Убийца тоже пользовался перчатками, – пояснил он, все еще не глядя мне в глаза. – Похоже, тут нет никаких посторонних отпечатков пальцев. Так утверждает наш эксперт. Они обе были застрелены, Алекс. По одной пуле в лоб каждой.

Я все еще оглядывал комнату, собирая информацию. Все мелочи, все подробности теперь словно обтекали мое тело, проникая внутрь мозга. Я обратил внимание на целую выставку шампуней, гелей для волос и других средств для ухода за внешностью, включая даже парики. На одном из них кокетливо пристроилась военная фуражка, которая в некоторых кругах называется «для снятия телок», поскольку мужчина в таком головном уборе неизменно привлекает к себе внимание представительниц противоположного пола. Тут же лежал пейджер.

Обе девушки были молоды и симпатичны. Они отличались длинными ногами, одинаково стройными фигурами, а на пальце ноги у каждой было надето по маленькому серебряному колечку. Создавалось впечатление, что они покупали себе и вещи, и украшения в одном и том же магазине. Теперь их одежда валялась на окровавленном полу.

В одном углу комнаты лежали милые детскому сердцу предметы, свидетельствовавшие о том, что девушки совсем недавно были детьми: настольное лото, старый плюшевый медведь, облысевший в некоторых местах до основы, кукла Барби и доска для гадания.

– Посмотри-ка вот сюда, Алекс. По-моему, наш Ласка ведет себя крайне странно.

Я вздохнул и подошел к убитым, чтобы разглядеть то, что удалось обнаружить Сэмпсону. Та девушка, что была поменьше ростом и, наверное, чуть помоложе, лежала сверху. Вторая покоилась на спине. Ее застывшие карие глаза смотрели на поломанную люстру. В них отражался такой страх, будто она увидела там нечто ужасное.

Девушка сверху была повернута так, что ее рот был направлен в промежность подруги.

– Убийца успел наиграться с ними уже после того, как обе девушки были мертвы, – сообщил мне Сэмпсон. – Передвинь немного ту, что сверху, Алекс. Видишь?

И я обратил внимание на нечто совсем новое. Раньше ничего подобного со своими жертвами преступник не проделывал. По крайней мере с теми, которых осматривал я сам. Мне в голову сразу пришла фраза «слиться навечно». Может быть, именно это и хотел передать нам убийца? Он в буквальном смысле присоединил верхнюю девушку к нижней за язык.

Сэмпсон вздохнул:

– По-моему, он воспользовался специальным пистолетом со скобками и закрепил ее язык внутри второй девицы. Я почти уверен в этом, Алекс. Он соединил их, как степлером.

Я еще раз взглянул на убитых и отрицательно покачал головой:

– Нет, я сомневаюсь в этом. Любая скобка, даже хирургическая, не стала бы держаться в языке… Здесь использован какой-то сверхсильный и быстросхватывающийся клей.

Глава тридцатая

Убийца действовал очень быстро, и мы должны были тоже работать в ускоренном темпе. Мертвые девушки недолго оставались безымянными жертвами. На следующий день мне удалось выяснить их имена. Между тем я продолжал открыто игнорировать строгие предписания шефа и занимался тем, что считал необходимым и первостепенным в расследовании убийств.

Рано утром через день мы встретились с Сэмпсоном в Стэмфорде, школе, которую посещали убитые Тори Гловер и Марион Кардинал. Им было семнадцать и четырнадцать лет соответственно.

Воспоминания о месте преступления до сих пор оставляли у меня неприятное ощущение тошноты и легкого головокружения, от которого я никак пока что не мог избавиться. «А ведь Кристина права, – упрямо повторял я себе. – Уходи-ка ты с этой работы, займись чем-нибудь более приятным. Пора бы!»

Директором школы в Стэмфорде оказалась хрупкая невысокая рыжеволосая женщина по имени Робин Шварц. Ее помощник Натан Кемп собрал учениц, которые были знакомы с убитыми. Он выделил Сэмпсону, мне и Джерому Терману две аудитории для беседы с девушками. Джером занял одну комнату, а мы с Джоном – другую.

В летней школе Стэмфорда еще продолжались занятия, поэтому в здании было шумно, как на ярмарке в воскресный день. Мы миновали кафетерий, который уже в половине одиннадцатого кишел посетителями. Здесь пахло жареным картофелем: тот же аромат, что присутствовал в квартире убитых.

Несколько детей производили ужасный шум, но в общем, обстановка была спокойная. Откуда-то лилась негромкая музыка. В школе чувствовались порядок и хорошая дисциплина. В коридоре несколько молодых пар сдержанно обнимались, иногда касаясь друг друга кончиками мизинцев и краснея.

– Неплохие были девчонки, – напутствовал нас Натан Кемп, когда мы отправлялись в отведенные нам классы. – Я думаю, ученики скажут вам то же самое. Правда, Тори в прошлом семестре пропускала занятия, но это было вызвано домашними заботами. А Марион считалась примерной ученицей. Говорю вам, ребята, они были неплохими девчонками.

Остаток дня я, Сэмпсон и Терман провели с детьми. Мы выяснили, что Тори и Марион считались в школе особенно популярными. Они были веселы, верны в дружбе, любили повеселиться. Марион характеризовали как «запредельную», то есть, поднявшуюся на недосягаемую высоту. Тори же считалась, по местному выражению, «с прибабахом», что должно было означать высшую степень чудаковатости. Практически никто из учеников не знал, что они проводили время в Петуорте, но многие подчеркивали, что у Тори всегда водились деньги.

Один разговор особенно врезался мне в память. Там же в Стэмфорде училась в старших классах Эвита Кардинал, двоюродная сестра Марион. В тот день на ней были белые спортивные брюки и пурпурный топик-стретч. Желтые солнцезащитные очки в черной оправе красовались у нее на макушке. Как только она села за парту передо мной, то сразу же расплакалась.

– Мне действительно жаль Марион, – не кривя душой, сказал я. – Мы очень хотим поймать это чудовище, кем бы оно ни оказалось. Я и детектив Сэмпсон сами живем на юго-востоке неподалеку отсюда. Мои дети ходят в школу Соджорнер Трут.

Девушка посмотрела на меня заплаканными красными глазами.

– Да никого вы не поймаете, – с горечью произнесла она, выражая преобладающее отношение к случившемуся во всем районе. К сожалению, она была недалека от правды. Мы с Сэмпсоном вообще не должны были здесь оказаться: я предупредил секретаршу, что занимаюсь делом Фрэнка Оденкирка. Другие детективы прикрывали нас.

– Давно ли Марион и Тори подвизались в Петуорте? Не знаешь ли ты кого-нибудь из школьниц, тоже подрабатывающих там?

Эвита отрицательно помотала головой:

– В Петуорте работала только Тори, а Марион – никогда. Моя сестра была отличным человеком. Да они обе были хорошие, а Марион любила меня, как собачонка.

– Но Марион в ту ночь оказалась вместе с Тори, – напомнил я ей обстоятельства происшедшего. – И мы беседовали с людьми, видевшими их обеих на Принстон-Плейс.

Эвита бросила на меня негодующий взгляд:

– Вы не знаете, о чем говорите, мистер детектив. Вы ничего не поняли.

– В таком случае, я готов тебя выслушать, Эвита. За этим мы сюда и явились.

– Марион вовсе не торговала собой, а только сопровождала Тори, чтобы с той ничего не случилось. Моя сестра ничего предосудительного за деньги не совершала. Это я знаю точно.

Девушка снова начала всхлипывать:

– Моя сестра была хорошим человеком и отличной подругой. Она просто охраняла Тори, а ее за это убили. Полиция все равно ничего не сделает, и вы сюда больше не вернетесь. Никому до нас нет дела, – закончила она, и в этой фразе прозвучала абсолютная безнадежность.

Глава тридцать первая

Никому до нас нет дела. Это было страшное, но абсолютно точное утверждение, которое своими корнями уходило в расследование убийств «Джейн Доу» и поиски Ласки. Оно прекрасно характеризовало циничную философию Джорджа Питтмана насчет юго-востока Вашингтона, этого «города внутри города». И по этой же причине уже в половине седьмого вечера я чувствовал себя изможденным и вымотанным до предела. Теперь я твердо был уверен в том, что убийства безымянных женщин в ближайшем будущем станут еще невообразимее, поскольку преступник совсем потерял страх.

Но, с другой стороны, я вспомнил, что уже давно не общался со своими собственными детьми, поэтому решил немедленно отправиться домой. По пути я думал о Кристине, и эти приятные мысли немного успокоили меня и приподняли настроение. Еще с детства мне часто снился один и тот же сон. Мне виделось, будто я стою один-одинешенек на какой-то ледяной и пустынной планете. Мне страшно, тоскливо и неуютно. И вдруг ко мне подходит незнакомая женщина. Мы беремся за руки, а потом начинаем обниматься, и страх мгновенно проходит. Все вокруг становится родным и приветливым. Эта женщина оказалась Кристиной, только мне до сих пор никак не понять, как она смогла выпрыгнуть из моего сна в реальность.

Когда я подъезжал к дому, то увидел, как Нана и дети выходили из двери и с самым серьезным видом куда-то направлялись. «Что тут происходит? В чем дело?» – удивился я.

Но куда бы они ни торопились, при этом они успели приодеться и выглядели чудесно. Нана и Дженни выбрали свои самые лучшие платья, а на Дэмоне были строгий синий костюм, белая рубашка и праздничный галстук. Как ни странно, но Дэмона, как правило, очень трудно заставить нарядиться в костюм, потому что он называет его «одеждой для похорон».

– Куда это вы собрались? – поинтересовался я, выбираясь из своего старенького «порше». – Что тут происходит? Неужели вы все сразу решили съехать с квартиры и оставить меня одного?

– Ничего особенно не случилось, – как-то уж слишком уклончиво сообщил мне Дэмон, стараясь не смотреть в глаза.

– Дэмон поступил в школьную секцию Вашингтонского хора мальчиков! – гордо выпалила Джанель. – Но он не хотел тебе ничего говорить, пока все это было еще не точно. Поначалу нам надо было убедиться самим. Ну, в общем, он принят. И теперь Дэмон у нас – настоящий хорист.

Брат тут же извернулся и ухитрился шлепнуть сестру по руке. Не сильно, но достаточно для того, чтобы показать свое неудовольствие по поводу разглашения его тайны.

– Эй, ты, осторожней! – выкрикнула дочурка и тут же приняла оборонительную стойку, почти как профессиональный боксер, которым она вот-вот станет под моим чутким наблюдением.

– Что вы! – всполошился я и тут же встал между ними, как рефери во время серьезного матча, напоминая самому себе Миллза Лэйна, который всегда судит ответственные поединки. – Вне ринга бои не ведутся и не судятся. Неужели вы успели позабыть все правила? Так что там насчет хора, я что-то недопонял…

– Дэмон ходил на прослушивания, для того чтобы попасть в Хор мальчиков, и его выбрали! – торжественно объявила Нана, и глаза ее победно засияли. – Он все сделал самостоятельно, без чьей-либо помощи.

– Теперь ты тоже будешь петь? – восхитился я и тоже просиял. – Вот это да!

– А потом он, наверное, перейдет в юношеский хор, папочка. Говорят, у него замечательный чистый голос!

– Неужели это правда?!

– Именно, – подтвердила Дженни и тут же начала рассказывать мне обо всех подробностях зачисления Дэмона в хор. Я почувствовал, что она искренне гордится победой своего брата. Она сразу же стала его величайшей поклонницей, хотя сам Дэмон, может быть, еще и не осознал этого. Ну, ничего, у него еще все впереди.

Наконец, сынишка не выдержал, и лицо его озарила широкая улыбка, которую он, правда, тут же попытался спрятать:

– Ничего особенного тут нет. Я нормально пою.

– Тысячи мальчиков записались на прослушивание, – неустанно щебетала Дженни. – Как это «ничего особенного»? Да это самое значительное, самое лучшее событие в твоей маленькой биографии, братец.

– Не тысячи, а сотни, – поправил ее Дэмон. – Только сотни мальчиков. А мне, наверное, просто повезло.

– Сотни тысяч! – выдохнула Джанель и поспешила удрать подальше, прежде чем Дэмон шлепнет ее еще раз, как обычно поступают с надоедливой мухой. – А ты уже родился счастливчиком! Тебе всегда будет везти! – крикнула она уже издали.

– А можно мне как-нибудь прийти на репетицию? – попросил я. – Я буду вести себя хорошо. Сидеть где-нибудь в уголке и помалкивать. Я никому не помешаю.

– Если только у тебя найдется для этого свободное время, – не упустила случая уколоть меня Бабуля Нана. Уж этой старушке точно не нужны никакие уроки по боксу. – Ты не забыл о своем перегруженном распорядке дня? Но если ты выкроишь часок-другой, то, конечно, можешь хоть сейчас отправиться с нами.

– Конечно, – согласился Дэмон. И я с радостью присоединился к ним.

Глава тридцать вторая

Я даже не заметил, как мы с легкостью прошли шесть кварталов до школы Соджорнер Трут. Правда, я был одет весьма скромно по сравнению с Бабулей и детьми, но сейчас это не имело для меня большого значения. Я буквально парил от счастья и, кажется, даже немного подпрыгивал. Я дотронулся до плеча Бабули, она улыбнулась, и я нарочито торжественно предложил ей взять себя под руку.

– Ну, вот! – обрадовался я. – Так-то лучше. Теперь у нас все как в старые, добрые времена.

– Ты иногда бываешь таким бесстыжим и очаровательным подхалимом! – рассмеялась Нана. – Впрочем, ты всегда вел себя подобным образом. Даже тогда, когда был моложе, чем Дэмон сейчас.

– Всем, чем я стал, я обязан только тебе, моя старушка, – признался я.

– И я этим горжусь, – не стала отнекиваться Бабуля. – А еще мне очень приятно за Дэмона.

Как только мы дошли до школы, то сразу же направились в небольшой зал, расположенный в дальнем конце здания. Мне хотелось узнать, где сейчас находится Кристина, но она пока что не попадалась нам на глаза. Потом я подумал о том, знает ли она об успехе Дэмона. Интересно, рассказал ли мой мальчик ей об этом? Хорошо, если так. Мне очень хотелось, чтобы они побыстрее сблизились. Дэмону и Дженни, кроме папы и прабабушки, нужна была мать.

– Мы еще не очень хорошо поем, – предупредил меня сын, отправляясь к остальным мальчикам. На лице его теперь явно читались смущение и беспокойство. – И сейчас будет всего лишь вторая репетиция. Мистер Дэйн говорит, что мы ему напоминаем бочонок с касторкой. Он такой крутой, папочка! Он заставляет нас стоять, не шевелясь, целый час.

– Мистер Дэйн еще круче, чем ты и даже чем миссис Джонсон! – хитро улыбнулась Дженни. – Он круче всех!

Я уже слышал, что Натаниэл Дэйн считался слишком требовательным учителем. Маэстро даже называли «Большой Дэйн», как собаку породы дог, которую почти все боятся; зато его хоровые коллективы считались лучшими в стране. И большинство мальчиков учились у него не только пению и дисциплине, а вырабатывали настоящий мужской характер. Сейчас мистер Дэйн, широкоплечий мужчина невысокого роста, но при этом весьма грузный, выстраивал своих подопечных на сцене. На маэстро был черный классический костюм и черная рубашка, застегнутая до последней пуговицы, без галстука. Хор начал разминку с куплетов о трех слепых мышках. Надо признаться, пели ребята совсем неплохо.

– Я так счастлив за Дэмона. Посмотрите, какой он довольный и гордый, – шепнул я Бабуле и Джанель. – И настоящий красавец. Вот ведь чертенок!

– Осенью мистер Дэйн будет набирать хор девочек, – доверительно сообщила мне Дженни. – Вот увидишь, я поступлю туда. Вернее, услышишь.

– Обязательно попробуй, девочка, – улыбнулась Бабуля и прижала Дженни к себе. У Наны здорово получается подбадривать других и вселять в них уверенность в себе.

Неожиданно мистер Дэйн остановил хор и сердито воскликнул:

– Что это? Я слышу, как кто-то фальшивит. Мне это совсем не нужно, джентльмены! Я хочу слышать чистую дикцию без фальши. Только шелк и серебро. Чтобы больше никто здесь петухом не кукарекал!

Краем глаза я неожиданно заметил Кристину, только что вошедшую в зал. Сначала она внимательно наблюдала за Дэйном и мальчиками, а потом посмотрела в мою сторону. Некоторое время взгляд ее был серьезен, как и положено директору школы, но потом она улыбнулась и даже подмигнула мне.

Я осторожно прошел к ней. Сердце, успокойся!

– Молодец у меня сын! – сразу же сообщил я с напускной гордостью. Сегодня Кристина надела серый брючный костюм с кораллово-розовой блузкой. Господи, как же я любил ее! Каким счастливым я чувствовал себя рядом с ней. Мне было приятно стоять просто так, ничего не делая, а лишь ощущая, что Кристина здесь, совсем близко.

Она улыбнулась, вернее, рассмеялась, глядя на меня.

– У него всегда все получается, – кивнула моя возлюбленная, не скрывая своей радости за Дэмона. – Я так надеялась, что ты придешь сюда сегодня, – перешла она на шепот. – Я ужасно скучала без тебя. Каждая минута теперь кажется невыносимой. Тебе знакомо такое чувство?

– Да, к этому состоянию я уже успел привыкнуть.

Мы держались за руки, а хор продолжал репетицию. Теперь все в моей жизни постепенно становилось на свои места, и к этому тоже надо было привыкать.

– Иногда… Иногда мне еще снится Джордж. Как будто в него опять стреляют, а потом он погибает, – с грустью заметила Кристина. Ее мужа убили в их собственном доме, и она видела этот кошмар своими глазами. Пожалуй, именно поэтому она до сих пор боялась связать свою жизнь с моей: ей было страшно, что и меня могут вот так запросто застрелить во время очередного расследования. И еще ее страшило то, что я невольно могу привлечь насилие и к себе в дом.

– А я до сих пор помню тот день, когда мне сообщили о гибели Марии. Со временем боль стихает, но никогда не пропадает насовсем.

Кристина знала об этом. И хотя ей уже были известны ответы на все вопросы, иногда хотелось просто поговорить. В этом мы с ней одинаковы.

– И, тем не менее, я продолжаю работать именно здесь, в юго-восточном районе, – продолжала Кристина. – Я прихожу сюда каждый день, хотя могла бы позволить себе выбрать школу по своему усмотрению где-нибудь в Мэриленде или Вирджинии.

– Да, – кивнул я. – Все же ты предпочла остаться здесь.

– Как и ты.

– Как и я.

Она сжала мою ладонь:

– Видимо, мы созданы друг для друга. Так зачем этому противиться?

Глава тридцать третья

На следующий день рано утром я явился в комнату для отчетов седьмого участка, где приступил к работе по делу «Джона Доу». В этот час здесь я был единственным.

По всему выходило, что никто не заметил, как Фрэнк Оденкирк покинул аэропорт. Одежда его также до сих пор не была обнаружена. В заключении медэксперта указывалось, что мертвое тело Оденкирка действительно подверглось половому надругательству. Как я и предполагал, следов спермы обнаружено не было, так как убийца воспользовался презервативом. Это же наблюдалось и в случаях со многими безымянными жертвами женского пола.

Комиссар полиции взял под контроль это дело и постоянно оказывал давление на наш отдел, что только раздражало всех и вносило в работу излишнюю нервозность. Шеф Питтман наседал на детективов и, казалось, не интересовался больше ничем, кроме дела Оденкирка. Особенно после того, как был арестован подозреваемый в убийстве немецкого туриста.

Приблизительно в одиннадцать у моего стола остановился Рэйким Пауэлл. Он нагнулся ко мне и шепнул:

– Похоже, появилось кое-что интересное, Алекс. У нас внизу, там, где камеры. Возможно, первый проблеск в расследовании убийства двух девушек из Шоу.

Наша тюрьма располагалась в подвальном этаже, куда вела крутая бетонная лестница: несколько камер для допросов, комната предварительного заключения и архив, а потом непосредственно тюрьма. Все стены и потолок пестрели уличными кличками побывавших здесь. Какие-то были нацарапаны, а некоторые намалеваны мастикой, оставшейся на пальцах после взятия отпечатков. Глупость, конечно, если учитывать, что все материалы о задержанных тут же заносились в компьютер.

Свет в тюрьме постоянно был притушен. Каждая камера представляла собой помещение пять на шесть футов, оборудованное металлической койкой, отхожим местом и умывальником с фонтанчиком для питья. Перед некоторыми камерами в проходе валялись выброшенные сквозь решетку кроссовки. Бывалые заключенные поступают таким образом, чтобы не расшнуровывать обувь, так как шнурки, ремни и прочее запрещены в целях безопасности.

Мелкий воришка и торговец наркотиками Альфред Стрик по кличке Линяла, словно принц, в одиночестве расположился в просторной камере предварительного заключения. Как только я вошел к нему, физиономия панка перекосилась в ехидной ухмылке.

Линяла нацепил солнцезащитные темные очки, а его пыльную прическу из мелких косичек украшала ядовито-зеленая с желтыми полосами трикотажная шапочка. С белой футболки взирала физиономия Хайле Селасси, на которой красовалась надпись «Охотник за головами».

– От окружного прокурора? – презрительно осведомился панк. – Что-то не похоже. Никаких сделок, никаких разговоров. Так что можешь проваливать.

Рэйким проигнорировал это заявление и повернулся ко мне:

– Линяла заявил, что у него есть ценная информация относительно убийства Гловер и Кардинал. Он хочет, чтобы в ответ мы помогли ему, проявив свою благосклонность. Его задержали по обвинению в проникновении в одну из квартир Шоу. Он попался, когда покидал дом через окно в обнимку с телевизором «Сони». Представляешь? Слинять ему на этот раз не удалось.

– Я не граблю трущобы. К тому же никогда не смотрю телевизор, Господи Боже мой! И не вижу пока никого из прокуратуры, с кем можно было бы заключить выгодную сделку.

– Сними-ка очки, – обратился я к Линяле.

Поскольку он не отреагировал на мои слова, пришлось помочь ему. По уличной поговорке, «его глаза напоминали могильные плиты». Я сразу понял, что от торговли наркотиками Альфред перешел к их употреблению.

Отойдя от него на пару шагов, я уставился на Линялу: молодой, но уже потерянный для общества парень. Злой и циничный.

– Если ты не грабил, то зачем тебе адвокат из прокуратуры? Это звучит бессмысленно, Альфред. Вот что я могу для тебя сделать, но только учти, что предлагаю я один раз. И если я уйду отсюда, не договорившись с тобой, то больше не вернусь.

Линяла промолчал, но насторожился.

– Если ты дашь нам информацию, которая поможет разобраться с убийством девушек, тогда мы подумаем, как снять с тебя обвинение. Я лично отправлюсь к начальству. Если же ты не захочешь со мной поделиться, то я попросту уйду, оставив тебя с детективами Пауэллом и Терманом. Такие благородные предложения делаются только один раз. Я обещаю, а, как известно моим коллегам, я всегда выполняю обещанное.

Линяла, в свою очередь, уставился на меня. Некоторое время продолжался поединок взглядов, но все-таки я был куда сильнее в этом, чем какой-то похититель телевизоров.

Молчание затягивалось, и тогда я просто пожал плечами и повернулся в сторону Пауэлла и Термана.

– Итак, джентльмены, я хочу знать, что ему известно об убийстве девушек. Когда вы с ним закончите, от нас ему ожидать нечего. Возможно, что он сам замешан в случившемся. Не исключено, что это и есть убийца. А вы знаете, что нам как можно быстрее надо закончить расследование. В общем, обращайтесь» с ним так, чтобы он сам поспешил убедить нас в своей непричастности.

Я сделал вид, что собираюсь уходить, и тут-то Линяла заговорил:

– Черный Ход. Он постоянно болтается в Даунинг-парке. Возможно, Черный Ход видел, кто все это сделал. Во всяком случае, он сам говорил, что видел убийцу. А как вы собираетесь помочь мне?

Уже выходя из камеры, я обронил:

– Условия сделки тебе известны. Мы ловим убийцу и занимаемся твоими проблемами.

Глава тридцать четвертая

Возможно, мы к чему-то приближались. Две машины столичной полиции и два седана без опознавательных знаков подкатили к входу на огороженную высоким забором маленькую баскетбольную площадку в Шоу. Рэйким Пауэлл и Сэмпсон за компанию со мной решили навестить Джо Букера, грозу всей округи, носящего кличку Черный Ход.

Я сразу же узнал его: маленького роста, с козлиной бородкой, он, тем не менее, был великолепным баскетболистом. Иногда, чтобы пофорсить, он играл в тяжелых рабочих ботинках вместо кроссовок. Как раз сегодня он обулся в рыжие грубые строительные штиблеты. Наряд его состоял из линялой черной нейлоновой куртки и таких же штанов, собранных в гармошку у щиколоток.

Баскетбольный матч шел полным ходом. Игра была стремительная и динамичная: по уровню что-то среднее между командой колледжа и профессиональным коллективом. Площадка тоже была на уровне. Утрамбованный черный щебень с белой разметкой, металлические опоры щитов и корзины с цепочками вместо сеток.

Игроки еще двух или трех команд толпились вокруг, дожидаясь своей очереди сразиться «на победителя». Повсюду пестрели шуршащие нейлоновые костюмы «Найк». Площадку огораживал высокий сетчатый забор на столбах, превращавший ее в подобие клетки для хищников. При нашем появлении взоры всех присутствующих, включая и самого Букера, обратились в нашу сторону.

– Мы следующие! – рявкнул Сэмпсон.

Парни переглянулись, и кое-кто ответил улыбкой на шутку Джона. Всем было прекрасно известно, кто мы такие. Ритмичное «шлеп-шлеп-шлеп» по мячу не прекращалось.

Черный Ход был на площадке. Для его команды не составляло труда продержаться, не вылетая, хоть целый день. Начиная с четырнадцати лет Джо успел побывать и в детских исправительных заведениях, и в тюрьме, но играл он все равно великолепно. Букер поддразнивал своего противника, парня с голым торсом в серых мешковатых штанах и высоких кроссовках:

– Все равно ты сольешь! Можешь снимать свои церковные портки. Я обую тебя хоть в бейсбол, хоть в теннис, хоть в боулинг – во что угодно. Ты все равно мне сольешь!

В этот момент прозвучала трель серебристого судейского свистка Рэйкима Пауэлла, который тот всегда таскал с собой. В свободное время Рэйким подрабатывает рефери на любительских футбольных матчах. Свисток у него нестандартный, но легко перекрывающий шум возбужденной толпы. Игра остановилась.

Мы втроем подошли к Букеру, который стоял у штрафной. Я и Сэмпсон нависали над пятифутовым Джо, как башни. Почти все игроки были намного выше него, но я был уверен, что если бы мы с Сэмпсоном играли вдвоем против одного Букера, он бы нас уделал.

– Оставьте братишку в покое. Он ничего такого не натворил, – густым низким голосом обратился к нам один из баскетболистов. Все тело говорившего покрывали разнообразные татуировки, в основном на тюремную тематику. – Он всего лишь играет в мяч.

– Черный Ход здесь целый день, – подхватил еще кто-то. – Он с самого утра здесь торчит. Вот уже несколько дней никто не может высадить его с площадки.

Этот своеобразный юмор был встречен дружным смехом. Сэмпсон повернулся к самому здоровому парню:

– Заткнись на фиг и перестань стучать мячом! Убили двух сестренок, а это уже не игры. Вот почему мы здесь.

Тот, к кому он обратился, прижал мяч к груди, и на площадке воцарилась тишина. Было слышно, как хлопали об асфальт прыгалки трех маленьких девчушек, игравших неподалеку. Чтобы не выбиться из ритма, они хором повторяли глупую считалку, звучащую в этом районе непередаваемо грустно: «Соседка мисс Пинки вся в синем была, а ночью сегодня она умерла».

Я дружески положил руку Букеру на плечо и отвел его в сторону, предоставив говорить Сэмпсону.

– Послушай, Джо, это займет всего несколько секунд, и вы с друзьями еще успеете нахохотаться над тем, как все вышло просто и замечательно.

– Да уж, конечно. Ха-ха! – начал кривляться перепуганный Джо, стараясь держаться молодцом под испепеляющими взглядами двоих полицейских.

– Я сейчас серьезен, как инфаркт. Ты кое-что знаешь, что может помочь нам найти убийцу Тори Гловер и Марион Кардинал. Видишь, как все просто получается. Ты говоришь, что знаешь, и мы уходим.

Букер посмотрел на Сэмпсона так, будто его заставили таращиться прямо на солнце:

– Но я ни черта не видел! Луки уже сказал вам, что я с площадки никуда не выхожу. Я не проигрываю в этих сраных детских чемпионатах.

Я поднял руку и поднес ладонь к его круглому плоскому лицу:

– Послушай, Букер, мое время здесь рассчитано по секундам, поэтому, пожалуйста, не прерывай спокойного хода событий. Я прошу всего пару минут, а потом мы уйдем. Какая тебе от этого выгода? Тройная. Во-первых, после нашего отъезда вы спокойно продолжите игру. Во-вторых, детективы Пауэлл и Сэмпсон запомнят, что ты оказал нам услугу, так что тогда мы будем тебе должны. И третье: я плачу тебе сто долларов за потраченное тобою время и причиненное беспокойство. Часы уже начали отсчет, – добавил я. – Тик-так, тик-так. Денежки могут уплыть.

Наконец он кивнул и в знак согласия хлопнул по моей ладони.

– Я видел, как этих двух девчонок подбирала машина.

Это было часа в два или три ночи на Е-стрит. Водителя я не разглядел, потому что было очень темно, но он сидел за рулем такси. Такая старая стандартная развалина, фиолетовая с синим. Может быть, частная. Девчонки сели на заднее сиденье, и такси уехало. Вот и все.

– Точно? – переспросил я. – Пойми, мне не хочется снова приезжать сюда и прерывать вашу игру.

Букер принял во внимание мои слова и продолжал:

– Водитель был белым. Я обратил внимание, когда он высунул руку в окно. В ночную смену в Шоу белые водители не появляются. Во всяком случае, я не видел ни разу.

Покивав головой, я еще выждал немного и, обратившись к остальным игрокам, сказал:

– Продолжайте, джентльмены. Шлеп-шлеп-шлеп.

Букер действительно играл замечательно.

Глава тридцать пятая

Полученная информация дала нам хоть что-то, на что уже можно было опереться. Мы проделали невероятную и неблагодарную уличную работу, и вот наши труды были, наконец, вознаграждены. Мы узнали цвет и тип кузова машины, подобравшей девушек незадолго до убийства. Самой мощной зацепкой был тот факт, что водитель такси оказался белым.

Мы с Сэмпсоном предпочли заехать ко мне домой, нежели возвращаться в участок. Имея новую информацию, начать работать здесь было куда легче и приятней. За пять минут через службу такси мне удалось разжиться еще кое-какими сведениями. Ни в одном из городских парков сейчас не было фиолетово-синих машин. Может быть, кто-то нелегально занимается извозом. Я выяснил, что «Ванити Кэбз» имела когда-то такие машины, но сама фирма прекратила существование еще в 1995 году. Служащий, с которым я разговаривал, сообщил, что часть машин были проданы в частные руки, и они могут до сих пор разъезжать по городу. Всего было 15 таких автомобилей, а это очень немного, даже если предположить, что все они функционируют в столице.

Сэмпсон тем временем обзвонил все таксопарки города, которые высылали машины на юго-восток, и в частности в Шоу. Судя по их данным, в ту роковую ночь в том районе работали лишь трое белых водителей.

Мы с Сэмпсоном занимались на кухне. Джон повис на телефоне, а я уселся за компьютер. Нана сварила нам кофе, подав к нему фрукты и остатки пирога с ореховой начинкой.

В начале пятого позвонил Рэйким Пауэлл. Я поднял трубку.

– Алекс, ищейка Питтмана вынюхивает все вокруг. Фред Кук пытается выяснить, чем вы с Джоном сегодня занимаетесь. Джером сказал ему, что Оденкирком.

Я кивнул:

– Если учесть, что дело связано с юго-востоком, то он сказал правду.

– И вот еще что, – добавил Рэйким, прежде чем распрощаться. – Я навел справки в «Мотор-Виклз». В час ночи такси такого цвета было остановлено за проезд на красный свет в районе Экингтона, возле университета, на 2-й улице. Возможно, наш приятель обитает где-то там.

Я захлопал в ладоши, поздравляя Рэйкима. Наши старания над расследованиями убийств «Джейн Доу» начали приносить первые плоды.

Возможно, в скором времени мы выследим Ласку.

Глава тридцать шестая

В последнее время Шефер вел себя более чем осторожно. Визит Голода-Байера в Вашингтон он расценил как предупреждение, как выстрел над головой, и отнесся к этому со всей серьезностью. Другие игроки могли представлять не меньшую угрозу. Ведь именно они научили его убивать, а не наоборот. Голод, Завоеватель и Война были не теми партнерами, которых можно недооценивать, особенно если Джеффри хочет остаться победителем.

На следующий день после появления Голода остальные игроки дали Шеферу понять, что он находится под наблюдением. Он воспринял это как еще одно предупреждение. Его действия перепугали партнеров, и теперь они решили мстить. Это тоже являлось частью игры.

Вечером после работы Шефер направился в Экингтон, в свое убежище. Там он заметил с полдюжины полицейских, патрулирующих улицу.

Он сразу заподозрил остальных Всадников. Они, черт побери, скорее всего сдали партнера! Или же задумали с ним немного поиграть. Но что здесь делают копы?

Шефер остановил машину за несколько кварталов и двинулся к своему убежищу пешком. Надо было убедиться, что все в порядке. Сегодня он был одет в серый костюм и рубашку с галстуком: типичный средний служащий. Кожаный кейс придавал ему вид клерка, возвращающегося домой после работы.

Двое чернокожих полицейских опрашивали жителей на противоположной стороне улицы. Это было совсем нехорошо, если учитывать, что они находились всего в пяти кварталах от его жилища.

Зачем они явились сюда? Его мозг лихорадочно работал, а адреналин потоком вливался в кровь. Может быть, происходящее не имеет к нему отношения, но осторожность не помешает. Шефер определенно подозревал остальных игроков, в особенности Джорджа Байера. Но зачем? Неужели им захотелось закончить игру, попросту подставив его?

Когда полицейские свернули в переулок, Шефер решил остановиться у одного из проверенных ими домов, чтобы выяснить все окончательно. Риск был невелик, а ему необходимо было знать цель визита копов. На ступеньках сидела пара стариков, слушающих бейсбольный матч по древнему радиоприемнику.

– О чем они вас расспрашивали? Небось, что-то произошло? – как можно более будничным тоном осведомился Шефер. – Мне они только что встретились.

Один из стариков испуганно посмотрел на него и промолчал, зато заговорил второй:

– Расспрашивали. Ищут какое-то фиолетово-синее такси. Говорят, это связано с убийством. Только давно я уже не видел таких машин. Была когда-то компания «Ванити»… Помнишь, Эрл? Вот у них и были такие фиолетовые чудовища.

– Так это когда было! – проворчал его приятель. – Компания давно всплыла кверху брюхом, словно дохлая рыба.

– Мне показалось, что они из столичной полиции, хотя значков мне не предъявляли. – Шефер неопределенно пожал плечами. Он старался говорить с американским акцентом, что у него неплохо получалось.

– Детективы Кросс и Сэмпсон, – разговорчивый старик с удовольствием делился информацией. – Кросс показал мне свой значок. Настоящий.

– Не сомневаюсь, – улыбнулся Шефер, взмахнув на прощание рукой. – Но в общем хорошо, что полиция хоть изредка появляется здесь.

– Вот это верно.

– Всего хорошего.

– И вам того же.

Шефер вернулся к машине и поехал в посольство. В своем кабинете он чувствовал себя в безопасности. Успокоившись, Джеффри включил компьютер и отыскал информацию о детективах Кроссе и Сэмпсоне. В файлах он обнаружил гораздо больше, чем рассчитывал. Особенно это касалось Кросса.

Теперь он думал о том, какое новое направление может принять игра. После этого Шефер отправил послание остальным Всадникам, рассказав о Кроссе и Сэмпсоне и добавив, что полицейские, видимо, решили «принять участие в игре». Естественно, у Джеффри родились собственные планы относительно вновь вступивших.

Глава тридцать седьмая

Захария Скотт Тэйлор считался одним из самых дотошных и пронырливых корреспондентов «Вашингтон Пост», отличаясь тонким аналитическим умом. Я и сам был о нем высокого мнения. Правда, мне с трудом удавалось выносить его безжалостный цинизм и скептицизм. Поэтому мы встречались довольно редко, иначе превратились бы в самых близких друзей. Но отношения у нас были хорошие, и я доверял ему больше, чем кому-либо из приятелей-журналистов.

В тот вечер мы встретились с ним в баре ресторана « Айриш Тайме» на Эф-стрит возле Юнион-Стейшн. Это одиноко стоящее допотопное здание из красного кирпича, окруженное на почтительном расстоянии современными однотипными административными строениями. Захария упорно называл это заведение «общественным туалетом, переделанным в бар» и считал его идеальным местом для наших встреч.

Я являлся для Захарии одним из проверенных достоверных источников информации, как это повелось в Вашингтоне еще с давних времен. Вот и сейчас я намеревался сообщить своему приятелю кое-что важное. Я втайне надеялся, что он согласится на мое предложение и сумеет уговорить своих редакторов поместить мой рассказ в газете.

– Как поживает молодое поколение? Мастер Дэмон и мисс Джанель? – сразу же поинтересовался моими детьми Захария, как только плюхнулся напротив меня за столик под старым плакатом, изображавшим мрачного вида господина в черном цилиндре. Мой приятель – высокий сухопарый мужчина с вечно суровым выражением лица. Он даже немного напоминал мне того джентльмена, под фотографией которого мы имели привычку встречаться. Захария отличается манерой очень быстро разговаривать. Все слова в предложениях у него сливаются в одно длинное, поэтому с первого раза понять его бывает сложновато. Вот и сейчас у него вышло что-то вроде «к-пживат-млдое-пкленье-мстер-Дмон и мсс-Джнль». Правда, его милый, чуть заметный вирджинский акцент сразу же сглаживает все недостатки речи.

В этот момент к нашему столику подошла официантка. Захария заказал чашечку черного кофе, и я последовал его примеру.

– Два кофе? – удивилась девушка, словно проверяя, уж не ослышалась ли она.

– Да. Пожалуйста, две чашечки самого лучшего кофе, который только у вас имеется, – заверил ее Захария.

– Но у нас не фирменный кафетерий, – неуверенно пояснила официантка.

Я удивился ее наивности, а потом вспомнил первые слова Захарии, обращенные ко мне, и тепло улыбнулся. Кажется, я только один раз, да и то вскользь, упомянул ему имена моих Детей, но его профессиональная энциклопедическая память фиксировала любую информацию, которая могла впоследствии пригодиться.

– А тебе бы тоже не мешало бы обзавестись парочкой детей, – широко улыбнулся я.

Он задумчиво посмотрел на древний жужжащий вентилятор у нас над головами, готовый вот-вот сорваться и рухнуть прямо на столик. Этот механизм в каком-то смысле напоминал всю современную жизнь в Америке: отставшая от времени инфраструктура, готовая выйти из строя в любой момент.

– Да у меня и жены-то нет, Алекс. Все еще никак не могу найти подходящую женщину, – признался Захария.

– Ну хорошо, – согласился я. – Тогда сначала женитьба, а потом обязательно дети. И не меньше двух. Тогда твои неврозы прекратятся.

Официантка поставила перед нами две чашечки дымящегося кофе.

– Это все? – недовольно спросила она, потом покачала головой и удалилась, не прибавив больше ни слова.

– А может быть, я не хочу ничего менять в своем невротическом характере. Может быть, именно по этой причине я и стал таким незаменимым репортером. Стоит мне успокоиться, как я превращусь в такую же преснятину и примитива, как все остальные. Тогда мои ставки для Дона Грэхэма и всей компании сразу упадут.

Я отхлебнул глоток напитка, который здесь назывался «кофе» и изготавливался из позавчерашней гущи.

– Ты забыл о том, что если у тебя будет пара детей, твои ставки поднимутся по крайней мере в их глазах, и этого тебе окажется вполне достаточно.

Захария прищурил один глаз и причмокнул левым уголком рта. Когда он задумывался, мимика его становилась неподражаемой.

– Ну, это только в том случае, если дети меня будут любить.

– Неужели ты считаешь, что тебя можно не любить? Уж поверь мне, Захария, человек ты замечательный. Твои дети будут обожать тебя, так же, как и ты их. И в результате у вас получится взаимообожаемое общество.

Наконец, он рассмеялся и громко хлопнул в ладоши. Когда мы собираемся с Тэйлором, мы любим похохотать, и за нашим столиком шутки обычно сыплются одна за другой.

– Так ты будешь моей, нарожаешь мне детей? – склонился он над чашкой кофе. – Между прочим, именно сюда приходят мужчины, для того чтобы познакомиться с хорошенькими женщинами. Холостяков здесь полно и из Бюро статистики, и из правительственного департамента по делам печати, а одиноких женщин хватает в Центре Кеннеди или соседнем институте.

– Ну что ж, такого предложения я давно не слышал. Кстати, ты не забыл, зачем я тебя позвал? Как ты думаешь, стал бы я просто так соглашаться пить эти помои вместо кофе?

Тэйлор отхлебнул из чашки:

– Ты прав, кофе сегодня крепковат. Напиток что надо, верно, Алекс? Так что же произошло?

– Тебе хочется получить еще одну Пулитцеровскую премию за успехи в области журналистики?

Он сделал вид, что обдумывает мое предложение, хотя я уже успел заметить, как засветились его глаза:

– Не исключено. Я уже прикидываю, как бы покрасивей устроить диплом над камином. Чтобы было симметрично. А то одна моя подружка, работающая на Джингрича, считала, что у меня там чего-то не хватает. Правда, с тех пор мы больше не встречались.

За следующие сорок пять минут я изложил Захарии то, что намеревался. Я поведал ему о ста четырнадцати нераскрытых убийствах на юго-востоке и северо-востоке Вашингтона. Для сравнения провел параллель между расследованиями дел Оденкирка и немецкого туриста с одной стороны и следствием по делу Тори Гловер и Марион Кардинал. Я проинформировал его о том, кто такой шеф детективов Питтман, каковы его пристрастия и предубеждения, и о своем отношении к этому человеку. Заодно признался, что терпеть его не могу. А ведь Захария знает, что мало о ком я так отзываюсь.

Он качал головой в такт моей речи, а я говорил, говорил, говорил, пока не высказался полностью.

– Не то чтобы я сомневаюсь в твоем рассказе, но хотелось бы знать, можешь ли ты подтвердить изложенное документально? – наконец, поинтересовался Тэйлор.

– Какой же ты дотошный и придирчивый, когда дело касается деталей.

Я нагнулся и вытащил из-под стола припрятанный там сверток, в котором находились две толстые папки. В глазах журналиста вспыхнул охотничий азарт.

– Надеюсь, это поможет. Тут копии документов на шестьдесят семь нераскрытых дел. И еще одна копия нового расследования, касающегося Гловер и Кардинал. Обрати особое внимание на количество детективов, приписанных к каждому из имеющихся дел. Проверь количество часов, отпущенных на расследование. И, думаю, сразу заметишь существенную разницу. Это все, что я смог добыть, но существуют и другие материалы.

– Но почему происходит подобное безобразие, напоминающее злонамеренное умолчание?

Я кивнул, оценив мудрость заданного вопроса:

– Постараюсь ответить с наибольшим цинизмом. Некоторые копы сравнивают юго-восток с самоочищающейся духовкой. Не здесь ли корни того, что ты назвал «злонамеренным умолчанием»? Некоторые жертвы проходят под грифом «Человеческий Фактор Не Определен». Эту формулировку использует и Питтман.

Захария быстро перелистал документы, после чего пожал мне руку:

– Я отправляюсь в свое одинокое обиталище, убожество которого скрашивает только Пулитцеровский диплом. Буду перечитывать захватывающие отчеты и под конец разрожусь разгромной скандальной публикацией. Посмотришь. Как всегда, спасибо тебе за вечер, Алекс. Привет Дэмону, Джанель и Бабуле Нане. Надо будет как-нибудь повидаться. А то одни имена без лиц…

– Приходи на выступление вашингтонского Хора мальчиков, – пригласил я. – Все наши лица там будут присутствовать. Дэмон теперь хорист.

Глава тридцать восьмая

Я работал до половины девятого вечера, а потом поехал в «Кинкейд» у Фогги-Боттом, чтобы встретиться с Кристиной. Это наш любимый ресторан, а кроме того приятное местечко, где можно, просто уютно прижавшись друг к другу, послушать хорошую джазовую музыку.

Я устроился в баре и наслаждался мелодиями Хилтона Фелтона и Эфраима Вулфолка, пока не приехала Кристина после очередного мероприятия в школе. Правда, она не опоздала. Кристина – весьма пунктуальная женщина. Она великолепна и совершенна во всем, по крайней мере, на мой взгляд. Да, я буду твоей женой.

– Ты проголодалась? Хочешь, перейдем за столик? – предложил я после долгих объятий. Со стороны могло показаться, что мы с ней были разлучены долгие годы и расстоянием в тысячи миль.

– Давай немного посидим здесь, в баре. Ты не возражаешь? – от ее дыхания чуть веяло свежей мятой, а лицо выглядело таким нежным и гладким, что я не удержался и аккуратно дотронулся до ее кожи ладонями.

– Лучшего я бы и не пожелал, – признался я.

Кристина заказала себе коктейль со сливками, а я предпочел кружку пива, и мы начали о чем-то разговаривать. Музыка приятно обволакивала все вокруг, включая наши тела. День выдался тяжелым, и мне необходимо было отдохнуть именно так.

– Я долго ждал этого момента и уже начал терять терпение. Может быть, я снова становлюсь чересчур романтичным и банальным? – ухмыльнулся я.

– Только не для меня. Для меня ты никогда не будешь слишком уж романтичным. Этого не случится, Алекс, – улыбнулась Кристина. Мне нравилось, когда она пребывала в таком настроении. Иногда мне начинает казаться, что я навсегда пропадаю где-то глубоко в ее глазах, в этих бездонных озерах. Это как раз и есть то прекрасное, к чему стремятся многие люди, но, к сожалению, добиваются лишь некоторые из них. А жаль!

Она тоже посмотрела мне в глаза, и я погладил ее щеку. Потом чуть подержал за подбородок. В это время звучала одна из моих любимых песен – «Звездная пыль», которую я с удовольствием слушаю и при других обстоятельствах. Сейчас я подумал о том, что Хилтон и Эфраим выбрали эту вещь специально для нас, и когда я взглянул на музыкантов, Хилтон хитро подмигнул мне.

Тогда мы поднялись и, прижавшись друг к другу, начали танцевать на одном месте, почти не двигаясь. Я чувствовал, как бьется сердце Кристины, настолько близки мы были в эти мгновения. Так прошло минут десять или пятнадцать, но никто, казалось, не замечал нас и не тревожил: не предложил сделать новый заказ и не посоветовал нам снова сесть за столик. По-моему, все вокруг хорошо понимали наше состояние.

– Мне здесь очень нравится, – прошептала Кристина. – Только знаешь что? Мне бы больше хотелось сейчас оказаться с тобой в домашней обстановке. Где-нибудь в таком месте, чтобы мы чувствовали себя свободней. Я бы приготовила тебе яичницу или то, что ты попросишь. Ты не против?

– Совсем не против. Великолепная мысль! Пошли.

Я заплатил за напитки и извинился за то, что мы не смогли воспользоваться заказанным столиком. После этого мы отправились домой к Кристине.

– Начнем сразу с десерта, – заявила она и лукаво улыбнулась. Вот за это я люблю ее еще больше.

Глава тридцать девятая

Я долго ждал того времени, когда смогу снова влюбиться, и когда оно настало, то ко мне пришла действительно настоящая и неземная любовь. Как только мы оказались в доме Кристины, я тут же схватил ее в охапку и крепко прижал к себе. Мои руки начали жадно исследовать ее талию и бедра, заигрывать с грудью и плечами, потом я принялся осторожно дотрагиваться до ее лица. Нам нравилось все это делать достаточно медленно, нам некуда было торопиться. Я целовал ее губы, одновременно нежно проводя пальцами по спине и плечам. Затем я стал все теснее прижимать ее к себе.

– Какие у тебя нежные пальцы и губы! – услышал я возбужденный шепот. – Я могла бы наслаждаться этим ощущением всю ночь. Пусть пока что все остается так. Ты не хочешь выпить вина? Или еще чего-нибудь? Я отдам тебе все, что у меня есть.

– Я люблю тебя, – тихо ответил я, продолжая поглаживать ее поясницу. – Все останется так на целую вечность. Лично я в этом не сомневаюсь.

– И я тебя люблю, – прошептала Кристина и замерла. – Поэтому, пожалуйста, будь поаккуратней, Алекс. На своей работе.

– Хорошо, постараюсь. Но только не сегодня. Кристина улыбнулась:

– Ладно, не сегодня. Сейчас ты можешь позволить себе жить, не оглядываясь. И я тоже. Ты очень красивый, веселый и добродушный! Полицейские такими не бывают.

Я подхватил ее на руки и пронес через холл в спальню.

– М-м-м. И очень сильный, – по дороге она успела зажечь одну лампочку в коридоре, и этого света оказалось вполне достаточно.

– Как ты смотришь на то, чтобы уехать куда-нибудь отдохнуть? – спросил я. – Мне сейчас это очень нужно.

– Звучит заманчиво. Да, пожалуй, пока не начались занятия в школе. Куда угодно. Забери меня подальше отсюда.

В спальне приятно пахло свежими цветами. На тумбочке стояли розовые и алые розы. Кристина очень любит выращивать цветы и наслаждаться ими.

– Так, оказывается, у тебя все было продумано заранее! – удивился я. – Выходит, ты заманила меня в ловушку? Ах ты, хитрюга!

– Я мечтала об этом мгновении весь день, – призналась Кристина и довольно замурлыкала. – Я представляла себе, что будет, когда мы останемся вдвоем. И думала об этом постоянно: в своем кабинете, в коридоре школы, на школьном дворе, да вдобавок еще в машине, когда ехала в ресторан. Весь день меня преследовали эротические фантазии о нас.

– Надеюсь, я смогу оправдать твои ожидания.

– Вне всяких сомнений.

Одним движением я снял с нее черную шелковую блузку и прильнул губами к ее груди, стараясь ощутить ее тело через бюстгальтер с половинными чашечками. На Кристине была кожаная юбка, но я не стал с ней возиться, а лишь приподнял. Затем я встал на колени и принялся целовать ее щиколотки, лодыжки и бедра, поднимаясь все выше. Кристина ласкала пальцами мою шею, спину и плечи.

– Ты опасен, – шепнула она. – И это хорошо.

– Секс-терапия.

– М-м-м… Доктор, излечите меня полностью.

Она укусила меня за плечо, а потом буквально впилась зубами в щеку. Дыхание наше стало учащаться. Она прижалась ко мне и внезапно приглашающе раздвинула ноги. Я вошел в нее, ощущая восхитительное и всепоглощающее тепло. Пружины кровати протяжно запели, а передняя спинка ударилась о стену.

Кристина заправила волосы с одной стороны за ухо. Мне очень нравится, когда она делает это.

– Как мне сейчас хорошо с тобой, Алекс! Не останавливайся, пожалуйста, только не останавливайся! – зашептала она.

Я так и поступил, наслаждаясь каждым мигом, что мы были вместе, и в какую-то долю секунды я даже подумал о том, уж не зачали ли мы сегодня ребенка…

Глава сороковая

В ту же ночь, но только гораздо позже, мы состряпали удивительно вкусное блюдо из яиц с луком и двумя сортами сыра, а к нему откупорили бутылку «Пино Нуар». Потом я – в августе! – разжег камин, хотя для этого нам пришлось запустить кондиционер на полную мощность.

Мы сидели у огня, смеялись и разговаривали, обсуждая предстоящую поездку куда-нибудь подальше от Вашингтона. Наконец мы остановились на Бермудах, и тогда Кристина спросила меня, не мог бы я прихватить с собой Нану и ребятишек. Я снова почувствовал, как моя жизнь стремительно возвращается в нормальное, спокойное русло, где все находится на своих местах. Если бы только мне еще вдобавок ко всему удалось поймать Ласку! Пожалуй, это стало бы достойным финалом моей службы в столичной полиции.

Домой на Пятую улицу я прибыл около трех. Мне очень не хотелось, чтобы дети проснулись и обнаружили, что меня ночью с ними не было. Уже в половине восьмого я проснулся и быстро спустился вниз, навстречу бесподобным ароматам свежего кофе и знаменитых сладких булочек, которые так восхитительно умеет печь Бабуля Нана.

Сладкая парочка уже собиралась в школу, которую они с удовольствием посещали даже летом, когда проводились дополнительные занятия для всех желающих. Дети показались мне сейчас настоящими ангелочками. Мне не часто доводилось видеть их такими, но теперь, как я понял, эти чувства будут возникать у меня все чаще и чаще.

– Как прошло твое свидание, папочка? – вытаращила на меня свои глазенки Дженни.

– Кто это тебе сказал, что я ходил на свидание? – улыбнулся я, подставляя ей колено, на которое она тут же с видимым удовольствием запрыгнула, не переставая жевать свою булочку.

– Ну, допустим, ко мне прилетала птичка, она и начирикала, – тут же нашлась дочурка.

– Понятно. Это та самая птичка, которая умеет печь вкусные булочки? – высказал я свое предположение. – Что ж, свидание прошло успешно. А что тут происходило у вас? Вы, надеюсь, тоже не скучали?

– Значит, твое свидание было очень даже успешным. Ты же вернулся домой одновременно с появлением молочника, – рассмеялась Дженни, и Дэмон из солидарности тоже тихонько хихикнул. Джанель может завести любого человека и создать настроение для всеобщего веселья. Этим она отличалась с тех пор, как научилась разговаривать.

– Дженни Кросс… – начала было Нана, но передумала и только махнула рукой. Сейчас не было никакого смысла читать нотации этой непоседе и заставлять ее вести себя так, как полагается воспитанной семилетней девочке. Она была слишком открытой, искренней, да к тому же веселой и жизнерадостной. Кроме того, мы в семье придерживаемся такой философии: кто смеется, тот и хорош.

– Так почему же вы еще не живете вместе? – изумилась Дженни. – По крайней мере, так все делают в кино и по телевизору.

Я почувствовал, что мне надо бы нахмуриться, но губы мои так и расползлись в улыбке:

– При чем тут все эти глупые фильмы и телесериалы, где, как правило, жизнь показана очень глупой? Они просто ничего не понимают. Вот скоро мы с Кристиной поженимся, и уже тогда, конечно, будем жить вместе.

– А ты точно сделал ей предложение?! – неожиданно хором вскрикнули все трое.

– Да.

– И она согласилась?

– А почему это вас так удивляет? Конечно, она согласилась. Кто же может отказаться стать членом такой прекрасной дружной семьи?

– Ура! – во весь голос завопила Дженни. И я сразу понял, как искренне желала этого моя девочка.

– Ура! – Подхватила Нана. – Слава Богу! Ну наконец! Слава Богу!

– Согласен, – скромно поддержал их Дэмон. – Пора уже начать жить нормально.

Тут все начали наперебой поздравлять меня, а напоследок Джанель заявила:

– Ну, теперь мне пора в школу, папочка. Я не хочу опаздывать и расстраивать этим миссис Джонсон. А вот и твоя утренняя газета.

Она протянула мне «Вашингтон Пост». Развернув ее, я почувствовал, как сердце запрыгало у меня в груди. День начинался неплохо. В правом нижнем углу на первой странице я сразу увидел статью Захарии Тэйлора. Правда, мой материал заслуживал и передовицы, но все равно я обрадовался.

«На юго-востоке столицы назревает скандал из-за нераскрытых убийств. Возможно, руководство полиции обвинят в расовых предубеждениях».

– Вот уж действительно скандал! – поморщилась Нана. – Геноцид всегда приводит к такому финалу, верно?

Глава сорок первая

Я пришел в участок в восемь, и ко мне тут же подлетел помощник-лакей Питтмана Фред Кук. Этот отвратительный старикашка был когда-то плохим детективом, а сейчас так же бездарно выполнял роль администратора. Зато этот коварный тип был самым непревзойденным подхалимом, какого только можно сыскать во всем Вашингтоне.

– Начальник детективов желает немедленно видеть вас у себя в кабинете. Очень важное дело, поэтому советую не мешкать, – сообщил мне Фред.

Я кивнул и постарался внутренне собраться. Мне не хотелось портить себе чудесное настроение:

– Ну, конечно, дело срочное, он же начальник. А вы не знаете, зачем я ему так срочно понадобился, Фред? Чего мне там ожидать? Никаких предположений?

– Очень важное дело, – как попугай, повторил Кук. – Больше ничего сказать не могу, Алекс.

Он удалился с важным видом, оставляя меня теряться в догадках. Я почувствовал, как к горлу подкатила горечь. Итак, прощай, хорошее настроение!

Не спеша, я прошелся по старым скрипучим половицам к кабинету шефа. И хотя я не знал, что он мне сейчас скажет, то, что случилось, превзошло все мои ожидания.

Мне сразу же вспомнились слова Дэмона, которые он произнес за завтраком: «Пора уже начать жить нормально».

В кабинете находился Сэмпсон. Но не он один. Рэйким Пауэлл и Джером Терман тоже томились здесь.

– Заходите, доктор Кросс, – пригласил Питтман, вытягивая руку. – Пожалуйста. Мы все ждем только вас.

– Что случилось? – успел шепнуть я на ухо Сэмпсону, усаживаясь на стул.

– Понятия не имею. Наверное, ничего хорошего, – так же тихо буркнул он. – Пока он нам ничего не сказал. А вид у него, как у кота, который только что сожрал канарейку.

Питтман подошел к столу и плюхнулся на него своим обвислым задом. Сегодня, похоже, начальник был битком набит дерьмом. Волосы мышиного цвета Питтман зализал так, что они стали напоминать шлем, надетый на его голову-пулю.

– Я сам сейчас скажу все, что вы должны были услышать, детектив Кросс, – заявил он. – В общем, мне не хотелось начинать собрание без вас. Начиная с сегодняшнего утра я временно отстраняю детективов Сэмпсона, Термана и Пауэлла от выполнения ими служебных обязанностей. Они расследовали дела, которые выходят за рамки компетентности нашего участка. Мы собираем дополнительные доказательства о размахе их деятельности и проверяем, не замешаны ли тут и другие следователи.

Я открыл было рот, чтобы возразить шефу, но Сэмпсон успел схватить меня за руку и процедил сквозь зубы:

– Успокойся, Алекс.

Питтман строго взглянул на сотрудников:

– Детективы Сэмпсон, Терман и Пауэлл, вы свободны. Ваши агенты предупреждены о случившемся. Если у вас возникнут вопросы, проинформируйте вашего агента в департаменте.

Сэмпсон стиснул зубы, но сдержался и ничего не сказал в ответ. Он молча поднялся и вышел из кабинета. Терман и Пауэлл последовали за ним, также не проронив ни слова. Эта троица считалась отличными работниками, преданными детективами и неутомимыми тружениками. Я не мог вот так просто смотреть на их позор.

Мне показалось странным, что шеф решил пощадить меня. И еще удивляло то, почему в кабинете в таком случае не оказалось Шона Мура. Ответ был банален: Питтману хотелось расколоть наши ряды. По его замыслу, мы должны были сейчас заподозрить Шона в измене нашему делу.

Питтман нагнулся над столом и взял свежий номер «Вашингтон Пост».

– Вы уже успели прочитать вот эту статью на первой странице? – поинтересовался он и подтолкнул газету через стол прямо ко мне, так что пришлось ловить ее, чтобы она не упала на пол.

– Насчет скандала по поводу нераскрытых убийств на юго-востоке? Да, я просмотрел ее еще дома.

– Не сомневаюсь. Мистер Тэйлор упоминает какие-то таинственные источники информации в полиции. Вы имеете какое-нибудь отношение к этой статье? – в упор спросил Питтман, уставившись мне прямо в глаза.

– Зачем бы мне понадобилось связываться с «Вашингтон Пост»? – ответил я вопросом на вопрос. – Я уже не раз говорил вам о проблемах юго-востока. И повторю сейчас: там, скорее всего, орудует серийный убийца. Зачем же еще больше осложнять ситуацию? Мне кажется, что временное отстранение от работы лучших детективов уж никак не поможет решить данную проблему. Особенно сейчас, когда этот психопат приближается к той фазе, после которой у него начнется период бешенства. А это произойдет, вот увидите.

– Я не собираюсь так дешево купиться и сразу поверить в несуществующего серийного убийцу. И не вижу никаких закономерностей в преступлениях. Да и никто их не видит, кроме вас. – Питтман покачал головой и нахмурился. Он злился и сейчас пытался контролировать себя.

Питтман снова протянул ко мне руку, и я заметил, что его пальцы больше всего напоминали непроваренные сосиски. Сейчас он перешел на угрожающий шепот:

– Мне так хочется хорошенько отделать тебя, и я, в конце концов, этого добьюсь! Но пока что я считаю крайне нецелесообразным отстранять тебя от расследования дела Оденкирка. Иначе мой поступок сразу же найдет отражение в центральной газете. Но я с нетерпением буду каждый день ждать от тебя отчетов о том, как продвигается расследование так называемого «дела Джона Доу». Понимаешь, пора уже начинать закрывать кое-какие преступления. И теперь ты будешь отчитываться непосредственно передо мной. Я займусь тобой вплотную, Кросс. Вопросы есть?

Я быстро вышел в коридор. Мне не очень хотелось избивать Питтмана прямо в кабинете.

Глава сорок вторая

Когда я вышел от Питтмана, то обнаружил, что Сэмпсон, Терман и Рэйким Пауэлл уже покинули участок. Я чувствовал, что начинаю беситься. Мне хотелось вернуться к Питтману и протереть им, как половой тряпкой, паркет во всем здании.

Я уселся за свой стол и попытался сосредоточиться, чтобы все-таки не натворить чего-нибудь опрометчивого и глупого. Я задумался о той ответственности, которую нес перед жителями юго-востока, и это немного охладило мой пыл. Но мне все еще хотелось как-нибудь жестоко отомстить шефу.

Тогда я позвонил Кристине и спустил пар. Затем, пользуясь моментом, набрался храбрости и спросил ее, не может ли она позволить себе взять удлиненные выходные, начиная, например, с вечера четверга. Кристина ответила, что пока такое еще возможно. Тогда я заполнил бланк заявления на короткий отпуск за свой счет и оставил бумагу на столе Кука. Вот этого-то не могли от меня ожидать ни шеф, ни его верный слуга. Но я уже твердо решил, что лучшим выходом пока что будет хороший отдых где-нибудь вдали от столицы. Там я приведу в порядок нервную систему и неспеша продумаю дальнейший план действий.

Уже выходя из здания, я заметил одного детектива, который пытался догнать меня.

– Они собрались в баре «У Харта», – доверительно доложил он. – Сэмпсон просил передать, что они для тебя придерживают местечко.

«У Харта» – довольно милое и древнее питейное заведение, расположенное на Милл-стрит. Это, конечно, не бар исключительно для полицейских, но именно поэтому мы и любим бывать там. Часы показывали всего одиннадцать утра, но посетителей набилось предостаточно. Здесь, как всегда, царила веселая дружеская обстановка.

– А вот и он! – громко объявил Джером Терман, помахивая наполовину пустой пивной кружкой, как бы приглашая меня присоединиться, как только я показался в баре. Здесь же находилось и с полдюжины других детективов. Слухи о временном отстранении моих приятелей очень быстро распространились по всему участку.

За столиками, где расположились мои друзья, веселье шло полным ходом.

– А мы решили устроить мальчишник! – неожиданно объявил Сэмпсон и загадочно ухмыльнулся. – Да все мы уже про тебя знаем, Шоколадка! Конечно, не без помощи Бабули Наны. Ну, ты бы сейчас видел свое лицо, а, ребята?!

В течение следующих полутора часов в бар прибывали все новые полицейские. К полудню здесь уже не оставалось свободных мест, а в это время начали приходить на обед и постоянные посетители забегаловки. Владелец заведения, Майк Харт, ликовал. В общем, я даже и не собирался устраивать мальчишник, но когда так неожиданно очутился в центре празднования, не стал возражать. Многие мужчины привыкли сдерживать свои чувства, но только не во время холостяцкой пирушки. Особенно если учесть, что ее затеяли самые близкие мои друзья.

Все получилось великолепно. Очень скоро мы позабыли о неприятностях в участке и уже не вспоминали о временном отстранении от работы лучших сотрудников. Меня поздравляли и расплющивали в объятиях столько раз, что я замучился считать, а кто-то даже умудрился чмокнуть в щеку. Вслед за Сэмпсоном друзья начали называть меня Шоколадкой. Часто, даже слишком часто в наших разговорах слышалось слово «любовь». В честь меня произносились бесконечные тосты, и все развеселились до такой степени, что стали сентиментальничать. Наверное, это произошло из-за чрезмерного количества выпитого.

Часа в четыре мы с Сэмпсоном, поддерживая друг друга, вышли из темноты бара на ослепительно светлую Вторую улицу. Майк Харт помог нам вызвать машину.

На какое-то мгновение на ум мне пришло фиолетово-синее такси, поисками которого мы занимались, но этот образ сразу же растаял в свете дня.

– Шоколадка, – доверительно прошептал Сэмпсон, когда мы с трудом забирались в машину, – я люблю тебя больше жизни. Люблю тебя, твоих детей, Нану и твою будущую жену – прекрасную Кристину. Отвезите нас домой, – обратился он к водителю и поспешил добавить. – Алекс женится.

– А это самый хороший человек, – пояснил я, указывая на Джона и шофер добродушно улыбнулся.

– Да, – уверенно согласился Сэмпсон. – Именно так.

Глава сорок третья

В четверг вечером, как всегда, Шефер играл в «Четыре Всадника». Он надежно заперся в кабинете, хотя было еще рано и из-за двери до него доносился шум, устраиваемый семьей в доме. Джеффри чувствовал себя очень одиноким. Вдобавок ко всему, сейчас он стал нервным, пугливым и каким-то дерганным без видимых причин.

Пока он ждал, когда на связь выйдут все участники игры, ему вдруг пришла на память его безумная гонка по Вашингтону. Он снова и снова переживал один и тот же момент: машина на огромной скорости врезается в массивное препятствие. Джеффри ясно видел все это в красках: и слепящий свет, и предметы, и самого себя, разлетающегося на куски, как стекло, и в тот же миг превращающегося в часть Вселенной. Даже боль, которую ему придется ощутить, будет частью перехода материи в другую, новую форму существования.

«Видимо, у меня развивается склонность к суициду, – пришел к заключению Джеффри. – И теперь это только вопрос времени. Я действительно являюсь Смертью».

Ровно в девять он принялся печатать текст своего послания. Все Всадники ждали его реакции на визит и предупреждение Джорджа Байера. И теперь ему не хотелось разочаровывать их. Поступок партнеров только возбудил его, и сейчас ему еще больше хотелось играть. Он напечатал:


Как ни странно, Смерть не был удивлен, когда узнал, что Голод объявился в Вашингтоне. Ведь он имел право появиться здесь. Точно так же Смерть может поехать и в Доркинг, и в Сингапур, и в Манилу, и в Кингстон. Возможно, Смерть тоже навестит в скором времени одно из этих мест.

В этом и заключается красота нашей игры. Случиться может все, что угодно.

В конечном счете, мы должны доверять друг другу, не так ли? Могу ли я довериться вам? Разрешите ли вы мне продолжать мою фантастическую игру так, как я этого желаю? Ведь именно свобода действий и отличает нашу игру от других, делая ее неповторимой и особенно пленительной.

Это же игра, верно? Но мы перешли на другой уровень, и ставки поднялись. Поэтому давайте испытывать реальное восхищение моментом, друзья мои. У меня появились новые идеи, которыми я хочу с вами поделиться. Все будет проходить в духе игры, никакого ненужного риска здесь не будет.

Давайте играть так, будто наша жизнь зависит от этой игры.

Возможно, это уже верно в отношении меня?

Я уже говорил вам, что у нас появились два новых игрока. Это столичные детективы Алекс Кросс и Джон Сэмпсон. Они достойные противники. Я наблюдаю за ними, но мне кажется, что скоро они сами будут вести наблюдение за мной.

Позвольте мне поделиться с вами моим фантастическим сценарием, которым я хочу поприветствовать этих игроков. Я пересылаю вам фотографии: это детективы Кросс и Сэмпсон.

Глава сорок четвертая

На приготовления к путешествию нам потребовался один день, но всем понравилось то, что отпуск вышел спонтанный. И еще одна деталь радовала меня и мою семью: ведь мы уезжали все вместе, а это случалось в первый раз. Итак, поздно вечером в четверг, двадцать пятого августа Дэмон, Дженни, Нана, Кристина и я в отличном настроении покинули Вашингтон и очутились в Международном аэропорту Бермудских островов.

Мне обязательно нужно было отдохнуть от столицы несколько дней. Хотя бы потому, что после закрытия дела мистера Смита слишком уж быстро я взялся за не менее серьезное дело Джейн Доу. Теперь я должен был отдохнуть и набраться новых сил. Я вспомнил своего приятеля, который был совладельцем одной из бермудских гостиниц, да и перелет оказался не таким уж длительным. В общем, наше путешествие начиналось идеально.

Одна сцена в аэропорту, наверное, навсегда останется в моей памяти: это Кристина, напевающая какую-то незатейливую мелодию: «да-да-да», и Дженни рядом с ней. Я сразу обратил внимание на то, что со стороны они очень похожи на мать и дочь, и это сильно тронуло мое сердце. Они выглядели очень естественно, и обе были преисполнены любви и нежности друг к другу. Такую картинку можно представлять себе хоть всю жизнь. Это был один из тех незабываемых моментов, которые становятся особенно дорогими. Кристина и Дженни принялись что-то распевать вместе, потом даже немного потанцевали так, будто знали друг друга целую вечность.

Погода нам благоприятствовала. Каждый день выдавался солнечным, небо было чистым и ярко-голубым до самого заката, когда оно вдруг превращалось в целую палитру красных, оранжевых и пурпурных оттенков. Все дни полностью принадлежали нам, но особенно этому празднику радовались дети. Мы ходили плавать и нырять с масками, а потом катались на мопедах, устраивая гонки по живописным дорогам острова.

А вот ночи принадлежали исключительно мне и Кристине, и мы пользовались каждой драгоценной минутой. За время нашего отдыха мы успели побывать во всех знаменитых местах острова и посетили лучшие рестораны: «Террас-Бар» у Пальмового Рифа, «Газебо» в Принцесс, гостиницу «Глиняный домик», «Однажды за столиком» в Гамильтоне и «Горизонты» в Паже. Мне очень нравилось все время находиться рядом с Кристиной, и я наслаждался этим. Я чувствовал, что наши отношения окрепли еще и потому, что я поступил правильно, когда не стал торопить Кристину, и дал ей столько времени, сколько ей было необходимо. Теперь я снова чувствовал себя полноценным человеком, обретя свою вторую половину. Мне часто вспоминался тот момент, когда я впервые увидел Кристину во дворе школы Соджорнер Трут. Это тот самый человек, Алекс. И эта мысль тоже часто посещала меня.

Мы сидели в баре, расположившемся на холме над городом и гаванью Гамильтона. Внизу, вдалеке, виднелись точечки других островов, белели паруса, и сновали паромы до Вар-вика и Паже. Мы держались за руки, и я не мог отвести взгляда от Кристины.

– О чем ты задумался? – внезапно спросила она. – Что-то серьезное?

– Я теперь часто размышляю о том, не заняться ли мне снова частной практикой, – признался я. – По-моему, это будет разумно.

Она внимательно посмотрела мне в глаза:

– Я не хочу, чтобы ты это делал исключительно ради меня, Алекс. Пожалуйста, не считай меня единственной причиной, из-за которой ты должен уйти из полиции. Я же знаю, что ты любишь свою работу. В основном.

– Работа в последнее время стала тяжелой. А Питтман не просто плохой начальник, он гадкий человек. То, что случилось с Сэмпсоном и другими детективами, никуда не годится. Ведь они расследовали те преступления только в свое свободное время. Мне очень хочется рассказать об этом случае Заху Тэйлору из «Вашингтон Пост». Люди взбесятся, если узнают правду. Вот поэтому я пока что ничего и не говорю Захарии.

Я видел, что Кристине хочется помочь мне, но она не стала навязываться, и я оценил ее скромность:

– По-моему, у вас на работе действительно творится какая-то жуткая неразбериха. Я бы сама с большим удовольствием рассчиталась с этим Питтманом. Он предпочитает отслеживать свои интересы за счет других людей, а ведь он должен защищать их. Я уверена, что когда наступит нужный момент, ты все сделаешь правильно.

На следующее утро, когда я проснулся, то увидел, что Кристина разгуливает по саду под окном, а в волосы у нее вплетено несколько прекрасных тропических цветов. Она вся светилась, и я почувствовал, что влюбляюсь в нее даже еще сильней, чем раньше.

Я подошел к ней, и мы медленно побрели между деревьев.

– Мне помнится одно изречение, которое я слышала очень давно, когда была еще маленькой девочкой, – начала Кристина. – «Если у тебя всего две монетки, купи на одну хлеба, а на другую – цветок».

Я поцеловал ее волосы, там, где оставалась прядь без цветов, потом в губы, щеки и во впадинку на шее.

В тот день мы с детьми отправились на пляж пораньше. Они никак не могли насытиться голубым морем и поэтому много плавали, ныряли, строили замки из песка и собирали ракушки. Очень скоро начинались занятия в школе, и поэтому каждая минута, проведенная здесь, становилась все более дорогой и приятной.

Кристина решила отправиться на мопеде в Гамильтон, чтобы купить сувениры для своих подруг-учительниц из школы Соджорнер Трут. Мы проводили ее до дороги и долго махали руками вслед. А потом снова к морю!..

Около пяти часов Дэмон, Дженни и я наконец вернулись в гостиницу «Бельмонт». Белоснежное здание, как часовой, высилось на зеленом холме на фоне ярко-голубого неба. Вокруг, куда ни взгляни, виднелись коттеджи, выкрашенные в пастельные тона, их белые крыши. Нана сидела на веранде и вела беседу со своими новыми приятелями. «Возвращенный рай!, – подумалось мне. И я в который раз почувствовал, как что-то священное начинает оживать внутри меня.

Глядя на безоблачное небо, я пожалел о том, что Кристины сейчас не было со мной. Я начал скучать без нее, хотя прошло совсем немного времени. Тогда я прижал к себе Дэмона и Дженни, и мы втроем заулыбались, потому что каждый из нас понимал, что происходит. Нам нравилось быть здесь всем вместе, и было хорошо от того, что мы наконец стали одной семьей.

– А ты ведь уже скучаешь без нее, – шепнула мне Джанель, и в ее словах прозвучало утверждение, а не вопрос. – Это просто здорово, папочка. И так должно быть всегда.

В шесть часов Кристина еще не вернулась, и я стал подумывать о том, стоит ли мне ждать ее в гостинице или же поехать в Гамильтон ей навстречу. А вдруг по дороге произошел несчастный случай? «Проклятые мопеды!» – ругался я про себя, хотя еще несколько часов назад считал их удобным и безопасным средством передвижения.

Наконец я увидел, как в ворота гостиницы входит высокая стройная женщина. Она двигалась вдоль ряда гибискусов и олеандров, и я поначалу вздохнул с облегчением, но уже через несколько секунд, внимательно всмотревшись в приближающуюся фигуру, понял, что ошибся.

В половине седьмого Кристины все еще не было. Она даже не позвонила и не предупредила меня о том, что задержится. Не дождался я от нее весточки и к семи часам.

Я потерял терпение и позвонил в полицию.

Глава сорок пятая

В половине восьмого в гостиницу «Бельмонт» приехал инспектор Патрик Басби из полиции Гамильтона. Это был маленький лысеющий мужчина, и издалека мне показалось, что ему лет шестьдесят, не меньше. Но когда он поднимался по ступенькам в вестибюль, я понял, что ему не более сорока, как и мне.

Он внимательно выслушал меня, а потом сказал, что в здешних местах люди часто теряют счет времени. Кроме того, на дорогах иногда происходят несчастные случаи. Он немного успокоил меня, пообещав, что Кристина обязательно скоро появится и объяснит, что «по дороге случилась небольшая авария», или она «просто подвернула ногу и поэтому опоздала».

Правда, в это мне верилось с большим трудом, потому что Кристина – очень пунктуальная женщина. По крайней мере, она могла бы позвонить и предупредить меня о случившемся.

Я убедил инспектора в том, что моя невеста в любом случае каким-то образом дала бы мне знать, что с ней произошла неприятность, если бы могла это сделать. Тогда мы вдвоем поехали в Гамильтон и тщательно исследовали всю дорогу до города. Затем мы обшарили все закоулки города, особенно улицы Фронт и Рейд. Я держался спокойно и больше молчал, но глаза мои внимательно осматривали все вокруг. Я надеялся в любой момент увидеть Кристину, которая задержалась в какой-нибудь лавке, забыв о том, что прошло уже так много времени. Но мы так и не нашли ее, и в гостиницу она не позвонила.

В девять часов инспектор с неохотой должен был признаться в том, что Кристина действительно пропала. Тогда он начал задавать мне вопросы, и я понял, что имею дело с опытным полицейским. В первую очередь он попытался выяснить, не произошло ли между нами какой-нибудь ссоры.

– Я сам являюсь детективом по расследованию убийств в Вашингтоне, – наконец открылся я. Но мне не хотелось заявлять об этом сразу, чтобы Басби не подумал, будто я намерен вторгаться на чужую территорию. – В прошлом мне приходилось разыскивать преступников, которые совершали многочисленные убийства. И мне известны очень опасные люди. Здесь может быть какая-то связь. Надеюсь все же, что я ошибаюсь, но такая возможность не исключена.

– Понятно, – подытожил Басби. Я обратил внимание на то, что он был всегда собран и любил точность. Своими маленькими тоненькими усиками он больше напоминал эксцентричного школьного учителя, чем сыщика, хотя был неплохим психологом. – Скажите, нет ли у вас для меня еще каких-нибудь неожиданных сюрпризов, чтобы мне заранее подготовиться, детектив Кросс? – осторожно поинтересовался он.

– Нет. Это, пожалуй, все. Но теперь вы понимаете, почему я так волнуюсь и почему все же решил вызвать вас. В настоящее время я работаю над целой серией страшных убийств.

– Да, теперь, конечно, мне все становится ясно. Первым делом я занесу ее в список пропавших.

Я тяжело вздохнул и отправился наверх к Нане и детям. Я говорил с ними осторожно, стараясь не разволновать их больше, чем нужно, но Дэмон и Дженни сразу же расплакались. Чуть позже к ним присоединилась и Бабуля.

Наступила полночь, но ничего нового мы так и не выяснили. В четверть первого Патрик наконец покинул гостиницу. Он был озабочен не меньше меня и даже дал мне свой домашний телефон, попросив позвонить сразу же, как только мне станет известно что-нибудь о Кристине. Напоследок он добавил, что будет вспоминать меня и мою семью в своих молитвах.

В три часа я все еще никак не мог заснуть и ходил взад-вперед по своему номеру на третьем этаже. Потом я начал молиться сам. Перед этим я связался по телефону с Куантико. Мои приятели из ФБР тут же начали проверять, не имел ли связи с Бермудскими островами кто-нибудь из тех преступников, с кем мне приходилось иметь дело в прошлом. Кроме того, они сконцентрировали свое внимание и на нераскрытых убийствах на юго-востоке, а я, в свою очередь, по факсу отослал им составленный мною психологический портрет Ласки.

У меня не было никаких причин подозревать, что убийца может оказаться здесь же, на Бермудских островах, и все же нехорошее предчувствие не оставляло меня. Это такое непонятное ощущение, в которое никак не желает верить Питтман, когда разговор заходит об убийствах на юго-востоке.

Скоро я понял, что из ФБР мне, скорее всего, позвонят только утром. Мне очень хотелось связаться с друзьями из Интерпола. И я едва сдержался, чтобы не схватиться за телефон… Но потом позвонил и в Интерпол тоже.

В номере было много красивой мебели из красного дерева и плетеных кресел, стоявших на розовом ковре, но теперь мне здесь было одиноко и неуютно. Я стоял, как привидение, перед высокими мансардными окнами и бессмысленно пялился на черные силуэты домов на фоне лунного неба, вспоминая, как я когда-то держал Кристину в своих объятиях. Я ощущал себя невероятно беспомощным и одиноким без нее. К тому же мне никак не верилось, что все это произошло в действительности.

Я крепко обхватил себя руками и только теперь осознал, как болит у меня сердце. Оно сжималось так, будто кто-то воткнул в меня кол, который прошел в грудь, а потом вверх до самой головы. Я все еще видел перед собой ее лицо и прекрасную улыбку. Мне вспомнилось, как однажды мы танцевали с ней в Нью-Йорке в Радужном Зале, и как обедали в «Кинкейде» в Вашингтоне, и особенно та самая ночь, которую мы провели у нее в доме, и потом еще долго смеялись, рассуждая, удалось ли нам все-таки сделать ребенка или нет. Где сейчас была Кристина? Здесь, на острове? Наверное, так. Я снова принялся молиться, прося Господа о том, чтобы она оказалась жива. Она должна была находиться в безопасности. Несколько секунд я заставлял себя думать о том, что с ней сейчас все в порядке.

В начале пятого в комнате раздался пронзительный звонок телефона.

Сердце застучало так, словно готово было выпрыгнуть прямо из горла. По коже поползли мурашки, и у меня сразу возникло такое ощущение, что она вся сжалась и стала мне мала. Я в одно мгновение подлетел к телефону и сорвал трубку прежде, чем раздался второй звонок. Руки у меня тряслись.

Странный приглушенный голос перепугал меня:

– Проверьте электронную почту.

Я ничего не мог сообразить.

Затем я все же вспомнил, что захватил с собой на остров портативный компьютер.

Но кто мог знать об этом? Кому была известна такая подробность? Кто же наблюдал за мной все это время? За всеми нами?

Одним движением руки я рванул на себя дверцу шкафа, сгреб в охапку компьютер и включил его. Как только он загрузился, я вызвал последнее послание из почтового ящика.

Оно оказалось весьма лаконичным.

ОНА СЕЙЧАС У НАС И НАХОДИТСЯ В БЕЗОПАСНОСТИ.

Короткое холодное сообщение показалось мне самым худшим из того, что только можно было ожидать. Каждое слово раскаленным железом клеймило мой мозг, повторяясь в нем снова и снова.

Она сейчас у нас.

И находится в безопасности.

Часть третья

Элегия

Глава сорок шестая

Сэмпсон приехал в гостиницу «Бельмонт» на следующий день после исчезновения Кристины. Я быстро спустился в вестибюль, чтобы встретить его. Он сразу же обнял меня своими длинными ручищами и крепко, но достаточно нежно прижал к себе, как ребенка.

– Ну, как ты? Держишься? – сразу же поинтересовался он.

– Не получается, – признался я. – Полдня потратил на то, чтобы разобраться с электронным адресом. У меня данные получились хуже некуда – только бессмысленный набор букв. Такого адреса на самом деле не существует. Все полетело кувырком.

– Мы вернем Кристину, мы обязательно разыщем ее, – забормотал он, находя именно те слова, которые сейчас были мне так нужны. Правда, я сразу же почувствовал, что он и сам не слишком-то верит в сказанное. Сэмпсон, пожалуй, самый жизнерадостный из всех известных мне оптимистов. Этого он и сам не стал бы отрицать.

– Спасибо, что приехал. Мы все тебе благодарны за это. Но сейчас я никак не могу сосредоточиться. Мысли куда-то разбегаются, Джон. Я потрясен, я сломлен. Я даже не могу начать что-то предпринимать, потому что ума не приложу, кто бы мог это сделать. Неужели Ласка? Я не знаю, что и сказать.

– Ну, если бы ты сейчас сообщил мне, что твой мозг прекрасно работает и ты вполне ориентируешься в обстановке, вот тогда у меня появилась бы причина волноваться за тебя. Именно поэтому я и примчался сюда.

– Ты знаешь, я как будто чувствовал, что ты приедешь.

– Ну, разумеется. Я же Сэмпсон. Здесь срабатывает даже такое философское дерьмо, как принцип Оккама и тому подобная чепуха.

В вестибюле, кроме нас двоих, находилось еще с полдюжины гостей, и все они сочувственно смотрели в нашу сторону. Персонал гостиницы знал об исчезновении Кристины, а значит, в курсе моих дел были и постояльцы гостиницы. Как, впрочем, и остальное население этого крохотного болтливого островка.

– Твоя история попала на первую страницу местной газеты, – пояснил Сэмпсон. – Я видел, как многие читают эту статью даже в аэропорту.

– На Бермудских островах повсюду, в основном, царят тишина и порядок. Исчезновение туриста или любое проявление насилия здесь считается чрезвычайным происшествием. Мне только непонятно, как могли газетчики так быстро все пронюхать. Утечка информации, наверное, произошла через полицейский участок.

– Местная полиция вряд ли нам поможет. А скорее всего, даже встанет на пути, – пробормотал Сэмпсон, пока мы с ним шли через вестибюль к столу администратора. Он отметился в книге регистрации гостей, и мы поднялись по лестнице к Нане и детям. Я должен был показать им, что к нам приехал дядя Джон.

Глава сорок седьмая

Следующим утром мы с Сэмпсоном провели в полиции Гамильтона несколько часов. Местные стражи порядка оказались профессионалами, но похищение людей для них являлось большой редкостью. Они позволили нам обосноваться в участке на Фронт-стрит. Но я никак не мог сконцентрироваться в нужной степени.

Остров Бермуда занимает площадь в двадцать одну квадратную милю. Английская колония сама по себе небольшая, но сеть дорог была достаточно протяженной. Мы с Сэмпсоном насчитали их тысячу двести. Нам пришлось разделиться, чтобы в последующие два дня охватить как можно большую территорию. Мы работали с шести утра до десяти или одиннадцати вечера без перерыва. Мне не хотелось не только останавливаться, но даже спать.

Правда, наши результаты ничем не отличались от успехов местной полиции: никто ничего не видел. Мы зашли в тупик. Кристина исчезла бесследно.

Мы буквально валились с ног. На третий день работы в участке, поздно вечером, мы с Сэмпсоном решили искупаться на пляже неподалеку от гостиницы.

Я учился плавать в городском бассейне в Вашингтоне. На-на настаивала на этом. Тогда ей было сорок четыре, и она отличалась завидным упорством. Бабуля поставила себе целью научиться плавать вместе с нами, воспользовавшись предоставленным Красным Крестом шансом. В то время почти никто на юго-востоке плавать не умел, и Нана посчитала символичным, что мы будем первыми из общества ограниченных возможностей чернокожих.

Таким образом, мы вместе с Наной однажды летом приступили к занятиям в городском бассейне. Они проводились три раза в неделю по утрам. Вскоре Бабуля так наловчилась, что делала уже по пятьдесят, а то и больше кругов. Она обладала огромной выносливостью. Впрочем, как и сейчас. Почти каждый раз, входя в воду, я вспоминаю те чудесные дни моего детства, когда я день за днем превращался в отличного пловца.

Мы с Джоном отплыли от берега ярдов на сто и теперь спокойно покачивались на почти ровной морской поверхности. Небо над нами казалось иссиня-черным, и в нем алмазной россыпью сверкали звезды. Я видел изогнутую линию пляжа, тянущуюся на несколько миль в обе стороны. Под легким бризом трепетали листья пальм и казуарин.

Я покачивался на едва заметных волнах и ощущал себя опустошенным. Открыты были у меня глаза или закрыты, я постоянно видел перед собой образ Кристины. Мне никак не верилось, что ее больше нет рядом. Я думал о несправедливости жизни и чувствовал, как к глазам подступают слезы.

– Хочешь поговорить о расследовании и о том, что я думаю по этому поводу? Или о том, что мне удалось сегодня разузнать? Или оставим дела на завтра, а сейчас просто полежим на воде? – засыпал меня вопросами Сэмпсон, раскинувшийся на спине рядом со мной. – Так что же? Поболтаем или лучше помолчим?

– Давай побеседуем. Я не могу больше ни о чем думать, кроме как о Кристине. Да и соображаю сейчас плоховато. Ты говори, а я послушаю. Похоже, тебя что-то встревожило, верно?

– Да так, одна мелочь. Хотя она может оказаться весьма существенной.

Я не стал ничего отвечать. Пусть рассказывает сам, если считает важным.

– Меня озадачила статья в газете, – начал Сэмпсон и тут же замолчал. Прошло некоторое время, прежде чем он продолжил. – Басби уверяет меня, что не проронил ни слова в тот первый день, ни единой живой душе, и клянется в этом. Ты тоже не распространялся о своем несчастье. А в утренней газете статья была уже напечатана.

– Это же маленький островок, Джон. Я уже говорил тебе об этом, да ты и воочию мог убедиться в правоте моих слов.

Но Сэмпсон не отступал, и тогда я тоже задумался над тем, не слишком ли странное это совпадение.

– Послушай же, Алекс. О случившемся знали только ты, Патрик Басби и тот, кто похитил Кристину. Он-то и позвонил в газету. Похититель сам рассказал о себе. Я уже беседовал с той девушкой, которая приняла телефонный звонок. Вчера она упорно молчала, но сегодня ближе к вечеру все же разговорилась. Она подумала, что звонит какой-то озабоченный горожанин. Мне кажется, что кто-то решил серьезно заняться тобой, Алекс. И поэтому задумал некую сумасшедшую игру.

Она сейчас у нас.

Игра? Что еще за игра? И кто в ней партнеры или соперники? Может быть, один из них – Ласка? Неужели возможно и то, что он находится где-то здесь, на острове?

Глава сорок восьмая

Я до сих пор не мог спокойно уснуть. Кроме того, я продолжал оставаться в «размазанном» состоянии, не способный сосредоточиться. И это расстраивало меня еще больше. Мне даже показалось, что я понемногу начинаю сходить с ума.

Игра? Нет, это совсем не игра. Это тяжелое потрясение и самый настоящий ужас наяву. Это кошмар, который не сравнить ни с какими событиями в моей нелегкой жизни. Кто же мог так жестоко поступить с Кристиной? И зачем ему это понадобилось? Кто такой этот Ласка?

Каждый раз, когда я закрывал глаза, пробуя заснуть, передо мной возникала Кристина. Она шла по саду с цветами, вплетенными в волосы, выходила на дорогу в Гамильтон и прощально махала мне рукой.

Всю ночь мне чудился голос Кристины, а вскоре наступило утро. Чувство вины по отношению к возлюбленной, терзавшее меня все время, теперь удвоилось или даже утроилось.

Мы с Сэмпсоном продолжали прочесывать улицы, расспрашивая о случившемся всех попадавшихся нам людей. Однако с кем бы мы ни говорили, все склонялись к тому, что Кристина не могла вот так просто исчезнуть на острове. При этом никто – ни продавцы в магазинах, ни таксисты или водители автобусов – никто не мог вспомнить ее. Отсюда напрашивался вывод, что в тот день она так и не доехала до города.

Никто не мог припомнить ее въезжающей в город на мопеде, так что выходило, что она исчезла почти сразу же, как только отправилась в путь.

Самое неприятное заключалось в том, что со мной так больше никто и не пытался связаться после той ночи, когда я получил единственное послание по электронной почте. И тот адрес оказался поддельным. Тот, кто вошел со мной в контакт, бесспорно, неплохо разбирался в компьютерах, раз сумел так ловко скрыться от меня. Слова, которые он передал, так и засели в моей голове.

Она сейчас у нас и находится в безопасности.

У кого «у нас»? И почему эти люди не пытались мне больше ничего сообщить? Что им было нужно от меня? Догадывались ли они о том, что сейчас буквально сводят меня с ума? Может быть, именно этого они и добиваются? Неужели Ласка представляет собой не одинокого убийцу? Неожиданно это предположение показалось мне верным.

Сэмпсон уехал в Вашингтон в воскресенье, прихватив с собой Нану и детей. Правда, они не хотели покидать остров без меня, но им нужно было возвращаться домой. Что касается меня, то я пока что просто не мог позволить себе оставить Бермуды. Это было бы равносильно тому, что я бросаю Кристину.

В воскресенье около девяти вечера в гостиницу «Бельмонт» пришел Патрик Басби. Он попросил меня проехать с ним в район Саутгемптона, в шести милях от отеля, пообещав, что это займет всего минут двадцать. Жители Бермуд привыкли измерять расстояния по прямой линии, но так как все дороги тут извилистые, то на самом деле получается, что путешествие занимает гораздо больше времени, чем вы предполагаете.

– А что там такого, Патрик, в этом Саутгемптоне? – поинтересовался я по дороге. Но Басби упорно молчал, и от этого мне становилось страшно.

– Мы пока не смогли найти миссис Джонсон, – наконец, сжалился он, – но зато появился человек, который, возможно, невольно стал свидетелем похищения. Я хочу, чтобы вы лично выслушали его и сами сделали соответствующие выводы. Ведь это вы столичный детектив, а не я. Можете задавать ему любые вопросы. Разумеется, беседа будет проведена без протокола.

Свидетеля звали Перри Грэхем. Он занимал небольшую комнату в гольф-клубе «Порт-Роял». Мы встретились с ним возле его крошечного жилища в квартале для обслуживающего персонала клуба. Это был высокий и болезненно худой мужчина с длинной бородой. По его виду я сразу понял, что ему не слишком понравился визит инспектора Басби.

Патрик успел поведать мне, что Грэхем был родом из Лондона, а здесь работал портье в частном гольф-клубе. Когда-то он жил в Нью-Йорке, в Майами, и имел преступное прошлое, связанное с торговлей крэком.

– Я уже рассказал все, что знаю, – недовольно пробурчал Перри, когда за дверью увидел нас с Патриком. – Уходите. Оставьте меня в покое. Зачем бы мне понадобилось что-то скрывать или недоговаривать?..

– Меня зовут Алекс Кросс, – заговорил я, перебивая хозяина квартиры. – Я расследую убийства в Вашингтоне. Женщина, которую вы видели, является моей невестой, мистер Грэхем. Можно нам войти, чтобы поговорить с вами? Это займет всего несколько минут.

Он некоторое время только безнадежно мотал головой.

– Ну, хорошо, я могу еще раз повторить все то, что уже сказал, – наконец сдался он. – Ладно, я вас впущу, но только потому, что вы обратились ко мне «мистер Грэхем».

– А больше нам ничего не надо. Мы сюда пришли только для этого.

Мы с Басби проследовали в крохотную комнатку, заваленную мятым бельем, в основном нижним.

– Одна моя знакомая живет в Гамильтоне, – слабым голосом начал Грэхем. – Во вторник я поехал проведать ее. Мы выпили вина, может быть, немного больше, чем следовало. Мне пришлось остаться у нее на ночь – ну, вы понимаете, как это бывает. Утром я кое-как поднялся. Дело в том, что к полудню мне обязательно надо было быть на работе, иначе хозяин оштрафовал бы меня. Своей машины у меня нет, так что я вынужден был идти пешком и ловить попутку. День выдался очень жаркий. Я шел, кажется, где-то в районе Паже, когда решил спуститься к морю и немного охладиться. А потом, когда поднялся на холм, то увидел, как на дороге произошел несчастный случай. Это было, наверное, в четверти мили от большого холма. Знаете его?

Я кивнул и продолжал слушать, затаив дыхание. Я тут же вспомнил и удушливую жару, и палящее солнце того дня. И опять перед глазами встала все та же картина: улыбающаяся Кристина на блестящем синеньком мопеде, помахивающая мне рукой на прощанье. Та самая улыбка, которая приносила мне столько счастья и радости, теперь вызвала приступ боли.

– Я видел, как белый фургон сбил женщину на синем мопеде. Я, конечно, не совсем уверен, но тогда мне показалось, что фургон умышленно наехал на нее. Из машины сразу же выпрыгнул водитель и помог женщине подняться. Похоже, она не сильно ушиблась. Он предложил ей сесть в фургон, и они уехали. Я решил, что он испугался и посоветовал ей показаться врачу. Потом я сразу же забыл об этом случае.

– Так вы уверены, что с ней ничего серьезного не случилось? – взволнованно спросил я.

– Не знаю. Но она практически сама поднялась и стояла, не пошатываясь.

Дыхание у меня перехватило, и я почувствовал, что говорить стало труднее:

– Почему же вы никому не рассказали о случившемся? Ведь потом вы наверняка видели статью в газете?

Но Грэхем отрицательно покачал головой:

– Ничего я не видел. Я вообще не интересуюсь местными новостями. Одни пустые сплетни. Но вот моя подружка несколько раз упомянула про тот случай, и тогда я поделился с ней впечатлениями. Я-то сам ни за что бы не пошел в полицию, это она меня уговорила. Я и рассказал все, что знаю, инспектору.

– Вы не могли бы уточнить, какой именно это был фургон?

– Белый. Мне еще показалось, что он, наверное, арендованный. Совсем новенький и чистенький.

– Вы не запомнили номер? Грэхем снова покачал головой:

– Я об этом даже не подумал.

– А как выглядел шофер фургона? – не отступал я. – Нам может помочь любая мелочь, любая деталь, мистер Грэхем. Вы и так оказали нам огромную услугу.

Он пожал плечами, и по его лицу я понял, что он изо всех сил старается мысленно снова оказаться у того холма:

– Ничего особенного. Конечно, он не такой высокий, как вы, но все же выше среднего роста. Самый обыкновенный чернокожий, вот и все.

Глава сорок девятая

Детектив Пэтси Хэмптон лежала на кровати в своей маленькой квартире в пригороде Вашингтона Маунт-Рэйнер и бесцельно перелистывала страницы «Пост». Ей не спалось, но в этом не было ничего необычного. Она страдала бессонницей еще в детстве, когда жила в Харрисберге, в штате Пенсильвания. Мать частенько говорила ей, что у Пэтси, должно быть, имеется комплекс вины.

Она просмотрела повтор серии «Скорой помощи», затем взяла баночку йогурта с голубикой и уселась за компьютер. Ей пришло письмо по электронной почте от отца, который сейчас обосновался во Флориде, и еще одно от бывшей подруги по университету, с которой она хоть и жила когда-то в одной комнате, но так по-настоящему и не сблизилась.

Подруга недавно услышала от одной общей знакомой, что Пэтси преуспевает в вашингтонской полиции, и поэтому восторгалась, какую восхитительную жизнь та, наверное, ведет. Сама же подруга обитала в пригороде Шарлотта, в Северной Каролине, родила четырех детей и жаловалась на вечную скуку. Пэтси Хэмптон отдала бы все на свете, чтобы иметь хотя бы одного ребенка.

Она вернулась на кухню и достала из холодильника бутылку ледяной минеральной воды. В последнее время Пэтси начала осознавать, что жизнь ее становится какой-то смешной и никчемной. Она проводила много времени на работе и не меньше – в пустой холодной квартире, особенно по выходным. Не то чтобы у нее не было поклонников, но они почему-то все чаще стали уклоняться от встреч.

Хэмптон мечтала найти мужчину, по характеру совместимого с ее нравом и, желательно, имеющего детей. И еще она думала о том, как это изнурительно – пытаться отыскать интересного человека. Ей попадались либо безнадежные зануды, либо мужчины, которым вот-вот стукнет сорок, а они все еще ведут себя, как тинейджеры, хотя уже давно не имеют того очарования, которое неизменно несет с собой юность. «Нет смысла, нет никакого смысла», – печально размышляла Пэтси, одновременно сочиняя веселую ложь для отца во Флориде.

Зазвонил телефон, и Пэтси машинально посмотрела на часы: двадцать минут первого.

Она быстро схватила трубку:

– Хэмптон слушает.

– Это Чак, Пэтси. Извини, что беспокою так поздно. Я не помешал? Ты еще не спишь?

– Все нормально, Чак-Смельчак. Я пирую с другими вампирами. Вот теперь и ты присоединился к нашей компании.

Хотя время было позднее, Пэтси обрадовалась звонку. Чак Хафстедлер считался компьютерным гением в вашингтонском отделе ФБР. Он и Пэтси частенько помогали друг другу, и недавно она рассказала приятелю о нераскрытых убийствах на юго-востоке Вашингтона, в особенности о безымянных женщинах. Чак поведал Пэтси, что знаком с Алексом Кроссом, но у того сейчас начались свои неприятности. У детектива похитили невесту, и Хэмптон почему-то сразу связала это преступление с убийствами на юго-востоке столицы.

– Я не сплю, Чак. А что произошло? Чем ты хотел со мной поделиться?

Он начал отнекиваться и снова извиняться, что – уже в который раз! – доказывало низкую самооценку Чака:

– Да нет, я так… Может быть, ничего такого особенного, а может быть, кое-что и есть… Что-то интересное по поводу тех убийств на юго-востоке. В особенности это касается двух девчонок в Шоу. Но сведения очень странные. Я бы даже сказал, ненормальные, ты же понимаешь…

Специалисту по компьютерам из ФБР удалось-таки завладеть ее вниманием.

– Отлично, Чак, наш герой как раз и есть ненормальный, все верно. Выкладывай все, что у тебя есть. Я слушаю. Говори же, Чак-Смельчак.

Чак начал экать, мычать и вздыхать. Он никак не мог справиться с этой ужасной привычкой. Дело усложнялось еще и тем, что он, в общем, был неплохим парнем.

– Короче, тебе что-нибудь известно о ролевых играх, Пэт-си? – наконец, выдавил он.

– Немного. Дай-ка вспомнить. Это «Драконы и подземелья» или «Подземелья и драконы»… Точно не скажу.

– Все верно, «Драконы и подземелья». Пора признаться, что я иногда тоже балуюсь такими игрушками. Например, сражаюсь в «Конец тысячелетия», и не менее двух часов за сеанс. В основном, конечно, в выходные дни.

– Вот это для меня новость! Ну, продолжай же, Чак. – «О Господи! Еще не хватало мне выслушивать киберкосмические исповеди среди ночи!» – в ужасе подумала Хэмптон.

– Это весьма популярная игра, даже среди так называемого взрослого населения. Персонажи в ней работают в системе безопасности «Черный Орел». Это частная организация, членов которой нанимают по всему миру для улаживания возникших конфликтов. Все они – хорошие парни, что-то вроде крестоносцев, несущих добро.

– С тобой все ясно, приятель. Еще шесть раз прочитай «Отче наш», покайся в грехах и переходи, наконец, к делу. Посмотри на часы. Уже половина первого!

– Я, конечно, очень виноват перед тобой… Глубоко смущен… – начал мямлить Чак. – В общем, в одном из сайтов, под грифом АОЬ, существует «комната для бесед», куда я почти случайно влез. Она называется «игроки». Пока я там сидел, шло обсуждение новой игры. Даже, я бы сказал, антиигры. Известно, что во всех ролевых играх персонажи положительные, борющиеся с хаосом и злом. В этой же игре персонажи исключительно отрицательные, ставящие целью преодоление добра. И вот что интересно, Пэтси. Один из игроков нападает на женщин и убивает их. Все это происходит на юго-востоке Вашингтона. Те люди, которые обсуждали игру, сами в ней не участвуют, но слышали о ее существовании. Скорее всего, доступ к ней сильно защищен. Я думал, что тебе о ней известно. Игра называется «Четыре Всадника».

Если раньше Пэтси Хэмптон и хотелось спать, то теперь сонливость мигом улетучилась.

– Я все поняла, Чак. Спасибо тебе, и давай оставим это строго между нами. Договорились?

– Конечно.

За пару минут Пэтси загрузила компьютер, вошла в сайт AOL и отыскала нужную страницу. Она не стала участвовать в «беседах», а просто читала, чем обменивались другие. Увиденное ее заинтересовало. У Пэтси появилась мысль: уж не пробила ли она случайно первую брешь в глухой стене, окружавшей убийства «Джейн Доу».

Находившиеся в «комнате для бесед» называли себя Гадюка, Пресноводный, Джей-бой и Ланселот. Они вели бесконечную дискуссию о всевозможных фантастических играх, компьютерных журналах, и это было настолько нудно, что Пэтси начала клевать носом. Дважды вскользь упоминались «Четыре Всадника». О них говорил тот, кто называл себя Ланселотом. Чак был прав. В «комнате» присутствовали явно не игроки, но люди сведущие.

Без четверти час эти болваны окончательно наскучили ей. Наконец, она не нашла ничего лучшего, как самой отправить послание маленьким засранцам, назвавшись «Сафо».


Я поздно подсоединилась. Мне кажется, что «Всадники» – игра для настоящих храбрецов. Я не ошиблась, Ланселот?


Ланселот тут же откликнулся:


Это не так, Сапо. О них много говорят, но это антигерои, настоящие психи. Так считают даже поклонники вампирских игр.


Хэмптон напечатала:


А не о таких ли убийствах я прочла в газете? Между прочим, меня зовут как поэтессу. САФО.


Ланселот ответил:


Понял. Многие ролевые игры основаны на текущих событиях. Ничего необычного в этом нет, Сало.


Хэмптон усмехнулась настойчивости несносного маленького идиота, но стоило потерпеть, поскольку она вошла с ним в контакт. По крайней мере, какое-то время. А он ей был нужен. Что ему еще известно о «Четырех Всадниках»? Может быть, он сам участвует в игре? Она попыталась найти в компьютере данные о Ланселоте, но доступ к его информации оказался закрыт.


А ты забавный, Оцелот. Ты игрок или просто критик-любитель?


Мне не нравится сама концепция «Всадников». Но в любом случае, это строго охраняемая частная игра. Она зашифрована.


Ты знаком с игроками? Может быть, мне захочется попробовать присоединиться к ним.


Ответа не последовало, и Пэтси подумала, уж не слишком ли резво она взялась за дело. Проклятье! Надо было вести себя осторожней. Черт, черт! Ланселот, вернись! Вызывает Земля.


Я бы действительно хотела сыграть, хотя и совершенно прохладна к играм. Забудь. Ланселот?


Пэтси некоторое время ждала, но Ланселот вышел из «комнаты». На этом закончилась ее связь с кем-то, кто либо играл, либо был знаком с игрой, в которой убийства происходили на самом деле.

Глава пятидесятая

В первую неделю сентября я вернулся в Вашингтон. Никогда я не чувствовал себя настолько неуютно в собственной шкуре. Я уехал на Бермудские острова с семьей и Кристиной, а теперь возвращался один. Тот, кто похитил Кристину, вошел со мной в контакт только один раз. Каждую секунду, каждый день я тосковал по ней и чувствовал, что нахожусь очень далеко от того места, где она сейчас могла быть.

Когда я вернулся, в городе было необычно холодно и ветрено. Казалось, лето неожиданно сменилось поздней осенью. Еще на Бермудских островах я окунулся в состояние какой-то туманной нереальности и пребывал в нем и после возвращения в Вашингтон. Никогда раньше мне не было так плохо, никогда я не ощущал себя таким потерянным и выбитым из колеи.

Не были ли мы с Кристиной жертвой прихотливых фантазий сумасшедшего, который становился со временем все более и более изобретательным? Если так, то что это за псих и где он сейчас находится? Может быть, это и есть Ласка? Может быть, это одна из теней моего прошлого? Бессердечный и бестелесный ублюдок сообщил, что Кристина «у них». Вот и все. Дальше последовало оглушающее молчание.

Из аэропорта я поехал на такси. Тут же мне вспомнился Фрэнк Оденкирк, который вот так же одним августовским вечером воспользовался услугами таксиста, а потом все закончилось убийством на Алабама-авеню. Последние три недели я вообще не вспоминал про Оденкирка. Пока я отдыхал, а потом занимался своими делами на Бермудах, я начисто забыл об убийствах. Теперь же вместе с чувством вины проснулась и память. Многие люди переживали болезненные потери из-за неизвестного убийцы.

Я думал о том, наметился ли в расследовании какой-нибудь прогресс, и кто сейчас занимается этими делами. Хотя бы той частью, которая касается Оденкирка. С другой стороны, я не чувствовал себя в силах немедленно включиться в работу. Мне казалось, что я должен оставаться на Бермудских островах, и как только самолет приземлился, я чуть было не отправился назад.

Но тут вдали показался мой дом на Пятой улице. И, что самое странное, вокруг него собралась толпа.

Глава пятьдесят первая

На ступеньках у входа в дом скопилось несколько человек, а когда я подъехал поближе, еще больше их высыпало на лужайку. Вдоль улицы стояло множество припаркованных машин.

Я сразу же узнал среди присутствующих тетушку Тиу. Жена моего брата Силла и Нана оставались на крыльце с детьми. Тут же неподалеку стоял, ухмыляясь, Сэмпсон со своей подругой Милли, адвокатом из Министерства юстиции.

Кое-кто начал приветливо махать мне рукой, когда я вышел из машины, и я сразу понял, что у них ничего плохого не случилось. Но тогда зачем они все явились сюда?

Тут же присутствовала моя племянница Наоми со своим мужем Сетом Тейлором, приехавшие из Северной Каролины. На лужайке выстроились Джером Терман, Рэйким Пауэлл и Шон Мур.

– Эй, Алекс, как здорово снова встретиться! – донесся до меня бас Джерома. Наконец, я поставил свой чемодан на землю и принялся пожимать руки всем тем, кто пришел сегодня в мой дом. Меня обнимали, целовали и дружески похлопывали по спине.

– Мы приехали сюда только из-за тебя, – сообщила На-оми и крепко обняла меня. – Мы очень любим тебя. Но если ты сейчас не в настроении и не хочешь нас видеть, только скажи – и мы мигом разойдемся.

– Нет-нет, я тоже очень рад, что ты здесь, Липучка, – искренне произнес я и тут же расцеловал ее в обе щеки. Некоторое время назад моя племянница была похищена в Дареме, штат Северная Каролина. И нам с Сэмпсоном пришлось ехать туда, чтобы выручить ее. – Это здорово, что вы с Сетом решили навестить меня. Так же, как и все остальные. Вы даже представить не можете, как это замечательно.

Я продолжал обниматься с друзьями и родственниками, прижимал к себе Бабулю и детей, сознавая, насколько я счастлив, и сколько же в моей жизни прекрасных преданных людей! К дому пришли и две учительницы, подруги Кристины, из школы Соджорнер Трут. Но как только они сделали мне навстречу несколько шагов, как тут же расплакались. Им не терпелось узнать, есть ли какой-то сдвиг в расследовании дела, и не могут ли они мне хоть как-то помочь.

Я рассказал им о том, что нашелся один свидетель похищения, и что мы все, конечно, надеемся на лучшее. После этого учительницы немного успокоились. А может быть, их поддержал мой бодрый голос, хотя, в действительности, положение было гораздо хуже. То, что объявился свидетель, не придало хода расследованию. Мало того, кроме мистера Грэхема больше никто ничего не видел. Не был замечен нигде и белый фургон.

Около девяти часов Дженни удалось прижать меня в углу на заднем дворе, когда рядом больше никого не было. Перед этим я провел в подвале с Дэмоном почти полчаса, и мы успели переговорить с ним, как мужчина с мужчиной, и, кроме того, немного побоксировать с тенью.

Дэмон признался мне, что уже не помнит, как выглядит Кристина, и не может представить себе ее лицо. Но я объяснил, что это часто бывает с людьми, и ничего страшного в таком состоянии нет. Под конец мы крепко обнялись и так постояли, наверное, с минуту.

Джанель долго ждала момента, чтобы откровенно поговорить со мной.

– Ну, теперь, я надеюсь, моя очередь? – осторожно спросила она.

– Конечно, милая.

Тогда она взяла меня за руку и увлекла в дом. Мы поднялись наверх, но она повела меня не в свою, а в мою комнату.

– Если тебе здесь сегодня будет одиноко, можешь приходить ко мне. Я серьезно, – сообщила Дженни, закрывая за нами дверь. Она становится очень мудрой и умеет понимать людей. У меня растут просто замечательные дети. Нана говорит, что у них формируются чудесные характеры. И я сам вижу это.

– Спасибо, родная. Если мне будет невтерпеж, я обязательно приду к тебе. Ты очень заботливая и внимательная.

– Да, папочка. Это потому, что ты сам помог мне стать такой, и я рада этому. А теперь я должна задать тебе очень серьезный вопрос. Мне будет тяжело, но я все равно тебя спрошу.

– Давай, – поддержал ее я, чувствуя себя несколько неуютно под ее испытывающим взглядом. Сейчас я еще не до конца мог сосредоточиться и поэтому не знал, смогу ли ответить на вопрос Дженни. – Слушаю тебя, крошка моя. Выкладывай, что там у тебя.

Она отпустила было мою ладонь, но потом снова взяла ее в свои ручонки.

– Папочка, а Кристина умерла? – спросила она. – Если так, то ты можешь мне об этом сказать. Я хочу знать правду. Мне это очень важно.

Я чуть не сошел с ума в этот момент, сидя на кровати в собственной комнате. Наверное, девочка и сама не подозревала, как страшно прозвучали ее слова, и как тяжело мне было сейчас говорить.

Мне показалось, что я завис на самом краю бездонной пропасти. Еще секунда, и я могу погибнуть. Тогда я сделал глубокий вдох и внутренне собрался с силами. Мне предстояло ответить дочери и ответить правду.

– Я еще сам не знаю. Это действительно так. Но мы все надеемся найти ее, дорогая. Пока что у нас есть только один свидетель.

– Но она может быть и мертва, да, папочка?

– Давай я тебе расскажу то, что мне известно о смерти, – предложил я. – Только самое хорошее, что я знаю. Правда, это не очень много, но все же…

– Человек просто уходит и остается навсегда с Христом, – подсказала Дженни. Правда, она произнесла это так, что я засомневался, верит ли она сама в сказанное. Может быть, этому ее научила Нана в своих проповедях, а может быть, девочка услышала про смерть в церкви.

– Да, и когда знаешь об этом, малышка, то становится легче. Но я сейчас подумал о другом. Хотя, наверное, это одно и то же. Все зависит от того, с какой точки зрения смотреть на смерть.

Ее маленькие проницательные глазки продолжали смотреть прямо на меня.

– Ты можешь рассказать мне об этом прямо сейчас. Пожалуйста, папочка. Я хочу знать все. Мне интересно.

– Когда кто-нибудь умирает, мне обычно помогает вот что. Подумай и ты об этом. Мы приходим в жизнь очень легко – откуда-то из Вселенной, от Бога. Так почему уход должен быть намного тяжелее? Мы приходим сюда из хорошего места. Потом мы покидаем землю – и снова уходим в хорошее место. Это тебе понятно, Дженни?

Она кивнула, продолжая смотреть мне в глаза.

– Я поняла, – шепнула дочурка. – Это как бы равновесие. Она замолчала, обдумывая что-то, а потом снова заговорила.

– Но, папочка, Кристина же не умерла. Я это знаю. Она не умерла. Она еще не отправилась в то хорошее место. Поэтому ты не теряй надежды.

Глава пятьдесят вторая

Направляясь на юг по шоссе I-95, Шефер размышлял над тем, насколько черты характера персонажа Смерть походили на его собственные. Смерть считался, может быть, не гениальным героем, но его отличали дотошность во всем и настойчивость, в результате чего обеспечивался выигрыш в любом деле.

Черный «ягуар» мчался по дороге, минуя маленькие города, а Шефер теперь думал над тем, хочется ли ему, чтобы его схватили именно сейчас и следует ли ему, наконец, отказаться от грима, чтобы все увидели его истинное лицо. Бу Кэссиди была уверена в том, что Джеффри от кого-то прячется, и даже от нее самой. И, что более важно, от себя. Возможно, она не ошибалась. Может быть, ему очень хотелось, чтобы и Люси, и дети все-таки узнали, кто он такой есть на самом деле. И полиция тоже. А в особенности эти скованные, неестественные лицемеры из посольства.

Я Смерть, вот кто я такой. Я серийный убийца, вот кто я такой. Я больше не Джеффри Шефер, а возможно, никогда им и не был. Ну, а если и был, то очень, очень давно.

Шефер всегда замечал за собой желание мстить. Он был подлым, мелочным типом и помнил это еще с тех времен, когда ему приходилось путешествовать с семьей по Европе и Азии, прежде чем Шеферы вернулись в Англию. Отец его был военным, поэтому в доме всегда царили строгие порядки. Он часто позволял себе бить и Джеффри, и двух его братьев, но, правда, не так часто, как он поднимал руку на их мать, которая, в конце концов, умерла, упав после его удара. В то время Шеферу исполнилось двенадцать лет.

Джеффри рос крупным мальчиком и в школе считался «крутым парнем». Сверстники, да и родные братья, Чарльз и Джордж, побаивались его. Все вокруг понимали, что Джефф способен на что угодно. И это было так.

В детстве никто не подготавливал его к тому, во что он превратился, когда в юности поступил в МИ 6. Именно там Джеффри научился убивать людей. Ему это понравилось. Шефер неожиданно обнаружил, что как раз убийство себе подобных и было его настоящим призванием, страстью всей его жизни. Постепенно он действительно превратился в очень крутого парня и стал Шефером-Смертью.

Итак, он продолжал свой путь на юг. Было уже поздно, и на шоссе почти не оставалось машин. А если они и попадались, то в основном это были грузовики, торопившиеся во Флориду.

Мысленно Шефер сочинял очередное послание партнерам по игре.


Сегодня вечером Смерть отправляется во Фредериксберг, штат Мэриленд. Там живет миловидная тридцатисемилетняя женщина со своей пятнадцатилетней дочерью-красавицей. Женщина разведена. Работает прокурором маленького городка. Дочь – студентка-отличница и лидер футбольной группы поддержки. Обе женщины ложатся спать. Смерть отправляется в Мэриленд, поскольку играть в Вашингтоне становится опасно. (Да, я серьезно отношусь к вашему предупреждению.) Городская полиция брошена на поиски убийцы «Джейн Доу». Делом занимается смышленный детектив по имени Пэтси Хэмптон. Детектив Кросс вернулся с Бермудских островов. Интересно, изменился ли его характер, ведь это очень важно, верно?

Я уже вижу дом и представляю себе обеих женщин. Они живут в четырехкомнатном коттедже. В час ночи на улицах здесь пустынно. К тому же никто не будет связывать между собой эти два убийства с Джейн Доу. Жаль, что вас сейчас нет рядом со мной. Мне бы хотелось, чтобы вы испытали то, что сейчас ощущаю я.

Глава пятьдесят третья

Шефер припарковал «ягуар» на темной улице, чувствуя себя странно одиноким и испуганным. Он боялся самого себя. Того, о чем он думал и что совершал. Ни у кого не было так своеобразно устроенного мозга, поэтому никто не мог чувствовать себя так, как он. Ни у кого не возникало таких диковинных фантазий, которые, к тому же, воплощались бы в жизнь.

Другие игроки также вели сложную и фантастическую жизнь, но по сравнению с Шефером выглядели очень бледно. Голод заявил о себе целой серией психо-сексуальных убийств в Таиланде и на Филиппинах. Война считал себя некоронованным королем игры и заявлял, что все игроки находятся именно под его влиянием. Завоеватель же был прикован к инвалидному креслу и сочинял истории, как он завлекает жертвы, используя свою дряхлость и беспомощность.

Шефер сомневался, что кто-либо из них отважится продолжить игру в реальном мире.

Хотя, возможно, когда-нибудь партнеры и удивят его. Не исключено, что каждый из них все же сможет родить достойную фантазию. Вот это будет здорово!

Две намеченные им жертвы считали себя в полной безопасности, находясь в коттедже менее чем в пятидесяти ярдах от Шефера. Из машины он видел зеленый деревянный забор, окружающий каменную террасу, и круглый бассейн за ней. Масса возможностей, которые стоит рассмотреть.

Можно, например, убить обеих, обставив это как казнь, и тут же вернуться в Вашингтон.

Тогда местная полиция и ФБР будут растеряны и сбиты с толку. Может быть, это преступление привлечет внимание телевидения. Две женщины застрелены во сне: мать и дочь – предмет восхищения всего городка. Ни мотивов, ни подозреваемых.

Его плоть окатило волной возбуждения, да так, что ему трудно стало передвигаться. Это показалось ему настолько смешным и абсурдным, что он не смог сдержать улыбки.

Через два или три дома от него залаяла какая-то собачонка. Мелочь, судя по тявканью. Потом к ней присоединился собрат покрупнее. Собаки почувствовали опасность и знали, что он здесь.

Шефер притаился под кроной клена в дальнем углу заднего двора и выжидал, пока луна не осветила окрестности.

Вытащив из кармана кости, он присел на корточки и бросил их на подстриженную траву газона. Вот так. Играем по правилам. Давайте посмотрим, что нам предлагает сегодняшняя ночь. В темноте Шефер пересчитал сумму выпавших очков. Сейчас кости казались размытыми и нечеткими.

Он не поверил своим глазам. Сейчас ему самому захотелось завыть, словно тем перепуганным и обезумевшим собакам.

Кости показывали сумму в семь очков.

Смерти следовало удалиться, и немедленно! Сегодня никаких убийств!

Нет! Он не вынесет этого! К черту эти кости! Он никуда не уедет. Он не может. Он окончательно потерял контроль над ситуацией, но пусть так и будет.

Alea jacta est. На память пришли слова из школьной программы по латинскому языку. Слова, приписываемые Юлию Цезарю, перед тем как он перешел Рубикон. Жребий брошен.

Это была знаменательная ночь. Впервые Шефер решился нарушить правила и, таким образом, изменить игру навсегда.

Ему необходимо было убить кого-то, и этот позыв значил для него все.

Он поспешил к дому, боясь, что передумает. Шефер нервничал, и это вызвало невероятный приток адреналина. Сначала он хотел воспользоваться стеклорезом, но, махнув рукой на предосторожности, просто разбил стекло кулаком в перчатке.

Проникнув внутрь, он быстро прошел по темному коридору. Джеффри почувствовал, что вспотел, хотя для него это было нехарактерно. Он тихо вошел в спальню Дейдры, которая продолжала спать, не услышав звона осколков. Ее голые руки были закинуты за голову, словно она заранее сдавалась.

– Прекрасно, – прошептал Шефер.

На женщине были белые бикини и такой же лифчик. Ноги приглашающе раздвинуты. Наверное, во сне она чувствовала, что он придет. Шефер верил в вещую силу снов и считал, что к ним надо прислушиваться.

Он все еще испытывал возбуждение и был рад, что решился нарушить правила.

– Кто ты такой, черт возьми?! – внезапно раздался голос у него за спиной.

Шефер резко обернулся.

Это была Линдси, дочь спящей женщины, в кораллово-розовом пеньюаре. Джеффри хладнокровно поднимал пистолет, пока ствол не замер на уровне ее глаз.

– Ш-ш-ш, тебе не надо этого знать, Линдси, – произнес он самым спокойным голосом, даже не утруждаясь, чтобы скрыть явный британский акцент. – Но тебе я могу сказать.

И он выстрелил.

Глава пятьдесят четвертая

Во второй раз в жизни я почувствовал, что значит оказаться в роли человека, пострадавшего от преступника, а не детектива, расследующего это преступление. Я ничего не соображал и пока что никак не мог сосредоточиться. Мне нужны были положительные эмоции, и поэтому следовало, например, поработать немного на кухне при больнице святого Антония, увлечься благотворительностью или чем-то еще, чтобы только не думать о том, что произошло.

Мне надо было срочно занять свой мозг, но я уже знал, что потерял способность концентрироваться, хотя раньше это казалось мне таким простым и естественным состоянием. На глаза попалась статья о двух убийствах в Мэриленде, и они почему-то сильно взволновали меня без особых на то причин. Но, тем не менее, я не стал на них зацикливаться. А следовало бы.

Я продолжал находиться в каком-то беспомощном состоянии, чувствуя себя абсолютно потерянным. Ночами я все так же думал о Кристине, вспоминая в малейших подробностях те дни, когда мы были вместе. Образ ее преследовал меня повсюду.

Сэмпсон пытался как-то встряхнуть меня и активно действовал. Мы с ним дежурили на улицах юго-востока, пытались найти фиолетово-синее такси, расспрашивали жителей Шоу о подозрительных лицах. Очень часто я возвращался домой не раньше одиннадцати вечера.

Но меня это не тревожило, потому что все равно сон мой был окончательно расстроен.

И Сэмпсон очень сильно переживал за меня. Еще бы! Ведь Джон – мой самый лучший друг.

– Ты, по идее, должен сейчас работать над делом Оденкирка, верно? Что касается меня, то я пока что вообще отстранен от всяческих расследований. Шеф взбесится, если что-то выяснит. И мне это нравится, – заявил Сэмпсон, когда мы с ним патрулировали вечером Эс-стрит. Сэмпсон вырос в этом районе и знал тут все закоулки.

– Эй, Джамал, ты, кажется, у нас слывешь всезнайкой? – крикнул он юноше с бородкой, сидящему на ступеньках безликого серого дома. – У тебя нет для меня ничего интересного?

– Ничего я не знаю. Сижу и спокойно отдыхаю. Дышу свежим воздухом. А у тебя как дела?

Сэмпсон повернулся ко мне.

– Эти проклятые торговцы крэком завладели тут каждой улицей. А местечко здесь что надо. Убивай кого хочешь, и тебя никогда в жизни не найдут. Кстати, ты давно не связывался с полицией на Бермудских островах?

Я кивнул, уставившись куда-то вдаль:

– Патрик Басби сказал, что история с Кристиной наконец-то сошла с первых страниц местных газет. Я даже не знаю, хорошо это или плохо. Наверное, все же плохо.

Сэмпсон согласился со мной:

– Да, теперь на них никто не давит. Ты не думаешь туда вернуться?

– Не сейчас, но, конечно, я туда обязательно вернусь и все же выясню, что произошло на самом деле.

Он посмотрел мне в глаза:

– Ты меня слушаешь, Алекс? Где ты витаешь, Шоколадка?

– Я здесь. Почти всегда. Со мной все в порядке, – я указал ему на кирпичное здание впереди. – Вот отсюда прекрасно виден вход в тот подъезд, где жили девушки. Из любого окна. Давай-ка немного поработаем.

Сэмпсон кивнул:

– Я в твоем распоряжении настолько, насколько ты захочешь.

В тот вечер мне почему-то даже нравилось ходить по улицам города и искать свидетелей. Мы переговорили со всеми жильцами дома, которые оказались в квартирах, и это составило примерно половину от их общего числа. Но никто не видел ни фиолетово-синего такси, ни девушек Тори и Марион. Во всяком случае, так отвечали нам люди.

– Ты считаешь, тут есть какая-то связь? – спросил я Сэмпсона, когда мы спускались с четвертого этажа. – Что ты думаешь по этому поводу? Что такого я мог упустить из виду?

– Ничего, Алекс. Ты ничего не упускаешь, просто Ласка не оставляет следов и улик. Никогда.

Мы оказались у выхода. И тут столкнулись со стариком, который нес три полиэтиленовых пакета с продуктами из ближайшего магазина.

– Мы расследуем убийство, – представился я. – Две молодых девушки были убиты в доме напротив.

Старик кивнул:

– Тори и Марион. Я знал их. Вы хотите расспросить меня о том парне, который выслеживал их? Он просидел здесь всю ночь. В дорогой черной машине. По-моему, это был «мерседес» или что-то подобное. Так вы считаете, что он и есть убийца?

Глава пятьдесят пятая

– Меня некоторое время не было в городе. Я на неделю уезжал навестить своих сумасшедших сестричек, а они живут в Северной Каролине. Мне так захотелось поесть домашненького… – объяснял старик, когда мы поднимались на четвертый этаж. – Вот почему раньше вы бы и не смогли со мной побеседовать.

Только благодаря старой школе нам удалось разыскать этого свидетеля. В наше время полицейские стараются избегать повторного обхода домов. Старика звали Люк Девитт. Когда-то он работал в огромной телефонной компании «Белл», но теперь вышел на пенсию. Он был у меня пятьдесят третьим опрашиваемым из района Шоу.

– Я видел человека, который приехал сюда около часа ночи. Поначалу я не придал этому большого значения, – рассказывал Девитт. – Подумаешь! Может, он ждал кого-нибудь. Было похоже, что у него тут имеется какое-то дело. Я выглянул в два часа ночи, но он оставался на месте. Так и сидел в машине. Вот тогда мне все это и показалось странным, – старик надолго замолчал, будто силясь припомнить, что же происходило потом.

– И что же случилось дальше? – подстегнул его я.

– Я попросту заснул. Но в половине четвертого я проснулся от того, что захотел в туалет по-маленькому. А этот тип продолжал сидеть в своей черной блестящей машине! Вот на этот раз я попробовал разглядеть его получше. Он наблюдал за противоположной стороной улицы. Ну, совсем как настоящий шпион или что-то в этом роде. Я точно не мог определить, куда он таращится, но там, наверху, его явно что-то серьезно интересовало. Тогда я почему-то подумал, что он, наверное, из полиции. Правда, машина у него была слишком уж роскошная, не как у копов.

– Это вы правильно подметили, – кивнул Сэмпсон и расхохотался. – Лично в моем гараже «мерседес» никогда не стоял.

– Я не поленился и в темной комнате подтащил поближе к окну небольшой стульчик от журнального столика. Свет я не включал, чтобы он меня не увидел. Теперь мне уже стало самому любопытно, кто же это такой. Помните старый фильм «Окно во двор»? И я стал воображать себе, кем мог быть этот странный господин и кого же он ждет. Ревнивый любовник, ревнивый муж или ночной грабитель? Но он сидел тихо и никому никакого вреда не наносил, пока я за ним наблюдал.

– Так вы не смогли разглядеть его получше? – вмешался я. – Того, кто сидел в машине?

– Когда я выходил в туалет, он, наконец, выбрался из своего авто. Открыл дверцу, но свет в салоне почему-то не зажегся. И это показалось мне странным, потому что уж очень хороша у него машина. Тогда почему же свет не работает? И от этого у меня еще сильней разгорелось любопытство. Я прищурился и принялся вглядываться вниз, – старик снова замолчал.

– И что же?

– Незнакомец оказался высоким блондином. Белым парнем, представляете? Не часто такого встретишь в нашем районе, да еще и ночью. А если на то пошло, то их тут и днем-то никогда не бывает.

Глава пятьдесят шестая

В расследовании убийств «Джейн Доу» у детектива Пэтси Хэмптон появились первые результаты. Она снова поверила в свои силы и удивительные способности разгадывать загадки, подкидываемые преступниками. По своему опыту она знала, что умом опережает всех остальных сотрудников полиции.

Правда, теперь ей очень помогало расположение Питтмана: Пэтси могла пользоваться любыми средствами, предоставляемыми участком. Весь следующий день и еще полдня она провела в здании ФБР вместе с Чаком Хафстедлером. Она понимала, что использует Чака в своих целях, но он, правда, не возражал. Чак был человеком одиноким, и его вполне устраивало ее общество. В половине четвертого они с Чаком все еще находились в «комнате для бесед», куда снова заявился Ланселот. «Оцелот», – Пэтси вспомнила, как в шутку назвала его.

– Он не мог больше терпеть, правда? – довольно улыбнулась Хэмптон. – Вот мы и поймали тебя, любитель фантастической дребедени.

Хафстедлер как-то странно посмотрел на нее, и брови его изумленно выгнулись:

– Половина четвертого, Пэтси. Тебе это ни о чем не говорит? Лично мне – очень многое. Возможно, конечно, что он играет и на рабочем месте. Но я могу биться об заклад, что наш Ланселот – самый заурядный школьник.

– А может быть, ему просто нравится общаться с детьми, – высказала предположение Пэтси и сразу же расстроилась, представив себе того, кого она так долго выискивала.

На этот раз она даже не стала входить в контакт с Ланселотом. Они с Чаком только молча наблюдали за той смехотворной дискуссией, которая проходила между посетителями сайта. Одновременно Чак пытался отыскать координаты Ланселота.

– Ты только посмотри, какой ловкий, настоящий хакер! Выставить такую мощную защиту, надо же! Надеюсь, нам все же удастся прорваться через нее.

– Я верю в тебя, Чак-Смельчак.

Ланселот оставался на сайте еще час. К этому времени специалист по компьютерам из ФБР уже решил свою задачу. Адрес и имя оказались у него в руках: Майкл Ормсон, Хатчинс-Плэйс, Фоксхолл.

Без нескольких минут пять два темно-синих фургона подтянулись к дому Орсмона у джорджтаунского водохранилища. Пять агентов в синих фэбээровских ветровках и детектив Пэтси Хэмптон окружили большой старинный особняк, имеющий лужайку в два акра земли.

Старший агент ФБР Бриджид Дуайер и Хэмптон незаметно подошли к парадному входу. Дверь оказалась незапертой. Осторожно войдя внутрь с оружием наготове, они прошли по коридору и обнаружили Ланселота в кабинете.

На вид ему было не более тринадцати лет. Этакий подающий надежды вундеркинд. Он сидел в одних шортах и носках перед компьютером и не слышал происходящего вокруг.

– Эй, а откуда вы взялись и что делаете в моем доме? Я ничего плохого не натворил! Кто вы такие? – громким, но жалобным голосом завопил Майкл Ормсон.

Это был худощавый мальчик со следами оспы на лице. Плечи и спину его покрывала какая-то сыпь, похожая на экзему. Чак Хафстедлер попал в самую точку. Ланселотом оказался школьник, усаживающийся за компьютер после занятий. Он-то уж никак не мог оказаться Лаской. Просто не мог.

– Ты и есть Майкл Ормсон? – задала вопрос Хэмптон. Она опустила пистолет, но не торопилась прятать его в кобуру.

Мальчик опустил голову и, казалось, готов был разреветься:

– Боже мой! – простонал он. – Да, я Майкл Ормсон. А вы кто такие? Вы, наверное, все расскажете моим родителям?

Глава пятьдесят седьмая

Пришлось сразу же связаться с родителями Майкла. Его мать работала в обсерватории военно-морских сил, а отец – в больнице Джорджтаунского университета. Ормсоны в настоящее время были в разводе, однако менее чем через десять минут прибыли на место. Даже несмотря на то, что в городе начинался час «пик». Еще двое их детей, Лаура и Анна Мария, только что вернулись из школы.

Пэтси Хэмптон уговорила родителей позволить ей побеседовать с Майклом в доме. Детектив предупредила, что они могут не только присутствовать при разговоре, но даже вмешиваться или вообще прекратить его, если их что-то не устроит. В противном случае она вместе с агентом Дуайер будет вынуждена доставить мальчика на допрос в ФБР.

Марк и Синди Ормсон сразу же согласились на ее предложение. Было ясно, что они напуганы, особенно присутствием сотрудников ФБР, и поэтому решили полностью довериться Хэмптон. Пэтси знала, что внушает людям доверие: симпатичная, искренняя девушка с доброй обезоруживающей улыбкой.

– Меня интересует игра, называемая «Четыре Всадника». Это единственная причина, Майкл, по которой мы пришли сюда. Нам нужна твоя помощь.

Тинэйджер уронил голову на грудь и принялся раскачиваться на стуле. Наблюдая за нервничающим подростком, Хэмптон решила попробовать другой подход.

– Майкл, если ты считаешь, что занимался на компьютере чем-то недозволенным, то нам на это наплевать. Это несущественно. Мы появились не из-за твоей семьи и не из-за твоего хакерства. В Вашингтоне произошли убийства, и прослеживается определенная связь их с известной тебе игрой. Пожалуйста, помоги нам, Майкл. Ты единственный, кто в силах сделать это. Единственный.

Марк Ормсон, работавший радиологом в больнице, подался вперед, чуть не сползая с черного кожаного дивана. Сейчас он выглядел еще более испуганным, чем когда только вошел в дом.

– Мне кажется, нам надо позвать адвоката, – прохрипел он.

Пэтси Хэмптон отрицательно покачала головой и дружелюбно улыбнулась обоим родителям:

– Это никак не касается вашего сына, мистер и миссис Ормсон. У него не было и нет никаких неприятностей.

Она снова повернулась к мальчику:

– Майкл, что тебе известно об игре «Четыре Всадника»? Мы знаем, что ты не являешься ее участником. И, конечно, понимаем, что это частная, конфиденциальная игра.

Наконец Майкл поднял голову. Пэтси сразу поняла, что сумела внушить доверие этому мальчику. Возможно, у нее все получится.

– Я практически ничего не знаю, мэм, – тихо выдавил он. Хэмптон понимающе кивнула:

– Это очень важно для нас, Майкл. Кто-то убивает людей в юго-восточной части Вашингтона. Только это уже не фантастическая игра. Преступления совершаются на самом деле. И мне кажется, что ты можешь нам помочь. Ты можешь спасти других людей от смерти.

Майкл опять опустил голову. За все время, пока родители были дома, он ни разу не взглянул в их сторону:

– Да, я неплохо разбираюсь в компьютерах. Наверное, вы это уже успели заметить.

Детектив Хэмптон снова согласно закивала, стараясь всячески поддержать мальчишку и вселить в него уверенность.

– Да, нам это известно, Майкл. Мы с трудом смогли проследить твои данные. Ты действительно великолепно разбираешься в компьютерах. Мой приятель из ФБР Чак Хафстедлер был просто поражен твоими способностями. Ты сумел произвести на него хорошее впечатление. А когда все это закончится, мы смогли бы показать, где он работает. Тебе наверняка понравится, и ты посмотришь, какое у него есть оборудование.

Тут Майкл улыбнулся, показав свои огромные выступающие вперед зубы со скобками:

– Этот парень появился летом, возможно, в конце июня, в «комнате для бесед», ну, там, где вы меня нашли.

Пэтси смотрела на мальчика, стараясь не терять с ним контакта. Сейчас он ей был очень нужен. Ее чутье подсказывало, что именно здесь находится ключ к тайне.

Тем временем Майкл неторопливо продолжал:

– Он такой тип, в общем, ну, он как бы сам повел разговор. Он какой-то чудной, ненормальный, что ли. Начал критиковать такие хорошие игры, как «Горец», «Драконы и подземелья», «Тысячелетие» и еще другие, самые популярные. И все время встревал в дискуссии. А сам никому и слова не давал вставить. Мне даже показалось, что он заведенный, наверное, что-то принимал внутрь.

Он постоянно намекал на игру, которая в корне, принципиально отличается от всех остальных. И называлась она «Четыре Всадника». С одной стороны, он ничего не хотел о ней рассказывать, а с другой постоянно делился информацией, но только кусочками. Он раскрывался очень медленно, но и заткнуться никак не мог.

Этот тип уверял всех в том, что персонажи в «Дюне» или «Драконах», предсказуемы и занудливы. Должен признаться, что мне иногда самому начинает так казаться. Но потом он заявил, что вот, мол, его герои очень хаотичны и представляют зло вместо законопослушного добра. Потом добавил, что они совсем не похожи на стандартных героев из обычных игр, а больше напоминают настоящих людей из жизни. Они эгоистичны, им плевать на всех остальных. И они не следуют никаким правилам общества. Он еще заявил, что «Четыре Всадника» – самая лучшая и продвинутая игра. Вот, пожалуй, и все, что он нам рассказал собственно о ней. Но, надеюсь, вам уже тоже понятно, что если такая игра и существует, то только для полных психов.

– А каким именем он назвался? – поинтересовалась агент Дуайер.

– Когда вошел на сайт? Или вас интересует его настоящее имя? – деловито осведомился Майкл и хитро улыбнулся, довольный тем, что щегольнул термином.

Агент Дуайер и Хэмптон переглянулись.

– Я сумел выследить его, так же, как и вы меня. Я все-таки расшифровал его коды. Я знаю и как его зовут, и где он живет. И даже где работает. Это Шефер. Джеффри Шефер. Он служит в Британском посольстве на Массачусетс-авеню. Он там занимается анализом информации или чем-то в этом роде. Если, конечно, верить их посольскому сайту. Ему сорок четыре года.

Майкл Ормсон скромно оглядел комнату. Наконец, он мог посмотреть в глаза родителям, которые теперь окончательно успокоились. Затем он снова встретился взглядом с Хэмптон.

– Вам поможет весь этот бред, которым я с вами поделился? Скажите, я сумел помочь?

– Да. И еще как, Оцелот!

Глава пятьдесят восьмая

Джеффри Шефер дал себе слово, что сегодня вечером не станет пользоваться таблетками. И еще он твердо решил на какое-то время приструнить свои фантазии и притаиться. Он прекрасно понимал, к каким выводам могут прийти сейчас психологи относительно таинственного убийцы. Его фантазии прогрессируют, и скоро наступит стадия неудержимой, неконтролируемой ярости, настоящего бешенства. И они будут абсолютно правы. Вот именно поэтому ему теперь надо было немного охладить свой пыл и успокоиться.

Шефер был искусным поваром. Надо сказать, что он был талантлив во многих областях. Иногда он готовил умопомрачительные обеды для своей семьи, а когда на него находило, то мог стряпать даже на целую компанию. Когда он готовил, то любил, чтобы семья присутствовала на кухне. Ему нравилось иметь аудиторию всегда и во всем, пусть даже такую, как Люси и дети.

– Сегодня вечером вы попробуете классическую тайскую кухню, – провозгласил он своим благодарным слушателям, в то время как они с интересом следили за его руками. Настроение у Шефера было приподнятое, и он еще раз напомнил себе, что дома надо держаться и не позволять себе ничего лишнего. Возможно, следовало бы принять таблетку транквилизатора, перед тем как начать готовить. Тем более, что сегодня его организм еще не был перегружен лекарствами.

– Тайскую пищу от всех других кухонь юго-восточной Азии отличают строгие правила, требующие вполне определенных ингредиентов и пропорций. Особенно это касается приправ, – читал Джеффри лекцию, подготавливая сердцевины из нарезанных овощей.

– Это совершенно уникальная кухня. В ней переплетаются традиции китайской, индонезийской, индийской, португальской и малайской. Могу поспорить, что никто из вас раньше об этом не знал. Особенно Трисия и Эрика.

Девочки рассмеялись и тут же смутились. Совсем как их мамочка.

Джеффри подошел к Люси и воткнул ей в волосы цветок жасмина. Затем по цветку каждой девочке. Он хотел в шутку проделать то же самое с Робертом, но сын, расхохотавшись, успел отбежать.

– Дорогой, только постарайся сегодня не переусердствовать со специями. Подумай о детях, – напомнила Люси.

– Конечно, милая, конечно. Уж если ты заговорила о специях и остроте блюда, то все зависит от капсаицина, который содержится в перегородках вот этого чилийского перца. Капсаицин является сильным раздражителем и сжигает все, к чему прикоснется, даже кожу. Вот почему повару нелишне проявить мудрость и позаботиться о резиновых перчатках на этом этапе. Но я человек не очень мудрый, и перчаток у меня, как вы видите, нет. Я, можно сказать, человек немного сумасшедший, – он засмеялся, и дети присоединились к нему. Только Люси в эти секунды выглядела озабоченной и взволнованной. Шефер сам подавал блюда на стол, не прося помощи, и громко объявлял их названия по-тайски и по-английски.

– Плаа меук йаанг, или жареный кальмар. Очень вкусно. Мъенг кум, то есть скрученные листья с «сокровищами». Прелесть! Плаа йаанг каенг пхет, что означает «обжаренный люциан под красным соусом карри». М-м-м! Неповторимо. Правда, все это немножко острое, особенно последнее блюдо.

Он внимательно наблюдал, как семья пробует его стряпню. Как только они дошли до люциана, слезы градом покатились по щекам жены и детей, а Эрика даже задохнулась.

– Папа, очень остро! – пожаловался Роберт, стараясь проморгать слезы.

Но Шефер только кивал и улыбался. Ему нравились такие моменты. Его идеальная семья корчится и плачет. Он наслаждался каждой секундой пытки. Даже такую простую вещь, как ужин, ему удалось превратить в мучительную игру.

Без четверти девять он поцеловал Люси и сослался на необходимость совершить «моцион», как он называл свои ежедневные отлучки из дома. Он сразу же направился к «ягуару» и поехал на Фелпс-Плэйс, тихую полутемную улицу.

Здесь он принял щедрые дозы торазина и либриума, немного подумал и добавил укол торадола. Выждав немного, он проглотил еще несколько таблеток. И только после этого успокоился и отправился к своему врачу.

Глава пятьдесят девятая

Шефер не любил тупых и надменных привратников в доме, где жила Кэссиди, и справедливо считал, что они питают к нему аналогичные чувства.

Впрочем, кому нужны их любовь и уважение? Эти ленивые беспомощные болваны не умели ничего, кроме как открывать двери и льстиво улыбаться толстозадым жильцам.

– Я приехал к доктору Кэссиди, – доложил Шефер знакомому чернокожему идиоту. На лацкане его пиджака был приколот значок, где с небрежным изяществом было выведено «Мэл». Наверное, этот значок он носил для того, чтобы ненароком не забыть собственного имени.

– Хорошо, – отчеканил Мэл.

– А разве не положено говорить «хорошо, сэр»?

– Хорошо, сэр. Я сейчас позвоню доктору Кэссиди. Подождите здесь, сэр.

Шефер прекрасно слышал голос Бу в телефонной трубке привратника. Без сомнения, она должна была предупредить его о том, что ждет гостя. И его должны были пропустить сразу же. Она ведь знала, что он едет. Они только что переговаривались по телефону, пока он подруливал к ее дому.

– Можете подняться наверх, сэр, – наконец, соизволил пропустить его нахал-привратник.

– Я сейчас вышибу ее мозги, Мэл, – прорычал Шефер и, вальсируя, направился к лифту. – А ты стереги дверь, не то ее кто-нибудь украдет.

Когда лифт остановился на десятом этаже, Бу уже стояла в коридоре, ожидая появления Джеффри. На ней был наряд от Эскады стоимостью не менее пяти тысяч долларов. Бу отличалась весьма крупной фигурой и сейчас в кричаще яркой одежде больше походила на тореадора или тамбурмажора духового оркестра во время какого-нибудь парада. При взгляде на нее становилось понятным, почему два мужа сочли за благо покинуть ее. Вторым ее супругом был врач, доктор медицины. Тем не менее, она оказалась прекрасной любовницей и при этом отдавала гораздо больше, чем получала. И, что еще более важно, она снабжала Джеффри лекарствами. Большинство их представляли собой образцы продукции, которую приносили ее мужу сотрудники разнообразных фармацевтических заводов. Бросая Бу, он предпочел оставить и все таблетки. Количество «образцов» приятно удивило Шефера, но Кэссиди убедила его, что у фармацевтов такие объемы в порядке вещей. У Бу было много приятелей-врачей, которые часто выручали ее в обмен на небольшие сексуальные услуги, поэтому она могла доставать любые препараты, в том числе и наркотические.

Шеферу захотелось овладеть ею прямо здесь, в коридоре. Он знал, что Бу понравится такая выходка. Она бы оценила спонтанность и страсть, которые отсутствовали в ее скучной жизни. Подумав секунду, он все же посчитал благоразумным отложить задуманное до следующей встречи. Сейчас надо было решить куда более насущную проблему: у Джеффри заканчивались таблетки.

– Похоже, ты не слишком рад видеть меня, Джефф, – пожаловалась Бу, ласково поглаживая его лицо пальцами с длинными ярко-красными ногтями. Эти ногти почему-то испугали Шефера, и он отпрянул в сторону.

– Что с тобой, дорогой? Что случилось? Ну-ка, расскажи своей Бу, что происходит?

Шефер приблизился к ней и крепко прижал к груди ее огромное тело. У нее были большие теплые груди и толстые ноги. Шефер погладил Кэссиди по волосам, потерся подбородком о ее щеку. Ему нравилось ощущать свою власть над ней, над своим поганым психиатром.

– Я не хочу сейчас говорить об этом. С тобой я чувствую себя гораздо лучше.

– И все же, что с тобой случилось? Тебе придется поделиться своими страхами, дорогой.

Тогда Шефер моментально сочинил достоверную историю о том, как трудно ему живется и насколько напряжены его нервы.

– Люси заявила, что ей стало известно про нас с тобой. Боже мой! Ей мерещились мои любовницы еще до того, как мы начали встречаться. К тому же, она постоянно угрожает мне и твердит, что обязательно разрушит всю мою жизнь. Уверяет, что бросит меня и через суд отнимет те крохи, которыми я владею. А ее папаша сначала устроит так, чтобы меня выгнали с работы, а потом еще и опозорит. Это он умеет. Самое плохое заключается в том, что женушка отравляет моих детей, настраивая их против меня. Они теперь все говорят мне одинаково обидные фразы: «абсолютный неудачник», «никчемный сотрудник» или же просто «папочка, когда же ты начнешь зарабатывать». Иногда мне начинает казаться, что они правы.

Бу нежно поцеловала его в лоб:

– Нет-нет, что ты, дорогой. О тебе очень хорошо отзываются в посольстве. Я знаю, какой ты внимательный и любящий отец. Тебе просто досталась злобная, испорченная жена, которая пытается тебя унизить. Не позволяй ей делать этого!

Шефер знал, каких слов ждет Бу, и поэтому произнес:

– Ну, я надеюсь, мне осталось недолго терпеть эту стерву и грубиянку. Клянусь Богом, это долго не протянется. Я так люблю тебя, Бу. Скоро, очень скоро я расстанусь с Люси навсегда.

Он посмотрел на ее лицо, сильно накрашенное и припудренное, и заметил, как в глазах собираются слезы:

– Я люблю тебя, Джефф, – зашептала Кэссиди, и Шефер улыбнулся, будто ему было приятно в который раз узнать это.

Да, в искусстве притворства он преуспел. Ложь. Фантазии. Ролевые игры.

Он расстегнул пуговицы на ее розовато-лиловой блузке и начал ласкать ее, увлекая в квартиру, поближе к дивану.

– Ты знаешь, какая терапия мне нужна? – страстно зашептал Джеффри на ухо своей любовнице. – Конечно, знаешь, дорогая.

Глава шестидесятая

Я не спал с пяти утра и, в конце концов, позвонил инспектору Басби на Бермудские острова. Мне хотелось связываться с ним каждый день, иногда по несколько раз, но я заставил себя не делать этого.

Ведь я еще более ухудшил бы свое положение, если бы стал так часто напрягать местную полицию. Они могли подумать, что я просто не доверяю им и мешаю спокойно проводить расследование.

– Патрик? Это Алекс Кросс из Вашингтона. Я не помешал? Вы можете со мной сейчас поговорить? – сразу же поинтересовался я, стараясь, чтобы голос мой прозвучал не слишком взволнованно.

Конечно, я чувствовал себя совсем не спокойно. Я уже успел позавтракать с Наной и долгое время ходил по комнате взад-вперед. Так я провел время до половины девятого, когда можно было уже звонить Басби в участок в Гамильтоне. Начинался рабочий день, а я знал, что Патрик – человек пунктуальный и никогда не опаздывает на службу.

Я прекрасно представлял себе этого маленького жилистого человечка в его небольшом кабинете. Но за всем этим мне опять мерещилась Кристина на своем мопеде. Уже в который раз она все так же прощально махала мне рукой тем самым солнечным днем.

– У меня появилось кое-что для вас от моих приятелей из Интерпола, – начал я и поведал о похищении женщины на Ямайке этим же летом и еще одной на Барбадосе. Эти преступления немного походили на исчезновение Кристины. Правда, сам я не считал, что тут имеется какая-то связь, но мне все равно хотелось поделиться с Басби хоть какой-то информацией.

Патрик был человеком терпеливым и сдержанным. Он сначала внимательно выслушал все то, что я ему выложил, и только потом перешел к очередной серии своих замечаний. Правда, он был чересчур вежливым и поэтому для допросов слишком мягким. Но он не сдавался, и это немного утешило меня.

– Могу высказать предположение, что ни одно из этих похищений так и не было раскрыто, Алекс. Ведь этих женщин так и не нашли, да?

– Это верно. Они до сих пор считаются пропавшими. Никаких следов.

Басби громко вздохнул:

– Все же надеюсь, что ваша информация окажется полезной. Я, разумеется, свяжусь с другими островами и попробую выяснить еще что-нибудь. Есть еще какие-нибудь сведения от Интерпола или ФБР?

Мне не хотелось прерывать связь. Сейчас, разговаривая с ним, я снова почувствовал, что начинаю оживать.

– В очень отдаленных районах тоже было похищено и убито несколько женщин, и все они оказались безымянными, как Джейн Доу. Это происходило в Бангкоке, на Филиппинах и в Малайзии. Но, если честно, пока ничего обнадеживающего.

Теперь мне представилось, как он складывает губы в трубочку и задумывается.

– Я все понимаю, Алекс. Пожалуйста, продолжайте информировать меня о любых новостях, которые будете получать из своих источников. На мои звонки с просьбой о помощи частенько просто не отвечают. Мне искренне хотелось бы сообщить вам что-нибудь приятное. Но, боюсь, пока что мне вас абсолютно нечем порадовать. Кроме Перри Грэхема никто больше не видел того белого фургона. Так же как и Кристину.

Все это очень таинственно и непонятно. По-моему, она так и не доехала до Гамильтона. Я все время молюсь за вас, за вашу чудесную семью и, конечно, за Джона Сэмпсона.

Я поблагодарил Басби и, повесив трубку, отправился наверх, чтобы переодеться и идти на работу.

До сих пор мое расследование дела Оденкирка так и не продвинулось, а шеф связывался со мной ежедневно по электронной почте. Я прекрасно понимал, что сейчас переживает семья Фрэнка. Шумиха в прессе по случаю этого убийства стихла, как это обычно и происходит. К сожалению, статья «Пост» о нераскрытых убийствах на юго-востоке тоже постепенно забывалась.

Стоя под горячим душем, я думал о Люке Девитте и таинственном «наблюдателе» на Эс-стрит. Что же мог делать так долго в таком месте белый мужчина на «мерседесе»? Может быть, тут имелась непосредственная связь с убийствами Тори Гловер и Марион Кардинал? Однако все это пока казалось мне бессмысленным. И поэтому сводило с ума. Ласка не походил на обычных серийных убийц. Не был он, конечно, злым гением, как, например, Гэри Сонеджи, но все же пока что оставался неуловимым. И у него это здорово получалось…

Мне нужно было понять, зачем кому-то понадобилось сидеть так долго в машине возле дома Тори Гловер. Может быть, тот неизвестный блондин был частным детективом? Или самим убийцей? Одна теория внезапно пришла мне на ум. Не исключено, что он являлся соучастником убийцы. Они работали на пару. С подобным мне уже как-то приходилось сталкиваться в Северной Каролине.

Я сделал воду погорячее, посчитав, что так будет легче сосредоточиться. Пар должен был смыть паутину с моего мозга и возродить меня из мертвых.

Наконец, Нана начала стучать по трубе из кухни:

– Спускайся и отправляйся на работу, Алекс! Ты можешь использовать всю мою горячую воду! – кричала она, перекрывая шум душа.

– Последний раз, когда я оплачивал счет за воду и газ, там стояло мое имя! – так же громко отозвался я.

– А горячая вода все равно моя. Так было и будет всегда! – не отступилась старушка.

Глава шестьдесят первая

Каждый день и каждую ночь я выходил на улицы юго-востока, чтобы усердно работать, однако мои усилия пока что не приносили плодов. Я упорно искал и фиолетово-синее такси, и тот самый черный «мерседес» последней модели, на который ссылался Люк Девитт и который он якобы видел на Эс-стрит.

Иногда мне казалось, что я лунатик и хожу как во сне. Постепенно я привык и к этому, просто старался «ходить во сне» побыстрее. Расследование топталось на прежнем месте и никак не хотело сдвигаться с мертвой точки. Каждый день я получал советы и отыскивал тоненькие ниточки, но все они одинаково заводили меня в тупик.

В тот вечер я вернулся домой в начале восьмого, чувствуя себя измотанным. Однако детям все равно удалось затащить меня в подвал для очередного занятия боксом. Дэмон показал хорошую скорость при работе руками. Он удивил меня своей силой, учитывая его возраст. Сынишка всегда был в хорошем настроении, и это радовало меня. Кроме того, я был убежден, что он никогда не станет злоупотреблять своими боксерскими достижениями в школе.

Дженни только начинала учиться боксу, и ей больше нравилось смотреть на нас с Дэмоном, хотя и она тоже, безусловно, понимала, как много это значит – уметь защитить себя. Она быстро схватывала новые приемы и старалась изо всех сил, хотя сердце ее, конечно, не принадлежало спорту. Вместо этого она с удовольствием подшучивала надо мной и Дэмоном, иногда окончательно сводя нас с ума своими остротами.

– Алекс, тебя просят к телефону! – выкрикнула Нана, подойдя к лестнице, ведущей в подвал. Я посмотрел на часы: стрелки показывали без двадцати восемь.

– Пока что займитесь упражнениями для ног, – велел я детям и поспешил по ступенькам наверх. – Кто там еще?

– Не представились, – сообщила Нана, как только я появился на кухне. Она готовила креветки и кукурузные оладьи, и, кроме того, комната успела пропахнуть ароматом медовых и яблочных пряников. Сегодня нам предстоял поздний ужин – Нана ждала, пока я вернусь домой.

Я поднял трубку:

– Алекс Кросс слушает.

– Я знаю, кто вы такой, детектив Кросс.

Мороз прошел у меня по коже, и я почувствовал, как задрожали мои руки.

– На Четвертой улице возле аптеки есть платный телефон-автомат. Она сейчас у нас. И находится в безопасности. Но только поспеши. Торопись! Возможно, она сейчас как раз звонит по номеру этого автомата. Я серьезно говорю. Торопись!

Глава шестьдесят вторая

Я пулей вылетел из задней двери, не сказав при этом ни слова ни Бабуле, ни детям. У меня просто не было времени на объяснения, куда я тороплюсь и почему. Кроме того, я и сам еще не успел сообразить, что происходит. ^Неужели я только что разговаривал с Лаской?

Возможно, она сейчас как раз звонит по номеру этого автомата. Я серьезно говорю. Торопись!

Я бегом рванулся через Пятую улицу, потом свернул в переулок и понесся по Четвертой. За считанные секунды я одолел четыре квартала и очутился у берега Анакостии. Люди на улицах с удивлением смотрели мне вслед. Я казался им чем-то вроде смерча, неожиданно вырвавшегося на улицы юго-востока.

Приближаясь к аптеке, я за целый квартал увидел впереди металлический параллелепипед телефона-автомата. Молоденькая девушка, прижавшись плечом к стене аптеки, исписанной неприличными лозунгами, с кем-то весело болтала, прижав трубку к уху.

Чуть не врезавшись в нее с разбега, я все же вовремя остановился, сунув ей под самый нос свой полицейский значок.

Общественный телефон – изобретение замечательное. Особенно он полезен в нашем районе, где не у всех в квартирах стоят персональные аппараты.

– Полиция. Я – детектив по расследованию убийств. Повесьте трубку! – крикнул я девушке. На вид ей было лет девятнадцать, не более. Она окинула меня таким презрительным взглядом, словно ей было ровным счетом наплевать и на то, что я полицейский, и даже на то, что детектив по расследованию убийств посмел срочно от нее что-то потребовать.

– Вы что же, мистер, не видите, что я разговариваю? Чихать мне на то, кто вы такой. Будете ждать, сколько надо, как и любой другой, – она отвернулась от меня. – Небось, решили позвонить своей подружке, только и всего.

Я выхватил трубку у нее из рук и разъединил связь.

– Да что ты себе позволяешь, козел? – закричала на меня девица, и лицо ее исказилось от ярости. – Я же разговаривала! Что ты себе позволяешь, мать твою!

– Я считаю, что тебе стоит побыстрее убраться отсюда. Сейчас решается вопрос жизни и смерти. Уходи подальше от телефона/ Немедленно! Убирайся, я говорю! – однако, я видел, что она никуда не торопится. – Совершено похищение человека! – заорал я ей в лицо, как ненормальный.

Наконец, она попятилась и потихоньку удалилась. Видимо, девушка решила, что я и впрямь сумасшедший, и со мной лучше не связываться. В тот момент она была, конечно, права.

Я положил руку на трубку и, весь трепеща, ждал звонка. Я был на взводе и чувствовал, как все тело покрывается потом.

Мой взгляд то и дело обшаривал Четвертую улицу.

Но ничего странного или подозрительного я не заметил. Не было здесь фиолетово-синего такси, и никто из него меня не высматривал. Но определенно, тот, кто звонил мне, хорошо знал меня. Ведь он сначала связался со мной в гостинице Бельмонт, а теперь имел доступ и к домашнему телефону.

Его голос до сих пор эхом отдавался у меня в голове.

Она сейчас у нас.

И находится в безопасности.

Именно эти слова мне переслали полтора месяца назад. И с тех пор таинственный похититель не давал о себе знать. До сегодняшнего дня.

Сердце стучало так, будто где-то рядом стоял невидимый усилитель звука. Адреналин рекой хлынул в кровь. Я едва удерживался на месте. Тот, кто звонил, приказывал мне торопиться!

К телефону подошел молодой человек и с удивлением уставился на мою руку, которую я держал на трубке.

– В чем дело? Послушайте, мне надо позвонить. Мне нужен телефон. Эй, вы! Вы меня слышите?

Я бросил на него недобрый взгляд.

– Здесь работает полиция, – сообщил я. – Пожалуйста, проходите мимо. Идите!

– А при чем тут полиция? – непонимающе забормотал он.

Однако парень тоже решил удалиться, то и дело оглядываясь на меня. Видимо, ему не хотелось продолжать со мной этот бессмысленный спор.

Я беспомощно стоял у аптеки и рассуждал о том, что звонивший, очевидно, любил держать ситуацию под контролем. Наверное, он специально так долго не выходил на связь, чтобы продемонстрировать свою полную власть надо мной. И вот теперь меня ожидало новое испытание. Но чего же он добивался? Зачем ему понадобилось похищать Кристину? «Она у нас», – произнес он тогда. И сегодня повторил те же самые слова. Может быть, преступников действительно было несколько, раз он так настойчиво говорил «у нас»? Тогда какую группу он представляет? И что им от меня надо?

Так я простоял десять минут, пятнадцать, двадцать. Я чувствовал, что начинаю терять рассудок, но я – человек упрямый. И если бы понадобилось, я простоял бы вот так целую ночь. Потом я начал сомневаться, а тот ли телефон-автомат имелся в виду, хотя и знал, что другого поблизости не было. Тем более, что голос говорившего был спокойным и четким.

Впервые за несколько недель я позволил себе понадеяться на то, что Кристина еще жива. Я представил себе ее лицо, глубокие карие глаза, в которых светились безграничная любовь и тепло. Может быть, они смилостивятся и даже позволят мне перекинуться с ней парой слов?

Затем я начал злиться на безымянного человека, который звонил мне. Но через несколько секунд решил не поддаваться влиянию эмоций и стоял уже с холодной головой, доверившись трезвому рассудку.

Люди входили и выходили из дверей аптеки. Некоторые из них хотели позвонить, но одного взгляда на меня оказывалось достаточным, чтобы бросить эту затею и отправиться искать другой автомат.

Когда до девяти часов оставалось лишь несколько минут, телефон зазвонил. Я мгновенно снял трубку:

– Говорит Алекс Кросс.

– Да, я знаю, кто ты. Мы это уже установили. Итак, вот что ты должен сделать. Отступись. Иначе ты потеряешь все, что тебе дорого. Просто отступись. А то очень легко может произойти непоправимое. В мгновение ока. Ты же умный парень и понимаешь это, верно?

После этих слов связь оборвалась. Звонивший не стал ждать моего ответа.

Я выругался и изо всех сил ударил трубкой по автомату. Из аптеки выбежал менеджер и злобно посмотрел на меня:

– Я сейчас позову полицию. Это же общественный телефон!

Но я даже не стал объяснять ему, что сам являюсь представителем полиции.

Глава шестьдесят третья

Неужели мне звонил Ласка? Со сколькими же преступниками мне приходится теперь иметь дело?

Если бы только я мог ответить на эти вопросы! И еще мне очень хотелось узнать, кого звонивший имел в виду, говоря « у нас «. Кто же такие эти таинственные « они « ? Второе послание перепугало меня не меньше первого, а может быть, даже и больше. Но зато в сердце вспыхнула новая надежда: возможно, Кристина еще жива.

Но вместе с надеждой пришла и невыносимая боль. Если бы только они позволили мне поговорить с ней по телефону! Сейчас, как никогда, мне надо было хотя бы услышать ее голос.

Но что они хотели от меня? Отступись. От чего отступиться?

От расследования дела Оденкирка? Или убийств Джейн Доу? Или мне следовало перестать думать о Кристине? Может быть, Интерпол и ФБР подобрались к ним так близко, что преступники перепугались? Во всяком случае, в расследовании убийств мы пока что не продвинулись ни на шаг, и я понимал, что нахожусь в критической ситуации. При этом время работало против меня.

Рано утром в среду мы с Сэмпсоном отправились в Экингтон. Одна женщина сообщила нам, что ей известно, где находится фиолетово-синее такси. И хотя мы уже получали подобные звонки и ездили проверять поступившую информацию, каждый раз она оказывалась ложной. Однако это не имело никакого значения. Мы были обязаны реагировать на любые заявления.

– Владельца такси зовут Артур Маршалл, – сообщил я Сэмпсону, кода мы, припарковав мою машину, пешком пошли к старенькому кирпичному дому с небольшим садом. – Вся беда в том, что это вымышленное имя. Хозяйка, которая сдает ему помещение, уверяет, что он работает в магазине «Таргет». По крайней мере, он сам ей так сказал. А в «Таргете» мне заявили, что у них никогда не было такого сотрудника. Да и хозяйка заметила, что давненько уже не видела своего постояльца.

– Наверное, мы спугнули его, – предположил Сэмпсон.

– Надеюсь, что нет, но ты, кажется, прав.

Я оглядывал местность, где в основном проживал средний класс. Над нами простиралось голубое небо без единого облачка. По обеим сторонам улицы тянулись одно – и двухэтажные домики. Из любого окна сейчас за нами мог наблюдать Ласка. «Отступись», – предупредил он. Но я не мог этого сделать. Особенно после всего случившегося. Я знал, что здорово рискую, но ничего не мог с собой поделать.

Наверное, он узнал о том, что мы прочесываем улицы рядом с его логовом. Если он действительно причастен к убийствам «Джейн Доу», то ему уже давно удавалось уходить от наказания. Это был опытный и искусный убийца, умеющий вовремя скрыться.

Хозяйка дома рассказала нам все, что ей было известно об Артуре Маршалле. Но это была весьма скудная информация, достаточная лишь для того, чтобы сдать человеку однокомнатную квартиру с гаражом. Она выдала нам комплект ключей и разрешила самим посетить коттедж.

Второй домик оказался таким же, как хозяйский, но только выкрашенным в ярко-голубой цвет. Сначала мы с Сэмпсоном зашли в гараж.

Там стояло фиолетово-синее такси.

Артур Маршалл объяснил хозяйке, что машина принадлежит ему, и он подрабатывает на ней в свободное от службы время. Что ж, такое можно было допустить, хотя и с трудом. Итак, Ласка был где-то совсем рядом. Теперь я хорошо чувствовал это. Знает ли он о том, что мы уже обнаружили его машину? Не исключено. Что же теперь? Каков будет наш следующий шаг? А его? Какие неприятности ожидают нас в ближайшем будущем?

– Надо подумать, как бы запустить сюда наших экспертов, – сказал я Сэмпсону. – В машине наверняка отыщется что-нибудь интересное. А может быть, и в самой квартире. Отпечатки пальцев, волоски, волокна…

– Надеюсь, там не будет расчлененных трупов, – поморщился Сэмпсон. Я уже привык к черному юмору полицейских, поэтому никак не отреагировал на его замечание. – В подобных случаях всегда всплывают на поверхность отдельные части человеческого тела, Алекс. Мне как-то не очень хочется смотреть на них. Я люблю, чтобы стопы соединялись с ногами, головы – с шеями, даже если при этом все части уже мертвы.

Джон надел резиновые перчатки и тщательно обшарил переднее сиденье такси.

– Какие-то бумажки, обертки от жвачки, фантики… Почему бы нам не призвать на помощь Кайла Крэга? Он быстро пришлет сюда мальчиков из ФБР.

– В общем, я уже успел переговорить с Кайлом еще вчера вечером, – признался я. – Он ждет нашего сигнала и с удовольствием поможет.

Сэмпсон перебросил перчатки мне, и я принялся осматривать заднее сиденье. На спинке я заметил пятна, которые могли оказаться следами крови. Впрочем, в лаборатории это можно было легко выяснить.

После этого мы с Джоном поднялись в квартиру. Она была пыльной и запущенной. Мебели тут почти не оказалось, и вся обстановка вселяла какой-то первобытный ужас. Если тут и жил кто-то, то он, скорее всего, тоже не походил на нормального человека. Впрочем, хозяйка на это и намекала.

Кухня также поражала пустотой. Единственным заслуживающим внимания предметом тут была одинокая и весьма дорогая соковыжималка. Я взял в руки платок и осторожно приоткрыл холодильник. Здесь стояла бутылка с питьевой водой, а в вазе подгнивали какие-то овощи. Я даже не хотел думать о том, что тут можно еще обнаружить.

– Самый обыкновенный псих, – как бы между прочим заметил Сэмпсон.

– Чего и следовало ожидать, – кивнул я. – Я ощущаю присутствие животного страха. Когда он приходит сюда, то всякий раз испытывает напряжение и возбуждение.

– Похоже, – согласился Сэмпсон.

Мы вошли в спальню, где находилась небольшая койка и пара стульев. Страх распространялся и сюда.

Я открыл стенной шкаф и тут же замер на месте. На полке лежали шорты цвета хаки, синяя спортивная рубашка и такой же блейзер. Но не это заставило меня оцепенеть.

– Джон, иди скорее сюда, – позвал я.

– Черт! Зачем я тебе понадобился? Надеюсь, ты не обнаружил там труп?

– Подойди скорее. Это он. Это логово Ласки. Теперь я уверен в этом. А то, что я нашел, будет похуже всяких трупов.

Я распахнул дверцу пошире, чтобы Сэмпсон сам увидел то, что так напугало меня.

– Вот дерьмо! – выругался Джон. – Черт побери, Алекс!

Кто-то оклеил заднюю стенку шкафа фотографиями. Черно-белыми. Их тут было с полдюжины. Но это место не было святыней для убийцы. Казалось, все было подстроено так, чтобы кто-то обязательно обнаружил тайник.

С фотографий на меня смотрели лица Наны, Дэмона, Дженни, Кристины и мое собственное. Кристина улыбалась, глядя в объектив, своей неподражаемой, полной доброты и искренней радости, улыбкой.

Фотографии были сделаны на Бермудских островах. И снимал их тот, кто жил в этой квартире. Теперь у меня появились все основания связать исчезновение Кристины с убийствами на юго-востоке. Становилось понятным и то, кто похитил ее.

Отступись.

Иначе ты потеряешь все.

Я снова ощутил страх. На этот раз свой собственный.

Глава шестьдесят четвертая

Пэтси Хэмптон решила для себя, что ей все-таки не стоит пока полностью доверяться Питтману. Ей не хотелось, чтобы шеф мешал ее работе и контролировал ее расследование. К тому же, этот негодяй совсем не вызывал у нее симпатии.

Кроме того, оставалось непонятным, как поступить с Алексом Кроссом. Он представлял собой настоящую загадку для Пэтси. И чем больше она узнавала его, тем сильнее он ей нравился. Похоже, Кросс был настоящим детективом, преданным своей работе, и Хэмптон даже испытывала некоторое неудобство и смущение от того, что просила Чака доставлять ей информацию о нем. Было что-то нечестное в использовании Чака, даже с технической точки зрения.

Ближе к вечеру Пэтси подкатила на своем джипе к Британскому посольству. Она решила начать самостоятельную слежку за Шефером. Правда, она могла воспользоваться помощью других сыщиков, но тогда пришлось бы обратиться непосредственно к Питтману, а Пэтси пока что не хотелось раскрывать свои карты. И еще она терпеть не могла толпы.

Пока что она собирала информацию о Шефере. Он числился в Секретной Службе, а это означало, что Джеффри работал на Британскую разведку за пределами своей родины. Скорее всего, он был шпионом и прикрывался дипломатическим статусом в посольстве на Массачусетс-авеню. Репутация у Шефера была практически безупречной. В настоящее время он занимался вопросами составления программы по правам человека, из чего явно следовало, что это всего лишь ширма. Жил Шефер в районе Калорама, но там была такая высокая рента, что рядовой дипломат со своим жалованьем не смог бы ее осилить. Тогда возникал другой вопрос: кто все это оплачивает?

Пэтси терпеливо ждала Шефера, сидя в машине рядом с посольством. Она закурила сигарету «мальборо-лайт» и принялась обдумывать сложившуюся ситуацию. Ей обязательно следовало переговорить с Кроссом и выяснить, насколько он продвинулся в расследовании. Возможно, ему тоже уже кое-что известно. Не исключено, что он самостоятельно вышел на Шефера. С ее стороны становилось уже почти преступным не входить в контакт с Кроссом и в одиночку использовать ту информацию, которую удалось получить от Чака.

Питтман не переваривал Кросса, и это знали все: он считал Алекса своим прямым конкурентом. И хотя Пэтси не была настолько знакома с Кроссом, все же ей было много известно о его положительных чертах. И теперь ей не терпелось узнать, на какой стадии расследования находится Кросс.

Возле посольства шла стройка, и страшный шум машин сильно раздражал Пэтси. На противоположной стороне улицы турецкие рабочие ремонтировали здание архива. У Хэмптон начала болеть голова – впрочем, всю ее жизнь можно было назвать бесконечной мигренью. Теперь она ждала, когда же они закончат стучать, пилить и долбить. По каким-то причинам возле мечети сегодня также скопилось большое количество народа.

В пять минут шестого из здания посольства вышел Шефер и сразу же направился к своему «ягуару».

Пэтси дважды видела Джеффри. Он был в прекрасной форме и считался привлекательным мужчиной, хотя и не в ее вкусе.

Однако он не слишком задерживался в кабинете после рабочего дня. Пэтси решила, что он либо торопится куда-то, либо ненавидит свою работу. Не исключено, что и то, и другое одновременно.

Выдерживая приличную дистанцию, Хэмптон последовала за «ягуаром» по Массачусетс-авеню. Казалось, Шефер и не думает ехать домой. Однако не направился он и в сторону юго-востока.

«Так куда мы так спешим? – думала Пэтси, сев Джеффри на хвост. – И какое ты имеешь отношение к „Четырем Всадникам“? Что за игру ты ведешь? Что за мысли теснятся в твоей голове?

Неужели ты и есть убийца, Джеффри? Внешне ты никак не похож на него. Такой милый блондин. Какая у тебя классная машина. А внутри – самый настоящий подонок».

Глава шестьдесят пятая

Закончив работу, Джеффри сразу же влился на своем «ягуаре» в артерию Массачусетс-авеню, забитую транспортом до предела. Еще выруливая с посольской парковочной площадки, он приметил черный джип, который теперь пристроился за ним.

На Массачусетс-авеню хвост не отставал.

Интересно, кто там за рулем? Один из партнеров по игре? Городская полиция? Детектив Алекс Кросс? Они уже обнаружили его гараж в Экингтоне. И вот теперь вышли на него самого. Наверное, все же это полиция.

Джеффри внимательно следил за джипом, который не отставал, но и не приближался, держась на расстоянии в четыре машины. Внутри находилась только одна женщина. Неужели Люси? Может быть, ей все-таки удалось узнать всю правду о нем? Господи, теперь она догадалась, кто он такой на самом деле!

Он судорожно схватил мобильный телефон и набрал свой домашний номер. Через пару гудков трубку взяла сама Люси.

– Дорогая, я уже еду домой. На работе временное затишье. Мы можем сегодня провести вечер вместе и что-нибудь заказать на ужин. Если, конечно, у тебя с детьми не было других планов.

Она затрещала в трубку, как обычно, и Шефер подумал, что снова начинает сходить с ума от ее болтовни. Выяснилось, что она с близнецами собиралась в кино, но раз уж он едет домой, то ради такого случая они тоже никуда не пойдут. А еду они закажут в «Пицца-Хат». Ради разнообразия. Там неплохо готовят.

– Да, это будет здорово, – согласился Джеффри и тут же поморщился от одной мысли, что ему придется грызть эту неперевариваемую картонку из теста, смоченную жидким соусом из гнилых помидоров. Он выключил телефон и сразу же принял пару таблеток, чтобы немного успокоиться. Сейчас Шеферу казалось, что череп его легко может лопнуть от напряжения.

Он развернулся на 180 градусов на Массачусетс-авеню и направился домой. Проезжая мимо джипа, Шефер едва сдержался, чтобы не помахать рукой преследовательнице. Интересно, кто же это?

Пиццу принесли в семь, и Шефер даже откупорил бутылку дорогого вина «Каберне Совиньон». Внизу, в ванной, он тайком запил вином еще одну таблетку. После этого все вокруг начало казаться каким-то размытым и неестественным, но Шеферу подумалось, что так будет даже лучше.

Господи, как же ему было тяжело проводить вечера в кругу семьи! Хотелось буквально вылезти из собственной кожи. Еще когда Джеффри был маленьким и жил в Англии, ему часто снился один и тот же сон: будто он рептилия и может легко сбрасывать шкуру. Уже потом, став взрослым, он прочитал Кафку. Этот сон иногда посещал его и теперь.

Сидя за обеденным столом и попивая вино, Джеффри долго тряс в руке игральные кости. Он загадал: если выпадет семнадцать очков, он перережет все свое семейство сегодня же. Шефер мысленно поклялся, что выполнит эту миссию. Сначала он разделается с близнецами, потом с Робертом, и, наконец, прикончит Люси.

Она продолжала щебетать, в подробностях делясь с мужем впечатлениями дня. Люси рассказывала о том, как она прошлась по магазинам. Сначала в «Блумингдэйл», потом в «Води Уоркс» и, наконец, в «Бруно Киприани». Шефер не слушал ее. Он размышлял над странным парадоксом: чем больше антидепрессантов он принимал, тем сильнее на него накатывала депрессия. Господи, опять начались циклы смены настроения. Интересно, сколько он еще протянет?

– Ну, давай же, пусть будет семнадцать, – произнес он вслух.

– Что такое? – встрепенулась Люси. – Дорогой, ты что-то сказал?

– Он уже играет сам с собой, – пояснил Роберт и хихикнул. – Правда, папуля? Это твоя фантастическая игра? Я ведь угадал?

– Верно, сынок, – не раздумывая, ответил Джеффри, а про себя подумал: «Боже мой, кажется, я совсем спятил!»

Тем не менее он спокойно бросил кости на стол. Он обязательно убьет их всех – лишь бы выпало столько очков, сколько он загадал. Кости долго катились, пока не ударились о жирную коробку из-под пиццы, и только тогда остановились.

– Папочка играет, – развеселилась Люси. Эрика и Трисия рассмеялись. Их поддержал Роберт.

«Шесть, пять, один, – считал Джеффри. – Проклятье!»

– А ты со мной сегодня поиграешь? – попросил Роберт.

Шефер умудрился выдавить улыбку:

– Нет, мой мальчик. Хотя мне бы хотелось. Я не могу. К сожалению, мне пора уезжать по делам.

Глава шестьдесят шестая

Слежка становилась интересной. В половине девятого Шефер покинул свой роскошный дом в Калораме и отправился в очередную увеселительную поездку. Да, этот парень смахивал на заправского вампира.

Пэтси знала, что Кросс и его приятели придумали убийце кличку «Ласка». Она как нельзя лучше подходила этому типу. Было что-то неприятное в нем. Что-то скользкое и извращенное.

Она последовала за Шефером, однако он опять не поехал на юго-восток, чем разочаровал Пэтси. Вместо этого он отправился в ультрамодный супермаркет рядом с Дюпон-серкл. Хэмптон знала этот дорогой магазин и шутя называла его «Зачем Платить Меньше».

Шефер припарковался в неположенном месте и рысью бросился внутрь. Дипломатическая неприкосновенность. Это разозлило ее. Вот уж действительно, Ласка! Самые настоящие евроотбросы.

Пока Джеффри шарахался по магазину, Хэмптон приняла принципиальное решение. Она обязательно переговорит с Алексом Кроссом. Пэтси долго взвешивала все «за» и «против», и в конце концов пришла к выводу, что если не поделится информацией с Кроссом, то, таким образом, подставит под удар потенциальные жертвы на юго-востоке. Жизнь вполне конкретных людей теперь зависела от нее. И если кто-то умрет в ближайшем будущем, она не перенесет этого. Кроме того, если бы она не занялась Чаком, Кросс все равно рано или поздно узнал бы то, что знала сейчас, кажется, только она одна.

Показавшись у выхода из супермаркета, Шефер принялся озираться по сторонам. В одной руке он держал сверток с продуктами, которые здесь стоили в несколько раз дороже, чем в обычном магазине. Интересно, для кого совершены такие покупки? Он не смотрел в сторону джипа, который она предусмотрительно припарковала на углу.

И снова, выдерживая приличное расстояние, Пэтси поехала вслед за «ягуаром». Он вырулил на Коннектикут-авеню, но, по мнению Хэмптон, ее не заметил. Правда, она хорошо помнила, что он – человек из МИ б, а поэтому ей надо быть предельно осторожной.

Сейчас Шефер находился недалеко от посольства. Неужели он собрался поработать? Тогда зачем ему продукты?

Но «ягуар» неожиданно свернул в подземный гараж старого довоенного жилого дома с названием «Фаррагут», которое было выбито на большой медной плите у входа.

Пэтси выждала несколько минут, а потом сама проехала в гараж, предъявив документы охраннику в будке.

– Меня интересует «ягуар», который недавно появился здесь, – объяснила она. – Вы раньше видели его? Знаете человека за рулем?

Охранник кивнул. Он был такого же возраста, как она, и Пэтси сразу почувствовала, что ему хочется произвести на нее благоприятное впечатление.

– Конечно. Правда, не лично. Он приезжает сюда к одной женщине с десятого этажа. К доктору Элизабет Кэссиди, психиатру. По-моему, он ее пациент. У него взгляд, как у ненормального, – заметил охранник. – Правда, в наши дни он у многих такой…

– А у меня? – поинтересовалась Хэмптон.

– Ну, нет. Впрочем, может быть, только самую чуточку, – усмехнулся мужчина.

Шефер оставался у Кэссиди примерно два часа. Затем он сразу же направился в Калораму.

Пэтси проводила его до дома и подождала еще с полчаса. Но Шефер, очевидно, на этот раз решил заночевать в собственной квартире. Пэтси поехала к ближайшему кафе, но не стала сразу заходить внутрь. Чтобы не раздумывать, она вынула мобильный телефон и решительно набрала номер Кросса, предварительно узнав его в справочной. Может быть, уже поздно звонить? Плевать, дело превыше всего.

Пэтси была несколько удивлена, когда трубку сняли после первого гудка. Она услышала приятный мужской голос.

– Алло. Алекс Кросс у телефона.

Она чуть не разъединила линию, внезапно чего-то испугавшись, но сразу же взяла себя в руки:

– Говорит детектив Пэтси Хэмптон. Я провожу расследование по делам Джейн Доу. Я только что закончила следить за подозреваемым. Мне кажется, нам следует поговорить.

– Где вы находитесь, Пэтси? – тут же отреагировал Кросс. – Я сейчас подъеду к вам.

– Я буду в кафе «Сити Лимите» на Коннектикут-авеню.

– Хорошо. Я уже еду.

Глава шестьдесят седьмая

Я ничуть не удивился, узнав, что Питтман назначил для расследования убийств Джейн Доу еще кого-то. Особенно после того, как вышла статья Заха Тэйлора в «Вашингтон Пост». Теперь мне было интересно, какие ниточки удалось вытянуть детективу Хэмптон, и что ей уже стало известно.

Я не раз видел Пэтси в участке, и она, разумеется, знала, кто я такой. Эта женщина слыла смекалистым и опытным детективом по расследованию убийств. Я много слышал о ней. Пэтси работала без напарников и считалась «волком-одиночкой». Насколько мне было известно, у нее вообще не было друзей в отделе.

При встрече я увидел, что она стала намного симпатичней, чем тогда, когда я видел ее последний раз. Сейчас передо мной сидела привлекательная стройная блондинка с выразительными голубыми глазами, взгляд которых пронзал завесу сигаретного дыма, плавающую в кафе.

Перед нашей встречей она накрасила губы ярко-красной помадой. А может быть, она всегда носила такой макияж. Мне стало интересно, что она задумала и чем руководствуется. Поначалу мне показалось, что не стоит слишком уж доверять этой красавице.

– Кто начнет первым: вы или я? – поинтересовалась Хэмптон после того, как мы заказали кофе. Мы устроились за столиком у окна, выходившего на Коннектикут-авеню.

– Боюсь, что пока я вообще не знаю, о чем пойдет речь, – признался я.

Она отпила глоток кофе и очень строго посмотрела на меня. Я убедился в том, что Пэтси – уверенный в себе человек и обладает сильной волей. Об этом мне сразу же рассказали ее глаза.

– Вы действительно не знали, что кто-то еще, кроме вас, расследует убийства Джейн Доу?

Я отрицательно покачал головой:

– Питтман дал мне понять, что все эти дела уже закрыты. Я поверил ему на слово. Потом он отстранил от работы очень способных сотрудников.

– У нас в отделе в последнее время происходит черт знает что. Но перейдем к нашему делу. Итак, что новенького, – подытожила она, ставя чашку на стол и тяжело вздыхая. – Поначалу мне казалось, что я смогу сама справиться с расследованием. Теперь я уже в этом совсем не уверена.

– Неужели Питтман назначил вас разбираться с убийствами Джей Доу? И совершенно одну?

Пэтси кивнула, и ее голубые глаза сузились:

– Он приказал мне расследовать дело Гловер и Кардинал, а что касается остальных – исключительно на мое усмотрение. Он гарантировал мне свободу действий.

– Итак, вы сказали, что у вас уже кое-что имеется.

– Возможно. Имеется подозреваемый. Он является участником ролевой игры, в которой, в большинстве случаев замешаны как раз те самые жертвы на юго-востоке, о которых мы говорили. Конечно, доказать здесь что-то трудно, поскольку он мог просто прочитать об убийствах в газете, а потом ловко разыграть ситуацию, используя собственную фантазию. Этот человек работает в посольстве Великобритании.

Да, эта новость действительно сразу же ошеломила меня.

– И как далеко вы зашли в своем расследовании? Кому вы еще рассказали об успехах?

– Ну, конечно не Питтману, если вас интересует именно это. Проявляя крайнюю осторожность, я навела справки о подозреваемом. Но вся беда заключается в том, что он – образцовый гражданин. Кажется, на работе к нему тоже нет никаких претензий. По крайней мере, таково мнение официальных лиц из посольства. Очень милая семья, проживает в Калораме. Я уже немного последила за ним в надежде, что мне повезет. Его зовут Джеффри Шефер.

Я знал, что эта свободолюбивая женщина терпеть не могла дураков и действовала быстро и решительно.

– Так, значит, вы сегодня работали одна? Хэмптон неопределенно пожала плечами:

– Да, и это мой обычный стиль. Напарники, как правило, тормозят меня. Шеф Питтман знает, как я действую, вот почему он дал мне зеленый свет. Причем до самого конца пути.

Я понимал, что теперь она ждет ответной информации от меня. Если бы у меня было, чем поделиться! Поэтому я решил немного поиграть.

– Мы нашли такси, которым некоторое время пользовался убийца на юго-востоке. Он держал его в гараже в Экингтоне.

– Кто-нибудь видел его в том районе? – задала Пэтси совершенно справедливый и разумный вопрос.

– Его хозяйка, у которой он снимает коттедж. Мне бы хотелось показать ей фотографии вашего подозреваемого. Впрочем, если желаете, то можете это сделать сами.

На ее лице не отразилось ровным счетом ничего.

– Да, я проверю это. Завтра же утром. В квартире было обнаружено что-нибудь изобличающее его в убийствах?

Я решил не темнить и выложил ей всю правду. В конце концов, она сама сделала первый шаг к сотрудничеству.

– Фотографии моей семьи и мои в стенном шкафу. Снимки сделаны на Бермудских островах, где мы проводили отпуск. Он находился там, рядом с нами, на протяжении всего времени нашего отдыха.

Хэмптон понимающе кивнула.

– Я слышала, что ваша невеста исчезла на Бермудах. Слухи, знаете ли…

– Да, фотографии Кристины в той квартире тоже есть, – подтвердил я.

Ее голубые глаза смягчились, и я впервые заглянул немного за крутой и непробиваемый фасад Пэтси.

– Мне искренне жаль, Алекс.

– Но я еще не потерял надежду найти ее. Послушайте, я не жажду никакой славы и признания за раскрытие этих убийств. Я просто хочу помочь вам, если, конечно, смогу. Преступник звонил мне вчера вечером домой. Вернее, звонил кто-то, кто велел мне отступиться. Я полагаю, он имел в виду расследование убийств, но ведь официально я и не провожу его. Кстати, если Питтман узнает о нашей встрече…

– Позвольте мне обдумать все то, что вы только что рассказали мне, – перебила меня Хэмптон. – Вы сами знаете, что Питтман растопчет меня, если ему станет хоть что-то известно о нас с вами. Впрочем, откуда вам это знать. Все дело в том, что я не доверяю ему, – взгляд Пэтси снова стал колючим. – Прошу вас, никому не рассказывайте о нашем свидании, даже своим приятелям и Сэмпсону. Никто не застрахован от ошибок. А мне требуется некоторое время для принятия решения. Не беспокойтесь, я не натворю никаких глупостей. Не такая я уж и крутая, как вы все думаете. Диковатая немного, это да.

– Разве мы не все такие? – улыбнулся я. И хотя Хэмптон действительно считалась слишком серьезной женщиной с трудным характером, мне почему-то было с ней удивительно легко. Я вынул из кармана бипер.

– Возьмите вот это. Если вы вдруг окажетесь в непредвиденной ситуации, не терпящей промедления, или у вас появится срочная новость для меня, вы всегда сможете вызвать меня при помощи этого устройства. Пожалуйста, пользуйтесь им при первой же необходимости. Если мне станет известно что-то новое, я тоже немедленно сообщу об этом вам. Но если наш преступник и есть Шефер, мне все же хотелось бы сначала побеседовать с ним, а потом уже арестовывать. Это для меня сугубо личное дело. Вы даже представить себе не можете, насколько личное.

Хэмптон продолжала смотреть мне прямо в глаза. Видимо, она старалась получше изучить меня. В этот момент она напомнила мне кое-кого, еще одну женщину со сложным характером, с которой мне приходилось сотрудничать в прошлом. Ее звали Джеззи Фленеган.

– Об этом я тоже подумаю, а потом сообщу о своем решении, – пообещала она.

– Хорошо. Большое спасибо за то, что вы позвонили мне и пригласили на беседу.

– Но вы еще официально не заняты в расследовании. Я же сказала, что обязательно дам вам знать, как только буду к этому готова, – она чуть дотронулась до моей руки. – Мне действительно очень жаль вашу подругу.

Глава шестьдесят восьмая

Правда, мы оба прекрасно понимали, что я по-прежнему занимаюсь расследованиями убийств безымянных женщин, пусть и без разрешения шефа. Итак, в кафе мы договорились с Пэтси о взаимном сотрудничестве и помощи. Теперь мне оставалось только надеяться, что меня не подставят ни сама Пэтси, ни Питтман, ни еще Бог знает кто.

В течение следующих двух дней мы беседовали четыре раза. Я до сих пор сомневался, стоит ли мне полностью довериться ей, но другого выбора у меня просто не оставалось. Мне надо было продвигаться вперед. За это время Пэтси успела встретиться с хозяйкой, которая сдавала квартиру владельцу фиолетово-синего такси в Экингтоне. Она не узнала в Шефере своего постояльца, но он ведь мог и загримироваться перед тем, как прийти к ней.

Если Пэтси Хэмптон собралась меня подставить, то она могла бы считаться первостепенной лгуньей, а мне приходилось иметь дело с гениальными лжецами. Во время одного разговора она призналась, что ее источником информации был Чак Хафстедлер, и что она специально попросила его не сообщать мне новости о ходе расследования. Я простил ей это. У меня не было ни сил, ни времени, чтобы обижаться или сердиться на кого-либо из них.

В эти более или менее свободные дни мне удавалось проводить достаточно времени с семьей. Хотя я не верил, что убийца может захотеть заявиться ко мне в дом за мной или кем-то из моих близких, особенно после того, как завладел Кристиной, все же я не был уверен в этом до конца. И когда мне приходилось отлучаться из дома, я всегда старался подстраховаться: в эти часы либо Сэмпсон, либо кто-нибудь другой из приятелей-детективов все равно приглядывал за моим домом.

На третий вечер после первой встречи с Пэтси Хэмптон у нас в делах наметился прогресс. Она пригласила меня провести с ней совместную слежку у дома Шефера в районе Калорама-Хайтс.

Джеффри вернулся с работы после шести и оставался дома до девяти часов. У него была приятная семья: трое милых детей, жена и няня. Шеферы жили в достатке, и ничто из его окружения не могло навести на мысль, что глава семьи – безжалостный убийца.

– Похоже, он каждый вечер удирает из дома в одно и то же время, – пояснила Хэмптон, когда мы наблюдали за Шефером. Он подошел к своему сверкающему «ягуару», припаркованному на гравиевой дорожке, тянущейся до самого подъезда.

– Раб привычек, – негромко заметил я. – Ласка. Гадкое существо.

– Что «существо» – это точно, – подтвердила Пэтси, и мы оба улыбнулись. Постепенно ледяная стена, разделявшая нас, таяла. Хэмптон созналась и в том, что наводила обо мне всевозможные справки, и в конце концов пришла к выводу: отрицательным героем из нас двоих оказался Питтман. Мне досталась роль положительного.

«Ягуар» вырулил на дорогу, и мы поехали вслед за ним в ночной Джорджтаун. Похоже, Джеффри не замечал за собой «хвост». Наша задача заключалась в том, чтобы поймать его с поличным. До сих пор у нас не было никаких прямых доказательств того, что он имел какое-то отношение к убийствам.

Шефер подкатил к ночному бару и не спеша зашел внутрь. Затем он устроился за столиком у окна, и мы наблюдали за ним с улицы. Может быть, он умышленно выбрал себе такое место? Неужели он догадался, что за ним следят, и теперь просто играет с нами, наслаждаясь нашей наивностью?

Интуиция подсказывала мне, что я не ошибаюсь. Для Шефера начиналась очередная причудливая игра. Без четверти двенадцать он вышел из бара и успел домой почти к полуночи.

– Вот засранец! – поморщилась Пэтси и недовольно тряхнула головой. Ее светлые волосы при этом взметнулись и рассыпались мягкой волной. Она снова напомнила мне Джеззи Фленеган, агента Секретной Службы, с которой я работал по делу о похищении двух детей в Джорджтауне.

– Он вернулся домой и теперь будет спокойно спать? – недоумевал я. – Я перестаю понимать его логику. Выходит, что он уехал из квартиры только для того, чтобы в баре Джорджтауна посмотреть по телевизору бейсбольный матч?

– Да. И вот так он ведет себя, по крайней мере в последние дни. Мне кажется, что он почувствовал за собой слежку.

– Он все же офицер разведки и знает, как проводится наблюдение. К тому же, нам известно, что он обожает ролевые игры. Ну, в любом случае, сегодня он уже вряд ли появится, так что мне, наверное, тоже пора отправляться домой, Пэтси. Мне не хочется оставлять надолго семью.

– Спокойной ночи, Алекс. Спасибо за помощь. Мы все равно рано или поздно возьмем его. И, возможно, отыщем вашу подругу.

– Надеюсь.

По пути домой я думал о Пэтси Хэмптон. Меня поразило то, что она до сих пор оставалась одинокой. Почему? Стоит, только пробить ее внешнюю броню – и станет понятно, какая за ней скрывается интересная и тонкая натура. Хотя, может быть, так никому пока и не удалось растопить ее сердце. Слишком уж суровой казалась Пэтси на первый взгляд.

Как только я подъехал к дому, то увидел, что у нас на кухне все еще горит свет. Я вошел через черный ход и тут же обнаружил на кухне Нану и Дэмона. Они стояли возле плиты и, казалось, были абсолютно спокойны.

– Я случайно не помешал демонстрации мод по примерке халатов, пижам и ночных рубашек? – улыбнулся я, заходя на кухню.

– У Дэмона расстроился желудок, вот я и спустилась вниз, чтобы посмотреть, не нужно ли ему чего-нибудь, – объяснила Нана свое присутствие на кухне.

– Со мной все в порядке! – запротестовал сын. – Просто я никак не мог заснуть. А потом увидел, что тебя еще нет, хотя часы показывали полночь.

Он выглядел озабоченным и немного грустным. Дэмон очень любил Кристину и как-то признался мне, что ему очень хочется, чтобы у нас в семье снова была мама. Он уже почти начал считать Кристину своей матерью. Дженни тоже сильно переживала исчезновение моей любимой. Вот уже второй раз из их жизни пропадает самая важная на свете женщина.

– Мне пришлось допоздна работать. Вот и все. У меня сейчас очень сложное расследование, Дэмон, но я думаю, что справлюсь. Дела пошли лучше, – я подошел к шкафчику и вынул два пакетика чая.

– Позволь, я сама приготовлю тебе чай, – попросила Бабуля Нана.

– Я справлюсь, – уверил ее я, но Бабуля отняла у меня пакетики. И я не стал сопротивляться. С Наной вообще бесполезно спорить, а уж когда вы находитесь на территории ее кухни…

– А ты не хочешь чая с молоком, приятель? – спросил я Дэмона.

– Хорошо, – он произнес это слово почти без гласных: «х-р-шо». Так говорят на улице, а может быть на школьном дворе.

– Ты говоришь очень небрежно и не произносишь все звуки, – скривилась Нана. Когда-то она работала учительницей английского языка и навсегда сохранила любовь и к красоте речи, и к беллетристике. И при этом терпеть не могла уличного жаргона. Ей нравились Тони Моррисон, Элис Уолкер, Майя Анджелу и Опра Уинфри за то, что они смогли донести свои произведения до народа.

– По-моему, так же небрежно разговаривает один из известных баскетболистов Алан Иверсон, – вдруг вспомнила Бабуля.

– И при этом он считается самым скоростным во всей лиге, Бабуля по имени Моисей, – заметил Дэмон. – А ты, наверное, думаешь, что Мэджик Джонсон и Уилт Чамберлейн тоже до сих пор играют?

– Мне нравится Мэрбери из команды «Тимбервулвз» и еще Студамир из «Портленда». Кстати, он раньше играл за Торонто, – победно произнесла Бабуля, с гордостью посматривая на нас. – Ну, так х-р-шо?

Дэмон рассмеялся. Получалось, что Бабуля разбиралась в баскетболе даже лучше нас. В общем, она всегда могла доказать свое превосходство, если, конечно, ей самой того хотелось.

Мы сидели на кухне, пили чай с молоком, положив каждый побольше сахару, и в основном молчали, но все равно всем было приятно. Я люблю вот так тихо посидеть в кругу семьи и всегда обожал семейные чаепития. Все мое существо стремится к такой спокойной жизни. Наконец, Дэмон поднялся из-за стола, подошел к раковине и ополоснул свою чашку.

– Ну, теперь я наверняка засну, – объявил он. – Во всяком случае, постараюсь.

Перед тем как подняться наверх, он подошел к нам и поцеловал меня и Бабулю:

– Ты ведь очень скучаешь без нее, правда? – тихонько шепнул он мне на ухо.

– Конечно, я очень скучаю без Кристины, – признался я. – Все время. Каждую секунду, – я не стал вдаваться в подробности и объяснять, что я опоздал как раз из-за того, что наблюдал за тем самым сукиным сыном, который, скорее всего, и похитил ее. Не стал я ничего рассказывать и о втором детективе, ведущем расследование – Пэтси Хэмптон.

Когда Дэмон ушел, Нана взяла меня за руку. И так мы просидели с ней еще несколько минут, а потом разошлись по своим комнатам.

– Я тоже очень скучаю без нее, – понимающе кивнула Нана. – И молюсь за вас обоих, Алекс.

Глава шестьдесят девятая

На следующий день я освободился пораньше, около шести, и сразу же отправился в школу Соджорнер Трут на репетицию хора, где пел Дэмон. Мне удалось отыскать большой файл на Шефера. Но сколько бы я его ни просматривал, мне так и не удалось найти ничего такого, что хоть как-то связывало его с убийствами. Ничего пока что не обнаружила и Пэтси Хэмптон. Может быть, он не представлял собой никакой угрозы, а являлся самым заурядным почитателем фантастических ролевых игр? Или же Ласка стал исключительно осторожен, с тех пор как понял, что полиция обнаружила его такси.

Сердце мое разрывалось при одной мысли о том, что мне придется идти в школу Соджорнер Трут, но ничего не оставалось делать. Только теперь я понял, как тяжело было там находиться Дженни и Дэмону. Школа навевала слишком много воспоминаний, связанных с Кристиной. Мне показалось, что я начинаю задыхаться, будто мои легкие кто-то сжал и не давал мне набрать полную грудь воздуха. Одновременно холодный пот покрыл мой лоб и шею.

Как только хор запел, Дженни аккуратно взяла меня за руку. Я услышал, как она тихонько вздохнула. После нашего возвращения с Бермуд мы стали более нежными друг с другом и часто теперь просто так беремся за руки, чтобы ощутить присутствие близкого человека. Теперь мне кажется, что нет на свете более сплоченной семьи, чем наша.

Мы так и держались за руки, пока шла репетиция. Ребята спели и народные уэльские песни, и произведения Баха, и несколько гимнов.

Мне почему-то все время казалось, что Кристина вот-вот появится у дверей в зал, и пару раз я даже оглянулся. Конечно, ее там не оказалось, и меня снова одолела бесконечная грусть и пустота. Наконец, я попытался отделаться от всех мыслей и позволил музыке заполнить мое сознание целиком. Только музыке и славным голосам поющих мальчиков.

Как только мы вернулись домой после репетиции, мне позвонила Пэтси Хэмптон со своего наблюдательного пункта. Было начало девятого. Нана и дети накрывали на стол. На ужин были приготовлены цыпленок, фрукты, сыр, мелко нарезанные эндивий и салат-латук.

Пэтси доложила мне, что Шефер находится в доме, где полным ходом идет – кто бы мог подумать! – вечеринка, посвященная дню рождения его дочерей.

– Целая толпа ребятишек из соседских домов, – рассказывала Хэмптон, – да еще и специально нанятый клоун Глупыш Билли. Неужели мы ошиблись, Алекс?

– Нет, не думаю. Мне кажется, что интуиция нас не подводит.

Я пообещал ей подъехать к девяти. Именно в это время Шефер имел обыкновение покидать дом.

В половине девятого, когда все мы с удовольствием вгрызались в нежное наперченное мясо цыпленка, на кухне затрещал телефон. Нана нахмурилась, когда я снял трубку.

Я сразу узнал тот же самый голос:

– Я же велел тебе отступиться, разве не так? Теперь тебе придется расплачиваться за непослушание. Во всем виновен только ты! У старого Домика для обезьян в Национальном зоопарке есть платный телефон-автомат. Зоопарк закрывается в восемь, но ты сможешь попасть на территорию через ворота для персонала. Возможно, Кристина Джонсон тоже сейчас находится в зоопарке и ждет тебя. Тебе лучше поторопиться и выяснить это самому. Беги, Кросс, беги! Поспеши! Она у нас.

После этого трубку повесили, а я рванулся наверх за своим «Глоком». После этого я сразу же перезвонил Пэтси и сообщил ей о звонке, предположительно от Ласки. Я также сказал ей, что буду находиться в Национальном зоопарке.

– Шефер до сих пор празднует с детьми, – доложила она. – Но он мог позвонить вам из дома. С того места, где я припарковалась, мне хорошо виден грузовичок Глупыша Билли.

– Держите со мной связь, Пэтси. У нас есть телефоны и биперы, но последние только в самом крайнем случае. Будьте там поосторожнее.

– Хорошо, только я-то как раз здесь в полном порядке. Глупыш Билли представляет собой не слишком серьезную опасность. Тут, в доме Шефера, ничего неожиданного произойти не может. Отправляйтесь в зоопарк, Алекс. Вот вам-то как раз и нужно проявить предельную осторожность. Берегите себя!

Глава семидесятая

Без десяти девять я подъезжал к Национальному зоопарку. Мне пришло в голову, что он находится неподалеку от дома «Фаррагут», где обитала доктор Кэссиди. Было ли простым совпадением то, что я оказался рядом с жилищем психиатра Джеффри Шефера? Я давно перестал верить в какие бы то ни было совпадения и случайности.

Перед тем как выйти из машины, я позвонил Пэтси Хэмптон, но она не отвечала. Использовать бипер я не стал: мы договорились, что этот метод связи будет применяться только в экстренных случаях.

Зоопарк я знал достаточно хорошо. Мне частенько приходилось бывать здесь с Дэмоном и Дженни. Но еще до этого я успел изучить его вдоль и поперек, когда приходил сюда с Бабулей Наной в детстве, а иногда и с Сэмпсоном, который в одиннадцать лет уже вымахал почти до шести футов. Главный вход в зоопарк находится на углу Коннектикут и Готорн-авеню, но до Обезьяньего Домика оставалась еще целая миля, если перемещаться по диагонали.

Никого поблизости не было видно, однако ворота для персонала оказались незапертыми, как и обещал звонивший мне неизвестный. Видимо, он тоже хорошо знал зоопарк. «Итак, игра начинается», – пронеслось у меня в голове. Наш противник явно любил поиграть.

Я поспешил в зоопарк. Крутые холмы и искусственные горы с посаженными на них деревьями, тут же заслонили от меня огни вечернего города. Время от времени попадались фонари, но в основном тут было темно, и мне стало немного жутковато от чувства одиночества, хотя я понимал, что нахожусь тут вовсе не один.

Обезьяний Домик располагался еще дальше от ворот, чем я рассчитывал. Наконец я разглядел в сумерках его очертания. Он походил на старое здание вокзала. Чуть дальше, через площадку, мощеную булыжником, возвышалось современное строение, носящее название «Замок рептилий».

Над дверями Домика для обезьян висело объявление: «Внимание: карантин! Не входить!» От одного этого предупреждения мне снова стало не по себе. Я попробовал приоткрыть двери, но они оказались надежно заперты.

На стене неподалеку я заметил сине-белый международный знак, оповещавший о том, что внутри Домика находится платный телефон-автомат. Неужели это и есть тот самый телефон, на который ссылался говоривший? Я ничего не понимал.

Я начал трясти старые деревянные двери. Было слышно, как внутри встревожились и закричали обезьяны. Сначала не очень крупные: паукообразные, шимпанзе и гиббоны, потом к ним присоединился грубый голос гориллы.

Невдалеке, в самом конце булыжной площадки, я неожиданно увидел красный огонек. Там находился еще один платный телефон.

Я бегом бросился через площадку, на ходу проверяя часы. Две минуты десятого.

Но перед этим он заставил меня долго ждать.

Я вспомнил о том, что для звонившего, наверное, и сегодняшняя моя поездка была лишь частью ролевой игры. Интересно, как он засчитывает себе выигрыши и поражения.

Теперь я волновался, тот ли телефон он имел в виду. Правда, других поблизости не оказалось, но все же оставался еще тот, другой, в запертом обезьяннике.

Какой же телефон он имел в виду? Я чувствовал, как начинаю сходить с ума. Слишком уж большое количество отрицательных эмоций накопилось во мне.

Где-то неподалеку раздался душераздирающий крик. Так встречают первый удар по мячу футбольные болельщики. Я вздрогнул, но сразу же догадался, что этот звук исходит из Обезьяньего Домика.

Что там могло произойти? Кто-то вошел внутрь и теперь находится у телефона?

Я выждал пять минут. После этого время словно превратилось в резиновое. Я не находил себе места и, чувствуя, что не в силах больше терпеть, собрался позвонить Пэтси.

В это секунду загудел мой бипер, и я даже подпрыгнул от неожиданности.

Пэтси предупреждала меня о какой-то опасности.

Я вперился взглядом в молчавший телефон-автомат. Выждав еще тридцать секунд, я схватил трубку, набрал номер бипера и сообщил номер автомата, у которого находился.

Прошло еще с полминуты, но Пэтси не звонила.

Таинственный незнакомец тоже не торопился связываться со мной.

Я почувствовал, как пот каплями выступил на лице.

Нужно было срочно принимать какое-то решение. Голова у меня начинала кружиться.

Неожиданно телефон зазвонил. Я судорожно вцепился в трубку, при этом чуть не выпустив ее из рук. Сердце бешено колотилось в груди, словно кто-то выстукивал внутри барабанную дробь.

– Она у нас.

– Где? – заорал я в трубку.

– В Фаррагуте, разумеется.

И Ласка повесил трубку. На этот раз он не стал добавлять, что она по-прежнему в безопасности.

Глава семьдесят первая

Я не мог представить себе, что Кристина находится в Вашингтоне, да еще в Фаррагуте, однако звонивший ясно дал мне понять, что она именно там. Зачем ему надо было говорить мне неправду? Но что он собирался со мной сделать? И с ней?

Я побежал в том направлении, где, как мне показалось, Должна была проходить Кафедрал-авеню. Но в зоопарке сейчас было совсем темно. Я плохо соображал и практически ничего не видел перед собой. Наверное, все из-за того, что мое состояние сейчас было близко к обморочному.

Как в тумане, я неожиданно налетел на какой-то огромный камень, споткнулся о него и разбил колено. Кроме того, я порезал обе ладони об острые края камня и порвал брюки. Однако я мгновенно поднялся на ноги и бросился прямо через густые заросли колючего кустарника, ветви которого тут же расцарапали мне лицо и руки.

Животные вокруг завывали, кричали и стонали, будто все разом взбесились. Очевидно, они чувствовали, что здесь происходит что-то неладное. Я различал вопли гризли и тюленей. Тогда я понял, что приближаюсь к зоне зоопарка, называемой «Полярный круг», но теперь, как назло, не мог вспомнить, где она находится по отношению к городским улицам.

Впереди показалась скала, уменьшенная копия Гибралтара. Я взобрался на нее, чтобы сориентироваться на местности.

Внизу теснились клетки с животными, ларьки для продажи сувениров, закусочные и виднелись две ровные открытые площадки. Я быстро спустился со скалы и снова побежал вперед. Итак, Кристина находится в Фаррагуте. Неужели, наконец, я отыщу ее? Неужели сейчас произойдет наша встреча?

Я миновал Африканскую Аллею, затем Станцию Охраны Гепардов, и очутился на открытой площадке с копнами сена. Здесь, очевидно, находился открытый вольер для бизонов. Значит, где-то поблизости располагалась территория, именуемая Великими Равнинами.

И тут снова у меня кармане сработал бипер.

Пэтси! У нее что-то случилось. Но где она находится? Почему не перезвонила мне по тому номеру, который я успел сообщить ей?

Я взмок от пота и задыхался от быстрого бега. Но, Слава Богу, теперь впереди уже замаячили огни сначала Кафедрал-авеню, а потом и Вудли-роуд.

Я оказался далеко от того места, где оставил машину, но зато почти у самого здания Фаррагута.

Пробежав еще сотню ярдов в полной темноте, я очутился у каменной стены, ограждавшей зоопарк. Ладони у меня оказались перепачканы кровью, и я не понимал, откуда она взялась. Из разбитого колена? Или от колючек на кустах? Где-то неподалеку послышался вой полицейских сирен. Может быть, машины уже спешили в Фаррагут?

Я помчался вперед, как заправский спринтер. Было начало одиннадцатого. Почти полтора часа прошло с того момента, как в моем доме зазвонил телефон.

В кармане рубашке у меня снова отчаянно загудел бипер.

Глава семьдесят вторая

В Фаррагуте определенно что-то случилось. Пока я бежал по Вудли, яростные завывания сирен становились все неистовее. Меня шатало, я чувствовал головокружение и никак не мог сосредоточиться. Впервые за несколько последних лет я осознал, что, как никогда, близок к панике.

Ни полиция, ни скорая еще не подъехали к зданию, так что первым на месте происшествия должен был оказаться я.

Двое привратников и несколько жителей в домашних халатах толпились у въезда в подземный гараж. Не может быть, что что-то случилось с Кристиной! Нет, не может быть! Я промчался через лужайку к дому. Неужели Ласка еще здесь, в Фаррагуте?

Люди у гаража, увидев меня, перепугались еще больше, чем я. Наверное, это было ужасное зрелище. Я вспомнил, что в зоопарке раз или два упал. Видимо, я выглядел ненормальным или смахивал на убийцу. Руки мои были перепачканы кровью, да и только руки ли?

На ходу я вытащил бумажник и, раскрыв его, предъявил на всеобщее обозрение полицейский значок.

– Полиция! Что здесь случилось?! – прохрипел я. – Я полицейский детектив Алекс Кросс.

– Там кого-то убили, детектив, – наконец, заговорил один из привратников. – Пожалуйста, сюда.

Я последовал за ним по бетонному пандусу, ведущему вглубь гаража.

– Там женщина, – сообщил он. – Но я уверен, что она уже мертва. Я позвонил по 911.

– О Господи! – выдохнул я, и внутри у меня все сжалось в комок. В самом углу, притертый к стене, стоял джип Пэтси Хэмптон. Дверь его была чуть приоткрыта, и внутри салона горел свет.

Я ощутил шок, порожденный страхом и болью одновременно. Бросившись к машине, я сразу увидел Пэтси, лежащую на переднем сиденье. Сразу можно было определить, что женщина мертва.

Она у нас. Вот что означало последнее сообщение. Господи, они убили Пэтси Хэмптон! Они же говорили, чтобы я отступился. Боже, только не это!

Ее перекрещенные голые ноги уходили в пространство под рулевой колонкой, тело располагалось прямо, а голова, откинутая назад, частично лежала на соседнем сиденье. Волосы перепутаны и испачканы кровью. В пустых голубых глазах застыл немой вопрос.

На Пэтси была белая футболка. На шее виднелись жуткие глубокие раны. Кровь, ярко-красная, все еще сочилась из горла. Ниже талии женщина была раздета догола, но одежды я нигде не заметил.

Мне показалось, что она задушена чем-то вроде проволоки, и смерть наступила совсем недавно. В некоторых убийствах Джейн Доу уже использовалась веревка или гаррота. Видимо, Ласка любил действовать руками и работать в близком контакте с жертвой. Может быть, ему нравилось наблюдать агонию, и не исключено, что при этом он еще умудрялся насиловать умирающего, что доставляло ему особое изощренное удовлетворение.

На шее Пэтси я заметил что-то напоминающее чешуйки отслоившейся краски. Краска? Здесь?

Еще одна деталь бросалась в глаза. Радио в джипе было наполовину вытащено из гнезда, но оставлено на месте. Я не мог понять, при чем здесь радио, но в эти минуты мне было не до того.

Я выпрямился и обратился к привратнику:

– Кто-нибудь еще пострадал? Вы проверили? Тот отрицательно помотал головой:

– Думаю, что нет, но на всякий случай пройдусь и проверю. Наконец, полицейские сирены взвыли внутри гаража, и я увидел, как по стенам и потолку заметались красно-синие сполохи проблесковых маяков. Несколько жильцов тоже успели просочиться внутрь. Но зачем им понадобилось идти сюда и пялиться на такую страшную сцену?

В моей голове мелькнула ужасная догадка. Я выбрался из джипа, вытащив ключи Пэтси из замка зажигания, и быстро обогнул машину. Сердце мое отчаянно колотилось в груди, когда я открывал дверцу багажника. Я боялся заглянуть внутрь, но когда все же осмелился, то увидел там только пустоту.

О Господи! Она у нас! Неужели Кристина тоже находится где-то рядом? Но где же?

Я внимательно осмотрел гараж и возле самого въезда увидел черный «ягуар» Шефера. Значит, Джеффри тоже здесь, в Фаррагуте, и Пэтси, наверное, последовала сюда за ним.

Я бросился к «ягуару» и, ощупав крышку капота и выхлопную трубу, убедился, что они еще теплые. Видимо, машина простояла в гараже недолго. Дверцы оказались запертыми, и вломиться в салон я не мог, памятуя о сложностях обыска и ареста в подобных ситуациях.

Всмотревшись через стекло внутрь машины, я увидел на заднем сиденье несколько рубашек на проволочных, выкрашенных белой краской, вешалках. И сразу вспомнил о чешуйках краски на шее Пэтси. Послужила ли орудием убийства вешалка? Был ли Шефер действительно Лаской? И находится ли он до сих пор в здании? И где Кристина? Что с ней?

Перекинувшись парой слов с патрульными, прибывшими на место, я пригласил их следовать за собой.

Привратник тут же сообщил, что интересующий нас врач проживает на десятом этаже, в пентхаусе. Как и все здания в Вашингтоне, Фаррагут по высоте не превышал уровня купола Капитолия.

Я сел в лифт вместе с двумя полицейскими, каждому из которых было лет по двадцать, и они казались перепуганными до смерти. Я чувствовал себя взбешенным, но понимал, что сейчас надо действовать с максимальной осторожностью и собранностью. Если дело дойдет до ареста, то первым возникнет вопрос о том, что я, собственно, здесь делаю. Как только Питтман узнает об этом, неприятностей уже не избежать.

Пока мы поднимались, я разговаривал с полицейскими, но больше старался успокоиться сам, чем успокоить их.

– С вами все в порядке, детектив? – насторожился один из них.

– Да, все в норме. Убийца может все еще находиться в здании. Жертвой стала сотрудница полиции. Она следила за подозреваемым, который встречается с женщиной, живущей наверху.

Лица обоих молодых полицейских затвердели. То, что была убита женщина, уже само по себе являлось для них страшным событием. Но то, что жертвой оказался офицер полиции, да еще при исполнении служебных обязанностей, не лезло ни в какие рамки. Возможно, теперь им предстояло лицом к лицу столкнуться с убийцей полицейского.

Мы поспешно покинули лифт и приблизились к двери квартиры 10-Д. Я подошел первым и нажал кнопку звонка. Попутно я заметил на ковре темные пятна, которые походили на капли крови. Кровь была и на моих руках: я обратил внимание на то, как изменились лица патрульных.

На звонки никто не отвечал, и тогда я принялся колотить по двери кулаком. Все ли в порядке там, внутри? – Откройте, полиция!

Было слышно, как в квартире что-то прокричала женщина. Я вытащил свой «глок» и снял его с предохранителя. Я был настолько зол, что мог пристрелить Шефера и вряд ли бы справился с собой.

Полицейские тоже достали из кобур штатное оружие. Через несколько секунд я уже был готов высадить ногой дверь, наплевав на все инструкции и ограничения. Передо мной до сих пор стояло лицо Пэтси с остановившимся взглядом и ужасными ранами на горле.

Наконец, дверь квартиры медленно отворилась. На пороге стояла блондинка. Как я понял, это и была доктор Кэссиди. Одетая в очень дорогой голубой костюм со множеством золотых пуговиц, но почему-то босиком, она выглядела одновременно испуганной и рассерженной.

– Что вам угодно? – властным тоном осведомилась она. – Какого черта? Что здесь происходит? Вы отдаете себе отчет в том, что натворили? Вы прервали сеанс терапии.

Глава семьдесят третья

В прихожей появился Джеффри Шефер и встал в нескольких футах позади доктора. Это был высокий и весьма привлекательный блондин. Вот это и есть Ласка, не так ли?

– Что за проблемы, черт вас возьми? Кто вы такой, сэр, и что вам надо? – спросил он, выговаривая слова с явным британским акцентом.

– В здании произошло убийство, – спокойно ответил я. – Я детектив Кросс. – Предъявляя им свой значок, я смотрел вглубь квартиры, стараясь приметить там нечто такое, что дало бы мне повод пройти внутрь. Подоконники были уставлены множеством цветочных горшков: с филодендронами и азалиями. По оконными рамам вился английский плющ. Повсюду коврики с бахромой, выдержанные в пастельных тонах, и мягкая мебель, чересчур, на мой вкус, пышная.

– Но здесь-то убийцы точно нет, – заявила женщина. – Немедленно уходите.

– Сделайте так, как говорит леди, – поддакнул Шефер.

Он никак не выглядел убийцей: строгий синий костюм, белоснежная рубашка, муаровый галстук. Безупречный вкус. Спокоен, сдержан, на лице – ни тени беспокойства.

Потом я перевел взгляд на его ботинки и с трудом поверил своим глазам. Наконец-то Господь улыбнулся мне.

Я поднял «глок» и навел его на Шефера. На Ласку. Подойдя к нему, я опустился на колено и, дрожа от возбуждения, исследовал его правую штанину.

– Какого черта?! – воскликнул он, пытаясь отодвинуться в сторону. – Что за абсурд?! Я сотрудник Британского посольства, – заявил он. – Понимаете? Я – сотрудник посольства. Вы не имеете права врываться сюда.

– Офицеры! – позвал я патрульных, стоящих в коридоре. Я старался держаться спокойно, но у меня это плохо получалось. – Подойдите сюда и взгляните сами. Видите?

Оба полицейских вошли в гостиную.

– Убирайтесь из квартиры! – голос терапевта сорвался почти на визг.

– Снимайте брюки, – приказал я Шеферу. – Вы арестованы.

Джеффри поднял ногу и уставился на темное пятно, испачкавшее отворот штанины. Кровь Пэтси Хэмптон. В его глазах заметался страх, и он потерял самообладание.

– Это вы замарали мне брюки своей кровью! Вы! – заорал он на меня, поспешно демонстрируя свой служебный жетон. – Я лицо официальное, обладающее дипломатической неприкосновенностью. В Британском посольстве не потерпят подобного произвола. И брюки я снимать не собираюсь. Немедленно свяжитесь с посольством. Я требую соблюдения дипломатической неприкосновенности.

– Убирайтесь отсюда! – вновь завопила доктор Кэссиди и толкнула в грудь одного из полицейских.

Казалось, Шефер только и ждал этого момента. Он повернулся и бросился вглубь квартиры. Забежав в первую же комнату, он захлопнул дверь и заперся на ключ.

Ласка пытался ускользнуть, чего нельзя было допустить. Уже через секунду я оказался возле двери.

– Выходите, Шефер! Вы арестованы за убийство детектива Пэтси Хэмптон.

За мной, вопя и причитая, кинулась доктор Кэссиди.

Я услышал, как за дверью ванной комнаты зашумела вода. Только не это! Я отступил на шаг и со всего размаху ударил в дверь ногой.

Шефер, стоя на одной ноге, торопливо стаскивал брюки. Не раздумывая, я одним ударом свалил его с ног и, обхватив за шею, прижал лицом к кафельному полу. Он начал ругаться, дрыгать ногами и пытаться вырваться, но я только усилил хватку.

Женщина пыталась оторвать меня от Шефера, царапая мне лицо и колотя по спине кулаками. Чтобы угомонить ее, понадобились усилия обоих полицейских.

– Вы не имеете права так обращаться со мной! – высоким голосом верещал Шефер, извиваясь всем телом. Господи, силы у него, как у жеребца!

– Это незаконно! У меня дипломатическая неприкосновенность!

Я обернулся к одному из полицейских:

– Наденьте на него наручники.

Глава семьдесят четвертая

Ночь в Фаррагуте оказалась очень печальной и длинной. Освободился я только около трех. Никогда прежде мне не приходилось терять напарников. Хотя однажды это едва не произошло с Сэмпсоном в Северной Каролине. Я поймал себя на том, что уже воспринимал Пэтси и как напарника, и как друга. Но, по крайней мере, мы задержали Ласку.

Я решил выспаться, как следует, и позволил себе не заводить будильник. Тем не менее, в семь часов утра я уже проснулся. Мне снились то Пэтси, то Кристина, и видения были очень яркими и красочными. Это были те самые кошмары, после которых просыпаешься с той же усталостью и опустошенностью, с которой лег. Перед тем как подняться, я мысленно помолился за обеих. Итак, Ласка у нас. Остается вытряхнуть из него всю правду.

Я надел белый сатиновый халат. Когда-то он принадлежал Мохаммеду Али, и тот носил его в спортивном лагере перед встречей с Джо Фрезером. Сэмпсон подарил мне его на сорокалетие. И если кто-то другой сделал бы из халата фетиш или идола, то я спокойно надевал его к завтраку. Именно такое отношение к его подарку очень нравилось Джону.

Я люблю этот старый халат, хотя совершенно равнодушен к различным памятным подаркам и сувенирам. Может быть, я так привязался к халату потому, что многие утверждают, будто я телосложением очень напоминаю знаменитого боксера. Возможно, я чуть симпатичнее, но, как человек, Али, конечно, стоит намного выше.

Спустившись на кухню, я увидел, что Нана с детьми сидит за столом, и они смотрят маленький телевизор, который она держит там, но включает редко. Она предпочитает читать, болтать и, конечно же, готовить.

– Али пришел! – усмехнулась Дженни, увидев меня, а потом ее глаза вновь уставились на экран. – Папочка, это ты должен посмотреть.

– Твой британский убийца сегодня во всех программах новостей, – прихлебывая чай, сообщила Нана. – Да и в газетах тоже. «Дипломатическая неприкосновенность может помешать судебному преследованию британского подданного», «Шпион замешан в убийстве детектива». Уже опрошено много людей на Юнион-стейшн и Пенсильвания-авеню. Все посходили с ума, разглагольствуя об этом «позоре дипломатического статуса», как они это называют. Жуть!

– И я схожу с ума, потому что это неправильно, – заявил Дэмон. – Если, конечно, он в этом замешан. Ведь замешан, папа? Да или нет?

Я кивнул:

– Без сомнения, – буркнул я, разбавляя кофе молоком. Я еще не был готов размышлять о Шефере, равно как и общаться по этому поводу с детьми, обсуждая бессмысленность произошедшего убийства. – Что-нибудь еще сообщали интересного?

– «Визардам» накостыляли, – с серьезным видом произнес Дэмон. – А вот Род Стриклэнд, как всегда, на высоте.

– Ш-ш-ш! – сердито зашипела Нана и укоризненно посмотрела на нас. – Си-Эн-Эн передает из Лондона. Журналисты уже проводят параллель между вчерашним убийством и случаем с няней в Массачусетсе. Джеффри Шефер, неоднократно награжденный за участие в боевых операциях, утверждает, что полиция выдвинула против него ложные обвинения. Я полагаю, что имеют в виду именно тебя, Алекс.

– Разумеется, – вздохнул я. – Давайте-ка немного посмотрим Си-Эн-Эн. – Никто не возражал, и я переключился на нужный канал. В животе у меня все сжималось. Мне совсем не нравилось то, что я увидел и услышал.

На экране почти сразу появился репортер из Лондона. Он представился, и в выспренных выражениях за тридцать секунд рассказал о событиях прошлой ночи.

Журналист мрачно смотрел в объектив камеры:

– О драматическом развитии событий мы узнали от высокопоставленных чинов в Вашингтоне. Арест Джеффри Шефера странным образом переплетается с произошедшими в городе убийствами. Старшему детективу, задержавшему подозреваемого, также могут предъявить обвинение в убийстве.

Я встряхнул головой и нахмурился:

– Я невиновен, – заявил я Нане и детям. Разумеется, они и не сомневались в этом.

– Пока не будет доказано обратное, – лукаво прищурилась Дженни.

Глава семьдесят пятая

Возле нашего дома раздался сильный шум, и Дженни побежала в гостиную, чтобы выглянуть в окно. Так же бегом, с вытаращенными глазами, она вернулась на кухню и громким шепотом сообщила.

– Там полно телевизионных камер и газетчиков. Си-Эн-Эн, Эн-Би-Си, в общем, целая куча. Как тогда, с Гэри Сонеджи, помнишь?

– Конечно, мы помним, – заметил Дэмон. – Здесь, кроме тебя, тормозов нет.

– О Господи, Алекс, – возмутилась Нана. – Неужели им не известно, что приличные люди сейчас завтракают? – она покачала головой и закатила глаза. – Опять слетелись стервятники. Может, бросить им на порог мясные обрезки?

– Разговаривать с ними будешь ты, Дженни, – распорядился я и снова уставился на экран. Не знаю, что на меня нашло, но дочь замолчала, а потом, сообразив, что это шутка, указала на себя пальцем и улыбнулась.

– Попалась!

Я знал, что репортеры просто так не отвяжутся, и поэтому, взяв кружку с кофе, я вышел на крыльцо. Меня встретило теплое осеннее утро.

Чуть шевелилась листва вязов и кленов, а солнечные лучи, пробиваясь через нее, зайчиками бегали по головам собравшихся на лужайке перед домом журналистов.

Стервятники.

– Не делайте из себя посмешище, – хладнокровно отхлебнув кофе, обратился я к пресс-толпе. – Разумеется, я не убивал детектива Пэтси Хэмптон и не предъявлял никому ложных обвинений.

После этого заявления, я повернулся на каблуках и, не отвечая на град посыпавшихся вопросов, проследовал в дом.

Нана и дети стояли в прихожей и прислушивались.

– Великолепно, – похвалила меня Бабуля, и глаза ее засияли.

Я поднялся наверх и переоделся, чтобы идти на работу.

– А вы марш в школу! – крикнул я детям. – Ведите себя хорошо, играйте с друзьями и не обращайте внимания на творящееся вокруг безумие.

– Да, папочка!

Глава семьдесят шестая

Опираясь на требования задержанного о соблюдении дипломатической неприкосновенности, нам не разрешили допрашивать Джеффри Шефера ни по поводу убийства детектива Хэмптон, ни по каким-либо другим пунктам обвинения. Я был в отчаянии: Ласку поймали, а подойти к нему близко не было возможности.

Коллеги ожидали меня в участке, и я знал, что мне предстоит мучительно длинный день. Сначала меня пригласили для беседы в Министерство внутренних дел, потом пришлось ответить на вопросы главного адвоката города и, наконец, встретиться с Майком Керси из окружной прокуратуры.

«Не обращайте внимания на творящееся вокруг безумие». Снова и снова я вспоминал сказанные детям слова, хотя сам не мог последовать собственному хорошему совету.

Примерно около трех появился и сам окружной прокурор Рон Колеман, моложавый мужчина высокого роста и спортивного телосложения. Нам раньше часто доводилось работать вместе, когда Рон еще только шел на повышение. Я всегда считал его добросовестным и эрудированным специалистом, опирающимся в суждениях на здравый смысл.

Он был чужд политики, и для всех явилось неожиданностью, когда мэр Монро утвердил его в должности окружного прокурора. Впрочем, Монро любил шокировать публику.

Колеман сразу перешел к делу:

– Должен тебе сказать, что Шефер уже нашел себе адвоката. И не какого-нибудь, а ярчайшую звезду на небосводе нашей юриспруденции. Он нанял самого Джулеса Халперна. Скорее всего, тот бред, что подозреваемым являешься ты, состряпан Джулесом. Насколько мне известно, это не так.

Я уставился па Колемана в совершенном недоумении.

– Как это «насколько известно»? В чем дело, Рон? Окружной прокурор пожал плечами:

– За нас будет выступать Кэти Фитцгиббон. Я считаю, что она лучшая из всех прокурорских работников. Обвинение поддержат Линда Коул и, возможно, Дэниэл Вестон. Оба – первоклассные юристы. На сегодня мне видится такой расклад.

Я знал всех троих прокуроров, как имеющих безупречную репутацию. Особенно выделялась Фитцгиббон. Они были довольно молодыми, но умными, неутомимыми и преданными делу, как и сам Колеман.

– Звучит так, будто ты готовишься к войне, Рон. Он кивнул:

– Я же сказал, что защищать Шефера будет Джулес Халперн. Он очень редко проигрывает процессы. Даже не знаю, проигрывал ли он когда-нибудь столь важное дело, как, например, наше. Он побеждает всех, Алекс.

Я взглянул прямо в темные глаза Колемана.

– Мы имеем кровь Пэтси Хэмптон на одежде убийцы. Кровь есть и в ванной. К концу дня, скорее всего, обнаружатся отпечатки его пальцев и в джипе. Возможно, обнаружится и вешалка, которой он задушил Пэтси.

– Я понимаю, что ты хочешь сказать, Алекс, и знаю твой вопрос. Я задаю себе тот же. Шефер обладает дипломатическим иммунитетом. Тогда зачем ему понадобился Джулес Халперн? Очень хороший вопрос? Видимо, он нанял такого адвоката затем, чтобы мы заранее полностью отказались от обвинений.

– Но мы имеем веские улики. Шефер пытался смыть в ванной кровь, и там имеются ее следы.

Колеман кивнул и уселся на стул:

– В общем, непонятно, зачем ему понадобился Халперн, но думаю, скоро мы об этом узнаем.

– Даже очень скоро, – согласился я.

Этим вечером я решил покинуть участок с черного хода, на тот случай, если репортеры поджидали меня на Алабама-авеню. Как только я оказался на улице, от стены отлепился маленького роста лысоватый мужчина в светло-зеленом костюме.

– Так можно схлопотать пулю, – пошутил я, но мои слова были иронией лишь наполовину.

– Профессиональный азарт, – пролепетал он. – Не стреляйте в посланника, детектив.

Он тонко ухмыльнулся и протянул мне белый конверт.

– Алекс Кросс. Таким образом, вам вручены судебная повестка и жалоба. Приятного вам вечера, детектив, – негромко проскулил мужчина и исчез так же неожиданно, как и возник.

Я вскрыл конверт и, проглядев текст послания, застонал. Мне стало понятным, зачем нанят Халперн и с чем нам придется столкнуться.

Меня вызывали в гражданский суд за безосновательный арест и клевету, порочащую доброе имя полковника Джеффри Шефера. Сумма поданного иска составляла пятьдесят миллионов долларов.

Глава семьдесят седьмая

На следующее утро меня вызвали в министерство юстиции. Мне показалось это нехорошим знаком. Когда я прибыл туда, в красных кожаных креслах меня уже поджидали главный адвокат города Джеймс Дауд и представитель окружной прокуратуры Майк Керси.

Тут же оказался и шеф детективов Питтман, самодовольно восседавший в первом ряду и обсуждавший с ними возникшие обстоятельства:

– Вы хотите сказать, что из-за дипломатической неприкосновенности Шефер может избежать уголовного преследования? И в то же время обращаться в гражданский суд, возбуждая дело о незаконном аресте и клевете?

Керси кивнул и прищелкнул языком:

– Да, именно так. Наши послы и сотрудники посольств, между прочим, пользуются такими же правами и в Англии, и в других странах. Никакое давление не заставит бриттов снять с дипломата его неприкосновенность. Шефер является героем военного конфликта на Фолклендах. Предполагается, что он пользуется поддержкой Секретной Службы, хотя в последнее время у него там, кажется, возникли какие-то трения.

– Какие же? – поинтересовался я.

– Они с нами не поделились. Питтман продолжал терзать юристов:

– А как насчет того клоуна из посольства Балтии? Того самого, который снес летнее кафе? Он-то предстал перед судом.

Майк Керси пожал плечами:

– Во-первых, он сотрудник далеко не ведущего ранга, да еще из второстепенной страны, которой всегда можно пригрозить. С Англией такой номер не пройдет.

– А почему бы и нет? – нахмурился Питтман, ударив кулаком по подлокотнику кресла. – Англия такое же дерьмо.

На столе перед Даудом зазвонил телефон, и он вскинул руку, призывая присутствующих к тишине:

– Это, наверное, Джулес Халперн. Он обещал позвонить в десять, а Джулес – человек пунктуальный. Если я не ошибся, то включу громкую связь. Беседа будет интересной, словно проктологический осмотр с помощью кактуса.

Дауд поднял трубку, и с минуту они с адвокатом Шефера обменивались взаимными любезностями. Затем Халперн резко перешел к делу.

– Думаю, вам пора обсудить насущные вопросы. У меня столь же плотный распорядок дня, как и у вас, мистер Дауд.

– Да. Поговорим о делах, – согласился тот, приподнимая свои черные брови. – Как вы знаете, полицейские имеют право арестовывать любого, если видят на то причины. У вас, наверное, нет такого гражданского дела, чтобы…

Но Халперн прервал его:

– Но не в том случае, когда человек успевает предъявить соответствующие документы, подтверждающие его дипломатический статус, как это сделал мой клиент. Полковник Шефер стоял в дверях квартиры своего лечащего врача и показывал жетон Секретной Службы, свидетельствующий о его иммунитете.

Дауд громко вздохнул в трубку.

– Советник, на его брюках была кровь. Он убийца, и убил полицейского. Полагаю, что мне нечего добавить по этому поводу. Что касается якобы клеветы и ложных обвинений, то могу напомнить, что полицейский также имеет профессиональную привилегию беседовать с представителями средств массовой информации после того, как было совершено преступление.

– А разве заявление шефа детективов перед журналистами и сотнями миллионов людей во всем мире само по себе не является клеветой?

– Не является. Профессиональные привилегии полиции распространяются и на такие общественные фигуры, как ваш клиент.

– Мой клиент не является общественной фигурой, мистер Дауд. Он строго частное лицо. Он сотрудник разведки, и его средства к существованию, если не сама жизнь, тесно связаны именно с секретностью.

Главный адвокат уже выглядел утомленным, главным образом потому, что Халперн вел беседу с завидным хладнокровием. Тем не менее, «перестрелка» продолжалась.

– Хорошо, мистер Халперн. Тогда по какому поводу вы звоните нам?

Джулес молчал так долго, что Дауда разобрало любопытство. Наконец, Халперн заговорил.

– Мой клиент уполномочил меня обратиться к вам с весьма необычным предложением. Конечно, я пытался его отговорить, но он имеет право поступать по своему усмотрению.

Дауд выглядел обескураженным. Он и предположить не мог, что речь пойдет о какой-то сделке. Надо сказать, что и я не ожидал такого поворота событий. Что же произошло?

– Излагайте, мистер Халперн, – предложил Дауд. Глаза его широко раскрылись и шарили гй комнате. – Я слушаю.

– Надеюсь, что слушаете, как и ваши уважаемые коллеги. Я подался вперед, чтобы не упустить ни слова.

Тут Джулес Халперн, наконец-то, пояснил истинную причину своего звонка:

– Мой клиент хочет использовать все возможности, чтобы его дело не рассматривалось в гражданском суде.

Я закатил глаза. Халперн, видимо, решил воспользоваться тем, что после приговора суда уголовного дело не подлежит рассмотрению в гражданском суде. Видимо, он вспомнил о процессе над О. Дж. Симпсоном, которого суд первой инстанции оправдал, а гражданский суд признал виновным.

– Это невозможно! – отчеканил Дауд. – И никогда такого не будет. Ни за что.

– Послушайте. Есть один путь, а то я не стал бы обсуждать с вами возможные варианты. Если у нас будет уверенность в том, что уголовный суд рассмотрит дело быстро, мой клиент согласен отказаться от дипломатической неприкосновенности. Да-да, вы не ослышались. Джеффри Шефер хочет доказывать свою невиновность в суде. Он настаивает на этом.

Дауд недоуменно тряс головой, не веря своим ушам. Так же, как и Майк Керси. В глазах обоих, когда они посмотрели на меня, застыло выражение полной растерянности.

Никто не мог поверить в то, что только что услышал.

Джеффри Шефер сам захотел под суд.

Часть четвертая

Суд и ошибки

Глава семьдесят восьмая

Завоеватель вот уже полтора месяца наблюдал, как она работает на Кенсингтон Хай стрит. Она стала для него наваждением, женщиной его мечты, частью его игры. Он знал о ней все, что только можно было узнать. Завоеватель чувствовал, что он начинает действовать подобно Шеферу. Впрочем, все партнеры стали такими, не так ли?

Девушку звали Норин Энн. Довольно давно, а точнее три года назад, она приехала в Лондон из Ирландии, лелея заветную мечту стать моделью мирового класса.

Тогда ей исполнилось семнадцать лет. Выше среднего роста, стройная блондинка, она обладала таким личиком, что не только молодые парни, но и зрелые мужчины у нее на родине наперебой уверяли ее в том, что она достойна обложек лучших журналов, если не карьеры кинозвезды.

Так что же она делала здесь, на Кенсингтон-Хай-стрит в половине второго ночи? Именно над этим размышляла сейчас Норин, строя заученную кокетливую улыбку и помахивая рукой мужчинам, медленно проезжавшим мимо по ночным улицам.

Да, они считали ее симпатичной, но не настолько, чтобы снимать ее на обложки британских или американских журналов. И уж, конечно, не настолько очаровательной, чтобы жениться на ней или взять на содержание.

Что ж, по крайней мере, она вынашивала определенный план на будущее, который считала вполне достойным. С тех пор как Норин начала работать на улице, она скопила уже около двух тысяч фунтов. Она подсчитала, что ей достаточно будет заработать еще три тысячи, и тогда можно смело возвращаться в Ирландию. На родине она открыла бы небольшой салон красоты, так как прекрасно разбиралась в секретах косметики и знала, чего хочет любая женщина.

«Ну, что ж, а пока я стою у гостиницы „Кенсингтон Пэлэс“, – думала девушка. – Стою и отмораживаю свою симпатичную попку».

– Простите, мисс, – услышала она и, вздрогнув, обернулась. Норин даже не почувствовала, как кто-то оказался у нее за спиной.

– Я не мог не обратить на вас внимания. Вы непревзойденная красавица. Но вам об этом, конечно же, хорошо известно, не так ли?

Увидев говорившего, Норин Энн испытала чувство облегчения. Этот-то ее не обидит. Не сможет, даже если бы очень захотел. Уж если на то пошло, это она, в случае чего, доставит ему неприятности.

Перед ней в инвалидном кресле расположился толстый пожилой господин лет семидесяти.

И девушка отправилась с Завоевателем.

Это все было частью игры.

Глава семьдесят девятая

Американцы пообещали быстро провести судебное слушание и согласились на все условия, недоумки.

Со дня убийства детектива Пэтси Хэмптон миновало пять месяцев. Алекс Кросс мотался между Вашингтоном и Бермудами, не представляя себе, куда могла подеваться Кристина. Шефера выпустили из тюрьмы, но держали на очень коротком поводке. После убийства он ни разу не принял участия в игре. Игра игр для него остановилась, и от этого он сходил с ума.

Сейчас Шефер сидел в своем черном «ягуаре» на площадке перед зданием суда и чувствовал в душе удовлетворение. Ему не терпелось предстать перед судом по обвинению в умышленном убийстве первой степени с отягчающими обстоятельствами. Правила игры были установлены, и ему это нравилось.

Предварительное слушание, прошедшее несколькими неделями раньше, оставило в его памяти яркие переживания. Он наслаждался каждой минутой разбирательства. Оно происходило в присутствии избранных присяжных, которые должны были определить, какие улики могут быть представлены в суде. Проводилось слушание в просторном зале, под председательством судьи Майкла Феско. Установленные им правила делали его ведущим в игре. Сказочно курьезно и очень вкусно.

Адвокат Шефера, Джулес Халперн, заявил, что подзащитный находился на приеме в частном кабинете доктора Кэссиди, то есть налицо покушение на частное владение и право на уединение. Хозяйка квартиры отказалась впустить детектива Кросса и полицейских в свое жилище. Во-вторых, полковник Шефер предъявил идентификационный жетон сотрудникам полиции. Таким образом, он доказал, что, как работник Британского посольства, обладает дипломатической неприкосновенностью. Тем не менее, детектив Кросс ворвался на территорию частного офиса врача. Следовательно, любые улики, собранные там, если таковые и существуют, являются результатом незаконного обыска.

Судья Феско объявил перерыв до следующего дня, чтобы поразмыслить над фактами. Утром он объявил свое решение. – Выслушав обе стороны, я пришел к заключению, что собранных материалов для рассмотрения дела по обвинению в убийстве достаточно. Мистер Шефер имеет дипломатическую неприкосновенность, однако, по моему мнению, проникнув в квартиру доктора Кэссиди, детектив Кросс действовал разумно и в соответствии с законом. Тем более, что речь шла о совершении тяжкого преступления. Доктор Кэссиди сама открыла дверь, давая, таким образом, детективу Кроссу возможность проведения осмотра одежды мистера Шефера. Последний утверждает, что его дипломатическая неприкосновенность не давала детективу права на дальнейшие действия.

Учитывая вышеизложенное, сторона обвинения может использовать одежду полковника Шефера, в которой тот был в день убийства, в качестве улики. Так же, как и кровь на коврике у входной двери в квартиру.

Обвинение имеет право также использовать улики, добытые в гараже и при осмотре машины, как детектива Хэмптон, так и полковника Шефера, – далее судья Феско объявил то, что считал ключевым моментом в его решении. – Я не разрешаю использовать вещественные доказательства, собранные после проникновения детектива Кросса в квартиру вопреки желанию полковника Шефера и доктора Кэссиди. Рассмотрение любых других доказательств, собранных при повторном обыске, отменяется, и на суде они использоваться не могут.

Обвинению также запрещалось ссылаться на другие убийства, произошедшие в городе, и связывать их с рассмотрением настоящего дела. Присяжные должны были усвоить, что полковник Шефер привлекается к суду только по подозрению в убийстве старшего детектива Патриции Хэмптон. После окончания предварительного слушания и защита, и обвинение считали, что именно они одержали победу.

Утром первого дня судебного процесса каменные ступени перед зданием суда были запружены гудящей неуправляемой толпой. Сторонники Шефера нацепили значки с надписью «Да здравствует Англия» и размахивали новенькими британскими флагами. Энтузиазм этих замечательных идиотов заставил Шефера улыбнуться и победно вскинуть над головой сцепленные руки. Ему очень нравилось быть национальным героем.

Что за славные времена! Тем более, что Джеффри успел принять таблетки и чувствовал себя навеселе.

Обе стороны заранее предрекали себе молниеносную и убедительную победу. Впрочем, юристы всегда славились своим апломбом.

Пресса вовсю раздувала ажиотаж, называя предстоящий суд не иначе как «процессом десятилетия». Средства массовой информации лихорадочно ожидали первых результатов. Шефер воспринимал творящееся вокруг его персоны как само собой разумеющееся. И это приятно льстило ему.

Он специально оделся с особым шиком и тщательностью, собираясь, видимо, произвести впечатление на весь мир. Его серый костюм, полосатая рубашка и ботинки – все это было сделано на заказ у ведущих модельеров. Даже в самые первые мгновения его появления Шефера успели сфотографировать сотни раз.

Зал заседаний №4 находился на третьем этаже и был самым просторным помещением в здании. Двойные двери выходили из зала на галерею, где могло разместиться сотни полторы зрителей. Потом начинался собственно судебный зал с местами для присяжных, адвокатов и прокурора. Возвышение с креслом председателя занимало чуть ли не четверть всего зала.

Заседание началось в десять утра. Обвинение представляла помощник окружного прокурора Кэтрин Мария Фитцгиббон. Пока в зале царили шум и суета, Шефер поймал себя на мысли, что ему хочется убить ее, и он принялся размышлять, как это лучше осуществить. Джеффри с удовольствием прицепил бы к поясу ее скальп.

Кэтрин исполнилось тридцать шесть лет. Это была ирландская католичка, одинокая, но привлекательная своей худощавой, как у подростка, фигурой. Она посвятила жизнь служению высоким идеалам, как и многие представители ее родного острова. Фитцгиббон предпочитала серые и темно-синие тона в одежде, а на шее у нее на цепочке неизменно висел крестик. В юридических кругах ее прозвали «королевой драмы». Мелодраматический пересказ Катрин подробностей кровавых преступлений неизменно склонял присяжных на ее сторону. Вот уж достойный оппонент, как, впрочем, и достойная добыча.

Шефер сел за стол подзащитного и попытался сосредоточиться. Он слушал и наблюдал с такой жадностью, словно раньше ему не приходилось этим заниматься. Джеффри знал, что все взгляды прикованы к нему, – да и могло ли быть иначе?

Хотя внешне он выглядел спокойным, мозг его был словно объят пламенем. Наконец, почтенный Джулес Халперн заговорил, и Шефер услышал свое имя. Это подстегнуло его интерес. Итак, он стал звездой, не правда ли?

Несмотря на невысокий рост, Халперн считался солидной фигурой в суде. Его подкрашенные иссиня-черные волосы были тщательно зализаны назад. Костюм – от дорогого портного, такой же, как и у Шефера. С неуместной злостью Джеффри припомнил поговорку: «Одет по-британски, да мыслит по-еврейски». Рядом с Халперном сидела его дочь Джейн, исполнявшая роль помощницы. Высокая и стройная, но с характерной иудейской внешностью, доставшейся от папаши.

Для такого некрупного мужчины Джулес обладал весьма сильным и звучным голосом:

– Мой клиент Джеффри Шефер является любящим мужем. Он заботливый отец, и в тот роковой вечер как раз устраивал вечеринку по случаю дня рождения своих дочерей-близнецов. Веселье было в самом разгаре, когда и произошло убийство детектива Патриции Хэмптон.

Полковник Шефер, как вы убедитесь в дальнейшем, был неоднократно награжден за службу в разведке, а как бывший солдат имеет безупречный послужной список.

Безусловно, моего клиента попросту подставили, так как вашингтонской полиции необходимо было раскрыть это страшное преступление. И я готов доказать это, да так, что ни у кого из вас не возникнет никаких сомнений. Ложное обвинение против моего подзащитного было выдвинуто детективом, который переживал неудачи личного плана, а потому не мог адекватно оценить ситуацию.

Наконец, и это самое существенное, что вы должны запомнить: полковник Шефер сам изъявил желание предстать перед судом, хотя мог бы и не делать этого, воспользовавшись дипломатической неприкосновенностью. Подзащитный явился сюда, чтобы защитить свое доброе имя.

Шефера так и подмывало встать и раскланяться.

Глава восьмидесятая

Я умышленно пропустил первые три дня этого циркового представления в суде – и поступил мудро. Мне не хотелось больше, чем необходимо, встречаться с представителями мировой общественности и прессы. Иногда мне казалось, что я тоже нахожусь на скамье подсудимых.

Хотя уже слушалось дело по обвинению в убийстве хладнокровного маньяка, расследование продолжалось и набирало обороты, по крайней мере, для меня. Мне все равно предстояло полностью раскрыть убийства «Джейн Доу» и разобраться с исчезновением Кристины. Если бы только удалось найти новые зацепки! Мне хотелось убедиться, что Шеферу не дадут спокойно выйти из зала суда. Но еще больше я жаждал узнать, что же на самом деле случилось с моей невестой. Для меня это было жизненно важно. И еще меня бесил барьер, возведенный дипломатическими ограничениями. Ведь нам так и не было дозволено допросить Шефера. Сейчас я отдал бы что угодно за несколько часов беседы с Джеффри.

Южную сторону чердака я превратил в самую настоящую штаб-квартиру по расследованию убийств. Там все равно оставалось много неиспользованного места, которое теперь я занял для себя. Я вытащил из угла старый обеденный стол красного дерева и заново перетянул проволокой заброшенный вентилятор, чтобы создать уют и терпимую обстановку в моем новом «кабинете».

Лучше всего мне работалось поздно вечером и ранним утром. Тогда я с удовольствием скрывался в этой хижине отшельника и принимался за дела.

На столе удобно разместился мой компьютер, а по стенам я развесил карточки, на которые выписывал самые важные факты о наиболее запутанном деле, которое мне только приходилось расследовать. В картонных коробках были собраны вещественные доказательства, касающиеся исчезновения Кристины, а также все то, что могло относиться к делу Джейн Доу.

Получалось, что убийства, происходившие уже не первый год, все вместе составляют элементы мозаики, которая никак не хотела складываться. Итак, я играл в сложнейшую игру против опытного соперника и при этом не знал правил этой игры. В этом-то и заключалось огромное преимущество Шефера.

В отчетах и дневниках Пэтси Хэмптон я также обнаружил много полезного; благодаря им я даже побеседовал с подростком Майклом Ормсоном, которому однажды удалось войти в контакт с Шефером через Интернет. Кроме того, я продолжал тесно сотрудничать с Чаком Хафстедлером из ФБР. Чак искренне сожалел о том, что поделился важной информацией только с Хэмптон, несмотря на то что я просил его о помощи первым. Теперь я мог использовать его смущение и раскаяние в своих целях.

Как ФБР, так и Интерпол активно вели поиски любых упоминаний об интересующей меня игре в Интернете. Я и сам без конца «путешествовал» по различным «комнатам для бесед» в сети, но так и не встретил ни единого человека, если не считать юного Ормсона, кто хоть что-то слышал о «Четырех Всадниках». Только из-за чистой случайности и рискованного поступка Шефера, решившего подискутировать о ролевых играх, нам удалось его раскрыть. Интересно, где и как еще рисковал Джеффри?

После ареста Шефера в Фаррагуте у меня оставалось слишком мало времени для осмотра его «ягуара». Кроме того, я пробыл всего около часа в его квартире, так как потом вмешались его адвокаты. Беседа с его женой Люси и сыном Робертом подтвердила, что вот уже семь или восемь лет Джеффри увлекается игрой «Четыре Всадника».

Но никто из семьи не знал других участников игры. Однако они были твердо уверены в том, что Джеффри Шефер ничего плохого не сделал.

Сын называл отца «самой прямой стрелой», а жена искренне считала его «хорошим и добрым малым».

В кабинете Шефера я обнаружил множество журналов о ролевых играх и с дюжину наборов игральных костей. Больше никаких аксессуаров для игры найдено не было. Шефер проявлял крайнюю осторожность и искусно заметал следы.

Это и не удивительно, поскольку Джеффри все же работал в разведке. Я не мог себе представить, что для выбора жертвы Шефер прибегает к помощи игральных костей. Но, видимо, так происходило на самом деле, иначе чем можно было объяснить отсутствие какой-либо системы в его преступлениях.

Адвокат Джулес Халперн долго и красноречиво сокрушался о незаконном вторжении в дом Шефера, подчеркивая, что даже если бы какие-то улики и были обнаружены, их все равно нельзя было бы предъявить в суде. К сожалению, я не располагал временем для тщательного обыска, да и Шефер не был таким уж простаком, чтобы держать в собственном доме компрометирующие его предметы. Один промах он уже совершил, и вряд ли позволит себе второй. Или я ошибаюсь?

Иногда, работая ночью на чердаке, я прерывался и вспоминал Кристину. Эти воспоминания были болезненными и грустными, но одновременно и утешающими. Я ждал, что когда-нибудь наступит время, и я смогу думать о Кристине, ни на что не отвлекаясь. Временами я спускался вниз, на веранду, к роялю, и наигрывал произведения, нравившиеся нам обоим: «Незабываемая», «Лунный свет» и многие другие. Я помнил, как выглядела Кристина, особенно в домашней обстановке: босиком, в потертых джинсах и простенькой футболке, или в своем любимом желтом свитере с вырезом-лодочкой. Вспоминалась и черепаховая заколка в пышных волосах, всегда пахнущих ароматным шампунем.

Я не хотел жалеть себя, но все равно мне было нестерпимо плохо. Я словно оказался в преддверии ада, не зная, куда идти, но все равно не мог смириться с происшедшим и перестать думать о Кристине.

Такое состояние парализовывало мою волю, делая из меня морального калеку, и наполняло мою душу грустью и пустотой. Рассудком я осознавал, что жизнь продолжается, но ничего поделать с собой не мог. Мне требовались ответы, хотя бы на некоторые вопросы. «Неужели Кристина тоже стала частью игры?» – без конца спрашивал я себя и чувствовал, что вскоре сам буду одержим этой игрой.

Являюсь ли я сам частью ее?

Я был почти уверен в этом, как и в отношении Кристины. В таком случае, оставалась надежда, что она до сих пор жива.

Глава восемьдесят первая

Итак, я обнаружил, что и сам участвую в какой-то действительно безумной игре, которая потребовала от меня, к сожалению, развития совершенно ненужных привычек. Тогда я начал изобретать собственные правила. Я решил ввести в игру несколько новых персонажей. Я должен был обязательно выиграть.

Чак Хафстедлер из ФБР продолжал активно помогать мне. Чем больше я беседовал с ним, тем яснее мне становилось, что он был неравнодушен к детективу Хэмптон. Его утрата, как и моя потеря Кристины, смогли объединить

нас.

Поздно вечером в пятницу, после просмотра фильма «Зорро» с Дэмоном, Дженни, Наной и кошкой Рози, я снова взобрался на чердак. Перед тем как отправиться спать, я должен был кое-что проверить.

Как только я загрузил компьютер, до меня донеслось знакомое «проверьте электронную почту». После той страшной ночи на Бермудах, это сообщение всегда вызывало во мне страх. Вот и на этот раз я весь напрягся.

Послание пришло от Сэнди Гринберг из Интерпола. С той поры, когда мы вместе с ней расследовали дело мистера Смита, мы успели подружиться, и теперь я попросил ее проделать для меня небольшую работу.


Позвоните мне сегодня вечером, Алекс, в любое время. Возможно, ваша настойчивость все же принесла плоды. Мне жизненно важно услышать вас. Обязательно позвоните.

Сэнди.


Я сразу же набрал ее европейский номер, и Сэнди сняла трубку после второго гудка.

– Алекс? Мне кажется, мы нашли одного из игроков. Ваша невероятная затея сработала. Вы все точно угадали. Шефер играл по крайней мере с одним из своих старых закадычных друзей из МИ 6.

– Так вы убеждены, что напали на след игрока? – не поверил я удаче.

– Абсолютно, – тут же ответила она. – Я сейчас разговариваю с вами, а сама рассматриваю на мониторе гравюру Дюрера «Четыре Всадника». Как вам, наверное, известно, Всадники – это Завоеватель, Голод, Война и Смерть. Жуткая компания. В общем, вчера я сделала то, что вы просили. Один из сотрудников МИ 6 подтвердил, что Шефер и еще один тип регулярно общаются посредством компьютеров. Я воспользовалась вашими записями. Вы успели проделать колоссальную работу. Мне думается, что вы тоже ненормальный.

– Ну, спасибо, – я с минуту выслушивал все то, что хотела сказать мне Сэнди. Некоторое время назад мне удалось выяснить, что Гринберг очень одинока. И хотя внешне она зачастую казалась сварливой и придирчивой к другим, на самом деле эта женщина стремилась к общению.

– В игре он использует псевдоним Завоеватель, сам живет в Англии, в Доркинге, – продолжала докладывать Сэнди. – Зовут его Оливер Хайсмит, сейчас он на пенсии, но прежде служил в МИ 6. Алекс, он курировал нескольких агентов в Азии, когда там находился Шефер. И Джеффри работал под его руководством. В Доркинге сейчас восемь утра. Почему бы вам не связаться с этим ублюдком? – предложила она. – Пошлите ему письмо по электронной почте, адрес я дам.

Я задумался о том, где же находятся остальные игроки. Или «Четыре Всадника» – это просто название? Кто такие эти участники? И какие правила у этой игры? Все ли партнеры руководствовались своими безумными фантазиями и в жизни?

Мое послание Завоевателю получилось прямым, достаточно простым и отнюдь не угрожающим. Я не видел причин, почему бы Завоеватель не стал бы отвечать мне.


Уважаемый мистер Хайсмит!

Я являюсь детективом по расследованию убийств в Вашингтоне и собираю информацию, относящуюся к игре «Четыре Всадника» и касающуюся полковника Джеффри Шефера. У меня есть сведения, что Шефер работал под вашим руководством в Азии. Время имеет для меня большое значение. Мне срочно требуется ваша помощь. Пожалуста, ответьте мне.

Детектив Алекс Кросс.

Глава восемьдесят вторая

Ответ пришел сразу же, что очень удивило меня. Очевидно, Оливер Хайсмит находился в системе Интернет, когда мое послание достигло его.


Детектив Кросс! Я заочно знаю вас, поскольку происходящее в настоящее время судебное разбирательство относительно убийства полицейского завладело всеобщим вниманием в Англии и всей Европе. Могу сообщить вам, что я знаком с Джеффри Шефером уже более десятка лет. Он работал под моим началом. Но он, скорее, просто мой знакомый, а не близкий друг, поэтому я не могу иметь предвзятое мнение относительно него или судить о том, насколько он невиновен. Надеюсь, конечно, что последнее утверждение верно.

Теперь, что касается вашего вопроса о «Четырех Всадниках». Это просто фантастическая игра, детектив, и в ней нет ничего необычного. Каждый игрок является ведущим, то есть сам управляет собственной судьбой, и сам сочиняет сюжеты. Действительно, рассказы Шефера несколько странные и нестандартные. Его персонаж – Всадник на Бледном коне, или Смерть, весьма порочный. Можно даже сказать, что он олицетворяет собой зло. Этот персонаж весьма похож на того человека, которого сейчас судят в Вашингтоне, по крайней мере, так кажется мне.

Однако я должен кое-что разъяснить вам. Упоминание об убийствах в нашей игре всегда происходило после того, как о преступлении было рассказано в газетах. Поверьте, мы сами были взволнованы, узнав об обвинении Шефера, и поэтому тщательным образом перепроверили все данные. Мы даже уведомили об этом инспектора Джонса из секретной службы в Лондоне. Поэтому я немного удивлен тем, что вы до сих пор не были проинформированы об этом. Агенты Службы встретились со мной по вопросу о Шефере, и мне кажется, что они были вполне удовлетворены моими ответами, поскольку повторного визита мне не нанесли.

Остальные игроки также были тщательно проверены службой безопасности. Они представляют положительных персонажей игры. Еще раз повторю, что власть, которой наделен Всадник – это только игра. Кстати, известно ли вам, что некоторые ученые и исследователи полагают, что существует и пятый Всадник? Может, это вы и есть, доктор Кросс?

К вашему сведению: вы можете навести справки у Эндрю Джонса из секретной службы, и он поручится за достоверность моих утверждений. Если вы желаете доказать обратное, попробуйте сделать это на свой страх и риск. Мне уже шестьдесят семь лет, я ушел в отставку из разведки (как я люблю говорить) и слыву знаменитым болтуном и выдумщиком. Желаю вам удачи в поисках истины и справедливости. Жаль, что сам уже не могу принять участие в слежке и погоне.

Завоеватель.


Я прочитал это послание два раза. Желаю вам удачи. На самом ли деле это было сказано искренне?

И действительно ли я являюсь игроком – упомянутым Пятым Всадником?

Глава восемьдесят третья

На следующей неделе я приходил в здание суда каждый день и, как многие другие, втянулся в слушание. Джулес Халперн оказался самым красноречивым оратором, которого мне только доводилось слушать в судах. Правда, Кэтрин Фитцгиббон практически ничем не уступала ему. Теперь все зависело лишь от того, кто из них двоих сможет убедить присяжных. Все это напоминало мне театральное представление, игру. Мне вспомнилось, как в детстве я с Наной любил смотреть по телевизору многосерийную инсценировку под названием «Защитники». Каждое шоу начиналось с того, что за кадром звучал низкий приятный голос, сообщавший нечто вроде: «Американская система правосудия далека от совершенства, но она до сих пор является лучшей во всем мире».

Возможно, это действительно так. Но только я, сидя в суде в Вашингтоне, почему-то считал, что и само слушание дела по обвинению Шефера в убийстве, и судья, и присяжные, и адвокаты – все это лишь части еще одной сложной игры. И Шефер сейчас планировал свою очередную атаку, наслаждаясь каждым выпадом обвинения против него.

Он прекрасно контролировал и себя, и ход игры. Сейчас ведущим был именно он. И он отлично сознавал это. Как, впрочем, и я.

Я наблюдал за Джулесом. Он великолепно проводил допрос свидетелей, вызванных в суд, и при этом голос его был вкрадчивым, движения плавными, и все его уравновешенное поведение должно было создать впечатление, что его чудовищный клиент-психопат невиновен, как новорожденный младенец. Правда, надо признаться, что во время длительного перекрестного допроса любой человек мог начать забываться и думать о чем-то своем. Но что касается меня самого, то я следил за каждым словом, боясь упустить хоть что-то. Хотя это было просто невозможно, потому что все важные заявления повторялись как минимум по два раза. А потом еще и еще раз, до тошноты.

– Алекс Кросс…

Я услышал свое имя и сразу же сконцентрировал все внимание на Джулесе Халперне. Он попросил показать увеличенную фотографию, которая мне была уже знакома по газетам. Ее успели напечатать на следующий же день после убийства. Подсуетился какой-то жилец Фаррагута, который потом выгодно продал снимок газетчикам.

Халперн весь подался вперед, словно хотел оказаться поближе к очередному свидетелю, Кармину Лопесу, привратнику дома, где была убита Пэтси Хэмптон.

– Мистер Лопес, я предъявляю вам вещественное доказательство со стороны защиты. Это фотография, на которой запечатлены детектив Кросс и мой подзащитный. Она была сделана в коридоре десятого этажа вскоре после того, как в гараже обнаружили тело детектива Хэмптон.

Фотографию увеличили настолько, что я отчетливо видел на ней все детали даже со своего места в четвертом ряду. Фотодокументы всегда шокировали меня.

Шефер выглядел так, будто только что снимался для обложки журнала мод. По сравнению с его безупречным костюмом, моя одежда выглядела помятой и грязной. Еще бы! Ведь я только что проделал невероятный кросс по зоопарку, а после этого еще побывал в гараже, где я нашел бедную Пэтси. Кулаки мои были сжаты и, казалось, я бесился, глядя на Шефера. Фотографии умеют лгать, причем довольно красноречиво. Мы все знаем это. Снимок вызывал бурю эмоций, и я подумал, что теперь присяжные могут составить обо мне неблагоприятное мнение.

– Скажите, этот снимок достоверно отражает то, как выглядели оба человека в половине одиннадцатого в тот самый вечер? – спросил Халперн у привратника.

– Да, сэр, очень достоверно. Именно такими они мне и запомнились.

Джулес Халперн довольно закивал, будто он впервые в жизни услышал эту жизненно важную информацию.

– Не могли бы вы теперь своими словами описать нам, как выглядел в то время детектив Кросс? – попросил он.

Привратник смутился. Казалось, он не был готов к такому вопросу. Но я понимал, к чему клонил Халперн.

– Был ли его костюм запачканным и неопрятным? – начал Халперн с простейшей подсказки.

– Неопрятным… да-да, конечно. Я бы даже сказал, грязным.

– Может быть, детектив выглядел вспотевшим?

– Вспотевшим?.. О да! Наверное, оттого, что он находился в гараже долгое время. Ночь выдалась очень жаркой. Мы там все успели хорошенько вспотеть.

– Он постоянно шмыгал носом, как будто нервничал?

– Да, сэр.

– Может быть, на детективе Кроссе была порвана одежда, мистер Лопес?

– Да-да, порвана и испачкана.

Джулес оглядел сначала присяжных, потом посмотрел на свидетеля.

– Не заметили ли вы пятен крови на одежде детектива Кросса?

– Да… конечно, там были пятна. Это как раз я заметил сразу. Вся одежда в крови.

– Была ли кровь где-нибудь еще, кроме одежды, мистер Лопес?

– На руках. Это было видно сразу. Я тут же обратил на это внимание.

– А что вы можете сказать о мистере Шефере? Как выглядел он?

– Он был чистым и опрятным и показался мне спокойным и сдержанным.

– Не заметили ли вы крови на его одежде?

– Нет, сэр, абсолютно ничего.

Халперн кивнул и повернулся к присяжным.

– Мистер Лопес, как, по-вашему, кто из двоих выглядел больше похожим на убийцу?

– Детектив Кросс, – тут же выпалил привратник.

– Возражение! – вскричал окружной прокурор, но было уже поздно. Мистер Лопес честно высказал свое мнение.

Глава восемьдесят четвертая

В тот день, в соответствии с регламентом, защита должна была вызвать в суд начальника отдела детективов Джорджа Питтмана. Помощник окружного прокурора Кэтрин Фитцгиббон знала, что Питтман значится в списках, и пригласила меня пообедать.

– Если, конечно, у вас не пропал аппетит перед появлением Питтмана в качестве свидетеля, – добавила она.

Кэтрин была умной женщиной и весьма дотошной. Ей удалось засадить за решетку не меньше негодяев, чем Джулесу Халперну оправдать таковых. Мы выбрали небольшую забегаловку возле здания суда и накупили себе бутербродов. Никто из нас не обрадовался, узнав о том, что сейчас будет выступать Питтман. Мою репутацию детектива и без того уже успела дезавуировать защита. Трудно было просто так сидеть в зале, слушать, как тебя поносят, и ничего не предпринимать в ответ.

Кэтрин впилась зубами в огромный сэндвич, да с таким аппетитом, что горчица прямо-таки брызнула ей на пальцы. Она улыбнулась.

– Какая же я небрежная! Но ради такого удовольствия можно было бы откусить и побольше. Если не ошибаюсь, вы с Питтманом не ладите. Даже, можно сказать, ненавидите друг друга лютой ненавистью.

– Да, и, что главное, это чувство вполне взаимно. Он пару раз пытался серьезно наехать на меня. Он считает, что я здорово угрожаю его карьере.

Кэтрин совершила очередное нападение на сэндвич, на этот раз более успешное.

– Гм… Что ж, вы, наверное, стали бы лучшим начальником.

– Не получится, даже если бы меня и выбрали. Я совершенно не предназначен для бессмысленного политического кудахтанья и непонятной мне игры в пинг-понг с вышесто­ящими лицами.

Кэтрин рассмеялась. Она была из тех людей, которые уме­ют находить смешное во всем:

– Черт возьми, Алекс, это же великолепно! Вы только поймите: защита вызывает вашего шефа, и он будет высту­пать не на вашей, а на их стороне! Они записали его, как «враждебно настроенного», но я не могу в это поверить.

Мы доели наши бутерброды.

– Что ж, тем интереснее будет посмотреть, какие еще ту­зы мистер Халперн успел припрятать в своем рукаве.

В начале дневной сессии Халперн не спеша перечислил все заслуги Питтмана, и это для человека непосвященного звуча­ло впечатляюще. Сначала студент Джорджтаунского универ­ситета, затем продолжил образование на курсах юристов, прослужил двадцать четыре года в полиции, имеет медали за храбрость. О нем весьма положительно отзывались три раз­ных мэра города.

– Мистер Питтман, как бы вы описали достижения де­тектива Кросса в вашем отделе? – сразу же перешел к делу Халперн.

Я заерзал на стуле, нахмурился и сузил глаза. «Ну, вот, начинается!» – пронеслось у меня в голове.

– Детектив Кросс раскрыл не одно сложное дело, – бойко начал Питтман, но на этом положительная часть его речи и за­кончилась. В его словах я не услышал похвалы, но был благода­рен хотя бы за то, что он не стал с ходу набрасываться на меня.

Халперн сдержанно кивнул:

– Изменилось ли что-нибудь в поведении детектива Крос­са в последнее время, и как это сказалось на его работе?

Питтман мельком взглянул на меня и продолжал:

– Пропала женщина, с которой он встречался, во время их совместной поездки на Бермуды. С тех пор детектив Кросс стал рассеянным, вспыльчивым, одним словом, сам не свой.

Неожиданно мне захотелось вскочить с места и возразить ему. Ведь Питтман ничего не знал о наших отношениях с Кристиной.

– Мистер Питтман, скажите, не подозревался ли детек­тив Кросс по поводу исчезновения его подруги миссис Крис­тины Джонсон?

Питтман понимающе кивнул.

– Это стандартная полицейская процедура. Я уверен, что его подвергали допросу.

– Скажите, как именно изменилось его поведение на ра­боте после исчезновения подруги?

– У него пропала способность сосредотачиваться. Он стал прогуливать работу. У нас все это отмечено в журналах.

– Детективу Кроссу было рекомендовано обратиться за профессиональной помощью к врачам?

– Разумеется.

– Вы сами советовали ему немного подлечиться?

– Да. Мы работаем с ним уже много лет. Но сейчас он на­ходится в состоянии стресса.

– Это серьезный стресс? Можно так сказать?

– Конечно. И в последнее время ему не удается раскрыть ни одного дела.

Халперн снова понимающе закивал.

– За пару недель до убийства Хэмптон вы отстранили от работы нескольких его приятелей, не так ли?

Взгляд Питтмана стал мрачен.

– К сожалению, мне пришлось так поступить.

– За что же вы так наказали их?

– Детективы самостоятельно взялись расследовать убий­ства, которые не входили в компетенцию нашего отдела.

– Можно ли сказать, что они начали работать по своим собственным правилам, напоминая линчевателей из «коми­тета бдительности»?

Кэтрин Фитцгиббон поднялась и заявила свой протест, но судья Феско отклонил его.

– Ну, я даже не знаю, – пожал плечами Питтман. – «Линчеватели», пожалуй, уж слишком сильное слово. Но они действовали без надлежащего контроля. Кстати, это дело до сих пор находится на стадии расследования.

– Являлся ли детектив Кросс участником группы, кото­рая работала по своим собственным правилам в раскрытии убийств?

– Я не уверен в этом. Но я обсуждал с ним эту проблему. Мне показалось, что в то время его нельзя было отстранять от дел. Однако я предупредил его обо всех последствиях и отпус­тил. Может быть, мне не следовало этого делать.

– У меня больше нет вопросов.

«А больше и не надо», – подумал я.

Глава восемьдесят пятая

Вечером после заседания суда Шефер чувствовал себя на высоте. Он буквально летал от счастья. Ему казалось, что еще немного – и он выиграет. Сейчас ему было одновременно и хорошо, и плохо. Джеффри припарковал машину в темном гараже под домом Бу. Большинство маньяков даже не подозревают о том, что творят безрассудные поступки, но Шефер сознавал это. «Виражи» в его поведении не появлялись ниоткуда, и он знал, что они продолжают становиться все круче, подводя его к критическому состоянию.

Сознавал он и то, насколько опасно было для него появляться в Фаррагуте. Но его влекло на место преступления, как и положено. А еще ему очень хотелось отправиться сегодня же на юго-восток, хотя это было бы чересчур рискованно. Охота пока что была для него под запретом. Но он уже успел продумать этот момент и запланировал на ближайшее время нечто другое.

Конечно, казалось весьма необычным, что обвиняемый в тяжком преступлении просто так разъезжает по городу. Но это также являлось условием его отказа от дипломатической неприкосновенности. У обвинения не оставалось другого выбора: если бы они не согласились предоставить ему некоторую свободу действий, то не могли бы даже попытаться посадить его в тюрьму.

Шефер зашел в лифт вместе с одним из жильцов, которого он неоднократно встречал здесь, и поехал на десятый этаж в квартиру Бу. Подойдя к заветной двери, он нажал кнопку звонка и принялся ждать. Очень скоро Шефер услышал шаги по паркету. Сейчас начнется первое действие сегодняшнего представления.

Он знал, что она внимательно разглядывает его в глазок, точно так же, как он изучал детектива Кросса тем самым вечером, когда Пэтси Хэмптон получила по заслугам. После этого Шефер еще пару раз виделся с Бу, но потом эти встречи прекратились.

Когда Джеффри решил порвать с ней отношения, Бу чуть было не сошла с ума. Она постоянно звонила ему то домой, то на работу, и без конца на мобильный телефон, когда Джеффри находился в машине. Наконец, он не выдержал и был вынужден сменить номер. Бу вызывала у него в памяти незабвенный эпизод из фильма «Роковое влечение» с участием Глен Клоуз.

Сейчас, стоя у двери, Шефер размышлял о том, сможет ли он теперь оказывать на Бу прежнее влияние. Она была совсем не глупой женщиной, и в этом заключались ее проблемы. Уж слишком много она думала. Большинство мужчин, особенно туповатые американцы, не любят сообразительных женщин, и это еще больше бесило ее.

Джеффри прислонился лицом к двери, ощутив щекой приятную прохладу обивки. Внимание, представление начинается. Действие первое.

– Я просто изнемогал без тебя, я так хотел встретиться поскорее, Бу! Ты не представляешь, что значит, жить и не видеть тебя. А знаешь, как мне было трудно вырваться? Одна ошибка, один промах, и они могут использовать это против меня. И вот тогда-то мне наступит конец. И что хуже всего, так это сознавать, что я абсолютно невиновен. И ты прекрасно знаешь это. Ведь в тот вечер мы с тобой беспрестанно болтали по телефону, пока я подъезжал сюда. И ты, конечно, понимаешь, что я просто не мог бы убить детектива. Элизабет? Бу? Ну, скажи мне хоть что-нибудь! Отругай меня, если хочешь. Дай выход своей злости… Доктор!..

Ответа не последовало, и такая реакция Бу даже больше устраивала Шефера. Его мнение о ней немного улучшилось. Казалось, она переживала все происходящее даже больше, чем он сам.

– Ты же понимаешь, какие у меня сейчас трудные дни, и через что мне пришлось пройти. Ты – единственная, кто может понять меня. Ты очень нужна мне, Бу. Только ты понимаешь, как мне плохо. У меня маниакальное состояние, я в депрессии, я двухполюсный или как это называется по-научному… Бу?

После этого Шефер разрыдался, хотя это чуть не заставило его тут же расхохотаться над самим собой. Он издавал всхлипывания, очень точно имитирующее настоящее несчастье. Потом присел на корточки и обхватил голову руками. Джеффри сознавал, что в актерском мастерстве он сумел превзойти многих профессионалов, снимавшихся в кино и получавших за то же самое немалые деньги.

Наконец дверь в квартиру слегка приоткрылась.

– Кто там? – громким шепотом произнесла Бу. – Бедному Джеффу плохо? Какое безобразие!

«Ну и сучка!» – пронеслось в голове Джеффри. Однако он не мог сейчас ничего предпринять, ведь скоро доктор Кэссиди будет давать свидетельские показания в суде. Вот потому-то она и нужна была ему сейчас, как будет нужна и потом, в суде. – Ну, здравствуй, Бу, – нежно произнес он вполголоса.

Глава восемьдесят шестая

Итак, начиналось следующее действие вечернего представления.

Бу смотрела на Джеффри своими огромными темно-карими глазами, которые теперь казались двумя кусками драгоценного янтаря, который она покупала в самых роскошных магазинах. Бу успела похудеть за это время, но зато теперь была более желанной, как будто отчаявшейся и страдающей от любви. Сегодня на ней были надеты спортивные синие шорты и элегантная шелковая кофточка розового цвета. Кроме того, было почти видно, как все ее тело обволакивает невыносимая боль.

– Ты истерзал мне всю душу! Никто раньше так не смел поступать со мной, – прошептала Бу.

Джеффри держал себя в руках. Ему надо было блестяще сыграть эту роль, чтобы получить достойное вознаграждение.

– Я борюсь за собственную жизнь. Клянусь, я теперь часто думаю о том, как убить себя. Неужели ты так ничего не услышала и не поняла? Или ты хочешь, чтобы твое имя склонялось в дешевых газетенках? Вот почему я все это время не контактировал с тобой.

Она засмеялась, и в этом смехе прозвучали одновременно и горечь, и надменность.

– Что ж, этого все равно не избежать. После того как я выступлю в суде, все газеты заговорят обо мне. И тогда мне уж точно не скрыться от вездесущих фотокоресспондентов.

Шефер закрыл глаза:

– Ну, давай пока не будем говорить о неприятностях, дорогая.

Она тряхнула головой и нахмурилась:

– Ты же знаешь, что я не хочу причинять тебе боль. Джефф, ну почему ты мне так ни разу и не позвонил? Ты же самый настоящий негодяй после этого!

Он опустил голову и стал похож на кающегося провинившегося мальчика.

– Ты сама знаешь, что я подошел к самому краю как раз перед тем, как все это произошло. Но теперь мне стало еще хуже. Неужели ты думаешь, что я настолько контролирую себя, что способен принимать адекватные решения?

Она сухо улыбнулась. В это время Шефер мимолетом заглянул в комнату и заметил на столе в коридоре книгу «Мужчина и его символы» Карла Юнга. Весьма уместно.

– Нет, я так не думала. Что же тебя привело ко мне сегодня? Кончились таблетки?

– Мне нужна ты, Бу. Я хочу снова держать тебя в своих объятиях. Вот и все.

В тот вечер миссис Кэссиди дала Джеффри все то, что ему требовалось. Они занимались любовью с животной страстью, сначала на серой бархатной кушетке, которую обычно занимали пациенты Бу, потом в кресле-качалке, где она сама любила сидеть во время приема. Он полностью забрал и ее тело, и душу.

После этого Бу снабдила его лекарствами: антидепрессантами, болеутоляющими средствами, транквилизаторами. Бу до сих пор доставала таблетки у своего бывшего мужа, который работал психиатром. Шефер не знал, какие отношения они поддерживали, и, по правде говоря, его это не интересовало. Он сразу же проглотил несколько таблеток либриума и сделал себе укол викодина.

Затем он снова взял Бу, на этот раз прямо на кухонном столе. «Как в разделочной мясника», – почему-то подумалось ему.

Около одиннадцати вечера Джеффри покинул ее квартиру, чувствуя себя еще хуже, чем когда он только собирался навестить Бу. Но он знал, что ему надо сделать, и запланировал это еще до того, как отправился к доктору Кэссиди. Тогда они все рехнутся. Все. И пресса, и присяжные.

Итак, внимание! Действие третье…

Глава восемьдесят седьмая

Сразу после полуночи меня разбудил телефонный звонок, который чуть не свел с ума. Уже через несколько минут я на огромной скорости мчался по бульвару Рок-крик, и сирена разрывала тишину ночи. А может быть, она ревела по Шеферу?

В половине первого я уже подъехал в район Калорамы. Здесь, возле дома Шеферов, стояли полицейские машины, кареты скорой помощи и, разумеется, фургончики телевизионных компаний.

Несколько соседей Джеффри не поленились выйти среди ночи на улицу, чтобы своими глазами полюбоваться на кошмар. Они никак не хотели верить в то, что случилось в их престижном районе.

В прохладном ночном воздухе потрескивали помехи нескольких включенных полицейских раций. Над головой завис вертолет, принадлежащий компании новостей. Прямо за мной остановился грузовичок с яркой надписью «Си-Эн-Эн» на борту.

На лужайке перед домом я увидел знакомого детектива Малькольма Эйнсли. Мы с ним часто встречались и на местах происшествий, и на вечеринках. Неожиданно входная дверь в дом Шеферов распахнулась.

Двое медиков вынесли носилки. Тут же повсюду засверкали вспышки фотоаппаратов.

– Это Шефер, – пояснил Эйнсли. – Сукин сын пытался покончить с собой, Алекс. Перерезал себе вены, предварительно наглотавшись таблеток. Там, в квартире, повсюду разбросаны пустые упаковки. А потом, наверное, передумал и позвал на помощь.

У меня накопилось достаточно информации о Шефере еще до начала суда. Кроме того, я уже давно составлял на него психологический портрет, поэтому легко мог представить себе, что тут произошло. Первое, что сразу приходило в голову, так это начавшийся тяжелый приступ депрессии, связанный с маниакально-депрессивным психозом. Не исключалась также и циклогимия, при проявлении которой наблюдается резкая смена периодов возбуждения и подавленного состояния. Ко второстепенным признакам этого заболевания относится раздутая, сильно преувеличенная самооценка, снижение потребности во сне, невероятное желание доставлять себе удовольствие и нездоровое стремление к удовлетворению своих потребностей всеми доступными средствами. В случае с Шефером это было желание выиграть любой ценой.

Я передвигался, как в кошмарном сне, ощущая, что произошло самое страшное. Как в тумане я узнал одну из сотрудниц скорой помощи, Нину Дисеса. Нам приходилось работать вместе в Джорджтауне.

– Мы успели как раз вовремя, чтобы спасти эту скотину, – пояснила она и прищурилась. – Паршивые дела, да?

– Насколько серьезна была попытка самоубийства? – поинтересовался я.

Нина неопределенно пожала плечами:

– Трудно сказать. Вообще, порез на запястье достаточно глубокий. Но только на левом. Положение осложняется тем, что он наглотался всевозможных лекарств. Это образцы продукции фармацевтических компаний.

Я потряс головой, словно не хотел верить ни единому ее слову.

– Но ведь он сам вызвал помощь?

– Его жена и сын утверждают, что слышали, как он кричит из кабинета: «Папочке нужна помощь, папочка умирает, папочка серьезно болен».

– Все верно. Здесь они не ошиблись. Их папочка и в самом деле психически тяжело болен. Типичный маньяк.

Я упрямо шел вперед, к бело-красной карете скорой помощи. Камеры продолжали сверкать вспышками. Я никак не мог сосредоточиться. Для него все вокруг представляет собой только игру. Жертвы на юго-востоке, Пэтси Хэмптон, Кристина. И вот теперь еще это. Да он даже готов играть с собственной жизнью!

– Пульс прощупывается хорошо, – донесся до меня голос врача, когда я подходил к карете скорой помощи. В фургоне кто-то настраивал аппаратуру, готовясь снять у пострадавшего ЭКГ. Мне показалось, что я даже слышу слабое попискивание прибора. Через пару секунд я встретился взглядом с Шефером. Он попытался сосредоточиться и очень скоро узнал меня. Волосы его взмокли от пота, а лицо было бледным, как полотно.

– Это все из-за тебя, – выдавил он, внезапно почувствовал прилив сил и попробовал встать с носилок. – Ради своей карьеры ты погубил мою жизнь. Это все из-за тебя! И ты еще ответишь! О Боже! Моя бедная семья! Почему это все происходит именно с нами?

Телевизионные камеры не переставали снимать происходящее, и теперь Шефер смог продемонстрировать свои великолепные актерские данные. Как будто он знал, что потом его будут показывать многотысячной аудитории.

Глава восемьдесят восьмая

Судебное слушание было отложено на неопределенное время из-за неожиданной попытки самоубийства Шефера. Очевидно, представление должно было возобновиться не раньше, чем через неделю.

Средства массовой информации словно сошли с ума. Поступок Шефера стал главной темой многих газет, включая «Вашингтон Пост», «Нью-Йорк Тайме» и «Ю-Эс-Эй Тудэй». Но мне эта небольшая передышка в слушании даже пригодилась: я воспользовался предоставленным временем и смог поработать, применяя совершенно новый подход. Кроме того, я сумел оценить противника. Да, Шефер оказался очень изворотливым и изобретательным.

Мы переговаривались по телефону с Сэнди Гринберг практически каждый вечер. Она специально собирала информацию о других игроках. Ей даже удалось однажды лично побеседовать с Завоевателем. Она призналась, что у нее вызвали сомнения его способности убить человека. Ему было уже почти семьдесят, он серьезно страдал от избыточного веса и был прикован к инвалидному креслу.

В тот вечер Сэнди позвонила мне ровно в семь. Она настоящий друг, и в тот момент, наверное, специально из-за меня не ложилась спать. Я ответил на звонок из своей кельи отшельника на чердаке.

– Вас скоро навестит Эндрю Джонс из Секретной Службы, – своим неизменно строгим голосом сразу же объявила Сэнди. – Разве это не здорово? Лично мне кажется, что такая новость должна была вас просто восхитить. И самое главное – он прямо-таки рвется увидеться с вами, Алекс. Правда, со мной он разговаривал довольно сдержанно, но мне показалось, что он не слишком жалует полковника Шефера. Он не стал объяснять мне, почему. Что еще более поразительно, он в данное время уже находится в Вашингтоне. Это один из лучших сотрудников, и он имеет значительный вес в разведке. Джонс честный и прямолинейный человек, Алекс.

Я поблагодарил Сэнди за полученные сведения и сразу же перезвонил Джонсу в гостиницу, где тот остановился. Эндрю сразу же взял трубку.

– Слушаю. Говорит Эндрю Джонс. Кто это?

– Я детектив Алекс Кросс из вашингтонской полиции. Мы только что разговаривали с Сэнди Гринберг. Как ваши дела?

– Хорошо, очень хорошо. Черт, вернее, не совсем хорошо, конечно же. Бывало и лучше. Видите ли, я специально никуда сегодня не выходил, в надежде, что вы сами позвоните мне. Вы не могли бы встретиться со мной, Алекс? Есть ли у вас на примете такое местечко, где мы бы не слишком выделялись?

Я назвал бар на Эм-стрит и уже через полчаса был на месте. Оказалось, что я подъехал всего на минуту раньше Джонса, и когда он вошел в двери, я сразу узнал его по описанию, которое дал мне по телефону он сам: «Широкоплечий, мускулистый, краснолицый. Типичный бывший игрок в рэгби. Правда, я никогда сам не смотрю эту дребедень, даже по телевизору, но так обо мне говорят мои друзья. Что еще? Ах, да, ярко-рыжие волосы, как факел на голове, и точно такого же возмутительного цвета усы. Все это, я надеюсь, вам поможет узнать меня, верно?» Он не ошибся.

Мы расположились в темном кабинете в дальнем углу бара и начали беседу, чтобы лучше узнать друг друга. В течение последующих сорока пяти минут Джонс делился со мной разнообразной информацией, и не последнее место в его монологе занимали политика и этикет, присущие британской разведке и полиции. Положение и доброе имя отца Люси в армии, забота о его репутации и желание правительства избежать крупного скандала играли большую роль в сложившейся ситуации.

– Алекс, если бы кто-то из наших агентов совершил хладнокровное убийство во время командировки за границу, и при этом разведка оставалась бы в неведении, такой скандал стал бы настоящим кошмаром. Но если предположить, что МИ 6 была в курсе «подвигов» Шефера… Нет, эту мысль я отбрасываю сразу же.

– Вы считаете, что они не могли даже представить себе такое?

– Я не знаю, как вам ответить, Алекс. Я в затруднении, но готов помочь вам, если только у меня это получится.

– Но почему вы встрепенулись только сейчас? Мы нуждались в вас еще раньше, до суда.

– Хороший вопрос. Мы проявили себя только сейчас, потому что появилась информация о том, что мы можем оказаться в весьма затруднительном положении.

Я ничего не ответил ему, но мне показалось, что я понял, к чему он клонит.

– Итак, вам удалось выяснить, что существует игра под названием «Четыре Всадника». В ней принимают участие четыре игрока, включая Шефера. Мы знаем и то, что вам удалось войти в контакт с Оливером Хайсмитом. То, что вам, возможно, пока еще не известно, это то, что все четверо являются или когда-то являлись сотрудниками разведки. А это означает, что Шефер может стать только началом свалившихся на нашу голову неприятностей.

– И все четверо – убийцы?

Эндрю не стал отвечать. Впрочем, в этом не было необходимости.

Глава восемьдесят девятая

– Мы полагаем, что игра начиналась в Бангкоке, где в девяносто первом работали трое из них. Четвертый, Хайсмит, был наставником Джорджа Байера. Сейчас он играет во «Всадниках» под прозвищем Голод. Он практически всегда работал в Лондоне и руководил действиями других агентов.

– Расскажите мне о нем, – попросил я.

– Как я говорил, он оставался в Лондоне, считался аналитиком высшего уровня и мог следить за работой сразу нескольких агентов. Это очень умный человек, и все о нем были хорошего мнения.

– Он заявил, что «Четыре Всадника» – безобидная игра, основанная на вымысле.

– Может быть, так оно и есть, но только для него. Не исключено, что он говорил правду. С восемьдесят пятого года он прикован к инвалидному креслу после автомобильной катастрофы. Незадолго до аварии его бросила жена, и Хайсмит морально сломался. Этот здоровенный парень, весит, наверное, не менее трехсот фунтов. Мне что-то не верится, что он рыщет по бедным районам Лондона и убивает хорошеньких проституток. Ведь, кажется, именно таким образом развлекался Шефер здесь, в Вашингтоне? Я имею в виду убийства «Джейн Доу».

Джонс, конечно, был прав, и я не стал возражать.

– Мы знаем, что он был замешан в нескольких убийствах, но нам не удалось достаточно близко подобраться к нему. Он выискивал жертвы, используя такси. Мы уже нашли машину. Да, Эндрю, мы знали, что происходит.

Джонс сложил свои толстые пальцы «домиком» и вытянул губы трубочкой.

– Вы считаете, что Шефер понял, насколько близко вы с детективом Хэмптон подобрались к нему?

– Возможно, но он испытывал большое давление и успел наделать ошибок. Поэтому нам удалось обнаружить квартиру, которую он снимал в городе.

Джонс кивнул. Это подсказало мне, что он многое знал о Шефере. А следовательно, тоже вел за ним наблюдение. Может быть, он присматривает и за мной?

– Как вы считаете, какой была реакция остальных игроков на такое безрассудное поведение Шефера? – поинтересовался я.

– Я уверен, что они сразу встревожились. Да и кто бы не осознал всей опасности? Шефер серьезно рисковал, подставляя всех сразу. Да он и сейчас ведет себя не лучшим образом.

– Итак, Шефер находится у нас в руках, – продолжал Джонс. – Очевидно, он совершал убийства, перенося свои фантазии в реальную жизнь. Вероятно, Хайсмит сам не мог следовать его примеру, но у него оставалась возможность контролировать действия Джеффри. Имеется еще Джеймс Уайтхед на Ямайке, но там нет случаев таинственных убийств женщин, равно как и на соседних островах. Мы тщательно все проверили. Ну, и остается еще Джордж Байер на востоке.

– И что же относительно Байера? Я полагаю, вы тоже вели за ним тщательную слежку?

– Разумеется. Правда, ничего особо интересного мы так и не обнаружили. Но имеется одно происшествие, которое следовало бы проверить до конца, хотя, не исключено, что это всего лишь совпадение. В прошлом году в Бангкоке исчезли две девушки, которые работали в стриптиз-баре. Просто вот так исчезли в никуда. Одной было шестнадцать лет, другой восемнадцать. Они, конечно, были не только танцовщицами, но и проститутками. И вот их, в конце концов, обнаружили. Девушки были прибиты одна к другой гвоздями и лежали в «миссионерской» позе, одетые только в чулки и пояса. Даже в старом веселом Бангкоке это вызвало шок. Мне кажется, этот эпизод перекликается с убийством ваших девушек в Экингтоне. Я кивнул.

– Значит, в Бангкоке имеется также как минимум два случая, аналогичных «Джейн Доу». Скажите, кто-нибудь допрашивал Байера?

– Пока нет, но за ним ведется постоянное наблюдение. Вы помните тот потенциальный скандал, о котором я упомянул в самом начале нашей беседы? Мы, конечно, проводим определенную работу, со своей стороны, но руки у нас по-прежнему связаны.

– Зато мои – нет, – напомнил я. – Не к этому ли вы ведете? Мне кажется, именно по этой причине мы и встретились.

Джонс заговорил вполне серьезно:

– Боюсь, что вы правы. Именно так нам и придется действовать: помогая друг другу. С этого момента мы вместе. И если вы доведете дело до конца… Обещаю, что, со своей стороны, сделаю все возможное, чтобы выяснить, что же случилось с Кристиной Джонсон.

Глава девяностая

Суд возобновил свою работу раньше, чем предполагалось, а именно в следующую среду. Пресса продолжала обсуждать вопрос, насколько серьезными были ранения, которые нанес себе Шефер. Казалось, публика и не думала терять повышенный интерес к ходу судебного разбирательства.

Похоже, результаты его были пока непредсказуемы, но я старался не задумываться по этому поводу, чтобы не отравлять себе жизнь. В то утро, первое после вынужденного перерыва, мы с Шефером оба присутствовали в переполненном зале суда. Джеффри выглядел бледным и слабым, возможно, так он вызывал к себе больше симпатии и общечеловеческой жалости. Лично я не в силах был отвести от него взгляда.

Однако странные вещи продолжали происходить на суде. По крайней мере, для меня. В то утро в суд вызвали сержанта Уолтера Джеймсона. Этот человек преподавал в полицейской академии, когда там еще учился я. Именно он многому научил меня, а теперь подготавливал новых специалистов. Я пока что не мог себе представить, зачем он здесь и каким образом может стать свидетелем по делу убийства Пэтси Хэмптон.

Джулес Халперн приблизился к свидетелю, держа в руках какую-то раскрытую и довольно увесистую книгу.

– Я зачитаю отрывок из «Учебника детектива», который вы написали двадцать лет назад, и которым до сих пор пользуетесь на занятиях. Глава «Как вести себя на месте происшествия», – объявил адвокат. – «Для любого детектива очень важно оставить все на месте происшествия нетронутым, пока не прибудет поддержка, которая подтвердит обвинение подозреваемого. В противном случае обвинения могут быть неправильно истолкованы. На месте происшествия всегда следует надевать резиновые перчатки». Вы писали об этом, сержант Джеймсон?

– Да, все верно. Двадцать лет назад, как вы заметили.

– И предупреждение остается в силе до сих пор?

– Конечно. Многое, разумеется, изменилось, но только не вопрос о перчатках.

– Вы слышали показания детектива Кросса о том, что он надевал перчатки, как исследуя машину детектива Хэмптон, так и находясь в квартире доктора Кэссиди?

– Я слышал показания и читал заключение присяжных. Халперн включил эпидиоскоп:

– Хочу обратить ваше внимание на снимки под номерами 176 и 211, представленные лабораторией окружного прокурора. Хорошо ли они вам видны?

– Да, я их вижу. Номера 176 и 211.

– Данные снимки носят следующие названия: «Пряжка на ремне детектива Хэмптон и отпечаток правого большого пальца детектива Кросса», а также «Левый край приборной доски и отпечаток левого указательного пальца детектива Кросса». Что это означает? Не могли бы вы пояснить, зачем на снимках обведены какие-то участки?

– Они показывают, что на пряжке детектива Хэмптон, а также в ее машине были обнаружены отпечатки пальцев детектива Кросса.

Адвокат выдержал многозначительную паузу секунд в десять, и только после этого продолжал.

– Разве после этого мы не можем сделать вывод, сержант Джеймсон, что сам детектив Кросс попадает под категорию подозреваемых в убийстве?

– Возражаю! – выкрикнула, встав со своего места, Кэтрин Фитцгиббон.

– Нет необходимости, – объявил адвокат. – Я уже закончил.

Глава девяносто первая

Как прокурор, так и адвокат стали часто появляться в различных телевизионных ток-шоу. Каждый хвастливо заявлял, что непременно выиграет процесс, причем с легкостью. Если послушать их, то получалось, что проигравших тут просто не будет.

В зале суда Джулес Халперн имел такое выражение лица, словно его переполняла уверенность в победе. Об этом же говорили и все его жесты. Он серьезно взялся за дело, поставив перед собой задачу обязательно победить. Теперь он напоминал одержимого жокея, который с радостью бы забил до полусмерти своего коня, лишь бы тот пришел первым к финишу.

В тот день бейлиф поднялся и громко объявил:

– Защита вызывает мистера Уильяма Пайаза.

Это имя было мне незнакомо. Кто такой Уильям Пайаз? Но к свидетельскому месту пока никто не подходил. В зале воцарилась тишина.

Многие головы повернулись к дверям. Никого. Что же это за таинственный свидетель?

Бейлиф повторил имя и фамилию, на этот раз погромче.

– Мистер Пайаз, мистер Уильям Пайаз. Неожиданно двойные двери в конце зала распахнулись, и внутрь прошествовал клоун в полном цирковом облачении. Кто-то засмеялся, в зале послышалось громкое перешептывание. Все же мир, в котором мы живем, – это очень странное место. Прямо-таки настоящий цирк!

Клоун встал у стойки, а прокурора и адвоката судья Феско немедленно попросил подойти к нему. Там между ними завязался жестокий спор, но о чем они дискутировали, никому больше не было слышно. Одежда клоуна, по всей вероятности, должна была сыграть на руку защите. После произнесения клятвы клоуна попросили назвать имя и фамилию для занесения их в протокол заседания.

Он торжественно поднял руку в белой перчатке и серьезно произнес:

– Билли.

– Назовите свою фамилию, – попросил бейлиф.

– Это и есть фамилия. А имя – Глупыш. Полностью звучит как «Глупыш Билли». Я поменял свои имя и фамилию совершенно законно, – пояснил он судье.

После этого к делу приступил Джулес Халперн. Он относился к клоуну с уважением и серьезностью. После того как были заданы формальные вопросы о месте жительства, работе и так далее, Джулес поинтересовался:

– Что же привело вас сегодня к нам?

– Я помогал устраивать вечеринку в Калораме в ту самую роковую ночь убийства. Близнецам исполнялось по пять лет. Кстати, когда им было по четыре, я тоже участвовал в празднике. Сегодня я принес с собой видеозапись торжества. Не желаете ли посмотреть? – не смущаясь, предложил клоун, словно обращаясь к толпе ребятишек.

– С удовольствием, – согласился Джулес.

– Возражение! – громко выкрикнула Кэтрин Фитцгиббон. После долгой дискуссии возле судейского стола пленку все же решено было просмотреть. В газетах уже неоднократно писали о том, что со стороны создается впечатление, будто Халперн успел нагнать страха на судью Феско. Может быть, в этом была доля истины.

Видео начиналось с огромного раскрашенного лица клоуна, которое заняло почти весь экран. Но вот камера отдалилась, и теперь все увидели, что это – всего лишь фирменный знак Билли, нарисованный на борту его фургончика, припаркованного перед уютным кирпичным домом со стеклянной верандой. Дом Шеферов.

В следующем эпизоде Глупыш Билли нажимал на кнопку звонка. После этого раскрывалась дверь, и на пороге появлялись приятно удивленные дети Шефера.

Прокурор еще раз попыталась возразить против показа фильма, пленку остановили, и начался очередной жаркий спор. Через некоторое время прокурор и адвокат вернулись на свои места, и демонстрация продолжилась.

К дверям подбежали другие дети. Клоун вынимал из мешка за плечами подарки: плюшевых мишек, кукол, блестящие пожарные машины.

Затем Глупыш Билли показывал фокусы на веранде, которая окнами выходила на задний дворик. Здесь росли апельсиновые деревья в кадках, белые розы, кусты жасмина. Зеленела трава.

– Подождите-ка! Я слышу какой-то шум! – клоун обернулся. Сейчас он смотрел прямо в камеру. Немного выждав, он куда-то убежал.

Все дети бросились вслед за ним. В их глазах светилась радость и ожидание приятного сюрприза.

Из-за угла дома легким галопом выехал сам Глупыш Билли на бледном белом пони.

Но когда он спешился, дети увидели, что это был Джеффри Шефер! Ребятишки начали веселиться, кричать и подпрыгивать на месте, хлопая в ладоши. Особенно радовались девочки Шефера. Они подбежали к отцу и начали обнимать Джеффри, который только что великолепно сыграл роль идеального папочки.

После этого следовали милые кадры поедания праздничного торта. Шефер играл с детьми, смеялся и веселился, как ребенок. Мне показалось, что Джулес сам участвовал в монтаже и редактировании окончательной версии этого видеошедевра. В итоге получился весьма убедительный фильм, рассказывающий о заботливом и любящем отце.

Взрослые гости, одетые с иголочки и немного лишенные естественности, все же блестяще подтверждали тот несомненный факт, что Джеффри Шефер и его супруга являлись замечательными родителями. Переодевшись из клоунского наряда в строгий темно-синий костюм, Шефер скромно принимал поздравления. Сейчас он был одет точно так же, как и в ту ночь в Фаррагуте.

Напоследок близнецы наперебой рассказывали в камеру о том, какой у них прекрасный папочка и как они его любят. Они искренне благодарили папулю за то, что он сделал так, чтобы «их мечта сбылась».

Свет в зале зажегся, и судья объявил небольшой перерыв. Я злился и не понимал, почему все же разрешили показать это видео. Теперь Шефер стал настоящей жертвой. А как же! Все же видели своими глазами, какой он хороший отец.

Присяжные добродушно улыбались, так же, как и Джулес Халперн. Он умышленно настаивал на показе фильма. Теперь всем стало понятно, как чувствовал себя Джеффри Шефер тем вечером, и в каком настроении он пребывал как раз перед смертью Пэтси Хэмптон. Это было весьма существенно. Халперн настолько красноречиво и эмоционально подал эту информацию, что даже предположение, будто Шефер мог кого-то убить, казалось теперь нелепым. По крайней мере, присяжные засомневались в способности Джеффри сделать кому-то плохо.

Сам Шефер широко улыбался, так же, как его жена и сын. Мне внезапно пришло в голову, что он не зря въехал на бледном пони в день рождения дочерей. Этим он только еще раз подчеркнул, что из Четырех Всадников он и есть Смерть. Вся его жизнь превратилась в сплошное представление и бесконечную череду игр.

Глава девяносто вторая

Иногда мне хотелось зажмуриться и больше не наблюдать ни одного эпизода слушания дела. Я мечтал о том, чтобы все стало так, как было до появления Ласки.

Несмотря на то, что Кэтрин Фитцгиббон великолепно работала с каждым свидетелем, все же со стороны было видно, что судья более благосклонно относится к защите. Этот процесс начался еще на предварительном слушании, когда нам запретили использовать некоторые вещественные доказательства, и полным ходом продолжался сейчас.

Чуть позже в тот же день свидетельницей выступила Люси Шефер. Теплые домашние кадры с образами дружного семейства Шеферов еще не стерлись из памяти присяжных.

Мне хотелось понять странные и поразительные отношения Люси с мужем уже в самый первый раз, когда я увидел эту женщину, в ночь убийства Пэтси Хэмптон. Что она из себя представляет, если способна жить вместе с безжалостным чудовищем, каковым являлся Джеффри, и даже не подозревать об этом? Неужели она смогла отречься от всего и просто не замечать необычного поведения своего супруга? Или ее связывало с ним нечто другое, ради чего она продолжала оставаться с ним? Во время практики, когда я работал психологом, я наблюдал самые странные супружеские пары. Мне приходилось сталкиваться с серьезными отклонениями в психике мужа и жены, но ничего подобного я раньше не встречал.

Вопросы свидетельнице задавала Джейн Халперн. Она выглядела такой же уверенной в своей победе, как и ее отец. Джейн была высокой и стройной женщиной, с черными волосами, похожими на проволоку, в которые был вплетен темно-пурпурный бант. Джейн исполнилось двадцать восемь лет, она всего четыре года назад закончила учебу в юридической школе, но на вид казалась и старше, и мудрее.

– Миссис Шефер, сколько времени вы знакомы со своим мужем?

Люси говорила нежным, но достаточно отчетливым голосом.

– Я знаю Джеффри практически всю свою сознательную жизнь. Мой отец был его командующим офицером в армии. По-моему, мне было всего четырнадцать лет, когда я впервые увидела Джеффри. Он на девять лет старше меня. Мы поженились, когда мне исполнилось девятнадцать, после того как я закончила второй курс в Кембридже. Однажды, когда я готовилась к экзамену, он явился к нам в библиотеку в полном обмундировании, со сверкающей саблей, весь в медалях и в начищенных сапогах. Я было в стареньком свитере и, как мне помнится, не успела даже помыть голову. Но он сказал мне, что не это самое главное в человеке. Ему было все равно, в чем я одета и как выгляжу. Он объяснил, что любит меня и так будет всегда. Могу уверить вас, что он сдержал свое слово.

– Очень мило, – отреагировала Джейн Халперн, совершенно очарованная такой фантастикой. Со стороны можно было подумать, что она впервые слышит эту душещипательную историю. – Скажите, он до сих пор такой же романтичный?

– Даже больше, чем раньше. И недели не проходит, чтобы он не преподнес мне букет цветов или, например, какой-нибудь сувенир. И еще он любит устраивать для меня путешествия, которые мы между собой называем «ой!».

Джейн Халперн наморщила носик, и ее карие глаза заблестели.

– Поясните, пожалуйста, что это за поездки, – попросила Джейн изображая неподдельный интерес, совсем как профессиональная телеведущая популярного шоу.

– Джефф ни с того ни с сего покупает билеты, и мы отправляемся в путешествие, скажем, в Нью-Йорк или в Париж, а может быть, и к нам в Лондон. И там я начинаю ходить по магазинам и покупать все, что мне понравится. Обычно это женская одежда. Это продолжается до тех пор, пока он не скажет мне «ой-ой-ой!». Но это, конечно, в шутку, на самом деле он очень щедрый человек, и ему для меня ничего не жалко.

– Значит, его можно назвать хорошим мужем?

– Самым лучшим, которого только возможно себе представить. Хотя он очень много работает, но никогда не забывает о семье. Дети его обожают.

– Да, это было понятно из просмотренного сегодня фильма, миссис Шефер. Но такие вечеринки у вас – это что-то из ряда вон выходящее?

– Вовсе нет. Джефф часто устраивает домашние праздники. Он очень веселый и жизнерадостный и всегда готов развлекаться и преподносить приятные сюрпризы. Мой муж – очень чувствительная и творческая натура.

Я перевел взгляд с Люси Шефер на присяжных. Она буквально очаровала, околдовала их. Даже у меня возникло чувство, что она искренне любит своего мужа и, мало того, всецело верит в это.

Джейн Халперн буквально выцедила из этих показаний все, что можно, для стороны защиты. Мне не в чем было обвинить ее. Люси Шефер очень любила своих домочадцев, производила впечатление милой и доброй женщины, но отнюдь не казалась глупышкой. Она была тем человеком, который нашел в жизни того, кого хотел, и теперь всецело верил в него. Этим «кем-то» и был Джеффри Шефер.

Присяжные до конца дня пребывали под впечатлением созданного Люси образа.

Под впечатлением удивительной паутины лжи, сотканной искусным мастером.

Глава девяносто третья

Вернувшись домой после окончания заседания, я долго разговаривал по телефону с Эндрю Джонсом, обсуждая наши проблемы. Я несколько раз пытался повторно связаться с Оливером Хайсмитом, но ответа так и не получил. Кроме того, до сих пор у нас не было никаких связующих звеньев между Шефером и убийствами «Джейн Доу» в Вашингтоне.

За последние несколько месяцев Шефер никого не убивал, по крайней мере, в нашем районе.

После обеда, состоявшего из цыпленка и пирога с ревенем, Нана отпустила детей, решив на сегодня освободить их от домашней рутины, и вместо этого попросила меня помочь ей вымыть посуду, то есть стать «соучастником в грязном и мокром деле», как она называла это в шутку.

– Как в старые добрые времена, – улыбнулся я, расплескивая мыльную пену на тарелки в раковине, старой, как и сам дом.

Нана успевала вытирать посуду так же быстро, как я ей подавал. Ее пальцы оставались такими же проворными, как и мысли.

– Мне нравится думать о том, что мы стали не только старше, но и мудрее, – прощебетала она.

– Не знаю. Мне вот до сих пор достается роль посудомойки.

– Я забыла тебе кое-что сказать, – вдруг посерьезнела Бабуля.

– Давай, – согласился я, переставая плескаться. – Выкладывай.

– Я хотела сказать тебе, что я горжусь тобой. Тем, как ты сумел перенести все то, что с нами произошло. Именно твоя сила и твое терпение вдохновили меня. А этого не так-то просто добиться, особенно, если учесть, что источником вдохновения явился ты. И я знаю, что точно так же твое поведение повлияло на Дэмона и Дженни. От них ничего не ускользает.

Я склонился над раковиной и почувствовал, что мне очень хочется выговориться.

– Сейчас продолжается самая черная полоса в моей жизни, – признался я Нане. – Самая тяжелая. Мне даже хуже, чем тогда, когда умерла Мария. Если, конечно, такое возможно. По крайней мере, тогда я точно знал, что ее больше нет в живых. Я мог позволить себе горевать. Я понял, что мне надо отпустить ее и начать дышать снова.

Нана подошла ко мне и нежно обняла, в который раз удивив силой своих рук.

Она посмотрела мне прямо в глаза, как всегда делала еще с тех пор, когда мне только исполнилось девять лет.

– Позволь себе погоревать о ней, Алекс. Отпусти ее.

Глава девяносто четвертая

У Джеффри Шефера была такая добрая и привлекательная жена, что это нелепое несоответствие долгое время мучило мое сознание. Я никак не мог понять, что ее притягивало к этому чудовищу, ни как психолог, ни, тем более, как детектив.

На следующее утро в течение часа Люси Шефер продолжала давать свои мудрые и выгодные для супруга показания. Джейн Халперн делала все, чтобы присяжные услышали как можно больше о великолепном муже Люси.

Наконец, наступила очередь Кэтрин Фитцгиббон. Эта женщина была по-своему фигурой грозной и не менее внушительной, чем Джулес Халперн.

– Миссис Шефер, мы все, присутствующие в зале, внимательно выслушали вас. Похоже, что жизнь у вас очень очаровательна и почти идиллична, однако меня кое-что беспокоит. И вот чем я взволнована. Всего восемь дней назад ваш муж пытался совершить самоубийство. Он всерьез собирался покончить с собой. Поэтому, вероятно, он не совсем такой, каким вы хотите его нам представить. Возможно, он совсем не так сдержан и здоров. Не ошибаетесь ли вы, утверждая, что ваш муж психически здоровый и уравновешенный человек?

Люси Шефер смотрела прямо в глаза прокурора.

– Несколько месяцев назад мой муж понял, что вся его жизнь, его карьера и доброе имя каким-то образом, не без помощи лжи и фальсификаций, оказались в опасности. Он не мог даже поверить в то, что такие страшные обвинения были предъявлены именно ему. И эти суровые испытания в стиле Кафки подвели его к полному отчаянию. Вы, наверное, даже не представляете себе, что это значит – потерять свое доброе имя.

Кэтрин Фитцгиббон чуть заметно улыбнулась.

– Отчего же? Конечно, я все понимаю. Я же регулярно читаю прессу.

Эти слова вызвали легкий смешок в зале и даже среди присяжных. Нетрудно было догадаться, что Кэтрин вызывала симпатию у всех, не исключая и меня.

– Не правда ли также и то, что ваш муж проходит курс лечения своего состояния «отчаяния» вот уже много лет?

Если я не ошибаюсь, он регулярно навещает своего психолога, миссис Шефер. Он ведь страдает ярко выраженным маниакально-депрессивным психозом, или нарушением, известным как «двуполюсность», не так ли? Люси встряхнула головой.

– Это просто кризис среднего возраста, ничего особенного. У мужчин это бывает достаточно часто.

– Понимаю. Но вы лично смогли помочь ему преодолеть этот кризис?

– Да, конечно. Я помогаю ему всегда и во всем, разумеется, кроме тех моментов, которые связаны с его работой. Дело в том, что он занимается многими вопросами, представляющими собой государственную тайну. Вы должны понимать это.

– Должна, – кивнула прокурор и тут же продолжила: – Итак, у вашего мужа имеется много секретов, которыми он не делится с вами?

Люси нахмурилась. Ее глаза метали молнии в сторону хитрого и коварного прокурора.

– Что касается работы, да, – подчеркнула она.

– Вам известно, что он наносит визиты доктору Кэссиди? Бу Кэссиди?

– Да, разумеется. И мы всегда обсуждаем их.

– Как часто он бывает у доктора? Это он вам рассказывает, или расписание посещений врача также входит в разряд секретов?

– Возражение! – выкрикнула Джейн Халперн.

– Принимается. Миссис Фитцгиббон, – укоризненно приподнял брови судья Феско.

– Простите, ваша честь. Простите, Люси. Ну, хорошо. Как часто навещал ваш муж Бу Кэссиди?

– Ровно столько раз, сколько это было необходимо, чтобы курс лечения проходил эффективно. Между прочим, ее зовут Элизабет.

– Один раз в неделю? Два? Или каждый день? – Фитцгиббон наносила удары без передышки.

– Один раз в неделю. Да, обычно он ходил на прием раз в неделю.

– Однако привратник в Фаррагуте утверждает, что видел там вашего мужа гораздо чаще. В среднем – три или четыре раза в неделю.

Люси Шефер неуверенно качнула головой и уставилась на Фитцгиббон.

– Я полностью доверяю Джеффри и не держу его на коротком поводке. Разумеется, мне бы и в голову не пришло считать количество посещений им доктора.

– Вы не возражали против того, что ваш муж наносит визиты весьма привлекательной женщине, доктору Кэссиди, Элизабет?

– Нет, и не говорите глупостей.

Фитцгиббон изобразила на лице неподдельное удивление.

– Разве это очень глупо? А по-моему, нет. Я бы еще как возражала, если бы мой муж вздумал ходить к привлекательной женщине по три, а то и по четыре раза каждую неделю.

Кэтрин не дала опомниться Люси и снова уколола ее.

– Неужели вас не беспокоил такой вопрос, что Бу Кэссиди могла стать и, так сказать, терапевтом в области секса для вашего мужа?

Люси Шефер быстро взглянула на Джеффри, словно колеблясь и не зная, что ответить. Сейчас нельзя было не пожалеть бедную женщину.

Джейн Халперн поднялась со своего места.

– Возражение! Ваша честь, нет никаких оснований полагать, что мой клиент решал у доктора свои сексуальные проблемы.

Было заметно, как Люси Шефер пытается собрать свою волю в кулак и сосредоточиться. Она оказалась гораздо сильнее, чем можно было предположить. Неужели она тоже является игроком? Всадницей? Или у них с мужем разные игры?

– Мне бы все же хотелось ответить на ваш вопрос, мадам прокурор. Мой муж, Джеффри Шефер, всегда был замечательным супругом и хорошим отцом, поэтому если ему и пришлось по каким-то причинам посещать сексопатолога, он просто не хотел рассказывать мне об этом. Возможно, он стыдился, и я его хорошо понимаю.

– А что если он так же хладнокровно совершил убийство, а потом тоже просто не захотел рассказать вам об этом! – спросила Фитцгиббон и повернулась к присяжным.

Глава девяносто пятая

Элизабет «Бу» Кэссиди было уже около сорока лет. Эта стройная привлекательная шатенка с детства привыкла носить длинные волосы, которые всегда служили предметом зависти подруг. Бу покупала одежду в самых дорогих магазинах и отличалась хорошим вкусом. Она любила производить впечатление на людей и делать это с особым шиком. Надо сказать, все задуманное у нее получалось.

Прозвище «Бу» к ней пристало, когда она была еще маленькой. Когда взрослые показывали ей пальцами «козу», она всегда смеялась и очень скоро научилась произносить слог «Бу!» В школе и колледже она не отказалась от своего прозвища. Друзья уверяли, что оно даже нравилось ей, поскольку немного настораживало окружающих.

В такой важный день, когда нужно было давать показания в суде, Бу надела брючный костюм с однобортным пиджаком, очень нежный и женственный. Она тщательно выбрала наряд, и он приятно ласкал глаз кофейными и кремовыми оттенками. В суде Бу выглядела профессионально и сразу создала впечатление человека преуспевающего.

Джулес Халперн попросил ее назвать свое полное имя и род занятий для занесения в протокол. Адвокат держался учтиво, но по-деловому. Чувствовалось, что он относится к Кэссиди более прохладно, чем к остальным свидетелям.

– Доктор Элизабет Кэссиди. Психотерапевт, – ровным голосом ответила она.

– Доктор Кэссиди, расскажите, как вы познакомились с полковником Шефером.

– Он является моим пациентом уже больше года. Приезжает ко мне в домашний офис по адресу Вудли-авеню, 1208, раз или два в неделю. В последнее время решено было увеличить количество сеансов, особенно после его попытки покончить жизнь самоубийством.

Халперн кивнул и продолжал:

– В какое время проводятся сеансы?

– Как правило, по вечерам, но время варьируется, в зависимости от наличия у мистера Шефера свободного времени.

– Доктор Кэссиди, хочу особо обратить ваше внимание на вечер убийства детектива Хэмптон. В тот день вы проводили сеанс терапии?

– Да, в девять вечера. Если точнее, то с девяти до десяти. По-моему, он приехал чуть раньше, но договаривались мы на девять.

– Не мог ли он приехать, например, в половине девятого?

– Нет, это невозможно. Мы говорили по мобильному телефону все то время, пока он добирался из Калорамы до моего дома. Незадолго до этого он испытывал чувство вины, так как пребывал в мрачном настроении накануне дня рождения дочерей.

– Понятно. Не было ли перерыва в вашем разговоре с полковником Шефером?

– Да, но на очень короткое время.

Халперн продолжал методично задавать вопросы.

– Сколько времени прошло между окончанием разговора и появлением Шефера в вашем офисе?

– Минуты две или три, самое большее – пять. Пока парковал машину и поднимался в лифте. Не более.

– Когда вы его встретили, он не казался взволнованным?

– Вовсе нет. Он был даже относительно весел, после удачно проведенной вечеринки для дочерей. Он был уверен, что праздник удался на славу, а ведь он безумно любит своих детей.

– Может быть, он тяжело дышал, держался напряженно или вспотел? – задал очередной вопрос Халперн.

– Нет. Я уже сказала, что он был совершенно спокоен и выглядел хорошо. Я отчетливо это помню. После того как ворвалась полиция, я принялась фиксировать происходящее, чтобы не забылись какие-нибудь детали случившегося, – отчеканила Бу и бросила взгляд на стол прокурора.

– Значит, во имя точности вы делали какие-то записи?

– Да.

– Доктор Кэссиди, не заметили ли вы пятна крови на одежде полковника?

– Нет.

– Понятно. На Шефере вы крови не заметили. А когда прибыл детектив Кросс, вы видели кровь?

– Да, темные пятна или потеки крови на пиджаке, рубашке и даже на его руках.

Джулес Халперн специально выдержал паузу, чтобы присутствующие, в том числе и присяжные, прониклись этим заявлением. Затем он задал последний вопрос.

– Не выглядел ли полковник Шефер, как человек, только что убивший кого-нибудь?

– Нет, конечно, нет.

– У меня больше нет вопросов, – объявил адвокат.

Со стороны обвинения свидетельницу допрашивал Дэниэл Вестон. Умный двадцатидевятилетний мужчина, восходящая звезда юриспруденции. Среди прокуроров он считался «безжалостным наемным убийцей».

Привлекательный блондин мужественной внешности, он составил бы прекрасную пару с Бу Кэссиди. Он словно бы хотел передать идею их физического совершенства всем присутствующим.

– Миссис Кэссиди, вы не являлись психиатром для мистера Шефера?

Бу немного нахмурилась, но потом ей удалось изобразить слабую улыбку.

– Нет. Под «психиатром» подразумевается медицинская специализация. Уверена, что вы знаете об этом.

– А разве у вас такой нет?

Кэссиди отрицательно покачала головой.

– Нет, я имею степень доктора социологии. И это вам тоже известно.

– Значит, вы психолог?

– Психолог обычно имеет ученую степень по психологии или, что очень редко, по философии.

– А у вас есть такая степень?

– Нет. Я только психотерапевт.

– Понятно. Где же вы учились на психотерапевта?

– В Американском университете. Я изучала этот предмет для получения степени в области социальной работы.

Дэниэл Вестон продолжал атаковать Кэссиди: между ее ответами и его вопросами почти не было пауз.

– Скажите, а как выглядит ваш «психотерапевтический кабинет» в Фаррагуте? Какая там обстановка?

– Кушетка, письменный стол с лампой. Практически ничего лишнего. Ах, да, там очень много комнатных растений. Мои пациенты считают, что подобная атмосфера действует расслабляюще.

– А как же насчет одноразовых простыней и полотенец? Я почему-то считал, что это обязательно, – и Дэниэл тонко улыбнулся.

Свидетельница выказала некоторое раздражение, переходящее в легкое потрясение.

– Я отношусь к своей работе очень серьезно, мистер Вес-тон. Так же, как и мои пациенты.

– Вам кто-нибудь рекомендовал Шефера?

– Мы случайно познакомились в Национальной галерее… На выставке эротических рисунков Пикассо. О ней очень много писали в прессе.

Вестон кивнул и снова улыбнулся:

– А, понятно. А насколько эротичны ваши сеансы с Джеффри Шефером? Вы когда-нибудь обсуждали с ним проблемы секса?

Джулес Халперн подпрыгнул, словно чертик из коробочки.

– Возражаю! Здесь затрагивается врачебная тайна. Отношения «доктор – пациент» не подлежат разглашению в зале суда.

Молодой прокурор пожал плечами и откинул со лба белокурые пряди.

– Нет проблем, я снимаю вопрос. Так вы, миссис Кэссиди, сексопатолог?

– Нет, я уже говорила, что психотерапевт.

– В вечер убийства детектива Хэмптон вы и ваш пациент обсуждали…

Джулес Халперн снова вскочил, не дав прокурору договорить.

– Возражаю! Этот вопрос тоже является конфиденциальным.

Вестон в отчаянии вскинул ладони вверх. Он улыбнулся присяжным, надеясь, что те испытывают похожие чувства.

– Хорошо-хорошо, подождите. Давайте не будем касаться взаимоотношений «доктор – пациент». Я хочу задать вам, миссис Кэссиди, вопрос, как женщине: у вас были сексуальные отношения с Джеффри Шефером?

Элизабет Кэссиди опустила голову и принялась изучать свои колени.

Вестон довольно улыбнулся. И хотя Халперн вновь заявил протест, а судья Феско поддержал его, Дэниэл понял, что он своего достиг.

Глава девяносто шестая

– Вызывается детектив Алекс Кросс.

Я набрал в грудь побольше воздуха, собрался с мыслями и прошел по центральному проходу зала, чтобы дать суду показания. Все вокруг смотрели на меня, а я видел только одного человека – Джеффри Шефера. Ласку. Он все еще продолжал играть роль незаслуженно обвиненного. Как же мне хотелось самому допросить его! Задать те вопросы, которые должны были прозвучать в зале суда! Рассказать присяжным об уликах, которые нам запретили представлять, чтобы восторжествовавшая справедливость всей тяжестью обрушилась на обвиняемого.

Как же тяжело, столько лет честно проработав в полиции, выслушивать, что тебя считают негодяем и мошенником, который сфальсифицировал улики, если не совершил нечто еще более ужасное! Как бы иронично это ни выглядело, теперь мне самому приходилось защищать свое доброе имя.

Когда я сел на скамью для свидетелей, Джулес Халперн сердечно улыбнулся мне. Встретившись со мной взглядом, он перенес свое внимание на присяжных, а потом вновь вернулся ко мне. В его темных глазах светился ум, и казалось вопиющей несправедливостью, что он расходует свой талант на защиту Шефера.

– Вначале я хочу сказать, что встреча с вами, детектив Кросс, является для меня большой честью. В течение многих лет я, как, наверно, и большинство присяжных, читал в вашингтонских газетах о блестяще проведенных вами расследованиях многих убийств. Мы гордимся вашими прошлыми заслугами.

Я кивнул, и мне даже удалось, стиснув зубы, ответить ему улыбкой.

– Благодарю вас. Надеюсь, что мои нынешние и будущие заслуги вызовут те же чувства.

– Будем надеяться, детектив. Следующие полчаса мы с Халперном играли в вопросы-ответы. Наконец, он спросил:

– Незадолго до ареста полковника Шефера вы пережили огромную личную трагедию. Не могли бы вы коснуться некоторых подробностей происшедшего?

Меня так и подмывало схватить за горло этого маленького коварного человечка. Я наклонился над микрофоном, пытаясь взять себя в руки.

– Когда мы отдыхали во время отпуска на Бермудах, у меня похитили дорогого мне человека. Ее до сих пор не нашли. Однако я не оставляю надежду, что она все-таки отыщется. Я молюсь каждый день о том, чтобы она оказалась живой.

Халперн сочувствующе покачал головой. Он был достойной парой своему клиенту.

– Мне действительно очень жаль. Вас временно освободили от работы в связи с такими печальными обстоятельствами?

– Да, ко мне отнеслись с пониманием и пытались помочь, – я почувствовал, как от негодования у меня твердеют челюсти. Я ненавидел Халперна за то, что он пытается вывести меня из равновесия, спекулируя на моих чувствах к Кристине.

– Вы официально считались на службе, когда была убита детектив Хэмптон?

– Да, за неделю до этого убийства я вернулся к полноценной работе.

– Не просили ли вас воздержаться от несения службы хотя бы еще некоторое время?

– Этот вопрос был оставлен на мое усмотрение. Шеф детективов интересовался, насколько я готов возобновить работу, и предоставил право выбора мне самому.

Халперн задумчиво кивнул:

– Он, наверное, чувствовал, что мыслями вы находились в другом месте. Впрочем, кто бы стал вас винить в этом?

– Разумеется, я был расстроен. Расстроен и сейчас, но это никак не сказывалось на готовности работать по-прежнему. Наоборот, работа являлась для меня спасением.

Последовало еще несколько вопросов о состоянии моих умственных способностей, после чего Халперн поинтересовался.

– Насколько вы были расстроены в тот момент, когда увидели, что детектив Хэмптон убита?

– Я находился на работе, и для меня это была просто сцена еще одного убийства. – Твой клиент убийца. Неужели ты делаешь все для того, чтобы он вышел сухим из воды? Ты вообще соображаешь, что творишь?

– На пряжке ремня детектива Хэмптон и на приборной доске ее машины были обнаружены отпечатки ваших пальцев. Ее кровь была на вашей одежде.

Я молчал несколько секунд, прежде чем заговорил, пытаясь объяснить.

– У детектива Хэмптон была сильно повреждена яремная вена. Повсюду, даже на цементном полу гаража, разлилась кровь. Я пытался оказать детективу Хэмптон помощь, пока не удостоверился в ее смерти. Вот откуда взялись отпечатки пальцев в машине и кровь на моей одежде.

– Так, видимо, вы наследили кровью и на лестнице?

– Нет. Прежде чем подняться, я тщательно проверил обувь. Именно для того, чтобы не занести кровь в дом.

– Однако вы, как сами признались, были расстроены. Был убит офицер полиции. Вы даже забыли надеть резиновые перчатки перед осмотром места преступления. На вашей одежде была ее кровь. Как вы можете быть уверены, что не наследили?

Я посмотрел ему в глаза и постарался вести себя столь же спокойно, как и он.

– Я до мельчайших деталей помню все, что произошло в тот вечер. Мне известно, кто виновен в смерти детектива Хэмптон.

Неожиданно Халперн возвысил голос.

– Нет, не известно, сэр. В этом-то все и дело. Не известно. Когда вы обыскивали полковника Шефера, правомерно ли будет заявить, что вы входили с ним в физический контакт?

– Да.

– Возможно ли, что кровь с вашей одежды, таким образом, попала и на его? Скорее всего, именно это и имело место.

Я не собирался уступать адвокату ни дюйма. Просто не имел права.

– Нет, это невозможно. Кровь на брюках Джеффри Шефера появилась еще до моего прихода.

Халперн отошел от моего стола и направился к присяжным, иногда оборачиваясь. Потом он задал еще несколько вопросов о месте преступления, а затем…

– Но доктор Кэссиди не видела на одежде моего подзащитного следов крови. Не видели их и пришедшие с вами полицейские. До тех пор, пока вы не вошли в физический контакт с полковником Шефером. Кстати, он разговаривал по телефону с доктором Кэссиди, кроме тех трех минут, которые ему потребовались, чтобы подняться к ней. Причем, приехал он к доктору прямо с празднования дня рождения своих детей. У вас нет никаких вещественных доказательств, детектив Кросс! Кроме тех, которые вы принесли в квартиру доктора Кэссиди на себе. У вас нет абсолютно никаких улик, детектив! Вы арестовали не того человека! Вы подставили невинного!

И Джулес Халперн всплеснул руками.

– У меня больше нет вопросов.

Глава девяносто седьмая

Здание суда я покидал через черный ход. Обычно я так поступал всегда, но сегодня посчитал это обязательным. Мне необходимо было избежать встречи с толпой и прессой. Кроме того, мне требовалось побыть одному, чтобы пережить все то, что пришлось только что испытать, сидя на свидетельском месте.

Только что мне здорово надавали по заду, и сделал это весьма солидный профессионал. Завтра Кэти Фитцгиббон попытается во время допроса немного подремонтировать те пробоины, которые удалось сделать адвокату.

Я не спеша прошелся по ступенькам черной лестницы, которой, как правило, пользуются только ремонтные рабочие и уборщицы, и которая также являлась запасным выходом на случай пожара.

Сейчас мне становилось ясно, что у Шефера появилась непосредственная возможность быть оправданным и спокойно выйти из зала суда на свободу. Его адвокат оставался непревзойденным специалистом в своей области. Но самое главное – мы были лишены важнейших вещественных доказательств еще на этапе предварительного слушания.

И, конечно же, я сам совершил непростительную ошибку, когда бросился на помощь Пэтси Хэмптон, позабыв надеть сначала перчатки.

Разумеется, меня можно было бы понять, но в мозгу присяжных затаилось некое сомнение. Ведь на моей одежде оказалось куда больше крови, чем на опрятном костюме Шефера. Этого никто не отрицал. Итак, выходило, что Шефер мог быть объявлен невиновным, и эта мысль никак не давала мне покоя. Спускаясь по лестнице, я почувствовал, что мне хочется кричать и кричать очень громко.

Именно так я и поступил. Я заорал, насколько хватило голоса, и когда запас воздуха в легких иссяк, ощутил невероятное облегчение. Какое-то успокоение разлилось по моему телу, хотя бы на некоторое время мне стало лучше.

Там, где заканчивалась лестница, находился вход в подвальное помещение суда. Я направился по длинному темному коридору в сторону парковочной площадки, где оставил свой «порше». Я все еще размышлял о происходящем, правда, теперь, после моего душевного вопля, это уже не казалось мне столь мучительным процессом.

Рядом с выходом коридор круто поворачивал влево. Я зашел за угол, и в тот же момент увидел его. Я не поверил своим глазам. Передо мной стоял Ласка.

Он заговорил первым.

– Вот это сюрприз, доктор Кросс! Пытались спастись от безумия, или вас смущает безумная толпа? Вы, я вижу, сегодня поджали хвост? Не волнуйтесь, вы выступали хорошо. Наверное, поэтому и поорали немного на лестнице. Проснулись первобытные инстинкты? Бывает…

– Какого черта вам от меня нужно, Шефер? Мы не должны с вами встречаться и, тем более, разговаривать.

Он пожал мощными плечами и смахнул светлые волосы со лба.

– Да плевать мне на все правила! Чего я хочу? Восстановить свое доброе имя. Я хочу, чтобы моей семье больше не приходилось переживать подобный кошмар, вот чего я хочу.

– Тогда вам не следовало убивать столько людей. И особенно Пэтси Хэмптон.

Наконец, Шефер расплылся в улыбке.

– Как же вы уверены в себе! И, кажется, не собираетесь отступать. В какой-то мере я, можно сказать, восхищаюсь вами. Когда-то я тоже играл в героя. В армии. До некоторого времени это даже казалось мне интересным.

– Но, видимо, стать безумным маньяком-убийцей, шарахающимся по ночам, куда интересней! – напомнил я.

– Вот видите? Вы никак не можете отделаться от ваших выдумок. Мне это нравится. Вы великолепны!

– Это не выдумка, Шефер. И вам, как и мне, это хорошо известно.

– Тогда докажите свою правоту, Кросс. Выиграйте свое говеное дело, в конце концов. Победите меня во время честного боя в суде. Я ведь даже дал вам некоторое преимущество – вы играете на своем поле.

Я начал приближаться к нему, не в силах более сдерживаться. Шефер стоял на месте, как вкопанный.

– Для вас это только безумная игра. Мне приходилось встречать подлецов вроде вас и раньше, Шефер. Но я всех их победил. Одержу победу и на этот раз.

– Сильно сомневаюсь, – рассмеялся он мне в лицо. Я прошел мимо него и быстро зашагал к выходу.

В этот момент он толкнул меня сзади, и весьма ощутимо. Шефер оказался гораздо сильней, чем выглядел внешне.

Я пошатнулся и чуть не упал на каменный пол, никак не ожидая от Шефера внезапной вспышки гнева. В суде он держался с завидным спокойствием, теперь же его эмоции вырвались наружу. Вся страсть к насилию и безумию, каковыми и являлся сам Шефер.

– Ну так давай, победи меня прямо сейчас. Посмотрим, как тебе это удастся, – изо всех сил заорал он. – Одолей меня здесь. Только вряд ли у тебя получится, Кросс. Ты не сможешь!

Он направился ко мне, готовый к бою. Мы были примерно одинакового роста и весили около двухсот фунтов каждый. Я сразу вспомнил, что он долгое время служил в армии и только потом перешел в МИ 6. Шефер до сих пор сохранял великолепную физическую форму. Бодрый и ловкий, настоящий спортсмен.

Он снова толкнул меня обеими руками.

– Если тебе удавалось побеждать и более крутых парней, то со мной ты запросто разберешься, – прорычал он. – Разве нет? Я же для тебя слабак!

Я чуть было не ударил его. Мне до боли хотелось уложить Шефера, чтобы утереть ему нос и не видеть больше этого ухмыляющегося довольного лица.

Но я не стал делать этого. Я просто схватил его за грудки, подтянул к себе, а затем прижал к каменной стене.

– Не сейчас и не здесь, – прохрипел я. – Я не стану с тобой драться, Шефер. Ты же сразу бросишься к репортерам под камеры. Но я все равно одержу над тобой победу. Очень скоро.

Он скривился в безумной усмешке и расхохотался:

– Какой же ты весельчак! Ты сам-то хоть понял, что сказал? Ну, умора!

Я зашагал вперед по темному туннелю. Пожалуй, это было самым трудным из всего, что мне приходилось когда-либо делать. Мне хотелось вышибить из него ответы на все мои вопросы, силой добиться исповеди. Мне нужно было узнать, что случилось с Кристиной. Слишком много вопросов мучило меня, но я понимал, что он мне все равно не ответит на них. Сюда он пришел для того, чтобы поиграть, а в качестве приманки выставил самого себя.

– Ты проиграешь… и потеряешь все, – крикнул он мне в спину.

В тот момент я мог бы убить его, не задумываясь.

Я почти повернулся, но сдержал себя. Вместо этого я просто открыл скрипучую дверь выхода и оказался на улице. Солнечный свет чуть не ослепил меня, и я почувствовал, как на пару секунд у меня закружилась голова. Прикрыв рукой глаза, я поднялся по каменным ступеням, ведущим к стоянке. Здесь меня ждал еще один неприятный сюрприз.

Там собрались с дюжину мрачных репортеров, некоторые из них работали в центральной прессе. Кто-то предупредил их, что я буду выходить именно здесь.

Я оглянулся на серую железную дверь, но Шефера не увидел. Очевидно, он пошел к другому выходу.

– Детектив Кросс, – услышал я свое имя. – Вы, скорее всего, проиграете дело. Вы сознаете это?

Да, я это прекрасно сознавал. Я терял все и не представлял себе, как остановить этот процесс.

Глава девяносто восьмая

На следующий день меня допрашивала Кэтрин Фитцгиббон. Она очень хорошо потрудилась, чтобы закрыть бреши, пробитые адвокатом Халперном, хотя бы частично. Джулес постоянно прерывал ритмичный ход допроса своими возражениями. Из всех открытых процессов этот был наиболее сводящим с ума. Казалось предельно ясным, что Джеффри Шефер должен быть обвинен и осужден, но выходило по-другому.

Однако через два дня у нас появился шанс на победу, и предоставил его никто иной, как сам Шефер, словно насмехаясь над нами. Теперь становилось совершенно ясно, что он еще более безумен, чем мы предполагали. Игра стала его жизнью, все остальное не имело значения.

Шефер согласился давать показания, чему все, кроме меня, были удивлены. Я понимал, что он просто хочет поиграть перед аудиторией.

Кэтрин Фитцгиббон была почти уверена, что Халперн сначала советовал, потом просил и под конец умолял своего подзащитного не делать этого. Тем не менее, Шефер проследовал к месту для свидетеля с таким гордым видом, словно сейчас королева должна была торжественно посвятить его в рыцари.

Он просто не мог не воспользоваться случаем выступить со сцены. Выглядел Шефер так же спокойно и сдержанно, как в тот самый вечер, когда я арестовал его по подозрению в убийстве Пэтси Хэмптон. Сегодня он был одет в темно-синий костюм с двубортным пиджаком и белую рубашку с золотистым галстуком. Волосы были уложены самым тщательным образом, и никто бы не заподозрил, что под этим блестящим фасадом кипят страсти.

Джулес Халперн обратился к своему подзащитному обыденным тоном, но я сразу почувствовал, что он здорово нервничает по поводу этого ненужного выступления.

– Полковник Шефер, во-первых, я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы добровольно высказали желание выступить в суде. С самого начала вы дали понять, что стремитесь защитить свое доброе имя.

Шефер вежливо улыбнулся, а затем остановил своего красноречивого адвоката, подняв руку. Судья, прокурор и помощники начали переглядываться: что бы это могло значить? Что собирался сейчас делать Шефер?

Я весь подался вперед на своем месте. Мне вдруг пришло в голову, что Джулес Халперн, в конце концов, мог знать, что его клиент виновен. А если так, то он, по закону, не имел права допрашивать его. Ему не было позволено задавать такие вопросы, которые могли бы исказить факты, известные ему заранее.

Поэтому Шефер мог блеснуть перед публикой, только устроив монолог. Оказавшись на месте свидетеля, он имел право произнести речь. Это случалось редко, но не противоречило закону. Если же Халперн знал, что его клиент виновен, то у Шефера оставалась единственная возможность не быть обвиненным собственным же адвокатом – выступить перед аудиторией.

Итак, Джеффри взял слово.

– Прошу вас извинить меня, мистер Халперн, но мне кажется, что я самостоятельно могу побеседовать с собравшимися здесь добрыми людьми. У меня все получится, не волнуйтесь. Понимаете, для того чтобы поведать простую правду, помощи специалистов не требуется.

Джулес Халперн задумчиво кивнул и отступил, пытаясь не терять самообладания. Что еще он мог сделать в сложившейся ситуации? Если у него и оставались сомнения по поводу того, является ли его клиент эгоцентриком и маньяком, то теперь они наверняка рассеялись.

Шефер повернулся в сторону присяжных:

– Здесь ранее прозвучали слова о том, что я работаю на британскую разведку, то есть, попросту говоря, что я шпион. Боюсь, что теперь можно признаться и в том, что я – никудышний шпион, ноль без палочки.

Эта легкая шутка и непринужденный тон вызвали у публики добродушный смех.

– Я просто бюрократ, как и многие другие, кто днем и ночью трудится здесь, в Вашингтоне. Я выполняю нудную бумажную работу в посольстве и получаю благодарности практически за все задания. Моя личная жизнь такая же упорядоченная и размеренная. Мы с супругой женаты почти шестнадцать лет. Мы продолжаем преданно любить друг друга и наших троих детей.

Поэтому в первую очередь я хочу извиниться перед женой и детьми. Боюсь, что я слишком виноват перед ними за те адские испытания, которые им пришлось выдержать. Я обращаюсь к своему сыну Роберту и дочерям-двойняшкам Трисии и Эрике. Простите меня. Если бы я знал, какой цирк устроят здесь, в суде, я бы, конечно, воспользовался своей дипломатической неприкосновенностью, а не стал добиваться слушания дела, чтобы восстановить свое доброе имя, наше имя, их имя.

Пока я приношу своему семейству сердечные извинения, я хотел бы извиниться и перед вами за то, что кажусь сейчас таким занудой. Понимаете, когда вас обвиняют в убийстве, в таком отвратительном и гнусном преступлении, вам хочется как можно скорее сбросить этот невыносимый груз со своих плеч. Вам хочется рассказать правду всему миру, и, кажется, других желаний больше просто не существует. Вот именно об этом я сейчас вам и поведаю.

Вы уже слышали все показания. Но дело в том, что никаких показаний и быть не может. Вы внимали свидетелям одному за другим, а теперь вот слушаете меня. Я не убивал детектива Хэмптон. Надеюсь, вы все уже поняли это, но я хочу сказать об этом лично сам. Спасибо за внимание, – и он слегка поклонился со своего свидетельского места.

Речь Шефера оказалась краткой, но он так мастерски произнес ее, что она прозвучала весьма достоверно. За все время своего выступления он не сводил глаз с присяжных. Даже не слова Джеффри были важны, а именно то, как он их преподнес.

Затем к допросу приступила Кэтрин Фитцгиббон. Поначалу она вела себя крайне осторожно, понимая, что сейчас присяжные находятся на стороне Шефера. Так продолжалось почти в течение всего допроса, и только в конце его прокурор перешла на ту почву, где Шефер был наиболее уязвим.

– Все это довольно мило, мистер Шефер. Сейчас, сидя в зале суда, перед присяжными, вы утверждаете, что отношения между вами и доктором Кэссиди были чисто профессиональными, и что вы никогда с ней не занимались сексом. Помните, что вы поклялись говорить только правду.

– Да, это так. Она была и, я надеюсь, останется только моим врачом.

– И вы говорите это даже несмотря на то, что она сама призналась в том, что у вас были сексуальные отношения?

Шефер протянул руку в сторону Джулеса Халперна, показывая ему, чтобы тот не возражал:

– Я уверен, что в протоколе заседания указано противоположное. Она не признавалась в этом.

Фитцгиббон нахмурилась:

– Я не совсем понимаю вас. Почему вы считаете, что она не ответила суду?

– Это же очевидно, – парировал Шефер. – Она просто не сочла необходимым удостаивать ответом подобный вопрос.

– Но она опустила голову и рассматривала собственные колени. Разве, таким образом, она не кивнула в знак согласия?

Шефер смотрел на присяжных и удивленно покачивал головой.

– Вы просто неправильно поняли ее жест, советник. Позвольте, я объясню вам то, что она хотела передать, если вы разрешите. Как сказал Карл Первый, перед тем как его обезглавили: «Прохладно, дайте мне мой плащ, иначе могут подумать, будто я дрожу от страха». Доктор Элизабет Кэссиди была введена в глубокое замешательство грубым предположением вашего помощника. Так же, как моя семья и я сам.

Джеффри Шефер бросил на прокурора стальной взгляд, а затем снова повернулся к присяжным и повторил.

– Как и я сам.

Глава девяносто девятая

Судебное слушание подходило к концу. Начиналась самая тяжелая и ответственная его часть: вынесение приговора. В тот вторник присяжные уединились в своей комнате для обсуждения дела по обвинению в убийстве Джеффри Шефера. Впервые я позволил себе подумать о том, о чем раньше даже не мыслил: Шефера могли оправдать и отпустить на свободу.

Мы с Сэмпсоном расположились в последнем ряду и молча наблюдали, как присяжные покидали зал суда: восемь мужчин и четыре женщины. Джон приходил сюда несколько раз, называя процесс «наилучшим и достойнейшим шоу в городе», но я знал, что он являлся в зал суда исключительно для того, чтобы хоть немного поддержать меня.

– Этот сукин сын виновен, он безумен, как крошка Дэйви Берковитц, – заметил Сэмпсон, наблюдая за Шефером. – Но на его стороне слишком много хороших актеров: любящая жена, обожающая любовница, купленные адвокаты и даже Глупыш Билли. Он может запросто быть оправдан.

– В истории такое случается, – согласился я. – Присяжных всегда было трудно понять. А теперь тем более.

В это время Шефер вежливо обменивался рукопожатиями с членами своей команды защитников. Джулесу Халперну и его дочери даже удалось изобразить на лицах улыбки. Но они-то знали правду! Их клиент и есть Ласка, серийный убийца.

– У Джеффри Шефера есть уникальная способность заставить людей поверить в него, когда ему это жизненно необходимо. Он лучший актер из всех, кого мне приходилось видеть.

Я попрощался с Джоном и снова выбрался на улицу черным ходом. На этот раз меня не подкарауливали ни журналисты, ни Шефер.

На парковочной площадке я услышал женский голос и остановился. Мне показалось, что меня позвала Кристина. С дюжину разных людей направлялись к своим машинам, не оглядываясь в мою сторону. Я лихорадочно всматривался в их фигуры и лица, чувствуя, как меня охватывает лихорадка. Кристины среди них, конечно, не оказалось. Но откуда донесся этот до боли знакомый голос?

Я завел машину и поехал, слушая песни Джорджа Бенсона. Мне вспомнился полицейский рапорт о безумной гонке Шефера возле Дюпон-серкл. По-моему, это был лучший выход для Ласки. Я пытался не думать о том, к какому выводу придут присяжные. Их решение могло оказаться совершенно неожиданным.

Я снова позволил себе немного помечтать о Кристине и скоро понял, что начинаю задыхаться. Слезы потоком потекли по моим щекам, да так сильно, что мне пришлось остановиться.

Я глубоко вздохнул, потом еще и еще раз. Боль в груди пронзала все мое тело с такой же силой, как и в тот самый первый день на Бермудах, когда исчезла моя возлюбленная. И даже если мне иногда не думалось о Кристине, я все равно знал, что я, и только я должен ответить за то, что ее похитили.

Я катался по Вашингтону, описывая бессмысленные круги. Домой я попал только через два с половиной часа после того, как покинул здание суда.

Навстречу мне уже бежала Нана. Очевидно, она заметила машину, въезжающую во двор. Мне показалось, что она уже некоторое время ждала меня на улице.

Я высунулся из окна. В салоне до сих пор звучал голос популярного диск-жокея.

– Что-нибудь стряслось, старушка? Что произошло?

– Тебе звонила миссис Фитцгиббон, Алекс. Присяжные возвращаются в зал суда. Они вынесли свое решение.

Глава сотая

Я был полон тревоги и недобрых предчувствий. Но, кроме этого, мне было до безумия интересно узнать, чем же закончится весь этот спектакль.

Задним ходом я выехал со двора и на большой скорости рванулся в центр города. Менее чем за пятнадцать минут я добрался до здания суда. Толпа на Е-стрит собралась огромнейшая, и вела она себя даже более беспокойно, чем в самые критические дни заседаний. С полдюжины британских флагов развевались на ветру. В «пику» им здесь же красовались и американские, и не только из ткани. Кто-то даже побеспокоился о том, чтобы разрисовать звездами и полосками лица и обнаженную грудь.

Мне пришлось проталкиваться через скопившуюся толпу и буквально дюйм за дюймом пробиваться вперед, в направлении здания суда. Я не отвечал ни на какие вопросы журналистов, пытаясь избегать всех, у кого видел в руках фотокамеру или замечал в глазах жадный блеск, присущий репортерам.

В зал я вошел как раз перед появлением присяжных. «Ты чуть было не пропустил самое интересное!» – мысленно отругал я себя.

Как только все уселись по местам и немного успокоились, слово взял судья Феско.

– После вынесения приговора не допускается никаких дискуссий. Если таковые все же будут иметь место, судебным исполнителям придется очистить зал, – объявил он мягким, но достаточно отчетливым голосом.

Я стоял за несколько рядов от команды обвинения и пытался привести в норму свое дыхание. Для меня оставалось непостижимым, как же можно отпустить Джеффри Шефера. Лично я ни секунды не сомневался в том, что он убивал, и убивал неоднократно. На его совести оставалась не только Пэтси Хэмптон, но и многие из неопознанных «Джейн Доу». Этот убийца, отнимающий жизни людей безо всякой причины, теперь мог выйти на свободу и оставаться там долгие годы. Только теперь я понял, что Шефер являлся самым отчаянным и безумным убийцей, с которым мне приходилось сталкиваться. Для него все в жизни представлялось лишь игрой, и в этой игре он держал ногу на педали газа, вдавливая ее до упора. Он не воспринимал поражений.

– Господин председатель суда присяжных, вы вынесли свой вердикт? – мрачным тоном спросил судья Феско.

Раймон Хортон, выбранный председателем, так же серьезно ответил.

– Да, ваша честь.

Я мельком взглянул на Шефера: вид у него был спокойный и уверенный. Так же, как и во все предшествующие дни судебного процесса, он был одет в дорогой, сшитый на заказ костюм и белую рубашку с галстуком. Однако сейчас можно было смело сказать, что он не испытывал ни малейшего страха по поводу того, что могло произойти в следующую минуту. Возможно, этим и объяснялся тот факт, что ему столько времени удавалось оставаться непойманным. Судья Феско выглядел весьма строго.

– Хорошо. Подзащитный, пожалуйста, встаньте и повернитесь лицом к присяжным.

Джеффри Шефер поднялся со своего места, и его довольно длинные волосы засверкали в ярком освещении зала. Сейчас он возвышался и над Джулесом Халперном, и над его дочерью Джейн. Шефер держал руки за спиной, как будто его уже заковали в наручники. Мне почему-то пришла в голову нелепая мысль: уж не зажал ли он сейчас в кулаке свои игральные кости с двадцатью гранями на каждой, которые я обнаружил в его кабинете.

И вновь судья Феско обратился к мистеру Хортону.

– Провозгласите ваш приговор по обвинению в умышленном убийстве первой степени с отягчающими обстоятельствами.

– Невиновен, ваша честь.

Мне показалось, что голова моя пошла кругом и куда-то испарилась. Люди, собравшиеся в небольшой комнате, словно в одно мгновение все сразу посходили с ума. Журналисты бросились вперед, к судейским местам. И хотя сам судья чуть раньше пригрозил тем, что потребует очистить зал, сейчас счел благоразумным быстро удалиться в свою комнату, находящуюся за залом заседаний.

Я увидел, как Шефер зашагал в сторону представителей прессы, однако он так же быстро миновал их, не останавливаясь. Что он вознамерился совершить? Внезапно он заметил какого-то господина в толпе и уверенно кивнул ему. Кто же это?

Но Джеффри продолжал двигаться в мою сторону. Мне захотелось броситься на него, перепрыгивая через ряды стульев. Меня мучило желание разделаться с ним прямо здесь, в зале суда. Я понял, что только что потерял шанс на победу.

– Детектив Кросс, – обратился ко мне Шефер, как всегда, своим высокомерным и несколько презрительным тоном. – Детектив Кросс, я хочу вам кое-что сказать. Вот уже долгое время, в течение многих месяцев у меня не было возможности передать это вам.

Журналисты зажали нас в тесное кольцо. Сцена становилась удушающей и явно не для страдающих клаустрофобией. Со всех сторон сверкали вспышки «блитцев». Теперь, когда слушание дела закончилось, никто не мог запретить фотокорреспондентам снимать то, что им заблагорассудится. И Ше-фер не преминул воспользоваться таким редким случаем попасть на первые полосы всех центральных газет. Разумеется, он ждал этого победного момента. Джеффри заговорил нарочито громко, чтобы его слова стали слышны всем собравшимся. Внезапно все вокруг стихли, и эта тишина не предвещала ничего хорошего.

– Это вы убили ее, – заявил он и пробуравил меня взглядом почти до затылка. – Вы убили ее!

Я онемел. Ноги у меня подкосились, потому что я понял: он имел в виду вовсе не Пэтси Хэмптон.

Он подразумевал Кристину.

Значит, она умерла.

И убил ее Джеффри Шефер. Он забрал у меня все, о чем и предупреждал.

В итоге он выиграл.

Глава сто первая

Итак, Шефера объявили свободным человеком, и радости его не было предела. Он все поставил на карту и выиграл. Причем выиграл действительно по-крупному! Никогда раньше не приходилось ему испытывать такое ликование, как в первые минуты после оглашения вердикта. А ведь для этого он, можно сказать, рисковал своей жизнью.

В сопровождении Люси и детей он прошел в комнату Большого жюри, где должен был дать пресс-конференцию для избранных журналистов: В этом грандиозном зале с высокими потолками и помпезной обстановкой Шефер с удовольствием позировал фотокорреспондентам бессчетное множество раз. Дети жались к отцу, а Люси не переставала плакать, напоминая тупого, психованного и безнадежно испорченного ребенка, каковым она по своей сути и являлась. Если бы кто-то из наблюдавших за ходом дела пришел к выводу, что Шефер действительно принимал наркотики, то эти «провидцы» были бы просто шокированы, узнав, что и сама Люси нередко прибегала к помощи различных препаратов. Между прочим, именно благодаря ей Шефер и познакомился с удивительным миром фармацевтических снадобий.

Наконец, Шефер выбросил вверх руку, сжав кисть в кулак, и простоял так довольно долго, как бы выражая этим насмешливым жестом свою победу. И снова засверкали вспышки фотоаппаратов. Корреспонденты никак не могли удовлетвориться и то и дело снимали «героя». В комнату набилось не менее сотни представителей прессы. Самый большой успех Джеффри имел у женщин-репортеров. Теперь он стал настоящей звездой.

Несколько незваных литературных агентов средней руки наперебой совали Шеферу свои визитные карточки, суля сказочные гонорары за его историю. Но Джеффри не интересовали их деньги. Уже много месяцев назад он подписал контракт с весьма влиятельными агентами из Нью-Йорка и Голливуда.

Итак, он свободен, как птица! Сейчас он почти летал. После короткой пресс-конференции, объяснив, что так требуют меры безопасности, он предусмотрительно отправил жену и детей домой.

После этого Шефер оставался в библиотеке суда вместе с Джулесом Халперном и представителями наиболее мощной издательской группы «Бертельсманн» для уточнения некоторых подробностей относительно публикации будущей книги. Он обещал им продать сюжет своей истории, но они, разумеется, оставляли за собой право изменить некоторые факты. Похоже, что именно на таких условиях и издается сейчас основная масса так называемых «публицистических» произведений. Бертельсманн знал об этом, но, тем не менее, был готов выплатить Шеферу целое состояние.

После того как встречу объявили законченной, Шефер поехал на лифте вниз, туда, где располагалась закрытая парко-вочная стоянка. Он до сих пор не мог унять чувство безумного восторга, что показалось ему тревожным симптомом. Набор игральных костей буквально прожигал ему дыру в кармане брюк.

Ему, как никогда, хотелось играть. Именно сейчас, и немедленно! «Четыре Всадника»! Или, что еще лучше, «Солипсис». Его новая версия игры. Но сейчас никак нельзя было поддаваться подобному искушению. Слишком опасно, даже для такого специалиста, как он.

С самого первого дня заседаний Шефер парковал свой «ягуар» на одном и том же месте. В конце концов, у него оставались свои правила, которым он неукоснительно подчинялся. Он, например, никогда не платил за стоянку и с таким же постоянством каждый день вынимал из-под «дворников» целые пачки штрафов в пять долларов.

Сегодняшний день не стал для него исключением.

Он небрежно вынул никчемные штрафные квитанции и скомкал в небольшой бумажный шарик, который так же беспечно швырнул на землю.

– Я пользуюсь дипломатической неприкосновенностью, – насмешливо ухмыльнулся он, садясь в «ягуар».

Часть пятая

Эндшпиль

Глава сто вторая

Шефер никак не мог поверить в это. Он все-таки сумел допустить серьезную и, очевидно, непоправимую ошибку. Результат получился совсем не таким, какого он ожидал, и теперь вся его жизнь распадалась на составные части. Временами ему казалось, что было бы проще, если бы он отправился в тюрьму за убийство Пэтси Хэмптон.

Шефер понимал, что вся сложность заключается не только в его параноидальном состоянии. Несколько жалких идиотов из посольства теперь наблюдали за каждым его шагом, едва он выходил из собственного кабинета. Казалось, теперь они стали открыто презирать его, особенно женщины. Кто посмел настроить их против него? Ведь кто-то должен ответить за это!

Получалось, что теперь он стал белым, британским вариантом О. Дж. Симпсона. Жуткий тип, да еще лишенный колорита. Виновен, хотя на суде было доказано обратное.

По этой причине Шефер предпочитал оставаться в кабинете за закрытой дверью. Иногда он запирал ее на замок. Он выполнял оставшуюся за ним работу с раздражением, чувствуя всю ее ненужность. Его сводило с ума то, что теперь он оказался в настоящей ловушке и представляет собой посмешище для персонала посольства.

Шефер нехотя играл на компьютере, ожидая того момента, когда можно будет возобновить сеансы «Четырех Всадников», но остальные игроки отвернулись от него. Все они, как один, утверждали, что игра стала слишком опасной, включая даже простое общение. Эти идиоты никак не хотели понять, что именно сейчас и начиналось самое интересное.

Долгое время в течение рабочего дня Шефер просто пялился на улицу. Он слушал радиопередачи, а в это время внутри него накапливалась злость. Он уже не мог обходиться без игры.

Внезапно кто-то постучался в дверь его кабинета. Джеффри резко повернул голову, одновременно ощутив острую боль в шее. Зазвонил телефон. Он поднял трубку и услышал голос своей новой секретарши, которую ему выделили на время. Мисс Вайн Хамерман говорила по внутренней связи.

– Вас хочет видеть мистер Эндрю Джонс.

Эндрю Джонс? Шефера потрясло это известие. Итак, начальник отдела лондонской Секретной Службы оказался в Вашингтоне. Шефер этого не знал. С какой стати Джонс явился сюда? Этот тип слыл очень крутым и неглупым парнем и, уж конечно, сейчас пришел к Шеферу не на чашку чая с печеньем. Его нельзя заставлять ждать.

Джонс выглядел почти сердитым. Он начинал терять терпение. Его серо-стальные глаза оставались холодными, лицо жестким и суровым, как и полагается солдату в Белфасте. И как бы в противоположность серьезности Джонса рыжие волосы и такие же усы смягчали это впечатление, делая Эндрю чуть ли не веселым и добрым малым. В Лондоне он получил прозвище «Эндрю Рыжий».

– Давайте пройдем в ваш кабинет. И не забудьте закрыть за собой дверь, – скомандовал Эндрю.

Шефер понемногу оправился от первоначального шока и теперь сам начинал злиться. С какой стати этот напыщенный осел вот так по-хозяйски врывается на его территорию? По какому праву он вообще находится здесь? Гадина! Известный лакей из Лондона.

– Можете присесть, Шефер. – И снова команда. – Я буду предельно краток и сразу перейду к делу.

– Надеюсь. – Шефер оставался на месте, не думая садиться. – Пожалуйста, покороче, если можно. Мы оба, как я считаю, не располагаем лишним временем.

Джонс закурил, набрал в легкие дыма и не спеша выпустил его.

– Здесь, в Вашингтоне, это запрещено, – поддел его Шефер.

– В течение тридцати дней вы получите инструкции вернуться в Лондон, – начал Джонс, не обращая внимание на предупреждение Шефера и продолжая делать глубокие затяжки одну за другой. – Вы являетесь каким-то недоразумением здесь в Вашингтоне и останетесь таким же в Лондоне. Конечно, дешевая пресса успела выставить вас в роли невинного мученика, пострадавшего из-за грубости и некомпетентности американской полиции и судебной системы. В Англии ваш случай рассматривается как яркий пример коррупции и наивности, процветающих в Соединенных Штатах. Но мы с вами, разумеется, понимаем, что все это – самая настоящая чушь.

Шефер презрительно ухмыльнулся:

– Как вы посмели прийти сюда и разговаривать со мной подобным тоном? Меня подставили и обвинили в преступлении неслыханной гнусности, которого я не совершал. Однако американские присяжные меня оправдали. Вы этого случайно не забыли?

Джонс нахмурился и продолжал сверлить взглядом собеседника.

– Это произошло только потому, что основные вещественные доказательства не были представлены на суде. А как же кровь на ваших брюках? Вы, наверное, запамятовали, как смывали кровь бедной женщины на квартире у своей любовницы, – он выпустил струйку дыма через уголок рта. – Нам известно о вас все, жалкий глупец. Мы знаем, что вы являетесь хладнокровным убийцей и психопатом. Поэтому вы должны вернуться в Лондон, пока вас не поймали на месте очередного преступления. А ведь это случится, Шефер, и в очень скором времени. И если нам даже придется что-то сфабриковать, мы пойдем и на это. Мне неприятно находиться с вами в одной комнате. По закону, на этот раз вам удалось избежать наказания, но теперь мы будем вести за вами самую тщательную слежку. И очень, очень скоро мы возьмем вас, Шефер.

Джеффри выглядел удивленным, словно его даже позабавило такое заявление Джонса. Он не смог сдержать ехидной улыбки. И хотя он понимал, что сейчас ему следовало бы промолчать, он не совладал с собой.

– Попробуйте, вы, несносный ханжа. Конечно, попробуйте. Но только не забудьте встать в очередь страждущих. А теперь я попрошу извинить, но у меня очень много работы.

Эндрю Джонс задумчиво покачал головой.

– У вас нет никакой работы, Шефер. Но я все равно счастлив уйти отсюда. Вонь в вашем кабинете стоит невыносимая. Кстати, когда вы в последний раз заходили в ванную? – он презрительно рассмеялся. – Господи, да вы же окончательно спятили!

Глава сто третья

В тот день я сам назначил встречу с Джонсом и тремя его агентами в гостинице «Уиллард», неподалеку от Белого Дома, и прихватил с собой Сэмпсона. Его восстановили на работе, однако это ничуть не мешало ему заниматься теми же делами, из-за которых у него и возникли неприятности.

– Мне кажется, Шефер просто сумасшедший, – начал Джонс. – От него пахнет так же, как в сортире лагеря для новобранцев. Он заметно опустился. А как вы расцениваете его психическое состояние?

Теперь я знал все о Джеффри Шефере. Я успел заочно познакомиться и с его родственниками: с братом, вечно страдающей матерью и властным отцом. Я знал, что семья без конца путешествовала с одной военной базы на другую до тех пор, пока Джеффри не исполнилось двенадцать лет.

– Вот, что я полагаю. Все началось с двуполюсного расстройства, того, что еще называют маниакально-депрессивным состоянием. Он страдал им еще в детстве. Теперь он стал полностью зависим от наркотических препаратов: это ксанакс, бенадрил, халдон, ативан, валиум, либриум и некоторые другие. Настоящий коктейль. Все эти препараты имеют право выписывать обычные терапевты, если им, конечно, немного приплатить. Я удивляюсь, как Шефер вообще мог адекватно вести себя и ходить на работу. Тем не менее, он выжил. Он не опустился окончательно. Он же всегда выигрывает.

– Я уведомил Джеффа о том, что ему придется покинуть Вашингтон. Как вы полагаете, он отреагирует на это? – поинтересовался моим мнением Джонс. – Могу поклясться, что в его кабинете стоял такой запах, будто у него где-то пару дней пролежал труп, начавший подгнивать.

– Дело в том, что его психическое расстройство может действительно вызывать сопутствующий специфический запах от тела. Это обычно металлический запах, очень ядовитый, почти разъедающий слизистую носа. Возможно, Джеффри попросту перестал принимать ванну. Однако, при всем этом его инстинкт к игре и воля к победе остаются поразительно неистребимыми. И он не остановится ни перед чем.

– А что сейчас происходит у остальных игроков? – подключился к разговору Сэмпсон. – У так называемых «Всадников»?

– Они заявляют, будто игра закончена и для них это была просто фантазия. С нами в контакте остается Оливер Хайсмит. Я уверен, что он будет следить за нашими действиями. Это серьезный тип, он имеет определенные способности. Говорит, что его очень огорчило убийство детектива Хэмптон, но он все же не может поверить на все сто процентов, что убийцей был Шефер. И просит меня еще раз внимательно обдумать этот вопрос.

– И вы обдумываете? – тут же спросил я, поглядывая на остальных присутствующих.

Джонс ответил сразу же:

– Что касается меня, то я ни секунды не сомневаюсь в том, что Шефер – серийный убийца. Мы достаточно видели и слышали от вас. Очевидно, он является маньяком такого типа, с которыми мне никогда не приходилось встречаться ранее. И все-таки я уверен в том, что он постепенно деградирует.

Я кивнул:

– Согласен со всем, что вы только что сказали. Особенно насчет маньяка и убийцы.

Глава сто четвертая

В тот вечер Шефер разговаривал сам с собой. Он ничего не мог с этим поделать: чем настойчивей он старался замолчать, тем разговорчивей становился.

– Да пошли они все куда подальше: Джонс, Кросс, Люси с детьми, Бу Кэссиди и бездарные игроки. Я их всех имел! – злился Шефер. Однако он четко представлял себе, что за игрой «Четыре Всадника» кроется нечто большее, чем просто фантазии.

Этой ночью дом в Калораме был тих и пуст, как никогда. Гигантский до смешного, каким часто бывает американский дом. Оригинальные элементы архитектуры, сдвоенная гостиная, шесть каминов. Вокруг – давно увядшие цветы и множество непрочитанных книг в коричневых кожаных переплетах с золотым обрезом, собранных Люси и занимающих несколько двенадцатифутовых стеллажей.

Весь следующий час Шефер старался убедить себя в том, что он вовсе не сумасшедший и, в частности, не наркоман. Совсем недавно он нашел себе еще одного врача из Мэриленда, который теперь снабжал его лекарствами. К сожалению, эти незаконно выписанные рецепты обходились Шеферу в целое состояние. Так не могло продолжаться вечно. Литиум и халдол были призваны сдерживать приступы перемены настроения, которые становились все чаще и продолжительнее. Торазин помогал справляться с возбуждением, а необходимость многочисленных уколов лорадола сам Шефер представлял себе весьма смутно. Также он помнил, что по какой-то причине не может обойтись без приема ксанакса, компазина и бенадрила.

Люси улетела в Лондон, прихватив с собой предателей-детей. Это произошло через неделю после окончания суда, а причиной стал ее отец. Он лично прибыл в Вашингтон, переговорил в течение часа с дочерью, и та быстренько упаковала вещи. Словно послушная девочка, какой она и была всю жизнь. Накануне отъезда она набралась мужества заявить Джеффри, что поддерживала его на суде только ради детей и отца, но теперь считает, что свой долг выполнила. В отличие от отца, она не считала его виновным в убийстве, но любовные похождения на стороне прощать не собиралась.

Господи, как же он презирал свою маленькую женушку! Перед тем как Люси уехала, Шефер представил все так, будто это он проявил благородство, не рассказав представителям прессы о ее пагубном пристрастии к наркотикам. Что, впрочем, никогда не поздно было сделать.

В одиннадцать вечера он почувствовал необходимость выехать для моциона, так как дома буквально задыхался от клаустрофобии. Шефер сомневался в том, сможет ли контролировать себя хотя бы одну минуту, не говоря уже о предстоящей ночи. По всей коже ощущались словно маленькие раздражающие укусы. Его нога выстукивала мелкую дробь, и Шефер никак не мог справиться с распроклятой конечностью.

А кости по-прежнему продолжали обжигать бедро сквозь ткань брюк. Его мозг работал сразу в нескольких направлениях, рождая идеи, одну страшнее другой. Ему хотелось убить кого-нибудь, он не мог больше сдерживаться. Вот уже сколько времени эта мысль не давала ему покоя! Эта маленькая омерзительная тайна мучила Джеффри изо дня в день. Все остальные Всадники знали об этом, знали они и то, с чего все начиналось. Шефер был вполне приличным солдатом, но его разрывали на части амбиции, и оставаться в армии он бы не смог. При содействии отца Люси Джеффри был переведен в МИ 6. Ему почему-то казалось, что только здесь у него появятся перспективы полностью проявить свои таланты.

Свое первое назначение он получил в Бангкок, где и повстречался с Джеймсом Уайтхедом и Джорджем Байером, а впоследствии и с Оливером Хайсмитом. Уайтхед и Байер работали над Шефером несколько недель. Все же им удалось завербовать Джеффри для выполнения очень ответственной и специфичной работы. Ему предстояло стать убийцей, выполняя заказы своих начальников, то есть осуществлять за них самую гнусную и отвратительную работу. В течение последующих двух лет ему довелось трижды выполнять такие «заказы», и Шеферу пришлось по вкусу то ощущение власти, которое испытываешь в момент убийства. Оливер Хайсмит, который руководил действиями Байера и Уайтхеда из Лондона, как-то раз посоветовал Джеффри лишить этот процесс индивидуальности и думать о нем как о своего рода игре. Именно так и поступил Шефер. И с той поры он не переставал убивать.

Шефер включил в машине проигрыватель компакт-дисков. Включил на полную громкость, чтобы заглушить звучащие в голове многочисленные голоса. Старые добрые рокеры Джимми Пейдж и Роберт Плант заполнили своими голосами салон «ягуара».

Он выехал задним ходом на улицу, развернулся и направился к Трейси-Плейс. Через квартал, даже не доехав до 24-ой улицы, Джеффри разогнался до шестидесяти миль в час. «Что это? Еще одна попытка покончить с собой? « – внезапно пришло ему в голову.

По другую сторону улицы вспыхнули красные огни, которые Шефер проигнорировал – и тут же увидел преследующую его полицейскую машину. Вот проклятье!

Пришлось остановиться. Мозг в его голове буквально визжал.

– Ну, кретины! Проклятые наглые кретины! Да и я такой же, как вы! – громким шепотом выругался он. – А теперь, – приказал он себе, – постарайся успокоиться. Ни одного лишнего слова или движения. Соберись немедленно!

Полицейский автомобиль медленно подтянулся сзади, встав почти дверь в дверь с «ягуаром». Шефер увидел, как два копа заглядывают в салон.

Потом один из них не спеша открыл дверь и направился к его машине. Полицейский шествовал вразвалочку, словно крутой киногерой дешевого боевика. Шефера так и подмывало прикончить его. К тому же, это было вполне по силам: под сиденьем «ягуара» лежал пистолет. Джеффри ощупью нашел рифленую рукоять, и ему сразу стало хорошо и спокойно.

– Ваши права и регистрационное свидетельство, сэр, – с самодовольной ухмылкой произнес коп. Какой-то искаженный голос заверещал внутри головы Шефера: «Пристрели его. Вот суматоха поднимется, если ты замочишь еще одного легавого!»

Вместо этого Шефер протянул требуемые документы, и ему даже удалось изобразить подобие улыбки.

– У нас в доме закончились памперсы, и мне срочно понадобилось съездить в ночной магазин. Простите, офицер, я понимаю, что несколько превысил скорость. Но разве детишки виноваты? А у вас есть дети?

Патрульный хранил молчание. Видимо, от этого ублюдка вежливости не дождешься. Полицейский нарочито медленно, словно издеваясь, заполнял квитанцию на штраф.

– А это вам, мистер Шефер, – передал он Джеффри готовый бланк. – Кстати, чтобы ты знал – мы присматриваем за тобой, дерьмо собачье. Мы все равно тебя достанем. Не думай, что тебе сойдет с рук убийство Пэтси Хэмптон.

На той стороне, где стоял патрульный автомобиль, несколько раз мигнули фары. Шефер присмотрелся и различил черный «порше». Алекс Кросс тоже следил за ним. Этот так просто не отвяжется.

Глава сто пятая

Рядом со мной в «порше» расположился в полутьме Эндрю Джонс. Вот уже две недели, как мы с ним тесно сотрудничали. Джонс и его агенты из Секретной Службы были заинтересованы в том, чтобы остановить Шефера прежде, чем он совершит новое убийство. Кроме того, велась слежка за Войной, Голодом и Завоевателем.

Мы молча наблюдали, как Джеффри развернул свой «ягуар» и поехал по направлению к дому.

– Он видел нас. Он узнал мою машину, – заметил я. – Это хорошо.

Я не мог заметить выражения лица Джеффри, но чувствовал, как от его головы волнами исходит жар. Видимо, Шефер потихоньку сходил с ума. В мозгу у меня вертелось определение «маньяк-убийца». Сейчас мы с Джонсом имели возможность наблюдать именно эту разновидность преступника. И он оставался на свободе. Мало того, после нескольких совершенных убийств он вышел сухим из воды.

– Алекс, а вы не задумывались над тем, как бы ввести его в состояние ярости? – поинтересовался Джонс, когда «ягуар» Шефера притормозил возле его дома. Свет перед подъездом не горел, поэтому Джеффри на несколько секунд исчез из поля нашего зрения. Трудно было сказать, вошел он внутрь или нет.

– Да он уже в ярости. Мало того, что он потерял работу и семью, так еще и распрощался с любимой игрой, которая стала его второй жизнью. И хуже всего то, что свобода его перемещений ограничена. Он не признает никаких рамок и не может долго оставаться затворником.

– Вы полагаете, что он готов совершить что-то опрометчивое?

– Нет, для этого он слишком умен. Но какой-то шаг он, безусловно, предпримет. Таковы правила его игры.

– Тогда нам снова придется окунуться в устроенный им водоворот событий?

– Несомненно.

Поздно вечером, возвращаясь домой, я решил остановиться у церкви святого Антония. Она несколько необычна и открыта круглые сутки. Монсеньор Джон Келлихер считает, что это в порядке вещей, он даже готов смириться и с вандализмом, и с мелкими кражами, происходящими здесь. Правда, часто в церкви дежурят добровольцы, следящие за порядком.

Когда я подъехал, внутри освещенной свечами церкви находилась пара молящихся людей. Как правило, верующие приходят сюда и ночью. Правда, бездомным запрещено спать здесь, но они входят в церковь и не выходят из нее до самого утра.

Я сел на скамью и смотрел на знакомые, мерцающие теплыми огнями красно-золотые лампы, изготовленные по обету верующими, и вдыхал тягучий аромат курящихся благовоний. Я смотрел вверх на огромное золоченое распятие и разноцветные картины витражей, которые полюбил еще будучи совсем ребенком.

Я поставил свечу за здравие Кристины, искренне надеясь, что она еще жива, хотя меня и одолевали сомнения. Мои воспоминания о ней постепенно начинали размываться, и мне это очень не нравилось. Волна боли прошла через грудь и живот, да так, что мне стало трудно дышать. Так происходило с тех пор, как Кристина исчезла. Вот уже почти год назад.

И тут я впервые признался себе, что ее больше нет. Я никогда не увижу ее снова. Эта мысль застревала в горле, как осколок стекла. Мои глаза наполнились слезами.

– Я люблю тебя, – прошептал я, ни к кому конкретно не обращаясь. – Я очень люблю тебя и скучаю.

Помолившись, я поднялся со скамьи и направился к выходу. Я не обратил внимания на женщину в соседнем ряду, как вдруг она напугала меня неожиданным движением.

Я узнал ее: женщина посещала нашу благотворительную столовую, и звали ее Магнолией. Вот и все, что я знал о ней, а странное имя вполне могло быть просто прозвищем. Громким голосом она обратилась ко мне.

– Эй, мистер Арахисовое Масло, теперь ты знаешь, какова бывает жизнь?

Глава сто шестая

Джонс и Сэнди Гринберг, представляющая Интерпол, помогали друг другу в наблюдении за остальными тремя Всадниками. Раскинутая ими сеть оказалась довольно внушительной, как, кстати, и улов, ожидающий их в случае успеха.

Секретная Служба контролировала развитие потенциального скандала, готовящегося разразиться в Англии. Если четверо агентов британской спецслужбы окажутся убийцами, замешанными в безумной игре, то разведку этой страны по всему миру ожидал потрясающий разгром.

В соответствии со служебными обязанностями, Шефер среду и четверг провел на работе. Он приезжал строго к девяти и покидал рабочее место ровно в пять. Попав в здание посольства, он не покидал своего кабинета даже в обеденный перерыв. Большую часть времени он проводил в сети «Америка онлайн», которую мы отслеживали.

Вот уже два дня подряд он был одет в одни и те же серые брюки и синий двубортный пиджак. Одежда выглядела несвежей и мятой, что ранее было для Шефера совсем нехарактерно. Светлые волосы, зачесанные назад, испачкались и засалились настолько, что даже не развевались на ветру. Джеффри осунулся, побледнел, и было видно, что он здорово нервничает.

Возможно, Шефер находился на грани срыва.

В пятницу вечером мы с Наной сидели на заднем дворике. За последние дни мы провели в беседах больше времени, чем за многие годы. Я понимал, что она переживает за меня, и не мешал ей помогать себе, хотя бы ради нас обоих.

На кухне Дженни и Дэмон мыли посуду и даже ухитрялись не пререкаться по пустякам. Обязанности распределились так: Дэмон плескался в раковине, а Дженни вытирала тарелки. Из маленького магнитофона неслись нежные звуки песни к фильму «Возлюбленные».

– Большинство семей, – объявила Нана, прихлебывая чай, – давно уже обзавелись посудомоечными машинами и сушилками. Рабство в Америке, Алекс, давно отменили. Ты, случайно, не слышал об этом?

– Так у нас же есть и то, и другое, причем в отличном рабочем состоянии. Не требуют ремонта и практически бесплатные. Надеюсь, теперь ты возражать не будешь?

– Ну, посмотрим, надолго ли их хватит, – парировала Бабуля.

– Если тебе действительно требуется посудомоечная машина, то можно ее купить. Или же ты просто разминаешься перед тем, как поведать мне что-то более важное? Как мне помнится, ты многое почерпнула у Демосфена и Цицерона.

Она легонько толкнула меня локтем.

– А ты догадливый. Просто умница.

Я покачал головой.

– Насчет ума у меня никогда не было проблем.

– Это верно. Что касается тебя самого, то ты редко задумывался о себе, – она внимательно посмотрела мне в глаза, и я почти почувствовал, что ее взгляд пронизывает мою душу.

У Бабули имеется способность проникать в самую суть дела.

– Может быть, ты наконец прекратишь винить себя? Ты выглядишь ужасно.

– Благодарю за комплимент. А ты когда-нибудь перестанешь пилить меня? – улыбнулся я. У Наны есть миллион способов вывести меня из состояния депрессии.

Она послушно кивнула.

– Конечно. Когда-нибудь перестану. Никто ведь не живет вечно, внучек.

Я рассмеялся.

– Ты будешь исключением и переживешь меня и детей.

Нана засмеялась вслед за мной, обнажив великолепные зубы. Разумеется, свои собственные.

– Я чувствую себя великолепно, особенно если учесть все обстоятельства. Как я понимаю, ты все еще гоняешся за ним? Ведь именно этим ты занимаешься по ночам. И не только ты, а еще и Джон Сэмпсон и тот англичанин – Эндрю Джонс.

Я вздохнул:

– Да. И мы рано или поздно все равно поймаем его. Скорее всего, он не один. Их четверо. Здесь, в Азии, на Ямайке и в Лондоне.

Она поманила меня к себе скрюченным пальцем:

– Подойди ко мне поближе.

Я усмехнулся. Моей Бабуле удается одновременно представиться такой милой старушкой и такой занудливой!

– Ты хочешь, чтобы я присел к тебе на колени? Ты уверена в этом?

– Господи, нет! Как тебе могло прийти такое в голову, Алекс? Просто нагнись ко мне и прояви хоть долю уважения к моему возрасту и мудрости. Обними меня покрепче.

Я так и поступил, обращая внимание на то, что в кухне вдруг наступила тишина.

Я повернулся и увидел, что мои хлопотуны прильнули к стеклянной двери и внимательно смотрят на нас. Я махнул рукой в их сторону, и лица исчезли.

– Я прошу тебя быть очень, очень осторожным, – тихо прошептала Нана. – Но только поймай его, обязательно поймай. Этот человек очень плохой, Алекс. Джеффри Шефер – настоящее олицетворение зла.

Глава сто седьмая

На самом деле игра, конечно же, не закончилась. Просто после суда в Вашингтоне она существенно изменилась.

Вечером, в половине шестого, в Лондоне Завоеватель замер в ожидании у компьютера. Оливер был взволнован и возбужден: игра «Четыре Всадника» получила продолжение.

В Маниле, на Филиппинах, в половине первого ночи к своему монитору прильнул Голод, ожидая послания, которое должно было ознаменовать новое начало полюбившейся ему игры.

Война же ожидал новостей в своем огромном особняке на Ямайке. Будучи одержим мыслями о том, как же закончится игра, он прикидывал свои шансы на победу.

После полудня Шефер вышел из посольства и отправился в торговый центр «Уайт-Флинт». Ему предстояло важное дело. Он чувствовал себя взвинченным, как никогда.

Он быстро проехал по Массачусетс-авеню мимо Британского посольства и резиденции вице-президента, размышляя, находится ли он под наблюдением в данный момент. Да, вероятность этого не исключалась. Алекс Кросс и другие полицейские устроили на него настоящую охоту и ждали только удобного случая. Поначалу Шефер не заметил слежки, но это говорило о том, что преследователи стали намного искуснее.

Быстро свернув направо, «ягуар» выбрался на Небраска-авеню и покатил к Американскому университету. Прокатившись несколько раз по запутанным проездам вокруг здания, Шефер выехал на Висконсин-авеню и только после этого рванул к торговому центру.

Найдя в «Блумингдейле» нужный отдел, где посетителей было немного, Джеффри вновь почувствовал приступ депрессии. Он терпеть не мог посещать американские магазины, так как ему сразу же вспоминалась Люси и их выводок детей. Шефер неспеша прошелся по рядам с мужской одеждой, где выбрал несколько очень дорогих рубашек и пару темных брюк.

Под конец он захватил костюм от «Армани» и, перекинув его через руку, направился в примерочную. На полпути он подошел к столу «секьюрити» и, заявив: «Я передумал», оставил одежду охраннику. – Ничего страшного, сэр.

Затем узким коридором он проследовал в дальнюю часть магазина, миновал стеклянные двери и оказался на парковочной площадке. Заметив впереди вывески «Бруно Киприани» и «Лорд и Тэйлор», Шефер понял, что не ошибся.

Заметив на стоянке открытый «форд-таурус», он забрался внутрь, завел машину и поехал по Роквилл-Пайк к Монроуз-Кроссинг, до которого оставалось не более мили.

Теперь он наверняка отделался от слежки. Шефер вновь покатил по Монроуз, к другому торговому центру – «Федерал Плаза». Там он сразу же отыскал отдел, торгующий новыми и подержанными компьютерами.

Взгляд его метался по сторонам, пока он не нашел того, что искал.

– Мне нужен новый «мак», – объявил он подошедшему продавцу.

– Пожалуйста. Если понадобится помощь, обращайтесь ко мне.

– Думаю, что справлюсь сам. Если же возникнет необходимость, я воспользуюсь вашим предложением. Хотя, скорее всего, вот этот меня устроит.

– Отличный выбор, сэр.

– Да-да, отличный.

Ленивый продавец оставил Джеффри одного, и тот тут же включил компьютер. Выбранная модель была подключена к Интернету, и Шефер почувствовал прилив возбуждения и грусти, когда принялся печатать свое послание. Он заранее продумал текст, поэтому работал быстро.


Привет всем. Славное семилетнее беспрецедентное приключение «Четыре Всадника» подходит к концу. Вы объяснили вашу позицию вполне логично, и я с сожалением вынужден согласиться с заключением, к которому вы пришли. Игра стала слишком опасной. Предлагаю поработать над созданием незабываемого финала. Считаю, что это должна быть встреча всех участников лицом к лицу. Другой концовки я не приемлю.

Это было неизбежно. Мы много раз обсуждали такой вариант. Вы знаете, где должна закончиться игра. Предлагаю начать в четверг. Поверьте мне, я приеду. Если будет необходимо, то я начну игру без вас, но не заставляйте меня поступать подобным образом…

Смерть

Глава сто восьмая

В понедельник, в девять часов утра, по дороге к посольству Шефер застрял в потоке машин, везших на работу унылых до тошноты служащих всех мастей. Одна и та же мысль вертелась у него в голове: он знал, что после сегодняшнего дня в его жизни произойдут резкие изменения. Больше ему никогда не придется вот так тащиться на службу.

Сердце его тревожно забилось, и он остановился на зеленый сигнал светофора на Массачусетс-авеню возле самого посольства. Сзади послышались негодующие, нетерпеливые гудки раздраженных водителей. Джеффри припомнил ту убийственную гонку, которую он устроил год назад. Вот это были деньки! Он неожиданно рванулся на красный свет: тогда это было лишь репетицией, а сегодня Шефер действительно ударился в бегство.

Впереди лежали два квартала свободной от транспорта дороги, и Шефер вдавил педаль акселератора до отказа. «Ягуар», взвизгнув покрышками, рванулся вперед, словно черный фаллический символ, каковым он и являлся для владельца. Спортивная машина стрелой влетела в узкие переулки, лабиринтом оплетающие Американский университет.

Уже через десять минут Шефер оказался рядом с торговым центром Уайт-Флинт, но продолжал все больше и больше увеличивать скорость. Он был уверен, что на этот раз за ним никто не гонится.

«Ягуар» домчался до книжного магазина, свернул направо и понесся по узкому проезду между двумя рядами зданий.

Джеффри знал, что с этой стороны торгового центра существует пять выездов, поэтому, не снижая скорости, устремился в один из них.

Окружающая местность представляла собой сеть перекрещивающихся узких улиц, и, обернувшись, Шефер удостоверился, что сзади по-прежнему чисто.

Он знал о существовании выезда на Роквилл-Пайк с односторонним движением и выбрался на него, оказавшись на запруженной автомобилями полосе встречного движения. Мимолетный взгляд вокруг убедил его, что за ним никто не следит.

Скорее всего, этим утром для наблюдения за ним выделили одну, максимум две машины. Шефер посчитал, что ни вашингтонская полиция, ни Секретная Служба не собираются устраивать на него полномасштабную облаву.

Скорее всего, ему удалось оторваться от них. Шефер издал победный возглас и принялся распугивать непрерывным гудком водителей, спешивших навстречу ему. Почти семь лет он ждал этого момента.

И вот он наступил.

Эндшпиль.

Глава сто девятая

– Мы все еще ведем его? – поинтересовался я у Джонса. Мы находились в Британском посольстве, в комнате для кризисных ситуаций, оборудованной по последнему слову техники, включающей с полдюжины мониторов внешнего наблюдения. Я нервно оглядывал собравшихся здесь агентов.

– Пока еще да. Ему так просто не оторваться от нас, Алекс. Кроме того, мы знаем, куда он и остальные партнеры направляются.

Мы прикрепили к «ягуару» маленький, но очень мощный радиомаяк. Хотя не исключено, что Шефер в любой момент мог его обнаружить. Правда, пока этого не произошло, и Джеффри оставался у нас на поводке.

Остальные Всадники тоже пришли в движение. Оливера Хайсмита проследили от дома в Суррее до посадки в самолет в аэропорту Гатвик неподалеку от Лондона. Агенты выяснили, что Завоеватель взял билет до Нью-Йорка, и, когда Оливер поднялся в воздух, сообщили об этом в Вашингтон.

Через пару часов с нами связался сотрудник с Филиппин: Голода нашли в манильском аэропорту. Он приобрел билет до Ямайки с посадкой в Нью-Йорке.

Мы знали, что Джеймс Уайтхед постоянно находится на острове. Сейчас он ожидает прибытия остальных игроков.

– Я постоянно пытаюсь разобраться в смысле игры «Четыре Всадника», – сказал я Джонсу, пока мы ожидали более свежей информации, – но до сих пор так ни к чему и не пришел. Может быть, как раз своей неожиданностью эта игра настолько их затягивает.

– Мы знаем, что по крайней мере трое из них пристрастились к ней еще в девяносто первом, во время совместной работы в Таиланде. Примерно в это же время в Бангкоке начали пропадать проститутки и девушки из баров. Местная полиция относилась к расследованию довольно прохладно, поскольку девицы там исчезали и раньше. В общем, тамошние стражи порядка оказались в той же ситуации, что и ваша полиция в случаях с «Джейн Доу». Поскольку пропавшие не являлись видными фигурами, на их исчезновения просто махнули рукой. Точно так же относятся у вас к убийствам и похищениям на юго-востоке города, а не где-нибудь в Джорджтауне или на Капитолийском Холме. В этом заключается одна из маленький грязных тайн Вашингтона.

Джонс прикурил новую сигарету от окурка предыдущей. Затянувшись, он продолжал.

– Скорее всего, в убийствах замешан лишь Шефер, Алекс. Или это действительно так, или его партнеры проявляли большую осторожность.

Я пожал плечами, как бы выражая этим свое несогласие. Правда, я не располагал вескими доказательствами, чтобы утверждать обратное и спорить с Джонсом, которого никак нельзя было заподозрить в некомпетентности.

– Итак, приближается финал «Четырех Всадников», да? – встрял в разговор Сэмпсон. – Неужели мы будем присутствовать при окончании игры?

– Похоже, что они съезжаются именно для этого, – заметил я. – Четыре бывших агента британской разведки – четверо взрослых мужчин, которым доставляют удовольствие дьявольские игры. По моему мнению, мы имеем дело с четверкой убийц.

– Возможно, – кивнул Эндрю Джонс, признавая тем самым вероятность столь неожиданной развязки. – Боюсь, Алекс, что ты окажешься прав.

Глава сто десятая

Ямайку избрали, наверное, потому, что место было достаточно малонаселенное, и, кроме того, у Джеймса Уайтхеда здесь имелось поместье. Может быть, на выбор повлияли и другие аспекты игры «Четыре Всадника». Я надеялся, что мы вскоре узнаем об этом.

Оливер Хайсмит и Джордж Байер прибыли на остров с разницей в несколько минут. Они встретились в багажном терминале местного аэропорта, после чего отправились в часовую поездку до роскошной гостиницы «Ямайка-Инн» в Очо-Риосе.

Мы тоже не бездействовали. Я и Сэмпсон прилетели утренним рейсом из Вашингтона. Погода нас встречала первоклассная: лазурные небеса и теплый бриз. Аэропорт наполняла многоязыкая речь и музыка всех стилей. Шелест банановых листьев под легким ветерком напоминал тихий хор.

Гостиница в Очо-Риосе оказалась старомодным частным владением и имела всего сорок пять номеров с окнами, выходящими на море. Мы появились здесь одновременно с английской командой, а потом к нам присоединились две бригады детективов из Кингстона.

Местный филиал Верховного регионального управления стран Британского содружества был взволнован, как нашим визитом, так и его целями. Правда, нам сразу же пообещали полную поддержку и сотрудничество. Все были заинтересованы в том, чтобы как можно скорее задержать четверку Всадников. Подобное единодушие меня приятно порадовало.

Теперь оставалось ждать появления Джеффри Шефера. Мы с Сэмпсоном заняли выгодную стратегическую позицию для наблюдения за узкой тенистой дорогой, ведущей к гостинице. Мы поставили машину на заросшем холме между отелем и голубым сверкающим Карибским морем. Эндрю Джонс с одним из своих агентов прятался в автомобиле у заднего крыльца гостиницы. Еще шестеро его коллег играли роль швейцаров, носильщиков и служащих. По всей территории рассредоточились и детективы с Ямайки.

Но о Шефере не было никаких известий. Мы взаимно потеряли друг друга из виду, и оставалось надеяться на то, что он обязательно свяжется со своими партнерами. Джонс жаловался на нашу малочисленность, которая могла оказаться роковой, в случае если Шефер решил расправиться с другими участниками игры. Если он взял на себя роль камикадзе, то эффективную защиту его партнеров мы вряд ли смогли бы обеспечить.

Итак, оставалось только ждать, ждать и ждать. Полдня мы прислушивались к передачам коротковолновых раций, словно к пульсу всей нашей операции.

«Оливер Хайсмит находится в своем номере. Повесил на дверь табличку „Не беспокоить“«…

«Байер в гостинице. Десять минут назад был замечен на террасе осматривающим в бинокль пляж…»

«Байер отправился купаться. На нем красно-белые полосатые плавки. Наблюдать за ним легко. Он нас не замечает…»

«К парадному входу подъехал черный „мерседес“. Водитель высокий и светловолосый. Возможно, что это Джеффри Шефер. Вы его видите, Алекс?»

Я тут же отозвался, сообщив, что блондин – не Шефер, и повторил это еще раз.

– Он слишком молод, – добавил я. – Возможно, американец. За ним следуют жена и двое детей. Ложная тревога. Это не Шефер.

Радиообмен новостями продолжался.

«Хайсмит по телефону заказал завтрак на двоих. И это в середине дня. Один из наших агентов принесет ему заказ…»

«Байер возвратился с пляжа. Тело загорелое. Сам невысокий, но мускулистый. Пытался поухаживать за дамами, но был отвергнут…»

Наконец около шести часов я сам вышел в эфир:

– Джеймс Уайтхед на зеленом «рендж-ровере» только что подъехал к гостинице. Заходит внутрь. «Война» уже здесь.

Итак, по-прежнему отсутствовал один участник. Мы ждали, когда же приедет Смерть.

Глава сто одиннадцатая

Джеффри Шефер вовсе не торопился размахивать клетчатым флагом. Он с удовольствием анализировал каждый возможный сценарий завершения игры. Несколькими часами раньше на горизонте появилась тонкая полоска побережья Ямайки. Шефер долетел самолетом только до Пуэрто-Рико, а там нанял лодку. Таким образом, он оставлял себе два пути отхода: по воздуху и морем.

Теперь, в покачиваемой прохладным пассатом лодке, Шефер спокойно ожидал наступления сумерек. На море приближался так называемый «синий час», наступающий сразу после заката. В эту пору все вокруг замирает, становится волшебным и удивительно красивым. Джеффри пятьсот раз отжался от палубы, но даже не запыхался. Он заметил с полдюжины больших прогулочных яхт возле причалов Очо-Риос, а несколько десятков судов помельче, вроде его собственного, окружали остров со всех сторон.

Когда-то Шефер прочел, что остров Ямайка являлся собственностью Христофора Колумба. Он интересовался той эпохой, когда человек мог получить все, чего хотел. Тело Джеффри, покрытое загаром после трехдневного морского путешествия, напряглось. Волосы выгорели и стали еще более светлыми. Вот уже неделю, как он, напрягая всю волю, воздерживался от приема таблеток. К финальной партии он должен быть в форме. Шефер жаждал выигрыша.

Джеффри ощущал себя богом. Да он и был таковым. Ведь он управлял каждым своим движением, как и движениями и жизнями других людей. Да, у него оставались для них сюрпризы. Об этом Шефер сейчас и думал, плеская на себя прохладной водой. Всех, кто решил продолжать игру, подстерегали неожиданности.

Это была его игра.

Его план.

Его финал.

Потому что эта игра никогда не была просто игрой. Остальным участникам давно следовало об этом догадаться. Они поняли, что натворили, и теперь должны были ожидать мести. Собственно, с самого начала игра и предусматривала подобный исход. Эндшпиль должен был представлять собой месть. Только с чьей стороны – его или их – оставалось неизвестным.

Еще отец Шефера научил его и его братьев обращаться с парусами. Пожалуй, единственно полезная наука, преподанная им сыновьям. Джеффри приспособился отдыхать в море. И поэтому, возможно, решил добираться до Ямайки по воде.

В восемь часов вечера он вплавь пустился к берегу, мимо многочисленных яхт и моторных лодок. Шефер был великолепным пловцом и отличным ныряльщиком, а физические усилия помогали ему справиться с нервным напряжением.

Вечерний воздух был напоен ароматами, а на море не наблюдалось ни малейшего волнения. Впрочем, в скором времени приходилось ожидать волнений другого плана.

На дороге у самого берега его уже поджидал черный «форд-мустанг», поблескивающий в лунном свете.

Увидев автомобиль, Шефер улыбнулся: игра развивалась так, как и задумано… Его встречал Голод.

Нет, Голод явился сюда по другой причине, не так ли?

Джордж Байер поджидал Джеффри на берегу, чтобы убить.

Глава сто двенадцатая

«Джорджа Байера нет на месте. В номере у Оливера Хайсмита, где находится Джеймс Уайтхед, он тоже не появлялся. Черт возьми! Он каким-то образом улизнул от нас!»

До этого тревожного сообщения мы с Сэмпсоном почти весь вечер наблюдали за южным подъездом к зданию гостиницы и были уверены, что Байер мимо нас не проходил.

В рации зазвучал взволнованный голос Эндрю Джонса:

– Помните о том, что все четыре Всадника – такие же агенты, как и мы. Они отлично подготовлены и очень опасны. Байера следует немедленно отыскать, но не забывать и про Шефера. Он самый опасный из всех игроков. По крайней мере, мы сами так считаем.

Сэмпсон и я торопливо выбрались из арендованного седана. Мы одновременно достали оружие, которое казалось чужеродным на этом спокойном и красивом курорте. Я вспомнил, как уже ощущал нечто похожее в прошлом году на Бермудах.

– Байер здесь точно не появлялся, – заметил Сэмпсон. Я понял, что Джон сильно расстроен тем обстоятельством, что агенты Джонса прозевали Голода. Мы бы его не упустили, но сейчас мы исполняли роль поддержки, а не ведущих игроков.

Я и Джон забрались на ближайший холм, с которого открывался вид на ухоженные лужайки, тянущиеся до самого пляжа, принадлежащего гостинице. Темнело, но территория вокруг отеля была относительно ярко освещена. Навстречу нам неторопливо шла парочка в купальных халатах. Они держались за руки и даже не подозревали о существующей опасности. Однако Джорджа Байера не было и здесь. Равно как и Шефера.

– Интересно, как они собираются обставить финал? – спросил меня Сэмпсон. – Есть какие-нибудь мысли?

– Я думаю, что они и сами пока об этом не знают. Вероятно, какие-то планы и существуют, но сейчас может произойти, что угодно. Теперь все зависит от поведения Шефера: насколько он будет следовать правилам. Только он давно уже наплевал на все условия, и остальные игроки догадываются об этом.

Мы поспешили вниз, провожаемые встревоженными взглядами постояльцев, мимо которых пробегали.

– Они все убийцы. Даже Джонс наконец согласился с этим. Им приходилось убивать, будучи агентами, а потом они уже не смогли остановиться. Им понравилось, они вошли во вкус, и теперь не исключено, что они задумали перебить друг друга. Ну, а победитель остается в выигрыше.

– А Джеффри Шефер не любит проигрывать, – напомнил Сэмпсон.

– Да он вообще никогда не проигрывает. В этом мы имели возможность убедиться. Это закономерность, и мы не учли ее с самого начала.

– Но на этот раз ему некуда деться, Шоколадка. Он не уйдет от нас.

Я ничего не ответил на это замечание.

Глава сто тринадцатая

Когда Шефер выбрался на белый песок пляжа, он дышал все так же ровно. Джордж Байер выбрался из «мустанга», и Джеффри ожидал, что сейчас тот вытащит оружие. Шефер продолжал идти вперед, играя по самым высоким ставкам, высшей среди которых была его жизнь.

– Так ты что, черт тебя возьми, добирался сюда вплавь? – голос Байера прозвучал весело и даже насмешливо.

– Ведь ночь-то необыкновенная, – ответил Джеффри, небрежно вытирая воду с тела. Он ждал, когда Байер подойдет поближе, одновременно следя за дорогой и разминая пальцы правой руки. От Шефера не ускользнуло и то, что Джордж движется, чуть выдвинув плечи вперед.

Шефер расстегнул водонепроницаемый рюкзачок и извлек из него ботинки и сухую одежду. Теперь у него тоже был доступ к оружию.

– Попробую догадаться о ваших планах. Наверное, Оливер предложил вам всем скопом наброситься на меня. Трое против одного.

Байер ухмыльнулся:

– Разумеется, такой вариант рассматривался. Но мы отвергли его, поскольку он несовместим с ролями наших персонажей в игре.

Шефер тряхнул волосами, чтобы избавиться от воды. Одеваясь, он держался вполоборота к Байеру и улыбался сам себе. Как же он любил эту игру в жизнь и смерть, особенно против одного из Всадников. Он восхищался своим противником и его способностью сохранять спокойствие.

– Игра Оливера чертовски предсказуема. Таким же он был в роли агента и аналитика. Они послали тебя, понадеявшись, что я не заподозрю в тебе готовность напасть на меня в одиночку. Значит, ты первая ставка в игре и очевидная жертва.

Байер слегка нахмурился, но продолжал держаться спокойно, не поддаваясь своим чувствам. Видимо, он считал, что такое поведение наиболее безопасно для него, чем и подтвердил подозрения Шефера. Голод явился сюда, чтобы убить его, Джеффри. Теперь Смерть был уверен в этом. Джорджа Байера выдало его же спокойствие.

– Ничего подобного, – возразил Голод. – Играть сегодня будем по правилам. Соблюдение их очень важно, как и в любой настольной игре. Это же борьба стратегий и умов. Сюда же я приехал, чтобы подобрать тебя. Мы все встретимся в гостинице лицом к лицу.

– И будем подчиняться комбинациям игральных костей?

– Разумеется, Джефф. – Байер вытянул руку и продемонстрировал три двадцатигранные кости, лежащие на ладони.

Шефер не удержался от саркастического смешка:

– И что же говорят тебе кости, Джордж? Каким образом я проиграю? Какая смерть меня ждет? От ножа или пистолета? Мне кажется, более разумной выглядит передозировка наркотиков.

Байер, в свою очередь, тоже улыбнулся. Шефер представлялся ему самоуверенным ублюдком, непревзойденным убийцей и неизлечимым психопатом.

– Да, возможно, подобные мысли и посещали нас, но мы предпочитаем играть в открытую. Я уже сказал, что тебя ждут в гостинице. Поехали.

На какое-то мгновение Шефер повернулся к Байеру спиной, нашел надежную опору для правой ноги и прыжком кинулся на него.

Однако его противник был готов к этому и встретил Шефера сильным прямым ударом в челюсть. Хотя он пришелся вскользь, но Джеффри почувствовал, что несколько зубов во рту шатаются. Вся правая сторона его головы онемела.

– Великолепно, Джордж! Вот это попадание!

С этими словами Шефер с разгону ударил головой в лицо Байера. Раздался хруст, и перед глазами замелькали белые искры. Джеффри ощутил выброс адреналина в кровь.

Байер разжал кулак, и игральные кости упали на песок. Он потянулся за пистолетом или каким-то другим оружием, спрятанным у него сзади за поясом.

В тот же миг Шефер перехватил его руку и, вывернув ее, сломал в локте. Джордж завопил от боли.

– Ты не имел права ударить меня! – завизжал Шефер. – Никто и никогда не имеет на это права!

Он схватил Байера за горло и сжал пальцы с нечеловеческой силой. Джордж задохнулся и побагровел, словно вся кровь прилила к его лицу. Хотя Байер оказался сильнее, чем выглядел, но Шефер сейчас действовал на адреналине и ненависти, культивируемой годами. К тому же он весил фунтов на двадцать больше противника, и вся эта масса приходилась на мышцы.

– Не-е-е-ет! Выслушай меня, – задыхаясь, прохрипел Байер. – Только не так. И не здесь.

– Да, Джордж. Конечно, да. Игра продолжается. Та игра, которую вы, ублюдки, выбрали. Ату, старина! Ты сделал со мной это. Ты создал меня. Ты превратил меня в то, чем я являюсь. В Смерть.

Шефер услышал хруст шейных позвонков, и Байер, обмякнув, свалился к его ногам.

– Один готов, – констатировал Джеффри и наконец позволил себе глубоко и удовлетворенно вздохнуть. Подобрав валявшиеся на песке кости, он несколько раз встряхнул их в кулаке и выбросил в море.

– Я больше не пользуюсь этой дрянью, – заявил он.

Глава сто четырнадцатая

Сейчас ему было чертовски хорошо, просто прекрасно. Как же он тосковал без всего этого! Без потока адреналина, вливающегося в кровь, без ни с чем не сравнимого экстаза. Шефер предполагал, что «Ямайка-Инн» находится под пристальным вниманием полиции, поэтому припарковал «мустанг» возле соседнего отеля «Плантейшн-Инн».

Он быстро прошагал по запруженной народом Бугенвиллия-Террас. Вокруг подавали напитки, назойливо громко звучала песня «Желтая птица». Его посетила безумная идея начать стрельбу прямо здесь, на террасе, поубивав нескольких поганых туристов. Тогда, на благо всех, и прежде всего себя самого, он быстро бы миновал толпу.

Шефер прошелся по пляжу, и это несколько успокоило его. Море было спокойным, и в ночном воздухе тихо плыла чарующая мелодия калипсо. Его внимание привлекла площадка между двумя гостиницами. Посыпанная песком цвета шампанского, с соломенными зонтами и ярко освещенная фонарями, она идеально подходила для игры.

Он прекрасно знал, где сейчас находится Оливер Хайсмит. Тот наверняка остановился в знаменитом «Белом Люксе», том самом, где когда-то отдыхали Уинстон Черчилль, Дэвид Нивен и Ян Флеминг. Хайсмит любил удобства не меньше, чем игру. Из-за того, что по социальному происхождению Шефер не относился к их кругу, он презирал остальных партнеров. Только благодаря отцу Люси он смог попасть в МИ 6. Остальные игроки занимали там должности в соответствии со своим положением. Джеффри не был им ровней. Однако существовала и более серьезная причина для ненависти: они осмелились использовать его, показав, насколько он ниже их, и Джеффри воспринимал это как плевок в лицо.

Через ворота в белом заборе Шефер попал на территорию «Ямайка-Инн» и перешел на бег. В нем опять забурлила маниакальная страсть, накатило возбуждение, и он посчитал, что физическая нагрузка несколько успокоит его.

Привалившись к деревянному столбу, чтобы перевести дыхание, Шефер боролся с желанием смеяться и кричать во всю силу легких. Джеффри понял, что находится на грани срыва, чего в данной ситуации никак нельзя было допускать.

– С вами все в порядке, сэр? – неожиданно появившийся гостиничный официант остановился рядом с ним.

– Лучше не бывает. – Шефер сделал ему рукой знак убираться и добавил вслед: – По-моему, я уже на небесах.

Немного отдышавшись, он продолжил свой путь к «Белому Люксу». Джеффри поймал себя на том, что чувствует то же самое, что в тот день, когда устроил безумную гонку по Вашингтону. Он осознал самое страшное: возможность проиграть. Требовалось срочно менять стратегию. Нужно вести себя напористо и агрессивно, стараясь действовать, не задумываясь. Шансы у него пока еще были два против одного.

Возле белого оштукатуренного портика, обсаженного цветами, Шефер заметил бездельничающую пару в вечерних костюмах. Почему-то он принял их за агентов Джонса, ведущих слежку вокруг гостиницы. Видимо, его здесь ждали, что делало ему честь.

Мужчина посмотрел в его сторону, и Шефер резко опустил голову. Впрочем, сейчас у них не было никакого повода задерживать его: пока он не совершил ничего противозаконного. Полиция его не разыскивала, поскольку он был свободным человеком.

Поэтому Шефер вразвалочку приближался к ним, насвистывая на ходу все ту же «Желтую птицу».

Поравнявшись с ними, он окинул парочку взглядом и неожиданно заявил.

– Я именно тот, кого вы ждете. Меня зовут Джеффри Шефер. Добро пожаловать в игру.

После этих слов он вытащил девятимиллиметровый «смит и вессон» и дважды выстрелил.

Женщина вскрикнула и схватилась за левую сторону груди. По ее сине-зеленому платью расползлось темное пятно крови. Еще секунду ее глаза выражали страх и смятение, после чего потухли и закатились.

У агента-мужчины вместо левого глаза зияла черная дыра. Шефер знал, что тот умер прежде, чем его голова с глухим стуком коснулась земли.

За многие годы Шефер не растерял ранее приобретенных навыков. Теперь следовало посетить Завоевателя в «Белом Люксе».

Джеффри знал, что выстрелы наверняка услышали, но никто не мог предположить, что он, очертя голову, полезет в расставленную ему ловушку. Однако он здесь.

Из «Белого Люкса» показались две горничные, толкавшие поскрипывающую тележку с постельным бельем. Только что они, наверное, застилали постель Завоевателю. А может, оставили ему коробку мятных конфет в шоколадной глазури.

– Проваливайте отсюда! – скомандовал Джеффри, взмахнув пистолетом. – И поживее! Спасайте свои поганые жизни. – Горничные из местных растворились в темноте, как будто увидели самого черта. Теперь им будет что рассказывать своим детям.

Ворвавшись в номер, Шефер увидел Хайсмита, катившегося в своем инвалидном кресле по только что вымытому полу.

– А, это ты, Оливер! Похоже, я поймал знаменитого убийцу из Ковент-Гарден. Ведь это ты устроил там бойню? Признайся. Игра окончена, Оливер.

Говоря это, Шефер отдал себе мысленный приказ бдительно следить за Хайсмитом. Будь осторожен! Завоеватель даже в таком состоянии представляет реальную угрозу.

Хайсмит остановил кресло и медленно, но достаточно ловко развернул его в сторону говорившего. Встреча лицом к лицу. Действительно, так куда лучше. В свое время Хайсмит направлял из Лондона действия Байера и Уайтхеда, когда те были агентами разведки. Первоначальная идея игры «Четыре Всадника» принадлежала именно Оливеру. Когда он вышел в отставку, это послужило ему развлечением. «Наша маленькая, глупая, фантастическая игра» – так он частенько именовал свое детище.

Он хладнокровно смерил Шефера взглядом. Хайсмит был умен и эрудирован. Настоящий гений, как уверяли Байер и Уайтхед.

– Мой дорогой, мы же твои друзья. Причем единственные, которые у тебя остались. Нам известны твои проблемы. Давай-ка поговорим по душам, Джеффри.

Услышав такую жалкую ложь, увидев такую наглость и снисходительное к себе отношение, Шефер не смог сдержать издевательского смеха.

– А вот Джордж Байер обрисовал мне это в несколько других тонах. О