Book: Кинжал



Кинжал

Дана Посадская

Кинжал

Тайны Черного рода — 1

1

Белинда

Белинда скучала.

Она сидела у окна своей башни, узкого, словно бойница. Солнце уже опускалось в море и пылало, как расплавленное золото в печи алхимика. Белинда вспомнила, как в юности она отдавала дань моде на философский камень и тому подобное, но весьма недолго, ибо стремилась быть во всём оригинальной и ненавидела кому-то подражать.

В этот день Белинда выглядела просто изумительно; ей можно было дать и двадцать пять и даже двадцать; но, к сожалению, некому было на неё полюбоваться. Конечно, если неожиданно нагрянут гости, она тут же преобразится и станет похожа на столетнюю каргу — так часто последнее время случается, просто проклятие какое-то…

— Может быть, и в самом деле проклятие, — протянула она задумчиво вслух, перебирая кольца своих длинных, роскошных волос — тёмно-каштановых, с алым отливом — красное дерево, кровь и корица.

— Клотильда! — крикнула она капризно.

Клотильда мгновенно возникла на пороге. Её огромные зелёные глаза с узкими злыми щелями зрачков смотрели на Белинду пристально и, как всегда, с непонятным выражением. Восковые узловатые пальцы лежали неподвижно на хрустящем кружеве передника.

— Принеси карты, — бросила ей через плечо Белинда, — Да побыстрее. Я хочу проверить…Мне пришла в голову мысль, что кто-то мог наслать на меня проклятие, и именно из-за этого я ни с того, ни с сего, превращаюсь в старуху в самые неподходящие моменты. Что ты об этом думаешь?

Клотильда ничего не сказала (как и следовало ожидать), только пожала сутулыми плечами. Белинда продолжала, любуясь тем временем своими руками — хрупкими и белыми, словно безделушки из тончайшего фарфора:

— А если так, то кто бы это мог сделать, а, Клотильда? Может быть, тётушка? Или эта белобрысая Ульрика? Или… — она приподняла густые брови, склонив голову к плечу, — или это ты, Клотильда? Впрочем, не думаю. Ты, конечно, хочешь этого больше, чем кто бы то ни было … но вот сил у тебя маловато, не так ли? — И она расхохоталось во всё горло, как девчонка. Взгляд Клотильды, как лезвие, скользнул по её изящно запрокинутой шее.

Отсмеявшись всласть, Белинда топнула ногой:

— Довольно глазеть. Я же сказала, принеси мне карты…живо!

Клотильда послушно повернулась, но в этот же миг в дверях появилась фигура незваной гостьи — девушки, вернее, ещё девочки, лет семнадцати на вид.

Она была мокрая — вся, с головы до пят, и дрожала от холода, стиснув узкие плечи худыми руками, покрытыми гусиной кожей. На ней было линялое ситцевое платье, превратившееся в мокрую набухшую тряпку и липнувшее к тоненьким, как камышинки, ногам. Русые волосы свисали вдоль впалых щёк жалкими сосульками, с которых непрерывно капала вода. Губы распухли и посинели, а в глазах застыл беспредельный животный ужас.

— Так! — раздражённо вскричала Белинда, поднимаясь из кресла, — только этого мне не доставало. Утопленница! Клотильда, не стой ты столбом, принеси хоть что-нибудь вытереть эту дурочку!

Девочка без звука опустилась на пол и прижалась к стене, озираясь исподлобья, точно дикий зверёныш.

Появилась Клотильда с покрывалом в руках.

— Встань, — приказала девушке Белинда.

Та с трудом поднялась, глядя на неё, как ягнёнок, брошенный в клетку со львами.

— Сними платье.

Девочка покорно скинула платье, обнажив щуплое, ещё полудетское тело. Клотильда шагнула к ней, девушка взглянулана неё почти слепыми от ужаса глазами, но не шелохнулась; Клотильда ловко закутала её в покрывало.

— Теперь можешь сесть в кресло, — распорядилась Белинда.

Замотанная в тёмно- сиреневый бархат, посреди огромного кресла с золотыми подлокотниками, девочка смотрелась ещё более жалко и нелепо. Белинда тяжко вздохнула, демонстративно скрестив руки на груди.

— Итак, — произнесла она не слишком приветливо, — ты утопилась. Может быть, скажешь, почему?

Мертвенно- бледное личико дёрнулось, точно от удара; уже слегка порозовевшие губы разлепились, и хриплый голос с трудом произнёс:

— Где я?

— Ну вот. — Белинда возвела глаза ввысь. — Начинается. Ты у меня, детка, в моём замке. Только не спрашивай меня, почему ты здесь. Об этом я сама не имею ни малейшего понятия. Впрочем, дело тут, наверное, в том, что последнее время мне фатально не везёт. Очевидно, это всё-таки проклятие.

— Кто вы? — прошептала девушка.

— Я? — Белинда насмешливо скривила губы, — Можешь называть меня…например, госпожа Белинда. Наверное, именно так меня звала бы Клотильда, если б могла говорить. Впрочем, когда-то я была для неё просто Белиндой…но это неважно.

— Вы не человек? — Девушка внимательно взглянула в золотисто-карие хищные глаза Белинды.

Та усмехнулась.

— А ты не так глупа, как может показаться. Впрочем, нетрудно поверить во всё, что угодно, после того, как прыгнешь в реку, а окажешься в старинном замке, правда?

— Это был пруд, — поправила девушка без всякого выражения.

— О, нет, — Белинда всплеснула руками, — только не пруд! Там же такая грязь и гниль…Пожалуй, Клотильда, тебе стоит её вымыть.

— А почему она… — девочка робко покосилась в сторону Клотильды, — почему у неё…

— Кошачья голова? — с усмешкой закончила Белинда. — Видишь ли, это что-то вроде наказания… вполне справедливого, правда, Клотильда? Когда-то давным-давно мы были подругами, но я была намного красивей и талантливей, и Клотильда вечно мне завидовала. И однажды она решила превратить меня в кошку. В результате у неё, как всегда, ничего не вышло, в кошку превратилась она сама. Я не злопамятна, поэтому решила ей помочь, и вернула ей человеческое тело…вот только голову оставила кошачью. Теперь бедняжке ничего не остаётся, кроме как мне прислуживать. Она меня страшно ненавидит, а за что? Сама же во всём виновата. И потом, с человеческим лицом она была не намного привлекательней. Ладно, вернёмся к тебе. Как тебя зовут, маленькая дурочка?

— Мария. — Девочка, слушавшая, как заворожённая, вдруг затряслась, испуганная звуком собственного имени.

Белинда поморщилась.

— Не нравится мне это имя. Если ты останешься в замке, придётся назвать тебя как-то по-другому.

— Я… — девочка выпростала из-под покрывала тонкую и вялую, как водоросль, руку и провела ладонью по лбу, — я…умерла?

Белинда фыркнула:

— А разве ты не этого хотела? И наверняка из-за какой-нибудь банальной любовной истории, разве не так? Как же это скучно…

— Если я умерла… — девушка сжала кулаки, напружинившись в кресле, — почему я …здесь?

— Если бы я только знала! — Белинда недовольно передёрнула плечами. — Как бы тебе объяснить… Видишь ли, у всех людей есть своя судьба. И после смерти каждый попадает туда, куда ему суждено попасть. Но вот если ты кончаешь с собой… тогда ты путаешь все карты и можешь попасть абсолютно куда угодно. Ты, детка, попала ко мне, и, можешь мне поверить, меня это совсем не радует.

— И… что…со мной…теперь будет? — каждое слово давалось девушке с усилием.

Белинда тряхнула недовольно головой, и заходящее солнце вспыхнуло в её кудрях, превратив их на мгновенье в пылающий костёр.

— Боюсь, придётся мне оставить тебя здесь…по крайней мере, на какое-то время. Я никогда не отличалась особой добротой, но раз уж тебя ко мне занесло, ничего не поделаешь. Ты ведь совсем чужая в этом мире, не могу же я выгнать тебя на все четыре стороны… Будем считать, что ты прислана мне как развлечение. А теперь, Клотильда, помой, как следует эту замарашку…только сначала принеси мне карты. Да, и сожги это ужасное платье…вот оно валяется.

Она указала на платье, лежавшее дохлой медузой на каменных плитах; Клотильда подняла его и вышла. Белинда посмотрела на девушку в раздумье:

— Как же мне всё-таки тебя назвать? Ладно, после придумаю. А пока, будь так любезна, подожди Клотильду снаружи…и так уже вся комната пропахла тиной.

Девушка встала и неуклюже двинулась к выходу, волоча за собой покрывало, как мантию.

Белинда вновь опустилась на кресло у окна.

— Вот так, — сердито вздохнула она, с досадой глядя на бесстрастно догорающий закат, — и с чего я взяла, что мне было скучно?

2

Тётушка Лавиния

Несколько дней спустя Белинда и Мария, вернее, уже Вивиана («Это так забавно, дорогая, ведь на самом-то деле ты мертва!»), сидели в столовой за завтраком. Клотильда поставила перед госпожой чашу с красным вином; та рассеянно побарабанила по краю длинными ногтями. Вино превратилось в кровь. Белинда отпила, поморщилась и посмотрела в упор на Вивиану.

— Прекрати дуться, — резко сказала она. — И скажи хоть что-нибудь. Я полагала, что хоть ты будешь со мной говорить, раз уж бедняжка Клотильда немая, как рыба.

Вивиана подняла от тарелки чисто умытое бледное личико.

— Чего вы от меня хотите?

— Благодарности, детка, хотя бы чуть-чуть благодарности…Ты сидишь у меня за столом, на тебе одно из моих лучших платьев… Да, встань-ка…повернись…и когда ты, наконец, поправишься? И опять намочила подол. Сколько можно бродить у моря? Тебе что, было мало воды?..

— Я люблю воду, — угрюмо отозвалась Вивиана.

Белинда взяла с блюда пирожное и запихнула в рот целиком.

— Интересно. — Заметила она с набитым ртом. — Именно поэтому ты и выбрала столь оригинальный способ отправиться в мир иной? Тебе повезло, дорогая. Меня вот, ты знаешь, никто не спрашивал, люблю ли я огонь…

— Что?! — Вивиана выронила вилку. — Вы …вас…сожгли? Когда?

— Довольно давно, — рассеяно ответила Белинда. — Как ты думаешь, можно мне съесть ещё одно пирожное? Честно говоря, ты такой скелет, что рядом с тобой я кажусь себе несколько…ну…полноватой. — Она обеспокоено окинула взглядом свою идеальную фигуру — идеальную, правда, не без некоторой помощи корсета, затянутого утром умелой Клотильдой.

— И…как это было? — ошарашено спросила Вивиана, не спуская с Белинды перепуганных глаз.

— Ты о чём? — переспросила лениво Белинда, всё-таки взяв пирожное.

— Ну…когда вы…Когда вас… — Вивиана запнулась.

— Ах, это… — Белинда облизнула пальцы, — По крайней мере, это не так унизительно, как захлёбываться в грязном пруду. Я не была, в отличие от некоторых, глупой влюблённой девчонкой. Хотя я была ненамного старше тебя, меня действительно было за что сжигать…

В этот момент послышался то ли хриплый издевательский смех, то ли карканье, и в приоткрытое окно влетела крупная ворона. Она натолкнулась на угол, бестолково закружила, явно потеряв ориентацию в пространстве; наконец, плюхнулась на стул, едва не свалившись, и тут же обернулась пожилой, довольно грузной женщиной. Хитрые глазки блестели из-под мохнатых горчичного цвета бровей; на лоб спускалась довольно нелепо завитая чёлка.

— Тётушка Лавиния! — воскликнула Белинда, тщетно пытаясь нарисоватьна лице радушную улыбку гостеприимной хозяйки. — Какая неожиданность! — Она будто бы невзначай прикоснулась рукой к щеке и облегчённо вздохнула, — кожа осталась нежной, как у младенца.

— Здравствуй, племянница. — Тётушка Лавиния двинула рукой; чаша с кровью, отставленная перед этим Белиндой, поползла по скатерти, слегка приподнялась; дребезжа, приблизилась по воздуху к руке старухи, но в последнюю секунду рухнула на пол.

Несмотря на то, что брызги попали на синее атласное платье Белинды, в её тёмных глазах молнией мелькнуло удовлетворение.

— Старею, — вздохнула Лавиния, вытирая пот со лба.

— Ну что вы, тётушка, — возразила Белинда с притворной заботой. — Мудрено ли, после такой дороги…Клотильда, вытри пол и принеси скорее тётушке напиться.

— О, а это кто? — спросила старуха, вольготно развалившись на стуле и, указывая пальцам на Вивиану (та явно была готова завизжать и спрятаться под стол).

— Утопленница, — коротко вздохнула Белинда. — Попала ко мне, такая неприятность.

— И ты её оставила? — тётка издала неприятный квохчущий смешок. — Золотое, однако, сердце у тебя, племянница. Я это всегда говорила, ещё после историей с Клотильдой…верно, Клотильда?

— Довольно насмехаться, тётушка, — обиделась Белинда, — лучше скажите, что вас сюда привело. Кстати, эта чёлка, извините, вам совсем не к лицу.

— Что поделаешь, — вздохнула Лавиния, — выскочила бородавка, и ничего не помогает…Видать, кто-то сглазил, кто посильней… А если ты, племянница, хочешь перейти сразу к делу, не худо бы нам остаться вдвоём.

— Клотильда, уведи Вивиану, — хлопнула в ладоши Белинда. — И не вздумай пускать её к морю, она мне так все платья перепортит.

Клотильда, крепко взяв девочку за руку, вышла; Лавиния, отпив из бокала, причмокнула губами.

— Думаю я, племянница, — заметила она торжественно, — Эта девчонка попала к тебе неспроста. Сдаётся мне, она нам может пригодиться.

— Пока от неё никакого толку, — сухо возразила Белинда. — И вообще, хватит о ней. Как матушка?

— Как всегда. — Тётка бросила на неё испытующий взгляд. — Ты не очень-то жалуешь родных, верно, Белинда?

— Они меня тоже не жалуют. — Белинда встала и оправила корсаж. В течение всего разговора с тётушкой она ломала голову, — не она ли наслала на неё проклятие? Хотя она всегда относилась к Белинде неплохо, у неё, в то же время, довольно причудливое чувство юмора. Наверное, всё же не она, — ведь сейчас Белинда выглядит прекрасно… И отчего у тётушки эта бородавка на лбу? Не от её ли, Белинды, недобрых мыслей? Впрочем, неважно, с тётушкиной внешностью это уже не имеет значения. Как грустно, что даже таким, как они, всё же приходится стареть, рано или поздно…хотя, скорее, конечно, поздно. Но то, что творится последнее время с ней — это просто возмутительно, она же ещё так молода! Если это не тётушка, стоит, пожалуй, спросить у неё совета…

— Так в чём же заключается ваше дело, тётушка? — спросила она вслух.

— Нужна твоя помощь, Белинда, — призналась нехотя старуха.

— Так я и думала, — Белинда просияла улыбкой. — И что же стряслось?

Лавиния снова с шумом отпила, отставила бокал и вздохнула:

— Сядь-ка, красавица, это долгий рассказ. Ты уверена, что нас никто не услышит?

Белинда отмахнулась:

— Клотильда может подслушивать под дверью, но она никому ничего не скажет, как бы ей не хотелось.

— А девчонка?

— Девчонка? Нет, она до сих пор боится меня, а Клотильды ещё больше, так что, наверное, прячется где-нибудь. Ну же, тётушка, давайте, приступайте, — и Белинда опустилась на стул с видом внимательной слушательницы.

— Дух инквизитора сбежал, — произнесла неохотно Лавиния.

Задохнувшись, Белинда подалась вперёд и невольно оскалилась.

— Вы в своём уме, тётушка? — резко спросила она. — То есть, как это — сбежал?!

— Так, — хмуро отозвалась Лавиния, — и незачем сверкать на меня глазищами. Если кто-то виноват, то только не я.

— Но ведь тела у него не было. И если он сбежал, — произнесла Белинда медленно, — то только в том случае…

— Умница. — Тётушка сделала попытку потрепать её по щеке, но Белинда раздражённо отстранилась. — Я всегда говорила, что ты хоть и гордячка, но головка у тебя не чета нашим.

— Проклятие, тётушка! — Белинда вскочила, с ужасом чувствуя, что постарела лет на десять. — Вы хотите сказать, что этот грязный призрак вселился в кого-то из нашей семьи?!

— Выходит, что так, — вздохнула Лавиния.

— Но как, интересно, он мог?! Откуда у него на это силы? Смешно сравнить — кто-то из нас и дух жалкого фанатика!

— Ты его недооцениваешь, милая, — Лавиния вздохнула. — Ненависть и фанатизм не так уж мало значат. Мы его держали в плену столько веков…и всё это время он копил ненависть к нам.

— Всё равно, — объявила решительно Белинда, — я уверена, он мог вселиться только в кого-то очень слабого. Скорее всего, в Ульрику.

— Ульрика не такая уж слабая, хоть вы с ней и на ножах. Впрочем, я затем тебя и навестила, чтобы попросить это выяснить.

— Что выяснить?!

— Не притворяйся, Белинда. Ты всегда была сама по себе, но если этот проклятый дух наберёт силу, нам всем не сдобровать, и тебе в том числе. Ты должна отправиться в семейный замок и помочь его изгнать.

— Право, я не понимаю! — возмутилась Белинда. — Неужели ни вы, ни матушка, ни дядюшка Магус, не можете справиться сами?!

— Дядюшка Магус — древний старик, — отрезала Лавиния. — И потом, кто может гарантировать, что призрак не вселился в него?!

— Неужели так сложно это проверить?! — простонала Белинда. — Устройте ритуал, прочтите пару страниц из Чёрной книги, выпейте крови…

— Инквизитор и при жизни был хитёр, — возразила тётушка, — а сейчас он не человек, а призрак; и пока мы держали его в замке, он многому научился. Всё его благочестие давным-давно выветрилось вон, а вот ненависть к нашему роду осталась. Мы ведь уже пытались проверить, и не раз. В зеркале никто не отражается, тень никто не отбрасывает, кровь все пьют спокойно…Нет уж, Белинда, придётся тебе взяться за это дело, а иначе страшно подумать, что может случиться. И потом… — она сделала многозначительную паузу, — Дядюшка Магус просил передать, что если ты поможешь, он, может быть, подумает о том, чтобы передать тебе Чёрную корону Рода.



Глаза Белинды вспыхнули; на щёки лёг нежнейший румянец; в этот миг ей трудно было дать больше лет восемнадцати. Не скрывая победоносной улыбки, она подняла бокал.

— Ну что же, — протянула она с притворным безразличием, — в конце концов, у меня с инквизитором тоже свои счёты. И стоит, пожалуй, навестить после стольких лет родовое гнездо…А если окажется, что это Ульрика…Ладно, тётушка, так и быть. Сегодня же отправлюсь. Ваше здоровье, тётушка!

Она улыбнулась, обнажив белоснежные лезвия зубов, и пригубила алую жидкость из бокала.

3

Ульрика

Первой, кто попался на глаза Белинде, когда та подлетала к родным пенатам, была Ульрика, которая, со свойственным ей меланхоличным видом, чинно прогуливалась вдоль рва, окружавшего замок. Вокруг шеи у неё, как обычно, был изящно повязан газовый шарф — эдакий кокетливый клочок серебристо-серого тоскливого тумана.

Она не замечала приближения Белинды, поэтому той, чтобы не смазать ожидаемый эффект, пришлось ударить Меченосца плёткой. Он взревел, как пробудившийся вулкан, и ринулся вперёд с такой бешеной скоростью, что Белинда чуть не вылетела из седла. Зато Ульрика наконец-то подняла голову. Её хмурому взгляду предстало поистине блистательное зрелище: Меченосец нёсся, ревя и изрыгая пламя направо и налево, а на спине у него восседала Белинда, небрежно сжимая поводья одной рукой.

На шее у Белинды красовался сложный амулет из чёрных алмазов и трёх зубов, вырванных из пасти бедняжки Меченосца, — по словам Лавинии, идеальная защита от возможного проклятия. Действительно, с тех пор, как Белинда надела амулет, она хорошела с каждым часом. Это было чрезвычайно приятно само по себе, а теперь, в преддверии встречи с Ульрикой — особенно.

Незаметно ударив Меченосца шпорой, Белинда заставила его резко снизиться и безупречно приземлилась, — прямо перед носом Ульрики, так что той волей-неволей пришлось попятиться.

— День добрый, кузина, — сияя дружелюбной улыбкой, Белинда соскользнула на землю и оправила шлейф амазонки из чёрного бархата.

Меченосец рухнул и с шумом выдохнул столько пламени, что три ближайшие клумбы с цветами задымились.

— Мои багровые лилии! — взвизгнула Ульрика, — И чёрные орхидеи! О нет, и мандрагоры тоже! Ах ты, мерзкая тварь!

— Не стоит так говорить про Меченосца, — вкрадчиво сказала Белинда. — Он ведь, знаешь ли, может и обидеться.

— Это всё твоя страсть к дешёвым эффектам, кузина, — зло ответила Ульрика, — зачем тебе понадобилось тащить сюда этого дракона? Покрасоваться захотелось?!

— Право, Ульрика, не предлагаешь же ты мне летать на метле, — презрительно пожала плечами Белинда.

— Хватит прикидываться, — прошипела Ульрика. — Всем отлично известно, Белинда, что твоей силы вполне достаточно, чтобы перенестись сюда без всяких мётел и драконов.

— Ошибаешься, кузина. — Белинда, не переставая улыбаться Ульрике, махнула рукой, и Меченосец уполз, отдуваясь и кашляя пламенем, в ров. — Моей силы хватит и на то, чтобы перенести кого-то другого. И даже двоих… — Она небрежно щёлкнула пальцами, и тут же рядом с ней оказались бесстрастная (как обычно) Клотильда и напуганная (как всегда) Вивиана.

— А этих ты зачем взяла? — возмутилась Ульрика. — Только похвастаться силой, да? Зачем тебе Клотильда, мало что ли наших слуг?! И что это за тощая девица? Та самая утопленница, о которой говорила старуха Лавиния? Она-то здесь зачем, хотела бы я знать?

— Клотильда — моя личная горничная, — ледяным голосом отрезала Белинда. — Что касается Вивианы, то не могла же я бросить её в замке одну.

— Лично я, — возразила Ульрика, — вообще не стала бы с ней возиться.

— Не сомневаюсь, но меня она забавляет.

— Конечно, — ехидно согласилась Ульрика, сощурив и без того узкие болотно-зелёные глаза, — когда живёшь в одиночестве, всё, что угодно развлечение.

— Дорогая, — нежно пропела Белинда, — лучше тысячу лет прожить одной, чем хоть один-единственный день с таким мужем, как мой драгоценный кузен. И вообще, довольно, мне надоело с тобой препираться. Пойду к себе в комнату и отдохну, прежде чем встречаться с остальными.

— Не забудь приказать Клотильде почистить твою амазонку, — с притворной заботой вскричала Ульрика, — а то она вся в драконьей слюне.

— Не волнуйся, дорогая, Клотильда знает своё дело, — Белинда снова одарила Ульрику улыбкой, на сей раз благодарной, хотя у неё уже начали ныть губы. — А ты поправь шарфик, а то он, кажется, сползает.

Ульрика испуганно схватилась за шею; Белинда рассмеялась — в первый раз искренне, — и, небрежно топча сапожком мандрагоры и лилии Ульрики, двинулась к воротам замка. Клотильда и Вивиана гуськом потянулись за ней.

Поднявшись по скрипучей винтовой лестнице, Белинда очутилась в своей старой комнате. Там было темно, пахло плесенью, все углы затянула густая паутина. Белинда отдёрнула тяжелые портьеры, и в комнату хлынул золотой рекой горячий солнечный свет. Летучие мыши, висевшие под потолком, с возмущённым писком разлетелись.

Вивиана робко заглянула было в комнату и тут же завопила:

— Госпожа Белинда! Ой, госпожа Белинда!

Дрожащей рукой она указала на огромную кровать под бархатным пунцовым балдахином. Там, на простынях из чёрного шёлка, валялся череп, измазанный землёй и весело осклабленный.

— Не ори, — раздражённо сказала Белинда, садясь на кровать. — Подумаешь, череп! Это, конечно, знак внимания от юного Мартина. Бедняжка, он чуть ли не с пелёнок в меня влюблён. Хотя мог, между прочим, проявить немного больше фантазии. Я в его возрасте была изобретательней…

Она нахмурилась, глядя задумчиво в пустые глазницы. А может быть, именно в Мартина вселился этот дух, будь он трижды проклят? В конце концов, он хотя и способный мальчик, но опыта ему не хватает. Она бы предпочла, конечно, чтобы это оказалась Ульрика…но Белинде пришлось, скрепя сердце, признать, что это весьма и весьма сомнительно. Очень уж естественно она себя вела, эта белобрысая кикимора… В точности как всегда. Впрочем, надо будет ещё проверить… на всякий случай.

Она нехотя встала с кровати, рассеяно вертя череп в руках, и распорядилась:

— Ладно; ты, Клотильда, разбирай сундук с моими платьями, а ты, Вивиана, пойдёшь со мной поприветствовать дядюшку Магуса. И перестань, наконец, дрожать, никто тебя здесь не укусит…по крайней мере, пока ты под моей защитой.

4

Дядюшка Магус

Поднявшись до самого верха узкой и тёмной лестницы — Белинда впереди, Вивиана следом, — и спугнув при этом с полдюжины летучих мышей, они оказались в крохотной башне дядюшки Магуса. В тот же миг обе дружно расчихались. И неудивительно, — всё вокруг было покрыто просто чудовищным слоем пыли, среди которой, пища, сновали крысы.

Что до обстановки, то её было довольно трудно рассмотреть, ибо повсюду были разложены наполовину истлевшие магические свитки, таблички из красной глины и пронзительно пахнущие гнилью фолианты: каббала, алхимия, астрология и тому подобное, — бессчётное множество слипшихся жёлтых страниц, переплёты из грязной кожи давно позабытого цвета и уголки из позеленевшей бронзы. В угол был втиснут старый телескоп, покрытый серой кружевной салфеткой паутины.

Оглядевшись, Белинда не узрела никого живого или неумершего, если не считать огромного зелёного попугая, сидевшего на жёрдочке в старой позолоченной клетке. Обрадованный тем, что его заметили, попугай торжественно расправил крылья, с чувством откашлялся и произнёс гнусавым басом:

— Клянусь полночной Гекатой…

Белинда лишь отмахнулась.

— Дядюшка Магус! — позвала она нетерпеливо. — Ну, где же вы, дядюшка! Это я, Белинда!

Где-то рядом прозвучал дребезжащий старческий смех, и прямо из пыльного серого воздуха возникла голова почтенного мага со свисающей до пола нечёсаной седой бородой.

— Ну, наконец-то! — радостно вскричала голова. — Здравствуй, моя тёмная красавица, здравствуй! Долго же мы с тобой не виделись.

— Моё почтение, дядюшка, — Белинда сделала глубокий реверанс. — Прошу прощения, но, может быть, вы всё же воплотитесь полностью, если вас это, конечно, не затруднит?..

— Ах ты, злая девчонка! Где твоё уважение к старшему в роде, хотел бы я знать?! — Дядюшка Магус громко запыхтел — точь-в-точь как Меченосец после долгого полёта, — и под головой появилось его достаточно объёмистое тело. — Конечно, в мои годы и с моей комплекцией не так-то легко переходить из одного измерения в другое! Только тебе, племянница, вовсе незачем на это намекать!

— Что вы, дядюшка, и в мыслях не было! — Белинда воздела руки в притворном ужасе.

— Ну-ну! Так я и поверил! — Дядюшка Магус снисходительно потрепал её по щеке. — А ты, чертовка, всё хорошеешь! Небось, колдуешь для этого целыми днями?

— В моём возрасте это совсем не обязательно, — холодно ответила Белинда.

— Ну-ну, нечего дуться, уж и пошутить нельзя! А это что за красотка?

— Это Вивиана, дядюшка. Моя… скажем, компаньонка. Вивиана, это мой дядюшка Магус. Ну-ка, поклонись, где твои манеры?! Теперь можешь идти. Помоги Клотильде разобрать мои вещи.

Вивиана бесшумно выскользнула вон.

— Так-так. — Старый колдун прищурился. — Что ж, Белинда, раз уж мы с тобой остались одни, не будем терять драгоценного времени. Ты ведь приехала не просто навестить семью. Этого-то от тебя вовек не дождёшься.

— Право же, дядюшка…

— Брось, сейчас не время спорить. Ты всегда была сама по себе, и, признаюсь тебе честно, это мне в тебе больше всего нравится. Настоящая сила есть только у тех, кто способен со всем справиться в одиночку. Именно это сейчас от тебя и нужно. Ты уже виделась с остальными?

— У замка я встретила Ульрику, дядюшка, — Белинда страдальчески поморщилась, — а больше никого. Я хотела сперва побеседовать с вами.

— Правильно, правильно. Эта старая дура Лавиния тебе всё рассказала?

— В общих чертах. — Белинда утвердительно склонила голову. — Но она не сказала, как именно это случилось.

— Если бы мы сами знали! — Лицо Магуса стало усталым и мрачным, полностью утратив оттенок комичности. — Этот треклятый дух сидел, как обычно в магическом сосуде. А потом сосуд оказался пустым.

— Очевидно, — медленно произнесла Белинда, — кто-то подошёл к нему слишком близко, и он вцепился в него, как клещ, и пробрался внутрь…Вопрос только в том, кто же это был.

— Ты умная девочка, Белинда, — дядюшка Магус одобрительно кивнул. — А теперь послушай, что я тебе скажу. Мы все под подозрением, Белинда; все, кроме тебя. Поэтому только ты можешь в этом разобраться. Ты никому не должна доверять, запомни, никому!

— Даже вам, дядюшка? — улыбнулась Белинда.

— Конечно! Я-то знаю, что дух не во мне, но ты этого не знаешь!

— По правде говоря, мне сложно поверить, что это можете быть вы, дядюшка.

— Не дай себя обмануть, Белинда! — Старый маг сурово погрозил ей пальцем. — Если я веду себя, как всегда, это ещё ничего не значит! Призрак может забиться в самые тайные глубины того, кем он завладел, позволить ему быть самим собой, но при этом затаиться и ждать своего часа.

— Хорошо, дядюшка. — Белинда сверкнула глазами. — Я не буду верить ни вам, ни кому-либо другому.

— Умница. — Дядюшка Магус вздохнул. — Медлить нельзя, Белинда, помни об этом. Чем дольше он находится в том, кем завладел, тем больше подчиняет себе его волю и силу, и тем сложнее будет с ним бороться.

— Не волнуйтесь, дядюшка. — Белинда гордо вскинула головку. — Я справлюсь!

— Хотелось бы верить, деточка! — покачал головой старик. — Да помогут тебе все силы Тьмы!

5

Мартин

Выйдя от дядюшки, Белинда обнаружила под дверью Вивиану. Она так рассвирепела, что, крепко схватив девочку за руку, бросилась с ней напрямик через пространство. В результате, конечно, не рассчитала, и вместо комнаты Белинды они приземлились на пыльный ковёр в пустой гостиной.

— Что ты себе позволяешь? — Белинда тряхнула Вивиану за плечи. — От Клотильды научилась под дверями подслушивать, да?

— Нет, госпожа Белинда! — жалобно вскричала Вивиана. — Клянусь, я не нарочно! Просто я боялась одна идти по лестнице, без вас…Там так темно и летучие мыши…А вернуться в башню я не решилась.

— Боялась? — Белинда надменно скривила губы. — Детка, тебе уже пора забывать это слово, если ты не хочешь сойти с ума в этом замке. Здесь творится такое, что скоро и черепушка на постели, и жалкие летучие мыши покажутся тебе просто детскими забавами.

— А вы…никогда ничего не боитесь, госпожа Белинда? — робко спросила Вивиана.

— Я? — Белинда даже не знала, сердиться ей или смеяться. — Детка, все в мире делятся на тех, кто боится и тех, кого боятся. Я принадлежу к последним, и можешь мне поверить, это намного приятнее.

— А… — нерешительно начала девочка, — Этот…призрак, о котором вы говорили с вашей тётушкой, и с господином Магусом тоже…Его вы разве не боитесь?

— Призрака? — Белинда недобро усмехнулась. — О, нет. Это он всегда боялся меня…да и остальных. Боялся и ненавидел. Им и сейчас, где бы он ни находился, двигают страх и ненависть. Поэтому он слабее.

— А кто он такой?

— Кто? — Белинда помолчала, расправляя тщательно складки своей амазонки. Её глаза неожиданно сузились, и на мгновенье Вивиане показалось, будто в них отразилось пламя костра. — Он — инквизитор.

— Обо мне говорите? — раздался неожиданно звонкий, ломающийся голос, и из окна в гостиную прыгнул нескладный мальчишка с ядовито-жёлтыми волчьими глазами и неестественно красными губами.

— Приветствую вас, юноша! — рассмеялась Белинда. — Почему о тебе?

— Ну, как же, — Он подбоченился, еле сдерживая хохот. — Это ведь в меня вселился инквизитор, разве вы ещё не догадались?

— Мартин, — Белинда нахмурилась, — перестань, не надо так шутить.

— Хорошо, кузина Белинда, умоляю, простите, я больше не буду, — с притворно-слезливым раскаянием в голосе воскликнул он, и, подбежав к дивану, галантно поклонился. — Но разве не забавно, что любой из нас может им оказаться?

— Совсем не забавно, — отрезала Белинда.

— По крайней мере, есть хоть какая-то польза от этой истории, — произнёс немного смущённо Мартин.

— Какая же?

Мартин густо покраснел и отвёл глаза.

— Такая… что вы, наконец-то, приехали, кузина Белинда. А то вы так редко у нас бываете.

— Ах ты, маленький льстец! — Белинда с довольной улыбкой покачала головой.

— А это кто? — Мартин, небрежно кивнул на Вивиану. — А, знаю, тётушка рассказывала, та, что утопла!

— Да, — признала Белинда, — Это именно она, теперь её зовут Вивиана. Вивиана, познакомься, это Мартин.

Вивиана задрала нос, — она, как и всякая уважающая себя молоденькая девушка, привыкла смотреть свысока на таких шумных незрелых мальчишек. А так как он был первый обитатель замка, не внушавший ей ни малейшего страха, она не желала скрывать лёгкого презрения.

Но Мартин уже начисто забыл о её существовании. Он не отрывал восторженного взгляда от Белинды. Нельзя сказать, что ей это не было приятно.

Хотя Мартин и называл Белинду кузиной, на самом деле они не были роднёй. Мартин вообще не принадлежал к их роду и был всего лишь приёмышем. Много лет назад его подобрали в соседнем лесу. Он тогда был совсем ещё младенец, — загорелый, чумазый, с шестью пальцами на хватких грязных ручонках, и весь перемазанный кровью — своей и чужой. Скорее всего, он был ребёнком каких-то полудиких бродячих оборотней.

Мартин вырос весёлым мальчиком, причём весьма способным к колдовству. Дядюшка Магус часто утверждал, что Мартин мог бы стать великим чародеем, если б не отказывался так категорически заниматься теорией, — то есть корпеть денно и нощно над магическими книгами и алхимическими ретортами.

— Кузина Белинда, — спросил нетерпеливо Мартин, — вы уже были в своей комнате?

— Была, дорогой мой, была. Твой череп напугал бедняжку Вивиану до полусмерти.

— Серьёзно?! — Мартин удивлённо посмотрел на Вивиану. — Она что, совсем, что ли дура?!

Вивиана поджала возмущено губы, явно сдерживая рвавшееся наружу «Сам дурак!»

— Ничего, поумнеет, — отозвалась Белинда. — Да и ты, друг мой, в этот раз не слишком блеснул. Мог бы придумать что-нибудь поинтереснее, чем грязный череп на кровати.

— Как? — Мартин запылал от возмущения. — Разве он не взлетел, когда вы вошли, и не сказал «Добро пожаловать, кузина Белинда»?

— Нет, дорогой. Никуда он не взлетел и ничего не сказал. Он просто валялся как булыжник на кровати.

— Значит, не вышло! — Мартин с досадой хлопнул себя по коленке. — А я ведь так старался! Два часа возился с этим корнем мандрагоры, а потом весь вечер составлял заклинание!

— Заниматься надо больше, — нравоучительно заметила Белинда, — а не гоняться по лесу с волками и не летать по ночам подглядывать за голыми русалками.

Мартин сердито насупился и отвернулся.

— Не сердись, дурачок, — Белинда рассмеялась и взъерошила жёсткую шерсть на его голове. Затем встала с дивана и подошла к большому окну, выходившему в сад.



— Солнце заходит, — заметила она. — Скоро проснутся матушка и Люций, и тогда мы сможем, наконец, собраться все вместе. Мартин, милый, сходи, поищи тётушку Лавинию, я её сегодня ещё не видела.

Мартин тут же вылетел из комнаты, словно шаровая молния; Вивиана показала ему вслед язык.

6

Люций

Какое-то время спустя в гостиной оказались четверо, если не считать невидимых лакеев, зажигавших многочисленные свечи. Белинда сидела с Вивианой на диване; Мартин, откровенно изнывая от скуки, слонялся, как маятник, из угла в угол, а тётушка Лавиния с комфортом устроилась в кресле у окна. На носу у неё блестели очки, узловатые пальцы проворно мелькали — ни дать ни взять, добродушная старушка за вязанием у камина. Только вот вместо шерсти и спиц в руках у неё был небольшой кусок воска, который на глазах превращался в фигурку.

— Что это вы делаете, тётушка, — спросила Белинда, вскидывая брови. — Надеетесь покончить с инквизитором этим кустарным, но проверенным способом?

— Ну тебя, насмешница, — Лавиния сердито отмахнулась. — Это я так. Просто чтоб руки занять. А ты, Вивиана, детка, не смотри так испуганно, я в неё иголки втыкать не собираюсь.

Белинда встала и нетерпеливо прошла по ковру — до окна и обратно. Уже почти стемнело; среди кружевных сиреневых сумерек несмело проступил хрупкий полумесяц.

— На твоём месте, Белинда, — заметила Лавиния ворчливо, — я бы не стала сидеть тут и дожидаться, пока соизволит явиться Люций. Он вполне способен взять и сразу улететь.

— Вы правы, тётушка, — Белинда раздражённо вздохнула, — от него всего можно ждать. Так и быть, поднимусь к нему сама. А ты, Вивиана, оставайся здесь. Хватит с тебя на сегодня потрясений.

Она решительно вышла из гостиной и поднялась на второй этаж. В узком коридоре, тускло освещаемом бронзовыми бра, она едва не налетела на Ульрику, облачённую в саван поэтической грусти.

— Какое совпаденье, дорогая, — приветливо кивнула ей Белинда, — А я как раз направляюсь в вашу спальню повидаться с Люцием. Он уже встал?

— Только что, — процедила Ульрика сквозь зубы. — Поторопись, а то он уже собирается лететь.

— Бедняжка Ульрика, — вздохнула Белинда. — Что это за муж, который днём спит, а ночью летает неизвестно где…вернее, известно.

Ульрика порывисто вскинула руку; Белинда даже слегка испугалась, что она сейчас что-нибудь взорвёт, или подожжёт; но та сумела справиться с собой; только судорожно поправила шарф на шее и растаяла в воздухе с тихим шипением.

— Жди меня со всеми в гостиной! — крикнула ей вслед Белинда; затем, весело фыркнув, подошла к нужной двери и постучалась. — «Войдите!» — ответил ей слегка манерный, как всегда, голос Люция. Она не преминула воспользоваться этим приглашением. В супружеской спальне Ульрики и Люция было темно и довольно тесно. Основное место занимали громоздкий гроб из красного дерева с позолоченными ручками и стоявшая рядом кровать Ульрики под тяжёлым парчовым пологом. Сейчас на краю кровати сидел Люций и тщательно повязывал шейный платок из алого шёлка. Его глаза и завитые волосы горели мазками беспросветной черноты.

— О, кузина! — воскликнул он, — Ты уже приехала?

— Разве Ульрика тебе не сказала? — удивилась фальшиво Белинда.

— Не успела, — он скривил губы, темневшие кровавым полумесяцем на тонко очерченном приторно-белом лице, — видишь ли, мы с ней слегка повздорили…Так что прекрасно, что ты зашла, а то некому мне сказать, как у меня получается узел. Так иногда неудобно не отражаться в зеркале, правда?

— Сейчас не до этого, — сердито сказала Белинда. — Завязывай свой узел, только скорее, и спускайся вниз. Нам нужно собраться всем вместе.

— Что ты, кузина! — вскричал Люций в ужасе. — Умоляю, не настаивай! Я не могу! Мне надо лететь! Я и так уже опаздываю!

— Глупости! Никуда ты сегодня не полетишь! — разозлилась Белинда.

— Но кузина, как ты можешь быть такой жестокой?! — простонал он, ломаясь.

— Прекрати дурачиться! — Белинда топнула ногой. — И не говори, что это тебе так необходимо! В замке этого добра полно, на год всем хватит!

— Но, кузина! — запротестовал он возмущённо. — Как ты можешь быть такой вульгарной и нечуткой! Подумать только, сводить это к банальной добыче пропитания! Неужели ты не понимаешь, какие тут замешаны высокие и тонкие чувства!

— Я всё прекрасно понимаю, — холодно ответила Белинда. — Но опасность, грозящая всем нам, намного важнее, чем твои любовные интрижки!

— О, нет, не надо! Только не это! — поморщился Люций, — Не надо опять об этом инквизиторе! Сил больше нет, все только о нём и твердят!

— Это не повод для шуток, Люций! В конце концов, ты должен сознавать, насколько это серьёзно!

— Ах, дорогая кузина, я всё сознаю, и готов сделать всё, что ты только попросишь, но будь же милосердна! Подумай о том, сколько нежных девичьих шеек будут ждать этой ночью моих поцелуев!

— Ничего, подождут! — огрызнулась Белинда. — Мы должны собраться все вместе, хочешь ты этого, или нет! Учти, если ты улетишь, я поговорю с дядюшкой Магусом; и тогда, боюсь, тебе не поздоровится!

— Ах, ты противная, злая ведьма! — протянул капризно Люций. — Признайся, ты мне просто-напросто завидуешь!

— Думай, что хочешь! — Белинда окончательно вышла из себя. — Но, если ты сию секунду не отправишься в гостиную…

— Ну, хорошо, кузина, успокойся. Так и быть, я останусь на это нудное семейное сборище. Только ведь нужно ещё разбудить твою мамочку, а это, увы, не так-то просто. Последнее время она не выходит из транса неделями.

— Ничего, это уж моя забота! А ты пока живо спускайся вниз и жди с остальными. И пусть никто никуда не уходит. Просто кошмар, как вас сложно собрать! — с этими словами Белинда вышла, скрежеща зубами.

7

Энедина

Зайдя в спальню матери, Белинда, конечно, тут же споткнулась об одну из кошек, которая, как тень, выскользнула вон и растворилась в полумраке коридора.

В комнате витали душный аромат курений и кошачий пух. Кошки были повсюду — на полу, на креслах, на пуфах, на кушетке, стоявшей у окна. Всех возрастов, — от крошечных голубоглазых котят до матёрых котов, и всех пород — от абсолютно голых сфинксов до пушистых, как облако, персидских; но все без исключения чёрные, как зрачок, без единой белой шерстинки. Сосчитать их с ходу было невозможно, но Белинда знала, что их чёртова дюжина. Вернее, двенадцать, ибо тринадцатая только что сбежала.

Одна из кошек — сиамская красавица, похожая больше на статуэтку, чем на живое существо, неподвижно восседала прямо на груди хозяйки. Энедина покоилась в огромном саркофаге — дань её увлечению Египтом. Она утверждала, что в юности была жрицей Сета-Тифона, и что именно он стал отцом Белинды. Впрочем, в это не слишком верили, — Энедине вообще верили редко, так как она со своими трансами постоянно путала миры и реальности.

Белинда подошла и внимательно взглянула на лицо Энедины, застывшее, как гладь подземного озера. Время на нём никак не отражалось: кожа была такой же нежной и белой, как и сотни лет назад. Угольно — чёрные волосы обрамляли зеркально гладкий лоб, точно нимб из дыма от адского пламени. И ни единого седого волоска!

Вполне естественно, — подумала Белинда в раздражении, — если большую часть времени проводишь в трансе. Что до неё, то ей, увы, грозит через несколько кратких веков участь сморщенной от старости тётушки Лавинии. Впрочем, отчаиваться тоже не стоит: за это время она сможет что-нибудь придумать. Есть столько способов … Тётушка тоже могла бы их использовать, просто она как-то свыклась с ролью почтенной старухи, древней провидицы, а заодно и ведьмы с морщинами и бородавками, которой мамаши так любят пугать непослушных детей. Дело вкуса, конечно, но ей, Белинде, это амплуа нисколько не подходит; а потому она сделает всё возможное, дабы остаться навеки юной, как Энедина… когда придёт время. А пока хорошо, что хоть проклятье отступило, спасибо амулету, состряпанному по рецепту тётушки. Страшно подумать, она ведь могла превратиться в старуху прямо на глазах у несносной Ульрики.

— Матушка! — Белинда щёлкнула пальцами. — Просыпайтесь!

Никакого эффекта. Только кое-кто из кошек недовольно поднял голову.

Белинда обречённо вздохнула. Несколько секунд она размышляла, нетерпеливо барабаня пальцами по тысячелетней тверди саркофага. Затем сложила полукругом ладони и слегка подула в щель между ними. Получившийся огненный шар не был, конечно, шедевром, — слишком мал, и, по правде сказать, кривоват, но сейчас Белинде было не до эстетики. Она повела его лёгкими движениями руки к лицу Энедины. Шар двигался ровно, гудя, словно шмель. При виде летающей, шумящей и горящей пакости сиамская кошка разъярённо зашипела, выгнула спину и соскользнула с неподвижного тела хозяйки. Белинда снова щёлкнула пальцами, и шар взорвался прямо над лицом Энедины, осыпав комнату пылающими пурпурными искрами.

С бледных узких губ Энедины сорвался еле заметный вздох. Ресницы чуть задрожали. Затем она села и медленно, точно ещё во сне, открыла глаза.

— В чём дело? — Она устремила на Белинду свой взгляд — кроваво-чёрный и равнодушно- смертельный, как раскрытая в длинном ленивом зевке львиная пасть. Даже сам старик Магус избегал встречаться с Энединой глазами.

— Ах, это ты, дитя моё? — Энедина зевнула и томно потёрла рукой белый лоб. — Почему ты здесь? Что-то случилось?

— Как — что случилось? — растерялась Белинда. — Матушка, — строго спросила она, — что вы последнее помните?

— Дитя моё, ну что за глупые вопросы, когда я только-только вернулась… Причём не сама, это ведь ты меня разбудила… Что я последнее помню? По-моему, это был древний Шумер… Или нет… этот юноша, такой очаровательный, интересовался ядами. Кажется, он был императором. Не помню, правда, какой страны… Ах, киска…

Кошки тем временем, видя, что хозяйка пробудилась, начали одна за другой покидать свои места и, влюблённо мурлыча, собираться вокруг саркофага. Энедина милостиво опустила руку вниз, и усатые прихвостни в восторге принялись тереться головами о длань сиятельной владычицы, ревниво толкаясь и шипя друг на друга, точно угли, упавшие в воду.

— Матушка! — вскричала Белинда, — Вы опять всё путаете! При чём тут древний Шумер и императоры! Я здесь из-за духа инквизитора! Неужели вы забыли, что он сбежал?!

— Дитя моё, — строго сказала Энедина, — я никогда ничего не забываю, хотя в моём положении это не так-то просто. Конечно, когда тебя так грубо выводят из транса, сначала перепутаешь и воплощения, и измерения. Естественно, я помню инквизитора. Разве не я, после того, что он сделал с тобой, превратила его жизнь в кошмар? Каждую ночь он видел тебя во сне, и каждую секунду, и днём и ночью, в его лысой голове звучали вопли моих кисок. А потом, когда он не выдержал и повесился, разве не я сделала всё, чтобы он попал в наш замок?

— Прекрасно, матушка, — воскликнула Белинда, — только сейчас он сбежал, вселился в кого-то из обитателей замка и жаждет за всё отомстить!

— Я знаю. Но, дорогая, к чему же так волноваться. — Энедина по-кошачьи грациозно потянулась — игра антрацитово — чёрных волос в скупом трескучем мерцанье свечей, и белые узкие пальцы, точно когти, скребущие воздух…

— Ты же не думаешь, милая девочка, что он вселился в меня?

— Нет, матушка…надеюсь, что нет. Ну, вставайте, прошу вас! Пойдёмте вниз. Там все уже собрались… должны были собраться, — докончила Белинда с ноткой сомнения в голосе.

— Ну, хорошо. — Энедина вздохнула. — Дай руку, дитя моё, и помоги мне встать.

Белинда с готовностью протянула матери руку, та неожиданно легко поднялась, расправила плечи, крепко сжала запястье Белинды, — и в тот же миг они оказались в гостиной. Белинда успела лишь подивиться: как тело Энедины, почти не покидающее саркофаг, не утратило навыков перемещения?

8

Инквизитор

Как ни странно, в гостиной действительно были все. Даже Вивиана сидела, забившись в угол, и на её лице отчётливо читалась борьба между страхом и любопытством.

Мартин сидел, весь напружинившись и сверкая жёлтыми глазами. Театрально скучавшая Ульрика при виде Белинды стиснула губы и отвернулась. Люций бродил по комнате взад и вперёд с видом мученика, претерпевающего незаслуженно жестокие страдания. Тётушка Лавиния, по-прежнему уютно примостившись возле камина, ваяла очередную восковую фигурку — на коленях у неё скопилось уже пять. И, наконец, сам дядюшка Магус восседал в высоком кресле, как и пристало убелённому сединами главе Чёрного рода.

Увидев Белинду с Энединой, старый маг воскликнул:

— Ну, наконец-то! Все в сборе, можно начинать!

— Что начинать? — кисло осведомилась Ульрика.

— Помолчи, девчонка! — сурово прикрикнул дядюшка. — Сейчас не время! Говорить буду я!

— Подождите! — воскликнула Белинда.

Все посмотрели на неё, кто-то удивлённо, кто-то осуждающе: перебивать главу рода было не принято.

— Прошу прощения, дядюшка, — произнесла Белинда торопливо, — но я должна…

Она вскинула голову и скрестила руки на груди.

— Я должна сказать… Я чувствую тебя, инквизитор! Ты здесь, в этой комнате!

Ульрика презрительно фыркнула.

— Дешёвка, дорогая! Всем известно, что инквизитор в одном из нас! Ты просто блефуешь!

— Нет, Ульрика, — возразила Белинда. — Можешь не верить, меня это не трогает. Но я действительно чувствую… И, вообще, помолчи, я обращаюсь не к тебе… если, конечно, он не в тебя вселился.

— Я чувствую тебя, — продолжала она. — Мне самой странно, — я ведь разговаривала с каждым отдельно, и абсолютно ничего не ощутила. Впрочем, это вполне понятно. Тогда ты боялся себя выдать, инквизитор, поэтому и затаился. А сейчас, когда все собрались, и ясно, что ты среди нас, я ощущаю твою ненависть. Она дурно пахнет, она гниёт — так же, как гниют в могиле твои кости, инквизитор.

Белинда яростно тряхнула головой и рухнула в кресло.

— Интересно! — снова вступила Ульрика, нервно ломая пальцы. — Мы все под подозрением… и только Белинда в особом положении. Невинна, как дитя! И она этим явно рисуется!

— Помолчи, наконец! — взревел дядюшка Магус. — Благодаря этому особому положению Белинды мы только и можем спастись! А она из-за этого находится в особой опасности! Я хочу сказать, что Белинда не должна оставаться ни с кем из нас наедине. И ты, малышка, — он пальцем указал на Вивиану, — должна всё время быть рядом со своей госпожой! И вообще! Это касается не только Белинды! Мы не должны оставаться вдвоём с кем бы то ни было! Каждый может оказаться инквизитором! Ты Ульрика, должна переселиться в отдельную спальню!

— Но, дядюшка Магус!

— Не смей мне перечить! Вы и так проводите с Люцием вместе не так много времени. А он, полагаю, даже будет доволен! — Магус хихикнул. — Верно, мой мальчик?

Ульрика яростно вспыхнула.

— Далее. — Дядюшка Магус вцепился в бороду. Он явно не знал, что ещё сказать — Каждый должен помнить о магической защите! Хуже всего то, — он сердито нахмурился, — что нам очень сложно защищаться от силы друг друга…

— О, нет.

Это сказала Белинда — тихо и абсолютно спокойно… но все почему-то вздрогнули, — даже Энедина, восседавшая в позе египетской статуи, с пустым взглядом, устремлённым в никуда.

Глаза Белинды, расширились и потемнели, она неотрывно смотрела на стену. На атласных обоях, изъеденных временем, что-то проступало. Все замерли, читая возникавшие одна за другой кроваво-красные буквы. Латынь…

«Я здесь. Я в одном из вас. И я уничтожу вас всех».

Точка. Конец. Кровавая клякса — точно рана на грязных обоях. Все молчали — все взгляды неумолимо стянулись к этой алой язве, и заскользили вспять, по каждому знаку — снова и снова. В глазах всех, собравшихся возле стены, горели плевками багровые буквы…

И вдруг в комнате послышался смешок… и этот смешок был совсем не похож на добродушное утробное хихиканье дядюшки Магуса.

Никто ничего не сказал. Все лишь смотрели молча — то снова на надпись, то друг на друга.

Ты?

Ты?!

Наконец, Белинда разорвала душную завесу подозрительного злобного молчания.

— Замечательно! — воскликнула она — почти весело, но на щеках у неё танцевали пунцовые пятна, а глаза стеклянно блестели. — Браво! Он уже так лихо управляется силой! Какой талант! И к тому же испортил обои!

Она сделала резкое движение рукой, — и надпись исчезла. А Белинда стала лихорадочно тереть ладонь, будто та была чем-то запачкана.

— Ну что ж, — объявила она азартно, — карты на стол, инквизитор! Моя сила против твоей. Победит один — либо ты, либо я. Третьего не дано. Не так ли?

На только что очищенной стене вновь появились алые буквы. Но на сей раз надпись была лаконичной:

«Так».

9

Сон

Площадь была залита густыми маслянистыми лучами полуденного солнца. Она стояла, там, на этой площади, задыхаясь от дыма и песочного зноя — стояла в сером позорном балахоне, тощая, грязная, измученная пытками, привязанная к сучковатому столбу колючей грубой верёвкой. Рыжий огонь, разгораясь, гудел у её босых ног.

Она расхохоталась.

Сквозь пелену едкого дыма она увидела, как исказились лица зевак на площади. Прежде им не доводилось видеть, чтобы ведьма, сжигаемая на костре, смеялась — и не истерично, не безумно, а звонко и весело. Впрочем, естественно: не подозревая о том, они впервые присутствовали при сожжении настоящей ведьмы, а не какой-то оклеветанной несчастной.

Огонь поднимался — неотвратимо, как приливная волна, несущая боль и разрушение. Но она сама — разве в её искалеченном теле не таится такая же тёмная сила, способная мучить, терзать, забавляться, обращая в пепел и прах? Разве она — не огонь?

Пламя достигло её груди, туго спелёнутой крест-накрест. Ею всё так же владел безудержный смех, вместо стонов и криков боли, которых так жадно ждала толпа. Этот смех был искренним, как у ребёнка, который резвится в прохладном ручье в жаркий июльский полдень.

Огонь взлетал ввысь, целовал её губы, — и она принимала его в себя — как вино, как кровь, как жизнь, как любовь, как свободу.

Страх, владевший людьми на площади, разрастался, точно грозовая туча. Её ни на миг не смолкающий смех повергал их в трусливое липкое оцепенение.

Она поискала глазами инквизитора. Он видел — он слышал — он был охвачен нестерпимым страхом, как она — огнём, — она засмеялась ещё исступлённей.

Нет, не надейся, жалкий фанатик, трясущийся от страха и злобы и исходящий жёлтой вонючей слюной, как бешеный пёс, — это не вопли мучительной боли, не мольбы о пощаде! Это смех — я смеюсь над тобой — ты слышишь?! Я смеюсь, а ты ничего уже сделать не можешь; ты бессилен, ты, жалкая тварь, ищейка, святоша, всё кончено, ты проиграл, я смеюсь над тобой, я смеюсь, я смеюсь…

— Умри, ведьма! — крикнул он; но не грозно, а визгливо и отчаянно, почти по-бабьи.

Она улыбнулась. Её губы, зацелованные пламенем, шевелились беззвучно, но в его голове каждое слово отдавалось ударами молота. Раскалённые гвозди пробивали его скорчившийся мозг.

Да, я умру, инквизитор, но и ты скоро умрёшь. И тогда ты окажешься в наших руках, в руках нашего рода, бессильный, беспомощный …

Огонь охватил её всю, — и вся она стала огнём. Рассыпалась жгучими светящимися искрами, превратилась в дым от костра и с ветром полетела прочь. Проносясь мимо инквизитора, она в последний раз расхохоталась, коснулась его лица, — влажного, как непропечённый хлеб, обмякшего от ужаса, — и он затрясся, дико озираясь.

Она унеслась в иные миры, забавляясь при мысли о том, что когда огонь догорит, на столбе найдут лишь обугленные тряпки — и больше ничего. Никаких следов сожжённого тела.

Простите меня, добродетельные горожане, что не оставила вам даже пары почерневших косточек на память.

Прощайте навеки — тесная голодная толпа, жадно ловившая ноздрями дым от моего костра.

До скорой встречи, святейший инквизитор…


Белинда заметалась и — проснулась.

Она подошла к раскрытому окну. Ночной ветер ударил ей прямо в лицо запахами моря, свежевспаханной земли и горького дыма.

Дыма?

Нет, запах дыма шёл не из окна. Дымом пахли её волосы.

В углу на кушетке Вивиана завозилась и вскинула растрёпанную голову.

— Госпожа Белинда!

— Спи, Вивиана, — Белинда махнула рукой, — ещё ночь.

— Госпожа Белинда, пахнет палёным! Может быть, это пожар?

— Ты тоже чувствуешь? — задумчиво спросила Белинда, — значит, я не ошиблась. Нет, успокойся, это не пожар. Спи!

Она устремила взгляд в окно, в предрассветную сиреневую тьму.

Значит, это был не сон. Она впала в транс и побывала в своём прошлом воплощении. Вот что означает оказаться в одном замке с Энединой! Наследственность сразу даёт о себе знать. В детстве у неё неплохо получалось впадать в транс и отправляться в путешествие, она этим даже частенько забавлялась. Но ей это быстро приелось. В отличие от матери, Белинда всегда предпочитала реальное существование, — пусть даже за него приходится платить неизбежным старением.

Белинда поняла, что уже не уснёт. После транса можно не спать несколько дней и даже недель. Что ж, сейчас ей это совсем не помешает. Она приехала сюда не ради отдыха. Не стоит терять бесценное время, особенно после той злосчастной кровавой надписи. Нужно смотреть… слушать… и искать.

Она скрутила спутанные волосы в тяжёлый узел, накинула на плечи плащ и, мягко ступая, подошла к двери.

— Куда вы, госпожа Белинда? — снова испуганно взметнулась Вивиана.

— Ты не спишь? — недовольно спросила Белинда. — Спи. Я хочу пройтись.

— Тогда я с вами! — Вивиана резво вскочила.

— Ты что, боишься оставаться одна?

— Ну… — Вивиана замялась. — Немного. И потом, господин Магус велел мне всегда быть рядом с вами.

— Тоже мне, телохранитель! — фыркнула Белинда. — Впрочем, правильно, дядюшке Магусу нужно подчиняться. Тебе, по крайней мере. Я-то давно сама себе хозяйка. Хорошо, так и быть, пойдём вместе, но не вздумай ничего пугаться. Интересно, и зачем я взяла тебя с собой? Пока от тебя одно беспокойство.

10

Сад

Они прошли через тёмный коридорчик, где в углу, свернувшись клубком на кресле, как настоящая кошка, спала Клотильда. Белинда толкнула одной ей известную тайную дверь в замшелой стене. Та засипела и заскулила, неохотно поддалась, и Белинду овеял дурманящий сладко-ядовитый аромат.

Сад окутывал серый муаровый сумрак, в который уже незаметно вплетались пунцовые нити рассвета. Белёсо мерцали стволы деревьев, возникавших точно ниоткуда. В призрачном сиянии близкого восхода их тугая пышная листва отливала багрово-красным.

Белинда шла стремительно, не разбирая дороги, — в этом саду она выросла, в нём обрела свою силу, и поэтому знала каждую тропинку, каждую ветку — так же, как линии на собственных ладонях. Она словно забыла о Вивиане; и та едва поспевала за госпожой, то и дело спотыкаясь об изгибы искорёженных корней, похожих на руки коричневых мумий.

Наконец, Белинда замедлила шаг и опустилась на скамью — вернее, остов, того, что когда-то было скамьёй, еле видный под глянцевито-рассыпчатой сетью плюща.

Вивиана осторожно присела на краешек, зевая и ёжась от утреннего холода.

— Ты замёрзла, — сказала Белинда, не глядя. — Возьми мой плащ.

— А вы, госпожа Белинда?

— Мне никогда не бывает холодно, — отчеканила Белинда. — С тех пор, как… Возьми и не спорь.

— Знаете, так странно, госпожа Белинда, — протянула Вивиана. — Этот мир совсем не кажется мне чужим. Тут почти такие же запахи, растения, свет…

— Тебе просто повезло, — заметила Белинда. — Если бы ты знала, какие есть миры во Вселенной… И ты могла попасть куда угодно, я уже не раз тебе говорила. Когда инквизитор повесился, мы были заранее готовы, и, тем не менее, понадобилась вся сила Рода, чтобы он попал именно сюда, к нам.

— Госпожа Белинда… — девочка тревожно покосилась на неё.

— Ну, что тебе ещё?

— Вы так и не сказали мне… насчёт инквизитора… Кто он такой?

— Ты слишком любопытна, Вивиана. — Белинда нахмурилась. — Он меня сжёг… когда-то… этого тебе довольно?

— Но как? Почему?

— Почему, почему! — Белинда не на шутку рассердилась. Что ей сказать? Что она в ту пору была самой младшей и слабой из Рода? Что была влюблена? Что порвала все связи с родом и не желала просить о помощи, пока не стало слишком поздно? Что попала в лапы инквизиции, прежде чем Энедина соизволила выйти из транса и обратить свой взор в сторону дочери — обезображенной пытками и наголо обритой перед казнью?

— Это не важно, — сказала она недовольно. — Главное то, что он был труслив и глуп. И не знал, что мы после каждой смерти рождаемся вновь — и обретаем ещё большую силу…

Она замолчала, вспоминая, как это было. Как с дымом от костра, испепелившего её, она ворвалась в этот мир. В их родовой замок, — тот, что возвышался сейчас за спиной спящим драконом, застывшей лавиной ночной темноты. Как вошла в огонь, разожжённый в камине Энединой и тётушкой Лавинией. Дядюшка Магус стоял тогда рядом и бормотал заклинания, нервно теребя руками бороду. Её тело стало огнём во время казни, а затем огонь вновь обратился в её тело. И она родилась из камина, из пылающей алой утробы, — обнажённая, юная, сильная, как никогда. Её волосы отрастали прямо на глазах, — и горели, искрились, завивались огнём, — с тех пор в них навек поселился огненно-рыжий отлив.


…С тех пор инквизитору не было покоя ни днём, ни, тем более, ночью. Они все забавлялись, как только могли, доводя его до самоубийства. Своеобразное состязание в изобретательности. Даже Ульрика принимала в этом участие, несмотря на то, что их отношения с Белиндой уже тогда были прохладными. У неё весьма эффектно получалось появляться перед инквизитором, держа в лилейной руке свою отрубленную голову с пустыми глазницами и губами, почерневшими от крови… Неудивительно, что не прошло и двух недель, как он принял на свою бессмертную душонку сей тяжкий грех. И вместо ожидаемой геенны огненной вновь оказался в их обществе, бедняжка!

От этих приятных воспоминаний Белинду отвлёк шум полёта. Она вскинула голову.

— Люций!

Он приземлился и осчастливил безупречным поклоном каждую из дам.

— Значит, всё-таки, ты летал? — задала Белинда явно риторический вопрос.

— Ну, кузина! — Люций жеманно склонил голову к плечу. — Из-за этого дурацкого семейного сборища я и так потерял половину удовольствия! Не могу же я сидеть в замке безвылазно! Впрочем, — он пристально взглянул на Вивиану, — теперь, когда у нас поселилось столь прелестное создание… я, пожалуй, подумаю. О, какая нежная белая шейка!

— Прекрати, Люций! — одёрнула его Белинда. — Эта шейка не для твоих зубов, запомни раз и навсегда! И хватит пугать бедную девочку.

— Ну, что ты, милая! — Люций одарил Вивиану обольстительной улыбкой. — Зачем же пугаться? Не думай, я никого не убиваю! Это глупые сказки для маленьких детей! На самом деле я дарю юным девушкам вроде тебя немного страсти… приобщаю их к тайнам сокровенного. А взамен прошу лишь немного …Что в этом плохого?

— Плохо то, что ты лжёшь, мой бесценный кузен.

— Грешен, увы! Каюсь, кузина! — он передёрнул плечами, откинул со лба чёрные локоны, и попытался принять смиренную позу; но кающийся грешник из него был никудышный. — Мы все безнадёжно грешны и лживы, не так ли? Но мы просто такие, какие есть. Верно, кузина?

— Верно, — ответила коротко Белинда.

— Забавно. Мы все очень разные, — продолжал Люций. — Ты, я, Ульрика, Энедина, Лавиния, дядюшка… Но все одинаково служим Тьме…

Белинда пристально взглянула на него.

— Уже светает, — заметила она. — Тебе пора в замок, Люций. Поспеши.

— Ты права, — вздохнул он. — Надеюсь, Ульрика ещё крепко спит. До свиданья, кузина. До свиданья, недоступное создание с бесподобной белой шейкой.

Он усмехнулся и тут же рассеялся тенью.

11

Похищение

Когда рассвело окончательно, Белинда вернулась к себе в комнату и всё же заснула, — а вернее, снова провалилась в транс. Когда она очнулась, перед ней стояла неизменная Клотильда, держа в руках поднос с завтраком и с чёрной розой в бокале. Вивианы в комнате не оказалось.

— Где девочка? — резко спросила Белинда, беря у служанки поднос. Та закатила глаза, демонстрируя своё полнейшее неведение.

— Как это ты не знаешь! — Белинда нахмурилась, глотая то кофе со сливками из полупрозрачной фарфоровой чашечки, то кровь из высокого гранёного стакана. Ей не хотелось признаваться в этом даже себе самой, но она волновалась за эту девчонку. Куда её вдруг понесло? Ведь она до колик боялась даже одна оставаться в комнате!

— Клотильда! Дай мне хрустальный шар! — приказала она.

Клотильда подчинилась.

— Какой пыльный! — возмутилась Белинда. — Сколько раз я тебе говорила, — протирай его каждый день! Из-за тебя он вот-вот придёт в негодность.

Она повертела шар, деловито сощурилась.

— Я же говорила, почти ничего не видно… А, вот она, Вивиана! В саду! Но она не одна… Кто это с ней? Мартин?

Вивиана действительно была в саду с Мартином, хотя и против собственной воли. Когда Белинда впала в транс, она тоже задремала, но очень скоро сквозь сон ощутила, что куда-то летит. Она завопила и… пробудилась окончательно, больно свалившись на что-то твёрдое и колючее. Открыв зажмуренные было от ужаса глаза, Вивиана обнаружила себя лежащей на голой земле в уже знакомом ей саду. Рядом стоял Мартин и в буйном восторге восклицал, пританцовывая и потирая шестипалые руки:

— Получилось! Получилось!

Вивиана с трудом поднялась, одёргивая длинную ночную рубашку к которой уже успел налипнуть всякий мусор.

— Что получилось? — сердито спросила она. Мартин по-прежнему скорее раздражал её, чем пугал.

— Как что? Я тебя перенёс, утопленница! — пояснил в упоении мальчик.

— Как перенёс?

— Как, как! А как тебя перенесла кузина Белинда из своего замка?

— Когда меня перенесла госпожа Белинда, я не падала и не ударялась!

— Ну, извини, — поморщился Мартин. — Это же в первый раз. Я раньше переносил только разных змей и пауков.

— Фу, какая гадость! — скривила губы Вивиана.

— Ничего ты не понимаешь! — обиделся Мартин.

— А зачем тебе понадобилось переносить меня?

— А кого же ещё? — Мальчик удивился. — Не дядюшку же Магуса! Мне с тобой очень повезло. Во-первых, ты мало весишь, вот какая тощая, а во-вторых, у тебя нет магической силы.

— Надо было сначала спросить! — упрекнула Вивиана. — И вообще, я спала!

— Да вижу я, что спала, — ухмыльнулся Мартин. — Вон, на тебе какой балахон дурацкий! Со спящими, кстати, намного легче. Нет сопротивления.

— Это — никакой не балахон, а ночная рубашка госпожи Белинды. — Вивиана с достоинством одёрнула кружевные оборки на груди. — А я из-за тебя всю её измазала!

— Ерунда, — отмахнулся Мартин. — Если хочешь, могу почистить.

— Ну, уж нет! — Вивиана отшатнулась. — Не смей ко мне прикасаться!

— Да очень мне нужно к тебе прикасаться! Это я и так могу. — Мальчик поводил в воздухе рукой — и рубашка тут же стала как новая.

— Ну, как? — Гордо спросил он.

— Ничего. Спасибо. — Вивиана снисходительно кивнула головой. — А почему у тебя шесть пальцев?

— А почему у тебя — пять? — огрызнулся Мартин.

— У всех людей пять!

— А я — не человек! И никогда им даже и не был! — объявил Мартин с нескрываемой гордостью, а затем ехидно добавил: — Ты, между прочим, тоже уже не человек. Ты теперь — утопленница, вот ты кто!

— Прекрати! — Вивиана яростно сверкнула глазами.

— Надо же! — вдруг удивился Мартин.

— Что?

— Твои глаза… Когда я увидел тебя в первый раз, они были такие белёсые, как у старых-престарых русалок. А сейчас — тёмно-серые, как сталь. А в глубине — чёрное…

— У меня голубые глаза! — сердито возразила Вивиана.

— Нет, — Мартин покачал головой, — Уже нет… Это замок на тебя так действует.

— Глупости! — Вивиана беспомощно огляделась вокруг. — У тебя… у тебя есть зеркальце?

— Есть, — Мартин порылся за пазухой и вытащил треснувший осколок в форме пентаграммы, — Держи. Ценная вещь для магии.

Вивиана взяла зеркальце и ошеломлённо вскрикнула.

— Ну вот, — удовлетворённо заметил Мартин, — я же говорил, что замок действует. Ты уже не отражаешься.

12

Предупреждение

Прошло какое-то время. На первый взгляд, в замке всё шло, как обычно. Дядюшка Магус пропадал дни и ночи у себя в башне, Энедина лежала в трансе, а Люций днём спал, а ночью летал на охоту в другие миры. Но каждый чувствовал всем существом, что продолжаться так долго не может: рано или поздно что-то должно произойти. Точно кольца огромной кобры сжимались вокруг якобы несокрушимых стен замка — всё туже и туже…

В тот день Белинда сидела за кофе в гостиной с тётушкой Лавинией и Ульрикой. Был полдень — мрачный и серый, как мешковина. Сад за окном стоял, погружённый в темноту, близкую к ночной, — всё небо покрывали синяки лиловых туч.

— Забавно, — промолвила Белинда, бросив мимолётный взгляд в окно.

— Что ты находишь забавного? — вскинула брови Ульрика, лениво тасовавшая колоду Таро.

— Наш замок очень похож на то, что творится сейчас в природе, — отозвалась Белинда. — В любую секунду может грянуть гром…

— Насколько я знаю, — отозвалась конфетно-сладким голоском Ульрика, — Ты здесь именно затем, чтобы гром не грянул. Но что-то я не замечаю, чтобы ты слишком много трудилась.

Белинда передёрнула плечами.

— Что я смогу сделать? Инквизитор себя не проявляет… пока. Даже если бы у меня и были какие-то подозрения…

— А они у тебя есть? — быстро спросила тётушка Лавиния.

— Я сказала — если бы… — уклончиво ответила Белинда, отводя глаза, чтобы тётушка не углядела вспыхнувший в них чёрный огонь.

— Так вот… Мы всё равно не сможем изгнать инквизитора, не будучи полностью уверены. И даже если будем уверены — это будет очень сложно. Он станет защищаться всей силой того, в ком находится…

Все помолчали. Белинда смотрела вдаль, с головой погружённая в озеро собственных мыслей. Озеро было зловещим; вода пахла гнилью и где-то на дне скользили блестящие чёрные змеи. Опасные змеи, смертельно опасные…

Что ж — она тоже смертельно опасна.

— А где Вивиана? — спросила Лавиния.

Белинда усмехнулась.

— Кажется, снова с Мартином. Последнее время они подружились.

— А ты не боишься, — тут же встряла Ульрика, — отпускать её с ним одну? Что, если Мартин и есть инквизитор?

Белинда пожала плечами.

— Даже если и так — зачем ему Вивиана? Она не из нашего рода. И потом, я почти уверена, что это не Мартин… А Вивиане полезно с ним общаться. Через него она приобщается к нашему миру. Малышка почти перестала всего пугаться.

Белинда одним резким глотком допила свой кофе и тут же яростно вскрикнула:

— Проклятие!

— Что случилось? — встрепенулась Ульрика, уронив от неожиданности карты.

— Я видела на дне чашки отражение, — мрачно ответила Белинда.

— Надеюсь, не своё? — фыркнула Ульрика.

— Нет. — Белинда, до крови кусая губы, стиснула чашку обеими руками. — Не своё. Инквизитора. И он, — он смеялся! Смеялся надо мной! Проклятие! Это же надо суметь — послать мне в чашку отражение своего мерзкого лица, которое давным-давно сожрали могильные черви!

Она с размаху швырнула чашку об пол. Та раскололась; Белинда, не зная, куда излить бешенство, махнула рукой, и осколки превратились в пепел.

— Вот так, — глаза Белинды метали пурпурные молнии. — То же самое будет и с инквизитором. Как только я…

Она не успела докончить. Чёрные хлопья пепла на полу вдруг превратились в язычки голубого пламени. Они издевательски задёргались, выжигая на ковре слова:

«Сегодня я убью первого из вас».


Белинда взметнулась, точно горящая плеть.

— Так, — произнесла она с искусственным спокойствием, носком туфли спешно приводя ковёр в порядок. — Я пойду за Мартином и Вивианой, а ты, Ульрика, собери здесь всех остальных!

— Опять? — Ульрика кисло поморщилась. — Ещё одно бессмысленное сборище? Между прочим, всех собрать никак не получится, сейчас день, и Люций спит, и Энедина, между прочим, тоже…

— Прекрати! Ты что, не способна понять, насколько это серьёзно? Если мы будем все вместе, он не сможет этого сделать! — Белинда кивнула на надпись на ковре, которая, несмотря на все её усилия, проступила снова — и снова — и снова…

13

Полёт

Тем временем Мартин и Вивиана сидели в старой садовой беседке.

— Скоро будет гроза, — заметил Мартин, следя за тем, как тучи ползли, заполняя до смешного маленькое небо, точно стадо призрачных чёрных мамонтов. — Ты любишь грозу?

— Грозу? — переспросила Вивиана. — Нет… Наверное, нет… Не люблю. Раньше я её даже боялась. А сейчас… в этом замке я стала забывать, что такое страх.

— Правильно, — изрёк поучительно Мартин, — Дядюшка Магус говорит, что страх — самая худшая человеческая слабость.

Они помолчали, прислушиваясь каждым волоском к напряжённому трепету в загустевшем и застывшем воздухе. Кобра, обвившая замок, лениво открыла глаза и медленно, очень медленно стала раздувать капюшон…

— Господин Магус учит тебя магии? — спросила Вивиана.

— Да, — кивнул Мартин, — но не сейчас.

— Почему?

— Для занятий магии нужно оставаться один на один. А сейчас этого нельзя. Вдруг один из нас окажется инквизитором и прикончит другого? Вот так! — Мартин состроил страшную рожу и зарычал по-медвежьи, обнажая клыки.

— По-моему, ты относишься к этому не слишком серьёзно, — заметила Вивиана с лёгким осуждением в голосе.

— Ну… — Мартин замялся. — Я не очень верю, что какой-то жалкий призрак может убить кого-то из Рода. Я же его видел.

— Правда?

— Ну конечно. Плясал в своём магическом сосуде, серый такой, противный. Просто злобный старикашка, который помер сотни лет назад, — Мартин ударил ногой по рассохшимся доскам беседки. — Кузина Белинда скоро его найдёт, и всё. Мы его изгоним и посадим обратно в сосуд… или совсем уничтожим… Это уже решит дядюшка Магус.

— Понятно. — Вивиана помолчала. — Послушай, а что ты умеешь? Я имею в виду… магию.

— Я уже многое умею, — заявил с энтузиазмом Мартин. — Переносить предметы… вот, даже тебя перенёс… Сам перемещаться. Превращать одно в другое. Становится невидимым… но это пока не очень. Это лучше всех умеет Ульрика.

— Мне не нравится Ульрика.

— Она никому не нравится. Зато она умеет подслушивать мысли людей и влюбить в себя любого человека… Но она не умеет превращаться в разных животных, как я. У меня же родители были оборотни…

— А летать ты умеешь?

— Конечно, умею! — Мартин приосанился. — Не так хорошо, как Люций, конечно, у меня ведь это не от рождения… Но вообще-то… А хочешь, полетаем вместе?

— Прямо сейчас?!

— А почему бы нет? Ты что, боишься?

— Нет! — твёрдо сказала Вивиана. — Не боюсь!

Она решительно встала; Мартин тоже вскочил и взял её за руку.

— Расслабься, — сказал он ей строго. — Представь, что ты лёгкая-лёгкая… как пух… И-и-и… Давай! Полетели!

Вивиана задохнулась, — и вдруг поняла, что уже не стоит на рассохшемся полу беседки, а парит возле самой верхушки огромной вековой ели. Странное, ни разу неизведанное ощущение пробежало, как ток, по всему её телу.

Она даже не заметила, как Мартин осторожно отпустил её руку.

Замок стоял, как осколок чёрной скалы посреди океана, окружённый заросшим до первобытной дикости садом. Вокруг башен парили обрывками чёрного пепла вороны, издававшие хриплые многозначительные крики.

Сад огибал, извиваясь, ров — точно кривая усмешка иссохшей чёрной земли, полная безжалостного яда.

Вивиана глубоко вздохнула — и вдруг поняла, что Мартин её не держит. На мгновение она перепугалась, загребла по-лягушачьи руками в воздухе, — но тут же поняла, что не упадёт.

— Эй! — неожиданно крикнул откуда-то сбоку Мартин. — Полетели наперегонки!

Вивиана неловко развернулась, — увидела его, — он сидел на ветвях одного из деревьев, болтая ногами. Она подлетела ближе, — и тут прозвучал зовущий их голос:

— Мартин! Вивиана!

Белинда стояла и смотрела на них, запрокинув голову. Лицо её было похоже на маску из белого гипса, в глазах отражались иссиня-чёрные тучи.

Мартин схватил Вивиану за руку, и оба они бросились вниз.

— Что случилось, кузина Белинда? — спросил Мартин, задыхаясь.

— Пойдём. — Белинда отвела глаза. — Вам нельзя здесь оставаться. Сейчас… сейчас будет гроза.

— Но, кузина Белинда, — воскликнул Мартин, — Какое дело нам до грозы?

— Мартин, не спорь. — Она повернулась, и, не глядя на них, поспешила к воротам. Вивиана и Мартин покорно потрусили следом, точно щенки после трёпки.

Ворота раскрылись с протяжным воем. И, словно ответ, прозвучал первый раскат грома.

14

Убийство

Руки Белинды сжимали запястья Мартина и Вивианы, как кандалы. Они сделали несколько шагов и оказались в тускло освещённом коридоре. Таких коридоров здесь было не меньше, чем вен в человеческом теле, и различить их порой было весьма тяжело, ибо в замке постоянно путались и переплетались измерения.

Вот и на сей раз — Белинда невольно остановилась, пытаясь понять, в какую часть замка они попали. Непонятно откуда зазвучала мрачная органная музыка. Пламя чёрных свечей в настенных канделябрах задрожало в агонии — и с шипеньем погасло. Коридор погрузился во тьму. Вивиана затравленно вскрикнула.

— Проклятие! Что за дешёвые трюки! — Белинда отпустила руку Мартина и поспешно провела ладонью в воздухе, вновь зажигая свечи.

Вдруг звуки органа, рвущие нервы, замолкли; и в навалившейся тяжёлой тишине послышался вопль:

— Белинда! Белинда, скорее!

— Это Люций! — крикнул Мартин. — Скорее, кузина Белинда!

— Мартин, подожди. — Белинда, побледнев, сжала его руку.

— Но, кузина Белинда!

— Белинда! — вновь прозвучал отчаянный зов. — Белинда, умоляю!

— Ему нужна помощь! — Мартин яростно выдернул руку.

— Мартин, стой! — вскричала Белинда. — Это может быть ловушка!

Но Мартин уже бросился со всех ног туда, откуда доносился голос Люция.

Белинда кинулась следом, сжимая руку Вивианы. Они пробежали анфиладу комнат и, наконец, очутились в дверях небольшой круглой залы с высоким потолком. Шаг — и она замерла на пороге, пригвождённая.

Мартин скрючился, точно зародыш, возле Люция, распластанного в центре зала. В груди… в самом сердце у Люция торчал серебряный кинжал.

При виде Белинды Люций последним усилием вскинул голову, еле слышно произнёс:

— Белинда… — и тут же всё его тело обмякло, рот мучительно оскалился, обнажая острые клыки; глаза, остекленев, уставились в потолок — два опустевших осколка темноты, две догоревшие чёрные вспышки…

— Он умер! — Мартин повернул к Белинде лицо, искажённое прежде неведомым ужасом. — Он умер, умер!

— Мартин… — Белинда прижала руки к горлу, которое точно сдавило петлёй.

(Люций, мой брат, моя тень, арлекин и позёр, воплощение зла и тайных девичьих грёз, ты не мог умереть, это просто нелепо, это пошлая шутка)…

— Мартин, я… Мартин…

— Он умер! Умер! Люций умер!

Одной Тьме известно, откуда явилась Ульрика.

— Что такое? — крикнула она. — Люций — умер?!

Задыхаясь, она упала на колени возле тела Люция. Шёлковый шарф соскользнул с её плеч, обнажив багровый уродливый шрам, кольцом обвивавший шею; но Ульрику это впервые в жизни нисколько не трогало. Дрожащей рукой она гладила волосы Люция, точно он был мирно спящим ребёнком. Между тем его белая кожа уже начала тлеть и осыпаться бурыми чешуйками; тело ссыхалось, чернело и корчилось, точно бумага в огне.

Наконец, Ульрика поднялась. Глаза её были сухими, застывшими. Она посмотрела на Белинду — только посмотрела.

— Это ты виновата, — сказала она. Не закричала. Не зашипела. Просто сказала. — Ты! Тебя вызвали сюда, чтобы этого не произошло. Ты должна была этого не допустить. Если бы не ты, Люций был бы жив!

Между ними из-под земли вырос дядюшка Магус.

— Успокойся, Ульрика! — приказал он.

— Дядюшка Магус! — Ульрика бросилась ему в ноги и забилась головой о каменные плиты. — Дядюшка Магус! Мы должны, должны возродить Люция! Сейчас, сию же минуту! Дядюшка Магус! Скорее! — она разрыдалась.

— Прекрати! — Магус с силой тряхнул её за плечи. Руки его дрожали. — Успокойся немедленно, девочка! Мы возродим Люция… по крайнеё мере, попытаемся. Но не сейчас.

— Почему? Дядюшка Магус, почему?!

— Возьми себя в руки и подумай! — пророкотал старый колдун, теряя терпение. — Сейчас ничего не выйдет! Чтобы возродить Люция, нужна вся сила Рода! Но сейчас в одном из нас — инквизитор, и он будет мешать это сделать! Успокойся, девочка! — он неумело обнял Ульрику. — Мы найдём инквизитора. Обязательно найдём. И тогда мы изгоним его и сможем возродить Люция. Я обещаю.

15

Потерянные

Белинда вышла в сад и пошла напрямик, напролом. Её глаза, густо обведённые чёрными кругами, смотрели в пустоту. Небо по-прежнему заплыло гнилостными тучами. Между деревьев визжал и скрежетал резкий холодный ветер. Он путал распущенные волосы Белинды и отзывался то тут, то там гудением, напоминавшим хохот. Хохот инквизитора…

Она снова стояла на залитой солнцем площади — но на этот раз у неё уже не было силы — была только боль, боль и огонь — огнь пожирал её тело, проникая всё глубже, рвал её сердце на части алыми пальцами, нет, это были пальцы инквизитора — а он всё смеялся… смеялся над ней… смеялся…


… Мартин сидел, скорчившись на земле и прислонившись к замшелой стене замка. Он втянул голову в плечи; спутанная шерсть на голове висела, как попало, закрывая лицо, покрытое маской из непролитых слёз.

— Мартин! — окликнула Белинда.

Он поднял голову. Жёлтые глаза смотрели на неё, но не узнавали.

Белинда опустилась на землю рядом с ним.

— Вы испачкаете платье, кузина Белинда, — пробормотал он, отвернувшись.

— Ничего. — Она попыталась взять его за руку, но он воспротивился. — Мартин, скажи мне…

Худая спина напряглась — как будто она занесла над ним плеть.

— Мартин, почему ты меня избегаешь?

— Я не избегаю.

— Мартин, ты же знаешь, что это не так. Посмотри мне в глаза.

Он помотал головой.

— Мартин, что с тобой?

— Вы не понимаете, — процедил он сквозь зубы.

— Тогда объясни.

— Это неважно.

— Нет, это важно. Скажи мне, Мартин.

Он молчал.

— Мартин… это из-за Люция, да?

Плеть опустилась. Он вскрикнул и впился когтями в землю.

— Да. Из-за Люция. Он умер. Его убили. И это вы… вы виноваты, кузина Белинда!

— Вот как.

— Да! — Он повернулся к ней; лицо его было как обожжённое. — Я…я вами восхищался, кузина Белинда! Я думал… думал, что вы — самая прекрасная, самая умная… Я был уверен… — он запнулся. — А вы…

— Мартин, — (что она может сказать?!) — Мартин, послушай. Я понимаю, что ты чувствуешь. Дело даже не во мне. Ты всю свою жизнь прожил под защитой рода. Ты привык, что сила рода абсолютно незыблема. И ты никогда не думал, что может случиться что-либо подобное. Что инквизитор, над которым ты привык потешаться… сможет убить одного из нас. Но это случилось, Мартин. Ты прав. Я виновата. Я не должна была это допустить. Я ошиблась, Мартин. Но теперь я сделаю всё, чтобы найти инквизитора. Теперь мы знаем, что это не Люций. Но это снова может быть кто угодно.

— Кроме меня, — сказал Мартин.

— Нет, Мартин, и ты тоже.

— Как? Но, кузина Белинда, ведь вы видели, что я…

— Мартин! — Белинда покачала головой. — Я ничего не видела. Если бы ты меня послушался и не побежал вперёд… А так — я потеряла тебя из виду, а потом увидела возле заколотого Люция.

— Но, кузина Белинда! Люций ведь звал на помощь, когда я ещё был с вами!

— Это неважно.

Они помолчали. Затем Мартин равнодушно спросил:

— А что сделали… с этим кинжалом, кузина Белинда?

— Дядюшка Магус куда-то спрятал его. Но, — Белинда стиснула зубы, — это одна из главных загадок. Откуда он взялся? У нас в замке не было, и быть не могло ничего подобного!

— Скоро… он убьёт кого-нибудь ещё, да? — прошептал Мартин.

— Нет! — Белинда вскочила. — Нет, Мартин, — больше он никого не убьёт! Я тебе клянусь, Мартин! Ты слышишь? Клянусь! Ты мне веришь?

Он молчал.

— Ты мне веришь, Мартин?

Он молчал. И в этой нестерпимой тишине ей снова почудился злобный квохчущий смех.

* * *

Медленно, точно её по рукам и ногам сковали цепями, Белинда вошла в спальню Люция и Ульрики, — нет, теперь уже в спальню одной Ульрики.

Здесь всё было как раньше — только плотные портьеры, некогда не пропускавшие даже намёка на солнечный свет, были отдёрнуты.

При появлении Белинды Ульрика лишь безучастно повернула голову. Её волосы пожухлой осокой свисали вдоль землисто-серого лица.

— А, это ты, — произнесла она. — Садись.

Затем она пристально взглянула на Белинду — и усмехнулась.

— Надо же. Ты пришла — ко мне — одна. Ты не боишься? А что, если я инквизитор?

— Я думаю, — сказала Белинда, — что прежде, чем совершить новое убийство, он опять предупредит. И потом… я сомневаюсь, что это ты.

— Почему?

Белинда не ответила.

— А что, если это всё-таки я? И тогда это я… я убила Люция. Люций… — Ульрика сглотнула, прижимая ладонь к губам, точно к ним подкатила горькая желчь, и вдруг истерично расхохоталась.

— Ульрика, — Белинда схватила её за локоть, — Успокойся. Перестань.

Ульрика тут же замолчала. Её глаза, — потемневшие, ставшие того же оттенка, что и свинцовое небо за окном, не отрываясь, наблюдали за лицом Белинды.

— Ты так похожа на него, — сказала она, наконец.

— Мы же кузены, — со слабой улыбкой напомнила Белинда. — Хотела бы я только знать, по какой линии.

— Были кузены, — бесстрастно поправила Ульрика.

— Ульрика. Не надо. Ты должна верить. Ещё не всё потеряно.

— Наверно. Не знаю.

Ульрика медленно встала и подошла к роскошному гробу из красного дерева. Она осторожно, словно лаская, провела прозрачной рукой по крышке, по золочёным ручкам… Точно так же она накануне гладила тёмные кудри того, кто превращался в обугленный остов у них на глазах…

— Знаешь, — сказала Ульрика почти шёпотом, — иногда я забываю… и мне кажется, что он там… как всегда, днём…

— Ульрика, не надо…

— Странно, — Ульрика со слабой усмешкой взглянула на Белинду, — той вдруг показалось, что она читает её мысли… но ведь Ульрика могла читать только мысли людей! — Странно, я тебя всегда терпеть не могла… и я думаю, что это ты виновата… но сейчас ты единственная, с кем я могу говорить. Потому что только ты… только ты его наверняка не убивала.

— Ульрика, — Белинда покачала головой, — Тот, кто сделал это — он тоже ни в чём не виноват. Это сделал инквизитор.

— Да. Я знаю. Но когда я говорю… с кем бы то ни было кроме тебя, мне кажется, что я говорю с ним… с инквизитором. И ведь так оно и есть. Инквизитор — кто-то из нас. Кто угодно… кроме тебя.

— Да. — Белинда встала. — И я найду его. Теперь точно найду.

— Надеюсь, — равнодушно отозвалась Ульрика.

Аудиенция у вдовствующей леди была явно окончена…

16

Совет

Белинда смешала карты и огляделась. Её взгляд, ищущий жертву, упал на Вивиану, с покорным, но явно скучающим видом сидевшую в углу их комнаты, — уже ненавистной обеим, точно тюремная камера.

— Ну, что ты всё время сидишь в четырёх стенах! — воскликнула Белинда, адресуя девочке упрёк, который, в общем-то, предназначался ей самой.

— А что мне делать? — угрюмо поинтересовалась Вивиана.

— Ну, пойди поищи Мартина. Вы ведь так хорошо проводили вместе время!

— Да, — согласилась Вивиана грустно, — но последнее время… после того, что случилось… он стал совсем другим. И всё время меня сторонится.

— Как, тебя тоже? — Белинда закусила губу и в раздумье покачала головой. Затем вновь посмотрела на Вивиану.

— А ты изменилась… с тех пор, как живёшь в замке. Особенно глаза.

— Да, — подтвердила Вивиана с робкой гордостью. — Я уже не отражаюсь в зеркале… давно.

— Неужели? — фыркнула Белинда. — А клыки у тебя случайно не растут? Ладно, не пугайся, тебя же никто не кусал. И вряд ли тебе это грозит. Разве что Люций — но он… — она вновь помрачнела и начала в тысячный раз тасовать бесполезные карты.

В этот момент Вивиана вскрикнула «Ой!» — не от испуга, — она уже мало чего пугалась, — а от неожиданности. Прямо из воздуха возникла голова с бородой, а затем — после некоторых усилий — и вся внушающая почтение фигура дядюшки Магуса.

— Так-так, Белинда, — произнёс он весьма неодобрительно.

— Дядюшка Магус! — Белинда поспешно вскочила.

— Сиди, сиди уж, красавица. И я, пожалуй, сяду. — Старый маг махнул рукой, и тут же появилось огромное кресло. Оно загромоздило почти всю комнату, зато дядюшка Магус разместился в нём с большим комфортом.

— Вот что, Белинда, — начал он строго, приподняв для пущей убедительности узловатый указательный палец. — Я тобой не слишком доволен. Нет-нет, не думай, пожалуйста, что я обвиняю тебя в убийстве Люция. Но, во-первых, ты ведёшь себя крайне неосторожно! Я знаю, ты встречалась с Мартином и Ульрикой наедине!

— Но, дядюшка Магус, — слабо улыбнулась Белинда, — инквизитор же предупреждает об убийствах, верно?

— Не городи чушь, дорогая моя! — дядюшка Магус с силой хлопнул морщинистой дланью по ручке кресла. — Это просто возмутительно! Я понимаю, ты подавлена смертью Люция, — мы все потрясены, не только ты, но нельзя же настолько терять бдительность! И главное, вот что я тебе скажу! — он встал величественно с кресла; глаза его гневно сверкали на смуглом морщинистом лице.

— Что я думаю, девочка моя, так это что ты потеряла веру в собственные силы! Да-да, и не спорь!

— Я и не спорю, — Белинда отвела глаза. — Но убийство Люция…

— Нет, Белинда так не пойдёт! — Дядюшка Магус топнул ногой. — Ты что же, забыла всё, чему я учил тебя в детстве? Ты ведь была талантливой малышкой! Ты помнишь первый закон нашего рода — верить в себя и только в себя? Если не будешь верить в себя, во что ты вообще сможешь верить?

— Если я теперь во что-то и верю, — с нерадостным смехом заметила Белинда, — так это в то, что вы, дядюшка, не инквизитор! Он бы так никогда не сказал… — она вдруг запнулась, что-то вспоминая; лицо её стало колючим и отстранённым.

— Благодарю покорно, но мне и так известно, что я не инквизитор! А ты, моя милая, должна встать, встряхнуться, и поверить в собственные силы! Поверить в свой ум, в свою интуицию, в конце концов. Во имя Тьмы! Ты же ведьма, Белинда! И я всегда думал, что очень способная ведьма. Думай, Белинда, думай! — с этими словами дядюшка Магус тряхнул бородой, точно запылённым на полях сражений белым знаменем, и, в последний раз помахав пальцем перед носом у Белинды, растворился в воздухе. Справедливости ради, следует добавить, что вышло у него это не сразу. Туловище, как всегда, застряло; и без головы оно смотрелось даже нелепее, чем одна голова, висящая в воздухе.

Но Белинда на это уже не смотрела; околдованная собственными мыслями, она сидела неподвижно, словно Энедина; и лишь тонкие пальцы её то сплетались, то разлетались белыми колибри.

— Верить в себя… — Её глаза расширились и почернели — два слепящих солнечных затмения. — Верить… Интуиция, так он сказал? Люций… Серебряный кинжал. И… о, кажется, я знаю!

В этот миг её раскалённый взгляд упал на окно, в котором виднелся уступ стены замка. На мшистых камнях, переживших века, расплывалась рыжими кляксами новая надпись (разумеется, снова на латыни):

«Завтра к полудню умрёт следующий из вас».

17

Развязка

Как только рассвет унылой улыбкой возвестил о начале этого решающего «завтра», Белинда вскочила и тут же впилась бессонно потемневшими глазами и когтями белых пальцев в хрустальный шар; и не отрывалась от него уже ни на минуту.

Наконец, она отшвырнула его, точно грязную чашку, так что сей бесценный артефакт только чудом не разбился, и одним прыжком оказалась у двери.

— Так, Вивиана! Ты идёшь со мной.

— Куда?

— На охоту!

Они вышли в сад. Белинда, и правда, казалась разъярённым хищником, рыщущим по лесу в поисках оленя или зайца. Глаза её сделались из карих жарко-золотыми, на щеках проступали алые пятна — точно следы от пощёчин. При этом она хорошела и молодела с каждым прерывистым шагом, так что казалась почти ровесницей Вивианы. Она шла, ступая упруго и бархатно, настороженно щуря глаза и невольно оскалив белые зубы.

— Где-то здесь… — несколько раз прошептала она.

Вдруг она замерла, точно стрела, вошедшая в землю, едва не расплющила пальцы Вивианы и … исчезла. При этом Вивиана продолжала ощущать стальную хватку её руки.

Девочка жалобно пискнула.

— Тише! — прошипел у неё над ухом голос Белинды. — Молчи! Я просто стала невидимой, и ты, между прочим, тоже!

Вивиана взглянула — и чуть не завизжала, увидев пустоту вместо собственного тела.

— Но зачем? — взмолилась она, приходя в себя.

— Глупая девчонка! Чтобы нас не заметили!

— Но тут же никого нет!

— Как нет? Посмотри направо!

Вивиана послушно посмотрела.

— Ой! Но это же…

— Тише! — Белинда без церемоний зажала ей рот рукой. — Ты что! Молчи! Мы пойдём следом, поняла? Надеюсь, нам не придётся так ходить до самого полудня…

Они прошли по саду, затем оказались перед одним из многочисленных тайных входов в замок. Им пришлось протиснуться сквозь тяжёлую дверь, так как иначе она бы непременно заскрипела, — все двери в замке скрипели, причём оглушительно, — и выдала бы их незримое присутствие. Они бесшумно двигались по анфиладе комнат, — точь-в-точь как перед убийством Люция, подумала, вся холодея, Вивиана; хотя комнаты были, кажется, другие… или нет?..

Наконец, они остановились; Вивиана ощутила всем существом, как напружинилась рядом Белинда. Хищник учуял добычу — и замер в алчном предвкушении. В тот же момент невидимые руки госпожи зажали глаза и рот Вивианы. Она забилась, точно заяц в капкане — но поняла, что это бесполезно. Только сердце бешено металось по слепому обездвиженному телу.

Наконец, Белинда так же резко её отпустила. Вивиана посмотрела — и, забыв обо всём, захлебнулась бурей крика и слёз.

На полу — так же, как прежде Люций — извивался Мартин с серебряным кинжалом в груди.

— Госпожа Белинда! — закричала Вивиана срывающимся голосом. — О, госпожа Белинда!

— Дядюшка Магус! Тётушка Лавиния! — Невероятно спокойно позвала Белинда. Она уже утратила невидимость, и Вивиана заглянула ей в лицо. Безупречная маска фарфоровой куклы — но с углями вместо кукольных стеклянных глаз.

Рядом возник дядюшка Магус — на сей раз, как ни странно, сразу целиком; а вслед за ним и тётушка Лавиния.

— Мартин! — вскричали они дуэтом.

— Белинда, ну что ты! — дядюшка Магус резко толкнул её. — Что же ты стоишь? Надо вынуть кинжал! Его ещё можно спасти!

— Нет! — Белинда грозно ощерилась. — Не подходите к нему! Только Вивиана. Вивиана! Подойди к Мартину и вытащи кинжал!

Вивиана беспомощно взглянула на Белинду, словно та говорила на неизвестном ей языке и, задыхаясь, бросилась к Мартину.

Она упала возле него на колени, как когда-то Ульрика упала возле Люция; дрожащими тряпичными руками Вивиана выдернула из его груди кинжал. На лезвии не было ни капли крови; оно лишь потемнело.

Мартин дёрнулся, приоткрыл рот, словно желая что-то сказать, но тут же повалился на бок и затих.

— Так, — произнесла Белинда; её голос был холоднее снежной лавины, несущейся вниз со скалы. — А теперь, Вивиана, — отойди от Мартина!

Вивиана посмотрела на Белинду каким-то тупым, остекленевшим взглядом, но подчинилась; медленно, в клейком полусне, она встала и сделала несколько шагов. Она шла осторожно, как будто по утлому мостику над водопадом.

— Хорошо. Тётушка Лавиния — займитесь Мартином, — его ещё можно спасти, — распорядилась Белинда, не спуская глаз с Вивианы.

— А ты, Вивиана, подойди ко мне! Слышишь?

Подойди ко мне!

Вивиана подошла, бессмысленно глядя на Белинду исподлобья.

— А теперь, — ласково ей улыбнувшись, произнесла Белинда, — мы разберёмся с тобой.

И она, размахнувшись, дала Вивиане пощёчину. Та покачнулась — и упала, загребая в воздухе руками. Взгляд её стал безучастно-блаженным, изо рта потекла слюна.

— Ну что, инквизитор? — нежно пропела Белинда, — каково тебе в теле, лишённом магической силы? Дядюшка Магус, скорей, созывайте всех! Теперь изгнать его — пара пустяков!

18

Триумф

— Мы все ошибались! — объявила Белинда.

Она восседала в центре гостиной с поистине царственным видом. Это подчёркивало и платье из пурпурного бархата, и высокая причёска, на сооружение которой у Клотильды ушло два часа.

Все, кто собрался в гостиной, слушали Белинду с почти подобострастным вниманием — включая дядюшку Магуса (которому, как главе рода, это никак не пристало) и Ульрику. Только Энедина, ласкавшая очередную кошку, казалась, как всегда, абсолютно равнодушной и погружённой всецело в собственные мысли и кошачью шерсть.

— Мы все ошибались! — повторила решительно Белинда.

— Даже я, — добавила она, опустив ресницы (изящный мазок поистине сказочной скромности на золочёном полотне её триумфа).

— Мы все считали, что инквизитор вселился в одного из нас и будет пытаться убить остальных — одного за другим. Но на самом деле всё было наоборот! Ему было намного проще вселиться в одного, затем убить его, вселиться в следующего, снова убить его и так далее.

— Значит, Люций… — еле слышно выдохнула бледная, как утренний туман, Ульрика.

— Да! — кивнула Белинда. — Люций! Я самого начала его подозревала. Поэтому, когда я услышала, что он зовёт на помощь, я подумала, что это ловушка. Так оно и было. Но я, когда увидела Люция убитым, решила, что во всём ошибалась, и что Люций погиб по моей вине. И, — вы были правы, дядюшка Магус, — я утратила веру в себя. Но когда вы сказали, что главное — верить в себя, я подумала: а что, если я всё же была права? Что если инквизитор был в Люции? И тогда всё встало на свои места.

(Гудящая торжественная пауза. Так, все взгляды скрестились на ней, лаская немым восхищением — изумительно — да, благодарю вас… нет, аплодисментов пока не надо).

Итак.

— Я поняла, что это мог быть только Люций! Иначе как он оказался в той комнате, где был убит? Настоящий Люций просто не мог среди бела дня бродить по замку; он мог только спать в гробу до заката. И потом, серебряный кинжал! Только Люций мог его достать. Ведь он был единственный, кто покидал в эти дни наш замок и летал в иные миры!

Ульрика закрыла лицо руками. (Хорошо, бедняжка, тебе простительно — а вы, остальные, извольте смотреть на меня).


— Но если инквизитор был в Люции, а Люций убит, в кого же он мог снова вселиться? Только в Мартина! Он один подходил к умирающему Люцию! Перед смертью Люций повторял моё имя — почему? Да потому, что инквизитор мечтал вселиться в меня — ведь одна я была вне подозрений! Но я не подошла, подошёл Мартин, и ему пришлось вселиться в него — ведь без тела — или сосуда, созданного магией, ему не прожить, он бы умер вместе с Люцием.

Поэтому, когда возникло новое предупреждение, я, невидимая, стала следить за Мартином — вместе с Вивианой. И увидела, то, что ожидала увидеть, — как Мартин вынул кинжал, (который, простите, дядюшка Магус, вам стоило прятать получше), и сам вонзил его себе в грудь! Теперь я была абсолютно уверена!

(А вот теперь можно поаплодировать. Кстати, хоть кто-нибудь мог догадаться и нарвать цветов — букет из чёрных орхидей был бы весьма уместен).

— Ему нужно было, как и в прошлый раз очень точно рассчитать момент и позвать на помощь, когда Мартина уже нельзя будет спасти, а он успеет покинуть его тело. Но я следила за ним и созвала всех раньше. Если бы он вселился в кого-то другого, а Мартина спасли, всё бы раскрылось! Но Мартин умирал, и он не стал рисковать, — испугался за своё жалкое существование. И вселился в Вивиану. Именно этого я и хотела! — она бросила на девочку отчасти смущённый взор. (Нет, довольно, выше подбородок, победителей не судят. И, вообще, ты мне жизнью обязана, детка, так что не вздумай даже взглянуть с укором)! — Ведь у Вивианы нет магической силы! Остальное вы знаете.

Белинда умолкла, торжественно вскинув огненную голову. Молчали и все остальные. (А всё же цветы совсем бы не помешали)…

Наконец, нервно откашлявшись, заговорил дядюшка Магус.

— Я горжусь тобой, девочка, — произнёс он, безуспешно пытаясь соблюсти своё величие, но вместо этого голос его звучал по-стариковски растроганно. — Я всегда в тебя верил Белинда… верил в твой дар и в твой ум. Теперь я убедился, что не заблуждался. Если бы не ты, нашему роду мог придти конец.

— Ну что вы дядюшка!

(Разумеется, милый смешной старичок, и не «мог бы придти», а точно «пришёл бы» — разве хоть кто-то в этом сомневается?)

Энедина пристально взглянула на Белинду. При этом её ледяные тонкие руки продолжали купаться в дымчато-чёрной кошачьей шерсти.

— Я одного не понимаю, дитя моё, — произнесла она томно и безразлично, — Ты сказала, что с самого начала подозревала Люция. Почему?

— В самом деле, почему? — спохватился и дядюшка Магус.

— О, это как раз очень просто, — усмехнулась Белинда. — По одной-единственной фразе. В первую ночь после моего приезда мы встретились с Люцием в саду. И он что-то сказал насчёт того, какие мы все разные, и добавил: «но все мы одинаково служим тьме». И я поняла, что это фраза инквизитора! Он так ничего и не понял, жалкий глупец. Не понял, что мы ничему и никому не служим. Никогда! Что наша сущность заключается именно в том, что мы абсолютно и безгранично свободны.

19

Наследница

Белинда гуляла по саду. Грязно-плаксивые пасмурные дни наконец-то закончились, и солнце, в этот час уже клонившееся к зениту, сияло, как факел. Впрочем, тёмные глаза Белинды сияли ничуть не менее ярко.

От ощущения торжества ей хотелось взлететь, — остановило её, пожалуй, лишь то, что на ней было платье, в котором полёт смотрелся бы не слишком эстетично. Лучше дождаться ночи и совершить триумфальный полёт под луной без платья — да и вообще без всякой одежды, как и пристало истинной ведьме.

Ах, нет, сегодня никак не получится…

Рядом послышался вежливый кашель. Она обернулась.

— О, дядюшка Магус!

У старого мага вид был весьма напыщенный. Он щеголял в парадном одеянии — правда, за последние столетия оно успело порядком обветшать; под мышкой у него едва помещалась огромная засаленная книга с золотыми застёжками.

— Ты одна, Белинда? — спросил он. — А где Вивиана?

Белинда передёрнула плечами.

— Наверное, где-нибудь с Мартином. Как всегда. А что?

— Нет, ничего. Это даже к лучшему. Мне нужно с тобой поговорить наедине.

— О, да, — рассмеялась Белинда, — теперь нам можно беседовать наедине, верно?

— Можно, можно. Всё благодаря тебе.

— Что вы, дядюшка Магус! Я вовсе не это имела в виду!

— Не сомневаюсь, что именно это! И не надо кокетничать. Лучше скажи, — ты готова?

— А что, уже пора?

— Да. Время пришло. Сегодня полнолуние, — в полночь будет самое подходящее время.

— Разумеется.

— Из-за этого сегодня с утра всё вверх дном, — доверительно пожаловался Магус. — Лавиния торчит на кухне и варит зелье, так что даже не пообедать. Мартин лезет постоянно с глупыми вопросами о том, что ему ещё знать не положено. Даже твоя мать в кои-то веки встала и бродит по замку. А все её кошки разбежались и путаются под ногами. Об Ульрике я уже молчу — она просто обезумела. Мечется весь день, как пантера в клетке, а толку от неё никакого. Только ты, моя красавица, спокойна, как скала, и гуляешь себе по саду. Как всегда, сама по себе. Впрочем, как спасительнице рода тебе это вполне позволительно.

— Но, дядюшка…

— Ладно, ладно, это я не в укор. Вообще-то именно об этом я и хотел поговорить, пока есть ещё время, — он, слезливо сощурившись, посмотрел туда, где багровое дымное солнце поджигало по всей длине полосу горизонта.

— О чём, дядюшка Магус?

— Видишь ли… Ты, конечно, помнишь, что когда я послал за тобой Лавинию, то просил передать, что если ты справишься с этим делом я, возможно… передам тебе Чёрную корону Рода.

— Ну что, вы дядюшка Магус! — высоко зазвеневшим голосом ответила Белинда. — Я об этом и не думала!

— Хватит притворяться, — прикрикнул на неё колдун. — Так я тебе и поверил! Лучше послушай. Я и раньше думал об этом. Как-никак, я старею…

— Что вы, дядюшка! — на редкость фальшиво запротестовала Белинда. — С вашей силой и мудростью никто не сравнится!

— Не подлизывайся! — снова строго отрезал Магус. — И потом, дело не только в этом. Мне давно хотелось отойти от дел Рода и заняться только магической теорией. И я всегда считал, что ты подходишь больше, чем кто бы то ни было… А история с духом инквизитора только лишний раз это подтвердила. Но есть одно препятствие…

— Вот как?

— Если ты будешь главой рода, тебе нужен преемник. Я обучал Мартина, но тебе он не подходит. Ты ведь не маг, ты женщина, ведьма, и должна передать своё искусство тоже женщине. Дочери у тебя пока нет. Что скажешь?

— О! Это как раз просто! — рассмеялась Белинда.

— Да? И кого ты предлагаешь?

— Как кого? Конечно, Вивиану!

— Вивиану? — Магус задумался, почёсывая нос. — Да, это неплохая мысль. Ты привязалась к этой девочке, верно?

Белинда предпочла пропустить это мимо ушей.

— И потом, — продолжал размышлять Магус, — сразу видно, у неё неплохие задатки. Она прожила в нашем замке совсем недолго, а как преобразилась! Такое не всякому дано. Да, пожалуй, ты права. Из неё может выйти неплохая ведьма. Значит, решено! Ты — глава рода, а Вивиана — твоя преемница! В следующее же полнолуние я передам тебе корону.

— О, дядюшка Магус! — Белинда вся вспыхнула, как фейерверк.

— Кстати, — дядюшка Магус начал деловито рыскать в многочисленных карманах одеяния. — У меня тут для тебя ещё один подарок. Думаю, ты будешь довольна… Да где же он? А, вот! — он изъял невероятной формы пузырёк из голубого стекла, покрытый полустёртыми каббалистическими знаками, и протянул торжественно Белинде. — Вот! Так как ты женщина, для тебя, я думаю, это не меньшая ценность, чем Чёрная корона.

— Что вы, дядюшка… А что это такое?

— Это, — гордо объявил Магус, — одно из тайных сокровищ рода! Эликсир вечной юности, вот это что!

— Как? Разве он существует? — ахнула Белинда.

— Как видишь, существует! Что я, стал бы тебя разыгрывать? Он хранился в нашем роду с незапамятных времён. Теперь он твой, Белинда. Ты его заслужила.

— И я могу… — Белинда задохнулась от волнения.

— Выпить? Ну, разумеется, можешь! Стал бы я передавать тебе его на хранение! Да ты бы всё равно не устояла перед искушением.

Белинда стремительно выдернула пробку, поднесла пузырёк к пылающим губам — и одним глотком осушила его. Пузырёк тут же растаял в её руке.

— Ну что ж, — произнёс дядюшка Магус торжественным речитативом, — он сослужил свою службу. Теперь, Белинда, ты будешь молодой и прекрасной вечно.

— Вечно! — повторила зачаровано Белинда. Лицо её сияло. — О, дядюшка Магус! Вечно! — она бросилась на шею старику и покрыла его градом поцелуев.

— Я же говорил, — проворчал старый маг, — Короне Рода ты явно радовалась меньше! Ох, уж эти женщины! Хватит, хватит, ты меня придушишь! И вообще, уже пора! Солнце садится. До полуночи всего ничего. Надеюсь, у них там, в замке, всё готово. И нужно ещё найти Вивиану.

— Вивиану? — удивилась Белинда. — Зачем?

— Как зачем? Если она будет твоей преемницей, ей пора участвовать в наших ритуалах. Чем раньше она начнёт, тем лучше.

— Вы правы, дядюшка, — кивнула Белинда и крикнула: — Вивиана!

И Вивиана возникла прямо из воздуха. Вид у неё был отнюдь не затравленный, как ещё несколько дней назад. Русые волосы реяли дикой копной, в серых глазах бушевало холодное море.

— Вот это да! — воскликнул дядюшка Магус. — Настоящая ведьма!

— А как же! — Белинда хозяйским жестом обняла Вивиану за плечи. — Дорогая, ты опять летала?

— Да, госпожа Белинда!

— Ну, извини, что помешала, но тебе предстоит большая честь. Ты ведь знаешь, что случится сегодня в полночь?

— Конечно, — Вивиана кивнула, — Мне Мартин говорил.

— Так вот, Вивиана — ты будешь участвовать. Это будет твой первый ритуал. Ты ведь не боишься, верно?

Вивиана в ответ презрительно фыркнула.

— Пора! — поторопил их Магус, — солнце уже зашло! Идёмте в замок!

— Да, — провозгласила Белинда, уже вполне вошедшая в роль главы рода, — идём! Сегодня будет полная луна, сегодня весь Род соберётся вместе; мы совершим чёрный ритуал, и, клянусь всеми силами Тьмы, мы возродим Люция!


home | my bookshelf | | Кинжал |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу