Book: Опасная компания



Лаура Паркер

Опасная компания

Пролог

Сначала он ее не заметил. Бывают и более удачные с художественной точки зрения композиции.

Пока он пробирался вниз по крутому склону, ведущему к берегу моря, под его поношенными туристическими ботинками перекатывалась и проскальзывала галька. Мягкая выцветшая ткань его джинсов плотно облегала мускулистые ноги. Он легко шагал вниз, с поросшей тростником насыпи к берегу из мелкого галечника. Типичное побережье Новой Англии.

Наконец он остановился, вынул из просторного кармана своей теплой замшевой куртки телефотообъектив и установил его на камере, с которой обращался с непринужденностью человека, давно привыкшего считать ее предметом первой необходимости.

Многолетний опыт подтверждал: людей и животных фотографировать лучше, когда они об этом не подозревают. Телефотооптика позволяла ему испытывать драматизм непосредственной близости к объекту одновременно с возможностью дистанцироваться, сохранить некую объективность. Именно так он предпочитал смотреть на мир.

Осень в Коннектикуте… Он почти забыл запахи и приметы мест, где прошло его детство. Крики чаек, круживших у него над головой, в прохладном воздухе звучали более печально и пронзительно, чем обычно. На горизонте жемчужно-серые воды пролива Лонг-Айленд казались темным пятном на более светлом фоне неба. Запахи сосны, соленой воды и приближающихся морозов незаметно вновь будили детские воспоминания, пока он занимался съемкой природы.

Вторую и третью пленки он посвятил людям на берегу. Щелчки и тихое жужжание автоматической перемотки пленки складывались в особый ритм, соответствующий его внутреннему состоянию, которое, по всей вероятности, и подсказывало верную раскадровку действительности. Он навел видоискатель на пожилую пару в свитерах и вязаных шапочках, прогуливавшуюся вдалеке от воды. Они трогательно держались за руки. Он подсмотрел взгляд, в котором читалась уютная привычка видеть рядом другого, — и навсегда запечатлел переплетение их немолодых рук.

Она попала в поле зрения в тот момент, когда он поднес к глазам камеру с только что заряженной пленкой. Он никогда не делал слащавых снимков, предоставляя это другим — простым фотографам. Он был фотожурналистом, что подразумевало определенный уровень профессионализма. «Снимки стоят слов» — таков был его девиз.

Он замер, когда ее лицо оказалось в фокусе. Оно не было безукоризненным, но ему оно сразу показалось удивительным.

Когда он спустился по тропе, она стояла у кромки воды одна. Девушка придерживала на груди раздуваемый ветром свитерок, бесстрашно вступая в воды холодного прибоя, волны которого лизали ее босые ноги. Вельветовые брюки она закатала до колен, обнажив стройные икры, изящные щиколотки и аристократически высокий подъем ступни. Он улыбнулся, вспомнив замечание отца, что высокий подъем — верный признак породы.

Высококлассная леди упрямо сжимала губы. Именно поэтому он заметил у нее шрам — серебристую нить полумесяцем на персиковом румянце загорелой щеки — и улыбнулся.

Этот дефект отличал ее от остальных красивых лиц, которые ему приходилось видеть.

Что до ее черт, то они воспринимались им словно на ощупь: бархатистая гладкость кожи, шелковая бахрома темно-русых волос, выбивающихся из-под белой вязаной шапочки, нежный изгиб щеки, упрямый подбородок. Уголки глаз, цвет которых он не смог определить, были чуть опущены.

Блеснувшая слезинка уничтожила его последние сомнения насчет того, следует ли за ней наблюдать. Подбородок задрожал, но потом застыл, словно какая-то внутренняя борьба закончилась волевой победой.

Наведя объектив, он заметил, как она прячет кулаки в карманы брюк и смотрит в ту сторону, откуда пришел он. Его сердце вдруг замерло, когда она посмотрела прямо на него.

Он не мог бы облечь в слова то чувство, которое охватило его, когда она не отвела взгляда, не догадываясь о том, что он встретился с ее глазами благодаря чудесному объективу. За годы работы фотожурналистом он сталкивался лицом к лицу с вооруженными мятежниками, несколько раз смотрел в дула винтовок, но никогда не чувствовал себя таким уязвимым, как в эти мгновения. Казалось, она видит его — постороннего, подглядывающего за жизнью окружающих его людей.

Ее губы приоткрылись, словно она собиралась заговорить и, возможно, бросить ему слова укора. Но ему не было стыдно. В эту секунду он ощутил неожиданный прилив желания, охватившего все его существо. Будь она в пределах досягаемости, он схватил бы ее за плечи, прижал к себе и приник бы к ее манящим губам.

Эта мощная, ничем не сдерживаемая волна страсти заставила его действовать. Ему необходимо было запечатлеть ее, чтобы потом неспешно изучить все ее черты. Однако камера не щелкнула, не зажужжала.

Поразившись, он резко опустил камеру и только тогда понял, что случилось. Совершенно бессознательно он уже заполнил всю пленку ее изображениями.

Скользя взглядом по кромке воды, он узнал ее удалявшуюся фигурку и поразился тому, насколько она маленькая. Ему казалось, что она близко — на расстоянии вытянутой руки… поцелуя. Но сотни метров разделяли их. Та слезинка была не для него, как и манящее движение ее губ, которое пробудило в нем такой острый приступ желания.

Он посмотрел ей вслед, запоздало поднял руку, чтобы помахать, но окликать не стал. Что он мог сказать? «Не уходите, я хочу с вами познакомиться»?..

Его рука бессильно опустилась. Он даже не был уверен в том, что ему действительно хочется с ней познакомиться. Единственное, что он мог бы сказать твердо, — она ему желанна.

Эта мысль заставила его замереть. И все-таки он был не из тех, кто бросается действовать, потакая низменным инстинктам. Она скорее всего вызвала бы полицию.

Он решил, что слишком много работал в последнее время.

Смущенный этими странными минутами, он мрачно улыбнулся и начал подниматься обратно по склону. У него иссякло желание наблюдать, и в следующий раз он ограничит свой профессиональный интерес более безобидными пляжными сценами.

Глава 1

— Миссис Манчестер? Э-ге-ге! Миссис Манчестер! Джорджиана услышала и остановилась на верхней ступеньке лестницы у входной двери. Брови у нее досадливо нахмурились. Хотя она стала миссис Манчестер почти месяц назад, она по-прежнему удивлялась, когда к ней обращались таким образом.

Повернувшись, она увидела Кору Уолтон, та направлялась к ней с соседнего двора. Ее волосы, подстриженные скобкой, были подобны чистому серебру. Как обычно, она была одета для работы в саду: коротенький халат и шаровары — так она упорно именовала брюки.

— Миссис Уолтон, как ваши дела? — крикнула Джорджиана по-мальчишечьи гортанным голосом.

— Чудненько! Но я же просила называть меня Корой! — Она спрятала совок в карман вельветового халата и стянула рабочие перчатки. — Давайте я помогу, — предложила она, протягивая руку к одному из пакетов с продуктами, которые несла Джорджиана. — Позвонила вам рано утром, чтобы напомнить о приезде заправщика, но вас уже не было. Он сегодня приезжал.

— А, черт! — отозвалась Джорджиана. — Наверное, придется вызывать его заново.

— Не обязательно. Трубопровод идет со стороны улицы. — Кора сняла с дверной ручки записку и улыбнулась. — Работник произвел заправку. Но вам стоит проверить показания счетчика и убедиться, что все в порядке.

Джорджиана кивнула:

— Конечно.

В течение нескольких ближайших месяцев ей предстояло следить за порядком в доме, принадлежащем семье Роудс. Несомненно, Роудсы попросили соседку присматривать за своей «сиделкой». И ее репутация ответственного и надежного работника сильно пострадает, если она признается, что ничего не понимает в заправке бака топливом и тому подобных вещах.

— Спасибо вам, Кора. Вы меня извините?

— Ничуть, — ответила Кора и потянулась за связкой ключей на мизинце Джорджианы. — А ведь вы могли попросить, чтобы все это вам доставили на дом. Роудсы — постоянные покупатели бакалеи Гришема.

Джорджиана весело рассмеялась:

— Если бы у меня не было таких мелких дел, как покупка продуктов, я бы просто пустила в этом доме корни и никто бы меня больше не увидел до самого таяния снега. В доме практически нечего делать. За несколько недель, что я здесь живу, мне пришлось лишь вытирать пыль, да и то в качестве разминки.

— Бедняжечка! Так недавно вышла замуж — и уже осталась одна! — сочувственно проговорила Кора, отпирая дверь.

По паркетному полу прихожей разлетелась утренняя почта, которую опустили в дверную прорезь. Джорджиана заметила, как ее соседка, которой, по ее собственному признанию, было уже шестьдесят два, легко нагнулась подобрать конверты, и решила, что сохранять хорошую форму ей помогает работа в саду.

Когда Кора выпрямилась и посмотрела на Джорджиану, в ее взгляде светилось любопытство.

— Может, среди них есть что-то от вашего молодого человека?

Джорджиана покачала головой и пошла на кухню, которая располагалась в задней части дома.

— Сомневаюсь. Эдвард не любит писать письма, и потом, его корабль во время плавания не должен заходить в порты. Пойдемте со мной.

Они прошли мимо главной лестницы на кухню просторного дома с традиционной для этих мест планировкой и архитектурой.

— Вы хотите сказать, что ваш молодой человек не балует свою женушку письмами и звонками?

Джорджиана со вздохом опустила тяжелые пакеты на разделочный столик. Ее вздох не был вызван усталостью. Осуждение, прозвучавшее в голосе Коры Уолтон, она не раз слышала и в других голосах в эти последние несколько недель. Каждый раз, когда она говорила кому-нибудь, что замужем всего месяц, а муж ее находится на маневрах на борту подводной лодки в южной части Атлантического океана, ей сочувственно вздыхали вслед: «Ах, бедняжка!»

— Но ведь меня не бросили, — пробормотала она себе под нос. Заставив себя улыбнуться, она повернулась к своей гостье: — Мы с Эдвардом знали, что у нас не получится длинного медового месяца и что ему скоро надо будет отправляться в плавание. Когда он вернется, у нас будет сколько угодно времени, чтобы начать настоящую супружескую жизнь. А пока я просто в восторге от того, что нашла такую прекрасную работу: присматривать за этим роскошным домом. — Она широким жестом обвела кухню рукой. — Я сообщу Эдварду, что мне понравилось жить в Новой Англии.

Кора довольно напряженно улыбнулась — уголки губ едва приподнялись.

— Значит, Эдвард родом не из Коннектикута? Джорджиана придвинула к себе тесто, которое возле плиты уже подошло, и начала его месить. Она допустила ошибку! Разговоры об Эдварде всегда ставили ее в трудное положение.

— Кажется, вы из Мэриленда? — настойчиво продолжала свои расспросы Кора.

Джорджиана повернулась к Коре, чей проницательный взгляд на этот раз был более мягким и сочувственным.

«Но она мне не тетушка, и я не собираюсь с ней откровенничать».

Стараясь, чтобы ее слова были полны холодной любезности, Джорджиана сказала:

— Вы хотели мне еще что-то сказать, миссис Уолтон?

Зоркие глаза Коры сощурились, но она почти сразу же улыбнулась. Ее лицо выражало полное дружелюбие.

— Полагаю, это совет не лезть не в свое дело. Нет-нет, не извиняйтесь! Я ужасно любопытная, и сама это знаю. Мой Дэниел, Господь да упокоит его душу, бывало, говаривал, что если бы наши дети не устроились жить далеко от нас, то я давно бы стала причиной их развода. То, что до весны мы с вами соседи, вовсе не означает, что вы обязаны терпеть мои приставания.

Джорджиана вытерла руки кухонным полотенцем.

— Пожалуйста, не обижайтесь на меня, Кора. Просто дело в том… Право, не знаю, как вам объяснить…

«Конечно, не знаешь!» — ехидно заметил ее внутренний голос.

Кора рассмеялась:

— Вам очень не хватает вашего молодого человека, чтобы он напоминал о том, что вы действительно замужем. Вы уже распаковали его фотографию?

Джорджиана прекрасно понимала, что любая нормальная женщина, недавно вышедшая замуж, завалила бы всю гостиную фотографиями своего мужа. Любая новобрачная продемонстрировала бы всем соседям альбом со свадебными фотографиями и не прятала бы кулаки в карман, чтобы не показать, как ее раздражает совершенно естественное любопытство других.

— У меня она только одна. Наверху, — ответила Джорджиана, разглядывая пол. — Вы хотите, чтобы я поднялась и принесла ее вам?

После этих слов она демонстративно посмотрела на тесто, выложенное на стол.

Кора прекрасно поняла, какого ответа от нее ждут.

— Нет-нет, как-нибудь в другой раз. Мне пора идти. Из садоводческого центра мне должны привезти грузовик с землей. О, теперь я вспомнила, зачем еще я к вам зашла! Завтра около Уиндэма будет ярмарка. Я везу туда своих «малышей». Вот я и подумала, может, вы захотите ко мне присоединиться?

— Еще бы! — воскликнула Джорджиана с энтузиазмом. Она уже знала, что «малышами» Кора называет свою огромную коллекцию африканских фиалок. — У вас будет свой прилавок для продажи фиалок?

Кора кивнула.

— Только самые обычные виды. Настоящие цветоводы не покупают фиалки у дороги, но многие местные жители приобретают их. Значит, завтра едем? Ровно в восемь?

Через полчаса хлеб был отправлен в духовку, а Джорджиана спустилась в подвал, где растерянно разглядывала допотопный счетчик топлива, установленный на огромном стальном баке. Она принадлежала к людям, которые привыкли к новым технологиям конца двадцатого века, включая использование газа и электронагревателей. Перспектива провести целую зиму, полагаясь на устаревшую мазутную систему, ей совсем не улыбалась.

Она провела пальцем по стеклу счетчика, стирая пыль, и облегченно вздохнула, увидев, что стрелка стоит на отметке «полный». В записке, оставленной на двери, было написано, что бак ей заправили доверху. Так оно и оказалось.

— Я обеспечена, — почти успокоилась она, но вдруг заметила дрова в противоположном углу.

Это зрелище снова разволновало ее: их хватит, чтобы раза два протопить камин.

— А потом возьмешься за топор, Джорджи, — пробормотала она, вспомнив внушительную поленницу у черной двери.

Но хватит. Именно этого и следовало ожидать — приключений и трудностей, — соглашаясь всю зиму следить за порядком в доме, который располагался в Плаудене, штат Коннектикут.

Агент риэлтерской конторы, который занимался оформлением договора, показал ей овощной погреб, который был заполнен до отказа морковью, картофелем, луком и репой. Еще одна дверь вела из подвала в винный погреб, где находились ряды уложенных бутылок. За следующей дверью были размещены бесконечные полки домашних заготовок — начиная с пикулей и кончая джемами и компотами. Ее так и манило намазать свежеиспеченный хлеб собственного производства домашним джемом.

Она провела пальцем по этикеткам с надписями «инжир», «чатни», «груши с пряностями». В конце концов она выбрала голубичный джем. Этого хозяева погреба не запрещали.

Судя по всему, владельцы дома оказались невероятно щедрыми и гостеприимными. Но, с другой стороны, только очень богатые люди могли позволить себе проводить весну и лето в Новой Англии, а осень и зиму — где-нибудь в теплых уголках земли.

Оставив банку с джемом на кухне, она схватила непрочитанную местную газету и унесла ее в гостиную вместе с охапкой дров.

Спустя несколько минут, когда умело разложенные дрова занялись огнем, она с удовольствием уселась возле камина. И таким будет каждый вечер, пока…

Джорджиана стремительно встала. Какое-то время ей предстоит быть в одиночестве, и с этим фактом она смирилась. Но и его можно как-то скрасить.

— Для этого в доме есть все условия, — отметила вполголоса временная хозяйка, обводя восхищенным взглядом гостиную.

Камин, отделанный мрамором, деревянные панели, паркетный пол, настоящие турецкие ковры, мебель — удачное сочетание предметов в стиле ретро и современного дизайна, а два глубоких кожаных кресла по обе стороны камина — настоящий антиквариат.

Каждая комната была оформлена в своем стиле, начиная с элегантной столовой с мебелью в стиле чиппендейл и кончая старинной спальней.

Об отдыхе в таком доме мог мечтать любой работающий человек: месяцы уединения, во время которых можно заниматься, чем душе угодно. Список намеченных ею мероприятий оказался на удивление длинным. Высокой стопкой у кресла лежали «Декамерон» Боккаччо, «Происхождение видов» Дарвина, «Ярмарка тщеславия» Теккерея и многое другое, что надо было когда-нибудь прочесть.

И это было только начало! Она привезла с собой самоучители по вышиванию, оригами и кулинарии.

Аромат пекущегося хлеба позвал Джорджиану на кухню. С торжествующей улыбкой она вытащила из духовки горячий золотистый батон.

«Для первой попытки неплохо!» — подумала она, постучав по корочке и услышав глуховатый звук пропекшегося хлеба. Вот и выпечка значилась в ее списке. Она заварила чай, вернулась в гостиную. Поворот выключателя — и пластинка легла на диск стереосистемы. Мгновение спустя полились причудливые звуки музыки Вивальди.



— Вот это жизнь, Джорджи! — бормотала она, грациозно опускаясь на медвежью шкуру перед камином. Это был полярный медведь, убитый в старину кем-то из семейства Роудс, — белый мех с головой и когтями. Когда она впервые увидела этот ковер, то вскрикнула от неожиданности: ей показалось, что нечто с таким количеством оскаленных зубов не может не быть живым. Однако она сразу решила, что нечего проливать слезы над медведем, который погиб в то время, когда она еще даже не родилась. А сейчас, потянувшись за книгой, она погрузила босые ноги в мягкую шерсть и замурлыкала от удовольствия.

Вытягиваясь перед огнем и с наслаждением прихлебывая чай, Джорджиана решила, что в какой-то прошлой жизни была кошкой. Она до неприличия любила комфорт и, если ничто не мешало ей потворствовать этой любви, чувствовала, что готова стать настоящей лежебокой. «Все обстоит просто великолепно. Большего и желать нельзя», — подумала она.

Звонок телефона диссонансом ворвался в нежную мелодию «Времен года» и заставил Джорджиану неохотно встать. Роудсы не захотели ставить аппараты в каждой комнате, и телефонные звонки доносились сюда из кухни.

— Алло!

Джорджиана зевнула в длинный черный микрофон, прижимая к уху старомодный деревянный раструб, похожий на воронку.

— Миссис Джорджиана Манчестер? — вежливо осведомился мужской голос. — Это Алан Берд.

— О!

Разочарование, прозвучавшее в ее отклике, не укрылось от собеседника.

— Вы ждали звонка от кого-то другого, миссис Манчестер?

Джорджиана покачала головой, словно звонивший мог ее видеть.

— Нет, только надеялась. — Она вдруг взбодрилась. — Что-то произошло?

— Увы, обычный звонок. Сообщить мне нечего. Вы обещали проявить терпение, миссис…

— Меня зовут Джорджиана, — нетерпеливо перебила его она. — Зовите меня по имени, черт побери!

На другом конце наступила недолгая тишина, после чего Алан сказал:

— Я предупреждал вас, ожидание — самое трудное. Вы убедили меня, что предпочитаете ждать в одиночку. Если вы передумали…

Джорджиана снова покачала головой:

— Нет-нет, я не выдержала бы постоянного общения. Я люблю уединение. Вы еще не знаете даты?

— Увы. Со времени нашего последнего разговора ничего не изменилось. — Тон Алана Берда сменился: он говорил уже не бодро и официально, а озабоченно. — Вы уверены, что не нуждаетесь в общении? Зимы в Коннектикуте бывают долгими, холодными и темными.

— Пришлите мне двойника Эдварда, — парировала Джорджиана. — И чтобы размер был его — сорок восьмой!

— Не думаю, чтобы вашим соседям это понравилось. — Его смех звучал несколько натянуто, но Джорджиану это не смутило. — А что, если я заеду к вам в эти выходные?

— Ни за что! — ответила она. — Вы правы. Мне действительно надо заботиться о своей репутации, а миссис Уолтон и так зорко за мной наблюдает. Я сегодня упала в ее глазах из-за того, что не дождалась заправщика. Кстати, а что вы знаете о старинных отопительных системах?

— Вам не стоит беспокоиться. В них есть термостат, как и в любых других. Джорджиана… вы мне позвоните, если почувствуете, что больше не можете сидеть на одном месте?

— Конечно, — пообещала она. Ей хотелось поскорее закончить этот разговор. — Кстати… у вас не найдется альбома со свадебными фотографиями?

— Что?

Смех Джорджианы звучал искренне.

— Мои соседи хотели бы посмотреть на человека, который бросает свою невесту через пять дней после свадьбы.

Долгая пауза заставила Джорджиану с раздражением подумать, что ее собеседник чересчур осторожен.

— Скажите им, что еще не получили фотографии из ателье.

— Блестяще! — откликнулась она. — Ну ладно. Я что-нибудь придумаю. Если это все…

— Я позвоню через несколько дней.

— Но чтобы это были хорошие новости, — пожелала она. — Спокойной ночи. И спасибо.

Звуки музыки заставили ее снова вернуться в гостиную, чтобы выключить проигрыватель. Огонь в камине уже не манил, и она закрыла стеклянные двери. Книга осталась лежать на медвежьей шкуре, там же была забыта и полупустая чашка чаю. Атмосфера мирного уюта была нарушена.

Она приостановилась на лестнице: в глубине дома вдруг протяжно охнула горелка системы отопления. Когда шум перешел в низкое угрожающее ворчание, Джорджиана вдруг представила себе свернувшегося в подвале дракона. Старая топка казалась недовольной: она беспокойно всхрапывала, выбрасывая пар в трубы, которые со стуком и шипением пробуждались.

«Что-то ты стала очень мнительной и нервной!» — укорила она себя, преодолевая последние ступеньки.

Джорджиана не стала выключать свет в ванной и оставила дверь приоткрытой. Улегшись в кровать, она натянула одеяло до самого подбородка. Последнее, что она увидела перед тем, как закрыть глаза, была фотография красивого молодого человека. Светловолосый и тренированный, в форме офицера военно-морского флота, он, казалось, готовился позировать для плаката с призывом служить на флоте.

Пробормотав тихое проклятие, Джорджиана выпростала руку из-под одеяла и положила фотографию в рамочке изображением вниз.

Глава 2

Позднее утро середины октября было теплым и солнечным. Джорджиана поплелась на кухню, плохо соображая после бессонной ночи. Заморозки последних двух недель сменились последним в году теплом: за окном стояло настоящее бабье лето.

Однако Джорджиана почти не обращала внимания на погоду, угрюмо намазывая маслом тост, приготовленный из испеченного накануне хлеба. Телефонные звонки! Как они ей ненавистны! Ей не удается расслабиться из-за этих слишком откровенных напоминаний о том, почему она оказалась в Плаудене.

Когда полчаса спустя в дверь постучала Кора, Джорджиана успела сменить халат на джинсы, бордовый джемпер и вышитый узорами жилет.

— Входите, я уже готова! — бодро откликнулась она, надеясь, что тщательно наложенный макияж замаскирует следы бессонной ночи.

Взгляд Коры лишь на секунду задержался на лице девушки, но Джорджиана верно прочла его: возможно, тебе удалось припудрить синяки под глазами, но с тусклым взглядом ничего не поделаешь… Однако она была признательна Коре, когда та только сказала:

— Наденьте лучше шапку и перчатки. Тепло имеет привычку исчезать вместе с солнцем, а мы вернемся домой поздно.

Вскоре Джорджиана уже усаживалась в пикап ярко-лилового цвета. Она подозревала, что Кора прячет это чудовище в гараже для того, чтобы не собирать толпы любопытных. Их внимание могла привлечь не только необычная окраска машины, но и цепочка зеленых листьев, нарисованных по периметру внизу. На каждом листке красивой вязью были выведены названия сортов африканских фиалок.

Когда машина задом выехала на улицу, двое малышей прекратили свою игру и стали показывать на нее пальцами, размахивая руками.

Кора широко улыбнулась и помахала им в ответ.

— Дети просто обожают Лилового Билли, — проговорила она, поглаживая руль. — Я купила его прямо в салоне.

— Неужели? А я думала, это индивидуальный заказ, — изумленно отозвалась Джорджиана.

Смех Коры прозвучал неожиданно громко.

— Беда с вами, молодыми! Вы никак не можете признать за человеком моего возраста чувства юмора. Конечно, эта машина — индивидуальный заказ! Все эти полки сзади рассчитаны не на покупки.

Джорджиана посмотрела на стеллажи, устроенные в конце пикапа и заставленные цветочными горшками. Над каждой полкой была укреплена люминесцентная лампа, сами они имели подставки для полива.

— О, да у вас настоящая оранжерея на колесах! — воскликнула она.

Кора кивнула:

— Мне нужна была машина, в которой я могла бы перевозить своих «малышей» с выставки на выставку. Иногда я уезжаю на весь уик-энд, а хранить цветы в помещении не всегда удобно. Старый пикап из-за неисправного нагревателя пришлось сменить на новый.

Она на секунду оторвала взгляд от дороги и подмигнула Джорджиане:

— Saintpaulia не такая прихотливая, как многие думают. Это растение из Танзании очень выносливо, но холода оно не переносит. Я выбирала надежную машину, для которой не страшны будут перевозки земли, воды, растений. Такие возможности мне продемонстрировал молодой человек, который в тот момент привел на техобслуживание свой пикап-пекарню. Вот это была машина! Там были не только стеллажи, но и водопровод, холодильник и печь!

— Но он же не готовил в ней?

— Нет, конечно. Но он мог сохранять выпечку теплой. Мне понравилась раскраска: весь автомобиль походил на огромную буханку горячего хлеба, а по его бортам струился нарисованный парок.

— Очень практично, — ответила Джорджиана, справедливо полагая, что гигантская буханка стала прототипом гигантской лиловой фиалки на колесах. — И вы поддались соблазну, несмотря на стоимость.

— Ничуть! — объяснила Кора, слегка обидевшись, ведь она не стала жертвой простого тщеславия. — Тот молодой человек заверил меня, что воры не позарятся на машину, которая привлекает к себе внимание. Укравшему такой ярко-лиловый пикап было бы трудно замести следы.

Джорджиана не была уверена, что логика этого рассуждения столь безупречна, но спорить не собиралась.

Кора улыбнулась и снова ласково погладила баранку машины.

— Во время покраски мне долго не хотели пойти навстречу. И только когда я принесла в мастерскую один горшок с фиалкой, наконец поняли, какой именно цвет мне нужен. Того «малыша» я потеряла: пары краски и скипидара, знаете ли… Но он погиб не даром. Вы считаете, что я чудачка, и вы правы. Мне нечем себя занять теперь, когда Дэниел, Господь его благослови, ушел, а дети завели свои семьи и разъехались. — Она бросила на свою молодую спутницу проницательный взгляд. — Человеку нехорошо долго оставаться одному. А у меня есть мои цветы.

Джорджиана вежливо улыбнулась и ничего не ответила. Она сомневалась, чтобы какое-то растение могло бы сейчас избавить ее от чувства одиночества.

— А что думают ваши родители о молодом человеке, который так быстро расстался со своей женой? — спросила Кора, меняя тему разговора.

Джорджиана с мудрой улыбкой покачала головой:

— Они незнакомы с моим мужем. Отец возглавляет отделение своей компании в Индонезии. Они с мамой уже почти два года живут в Джакарте.

— И не прилетали домой на вашу свадьбу?

— Не смогли, — мягко поправила Джорджиана.

— А вы не стали откладывать, потому что Эдварду надо было отправляться в плавание. Понимаю, — тихо отозвалась Кора.

Джорджиана глубоко вздохнула, стараясь сдержаться. Ей просто надо привыкнуть к тому, что Кора — ее соседка. И, по правде говоря, если не считать ее назойливости, с ней приятно иметь дело.

— Я толком не спросила, что я сегодня должна буду делать, — сказала она, немного помолчав.

— На ярмарке-то? Но вы ведь наверняка бывали на таких! Очень хороши изделия ремесленников, интересны антикварные вещицы. Я всегда возвращаюсь домой, сделав вдвое больше покупок, чем следовало бы. Я думаю, вы не будете торопиться. И потом, вид у вас немного бледный — полезно провести день на солнце и свежем воздухе.

Дорога оказалась недолгой и заняла меньше часа. Когда прилавок Коры был поставлен, на нем появились ряды цветочных горшков с фиалками, начиная от густо-лиловых и бордовых и кончая светло-голубыми и белыми. Названия на этикетках были самые невероятные. Джорджиана невольно засмеялась при виде цветка с темно-зелеными листьями и махровыми вишневыми лепестками, который носил название «Бах-тарарах». Кора не вполне поняла причину ее смеха, и Джорджиана не стала признаваться, что название так позабавило ее потому, что напомнило не вполне приличный анекдот.

— А теперь идите и развлекайтесь! — приказала Кора, к которой сразу же начали подходить покупатели. — Но не разрешайте своим глазам помогать опустошению вашего кошелька.

Джорджиана походила по ярмарке всего около часа и уже поняла, как права была Кора со своим предостережением. На пустом поле под тенистыми ветвями кленов с золотыми и красными листьями стояли бесконечные ряды прилавков с изделиями всевозможных промыслов.

Она была совершенно заворожена веселыми ведьмами-грелками на чайники и венками из виноградных лоз, украшенными бессмертниками и лентами цвета осенней листвы — золотистыми, красными, коричневыми. Выбранный ею венок оказался дороже остальных, но она подумала, что Роудсы наверняка выбрали бы самый лучший. В их квартале на двери каждого дома висело украшение в соответствии со временем года.

Чувствуя себя очень добродетельной, она миновала прилавки с домашними вареньями, желе и маринадами, не испытав при этом ни малейшего сожаления и никак не связывая это с богатыми запасами в подвале Роудсов.

Следующей неизбежной приманкой оказался прилавок с карамелью из кленового сахара. Конфеты имели лапчатую форму листьев, виноградных гроздьев и медвежат. Одну коробку себе, одну коробку родителям, одну — ребятишкам брата, а вот четвертую — просто для ровного счета.

Горячий сидр был сейчас кстати, несмотря на то что лучи бледного осеннего солнца заставили ее сбросить жилет. Манящие ароматы яблок и корицы приятно сочетались с запахом горящего дерева и едким дымом влажных листьев. Все это создавало причудливую атмосферу для тех, кто пришел сюда на ярмарку купить-продать и насладиться происходящим.

Джорджиана поднесла к губам чашку, чтобы сделать первый глоток сидра, как почувствовала, что за ней наблюдают. Покалывание в затылке было таким сильным, что игнорировать его было невозможно. Она повернула голову, словно откликаясь на зов.

Он опирался о толстый ствол дерева. На нем был небесно-голубой свитер и темно-синие брюки. В позе незнакомца было небрежное изящество, какое-то равнодушие ко всему окружающему. Но стоило их взглядам встретиться — и Джорджиана поняла, что именно он заставил ее обернуться.

Он был высок, по-средиземноморски смугл и темноволос, хотя имел кельтские черты лица. В глазах Джорджианы вспыхнуло невольное восхищение: резко очерченные широкие скулы (свидетельство целеустремленности), крупный нос, явно когда-то поврежденный, и, наконец, рот. О, полная нижняя губа определенно говорила о чувственности! И глаза у него были какого-то непонятного цвета: голубые? серые? зеленые? — она не могла сказать точно. Одно было ясно: он был просто великолепен! И он смотрел на нее!

Потом, когда потрясение прошло, она пыталась представить себе, какое зрелище они представляли, пристально глядя друг на друга, не замечая никого вокруг. Ей казалось, что в тот момент она безвольно следовала за магнитом его глаз.

Это не был взгляд простого восхищения или любования, он требовал ответа, создавал между ними какое-то связующее звено… Когда он нервно сжал пальцы на стволе дерева, ее ладонь почувствовала ответное покалывание, словно это ее чуть царапала жесткая кора.

А потом его взгляд изменился, и утолки губ приподнялись в легкой улыбке. Джорджиана задрожала от дивного чувства, нахлынувшего на нее и теплом разлившегося по всему телу. Более откровенного взгляда, адресованного мужчиной женщине, она и представить себе не могла! В нем читалась такая интимность, которой между ними, к сожалению, пока не существовало.

А может быть, он смотрит не на нее? Смотрит на кого-то, кого хорошо знает? И возможно, эта кто-то стоит совсем рядом с ней!

Джорджиана отвернулась и, освободившись от его пугающе пристального взгляда, почувствовала прилив досады. Как неловко! Она смотрела на него так откровенно, одному Богу известно, насколько маняще, тогда как здравый смысл должен был подсказать ей, что такой интимный взгляд не может предназначаться незнакомке. Оставалось только надеяться, что его слишком интересовала… Но кто же? Кому именно предназначался тот… голодный взгляд? Ни один мужчина никогда не смотрел на нее такими жадными глазами, словно хотел поглотить ее целиком.

«Боже, какая же ты дура, Джорджиана! Раскатала губу на мужчину, который даже не знает, что ты есть на свете!»

Делая себе строгий выговор, она быстро прошла к помещению, где находились вещи, выставленные на аукцион.

Продажа началась здесь почти час назад, но она все же осмотрела все товары, хотя единственная вещь, которая привлекла ее внимание, находилась почти в самом конце списка.

Найдя себе место в толпе, она вынула из кармана список лотов и повела по нему пальцем, пока не дошла до номера, как раз выкрикиваемого ведущим. Это был номер 125. Кресло-качалка в традиционном новоанглийском стиле, которое интересовало девушку, значилось под номером 127. Когда она устроилась на мягком сиденье и откинулась на высокую спинку, то поняла, что должна непременно купить эту вещь: зимой в Новой Англии достаточно холодно, и у нее может снова заболеть спина.

Джорджиана попыталась поскорее забыть о боли, которую испытала совсем недавно, поднимая из погреба слишком много поленьев. Боль в спине напоминала о той далекой автокатастрофе, во время которой она получила травмы.

… Летевшая навстречу машина вдруг сошла со своей полосы и направилась прямо на нее. Она отреагировала мгновенно, но ее ничто не могло спасти. Из-за травмы позвоночника ей пришлось пропустить первый курс колледжа. Запомнились только долгие месяцы ада с нестерпимой болью и желанием снова быть здоровой. Очень не скоро настал тот чудесный миг, когда она смогла окончательно избавиться от корсета и палки. Теперь, если не считать редких ноющих болей, которые служили напоминанием о том, что необходимо соблюдать осторожность, да изогнутого шрама на щеке, она была совершенно здорова и от всего сердца благодарила за это судьбу…



— Следующий лот — номер сто двадцать семь по списку. Копия, относящаяся примерно к 1900 году. Кресло-качалка. Отделка — черный лак, металлический узор. Начальная цена — двадцать пять долларов!

Джорджиана не удивилась, когда откликнулось сразу несколько человек. Не удивило ее и то, что цена быстро поднялась до 100 долларов. Она обещала себе прекратить торг на 150. Когда же прозвучала цифра 200, она прикинула, сколько буханок собственной выпечки ей придется съесть вместо обедов. При 220 она снова стала надеяться. Продолжали торговаться только трое.

— Двести двадцать один! — отважно крикнула она и была награждена смехом публики.

— Ставки повышаются не меньше чем на пять долларов, мэм, — напомнил ведущий.

— Двести двадцать пять! — ответила Джорджиана, пожимая плечами.

«Я все равно собиралась сесть на диету…»

На секунду воцарилась благословенная тишина, и она почувствовала прилив адреналина в предвкушении победы.

— Двести тридцать!

Звук этого голоса вызвал у Джорджианы такое разочарование, что она застонала. Кто это? Она резко обернулась, чтобы молча выразить свое возмущение.

Он улыбался ей, но на этот раз их разделяло всего два метра, а его многозначительный взгляд говорил ей, что он прекрасно понимает, как именно действует на нее.

Она отвернулась, чувствуя, что краснеет, но в эти короткие мгновения успела многое заметить. Например, глаза у него, оказывается, синие, невообразимо синие на фоне бронзового лица. И, что самое главное, тот невероятно интимный взгляд адресовался действительно ей!

В таком случае следовало бы чувствовать себя польщенной. Если честно, так оно и было, но во второй раз она не может быть столь откровенна, ведь она добропорядочная замужняя женщина.

Этот идиотский шум в ушах совсем ее оглушил, но на призыв аукциониста называть новую цену она все же отреагировала.

— Двести тридцать пять! — крикнула она, невольно сутулясь под взглядом, который снова ощутила на себе.

— Двести сорок!

Низкий мужской голос, прозвучавший совсем рядом, заставил ее вздрогнуть еще до того, как чужие руки мягко легли ей на плечи. К ее полному изумлению, он придвинулся еще ближе, коснувшись ее спины.

— Разрешите, я его вам куплю. Мне очень хотелось бы доставить вам удовольствие.

Добродушный шепот, мягкое тепло губ возле чувствительного ушка Джорджианы спровоцировали новую волну наслаждения.

— Видите, как легко доставить удовольствие мне? — шутливо добавил он, и она оказалась у него в объятиях.

Изумление превратилось в негодование: Джорджиане показалось, что он дразнит ее, что он устроил спектакль для окружающих, а она ему это позволила!

— Двести сорок пять! — почти рявкнула она, безуспешно пытаясь высвободиться.

Однако его руки, теплые и настоятельно твердые, не разомкнулись.

— Двести пятьдесят! И это — окончательная цена! На секунду Джорджиана удивилась его уверенности в том, что это цена окончательная. Но не успела она опомниться, как он повернул ее к себе лицом.

Сначала она опешила, и это дало возможность ему положить руку ей на шею, а второй обхватить за талию и прижать к себе. Его лицо было так близко, что она увидела в его глазах искры смеха. А потом было уже слишком поздно.

Прикосновение его губ стало настоящим откровением. Они были не прохладными, как она ожидала, а теплыми, мягкими и сухими. Их очертания были почти такими же, как у нее. Она не прислушалась к голосу своего рассудка, который подсказывал, что все зашло слишком далеко. Она понимала, что это безумие, что нельзя позволять, чтобы этот незнакомец ее целовал, но она не могла пошевелить и пальцем, чтобы противиться этому.

Его губы переместились в уголок ее рта, руки притянули и вплотную поставили ее между его ногами, тела их соприкасались от плеч до колен. Она услышала, как он засмеялся, когда аукционист во второй раз спросил, предлагает ли кто-нибудь новую цену.

Когда незнакомец начал ее целовать, она инстинктивно закрыла глаза, но теперь они распахнулись и встретились с его смеющимся взглядом. А потом его губы вернулись, мягко заставляя ее приоткрыть рот. Бархатный кончик его языка встретился с ее языком. И в этот момент прозвучал третий призыв ведущего назвать цену. С отчаянно бьющимся сердцем Джорджиана уперлась руками в грудь обидчика и с силой оттолкнула его. Судорожно вздохнув, она уже собиралась высказать этому нахалу все, что она о нем думает, но онемела, услышав возглас:

— Продано джентльмену, который целует молодую леди!

— Вы… вы сделали это специально, чтобы я не смогла повысить цену! — возмущенно бросила она, осознав, что произошло.

— Кресло — ваше, — спокойно заверил он и нежно провел по ее губам, словно стирая остатки своего поцелуя. — Я же обещал подарить его. Вы можете заявить на него свои права, когда я приеду, чтобы заявить свои права на вас!

Не дав ей времени ответить, он стремительно отошел заплатить за покупку.

— С вами все в порядке, Джорджиана?

Она обернулась и увидела, что Кора встревоженно смотрит на нее.

— Нет! Да! Вы это видели? Это же… Какое нахальство! И… и он еще доволен собой! — воскликнула она.

От ярости она стала даже заикаться.

— Разве вы не знакомы? — удивилась Кора, пристально глядя вслед удаляющемуся мужчине.

— Я никогда в жизни с ним не встречалась!

— Ну… не стану скрывать, я удивлена. В газете сообщалось, что он приехал в город, чтобы немного встряхнуть всех. Интересно, как остальные отнесутся к подобным выходкам?

Джорджиана машинально вытирала рот рукой.

— Мне наплевать, кто… Что вы сказали?

Кора улыбнулась:

— Пойдемте, милочка. Люди бывают такими невоспитанными. Не сомневаюсь, что они ожидают продолжения спектакля после возвращения этого молодого человека.

Джорджиана всегда полагала, что жители Новой Англии — народ спокойный, молчаливый и нелюбопытный. Одного взгляда на жаждущую зрелищ толпу оказалось достаточно, чтобы убедиться в том, что либо она ошибалась, либо Новую Англию заселили более любопытные американцы.

Она пошла впереди Коры. Единственное, что помешало ей броситься бежать, — мысль о том, что незнакомец увидит и сочтет это за трусливое отступление.

— Нет, вы подумайте только! — возмущалась она, усевшись в пикап. — Никогда еще я не видела таких самонадеянных и невоспитанных мужчин! А если бы здесь был мой муж?

Кора сидела на корточках, доставая последние цветочные горшки.

— Мне всегда казалось, что Максим Дехуп не считается с условностями. Но может быть, он не заметил…

— Не заметил, что у меня на пальце… — Джорджиана подняла руку, чтобы проиллюстрировать свои слова, и изумленно воззрилась на палец без обручального кольца. — Мое кольцо! Вот досада! Я, наверное, оставила его в мыльнице, когда мыла руки на кухне!

Возможно, Кора права. Возможно, этот бабник решил, что позабавится с незамужней женщиной.

— Но это нисколько его не извиняет! — сказала она вслух.

— Да, тут я с вами согласна… Чудесная выдалась погода, правда? — добавила Кора, доставая горшки с «Нежной розочкой» и «Прекрасным принцем». — День солнечный, кругом веселье, а сидр, заметьте, не всегда свежеприготовленный. А в перебродившем есть градусы.

Джорджиана на минуту задумалась, вспоминая вкус неожиданного поцелуя. Нет. У него не было вкуса перебродившего сидра.

— Он не пьяный. Он просто невежа. И не защищайте его.

Кора высоко подняла брови, так что они исчезли под ее седой челкой.

— Защищать его? Вот еще! Я не понимаю современных отношений. Все эти открытые браки, сожительство! Ха! О, я все это знаю. У меня были неприятности с Деннисом, моим старшим. Они с Рэчел сожительствовали почти два года и только потом поженились. Сожительствовали — мягко сказано. Красивые слова не скроют сути вещей. Разврат — вот как моя мамочка назвала бы это, упокой Господи ее душу! — На губах Коры появилась безмятежная улыбка. — Вот это слово мне нравится. Разврат. Из-за этого все кажется более греховным, что ли…

Джорджиана открыто улыбнулась:

— Вы прикидываетесь, Кора. А сердце у вас как воск. Ведь на самом деле вы решили, что тот мужчина был по-своему очарователен.

Кора невинно улыбнулась:

— Он с самых пеленок был сердцеедом. Да и как не быть, милочка! С его происхождением и воспитанием он мог стать кем угодно! Сама династия гарантировала безоблачную жизнь.

Джорджиана тряхнула головой:

— Я что-то не поняла. Этот мужчина хорошо воспитан? Ну, знаете!

Сквозь лобовое стекло Кора посмотрела на свой прилавок, который находился рядом.

— У меня всего секунда, иначе мои покупатели разбегутся. Повторяю вам: молодой человек, который так крепко вас целовал, — Максим Дехуп. — Увидев недоуменное лицо Джорджианы, она добавила: — Разве вы не читали вчерашнюю газету?

— Пустила ее на растопку камина, — призналась та.

— О! Мистер Дехуп — владелец этой газеты, как и многих других небольших газет на побережье Атлантики. Во вчерашнем номере на видном месте была его фотография, прямо под шапкой. Он приехал в город, чтобы обновить «Плауден кроникл». Я только надеюсь, что он не станет вмешиваться в мою колонку садовода.

Джорджиана посмотрела в сторону здания, в котором проходил аукцион.

— Вы хотите сказать, что меня поцеловал один из тех самых Дехупов? У них особняк на окраине города, так?

— Дом, который принадлежит семье Максима, — подтвердила Кора. — Сам Максим никогда у меня не учился, но я была преподавателем у его младших братьев.

— Вы были учительницей?

Кора кивнула:

— Давала уроки истории Америки и Англии в течение двадцати пяти лет. Несколько веков историю Новой Англии делали и сами Дехупы.

Джорджиана мысленно представила себе смуглое лицо, необыкновенно синие глаза, пронзительный взгляд…

— Но он совсем не похож на голландца!

— Это отдельная история, — кивнула Кора. — Триста лет назад Дехупы были судостроителями. Старший сын женился на дочери своего капитана-грека. В течение следующих столетий и других мужчин семьи Дехупов отличала слабость к экзотике. Кажется, там были прабабушка-полинезийка и еще одна гречанка…

— Теперь понятно, почему у него такие необычные черты лица, цвет волос и кожи, — пробормотала Джорджиана, стараясь выбросить из головы этот притягательный образ. — Мне показалось, что внешность у него… довольно яркая.

— Такое лицо ни одной женщине не забыть, — мечтательным тоном произнесла Кора, и Джорджиана невольно покраснела.

— Ну ладно. Не буду скрывать. Может, мне это и понравилось… немного, — уступила она. — Но с этого дня я буду стараться не забывать свое обручальное кольцо.

— Вы не собираетесь еще погулять по ярмарке? — спросила Кора, вылезая из машины.

Джорджиана отрицательно покачала головой:

— Я уже видела всего достаточно, и потом, мне надо кое-кому написать. — Она продемонстрировала Коре свою вместительную сумку. — Я захватила с собой бумагу и ручку на случай, если у меня появится свободное время. Со мной все будет в порядке. Не беспокойтесь.

— Передайте от меня привет своему Эдварду, — бросила ей Кора через плечо. — Сообщите, что его жена — чудесная женщина.

Джорджиана несколько минут сидела, покусывая кончик шариковой ручки. Она не собиралась отправлять письмо Эдварду Манчестеру, а что именно писать родителям — не знала. Немного поколебавшись, она стала описывать ярмарку.

Ей следовало бы этого ожидать, но она все равно почувствовала раздражение при виде уютного кресла-качалки, привязанного к багажнику белого спортивного автомобиля. Она снова разозлилась: «Ну конечно! У него должна быть такая машина, на которую не хватило бы всех моих сбережений!»

Она прижала нос к ветровому стеклу, чтобы в последний раз взглянуть на качалку. Ужасно несправедливо, что он перебил у нее покупку: ему ведь совершенно не обязательно покупать копии чего бы то ни было. Несомненно, у него чердак набит настоящей антикварной мебелью!

«Может быть, объяснить ему — хотя его внимание мне и лестно, — что я, к сожалению, замужем, и тогда, несмотря на это обстоятельство, он все-таки отдаст кресло?..»

Минутная слабость быстро прошла. «Нет, не стану перед ним унижаться!» Этот тип прекрасно понял, как произвести впечатление без каких-либо подсказок с ее стороны. Если он узнает, насколько сильно она хочет иметь такое кресло, от него вообще не удастся избавиться. А ей и так хватает забот: нужно содержать в порядке дом Роудсов, нужно мастерски уклоняться от расспросов Коры… Сейчас ей меньше всего нужно внимание со стороны возмутительно привлекательного мужчины!

Мысли Джорджианы вдруг снова вернулись к тому, как приятно было ощутить его мускулистую грудь под тканью мягкого свитера. А глаза у него были такого же цвета, что и свитер!

Гордый. Властный. Самоуверенный. В голову приходили и другие презрительные определения, но ни одно из них не подходило Максиму Дехупу. В душе она чувствовала, что в другое время она очертя голову бросилась бы ему в объятия. У него было все: интересная внешность, деньги и море обаяния! Но факты остаются фактами. Она — миссис Манчестер. И она всегда не уважала тех замужних женщин, которые позволяют себе флирт с посторонними мужчинами. Да, это был всего лишь невинный флирт, но теперь кончено.

Джорджиана поудобнее устроилась на сиденье и постаралась не обращать внимания на шикарную белую машину, которая пронеслась мимо Лилового Билли. Она сосредоточенно выводила в блокноте какое-то имя. Это был, скорее, вензель: имя словно требовало всяческих завитушек и украшений.

— Максим Дехуп! — прочла она вслух.

Ну и имя!

Глава 3

— Правильно, милочка. Стучите бочком горшка о стол. Не слишком сильно. Вот так. Земля чуть осыпалась. Вытягивайте растение. Так, найдите корни и отделите комки. Осторожнее, нежнее. Правильно. Великолепно! Это просто, правда?

Джорджиана кивнула.

«Ну да, просто! Какого дьявола я позволила втянуть себя в это дело?»

Конечно, все произошло с ее согласия. Кора намекнула, что была бы рада лишней паре рук в теплице, и прежняя Джорджиана, которой всегда важно было нравиться окружающим, поспешно предложила свою помощь. Она же не подозревала, что придется работать с цветами, получившими множество призов!

— Поставьте сюда, милочка. Я припудрю сломы фунгицидом.

Кора склонилась над горшками с рассадой, которую они с Джорджианой посыпали ранее противогрибковым средством.

— Мне не следовало так затягивать с рассадой. Теперь к выставке у меня не будет полного набора. Буду знать, как возиться во дворе, когда меня ждет настоящая работа.

— Никогда не думала, что пересадка цветов — такая сложная работа.

Джорджиана устало присела за столик рядом.

— Вы слишком осторожничаете, боитесь их повредить. А это сделать достаточно трудно.

Внимание Коры привлекло растение на верхней полке. Протянув руку, она бесцеремонно отщипнула лист с пожухлым краем и поднесла его к свету, затем извлекла из нагрудного кармана цветастого халата увеличительное стекло и принялась рассматривать листок. При этом она осуждающе сжала губы.

— Я же говорила почтальону, что последняя партия, присланная по заказу, выглядела подозрительно! Так вот, ее надо промыть и изолировать. Я клещей не потерплю!

Джорджиана поняла, что ее улыбка была бы здесь неуместна. Несмотря на прекрасное чувство юмора, которым обладала Кора, к цветам она относилась слишком серьезно.

— Чем я могу помочь?

В течение следующего часа Джорджиана сажала в трехдюймовые глиняные горшки отростки и разделившиеся розетки, а Кора тем временем тщательно разводила жидкость для борьбы с клещами и окунала в нее зараженные растения.

Звонок они услышали благодаря переноске, протянувшейся от черного крыльца дома к теплице в дальней части большого двора.

— А, вот незадача! — воскликнула Кора, когда звонок повторился. Она сняла рабочие перчатки. — Это кто-то чужой. Все мои друзья просто обходят дом. — Тут она посмотрела на Джорджиану и улыбнулась: — Я вас совсем замучила. Давайте заодно прервемся на ленч.

Джорджиана посмотрела на часы:

— Уже половина третьего? Не могу поверить, что работала целых три часа!

Звонок раздался снова.

— Упрямый, а?

— Вы кого-то ждете?

— Нет, милочка. Но только мужчины делают между звонками паузу менее десяти секунд. Видимо, мысли у него заняты чем-то важным. Идете?

Джорджиана кивнула:

— Как только закончу с этим последним.

Через пять минут, поскольку Кора не вернулась, Джорджиана прошла на кухню. Она решила не оставаться у соседки на ленч: ее еще ждала стирка. Она извинится и уйдет.

Задержавшись, чтобы вымыть испачканные в земле руки, она стянула с головы шарф. После того как она энергично тряхнула головой, густые пряди расправились и легли красивыми волнами. Волосы были единственным предметом ее гордости. Это была густая грива, а красивый темно-русый оттенок не требовал никакой краски. Она стригла их чуть короче плеч, получая удовольствие от шаловливой игры локонов у лица при каждом движении.

Когда Джорджиана выходила из кухни, до нее донесся низкий мужской голос, которому вторили энергичные интонации Коры. Джорджиана улыбнулась: Кора не ошиблась в определении пола своего гостя. И, судя по раздающемуся в гостиной смеху, она очень рада его приходу. Джорджиана заглянула в гостиную.

— Извините меня, Кора, я ухожу. Я закончила… Мужчина встал и неспешно повернулся, однако Джорджиане потребовались доли секунды, чтобы узнать его. Он выглядел совершенно так же, как на ярмарке: растрепанные ветром темные волосы и глаза, настолько яркие, что казалось, будто они сами излучают свет.

На этот раз он встретился с ней без тени неуверенности. Его взгляд скользнул по ее свитеру и джинсам, задержавшись в самых пикантных местах.

— О, привет!

Секунду Джорджиана не двигалась. Удовольствие, прозвучавшее в его голосе, объясняло причину его появления в доме Коры. Это не было совпадением — он искал ее!

— Да входите же, милочка, — жизнерадостно подхватила Кора. — Я хочу вас познакомить с Максимом Дехупом.

Джорджиана пыталась оторвать от него взгляд, но он смотрел на нее все так же гипнотически, как на ярмарке. Тогда этот взгляд сослужил ему хорошую службу! Чувственная складка его губ вызвала в ней целую волну воспоминаний. Когда же они дрогнули в улыбке, она вспыхнула: он догадался, почему она так пристально на него смотрит!

— Я… я все сделала, Кора. Я спешу домой. Она проговорила это стремительно и сразу же отступила в коридор. Ноги несли ее обратно на кухню.

Черт! Она надеялась, что больше никогда его не увидит! С чего он начал за ней охотиться? С какой стати Дехупу понадобилось ее искать?

После ярмарки Кора одолжила ей газету, и она смогла прочесть все о Максиме Дехупе. Статья начиналась упоминанием о газетной империи, которую он унаследовал год назад, после смерти отца. Далее объяснялось, что в течение последних месяцев Дехуп посещал редакции на всем побережье, чтобы на местах ознакомиться со своими новыми обязанностями. Какой интерес может представлять для столь важной персоны она, Джорджиана?

Она начала обдумывать факты, которыми располагала. Как издатель он имеет доступ к любой информации, распространяемой агентствами печати. Если он человек настойчивый и въедливый, то мог бы узнать о ней очень многое.

О Господи!

Может быть, он узнал ее по какой-то газетной статье? Может, он надеется завоевать ее доверие, а потом вытянуть из нее эксклюзивное интервью?

Джорджиана сразу же отбросила мысль пройти к себе через заднюю дверь. Если он будет считать, что она дома одна, у него может появиться соблазн пойти за ней! Поэтому она пересекла соседний двор, а потом вышла на улицу. Еще не вечер. Она погуляет в парке в конце квартала и дождется, пока мистер Дехуп уйдет. А потом позвонит Алану и скажет, что случилось самое страшное: ее узнали!

«Чего ты боишься? Ведь он обыкновенный человек!»

Джорджиана не была уверена, что хочет ответить на вопрос, который только что задала самой себе. Три дня назад она позволила этому мужчине взять над собой верх, потому что не ожидала от него такой напористости и уверенности в своей способности очаровывать. Никогда раньше она не встречала мужчину, который осмеливался бы так обращаться с незнакомой женщиной. А что, если бы в ответ на его поцелуй она закричала или устроила настоящую сцену? Что бы он стал делать?

«Но ты этого не сделала, дурочка, и поэтому боишься его!»

Он был опасен; он угрожал ее безопасности и спокойствию.

Она прошла до конца квартала, пересекла улицу, попала в парк и только здесь заметила, что за ней следят. Это было то же томительное ощущение, которое она испытала на ярмарке, когда он смотрел на нее.

Игнорируя почти непреодолимое желание оглянуться, она засунула кулаки в карманы джинсов и пошла дальше. Она больше не станет идти у него на поводу, пусть следует за ней хоть на край земли, если ему того хочется. Она чуть было не стала жертвой газетной ищейки — и все потому, что у него смазливое лицо. Это было досаднее всего.

Ее каблук попал в трещину на асфальтовой дорожке — она споткнулась, но тут же восстановила равновесие и продолжила путь.

Все это было так нелепо! Он по-прежнему шел за ней следом и явно намеревался поговорить с ней.

Джорджиана осмотрелась. Чуть дальше, за деревьями, мать и малыш бросали кусочки хлеба уткам, подплывшим к берегу пруда. Она находится в людном месте. Этот мужчина опасен ей не больше, чем на ярмарке. Кроме того, ей известно, кто он, а Кора должна знать, что он пошел следом за ней. Если понадобится помощь, то свидетелей — сколько угодно.

Она внезапно остановилась и повернулась лицом к своему преследователю.

Он шел следом, метрах в десяти от нее, и, казалось, не спешил сокращать дистанцию. Благодаря этому она успела по-настоящему его рассмотреть. Сегодня на нем была одежда в приглушенных осенних тонах: зелено-коричневый свитер, кремовая рубашка, идеально оттеняющая его золотистую кожу, коричневые вельветовые брюки. Вся одежда казалась поношенной, словно ее владелец сделал выбор в пользу удобства, а не внешнего вида. Девушка решила, что такому мужчине можно не затруднять себя подбором тонов: он прекрасно смотрелся бы даже в серой мешковине или… вообще без одежды. Возможно, в последнем случае — даже лучше.

Эта мысль почему-то страшно рассердила Джорджиану, и первые ее слова прозвучали намеренно вызывающе:

— Если вы шли за мной для того, чтобы извиниться, то я готова вас выслушать.

Он остановился в нескольких шагах от нее, и его улыбка стала шире.

— Когда вы не вернулись в бухту Фэрфилд, я решил, что потерял вас. Я вас ждал.

Джорджиана ощутила легкую тревогу. «Я вас ждал»… В его словах прозвучала какая-то неизбежность. Но при чем тут бухта Фэрфилд? Она была там всего один раз, на второй день после своего приезда в Плауден. Ей хотелось побыть одной и обдумать то чудовищное предприятие, на которое она пошла. Откуда он мог знать об этом? Если только он не следил за ней еще с Мэриленда…

— Не знаю, о чем вы говорите, но мне не нравится, когда за мной следят. — Она скрестила руки на груди, решив прикинуться, будто не подозревает, почему он ее преследует. — Вы не кажетесь мне любителем подсматривать за чужой жизнью в замочную скважину. Впрочем, я с подобными любителями еще никогда не встречалась.

В уголках его глаз собрались морщинки. Секунду казалось, что он вообще не станет ей отвечать. А потом она заметила, как его взгляд скользит по ее груди.

— Я так и знал, что вы из тех женщин, которые говорят, что думают. «Классная леди» — вот что я подумал, когда только увидел вас. Эти длинные стройные ноги, изящные щиколотки, высокий подъем… Чего я не подозревал, так это вашего гортанного голоса. Он звучит… сексуально.

— Вы со мной незнакомы и не имеете права говорить мне подобные вещи, мистер Дехуп! — холодно ответила Джорджиана, надеясь, что он не заметил, как она покраснела.

Но он не оставил этот факт без внимания и придвинулся ближе, на его лице отразилось, как ей казалось, неуместное удовлетворение.

— Я даже не знаю вашего имени, но намерен узнать его, как, впрочем, и многое другое о вас. Я бы солгал, если сказал бы, что одного поцелуя было достаточно, чтобы удовлетворить мое любопытство.

Она отступила на шаг.

— Неужели вы настолько самонадеянны, что считаете себя вправе приставать к незнакомкам только потому, что у вас красивая внешность?

Он медленно огляделся, дав Джорджиане время заметить, что мать с ребенком ушли от пруда и теперь поблизости никого не осталось. Когда он снова посмотрел на нее, в его глазах искрился смех и, возможно, немного сочувствия.

— Я ведь не пристаю к вам, знаете ли. Неужели тот поцелуй не дает мне права узнать хотя бы ваше имя?

Джорджиана заставила себя не отвести взгляда. Он был так дьявольски уверен в себе — и в ней! Правда, на этот раз он не застиг ее врасплох.

— В последний раз против моей воли меня целовали на выпускном вечере в университете. Тот парень был пьян. Это было мерзкое лапанье. С тех пор мое отношение к подобным домогательствам не изменилось, — добавила она резко.

Глубокое удивление отразилось в его широко раскрытых глазах.

Он был всего дюйма на четыре выше ее, но та абсолютная уверенность, с которой он двигался, делала его гигантом. Он провел кончиком пальца по ее лбу, с гипнотической неспешностью скользнул от виска к щеке, где едва нащупывался тонкий шрам. По телу Джорджианы пробежало томление, губы удивленно приоткрылись, хотя она прилагала все усилия, чтобы казаться совершенно равнодушной.

«Если он всегда так берет интервью для своих газет, — насмешливо подумала она, — то, должно быть, он в числе лучших!»

Он стал к ней совсем вплотную.

— Вы правы. Я пришел, чтобы извиниться, — тихо проговорил он, наклоняясь к ней. — Но я не допущу, чтобы, думая обо мне, вы вспоминали выходку пьяного юнца.

В голове Джорджианы путались мысли: собирается ли он ее снова поцеловать, надо ли ей повернуться и убежать, ведь так хочется поколебать его уверенность в том, что она легкая добыча соблазна.

И все-таки хозяином положения был он. Тронув ее пальцем за подбородок, он приподнял ее лицо навстречу своим губам. Она сделала полшага назад, но его свободная рука обхватила ее за талию, игриво просунув большой палец за пояс джинсов.

— Уступите, леди. Это всего лишь поцелуй, — прошептал он.

Джорджиана напряглась, подумав: «Хорошо, мистер Дехуп. Если вы так настойчивы, я позабочусь о том, чтобы он вам запомнился!»

Поначалу он просто слегка прикоснулся своими четко очерченными губами к ее, словно сравнивая их контуры.

— Дивно!

Шепот выскользнул из его полуоткрытых губ, и Джорджиана почувствовала теплый аромат его дыхания.

Рука на талии спустилась к бедру, мускулистое тело прижалось к ее мягким, женственным формам.

Вопреки рассудку она таяла, охваченная жаром его тела. Из ее горла невольно вырвался удовлетворенный стон. Наступили секунды благословенного блаженства… Однако она вспомнила, что намеченный ею урок еще даже не начался.

Мягко, но настойчиво он втиснул большой палец между слившимися губами и легко открыл нежную раковину ее рта, стремясь проникнуть туда языком. Вспышка чувства потрясла Джорджиану. Она схватила его за плечи, одновременно ища защиты и нападая. Роскошные темные волосы дразнили кончики ее пальцев. Она, не давая себе отчета, слепо искала опоры, возможности заявить свои права на него. Поцелуй длился и длился, становясь все более захватывающим. Ее нижняя губа оказалась в плену его зубов. Едва заметное покусывание будоражило Джорджиану. Одна рука легла ему на затылок, и пальцы начали нежно массировать голову. Это отчасти помогло ему успокоиться — его прикосновения стали не столь порывисты.

Ее губы открылись ему, и она тихо застонала. Все его тело затрепетало, и это было столь очевидно, что помогло Джорджиане отвлечься от собственных неземных ощущений и вернуться к реальности происходящего.

Он не ожидал, что в этот миг она отпрянет и ей легко удастся высвободиться.

«Боже правый! Я сошла с ума!» — подумала она.

Она была почти уверена, что он репортер, пытающийся получить сведения или по крайней мере идущий по следу. В любом случае у нее не было права заводить какие бы то ни было отношения с мужчиной, несмотря на сильное влечение к нему. Что еще хуже, она вела себя как кокетка, которая не собирается утолять сексуальную страсть, ею же самой разожженную.

Джорджиана попятилась, сойдя с узкой дорожки на траву, где ее каблуки увязли во влажной земле. Но она этого даже не заметила.

Стоявший перед ней мужчина быстро овладел собой — гораздо быстрее, чем она сама.

Она по-ребячески сжала кулаки, подогнув большие пальцы внутрь, при этом ее палец коснулся прохладного ободка золотого кольца. Это своевременное напоминание подействовало на нее отрезвляюще. У нее все же был способ защититься от него!

Джорджиана посмотрела ему в глаза.

— Если вы кончили извиняться, — саркастически заметила она, — то нам пора представиться. Меня зовут Джорджиана Манчестер. — Она подняла руку так, чтобы он смог увидеть обручальное кольцо. — Миссис Эдвард Манчестер.

Впервые она заметила на его лице изумление, и на секунду ей показалось, будто вид кольца его потряс. Стыд заставил ее покраснеть. Она, замужняя женщина, которая намеренно старалась пробудить в этом мужчине страсть, теперь фактически дает ему пощечину.

От ее глаз не укрылась быстрая смена его чувств: страсть, изумление, на мгновение — злоба и, наконец, полная невозмутимость.

— Замужем, — тихо произнес он, и его голос, бархатный, выразительный, чувственный, вдруг потух. — Ну что ж, миссис Манчестер, полагаю, нам больше нечего сказать друг другу.

Джорджиана едва поверила своим глазам, когда он отвернулся и ушел, не сказав ни слова. Она хотела этого, надеялась на это, а теперь удивилась и смутилась. О чем он думает? Понимает ли, что она совершенно не ожидала первого поцелуя, не говоря уже о втором? Считает ли он себя виноватым в том, что случилось? Оставит ли теперь ее в покое?

Последний вопрос тревожил ее более всего. Она спустилась к пруду.

— Извините, ребята, но сегодня хлеба не будет, — посетовала она, глядя на гладких, откормленных гусей, которые вперевалку направлялись к ней.

Если Дехупу нужна была публикация, он просто отправится домой, залижет раны, придумает новый ход и снова вернется.

А если он действовал не как репортер? Если, несмотря на его бестактность, он испытывал к ней серьезное влечение?

Джорджиана посмотрела на золотое кольцо, которое с таким торжеством продемонстрировала Максиму Дехупу.

— Надеюсь, что дело все же стоило того, — не совсем уверенно произнесла она.

— Да, правильно. Я сказала «репортер»! Что вы собираетесь по этому поводу предпринять, Алан?

Джорджиане понадобилось три часа, чтобы связаться с Аланом, и все это время она сильно нервничала.

— Вы имеете полное право на меня сердиться, Джорджиана. — В голосе Алана Берда звучало сочувствие, что означало одно: она реагирует на случившееся, по его мнению, чересчур эмоционально. — Не понимаю, что могло случиться с автоответчиком, но постарайтесь понять: сейчас вам ничто не угрожает.

— Мой звонок мог быть просьбой о помощи, — возмутилась Джорджиана, — а вы просто утешаете себя тем, что ничего страшного не случилось. Не пытайтесь меня успокоить. Интересно, что у вас за богадельня, если вы даже обычный автоответчик наладить не можете?

— Это не богадельня, миссис Манчестер, но у всех есть недостатки. А теперь медленно повторите мне все, что можете вспомнить о своих встречах с этим Дехупом.

Джорджиана пробормотала себе под нос что-то непочтительное.

— Я уже вам сказала. Похоже, что издатель по фамилии Дехуп узнал меня на ярмарке три дня назад. Сегодня он явился к моей соседке, куда я случайно вошла. Но я ни секунды не сомневаюсь: это не было совпадением. Он почти квартал шел за мной до парка и там не отставал, пока я не обвинила его в преследовании.

— А потом? — поторопил ее Алан. Джорджиана немного подумала, прежде чем ответить.

— Мы разговаривали.

— О чем?

— О разном.

— Джорджиана?

— А, черт! Он меня поцеловал! — Наступившее молчание заставило ее густо покраснеть. — Ну? Что теперь? Это было вопреки моему желанию. Но я же не уродина!

— Джорджиана, вы позвонили мне из-за приставалы? Она заскрипела зубами.

— Я позвонила… потому что… некий газетчик уже несколько недель меня преследует. Он признался, что ждал моего возвращения в бухту Фэрфилд. Я была там всего один раз, три недели назад, когда только приехала в Коннектикут. По его словам, он увидел меня там и с тех пор меня разыскивает. Разве это не интересно? Или, по вашим понятиям, так принято себя вести?

— Не заводитесь.

— А что, если меня преследует маньяк? У меня здесь нет друзей, мистер Берд! Я могу исчезнуть задолго до того, как кто-то заметит мое отсутствие. Вы меня страхуете, отсюда предполагается, что можете что-то вовремя предпринять!

Последовала еще одна длинная пауза.

— Облегчили душу?

Джорджиана задохнулась.

— Алан, я мысленно обругала вас всеми грязными словами.

Его смех успокоил ее.

— Хорошо, Джорджиана. Я наведу справки о вашем сексуальном маньяке. Завтра мне о нем будет известно все. Не тревожьтесь. Если этот тип действительно так хорошо информирован, как вам показалось, мы сможем предупредить кого надо. Если он виноват только в том, что пожелал жену ближнего своего, то мы оставим его в покое. Так безопаснее. Хорошо?

— Алан? — окликнула она его своим таинственным, гортанным голосом. Молчание на том конце провода стало напряженным. — Алан, шли бы вы подальше!

Глава 4

— Это все, сэр?

Максим Дехуп поднял голову и, прищурясь, посмотрел на пожилого мужчину в черном.

— Я уже час назад сказал вам, Барнс, что мне больше ничего не нужно. Почему вы не ушли спать?

— Я подумал, что, возможно, вы все-таки пожелаете что-нибудь из еды, сэр. — Взгляд пожилого слуги на секунду задержался на полупустой рюмке бренди и сразу же скользнул дальше. — У вашего батюшки после него всегда улучшался аппетит.

Максим взглянул на причудливый хрустальный шар рюмки, который он грел в руке, и улыбнулся:

— И у меня аппетит разыгрался, точно! Но вы тут ничем помочь не сможете. — Улыбаясь все шире, он посмотрел на престарелого слугу: — Мне хочется исключительно чего-то… по-женски аппетитного.

Филипп Барнс был дворецким в доме Дехупов, еще когда отец Максима ходил в коротких штанишках, и одним из его главных достоинств было умение сохранять невозмутимость рядом со вспыльчивыми Дехупами. Только едва заметная пауза указывала на то, что дворецкого оскорбило столь грубое замечание.

— Тогда я иду спать, сэр. Доброй ночи.

— Подождите! — Максим поудобнее устроился на диване. — Скажите мне одну вещь, Барнс. Почему вы так и не женились?

Серебристые брови старого дворецкого удивленно приподнялись.

— Но я был женат, сэр. В 1929 году я встретил мисс Алтею Спенсер и женился на ней. Господь даровал нам двадцать чудесных лет, прежде чем забрать ее к себе. Это случилось еще до вашего рождения, сэр. Очень жаль, что вы не были знакомы с моей Алтеей.

Максим заметил нежность на лице старика, как только он произнес имя жены. Одно это уже достаточно много сказало ему об их отношениях. Это была любящая пара.

— А я и не знал! Однако вы были вдовцом больше тридцати лет и не женились вновь?..

На губах Барнса появилось некое подобие улыбки.

— Некоторым мужчинам достаточно одной женщины…

Максим отвернулся и снова устремил взгляд на янтарную жидкость в рюмке. «Для некоторых мужчин существует одна-единственная женщина». Какая неприятная мысль!

Барнс еще на секунду задержался в дверях гостиной. Он не ожидал, что Максим Дехуп вернется в Плауден. Почти год назад, после похорон его отца, новый наследник дал понять, что не желает брать на себя всю ответственность за семейную корпорацию Дехупов.

Это было типично для Максима. С детства он желал делать все по-своему. Но теперь он дома и вопреки ожиданиям основательно погрузился в дела семейного предприятия. Видимо, что-то очень важное заставило его изменить решение. Члены большого семейства могли быть только благодарны, что случилось именно так.

В глазах дворецкого, устремленных на хозяина дома, зажглась искра любопытства. Максим озабочен, мрачен — в этом нет ничего особенного. Но он пьет больше обычного и отказался от обеда, приготовленного миссис Шеферд. Барнс нахмурился. На его памяти на аппетит Дехупов ничто не влияло, пожалуй, только любовь…

Это приятное предположение заставило Барнса улыбнуться. Скорее всего странное настроение Максима связано с какой-то молодой леди.

Когда Барнс ушел, Максим снова развалился на изящном диванчике, обтянутом парчой.

— Чертов музей! — проворчал он и с отвращением обвел взглядом огромный зал для торжественных приемов.

Даже в детстве ему не нравилась эта комната. Она была слишком холодной, слишком парадной, с обтянутыми парчой стульями, хрустальными люстрами, другими приобретениями, сделанными во время кругосветных плаваний в течение нескольких веков. Тут были бесценный китайский фарфор, старинные фламандские гобелены, французские комоды и индийские столики, инкрустированные слоновой костью и полудрагоценными камнями, настенные часы — голландский раритет восемнадцатого века.

В детстве его с братьями пускали в зал только тогда, когда от них требовалось играть перед гостями. Он аккомпанировал на фортепьяно брату Нику, который играл на скрипке, а когда младший брат Густав начал учиться играть на виолончели, они составили трио.

На лице Максима появилась мальчишечья озорная улыбка. Он осушил рюмку — третью за вечер.

Их последний концерт по требованию родителей состоялся во время рождественских каникул.

Братья учились в пансионе, где виолончель заменили бас-гитарой, фортепьяно — синтезатором, а скрипку — ударной установкой. Может быть, их сходство с «Роллинг стоунз» было слишком отдаленным, но его оказалось достаточно для матери — их окончательно поселили на третьем этаже.

Огромная комната-музей за все это время не претерпела никаких изменений.

«Вот возьму и все продам…»

Ему не нужны ни огромный особняк, ни собранная в нем коллекция. Он уже много лет живет, не распаковывая своего единственного чемодана.

«Но с чего начать?»

Первое, что замечали гости, был парадный портрет капитана Виллема Конрада Дехупа над камином, отделанным заокеанским мрамором. Максим посмотрел на своего предка. Выражение его лица было серьезным. Обветренные широкие скулы смотрелись темным пятном на светлокожем лице, обрамленном русыми волосами и бородой.

Максиму интересен был именно этот предок. Внимание приковывали к себе глаза — того же цвета, что и его собственные. Их поразительно живой взгляд словно напоминал ему о том, что их связывает одна кровь и у них, должно быть, одинаковый характер.

Дехупы никогда не скрывали недостатков своих предков. Биллем Дехуп слыл человеком эксцентричным, этаким искателем приключений и был неколебимо верен своим убеждениям, В минуту неудовлетворенности он неожиданно взялся за издательское дело, хотя на протяжении двухсот лет семейство Дехупов было связано с морем. Однако он никогда не сожалел об этом начинании. Он не признавал никаких законов, кроме Божьего и… своего собственного — последний порой стоял на первом месте.

— Жизнь изменилась, старый морской волк, — громко произнес Максим, направляясь к портрету. — Неосвоенных областей не осталось.

Тут он покачал головой, про себя признавая, что выпил больше положенного. Вот уже разговаривает с портретами! Он был уверен, что прадед Биллем посочувствовал бы его страданиям, связанным с недоступной миссис Джорджианой Манчестер, классной леди со стройными щиколотками, женственными формами, поразительно привлекательным голосом… и мужем.

Максим опустился в кресло.

Она замужем! Почему это сразу не пришло ему в голову? Относительно женщин у него всегда была великолепная интуиция. Он был готов поклясться, что она сама его завлекала, а потом сунула ему под нос свое обручальное кольцо.

При этих мыслях он вдруг резко выпрямился. В бухте Фэрфилд на ней не было кольца! Он может это доказать.

Ему понадобилось несколько минут, чтобы выбраться на задний двор. Летом, после окончания первого курса университета, он превратил старые помещения для прислуги в холостяцкую квартиру.

Когда он включил свет, со стен ему улыбнулись женские лица, их было больше десятка. Эти фотографии принадлежали его младшему брату Густаву. Максим посмотрел на ближайшую — Густав так и не освоил искусство обрамления. На девушке, которой с виду было около двадцати, не было ничего, кроме мокрой футболки с эмблемой Гарварда. Она улыбалась.

Пересекая комнату, он мимоходом подумал, знает ли Кэндис о том, что она по-прежнему открыта всем взглядам, что здесь ее фотография, увеличенная до размеров плаката. Вероятнее всего, она считает, что ее прошлые выходки сохранились только в воспоминаниях. Они с Гасом женаты уже шесть лет, растят двоих детей и полдюжины спортивных лошадей. Им принадлежат несколько сот акров выпасов в Кентукки.

Максим пробормотал проклятие. Мысль о женитьбе начала его раздражать. У дверей спальни он снова приостановился.

Почти во всю комнату располагалась резная кровать в форме шхуны. Матрас лежал там, где должна была находиться палуба. Нос «судна» украшала кокетливая русалка. Это было одно из самых странных приобретений прадеда Виллема, которое пролежало большую часть прошлого века на чердаке, пока прошлым летом Максим не забрал кровать себе.

Глядя на пышные формы русалки, он поймал себя на том, что снова отвлекся. Любая мелочь будила в нем тайное влечение к Джорджиане Манчестер. Она была невероятно женственна. Ее тело было настолько восхитительным, что он не знал, реальны ли их объятия, пока их губы не встретились. А тогда ему хотелось стать еще ближе к ней.

А ее голос! Боже, он был похож на ласку. Каждый тон, даже полутон этого грудного богатого голоса он ощущал как нежное прикосновение пальцев.

Он судорожно вздохнул, ощущая прилив желания, стремительный и мощный.

Найдя ее на ярмарке, он невероятно обрадовался, и ее неожиданное исчезновение почти не умерило этой радости. Он уже знал, как отыщет свою неуловимую незнакомку. Он видел, как она села в пикап Коры Уолтон, и не сомневался в том, что адрес Коры сможет узнать через газету. Даже не подумав о причине своего появления у миссис Уолтон, он поехал прямо к ней, зная, что она поможет ему найти Джорджиану.

Это его удивило. Он сознавал, что ведет себя глупо, но ничего не мог с собой поделать. Им двигало воспоминание о том, как Джорджиана отреагировала на их первый поцелуй. Он почувствовал ответную дрожь, прикоснувшись к ее щеке, перед тем как поцеловать ее во второй раз. В то мгновение она не меньше его самого находилась во власти вспыхнувшей между ними страсти.

Годы газетной практики научили его быстро составлять мнение о людях и различных ситуациях, развили умение оценивать эмоциональное состояние незнакомых людей. Нарочитая демонстрация обручального кольца была защитной реакцией не только против него, но и против нее самой. Он прочел это в ее взгляде, и именно это теперь не давало ему покоя.

«Я не сплю с замужними женщинами!» Произнеся эту фразу, он почувствовал себя немного лучше, вспомнив, зачем пришел сюда.

В фотомастерской, примыкавшей к спальне, он включил свет — и его снова встретил десяток фотографий, приколотых к стенду для просушки. На всех этих снимках была запечатлена одна и та же женщина.

Его взгляд жадно выискивал самую важную фотографию. Найдя ее, он удовлетворенно хмыкнул и поспешно снял со стенда.

Она убирала с лица прядь растрепанных ветром волос. И на ее пальце не было обручального кольца!

Не отдавая себе отчета в том, почему так поступает, он развел проявитель и напечатал теперь уже все тридцать шесть кадров. Все карточки были промыты и закреплены для просушивания.

Она смотрела прямо в объектив, и ее глаза были цвета золотой осенней листвы. Он видел эти глаза вблизи — и тогда их поразительная глубина была еще заметнее. Брови ее немного хмурились, так что над изящным носом образовалась едва заметная складочка. Его взгляд остановился на ее приоткрытых губах — и он снова почувствовал острое желание.

Проводя пальцем по поверхности фотографии, он словно прослеживал очертания пухлой нижней губы. Он целовал эти губы, знал их форму и вкус, помнил их нежность… У нее была удивительная способность будоражить все его чувства, даже теперь, когда он знал, что она для него недоступна.

— Почему именно ты? — тихо спросил он, как будто ее изображение, так сильно притягивающее его, могло дать ответ.

Он почувствовал влечение к ней еще тогда, когда не слышал ее голоса, не знал наверняка, какой у нее цвет глаз, не прикасался к ней. Может быть, его притягивало что-то, для чего она послужила только символом? Или дело в том, что он воспринял ее появление как вызов? Не исключено, что ему просто понадобилось отвлечься от работы, от проблем, связанных с делом, унаследованным им? Вот это-то казалось более вероятным.

В его жизни менялось многое — и перемены происходили слишком быстро. Он словно завис между своей прежней жизнью, с ее стремительными приключениями и независимостью, и новой, в которой чрезвычайно ответственной была его роль главы корпорации и семьи.

Неудивительно, что эта фантазия приобрела над ним такую власть. Скорее всего его воображаемая леди просто не существует.

Эта мысль его поразила. Он схватил фотографию и поднес к свету, словно надеясь прочесть тайну, скрывавшуюся в ее глазах. Там, в их темной глубине, таилось некое тайное знание, которое будило его репортерский инстинкт. Она казалась такой одинокой, ожидающей чего-то или кого-то… Он готов был биться об заклад, что под этой маской самообладания таится еле сдерживаемая страсть. Почему она кажется такой ранимой и встревоженной? Чего она могла бы бояться?

— О Боже! — простонал Максим и бросил фотографию.

Все эти размышления были форменной глупостью. Ведь не намерен же он приблизиться к ней снова?.. Одного этого предположения оказалось достаточно, чтобы у него вновь отчаянно забилось сердце.

Незабываемый вкус ее губ по-прежнему оставался с ним. А это таило опасность. Для него… и для нее.

Глава 5

— Вы удовлетворены?

— Трудно сказать, — пробормотала Джорджиана.

На часах было 7:09 утра: слишком раннее время, чтобы спокойно воспринимать покровительственный тон Алана Берда.

— Зачитайте мне первую часть еще раз.

— Которую? Где говорится, что Максим Константин Дехуп не женат? Или что он бесстыдно богат? Или ту, где упоминается, что в модном журнале для женщин его занесли в число самых привлекательных мужчин года? Или…

— А, давайте вообще забудем об этом разговоре! — недовольно прервала его она.

— По… утрам… ворчит.

Алан Берд намекал, что он записывает эти слова.

— Не смейте! — раздраженно воскликнула Джорджиана. — Мое дело, которое завели ваши люди, и без того переполнено фактами и фактиками. Готова поклясться, что вы даже знаете, какую зубную пасту я предпочитаю.

Когда Алан хладнокровно назвал ее, Джорджиана взорвалась:

— Боже правый! Неужели для вас нет ничего святого, ничего личного? Ох, меня сейчас стошнит!

Она с отвращением швырнула трубку на рычажок. Телефон тут же зазвонил снова. Она выждала десять сигналов и только потом снова сняла трубку.

— Проехали! — рявкнула она.

— Рад это слышать.

Наступило короткое молчание, в течение которого Джорджиана успела понять, что прозвучавший голос не принадлежал Алану.

— Кто это? — спросила она, испытывая смущение и досаду из-за того, что обрушила свой гнев на незнакомого человека.

— Максим Дехуп. — Новое молчание. — Вы не повесили трубку!

Казалось, это его искренне обрадовало.

— А надо было?

Ее голос звучал холодно и отстраненно, но в том, что она в этот момент испытывала, не было места ни холоду, ни отстраненности. Одного только звука его голоса оказалось достаточно, чтобы по ее спине пробежали волны радостного возбуждения. Это было просто невероятно…

Откуда у него ее телефон? Следует ли ей спросить об этом?

— Вы все еще сердитесь. — В его словах сквозил мягкий юмор. — Я не удивлюсь, если окажется, что вы меня заказали.

Джорджиана попыталась засмеяться, но у нее перехватило дыхание.

— Эй, я ведь просто пошутил! — поспешно воскликнул Максим. — Если вы сомневаетесь в моей искренности, передайте трубку вашему мужу — я попрошу у него прощения.

— Моего мужа здесь нет, — медленно проговорила она, понимая, что ненужная ложь может только осложнить ситуацию.

Максим постарался не выказать удовольствия, которое ему доставило это известие.

— Я действительно готов извиниться, миссис Манчестер, — сказал он, с трудом обращаясь к ней как к замужней женщине. — Я не догадывался о том, что вы замужем, пока вы не заострили на этом мое внимание.

— Знаю, — вынуждена была признать Джорджиана. — Давайте договоримся, что это было просто недоразумением.

Прекрасно! Ей удалось говорить чуть более приветливо, но по-прежнему сдержанно.

— Вы все еще выбиты из колеи. — На это замечание она не ответила. — Мне бы хотелось передать вам кресло-качалку. Вы разрешите привезти его сегодня днем?

Качалка! У Джорджианы резко поднялось настроение, а потом столь же резко упало.

— Боюсь, что не могу принять ваше щедрое предложение, мистер Дехуп. Я не в состоянии возместить вам ту сумму, которую вы на нее потратили.

Еще одна томительная пауза.

— Похоже, в общении с вами я сделал на редкость много промашек.

Джорджиана пожала плечами:

— Будут другие ярмарки и другие покупки.

— Вам очень хотелось купить это кресло. Почему?

«Он человек прямой и напористый», — подумала она, снова пугаясь. Ей надо быть осторожной.

— Несколько лет назад у меня была травма позвоночника. Иногда начинает болеть спина. Я подумала, что в качалке мне будет удобнее.

— Я не мог бы произвести более неблагоприятного впечатления, даже если бы специально постарался!

Джорджиана сочла нужным промолчать. Впечатление, которое он произвел на нее, замужняя женщина обнаруживать не имеет права.

— Давайте просто скажем, что не суждено, мистер Дехуп.

— Говорите просто — Максим… Вы должны принять у меня это кресло в качестве подарка или как возмещение причиненного вам ущерба, чем бы вы ни предпочли его считать. Я завезу его примерно в половине пятого. Увидимся.

Джорджиана секунду смотрела на замолчавший аппарат. Максим Макси-миллионер Дехуп заедет к ней около пяти, когда принято пить чай.

— О Господи! — простонала она и повесила трубку.

Телефон зазвонил прежде, чем она успела разжать пальцы. Это не должно было удивлять — и все равно удивило.

— Вы просто не клали трубку? — сразу же спросил напряженный голос.

— Был еще один звонок, мистер Берд, — сообщила она мечтательным тоном.

— От Максима Дехупа, — промолвил Алан. Джорджиана подпрыгнула, словно ее укололи иголкой.

— Вы что, поставили на этот телефон «жучок»? Ну и ну! Поставили? Если поставили, то я уеду из этого города и адреса вам не сообщу!

— Это не второразрядный приключенческий фильм, миссис Манчестер. Мы «жучки» на телефоны не ставим.

Судя по тону Алана, он был недоволен ею так же сильно, как и она сама собой. Если Алан раньше только подозревал ее интерес к Дехупу, то теперь он уверился в этом окончательно.

— Давайте покончим с этим раз и навсегда, — продолжил Алан уже совсем иным, нейтральным, тоном профессионала. — По моим данным, Дехуп знает не более того, что вы сами ему сказали. Он заинтересовался красивой женщиной, только и всего. Так что я хочу вас предостеречь: обдумывайте то, что будете ему говорить. Пока он ничего не подозревает, но он — журналист и легко может почувствовать что-то неладное.

Джорджиана мгновенно опомнилась:

— Вы советуете мне не иметь с ним никаких дел?

— Что-то вроде того. Это не игра. Мы не стали бы прибегать к таким предосторожностям, если бы не считали ситуацию потенциально опасной.

— Знаю. — Джорджиана попыталась справиться с волной страха, от которого у нее вдруг перехватило горло. — Я не сделаю ничего, что поставило бы вас в неловкое положение, и не буду рисковать своей безопасностью. Даю вам слово.

— Джорджиана? — В голосе Алана слышалась легкая усталость, и она впервые осознала, что он, наверное, не спал всю ночь, работая ради ее безопасности. — Дехуп принадлежит к мировой элите. Будьте осторожны. Он может оказаться одним из тех, кто готов преследовать женщину, не обращая внимания на то, есть ли на ней обручальное кольцо.

Она обрадовалась, что Алан не упомянул о том, что занимало их более всего.

— Я могу сама о себе позаботиться. А если нет, то вы сможете приехать меня навестить.

— Вы имеете в виду — в качестве старшего брата?

— Что-нибудь в этом роде.

Алан рассмеялся, и она поняла, что снова смогла вернуться на твердую почву.

— А что ваша соседка скажет по этому поводу?

— Если она не поверит, что вы мой брат, мне просто придется чистосердечно признаться в измене мужу.

— Джорджиана!

— Какой вы ханжа! — шутливо возмутилась она. — До свидания, Алан. И спасибо вам. Я часто говорю эти слова. И говорю искренне.

— Такая у меня работа! — жизнерадостно ответил он.

Однако что это за человек — Алан Берд? Она ни разу с ним не встречалась и знала только его голос в телефонной трубке.

— Ну ладно! Надо готовиться к приему гостя! — сказала она и вскочила с постели.


— И почему я согласилась, чтобы он приехал? — простонала Джорджиана два часа спустя, стирая пыль с журнального столика.

От одной мысли, что ей предстоит снова оказаться рядом с Максимом Дехупом, у нее учащалось дыхание. Этот человек действовал возбуждающе, вторгаясь в ее безмятежность.

Конечно, он не дал ей возможности вовремя принять нужное решение. Ведь Алан сказал ей, чтобы она держалась подальше от Максима Дехупа! Но ей так хотелось получить кресло-качалку! Она просто сгорала от желания стать его владелицей. И если это поможет Дехупу не чувствовать себя виноватым, она готова его принять. Кресло идеально впишется в ее спальню, и она сможет качаться в нем во время чтения.

Джорджиана посмотрела на лестницу, которая вела из прихожей наверх. Поможет ли ей Дехуп поднять кресло? Можно ли просить его о такой услуге? С другой стороны, кресло весьма большое. Как она поднимет его на второй этаж одна?

Джорджиана бросила взгляд в сторону камина — нужны дрова. Она принесет немного поленьев, разожжет огонь, а потом быстренько поднимется, примет душ и переоденется.

— О дьявол!

Запас готовых дров в подвале уже давно кончился. Ей придется так или иначе наколоть щепок.

Через десять минут она стояла на заднем дворе возле поленницы, стараясь справиться с застрявшим топориком.

— Ты меня не желаешь слушаться! — проворчала она, колотя по обуху молотком.

— У вас затруднение?

Джорджиана считала себя человеком, которого трудно смутить. Она ошибалась. Этот голос был ей знаком. И, надеясь, что еще не поздно скрыть, чем она занимается, она повернулась, пряча молоток и топорик за спину. Максим Дехуп! Проклятие!

На нем была замшевая спортивная куртка медового цвета — вполне по погоде. Винно-красный галстук съехал на сторону. Темная узорчатая рубашка.

Максим увидел на земле щепки — явные отходы ее неумелых попыток колки дров. Он чуть было не рассмеялся, но все же сдержался. К ее свитеру прилипли стружки, лицо раскраснелось, а вздернутый подбородок выглядел трогательно и забавно, так что обижать ее совсем не хотелось.

— Я, наверное, слишком рано, — сказал он, нагибаясь за колуном, который лежал на земле без внимания. — Я позвонил в дверь, но ответа не дождался. Ваша соседка сказала, что я найду вас за домом. — Он указал на поленницу. — Я закончу за вас.

Джорджиана не решилась посмотреть на то, что так самонадеянно приготовила для растопки.

— Это совершенно не обязательно, — сказала она, когда он нагнулся за поленом. — Я просто убивала время.

— Вам вообще не следовало этим заниматься, раз у вас болит спина.

Он прислонил колун к поленнице и с улыбкой направился к ней.

Когда он протянул руку к ней за спину и взялся за молоток, она решила, что прятать его нелепо. Его рука коснулась ее руки, отчего по ней до плеча разлилось тепло.

Если бы он не трогал ее, ей было бы гораздо легче сохранять хладнокровие.

Вблизи его улыбка была невероятно притягательной. И они стояли очень близко друг к другу. Он наклонился к ней и спросил:

— Вы очень привязались к этому инструменту, миссис Манчестер?

В глубине лазурных глаз, устремленных на нее, мелькнуло какое-то непонятное выражение. Джорджиана понимала, что ведет себя как последняя дура. Максим наблюдал за ней очень пристально, словно старался запомнить ее черты. А она могла лишь завороженно смотреть на него.

Оказалось, что она давно уже незаметно для себя выронила топорик с поленом. Он поднял его.

— Сейчас все исправим, — засмеялся он.

Его смех начинался неожиданно, вырывался свободно и легко из самой глубины его существа. Джорджиана улыбнулась. Ей нравился его смех. Ей нравилось в этом мужчине все. Это было просто отвратительно!

Подняв полено, он с силой ударил его концом по цементному покрытию — и полено развалилось на две аккуратные половинки, освободив топорик.

— Этот — для мелких работ, — объяснил Максим. — А чтобы колоть поленья, нужен колун. Давайте я вам покажу.

— Только не в этом костюме! — запротестовала она. Он развел руки, разглядывая себя.

— Наверное, вы правы. Держите.

Джорджиана мысленно похвалила себя за то, что ловко поймала топорик, полетевший в ее сторону. Максим бросил его ручкой вверх.

— Право… право, вам вовсе ни к чему… мистер Дехуп! — запротестовала она, когда следом за топориком ей в руки полетели его куртка, галстук и — о ужас! — даже рубашка.

С мимолетной улыбкой он вернулся к поленнице и взялся за тяжелый топор.

— За работу!

Джорджиана растерянно посмотрела на одежду, оставшуюся у нее в руках. Рубашка оказалась невероятно мягкой. Шелк. А кожа на куртке такая нежная — великолепная замша! Глядя на своего неожиданного помощника, она не знала, что и думать.

Обнаженный по пояс, он был более высоким и мощным, чем выглядел в одежде. И было что-то еще… Многие мужчины без одежды казались просто голыми — другого слова тут не подобрать. Максим Дехуп держался совершенно непринужденно, словно одевался только из уважения к обычаям, а сам вполне мог бы обойтись и так.

Ей было вполне понятно почему — смуглая кожа лица не была следствием летнего загара, все его тело отливало бронзой…

Джорджиана снова поймала себя на том, что пристально разглядывает его. Надо полагать, он демонстрировал свои великолепные мускулы исключительно из тщеславия.

«Жаль, что он так чертовски хорош собой!» — подумала она.

Ей хотелось презирать его, но вместо этого она ощущала, как у нее под свитером копится жар.

— Холодно, — вопреки очевидности сказала она, неловко пытаясь завязать разговор.

Максим улыбнулся: от него не укрылся ее заинтересованный взгляд.

— На севере Аляски такая погода считается жаркой. Стоило только температуре подняться выше отметки плюс пять, как мы раздевались догола и ложились загорать.

— Не думаю, чтобы миссис Уолтон это позабавило, — покачала она головой.

Максим повернулся в сторону соседского двора и помахал рукой, словно кого-то увидел, а затем озорно улыбнулся:

— Как вы считаете, она видела достаточно?

— Я — так уж точно, — тихо проворчала Джорджиана. — Если вы настаиваете на том, чтобы заняться физическим трудом, то я пойду в дом и переоденусь, — бросила она и направилась к заднему крыльцу. Не годится стоять и глазеть на него. — Когда устанете, постучите!

Горячий душ был как нельзя кстати. Он немного разогнал настойчивое биение крови, которое не проходило с той минуты, когда она услышала у себя за спиной голос Максима. А когда он разделся у нее на глазах, биение сердца стало нестерпимым. Ей отчаянно хотелось прикоснуться к этим роскошным мускулам, почувствовать, как они горячо перекатываются под ее ладонями. И Максим прекрасно это понимал!

Он нарочно ее провоцировал. И в ней говорило отнюдь не тщеславие. Она уже двадцать четыре года видела в зеркале свое отражение и прекрасно знала все свои недостатки. Решительный подбородок не позволял ей считаться хорошенькой. Она была невысокого роста, немного коренаста и никак не походила на стройную фотомодель. В целом — симпатичная, но обыкновенная. Мужчины, которые бы ее заинтересовали, не увивались вокруг нее. Остается одно: Максим Дехуп просто развлекается.

— Решил пойти по трущобам! — съехидничала она, протягивая руку за махровой простыней.

Обмотав ею тело, она вышла из душа, твердо намереваясь не стать игрушкой пресытившегося миллионера, каким бы привлекательным он ни казался.

И в то же время стук топора магнитом притягивал ее к окну. Осторожно отодвинув занавеску, она выглянула во двор.

Максим продолжал работать, и груда аккуратных поленьев быстро росла. Когда он нагнулся за очередным чурбаком, тонкая, словно масляная пленка пота заблестела на его атлетических плечах.

Пальцы Джорджианы судорожно сжались, сминая накрахмаленную оборку занавески. Ах, до чего ж приятно было на него смотреть!

Вечернее солнце золотыми лучиками играло в его волосах. Мускулы спины и рук наливались, когда он поднимал топор вверх, чтобы потом мощно опустить его прямо в середину стоящего полена. Удар — и две половинки готовы.

Джорджиана вынуждена была признать, что хотя Максим Дехуп и считается богатым плейбоем, но топором он орудует так, словно работал им всю жизнь. Неудивительно, что он в такой прекрасной форме! Его мускулы натренированы и закалены физическим трудом.

«Может быть, он всегда рубит дрова, чтобы произвести впечатление на своих подружек?» — спросила она себя и тут же рассмеялась над столь абсурдным предположением.

Наверное, шорох занавески привлек его внимание: он неожиданно посмотрел на ее окно. Испугавшись, что любое движение выдаст ее, Джорджиана застыла до тех пор, пока он снова не вернулся к работе. Он ее не заметил… По крайней мере она на это надеялась!

Спустя четверть часа она уже была одета в свой любимый свитер цвета нефрита и черные шерстяные брюки. Задержавшись у зеркала, она подвела глаза темно-серым карандашом и наложила дымчатую тень. Немного поколебавшись, стала выбирать духи. Они были ее слабостью. Совсем недавно она купила экзотическую смесь, предназначенную для вечерних встреч, полных обещаний. Однако здравый смысл возобладал, и она выбрала не их, а легкие, чуть смолистые духи.

— Можете входить! — спустя минуту крикнула она от двери кухни.

— Я почти закончил! — отозвался он.

Джорджиана замялась, глядя на него сквозь сетчатую дверь и покусывая губы. Она будет чувствовать себя ужасно глупо, если останется стоять и смотреть. И потом, это будет для него лишним стимулом продолжить странную игру, которую он затеял.

«Стоит пока заняться приготовлениями к обеду», — решила она и вернулась на кухню. К рогаликам, которые она собиралась выпечь из цельного зерна, у нее целый день кипел на маленьком огне горох. Он уже хорошо разварился и загустел, так что оставалось протереть его через сито и разбавить молоком, чтобы получился суп.

Она уже доделывала пюре, когда открылась задняя дверь.

— Фью! Сейчас бы я не отказался от пива! Максим стоял в дверях с охапкой поленьев. Стерев струйку пота со лба, он широко улыбнулся. Глаза неспешно скользили по ее фигуре, пока он стоял, привалившись обнаженным плечом к дверному косяку.

— Готов побиться об заклад, что пива вы не пьете.

— Да, — подтвердила Джорджиана, отводя взгляд. — Но кажется, здесь есть что-то похожее. Английский эль, если я не ошибаюсь. Рядом с вином. Угощайтесь. — Она указала ему на буфет. — Я положила ваши вещи в гостиной. Можете воспользоваться ванной. Первая дверь направо на втором этаже.

До нее донесся его довольный возглас:

— Прекрасно!

А в следующую минуту он уже снова заглянул на кухню, размахивая темной бутылкой.

— Мое почтение вашему супругу, когда он приедет!

— Супругу? — растерянно произнесла Джорджиана, когда он скрылся.

Видимо, Максим решил, что это ее дом и что ее муж вот-вот вернется к обеду.

Она замерла, устремив невидящий взгляд на сито. Интересно, что он сделает или скажет, обнаружив, что сегодня никакой муж не вернется… как, впрочем, и в любой другой вечер? Однако сама она сообщать об этом не намерена.

Вскоре она услышала, как наверху в ванной льется вода — Макси-миллионер принимает душ. Это вызывающе, если он знает, что с минуты на минуту домой явится ее муж. Неужели он не догадывается, что ведет себя бесцеремонно? Или ему все равно? Может, он решил, что было бы забавно поставить ее в неловкое положение и досадить мужу? За их недолгое знакомство он продемонстрировал удивительное равнодушие к правилам приличия и чувствам окружающих. Видимо, мистер Дехуп полагает, что деньги дают человеку особые привилегии.

— Невыносимый тип!

Она протерла остатки гороха и вдруг весело расхохоталась. Возможно, она преподаст мистеру Дехупу хороший урок!

Накрыть стол было делом одной минуты. Она достала скатерть и хрусталь, добавила пару серебряных подсвечников со свечами, которые особенно хорошо смотрелись около серебряной чаши с бутонами осенних роз, сорванных днем. Третий прибор для гостя она поставила специально неаккуратно, словно он был добавлен в спешке.

В гостиной она разожгла огонь, поставила поднос с двумя рюмками и графин с бренди у дивана, а потом завела пластинку с негромкой джазовой композицией. Когда она выключила верхний свет, разожженный камин залил комнату теплым чарующим светом.

Подбоченившись, она оценивала свою работу. Только идиот не поймет, на что намекают свечи и бренди. А огромное пространство белого меха… Ну, тут возможности очевидны. Интимный вечер для двоих — для них с мужем. А он будет третьим лишним. Если все сложится удачно, ей даже не придется ничего говорить.

К тому времени, когда суп, в который она добавила молока и хереса, снова тихо забулькал, ей уже хотелось, чтобы он поскорее спустился вниз. Но через несколько минут после того, как перестала литься вода, пронзительно завыл ее фен. Максим явно чувствует себя как дома.

— Ну же! — прошептала она, отправляя в духовку первый противень с рогаликами.

На часах половина шестого — рановато для того, чтобы муж вернулся домой после напряженного рабочего дня. Но это не имело значения. Она рассчитывала, что ее гость уйдет раньше, чем возникнет подобная ситуация.

— Ну вот, я снова в пристойном виде!

Максим спускался вниз по-прежнему без рубашки. Глядя на него, Джорджиана почувствовала, как у нее снова участился пульс, Ну почему он не одевается? Рассчитывает, что она встретит его стриптиз аплодисментами?

— Чем вы зарабатываете себе на жизнь, мистер Дехуп?

Вопрос вырвался у нее невольно, но оказалось, что она нашла прекрасный способ его смутить. Взглянув на него, она поймала на его лице выражение неприкрытого удивления.

— Похоже, в Плаудене вы недавно, — заметил он, усаживаясь перед столиком, за которым она работала.

— Совсем недавно, — подтвердила она, не отрываясь от фруктов, которые резала для салата.

— Вы читаете газеты?

В любой другой момент она отреагировала бы на это иначе, однако его самоуверенность раздражала.

— Почти никогда, — небрежно бросила она. — И уж конечно, не местную. В ней обычно читать нечего, кроме рекламы бакалеи и остатков новостей, на которые никакие другие издания не польстились.

Наступило тягостное молчание.

— Не хотите ли еще эля? — вежливо спросила она, поднимая голову.

Джорджиану удивил гнев, который она прочла на его лице. Удивил тем паче, что этот гнев был обращен явно не на нее. Однако она все равно решила осведомиться:

— Я сказала что-то не то?

В его глазах вдруг загорелись озорные искры.

— Ну что вы! Вы сказали истинную правду. Она пожала плечами:

— Что ж, оставим дальнейшие комментарии. Вы ведь останетесь обедать? Мы с Эдвардом не устраиваем ничего замысловатого. Будет суп, фруктовый салат и домашний хлеб. Но всего вдоволь.

В его глазах блеснул какой-то странный огонь, но он тут же опустил темные ресницы. А в следующую секунду на его лице вспыхнула торжествующая улыбка.

— Буду рад.

Она кивнула, боясь, что голос ее выдаст. В его ответе не было никаких колебаний. Он не спросил, будет ли против муж и может ли он врываться вот так в дом, без предупреждения. Он добился того, чего хотел, — приглашения провести в ее доме еще какое-то время. Но зачем это ему понадобилось?

— Можно мне затопить камин?

Джорджиана встретилась с его блестящими глазами, в которых искрился смех. Зажечь огонь… еще чего! Так она ему и позволит!

— Уже разожгла. Я вполне в состоянии обо всем позаботиться сама.

— Я вам верю, — кивнул Максим и, понизив голос, добавил: — Но порой самые приятные моменты в жизни — это те, которые ты с кем-то разделил!

— Эдвард бы с вами согласился, — ответила она с лукавой улыбкой.

Его лицо мгновенно стало бесстрастным. Джорджиана поняла, что ее улыбка его раздосадовала. Или, может быть, упоминание о ее муже?.. Дехуп с ней флиртует, и ему не понравилось напоминание о ее семейном положении.

Так ему и надо!

— Но вы можете все-таки проверить, как разгорелись дрова.

Когда Максим вышел в гостиную, Джорджиана протяжно вздохнула. Да, вот что такое нахальство! Она только что оскорбила издателя-миллионера, и ей это сошло с рук! Конечно, он думает, будто она не знает, кто он такой. Джорджиана снова улыбнулась. Она не собирается с ним откровенничать!

Но вскоре он все же попытался вызвать ее на откровенный разговор. Прежде чем он заговорил, она успела заметить, что он уже наполовину застегнул рубашку.

— Сколько времени вы замужем?

В этом вопросе не было ничего предосудительного, но тон был весьма воинственный.

— Не так уж много. Меньше двух месяцев, — ответила Джорджиана с искренним недоумением.

— А сегодня у вас какой-то особый день? — Он хмурил брови.

— Когда вы женаты всего два месяца, то каждый день — особый.

Ее гортанный голос придал словам весьма откровенный смысл. Значит, он увидел ее приготовления в гостиной и понял намек…

Лицо Максима помрачнело еще сильнее.

— Похоже, ваш муж весьма преуспевает, раз вы сразу смогли купить такой чудесный дом.

Она безмятежно улыбнулась:

— Согласна с вами, мистер Дехуп.

У него хватило совести покраснеть. На скулах выступили яркие пятна.

— Глупо было спрашивать. Прошу прощения.

Он посмотрел на часы — дорогой кусок золота, который она прежде не заметила. Такие должны стоить не меньше пятнадцати тысяч долларов, а ведь исполняют ту же функцию, что и тысячи других, гораздо более дешевых часов!

— Черт! Совсем забыл, у меня деловое свидание. — Избегая встретиться с ней взглядом, он заправил рубашку в брюки. — К сожалению, я не смогу остаться. Передавайте привет мужу. Может, в другой раз…

— Конечно, — ответила Джорджиана, не пытаясь назначить новую встречу. — Да, насчет кресла…

— Я оставил его на парадном крыльце. Извините, действительно опаздываю.

Джорджиана проводила его в гостиную, где он взял свою куртку, а потом — в прихожую. Только там он обернулся и протянул ей руку.

Она не могла отказать ему в рукопожатии и неохотно протянула свою, которую он неожиданно крепко сжал. Она встретилась с ним взглядом и запоздало поняла, что совершила ошибку.

Долгие секунды они стояли, глядя друг на друга, и в их глазах читалось взаимное желание. Джорджиану захлестнула волна чувственности — и она даже не пыталась с ней бороться. Где-то в уголках сознания, где еще оставался некий здравый смысл, она отмечала странное воздействие всего лишь его прикосновения. В какое-то мгновение она словно подалась ему навстречу, притягиваемая силой, против которой устоять было невозможно. Но уже в следующий миг он выпустил ее руку — и между ними разверзлась пропасть.

— До свидания, миссис Манчестер.

— До свидания, мистер Дехуп.

Примерно час спустя зазвонил телефон. К этому времени суп уже давно выкипел, а рогалики сгорели.

— Миссис Манчестер?

— Алан? Если вы откопали какую-то грязь относительно мистера Дехупа, то это меня не интересует.

— Джорджиана, у меня новости. По правде говоря, случилось то, чего мы боялись. Позвольте все по порядку.

Глава 6

Было три часа ночи. Свет уличного фонаря лился сквозь открытое окно. Прозрачные занавески колыхались в желтоватом луче под прохладным осенним ветром. Соседи закрыли окна и задернули шторы, чтобы защититься от ночного холода. Никого из них не пугала, не душила ночная темнота.

Джорджиана так и не сняла свитер и брюки. Она лежала на постели, широко открыв глаза, и смотрела в потолок. Прежде все это представлялось ей веселой шуткой, игрой в шпионов для взрослых. Она не верила, что ей грозит какая-то опасность. Она даже сама придумала себе псевдоним — миссис Эдвард Манчестер. Как женщина замужняя, она будет считаться более респектабельной и достойной доверия. Это была игра. Мера предосторожности, как в той поговорке насчет береженого, которого Бог бережет. Но неожиданно игра закончилась. Необходимость надежного убежища стала реальностью.

В отделе юстиции эту игру назвали арестом, обеспечивающим безопасность свидетеля. Ей необходимо было покинуть дом на несколько недель или месяцев, пока не начнутся слушания по делу. Она — ключевой свидетель обвинения. Ее хотят уберечь от лишних страхов или давления со стороны.

Все это должно было стать неким длительным отпуском. Они договорятся с ее работодателями, что по возвращении ее место будет сохранено за ней. Это не причинит особого беспокойства, если она выработает правильное отношение к происходящему, сохранит равновесие и чувство юмора.

Она согласилась, чтобы ее отправили в Плауден в штате Коннектикут, где Алан Берд стал ее связным. Друзья и родственники не должны были знать о том, куда она уехала. Родители находились за пределами страны, и ей не хотелось их тревожить.

Случайный свидетель. Как часто ей приходилось читать или слышать эти слова в криминальной хронике! Ей всегда было жаль тех невезучих людей. И тем более в голову не приходило, что в один прекрасный день она сама станет случайным свидетелем преступления. Два месяца назад именно это и случилось.

Джорджиана зажмурилась, на глаза снова наворачивались жгучие слезы.

Она только-только начала карьеру адвоката: сдала весной экзамен и начала работать в местном отделении адвокатуры. Может быть, все произошло из-за ее чрезмерного рвения?

Эстасио Гонсалес и раньше нарушал правила отбывания условного наказания. Он часто являлся на поверку на день позже назначенного срока, улыбаясь той чувственной улыбкой, благодаря которой стал кумиром половины девчонок со Стейтлайн-стрит. Этот пятнадцатилетний красивый и рано созревший латиноамериканец был грубовато-обаятелен и не лишен городского лоска. И в то же время его улыбка становилась сладкой как мед, теплой и золотистой, если адресовалась женщине. Впервые Джорджиана увидела Эстасио, когда он с матерью пришел в ее отдел обсудить проблемы, связанные с арендой жилья. Он молчал, но она обратила внимание на то, как он ободряюще улыбался матери всякий раз, как та на него смотрела.

Когда они встретились во второй раз, в полицейском участке, она не могла поверить в то, в чем его обвиняют: убил хулигана в ножевой драке. Этот-то паренек, с такой сладкой улыбкой?..

Потом она села напротив него в камере, и обвинение уже не показалось ей таким абсурдным. Когда она спросила Эстасио, почему он убил того парня, улыбка с лица его исчезла, и оно стало холодным и бесстрастным.

Он пожал плечами, мускулистые контуры которых были хорошо видны под разорванной рубашкой.

— Он назвал мою мать…

И юноша разразился длинными испанскими проклятиями, которых Джорджиана не знала и не хотела понимать. Но она поняла другое: Эстасио любил мать и ответил на эти оскорбления так, как диктовал закон улицы, — насилием.

Ему повезло. Как несовершеннолетний и не имеющий судимости, он вышел на свободу, проведя два месяца в тюрьме для малолетних правонарушителей.

Поначалу он являлся в отделение адвокатуры вовремя, потом начал пропускать назначенные ему сроки явки. У него была работа, но Джорджиана сомневалась в том, что его заработка хватило бы, чтобы иметь такой шикарный гардероб. А еще больше ее тревожил новый блеск, который появился в его черных глазах. Она подозревала, что он связался с наркотиками — своеобразной панацеей от бедности, которая так распространена в гетто.

Именно поэтому она отправилась его искать, когда он снова не пришел. У нее был его домашний адрес.

Она решила отыскать его и по-дружески поговорить. Эстасио дома не оказалось.

Она не могла предусмотреть, что у машины спустит колесо и она не сможет его поменять из-за боли в спине. В вестибюле ей показали телефон-автомат, и, позвонив в гараж, она села ждать в автомобиле.

Поздно вечером городские улицы бывают пустынными, особенно окраинные. Целый час никого не было.

Когда наконец на улицу кто-то зарулил, Джорджиана облегченно вздохнула. Но оказалось, что это не машина из гаража. Из нее вышли двое, которые вошли в дом Эстасио. Она тоже вышла, чтобы сделать еще один звонок. Рабочий из гаража не приехал — пора было звать на помощь друзей.

— Идиотка! Идиотка!.. — бормотала Джорджиана.

Только теперь она поняла, насколько глупо поступила. Ее могли избить, ограбить, изнасиловать… Ей стало страшно из-за того, что она застряла в этом районе, да еще в такое позднее время.

Как только она вошла в вестибюль, ей стало ясно, что она поступила опрометчиво. В свете лампы без абажура она ясно увидела двух приехавших мужчин — и третьего. Она видела их доли секунды и поняла, что не забудет никогда. Они обменивались упаковками, на которых не бывает этикеток. Она угодила на встречу наркодельцов!

В руках одного из них вдруг появился пистолет. Она успела увидеть ослепительную вспышку, услышать выстрел, отбросивший третьего на кирпичную стену, и бросилась назад.

Она не поняла, что бежит, пока ее вытянутые руки не наткнулись на прохладный металлический корпус машины. Второй выстрел разнес ветровое стекло ее машины. Она метнулась вперед, угодив в сточную канаву…

Звук полицейских сирен показался ей сном. Даже когда ее увозили с улицы, она кричала и отбивалась, пока резкий окрик полисмена не заставил ее прийти в себя.

Джорджиана громко всхлипнула. Ей казалось, что она тонет в воспоминаниях, в том ужасе, который она пережила два месяца назад. Она убеждала себя в том, что сейчас ей ничто не угрожает, что она в безопасности.

Убитый оказался полицейским, который работал конспиративно. Преступников задержали, а ее свидетельские показания могли, бесспорно, помочь властям отправить наркодельцов в тюрьму с пожизненным сроком наказания.

Она — идеальный свидетель, уверяли ее юристы: она умна, она — адвокат, она не колеблясь смогла бы указать на преступников на опознании. С ее помощью обвинение рассчитывает представить суду идеально подготовленное дело.

Джорджиане и в голову не пришло, что она могла бы отказаться от дачи показаний. А известие о смерти Эстасио от передозировки наркотика, пришедшее неделю спустя после случившегося, только укрепило ее решимость добиться для преступников справедливого возмездия. Эти мерзавцы наживались на отчаянии и безнадежности таких, как Эстасио, и они должны получить по заслугам.

Один из преступников оказался на свободе спустя всего час после определения шестизначной суммы залога. Это могло означать только одно: у них имелись связи, прочные связи организованной преступности. Внесший залог рассчитывал, что сумма окупится.

Именно тогда Джорджиане предложили временно, до суда, уехать из города. Но теперь все осложнилось. Сообщение Алана Берда о том, что правительственные агенты потеряли из виду подозреваемого, вывело ее из душевного равновесия.

Джорджиана резко села на постели, обхватила руками плечи и постаралась унять дрожь. Она отказалась от предложения Алана сменить свое жилье в Плаудене и от полицейского надзора, обеспечивающего ее безопасность. Ей не хотелось жить в гостиничном номере, пока не найдут преступника, да к тому же в обществе женщины-полицейского. Как бы ни сложились обстоятельства, она отказывается от бегства.

Алан велел ей вести себя как можно осторожнее, ни с кем не общаться. Но гораздо больше пугало то, о чем он не говорил. Джорджиана не была дурой. Она понимала, что вышедший под залог преступник хочет убрать ее.

— О Боже!

На лице ее выступил пот, руки и ноги казались холодными как лед. Ее била неудержимая дрожь, и она свернулась на постели калачиком. Ей приходилось читать про приступы страха, но не стало легче от того, что она понимала причину своего состояния. Паника поднималась в ней, царапала и без того саднящее горло — и вскоре ей уже казалось, что она не выдержит и закричит.

Джорджиану буквально подбросило на кровати, когда телефон на прикроватном столике вдруг ожил и пронзительно затрезвонил.

Два звонка. Три.

Она смотрела на него в темноте, словно это была змея, готовая к броску, которая укусит ее, если она протянет руку. А что, если это преступник?

Четыре… пять звонков.

— Господи, пусть он замолчит! Десять… одиннадцать… Тишина.

— Иду! Иду! — крикнула Джорджиана, с трудом спускаясь по лестнице.

Кто бы ни посмел позвонить ей в дверь до семи часов утра, он сейчас услышит все, что она о нем думает. Так Джорджиана уверяла себя, стараясь справиться со страхом. Надев халат поверх одежды, в которой она легла спать, она посмотрела в дверной глазок.

На ступеньках стояла Кора, надевшая пальто прямо поверх халата.

— Входите! Вы же замерзнете! — воскликнула Джорджиана, распахивая дверь. — В чем дело, Кора? Что-то случилось?

— Это я вас собиралась спросить. — От зоркого взгляда Коры не укрылись опухшие глаза и растрепанные волосы Джорджианы. — Вы не больны? — Она приложила прохладную ладонь к ее разгоревшейся щеке. — Вид у вас просто ужасный, и щека горит. Когда я среди ночи заметила у вас в гостиной свет, то испугалась, не случилось ли чего. А когда вы не подошли к телефону, я чуть было не отправилась к вам прямо ночью!

— Вы звонили? Когда именно? Кора потрепала ее по щеке.

— Вы не проснулись, правда? Я так и подумала! Я бы и сама еще спала в половине четвертого утра, если бы с вечера не забыла включить в теплице обогрев. Когда я это поняла, то вскочила как ужаленная. А теперь посмотрим, что с вами. Желудок не расстроен? Не знобит?

— Вы мне звонили!

У Джорджианы словно камень с души свалился. Но где она могла оставить свет? Заглянув в гостиную, она поняла, в чем дело: там горели обе настольные лампы.

— Наверное… наверное, я уснула, не обойдя в последний раз дом, — пробормотала она, снова поворачиваясь к Коре. — Извините, если заставила вас поволноваться. Вы очень добры, что пришли меня проведать.

— Глупости! — улыбнулась Кора. — Вам надо сейчас же лечь снова. А я пока заварю вам чаю. Руки у вас просто ледяные, милочка. Хотите я позвоню своему врачу?

Джорджиана покачала головой:

— Нет, пожалуйста, не надо. Со мной все в порядке. Правда. Я плохо спала. Я позабочусь о себе сама.

Кора снова прищурилась, и Джорджиана стала срочно придумывать какое-нибудь объяснение своей дурной ночи. В конце концов, эта женщина ее практически не знает и может заподозрить в чем угодно, а то и сообщить Роудсам, что они поручили дом не слишком благонадежной особе. А ей сейчас меньше всего хотелось куда-нибудь переезжать.

Джорджиана опустила голову, как бы заранее извиняясь за очередную ложь.

— Я… я вчера вечером получила от Эдварда весточку. Он позвонил откуда-то из Средиземноморья. Я даже не подозревала, как сильно по нему соскучилась. Плакала, пока не заснула.

— Ах, милочка моя! — проворковала Кора, заключая Джорджиану в объятия. — Бедняжечка моя, бедняжечка! Ну конечно, вы соскучились по своему молодому человеку!

Джорджиане было немного стыдно принимать прямо-таки материнские утешения соседки, и она твердо обещала себе вернуться и рассказать Коре обо всем, как только судебный процесс закончится. Она никогда не умела лгать, а обманывать такую добрую женщину было стыдно вдвойне.

— А теперь отправляйтесь наверх отдыхать! — приказала Кора, подталкивая Джорджиану к лестнице. — Вашему мужу меньше всего хотелось бы, чтобы вы извелись в его отсутствие. Когда немного придете в себя, приходите ко мне на чашку кофе. Заодно расскажете мне о том, как вы вчера повидались с мистером Дехупом.

Джорджиана мысленно охнула. От этой женщины ничего не скроешь! Закрыв за своей гостьей дверь, она поднялась наверх. Ей действительно больше всего хотелось вернуться в постель.

То ли визит Коры подействовал на нее успокаивающе, то ли при свете дня все казалось не таким мрачным, но когда в половине одиннадцатого Джорджиану разбудил телефонный звонок, она не раздумывая сняла трубку.

— Вы меня обманули!

Одурманенная сном, Джорджиана сладко зевнула.

— Кажется, это Макси-миллионер Дехуп? Не знаю, о каком обмане вы говорите, и, честно говоря, не интересуюсь. Оставьте меня в покое, мистер Дехуп, или я пожалуюсь на вас в полицию!

За секунду до того, как телефонная трубка опустилась на рычаг, Джорджиана услышала, как он уверенно произнес:

— Я приеду через десять минут!

А спустя минуту она уже снова сладко сопела среди груды подушек.

— Ну? Вы что, так и не собираетесь открывать дверь?

Джорджиана посмотрела в глазок. На крыльце стоял решительно настроенный Максим Дехуп, как он и обещал.

— Уходите! — приказала она, оставаясь под надежной защитой замка.

— Откройте же дверь, миссис Манчестер, или я устрою тут спектакль, который доставит удовольствие вашим соседям, — пригрозил он.

— Я сейчас позову мужа! — крикнула Джорджиана. Очередная ложь. Однако сейчас было неподходящее время, чтобы говорить правду.

Наступила короткая пауза. А потом он заговорил — громко и четко:

— Вам некого звать. И дом этот не ваш. Вы, миссис Манчестер, самозванка!

Джорджиана застыла на месте. Он все узнал! Ее пальцы судорожно сжали дверную ручку.

Когда она открыла, Максим стоял, упершись рукой в дверную раму. Джорджиана мельком заметила, что он без галстука и растрепан, гневом горели его ярко-синие глаза.

При виде его ее собственный гнев разгорелся заново.

— Не знаю, что вам удалось выяснить, но мне это неинтересно. Единственное, что я хочу знать: что вы собираетесь с этим делать?

Казалось, ее напористые слова застигли Максима врасплох. Сердитое выражение лица немного смягчилось, но ответ прозвучал все равно воинственно:

— А что бы вы предложили? Она гордо вскинула голову:

— Я советую вам уйти и забыть о том, что мы вообще встречались. Любой порядочный человек не стал бы… не стал…

Она с ужасом услышала, что ее голос дрогнул. О нет! Ей никак нельзя расплакаться перед ним. Вот это будет сенсация для его газеты!

— Уходите!

Он схватился за дверь, помешав Джорджиане захлопнуть ее прямо перед его носом.

— Минутку! — Он с силой толкнул дверь и вошел. — Не знаю почему, но мне кажется, что вы обязаны со мной объясниться. Зачем понадобился весь этот маскарад?

Джорджиана осталась стоять за дверью, словно это был щит, который может прикрыть от его гнева.

— Маскарад? — презрительно бросила она. — А как назвать фокус, который вы выкинули на ярмарке? Неужели вы думаете, что я поверила, будто вы поражены моей неземной красотой? Что вам от меня нужно, мистер Дехуп? — Не обращая внимания на его скептический взгляд, Джорджиана продолжала: — Вам не пришло в голову, что мне объяснят, кто вы такой? О да, я знаю: мистер Максим Дехуп — издатель-миллионер, владелец множества газет от Мэна до Джорджии. Как будто это обеспечивает вам особые привилегии! Со мной — нет, мистер Дехуп. Только не со мной. Меня не интересует то, что вы могли бы мне предложить.

Он скрестил руки на груди и смотрел теперь на нее с нескрываемым цинизмом.

— Если все, что вы говорите, — правда, то, видимо, мне изменяет память. Я не припомню, чтобы вы отвергли мой поцелуй в парке. И я, конечно, не придумал тот явный интерес, который вы проявили ко мне вчера.

Нарочитая пауза была рассчитана на оскорбление — и она произвела должный эффект. Джорджиана приоткрыла рот и возмущенно ахнула, но Максим был слишком раздражен, чтобы замолчать.

— Я могу прочесть те знаки, которые говорят, что я женщине интересен, и вы, леди, подавали их, а это хоть кого может сбить с толку!

— А я должна была сначала влюбиться в вас и только потом рассказать обо всем, что вас интересовало? — Ее обычно гортанный голос зазвенел от гнева. — Ах вы, тщеславный подонок!

Максим сердито встряхнул головой:

— Не уводите разговор в сторону. Если бы я не был вам интересен — так же, как вы интересны мне, — меня бы здесь не было. И не заблуждайтесь, считая, что между нами был только невинный флирт. — Он шагнул к ней. — Я уже давно не занимаюсь этими развлечениями для подростков. — Второй шаг — и он уже стоял совсем рядом. — Я играю в серьезные игры, миссис Манчестер.

— Аморальные! Неэтичные! И не пытайтесь прикрываться своим обаянием. Мы оба знаем, чего вы добивались с самого начала. Я не верила, что вы настолько беспринципны, что пойдете на… на… Ну так мой ответ: НЕТ. Н-Е-Т! Вам все понятно?

— Я пришел получить объяснения — и я их получу! — крикнул он.

Джорджиана покачала головой, но говорить не могла. У нее было такое ощущение, будто ее долго били. Она с самого начала подозревала, что Максим Дехуп — репортер, который рассчитывает на эксклюзивный материал. Но теперь, когда он открыто признался в этом, ей стало тошно — и она сама не понимала почему. Но это не имело значения. Важно было сохранить инкогнито, несмотря на досадный провал. Ей надо выяснить, что он собирается делать с полученными сведениями.

Не поднимая головы, она спросила:

— Как вы про меня узнали?

Максим вздохнул. Остатки его гнева рассеялись, пока он подыскивал слова, которые не выдали бы его чувств. Пора признаться хотя бы самому себе: его неудержимо влечет к этой недоступной женщине. Она играла, а возможно, втайне смеялась над ним. И от одной этой мысли он снова пришел в ярость.

Он бросил на нее быстрый взгляд. Она по-прежнему не поднимала глаз, а тонкие пальцы побелели от напряжения.

— Я узнал про вас совершенно случайно. Сначала ваш телефон разыскивала секретарша. Выяснилось, что номер не зарегистрирован, но у меня не было времени разыскивать его самому. А вчера вечером, вернувшись домой, я решил позвонить и пригласить вас с мужем на обед, который устраивает наша газета «Плауден кроникл» на следующей неделе. У меня с собой не было вашего телефона, так что я позвонил Коре Уолтон. И в ходе нашего разговора она сообщила мне то, что вы так старались от меня скрыть.

Джорджиана застыла от изумления. О чем он говорит? Коре Уолтон ничего не известно о ее положении!

— Что именно сказала вам Кора?

Максим снова заговорил презрительным тоном:

— Во-первых, что это не ваш дом. Вы, очевидно, считали, что он должен произвести на меня впечатление? — Он осмотрел вестибюль. — Дом, конечно, милый, но ни в какое сравнение не идет с теми, где мне приходилось бывать. — Он повернулся к ней и с подчеркнутым интересом скользнул по ее закутанной в махровый халатик фигурке. — А вот вас, напротив, ни с кем сравнить нельзя!

— Ну уж нет! — Джорджиана перестала цепляться за дверь и с силой ее захлопнула. — Оставьте свой сарказм при себе. Говорите, что еще вам сказала Кора. И немедленно!

Он раздраженно нахмурился:

— Так ли необходимо нам стоять в прихожей? Тут стало холодно — вы ведь выпустили все тепло на улицу.

— А я вас и не приглашала, — напомнила она, решительно выставляя вперед подбородок.

— Да, — начал он обманчиво мягко. — А вот вчера пригласили. Вы впустили меня в дом и чуть было не заманили к себе в постель, правда?

Джорджиана затаила дыхание, когда его пальцы прикоснулись к ее щеке. Опасен! Он очень, очень опасен! А потом она почувствовала, как его указательный палец прослеживает полумесяц ее шрама.

— Ты струсила, да, Джорджи? — Его голос превратился в мурлыкающий шепот. — Пока я наверху принимал душ, у тебя было время прийти в себя. Ты подумала: «Я замужняя женщина. А что, если муж обо всем узнает, когда вернется из плавания? Что, если ему обо всем расскажут?» И поэтому ты притворилась, будто твой муж живет здесь, с тобой, правда? — Его палец продолжал скользить по ее шелковистой щеке. — То бренди у огня на самом деле предназначалось для нас с тобой, правда, Джорджи? Ты представила себе, как мы будем лежать рядом перед этим пылающим пламенем? — Он придвинулся так близко, что его дыхание мягко защекотало ей кожу. — Тебе хотелось узнать, что ты почувствуешь, когда я обниму тебя, обнаженную? Когда буду любить тебя на мягком ковре?

— Если вы снова попытаетесь меня поцеловать, я вас укушу!

Мгновение ей казалось, что он все равно это сделает, но он отодвинулся, а его рука опустилась вниз. Он медленно покачал головой, словно ему самому было трудно поверить в происходящее.

«Он ничего, вообще ничего не знает!»

Эта мысль пришла к ней внезапно. Максим ничего не знал ни о ней, ни об убийстве, свидетельницей которого она стала, ни о том, что она скрывается. Он был просто скучающим плейбоем, которому захотелось соблазнить одинокую замужнюю женщину. Чувство облегчения стремительно сменилось возмущением. Ей даже захотелось его ударить.

— Вам нужны факты, мистер Дехуп? Хорошо, вы получите факты, — напряженно проговорила она, не пытаясь замаскировать враждебность, которую в эту минуту испытывала к нему. Она шагнула ближе. — Мой муж — офицер военно-морских сил и сейчас находится в плавании на подводной лодке. Я присматриваю за домом супружеской четы по фамилии Роудс. Вы пришли, чтобы услышать от меня именно это? О да, я могу сказать еще одно! — Ее руки невольно сжались в кулаки, когда она вспомнила его гадкие слова насчет ее интереса к нему. — Я понимаю, что это будет для вас ударом, но я не нахожу вас неотразимым. Если бы я и испытывала соблазн изменить мужу, то по крайней мере выбрала бы в любовники человека доброго, тактичного и по-настоящему благожелательного. А вы всем этим требованиям не удовлетворяете!

Максим потрясенно смотрел на нее. Он был одновременно смущен, раздосадован и заворожен. Он ожидал, что она будет выкручиваться, оправдываться. Сначала будет отрицать свой интерес к нему, но в конце концов во всем признается. Она же его завлекала! Бог свидетель, завлекала! Только так можно было объяснить ту страсть, которая пробуждалась в нем всякий раз, когда он ее видел. Ведь это она его заманивала, разве не так?

Он отступил еще на шаг, отталкиваемый гневом, который исходил от нее, словно жар от печки. Она была в ярости. Но за этой вспышкой гнева было еще что-то не до конца скрытое. Казалось, она… загнана в угол!

Да, решил Максим. У нее был такой вид, будто он узнал про нее нечто такое, что было бы гораздо серьезнее мелкого притворства неверной жены.

«Возьми себя в руки!» — приказал он себе.

Он и без того настроил слишком много догадок относительно Джорджианы Манчестер, и все они не делали ему чести.

— Я замерзла, — сказала Джорджиана наконец, обхватив плечи руками. — Если у нас с вами все…

Он был намерен просто уйти и уже направлялся к двери, когда она бросила ему этот последний вызов. И он не смог устоять.

Максим ласково зажал ее подбородок большим и указательным пальцами, заставив встретиться с ним взглядом.

— Я ухожу, но не прощаюсь, Джорджи. Отнюдь нет!

Глава 7

— Это очень мило с вашей стороны, душенька, — сказала Кора Уолтон, направляя струю золотистого чая сначала в одну чашечку из тончайшего фарфора, потом в другую. — Фрэнк уже несколько месяцев бранит меня за газетную колонку. Она кажется ему слишком специализированной, сухой. — Неодобрительно прищелкнув языком, она накрыла чайник грелкой. — Я сказала ему, что в африканских фиалках нет ничего специализированного, но он заставил меня пообещать, что в следующий раз я предварительно покажу мои заметки кому-нибудь из друзей. Я сразу же вспомнила про вас, ведь вы помогали мне в теплице.

Джорджиана оторвалась от газеты. Статья называлась «Уход за африканскими фиалками и их размножение». После нескольких недель одиночества призыв Коры о помощи оказался как нельзя кстати.

— Я очень польщена, но не знаю, чем вам помочь. Мне все это кажется вполне простым и ясным. Единственное, что я могла бы предложить: воспользуйтесь народными названиями растений. Например, — тут она указала на второй абзац, — здесь говорится о разных формах листьев и разнообразии окраски. Вы упоминаете Saintpaulia ionantha и Saintpaulia grotei. Лично я ни за что не решилась бы купить растение, родословная которого звучит внушительнее, чем моя собственная.

Кора подалась вперед, и ее узкие очки для чтения съехали на кончик носа.

— Понимаю. Названия вроде «Синеголовка» или «Весенняя подружка» звучат проще и привлекательнее.

— Вот именно, — отозвалась Джорджиана. — Когда вы говорите о растениях со мной, вы зовете их по именам. На вашем месте я изменила бы тон статьи, чтобы она была похожа на разговор. Меня всегда восхищали ваши знания о растениях. Вы могли бы даже поменять название колонки. Знаете, что-то вроде «Парад „малышей“ Коры «. — Джорджиана резко оборвала себя. — Господи! Сначала я говорю, что мне нечего вам предложить, а потом беру и полностью перелицовываю всю вашу статью. Извините меня.

— Нет-нет, что вы! — Кора смотрела на нее поверх очков и блаженно улыбалась. — Это просто идеально! Идеально! Не понимаю, как же я раньше не увидела, в чем моя ошибка. — Она отняла у Джорджианы листки и бросила их в мусорную корзинку. — У меня есть еще два часа до того, как я должна отдать статью Фрэнку. Как вы считаете, мы сможем с вами до ленча успеть написать новую?

Джорджиана рассмеялась:

— Если вы считаете, что сможем, то я не против. В конце концов, работать-то не мне.

Кора отправилась на поиски ручки и бумаги, но вместо них со смущенной улыбкой принесла переносную пишущую машинку.

— Вы умеете печатать, милочка? Я так это и не смогла освоить. У меня ушло четыре часа на то, чтобы без ошибок напечатать те две странички.

Спустя час после трех чашек чая Джорджиана напечатала слово «Конец». Новый текст колонки был готов.

— Мне нравится, — объявила она, прочитав то, что у них в результате получилось.

— И мне тоже. — Кора улыбнулась. — Вы просто чудо, Джорджиана. Шестьдесят слов в минуту! Я потрясена. Удивляюсь, почему вы не искали место секретарши, а согласились присматривать за домом.

— Я искала временную работу.

Джорджиана убрала пишущую машинку в футляр. По крайней мере хоть тут ей не пришлось обманывать. Алан Берд предложил ей нынешнюю работу именно по этой причине.

— Хотите съездить со мной в редакцию? А потом мы могли бы зайти в кафе, где можно поесть жареной рыбы с картошкой. Ленч — самое малое, чем я могу отблагодарить вас за помощь.

Джорджиана встала:

— Нет, только не сегодня, Кора. У меня еще тысяча дел. Но за приглашение большое спасибо.

Она не решалась посмотреть на Кору, зная, что прочтет на ее лице обиду. Черт побери! Предполагается также, что она должна как можно реже бывать на людях. Конечно, у нее нет ни малейшего желания появляться в редакции, где она может столкнуться с Максимом Дехупом. Нет уж, спасибо! Это ей совершенно ни к чему.

— Тогда, может быть, вы придете пообедать? Я готовлю фасоль по-бостонски. И хотя взяла половину порции, все равно получилось столько, что даже десятерым хватило бы.

Джорджиана кивнула:

— Спасибо. Буду очень рада.

— Да, кстати, — спросила Кора, когда Джорджиана уже собралась уходить, — вы собираетесь пойти на обед в «Кроникл»? Я знаю, что Максим вас приглашал.

Джорджиана решительно покачала головой:

— Ваше общество мне приятно. А с Дехупом стараюсь не встречаться.

Спустя несколько минут Джорджиана вошла к себе в дом, громко хлопнув дверью.

Массируя пульсирующие болью виски, она опустилась на лестницу, которая вела из прихожей на второй этаж.

— Черт!

Постоянное напряжение выматывало. Семь дней и ночей одиночества после последнего визита Дехупа натянули ее нервы до предела. Ей требовались невероятные усилия, чтобы на телефонные звонки Алана отвечать спокойно. Эта утренняя встреча с Корой лишь немного помогла ей.

Неожиданно раздавшийся из подвала рев заставил ее вскочить. Только спустя некоторое время она поняла, что это включился нагреватель.

— Как я проживу здесь еще два месяца? — безнадежно пробормотала она, снова опускаясь на ступеньку.

Судебные слушания начнутся не раньше января. Защитники прибегали ко всевозможным уловкам, чтобы тянуть время. Возможно, если бы сама Джорджиана не была юристом, она с большим оптимизмом выслушивала бы заверения Алана в том, что ей не придется долго оставаться в изгнании. Она прекрасно знала, что с помощью одних только протестов начало судебного разбирательства можно откладывать на целые годы.

Она прислонилась к перилам. Ей уже неделю не удавалось выспаться как следует. Даже перемена спальни не помогла. Стопка книг, которые она привезла с собой, оставалась нетронутой. Она даже прекратила свои кулинарные опыты. Ее единственным утешением оставалась музыка. Если она даст волю страхам, которые ее одолевают, то еще до начала разбирательства станет инвалидом.

Прежде величественные владения Роудсов казались ей воплощением роскоши. Теперь этот дом стал казаться ей пугающе большим и пустым. Неделю назад она заперла дверь, за которой начиналась лестница, ведущая на третий этаж, а перед этим еще раз проверила и заново заперла все окна. К собственному стыду, она не решалась спускаться в подвал после наступления темноты и, по правде говоря, подпирала запертую дверь подпола стулом.

— Так что же мне делать? — пробормотала она, прижимаясь щекой к полированному дереву.

Ее доконает эта паранойя! Она пугается теней, прячется от выдуманных чудовищ из подвала, по пустякам паникует. Агенты потеряли след преступника, но это вовсе не означает, что он вышел на ее след!

— Может быть, я завтра схожу в кино! — громко объявила она.

Одной мысли о подобном развлечении оказалось достаточно, чтобы почувствовать себя лучше. Алан посоветовал ей ни с кем не сближаться, но он не говорил, что она вообще не имеет права выходить из дома.

Завтра она снова начнет учиться готовить и составит список тех вещей, которыми можно заниматься, не привлекая к себе внимания. Вероятность того, что ее найдут так далеко от дома, в штате, где у нее нет ни друзей, ни родных, чрезвычайно мала. Если соблюдать осторожность, можно делать практически что угодно. Здесь есть библиотека, которая работает каждый день допоздна. Есть море. Она не была на море с того дня в бухте Фэрфилд.

Джорджиана вздохнула, снова вспомнив Максима Дехупа. С этим чувством она расставаться не хотела, хотя от одной мысли о нем у нее начинали сердито топорщиться волосы. Он назвал ее кокеткой, женщиной-вамп, пытался переложить на нее обвинение в собственной похоти.

В ее жизни встречались люди, умевшие красиво проигрывать, но Максим Дехуп был в этом настоящим лидером. Утешало одно: он так и не узнает, насколько близок был к газетной сенсации. Он оказался не таким проницательным и опытным, каким себя считал.

«Вот вам и натренированное чутье профессионала-газетчика!» — презрительно подумала она.

Но все-таки как приятно было думать, что такой мужчина мог заинтересоваться ею по-настоящему!

— Ну нет, Джорджиана Хелтон! Ты не смеешь снова заниматься самоуничижением! Когда все закончится, ты еще сможешь вскружить голову Алану Берду!

Рассмеявшись, она встала. Ее тревога не совсем улеглась, но по крайней мере ей стало стыдно, что она упала духом. Она давным-давно могла бы отказаться от участия в судебном разбирательстве. А теперь на нее рассчитывают люди, и она не намерена их подводить.

Сейчас она примет горячую ванну, наденет что-нибудь такое, что поднимет ей настроение, а потом пойдет к Коре Уолтон и приятно проведет время.

— Почему мы свернули, Макс? — спросила его спутница.

Окутанная осенним туманом тихая улочка вызвала у нее удивление.

— Мы с тобой на этой неделе каждый вечер куда-нибудь едем, и каждый раз ты везешь меня этим путем, хотя прекрасно знаешь, что можно срезать, если двигаться по соседней улице.

Максим на секунду оторвал взгляд от дороги, чтобы улыбнуться своей поразительно красивой спутнице.

— Может быть, мне просто хочется продлить время в твоем обществе, Стеф.

Обнадеженная его яркой улыбкой, Стефани Брэйтон обхватила его руку двумя руками.

— Ты мог бы получать удовольствие от моего общества намного дольше, если бы захотел. Обещай, что сегодня зайдешь ко мне, Макс! Сейчас всего девять часов, а у меня на лед поставлена бутылка шампанского, — проворковала она.

Максим ничего не ответил и быстро поцеловал ее в щеку. Действительно, почему бы ему не принять это предложение? Они со Стефани старые, хотя и не слишком близкие друзья. В то лето, когда им обоим исполнилось по восемнадцать, их матери надеялись, что дети поженятся. Но в восемнадцать лет Максим не мог тягаться с Арном Бергслингом, с его аристократическими манерами. Ему исполнился двадцать один год, и он считался наследником норвежской кораблестроительной фирмы. Тогда эта свадьба была самым громким событием в штате Коннектикут, однако уже через два года этот брак распался. С тех пор Стефани сменила не одну фамилию: миссис Филипп Уортинг, миссис Грэм Коупленд и снова Стефани Брэйтон.

Почему же его не радует ее приглашение?

В густом тумане он едва заметил двигающуюся фигуру на лужайке перед домом Роудсов. По дорожке брела Кора Уолтон, закутанная в пальто и шарф.

Сам не зная, почему он это делает, Максим нажал на педаль и почти бесшумно подвел машину к дому Джорджианы.

— Я на минуту, — заверил он свою спутницу, открывая дверцу и выходя из автомобиля. — Миссис Уолтон!

Кора сначала нажала на звонок и только потом обернулась на его оклик. Даже в их благополучном районе осторожность никому не мешает.

— О, да это мистер Дехуп! — радостно воскликнула она, когда зажегшаяся над крыльцом лампа осветила его лицо. — Вы меня искали? — Она посмотрела в сторону своего дома. — Я не видела, как вы подъехали.

— По правде говоря, я просто проезжал мимо, когда заметил вас, — ответил Максим.

Он говорил спокойно, но на самом деле волновался. Он не мог понять, зачем ему понадобилось выходить из машины и окликать женщину, которая ему в матери годится. Неужели он совсем сошел с ума?

— Я давно собирался к вам заехать… О, здравствуйте, миссис Манчестер!

— Что вы здесь делаете? — неприветливо огрызнулась Джорджиана, гневно глядя на мужчину, стоявшего у ее крыльца.

— Привет, Джорджиана. — Кора неуверенно посмотрела на Максима и добавила: — Мистер Дехуп заметил меня на дорожке и захотел что-то мне сказать. Надеюсь, вы не будете возражать, если я на минутку приглашу его войти в дом. А то мы тут промокнем.

— Конечно, заходите.

Джорджиана устыдилась того, что неожиданное появление Максима заставило ее забыть о вежливости.

Она больше не смотрела на него, да в этом и не было необходимости. За одну секунду она успела увидеть его дорогой темный костюм и поняла, что он либо направляется на шикарную вечеринку, либо возвращается с нее. Он выглядел здоровым и по-мужски притягательным. Видимо, его ждет женщина. Как ни удивительно, но эта мысль отнюдь не улучшила Джорджиане настроение.

— Мне только хотелось рассказать о том, как читатели приняли вашу новую газетную колонку, миссис Уолтон. Фрэнк просто в восторге от писем читателей. Нам даже по телефону звонят. — Тут он впервые повернулся к Джорджиане: — Не знаю, в курсе ли вы, но Кора ведет одну из колонок в «Кроникл».

— Она в курсе, — ответила Кора, подмигивая Джорджиане. — Надо отдать должное тому, кто этого заслуживает. Именно Джорджиану следует похвалить за новизну моей колонки. Даже название она придумала.

Джорджиана отвела взгляд от изумленного лица Максима.

— Право, Кора, я ведь просто предложила, чтобы общий тон стал более непринужденным, а писали-то вы.

— О, взаимные комплименты, как я понимаю. Джорджиана услышала лукаво-презрительные нотки и решительно повернулась к своему незваному гостю:

— Мы с Корой друг друга уважаем, это правда. Уважения в наши дни добиться не так просто, мистер Дехуп.

— Но конечно, не комплиментов! — отозвался Максим, сверля ее взглядом.

Похоже было, что Джорджиана по-прежнему негодует. И тут он внезапно почувствовал, что его ноздри щекочет какой-то аромат, необычный и в то же время знакомый.

— Неужели я чувствую запах карри? — изумился он.

— Вот видите! — торжествующе сказала Кора Джорджиане. — А вы боялись, что у вас оно не получится!

— Запах — это еще далеко не все, — предостерегла ее Джорджиана. — Настоящая проверка — вкусовая.

— Я задерживаю ваш обед? — догадался Максим.

— Да, — подтвердила Джорджиана, не сдержавшись. Кора изумленно заморгала, услышав подобную грубость. Пришлось поспешно бить отбой. — Кора согласилась провести эксперимент и попробовать приготовленное мной блюдо индийской кухни. Я пока учусь, — добавила она и гордо подняла голову, готовясь защищаться.

— И у нее чудесно получается, — гордо заявила Кора. — Когда ее молодой человек вернется, он будет в восторге.

Доброжелательное выражение лица Максима сменилось маской вежливости.

— Ваш муж любит карри? И вы скоро ждете его домой?

— О нет, — объявила Кора, опередив Джорджиану в порыве энтузиазма. — Мы можем еще несколько месяцев возиться на кухне и в саду: до его возвращения довольно много времени. Я обещала Джорджиане, что успею превратить ее в идеальную домохозяйку.

— А до замужества вы работали, миссис Манчестер? — поинтересовался он.

— Да. — Ответ прозвучал резко, как удар кнута.

Она снова вызывающе вздернула подбородок, но одного ее присутствия оказалось достаточно, чтобы Максим почувствовал такую радость, какой не испытывал уже несколько недель. Его улыбка стала шире.

Дверь дома снова открылась, к немалому изумлению всех троих.

— Извините меня, пожалуйста, но я там страшно замерзла.

Джорджиана посмотрела на хрупкую молодую женщину, которая заглянула в прихожую, и чуть было не спросила, как это можно ощутить холод в песцовой шубе. Но незнакомка, чье лицо было почти скрыто под густой копной каштановых волос, показалась ей такой юной, что у Джорджианы не хватило духу оскорблять ее просто потому, что она приятельница Максима Дехупа.

Джорджиана бросила быстрый взгляд на Максима, который улыбался во весь рот.

— Войди и представься, Стефани. Ты должна помнить миссис Кору Уолтон.

Стефани с привычной легкостью стряхнула волосы с глаз и улыбнулась Коре.

— Миссис… О! Ну конечно, миссис Уолтон! Как приятно вас видеть! — И она бесцеремонно бросилась Коре на шею.

— Миссис Уолтон была учительницей Стефани, — объяснил Максим Джорджиане.

Джорджиана ничего не ответила. Она не собиралась вести дружеский разговор с этим человеком. Но в то же время неохотно призналась себе, что не может заставить всех и дальше стоять в прихожей.

— Может быть, вы войдете погреться? — предложила она, указывая в сторону гостиной, где ярко горел камин. — Мне только надо пойти и проверить кое-что на плите.

— О нет, мы не можем остаться, — запротестовала Стефани. — Но я хотя бы представлюсь, потому что Максим, похоже, занят какими-то своими мыслями. — Она протянула Джорджиане руку. — Я — Стефани Брайтон.

— Джорджиана Хел… Манчестер, — ответила Джорджиана и густо покраснела из-за того, что чуть было не оговорилась.

— О, у вас те же трудности? — спросила Стефани. — После моего второго развода я даже не пытаюсь запомнить, как меня зовут. Я решила вернуться к девичьей фамилии. Следующий мужчина, за которого я выйду замуж, станет мужем Стефани Брэйтон, и точка.

— Как ему будет приятно! — пробормотала Джорджиана, адресуя Максиму издевательскую улыбку. — Извините. Пожалуйста, Кора, и вы все, присядьте на минутку.

— Немного бренди было бы очень кстати, — донесся до Джорджианы голос Максима.

— Чтоб его черти взяли! — пробормотала Джорджиана, открывая пароварку с рисом.

Зачем он привел к ней в дом свою приятельницу? Хочет показать, что выбрал для себя объект поинтереснее?

— Тоже мне находка! После моего второго развода… — передразнила новую знакомую Джорджиана.

— Карикатура редко льстит оригиналу, — раздался позади нее мужской голос.

Джорджиана стремительно обернулась, в ярости от того, что он так незаметно к ней подкрался.

— Вам виднее. А теперь, будьте любезны, уйдите из кухни, пока я вас не ошпарила.

Одного взгляда в глубину ее темных глаз было достаточно, чтобы у Максима возникло чувство, будто он достиг давно желанной цели.

— Джорджи, милая, тебе достаточно только на меня посмотреть, и мне уже кажется, что меня ошпарили, — сказал он негромко, но решительно и сразу же ушел.

Улыбка, которую она увидела в его глазах, глубоко искренний тон его слов — все это одновременно и смутило, и раздосадовало Джорджиану. Он не имел права внушать ей такие чувства! Ее влечет к нему. В этом ничего удивительного нет. Он великолепен, по-мужски красив, и она еще никогда не встречала такого обаяния в мужчине. Она имеет право испытывать влечение. Она — женщина свободная, ничем не связанная, одинокая. Но ведь он-то считает, что она замужем!

Именно это с самого начала ей не нравилось. Он знал, что она замужем, и не принимал этого во внимание.

Только один раз он на какое-то время прекратил попытки ее соблазнить. Но и тогда этот перерыв оказался очень коротким: он быстро оправился от удивления и вернулся к прежнему.

Как ей может нравиться мужчина, который не уважает самых святых обетов, которые только могут связать мужчину и женщину? Он относится к числу тех, которые женятся по десять раз и никогда не хранят верности. Он — плейбой.

— Наверное, надо их пригласить? — На этот раз в дверях стояла растерянная Кора. — Извините, милочка. Я знала, что общество Максима вам удовольствия не доставляет, и не подозревала, что он не один… — Она беспомощно развела руками. — Мы можем пообедать немного позже. Насколько я понимаю, карри со временем становится только вкуснее.

Джорджиана покачала головой:

— Тут хватит хоть на целую армию магараджи. Если карри получилось съедобное, мы вполне можем им поделиться.

И с этими словами она вернулась с Корой в гостиную. К ее великому облегчению, Максим вежливо попрощался и встал.

— Может быть, в другой раз? — с надеждой спросил он.

— Если Стефани согласится к нам присоединиться, — ответила Джорджиана с сахарной улыбкой.

— А вы придете на вечер, который устраивает газета? — спросил Максим, обращаясь к Коре.

— Приду, — ответила она. — Надеюсь, что уговорю и Джорджиану. Я не люблю водить машину после захода солнца.

Хмурясь, Максим перевел взгляд с одной женщины на другую.

— Я могу прислать за вами машину.

— О нет! — отказалась Кора. — Все будет в порядке. Правда, Джорджиана говорит, что ей совершенно нечего надеть. Я сказала, что беспокоиться не о чем: она будет прекрасно выглядеть во всем, что бы ни надела.

— Это правда, — неожиданно вмешалась в разговор Стефани. — Я как раз подумала, как вам повезло с волосами. Сразу видно, что цвет естественный. Чего бы я только не отдала за хорошую фигуру! Но я смертельно боюсь больниц, так что вопрос о пластической операции отпадает.

Джорджиана заставила себя сохранить спокойно-вежливое выражение лица, хотя откровенное признание незнакомой женщины ее поразило. Сняв шубу, Стефани оказалась невероятно хрупкой, этакая Одри Хепберн. Очень привлекательная женщина! Рядом с ней Джорджиана чувствовала себя невозможно полной и очень высокой. Только когда к ним подошел Максим, к ней вернулось чувство уверенности: он был гораздо выше ее.

— До свидания, миссис Манчестер, и спасибо вам за радушие и гостеприимство, — сказал он, по-европейски поднося ее руку к губам. — Не забудьте, Кора: завтра в половине седьмого. Я оставлю вам место за своим столом.

С этими словами он нагнулся и поцеловал пожилую женщину в щеку.

Когда они ушли, Джорджиана вернулась на кухню.

— Вы ведь поедете со мной на обед, который устраивает «Кроникл», правда? — спросила Кора. — Я уже много лет не была на вечере с танцами. Не знаю даже, годится ли мое нарядное платье. Надо будет утром померить. Но конечно, если вы откажетесь, я не обижусь.

Джорджиана почувствовала, что у нее нет выбора. Она решила, что не будет ничего дурного в том, что она пойдет с Корой, хотя сомневалась, что Алан Берд согласился бы с ее решением.

— Я с удовольствием пойду, Кора. А теперь давайте есть.

Выйдя из дома, Максим усадил Стефани в машину, сел за руль и отъехал от дома. Повернувшись к нему, Стефани объявила:

— Она мне нравится.

— Я с тобой согласен. Кора Уолтон…

— Я говорила о Джорджиане.

Пальцы Максима непроизвольно сжали руль, но голос не изменился.

— Не знаю, о чем это ты, Стеф. Она замужем.

— Ну, в этом случае… — Стефани придвинулась ближе. — Так как насчет того, чтобы заехать ко мне?

Он рассмеялся:

— Мы с тобой старые друзья. И я бы хотел, чтобы все осталось по-прежнему.

— Слабо?

— Даже и не думай.

— Тогда мне непонятно, в чем проблема. Я же не прошу ничего, кроме твоего общества на этот вечер. Тебе одиноко, мне одиноко. Может, получится что-то историческое.

Он посмотрел на поднятое к нему личико, не испытывая желания ее поцеловать.

— А если ты будешь разочарована?

— Ты считаешь это вероятным? — Нет.

— Так в чем же дело? — Она сделала короткую паузу и добавила: — Может оказаться, что нам вдвоем будет очень мило.

Максим сухо рассмеялся:

— В том-то и проблема. Мы были бы похожи на давно женатую пару, которая идет в постель и занимается привычным делом. — Он покачал головой: — Такая перспектива как-то не возбуждает.

Оставив попытки расстегнуть на нем рубашку, Стефани возмущенно тряхнула головой:

— Это всегда было твоим главным недостатком, Макс. Ты считаешь, что повторение удачного опыта обязательно должно быть скучным. Супружеский секс бывает очень волнующим. — И она высокомерно добавила: — Я сужу на основе собственного опыта.

На этот раз его смех звучал более непринужденно.

— Твой опыт говорит не в пользу супружеской жизни, Стеф. Что случилось на этот раз?

— Ну, по-моему, мы просто не были созданы для супружества, — легкомысленно бросила она. — Нам с Грэмом следовало бы просто немного пожить вместе. — Она услышала, как Максим негромко смеется над иронией этой ситуации, и поспешно добавила: — Составление брачного контракта потребовало больше времени, чем просуществовал сам брак. Ах, Макс, давай не будем об этом! Грэм во многом был подонком, но в постели он был великолепен.

— И одной мысли о нем было достаточно, чтобы ты разволновалась, — договорил он за нее без всякой издевки. — Хорошо, что мы с тобой давно знакомы, иначе я мог бы заревновать. Но как бы то ни было, из меня сегодня получается плохой собеседник.

Стефани придвинулась к нему и прижалась к его губам.

— Ты даже не знаешь, от чего отказываешься! — прошептала она, когда поцелуй наконец оборвался.

— Боюсь, что теперь знаю. Спасибо. Иди домой, Стеф, — добавил он, мягко подталкивая ее к двери. — Я заеду за тобой завтра около шести. Нам надо приехать вовремя. Это входит в обязанности почетного гостя.

Она открыла дверцу, а потом снова придвинулась ближе.

— Похоже, она — нечто особенное!

— Кто?

— Ну, Кора Уолтон, конечно, — саркастически бросила она. — И смотри, чтобы тебя не поймали в ее квартале после отбоя, Макс. Она и полицию вызвать может. Чао!

Спустя пятнадцать минут, остановив машину у своего дома, Максим не сразу вышел из нее. Хотя он избегал признаваться в этом самому себе, его нежелание переспать со Стефани было все же связано с непобедимым влечением к Джорджиане Манчестер.

Год назад он даже не оглянулся бы. Но мысли о Джорджиане упорно его не оставляли. Они преследовали и после того, как он избавился от ее фотографий, продав их одному из национальных агентств новостей. Он придерживался правила: не думать об объекте съемки сразу же после продажи. Его карьера требовала от него полной отдачи. Ему ни к чему узы и ответственность, которые помешают делу. Он привык идти дальше, не задерживаясь в прошлом.

Джорджиана — замужняя женщина. Он не спит с замужними. Таким образом, проблема должна была бы уже разрешиться. Однако… Его по-прежнему влекло к ней так же сильно.

Максим вышел из машины и немного постоял в морозном тумане. Может быть, он не может забыть о ней, потому что причинил ей боль. Он сказал ей жестокие, грубые слова, такие слова, которые никогда и ни при каких условиях не считал бы возможным адресовать женщине. В Джорджиане его больше всего привлекли ее ранимость и отвага. Тогда почему же он намеренно пытался добиться ее покорности?

— У меня просто разжижение мозгов, — проворчал он.

Раздираемый противоречивыми чувствами, он направился к дому. К каким-то определенным выводам в отношении этой женщины он не пришел. Но твердо знал одно: если бы была такая возможность, ему бы хотелось провести с Джорджианой Манчестер тихий вечер.

Глава 8

Джорджиана придвинулась к зеркалу, чтобы лучше оценить новую тушь для ресниц, которую она недавно купила. Поскольку волосы у нее были темно-русыми, с золотым отливом, продавщицы косметических отделов, как правило, выбирали для нее тушь с оттенком каштанового или коричневого и удивлялись ее настойчивому желанию попробовать разные варианты темно-серого. Однако она действовала правильно: ресницы у нее были почти черные.

Она улыбнулась, довольная полученным эффектом. Стрельчатая бахрома ресниц делала глаза главной деталью лица, уравновешивая резковатые линии. Яркая алая помада привлекала внимание к четким изгибам ее губ. Чаще всего она покрывала их блеском, и тем приятнее было воспользоваться всеми возможностями макияжа, когда для этого был повод.

«Потому что там будет он».

Расчесывая завитые на термобигуди волосы, Джорджиана поняла, что эта мысль не тревожит ее так сильно, как это было еще накануне. Ловким поворотом массажной щетки она зачесала челку назад. Несколько нежных прядей обрамляли ее лоб, остальные были откинуты назад.

То, что Максим встречается с другой женщиной — и тем более с такой потрясающей, как Стефани Брайтон, могло служить доказательством изменения его намерений. К тому же удовольствие от вечера на людях нисколько не умалялось возможностью встречи с Максимом Дехупом. Ее даже не смутило, что Максим позвонил Коре и настоял на том, чтобы заехать за ними.

Джорджиана надела алое парчовое платье. Впереди наряд выглядел строгим, но спина была смело открыта: вырез был до самой талии.

Эту одежду она купила на свое первое жалованье и еще не имела случая обновить. Сейчас, разглядывая себя в зеркале, Джорджиана вдруг начала сомневаться, разумно ли было надевать это платье на вечер, где она ни с кем не знакома. Подчеркнутая тканью грудь смотрелась дерзко.

Ее размышления прервал звонок в дверь. Прихватив сумочку, она поспешно брызнула на себя духами, прикрепила клипсы из чеканного золота и поспешно спустилась вниз.

— Иду! — крикнула она, задержавшись в прихожей, чтобы надеть жакет.

Ей не хотелось, чтобы Максим подавал ей пальто. Сама не понимая причины, она не желала еще раз почувствовать его прикосновение.

— Я готова! — объявила она, открыв дверь.

— Да, готовы, — отозвался он, быстро скользнув взглядом по изящным линиям ее черного двубортного жакета.

Однако она услышала в голосе Максима необычную сдержанность.

Под его черным пальто она заметила смокинг.

— Мне не пришло в голову спросить, требуется ли торжественная одежда. Я не выгляжу плохо одетой?

У Максима в глазах загорелись озорные искры: ему пришло в голову, что на такой вопрос можно было бы дать много весьма смелых ответов. Но вместо этого он сказал:

— Нет, торжественной одежды не требуется. Вы смотритесь хорошо.

Энтузиазм Джорджианы несколько угас. «Вы смотритесь хорошо» — звучало не слишком успокаивающе.

— Вы уверены?

— Вы прекрасно выглядите, миссис Манчестер. Идем? Максим протянул руку, собираясь взять ее за локоть, но она отвернулась и сделала вид, что запирает дверь.

«Не прикасайтесь ко мне, — мысленно взмолилась она. — Пожалуйста, не прикасайтесь!»

Когда она повернулась, Максим уже отодвинулся. На его лице выразилось удивление, но он больше не пытался к ней прикоснуться.

Джорджиана не удивилась, увидев перед домом лимузин, за рулем которого сидел шофер. Но вот обнаружить в машине Стефани Брэйтон она не ожидала.

— Привет, Джорджиана! — Закутанная с головы до ног в белый мех, Стефани жестом пригласила занять место рядом с ней. — Максим не будет возражать против того, чтобы сидеть напротив нас, правда?

— Конечно, нет. Ведь так я могу без помех наблюдать за двумя сексапильными женщинами, — улыбнулся он, садясь в машину. — Теперь едем дальше, Том, — сказал он шоферу, указывая на дом Коры.

— Вы выглядите… совсем по-другому! — восхищенно отметила Стефани. — Вчера вы показались мне гораздо моложе. Сколько вам лет?

— Двадцать четыре, — ответила Джорджиана, нисколько не смущенная таким вопросом.

— О, да вы просто младенец по сравнению с некоторыми… Правда, Макс? — заметила Стефани, устремляя на него лукавый взгляд.

— В последний раз… мы с тобой были ровесниками, Стеф, — невозмутимо отозвался он.

Джорджиана изумленно посмотрела на Стефани, запоздало поняв свою оплошность.

— Я… я просто не могу этому поверить! — неловко пробормотала она. — Я думала, вы моя ровесница!

— Видишь, Макс? — торжествующе воскликнула Стефани. — Я выгляжу не старше двадцати четырех!

Максим взялся за ручку и открыл дверцу.

— Думаю, на этой ноте мне следует удалиться. Джорджиана наблюдала за тем, как он ловко вылез из лимузина и направился к дверям Коры. Максим двигался в парадной одежде с удивительной непринужденностью. А она-то решила, что в джинсах он чувствует себя как дома.

— Да, конечно, — сказала Стефани, словно прочла мысли Джорджианы.

Джорджиана повернулась к ней:

— Извините, я вас не поняла.

Стефани кивнула в сторону Максима:

— Он просто роскошный. Не понимаю, как я его упустила. Конечно, мы были тогда совсем юные и неопытные, но мне все равно следовало бы соображать, что к чему.

Джорджиана опустила взгляд на вечернюю сумочку, лежавшую у нее на коленях. Что ей пытается сказать Стефани? Что они с Максимом когда-то были любовниками? Ну, это угадать нетрудно.

— Иногда он бывает очень несимпатичным. Восемнадцатилетний Макс был не таким, каков он сегодня. Он был чересчур серьезен. И неисправимо непоседлив. Думаю, это меня и оттолкнуло. Он не видел необходимости льстить девушке с помощью тривиальных комплиментов. Тогда он строил планы побывать в разных частях света, что меня совершенно не интересовало. Он всегда говорил, что хочет делать фотографии для новостей первых страниц, но не писать о них. У него не было времени и на романы.

Стефани говорила негромко, но поспешно, словно делилась с Джорджианой секретом.

— Издательская корпорация Дехупов наконец связала его по рукам и ногам. Слава Богу. Но и теперь он отказывается развлекаться.

Джорджиана старательно разглаживала отворот жакета. Ее не интересовали перипетии жизни Максима.

— Он не создатель империй, это верно, — продолжала Стефани, не замолкая ни на секунду. — Сомневаюсь, что он просидит за столом дольше года. В последние месяцы он побывал во всех городах, где есть газеты, принадлежащие Дехупам. Когда он увидит все, то наймет кого-нибудь заниматься повседневными делами, а сам снова исчезнет. Если Максим готов ехать, пытаться остановить его — все равно что сбивать пулю мухобойкой.

— Он действительно показался мне человеком, который делает то, что ему хочется, — тихо согласилась Джорджиана.

И эта мысль оставалась с ней всю дорогу до клуба. Сидя напротив, она остро ощущала на себе его лениво-изучающий взгляд. Один раз, когда он положил ногу на ногу, их ноги соприкоснулись. Это было похоже на удар тока, так что Джорджиана вздрогнула.

Они одновременно пробормотали какие-то извинения, и она виновато посмотрела на Кору и Стефани, которые были поглощены разговором.

— Вы сегодня прекрасно выглядите, миссис Манчестер, — проговорил Максим.

Когда она молча улыбнулась и заговорила со своими спутницами, он замолчал.

Возможность наблюдать за ней без помех была для него чем-то новым. Максим не видел ее без движения с того дня, как сфотографировал. Сегодня к тому же она ощущала его присутствие так же остро, как он — ее. Каждый удар ее сердца эхом отдавался в его груди. Ее беспокойство выдавала легкая дрожь пальцев, сжимавших сумочку. Если бы они были одни, он бы накрыл ее руки своими, чтобы успокоить предательскую дрожь. Как ни странно, его не оставляло чувство, что Джорджиане страшно. Кого она может бояться? Его? Нет, не может быть!

Максим вдруг повернулся и стал смотреть в темноту. Он пытался убедить себя в том, что в Джорджиане нет ничего особенного. Он встречал немало женщин, которые были гораздо красивее, чем она. Конечно, ее умелый макияж и хорошая прическа делали ее очень привлекательной. Но он мог бы пройти мимо нее на улице и не обернуться…

Нет, он себя обманывает. Она не пытается привлечь его внимание. Она заинтересовала его тогда, когда волосы у нее растрепались от ветра, лицо было забрызгано морской водой и она вообще не подозревала о его существовании. А он уже тогда думал, каков вкус ее подсоленной морем кожи… Как думает об этом и сейчас.

«Она замужем!»

Обычно этой мысли было достаточно, чтобы убить его интерес, но не сегодня. В последние две недели он убедил себя в том, что не хочет больше иметь дела с Джорджианой Манчестер. Но сейчас он смотрел на нее, видел вызывающе поднятую под его взглядом голову, и ему снова хотелось узнать о ней абсолютно все. Несмотря на ее протесты, несмотря на ее замужество, их влечет друг к другу.

— Вы расскажете мужу о сегодняшнем вечере? — внезапно спросил он.

Его низкий голос прервал легкую болтовню женщин. Джорджиана не стала притворяться, будто не поняла вопроса.

— Эдвард будет рад узнать, что я иногда бываю в обществе.

— Тогда в будущем мы должны почаще предоставлять ему повод для радости!

Максим улыбнулся, не обращая внимания на пытливый взгляд Стефани и встревоженный — Коры. Вскоре они уже входили в бальный зал клуба.

— Взять ваши пальто, леди? — спросила одна из девушек за стойкой гардероба.

— О, спасибо, дорогой, — сказала Кора, когда Максим помог ей снять пальто.

— Ни за что! — игриво объявила Стефани, когда он повернулся к ней. — Я все еще дрожу после прогулки по холодному тротуару. А, вот и Фрэнк! Готова спорить, что он высматривает нас. Пойдемте, миссис Уолтон, успокоим его. Фрэнк! — позвала она, уводя Кору в бальный зал.

— Твое пальто?

Джорджиана повернулась и утонула взглядом в ярко-синих глазах Максима.

— Твое пальто, — повторил он. Повернувшись к нему спиной, она вдруг ощутила, как у нее мороз пробежал по коже — и это не имело никакого отношения к погоде. Расстегивая пуговицы на жакете, она сказала себе, что теперь уже слишком поздно сожалеть о выборе наряда.

Его пальцы, оказавшиеся неожиданно теплыми, скользнули по ее шее: он протянул руки, чтобы снять жакет с ее плеч. Ощущение тепла осталось с ней даже тогда, когда она вынула руки из рукавов. Его тихий вздох заставил ее испытать одновременно торжество и страх. А потом она снова повернулась к нему.

Его взгляд скользнул по ее фигуре, ненадолго задержавшись на очертаниях груди. Воротник ее жакета смялся в его руках. Когда Джорджиана вышла открыть ему дверь, он решил, что платье на ней довольно простое, только цвет яркий. Как глубоко он ошибался!

Низкий вырез открыл взгляду стройную спину. А потом она повернулась, и оказалось, что линии груди не менее прекрасны.

— Я одета в соответствии с событием? — спросила она, смущенная его молчанием.

— Все в порядке, — заверил он.

Но от одной мысли, что ему предстоит весь вечер смотреть на нее в этом облегающем наряде и знать, что под ним у нее практически ничего не надето, он испытывал чисто мужскую неловкость. Если бы она была свободна, он бы в секунду утащил ее туда, где было бы тихо и безлюдно и где бы их никто не увидел.

Принимая два жетона на пальто, он цинично подумал, что скоро сила воли ему изменит и он больше не сможет делать вид, будто испытывает по отношению к ней только легкое любопытство. На самом деле ему хотелось бы знать, как она выглядит, когда разрумянится от страсти — обнаженная, в его объятиях… Ее тело будет дрожать от желания, оно будет теплым и податливым, оно откроется навстречу ему…

Он тихо чертыхнулся и постарался отогнать от себя эти соблазнительные картины. Вечер обещал быть долгим, очень долгим!

Джорджиана взяла его под руку и прошла с ним в бальный зал. Благодаря высоким каблукам она почти сравнялась с ним в росте.

— Макс! Наконец-то! — Худой блондин лет тридцати пяти энергично пожал ему руку и похлопал по плечу. — Мы ждали тебя, чтобы начать. Ты ведь почетный гость. — Он сделал паузу, многозначительно переводя взгляд с Максима на Джорджиану. — Можешь ничего мне не говорить. Это и есть та…

— Фрэнк, ты рискуешь поставить себя в неловкое положение, — ловко прервал его Максим. — Это миссис Эдвард Манчестер. Джорджиана, я хотел бы вас познакомить с обычно сообразительным редактором-издателем «Кроникл» Фрэнком Говардом.

— Очень приятно, — сказала Джорджиана, протягивая руку и сочувственно улыбаясь смутившемуся незнакомцу.

— Мне бы пора отказаться от попыток предсказать поступки Макса, — ответил Фрэнк, пожимая ей руку. — Ну по крайней мере у какого-то мужчины хватило ума вас заловить. Ваш муж с вами?

— Он в плавании, служит, — сухо ответил Максим. — Уж не Бет ли Райдер сидит за нашим столом?

Джорджиана заметила, что Фрэнк озадаченно посмотрел на улыбающегося Максима и сказал:

— Как почетный гость ты, Макс, сидишь с мэром и его супругой, а также с твоим покорным слугой. А Джорджиану мы, конечно, пригласим присоединиться к остальным сотрудникам.

— Надеюсь, ты не против, — тихо сказал Максим Джорджиане, пока они шли следом за Фрэнком через лабиринт столиков, которые заполнили большую часть зала. — Я надеялся, что мы будем сидеть вместе. Все мы, — добавил он, запоздало заметив, куда завели его мысли.

Ему хотелось поговорить с ней без свидетелей, и казалось, что этот вечер может оказаться для него единственным шансом.

— Я буду сидеть с Корой, — ответила Джорджиана. — И со Стефани приятно общаться.

— Если не обращать внимания на то, что она говорит, — тихо пробормотал Максим.

Он мимолетно сжал ее пальцы, которые сразу же приятно потеплели, и направился к длинному столу, установленному на сцене.

Джорджиана смотрела, как по пути он останавливался, чтобы с кем-то поговорить. Смех и радостные возгласы, которыми его встречали, казались искренними, и он чувствовал себя совершенно непринужденно. Она вынуждена была признать: то, что она назвала самодовольством и тщеславием, на самом деле было его уверенностью в себе. И это привлекало окружающих, словно солнечное тепло.

На многих были меха, дорогие наряды и украшения — несомненные признаки богатства. Но другие — а их было несколько сотен — являлись людьми скромного достатка. Судя по тому, что говорила Стефани, пока они ехали в машине, Максим пригласил всех работников «Кроникл», включая сторожа и разносчиков газет. Однако она не думала, что энтузиазм окружающих впрямую зависит от владельца газеты и, следовательно, их работодателя. Он обладал тем особым, трудно определимым свойством, называемым харизмой.

Когда он наконец добрался до сцены и оказался в ярком свете софитов, она снова поразилась его необычной внешности. В зале присутствовало немало других интересных мужчин (например, Фрэнк Говард был весьма недурен собой), но ни один из них не обладал такой притягательной силой.

— Максу следовало бы избираться в сенат, — сказала Стефани Фрэнку, когда тот подошел к их столику во время перемены блюд. — Он потрясающе хорошо смотрится в свете прожекторов. Я каждый раз содрогаюсь, когда представляю себе, как он толчется в какой-нибудь забытой Богом стране ради нескольких жалких фотографий еще более жалких людишек. Ему бы забыть о всяких Пулитцеровских премиях и заняться чем-то по-настоящему значимым.

— Например, стать фотомоделью или артистом? — невинным тоном предположила Джорджиана, вызвав смех всех сидевших за их столиком.

— Тут она тебя поймала, Стеф! — поддразнил ее Фрэнк. — Но нам все же не хочется, чтобы Макс спасался от пуль где-нибудь в Ливане или Центральной Америке. Мы хотим, чтобы он был здесь, у руля. У него прирожденные способности управлять крупным делом. Кроме того, он мог бы и здесь заниматься фотожурналистикой. Насколько я понимаю, последний свой фоторепортаж он делал рядом со своим домом и без труда нашел для него покупателя.

— Я видела весь монтаж, — ответила Стефани, переводя взгляд на Джорджиану. — И мне надо было бы ревновать.

Ее многозначительный взгляд вызвал у Джорджианы только недоумение. Она спросила:

— Ревновать к его увлеченности фотографией?

Стефани с Фрэнком переглянулись.

— Боюсь навредить Максу, — туманно пробормотал Фрэнк.

Стефани пожала плечами и поменяла тему разговора:

— Макс пока не знает, но я намерена ему помочь — оторвать его от типографской краски и корпоративных иерархий.

Фрэнк широко улыбнулся:

— Извини, дорогая. Объявления, которые сегодня собирается сделать Макс, касаются изменений в политике корпорации, которые он намерен ввести в течение следующего года. Он потратил последние месяцы на изучение газетных дел вовсе не для того, чтобы оставить нас ни с чем. Гм… похоже, мое мясо стынет! — бросил он, поворачиваясь к сцене. — Прошу вас обеих оставить для меня танец.

Джорджиана ела молча: она получала удовольствие уже от того, что может слушать разговоры своих соседей по столику, а не гудение и хрипы нагревателя, доносящиеся из подвала. По сравнению с одиночеством и ожиданием все кажется более приятным.

Во время главной перемены блюд она посмотрела в сторону сцены и встретилась взглядом с Максимом. Она не знала, сколько времени он наблюдал за ней, но его взгляд подействовал на нее мгновенно. У нее свело судорогой желудок, а рука с вилкой замерла на весу.

Кто-то коснулся плеча Максима и отвлек его. Изумленная внезапно охватившей ее слабостью, Джорджиана откинулась на спинку стула и невидящим взглядом уставилась в тарелку. Что с ней происходит?

— Леди и джентльмены! Прошу вашего внимания!

Джорджиана подняла голову при звуках голоса Фрэнка, усиленного микрофоном. Сконцентрировав свое внимание на этом высоком светловолосом мужчине, она приказала себе не смотреть на Максима. Но он попал в поле ее зрения и заслонил собой все, в том числе и Фрэнка с его вступительной речью. Только когда Максим подошел к микрофону, она услышала, что вокруг нее все аплодируют, и запоздало присоединилась к гостям.

Он властно царил на сцене — как всегда и везде, решила она. Под жаркими белыми лучами театральных софитов черты его лица казались еще более мужественными, чем обычно. Он являл собой образ человека, который чувствует себя совершенно непринужденно. Она не вслушивалась в его слова — его речь ее не касалась, но низкие звучные интонации заставляли ее наблюдать за ним, и она испытывала все большее смятение. Она правильно оценила его взгляд: он хочет ее. А она? Чего хочет она сама?

Произнеся несколько обязательных шуток и обычные слова благодарности, Максим закончил свою короткую речь словами:

— Я не могу обещать, что вам понравятся все перемены, которые я задумал. И я был бы разочарован, если бы дело обстояло именно так. Но я могу вам обещать, что будущее будет совсем иным. «Плауден кроникл» больше не будет, выражаясь словами одного подписчика, рекламой бакалеи и остатков новостей, на которые никакие другие издания не польстились!

— Джорджиана, что с вами? — встревоженно спросила Кора, когда ее молодая спутница вдруг странно поперхнулась.

Джорджиана помотала головой, пытаясь сказать, что с ней все в порядке, и расхохоталась. Ее гортанный смех заставил нескольких мужчин бросить на нее заинтересованные взгляды, но она не заметила их восхищения. Максим Дехуп публично процитировал ее слова! Снова раздались аплодисменты.

— Пока оркестр не начал играть, — объявил Фрэнк, сменив Максима у микрофона, — у меня есть одна просьба. Пусть все сотрудники «Кроникл» поднимутся на сцену для групповой фотографии. И побыстрее, пожалуйста.

— Обожаю танцы!

Сбросив с себя жакет, Стефани оказалась в открытом топе, расшитом сверкающим стеклярусом. Он переливался при каждом ее движении, а она нетерпеливо поводила плечами в такт барабанной дроби, которую отбивал ударник.

Джорджиана на секунду пожалела о том, что у нее нет спутника — тогда и она могла бы предвкушать удовольствие от танцев. Она бросила быстрый взгляд в сторону Максима, позировавшего со своими коллегами, и сразу отвернулась. Нет, она не рассчитывает на то, что он пригласит ее танцевать. Ее пугало, насколько легко он будоражит все ее чувства. Если она окажется в его объятиях, будет двигаться в такт чувственной мелодии медленного танца… Боже, это будет равносильно тому, чтобы поднести огонь ко льду! Она превратится в лужицу у его ног!

— Потанцуем, Джорджиана?

Она подняла голову и увидела, что рядом стоит Фрэнк, протягивая ей руку.

— О да, потанцуйте, милочка! — воскликнула Кора. — Фрэнк не относился к числу моих лучших учеников, но зато он был одним из лучших танцоров школы Плаудена.

Джорджиана с улыбкой покачала головой:

— Спасибо, Фрэнк, но лучше я воздержусь. Мое сердце соглашается, но вот поясница отказывается.

Фрэнк не уходил, очевидно, ожидая, что она передумает. Не дождавшись, он натянуто улыбнулся и повернулся к ее соседке:

— Кора, а вы не желаете танцевать с одним из лучших выпускников вашей школы?

— Д я уж и не надеялась на приглашение! — отозвалась Кора, быстро вставая.

Бросив на Джорджиану внимательный взгляд, она пошла танцевать с Фрэнком.

После их ухода Джорджиана закрыла глаза и подперла подбородок. Увертки и ложь плохо давались ей. Кору не обманул ее неловкий отказ. Но что поделаешь! Она не может танцевать с одним, а потом отказаться танцевать с тем, кто привез ее на вечер. Ей не хотелось видеть Стефани в объятиях Максима, однако и сама она без особой радости ждала той минуты, когда он пригласит танцевать ее и ему придется отказать.

Она глубоко вздохнула. Вечер стал похожим на нелепую карусель. Она уже жалела о том, что пришла.

К ее великому облегчению и столь же великой досаде, в течение первого часа Максим не подходил к ее столику. Она отказывалась от одного приглашения за другим и видела, как его темноволосая голова регулярно появлялась среди танцующих — и каждый раз с новой партнершей. Что до Стефани, то она не пропустила ни единого танца.

Когда оркестр устроил пятнадцатиминутный перерыв, Джорджиана увидела, что Максим ведет Стефани к их столику. Действуя совершенно инстинктивно, она схватила сумочку, пробормотала какие-то невнятные извинения и направилась в дамскую комнату. Стараясь уйти подальше от этой пары, она призналась себе, что ей очень хотелось потанцевать с Максимом. Настолько сильно, что она опасалась, что у нее не хватит духа отказаться от его приглашения.

«В туалете прячутся только школьницы!» — укоризненно сказала она себе, но продолжала тянуть время, освежая макияж и причесываясь. Если бы она была по-настоящему стойкой, то вообще не поддалась бы на уговоры Коры. Возможно, ей следует извиниться и попросить, чтобы ей вызвали такси.

«Максим этого не допустит», — подумала она.

Конечно, он настоит на том, чтобы отвезти ее домой. А оказаться с ним вдвоем в лимузине будет почти так же опасно, как танцевать с ним. И потом, если он настоит на том, чтобы уехать с ней, это нарушит ход вечера, который устроен в его честь. У нее нет иного выхода, кроме как пробыть здесь еще несколько часов.

Звуки музыки заставили ее вздохнуть спокойнее. К Джорджиане вернулось чувство юмора, она подумала, что пребывание в дамской комнате имеет свои преимущества: никто не будет спрашивать, что она делала. С решительным видом она открыла дверь и вышла.

— Наконец-то!

Она вздрогнула от неожиданности, почувствовав, что ее крепко взяли за предплечье. Она резко повернулась и оказалась лицом к лицу с Максимом, который явно ее дожидался.

— Извини, если я тебя напугал, — сказал он, хмуря черные брови. — Ты чувствуешь себя нормально? Фрэнк что-то сказал о том, что у тебя болит поясница.

Она постаралась весело улыбнуться. У нее есть прекрасный предлог!

— Я совершила ошибку — надела любимые туфли на высоком каблуке. Это от них.

Чтобы придать большую достоверность своим словам, она приподняла ногу, демонстрируя изящную туфельку на шпильке с ремешком вокруг щиколотки.

Он насмешливо поднял брови и улыбнулся, устремив заинтересованный взгляд на стройную ногу в прозрачном темном чулке.

— Это я могу исправить, — объявил он и, к ее глубочайшему изумлению, опустился на одно колено. — Давай мне ногу! — скомандовал он, поднимая к ней улыбающееся лицо.

Она смущенно осмотрелась по сторонам и прошептала:

— Встаньте, вы испачкаете брюки!

В его удивительно ярких глазах искрился смех.

— Давай сюда ногу, Джорджи! — снова попросил он. Они загораживали дверь в дамскую комнату, и Джорджиана чувствовала, что он не встанет с колен, пока она не сдастся.

— Псих! — прошептала она, но послушно подняла ногу.

Он обхватил ее щиколотку теплыми ласковыми пальцами и поставил ее туфельку себе на колено, чтобы было легче расстегнуть крошечную пряжку. Джорджиане пришлось опереться ему на плечо, чтобы сохранить равновесие.

У нее не хватило смелости наблюдать за ним. Вместо этого она устремила взгляд поверх голов немногочисленных людей, оказавшихся в коридоре. Но ей не удалось отвлечься от ощущений, вызванных его прикосновением, которое было одновременно легким и удивительно интимным. Его пальцы охватывали ее щиколотку, большой палец чувственно скользил по косточке…

— Побыстрее! — прерывающимся шепотом попросила она.

— Зачем? Вид отсюда просто чудесный! — пробормотал он.

Напрасно она встретилась с его жарким взглядом. К щекам прихлынула горячая волна крови, и она отпустила его плечо. Однако одного обжигающего взгляда оказалось достаточно, чтобы воспламенить ее, и она больше не хотела притворяться, будто не испытывает к нему влечения.

Когда Максим выпрямился, держа в руках ее обувь, Джорджиане показалось совершенно естественным взять его под руку и вернуться в затемненный, переполненный людьми зал для танцев. Она не сопротивлялась, не протестовала, что не может танцевать босиком. Она не упомянула ни о своей пояснице, ни о приличиях, ни о том, что она оскорбляет всех мужчин, которые получили ее отказ. Она оказалась в объятиях Максима Дехупа и поняла, что боялась этой минуты и ждала ее с того самого момента, когда согласилась пойти на вечер.

Танец был медленный, но даже если бы музыка играла быстро, ничего не изменилось бы. Они двигались в собственном ритме желания.

Переплетя пальцы Джорджианы со своими, Максим продолжал удерживать туфли на согнутом мизинце. Его вторая рука властно опустилась на ее талию.

От этого прикосновения по всему ее телу разлилась волна наслаждения, которое удвоило удовольствие от танца с ним.

Он ничего не говорил, но в этом не было нужды. Настойчивое соприкосновение их ног обещало ей еще не изведанные высоты страсти. Его смокинг легко терся о пышные очертания ее не затянутой в бюстгальтер груди, причиняя сладкую боль, от которой не хотелось избавляться.

Каждое его движение, каждый шаг приближали ее к нему. Он прижимал ее к себе так крепко, что ей трудно было дышать. Затем он перенес вес тела на одну ногу, а второй ловко раздвинул ее колени. Его бедра ритмично двигались, дразнили, требуя отклика на откровенно эротическую игру.

Она чувствовала, что тает, тонет в своем желании. За его ленивыми движениями ощущалось нетерпение, которого она прежде в нем не чувствовала, даже при поцелуе.

Ее рука лежала у него на шее, и под большим пальцем стремительно и сильно бился пульс.

«Он знает, как на меня действует наш танец», — подумала она.

Но когда Джорджиана запрокинула голову, чтобы посмотреть на Максима, на его лице она не увидела торжествующей улыбки. Его черты застыли и выражали напряжение, нос казался более острым, чем обычно. Чувственные губы были плотно сомкнуты, показывая, с каким усилием он себя сдерживает. И в то же время она не сомневалась в том, что ему желанна. Мышцы под ее рукой отчаянно напряглись. Его тело теперь не скользило, а налилось страстью, которая требовала уединения.

Когда он наклонился к ней, она отвернулась, испугавшись, что он поцелует ее прямо в зале, на глазах у людей, которым ее совсем недавно представили как замужнюю женщину.

Но он только прижался гладко выбритой щекой к ее щеке и прошептал на ухо, почти прикасаясь губами:

— Давай уйдем отсюда! Прямо сейчас!

— А остальные? — почти беззвучно прошептала она.

— К черту остальных! Это — между нами!

Он говорил отрывисто, но она ощутила, что его тело дрожит. То, что он не меньше ее подвержен капризам возникшей между ними страсти, немного ободрило.

Увлекаемая волной желания, она пыталась убедить себя, что не делает ничего дурного. Как только они останутся вдвоем, она скажет Максиму, что на самом деле не замужем. Она скажет, будто разведена или овдовела — придумает любое объяснение, которое будет извинять ее поступки до тех пор, пока не появится возможность рассказать ему правду. Потому что она больше не в силах будет притворяться, будто не хочет его, будто любит кого-то другого.

Танец закончился. Какое-то мгновение Джорджиана не отдавала отчета в своих действиях, продолжая двигаться под мелодию, которая звучала в ее душе. Максим не разжимал рук.

— Улыбку! — раздалось веселое требование за секунду до ослепительно-белой вспышки у самых их лиц.

Джорджиана съежилась и инстинктивно вскинула руку, прежде чем затемненная комната осветилась второй раз.

— Прекратите! — закричала она и повернулась так, чтобы спрятать лицо на плече у Максима.

— Что вы тут вытворяете? — гневным шепотом спросил Максим и вырвал аппарат из рук ошеломленного фотографа.

— Я… я Ларри Бостик, мистер Дехуп, фотограф «Кроникл», — объяснил недоумевающий молодой человек. — Мистер Говард велел мне сделать несколько неофициальных фотографий, чтобы напечатать в воскресном выпуске на светской страничке. Вы такая интересная пара, что я… я…

Его голос замер — и в эту минуту зажегся свет.

— Законом запрещено публиковать фотографии без согласия фотографируемых! — запротестовала Джорджиана, придя в себя. — Вы не имеете права! Я не разрешаю!

Максим с удивлением слушал ее протесты. Сначала он решил, что Джорджиана просто была неприятно удивлена вспышкой, но когда он повернулся к ней, то ему пришла в голову и другая причина ее очевидного неудовольствия. Танец… На снимке они будут выглядеть обнимающейся парой. И не нужно обладать богатым воображением, чтобы догадаться, как этот снимок выглядел бы на газетной полосе.

Ни минуты не колеблясь, он открыл фотокамеру и извлек оттуда наполовину отснятую пленку.

— Извини, Ларри, но леди права. Нет, — добавил он, предвидя возражения, — раз ты мой работник, то эта пленка принадлежит мне. И что я с ней сделаю, это мое дело. — Повернувшись к Джорджиане, он протянул ей кассету. — Приношу свои извинения.

Джорджиана взяла пленку и зажала ее в кулаке.

— Спасибо! — сказала она с большим чувством, нежели это происшествие заслуживало.

Максим не подозревал, что случилось, но он только что защитил ее от серьезной опасности. Алан предупреждал, что она должна избегать любого внимания прессы. Если на нее идет охота, то за газетными публикациями будут следить обязательно.

— Ладно, инцидент исчерпан. Можно вернуться к развлечениям.

Максим подал сигнал оркестру. Музыканты тотчас заиграли быструю мелодию, которая привела в восторг молодых гостей. Еще до того, как он повернулся к Джорджиане, свет снова притушили.

— Все в порядке? — спросил он, обнимая ее за талию.

— Извините, — прошептала она. — Я чувствую себя страшно неловко из-за того, что устроила сцену. Давайте сядем.

— Вы имели полное право рассердиться, — напряженно ответил он.

Его собственный гнев был вызван совсем иными причинами.

Джорджиана была готова капитулировать. Он чувствовал, как она таяла в его объятиях. Еще несколько секунд — и они уже скрылись бы. А вместо этого попали в неловкое положение, все видели их вместе, так что она не может уйти с ним вдвоем. И он ее в этом не винил. Он сам виноват в том, что добивался своего в столь неподходящий момент. Но теперь он по крайней мере был уверен в том, что она испытывает к нему влечение. И в следующий раз их ничто не остановит.

Он подавил укоры совести. И все-таки он не верил в то, что она счастлива в браке со своим моряком. Если бы это было так, он бы не смог привлечь ее внимания. Будь она его женой, он ни за что не уехал бы, оставив ее одну.

— А, вот вы где, Джорджиана! А мы было подумали, что вы исчезли! — сказала Стефани, когда они вернулись к столику. — Макс, ты не имел права так запугивать того беднягу! Наверное, он теперь боится, что остался без работы.

— И не без оснований, — отрезал Максим, холодно глядя на Фрэнка — Ты что, не учишь своих журналистов, как надо себя вести?

Фрэнк ничуть не обиделся и только пожал плечами:

— А ты в прошлом году в Бейруте тоже вел себя как следует?

Максим угрожающе зарычал, но не сказал ни слова. Усадив Джорджиану, он обошел столик и сел на свободное место рядом со Стефани.

Джорджиана выжидательно посмотрела на всех, но больше никто не заговорил о происшествии.

Весь следующий час она разговаривала только с Корой. И хотя в ее голосе ощущалась некоторая холодность, она не отказала Джорджиане в поддержке.

— Наверное, я выглядела настоящей дурой, — прошептала ей Джорджиана, когда их соседи отправились танцевать.

Серые глаза Коры смотрели прямо и проницательно.

— Что бы вам ни казалось, но я редко вмешиваюсь в чужие дела, Джорджиана. Но поскольку вы мне очень нравитесь, я скажу, что думаю. Максим Дехуп — прекрасный молодой человек. Я горда знакомством с ним и с его семьей. Но он — из другой породы людей. Он привык добиваться того, чего хочет. В нем есть некая безжалостность, иначе он не сделал бы такую стремительную карьеру.

Джорджиана думала, что Кора будет долго распространяться в том же духе, но та только похлопала ее по сложенным на столе рукам.

— Моя мать сказала бы, что у вас тут роскошная приманка для дьявола. Займите их чем-нибудь, милочка.

«Ленивые руки работают на дьявола». Любимая фраза тети Мэри.

— Наверное, мне стоит научиться вязать крючком, — призналась Джорджиана со смущенной улыбкой.

Кора рассмеялась.

— Вот тут я вам не помощница. Мне еще и десяти не исполнилось, а моя мать уже оставила попытки научить меня рукоделию. Вот тогда я и увлеклась садоводством. И с тех пор обожаю это занятие.

Домой они ехали почти в полном молчании, только Стефани время от времени что-то шептала Максиму. Джорджиана с изумлением поняла, что ее это нисколько не волнует. Казалось, никакие слова или поступки посторонних не могут нарушить то согласие, которое возникло между ней и Максимом. Она не представляла себе, чем оно закончится. В ней все еще звучала внутренняя мелодия — даже после того разрушительного эпизода с фотографиями, после лекции здравомыслящей Коры, после того, как она приняла решение, что этой ночью не пригласит его зайти в дом.

— Я сейчас вернусь, — сказал Максим Стефани, помогая Джорджиане выйти из лимузина.

Первой они проводили Кору. Джорджиана подумала, что Кора будет наблюдать за ними из окна своей гостиной. Однако она с облегчением заметила, что свет зажегся наверху, в спальне: Кора ей доверяет!

Максим взял у нее ключи и посмотрел в глаза впервые после их незабываемого танца.

— Я хочу вернуться, — тихо проговорил он, делая вид, будто не может найти нужный ключ.

— Нет.

Максим нахмурился:

— Джорджи, я…

— Не сегодня.

Максим пристально посмотрел на нее. Она не сказала «нет»! Она сказала «не сегодня»…

— Я тебе позвоню, — пообещал он, отпирая дверь. Войдя в прихожую, он щелкнул выключателем. Никакого эффекта.

— Лампочка перегорела, — заметил он и открыл дверь шире, чтобы Джорджиана могла войти.

Однако она не сдвинулась с места, обнаружив, что лампа на крыльце тоже не горела. А ведь она точно знала, что оставила ее включенной, когда уезжала.

— Лампы в прихожей и на крыльце не горят. Наверное, пробки полетели. Хотите, я посмотрю?

Джорджиана попятилась от зияющей черноты за дверью.

— Нет! — хрипло прошептала она.

Ее сердце сжалось от ужаса. Она оставляла свет не только на крыльце, но и в прихожей, и сделала это потому, что не хотела входить в темный дом.

А может, дело вовсе не в перегоревших пробках? Может быть, в доме ее кто-то дожидается?

Джорджиану начала бить дрожь.

— Я… я не хочу… Я не могу туда войти!

Глава 9

— Неужели ты боишься темноты? — спросил Максим с мягкой укоризной. — Ну пойдем, я могу справиться с вещами и пострашнее.

Джорджиана вырвала у него руку, за которую он тянул ее к двери.

— Нет! То есть… я… я…

Она отчаянно пыталась найти слова, чтобы как-то объяснить свой непонятный страх. Если ей не следует заходить в дом, то и ему тоже!

— Может, там грабители, — беспомощно проговорила она.

В другой ситуации его презрительный смех вывел бы ее из себя.

— Ладно, трусишка. Можешь посидеть в машине, пока я осмотрю первый этаж. Видишь, на кухне горит свет. Воры не стали бы отключать только одну пробку.

Джорджиана признала, что он скорее всего прав. Воры поступили бы иначе. Но наемному убийце, спрятавшемуся в темноте, чтобы застичь ее врасплох, вполне достаточно тех секунд, пока она будет хмуро рассматривать неработающий выключатель.

— Давайте вызовем полицию. — Она схватила Максима за рукав, не пуская в дом. — Пожалуйста! Это может оказаться кто-то… какой-нибудь…

Встретив его изумленный взгляд, она оборвала свои сбивчивые просьбы.

— У тебя есть основания для каких-то подозрений, Джорджиана?

Максим повернулся к ней. Она дрожала всем телом, не выпуская его рукав.

— Я просто не хочу заходить в дом, — призналась она.

Но и в полицию она позвонить не может. Они пришлют машину с мигалками и сиреной, высветят дом, обыщут всю территорию и потребуют объяснений. Нет, это исключено.

— Я захожу! — объявил Максим, не обращая внимания на ее протесты. — Возвращайся в машину и скажи Стефани, что я вернусь через минуту.

Джорджиана покачала головой. Ее пальцы соскользнули с его рукава и сжались на его запястье.

— Нет. Я пойду с вами. Я понимаю, что веду себя глупо. Просто…

— Просто это не твой дом, и тебе даже в обычные ночи не совсем в нем уютно, — договорил за нее Максим с доброй улыбкой. — Понимаю. Мне и самому приходилось бывать в таком положении.

Немного ободренная его спокойным тоном, Джорджиана улыбнулась:

— И все же я с вами!

Если в доме таится опасность, она поджидает именно ее — и Максим не должен действовать в одиночку.

Она первая направилась к двери, но он остановил ее и сбегал к машине за фонариком.

— Я храбрый, но не глупый, — поддразнил он ее. Включив фонарик, он направил луч света в прихожую. — Дай мне руку и держись сзади.

Джорджиана вложила свои ледяные пальцы в его теплую ладонь и смело вошла в дом.

Им понадобилось совсем немного времени, чтобы пересечь прихожую и попасть в гостиную.

— На правой стене, — подсказала она Максиму, который пытался нащупать выключатель.

Свет не зажегся.

— Это меня не удивляет. — Ради нее Максим рассуждал вслух. — Если перегорает пробка, то вся цепь обесточивается. Нам следует проверить какую-нибудь лампу в задних комнатах или на втором этаже.

— На кухне свет горит, — напомнила она. — Может быть, вы правы.

Максим крепко пожал ее пальцы, и она прижалась всем телом к его спине. Он ничего не стал говорить, потому что рука у нее была холодная как лед.

В коридоре, ведущем на кухню, они обнаружили первую работающую лампу.

— Надо полагать, что прихожая, гостиная и, возможно, столовая подсоединены к одной пробке, — сказал Максим, когда свет зажегся в туалете. Он улыбнулся. — Бедняжка! — И притянул ее к себе.

Джорджиана охотно прижалась к нему, положив голову ему на плечо. Однако полностью избавиться от страха не могла. Этот дом такой огромный. Человек может спрятаться наверху или, наоборот, в подвале…

— Эй, в чем дело? — спросил Максим, когда ее снова начала бить сильная дрожь. Он нежно взял ее за подбородок, откинул упавшие ей на лоб волосы. — Ты все еще не успокоилась? Хочешь провести ночь в другом месте? Мы можем вернуться сюда утром и поменять пробки.

Джорджиана увидела в его глазах проснувшееся желание. Если она согласится уехать с ним, они будут близки.

— Я не могу бросить работу, — с отчаянием прошептала она, тщетно борясь с чувствами, которые сегодня ночью пробуждались в ней слишком часто. — Меня наняли, чтобы я охраняла этот дом.

— Тогда я вернусь сюда с тобой, — пообещал он и, подавшись вперед, быстро поцеловал ее в губы. — Ты превратилась в настоящую ледышку, Джорджи, но я это намерен исправить.

Она не сопротивлялась, когда он увел ее из дома. Заперев входную дверь, он помог ей спуститься по ступенькам и проводил к машине.

— В доме перегорели пробки, — объяснил он, садясь в машину и возвращая шоферу фонарик.

Стефани удивленно посмотрела на них:

— Я чего-то не понимаю. Почему же ты их не сменил, Макс?

— У нее не нашлось пробок, — легко ответил Максим, закрывая за собой дверцу машины. — Сначала завезем домой мисс Брэйтон, Том. А потом поедем обратно в сторону центра. Даже в это позднее время какой-нибудь магазин должен работать.

— А это не чересчур? — спросила Стефани, подозрительно переводя взгляд с Джорджианы на Максима. — Свет у Джорджианы все же есть. Пока я сидела и мерзла в машине, я видела, как в задней части дома свет загорался. Разве это нельзя было отложить до утра?

Максим не потрудился ответить, а Джорджиана не смогла придумать ничего подходящего.

К тому времени как они подъехали к дому Стефани, та уже кипела.

— Не трудись, сэр Ланселот! — раздраженно бросила она, захлопнув дверцу с такой силой, что Максим чуть не остался без ноги. — Я сама могу о себе позаботиться!

— Извините, — прошептала Джорджиана, когда Стефани ушла и лимузин отъехал от тротуара. — Я испортила вам вечер.

Максим наклонился вперед и постучал шофера по плечу.

— Вези нас домой, Том. Я уверен, что у Барнса лишние пробки найдутся. — Он обернулся к Джорджиане: — Ты всегда так боишься темноты?

Его голос звучал непринужденно, но взгляд оставался серьезным.

— Я не истеричка, если вы это имеете в виду, — обиженно ответила она.

— У меня тоже сложилось такое впечатление, — согласился он. — Нет, я бы сказал, что вы относитесь к тем людям, которые не пугаются, не имея на то оснований. А у тебя есть повод для тревоги, Джорджи?

— Почему вы так меня называете? — спросила она. Максим весь вечер называл ее так, не испросив на то разрешения.

— Не пытайся увести разговор в сторону. — Он заговорил более сурово. — У тебя должно быть какое-то основание опасаться неприятностей. Какое, миссис Манчестер?

Такой допрос заставил Джорджиану ощетиниться. Она чуть было не забыла, что имеет дело с репортером. Им будет двигать любопытство, даже в таких ситуациях, когда понятно, что вторгаешься в личную жизнь собеседника.

— Я не просила у вас помощи. — Она чуть крепче сжала в руках сумочку, лежавшую у нее на коленях. — Я просто перепугалась от неожиданности.

Тут она вспомнила презрительно-насмешливое лицо Стефани и вдруг подумала, что этой женщине не следовало бы строить гримасы: возраст становится заметнее!

— Чего вам еще нужно? Я уже извинилась за то, что испортила ваши планы на этот вечер.

— Какие это планы? — вежливо поинтересовался он. Нервное напряжение, усиленное страхом, вырвалось наружу в виде гневного возгласа:

— Не надо со мной играть!

Он обвел ее ленивым взглядом:

— Вы снова дрожите. Все еще боитесь?

— Я в ярости! — возразила Джорджиана.

Он кивнул:

— Действуйте, не стесняйтесь. Из меня получится хорошая мишень.

— Оставьте этот покровительственный тон! — расстроенно пробормотала она.

Дурман страха, затуманивший ее разум, постепенно улетучивался. Но оставались сотни вопросов, которые он обязательно должен будет ей задать и на которые у нее не было ответа.

— Я устала. У меня болит голова. Просто отвезите меня домой.

— Опять в тот дом? А что, если там перегорит еще одна пробка? А что, если вы не ошиблись и там кто-то прячется? Мы не проверили второй этаж и даже не заглянули в подвал. И вы действительно хотите вернуться туда?

Его голос звучал негромко, почти успокаивающе, но слова были подобны крошечным иголкам, которые болезненно застревали у нее под кожей.

Страх вернулся и захлестнул Джорджиану с такой силой, что с ее губ сорвался тихий стон.

Максим мгновенно придвинулся к ней и притянул ее к себе:

— Ах, Джорджи, девочка, не надо! Не надо!

Она безвольно приникла к нему. Это было как возвращение домой: его прикосновение, его сила и тепло обещали ей защиту от ее фантазий. Но краешком сознания она понимала, что именно он сделал, — и это вызывало негодование.

— Ты ведешь нечестную игру, — прошептала она.

— У меня нет иного выхода, иначе я могу потерять то, что мне дорого, — тихо согласился он.

Джорджиана попыталась отстраниться, и он понял: она расстанется с ним у дверей дома, если только он ее не остановит. Он пугал ее, чтобы она призналась в его необходимости, однако он не мог предположить, что это ее слишком расстроит. Что-то не так, что-то она не может или не хочет ему рассказывать…

— Ты мне не доверяешь, Джорджи?

— Дело не в этом, — сказала она, запоздало вспомнив, что они не одни. — В последнее время я плохо сплю — одна, в незнакомом доме. Моего мужа это бы позабавило, — добавила она в основном для шофера.

— Значит, он круглый дурак!

Максим не собирался извиняться за свои слова. Любой человек, готовый посмеяться над страданиями другого, заслуживает презрения.

Рядом с ним мысли Джорджианы снова смешались. Всякий раз, когда в разговоре возникало имя Эдварда, она попадала в тупик: ей никак не удавалось обнаружить в себе подлинные чувства к своему призрачному мужу. Ей следовало бы встать на его защиту, но не хотелось этого делать. А особенно в разговоре с Максимом Дехупом. Она просто лежала в его объятиях, положив голову ему на плечо.

Поворот с дороги заметить в темноте постороннему было бы непросто. Переплетение ежевичных плетей и голых веток почти скрыло узкий проезд, вымощенный гравием.

Джорджиана удивилась:

— Вы живете в лесу?!

— Ничуть. — Максим указал на окно. — За поворотом ты увидишь дом.

Действительно, через пятьдесят ярдов дорога вдруг расширилась, показался асфальт, и вскоре перед ними возник темный силуэт большого особняка.

— Чудовище Дехупов, — сухо прокомментировал Максим. — Вина прадеда Виллема в том, что он изуродовал первоначальное строение в голландском колониальном стиле: пристройки по обеим сторонам здания его не украсили.

— А я и не представляла себе, насколько вы богаты! — тихо проговорила Джорджиана, глядя на величественные пропорции здания.

Максим догадался, что она вспомнила его саркастические высказывания по поводу дома Роудсов, когда он узнал, что это не ее собственность.

— Это просто крыша над головой, — пошутил он. — Пойдем. Ты можешь подождать в доме.

Максим помог ей выйти из машины, потом наклонился и что-то сказал шоферу.

Как только они оказались на верхней ступеньке, парадная дверь открылась. Джорджиана сильно смутилась, поняв, что кто-то за ними наблюдал.

— Это Барнс, Джорджиана, — сказал Максим, вводя ее в вестибюль. — Барнс, познакомьтесь с миссис Манчестер.

— Как поживаете? — совершенно бесстрастно проговорил Барнс.

— Привет, Барнс, — сказала Джорджиана, которая вовсе не представляла себе, что можно говорить дворецкому. — На улице ужасно холодно.

Легкий кивок серебристо-седой головы не показался ей приветливым.

— Кофе и бренди в библиотеку, мистер Дехуп? Максим заметил, что Джорджиана бросила на него встревоженный взгляд.

— На этот раз нет, Барнс, — ответил он с улыбкой. — Запросы миссис Манчестер довольно необычны. У нас, случайно, не завалялась где-нибудь пара лишних пробок?

На этот раз гранитное лицо Барнса изменило свое выражение: седые брови удивленно взметнулись вверх.

— Пробок, сэр?

— Пробок для электрощитка, Барнс. У миссис Манчестер перегорели пробки. Я решил, что вы сможете ей помочь.

— Конечно. — Бросив оценивающий взгляд на даму в черном шерстяном жакете — по мнению Барнса, это было верным признаком хорошего вкуса, — он слегка ей поклонился. — В салоне горит камин. Может быть, леди пожелает согреться?

Некоторое время спустя Джорджиана уже стояла в салоне, протянув руки к ревущему огню. Мраморная каминная доска, антиквариат времен королевы Анны, который она определила даже своим неопытным взглядом, картины, восточный ковер… Максим Дехуп был не просто богат — он был представителем империи!

— Нравится?

Он подошел и встал сзади, и его присутствие согревало ее сильнее, чем огонь. Если бы она сделала всего один шаг назад, то могла бы прислониться к нему. Джорджиана с трудом справилась с этим желанием — оно было почти непреодолимым. О чем он ее спросил?..

— Да. Очень впечатляет.

— Тебе здесь противно?

Джорджиана стремительно обернулась к нему:

— Я этого не говорила!

Его взгляд устремился на ее губы.

— Можешь говорить все, что угодно, Джорджи. Мне нравится смотреть на твои губы.

Он не прикоснулся к ней, а положил руку на каминную доску у нее за спиной и придвинулся ближе, так что она ощутила на лице его дыхание.

— Тебе известно, что во время разговора ты надуваешь губки? Особенно когда говоришь «пожалуйста» или «не надо». А всякий раз, когда ты произносишь мое имя, в твоем голосе слышна хрипотца, которая сводит меня с ума. Произнеси мое имя, Джорджи. Сделай так, чтобы я не смог не поцеловать тебя!

— Эти подойдут, сэр?

Появление дворецкого стало для Джорджианы спасательным кругом. Ее ресницы затрепетали и опустились, скрыв страсть, которую Максим смог бы прочесть в ее взгляде.

Максим ответил без тени смущения.

— Принесите их сюда, Барнс, — сказал он, заставив себя отодвинуться от Джорджианы и повернуться к слуге. — Подойдут, — объявил он, покрутив пробки в руках. — Том подал мою машину?

— Да, сэр. — Барнс бросил быстрый взгляд на гостью и успел заметить на ее лице выражение благодарности: Возможно, она вовсе не добивалась внимания Максима. Он улыбнулся: — Доброй вам ночи, миссис Манчестер. Надеюсь, что я вам помог.

— Очень, — ответила Джорджиана.

При этом она подумала, что сам дворецкий вряд ли узнает, в чем еще заключалась его помощь.

«Ламборгини» с тихим рычанием вырвался на шоссе. Однако Джорджиана была не в состоянии насладиться запахом дорогой кожи сидений или сиянием панели из полированного красного дерева.

Максим Дехуп — миллионер!

Она впервые по-настоящему осознала, что стоит за этими словами. Это не просто лишние деньги, которые можно тратить на предметы роскоши вроде импортной спортивной машины или шикарных норковых шуб, в его распоряжении были такие богатства, как полотна старинных голландских мастеров, услуги дворецкого и шофера. У него не было с ней ничего общего, кроме плотского влечения. А при данных обстоятельствах она даже не имела права свободно выражать свои чувства.

Его рука властно обхватила ее пальцы.

— Мне даже отсюда слышны твои мысли, — тихо сказал он.

— Вот как? — вызывающе бросила она, нисколько не сомневаясь, что он никак не сможет прочесть их.

— Ты пытаешься решить, следует ли тебе оставлять меня после того, как мы устраним неисправности с электричеством.

Джорджиана намеренно не стала поворачиваться к нему лицом.

— И что же, по-вашему, я решила?

— Окончательного варианта еще нет, — сразу же ответил он.

Воцарившееся в машине молчание не прерывалось до тех пор, пока машина не остановилась у дома Роудсов. Глядя на темный фасад, Джорджиана напряглась.

— Вы включали лампу наверху?

— Мы наверх не поднимались, — ответил он, ставя машину на ручной тормоз. — Ты же не будешь… Джорджиана?

Она закрыла лицо руками и начала медленно раскачиваться из стороны в сторону.

— Посмотри на меня! — потребовал он и с силой отдернул ее руки. — Черт побери, Джорджиана! Я чего-то не знаю?

Она открыла глаза. Она не имеет права подвергать его жизнь опасности. Ни в коем случае! Она войдет в дом одна, сразу же позвонит Алану, и… и…

— Это Эдвард, да?

Она изумленно уставилась на Максима: — Что?

— Ты несчастлива в браке. Ты от него убежала, да? Он тебя разыскивает — и теперь ты боишься, что он тебя нашел?

Она чуть было не рассмеялась Максиму в лицо. Мелодраматический поворот его фантазий показался ей невероятно забавным.

Сквозь выступившие от смеха слезы она увидела, как его лицо превращается в маску ярости, и ей показалось, что он готов дать ей пощечину. Именно так поступают с женщиной, у которой истерика.

Его безжалостный поцелуй подействовал на нее столь же ошеломляюще. Это не было нежностью любовника, он требовал от нее совершенно иного. Джорджиана обвила его шею руками и ответила ему с такой же жадной страстью.

Максим первым прервал поцелуй, но не разжал рук. Даже в темном салоне машины было видно, что на ее глазах блестят слезы.

— Ты не хочешь мне довериться, — проговорил он после короткого молчания.

Она услышала обиду, прозвучавшую в его голосе, но ответить ничего не смогла. Она не могла ему довериться. Несмотря на плотское влечение, она слишком плохо его знала. Однако ей уже было известно, что в обращении с окружающими он бывает безжалостным Она была свидетельницей его бесцеремонной расправы с фотографом. Он не потрудился хоть как-то загладить неловкость. Не стал он смягчать и свои слова, когда она недавно пыталась отделаться отговорками. Если он решит, что ее история может стать хорошей публикацией, он вполне способен ею воспользоваться.

Максим терпеливо наблюдал за тем, как на ее лице одно выражение сменяется другим, и с разочарованием понял, к какому решению она пришла: она ничего ему не расскажет. Пока.

— Пойдем. Мы оба устали, — мягко сказал он, открывая ей дверцу.

На крыльце Джорджиана молча вложила в его протянутую руку ключ. Когда он повернул ключ и дверь открылась, она даже не вздрогнула. Она сделала все, что возможно, стараясь его отпугнуть.

В его руке появился фонарик, и его луч высветил им дорогу в темной прихожей.

— Где вход в подвал? — спросил он.

— В прихожей, за лестницей, — ответила она. — Но вам не обязательно туда идти. Я могу вызвать ремонтников. На кухне возле телефона в блокноте записан их номер.

Максим повернулся к ней. В темноте его лицо было похоже на маску — такую делают в канун Дня всех святых.

— Не слишком ли поздно это делать?

Конечно, он сердится. И кто бы не рассердился, когда с ним ведут себя таким образом?

— Извините, — прошептала она.

— Дьявольщина!

Он пошел вперед, не дожидаясь ее. Она забыла, что дверь в подвал подперта спинкой стула.

— Дополнительная защита, — неубедительно пробормотала она в ответ на его удивленный взгляд.

— Возможно, тебе следует поискать другую работу, где меньше стрессов, — бросил он, отодвигая стул.

К огромному облегчению Джорджианы, свет в подвале загорелся сразу же.

— Пробка перегорела, — негромко повторил Максим. Она не стала дожидаться, чтобы он пригласил ее вниз.

Ничто не заставило бы ее стоять в темной прихожей.

Максим осмотрел прекрасно оборудованные помещения подвала, в числе которых были даже кабинет и мастерская.

Электрощиток оказался напротив стиральной машины, но Джорджиана ни разу не обратила на него внимания. Максим открыл крышку и провел пальцем по пробкам, пока не обнаружил перегоревшую. На карточке рядом с ней было написано: «Лампа на парадном крыльце, прихожая, гостиная». Он выкрутил испорченную пробку и установил на ее место новую.

— Все в порядке!

— Я чувствую себя такой дурой!

Если бы она хоть на минуту подумала о происходящем, то не поддалась бы панике.

— Ночь получилась просто адская, — пробормотал он, обхватив ее за плечи. — Давай теперь поднимемся наверх и все проверим.

Она промолчала, когда он снова поставил стул к запертой двери подвала.

— Я пойду следом, — предложил он.

Свет в прихожей теперь горел, как и лампа на крыльце. Люстра в гостиной зажглась тоже. Смущенная присутствием Максима, она обошла все комнаты первого этажа. Все оставалось нетронутым, как до отъезда. После обхода они снова оказались в прихожей.

— А как насчет второго этажа?

Джорджиана посмотрела наверх, пытаясь понять, что это — искреннее предложение или только поддразнивание.

— Ни к чему, — ответила она после недолгого молчания.

На этот раз он даже не чертыхался — просто стремительно поднялся, перешагивая через две ступеньки. Ей пришлось идти следом.

Максим проявил удивительную дотошность. В каждой из трех спален справа по коридору он открыл каждый шкаф и заглянул под кровати. Поначалу Джорджиана хотела его остановить, сказать, что его действия заставляют ее чувствовать себя все более неловко, но в выражении его лица было нечто такое, что заставило ее замолчать. Максим оберегал ее, пытался уверить в том, что она в безопасности, потому что он о ней позаботился.

От этой мысли у нее снова навернулись слезы, но она сдержалась. Максиму не все равно. Она ему небезразлична — и от одной этой мысли ей сразу же стало спокойнее.

Ее спальня была последней. Он приостановился, словно ожидая ее позволения войти.

Джорджиана надеялась, что не оставила в комнате слишком большого беспорядка.

Когда она обернулась к нему, он все еще стоял в дверях.

— Ну, это все, наверное, — нервно сказала она.

— Я не проверил твой шкаф… и твою кровать, — спокойно ответил он.

Его взгляд был беспокоен.

Джорджиана сбросила жакет еще в гостиной — и его ярко-синие глаза ярко вспыхнули, скользнув по ее фигуре.

— Иди сюда, Джорджи!

Она так и не узнала, произнес ли он эти слова вслух или она прочла его мысли. Она мгновенно пересекла комнату и оказалась в его объятиях.

Разжигать у нее желание не было необходимости: он сделал это еще во время танца. Теперь ей надо было осуществить свое желание.

Все страхи и сомнения, которые она испытывала в последние недели, исчезли, и осталось только чувственное наслаждение его объятиями. Когда он нашел ее губы и раскрыл их в настойчивом поцелуе, у Джорджианы из горла вырвался тихий стон согласия. Она погрузила руки в его густые волосы и приникла к нему всем телом.

Положив руку ей на талию, Максим нежно оттеснил ее вбок, пока его спина не уперлась в надежную преграду стены. И тогда его вторая рука легла рядом с первой, и неспешная властная ласка заставила Джорджиану приникнуть к нему. Его руки скользнули вниз и обхватили крепкие ягодицы. На этот раз, когда его колено оказалось между ее ногами, он приподнял ее и усадил на свою ногу. При каждом колебании его бедер давление то усиливалось, то ослабевало.

Ничего подобного она никогда не испытывала. Его ласки одновременно возбуждали и одурманивали Прикосновение его рук к ее обнаженным бедрам стало неожиданностью — она даже не заметила, что он поднял подол ее платья. А потом мужская рука скользнула вверх по животу и легла на ее трепещущую от страсти грудь.

Очень медленно он провел большим пальцем вокруг ее соска. Осторожное прикосновение к розовому бутону, ставшему невероятно чувствительным, заставляло ее тихо ахать: по всему ее телу разливались волны наслаждения.

— Попроси меня остаться, Джорджи, — настоятельно прошептал он. — Пожалуйста, попроси!

Его голос донесся откуда-то издалека. Она не хотела ничего говорить, не хотела брать на себя ответственность за какие-то решения, ей хотелось целиком погрузиться в головокружительный восторг, который граничил с мукой. Она хотела его так, как не хотела еще никого и никогда.

— Джорджи, скажи это! — снова произнес Максим у самых ее губ.

Он мог заставить ее сказать «да» и понимал это. Но он никогда не навязывал женщине решения и еще никогда не занимался любовью с замужней женщиной. К своему глубочайшему изумлению, он понял, что его останавливает именно это.

Он отстранился, жадно ловя воздух ртом. Джорджиана должна сделать все по доброй воле!

Джорджиане показалось, что она внезапно пробудилась. Ее голова бессильно упала ему на грудь.

Он взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему в лицо.

— Я мог бы лишить тебя права выбора, — предложил он с грубоватой настойчивостью.

«Но ты этого не сделаешь», — подумала она, и ее глаза затуманились от боли.

— Но ты этого не сделаешь, — с горечью повторила она вслух.

— Да, — подтвердил Максим, разжимая объятия, — не сделаю.

Неужели это она распустила ему галстук и расстегнула рубашку? Джорджиана совершенно не помнила, чтобы это делала она. И в то же время, когда он ее оттолкнул, она мгновенно заметила множество самых разных нелепых подробностей. Максим тяжело дышал, его широкая грудь бурно вздымалась и опадала, словно работали кузнечные мехи, волосы растрепались, обычно четко очерченная линия губ смягчилась от ее поцелуев, а вот выражение его лица заставило ее отвернуться и дрожащими руками опустить подол платья.

Его черты напряглись от неутоленной страсти и разочарования Она прижала руку к губам, чтобы не дать вырваться рыданию. Максим имел полное право испытывать настоящую ярость. Они не зашли бы так далеко, если бы она его не поощряла.

Внезапный телефонный звонок заставил Джорджиану с криком отпрянуть в сторону.

Максим секунду наблюдал за ней, едва справляясь с желанием вырвать телефонный шнур из розетки.

— Ответь, черт подери! — крикнул он, когда пронзительный звон раздался в третий раз.

Когда Джорджиана только беспомощно покачала головой, он стремительно пересек комнату и схватил трубку.

— Джорджиана! Слава Богу! Что-то случилось? Мужской голос подействовал на него словно ведро холодной воды, в одну секунду погасив в Максиме жар страсти. Он повернулся и глухо произнес:

— Это тебя.

Джорджиане показалось, что она движется к телефону в замедленном темпе.

— Алло?

— Джорджиана? А кто подходил к телефону? — спросил Алан Берд. — У вас все в порядке? Я звоню с половины одиннадцатого! Кто этот мужчина?

Джорджиана наблюдала за Максимом, и от нее не укрылось то, как он слегка вздрогнул, увидев фотографию возле ее кровати.

— Со мной все в порядке. Правда-правда, — сказала она, обращаясь к звонившему. — У меня сегодня вечером перегорела пробка, так что пришлось обращаться за помощью. К телефону подошел электрик.

Она увидела, как Максим стремительно повернулся к ней. В его глазах читалось изумление.

«Я учусь лгать!» — подумала она, содрогаясь от отвращения.

— Джорджиана, вы говорите как-то странно, — не успокаивался Алан.

— Конечно, я говорю странно! — ответила она, чувствуя, что у нее к горлу подступает истерический смех.

Она чуть было не оказалась в постели с мужчиной, который считает, будто она изменяет мужу!

Ее спас телефонный звонок! Новый приступ смеха чуть было не задушил ее.

— Я перезвоню, когда мастер уйдет, — быстро проговорила она и бросила трубку.

Максим взял со столика фотографию в позолоченной рамке. На ней был изображен офицер в военно-морской форме.

— Так это Эдвард, — сказал он, ни к кому не обращаясь.

С крайней осторожностью он поставил фотографию на место, поправил смокинг, который Джорджиана ухитрилась с него почти снять, и только тогда встретился с ней взглядом.

— Вам следует проявлять больше осторожности в выборе электриков. Непорядочный человек мог бы воспользоваться ситуацией.

Эти слова больно ранили ее. Она поднесла дрожащую руку к губам.

— Уходите, Максим, — прошептала она. — Идите домой.

Она слушала его тяжелые шаги, такие непохожие на его обычно летящую походку. Неужели он воспринял все происшедшее так же тяжело, как она? Когда за ним захлопнулась входная дверь, она спустилась вниз и заперла дом.

Горячий душ помог успокоить бурю чувств. После душа она закуталась в велюровый халат и, потушив свет, села в кресло-качалку.

Этой ночью произошло так много событий. Одни из них выглядели нелепо, другие — просто глупо, но во всех случаях виновата была она. Впрочем, во всей этой путанице ее занимало одно. Нечто такое, о чем она до этой поры даже не подозревала. Неужели такое возможно? Ей трудно было в это поверить, но эта мысль не оставляла ее.

Она сняла с пальца золотое обручальное кольцо и спрятала его в карман. Одно ей было ясно: она больше не сможет его надеть.

Что с ней случилось: она влюбилась или просто сошла с ума?

Глава 10

— Ну, на сегодня все! — Фрэнк Говард упал на узкую банкетку, которая в его кабинете заменяла диван. — Нам удалось вставить это последнее сообщение, как вы распорядились, — кисло добавил он. — Оно на третьей колонке пятой страницы. Еще приказания будут, босс?

Максим не отрывал взгляда от работы, разложенной перед ним на письменном столе. Раздражительность Фрэнка была реакцией на его собственную. Они уже дважды спорили в присутствии служащих «Кроникл». Третьего раза он решил избежать.

Барабаня пальцами по крышке стола, он попытался сосредоточиться на финансовом прогнозе, который изучал, но цифры плясали и расплывались. Последние трое суток он почти целиком провел в этой похожей на камеру комнате, пытаясь выполнить двухнедельный объем работы в три дня. Недосыпание уже начало сказываться на его здравом смысле, но чем быстрее он уберется у Фрэнка с дороги и из его кабинета, тем лучше будет для них обоих.

— Неужели Джон не способен на что-то получше? — спросил он наконец, начиная растирать виски.

Фрэнк сдвинул очки на лоб.

— Не знаю, чего ты от нас ждешь, Макс. Мы — маленькое издание. Эти объявления нужны нам и как источник дохода. Если их сократить, то мы опять превратимся в одностраничную листовку.

Максим презрительно фыркнул:

— Значит, дело обстоит так. Либо мы — приукрашенный перечень магазинов, либо — листовка. В таком случае мы вообще можем всю эту дребедень кому-нибудь подарить!

Фрэнка не удивил резкий взмах руки, от которого разлетелась стопка листков с бюджетом газеты. Он с детства был свидетелем вспышек гнева Максима. Что его удивило, так это выражение беспредельного страдания, которое появилось на лице друга.

— Когда ты в последний раз ел? — Фрэнк нагнулся за теми листками, которые приземлились рядом с ним. — Я имею в виду нечто, кроме бутербродов. И когда ты в последний раз спал в собственной постели? Ты уже два дня терзаешь себя бритвой из мужского туалета, как я заметил. Почему?

Максим смущенно потрогал порез на подбородке. Он был небольшой, но кровоточил обильно.

— Я пытаюсь поскорее покончить с делами. И отдохнуть, — пробормотал он.

Фрэнк бросил подобранные бумаги на стол.

— У тебя планы на отпуск? Прекрасно! Куда ты собираешься ехать?

Максим посмотрел через стол на своего управляющего.

— Ты пытаешься от меня избавиться?

— И как можно скорее, — без колебаний подтвердил Фрэнк. — Твои намерения делают тебе честь, Макс, но ты пытаешься навязать новый метод штату сотрудников, которым при этом приходится заниматься повседневными вопросами производства. Я даже не уверен… Хорошо, хорошо, не будем снова начинать этот спор, — сжалился он, увидев, как сдвинулись темные брови Максима. — Забудь об этом на несколько дней. За время твоего отсутствия все останется на своих местах, могу это гарантировать.

Макс кивнул:

— Ты прав, конечно. В мое отсутствие газета никуда не денется. А я прав насчет перемен, и ты это прекрасно знаешь.

Фрэнк пожал плечами и решил поменять тему разговора:

— Так куда ты собираешься? Мне просто любопытно. Лиза обязательно у меня спросит, чтобы иметь возможность поныть, как хорошо было бы, если бы и мы могли бы время от времени куда-нибудь ездить. А я говорю ей, что об этом ей следовало подумать гораздо раньше, прежде чем она взялась единолично решать проблему увеличения населения Плаудена.

Максим улыбнулся — впервые за этот день.

— А я-то гадал, почему вы тратите на это столько усилий! Четверо детей за шесть лет! Разве вы не слышали о планировании семьи?

Фрэнк оглушительно расхохотался:

— Когда мы с Лизой только поженились, она сказала что-то по поводу того, чтобы завести собственную бейсбольную команду. Я и не подозревал, что это сделает меня ярым борцом за равные возможности женского спорта!

Максим улыбнулся. У Фрэнка было четыре дочери.

— Возможно, тебе следует подумать о том, как превратить спортивные достижения в деньги. Ведь колледжи и университеты в последнее время увеличили число стипендий для представительниц женского спорта.

Фрэнк поднял брови:

— Знаешь, а я ведь понятия не имею! Мне предстоит дать образование четырем дочерям, а я еще даже не узнавал о стипендиях! Но конечно, Сара только в первом классе… Но если подумать, у нее прирожденные способности к футболу. Она играет правым полузащитником. И не вижу, почему бы ей не конкурировать хотя бы на уровне колледжа — если, конечно, она не бросит играть. Бог свидетель, я никогда не смог бы учиться в Дартмуте, если бы не получил в свое время стипендию как пловец!

Двое друзей обменялись благосклонными взглядами, а Максим взялся за ручку и начал писать — быстро и нетерпеливо.

— Кто твой лучший репортер?

— Я, — без тени смущения ответил Фрэнк.

— Хорошо! — ухмыльнулся Максим. — Давай представим это дело так: ты в этом материале лично заинтересован. Начни здесь, в Коннектикуте. Если мне понравится то, что ты сделаешь, я отправлю тебя вдоль побережья, чтобы ты подготовил серию статей о колледжах, расположенных в городах, где выходят газеты Дехупов.

Фрэнк посмотрел на него скептически:

— И у меня появится собственная колонка? Максим пожал плечами:

— Возможно.

— И эти статьи будут оплачиваться отдельно от моего регулярного жалованья в «Кроникл»?

— Более чем вероятно.

— А командировочные будут?

— Нет проблем.

— А я сохраню право продавать материал другим изданиям?

Максим посмотрел на своего управляющего с недовольством:

— Перегибаешь палку.

Фрэнк поднял руки, показывая, что сдается.

— Я же просто спросил, босс, просто спросил!

— Я пытался найти нечто такое, что привлекло бы читателей местного издания и в то же время было достаточно интересным национальной аудитории нашей корпорации. Примерно такой материал, о котором мы говорим. Большинству родителей хотелось бы, чтобы их дети окончили колледж, но для многих вопрос упирается в деньги. Серия таких статей могла бы открыть им новые возможности. В этом материале будет все: вопрос о равных возможностях, о правах женщин, о проблемах с финансированием и о том, по какому принципу организуются сегодня занятия спортом в высшей школе.

Сдержанное возбуждение, звучавшее в голосе Максима, оказалось заразительным. Фрэнк подхватил:

— Похоже, ты напал на золотую жилу, Макс. Всякий раз, как ты начинал говорить о расширении горизонтов «Кроникл», я представлял себе гонку за последними новостями. Мы не имеем для этого возможностей. Но этот материал тематический и ориентирован на насущные проблемы. Это может получиться!

— Да уж, постарайся, чтобы получилось, — парировал Максим. — От этого будет зависеть повышение твоего жалования! Но тебе придется поездить, — предостерег он. — Возможно, Лиза не разделит твоего желания завоевать себе имя среди читателей всей страны!

Фрэнк встал, потирая руки:

— Предоставь Лизу мне. Она — женщина боевая. Я не говорю, что ее не расстроят мои поездки, но можно постараться и основную часть материала собрать не выезжая. — Он наклонился над столом и выразительно задвигал светлыми бровями. — Будет очень кстати, если ты поспешишь с установкой обещанной компьютерной системы!

— Система, соединяющая все издательства компании Дехуп, заработает к первому января, — ответил Максим и протянул Фрэнку руку. — Ну, мы обо всем договорились?

— Еще бы!

Фрэнк встал и принялся складывать кипы бумаг к себе в портфель.

— Собрался домой? — спросил Максим. Взглянув на часы, он увидел, что рабочий день уже давно закончился: было почти шесть часов вечера. Фрэнк кивнул.

— Так как насчет отпуска? Для нас, семейных людей, День благодарения означает индейку и приезд дедушек и бабушек. А ты можешь себе позволить повеселиться. Куда вы со Стеф собираетесь?

Максим поднял голову. Лицо его ничего не выражало.

— В последний раз я встречался со Стефани три недели назад, на вечере «Кроникл».

Фрэнк немного помялся, но все-таки сказал:

— Это, конечно, не мое дело, но прав ли я, предполагая, что ты встречаешься с миссис Манчестер?

— Ты прав, — Максим гневно прищурился, — это не твое дело.

Наступило молчание.

— Поскольку ты, несомненно, пересказал мне слухи, которые ходят в редакции, то могу тебе сказать: с Джорджианой с того вечера я тоже не виделся.

Фрэнк нервно облизнул губы.

— Извини, Макс. Я не хотел тебя оскорбить.

— Что ты хочешь сказать?

Под острым взглядом ярко-синих глаз Фрэнк потупился:

— Давай забудем. Мне она понравилась, вот и все. Жаль, что она замужем, а?

Максим ничего не ответил.

Когда Фрэнк закрыл за собой дверь, Максим откинулся на спинку стула. Положив ноги на стол, он закрыл глаза сцепленными руками.

Перед ним сразу же возникли изображения Джорджианы — иного он уже и не ожидал. Словно коллаж из фотографий, они заполнили все поле зрения: она на берегу, на ярмарке, в парке — и особенно в тот вечер… Как он мог не сразу признать, что красивее ее нет никого на свете? В тот вечер она буквально лучилась красотой, настолько живой, что лишила его покоя.

Из-за этого он переступил границы приличий и лишился даже ее дружеского расположения.

У него вырвалось длинное проклятие. Он начинает превращаться в узколобого пуританина! Он — не святой и никогда на это не претендовал. У него были женщины — в большом количестве. Он не сожалел бы о близости с Джорджианой, будь она свободна. Потому что… потому что…

Будь Джорджиана свободна, он бы на ней женился!

Эта мысль не стала сюрпризом и принесла с собой только печаль. Подобного чувства он еще никогда в жизни не испытывал. Именно поэтому он не добился от нее той близости, которой им обоим хотелось до боли.

Они оба не смогли бы удовлетвориться лишь одной ночью. Их слишком сильно влекло друг к другу. Они продолжали бы встречаться, и очень скоро об этом уже знал бы весь город. Фрэнк уже их заподозрил. Защитить ее репутацию в таком городке, как Плауден, можно было одним способом: не давать никакой пищи для сплетен.

Боль, которая весь день тихо постукивала в висках, превратилась в мучительную пульсацию, раскалывавшую ему череп. Приложив ладони к вискам, он сильно прижал их, пока ломота не стихла.

И все же он не мог оставить все как есть.

В этой истории чувствовалось какое-то несообразие. Джорджиана несчастлива. Нет, здесь нечто большее. Она — не из тех женщин, которые шарахаются от теней. Она смертельно боялась, но не темноты, а того, что могло в этой темноте скрываться.

Максим сел прямо, так, что его стул отъехал к стене.

Джорджиана не отрицала того, что несчастлива в браке. Она даже не ответила на его вопрос, не убежала ли она от мужа. Она попыталась сбить его с толку своим смехом. Если существует вероятность того, что ее страхи — это результат замужества, если она собирается расстаться с мужем, то он должен это знать!

Когда-то он был просто мужчиной, которого влекло к яркой женщине. Даже тогда ему хотелось обладать ею. Но теперь, когда он узнал ее и понял, что не должен к ней прикасаться, его чувства не ослабели. Возможность быть рядом с ней с лихвой окупит ту боль, которую он испытывает, не давая воли своему чувству к ней.

Выходя из помещения редакции четверть часа спустя, он впервые за две недели почувствовал голод. И ему сразу же представился тихий обед вдвоем. Улыбаясь, он вывел машину со стоянки и поехал к расположенному поблизости рыбному рынку. Раз Джорджиана учится готовить, ему следует научить ее, как делать его любимое блюдо — жареного омара.

Джорджиана шла по двору, ощущая, что в Новой Англии вот-вот будет первый снегопад. Низкие темно-серые тучи заполонили небо, так что в этот ноябрьский день ночь наступила уже к пяти часам. Воздух обжигал холодом ее щеки и запястья: ее перчатки не доходили до края рукавов. Хрустя побелевшей от инея травой, она направлялась к калитке, чтобы взять вечернюю газету. Теперь она уже никогда в нее не заглядывала: там почти каждый раз публиковали фотографию или заметку о ее издателе Максиме Дехупе. Но выемка газет по-прежнему оставалась ее обязанностью.

Она со вздохом повернула к дому. Одиночество оказалось гораздо ужаснее, чем она себе его представляла. Казалось, за те два месяца, которые она прожила в Плаудене, настоящая Джорджиана прекратила свое существование. Ей не приходило писем, не звонил никто, кроме Алана. Один день сменялся другим, и все они были совершенно неотличимы друг от друга.

Свет фар машины, свернувшей на их улицу, не привлек ее внимания. Ее адрес разыскивать некому.

Джорджиана приостановилась на дорожке. У Коры на крыльце зажегся свет, и стало видно праздничное украшение из сухих кукурузных початков и тыквы, укрепленное на входной двери. До Дня благодарения оставалось всего два дня, и ей не с кем будет его разделить, печально подумала она. Утром Кора собиралась уехать в Нью-Йорк, чтобы провести праздничный уик-энд со старыми друзьями. Кора пригласила ее поехать вместе, но Джорджиана понимала, что это приглашение сделано исключительно из жалости.

Свет фар вспыхнул прямо у Джорджианы за спиной, и она изумленно обернулась. Фары тут же погасли. При виде белого «ламборгини» Максима Дехупа она затрепетала, но не сдвинулась с места. Она ошеломленно смотрела, как открывается дверца машины и выходит он.

Сама того не замечая, она напряглась. Зачем он явился сюда после трехнедельного молчания? Казалось, он почувствовал ее настороженность, потому что остановился, сделав всего один шаг в ее сторону.

— Привет.

Его голос остался прежним, и его теплые мужественные интонации мгновенно достигли ее сердца и обволокли его приятным теплом.

— Привет, Максим.

Его взгляд, как всегда, словно впивал ее, поглощал ее изображение, как фотопленка поглощает свет.

— Как ты жила, Джорджи?

Она пожала плечами и начала дрожать, несмотря на теплый пуховик.

— Ужасно, — призналась она.

— И я тоже.

— Был занят?

— Я по тебе скучал, — ответил он так порывисто, что у нее перехватило дыхание.

— Холодно, — сказала она, пытаясь разглядеть в сумерках выражение его лица.

— В доме будет теплее, — отозвался он.

— Да. Теплее.

Оба не сдвинулись с места. Десятки вопросов переполняли ее, рвались с ее губ, но она не могла задать ни одного.

— Я купил кое-каких продуктов на обед. Не возражаешь?

Максим напрягся, ожидая ее реакции. Джорджиана покачала головой, а потом улыбнулась:

— Я скучала по тебе, Максим.

Она увидела, как тени по-новому расположились на его лице, и поняла, что он ей улыбается.

— Надеюсь, ты любишь омаров. У меня в машине пара красавцев.

Она подошла к нему, а он нагнулся за покупками.

— Вот, это тебе, — сказал он, вручая ей мешок. Она подхватила пакет и нащупала внутри охлажденные бутылки.

— Шампанское, — подтвердил он ее догадку и выпрямился. У него в руке оказался еще один пакет. — Чтобы выпить за нашу дружбу, — добавил он, поймав на себе ее вопросительный взгляд.

Джорджиана отвернулась, не прислушиваясь к его словам: за угол завернула еще одна машина. Максим вернулся после того, как она уже оставила надежду снова его увидеть! Прежняя мелодия желания вернулась, но теперь с новыми нотами: только что открытая любовь целиком наполнила ее мысли.

Резкие звуки, похожие на выстрелы, разбили тишину улицы. В эту долю секунды Джорджиана ощутила остроту слишком поздно обретенного счастья. А в следующее мгновение включилось чувство самосохранения.

Казалось, у нее ушла целая вечность на то, чтобы оказаться на земле. Это повторяется. Они ее нашли! Эти выстрелы предназначались ей!

Ее пронзила острая боль, лишившая ее способности мыслить. Максим! За ней стоял Максим! Она слышала, как он ее зовет… Наверное, он ранен! И где-то пронзительно кричала женщина, кричала так, словно ее лишают жизни.

Максим нагнулся, запирая машину — и в этот момент улица наполнилась шумом. Он выпрямился и проводил взглядом мотоцикл с испорченным глушителем, но его удивленный возглас оборвал крик ужаса.

— Джорджиана? Джорджиана! О Боже!

Она лежала на дорожке лицом вниз. Это ее крик заставил его похолодеть. Он уронил пакет и метнулся к ней. Упав на колени, он прикоснулся ладонью к ее лицу.

— Джорджиана, все хорошо, — хрипло прошептал он. — Я здесь, Джорджи. Ты упала, но с тобой все будет в порядке.

— Что случилось?

Максим быстро поднял голову: к ним спешила Кора Уолтон.

— Джорджиана упала! — крикнул он. Наклонившись к ней, он бережно перевернул ее на спину. Она была в полубессознательном состоянии и прерывисто дышала: от падения у нее перехватило дыхание. И только тогда он увидел кровь на разорванном рукаве.

— Черт! Она порезалась!

Благодаря Бога за то, что у него не дрожат руки, он расстегнул на ней молнию и стянул куртку. Не испытывал он колебаний и тогда, когда увидел длинную рваную рану на ее запястье и предплечье. Наверное, она поранилась о разбившуюся бутылку шампанского.

— Принесите мне что-нибудь, чтобы остановить кровь, — чистую тряпку, полотенце… все равно что! — велел он Коре, которая подошла к ним.

Он прижал рану, стараясь свести ее края пальцами.

— Все будет нормально, Джорджи. Я обо всем позабочусь! — прошептал он, утыкаясь лицом в ее волосы.

Свободной рукой он удерживал ее голову у себя на коленях. Джорджиана не ответила, только закрыла глаза.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Кора бегом вернулась к ним.

— Я принесла кухонные полотенца. Они чистые, — с трудом проговорила она.

— Сложите их вдвое. Когда я уберу руку, — приказал он, — прижимайте как можно сильнее, она теряет много крови!

Он крепко перевязал больную руку.

— Ну вот! — тихо сказал он и поднял Джорджиану с земли.

— Я вызову «скорую помощь», — предложила Кора. Максим с удивлением заметил, что вокруг собрались соседи. Он не слышал, как они подошли.

— На это уйдет слишком много времени, — ответил он. — Возьмите ключи, Кора, и откройте мою машину. Повязка приостановит кровотечение, пока мы будем ехать в больницу.

Голова Джорджианы бессильно лежала у него на плече.

— Не надо… меня убивать! — прохрипела она.

— С тобой все в порядке, малышка, — прошептал он и поцеловал ее в лоб. — Ты порезалась, но теперь уже нечего бояться. Мы сейчас отправляемся в больницу.

Кора распахнула дверцу машины, и Максим положил на сиденья обмякшее тело Джорджианы. Привязав ее ремнем безопасности, он зацепил повязку крючком для одежды, чтобы рука оказалась в приподнятом положении.

Отчаянно сигналя и мигая фарами, он дважды проехал на красный свет. Подъезжая к отделению «скорой помощи» плауденской больницы, он с мрачным удовлетворением отметил, что позади едет патрульный автомобиль.

Он чуть ли не перепрыгнул через капот, чтобы поскорее открыть дверцу с ее стороны.

— Все будет в порядке, малышка Джорджи, — заверил он ее, когда она жалобно застонала. — Я не дам тебя в обиду.

Подхватив на руки, он понес ее в больницу. А потом словно по волшебству ему на помощь протянулись новые руки. Они приняли у него драгоценный груз.

— Добрый вечер, миссис Манчестер!

Веки Джорджианы задрожали, приподнялись, впустив ослепительный свет, и снова зажмурились. Шум в ушах замолк, распавшись на отдельные голоса.

— Она приходит в себя. Можете позвать мистера Дехупа, — сказала какая-то женщина.

У нее затрепетало сердце. Максим здесь! Она вздохнула, изумляясь тому, что не ощущает боли в груди, и позвала:

— Максим!

— Я здесь, малышка!

Она опять с усилием разлепила веки — и на этот раз была вознаграждена, встретившись с его ярко-синими глазами.

— Максим! — пролепетала она, и напряженные уголки ее губ дрогнули в улыбке.

— Ты меня чертовски напугала, — достаточно резко сказал он. — Джорджиана, что произошло?

Ее улыбка стала шире. Не обращая внимания на его вопрос, она смотрела на мужчину, который стал ей дороже жизни.

— Где ты приобрел такие глаза? Не купишь ли мне пару таких же, чтобы они всегда напоминали о тебе?

Он прикоснулся к ее щеке, белой как простыня, на которой она лежала.

— Ты потеряла пол-литра крови. И знаешь что? У нас одинаковая группа!

— Ну конечно, — сонно отозвалась она. Ей казалось, что ее голос куда-то улетает, а сама она парит, не касаясь земли. — Мы с тобой во всем одинаковые. Если бы не эти тайны…

Она засмеялась, сама не понимая чему, но окончательно успокоилась, когда узнала, что с Максимом ничего не случилось.

— Доктор?

Максим встревоженно посмотрел на врача, который стоял рядом с ним.

— Она перенесла шок. Анестезия, которую мы ей сделали, чтобы зашить руку, и обезболивающее лекарство вызывают сонливость. Утром она будет в полном порядке. А сейчас ей важнее всего отдохнуть. Если вы заполните все документы, мы отвезем ее в палату.

— Я не родственник, — медленно проговорил Максим, пытаясь сообразить, как лучше вести себя в данной ситуации. Повернувшись к врачу, он сказал: — Ее мужа зовут Эдвард Манчестер. Он — военный моряк и в настоящее время находится за пределами страны. Я не знаю, есть ли у нее другие близкие родственники. Я оплачу все расходы. Просто делайте все, что нужно.

Холодные пальцы легли на руку Максима и слабо ее сжали.

— Максим, я хочу домой! — Джорджиана попыталась поднять голову, но, почувствовав, словно она стала раз в пять тяжелее обычного, оставила эти бесплодные попытки. — Я хочу домой.

— Вам следует провести ночь в больнице, миссис Манчестер, — сказал врач. — Вы потеряли довольно много крови и нуждаетесь в покое. Если вы разрешите мистеру Дехупу заполнить нужные бумаги и подписать бланк госпитализации, то мы сможем устроить вас на ночь.

Пальцы Джорджианы сильнее сжали руку Максима, она только сейчас поняла, что не знает, где находится.

— Где я?

— В отделении «скорой помощи» больницы Плаудена. — Максим нахмурился. — Разве ты не помнишь? Ты споткнулась на дорожке у дома и упала. Одна из бутылок, которые ты держала, разбилась и разрезала тебе запястье. — Он осторожно дотронулся до ее правой руки. — Тебе пришлось наложить несколько десятков стежков, Джорджи.

Джорджиана недоуменно смотрела на него, пытаясь пробиться сквозь облако эйфории. Разве она не слышала выстрелы? Она была уверена, что слышала!

— Только шампанское? Никаких выстрелов?

Вопрос Джорджианы заставил врача насторожиться:

— Что она сказала?

— Наверное, ей пригрезилось, — быстро ответил Максим. — Это все ваше лекарство!

Однако сам он поспешно восстанавливал в памяти мгновения, предшествовавшие той секунде, когда он увидел ее лежащей на дорожке. Мимо пронесся мотоцикл, и звук плохо отлаженного двигателя в тишине действительно был похож на выстрел! Звуки выхлопа иногда принимают за выстрелы, но почему такие ассоциации могли появиться у Джорджианы? Его собственное раздражение стало результатом долгих месяцев, проведенных на Ближнем Востоке, где громкие взрывы снарядов и бомб грозили внезапной гибелью.

И все же… Когда он поднял Джорджиану, чтобы положить в машину, она прошептала слова, которые теперь звучали в его сознании оглушительным воплем: «Не надо… меня убивать!»

Что, черт возьми, происходит?

Джорджиана закрыла глаза. Ей трудно было связно думать, но одно она понимала совершенно отчетливо: она не могла признаться Максиму, что специально бросилась на землю. Он ничего не поймет, а она не вправе давать ему объяснения. Она совершила ужасную ошибку!

— Я хочу домой. Прямо сейчас.

— Миссис Манчестер, вам не следует уезжать из больницы. Если вы просто…

— Нет!

Ее саму изумило то, как громко прозвучал ее возглас. Это дало ей уверенность в себе и буквально оживило: она смогла сесть. Однако реальность вернулась стремительно: она закачалась словно пьяная и чуть не свалилась с операционного стола.

Максим помог ей удержаться, взяв за плечи. Она настолько ослабела, что мышцы дрожали от напряжения, которое требовалось, чтобы поддержать тело в сидячем положении.

— Джорджиана, послушай! Тебе нельзя возвращаться домой! Тебе необходима помощь — самая лучшая, какую только можно получить за деньги.

Она подняла голову, и прядь волос упала ей на щеку. Лицо у нее осунулось, но в глухом голосе звучала несгибаемая решимость.

— Максим, у тебя есть деньги и авторитет. Пожалуйста, пожалуйста, увези меня отсюда!

Перед этой бледной, дрожащей женщиной Максим устоять не мог. Он осторожно уложил ее обратно и отвел спутанные волосы с лица.

— Хорошо, Джорджи. Все, что ты хочешь. — Повернувшись к врачу, он спросил: — Ее можно увезти домой?

Врач с нескрываемой досадой ответил:

— Это неразумно. Она в полном сознании, и это хороший признак. Результаты кровопотери минимальны. Но она не в состоянии уйти из больницы.

Не отрывая взгляда от лица Джорджианы, Максим сказал:

— А если я отнесу ее на руках, привезу, положу в постель и постараюсь, чтобы постельный режим не нарушался?..

Врач поколебался.

— Рана на руке, конечно же, жизни не угрожает, но очень серьезная. Пострадавшая нуждается в постоянном наблюдении. Она уже получила одно внутривенное вливание, ей следовало бы сделать еще одно.

Максим кивнул.

— А потом я отвезу тебя домой, Джорджи, — нежно пообещал он.

Вознаграждением ему послужила очаровательная улыбка.

— Миссис Манчестер нуждается в абсолютном покое. И ей надо как можно больше пить, — распорядился врач после того, как Джорджиане поставили капельницу. — Ей придется написать расписку, что больница снимает с себя всю ответственность за ее дальнейшее состояние. Я выписал два рецепта: это антибиотик и болеутоляющее средство. Этой ночью за ней нужно наблюдение: возможен повторный шок.

— Она будет очень осторожна, — мрачно пообещал Максим. — Я за этим прослежу.

— Который час? — спросила Джорджиана, когда медсестра помогла ей одеться.

— Десять вечера.

Джорджиана печально подумала, что потеряла пять часов. С половины восьмого Алан будет звонить ей каждую четверть часа. Как она объяснит ему все происшедшее? Что она может ему сказать? «Я вела себя как последняя дура: приняла выхлопы мотоцикла за выстрелы и решила, что в меня стреляют…» Да, свидетельница из нее получится не слишком надежная.

Когда она застегивала блузку, вошел Максим.

— А где моя куртка? — спросила она у него.

На секунду он растерялся, а потом вспомнил, как было дело.

— Перед домом, на дорожке. Возьми мою.

Он снял с себя летную замшевую куртку, подбитую мехом, и укутал ей плечи.

— Ты замерзнешь! — запротестовала она, когда Максим подхватил ее на руки, готовясь нести к машине.

Однако при этом она с удовольствием обхватила его за шею.

— Меня будешь согревать ты! — пошутил он. — Пошли. Том приехал на лимузине, так что мне не придется тревожиться, как бы тебя не растрясло, пока я за рулем.

— Снег идет! — изумилась Джорджиана, когда они вышли из отделения «Скорой помощи». Кружевные белые хлопья медленно кружили в свете фонарей, освещавших стоянку. — Как красиво!

— Да, красиво, — согласился Максим, не отрывая глаз от ее лица. — Ты меня чертовски напугала, Джорджи, — еле слышно произнес он, прижимаясь губами к ее виску. — Наверное, я никогда не смогу спокойно смотреть на шампанское: обязательно буду вспоминать этот вечер.

Он сел в лимузин, не спуская Джорджиану с рук, и усадил ее к себе на колени: так будет менее ощутима тряска.

Она безвольно приникла к нему. От него исходило такое тепло, что ей хотелось прижаться к нему еще теснее, но она не смела. Легкое прикосновение его рук, державших ее так бережно, словно она хрустальная, было желанной лаской. Сильное мускулистое тело, которое она ощущала рядом, заставило ее сердце биться быстрее. Если бы она придвинулась ближе к Максиму, он понял бы, как сильно на нее действует его близость. Когда-то ей казалось, что они больше никогда не будут рядом. Но — вот чудо! — это все-таки случилось, и она не жалела обо всем, что только что произошло.

Она прикоснулась к порезу у него на подбородке, который заметила еще в больнице. Это было так на него не похоже, что она прошептала:

— Кто тебя порезал, Макси-миллионер?

Он рассмеялся:

— Откуда ты взяла это прозвище?

Она сонно пожала плечами. Из-за дремоты слова у нее выговаривались нечетко.

— Сама придумала… уже давно.

— Значит, ты обо мне думала?

В его голосе зазвучали какие-то сильные чувства, но какие — она не смогла понять.

— Я все время… о тебе думаю…

Максим испытал мгновение полного счастья — впервые за много месяцев. Ему вдруг все стало ясно. У них с Джорджианой есть будущее. Он не знал, как именно все произойдет, но не сомневался: для них все сложится хорошо. Теперь он был в этом уверен.

— Там кто-то есть! — пробормотала Джорджиана, когда они остановились у дома Роудсов.

В окнах гостиной и спальни на втором этаже ярко горел свет.

— Это Кора. Я позвонил ей из больницы и сказал, что с тобой все в порядке, — объяснил Максим. — Ты нас всех перепугала. — Он ласково обнял ее. — Она сказала, что будет ждать нас. Надо, чтобы о тебе кто-то позаботился.

— Но я думала…

Джорджиана спохватилась слишком поздно. Она все прочла, на лице Максима.

— Ты хочешь, чтобы я остался у тебя? — сказал он. — А как же твоя репутация?..

Он говорил с легким юмором, так, чтобы она не обиделась.

— А что, если… мне все равно?

Максим всмотрелся в ее лицо. Она была измучена, травмирована, и действие лекарств еще не прошло. Он не имеет права принимать всерьез то, что она будет говорить этой ночью.

— Не надо меня соблазнять, Джорджи. Я воспользуюсь твоим приглашением, когда ты будешь в состоянии защищаться.

— Максим! Джорджиана! Я так волновалась! Когда Максим внес Джорджиану в дом, Кора встретила их в прихожей.

— Я уже приготовила постель. Хотите чаю или супа, Джорджиана?

— Только спать, — пробормотала Джорджиана, уткнувшись Максиму в плечо.

Он поднялся с ней по лестнице на второй этаж.

Как только они вошли в спальню, зазвонил телефон. Максим наклонился и уложил Джорджиану в постель, а Кора тем временем сняла трубку.

— Да. Она как раз приехала, — ответила Кора, а потом прикрыла трубку рукой. — Джорджиана, вам звонит какой-то молодой человек. Он уже звонил три раза. Говорит, что он — ваш брат.

Джорджиана больше не могла смотреть Максиму в глаза. Это наверняка Алан.

— Я с ним поговорю.

Кора с Максимом переглянулись, но остались в комнате.

— Привет, Алан. — Джорджиана могла только вяло бормотать. — Нет… Ничего серьезного. Я споткнулась… и порезалась. Да, несколько стаканов крови… — Она засмеялась. — Шучу, Алан. Устала, ужасно устала. Нет, никакой больницы. Я хочу спать. Позвоню завтра.

Не дожидаясь, пока Кора повесит трубку, она закрыла глаза, уже засыпая.

— Если вы будете переодевать ее, я подожду внизу, — предложил Максим.

Кора кивнула.

Вскоре на лестнице послышались ее шаги. Максим вскочил с кресла, стоявшего у камина, и встретил ее в прихожей.

— Она уже крепко спит. Бедняжечка, не разрешила мне никому позвонить. И я не осмелилась предложить ее брату приехать сюда.

Озабоченное выражение лица Коры встревожило Максима.

— Вам что-то не понравилось, Кора? Мгновение ему казалось, что она не станет отвечать.

— Да нет, нисколько. Однако… Он был ужасно груб, когда я сказала, что Джорджианы нет дома и что она попала в больницу из-за несчастного случая. Я не слышала подобных выражений с тех пор, как перестала работать в школе!

— Возможно, он просто волновался за сестру, — сухо предположил Максим.

— Возможно, — согласилась Кора.

Максим перевел взгляд на потолок. Джорджиана в опасности! Он остро ощущал это и связывал с человеком, которого зовут Алан.

— Вы за нее тревожитесь, — сказала Кора.

— У нее был тяжелый вечер, — ответил Максим, стараясь не выдать своих мыслей. — Я обещал врачу, что кто-то останется с ней на всю ночь.

Кора кивнула:

— Я это сделаю. Хотя, если говорить честно, Джорджиана заставила меня пообещать, что я уйду домой. Она бывает упрямой. Я просто побуду внизу. Она не догадается о моем присутствии, если не проснется и я ей не понадоблюсь.

Максим не слушал ее. Если Джорджиане угрожает опасность, то Коре ее не защитить!

— Думаю, будет лучше, если здесь сегодня переночую я. — Пристальный взгляд Коры заставил его густо покраснеть, как пойманного с поличным школьника. — Поймите меня правильно. Мы не любовники. Но я ее люблю.

— Она — глубоко несчастная молодая женщина, — помолчав, проговорила Кора, продолжая пристально смотреть на Максима. — Не знаю, следует ли мне это говорить… Но, по-моему, она испытывает те же чувства, что и вы. Я не одобряю распада браков, но, на мой взгляд, в данном случае говорить об этом нелепо. Я иду домой.

Когда за Корой закрылась дверь, Максим быстро обошел весь дом, запирая окна и двери и выключая свет. Закончив обход, он пододвинул кресло-качалку к кровати Джорджианы и сел.

Кора помогла ей сменить окровавленную одежду на голубую фланелевую рубашку с рюшами по воротнику и манжетам. Она казалась необычайно юной и уязвимой, лежащая настолько неподвижно, что он дотронулся до руки, чтобы нащупать пульс, а когда ощутил его ровное биение, показалось вполне естественным не выпускать ее руки.

— Джорджи, Джорджи, ты должна мне довериться! — Он наклонился и прижался губами к ее запястью.

Глава 11

Болеутоляющие лекарства сделали свое дело. Рука у Джорджианы больше не пульсировала болью. Но вот неприятные картины ее сна…

Она находилась в длинном туннеле, уходящем от нее в бесконечность. Над головой на проводе висела голая электрическая лампа. В голове у нее проносились пугающие мысли. Здесь опасно! Ей надо отсюда уйти!

Когда она обернулась, за ней не оказалось двери — сплошная стена. Она провела пальцами по прочной белой поверхности. Ничего. Повернувшись, она снова посмотрела в туннель.

И увидела их.

Они были только тенями — тремя высокими широкоплечими силуэтами за лестницей. Ее губы судорожно зашевелились, составляя слова без звука, ногти заскребли по гладкой поверхности, похожей на стекло.

Шипящая ругань заставила ее оглянуться. Пистолетный выстрел прозвучал оглушительно, словно взрыв. Из дула в замедленном движении кошмара вырвалось пламя.

И вдруг чудо: она бросилась к двери, выскочила на улицу и снова услышала, как ее осыпают грязной руганью.

БЕГИ! БЕГИ!

В голове осталась одна эта мысль, но ноги не повиновались. Асфальт начал таять у нее под ногами, превращаясь в липкую черную массу, которая засасывала ее туфли.

Пистолетный выстрел, раздавшийся совсем рядом, заставил ее упасть. Или это был удар пули?

Ее правая рука ударилась о бетон — и взорвалась ослепительной болью.

«О Боже! Он меня убьет!»

— Боже! Он хочет меня убить!

— Джорджиана! Джорджиана! Проснись! Это только сон. Джорджиана?

Максим приподнял ее и не выпускал, не обращая внимания на то, что она попыталась вырваться, беспомощно колотя его кулаками.

— Джорджи, девочка, все в порядке. Это Максим. — Крепко удерживая ее за плечи, он поймал ее забинтованную руку и приложил ее ладонь к своей небритой щеке. — Почувствуй меня, Джорджиана. Я — настоящий.

Было так темно, что разглядеть ничего было нельзя, но Джорджиана вдруг поняла, кто к ней обращается.

— Максим?

— Джорджи! Слава Богу!

Он притянул ее к себе, крепко обхватил руками и, прижав к груди, начал нежно баюкать. Она беспомощно зарыдала.

— Тсс, малышка. Это просто страшный сон. Пока я рядом, с тобой ничего не случится. Даю тебе слово! Тебе ничего не грозит.

Понемногу ее рыдания стали затихать, и он, обняв ее еще крепче, притянул к себе на колени. Она дрожала от холода и потрясения, вызванного кошмарными картинами. Его глаза защипало от слез ярости. Тот, кто сотворил с ней такое, дорого за это заплатит!

— Господи, Джорджи, что с тобой случилось?

Максим губами снимал у нее со щек соленые слезы. Ее руки обвились вокруг его шеи. Ему было приятно знать, что даже в тумане кошмара она узнала его. Первый осторожный поцелуй, который он запечатлел в уголке ее губ, заставил ее нетерпеливо вздохнуть. Чуть повернув голову, она подставила ему губы.

Он поймал ее нежный рот, и их губы слились в нескончаемом поцелуе.

Джорджиана почувствовала, как напряжение оставляет ее, гораздо более сильное чувство — страсть — полностью вытеснило его. Обхватив ее талию, Максим крепко прижимал Джорджиану к груди, а свободной рукой гладил по спине. Наслаждаясь сладкой близостью их тел, она выгибалась навстречу его прикосновениям.

Когда она прервала поцелуй, чтобы прижаться губами к жаркой коже его шеи, у него вырвался тихий стон блаженства.

— Люби меня, Максим. Я хочу быть с тобой, — прошептала она ему на ухо.

— Ах, Джорджи! — вздохнул он.

Ее рука робко легла ему на грудь, и он закрыл глаза. Ее пальцы двигались медленно, знакомясь с мужественными контурами его тела. Это осторожное прикосновение заставило его сердце забиться вдвое сильнее, но он все же не попытался уложить ее на спину, как бы сильно ему этого ни хотелось. Он стиснул зубы и ждал.

Спустя чуть ли не целую вечность ее рука скользнула вниз и легла ему на колени вверх ладонью.

— Джорджиана?

Она заснула.

Но даже во сне она не отпустила его. Когда Максим встал, чтобы уложить ее на подушку, ее руки стиснули ему шею, увлекая на постель рядом с собой.

— Пожалуйста! — просила она, инстинктивно стараясь придвинуться как можно ближе, ловя тепло его тела. — Хорошо!

Она вздохнула и потерлась о вытянувшегося рядом с ней человека, даже во сне ощущая его защиту.

— Да, хорошо, — повторил он не без иронии. — Но я бы солгал, малышка Джорджи, если бы не сказал, что могло быть гораздо лучше!

Джорджиана проснулась, ощущая блаженство. Жар пронизывал все ее тело — от шеи до пальцев ног. Более приятного пробуждения у нее еще никогда не было. Не желая торопить ту минуту, когда ей придется встать, она не стала даже открывать глаза.

Обычно по утрам она просыпалась, свернувшись клубком. Одно неловкое движение — и ее нога или рука попадали на леденящую простыню холодной постели.

Однако этим утром она лежала, вытянувшись во весь рост, и каждая мышца ее тела была невероятно расслаблена. В комнате было совсем светло — это она поняла, даже не открывая глаз. Что, разве сейчас лето? Нет же, зима! Что-то теплое и тяжелое, прижавшее ее к матрасу, — это, наверное, груда одеял?..

Она тихо вздохнула и лениво потянулась. Этого движения оказалось достаточно, чтобы вернуться к реальности. Тупая боль возникла в правом запястье, наткнувшемся на преграду, которая держала ее в плену.

Стоило ей начать поворачиваться — и рука чуть приподнялась, давая ей свободу. Открыв глаза, Джорджиана встретила ленивый, томный взгляд ярко-синих глаз Максима Дехупа.

— Доброе утро.

Его голос немного сел после сна, но глаза уже вспыхнули жизнью. Он поднял голову. На его щеках лежала синеватая тень, на лоб упала прядь темных волос. Такие же темные волосы завитками покрывали его широкую грудь.

Ее взгляд медленно скользил по его загорелому торсу, пока не уперся в резинку трусов. Это была вся его одежда — темно-синие плавки. И теперь Джорджиана заметила, что ее ночная рубашка задралась вверх почти до самой талии. Сама того не замечая, она водила большим пальцем ноги по его лодыжке, бессознательно наслаждаясь мужским телом.

Словно прочтя ее мысли, Максим приподнялся на локте и положил руку на ее бедро. Горячая ладонь обожгла ей кожу, и, когда их тела соприкоснулись от плеч до колен, она ощутила пульсирующее свидетельство его желания.

Он улыбнулся:

— Вот что ты делаешь со мной всякий раз, когда я о тебе думаю.

Его губы прижались к ее щеке, а потом он проследил языком полумесяц ее шрама.

— Я обожаю этот твой крохотный недостаток, который делает тебя правдоподобной, Джорджи. И… мне… надо… чтобы ты… была… настоящая, — прошептал он, сопровождая каждое слово мягким толчком языка возле розового ушка.

Джорджиана закрыла глаза, потрясенная чувственностью его прикосновений. Теперь жар пылал где-то внутри ее тела. Казалось, что стоит Максиму ее поцеловать, и она растечется жидким огнем.

Ее бедра нетерпеливо подрагивали, а когда его ладонь обхватила ее упругую попку, крепче придвигая к себе, она невольно ахнула.

— Люби меня, Джорджи! Люби меня! — взмолился он нетерпеливо.

— Да! — приглушенно выдохнула она. — Да, Максим, я люблю тебя!

Она ни о чем не думала. Чувственные узы, связавшие их, были чем-то гораздо более глубоким и сильным, чем разум. Их уже давно влекло друг к другу, но они пытались это отрицать, скрывать. Они ходили кругами, они проверяли себя — им трудно было поверить в то, что столь естественное и необходимое, как любовь, может начаться с таких примитивных ощущений. Джорджиана привыкла не доверять проявлениям своей сексуальности. Но теперь она сознавала, что этому суждено было случиться, что правила должны отступать перед столь исключительным влечением. А ее любовь к Максиму была всепоглощающим влечением.

Она не сразу поняла, что он отстраняется от нее. Ей показалось, что он просто готовится к их близости. И только когда он сел и спустил ноги с кровати, ей стало ясно, что он поменял решение.

— Что случилось?

Она попыталась сесть и вскрикнула от боли, неосторожно опершись на раненую руку. Максим обнял ее:

— Тише, Джорджи. Врач сказал, что тебе надо несколько дней лежать.

Спокойно и ловко он уложил ее на подушки и укрыл одеялом.

Она ошеломленно смотрела на него.

— Разве ты не слышал моих слов? — выдавила она, разрываясь между смущением и потребностью понять, что происходит.

— Слышал, — мягко ответил он. В его голосе звучала боль. — Но мы не можем этого сделать, когда…

Он бросил взгляд на столик у кровати, но фотографии Эдварда там не оказалось. Он удивленно поднял брови. Действительно, этой фотографии не было и накануне ночью!

Джорджиана поняла его мысли и высунула руку из-под одеяла. Обручальное кольцо тоже исчезло.

Максим ошеломленно смотрел на ее пальцы, а потом взял и быстро поцеловал их.

— Нам надо поговорить, Джорджиана. Есть вещи, которые надо уладить в первую очередь.

— Поговорим сейчас! — настойчиво попросила она, пытаясь поймать его за руку.

Однако Максим покачал головой:

— Ты слишком много пережила. Пойду приготовлю тебе завтрак. А ты отдыхай.

Он взял со столика чашку и ушел в ванную, расположенную напротив спальни. Вернувшись, он подал ей две таблетки и воду.

— Прими лекарство.

Когда Джорджиана послушно исполнила просьбу, он поставил чашку на место и взял брюки и рубашку.

Она наблюдала за ним, удивляясь, как непринужденно он идет по жизни — в одежде и без нее.

— Я люблю тебя, — повторила она, когда он уже был у самой двери.

Он обернулся и послал ей нежнейшую улыбку:

— Знаю.

Джорджиана больше не заснула. Тупая боль, бившаяся в руке, только усиливала чувство, что за последние месяцы она сумела совершенно испортить себе жизнь. Она всегда была так занята, так поглощена стремлением наверстать упущенное время, что ей некогда было даже приостановиться и подумать о том, куда она движется. Та автомобильная авария стоила ей целого года учебы. Смогла она с этим смириться? Нет! В течение трех лет училась, чтобы набрать недостающие баллы и закончить одновременно со своими сверстниками. А потом она без перерыва бросилась изучать юриспруденцию — и еще три года только училась и работала. Сдала квалификационный экзамен с первой попытки. Тогда же дала себе слово, что будет помогать бедным и заброшенным. Эстасио стал для нее вызовом, который она не могла не принять. Именно поэтому она бездумно поехала к нему домой и в конце концов едва не погибла.

И даже тогда она не остановилась! Она охотно, даже с радостью, согласилась исполнить свой гражданский долг. Какой-то преступник хочет заставить ее замолчать? Она выдержит любые испытания! Ей надо временно переехать в другой город, сменить имя и…

— Испортить себе жизнь, — сердито пробормотала она.

Она не рассчитывала, что встретит мужчину. В последние шесть лет ей было не до встреч и романтических увлечений. Ни один мужчина не возбудил в ней такого интереса, чтобы захотелось затормозить, провести с ним время, пока…

Пока не появился Максим.

А теперь между ними лежит столько полуправды и откровенной лжи… Когда он узнает правду, то, наверное, просто уйдет и больше никогда не захочет с ней разговаривать.

— Но мне нельзя рассказать ему всю правду. Пока — нельзя.

Она перевернулась на живот и спрятала голову под подушку. Она все еще должна скрываться. И так до начала судебного процесса… Если выпущенный под залог человек вообще на него явится.

Она застонала, стараясь зарыться как можно глубже. Она разрывается между своими обязательствами перед Аланом и судом и своей всепоглощающей любовью к Максиму Дехупу. Возможно, если она поделится с ним своей тайной, он все поймет. А если он поймет, то… настоит на том, чтобы ее охранять.

Эта мысль заставила Джорджиану вынырнуть из-под подушки. Максим захочет постоянно находиться рядом с ней, присматривать за ней. Он создаст ей защитную оболочку. Но на самом деле он сам будет ради нее подвергаться опасности. Хотя ничего и не произошло, ее не оставляло ощущение нависшей над ней опасности, и оно постоянно было с ней.

Она потрогала белую повязку, которая покрывала ее руку от ладони до локтя. Именно ощущение опасности заставило ее накануне вечером так неправильно себя вести. Если из-за нее — Боже упаси — с Максимом что-то случится, она себе этого не простит.

Нет, ей нельзя открыть ему правду. Пока — нельзя. Тогда как она докажет ему, что любит по-настоящему?

Пока она лежала и даже сидела на кровати, она считала себя сильной и здоровой. Однако стоило ей спустить ноги на пол…

Отчаянно цепляясь за мебель и стены, она с трудом добралась до коридора. Между ними еще нет близости. Она не может попросить его, чтобы он отнес ее в ванную.

Завтрак был любимой трапезой Максима. И его ничуть не смутило, что в холодильнике у Джорджианы находилось только два яйца, молоко и три апельсина. Он не сомневался в возможности чуда. Когда в чулане обнаружились консервированные яблоки, а в морозильной камере — нетронутый ломоть канадского бекона, он уже улыбался.

Через полчаса Джорджиана осторожно вошла на кухню, ароматы корицы, жареного мяса и кофе наполняли ее. Она ожидала увидеть у плиты Кору.

Однако там оказался Максим — с вилкой в руке и белом фартуке.

— Ты?! — изумленно воскликнула она.

— Если ты пообещаешь сидеть тихо, я разрешу тебе здесь остаться. В противном случае ты отправишься обратно в постель! — мягко упрекнул ее Максим.

Обхватив Джорджиану за талию, он подвел ее к столу.

— Я не смогла ничего сделать с волосами, — смущенно пробормотала она, поймав на себе его пристальный взгляд.

— Ты выглядишь просто роскошно, — весело ответил он, но в выражении его лица не было и следа невинной шутливости.

Джорджиана замерла, надеясь, что получит тот поцелуй, который обещал его взгляд, но Максим отпустил ее, легко прикоснувшись губами к ее лбу.

Завтрак стал чередой чудесных сюрпризов. Первая же чашка кофе оказалась удивительно крепкой и душистой, лишний раз подтверждая ее теорию, что кофе, сваренный кем-то другим, всегда вкуснее твоего собственного. Потом был свежевыжатый апельсиновый сок. После этого Максим вынул из духовки основное блюдо — яблочную запеканку.

Они ничего не говорили друг другу. Максим дразняще улыбался, но ничем не выдавал своих мыслей, он только наблюдал за тем, как она ест. С каждой минутой терпение Джорджианы истощалось, пока наконец она не почувствовала, что больше не выдержит.

— Почему ты ничего не говоришь? Ничего хуже этого молчания просто быть не может! — пожаловалась она. — Ты всегда говорил прямо и откровенно, Максим Дехуп. Так что выкладывай!

Максим неспешно поставил посуду в мойку и только потом повернулся к ней. Он был готов рассмеяться.

Джорджиана этого не увидела, встала и повернулась, чтобы уйти. Прикосновение к затылку распространило по всему ее телу сладкую дрожь, Его руки легли ей на плечи, и она привалилась к нему спиной.

— Ты ведь понимаешь, что дальше так продолжаться не может, Джорджи, — сказал он, упираясь подбородком в ее макушку.

Она кивнула:

— Знаю.

— Нам с тобой надо что-то делать.

Она усомнилась, что правильно расслышала его слова, — так у нее стучало в висках.

— Нам с тобой?

— Нам с тобой, — подтвердил он.

— И что же?

Его ладонь легла ей на шею.

— Расскажи мне про Эдварда.

Джорджиана едва заметно покачала головой. Она не намерена добавлять к их отношениям новую ложь.

— Он пытался тебя убить, Джорджи?

Она резко вскинула голову:

— Что?!

— Вчера, когда тебе приснился кошмар, ты сказала: «Он хочет меня убить». Ты боишься Эдварда? — Его губы гневно сжались. — Он причинял тебе боль? Он бил тебя, Джорджи?

Она потрясенно смотрела на Максима.

— Нет! Дело совсем не в этом. Я… я совершила ошибку… что стала миссис Манчестер!

— Ты его любишь, Джорджи?

У нее замерло сердце. Максим ждал — он смотрел на нее взглядом, обнажившим его душу. Она отвела глаза. Что она могла сказать?

— Нет, я не люблю Эдварда Манчестера. И никогда не любила.

Его руки стиснули ей плечи, так что она поежилась от боли. В ту же секунду она снова почувствовала его нежность.

— Тогда почему ты вышла за него замуж?

Больше она лгать не могла.

— Ты поймешь, если я скажу, что совершила несколько крупных ошибок, о которых жалею всем сердцем?

Она увидела, как он меняется. Сначала изменился взгляд его чудесных ярких глаз, в которых плескался целый океан чувств. Они сверкали и переливались, словно воды, питаемые глубокими тайными течениями. А потом зажглась его улыбка. Джорджиана почувствовала, что ее душа открывается ему навстречу, что теперь она находится целиком в его власти.

— Расстанься с ним, Джорджи. У нее по телу пробежала дрожь.

— Я не могу освободиться. Пока — не могу. Сначала я должна кое-что сделать.

— Открыто поговорить с ним? — В его голосе зазвучали нотки гнева.

Ах, как ей хотелось откровенно рассказать обо всем! Это было бы так легко! Теперь Джорджиана видела, насколько это было бы просто. Максим знаком с опасностями, но их создавала не она, и впредь ничто не будет ему угрожать, если в ее силах будет помешать этому.

Она взяла в ладони его лицо, наслаждаясь ощущением небритых щек, легко царапавших ей кожу.

— Я люблю тебя, Максим. Я люблю тебя. Пожалуйста, подожди немного — и я все расскажу тебе.

Он отстранился.

— Сколько мне ждать?

— Несколько месяцев.

Его пальцы нежно скользнули по ее щеке.

— Ты мне нужна, Джорджи. Ты мне очень, очень нужна.

Джорджиана едва могла выдержать его жаркий взгляд.

— Прямо сейчас? — смело спросила она. Его улыбка заставила затрепетать ее сердце.

— Когда в дом в любую минуту может войти Кора Уолтон? — Он погладил ей виски, ощутив биение пульса под нежной кожей. — Мы куда-нибудь уедем. У меня краткосрочный отпуск. Поедем в Вермонт. Там у нас, Дехупов, есть домик у подножия гор.

Он наклонился и коснулся уже не пальцами, а губами.

— Там тихо. Никого нет… Идеальное место.

— Кора уезжает на День благодарения в Манхэттен, — взволнованно прошептала Джорджиана, когда его руки распустили пояс ее халата. — Она собиралась уехать уже сегодня. Если мы уедем после нее, то у нас будет целых три дня!

Его пальцы безошибочно нашли под тонкой тканью рубашки очертания ее груди.

— Я представлял себе, как все будет, когда я привезу тебя домой, как я сам раздену тебя… Мне очень хотелось насладиться этим.

Джорджиана была не в состоянии отвечать. Все ее существо сосредоточилось на нежных движениях его рук. Когда он заметил, как налились желанием ее соски, он прихватил их двумя пальцами и легонько сжал. Страстный стон вырвался у нее из груди, а голова упала ему на грудь.

— В Вермонте будет чудесно.

— Я поеду! — почти простонала она.

Его руки легли ей на плечи, заставив чуть отодвинуться.

— А ты не хочешь узнать?

— Что? — ошеломленно спросила она.

— Как сильно я тебя люблю.

Глава 12

Джорджиана не отрывала взгляда от красных огней машины, которая ехала впереди. Зарядили снегопады, как два дня назад, а ей не хотелось задерживаться. Она поморщилась, когда неудачное движение руки отдалось болью. Она не стала пить ничего сильнее аспирина, потому что ей предстояло сесть за руль.

Накануне Максим сомневался, сможет ли она вести машину. Ей пришлось долго с ним спорить, когда он захотел отменить их уик-энд. В конце концов он сдался — неутоленное желание звучало в его голосе столь же отчетливо, как и в ее собственном.

Ей до сих пор не верилось, что Максим способен на такие чувства Его тревога за ее репутацию была бы забавной, не будь она настолько трогательной. В конце концов, в начале их знакомства он преследовал ее, пугающе пренебрегая ее собственными чувствами! Но теперь все обстояло иначе.

«Он меня любит!»

Джорджиана улыбнулась. Она была готова осуществить любой план, который принес бы им несколько дней тишины и одиночества. И потом, им предстояло ехать совсем недалеко — всего десять миль. Максим распланировал все настолько тщательно, что она почувствовала почти благоговейный восторг. Она оставит свою машину в соседнем городе. Владелец гаража оповещен, что за машиной они вернутся в воскресенье днем.

Через пятнадцать минут после отъезда из Плаудена Джорджиана остановила машину перед автомагазином в городе Дэнбери, штат Коннектикут.

Максим дожидался ее, как она и предвидела. На сердце у нее потеплело. Он стоял на тротуаре, одетый в джинсы, поношенные туристские ботинки, ярко-синий свитер, ворот которого был виден из-под замшевой куртки, и был само воплощение всех ее грез и желаний. Он не стал дожидаться, пока она выйдет, а стремительно распахнул дверцу и нагнулся.

— Ты в порядке?

Она радостно улыбнулась. В его голосе прозвучало трогательное беспокойство.

— Я тебя люблю.

Он быстро оглянулся, а потом заключил ее в крепкие объятия, запечатлев жадный поцелуй на подставленных ею губах.

— Ты замерзла! — укоризненно проговорил он, не выпуская ее.

Она рассмеялась:

— А ты не боишься, что нас кто-то увидит?

Он нахмурился, вспомнив о своих предосторожностях.

— Мне не стыдно появляться с тобой на людях.

Она кивнула:

— Знаю. Ты просто меня оберегаешь. — Она приложила руку в перчатке к его щеке. — Ну, нам уже можно ехать?

Он улыбнулся:

— Только попробуй нас остановить!

Она удобно устроилась в его машине. Он упаковал ее вещи еще накануне вечером, замаскировав пакетами из бакалеи. Вспомнив об этом, Джорджиана засмеялась.

— Что тебя насмешило? — Он бросил на нее теплый взгляд.

— О, я просто вспомнила последние сутки. В этой поездке много шпионского.

— И это не дает тебе покоя, — сказал он, дотрагиваясь до ее руки, которую она ему протянула. — Ты не любишь ложь и обман. Извини.

«Если бы ты знал, любимый!»

В ней снова проснулись угрызения совести. Максим извиняется перед ней за обман, на который она сама согласилась, а она опутала его сетями лжи помимо его воли!

— Дело не в этом, — медленно проговорила она. — Я знаю, что иногда без обмана не обойтись. По правде говоря, — тут она сжала ему руку, — пока все планы и правила устанавливал ты. У меня тоже есть кое-какие условия.

Он посмотрел на нее, вопросительно подняв брови. Джорджиана смотрела на дорогу, крепко ухватив его за руку.

— Ты не должен задавать мне вопросы, которые бы относились к Плаудену и вообще к моему положению.

— Ты имеешь в виду Эдварда, — сухо заметил он.

— Отчасти, — согласилась она. — Обещай мне: что бы между нами ни произошло, ты не станешь меня расспрашивать. Пожалуйста!

Он вздохнул:

— Хорошо. Я хочу, чтобы этот уик-энд принадлежал только нам двоим.

— И про Алана тоже не спрашивай.

Его пальцы разжались, но Джорджиана его руку не отпустила. Она поднесла его затянутую в перчатку ладонь к своей щеке.

— Пожалуйста! — умоляюще повторила она и, повернув голову, прикоснулась губами к обнаженному запястью.

Его рука снова сжалась вокруг ее пальцев, и он притянул ее руку к себе, чтобы ответить на нежную ласку такой же, прибавив чувственное прикосновение языка.

— Джорджи, я изо всех сил стараюсь сделать так, как ты хочешь, — тихо проговорил он, — но я готов лопнуть от любопытства, и ты не можешь меня за это винить.

— Конечно, — негромко согласилась она. — Мне не следует требовать от тебя доверия, когда я не могу быть с тобой откровенна.

В течение десяти ударов сердца в машине было слышно лишь ровное гудение мотора.

— Ты хочешь быть со мной? — спросил он наконец.

— Больше всего на свете! — ответила она. Сердце ее отчаянно колотилось.

— Тогда все остальное не важно, правда?

— Алан мне не любовник, — шепотом призналась она.

Максим резко повернулся к ней, и машина вильнула, заставив его всецело сосредоточиться на дороге. Он вывел автомобиль на обочину и, поставив на ручной тормоз, снова повернулся к ней всем телом:

— Нам следует закончить этот разговор, пока мы не попали в аварию.

Джорджиана прикоснулась к глубоким морщинам, которые обозначились у него на лбу.

— Ты именно так думал, Макси-миллионер?

Он не ответил на этот вопрос, а задал свой собственный:

— Я давно думаю о прозвище, которое ты мне дала. Мое богатство тебя смущает?

— Конечно. — Она провела пальцем по вертикальной морщинке между его бровями. — Не думаю, чтобы мне хотелось жить настолько богато. Я бы чувствовала себя виноватой, потому что не заработала таких денег.

— Но ты бы вышла за меня замуж. — Морщины у него на лбу наконец начали разглаживаться.

— Ну, это не утешает, — резонно заметила она, прижав палец к кончику его носа. — Это сделает меня жадной авантюристкой, дармоедкой и…

Он остановил ее, зажав ей рот ладонью, и договорил:

— … и моей женой.

Стать женой Максима! Этого ей хотелось так сильно! Он прижался к ее губам, и в следующее мгновение их языки соприкоснулись.

— Ну, похоже, эта проблема решена, — удовлетворенно проговорил он, задыхаясь, когда их поцелуй наконец оборвался.

— Но остается еще одно, — решилась сказать Джорджиана. — Самое важное. — Он застонал, но она все-таки закончила: — После этого уик-энда ты не должен пытаться со мной увидеться. Я это серьезно. Ты не должен появляться у дома Роудсов и даже звонить.

— У нашей встречи условий больше, чем у Женевской конвенции! — пробормотал он. Его руки судорожно стиснули руль. — А я могу осведомиться, почему необходима такая оговорка?

Джорджиана смотрела на хлопья снега, которые начали собираться на ветровом стекле.

— Мне уже недолго осталось жить в Плаудене. — Краем глаза она увидела, что Максим снова к ней повернулся. — Как только я буду свободна, я тебе позвоню, если ты все еще будешь этого хотеть.

— И сколько я должен буду ждать твоего звонка? Она пожала плечами. Совсем недавно ей было так тепло, что она боялась вспыхнуть ярким пламенем. А сейчас похолодела настолько, что с трудом могла вспомнить прежние ощущения.

— Не знаю. Наверное, несколько недель.

— Или месяцев? — с раздражением предположил он.

— Надеюсь, что нет!

Она не почувствовала, что у нее по щекам заструились слезы, ее лицо оцепенело. Но Максим их увидел — и ее страдание было для него невыносимым, пусть даже ему приходилось смириться, отказаться от собственных желаний.

Когда его руки обхватили ее, она удивленно подумала, что стоит Максиму прикоснуться к ней — и она перестает ощущать холод.

— Ты — настоящая загадка, Джорджиана, а я не привык, чтобы мои желания оставались неутоленными, — признался он, и его руки сжались теснее, так что она оказалась практически у него на коленях.

Ветровое стекло почти целиком скрылось под снегом, и она отстранилась от него с хитрым выражением.

— Но ты ведь не хочешь, чтобы я утолила твое желание прямо здесь, правда?

— А ты бы это сделала?

За эти минуты его руки незаметно расстегнули ее куртку и легли на обтянутую свитерком грудь.

— Таково твое желание? — спросила она, в свою очередь, не отводя от него пристального взгляда.

— Мое желание — чтобы ты оказалась обнаженной у меня в постели, а твои волосы разметались бы по моей подушке. И чтобы твои ноги раздвинулись, приглашая меня.

Джорджиана оглянулась назад:

— Заднее сиденье у тебя маловато.

— Ты покраснела! — радостно восхитился он. — Джорджи, до чего я рад, что в тот день вышел в бухту Фэрфилд!

Обменявшись быстрым поцелуем, они отодвинулись друг от друга, словно по обоюдному согласию, и пристегнули ремни безопасности.

— А что ты тогда делал в бухте? — спросила она, когда он снова вывел машину на шоссе.

— Фотографировал. — Что?

— Людей, но главным образом, — тут он широко улыбнулся, — тебя!

Она села прямее.

— Меня? Правда? Почему?

На его лице появилась лукавая таинственность.

— У тебя свои тайны, а у меня — свои. Если ты будешь хорошо себя вести, то, может быть, по возвращении в Плауден тебя будет ждать сюрприз.

Она возмущенно посмотрела на него:

— Ты ведешь себя нечестно! Он пожал плечами:

— Мне нельзя говорить о тебе и даже задавать вопросы. Это создает проблемы. О чем мы будем разговаривать в дороге?

— О тебе, конечно. Я практически ничего не знаю о тебе.

— А что бы ты хотела знать?

Джорджиана села удобнее. Максим умеет быть необычайно добрым и милым!

— Расскажи мне про свою жизнь. Тебе нравилось быть фотожурналистом?

— И да, и нет.

— У нас будет игра в угадайку?

Он рассмеялся:

— Ладно. Я решил стать фотожурналистом с той минуты, когда впервые взял в руки фотокамеру. Мне было лет восемь. На Рождество мне подарили дешевенький аппарат для любительских съемок. Да-да, далеко не все подарки, которые я получал, были дорогими. Родители учили меня ценить деньги. Я сам зарабатывал их, чтобы учиться в колледже: работал официантом на летних курортах и все такое прочее.

— Но могу поспорить, курорты были самые шикарные, — откликнулась она.

— Так ты хочешь услышать мой рассказ или нет?

Она с удовольствием заключила:

— Так оно и есть, самые шикарные!

Он застонал.

— Я работал, и это главное. У меня есть два младших брата, Гас и Ник. Ник — иностранный корреспондент «Таймс», а Гас с женой и детьми разводит скаковых лошадей в Кентукки.

— А внешне они на тебя похожи?

Он посмотрел на нее:

— Хочешь, чтобы у тебя был выбор?

— Ник — это сокращение от какого имени?

— Николас, в честь моей прабабушки, которая была гречанкой.

— А Гас?

— Густав.

— Он блондин, — проницательно заметила Джорджиана. — А Ник наверняка высокий, смуглый и очень страстный.

— Я, конечно, не ревную, но как бы ты описала меня?

Она сделала вид, будто пристально его рассматривает.

— Будучи старшим, ты работал усерднее всех, старался оправдать надежды старших. Ты серьезный, даже чересчур, и всегда стремился к самым трудным и высоким целям. А теперь тебе кажется, что ты связан обстоятельствами.

После недолгого молчания он сказал:

— Не будь ты на моей стороне, я бы встревожился. Ты умеешь читать мои мысли, Джорджи.

— К сожалению, нет, — ответила она. — Просто то же самое я могла бы сказать о себе. Я ведь тоже старшая в семье. У меня есть брат и сестра.

— Про Алана мне говорили. — Он подмигнул ей. — Расскажи мне о младшей сестренке. Она такая же милая, как ты?

— Марис шестнадцать, и сейчас она в Индонезии с моими родителями. Моему брату двадцать один, и он работает в электронной фирме на западном побережье. — Она сделала паузу и добавила: — Его зовут Джеймс.

— Марис светленькая или темная?

Джорджиана с облегчением вздохнула: Максим не спросил ее про Алана!

— Она — роскошная блондинка, настоящая приморская девушка, которая проводит почти все свое время в бикини на пляже. Папа говорит, что она сводит с ума индонезийских мужчин.

Максим улыбнулся:

— Кажется, мне твоя семья понравится.

— Тебе очень не хватает поездок по всему миру?

— Хочешь, чтобы я не отвлекался, а? Честно говоря, нет. По крайней мере я не скучаю по тому, чем занимался в прошлом году. Когда-то мне казалось, что моя работа будет значимой только в том случае, если она будет отражать все, что в мире происходит не так, если она будет заставлять людей замечать это и задумываться. Пусть это будет вызывать отвращение или слезы, но по крайней мере не оставит их равнодушными к горю и страданиям, которые их окружают. Теперь я понимаю, что это было наивно. Люди могут быть и выше этого, и ниже. Есть такие, которые выплачут себе глаза, глядя на труп трехлетнего ребенка на первой полосе газеты, а потом перевернут страницу и начнут ворчать на то, сколько денег мы тратим на помощь странам третьего мира. А есть и другие, множество порядочных людей, которые стараются помогать, где это возможно. Они не нацеливаются менять что-то в мировом масштабе, но мир вокруг себя они меняют. Именно их скромные дела помогают людям жить.

Джорджиана улыбнулась. Максим говорил с ней как с другом! Он говорил так, словно ему легко быть с ней откровенным.

— Ты очень хороший человек. Он нежно сжал ее колено:

— Именно поэтому ты любишь меня? Потому что мной можно крутить как хочешь?

— Я люблю тебя потому, что у тебя голова реалиста и сердце романтика.

— А ты уверена, что не наоборот?

Джорджиана пожала плечами:

— В любом случае мне это нравится. И что ты намерен делать? Тебя вынуждают оставить фотожурналистику, чтобы управлять семейным делом?

— Я уже искал повод уйти, — признался он. — И мне только жаль, что им стала смерть отца.

Она кивнула:

— Мне тоже жаль.

Он бросил на нее быстрый пытливый взгляд, который она ощутила всем телом.

— Мне все еще не верится, что ты со мной! — Его хрипловатый голос не мог скрыть его чувств. А потом он уже веселее добавил: — Тебя, похоже, не удивило, что я умею оказывать первую помощь. Хочешь узнать, как я этому научился?

Джорджиана приняла новую тональность разговора:

— Я хочу знать о тебе все!

За разговором дорога пролетела незаметно. Рассказы Максима о поездках в раздираемые войной уголки земли позволили ей увидеть ужасающие картины, которые трудно было себе представить. Но все же, помимо страданий, он видел и отвагу людей, которым приходилось выносить невыносимое.

Когда они остановились, чтобы поесть в гостинице, Джорджиана больше не могла сдерживать свой энтузиазм:

— А ты не думал о том, чтобы оформить свои рассказы в книгу? Ты так хорошо рассказываешь, Максим! Я уверена, что ты нашел бы для нее издателя. Вместе со своими фотографиями — теми, которые, как ты говоришь, откладывал, потому что они были слишком экспрессивными или забавными для информационных агентств, — ты смог бы создать убедительную и трогательную картину изнанки войны.

Он небрежно отмахнулся от этой идеи:

— Сейчас любой малограмотный готов писать книги.

— Но ты — исключение. У тебя есть опыт, ты получил журналистскую подготовку. А фотографии — это само по себе красноречивое свидетельство.

Он громко расхохотался:

— Ты же их ни разу не видела!

— Ты получил премии за свои работы. Они не могут не быть прекрасными.

— Твоя преданность меня потрясает. — Он улыбнулся и указал пальцем на стоящую перед ней рыбацкую похлебку с моллюсками. — А теперь ешь! Мне надо, чтобы этим вечером ты была сильной и отдохнувшей. У меня особые планы на твой счет.

Джорджиана принялась пережевывать нежное мясо ракушек с картошкой, с удивлением замечая, что в его обществе даже еда становится вкуснее.

— А погода тебя не тревожит?

Он посмотрел в окно, за которым кружились хлопья снега.

— Мы должны пересечь Зеленые горы в южной части штата. Это будет самый сложный отрезок пути. А потом надо будет ехать на север по дороге Наследия Новой Англии почти до Тинмута. Мой дом стоит на притоке Бобровой реки.

— Звучит чудесно, — вздохнула она.

— Там будем только мы с тобой, — предостерег он ее. — Дорогу может засыпать снегом — и тогда мы не сможем уехать.

— Ах, ты все только обещаешь! — легкомысленно бросила она, вдруг испугавшись того, какое счастье ее переполняет.

— Доедай похлебку, — приказал он. — Ехать недалеко, но погода не слишком балует. Я хочу, чтобы мы добрались до наступления темноты.

Набив желудок похлебкой и ромовым пуншем, который Максим велел ей выпить, когда она отказалась принять болеутоляющее, Джорджиана начала дремать вскоре после того, как они снова тронулись в путь.

— Джорджи? Милая! Джорджи!

Максим легко потряс ее за плечо — и она постепенно проснулась. Первое, что она увидела, — это прекрасное лицо Максима, склонившегося над ней. На ее лице появилась блаженная улыбка.

— Ты по-настоящему красивый, — тихо сказала она. Его лицо было так близко, что она увидела, как у него расширились зрачки, так что глаза стали почти черными.

— Если бы ты знала, о чем я думал, ты бы сбежала, — ответил он.

Еще не до конца проснувшись, она совершенно не испытывала смущения.

— А почему? — смело спросила она, обнимая здоровой рукой его за шею.

— Потому что я так давно тебя хочу — и наконец ты оказалась здесь и принадлежишь мне. Я хочу тебя, Джорджи. Во всем и по-всякому, как только бывает. И возможно, ты вдохновишь меня на что-то новое.

— Мм… — только и ответила она, подставляя ему губы.

В его поцелуе снова появился вкус страсти. На этот раз ничто их не остановит. Вдыхая аромат его тела, она старалась оставить хотя бы один уголок сознания не заполненным страстью. Ей хотелось запомнить все — каждое мгновение этих дней, которые они проведут вместе.

Максим почувствовал ее отступление, хотя она не шевельнулась.

— Тебе холодно?

Она открыла глаза.

— Я пыталась подобрать слова, чтобы описать твой вкус.

— Что?

— У тебя вкус, как у горячего сидра со специями: теплый, сладкий и чуть терпкий.

Максим тряхнул головой:

— А мне казалось, что это твой вкус.

— Может быть, он наш? — предположила она.

— Наверное, — согласился он, а в следующую секунду их губы снова слились. — Джорджи, — прошептал он через минуту, — Джорджи, этот рычаг скоростей так впился мне в ногу, что, по-моему, у меня все кровообращение остановилось. Может быть, пойдем в дом?

Она выпрямилась:

— Куда?

Вид, открывшийся перед ней, заставил ее задохнуться от восторга. Она была готова увидеть лед и зеленовато-голубую красу гор, но у нее не хватало слов, чтобы выразить свой восторг от зрелища, которое предстало перед ней.

Они оказались на берегу серебристо-белой реки. За ней вверх по склону шагали огромные ели, засыпанные снегом. Дальше, где деревья сливались в сплошную массу зелени, снег собрался уступами, словно хвосты горностая на огромном изумрудном плаще.

Ее глаза нашли узкую дорожку, едва заметную на снегу, и проследовали вдоль нее — к темному контуру каменного здания.

— Да это же фермерский дом! — изумленно воскликнула она.

— Я ведь говорил тебе, что не все мое имущество можно отнести к разряду роскошного, — ответил Максим. — Ты ведь не разочарована, правда?

Удивившись беспокойству, прозвучавшему в его голосе, она повернулась к нему:

— Вместе с тобой я готова жить даже в дупле! Но это, — добавила она, рассматривая здание времен войны за независимость, — это просто идеальное место!

Его лицо осветилось улыбкой.

— Ну, тогда пойдем. Мне надо многое сделать, прежде чем мы сможем устроиться на ночь.

Первое, что она увидела, был огромный камин, который занимал чуть ли не половину стены. Деревенская обстановка с мебелью хорошего качества. Диван и кресла, изготовленные из красного дерева, были обиты лоскутной тканью. Здесь было уютно и тепло. На это и рассчитывали, чтобы чувствовать себя непринужденно и отдыхать с удовольствием.

— Ну как тебе дом? Нормальный?

Ее грудной смех наполнил высокую комнату.

— Я в него просто влюбилась, Максим!

— Пойдем, посмотришь спальню, — предложил он с дразнящей ухмылкой. — Боюсь, что удобства здесь минимальные, — начал он объяснения, ставя сумки на пол спальни. — На кухне есть электричество, и в большой гостиной есть люстра. Водопровод очень шумный, но работает. Телефона и телевизора нет. А спальня освещается только свечами или керосиновой лампой.

С этими словами он зажег лампу на столике и подкрутил фитилек.

Теперь Джорджиана заметила, что главное место в комнате занимает большая старинная кровать, полог и покрывало которой были связаны крючком. Деревянные полы были застланы половиками ручной работы. Рядом с кроватью был еще один камин, по обе стороны которого стояли высокие подсвечники.

— Мы будем ужинать и любить друг друга при свечах! — с тихой радостью проговорила она.

— Тебе тут действительно нравится?

Джорджиане не верилось, что Максим может так беспокоиться. Однако его неуверенность ясно читалась на его лице.

— А зачем ты меня сюда привез, если считал, что мне может тут не понравиться? — пытливо улыбнулась она.

Он пожал плечами и упер руки в бока:

— Потому что тут нравится мне.

Они оба весело рассмеялись. И в течение дня им предстояло еще не раз повеселиться, разжигая огонь в каминах и раскладывая привезенные с собой продукты.

— Не понимаю, почему бы мне тебе не помочь! — возмутилась Джорджиана час спустя, когда Максим усадил ее перед большим камином, закутав в плед.

— Ты долго спала днем, — крикнул он с кухни, — но это еще не значит, что ты здорова. Врач хотел оставить тебя в больнице. Я тебя увез оттуда. И ты должна хотя бы беречь силы, чтобы как следует вознаградить меня, когда я тебя покормлю.

— Ты слишком много думаешь о еде! — шутливо посетовала она.

Он высунул голову из-за двери:

— Ты приняла лекарство?

— Да.

Она подождала, пока Максим уйдет, а потом спрятала таблетку болеутоляющего в карман. Оно вызывало сонливость. Если она его примет, то даже не узнает, что будет происходить, когда они лягут в постель, а она намерена была не упускать ни секунды!

— Когда мы поженимся, готовить можешь ты.

Джорджиана предложила это немного позже, когда они сидели рядом у огня. На журнальном столике стояли остатки трапезы.

— Зачем это мне? — спросил он, крепче обнимая ее за талию и заботливо поправляя плед.

— Ты будешь работать над книгой. Так что вполне можешь заниматься чем-то полезным, — объяснила она.

— А что будешь делать ты?

— Работать. У меня, знаешь ли, есть кое-какие умения. Его рука поднялась выше — ладонь прижалась к ребрам, а пальцы обхватили грудь.

— Покажи мне!

Повернуться к нему было все равно что подставить лицо солнцу — совершенно естественно и легко. Он нашел, ее губы и, прижавшись к ним, заставил их открыться. Кончик его языка проскользнул внутрь — и по ее телу пробежала сладкая дрожь.

— Джорджи! — Его голос был всего лишь тихим шепотом у ее рта. — Джорджи, я хочу тебя. Я хочу видеть тебя, трогать тебя, погрузиться в тебя! Скажи мне, что сейчас для этого пришло время!

— Да!

Казалось, он не услышал ее слов. Его поцелуи продолжали мимолетно прослеживать линию ее губ, пока они не заныли от неутоленного желания.

— Пожалуйста, поцелуй меня! — умоляла она, пытаясь преодолеть барьер его руки, которая разделяла их тела и не давала ей сделать поцелуй более крепким.

— Ты заставила меня очень долго ждать, Джорджи! Не торопись. Я хочу получить все!

Джорджиана судорожно вздохнула.

— Ты не замерзла? — заботливо спросил он.

— Нет, я не замерзла, — ответила она.

Максим улыбнулся, и это немного успокоило ее. Она подняла руку, обхватила его подбородок и притянула его голову к себе, чтобы их губы снова встретились.

На этот раз Максим не стал сдерживаться. Их поцелуи не кончались, давая началу такому чувству, которого прежде между ними еще не возникало. Каждое прикосновение, каждая новая ласка, каждый оттенок аромата его тела заставляли ее все острее ощущать близость этого мужчины.

Когда он раскрыл плед, которым закутал ее, Джорджиана прижалась к нему.

— Не смущайся, — попросил он, просовывая руку ей под спину, чтобы приподнять к себе. — Вот, так-то лучше.

Теперь обе его руки обхватили ее попку и, погрузив пальцы в упругую плоть, начали чувственный массаж.

— Ты — воплощение женственности, Джорджи. Я наблюдал за тем, как ты ходишь: ты двигаешься с такой бессознательной, но манящей грацией! Ты знаешь, насколько ты хороша?

Она покачала головой.

— Никто мне об этом не говорил, — призналась она. Максим заглянул в ее золотисто-карие глаза. Было трудно поверить ее словам, но он увидел, что она говорит правду.

— Значит, среди твоих знакомых были одни только глупцы, Джорджи. Твоя красота заслуживает того, чтобы ее лелеяли. И я буду тебя лелеять.

— Я обожаю, как ты упрямо поднимаешь подбородок! Я обратил на это внимание, еще когда ты была для меня незнакомкой.

Она засмеялась с искренним удовольствием:

— Ты льстец, Максим!

Он прервал ее смех нежным долгим поцелуем.

— А еще я обожаю твой грудной голос. Когда ты произносишь мое имя, мне кажется, что ты трогаешь само мое сердце. — Он притянул ее к себе. — Я боялся, что никогда не смогу быть с тобой вот так.

Он зарылся лицом в ее высокую грудь.

Когда его жаркое влажное дыхание проникло сквозь свитер и бюстгальтер, Джорджиана ахнула и обхватила его за шею. Ее бедра призывно задвигались, спина выгнулась, помогая ей теснее прижаться к нему.

— Я всегда буду любить тебя, Джорджи, что бы ни случилось!

Она освободилась наконец от всякой неуверенности и осмелела. Выскользнув из его объятий, она устроилась у него на коленях, и ее рука забралась ему под свитер. Он охотно помог ей себя раздеть.

Его тело давно ее завораживало. Когда он разделся до пояса, чтобы наколоть ей дров, она с трудом заставила себя оторвать от него взгляд. А теперь ничто не мешало ей любоваться этим телом.

Его губы снова приникли к ней, влажные от жара и желания. Ее пальцы взялись за пуговицу на его рубашке, и пуговицы разошлись под ее настойчивыми движениями. Ладонь легла на его горячую кожу, затем нырнула в шелковистые завитки волос. Когда она добралась до соска, то его гладкость заворожила ее, так что она долго водила по его краю пальцем, пока он, задыхаясь, не разорвал их поцелуй.

— Хочешь, чтобы я перестала? — выдохнула она.

— Да… на следующей неделе, — хрипло ответил он. Наклонив голову, Джорджиана прикоснулась к тому же месту губами, скользя по четким выпуклостям его тела. Пальцы нетерпеливо легли на мускулистую спину. Джорджиана начала игриво и нежно его покусывать. Он взволнованно засмеялся:

— Если ты не побережешься, то я овладею тобой прямо здесь, на полу!

Ощущение собственной власти вскружило ей голову.

— Ты велел мне запастись терпением, — напомнила она Максиму и приподнялась, чтобы прихватить его плечо своими острыми зубками. — Ты сказал, что хочешь насладиться всем сполна!

— Наверное, мне следовало сказать: «Ах, Джорджи! По-моему, я не в состоянии выдержать все сполна прямо сейчас!»

Не дав ей времени ответить, он обхватил ее за талию и снова заставил отклониться назад. Придвигаясь к ней, он медленно уложил ее на спину, одной рукой сжал ее запястья и поднял руки над головой.

— А теперь, — проговорил он ласково-угрожающим тоном, от которого у нее приятно заныло под ложечкой, — теперь моя очередь!

Его вторая рука нырнула ей под свитер. Когда он обнаружил там только тонкую ткань бюстгальтера, его улыбка стала озорной.

— Так что ты делала? Ах да… — Он вздохнул, и его палец лег на мягкую вершинку ее груди. — Я кружусь, кружусь, кружусь… Где же я остановлюсь?

Его слова звучали глупой детской считалочкой, а палец дразняще прижимал ее пышную грудь. Она закрыла глаза, чтобы глубже насладиться этими ощущениями. Максим навалился на нее — и его вес тоже возбуждал ее.

А потом она снова сосредоточилась на движениях его руки: его пальцы забрались под кружевную чашечку и сомкнулись на ее соске. При этом его вторая рука отпустила ее запястья и оказалась за спиной, выгибая ее навстречу ему. Она почувствовала, как бюстгальтер внезапно расстегнулся, а Максим приподнял ее и через голову стянул одежду.

Снова оказавшись на спине, Джорджиана открыла глаза, чтобы наблюдать за тем, как воспримет он ее наготу. Стоило его взгляду скользнуть по ее телу, как в его глазах вспыхнули язычки пламени.

— Господи, Джорджи, ты еще красивее, чем я себе представлял!

Он обхватил ее грудь ладонью и прикоснулся к соску языком. Ее пронзило острое до боли наслаждение. Он снова и снова гладил ее грудь языком, каждый раз заставляя тихо ахать. А когда он переключил свое внимание на вторую грудь, его язык оставил в ложбинке между ними влажный след блаженства.

Джорджиана стонала. По ее телу бежал огненный поток, который брал начало на груди и, постоянно расширяясь, быстро проходил по животу к основанию ног.

Не успела она хоть немного привыкнуть к этой сладкой муке, как он изменил поведение: его зубы сжались на одном из набухших бутонов. Боли не было, но… О! Это была великолепная агония! Легкое нажатие его зубов еще усиливалось движениями губ и языка…

— Пожалуйста… Ах, Максим, ну пожалуйста!

Она схватила его за волосы, чтобы заставить отодвинуть голову, но он только сделал мгновенную паузу.

— Доверься мне, Джорджи. Это — для тебя. Наслаждайся.

И когда она почувствовала, как молния на ее джинсах едет вниз, все мысли куда-то улетучились. Спустя еще пару секунд его жаркие ладони уже лежали на ее обнаженной коже, словно он ставил на ней клеймо своего обладания.

Джорджиана даже не заметила, что Максим тоже был обнажен. Она почувствовала это только тогда, когда его колено раздвинуло ей ноги и его сильное тело оказалось между ними.

Максим приподнялся, любуясь ею в свете камина. Ее кожа имела теплый медовый оттенок. В ее разметавшихся по пледу волосах плясали золотисто-красные отблески пламени. Она широко открыла глаза, по-новому понимая его.

Он улыбнулся ей. Подобного счастья он еще никогда не испытывал.

— Я могу обожать и лелеять тебя своим телом.

Джорджиана не ощущала холода: жаркий поток желания по-прежнему мощно растекался по ней. Казалось, что его сильное тело идеально подходит к ее — более мягкому и женственному.

Выгибаясь навстречу друг другу, их бедра стремились к еще не наступившему соединению, но их губы уже слились.

— Джорджи, любимая… Я не могу… ждать! — простонал он наконец.

Максим приподнялся и на секунду замер над ней, стоя на коленях и восстанавливая дыхание. А потом его руки легли ей на бедра и чуть приподняли их себе навстречу.

Он ворвался в нее одним стремительным движением, преодолев преграду прежде, чем успел осознать, что именно его задержало. У нее с губ слетел возглас удивления.

— Джорджи? — потрясение прошептал он.

Она покачала головой, отказываясь открыть глаза. Максим погружался все глубже — и это ощущение было непередаваемым и безотчетным. Именно этой минуты она так долго ждала — и ее ожидание окупилось с лихвой.

Максим сжал ее в объятиях, стараясь умерить ее напряженность, но не мог сохранять полную неподвижность. Едва заметное покачивание его бедер продолжалось — первобытная и мощная сила!

— Я люблю тебя, Джорджи, — со всей страстью и нежностью произнес он. — Почувствуй меня, почувствуй, как я тебя люблю!

Тело Джорджианы постепенно освоилось с новыми ощущениями, и каждое его движение приносило ей волну восторга. Она стала частицей Максима, а он — частицей ее самой.

«Именно так все и должно было случиться», — подумала она.

А потом она вообще перестала думать.

Максим уловил тот момент, когда страсть Джорджианы снова сравнялась с его собственной. Она выгнулась под ним, стараясь полнее ощутить те чувства, которые он ей дарил. Поначалу он двигался медленно и при каждом движении погружался все глубже, пока ему не стало казаться, что он вот-вот утонет в ее теле. Он с облегчением застонал, услышав ее вскрик. При этом ее руки судорожно сжались на его плечах, а темп движений резко изменился.

— Джорджи! Джорджи! Я… так… тебя… люблю!

Все еще не разомкнувшись, желая остаться как можно ближе друг к другу, они уснули прямо на полу. Обоих переполняло только что пережитое наслаждение.

Глава 13

Максим наклонился, вороша угли догорающего огня, а потом подбросил в камин еще одно полено. В комнате было так холодно, что у него изо рта вырвался парок, когда он подошел к окну. Было три часа ночи. Еще немного — и они отправятся обратно в Плауден.

Это была их третья совместная ночь, но его не оставляли воспоминания об их первой близости. Они всплывали всякий раз, как он прикасался к ней.

Он оказался первым возлюбленным Джорджианы!

Прикосновение ледяного воздуха к его обнаженному телу было приятным, оно помогало сосредоточиться. Пока он лежал в постели рядом с Джорджианой, он не мог думать ни о чем, кроме возможности любить ее снова и снова.

Он улыбнулся. Джорджиана была так счастлива, так горда его любовью, так охотно узнавала мир чувственных наслаждений, открывшихся перед ними двоими! Он невольно задумывался над тем, доставляли ли его ласки столько же наслаждения другим женщинам. Однако он заранее знал ответ на этот вопрос. Никто не испытывал подобных чувств, потому что он сам никогда не испытывал такой страсти, какая пробуждалась в нем, когда он обнимал Джорджиану. С ней это был не просто секс, это было чем-то гораздо большим. Благодаря ей он становился богаче, она сглаживала шероховатости, которые так долго причиняли ему беспокойство, не давая полностью наслаждаться жизнью. За три коротких дня она стала ему так же нужна, как дыхание.

И вот теперь ему предстояло отпустить ее, не имея ни малейшего представления о том, когда он сможет снова увидеть ее.

— Максим?

Джорджиана села в постели. Одеяло соскользнуло с ее обнаженных плеч. Это зрелище не только возбудило его, но и раздосадовало.

— Спи, Джорджи.

— Разве ты не устал?

— Устал до смерти. А теперь засыпай. Я не наброшусь на тебя еще по крайней мере час.

Джорджиана смущенно натянула на плечи одеяло. Максим был зол. Он отвернулся, и пламя осветило его целиком — широкие плечи, ложбинку позвоночника, тугие полушария ягодиц, мощные мускулы на бедрах и икрах. Ей были знакомы все детали его тела, а в эту минуту она даже знала, о чем он думает. Это было видно по тому, как непривычно ссутулились его плечи: он был явно недоволен.

И причину этого она знала. Именно это и ей не давало заснуть. Сегодня им предстоит расстаться, и она так же, как и он, не знает, когда они снова смогут быть вместе.

— Ты замерзнешь, — осмелилась она сказать едва слышно.

Он поднял голову и расправил плечи:

— Мне не позволено задавать тебе вопросы, Джорджиана, но я заявляю свое право на то, чтобы думать, о чем хочу.

Его укор был для нее порывом холодного ветра, но она не пыталась уклониться. Ей было больно вместе с ним. Она не могла обижаться на него за те мысли, которые роятся в его голове. И в то же время в течение всего уик-энда он не задал ей ни одного запретного вопроса. Джорджиана сомневалась в том, что на его месте могла бы вести себя столь же стоически. Если бы только она могла дать ему какую-то надежду, которая смягчила бы его ощущение бессилия.

— Я не замужем, Максим. И никогда не была замужем.

Он изумленно обернулся.

Она не собиралась говорить ему об этом. Но взять эти слова назад было невозможно.

— Я хотела бы рассказать тебе все, Максим, но мне нельзя! Пожалуйста, пожалуйста, доверяй мне! Осталось совсем недолго!

Она замолчала, с тревогой ожидая его реакции. Он подошел к кровати и сел у нее в ногах — так, что она не могла до него дотянуться.

— Кто такой Алан?

Джорджиана покачала головой:

— Ты обещал не задавать мне вопросов!

Он негромко чертыхнулся.

— Я люблю тебя всем сердцем. Пожалуйста, ложись! — тихо попросила она.

По телу Максима пробежала дрожь. Джорджиана не замужем! Однако она что-то от него скрывает… Что-то, что она боится ему рассказать… или что-то, во что она не хотела бы его втянуть?

— У тебя какие-то неприятности, да?

Она опустила голову, не имея больше сил ему лгать. Еще несколько мгновений — и он заставит ее рассказать всю историю.

— Я же не дурак, Джорджиана. Я знаю, что тебе угрожает какая-то опасность. Этот человек, Алан, — он тебя охраняет? Надеюсь, он знает, что делает! — добавил он, не дождавшись ее ответа. — Скажи мне, могу ли я чем-нибудь тебе помочь?

Джорджиана подняла голову:

— Обними меня и не выпускай, пока солнце не встанет!

Он стремительно бросился к ней и обнял.

— Джорджи, я могу тебе помочь. У меня есть знакомства, я знаю, к кому можно обратиться. Если тебя кто-то преследует, если ты совершила какой-то проступок и прячешься, я смогу тебе помочь.

Джорджиана прижалась щекой к его щеке.

— Я не совершала никаких преступлений, Максим. Мне нужно только немного времени. Я вела себя несправедливо по отношению к тебе… ко всем.

Максим обнял ее крепче — так, что, наверное, сделал ей больно. Но он не мог заставить себя разжать руки.

— Однажды в сентябре этого года я увидел на берегу моря незнакомку и влюбился. А когда я снова нашел тебя, ты перестала быть грезой, но осталась такой же недосягаемой. Когда я узнал, что ты замужем, мне захотелось придушить тебя, потому что тебе каким-то образом удалось стать частью меня самого. Я и сам не заметил, как это случилось. А я ведь даже не знал, как тебя зовут!.. А теперь ты просишь, чтобы я тебя отпустил. Я не уверен, что смогу это сделать, Джорджи.

Он слегка встряхнул ее за плечи, словно надеялся вбить ей в голову хоть немного здравого смысла.

— Ты опасная женщина, дорогая моя! Ты словно наркотик, от которого я не могу отвыкнуть. Каждый раз я обещаю себе, что это — последний глоток, но неизменно влечение к тебе возвращается снова, как неутолимая жажда. Скажи мне, что можно сделать, чтобы умерить эту боль. Скажи, Джорджи!

Джорджи ответила ему так, как умела: своими поцелуями, своим телом.

Холода закончились вместе с уик-эндом. К тому моменту, когда они добрались до Дэнбери, снег почти повсюду растаял. Но потепление принесло с собой серый туман и изморось. Низкие тучи затянули небо, мокрые улицы блестели.

Глядя на неприветливый мрак осеннего вечера, оба пассажира «ламборгини» ощущали, что погода в полной мере соответствует их настроению.

Когда Максим завел машину на парковку, Джорджиана чуть было не вздохнула от облегчения. Весь последний час оба молчали. Максим был раздражителен почти до грубости, а она не знала, как его успокоить.

А теперь им обоим не хотелось этого прощания.

Джорджиана взялась за ручку дверцы. На Максима она не смотрела.

— Я тебе позвоню, — тихо пообещала она и открыла дверцу.

Максим задержал ее, нежно прикоснувшись к ее затылку:

— Я люблю тебя, Джорджиана.

Джорджиана прикусила губу. Она не могла говорить.

— Это стоило того, — добавил он, ласково водя большим пальцем по шелковистому основанию ее шеи. — У нас была брачная ночь. И мы намерены сыграть свадьбу… очень скоро.

Она повернулась к нему и устремила на него полные боли глаза:

— Прости меня, Максим. Я не хотела… Я не знала!..

— Джорджи, Джорджи! Не надо плакать. Ах, малышка, это я должен просить у тебя прощения. — Он притянул ее к себе и крепко обнял. — Я вел себя как капризный мальчишка. Дулся из-за того, что все идет не так, как хочется.

Джорджиана отчаянно вцепилась в его руку.

— Я не думала, что это будет так больно! — прошептала она.

— Но мы ведь не расстаемся. — Он слегка отстранил ее от себя. — Посмотри на меня, Джорджи. — Когда ее темные глаза встретились с его ярко-синими, он улыбнулся. — Мы не прощаемся, Джорджи. Мы только ненадолго расстаемся.

— Все равно это ужасно! — с жаром возразила она.

— Тогда позвони мне сегодня вечером. Нет, послушай меня! Я отпустил Барнса до конца недели. У него родственники в Бостоне. Сегодня к телефону буду подходить только я. — Его лицо смягчилось. — И мне хотелось бы знать, что ты благополучно добралась до дома. Обещай мне хотя бы это. Позвони. Пожалуйста…

Ее охватила волна отчаянного томления: она знала, насколько редко Максим о чем-то просил ее.

— Я позвоню. Обещаю.

Он отпустил ее, крепко поцеловав на прощание. Джорджиана понимала, что они вообще не смогли бы расстаться, не будь этот поцелуй таким коротким.

Однако Джорджиана не могла избавиться от смутной тревоги. Выведя машину на шоссе, ведущее в Плауден, она начала беспокоиться. Поскольку у Максима в доме не было телефона, она ни разу не звонила Алану. Он будет в ярости. Как она сможет признаться ему в том, что только что провела уик-энд с мужчиной? Неудивительно, если он приедет в Плауден, чтобы увезти ее!

«Ты никогда ничего не обдумываешь, Джорджиана. Ты подчиняешься чувствам. Когда ты повзрослеешь?»

Джорджиана поморщилась, вспомнив эти слова отца. Как часто он повторял их, пока она росла!

— Но я же ничего плохого не сделала! — вслух запротестовала она.

Она влюбилась. Это же не преступление! Теперь она не могла говорить Максиму о своем замужестве, после того как он понял, что она оказалась девственницей! И все же она не рассказала ему о том, что именно происходит. И, что гораздо важнее прочего, она не навлекла на Максима опасности.

Да, решила она. Именно об этом ей надо будет помнить, когда Алан начнет осыпать ее вопросами и упреками. Она смогла уберечь Максима.

Но тревога не оставляла ее. Поворачивая машину на свою улицу, она почувствовала, что ее раненая рука заболела от усилия, с которым она сжимала руль. Три дня дом Роудсов оставался без присмотра. И, насколько ей известно, тот преступник, который ее разыскивает, все еще не найден.

Подъезжая к дому, она вдруг запаниковала. А что, если он ее нашел, вломился в дом и теперь ждет ее там?

Джорджиана сделала несколько протяжных вдохов и выдохов, стараясь замедлить сердцебиение. Наконец машина остановилась. В доме горел свет. Это не удивляло: она установила таймеры в соответствии со своим обычным распорядком дня. Было почти темно, в это время она всегда переходила из кухни в гостиную.

Она не дала себе времени на колебания, не осталась сидеть в машине. Как только она войдет в дом, то сразу же позвонит Максиму. Эта мысль прибавила ей смелости. Стоит войти в пустой и молчаливый дом, чтобы услышать его голос.

Ключ легко вошел в замочную скважину и повернулся. За дверью оказалась освещенная, но пустая прихожая. Джорджиана протяжно выдохнула, а потом неуверенно засмеялась.

— Джорджиана, какая ты трусиха! — насмешливо сказала она, захлопывая за собой дверь.

Ей нечего было опасаться, если не считать чувства вины из-за того, что она уезжала из дома, который обязалась охранять. Максим! Сейчас она позвонит Максиму!

Она поднялась всего на три ступеньки, когда на стене возле лестничной площадки появился силуэт человека. Она застыла на месте, похолодев от ужаса. Не двигаясь, она могла только наблюдать, как к ней приближается какой-то мужчина.

— Где вас черти носили?

Этот голос!

— А-Алан? — пролепетала она.

Он спустился вниз.

— Я вас напугал? — осведомился незнакомец. — Вот и хорошо! Так вам и надо!

— Алан? — повторила она уже не так испуганно. Он коротко кивнул.

Но уже до его ответа страх начал рассеиваться. Это был не тот человек, которого она так боялась, хотя на лице его была настоящая ярость.

У него были светло-русые волосы, густая прядь падала на лоб, притягивая ее взгляд к зеленовато-карим глазам. Упрямый подбородок был гладко выбрит, несмотря на то что вид у него был сонный. На нем была рубашка без пиджака, брюки были измяты, словно он в них спал. И вдруг Джорджиана поняла, почему его лицо показалось ей знакомым.

— Это вы позировали для фотографии Эдварда! — воскликнула она негодующе.

Он впервые улыбнулся:

— Это старый снимок. Десять лет назад я окончил военно-морское училище. Четыре года служил на подлодке. Именно поэтому я и предложил вам такое прикрытие. — Он одобрительно осмотрел ее. — А вы красивее, чем на фотографии.

Тут Джорджиана неожиданно вспылила.

— Как вы смеете стоять тут так спокойно! Вы меня чуть ли не до смерти напугали!

Не ответив, он быстро прошел мимо нее, снял телефонную трубку с аппарата, стоявшего у двери кухни, и быстро набрал номер.

— Она дома! — рявкнул он в трубку и тут же ее повесил.

Когда он вернулся в прихожую и остановился перед Джорджианой, на его лице уже не было улыбки.

— Вот что я вам скажу, леди: вы и половины того не пережили, что пережил я, когда в четверг понял, что вас нет. Да-да! Я оставил жену, детей и двадцатифунтовую индейку, чтобы приехать сюда из Хартфорда. Мне пришлось подбирать отмычку к двери Роудсов, а потом обходить всех ваших соседей, пока кто-то из них не вспомнил, что видел, как вы в первой половине дня куда-то уехали. А вашу машину удалось найти только в пятницу днем. Мне пришлось дожидаться тетю Кору, чтобы напасть на верный след.

— Тетю Кору? — переспросила потрясенная Джорджиана.

Тут открылась входная дверь — и Джорджиана без особого удивления увидела в проеме седую голову Коры.

— Джорджиана! Милочка!

Пожилая соседка поспешно вошла и крепко обняла Джорджиану.

— Я виновата, — сказала она, шмыгая носом. — Я еще ни разу в жизни не теряла свидетелей! И тут такое! — В ее серых глазах блестели слезы искреннего чувства. — Вам следовало поделиться со мной, Джорджиана. Неужели вы думаете, что я не догадывалась о ваших чувствах к Дехупу?

Джорджиана встряхнула головой, словно стараясь избавиться от нахлынувших мыслей.

— Я ничего не понимаю! Вы, Кора, принимали участие в этом… этом шпионстве?

Кора укоризненно прищелкнула языком.

— Вы не должны к этому так относиться. Алан, милый, возьми у Джорджианы куртку. Она, должно быть, страшно устала. А потом оба проходите в гостиную. Нам надо во всем этом разобраться.

Джорджиана позволила увести себя в комнату, усадить на диван и только потом возмущенно воскликнула:

— Ушам своим не верю! Вы, Кора, все это время за мной наблюдали? — После этого она перевела взгляд на Алана: — Почему вы мне лгали, заставив считать, что рядом никого нет?

Алан откинулся в кресле, скрестив руки на груди.

— Приказ вышестоящего начальства. Мой босс решил, что вас слишком потрясло все случившееся. А когда того вашего подопечного обнаружили убитым…

— Убитым? — в ужасе переспросила Джорджиана. Алан переглянулся с Корой.

— Расскажи ей все. Я уверена, что это надо было сделать с самого начала, — решила Кора.

— Эстасио Гонсалес работал на тех людей, которые совершили то убийство. У нас есть основания считать, что парнишке специально дали слишком большую дозу наркотика. Почему — нам неизвестно, да это и не имеет значения. Те люди, против которых вы можете дать показания, имеют большие связи. Мы не хотели вас окончательно запугивать.

В глазах у Джорджианы все расплывалось за пеленой слез, но голос звучал твердо:

— Вы боялись, что если я узнаю про Эстасио, то от страха передумаю и откажусь давать показания. — Она удивленно покачала головой. — Как же вы меня плохо знаете! То, что вы мне сказали, только укрепило мою решимость добиться справедливости. Эстасио нельзя было назвать хорошим парнем, но он заслуживал лучшей доли. Любой ребенок этого заслуживает. А он все-таки был ребенком!

Кора одобрительно кивнула.

— А теперь я должна объяснить свою роль. Я не правительственный агент, Джорджиана. Я действительно бывшая школьная учительница и страстно интересуюсь фиалками и чужими делами. — Ее губы сложились в ангельскую улыбку. — Но в течение последних лет я иногда работала с начальством Алана. Вы никогда не расспрашивали меня о моем муже и о том, какой работой он занимался. Я понимаю, что это было связано с тем, что вы не хотели давать мне право задавать вам ответные вопросы. Но это было и мне на руку. Мой Дэвид был агентом ФБР. И после того как он рано ушел в отставку, ему в голову пришла мысль, что мы с ним могли бы работать на прокуратуру. Мы жили в маленьком городке, были уважаемыми людьми. Мы стали идеальными опекунами для государственных свидетелей, которым нужно было временное пристанище. Таких, как мы, по всей стране довольно много. Не надо так удивляться! Наша работа как раз предполагает, что никто не заподозрит нас в какой-нибудь тайной деятельности. А как вы думаете, почему вас рекомендовали следить за порядком в этом доме? — Она ласково похлопала Джорджиану по руке. — Когда Алан позвонил мне и спросил, могу ли я вам помочь, все сложилось как нельзя удачнее. Вы хотели независимости, а мне нужен был предлог, чтобы за вами присматривать. Охрана соседнего дома была просто идеальным вариантом!

Джорджиана пыталась усвоить все эти новости, но только все больше злилась.

— Вы, наверное, от души позабавились, наблюдая, как я тут томлюсь, как притворяюсь влюбленной, и все это время вы знали, что это — игра!

— Наоборот, милочка. Я была в восторге от того, как вы держались. Вам идеально удавалось держать меня на расстоянии, не приставать с расспросами. А когда на сцене появился Максим Дехуп, ну… честно говоря, я просто дыхание затаила. Я и не подозревала, что вы придерживаетесь своей легенды и заставляете его думать, что вы замужем. А потом в один прекрасный день он вдруг звонит мне под невероятным предлогом: он хочет пригласить вас с мужем к себе обедать! — Она захихикала. — Бедняжка, как он страдал! Поверьте мне, когда он сказал мне, что любит вас, я больше не могла притворяться.

— Он сказал вам, что любит меня? Когда?

Кора широко улыбнулась:

— Я знаю, что мне он сказал об этом раньше, чем вам! В тот вечер, когда вы поранились.

— Да, кстати, — вмешался Алан, — что тогда произошло?

— Я приняла звук мотоцикла за выстрелы, — призналась Джорджиана, дотрагиваясь до повязки, которую Максим поменял ей утром.

— Я сказала Алану, что это не имело никакого отношения к покушению на вас! — воскликнула Кора. — Не будь я в этом уверена, я ни за что не уехала бы в Манхэттен!

— Но когда Алан звонил, вы сделали вид, будто с ним незнакомы! — запротестовала Джорджиана.

Теперь настала очередь Алана улыбаться.

— Когда надо, тетя Кора умеет произвести впечатление. Во время этого кризиса она ни разу не потеряла голову. Но вы нас обоих напугали, когда исчезли в четверг.

Джорджиана покраснела.

— Ну, если вы еще не догадались… я была с Максимом Дехупом.

— Знаем, милочка, — ответила Кора.

— Когда мы нашли вашу машину на стоянке, то наш человек поговорил с владельцем, — объяснил Алан. — И тот сказал, что Дехуп договорился встретиться в гараже с молодой женщиной, что они уехали вместе и должны вернуться только сегодня. — Многозначительный взгляд Алана заставил Джорджиану густо покраснеть. — Когда мы узнали, что с вами все в порядке, я решил дожидаться вас здесь.

Джорджиане было страшно неловко сознавать, что посторонние люди оказались в курсе ее личной жизни. А потом она подумала о Максиме и гордо подняла голову.

— Мы решили пожениться, как только все закончится.

— Великолепно! — воскликнула Кора.

— Значит, вы обо всем ему рассказали? — более сдержанно отозвался Алан.

— Ничуть! — возразила Джорджиана. — Он знает лишь то, что я не замужем, и он должен мне верить.

Алан хмыкнул:

— И он согласился? Ну, никогда нельзя предугадать, на что пойдет человек ради любви! Но это не решает нашей текущей проблемы, а она в том, чтобы срочно вас отсюда забрать.

— Почему? — Джорджиана недоуменно смотрела на собеседников. — Если вы боитесь, что Максим станет вмешиваться, так он обещал даже не пытаться со мной увидеться, пока я ему не позвоню. А я не собираюсь этого делать, пока не начнутся слушания по делу. — Тут она широко раскрыла глаза, почувствовав прилив надежды. — Дело именно в этом? День уже установлен?

— А вы не думали о том, зачем мне могло понадобиться сидеть здесь весь уик-энд и дожидаться вашего возвращения с… э-э… каникул?

— Что-то случилось? — У Джорджианы по спине побежали мурашки. — Вы нашли того человека, который вышел под залог?

Алан взял со стола газету и развернул ее.

— Это «Нью-Йорк таймс», номер, который вышел в пятницу утром.

Джорджиана подалась вперед, со страхом ожидая той секунды, когда рассмотрит изображение. Что там могло быть настолько ужасным, что Алан заговорил так холодно и официально? Она протянула дрожащую руку к газете.

Заголовок гласил: «Осень в Новой Англии: время года для мечтателей». Первыми шли обычные сюжеты, хотя и увиденные по-новому: опавшие листья, костер… Другие фотографии были более оригинальными. Ее глаза на секунду задержались на паре старых рук с переплетенными пальцами. Супруги в осень своей жизни… Джорджиана улыбнулась. Это похоже на Максима…

Она перевела взгляд на подпись.

— Это его снимки!

— Да, — коротко бросил Алан. — А теперь смотрите на последний снимок.

— Ой, нет!

Ее лицо крупным планом! Заметен даже шрам на щеке.

— Вы это увидели и поэтому остались, — тихо промолвила она.

— Я и еще половина населения страны, — недовольно подтвердил Алан. — Ваш возлюбленный продал эту подборку агентству печати. В пятницу она была опубликована по всей стране. Когда вы не подошли к телефону, я понял, что должен опасаться за свою… голову. Какого черта вы позволили ему это сделать?

— Я не позволяла, — прошептала Джорджиана, проводя пальцем по снимку. Максим обещал, что по возвращении ее будет ждать приятный сюрприз. Он и не подозревал, каким ужасом обернется для нее этот сюрприз.

— Поверьте, я даже не знала, что он меня фотографировал!

— Ну, теперь уже слишком поздно. Вы вернулись, с вами ничего не случилось, а это самое главное. Мы переводим вас из этого штата. Я созвонился с человеком, который сегодня встретит вас в Нью-Йорке, и уже куплен билет на самолет. Не ждите, чтобы я сказал вам, куда вы поедете. Сейчас я должен настаивать на полной секретности.

Джорджиана не слушала, что говорит Алан. Ее беспокоила какая-то еще не оформившаяся мысль, за которую никак не удавалось уцепиться. То, что в газете появилась ее фотография, еще не означает, что кто-то будет точно знать, где ее искать. «Новая Англия» — это понятие достаточно широкое. Ее все равно найти непросто, но легко найти…

— Максим!

Джорджиана стремительно вскочила.

— Они будут искать Максима! Под фотографиями стоит его имя. Его заставят сказать, где я нахожусь. Ах, Алан, нам надо его предупредить!

Алан быстрее ее оказался у телефона.

— Его номер! Я скажу все, что ему следует знать. Джорджиана дрожащим голосом назвала нужные цифры. Ей хотелось защитить Максима, оградить его от опасности. А теперь из-за нее он оказался объектом внимания преступников, ничего не зная, ни о чем не подозревая!

— Никто не подходит, — мрачно сообщил Алан.

— Он дома! Он обещал, что будет дома. Он заставил меня дать ему слово, что я позвоню! — отчаянно воскликнула Джорджиана.

У нее от страха перехватило дыхание, да так сильно, что в глазах потемнело.

Господи, только бы с ним ничего не случилось! Алан повесил трубку и набрал номер оператора.

— Проверьте этот номер. Дело срочное. Мне обязательно надо дозвониться, — стремительно выпалил он. — Что, телефон неисправен?

Негромко выругавшись, он повесил трубку и начал набирать новый номер, бросив через плечо:

— Тетя Кора, принесите, пожалуйста, сверху мою куртку и ключи от машины. Я вызываю полицию.

Пока Алан был занят разговором, Джорджиана начала потихоньку отступать назад, а когда услышала на лестнице быстрые шаги Коры, то повернулась и бросилась бежать. Ее сумочка лежала на столе в гостиной. Она даже не стала искать куртку. Максим в беде. Именно это предчувствие не давало ей покоя всю дорогу из Дэнбери. Если он ранен или в опасности, то виновата в этом она! Ей надо ехать туда и помочь ему!

Она сбежала по ступенькам крыльца, прыгая через две. Мелкие капли дождя, упавшие ей на щеки, она даже не заметила — все ее внимание было сосредоточено на ключах от машины, но извлечь их из сумочки никак не удавалось.

— Черт! — вскрикнула она, когда зацепившийся за ткань брелок наконец высвободился с куском подкладки.

От волнения она не могла найти отверстие в дверце, потом ключ оказался не тот… Наконец, неловко действуя левой рукой, она сумела просунуть его до упора и повернуть.

Две сильные руки ухватили ее за локти и заставили повернуться.

— Какого черта вы теперь затеяли?

Джорджиана отчаянно вырывалась.

— Пожалуйста! Мне надо ехать к нему! Он ничего не знал! Он не ожидает опасности!

После секундного колебания, показавшегося ей вечностью, Алан разжал руки.

— Ладно, — сказал он, сдаваясь. — Но машину поведу я, и вы не будете из нее вылезать, пока не приедет полиция. Договорились?

Джорджиана не стала даже отвечать. Она уронила ключи ему на ладонь.

— Быстрее!

Алан вел машину легко и умело, но Джорджиане казалось, что они едва ползут.

— Быстрее, пожалуйста! Он должен был вернуться домой почти полчаса назад! Он один. Помочь ему некому. Быстрее!

Алан бросил на нее быстрый взгляд.

— Если бы я знал, что вы влюбитесь, то запер бы вас на замок.

Его шутка осталась без ответа.

— Послушайте, — сказал он уже мягче, — Дехуп же мог просто сидеть в сортире, когда я звонил.

— Телефон не работает, — напомнила ему Джорджиана сквозь зубы.

Алан провел рукой по ее мокрой щеке.

— Если разыгрывается самый плохой вариант — они нашли Дехупа, — еще нет оснований думать, что они нанесут ему серьезный вред. В конце концов, им ведь нужен только ваш адрес. И вести себя они могут вполне любезно.

Джорджиана не стала возражать. Максим не дурак. Он давно догадался, что у нее неприятности. Если кто-то начнет ее разыскивать — особенно если ее назовут под другой фамилией, — он поймет, что к чему, и попытается ее защитить. И если он это сделает, то дальнейшее предсказать невозможно.

Она крепко зажмурилась. Она уже давно беззвучно плакала. А теперь слезы вдруг высохли. Она ощутила внутренний холод, такой холод и ужас, каких еще никогда не испытывала. Но холод помог ей успокоиться. Это было ледяное спокойствие, которое порой испытывает человек, ожидающий трагических известий.

Она не задумывалась над тем, откуда Алан знает дорогу к дому Максима. Даже когда он сбросил скорость, чтобы не пропустить малозаметный съезд с шоссе, ей в голову не пришло предложить ему свою помощь. Она погрузилась в себя — вспоминала, как от необыкновенных глаз Максима разбегались морщинки, когда он смеялся, как веки тяжелели в минуты страсти, как напрягалось его лицо на пороге экстаза… Невозможно было поверить, что она больше не увидит его таким! С ним должно быть все в порядке, должно! И она вдруг мысленно начала молиться: «Пожалуйста! Боже, ну пожалуйста! Пусть Максим останется цел! Мы только что нашли друг друга! Пожалуйста, не допусти, чтобы с ним случилось что-то плохое! Я люблю его, я так сильно его люблю!»

Перед ними возник дом, но у входа машин не оказалось. Полиция еще не приехала.

— Черт! — пробормотал Алан, вылезая из машины на круглую площадку перед домом. — Оставайтесь на месте! — приказал он, даже не посмотрев на Джорджиану.

Джорджиана не стала дожидаться, пока дверца за ним захлопнется, она выскочила из машины и бросилась к дому. Окрик Алана резко оборвался, он сообразил, что может предостеречь не того, кого следует. Догнал он ее уже у двери.

— Возвращайтесь сейчас же! — прошипел он.

В исступлении она отпрянула в сторону, споткнулась и тяжело навалилась на дверь. Под ее весом дверь резко распахнулась, так, что она влетела в вестибюль и упала. Дверь громко ударила в стену. Джорджиана корчилась на полу, стараясь подвести под себя левую руку, чтобы встать.

Из гостиной раздался крик, а потом события развивались ошеломляюще стремительно: выстрел, мужской крик, шум борьбы.

Алан пробежал мимо, вытаскивая пистолет из кармана куртки. На аллее возле дома взвизгнули тормоза, взвыла сирена полицейской машины.

Издалека донесся крик Алана: «Стой!», а потом еще два выстрела.

Джорджиана пыталась встать, прижимая раненую руку к груди, — она упала как раз на нее. Двое подоспевших полицейских подняли ее на ноги.

— Пожалуйста! Туда! Помогите им! — взмолилась она, указывая в сторону гостиной.

— Нужна «скорая»!

При этих словах Алана у нее больно сжалось сердце.

— Пустите меня! — потребовала она у того полисмена, который ее держал. — Мне надо узнать, что… как…

Но она не могла произнести нужные слова. Возможные варианты событий вызывали у нее ужас.

Внезапно рядом с ней возник Алан. Лицо у него было мрачное.

— Все закончилось. Дехуп будет жить, но он ранен, Джорджиана.

Жалобно вскрикнув, она вырвалась из рук полисмена и бросилась в гостиную.

Она едва узнала прекрасную комнату, которую видела прежде всего один раз. Несколько столиков были опрокинуты, ковер засыпан осколками стекла. Ее взгляд отчаянно скользнул по комнате и наконец остановился на неподвижном теле мужчины в углу. У нее оборвалось сердце.

— Джорджи?

Звук его голоса — Боже, как приятно было его слышать! — вернул Джорджиану к реальности. Она повернулась и увидела в кресле у двери Максима. Какой-то полисмен заталкивал ему под рубашку стерильную подушечку, но Максим протянул ей правую руку.

— Иди сюда, — негромко позвал он.

Ей казалось, что у нее вот-вот подкосятся ноги. И она упала бы, если бы не устремленный на нее взгляд. Едва касаясь пола, она сократила разделявшее их расстояние. Левый бок у него был залит кровью, но он улыбался — так, словно только что проснулся и увидел ее рядом с собой в постели.

— Ох, Максим! Мне так жаль! — воскликнула она, бросаясь на колени и обнимая его.

— Все будет хорошо, малышка Джорджи, — прошептал он, прижимая ее к здоровому боку. — Все будет просто прекрасно.

Джорджиана никогда не любила больниц, но в этот день никакие силы не заставили бы ее уйти из комнаты ожидания при отделении «Скорой помощи». Казалось, они с Корой сидели там несколько дней — такие ошеломленные, что даже не могли разговаривать. Пуля вошла Максиму в мякоть левого плеча. Если бы преступник целился лучше или Максим неудачно двинулся, то…

Она начала дрожать. Непонятно каким образом, но, выплакав первые слезы, она держалась удивительно спокойно. Она терпеливо дожидалась машины «скорой помощи», держась за руку Максима, как за спасательный круг, без которого ей самой грозила гибель.

Она сидела в машине рядом с ним, разговаривая с ним тихо и спокойно, а он лежал и молча наблюдал за ней. Она не могла объяснить, что с ним случилось и почему — для этого было не время и не место. Она рассказывала, как ехала домой из Дэнбери, о том, как ей нравится природа Новой Англии — о чем угодно, только не о том, что только что случилось…

— Мисс Хелтон?

Джорджиана подняла голову. Перед ней стоял улыбающийся врач отделения «Скорой помощи».

— Мистера Дехупа сейчас переведут в палату наверх. Как только его устроят, вы сможете его навестить. Все это время он спрашивал о вас. Палата триста семнадцать.

— Спасибо! — выдохнула она, сжимая руку врача. — Вы уверены, что он поправится?

— Полностью. Он — мужчина крепкий. Пока я его оперировал, он рассказывал мне о своем первом пулевом ранении. Нервы у него просто стальные.

Джорджиана покачала головой. Ей совершенно не хотелось слышать, что в ее любимого кто-то стрелял. Когда они поженятся, ему придется изменить профессию.

Поженятся!

Джорджиана бессильно упала на стул.

— Ох, Кора, что же мне ему говорить?

Кора участливо взяла ее за руки.

— Скажите ему правду. Знаете, он может вас удивить. Я подозреваю, что он уже почти обо всем догадался сам. И полиция с ним уже наверняка говорила.

— Но, Кора, он ведь чуть было не погиб из-за меня!

Кора ответила непримиримым взглядом.

— Этот молодой человек чуть было сам себя не угробил! Если бы он попросил у вас разрешение на публикацию вашей фотографии, ничего этого не произошло бы. Не смейте брать на себя всю вину за случившееся. Вы сделали все от вас зависящее, чтобы уберечь Максима от опасности.

Джорджиана судорожно вздохнула.

— Если бы я более решительно отвергала его ухаживания…

Кора выразительно подняла брови.

— Он за вами ухлестывал, а ведь он считал, что вы замужем! Он виноват во многих отношениях. Но конечно, все это уже позади.

Джорджиана невольно улыбнулась:

— Вы очень хороший человек, Кора, и настоящий друг.

Кора покраснела.

— Вы не сердитесь на меня за мой обман? Вы же были ужасно злы на Алана!

Джорджиана покачала головой:

— Я злилась только в самом начале. Слава Богу, что он сегодня оказался здесь!

— Кажется, я слышу похвалы в мой адрес? — Вышедший из кабинета «Скорой помощи» Алан широко ей улыбнулся. — Мне следовало бы устроить вам хорошую выволочку. Вас ведь могли убить! Как бы это выглядело в моем послужном списке?

Джорджиана встала и обняла Алана.

— Спасибо, что спасли Максиму жизнь.

— Этот ваш жених — тот еще фрукт. Он был абсолютно спокоен, когда рассказывал мне о своем нежданном госте. Дехуп не признался в том, что знаком с вами. Конечно, из-за этого и начались неприятности. Когда мы приехали, этот вопрос задавался уже под дулом пистолета. Ваша интуиция вас не подвела. Остается только благодарить Бога за то, что я смог в него как следует прицелиться.

— Он убит?

Джорджиана задала этот вопрос, несмотря на то что знала на него ответ. Алан кивнул.

— Так что перед судом теперь должен будет предстать только тот человек, который сидит в тюрьме. Не думаю, чтобы его дружки еще раз поставили на хромую лошадку. После этого случая он останется без поддержки. Больше проблем я не предвижу.

Он ответно обнял ее.

— А теперь идите наверх. Можете не спешить. Я подожду.

Поднимаясь в лифте, Джорджиана мысленно перебрала целый десяток объяснений, но все они звучали неубедительно. Как она может извиняться за происшедшее? Максима могли убить! Ей следовало предостеречь его, дать ему шанс подготовиться к такому варианту развития событий! Но она этого не сделала, считая, что он будет в большей безопасности, ничего не зная.

Целую минуту она стояла у двери в палату, не решаясь войти. Подходящих слов не находилось. Наконец она открыла дверь.

Он лежал на кровати почти плашмя, и лицо под загаром было страшно бледным. Но при виде ее его глаза засверкали.

— Привет, Джорджи!

Она никогда не считала себя слезливой, но в течение последних нескольких часов плакала почти без остановки. И сейчас глаза у нее наполнились слезами, которые сделали его лицо размытым.

— Ах, Максим, мне…

— … жаль, так жаль! — договорил он за нее с ласковым смехом.

Джорджиана вздрогнула и возмущенно выпрямилась.

— Может… может, тебе это и кажется смешно, но… но… это ничуть не смешно! — сказала она, и голос у нее странно сорвался.

— Джорджи, иди сюда, — нежно приказал он, протягивая к ней руку. — Ну же! — подбодрил он ее, когда она упрямо осталась у порога. — Или тебе кажется, что я недостаточно много за тобой бегал?

— Ты хочешь сказать, что с этой минуты бегать за тобой должна я? — проговорила она уже более уверенным тоном, медленно приближаясь к его кровати.

Он улыбнулся, и щеки у него чуть-чуть порозовели.

— Мне кажется, что нам обоим можно оставаться на месте. Так заниматься любовью гораздо удобнее.

Пальцы Максима сжались на ее руке — теплые, сильные… его.

— Я не хотела, чтобы все так получилось, — тихо сказала она, жадно рассматривая его лицо, словно они не видели друг друга уже много месяцев, а не считанные часы. — Я не хотела, чтобы из-за меня ты подвергался опасности. И ты только посмотри, что с тобой случилось!

— В том, что со мной случилось, виноват я сам. Я знал, что рискую, продавая твою фотографию без твоего согласия. Мне хотелось сделать тебе сюрприз. В худшем случае я ожидал судебного иска, но никак не пули.

— Не надо шутить по этому поводу. Это было слишком ужасно.

Он потянул ее за руку.

— Мне надо, чтобы ты придвинулась поближе, Джорджи. Мне холодно.

С тихим вскриком облегчения Джорджиана склонилась к нему и покрыла его лицо нежными поцелуями. Она даже не стала протестовать, когда он притянул ее к себе и заставил лечь рядом.

— Ну вот, так гораздо лучше, — сказал он, когда она устроилась рядом с ним и снова заплакала. — Ты превращаешься в настоящий фонтан, малышка Джорджи! — ласково пожурил он ее. — Ты и в суде так выступаешь в защиту своих клиентов?

Она подняла голову и заглянула ему в лицо.

— Ты и об этом знаешь? Он кивнул:

— Я знаю все. Ну, почти все. Я знаю, что ты — адвокат из Мэриленда. Знаю, как ты попала сюда, в Плауден. Алан рассказал мне все: это было нечто вроде обмена информацией. Я даже знаю, какую роль тут сыграла Кора.

— И ты прощаешь меня за все мои обманы? — еле слышно произнесла она, опуская глаза.

Он нежно заставил ее снова поднять голову.

— Помнишь, я говорил тебе, что не все могут изменить мир, но существуют такие люди, которые делают то, что могут, и это благодаря им земля еще вертится… Ты относишься к числу этих бесценных людей, Джорджи. Я с первого взгляда понял, какая ты необыкновенная.

Джорджиана кивнула, чувствуя, как ее переполняет невероятная любовь к нему.

— Ты и правда понял, почему я так поступала?

— Да.

Она улыбнулась ему сквозь слезы.

— Тогда я не понимаю, чего ты обо мне не знаешь.

— Я не знаю дня нашей свадьбы, малышка Джорджи. Вот что ты должна мне сказать.

Кончиками пальцев она проследила дуги его бровей.

— Мне всегда нравились декабрьские свадьбы. Но конечно, я не хочу жить в этом музее, который ты называешь домом. — Мгновенно устыдившись собственных слов, она прикусила губу. — Ох, Максим, твою гостиную совершенно разгромили! Украшения разбиты, столы перевернуты…

Его грудь у нее под щекой затряслась от смеха еще раньше, чем он расхохотался вслух.

— Барнса хватит удар! — согласился он между взрывами смеха, а немного успокоившись, добавил: — Знаешь, Джорджи, может, и стыдно так говорить, но я никогда не любил эту комнату. И потеря нескольких безделушек, пусть даже антикварных, нам особенно не повредит. Мы обставим ее заново.

Джорджиана покачала головой:

— Я не хочу, чтобы мои дети росли в такой затхлой атмосфере.

— Твои дети? — переспросил он, и в его глазах зажглась страсть. — Наши дети, — поправил он ее. — И если ты будешь вести себя очень хорошо, то, может быть, я и устрою тебе сюрприз, когда выйду из больницы.

— Давай жить на той ферме в Вермонте, — предложила она.

Максим покачал головой:

— Там слишком холодно. Но есть одно место, куда мне хотелось тебя привести с первого дня, как я тебя увидел.

— Надо полагать, там стоит кровать, — самодовольно предположила Джорджиана.

Губы Максима изогнулись в нетерпеливой улыбке: он представил себе, как Джорджиана, роскошно нагая, лежит под ним на кровати-шхуне, которую заказал себе Биллем Дехуп.

— Знаешь, а ты угадала!


home | my bookshelf | | Опасная компания |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу